Христофор Гониадис-Кешанидис

Об авторе

Гониадис-Кешанидис Христофор Лазаревич
(р. 1937)
Кандидат технических наук, доцент. Родился и вырос в одном из прекрасных мест Абхазии – селе Михайловка (которое также называли "Кума", а потом - "Шрома"). Увлекается туризмом и историей. В настоящее время проживает в Греции. (Источник: http://www.allgreeks.ru.)





Х. Гониадис-Кешанидис

Статьи:


Право изгнанного народа

Часть первая. Махаджиры - жертвы Российской и Османской империй, жертвы своей религии

Древняя история повествует нам, что еще с мифологических времен протогреческие племена имели непосредственное отношение к земле, называемой жемчужиной Кавказа - современной Республике Абхазия, на которой до нынешних времени не отмечено историей ни единого факта противостояния, как ни по этнической, так ни по религиозной причинам между абхазским народом и греками.

Во времена первого Великого переселения народов, индоевропейских племен, с Востока на Запад, протогреческие племена первоначально заселяли предгорья Кавказких гор, Восточное и Южное побережье Черного моря – исторические районы Колхиду и Понт, Малую Азию. Лишь спустя 400 лет, пройдя узкий пролив Дарданеллы Мраморного моря, они заселили в 2000-1900-е годы до н.э. Балканы - земли современной Греции, а также другие близлежащие территории. Пройденный путь и места расселения своих соплеменников греки помнили и знали. Древние греки также имели между собой торгово-экономические связи, особый интерес представляла добыча и производство золота, как одного из видов драгоценных металлов, производимых в регионе древнего Понта в 1500 годы до н.э.

Поэтому не случайно, что Боги Олимпа, разгневанные на Прометея, в связи с тем, что он украл у них огонь и передал его людям, сослали его именно на Кавказ, где по древним приданиям за это деяние он и был ими прикован цепями к скале, а орел клевал его печень.

Далее последовало путешествие Аргонавтов за золотым руном в Колхиду. А позже, в честь братьев близнецов – Кастора и Полидевка, греки назвали основанный ими город Диоскуриада (Διοσκουριάς), современный Сухум – сегодняшнюю столицу самостоятельного государства Абхазия.

Некогда, Абхазия и Мегрелия входили в состав «Царства Понта» в период династии понтийских царей Митридатов.

После окончания Русско-Турецкой войны (1853-1856 г.г.), произошло массовое махаджирство – переселение горцев Северо-Западного Кавказа в Турцию в 1859-1864 годы. По статистическим данным Российской империи следует, что из общего количества около одного миллиона душ кавказских переселенцев, абхазо-абазинская этническая группа превышала чуть более 50 тыс. душ. При этом из региона Гумы и Цебельды Абхазии, абсолютно все их жители побросали свои дома и переселились в единоверную Османскую империю.

Таким образом, в 1867 году в Абхазии появилось много новых «свободных земель». В результате махаджирства - трагедии местного населения того периода целые цветущие районы Абхазии превратились в безлюдное дикое пространство: пашни заросли колючкой и папоротником, сады смешались с лесом, виноградники дичали и вырождались. И уже в 1868 году «освободившаяся» Абхазская земля была включена в состав казенных земель, находившихся в ведении Кавказского городского управления. Это пространство поземельных угодий «почти пустынное» было выделено для заселения другим, единоверным Российской империи населением - христианским народом, как, например: русскими, греками, армянами, грузинами, эстонцами, болгарами и другими выходцами из европейских государств.

Данная политика Царской России по колонизации, позже продолжилась руководителями Советской Грузии по колонизации абхазских земель лишь только с одной существенной разницей- ее сплошной мингрелизации, которая в конечном счете, потерпела фиаско(!). В основу проводимых политико-этнических реформ того времени легли страдания абхазского и греческого народов, имевших своё культурно-историческое наследие и религиозное самосознание, а также других, ни в чем не повинных, народов. Российская и Османская империи жестоко использовали религию народов как инструмент-орудие в достижении своих экономических, стратегических и геополитических целей.

Сотни тысяч греков-ромеев христиан, притесняемых и жестоко эксплуатируемых в Османской империи, как «неверные», и затем волей судьбы изгнанных со своей Родины - Понта бежали, устремившись в единоверную Россию, где в Южном ее регионе создали порядка сотни сел.

На территории Абхазии были основаны наиболее крупные селения: Михайловское (у реки Восточной Гумисты), Ольгинское (у реки Восточной Мачары), Александровское (у реки Келасури), Анастасьевское и Николаевское и Георгиевское (в урочище Джамбал) и десятка других крупных и мелких селений в горах Абхазии.

Михайловка являлась крупнейшим поселением греков-ромеев Понта как в Абхазии, так и на территории целой России. Село со времени своего основания в 1880 году называлось: Кумой, Михайловкой и Шромой (c 1938-1993 гг.).

Михайловка находилась в 10 км. от г. Сухума в горах. Она основана, в основном, беженцами из Санты, Сурмены и Гюмушханы Понта.

На момент изгнания всех греков из Черноморского побережья в 1949 году к сельсовету Михайловки относилось население, проживавшее в 523 собственных домах, причем все они были греческими.

В освободившиеся дома греков в регионе были вселены мегрелы – жители, переселённые из следующих 14-ти районов Грузии: Абашского, Амбролаурского, Ванского, Гегечкорского, Кутаисского, Маяковского, Онского, Сачхерского, Цхарского, Чхороцкусского, Цагерского, Цаленджихского, Цулукидзевского и Цхалтубского.

В период Абхазо-грузинского вооруженного конфликта в 1992 г.-1993 г. были разрушены полностью все дома и могилы. Территория села опустошена, одичала и заросла. В настоящее время территория села носит название Гума.

Десятки тысяч греков-сельчан, внёсших вклад своим самоотверженным и созидательным трудом в развитие села, абхазской автономии в бывшей Грузинской ССР, как и страны Советов в целом, среди которых были учёные, крупные специалисты в различных отраслях народного хозяйства, учителя, передовики сельскохозяйственного производства, в особенности табака и чая, простые труженики, участники и погибшие в Великой отечественной войне Советского народа в 1941-1945 гг. против немецкого фашизма, в настоящее время, и в большинстве своём, похороненные там, покоятся в безымянных могилах, в земле несуществующего более села.

Оказалось, что понтийские греки, в период их проживания в регионе не только не вписывались в хронологию местной исторической летописи, но и намеренно подвергались лишению памяти многовековой истории своих предков, своих корней, и, тем более, памяти славных сыновей своего героического народа. Греки лишались возможности воспитывать новое поколение в духе идеалов и традиций своего народа, боевых и трудовых достижений своих предков, отцов и матерей, братьев и сестёр, следовательно, лишались своего действительного исторического наследия, долевого вклада в развитие целого государства, и права вписываться в большую историю всего советского народа. Память - есть дух истории.

Воспоминания оживляют с большой точностью действительность происходившего даже в каждом конкретном промежутке времени, что неоспоримо даёт возможность защищать себя и историю своего народа от её искажения различными вымыслами. Это придаёт нам силу и возможность сохранять нашу историю живой, в памяти и сердцах, как отеческую летопись для будущих поколений, что даёт мне, как автору, неоспоримое право запечатлеть, пусть не многие, но важные факты для освещения правдивой информации и ознакомления с ней широких масс наших читателей. Моя миссия вызвана глубокой заботой и солидарными со мною чувствами моих соотечественников, против неадекватных и негативных отношений к нашему национальному меньшинству – греческому народу!

Чтобы объяснить последствия, как известно, нужно исходить из сущности происхождения причины. Трагедии национальных меньшинств, в том числе понтийских греков - это издержки, именно, националистической политики на местах, в частности, руководства Грузии в Абхазской АССР. Такая политика родилась еще в бытность И. Сталина, комиссаром по национальным вопросам, а затем его тоталитарной системы страны, когда преступно нарушался естественный эволюционный процесс хода развития многонационального советского общества. В ту пору, придавалось приоритетное развитие представителям титульных национальностей - меньшинству из более 160-ти национальностей, проживавших на территории СССР, с постепенным отмиранием – большинства, вследствие стирания межнациональных различий. По регионам страны, в итоге, должны были доминировать только отдельные кастовые группы, как, к примеру, в регионе Кавказа, так называемые - «горцы».

Суть этой политики, можно назвать не иначе, как «чумой красного фашизма», безусловно, не имевшей ничего общего с настоящей теорией научного коммунизма, с философией идеалов демократии и социализма.

Однако, эта политика оставалась неизменной в СССР до самой смерти И.В.Сталина в марте 1953 г.

По всей советской стране прошла масштабная кампания «Никто не забыт - ничто не забыто». Люди воспаряли духом, повеяло свежим ветром свободы. На фоне этого стало непонятным и, более того, вопиющим фактом, что участие греков, в частности, села Кумы, Михайловки, Шромы на фронте, в истребительных батальонах, и погибших на войне, почему-то, старались скрыть, покрыть мраком!. Значит, была какая-то причина, конкретная цель?!

Очень скорбно за наш народ, наших дедушек и бабушек, родителей, братьев и сестер. Мало кто знает об их трагедии, особенно молодёжь, другие народы бывшего Советского Союза, и тем более, греки во всем мире. Некоторые обвиняют нас в том, что мы, будучи прикрываемы греко-подданством не служили в государственной армии и не оказывали помощи Советскому народу во время Великой Отечественной войны!.

Греки-ромеи, беженцы из Понта, прожили в южных районах России Черноморского побережья и других местах, в среднем, 70-100 лет. А в некоторых регионах значительно больше. Они, по праву, считают эти места своей второй родиной, где почувствовали радость и теплоту родного очага, выросли, работали, получили образование и прожили основную сознательную жизнь. Мало кто помышлял вообще выезжать на постоянное место жительство в Грецию до массовой их высылки в 1949 г. из родных сел и городов. Более того, в те времена, после мировой и гражданской войн и последовавшей за ними экономической разрухи до середины ХХ века, жизнь в Греции была тяжелой и крайне бедной. Происходил массовый выезд семьями из самой Греции в другие страны, в поисках работы для своего содержания.

Предлог для изгнания греков с Черноморского побережья, как «неблагонадёжных элементов», чтобы обезопасить регион, оказался вымыслом(!). Он не имел связи ни с теорией, ни с практикой коммунистического строительства, и тем более, с развитием промышленности и сельского хозяйства Казахстана.

Подлинная причина заключалась в националистической политике властей Грузии, которая проводилась еще с 20-х и 30-х годов чиновниками НКВД, среди греков, в рамках Сталинской национальной политики. Готовилась масштабная фашистская акция мегрелизации всего побережья, в ущерб генофонда греческого национального меньшинства и некоторых других народов..

Уместно дать пояснение относительно легенды, которая ходит в народе о добром «отце народов», что якобы Иосиф Сталин выслал греков в 1949 году из-за того, что Греция отказалась их принимать. На попытку представителя Греции в ООН добиться у В.Молотова пояснения причины массовой депортации греков СССР, он получил грубую отповедь: «Мы ни перед кем не оправдываемся в том, что делаем в своей стране», что лишний раз подтверждает тот факт, что никакого обращения властей СССР к Греции в этот период времени о принятии греков из СССР не было.

Зато, сам дух содержания постановления правительства и ЦК Грузии № 675 от 20 июня 1949 года спустя лишь только четыре дня после изгнания греков, даёт исчерпывающий ответ о сути готовившейся хищнической, фашистской акции против беззащитных греков. Достаточно привести один пункт «а», параграфа №5, который говорит обо всём: «Передать переселенческим колхозам (то есть мегрелам – примечание автора) всё (!!!) ….«безвозмездно» (то есть созданное потом греков в течение ста лет – отдай! – Прим. автора).

Великий абхазский поэт и прозаик в ХХ веке Фазиль Искандер в своих произведениях не обошел молчанием происходившее в тот период времени с населением республики.

Об этом пишет английский писатель и корреспондент Нил Асерсон в своей книге: «Черное море - колыбель цивилизации и варварства» (перевод с английского и издание на греческом языке - «ОКЕАНИДА» 2003, на стр.262).

Фазиль Искандер в своем романе: «Сандро из Чегема» приводит одну картину (обратный перевод с греческого мой) в которой Сандро, один абхазский авантюрист, входит в соблазн купить дом одной греческой семьи, мужа и жену которой выслали в Сибирь, а оставшихся детей родственники отправили в Россию для усыновления. Один небольшой красивый дом, ухоженный с цветами и плодородными деревьями вокруг.

