Аԥсуа

Род князей Аимхаа (Емхаа, Эмухвари)

Эмухвари, Эмхвари, Емхвари (абх. Аимхаа, Емхаа, рус. Эмхаа) — старинный абхазский княжеский род (абх. АКЫР ЗХЫҴУА АԥСУА АҬАУАД ШЬҬРА), природная абхазская фамилия.

 
Гербы абхазских князей Аимхаа

Содержание

  • История
  • Сведения о фамилии Аимхаа
  • Представители
    • Князь (абх. аҭауад) Эмухвари (Аимхаа, Емхаа) Платон Бахвавич (1870 г.р.)
    • Князь (абх. аҭауад) Эмухвари (Аимхаа, Емхаа) Алексей Михайлович (1850-1915)
    • Еристо Аимхаа, Қәыџьмахан Аимхаа, Чагә Аимхаа, Иполит Аимхаа, Владимир Аимхаа
    • Князь (абх. аҭауад) Аимхаа (Эмухвари) Григорий Мелитонович
    • Князь (абх. аҭауад) Эмухвари (Аимхаа, Емхаа) Николай Мелитонович
    • Н.Г. Эмухвари (Аимхаа, Емхаа)
    • Братья Аимхаа (Эмухвари)
    • Эмухвари (Аимхаа, Емхаа) Георгий Несторович
    • Эмухвари (Аимхаа, Емхаа) Николай Григорьевич (1926-2005)
    • Эмухвари (Аимхаа, Емхаа) Руслан Львович


История

Причина преобразования фамилии "Аимхаа" в "Эмухвари, Эмхвари и Емхвари" является переписывание ее на лад мегрельского языка представителями соседней Мегрелии (о чем свидетельствует свойственный грузинской языковой семье суффикс - ари), усиливших свое влияние на Абхазию после упразднения Абхазского княжества, также написание фамилии "Аимхаа", как "Эмхаа", - есть написание данной фамилии на лад русского языка, так как в алфавите абхазского языка нет буквы "Э". Мегрельские звучания абхазских фамилий стали широко распространяться среди абхазов в 17-19 веках. Сначала мегрелами был ассимилирован район Абхазии "Самырзаҟан". Начали появлялись такие "мегрельские звучания" абхазских фамилий, как Эшбая (от абх. Эшба), Килбая (от абх. Килба), Эмухвари (от абх. Аимхаа, Емхаа), Дзяпшискуа (от абх. Дзяпш-ипа), Маршания (от абх. Амарщан), Тарбая (от абх. Тарба), Зухбая (от абх. Зухба), Шакирбая (от абх. Шакрыл) и т.д. Необходимо отметить, что "-аа" означает "люди" или является редуцированной формой мегрельского окончания "-ава". Собственно мегрельские звучания абхазских фамилий появились у абхазов со вступлением в состав России. Когда стали прибывать мегрельские священники, которые переписывали паству, давая им удобные фамилии. В истории известны случаи приведенные видным общественно-политическим деятелем Абхазии С.П. Басариа, а именно желание князя Мегрелии Левана Дадиани подчинить себе "Самырзаҟан", на том основании, что по его мнению в древние времена "Самурзакань", несомненно, принадлежала его предкам, но обстоятельства дали ей возможность отторгнуться и присоединиться к Абхазии. "Самурзакань" служила как бы наградой за преданность Дадиани, — заканчивает автор. Тут просто империалистические планы России требовали того, чтобы Дадиани «донес» и за «его преданность к России» присоединить "Самурзакань" к Мегрелии, т.е. в сущности к России, так как и Мегрелия была уже областью русского царя. Как отнеслось население к этому присоединению? С.П. Басариа продолжает: Но Самурзаканцы не слушались и ненавидя вновь поставленную власть, били, прогоняли чиновников Дадиани и говорили: «Мы Абхазы, а не Мегрелы, зачем ставить над нами власть которой не знали и не хотели знать, пусть законы Дадиани делают несчастными его подданных, довольно ему и тех". Также С.П. Басариа отмечает, что Самурзаканские абхазы спешили через Ингур в Мегрелию, к Зугдиди, отгоняли стада Дадиани и захватывали людей в неволю. Словом, они самовольно объявили войну Дадиани. Таким шалостям не было конца. Дадиани только грозил, — продолжает автор, — но наказать Самурзаканцев был не в силах; они же смеялись над его слабостью и говорили: «пусть придет пробовать наши шашки и пули, первые остры, вторые верны». Стилистика написания фамилии "Аимхаа", как "Эмухвари, Эмхвари, Емхвари" полностью противоречит фонетике абхазского языка, что подтверждает вышеуказанное обстоятельство.

