Алхас Аргун





Алхас Аргун

Безымянный ручей

В абхазских горных селениях протекает бесчисленное множество речушек и ручьев, не имеющих определенного названия. Невнимательный путник перейдет их, не намочив даже обувь, недоумевая от бесцельности подобных созданий природы.

Один богатый человек, легко сколотивший состояние во времена, когда невеждам везло поболее, предался бесцельному отдыху по всему земному шару. Он, конечно, обиделся бы, узнав мое суждение о его путешествиях, но судьба распорядилась так, что этот рассказ он никогда не прочтет. С присущим новоиспеченному туристу энтузиазмом он объехал все известные курорты мира, где купался в изысканном сервисе и щедро раздавал чаевые. Но каждый раз, возвращаясь домой, он оставался недоволен и говорил, что так и не открыл ничего необычного, захватывающего дух и пленяющего сердце. «Может быть, ему мешал солидный капитал», - думали менее состоятельные знакомые моего героя, обосновывая свои рассуждения тем, что владельца солидного состояния везде поджидают тысячи устроенных людьми ловушек, для того чтобы расслабить туго набитый чужой кошелек. И, конечно же, в таком напряжении не отдохнешь.
Еще одним любимым занятием нашего героя было распитие виски. Крепкий ароматный напиток скрашивал горечь неосуществившихся надежд и укорачивал далекие перелеты через моря и океаны. На этот раз он летел на лайнере из кубинской столицы в Москву, громко ругая заплетавшимся языком всех, кто думает только о легкой наживе, не видя в туристе человека тонкой души и высоких помыслов. «Пусть будут прокляты эти турфирмы, так красочно обещающие рай на земле, дешевые аферюги, блин, ласково стелят, прям в душу лезут, а на самом деле - в карман». После нескольких подобных высказываний, клевавшие носом пассажиры стали понемногу пробуждаться, влекомые любопытством к чужой несчастной истории.

Не знаю, замечали ли вы, с каким удовольствием люди слушают про чужие несчастья. Сначала мне казалось, что чужая беда вызывает радость у посторонних, потом, приглядевшись, я понял, что не так уж плох этот мир. Оказалось, их интерес вызван искренним чувством солидарности, и если чей-либо случай на самом деле ужасен, то слушателям становиться легче жить со своими многочисленными бедами. Вот чем вызваны частые глубокие вздохи слушателей несчастных историй. А когда им всем некуда деваться друг от друга, чаще всего беседы прерываются следующей фразой: «Это еще ничего, а вот с одним моим знакомым такое приключилось, вы только послушайте...», и, как правило, обязательно найдется прагматик, способный тут же выдать правильные советы. Для начала, он попытается выяснить причинно-следственную связь в цепочке событий, затем, подведя итог глубокому анализу, обязательно вынесет единственно правильный диагноз и рецепт для «излечения».
На этом борту летел такой человек, более того он сидел в одном ряду с нашим героем. Как выяснилось позже, его звали Марк Семенович, по профессии орнитолог, доктор наук, известный в научных кругах любовью к неожиданным открытиям. В поисках нового он с завидной энергией, редкой у людей его возраста, объездил весь мир, казалось лучшего консультанта по этой части и не сыскать. И Всевышний устроил им такую встречу.
- Собственно говоря, чем вызвано ваше недовольство, - миролюбиво начал Марк Семенович. - Оно конечно понятно, что турфирмы не брезгуют ничем, тут я на вашей стороне, однако жизнь есть жизнь, что тут поделать! – жестикуляция рук и выражение лица ученого говорили ярче любых эпитетов.
- Что вы имеете в виду? Я что должен смириться с тем, как повсюду обдирают честного человека? – с энтузиазмом подвыпившего уцепился в него наш турист.
Марк Семенович эмоционально похмыкал, не найдя слов в ответ.
- Вот уже несколько лет я путешествую по земному шару в поисках настоящих приключений, - продолжил он свой монолог. - А между тем мои честно нажитые денежки утекают в их карманы, причем в немалом количестве и абсолютно незаслуженно. Вот, почитайте мой контракт, - турист встал с кресла и потянулся к верхнему багажному отсеку, но тут он плюхнулся обратно в кресло, так и не осуществив задуманное.
- Не стоит, не нужны нам эти формальности, я и без того вижу, что вы человек порядочный и верю вашему слову, можете продолжать, - опасаясь быть помятым, вставил ученый.
- Тем более, они обещали мне незабываемое приключение на диком острове среди полуодетых туземцев со всеми вытекающими приятными последствиями, надеюсь, вы понимаете, о чем я говорю. Оказалось, я проделал этот путь, чтобы увидеть дешевый спектакль местного театра. Разве это не надувательство?
- Еще какое, уважаемый. А если я открою вам по секрету, что многие именитые ученые из нашей Академии попросту купили эти звания, а теперь сами торгуют ими, нанося тем самым непоправимый вред отечественной науке. Что вы на это скажете?
- Верю, во все верю. Был такой случай: в мой офис приперся один ученый и предлагал купить диплом, а я спрашиваю: «Для чего он мне нужен»? Так он сказал, что время невежд скоро пройдет и будет важно иметь свидетельство о высшем образовании.
- Не называйте этого проходимца ученым, не оскверняйте высокое имя науки.
- Что такого я сказал? Кстати, он был очень на вас похож.
- Как…, как вы можете…? – задохнулся Марк Семенович.
- Да не переживай ты так, я пошутил, - переменился фамильярный турист.
В ответ ученый хмыкнул несколько раз и примирился с неприятностью. Какое-то время стояла пауза, но тут турист снова собрался с мыслями и продолжил.
- В тяжелое время мы живем, не осталось на земле клочка земли, чтобы человек своим касанием не нарушил его девственной чистоты, не превратил сад Эдема в логово Сатаны своим присутствием. Повсюду властвует выгода, вытеснившая чудеса и прелестные приключения.