Тогда отец Сандро, один уважаемый и честный старец из гор прозрел ситуацию: почему дом пустой и местный Совет предлагает его сыну по цене стоимостью 2-х свиней, сказал ему, дословно: «Сын мой, начал спокойным и строгим голосом, раньше, если какой-то мститель убивает своего врага, то не трогает ни одной пуговицы на его одежде. Относил тело в дом врага, оставлял на земле и звал семью, чтобы вышли и взяли умершего чистым и не запятнанным от прикосновения животными. Так обстояли вещи. Эти люди сейчас убивают невинных и снимают с них одежду для того, чтобы продать дешево своим лакеям. Можешь купить этот дом, но моя нога никогда не ступит в него, и тебе не позволю пройти через порог моего»(!!!).

Такими были Абхазские горцы до 50-х годов прошлого века - до наводнения их страны другими поселенцами из приведенных выше районов. И другое, на следующий день, когда выслали греков из Абхазии - 17-го июня 1949 Сухумский городской рынок опустел, в устах и в мыслях оставшегося населения было одно: «А что будем делать без греков?».

Зато тбилисские национал-фашисты и их московские патроны знали что делать!

О выселении советско-подданных греков и речи не было ни в одном официальном решении. Но, зато в республике Грузия об этом хорошо позаботились. На многочисленные жалобы, комиссия МГБ СССР, рассмотревшая их на месте выявила, что имело место принуждение греков со стороны уполномоченного секретаря ВКП(б) Л.Берия к изъявлению желания «добровольно» уехать из Абхазии. Сам Лаврентий Берия неоднократно заявлял своим уполномоченным по линии НКВД, что: «Согласно решению ЦК ни одного грека в Абхазии не должно оставаться». Спрашивается, почему такое усердное старание? Очевидно, он имел в виду решение ЦК КП(б) Грузии в период его руководства республикой, согласно которого и проводилась систематическая работа НКВД республики в Абхазской АССР по вовлечению греков, даже комсомольцев, в греческое подданство. Создавали психоз эмиграционного настроения. Чиновники распространяли слухи, что «всех греков увезут в Грецию».

Таким образом, националистическая позиция республики в отношении греческого национального меньшинства получила реализацию. С 13 по 16 июня 1949 г. всех греков, в том числе и советско-подданных «добровольно» вывезли из своих домов и сёл. Своей цели они достигли, вакуум создали, благоустроили своих мегрелов в греческие дома и передали им высокодоходные хозяйства греков, основанные на производстве табаков «Самсун» и «Трабзон», которые приносили стране иностранную валюту.


Часть вторая. Жертвы грузинского национализма

После освобождения греков от режима спецпоселения, они стали искать себе постоянное место жительства. С этой целью возникали и настроения выехать в Грецию. Тем не менее, советско-подданные греки, которых было подавляющее большинство, обратились в высшие инстанции вплоть до Москвы, с требованием возвращения домов, принадлежавших им до выселения из Абхазии и других мест.

Позиция тогдашнего руководства республики Грузия оказалась не просто интересной или националистической, которую иногда приравнивают к псевдо-патриотизму, а была абсолютно антигуманной, с выраженной явной патологией национализма с крайними его конкретными элементами фашизма - усиления генофонда одного народа путем уничтожения другого. То есть мегрелов в ущерб грекам.

Так, первый секретарь ЦК КП Грузии Василий Павлович Мжаванадзе в докладной записке в ЦК КПСС от 9 марта 1955 года за номером 327/с возражал против возвращения грекам ранее принадлежавших им собственных домов, ссылаясь на то, что возвращение грекам их домов «означало бы ломку жизни поселённых в эти дома колхозников (то есть мегрелов - прим. автора), которые за эти годы (то есть с июня 1949г. по февраль 1955 г. – прим. автора) прочно обосновались в Абхазии, обзавелись хозяйством (то есть греческим – прим. автора), работают в колхозах» (созданных греками – прим. автора).

Этот партийный лидер Грузии убеждал также руководство ЦК КПСС «дать указание соответствующим органам о прекращении дальнейшего возвращения в Абхазию греков, высланных в 1949 г.».

Почему он не позаботился и о греках, чтобы как-то восстановить справедливость?!

Например, получить, по этому поводу, согласие ЦК КПСС выделить средства, устроить дороги, линии электропередач, водопровод, предоставить кредиты, как они это сделали для мегрелов своим постановлением от 20 июня 1949г. за номером 675, и тем самым, поселить греков несколько выше в горах, создать новый источник дохода в регионе Дзихва - от Сухумгэс до высоты 2.080 метров Чумхузба и выше к селу Псху. То есть, в местах привычных грекам, несколько напоминающим им горную местность Родины - Санты Понта. Но, это могло нарушить доминирование мегрелов в Абхазии. Таким образом, всё оставили мегрелам, не посчитались с судьбой греков. Часть греков, все-таки вернулась и приспособилась жить в бесправном положении, в основном, на окраинах городов Сухума и Краснодарского края.

В 1957 г. возвратившиеся греки благоустраивали могилы своих родных в селе Михайловка - Шрома. Изъявили естественное желание увековечить память погибших сельчан на войне, как это делал и весь советский народ. Однако, местные власти – мегрелы не разрешили поставить памятник даже на окраине села у греческих могил. Мотивировали отказ огульно тем (то есть стереотипным ярлыком народу из прошлого), что поскольку не работали и не воевали, памятником хотите подтвердить, что имели и погибших?! Этот вопиющий факт впервые, спустя 42 года привела учительница села Михайловки-Шромы Кириакия Цинак-Ксимитиду в своей работе «Воспоминания», г. Салоники, на стр. 46.

Возможно, основная часть высланных греков, постепенно вернулась бы и приспособилась к жизни в других местах Черноморского побережья, если бы в конце 1980-х – начале 1990 –х годов в Грузии, в период демократических пере- мен, антиподы народа не загорелись опять националистическим угаром под агрессивным лозунгом «Грузия для грузин». И как следствие этого - хаос, организованные грабежи и убийства беззащитных национальных меньшинств, вооруженные конфликты и противостояние народов.

Лишь только поэтому, многие греки стали вынужденно уезжать в Грецию, в надежде найти в ней постоянства в своей жизни, которую не знали. Поэтому, до настоящего времени они многим огорчены, особенно морально и нравственно.

Трагедию всех нардов региона – абхазцов, греков, мегрелов и других, надо ясно усматривать именно в контексте первопричины внутренней национал-шовинистической политики властей Грузии, в стремлении насильственно изменить демографическое соотношение населения Черноморского побережья, путём его мегрелизации, и как следствие - её катастрофического провала, из которого следовало бы сделать надлежащий вывод всем! С одной большой и существенной разницей, заключающейся в том, что в отличие от положения греков, мегрелы имели возможность не поддаваться этой авантюре тбилисских властей.

Кроме того, в русскоязычных газетах, временами приводятся эти вопросы и почему-то преподносятся точно так же злостно, как и в те времена сталинизма. Много раз я слышал возмущение читателей к такому отношению к грекам, поэтому они и стали предметом данного исследования.

Удалось восстановить справедливость - результаты приведены ниже. Следует особо отметить, что все сельчане, родные и потомки имеют право гордиться подвигом своих соотечественников, ныне уже дедами, отцами и братьями, участниками и погибшими во Второй мировой войне 1941-1945 г.г. советского народа за освобождение своей Родины, выполнившими свой гражданский долг, отдавшими на этой войне свою жизнь!!!

Ниже приводится лишь часть результатов на примере одного только села Михайловки - Шромы.

Наибольшее число участников, в том числе и погибших на войне, приходится на такие фамилии сельчан как Чача, Мустопуло, Кешаниди, Попандопуло, Тепетов, Чиликиди, Какошимиди, Химониди, Пеков и многие другие. (По завершению исследования, будет представлен к опубликованию отдельным изданием весь объем собранных данных).

Род Чача. Всего 8 членов семьи, в том числе:

- Андрей Евфимович- погиб;

- Александр Евфимович – майор артиллерии, профессор по табаководству, член КПСС и Сухумского райкома;

- Фемистокл Евфимович – майор, лётчик, кадровый военный;

- Демосфер Евфимович – капитан, лётчик;

- Георгий Харалампович – с высшим образованием, капитан, директор школы;

- Митрофан Михайлович- лётчик;

- Константин Авраамович- сержант;

- Алексей Христофорович – рядовой, добродетель села, построил мельницу («ти Чача») у реки В. Гумиста. Находилась по течению реки левее моста. Раздал по 2 пуда кукурузы, выращенной в Агриде, на сколе годы «Пиперандон», беженцам, поселившимся в Апьянде и др.

Род Мустопуло. Всего 6 членов семьи, в том числе:

- Авраам Харалампович- погиб;

- Евфим Афанасьевич, являвшийся одним из трёх сыновей Афанасия, добровольно настоявший уйти на войну, погиб. Первая повестка о гибели, пришедшая в село, была на его имя.

Род Попандопуло. Всего 8 членов семьи, в том числе:

- Аристид Николаевич – один из трёх сыновей Николая («Ти Янинас»), принимавших участие в войне, погиб;

- Иван Ильич- погиб («Ти Колозинас»);

- Иван Васильевич- погиб («Ти Еванфияс»);

Род Кешаниди. Всего 8 членов семьи, в том числе:

- Илья Васильевич - погиб;

- Кузьма, Аети (он же Тосуниди) и Феофил, сыновья Ивана («Ти Царонос»).

Род Тепетовых. Всего 7 членов семьи, в том числе:

- Лазарь Харалампович – погиб.

Род Чиликиди. Всего 6 членов семьи, в том числе:

- Иван Георгиевич- погиб.

Род Какошимиди. Всего 5 членов семьи, в том числе:

- Георгий Христофорович - погиб;

- Константин Христофорович - погиб.

Род Химониди из Апьянды. Всего 5 членов семьи, в том числе:

- Авраам - погиб;

- Христофор - погиб.

Род Пековых. Всего 4 членов семьи, в том числе:

- Георгий Константинович - погиб.

Из одной семьи Авраама Саввиди, проживавшей на горе Мустогли (братья Кешаниди Домны), Иван и Николай Авраамовичи погибли.

Следует отметить также фамилии некоторых славных сынов понтийского народа села Михайловка – Шрома, как военачальников и солдатов войны:

- Франкопуло Демосфена Аристидовича - майора – штабиста;

- Иосифиди Евстафия Ивановича (он же Тато) – майора авиации- лётчика;

- Кутитова Ивана Авраамовича - полковника;

- Химониди Михаила Авраамовича - полковника;

- Феофаниди Ивана – майора, командира батальона;

- Пистопуло Авраама - старшего лейтенанта;

- Мустопуло Евклида Георгиевича - старшего лейтенанта;

- Мендешиди Георгия Ивановича – сержанта, с 6-ю наградами войны;

- Параскевопуло Елевтерия Панайотовича – сержанта, члена КПСС, с 6-ю наградами войны, в том числе «За взятие Берлина», где остался на год его восстанавливать.

Все выходцы из села Михайловка - Шрома, весь понтийский народ может гордиться этими именами! Так же как и Анна – дочь майора Франкопуло Д.А., проживающая сегодня в Салониках, жена и дочери сержанта Параскевопуло Е.П. из Каллифеи Афин и многие другие.

Перечисленные выше представлены в военной форме, на них имеются военные документы - об участии в войне и награды.

Эти люди-всего лишь часть нашего понтийского народа - греки СССР. Они воевали, и тем самым, опровергают необоснованные, злостные, заведомо ложные вымыслы бывших сухумских чиновников, стремление их современных приспешников и сталинизма очернить и унизить всех греков. Факт героизма советско-подданных греков - граждан бывшего Советского Союза налицо!!!


Часть третья. Достойны памяти


А вот переубедить многих отравленных пропагандой республики Грузия тяжелее. Грязное пятно можно фактами отбелить, но из истории не вычеркнуть. Вот, один пример, случай, который имел место недавно в районе Каллифея Афин. Я случайно разговорился с одной пожилой женщиной, по акценту понял откуда она родом, так как до пятого класса в школе изучал грузинский язык. Помню даже директора школы Асмава Хото и несколько стихов на грузинском языке.

Невольно заинтересовался, какими судьбами она здесь? Последовало много рассказов о войне в Абхазии, Осетии, о том, что жила в Сухуми, а теперь без дома. Она во всех бедах абхазов и выселении греков в 1949г. обвиняла русских.