В течение VIII-XI веков существовало Абхазское царство, первым царем которого был Леон II. Границы Абхазского царства, по сведениям византийского императора и известного ученого Константина Багрянородного (X век), простиралась на 300 миль от Никопсии до Сотериуполиса (близ Трапезунда). В результате Кавказской войны и антиколониальных восстаний 1866, 1877 годов абхазы пережили этническую катастрофу. Более половины населения вынуждены были покинуть родину и стать беженцами (махаджирами) в Турции. В течение тридцати лет с 1877-го по 1970 год абхазы за неоднократные возмущения и бунты считались в царской России "виновным населением". Однородная в этническом отношении страна (до 1864 года) подвергалась колонизации новопоселенцев. Начиная с 70-80 годов XIX века, из прилегающих районов Западной Грузии сюда хлынули представители картвельских народов в основном мегрелы. Тогда же, в 1877 году, в газете "Тифлисский вестник" появляется программная статья грузинского общественного деятеля Якоба Гогебашвили, известная под названием "Кем заселить Абхазию?". В 1895 году начальник Сухумского округа полковник В. Браккер констатировал: «Соседняя с Мингрелией Самурзакань, и прежде, впрочем, более доступная для мингрельской иммиграции, чем остальные части Абхазии, в настоящее время почти обмингрелилась». Картвельская колонизация Абхазии оказалась настолько бурной, что насторожила царские власти. Далее по инициативе председателя правительства России А.П. Столыпина специальным указом Николая II с абхазов в 1907 году была снята "виновность".

Согласно абхазским преданиям, знаниям о фамильном происхождении передававшимся из поколение в поколение в роду Аимхаа и самого культурно-исторического развития абхазского этноса, фамилия "Аимхаа" никогда не являлась и не могла являться ветвью грузинской фамилии "Амилахвари", все публикации на данное сравнение являются фиктивными и не соответствуют истории и действительности, так как речь идет о совершенно разных этносах и фамилиях. Владения рода Аимхаа находились в районе "Самырзаҟан" Абхазии с центром в селении "Уақәым", Пицундском районе и в районе реки "Кәыдры", само же происхождение рода идет с г. Гәдоуҭа. В разговорной речи абхазского народа часто представители данной фамилия упоминаются как "Эмхи".

Сведения о фамилии Аимхаа

Сведения о данной фамилии содержатся в следующих источниках: Книга Б.Н. Соколова "Мы еще встретимся полковник Кребс!" (Абхазская повесть), 1994 г.; Роман Ф. Искандера "Сандро из Чегема", 1966 г.; Роман К. Гамсахурдиа "Похищение луны" 1989 г.; Книга "Не могу забыть"/Адиле Аббас-оглы, 2005 года; Книга Г.А. Дзидзария "Формирование дореволюционной абхазской интеллигенции" 1979 г.; Книга Дмитрия Жукова "Радость жизни (Шулиман Аршба)"; Книга "История Абхазии" Изд. "Алашара" г. Сухум; Книга "Абхазия - Страна души". Т. 1-2. Сост. М. и В. Котляровы. Нальчик, 2011; Книга "Путь к победе" (Руслан Ходжаа) / повести /; Роман Баграта Васильевича Шинкуба "Последний из ушедших" (об истории убыхов); Гицба А. Время…События…Люди…История фамилии Гицба. Сухум, 2003; Работа Т.А. Ачугба "Этническая история абхазов XIX–XX вв. Этнополитические и миграционные аспекты", а именно Глава III данной книги / Проблемы сохранения национального самосознания абхазов: ассимиляция самурзаканцев/; Книга "Воспоминания о Бабеле": Сборник, 1989, а именно в рассказе К.Г. Паустовского; Новеллы М.А. Лакербай "Тот кто убил лань" /Сухуми, "Алашара", 1982; Гагра. Историко-культурный очерк В.П. Пачулиа, изд. Алашара, Сухуми, 1971; Книга Лакоба С. Абхазия после двух империй. XIX-XXI вв. Очерки. 2004; Габелиа Е.К. Абхазские всадники: Исторический очерк. - Сухуми: Алашара, 1990 г.; Куправа А.Э. Люди: время и жизнь. - Сухум, 2010; Материалы по истории Абхазии XVIII-XIX века (1762-1859). Сборник документальных материалов. Т.2 - Сухум, 2011; Материалы по истории Абхазии XIX века (1863-1874). Сборник документальных материалов. Т.3 - Сухум, 2012 г.; Журнал «Искры» Воскресенье, 20 сентября 1915 г. N 37; Книга Дзидзария Г. А. Очерки истории Абхазии. 1910—1921. Тб., 1963; Книга Ш.Д. Инал-ипа. Антропонимия абхазов. Майкоп, 2002 - в этом источнике четко с научно-этнографической точки зрения рассматривается вопрос о переписывании фамилии Аимхаа на Эмухвари; Книга Ш.Д. Инал-ипа Абхазы (историко-этнографические очерки) / Сухум, "Алашара", 1965; Газета "Спортивная Абхазия" № 1(43), январь 2009 года, стр. 5; Газета "Республика Абхазия" № 43, 22-23 апреля 2006 года, стр. 5; Газета "Республика Абхазия" № 90, 11-12 августа 2005 года, стр. 3; Книга Г.А. Дзидзария "Ефрем Эшба" (биографический очерк), Издательство "Алашара", Сухуми 1967; Книга Гогуа А.Н. "Река спешит к морю" /повесть и рассказы/ Издательство ЦК ВЛКСМ "Молодая гвардия" - 1960; Книга Г.Д. Гулиа Дмитрий Гулиа. Повесть о моем отце 2-е изд.М., «Молодая гвардия», 1965; Роман Г.Д. Гулиа "Пока вращается земля", Издательство художественной литературы, 1964; Книга Руслана Капба "Хухут Бгажба" /Жизнь и творчество/ 2010; Книга Терентия Чаниа "За тридевять земель"/Повести Рассказы Роман/ 2011; Книга Анатолия Возба "Иҩымҭақәа ҩ-томкны" Аԥҳәынҭшәҟәҭыжьырҭа. Аҟәа 2011. - 424 д.

