Михаил Алексеев

(Источник фото: http://www.nedelia.ru.)

Об авторе

Алексеев Михаил Николаевич
(1918-2007)
Русский советский писатель. Автор романов "Ивушка неплакучая", "Вишневый омут" и др.




Михаил Алексеев

Солнце встает в сердце

Недавно один хороший московский поэт прислал мне коротенькое письмецо, в котором торопится поделиться радостью, вызванной окончанием книги лирико-поэтических миниатюр. Он назвал ее «Один на один». Это один на один с морем, с самим собой, с прошлым, настоящим и в какой-то степени с грядущим. Ото один на один с собственной жизнью, с ее светочами, это духовное общение с космосом и былинкой у родника.
В своем письме поэт, между прочим, сообщает: «В процессе работы я вдруг увидел, что «Один на один» — это еще мой русский подарок Черноморью, и, конкретно, Абхазии, к ее не только каждодневью, но и 60-летию, как она стала Абхазией Советской».
Друг мой — московский поэт написал это, а мне подумалось: как же это здорово, что он дарит юбилярше лирический букет посвящений, букет из 150 цветов-стихотворений. Это ли не действенное, ярко выраженное воплощение Союза Нерушимого?! При этом вспомнились мне многие замечательные люди, живущие на этой обласканной солнцем и морем благословенной земле, и прежде всего Иван Тарба — поэт, прозаик, драматург, общественный деятель и просто товарищ.
Медицина как наука едва ли не со дня своего рождения пытается продлить жизнь человеческую, поскольку она, жизнь эта, до обидного коротка. Я верю в могучую силу медицины, а стало быть, и в то, что со временем она вырвет у природы для земного нашего пребывания еще десяток или еще два десятка лет. Но пока суд да дело, человек не должен сидеть сложа руки и ждать великого научного подаяния — он сам располагает волшебной палочкой, с помощью которой может удлинить свою жизнь — и не на десяток или два десятка лет, а на целые века, на многие столетия и даже тысячелетия. Для этого человеку нужно совсем немногое: нужно научиться читать и любить книгу. Она-то и совершит чудо, поскольку позволит человеку родиться как бы за сотни лет до физического рождения, перенесот его, словно по мановению волшебной палочки, в давно минувшие лета и заставит пережить то, что пережили далекие предки. Она же, книга, может, подобно сказочному кораблю, перебросить на добрую сотню, а то и более того, лет, простирающихся в завтрашний день человечества. А теперь сложите вчерашнее и завтрашнее, присовокупите к ним отведенные человеку природою семьдесят, скажем, лет — и увидите, как неслыханно долго можно прожить на земле.
И еще. Как бы ни велики были ныне возможности наши перемещаться по планете, человеческой жизни все-таки не хватит на то, чтобы побывать в местах, в которых очень хотелось бы побывать. Но книга доставит вам это удовольствие. Мне, к примеру сказать, давно хотелось посетить чудный уголок нашей страны, нареченный Абхазией, — в одном этом названии уже слышится гортанная речь горца. Но по многим житейским причинам я долго не мог сделать этого. И мой большой друг Иван Тарба, отчаявшись, похоже, увидеть меня у себя в гостях, и мне подарил свою книгу с несколько, я бы сказал, самонадеянным заглавием: «Солнце встает у нас».
По прочтении романа, а также нескольких сборников его стихов, вышедших ранее, теперь уж и я готов согласиться с автором, что небесное светило подымается именно там, в Абхазии, и рождается оно в сердце старого пастуха Харзамана, в прекрасных глазах прекрасной его внучки Амру. Вместе с рассказчиком я сижу за низким столом мудрого горца и понимаю славного парня Алоу, когда он признается, что «целый вечер... не смел посмотреть перед собой, чтобы не взглянуть на Амру, сидящую напротив». Он не смог поднять глаз своих, верно, потому, что ему до невозможного хотелось сделать это, потому что Алоу полюбил. А я полюбил самого Алоу, потому что, будучи влюбленным, он взволнованно рассказал мне не только об Амру, но и о ее дедушке, матери, отце, о своем селении Новолунии и в конце концов обо всей Абхазии с ее великолепными обычаями, с ее неповторимой красой.