В Каллифее она находится в гостях у дочери, вышедшей замуж за грека. Разговор пошел на её лад, и я сказал, что вот уже 60 лет прошло, как и я без дома. Она спросила: «Что, не грек?». Я пояснил, что грек и живу в собственном доме, но не на своей земле, как в родной Абхазии. Добавил, что в Абхазии жило много греков, они тоже теперь «без домов», что с ними случилось?

Она ответила так: «Знаешь, они не работали и не воевали, это родина Лаврентия Берии, он сердился, поэтому выгнал». Да, Лаврентий Берия, действительно родился в селе Мерхеули, в 10-ти км от Сухуми, он и все его сельчане-мегрелы, тоже пришельцы, заселившиеся в Абхазию в 1880–х годах, в те же годы, когда заселялись греки, армяне, эстонцы, немцы и др.

Очевидно, эта пожилая женщина не поняла, что и я «бездомный» из Абхазии. Но, самое главное, к сожалению, до сих пор не уяснила себе, как и многие другие, подлинную причину нашей общей беды. А ведь могли бы жить в своих домах на благословенной этой земле все мирно, дружно и счастливо, как при царице Тамаре, при Несторе Лакоба, когда республика за пополнение валютного фонда Советского Союза в 1935 г. была награждена Орденом Ленина. Об этом написал очевидец, Полихрон Бумбуриди в своей замечательной работе «История «Маленькой Греции» в стране Души - Апсны (Абхазии)», Афины, 2006 г., стр. 6: «Я хорошо помню, как на рейде в Сухумском порту стояли иностранные суда, в трюмы которых загружали отборные сорта абхазских табаков «Самсун» и «Трабзон». С Кодорского лесозавода отправляли редкие сорта древесины – фундука, ореха и самшита. В честь присвоения высокой награды Ордена Ленина в городе Сухуми состоялся торжественный парад, который принимал Нестор Лакоба. Проходил парад на улице III-го интернационала (впоследствии Проспект Мира), на котором и я имел честь присутствовать».

Здесь следует отметить, что основная заслуга в присвоении этой награды принадлежала понтийским грекам, которые выращивали в поте лица с большими лишениями табак «Самсун» и «Трабзон», причем всё это делалось вручную.

Именно наши отцы и матери – второе поколение изгнанного народа из Понта.

Известно, как затем отнеслись к грекам неблагодарные республиканские власти. А вот, как поступили с мудрым сыном абхазского и вождём всех народов Абхазии, в том числе и греков – Нестором Лакоба – председателем ЦИК, который умел ценить людей по достоинству, а не по национальному признаку, мало кто знает.

Вот, что об этом далее говорит П. Бумбуриди: «Куда делся потом тот орден Ленина история умалчивает. Зимой того же года при большом снегопаде население Абхазии встречало из Тбилиси гроб с телом Н.Лакоба. От Келасурского вокзала до городского театра, расположенного в центре города, гроб несли на плечах соратники и друзья покойного, который пользовался большой популярностью и любовью среди населения. На траурном митинге выступали председатель Совнаркома Грузии и первая абхазская лётчица Мери Авидзба. Похоронили его у входа в Ботанический сад. Так ушел из жизни при загадочных обстоятельствах верный сын всего народа Абхазии.

Министр здравоохранения и лечащий врач Семерджиев-Хиотис заявил тогда, что Н.Лакоба не страдал никакими болезнями, которые могли бы вызвать скоропостижную смерть». По другим источникам, в тот роковой день Н.Лакоба был гостем в доме Л. Берия в Тбилиси, где и был отравлен.

В таких случаях вскрытие обязательно, тогда почему его не вскрыли?!

Вскоре и могилу Н.Лакоба сравняли с землей, его семью и всех родственников уничтожили, как врагов народа. В 1970–е годы прошлого столетия на прежнем месте у входа в Ботанический сад г. Сухуми был восстановлен памятник Н.Лакоба, но как пишет в прошлом военный врач и главный невропатолог г. Сухуми П.Бумбуриди, где и прошла его основная сознательная жизнь, где покоятся останки Н.Лакоба никому не известно.

Здесь следует особенно подчеркнуть, что такие вопросы как: орден Ленина, приведенный выше и неоспоримый факт о достойном вкладе и заслуге понтийских греков в эту награду и, довольно объективное, прогрессивно-смелое отношение со стороны Нестора Лакобы к национальным меньшинствам, в том числе и грекам, в период его плодотворного руководства в 1930-е годы Абхазской АССР, безусловно, взаимно связаны между собой.

Косвенно и прямо это показывало, что греки смогут достойно вписаться в текущую историю данного региона. С учётом того, что основателями многих поселений Черноморского побережья были древние греки, то есть их аборигенами, новопоселенцы - понтийские греки, не исключалось, что приобретут статус коренного населения, поскольку они вносили свой конкретный вклад в совершенствование и развитие общества Абхазской АССР в областях экономики, науки, техники, культуры и спорта, что было очевидно повсеместно. Один всего пример - греческая средняя школа в г. Сухуми была образцовой. Её школьная футбольная команда «Буревесник» занимала первые места в городских и республиканских соревнованиях. В 1936 г., 1937 г., 1938 г. она выходила во Всесоюзный финал в Москве. Команда греческой школы г. Сухуми по манере игры была признана самой техничной, она славила в те времена Абхазию. Тем не менее, ее игроки, как и весь понтийский народ, позднее пострадали.

Общее число сельчан, участников войны, которых удалось установить составило 154 бойца, в том числе погибших – 51. Репрессированных в 1937-38 гг. составило больше, чем погибших на фронте, из которых лишь трое вернулись.

Сельчане, погибшие на войне 1941-45 гг.:

1. Атмачиди Евфим Иванович,

2. Атмачиди Иван Лазаревич,

3. Елинопуло Феодор,

4. Запуниди Константин Адамович,

5. Какошимиди Георгий Христофорович,

6. Какошимиди Моисей Авраамович,

7. Калайчиди Константин Иванович,

8. Камберов Феодор Филиппович,

9. Каляхиди Христофор,

10. Келешиди Палихрон,

11. Кешаниди Илья Васильевич,

12. Кравченко Афанасий Трофимович,

13. Ксимитов Лазарь Георгиевич,

14. Ксимитов Иван Георгиевич,

15. Куимчиди Стилиан ...,

16. Курцопуло Павел Иванович,

17. Курцопуло Димитрий Иванович,

18. Лаинопуло Ставрий Васильевич,

19. Ливасов Феодор Исаакович,

20. Липкин Николай Григорьевич,

21. Мустопуло Авраам Харалампович,

22. Мустопуло Евфим Афанасьевич,

23. Орфаниди Александр Георгиевич,

24. Параскевопуло Георгий Панайотович,

25. Пеков Георгий Константинович,

26. Пеков Христофор Константинович,

27. Панициди Дамиан,

28. Паяниди Лаки Николаевич,

29. Политиди Пётр,

30. Попандопуло Иван Ильич,

31. Попандопуло Иван Васильевич,

32. Попандопуло Аристид Николаевич,

33. Патулиди Феофил Панайотович,

34. Потуриди Дамиан,

35. Порочиди Феодор Иванович,

36. Саввиди Иван Авраамович,

37. Саввиди Николай Авраамович,

38. Саплахиди Илья Саввович,

39. Симеониди Хари Георгиевич,

40. Тахчиди Иван,

41. Тахчиди Георгий,

42. Тепетов Лазарь Харалампович,

43. Тосуниди Накис ...,

44. Тосуниди Евстафий ...,

45. Тосуниди Константин ...,

46. Феофаниди Евклид ...,

47. Франкопуло Георгий Павлович,

48. Чача Андрей Ефимович,

49. Чиликиди Иван Георгиевич,

50. Химониди Авраам ...,

51. Химониди Христофор ....

Попандопуло Аристид Николаевич
Попандопуло Аристид Николаевич

Мустопуло Авраам Харалампович
Мустопуло Авраам Харалампович

 


Братья Саввиди Иван и Николай Авраамовичи
Братья Саввиди Иван и
Николай Авраамовичи

 

Орфаниди Александр Георгиевич
Орфаниди Александр Георгиевич


Тепетов Лазарь Харалампович
Тепетов Лазарь Харалампович

 

Чача Александр Евфимович (справа) и Мустопуло Константин Афанасьевич
Чача Александр Евфимович
(справа) и Мустопуло Константин Афанасьевич


Чача Фемистокл Евфимович (слева) с боевым товарищем
Чача Фемистокл Евфимович ( слева) с боевым
товарищем

 

Франкопуло Демосфен Аристидович с женой
Франкопуло Демосфен Аристидович с
женой


Иосифиди Евстафий Иванович (Тато)
Иосифиди Евстафий Иванович (Тато)

 


Сержанты Кешаниди Феофил Иванович и Спиранти Алексей Авраамович
Сержанты  Кешаниди Феофил Иванович и
Спиранти Алексей Авраамович


Сержант Параскевопуло Елевтерий Панайотович в Берлине
Параскевопуло Елевтерий Панайотович  в  Берлине

 


Сержант Параскевопуло Елевтерий Панайотович в Казахстане на высылке
Сержант Параскевопуло Елевтерий Панайотович  в  Казахстане на высылке


Сержант Мендешиди Георгий Иванович
Сержант Мендешиди Георгий Иванович

 


Вечная память советскому народу, в том числе понтийским грекам, погибшим на войне 1941-45 г.г. против немецкого фашизма!!!

P. S. Поиск документов и фотографий продолжается, уточняются фамилии, имена и отчества. Желающих предоставить дополнительную информацию, просьба писать на e-mail: gonkesogludis(@)yahoo.gr

Материал исследования был опубликован в «Греческом Сухумском вестнике» в №№: 12-13-14, газеты «Афинский курьер» за - 30.10, 20.11 и 18.12.2009 года и частью доработан.
_____________________________________________


Репрессии греков Абхазии

ЧАСТЬ ПЕРВАЯ. ГРЕКИ - КАК НЕОТЪЕМЛЕМЫЙ ЭЛЕМЕНТ АБХАЗИИ

Представитель имперского Кавказского общества сельского хозяйства А.Розов в 1890 году, будучи по особому поручению в Сухумском округе, относительно греков Абхазского побережья, их трудолюбия, жизни и табаководства, писал:

«В этой местности мы видим новый элемент – греков. Живут хорошо. Дома их каменные, отапливаются каминами, устроены особые хлева для скота. В комнатах домов чистота, полы деревянные, дворы ухожены и опрятные, чего ни у русских, ни у немцев, ни у эстонцев нет, тем паче у остальных. Характерная особенность хозяйства греков, дающая им возможность жить лучше других - это табаководство.Сюда прибывают скупщики из Петербурга, Керчи, Трапезунда и других мест...».

На заседании Кавказского общества сельского хозяйства в 1884г. табачный фабрикант А.Энфианджянц, директор фабрики «Мир» Такиелов Р.И., абхазский помещик князь Шервашидзе отмечали вклад греков в освоение пустовавших земель, разведение табаководства.

О численном составе греков в Абхазии можно судить по различным источникам и данным переписи населения,многие из которых достаточно сильно разнятся:
- В 1886 г. было 2,1 тыс.человек или 3,1% от общего числа жителей;
- На 30 ноября 1922г.по данным переписи Грузинской ССР, в г.Сухум из общего населения 8793 человек греков было 2490 чел. или более 28%;
- Сельскохозяйственная перепись 1923 г. определяет количество греков в сельской местности в 19.222 чел. или 13% от общего числа сельскохозяйственного населения ССР Абхазии;
- В 1923 г. всего количество греков в Абхазии превышает 21,5 тыс. человек или 14,9% от общего населения;
- Сведения по переписи населения 1926 г. по языку численность греко-язычного населения – 25619 чел.;
- Общая численность всех иностранно-поданных Абхазии в 1926 г. было 15 тыс. человек, из них греков-10,8 тыс., турок-3,0 тыс., армян – 1,0 тыс. человек;
- При учете иностранно-поданных общая численность греческого населения составляет 25645 чел., и это более вероятное число т.к. оно близко к численности по языку.

Данные о переписи греческого населения значительно отклоняются от естественного прироста, характерного для греков. Это связано с выездом части греков-беженцев в Грецию с целью воссоединения семей.

По данным бывшего сотрудника Центрального государственного архива Абхазской АССР Н.Н.Иоаниди («Греки в Абхазии». Изд. Алашара. Сухуми 1990 ), согласно Всесоюзной переписи населения 1939 г. число греческого населения в Абхазии было 34.621 чел., т.е.прирост за 13 лет составил около 9 тыс. человек при отсутствии въезда и наличии выезда.