Основная часть исторических сведений о фамилии "Аимхаа" находилась в Государственном архиве Абхазии в г. Сухум, который был сожжен грузинскими оккупантами во время Отечественной войны народа Абхазии в 1992-1993 г.

Представители

Есть ряд представителей данной фамилии, о которых стоит упомянуть.

Князь (абх. аҭауад) Эмухвари (Аимхаа, Емхаа) Платон Бахвавич (1870 г.р.)

В 1905-1906 г. возглавлял, так называемую "Самурзаканскую республику" с центром в городе Гал. В 1907 году, после подавления восстания получил 4 года каторги. П.Б. Емхаа, "будучи помещиком, еще до 1905 года отдал все свое имение на нужды революционных организаций". По приговору особого присутствия Тифлисской судебной палаты от 28 апреля 1908 года было определено: "Подсудимого Платона Емхаа, 38 лет..., По лишении прав состояния, сослать в каторгу..." - на 4 года. В частности П.Б. Емхаа командовал боевой дружиной - "красной сотней".


Платон Бахва-иԥа Аимхаа


Князь (абх. аҭауад) Эмухвари (Аимхаа, Емхаа) Алексей Михайлович
(абх. Алықьса Миха-иԥа Аимхаа) (1850-1915)

Абхазский педагог-просветитель, краевед, публицист, общественный деятель. По словам К.Д. Мачавариани "один из самых интеллигентных абхазов", автор целого ряда газетных статей, посвященных вопросам этнографии, школьного строительства, экономического развития края; в своих публикациях защищал права абхазского народа, одним из первых поднял вопрос о переводе книг богослужения на абхазский язык; многие свои статьи подписывал псевдонимом "Апсуа".