«Ум, честь, искусство, славные дела умчались прочь, в заоблачные сферы», - захотелось продолжить мне чужой монолог, если бы не чувство обиды за человечество, заклейменное таким индивидуумом. Марк Семенович тоже почувствовал себя оскорбленным.
- Послушайте, голубчик, выслушайте мнение человека, посвятившего свою жизнь изучению природы. Тогда, может быть, вы смягчите свой вердикт и смиритесь с сущностью вещей. А они, увы, таковы. Каждая особь обособленно или коллективно борется за выживание и в этой борьбе выживает сильнейший. Борьба происходит на всех уровнях: внутри семьи, вида, рода, класса и со всем остальным миром, познать который этим особям не по уму. И человек, как часть животного мира подвержен тем же законам. Не ищите рая на земле, голубчик. Только во имя этой несбыточной мечты загублены миллионы жизней. Не тратьте свои силы попусту, смиритесь. А если вы искатель неизведанного или любитель веселых приключений, то, поверьте мне, есть много мест, способных оставить глубокие впечатления в созревшей душе.
-Ну, так скажите, где они? – не сдержался турист и вцепился в собеседника. Тот на время отвел глаза, несколько раз похмыкал и обернулся к нетерпеливому туристу, чтобы ответить.
- Пожалуй, вам следует съездить на Кавказ, в Абхазию, уверен, что она не попала в перечень ваших маршрутов.
- Вы что, смеетесь надо мной, там же недавно была настоящая война, потом я слышал, что там легко стать жертвой обмана или насилия, все мужчины вооружены и даже не скрывают своего пристрастия к оружию.
- Что-то не заметил ничего такого, а грабят и убивают у нас везде, бывает, что и без видимой причины.

Услышав предложение орнитолога посетить Абхазию, я с большим вниманием стал следить за их беседой. С неким волнением слушал их, мечтая услышать положительные отзывы о своей родине.
- И что, мне взять билет на самолет, приземлиться в Сочи, оттуда приехать на границу, перейти ее и сказать: «абхазы, я русский турист приехал к вам в поисках приключений по совету Марка Семеновича. Прошу любить и жаловать».
- Можно повести себя более ответственно. В Москве много турфирм, предлагающих неплохой отдых в Абхазии. Вам помогут добраться и разместиться на месте. Далее, вы ищете знакомства с местными и стараетесь подружиться с кем-нибудь. Если у вас не получится подружиться, вы покупаете рекламный путеводитель и нанимаете машину с водителем. Поверьте, вы найдете массу интересных предложений.
- Что же это, например?
- Какой вы нетерпеливый... Итак, запоминайте, вы определяете для себя тему. Возможно, вас заинтересует природа, в этом случае, вы корректируете маршрут и следуете ему. Если вас интересуют древности, которых там больше, чем где-либо – делаете то же самое.
- Можете не продолжать, уж составлять маршруты я умею. На этом оба собеседника на какое-то время замолчали. Марк Семенович интеллигентно прятал обиду, турист насупился, осознав свою бестактность. Я с любопытством ожидал дальнейшего развития диалога.
- Марк Семенович, над вашим предложением стоит поразмыслить, говорят: там нет обычной толкотни и дивная природа, не правда ли?
- Да голубчик, там необыкновенная природа, и человеку пытливого ума не сложно разглядеть примечательные вещи….
- Постойте, постойте, не смейте раскрывать карты. Я должен сам их распознать и по возвращении мы встретимся и побеседуем.
- Не знаю, мне тяжело будет дать определенный ответ, ведь я в постоянных разъездах, то полевые работы, то многочисленные семинары в разных концах мира, - поморщился ученый.
- Марк Семенович, вы не хотите со мной дружить, так и скажите прямо, - решил обидеться турист.
Ученый сконфузился от прямолинейности собеседника и пообещал поддерживать с ним контакт по мере возможности. Турист наигранно подпрыгнул от радости и понесся дальше.
- Вы только намекните, в какой области мне искать эти примечательные прелести. Ученый вопросительно посмотрел на туриста. – Ну что это может быть? Природа, животные, может что-то еще, а?