Расчётный прирост греческого населения на следующие 1939 – 1949 годы составляет 13,8 тыс. человек, что даёт нам представление об общей численности греческого населения в 48.400 тыс. человек на роковой 1949 год - массового выселения греков из Абхазской АССР.


Фото 1. На этом месте было село Михайловка - сегодня опустевшее

Таким трудовым и интеллектуальным потенциалом греческого нацменьшинства грузинское руководство пренебрегло ради своих узко националистических устремлений, обернувшихся затем бумерангом для простого крестьянского населения Мегрелии, заселённого в греческие дома и колхозы.

По всем данным, в первые годы Советской власти специальной работы с национальными меньшинствами в многонациональной Абхазии не велось. Причём, в автономии коренная нация – абхазы не составляла даже относительного большинства в результате махаджирства, имевшего место в XIX веке(Махаджирство – массовое и целенаправленное переселение мусульман в мусульманскую страну из немусульманских стран).

Национальных проблем для правительства Республики практически не существовало, так как, только что прошедшая революция разделяла людей по классам, вытеснив на время, национальные различия и интересы. Определяющим фактором, например, в выборах органов Советской власти было свободное выражение воли и желания самых жителей.

О потенциале греков можно судить по составу их в обществе Абхазии. Из данных, которые привела, описывая тот тяжёлый период 30-х годов в Абхазии, Адиле Аббас-Оглы в своей книге «Не могу забыть» (Изд. АСТ, Москва 2005) следует, что в 1938г. при общем населении Абхазии 300 тыс. чел. коренного населения абхазцев, было всего 56 тыс. чел. При этом греки составляли 11.5%населения, а абхазцев 18.8 % . Т.е. греков было немного меньше – 61.17% от числа абхазцев.

Данные говорят о том, что в работе Советских органов могли принимать активное участие, причём с большим удельным весом, представители всех национальностей, в том числе и греки. Так, в составе членов 2-го Всесоюзного съезда Советов были Феофан Степанович Анастасиади – руководитель Управления народным хозяйством, Феодор Анастасьевич Пантелиди – зам. председателя Гумистинского коопсоюза, Николай Евгеньевич Делавери – зав. орготделом Сухумского горкома КП, Спиридон Семёнович Попандопуло – крестьянин, Полихрон Христофорович Пасхалиди – крестьянин, София Ивановна Барчал – Оглу – от союза ‘’Пищевкус’’ и Иван Георгиевич Миронов – секретарь и член Гумистанской земкомисии. На III– м съезде Советов Абхазии на 246 делегатов греков было 17 человек, что примерно соответствует численности советско-поданных греков в процентах к общему числу жителей республики.

Необходимо подчеркнуть, что в первые годы Советской власти национальное представительство греческого народа в государственных органах Социалистической Советской Республике Абхазия в процентном отношении примерно соответствовало фактической численности. Это было достигнуто благодаря тому, что самому народу было дано право выдвижения кандидатов без национальных лимитов, квот и других ограничений.

Позднее, на заседании ЦИК Абхазии 17 Марта 1927 г. была утверждена комиссия национальных меньшинств в составе: председатель С. Я. Чанба, Миносян – от армянского населения, Делавери и Семерджиев от греческого, Кулешов – от русского, Раудсен – от эстонского и Делавер – Оглы от турецкого населения республики. В положении о комиссии говорилось: «Целью означенной комиссии является проведение мероприятий направленных к развитию и укреплению мирного сожительства и тесного сотрудничества всех населяющих ССР Абхазию национальностей, а также к культурному и материальному преуспеванию национальных меньшинств в ССР Абхазии». Следует подчеркнуть, что Абхазия в то время была независимой Социалистической Советской Республикой. В соответствии с этим положением в Сухумском районе Абхазии существовало 4 греческих сельских и 23 смешанных сельских Советов, куда входили части греческого населения. Произошли заметные сдвиги в области народного просвещения. Так, например, число греческих школ возросло с 34 в 1921-1923 учебном году до 48 в 1925-1926 учебном году, количество учащихся в них увеличилось с 2.255 до 2.849 и учителей – с 42 до 80 за те же годы. Количество греков – служащих советских и общественных государственных учреждений возросло с 5.97 % до 6.8 % от общего их количества. По данным на 1929 г. грамотность греческого населения была 35 %. В связи с этим, по решению комиссии нацменьшинств при ЦИКе Абхазской ССР в 1929 г. на учёбу были направлены:
- Гомер Хиоти в военно-морское училищем Фрунзе,
- Савва Муртиди в сельскохозяйственную Академию им. Тимирязева,
- Харалампий Вонятикиди в Краснодарский сельскохозяйственный институт,
- Орест Номикос в Грузинский политехнический институт г. Тбилиси,
- Евгений Кабасакалов в Новочеркасский политехнический институт...

С начала 1930-х годов политика относительно нацменьшинств изменилась, и положение их ухудшилось. Особое внимание следует обратить на стремление к «мегрелизации» абхазских земель и репрессии против самой Абхазской ССР как республики. С1931г. Абхазская ССР была преобразована в Абхазскую автономную ССР и введена в состав Грузинской ССР. С этого времени над Сухуми появилась вертикальная иерархическая власть Тбилиси.

Она диктовалась и направлялась органами НКВД: происходило силовое изменение национального состава служащих, замена квалифицированных работников даже на менее квалифицированных, подход к гражданам происходил уже не по деловым качествам, а по национальному признаку, начал процветать бюрократизм, чванство, вымогательство, господство и насилие одного народа над многими другими.

Эти и другие факты привели к национальным потрясениям, которым нет конца и по настоящее время!!! Сегодняшнее противостояние народов в регионе Кавказа и в других местах являются издержками преступной националистической политики властей времён восьмидесятилетней давности – дискриминации национальных меньшинств.

Cпецифика репрессий в Абхазии заключается в том, что в регионе пострадали практически все города и сёла без исключения, в конечном счете, все народы, и сами привилегированные когда-то мегрелы. Безграмотных крестьян обвиняли в троцкизме, пропаганде поповщины, простых людей рабочих и крестьян объявляли «врагами народа» и расстреливали, направляли в сибирские лагеря, из которых практически никто не возвращался. Их семьи лишали гражданских прав, всего имущества и выселяли из республики. Дискриминация и самовольство превзошли все рамки, даже абхазский язык был исключен из обучения в школе и заменён на грузинский, абхазская письменность переведена на грузинскую графическую основу.

Следует привести и относительно низкую грамотность греческого населения, слабое знание русского языка, большое влияние религии, разрозненность и разобщённость греков – беженцев по признаку их мест бегства из Понта, периода их поселения, уровня обустройства и, в целом, их низкого уровня социальной и политической активности по сравнению с другим населением Абхазии. Органами НКВД намеренно создавались условия для массового перехода греков – крестьян в греческое подданство и культивировались эмиграционные настроения. Этому способствовало ещё и то, что греко-поданных не раскулачивали, сохраняли за ними их владения и не принуждали переходить в колхозы.


ВТОРАЯ ЧАСТЬ. ЖЕРТВЫ ОГОЛТЕЛОГО ШОВИНИЗМА

В хозяйственной жизни абхазской автономии во всех госучреждениях, курортных организациях и в кооперации все руководящие должности, которые, как бытовало в народе, называли «хлебные», «тёплые» и «свежей копейки» были заняты привилегированными элементами, в основном, мегрелами. Что касается передовых и образованных людей других народов Абхазии, согласно специальным исследованиям А. Жукова, И. Джухи и др., то они были просто физически уничтожены в период репрессий.

В последнее время (1980-е годы) в качестве заместителей должностных лиц и на других подчинённых должностях были лишь единицы из греков, практически для исполнения конкретных работ.

Прирост грузинского населения в Абхазии происходил главным образом из «малоземельных хозяйств» Мегрелии под предлогом компенсации депортированного греческого населения.

Работники НКВД и другие функционеры государственной власти разрушали устоявшееся равновесие и гармоничную жизнь нацменьшинств в Абхазии. Например, причисляли всех греков к «пришлым» и на сходках крестьян заявляли открыто: «Всё равно, даже если вы не перейдёте в греческое подданство, вас выселят и никакой помощи мы вам не дадим ... Всё равно, в марте прибудет греческий пароход, на это уже есть договор и мы вас выселим».

Стремление очистить Абхазию от «пришлых» давало о себе знать в общественной жизни и проявлялось даже в таких формах: вдове грека, русской по национальности, было предложено принять греческое подданство и выехать (Н.Иоаниди, « Греки в Абхазии» стр.41 ). Несомненно, что тщательно ещё с 30-х годов тщательно готовилась операция по депортации, прежде всего греческого населения из Абхазской АССР в восточные районы страны. При этом, фактор греческого подданства выдвигался как основная инкриминирующая аргументация, т.е. как «Неблагонадежные Элементы».


Фото 2. Церковь Св. Петра и Павла села Михайловки сегодня

Серьезность складывающегося положения национальных меньшинств и, прежде всего, мирного, трудового, и по своему складу, интернационального греческого народа, который вносил весомый вклад в экономику и общественное развитие Абхазии, производя высокоприбыльную продукцию (табак и другие сельскохозяйственные товары) находила должное понимание в местном руководстве автономной республики и, в особенности, в лице славного сына всех народов Абхазии - Н.А.Лакоба.

Возникла необходимость приостановить, нагнетающуюся органами власти Тбилиси и частью местных мегрелов, дискредитацию и эмиграционное настроение трудового крестьянства греческого нацменьшинства, выявить проблемы и принять соответствующие решения по ликвидации возникших трудностей повседневной жизни, малоземелья и других проблем. Для этого проведенными специальными обследованиями,как приводит в своём труде Н.Н. Иоаниди, выявилось следующее: «Основа хозяйственной мощи крестьянства является обеспечение пахотными сенокосными землями и пастбищами. В этом отношении нацмены-греки и армяне в своем большинстве значительно меньше обеспечены земельными угодьями. Наиболее ущемленным в земельном и экономическом вопросе является греческое крестьянство» .

Греки-крестьяне, беженцы периода 1-ой Мировой войны и их массовой резни Кемалистскими националистами, поселялись к коренным грекам. Большинство из них размещалось на плохих горно-каменистых или истощенных мизерных размеров клочках земли до 0,5 десятин(единица площади в России до 1918года, равная 1,0925га) при большом составе членов семьи, будучи многодетными. Это значительно ухудшало общее положение греческих хозяйств. По отдельным местам расселения греков-беженцев, как например, по Азантскому району, душевая норма земли грека приходилась 0,1 десятин. В то время, как душевая норма мегрелов Азантского района – 1 десятина и больше.

Так, население только греков данного района - 2000 душ или 400 дворов - имело в общей сложности 300 десятин земли, из чего следует сделать вывод о том, какой большой процент падает на карликовые хозяйства с мизерной земельной площадью. В таких условиях оказались греки – беженцы, например, прибывшие до и в 1918 году.

Кризисная ситуация, сложившаяся в Абхазской АССР с греческим населением в конце 20-х - начале 30-х годов требовала целого ряда конкретных мер от руководства автономии на месте и, главным образом, от правительства Грузии. Однако, судя по всему, на «пришлое» население существовало две точки зрения. Если местное руководство Абхазии во главе с Н.А.Лакоба, С.Я.Чанба, осознавало нужность и полезность для автономии национальных меньшинств, выступало и предпринимало конкретные меры по их развитию и интернационализации общества, с целью взаимного обогащения и создания новой Советской общности людей, то, как следует из приведенного выше и многих других документов, республиканские власти Тбилиси и их приспешники на месте имели другое намерение и действовали явно против. Стремились в целях своих узко- националистических интересов выжить «пришлое» население из Абхазии.

Начало 1930-х годов – наиболее благоприятное время развития греческого населения Абхазской АССР во всех областях их жизнедеятельности. Оно сохранилось даже в памяти греков, как синоним понятия счастливой жизни в Абхазии, руководимой Нестором Аполлоновичем Лакоба, дало им настоящее чувство родины и осознания самой Абхазии как родной земли, потому, что народы, населявшие Советскую Абхазию, преодолевая всякие трудности и сложности развития, успешно решали вопросы межнациональных отношений, живя в мире и согласии, непомерно трудились для развития их общественной жизни.

Следует отметить, что к пятнадцатилетию Советской Абхазии в 1936 году греческое население Абхазской АССР было представлено в системе органов следующим образом:
- Константиниди Персефена Агафоклиевна,
- Читкалиди Харитон Исаакович,
- Паротиди Кирияк Константинович,
- Семерджиев Константин Григорьевич,
- Анастасиади Филипп Ставрович,
- Энгелов Анастас Феофилактович (он же представитель правительства Абхазской АССР при Грузинской и ЗСФСР Совнаркомах).