Алықьса Миха-иԥа Аимхаа

А.М. Аимхаа - потомственный абхазский князь, яркий представитель абхазской учительской интеллигенции конца XIX — начала XX веков, краевед, публицист, общественный деятель. По словам К. Д. Мачавариани, это был «один из самых интеллигентных абхазов».
Алексей Михайлович Аимхаа родился в с. Уақәым района Самырзаҟан Абхазии. Учебу начинал в родном селе, но в 1866 году поступил в Тифлисскую Александровскую школу, преобразованную в 1872 году в Институт, где всем учителям и директору Захарову «было много хлопот» с его абхазским акцентом. Получив высшее образование, возвращается в Абхазию, посвящает себя учительской работе. С 1874 года А. Аимхаа — учитель Очамчирской школы, затем много лет работал в Моквинской школе. Преодолевая неимоверные трудности того времени, он открывал школы в селах, привлекал крестьянских детей к школьному образованию, высоко нес честь народного учителя, в совершенстве знал французский язык, бывал во Франции.
Г. А. Дзидзария, основательно изучивший публицистическое наследие, жизнь и деятельность этого замечательного педагога, отмечал: «Для нас А. М. Аимхаа особенно важен как человек, проявивший глубокий интерес к научным знаниям и общественной жизни». Алексей Михайлович часто печатал статьи в периодической печати, преимущественно на страницах батумской газеты «Черноморский вестник», корреспондентом которой он был много лет, а также в газетах «Кавказ», «Иверия», «Батумский голос», «Цнобис пурцели» и др. Иногда свои статьи публиковал под псевдонимом «Апсуа», а под некоторыми статьями монограмму «А.М.Э.». Он автор статьей: «Самурзаканские поверья» (1873), «Воспитание детей в Абхазии» (1898), «Абхазцы и их потребности» (1898), «К характеристике абхазов» (1898), «Письма из Абхазии» (1899), «Положение Кодорского участка» (1902), «Гудауты» (1902), «Село Лыхны» (1904), «Абхазские дела» (1908), «У абхазцев» (1912) и др. Они содержат ценный историко-этнографический и фольклорный материал. Автор ставит вопросы экономического положения абхазского населения, развития сельского хозяйства, улучшения состояния грунтовых дорог, строительства Черноморской железной дороги, открытия новых школ и мужской прогимназии, преобразования Гудаутской одноклассной женской школы в двухклассную; о мерах по переводу богослужебных книг на абхазский язык и другие. В частности А. М. Аимхаа писал: Неужели православное русское духовенство, столь близко к сердцу принимающее духовные нужды инородцев, живущих в обширной России, не отзовется и не придет на помощь к абхазам, остающимся в тьме невежества? Правда, будущее молодое поколение Абхазии может быть вынесет из русской школы истину, но до тех пор немало десятков тысяч душ погибнет, что весьма прискорбно.
А. Аимхаа отмечал: "Более 40-50 лет, как у нас работают миссии, а желаемого результата нет. Это объясняется тем, что абхазец и до сих пор не слышит Христова учения на родном языке. Не окрещенные абхазы, не слыша после этого проповеди на родном языке, частью снова омусульманились, а частью оставались ни тем, ни другим; посещая церковь, они слышали только грузинскую речь и, ничего не поняв, уходили домой. В приходах с абхазским населением богослужение должно совершаться на церковно-славянском языке за неимением богослужебных книг на абхазском языке, причем молитвы, переведенные по абхазский, должны читаться на сем языке». Желательно было бы принять меры к переводу богослужебных книг на абхазский язык, тем более, что имеется в канцелярии Сухумской епархии приказ от Святейшего Синода на прошение, поданное абхазцем-дворянином Гублиа, перевести богослужение на абхазский язык. Сухумское епархиальное начальство приступило было к этому делу: составило комиссию и тем закончилось все. Не могу указать причины остановки столь важного для целого края дела. Весьма желательно продолжать начатое дело - перевод богослужебных книг на абхазский язык".
«В письме к редактору» (1898) А. М. Аимхаа выступает против инсинуаций и клеветнических измышлений некоторых органов печати об абхазском народе. Он сообщает ряд интересных фактов из истории русско-турецкой войны 1877—1878 гг. В своих работах отмечает факт двуязычия жителей своей родины - Самурзакани: «Все самурзаканцы говорят как по-абхазски, так и по-мегрельски. Население Самурзакани довольно малочисленно...». В одном из своих очерков А. М. Аимхаа, обращаясь к читателям, недостаточно знакомым с Абхазией и абхазами, отмечает: «Многие из читателей, конечно, имеют смутное понятие об абхазах, этом маленьком народе… Для них я скажу, что абхазы способны, гостеприимны, услужливы, подвижны, сметливы, находчивы, самолюбивы, строго почитают родство по закону и обычаю, любят единение, трезвы и решительны… К тем, кто не умеет обращаться с абхазом, он относится очень недоверчиво. Абхаз любит оценивать человека по своему соображению и при этом отличается мстительностью».
По абхазскому фольклору А. Аимхаа опубликовал известное красивое и поучительное предание об абхазском князе Хасан-бее и кабардинском дворянине Заурбеке, которое показывает «насколько предки абхазов считали священным честно относиться друг к другу». Г. А. Дзидзария указывает, предание в свое время было записано К. Д. Мачавариани, а в обработке С. Я. Чанба опубликовано в 1935 году в книге «Абхазские сказки» - но «вариант Аимхаа более полный и относится к Самурзаканской Абхазии». А. Аимхаа проявлял интерес не только к этнографии, но и к философии и религии своего народа. В статье "У абхазцев", касаясь "доктрины абхазской религии", он пишет: "Нет такого исторического момента, которым подтверждался бы факт полного отрицания или не почитания абхазами своего культа. В века исповедания ими христианства и ислама, никогда не замечались отступления абхазами от своей религии... абхазы отстаивали культ своих предков и им удавалось всегда сохранять свои святыни. Религия издревле была по существу своему - естественная, т.е. она произошла из страха перед непонятными явлениями природы... Религия абхазов, являлась этнографической, чужда была духу прозелитизма не в стране только, но и между отдельными общинами и семьями. Но... обоготворение и страх перед страшными явлениями природы, умилостивления их и привлечения этих суровых, безжалостно убивающих людей и разбивающих вековые деревья (гром), у всех абхазов были одинаковы: та же кузница, та же ювелирная мастерская, в которых устроены алтари для клятвы, которые бывают в разнообразной форме и разнообразного содержания. Формы выполнения этой религии были напоминанием абхазам общих их обычаев (не нарушать клятвы, произнесенной на кузне, уважать гостя, как священную особу), служивших объединением всех абхазов". Автор обратил внимание на интересные моменты; подчеркнул то, что абхазы пронесли через тысячелетия свои религиозные обряды; отметил причины устойчивого сохранения языческой религии; чуждость у этой религии духа прозелитизма; общеабхазский, этнообъединяющий характер язычества.
А. Аимхаа принимал активное участие в работе "Сухумского общества сельского хозяйства". Еще в 1898 г. он поставил вопрос об открытии сельскохозяйственных школ. "Ввиду того, - писал он, - что старый способ ведения сельского хозяйства уже давно не удовлетворяет жизненным требованиям, пора уже открыть в Сухумском округе одну или две сельскохозяйственные школы, которые дали бы нам возможность научиться другим более прибыльным курортам и таким образом выйти из теперешнего бедственного положения". В 1899 г. в газете "Иверия" А. Аимхаа напечатал заметку "Село Дранда", в которой говорилось о развитии шелководства в этом селе. По инициативе местной интеллигенции здесь было создано товарищество шелководов, объединяющее более 100 членов. Автор приветствовал это дело как экономически выгодное для населения. Вопросы развития сельского хозяйства, пропаганда передовых методов ведения этой основной отрасли хозяйства всегда волновали его.
В 1915 г. А. Аимхаа в "Сухумском листке" опубликовал статью "Война и Абхазия". В ходе первой мировой войны он счел нужным поделиться с читателями своими впечатлениями о судьбе абхазских махаджиров 70-х годов XIX в., как свидетель этих событий: "... но чуть коснулись земли турецкой, как смерть стала витать над ними, скашивая ряды абхазов... Только немногие успели убежать от неминуемой смерти и вернуться обратно, оплакивая погибших, негодуя и проклиная расстроивших и разоривших их гнездо".
Работы А. Аимхаа представляют интерес и для уяснения направления общественной мысли абхазской интеллигенции конца XIX - начала XX века.
Г. А. Дзидзария подчеркивает, что А. Аимхаа "отличается тонкой наблюдательностью, глубоким знанием жизни своего народа, его культуры и психологии. Работы Аимхаа насыщены важными фактами, проникнуты высоким духом гуманизма и патриотизма". В своей газетной статье "Педагог, публицист, краевед", Г. Дзидзария писал: "Считаю своим долгом подготовить к изданию отдельной книгой сборник работ А.М. Аимхаа, имеющих большое научно-познавательное значение". К сожалению, ученый не успел осуществить это.
Во время русско-турецкой войны 1877-1878 гг., ставшей всенародной трагедией для Абхазии, А. Аимхаа вместе со своими одноклассниками и друзьями - Григорием Аимхаа, Григорием Чачба и Виссарионом Инал-ипа сразу же вступили в ряды русского, так называемого Ингурского, отряда. Все они заслужили боевые награды - знаки военного ордена св. Георгия и медали "За войну 1877-1878 гг.". А. Аимхаа, кроме того, был награжден золотыми часами "за то, что он, рискуя потерять жизнь, побывал, для разведки, в занятом турками Сухуме".
Человек разносторонних интересов, интеллигент, большой патриот своей родины, выразитель общенародных чаяний - таким вошел А.М. Аимхаа в летопись истории Абхазии.