- Все что вы перечислили и многое другое. Я дважды бывал там и каждый раз меня принимали как дорогого гостя. Я приехал с рекомендациями от Академии наук, меня приняли с большим почетом, разместили в неплохой гостинице, но не это главное. Ко мне был приставлен юноша с автомобилем, какой-то родственник моего абхазского коллеги. Так вот, по-видимому, ему было поручено угадывать мои мысли и беспрекословно выполнять мои пожелания, с чем этот юноша блестяще справлялся. И это все – вы удивитесь – абсолютно бескорыстно.

С этим парнем мы объездили всюду, познакомились с прекрасными людьми и чудесными обычаями. И главное, я собрал массу материала для науки, я посетил множество лесов и живописнейших ущелий, купался в море и коснулся ледника Кавказского хребта, видел следы диких коз и снежного барса, был на соколиной охоте и многое другое. Я открыл для себя новый мир, настолько яркий и чудесный, что по сей день храню эти таинства в себе, поближе к сердцу.
- Эх, горы – великаны неживой природы, - похоже, они пленили вас, Марк Семенович. Кое-кто из моих знакомых так же увлечен ими. Ваши слова убедительны, перед отъездом я обязательно вам отправлю сообщение. Может быть, вы порекомендуете мне кого-нибудь из ваших знакомых?
- На этот раз я вам отвечу категоричным отказом.
- Но почему, мы же с вами добрые друзья? Ученому все это уже давно не нравилось, он даже попытался вовсе проигнорировать последнюю фразу собеседника, но тот все не унимался.
- Я не сторонник передавать своих знакомых, кроме того, я чувствую себя обязанным этим людям. Мой абхазский коллега как-то приехал в Москву, я в это время тоже находился там, но он даже не сообщил мне о своем приезде, я думаю из скромности. Так мы и не свиделись в Москве, он позвонил из аэропорта перед своим вылетом домой, осведомился о моем здоровье, о делах и невзначай проговорился, что улетает обратно. Я остался перед ним в неоплатном долгу, а он, по-видимому, ничего не подозревает. Вот такое, голубчик, случилось. Так что скромность и бескорыстность – это тоже большой капитал.
- Ну ладно, ладно, нет - так нет, спасибо вам за правильный совет и предлагаю выпить за это. Уважьте, Марк Семенович, это хорошее виски и к тому же за мой счет, - турист протянул бутылку к пластиковому стаканчику, намереваясь плеснуть туда содержимое. Ученый возмутился и замахал руками.
- Не наливайте, я не пью крепких напитков ни за свой счет, ни за чужой. И вообще, плохо переношу длительные перелеты. Позвольте мне отдохнуть. - Он потянулся в портфель, покопался в нем и вынул таблетку, которую тут же запустил в рот и запил водой.

Я думаю, это было снотворное. Наш турист решил не перечить столь явной решительности собеседника и переключился на другие объекты. Совсем скоро Марк Семенович храпел в своем кресле, а турист позабыл о нем и увлекся девушкой, сидевшей в кресле за его спиной. Вскоре она согласилась ехать с ним за компанию в Абхазию, проявив тем самым свое природное свойство хищницы. Воодушевленный успехом турист после нескольких попыток обменялся своим местом с соседом девушки и далее они летели вместе, что-то бормоча друг другу на ухо и посмеиваясь.