Все они были членами Центрального Исполнительного Комитета Абхазской АССР. В ЦИК Грузинской ССР греческое население Абхазской АССР представлял Анастасиади Филипп Ставрович. В ЦИК ЗСФСР – Семерджиев Иван Константинович. На руководящей и хозяйственной работе в местах основного расселения греков в автономной республике были:
- Франкопуло Дмитрий Аристидович, председатель колхоза «Советская Абхазия» Михайловского сельского Совета,
- Кянжев Евстафий Иванович, председатель колхоза «Эмпрос »,
- Капасакалис Даниил Панаётович, председатель Константиновского сельского Совета,
- Паротиди Кирияк Георгиевич, председатель Екатериновского сельского Совета и ряд других.

Вскоре, после торжеств, посвящённых 15-ти летнему юбилею Абхазской АССР, на автономную республику обрушилась волна жестоких репрессии.

Берия Лаврентий Павлович – один из главных организаторов этих массовых репрессий и необоснованных политических обвинений в период 1930-х – начала 1950-х гг. С 1931 г. по 1938 г. он являлся первым секретарём ЦК КП(б) Грузии. Он направлял работу НКВД республики по изгнанию «пришлых» греков с целью мегрелизации Абхазии.

В реализации своих намерений в т. ч .и для будущей своей карьеры в Москве, он видел главное препятствие в лице Н.А.Лакобы, Председателя ЦИК Абхазии. Так, своей телеграммой от 25 Декабря 1936г. он вызвал в Тбилиси Лакобу и секретаря Сухумского обкома партии И.И. Гобечию. Обратно, как известно, в Сухум везли гроб с телом Лакобы, отравленного в доме Берии в Тбилиси.

Так, народ Абхазии лишился верного своего сына, вождя всего народа, в том числе и всех нацменьшинств. Абхазия была обезглавлена.

Воспользовавшись случаем, Берия и его функционеры бросились ликвидировать всё что было связано с Н.А.Лакобой: его правительство, семью и родственников, объявив их и самого «врагами народа».

В числе первых по ложным обвинениям репрессированы и уничтожены греки, члены КПСС с 1917 года: Семерджиев И. Г., Афанасиади Ф. С., Семерджиев К. Г., Делавери Н. И., член КПСС с 1920г. Муратиди С. М. и многие другие. Подробнее об этих греках, злодее Л.П. Берии , уроженце села Мерхеули Сухумского района, и других написано в подготавливаемом мной отдельном издании.

Здесь следует привести несколько слов о Иване Григорьевиче Семерджиеве ( Хиотисе ), который был членом ЦИК ЗСФСР, народным комиссаром здравоохранения Абхазии, начальником главного курортного управления, персональным врачом и другом семьи Н.А. Лакобы, открывшим тайну о его гибели.

Станислав Зосимович Лакоба в своих « Очерках политической истории Абхазии», на странице 127 пишет, что брат И. Г. Семерджиева - Григорий Григорьевич, также знал об отравлении Н.А.Лакобы. Кроме того, М. Гобечия предупредил жену покойного Сарию, что над прахом Нестора Лакобы собираются надругаться: выкопать из могилы Михайловского кладбища г. Сухума и куда-то выбросить. И тогда Сария решила сама его выкопать, увести в село Лыхны Гудаутского района, где родился Нестор, и там захоронить так, чтобы никто никогда его не нашёл. Она с матерью Нестора, никем не замеченные, под вечер отправились к морю, набрали белых камушков и отвезли их кладбищенскому сторожу, попросив его обложить этими камушками могилу Нестора, чтобы ночью её можно было легче найти. Сторож согласился помочь, за что позже его убили, пострадала и его семья. Тело Нестора увезли в Лыхны и захоронили. В Сухуме после этого поднялась суматоха, приезжал сам Берия со свитой, рвал и метал, несколько машин сразу помчались на Михайловское кладбище. Весь город знал, что тело не обнаружили. Многие сотрудники НКВД Абхазии были тут же арестованы за недостаточную бдительность ( Адиле Аббас – Оглы «Не могу забыть»,стр.281).

7 января 1937г. , на седьмой день после торжественных похорон, по указанию Берии, бюро Абхазского обкома партии приняло строго- секретное постановление, в котором говорилось, что в связи со смертью Лакобы в Абхазии «имеет место антисоветская провокация враждебно настроенных националистических элементов». На этом же заседании заведующий спецлечсектором Наркомздрава Абхазии Г. Г. Семерджиев был снят с работы «за попытку дискредитации опубликованной в печати официального врачебного акта вскрытия покойного Н. Лакоба». НКВД Абхазии было предписано Г. Г. Семерджиева привлечь к ответственности.


ТРЕТЬЯ ЧАСТЬ. ОКОНЧАНИЕ

Репрессии 30-х годов нанесли большой урон интересам греческого национального меньшинства. В соответствии с директивой Наркома внутренних дел Н.И. Ежова от 11.12.1937 г., органы НКВД начали «греческую операцию». По ней греческое население подвергалось репрессиям повсеместно в России, Украине, Грузии, Армении... Заметим, что массовые аресты в моём родном селе Михайловка (Кума) произведены 17.12.1937 г. При этом не ограничились преследованием и уничтожением только передовой части греческого населения страны. Имели место и другие пагубные последствия. Так, в 1937-1938 г.г. были закрыты греческие школы и училища, театры, ликвидированы греческие издательства и типографии, запрещены издания на греческом языке, перестали выходить греческие газеты и журналы по месту компактного проживания греков.

Уничтожены греческие православные церкви, упразднён Греческий национально - территориальный район на Кубани, греческие населённые сельские и поселковые Советы, повсеместно !!!

Этим был нанесён непоправимый ущерб национальным интересам греков Советского Союза. Они лишились возможности изучения родного языка, развития своей национальной культуры, удовлетворения духовных потребностей. Беды Советских греков на этом не закончились. Это было несчастьем, но более горькие испытания их ожидали впереди.

Только за период с июля 1937 г. по октябрь 1938 г. в Абхазии с населением около 300 тыс. человек, в том числе абхазов – 56 тыс., греков около 33 тыс. и др., было арестовано 2184 человек, расстреляно 786 чел., большинство из них абхазы и греки.

Уничтожали арестованных людей практически всеми способами на месте, в Абхазии, и на пути следования к месту их заключения. Список арестованных сельчан Михайловки показал, что их большинство забрали в один день 17 Декабря 1937г. Приведу к примеру десятерых в алфавитном порядке и в скобках год рождения:

Анастасиади Лазарь Дмитриевич (1858г.),
Анастасиади Илья Лазаревич (1898г.),
Каляхиди Харалампий Полихронович (1879г.),
Калайчиди Христо Георгиевич (1898г.),
Камберов Кузьма Михайлович (1878г.),
Кешаниди Василий Саввович (1892г.),
Мута Дмитрий Спиридонович (1878г.),
Мута Федор Спиридонович (1882г.),
Потуриди Федор Иванович (1870г.),
Чиликов Харалампий Константинович (1893г.).


Фото 3. Могилы на кладбище села Михайловки сегодня

Все они почти через год после ареста были уничтожены в различных местах Колымы, где и захоронены.

Шестым значится мой родной дядя – Кешаниди Василий Саввович, уроженец села Михайловка (Кума ) 1892 года рождения, гражданство советское. Его уничтожили 30 ноября 1938 г. и место захоронения значится – Логлыхтах, Таскан. До ареста он работал милиционером, заместителем участкового в селе, и пострадал за свою справедливость.

Мой отец Лазарь письмо от своего брата Василия хранил в Абхазии и в Казахстане до самой смерти в 1956 году. Василию как-то удалось прислать его, и там было написано только одно: «Нас везут на Восток». Судьба нескольких десятков сельчан Михайловки остаётся ещё неизвестной. Имеется также список греков, арестованных в г. Сухум и других районах Абхазии, уничтоженных на Колыме.

Согласно справки КГБ, составленной в 1990г.,по стране в 1936г. расстреляно 1118 чел., в 1937 – 1938 годах - 682 тыс. человек.Подробнее о злодеях народа будет изложено в отдельном издании.

Людям нужна правда о прошлом, поскольку без прошлого не может быть настоящего. Многие проблемы сегодняшнего дня уходят корнями в период эпохи тоталитарного сталинского режима Советского Союза. Чудовищная волна репрессий 1937 – 1938 годов, уничтожение главным образом интеллигенции, активных простых тружеников рабочих и крестьян, разрушение исторически сложившегося уклада жизни многих народов, насильственное переселение представителей ряда национальностей в 1940-х – начале 1950-х годов – эти и многие другие преступления до сих пор дают о себе знать, оборачиваясь межнациональной ненавистью, вооружёнными конфликтами, упадком культуры и ростом преступности, не говоря о разрушении экономики и обнищании населения целых регионов.

Проявление безмерного произвола и беззакония в период сталинизма и пресловутой его национальной политики коснулось в той или иной степени народов всех республик Советского Союза, но в маленькой Абхазии последствия зверских злодеяний сталинских и бериевских палачей по масштабам своим оказались наиболее зловещими.

Тысячи представителей абхазов, греков и другого населения автономной республики заживо сожжены на месте в известковых ямах, что ещё в памяти у людей, забиты до смерти палачами НКВД в следственных камерах, умерли от голода и болезней в тюрьмах, на этапах и в лагерях смерти. Более 50 тыс. греков погибли в первые же годы пребывания в степных, непривычных, ужасных условиях Казахстана от холода, голода, различных болезней, режима ограничения и лишений, отсутствия медобслуживания, по многим другим причинам.

Конечной целью всего этого, поистине, зверства у Правительства Грузии, как вытекает из приведенного выше, была одна - выселить греков, а абхазов ассимилировать и, в конечном счёте, растворить путём наводнения Абхазии переселенцами своей расы из Западных районов Грузии. С этой целью в Абхазии насильственно насаждался грузинский язык, кадровая политика была ориентирована на привилегию и приоритет грузинской национальности. Велась идеологическая работа и обработка всего населения с целью обосновать некую неполноценность и ущербность абхазского, греческого, армянского, русского, эстонского, персидского, турецкого, еврейского и других народов региона по сравнению с «необычно одарённым» грузинским. Стремились, таким образом, дискредитировать все народности с той же лишь целью - выдвижения мегрелов в особую расу,как , якобы, аборигенов этих мест. И в итоге, как аксиома, не подлежащая доказательству: необходимость мегрелизации всего Черноморского побережья.

Эта обстоятельство того мрачного периода диктаторского правления Сталина , Берии и их функционеров на местах и вызвало потерю уважения и доверия народов нацменьшинств к мегрелам, которые, тем самым, срезали сук на котором сидели.

Итогом той идеолого- провокационной обработки работниками НКВД греческого нацменьшинства в 30-е годы в Абхазской АССР, с целью реализации своей национал - шовинистической политики, была крупная по масштабу для такой маленькой по численности населения Абхазии диверсия – массовое выселение всего греческого населения Черноморского региона.
Провокация - замысел НКВД по дезориентации населения от действительного намерения, удалась, подействовала на чувства многострадальных в недавнем прошлом греков-беженцев, у которых были ещё свежи в памяти турецкие погромы их сёл, убийства мужчин, насилие женщин, девушек и детей. А также испытания, полные опасности и страха, трудности и страдания бегства из своих исторических земель - Родины Понта.

За несколько месяцев до дня массовой депортации, как повествовали и многие оставшиеся ежё в живых свидетели, в том числе и брат моего отца - дядя Христофор Саввович Кешаниди, который по работе, как бригадир строительства моста через реку Восточная Гумиста, имевший хорошие отношения с начальником строительства Сухумской ГЭС тов. Замдарадзе, люди знали о том, что греко-подданных выселят. Но были распространены слухи, якобы в Грецию. Однако, мало кто в это верил. Но, всё же, что-то в этом роде предполагали, потому что об этом раньше, ещё с 30-х годов, гласно заявляли работники НКВД на крестьянских сходках.

Так, действительно, 13-го июня 1949 г. войска НКВД к обеду вывезли всех без исключения греко-подданных. К вечеру этого же дня на грузовых машинах марки «АМО» и «Форд» их привезли на станцию Гульрипш, погрузили в товарные вагоны и заперли снаружи. Ночью эшелоны с греками проезжали безостановочно Краснодарский край.