Еристо Аимхаа, Қәыџьмахан Аимхаа, Чагә Аимхаа, Иполит Аимхаа, Владимир Аимхаа

Еристо Аимхаа, Қәыџьмахан Аимхаа, Чагә Аимхаа являлись почетными людьми Абхазии, героями русско-турецкой войны 1877-1878 года, награждены боевыми наградами, георгиевские кавалеры, Еристо и Чагә принимали активное участие в строительстве абхазских школ и развитии языка в селе Уақәым Абхазии совместно с Григорием Фарнаозовичем Чачба. Қәыџьмахан Аимхаа являлся подпоручиком абхазской милиции из сотни самурзаканского конно-иррегулярного полка, который был сформирован в 1876 году.


Георгиевские кавалеры. В первом ряду слева: Кәаџь Ақырҭаа, Чагә Аимхаа. Во втором ряду: Кәаџь Маан, Зураб Чхотуа, Қәыџьмахан Аимхаа, Ӡаӡуала Маан. Стоят: Георгий Гватуа, Сасрыҟәа Лакрба, Даҭа Ачба, Еристо Аимхаа, Григори Чачба


Слева стоят: Гид Аимхаа (предположительно) и Қәыџьмахан Аимхаа. В руках с хлебом и солью Николая II и Принца Ольденбургского приветствует Александр Григор-иԥа Чачба


Третий слева сидит Иполит Аимхаа, пятый слева - Владимир Аимхаа


Князь (абх. аҭауад) Аимхаа (Эмухвари) Григорий Мелитонович

Преподаватель Моквинской школы Абхазии в 1870 году. Революционер, яркий представитель абхазских князей, отличавшихся своими демократическими взглядами.
Родился Г.М. Аимхаа в 1887 г. с. Уақәым района Самырзаҟан Абхазии в абхазской княжеской семье. Здесь же учился в школе, затем в 1-й Тифлисской гимназии, окончив Ставропольскую гимназию, поступил в Петербургский университет. В столице Григорий включается в революционное движение. За участие в событиях революции 1905-1907 гг. он был исключен из университета.

В 1908 г. Григорий Мелитонович Аимхаа уезжает в Иран (Персия), где тогда развернулась революционно-освободительная борьба. Вместе с другими закавказскими революционерами он само отвержено сражается в рядах иранских борцов. Г. Аимхаа погиб смертью храбрых в битве за Тевриз, в 1915 г. Похоронили его с большими почестями под звуки "Марсельезы". Над гробом сраженного бойца стояли, сурово склонив головы, народный вождь иранской революции Саттар-хан и его боевые соратники. Отозвалась на гибель Г. Аимхаа и иранская печать. Говоря о представителях фамилии Аимхаа (Эмухвари), следует отметить уроженца с. Уақәым района Самырзаҟан Абхазии, учителя Платона Баховича Аимхаа (Эмухвари) (1870-1922), который в годы первой русской революции возглавлял революционное движение в районе Самырзаҟан Абхазии, был руководителем "Самурзаканской республики"; видных интеллигентов, деятелей народного просвещения Алексея Аимхаа, Александра Аимхаа, Григория Аимхаа и других, которые ясно понимали роль школы, хорошо поставленного школьного образования и воспитания детей для прогресса абхазского общества.