В коротенькой аннотации к первому изданию романа я прочел:
«Роман «Солнце встает у нас» — второе прозаическое произведение Ивана Тарбы... Автор верен своей писательской манере — без нажима, без любования экзотикой показывает быт, образы, обычаи горных сел, жизнь абхазского народа. Наблюдательный глаз художника отмечает движение времени, неуклонные перемены и переустройства. Меняется быт, меняются и сами люди. Книга написана поэтично, увлекательно, правдиво».
Тут все верно, кроме одного: «без нажима, без любования экзотикой показывает....» — уверяет нас автор и, очевидно, уверен сам, что похвалил писателя. Но это же неправда! Во всяком случае, в романе «Солнце встает у нас» Иван Тарба любуется и, убежден, во всех последующих своих произведениях будет любоваться и бытом, и экзотикой, и обычаями жителей гор. И не может не любоваться, потому чго совершенно уверен, что солнце встает не где-нибудь еще, а в его родимых абхазских горах, для которых оно негасимо светит в сердце самого писателя. И было бы прекрасно, если б все мы могли так любоваться родиной своей. В селении Новолуние, которое живописует Иван Тарба в романе «Солнце встает у нас», легко просматривается его родное село Беслахуба, где родился он в 1921 году (как видите, он ровесник своей республики) в крестьянской семье. Коль скоро я коснулся биографии писателя, то приведу еще несколько сведений о нем: он окончил Сухумский государственный педагогический институт. Рано приобщился к печатному слову. Будучи учеником средней школы, он уже секретарствовал в районной газете. Затем работал в редакциях областных газет, инструктором обкома партии, секретарем Союза писателей Абхазии, министром просвещения республики, секретарем Абхазского обкома Коммунистической партии Грузии, а с 1958 года много лет был председателем правления Союза писателей Абхазии.
Первое стихотворение Ивана Тарбы было напечатано в 1937 году — нетрудно представить радость юного творца! Не с того ли все и началось? Сердце юноши как бы растворилось, и из него пролились на бумагу взволнованные строки. Один за другим стали выходить в свет поэтические сборники, сперва в пределах республики, а затем перешагнули и за ее пределы, и даже за пределы страны. Книги И. Тарбы переводились на русский, украинский, грузинский и на многие другие языки народов СССР, стихи его переведены также на иностранные языки.
Имя Ивана Тарбы стало широко известным и общепризнанным. Поначалу привычно было видеть прибавление к нему: «поэт». О прозаике Иване Тарбе читатели узнали гораздо позднее, чем о поэте Тарбе. В 1964 году вышел на русский язык первый его роман «Известное имя», а в 1970 году — второй,
вошедший в этот том. За роман «Солнце встает у нас» автор получил республиканскую премию имени Д. Гулиа.
Роман переведен на русский язык Владимиром Солоухиным. Это могло предопределить как успех, так и известные издержки. Я, правду сказать, немного опасался, — не слишком ли явственно проявится в процессе перевода отчетливо очерченная индивидуальность Солоухина-прозаика. К счастью, этого не случилось — русский читатель получил роман в хорошем переводе, передающем своеобразие творческого почерка Ивана Тарбы.
Заканчивая это короткое предисловие, хочу добавить: солнце встает над землей, где живут влюбленные в нее люди. Встает одновременно и никогда уж не заходит в их горячих сердцах.

29.5.80 г. Переделкино


(Опубликовано в качестве вступительной статьи в издании: И. К. Тарба. Избранные произведения. В 2-х т. М., Худож. лит., 1981. Т. 2. С. 3-6.)

(OСR - Абхазская интернет-библиотека.)



Некоммерческое распространение материалов приветствуется;
при перепечатке и цитировании текстов
указывайте, пожалуйста, источник:
Абхазская интернет-библиотека, с гиперссылкой.

© Дизайн и оформление сайта – Алексей&Галина (Apsnyteka)

Яндекс.Метрика