На следующий день, 14-го июня, как сам помню, функционеры сельского Совета, в т. ч. и секретарь грек распространяли среди оставшихся греков --советских граждан, информацию о том что « желающих уехать со своими греко-подданными родственниками, их по заявлению, тоже отправят».

Сколько и кто подал заявлений - неизвестно. Однако, утром 16 –го июня подогнали грузовые машины, по одной на каждые три дома, и офицеры с кобурой на боку, бумагой в руках и двумя солдатами с автоматами объявляли о депортации. По всем данным решение о выселении советско-поданных греков было внутриреспубликанское, потому, что последовали массовые жалобы и спецкомисия Москвы позже подтвердила и осудила это преступное местное самовластие.

Таким образом, 16-го июня, следом за греко- подданными родственниками, выслали выслали уже всех подряд – и советско-подданных, в т. ч. членов КПСС, участников войны, советских и партийных работников и т.д. В селе Михайловка ( Кума ) – Шрома, например, осталось всего около десяти семей, среди которых семьи бывших председателей колхоза, сельсовета, таких как Г. Шаплахова, М. Калайдопуло, семьи смешанных браков с мингрелами и другими.

Окружение сёл войсками и вооружённая охрана у каждого двора во главе офицерами продемонстрировали всю преступность и подлость этой акции правителей Грузии против беззащитного нацменьшинства - греческого народа. Обращает на себя внимание то обстоятельство, что никто даже не осмелился что-то предпринять - поднять руку, попытаться организовать протест против такого безмерного беззакония. Страшная машина НКВД сработала, обескуражила и подавила психику и способность к сопротивлению простого и трудового крестьянского народа.

Творцы этого надругательства и издевательства над простым, ни в чём не повинным народом не имели понятия о человеческой морали и вообще об идеалах гуманизма, поэтому не сочли нужным считаться с одним из древнейших народов мира, не говоря о действительном аборигене и носителе культуры во всём Черноморском регионе, которыми являются греки.

Оказались не иначе, как хищниками, облачёнными властью, о чём обязаны помнить их современники.

Власть может принадлежать тому, кто умеет жить мирно, непомерно трудиться на благо всего народа и обладать даром и мудростью управлять другими. Грузинские национал – шовинисты в угаре забыли, что любой крестьянин имеет право мирно жить на земле, которую он своим личным трудом обрабатывает и, тем более приносит пользу другим, обществу в котором живёт. Исполнители этого варварского преступления оказались не иначе как хищниками, облачёнными властью, о чём обязаны помнить их современники. Это - местные руководители Грузии и "грузинизированной" Абхазии. Главные из них:

* Чарквиани Кандид Нестерович, первый секретарь ЦК КП ( б ) Грузии в 1949 г.,
* Мгеладзе Акакий Иванович, секретарь Абхазского обкома КП(б) Грузии в 1949 г.,
* Бокучава Шалва Илларионович, Министр внутренних дел Абхазии в 1949 г.,
* Мжаванадзе Василий Павлович, первый секретарь ЦК КП Грузии в 1955 г.

Первые трое - Чарквиани , Мгеладзе и Бокучава, злоупотребляя государственной властью, сотворили такую низость, как высылка из Абхазии (как и из других мест) всех греков численностью 48.400 тыс. человек и присвоение всего нажитого греками за 70-100 лет своей жизнедеятельности: их дома, прочего имущества, живности, земельных участков и созданных ими колхозов. А четвертый - Мжаванадзе не разрешил грекам, высланным в 1949 г., вернуться на прежнее место жительства и получить обратно свои собственные дома, после освобождения их в марте 1955 г. от режима спецпоселения в Казахстане и других местах.

Этим самым, на сегодняшний, 2010, год они, эти антиподы грузинского народа, лишили республику Абхазия около 132 тыс. греческого населения (расчетное число греков с учётом их естественного прироста, согласно последней переписи 1939г.), а самих греков, являвшихся неотъемлемой частью общественной жизни и весомым потенциалом интеллектуального и экономического развития Республики, их Родины – Абхазии.

Особенно следует подчеркнуть, что этими противоправными действиями они лишили Абхазию производительной силы и важной статьи дохода от производства сельхозпродукции, такой как табак, чай, ценные породы древесины, ценные сорта фруктов и др. Причём, земли, что были заняты греками, в настоящее время, в основном, пустуют, не обрабатываются - как и раньше, до момента их первоначального заселения греками.

Следует также отметить, что десятки тысяч мегрелов из Западных районов Грузии, в основном, таких же крестьян, как и греки, стали, в конечном счёте, жертвой нерадивого расистского опекунства республики. Именно по его же вине, они оказались беженцами в своей стране. В настоящее время – они люди « без дома».

А греки Абхазии – без своей родной земли, независимо от того, где бы они не проживали в настоящее время, в том числе и в Греции.

(Перепечатывается с сайта: http://www.allgreeks.ru.)
______________________________________________


Опровержение версии о «добровольности» выселения советскоподданных греков СССР

При расследовании технологии выселения греческого населения из Абхазской АССР в 1949 году и анализе многочисленных жалоб высланных и отказавшихся депортироваться, согласно архивным источникам, выявляется, что реальное положение греческого элемента, постоянно присутствовавшего в Причерноморье с античных времен, беспокоило грузинские власти в ХХ веке, в реализации своих этнически – националистических устремлений в картвелизации (огрузинивании) Восточного Причерноморья.
Если ранее, в «Греческом Сухумском Вестнике» была раскрыта «Неправомерность политики ЦК ВКП(б) в обвинении грекоподданных в качестве «политически неблагонадежных элементов» и их высылки из Причерноморья, то ниже раскрывается преступно сфабрикованная акция о «добровольности» выселения советскоподданных греков-граждан СССР. На самом деле она была организована и осуществлена самовольно МГБ Грузинской ССР и МГБ Абхазской АССР.
Официального решения ЦК КПСС и Советского Правительства на выселение из Причерноморья советскоподданных греков – граждан СССР не было.
Рассмотрение данной темы вызвано еще тем обстоятельством, что она в настоящее время толкуется неадекватно и неоднозначно другими народами и, что главное, самими греками. Очевидно, что ошибочно аргументируется «добровольность» и функционерами Российской Федерации и других стран СНГ, в связи с чем только греки СССР не реабилитированы до настоящего времени!
Греки жили постоянно в различных регионах царской и Советской России и считали их
своей второй родиной. Положение греков в Абхазии в начале ХХ века, где они, в основном, расселялись в Сухуме и окрестных селах, можно охарактеризовать некоторыми статданными. Например, в 1886 году в городе Сухум греки составляли около 37 % всего населения. В 1906 году из 12 церковных приходов Сухумской епархии в 7 проживали только греки. Как факт, зафиксирован в документах ЦГА Абхазии, что 40 % всех национализированных зданий Сухума в 1921 году до того момента принадлежали грекам. Это свидетельствует о весьма благополучном положении этнических греков на территории Сухумского округа Абхазии.
В 1920-е годы Советского периода упоминается в документах о давлении на греков с целью их выезда. Способствующим этому фактором начинает выступать развитие национальных идеологий, связанных с формированием в регионах СССР наций.
Давление на греков продолжалось до 1925 года, затем в 1928-1931 годы. В период коллективизации – из-за трудностей и низких темпов ее реализации, некоторые чиновники открыто своими действиями подталкивали греков к выезду. Последовала «Греческая операция» НКВД в 1937-1938 годы. Были репрессированы, как грекоподданные, так и советскоподданные греки, уничтожен, в основном, весь интеллектуальный потенциал греческого национального меньшинства, исчезли из местного руководящего звена этнические греки, ликвидированы греческие территориальные формирования. Большое количество греков, проживавших на Черноморском побережье Кавказа, выехало в 1939 году. Местные газеты с 1939 по 1949 годы практически не упоминали о греках как постоянных жителях Абхазии.
Один только эпизод периода ВОВ, который проливает свет на политику в отношении к грекам. В воспоминаниях и рапортах начальника штаба Сухумского истребительского батальона Григорьева приводятся имена многих отличившихся греков. Тепло говорится о помощи всего греческого населения во время боевых действий на труднодоступных перевалах Кавказа в 1942 году. В одной из докладных он говорит, что в 1944 году его вызвали в райком партии и там ему сказали: «...Тех греков, кого уже представил – наградим. Но больше не представлять, все равно выселять их будем».
Так, фактически – значительно раньше, чем МГБ СССР – до 1949 года в определенных кругах ГССР и Абхазской АССР уже была решена судьба всех греков Причерноморья. С 1942 года иностранно – подданных греков выселяли из Армении, Азербайджана, Краснодарского края, Ростовской области, Крыма, Черноморского побережья Грузии, Абхазии – всего 16.376 человек.
Вся история греческого населения Абхазии до депортации дает основание считать, что первый этап, проведенный органами – это политико-идеологическая подготовка, внедрение в массовое сознание мысли, что греки стремятся покинуть Абхазию и выехать в Грецию. О том, что велась такая подготовка, говорит приказ под грифом «Совершенно секретно» МГБ В. Абакумова, № 0013 от 28.05.1949 г.
При этом предусматривалось, что не должны подвергаться выселению семьи, члены которых являются участниками ВОВ, либо находятся на действительной службе в рядах Советской армии. А также давался перечень орденов, медалей, награжденные которыми не должны подвергаться выселению. То же по отношению к заслуженным деятелям, лауреатам госпремий, депутатам Верховного и областных советов.
 Указывалось, что «...Выселение проводится после утверждения заключения по делу МГБ (начальником УМ ГБ) и прокурором соответствующей союзной республики, края, области (замечу, что это положение относительно советскоподданных было нарушено МГБ Грузии и Абхазии, так как утверждение было осуществлено после ее завершения – де-факто. – Х. К.). Представляет интерес и пункт 5: «выселяемым разрешается брать с собой все лично принадлежащие вещи (одежду, посуду, мелкий сельскохозяйственный, ремесленный, домашний инвентарь), запас продовольствия общим весом до 1000 кг на семью».
Читатели, которые были высланы в 1949 году, подтвердят, что многие пункты этой инструкции МГБ СССР были нарушены местными органами, проводившими депортацию.
 Однако, процесс подготовки на месте проводился тщательно до последних часов операций, что подтверждается приведенными ниже результатами выполнения операции «Волна» по сводкам (рапортам) начальников оперативных групп, его нижнего звена исполнителей акций. В качестве примера приведем несколько таких официальных рапортов.

«МГБ Абхазской АССР. Рапорт.
Сообщаю, что согласно вашего задания мною, начальником оперативной группы № 14, участка №8 в селе Апианда Шромского с/с Сухумского р-на было поднято 3 семьи в количестве 14 человек, которые доставлены и сданы на станции погрузки под расписку начальнику эшелона. Расхождений со справками подлежащих выселению семей, а также во время проведения операции происшествий не было».
14.06.1949
Начальник опергруппы №14 капитан Клюев.

«Начальнику участка №8 от младшего лейтенанта Трошина. Рапорт.
Доношу, что при выселении семьи жителя села Шрома Сухумского р-на Торникиди Николая Ивановича 1874 г.р. установлено, что занесённый в список семьи последнего сын Торникиди Иван Николаевич 1913 г.р., каково в семье при блокировке дома не оказалось. При дальнейшем розыске его установлено, через членов семьи и соседей, что сына у Торникиди Н.И. не было и нет, что подтверждается прилагаемым актом». Мл. лейт. Подпись.

«Начальнику 8-го участка майору т. Колуа от ст. лейтенанта.Плитакова. Рапорт
Настоящим доношу, что к выселению опергруппой было назначено 3 семьи в составе 9 человек. Выселено 3 семьи в составе 12 человек, 3 человека из числа советских подданных изъявили желание ехать совместно с родственниками. И их просьба, согласно их заявлению, была удовлетворена. При проведении операции никаких инцидентов не было, в результате проведенных обысков вещей, подлежащих изъятию, не обнаружено».
Лейтенант Плитаков.