Отец же самого Григория Аимхаа, Мелитон Баталович Аимхаа (год рожд. 1861, учился в Ставропольской гимназии) - был попечителем школы с. Уакум двухклассной церковно приходской школы. Как говориться в официальном документе за 1907 г., он проявлял "усердную заботливость о школе" и "в высшей степени внимательное отношение к успехам" других подобных ей учебных заведений Самурзаканского участка. Мелитон Баталович Аимхаа являлся членом Кутаисского губернского комитета виноградарства и виноделия, Сухумского епархиального училищного совета, Сухумского общества сельского хозяйства.


Князь (абх. аҭауад) Эмухвари (Аимхаа, Емхаа) Николай Мелитонович


Сын князя Мелитона Баталовича Эмухвари (Аимхаа, Емхаа), офицер абхазской сотни из "дикой дивизии", поручик, обладатель ордена св. Владимира 4-й степени с мечами и бантом «за дело 5-6 ноября 1915 г. по спасению татар у Михалполя» проявленное в Первой мировой войне. За этот самоотверженный подвиг, как писал К. Мачавариани, «горцы-абхазцы в числе многих других боевых наград получают медали на Владимирской ленте за человеколюбие.

В Сухуме в конце февраля 1918 года была совершена попытка установить Советскую власть. Непосредственным поводом для выступления послужил случай вооруженного столкновения между революционно настроенными матросами одного из кораблей русской Черноморской эскадры и офицером княжеско-дворянской "Абхазской сотни" бывшей "Кавказской туземной конной дивизии" ("Дикая дивизия") Николаем Аимхаа.

Это был вспомогательный крейсер "Дакия", возвращавшийся из Трапезунда в Севастополь. Он стал на рейд в Сухумской бухте. Часть моряков сошла на берег. Прогуливаясь по набережной, группа моряков вдруг увидела князя Аимхаа в царских погонах. Матросы окружили офицера и потребовали:

- А ну, скидай погоны, царский холуй, а то сами снимем!

- Не вы мне их дали, не вам и снимать их, - ответил Аимхаа.

Один из матросов рванул с плеча офицера Аимхаа погон. Хотя у Николая Аимхаа одна рука была контужена, но он был весьма силен и проворен. Кровь прилила к лицу князя. Возмущённый офицер Аимхаа, у которого из-за фронтовой контузии одна рука не действовала, презрительно щурясь, он медленно вытащил из кобуры револьвер и, приставив его к груди матроса, выстрелил, другого ранил. Матрос рухнул за мертво. Все оцепенели. Аимхаа огляделся по сторонам, крикнул:

– Ну, кто следующий? – и, не дождавшись ответа, остановил фаэтон и приказал гнать быстрее.

Хорошо зная все ходы и выходы в городских закаулках, Николай Аимхаа сумел скрыться от рассвирепевших матросов. Матросы подобрали убитого товарища и вернулись на корабль. Экипаж корабля предъявил ультиматум меньшевистским властям: немедленно разыскать убийцу, власть в городе передать Военно-революционному комитету. Было сделано несколько предупредительных выстрелов. Во главе с Е.А. Эшба был сформирован совет рабочих и солдатских депутатов в составе Г. Атарбекова, С. Кухалейшвили, Н. Сванидзе, А. Перова и др., к которому перешла власть в городе.

Николай Аимхаа был задержан и предан суду. Вскоре по толпе, собравшейся у порта, пронеслось: «Ведут!» В сопровождении четырех стражников по образовавшемуся живому коридору шел князь Аимхаа. Он шел, опустив голову, не глядя по сторонам. Князя ввели в битком набитый зал. Собралось множество людей-горожан, солдат, крестьян из окрестных сел. С улицы доносились конский топот и гуденье толпы. Председательствовал на суде Эшба. Перед Е.А. Эшба стоял друг детства. Но сейчас они - представители двух разных миров, между которыми идет смертельная схватка. По решению суда Николая Аимхаа передали на миноносец "Дерзкий", пришедший на смену "Дакия". Князь Аимхаа поднялся по трапу на палубу и встал, устремив взгляд в даль моря, – худощавый, голубоглазый, с презрительно изогнутыми тонкими губами. Даже не обернувшись в соторону капитана судна, Аимхаа равнодушно выслушал приговор...

Позже стало известно, что Николай Аимхаа выхватил спрятанный в рукаве черкески браунинг и убил еще одного старшего унтер-офицера Коновальчука и пытался выстрелить в председателя судового комитета П. Грудачева, но «патрон встал ребром», а перезарядить оружие одной рукой поручик не мог. После чего Николая Аимхаа живьем бросили в топку корабля, на корабле также находился его молочный брат по фамилии Бадиа, который после увиденного также бросился в топку. Узнав о произошедшем родственник и близкий друг Николая Аимхаа, Константин Мурзаканович Лакрба в 1918 году покончил жизнь самоубийством.