Все это стало мне не интересным, взял в руки недавно начатую книгу о мировых археологических открытиях и ушел с головой в историю о древней египетской цивилизации. Я разделял удивление ученых, прочитавших иероглифы на древнекоптском языке – ныне малочисленного племени, ведущего полукочевую дикую жизнь. Порой не просто связать прошлое, настоящее и будущее. Когда кажется сегодняшний день жалкой тенью славного прошлого, не стоит над ним смеяться. Быть может это дошедшее до наших дней послание вымерших народов и цивилизаций о том, чего не надо нам делать.
Искушенный мужчина, не обращая внимания на обоюдное неудобство, обхватив женщину за бедра, шел по разбитой сельской дороге в глубь ущелья. Судя по неописуемому восторгу, запечатленному на их лицах, и форме одежды, не принятой в таких местах – это были приезжие. Они медленно шли вперед, часто оглядываясь по сторонам и ввысь, боясь упустить из виду хоть что-то из роскошного творения Создателя на этой благословенной земле. Густая стена вечнозеленой растительности с пестрыми цветами, вотканными в зелень, окружали их густыми красками на всем пути. Справа над дорогой возвышалась почти отвесная скала, с которой срывались шумные ручьи, то тут, то там образовывая водоподы.

Внизу под дорогой на неопределенном расстоянии было слышно манящее журчание реки. Путники прошли немало, прежде им открылось сквозь прореху в зелени дно ущелья. Теперь они поняли, что идут по скальной полке на высоте метров в сто от дна, а над ними нависает другая часть в сто с лишним метров. По этому чудесному месту проходил человек сотни тысяч лет, наверное, также восторгаясь величавостью девственной природы. Ведь неспроста за этими «воротами» процветала жизнь от каменных орудий до нового времени. Приезжие люди шли в знаменитое ущелье безымянного ручья, чтобы скрыться от «тропического» августовского солнца, насладиться красотами этих мест, готовые поучаствовать в увеселительной авантюре. Ноги, покрытые известковой пылью, не привыкшие к ходьбе по таким местам давно молили о пощаде, но туристы с завидным упорством шли вперед, не обращая внимания на усталось.
Спустя какое-то время туристы привыкли к красоте, с их лиц слетел совсем недавний восторг, теперь они чаще вспоминали о благах земных, он успел проголодаться, ее мучила жажда. Конца пути не было видно, равно как ни одной души. «Если то место настолько известно, то почему мы одни идем весь путь? И почему никто не возвращается оттуда?», - размышлял мужчина. «Лучше бы мы повалялись на пляже, еще неизвестно туда ли мы идем?» - думала женщина.

Не столь уверенный их шаг окреп, когда на глаза попалась опознавательная надпись. «ОБЕТОВАННОЕ УЩЕЛЬЕ – 100 м.» - было написано от руки на пластиковом трафарете, прибитом к дереву. «Вот мы и пришли»! - воскликнул мужчина. «Я и сама вижу», - ответила женщина. «Как странно эти мужчины созданы, так и ищут приключения, словно дети, а нам остается подыгрывать им, делая счастливые гримасы, благодаря их за «подвиг» во имя дамы сердца», - недовольно ворочались ее мысли.

У спуска в каньон сидели две бородатые старухи за самодельными столиками. На них был разложен незамысловатый товар, предназначенный для туристов. В пластиковых бутылках не первой свежести продавались чача, самодельные соки и вино. Ценников на них не было, так что туристам приходилось на все задавать вопросы, а продавщицы не спеша разглядывали клиентов, прицениваясь. Затем долго расхваливали товар, предлагали бесплатно попробовать, и только тогда назначали цену, когда убеждались, что клиент уже в кармане. После длительного перерыва в общении с окружающим миром, женщина кинулась к ним, порываясь что-то купить.