В приведенных рапортах первичных подразделений, проводивших операцию выселения, достаточно четко прослеживается одна общность – никакого сопротивления, попыток скрыться от выселения, а также каких-либо эксцессов, проволочек и т. д. не имело место. Полнейшее безмолвное подчинение. Подчеркивают это и докладные записки руководителей операции по районам.
В ходе операции были выявлены ранее неучтенные лица, подпадающие под выселение. Их значительная часть выразила желание быть «добровольно» высланными и они подали заявление. (Добровольность взята в кавычки т. к. ниже она опровергается для советскоподданных. – Х. К.)
События, относящиеся ко второй части операции «Волна» вызывают еще более гневную
реакцию. О чем говорят факты: после завершения операции, проводившейся МГБ СССР на территории Абхазии, появляется(!) докладная записка (руководства. – Х. К.) МГБ Абхазской АССР генерал-майора И. Гагуа и уполномоченного МГБ Союза ССР генерал-майора Лорента на имя МГБ Грузинской ССР генерал-лейтенанта Н.Рухадзе и уполномоченного МГБ СССР генерал-лейтенанта В. Вадиса: «О результатах проведенной дополнительной операции по делу «Волна» на территории Абхазской ССР».
 В этой записке рассмотрены итоги второго этапа (который МГБ СССР не предусматривался относительно советскоподданных; кроме того, была нарушена инструкция руководителя МГБ СССР В. Абакумова, № 0013 от 28.05.1949 – о порядке выселения и составления дел на выселяемых. – Х. К.) по состоянию на 19.06.1949 г. (что можно понять из документов был предусмотрен в негласных указаниях, сфабрикован и реализован, по ходу действий, местными органами, ссылаясь на «добровольность» желания самих греков выселиться. – Х. К.).
«Докладываем, что в процессе проведения первой операции по делу «Волна» на территории Абхазской АССР от значительного количества греков-граждан СССР поступили заявления в местные партийные и советские органы с просьбой высылки их на спецпоселение по месту ранее высланных их родственников» (следует обратить внимание на то, что такой квалифицированной формулировки в заявлениях, никто из городских, тем более сельских жителей не мог привести, и понятия еще не имели о «спецпоселении» – значит, организованную самими органами НКВД акцию выдавали за «добровольность». – Х. К.). В связи с этим Абхазским обкомом КП(б) Грузии было возбуждено ходатайство перед заместителем МГБ СССР генерал-лейтенантом Селивановым о дополнительном выселении указанного контингента (что МГБ ГССР задумало и реализовало через партийные органы еще в 1930-40-е годы, и, непосредственно, в период ВОВ. – Х. К.). Им и было дано указание о проведении дополнительной операции по выселению греков.
Судя по докладной записке МГБ Абхазской АССР и уполномоченного МГБ СССР от 21.06.1949 г. вторая часть операции «Волна» была вызвана (якобы. – Х. К.) массовыми заявлениями, что опровергается в результате проверки, проведенной в Абхазии.
Проверка была проведена 21.11.1951 г. во главе с полковником В.Гоцевым. В результате проверки были установлены многочисленные факты принуждения греков к изъявлению «желания» быть «добровольно» репрессированными. В частности, со стороны уполномоченного секретаря ВК (б) Берия, зам. председателя Совмина Абхазии Зарандия, министра здравоохранения Папаскуа, которые по одному вызывали греков в сопровождении солдат, и предлагали написать заявление о «добровольном» выезде из Абхазии. Причем, Берия неоднократно заявлял, что «...согласно решению ЦК ни одного грека в Абхазии не должно оставаться». Кроме того, комиссия отметила имевшие место случаи присвоения и разбазаривания имущества греков, выселение которых было сомнительным, признан факт недоказуемости «добровольности» и, вообще, поставлена под сомнение правомочность проведения второй операции «Волна», даже по правовым нормам того времени.
Приведенное имело место в г. Сухуми. Комиссия во главе с полковником В. Гоцевым не имела возможности выявить, как дело обстояло в сельской местности в вопросе «добровольности», потому что в домах греков уже жили переселённые в них мегрелы. Греков угнали так далеко в степи Казахской ССР, чтобы никто не видел, как мегрелы, пришедшие на всё готовое, превращали урожай греков – фасоль в мегрельское «лобио», кукурузу – в «мамалыгу» и разные плоды деревьев – в «чачу». Мегрелы ели, пили и устраивали привычные для них застолья, вместо того, чтобы, как было положено в СССР, гнуться с восхода до заката солнца для выращивания и сдачи плана тяжёлой нормы табака, являвшейся обычным уделом для предыдущих колхозников – греков.


Греческие дома и виллы в Сухуме

Положение, сложившееся в селах после 13.06.1949 года – дня выселения грекоподданных, на примере одного из крупнейших в Абхазии, чисто греческих сел из 523 дворов – Михайловки (Кумы) – Шромы