Также существует версия, что конфликт между Аимхаа и матросами произошел на почве того, что Аимхаа увидев как матросы пристают к женщине на набережной вступился за нее.


Никәала Мелитон-иԥа Аимхаа



Мелитон Батал-иԥа Аимхаа, Никәала Аимхаа, Давид Аимхаа, Григори Аимхаа


Мелитон Батал-иԥа Аимхаа, Алеқсандр Григол-иԥа Чачба, Алықьса Ӡаԥшь-иԥа




Мелитон Батал-иԥа Аимхаа



Мелитон Бахва-иԥа Аимхаа (родственник Мелитона Батал-иԥа) и его супруга, княгиня Александра Ӡаԥшь-иԥа



Абхазская знать: Гьаргь Константин-иԥа Чачба, Алеқсандр Григол-иԥа Чачба, Мелитон Батал-иԥа Аимхаа, Асҭамыр Сааҭ-беи-иԥа Инал-иԥа, дгылоуп (рус. стоит) Алықьса Ӡаԥшь-иԥа



Н.Г. Эмухвари (Аимхаа, Емхаа)

Павший на поле славы в войне за Сербию, подпоручик князь 22-х л., убит 5-го июля в бою в Галиции.


Н.Г. Эмухвари
(верхний ряд, третий слева)


Братья Аимхаа (Эмухвари) (абх. Аишьцәа Аимхаа)


Верхний ряд (слева): Омар Аимхаа и его сын Гуда (Арсен) Аимхаа


Второй ряд, первый слева сидит Омар Аимхаа. Третий ряд, третий слева стоит Гуда (Арсен) Аимхаа

Одна из наиболее активных и живучих антисоветских «банд» в Абхазии в 1920 году, потомки владетельных абхазских князей. На её счету были десятки убитых партийных работников, сельских активистов, работников органов ГПУ и милиции. Особенность «банды» — её исключительная жестокость, отсутствие грабежа и разбойных нападений с целью наживы. Раненных она добивала, свидетелей уничтожала. На устах абхазского народа указанная «банда» звучала как «Эмхи». Причиной ухода братьев Аимхаа в абреки с целью мести являлось убийство их отца Омара Аимхаа.

Родом братья Аимхаа были из села Чхәарҭал района Самырзаҟан Абхазии.Изначально братьев Аимхаа было семеро. Имена известных из них: Хвихви — старший, Гуда (абх. Гәыда) (Арсен) — младший, Хото и Мәыџь. Необходимо отметить, истинную причину побудившую братьев, являвшихся традиционными абхазами, уйти в абреки, а причиной стал конфликт произошедший на свадьбе в Абхазии, когда один из подвыпивших гостей по фамилии Пачулиа сознательно оскорбил мать братьев по фамилии Лакрба. В ходе ссоры Пачулиа был убит младшим братом Гуда. В результате возникшего инцидента старший из братьев Хвихви, готов был сдаться властям, взяв всю вину на себя. Но буквально через несколько дней к их отцу Омару Аимхаа явился начальник НКВД района Гал, Варлаам Кецба в сопровождении своих милиционеров. Их сопровождал родственник Омара — Ражден Аимхаа из села Уақәым Галского района (Самырзаҟан) Абхазии. Отобедав в доме Омара они попросили его проехать в Гал для мирного решения конфликта, произошедшего днями ранее с его детьми. По дороге князь Омар Аимхаа был вероломно убит в спину Варлаамом Кецба. Данное обстоятельство заставило братьев окончательно принять решение уйти в абреки и объявить войну всем тем кто был повинен в смерти их отца. Ражден Аимхаа сменил фамилию на Парпалия и скрылся в Восточной Грузии.
Так началась многолетняя война братьев с Советской властью по всей Абхазии. Для их ликвидации были присланы из Москвы лучшие чекистские кадры. Лишь через семь с лишним лет братья Аимхаа были обезврежены. На предложение сдаться братья ответили отказом. Глава Абхазии Нестор Лакоба, который был другом братьев называл действия братьев «бессмысленной борьбой братьев Аимхаа за мнимую справедливость». В середине 50-х годов в Москве «Воениздатом» была издана военно-приключенческая повесть писателя, полковника КГБ Бориса Соколова, называлась она «Абхазская повесть» или «Мы ещё встретимся полковник Кребс». Б. И. Соколов будучи участником всех указанных выше событий в Абхазии был в 1934 году тяжело ранен Братьями Аимхаа. Это произведение повествует о борьбе советских чекистов с иностранными спецслужбами, в частности с английской разведкой. И что самое примечательное, в роли агентов выступают князья — братья Аимхаа, старшему из которых Хвихви не было и 29 лет.
В 1975 году Сухумский хирург Николай Аимхаа (Эмухвари), будучи в Москве разыскал Бориса Соколова и задал ему вопрос: «Что побудило его так исказить историю о братьях Аимхаа?» На что Борис Соколов ответил: «Доля вымысла (художественного) в этом произведении велика, но причиной тому стал заказ военного издательства КГБ и Министерства обороны СССР, так как личностный конфликт братьев Аимхаа перерос в непримиримую борьбу с Советской властью в Абхазии. И в эту борьбу было вовлечено огромное количество сотрудников НКВД и ОГПУ как из Тбилиси, так и из Москвы. Многие из них пали от рук братьев. Но самое главное: популярность братьев Аимхаа была столь велика в народе, что позволяла им находить приют и убежище в любой точке Абхазии. И это продолжалось на протяжении семи лет. Все это пугало власть. Даже после ликвидации братьев долгие годы добрая молва о них гремела по всей Абхазии. И тогда было принято решение развенчать с братьев ореол „народных мстителей“ и сделать их агентами иностранных разведок. А сделать это можно через литературное остросюжетное, приключенческое произведение с политическим подтекстом». Что и было сделано.