Она долго не знала что выбрать, возможно, ей более важен был факт покупки, чтобы обрести уверенность, что она в цивилизованном мире, где по-прежнему правят деньги. Мужчина заметил замешательство подруги и первым обратился к ним.
- Женщины, дайте нам хорошего абхазского вина, - попросил он. Старуха недовольно посмотрела на клиента, минутным замешательством своей товарки воспользовалась другая.
- У меня любое есть на выбор, подходите, пожалуйста! - голосом зазывалы крикнула она.
Та первая еще больше изменилась в лице: «Ах, ты такая .... этакая, моих клиентов забираешь. Не слушайте ее, у нее такой же товар, только стоит дороже. Хотите абхазское – вот вам абхазское». - Она резво протянула бутылку мужчине. - Можете даже не пробовать, оно такое ароматное – ежевикой отдает.
- С каких это пор твой старый Хачик делает абхазское вино, у вас даже винограда нет, - не унималась другая, – разве не стыдно порядочных людей обманывать. - Подходите ко мне, уважаемые, вот красное вино из винограда, выбирайте.
- Хватит вам ругаться, женщины, мы у обеих возьмем, только не шумите, вмешался благородный турист. У вас возьмем вино, - обратился он ко второй, - а у вас сок, - он уже опустил руку в карман, чтобы проделать привычное движение, доставлявшее ему удовольствие.
- Сразу видно – хороший человек, - смягчилась первая старуха.
- И сдачи не берет, - добавила вторая.
- Можно положить в кулек? - попросил мужчина.
- Откуда, сынок, мы кульками не торгуем? - ответила продавщица сока. – Да и зачем вам тратить деньги, вы почти пришли.
- Бог с этими деньгами, мы же не спустимся по этой тропе с бутылками в руках, - возмутился он.
- Правильно, говоришь, подойди я найду тебе кулек, а ты может, еще что-нибудь выберешь, - обратилась другая, вспомнив про щедрость своего покупателя. Она полезла в замусоленную сумку и долго возилась там, пока не вынула старый потертый целлофановый кулек с древними хлебными крошками.
- Вот он и пригодился, хорошо, я не выбросила его – пожалела. Он хорошему человеку понадобился. - Она протянула кулек туристу.

Мужчина и женщина спускались, держась за руки, по крутому склону вниз к ручью. Все это время они смотрели под ноги, опасаясь подскользнуться. Уже на самом дне они разжали руки и подняли головы. Над ними возвышался скалистый каньон, покрытый свисающей с его каменных террас растительностью. Вековые лианы подобно живым канатам падали сверху к живительной влаге.

Миллионы лет проходившая вода вытачивала свое ложе в еще более древних известняках, борясь с желанием последних расти ввысь, в небеса, чтобы заглянуть к своему создателю. «И это все проделал этот почти высохший ручей?» - подытожил свое удивление турист. Передвигаясь по каменному руслу, почти не замачивая ног, они пошли против течения. Кое-где вода вовсе пропадала, только шум падающего потока показывал, что она уходит под землю в вымытые ею колодцы и пещеры. Там, где породы оказывались крепче встречались крутые пороги, по которым почти невидимо соскальзывали жидкие струйки. Отовсюду веяло свежестью и прохладой. Счастливые своей находкой туристы присели на большой камень передохнуть.
- Любовь моя, мы не напрасно потрудились. Это настоящее чудо.
- Ну, прям, по-моему, ты преувеличиваешь, довольно мило и девственно, на удивление, но не более того. - Тут она потянулась за соком. Он открыл бутылку вина и сделал несколько глотков.
- Ну как вино с ежевичным ароматом? - ехидно бросила она.
- Ничего, пить можно, - решил не признаваться он. – Как твой сок, рыбанька?
- Ничего хорошего, хоть возьми и вылей.
- Ну, так вылей, если он плох, - вспылил мужчина.
- На, вылей сам. - Протянула бутылку она.

Он выхватил бутылку и треснул ей о камень, бутылка выдержала испытание. С особым ожесточением он бил ею, но тщетно. Поняв, что зря тратит силы, мужчина открыл крышку и вылил желтое содержимое под ноги. Густоватые пятна падали на дно лужи, потом, размокнув, плыли по течению, постепенно отдавая цвет всему потоку. Женщина, опасаясь гнева, молчала. Турист снова отпил длинными глотками из своей бутылки и расслабился. Вообще он не был сегодня настроен на ярость. «Приедем в Москву, я с тобой навсегда распрощаюсь», - решил он про себя. «Ты оказался занудой и поплатишься за это», - думала она. Однообразная панорама ей быстро надоела, она пошла прогуляться вниз по каньону. Ее друг отпил еще, потом встал с камня немного захмелевший и помочился в протекавший поток.

Он вспомнил свое знакомство в самолете с ученым, ему захотелось сделать свое открытие. Сперва турист пригляделся к растительности, она на самом деле была представлена как на богатой ярмарке во всей красе. Но он не был грамотен в ботанике, это занятие оказалось бессмысленным, он начал прислушиваться к звукам в ущелье, но его окружал лишь шум текущей воды, казалось, все птицы улетели, а зверюшки спрятались от постороннего взгляда. Не добившись и в этом деле ничего, он приступил к изучению геологии ущелья. Куда бы не коснулся его взгляд, были знакомые известняки от широченных пластов, ступенчато выложенных природой, до мелкой гальки, размолотой водой.