Образ братьев Аимхаа был использован в историко-революционном фильме «Колокол священной кузни» 1982 года (по сценарию Шалоди Аджинджал) о событиях первых революционных лет в Абхазии (1918—1922), когда Советская власть укрепляла свои позиции на Кавказе.

Кадры из фильма «Колокол священной кузни» (1982 г.):

Скачать видеоролик "Братья Аимхаа (Емхаа, Эмухвари)" (MP4; 159 Мб)


Эмухвари (Аимхаа, Емхаа) Георгий Несторович


Выдающийся хирург - диагност Республики Абхазия, за время своей медицинской практики излечил большое количество тяжело больных людей.


Гьаргь Нестор-иԥа Емхаа (Эмухвари)



Эмухвари (Аимхаа, Емхаа) Николай Григорьевич (1926-2005)

Николай Григорьевич Емхаа - человек, хорошо известный как медицинской, так и спортивной общественности Абхазии. Сотни пациентов благодарны ему за исцеление. Его плодотворная деятельность на ниве здравоохранения была отмечена присвоением ему звания заслуженного врача Абхазии. О достижениях же на спортивной арене свидетельствуют его звания заслуженного тренера республики и СССР, судьи международной категории и почетного судьи СССР.

Н.Г. Емхаа родился в г. Сухуме. Закончив Сухумскую русскую первую среднюю школу, поступил в Одесский медицинский институт. В 1950 году закончив учебу в вузе, он стал работать в сухумской городской больнице и одновременно начал тренировать секцию гребцов. Из воспитанников Н.Г. Емхаа трое стали чемпионами СССР, 40 - чемпионами Грузии, многие - призерами Спартакиады народов СССР и ЦС "Динамо". В 1969 году, после первенства Европы, ему было присвоено звание "Судья международной категории на байдарках и каноэ", он был отмечен дипломом президента международной Федерации каноэ в 1980 году, на Олимпийских играх в Москве, ему было доверенно быть главным арбитром на гребной дистанции, после чего ему вручили памятную медаль президента Международного Олимпийского комитета. Являясь председателем Федерации гребли Абхазии Н.Г. Емхаа многое сделал для развития этого вида спорта в республике. С 1982 года он работает главным хирургом - проктологом Министерства здравоохранения Абхазии. За время медицинской практики Н.Г. Емхаа создал ряд изобретений по линии проктологической хирургии, и также придумал более эффективные и действенные способы исключающие хирургическое вмешательство при удалении опухолей. Пациенты и коллеги ценили в нем высокое чувство долга, широкую эрудированность, внимательное, душевное отношение к людям. Люди знали: Николай Григорьевич поможет, посоветует, подскажет. Вся его более чем полувековая медицинская деятельность отмечена добросовестным служением этому благородному делу, для которого он не жалел сил и энергии.


Никәала Григор-иԥа Емхаа


Эмухвари (Аимхаа, Емхаа) Руслан Львович

Житель г. Сухума, гранатометчик, участник всех наступательных операций Гумистинского фронта Отечественной войны народа Абхазии 1992-1993 г. Во время Отечественной войны народа Абхазии 1992-1993 года из домов, которые находились на берегу моря, постоянно вели огонь вражеские снайперы и гранатометчик. Заканчивались боеприпасы, наращивания наступательных сил не произошло. 36 бойцов 1 ДШБ погибли, многих ранило. Ранило Никитина Сергея. Его вытащил с поля боя и перенес через линию фронта Эмухвари Руслан. Потом он снова вернулся на поле боя. Руслан в период операции два раза под шквальным огнем противника пересекал реку Гумисту. Все бойцы, участвовавшие в этой операции, знали, что шли на смерть, проявляли истинный героизм за победу в этой войне.



Некоммерческое распространение материалов приветствуется;
при перепечатке и цитировании текстов
указывайте, пожалуйста, источник:
Абхазская интернет-библиотека, с гиперссылкой.

© Дизайн и оформление сайта – Алексей&Галина (Apsnyteka)

Яндекс.Метрика