Кое-где на камнях вырисовывались жирные линии прозрачных кристаллов, которые он принял за горный хрусталь. Турист отыскал небольшой камень с такими вкраплениями, чтобы похвастать в Москве. Обрадованный, он принялся выбирать другие красивые камни и вдруг обнаружил на них следы древних раковин и моллюсков. «Ну и ну, - воскликнул он, - Люба, где ты, отзовись, посмотри, что я нашел». Люба слышала его голос, однако промолчала.

Турист принялся судорожно искать что-нибудь еще, но быстро утомился и поник. Теперь он обратился к протекавшей воде. «Вот течешь ты веками по этому руслу, и ничего не понимаешь, люди приходят сюда и удивляются. И на самом деле удивительно, как такой жалкий поток смог сотворить такое чудо. Недаром говорят, что вода камень точит. Было бы тебя побольше, я, может, искупался, а так и ног не смочить. Но все равно прохладно и свежо, не то что там наверху», - он задрал голову и увидел лишь узкую полоску неба. «Может, в древности в тебе таилась особая сила, а теперь иссякла – бывает же и такое». Где-то далеко в горах прокатился гром, словно отвечая за ручей на поставленные вопросы. Турист вновь поднял голову – полоска неба сияла синевой. «Ну и ну?» - удивился турист и прервал свой монолог. Он повернул назад к большому камню и улегся на него, намереваясь подремать. Ему показалось не очень удобным это дикое ложе. После недолгих раздумий пластиковая бутылка превратилась в подушку, и турист задремал.

Поздно ночью меня разбудил телефонный звонок. Кто-то из работников заповедника сообщил, что в обетованном ущелье пропал турист. Я встал и вышел на балкон. В ночи шел летний проливной дождь. Наутро узнал некоторые подробности от спутницы пропавшего. Четко вырисовывалась картина произошедшего несчастья. Узкое ущелье в мгновение наполнилось бешенным потоком, несущим огромные каменные глыбы и бревна. То, что я увидел на месте - выглядело удручающе.

Вековые стволы буков и каштанов, переломленные, словно спички, торчали из упавшей к тому времени воды. Из занесенного материала образовались новые завалы, возвышавшиеся в узких местах словно плотины. Высоко в горах прошедший ливень заполнил тесное русло безымянного ручья, превратив его в жерло огнедышащего дракона. Я представил, что пришлось пережить этой бедной женщине, не удивительно, что она никак не могла прийти в себя. В разговоре со мной она судорожно повторяла про неописуемый грохот, до сих пор стоявший в ее ушах.

Больше ничего она добавить не смогла. Мы организовали небольшой отряд из работников заповедника в помощь милиции и отправились вниз по ущелью на поиски пропавшего. Лил проливной дождь, ноги промокли до колен. Очень медленно мы спускались по неузнаваемому руслу. Метрах в ста ниже показанного женщиной места обнаружили новый затор, образованный стволами и ветками, перемешанными с камнями и гравием. Он образовал небольшое озеро, через которое пройти было не возможно. По моим размышлениям здесь должно было находиться тело мужчины. Ливень усиливался, вода начала прибывать. Нам пришлось быстро вернуться в безопасное место. Кто-то остался дежурить, мы вернулись в город.
Несколько дней к ряду не переставая лил дождь. Как говорят местные старики, погода не установиться, пока река не выбросит тело утопшего на берег. Так случилось и на этот раз. Прибавлявшаяся вода с грохотом разорвала завал и выбросила на камни размолотое тело приезжего.

Наутро ласково светило солнце, тысячи туристов поспешили на море купаться и загорать, безымянный ручей быстро измельчал, ничем не напоминая недавние события.
Еще долго я ходил, погруженный в тяжелые мысли. Возникали воспоминания, связанные с историей моего народа. Как научиться мне и предупредить других видеть силу, когда ее не увидать?
Только память способна связывать такие пробелы.

______________________________________________


(Перепечатывается, с разрешения автора, с сайта: http://hasafon.ru/culture/literature/499/.)


Некоммерческое распространение материалов приветствуется;
при перепечатке и цитировании текстов
указывайте, пожалуйста, источник:
Абхазская интернет-библиотека, с гиперссылкой.

© Дизайн и оформление сайта – Алексей&Галина (Apsnyteka)

Яндекс.Метрика