Значительная часть домов опустела: они стояли открытыми. Вся живность бродила бесхозно, как будто взбесилась. Повсюду слышался вой собак. Одни оставались во дворе дома, другие бродили по улице.
Началось мародерство; какие-то сомнительные личности по 2-3 человека заполонили село, ходили с оружием, захватывали скот, растаскивали вещи из домов, и все начали беспокоиться, а что будет с ними ночью? Стало опасно выходить из своего двора.
Почти каждая оставшаяся семья советскоподданного грека была обескуражена морально, психологически. Остались без хорошего соседа, дочери, сына, родственников, и вообще, без своих сельчан. Преступно нарушилась единая общность греков СССР.
Встал вопрос, как быть, как жить дальше?! В эту хаотичную, нервно и психологически
накалённую обстановку, к обеду 14.06.1949 г. до всех дошли две, уготовленные органами власти информации:
- первая – от Председателя колхоза Варлама Эрквания (мегрел), о том, что к осени, всё равно, выселят всех греков, кто желает поехать с родственниками пусть подаст заявление сейчас,
- вторая – от секретаря с/с Ставро Ипполитова (грек), который ходил, и сам лично говорил,
 что вас как и грекоподданных выселят в Среднюю Азию, готовьтесь, берите всё. Эту правду он сказал доверительно многим, и чтобы передали сами другим, чтобы высылка не застала
их врасплох, как это случилось с грекоподданными.
Первая информация – прямая угроза, вторая – предупреждение для своевременной подготовки!
Следует напомнить, что до этого, в течение длительного периода политико-идеологическая пропаганда и обработка сознания греческого населения местными функционерами органов НКВД шла в направлении о выселении всех в Грецию. Таким образом, крестьяне всех сел оказались безмолвными жертвами. Видимо, все стали опасаться и за свою судьбу. Ведь, заявление председателя к/за села Михайловка – Шрома В. Эрквания было строгое!
Так, советскоподданные жители села стали подавать заявления в с/с о выселении, в связи с тем, что выслали их грекоподданных родственников. Сколько было заявлений неизвестно, однако, факт затем стал обязательным для всех без исключения греков! Простые люди стали перед фактом давления органов НКВД.
Греки-крестьяне, многие неграмотные, в селах, в отличие от города, оказались предельно беззащитными, легко поддались провокации и оказались ее жертвами. Очевидно, это была
фаза реализации негласных указаний. Потому что на возникавшие вопросы (видимо, был разработан для всех офицеров МВД один стереотипный ответ. – Х. К.) исполнители выселения отвечали: «Вопросы не задавайте, все равно ответа не получите» (об этом мне заявили многие очевидцы из разных сёл и районов Абхазии. – Х. К.).
Некоторые заявления о «добровольной» высылке действительно были, но вот в каких случаях (согласно справки Гоцева. – Х. К.). Например: «Зам. министру МГБ от гр. Алейникова Александра Павловича. Заявление.
Алейников Александр Павлович, русский, жена моя по национальности гречанка, советскоподданная, Попандопуло Нина Васильевна, имеем сына 1 год и 9 месяцев, родные ее, тоже советскоподданные, подлежат переселению. Поэтому прошу вашего разрешения выехать вместе с родными, прошу не отказать в моей просьбе. 16.06.1949 г. Алейников». Резолюция: «...разъяснить, что имеет право выехать самостоятельно».
Председателю Сухумского городского Совета от гражданки Попандопуло Анны Константиновны, проживающей по ул. Гоголевской № 43. Заявление.
В виду того, что все мои родственники были переселены, в том числе и моя дочь и сын, и я осталась одна здесь с одним сыном, прошу вас отправить нас тоже с ними. 15.06.1949 г.
Подобные заявления подали Георгий Иванович Ипполитов, у которого были высланы жена, брат и невестка. Были и другого разного рода заявления, и знакомство с ними позволяет представить, насколько было тяжелое общественное, безвыходное положение у греков в тот трагический период.
После завершения операции «Волна» по выселении грекоподданных и дополнительной операции «Волна» по выселению советскоподданных греков возник еще один документ-докладная от 13 августа 1949 г. зам. МГБ Абхазской АССР полковника И. Малания на имя руководства МГБ Грузинской ССР генерал-лейтенанта Рухадзе с просьбой дать указание:
- «После проведения операции по делу «Волна», в МГБ Абхазской АССР стали поступать заявления от разных лиц – членов семей высланного из Абхазии спецконтингента, большинство которых просит выдать им справки о том, что они выехали добровольно для представления таковых местным органам власти на предмет снятия с них режимных условий, применяемых в отношении спецпереселенцев (точнее «добровольно» выехавших
советскоподданных греков),
- другие же просят возвратить их обратно, мотивируя тем, что они были высланы ошибочно(как видно, намеренно сфабрикованные данные о «добровольности», против советскоподданных, явно, выявляются. – Х. К.),
- также поступили заявления и от лиц, которые во время выселения их родственников находились под арестом, в связи с чем просят освобождения или направления к месту переселения родных,
- и наконец, из числа оставшихся членов семей высланного спецконтигента, обращаются с просьбой вернуть им свои квартиры» (выявляются факты нагло изъятых квартир, домов, имущества греков и их разбазаривание мегрелами. – Х. К.).
Ниже проявляется подлинность заявлений и аргументы греческого населения Абхазской АССР.
Заявление Зубенко Елены Ивановны в МГБ Абхазской АССР с просьбой оставить в г. Сухуми её отца Сталиди Ивана Аристидовича, который выселению не подлежал, выслан не был, но работники Сухумского городского Совета проявляя инициативу – предупредили его, что на следующий день он будет выслан в 6 часов вечера. В данном случае представляется весьма вероятным, что кому-то просто понадобилась квартира Сталиди И.А.
Предписания МГБ СССР от 24.11.1951 г. комиссии по проверке правильности применения «Инструкции о порядке выселения грекоподданных...» предположили, что массовые жалобы депортированных греков – советских граждан, сами по себе, лишают их выселение ореола
«добровольности». Комиссия показала, что высланные 981 советскоподданных семей – 4671 человек – граждан СССР не подпадали под действие инструкции о выселении, выселение было сомнительным, даже по правовым нормам того времени.
Суть «добровольности» второй операции «Волна» раскрывают данные, полученные комиссией МГБ СССР (руководитель полковник В. Гоцев) по соблюдению инструкции о выселении. В справке, составленной комиссией, говорится:
«Просмотр дел на «добровольность» выехавших из Абхазской АССР семей показал:
1.    На все эти семьи оперативные работники МГБ, производившие выселение греков, составили опросные листы и справки со ссылкой, «что изъята семья согласно заключению МГБ ГССР» (тогда как такового заключения в делах нет и не было, для выселения на «спецпоселение». Выселяемых лиц сдавали под расписку начальнику эшелона для этапирования в распоряжение территориальных органов МВД Казахской ССР, не как добровольно выезжавших из Абхазской АССР, а как высланных из этой республики наравне с грекоподданными (то есть как спецпоселенцев. – Х. К.).
2. В 969 делах из 981 дела, имеются заявления об их «добровольном» желании выехать из Абхазской АССР, причем многие заявления написаны не самими отъезжавшими, а уполномоченными по выселению, в адрес местного Совета депутатов трудящихся (фальшивки. – Х. К.).
3. По прибытии на место спецпоселения в составе эшелона, лицо, «добровольно» выехавшее из Абхазской АССР, на основании справок о выселении местными органами МВД было взято на учет спецпоселения.
4. В июле 1949 г., т. е. спустя месяц после выселения, МГБ Абхазской АССР на всех греков – граждан СССР, «выехавших добровольно», вынесло заключения, которые утверждены руководством МГБ ГССР и прокурором республики (соучастие прокуратуры в преступлении – оформление задним числом. – Х. К.). Заключения выносились по делам, стандартной формы. В них указывалось: (например, дело 8104) – «Что Саков Николай Кузьмич – советский гражданин, изъявил желание со своей семьей выехать вместе с другими выселенными греками – родственниками, настоятельно требуя удовлетворить просьбу, о чем подал письменное заявление…» Документов, подтверждающих то, что их родственники – грекоподданные, в делах нет.
По объяснению начальника отделения А- (фамилия не приводится) «...такие заключения предложил писать бывший зам. начальника МГБ подполковник Малания, который пояснил, что текст такого заключения выработан в МГБ ГССР». Нужно обратить особое внимание – это признание факта недоказуемости «добровольности» второй операции «Волна»! Тем более, вообще, о правомочности ее проведения!   
Из содержания справки следует, что руководство МГБ Грузии и Абхазии всех высланных во время второй операции «Волна» намеренно засчитали спецпереселенцами и, соответственно, в связи с этим на местах поселения им был предоставлен режим спецпоселения. Именно этим и были вызваны многочисленные обращения (жалобы) советскоподданных греков – граждан СССР во все руководящие инстанции страны.
По всем 981 делам МГБ Абхазской АССР, в соответствии с указанием МГБ ГССР № 43/41244 от 28 ноября 1950 года, снова вынесло заключения, в которых на основании этих же материалов дела, все 981 семья считаются «добровольно» выехавшими из Абхазии. Заключения утверждены руководством МГБ Грузинской ССР.
В сентябре 1951 г. МГБ ГССР снова пересмотрело все дела на «добровольно» выехавших из Абхазской АССР греков, на 405 человек были вынесены заключения по оставлению их на спецпоселении. Однако комиссия Гоцева не считает, что добытые на отдельных членов этих семей сведения дают основания для содержания их на спецпоселении. Комиссия Гоцева констатировала, что в соответствии с инструкцией о выселении с территории Абхазской АССР, было вывезено 767 человек советскоподданных греков, не подлежащих выселению, но выразивших желание выехать в места спецпоселения вместе с родственниками.
Вслед за завершением первой операции «Волна» произошло следующее:
- «После проведения этой операции местные партийные и советские органы опросили оставшиеся семьи греков и собрали от них заявления с просьбой о выезде из Абхазской АССР к месту поселения высланных греков. Заявления все были написаны на имя председателей районных и сельских советов депутатов трудящихся.
Согласно этим заявлениям греков – граждан СССР, оперативный состав МГБ заполнил на них опросные листы и справки не как на лиц «добровольно» выезжающих из Абхазской АССР, а как на лиц, выселяемых из этой республики. По этим справкам они были сданы под расписку начальникам эшелонов для этапирования к месту спецпоселения. Всего таких лиц
было выселено 4671 человек, все они не подлежали выселению.
Из сказанного с неизбежностью следует, что вторая операция «Волна», несмотря на то, что она проводилась, судя по докладной записке Министра МГБ Абхазской АССР от 16 июня 1949 г. по указанию зам. МГБ СССР генерал-лейтенанта Селиванова, является акцией, проведенной по инициативе местных партийных органов и, видимо, санкционированной партийным руководством Грузинской ССР. Следствие: все 4671 человек высланы неправильно. И хотя остается неизбежным вопрос – кто и на каком уровне был инициатором проведения вообще операции по выселению турок и греков, уже сейчас можно назвать виновников второго этапа переселения «Волна» – местные партийные органы Грузинской ССР и Абхазской АССР.
Две операции «Волна», в результате которых почти 27 тыс. греков были «вышвырнуты» на восток страны (согласно переписи населения Абхазии от 1939 г. расчетное число всего греческого населения составило 48,4 тыс. чел.) не удовлетворили аппетиты руководителей, и они уже без помощи МГБ СССР начали самовластно свою собственную операцию.
Показания свидетелей только двух жертв этой самочинной – преступной операции.
«Опрошенный в качестве свидетеля Казазов Панайот Харлампович, 1894 года рождения, уроженец села Павловка Сухумского района, гражданин СССР, беспартийный, грек, два сына которого участники ВОВ, бывший член колхоза им. Маленкова показал»:
«Заявления о добровольном выезде не давал, меня по принуждению заставили уполномоченные из г. Сухуми Берая и другие покинуть дом и выехать. Когда нас вывезли на ж/д станцию Келасури, меня назначили старшим по вагону. Секретарь райкома Берая предложил мне «собирать деньги на покупку ж/д билетов. Я его указания не мог выполнить, тогда он меня взял под арест и держал меня под арестом в течение двух часов...
В составе эшелона я прибыл на ст. В. Алексеевка Казахской CCР, где нас разгрузили и направили по колхозам, не обеспечив жильем и продуктами. В ноябре 1949 г. я вместе с семьей в составе 12 аналогичных семей, возвратился в Абхазскую АССР. По прибытии в Абхазию, мы прибыли в свой дом (колхоз им. Маленкова), где переночевали. Наутро меня силой прогнали из колхоза. Я и другие семьи прибыли в г. Сухуми в МГБ и просили содействия, нас снова направили в колхоз им. Маленкова, но в деревню – председатель сельсовета и председатель колхоза даже не впустили, а всех нас арестовали и доставили в милицию, где я с семьей находился 4 дня, затем работники милиции нас вместе с 8 семьями греков погрузили на автомашины и вывезли на территорию Гульрипшского района, где между населенными пунктами вечером в дождь выбросили на открытое место. С этого дня начались мои скитания с семьей, на работу не могу устроиться, нигде не прописывают...»
«Опрошенный в качестве свидетеля Пасхалов Ираклий Дмитриевич, 1917 года рождения, уроженец с. Одиши (греч. село Константиновка (Акапа). – Х. К.) Сухумского района, грек, гражданин СССР, член ВКП(б), в 1949 г. был секретарем партийного бюро Одишского с/с, фельдшер, ныне проживает в Гудаутском районе и работает зав. Калдахварским врачебным участком – показал: «13 июня 1949 г., в числе других членов ВКП(б) и ВЛКСМ, я был выделен в состав советского и партийного актива для оказания практической помощи оперативным работникам МГБ в деле выселения из с. Одиши Сухумского района колхоза им. Красной Армии греческоподданных. На другой день после проведения операции по выселению – ночью встретил меня третий секретарь Сухумского райкома КП(б) Грузии тов. Берая, который обратился ко мне с нецензурными словами: «Мерзавец, жулик и др., пойдем со мной». Я пошел вместе с ним в колхоз им. Маленкова Одишского с/с. Придя в правление колхоза, он мне сказал: «Пасхалов, иди вызови председателя к/за Джомиади Елисая Ивановича и объяви оставшимся грекам, что им здесь нечего делать, им здесь не место, среди грузин им жить нельзя». На это я спросил тов. Берая, если я так поступлю, будет ли это правильно или нет, на это он ответил, что это не преступление, это правильно и такова официальная политика. Я вместе с тов. Джомиади собрали греков советскоподданных в правлении колхоза, куда прибыл тов. Берая, который разъяснил собравшимся, чтобы они написали заявления о добровольном выезде. Я хорошо помню, что член колхоза им. Маленкова – Хиониди Андрей Кириллович категорически отказался написать заявление; также поступили колхозник Джомиади Филипп Харлампиевич – разозлившись, тов. Берая громогласно, в присутствии других греков, начал кричать, ругать и угрожать им, что все равно их вышлют и им станет хуже. Несмотря на то, что Хиониди и Джомиади заявлений не подписали, их все же принудительно выслали…»
В своем заявлении Пасхалов И.Д. сообщает, что «я приказом Министерства здравоохранения Абхазской АССР 20 июня 1949 года был командирован для сопровождения эшелона до места назначения греческих депортантов из числа граждан СССР. При отъезде в командировку мне не разрешили оставить свою семью по месту моего жительства и вынудили меня забрать ее с собой». То есть не мытьем, так катаньем также фактически выслали!
Этих двух примеров, видимо, вполне достаточно, чтобы представить общую ситуацию творившегося беспредела!
Безысходность, от сложившегося положения, неприемлемого для элементарного соблюдения человеческих прав, вызвала поток жалоб и заявлений во все инстанции. Следствием, точнее, одним из следствий, и была комиссия Гоцева, достаточно убедительно доказавшая незаконность применения санкций по депортации в отношении значительного, если не подавляющего большинства греков СССР.
Группа свидетельств, приведенных в «Справке» комиссии полковника МГБ В. Гоцева:
«...2 августа 1949 года вновь прибывший в порядке переселения в с. Октомбери Гульрипшского района гр. Манагадзе Виктор Петрович, которому был предоставлен для жилья дом, ранее принадлежавший высланному иноподданному греку, оставил этот дом и самочинно занял дом грека, гражданина СССР Элевтерова Кузьмы Ставровича, не выселявшегося, в семье которого имеются 4 участника ВОВ.
Манагадзе занял дом Элевтерова в момент, когда он и его семья в доме не были, находились на работе. Манагадзе сорвал замок, которым был закрыт дом и вернувшихся хозяев этого дома в дом больше не впустил.
Элевтеров обратился в с/с с просьбой выселить Манагадзе как незаконно занявшего его дом. Председатель с/с Каличев не принял тут же нужных мер к выселению, а заявил, что это его не касается и порекомендовал обратиться в райком партии.
Со 2 августа 1949 г. по настоящее время гр-н Элевтеров добивается через партийные и советские органы возвращения незаконно занятого гр. Манагадзе его двухэтажного дома с приусадебным участком».
«Из жалобы гр. Капаяниди Триандафила Ильича видно, что 3 июля 1949 г. по приказанию 1-го секретаря Сухумского райкома КП (б) Грузии Берия, он был выселен из своего дома.
Капаяниди Триандафил Ильич, грек, гражданин СССР, член ВКП(б) с 1934 года, пенсионер, выселению из Абхазии не подлежал. После выселения греков – иноподданных продолжал проживать в своем доме в с. Тависуплеба (Элефтерохори – Свобода. – Х. К.) Сухумского района.
1 июля в 2 часа ночи Капаяниди был вызван в кабинет секретаря райкома партии, где т. Берия ему объявил в присутствии председателя с/с Бенделиани и председателя к/за им. Калинина Пирцхалава, что он в течение 3 дней должен освободить свой дом, для вселения в него грузина – переселенца. Исполнение выселения Берия поручил председателю с/с, что им и было сделано 3 июля 1949 года.
На незаконные действия секретаря райкома Берия, Капаяниди обращался с жалобами во все партийные и советские инстанции, но все его жалобы поступали в обком или райком и оставались без последствий. Капаяниди свою жалобу направил в судебные органы, где она рассматривалась 6 раз, но окончательного решения о возврате ему незаконно отобранного дома и по сей день нет».
«Дело по исковому заявлению гражданки Хемеровской Анны Васильевны, русской, гражданки СССР, ошибочно высланной в июне 1949 года вместе с греками – иноподданными из г. Сухуми, и в том же году освобожденной из спецпоселения МГБ СССР – рассматривалось:
- в судебных органах Абхазии 8 раз;
- 4 раза в нарсудах 1, 2, 3 участков г. Сухуми;
- в Нарсуде 1 участка Сухумского района;
- 4 раза в кассационном порядке в Верховном суде Абхазской АССР. Вначале 2 раза народные суды отказывали в иске, а затем 2 раза иск о возвращении ее дома и имущества был удовлетворен, и каждый раз кассационный суд отменял решения народных судов и, наконец, в 5-ый раз дело было рассмотрено этим судом и в иске ей отказано, – в связи с чем прокуратура Союза ССР вынесла протест...»
«Кравченко-Петриди Г.С., по национальности русская, гражданка СССР, выселению не подлежала и из города Сухуми не выселялась. Ее муж Петриди Панайот Иванович, грек, гражданин СССР, работал в городе Гагра техноруком на упаковочном консервном заводе. Данных о том, что он подлежал выселению из Абхазии в МГБ нет. Несмотря на это, 18 июня 1949 г. коммунальный отдел горисполкома, совместно с работниками городского отделения милиции выселили Кравченко-Петриди вместе с ребенком и ее вещами из ее же дома во двор, а дом опечатали. Через несколько дней в этот дом горисполком вселил артиста Квачадзе В.И., причем законный владелец дома проживал со своей семьей во дворе этого же дома. Горисполкомом впоследствии этот дом был продан т. Квачадзе за 1270 руб. Практическая стоимость этого дома составляла 30-35 тыс. рублей. Дом новый, двухэтажный, каменный, из 8 комнат, крытый оцинкованным железом, с садом.
На жалобы о незаконном выселении и конфискации дома, горсовет предложил Кравченко-Петриди непригодную для жилья комнату в другом доме».
«Народный суд 3 участка г. Сухуми не принял исковое заявление гражданки Андриади Деспины Георгиевны, проживающей в г. Сухуми по ул. Казбеги, в доме № 236/3 на возврат незаконно отобранного у нее дома Коммунальным отделом горисполкома. Андриади Д.Г., гражданка СССР, гречанка, из г. Сухуми не выселялась, несмотря на это, бывший начальник Коммунального отдела Ахалая самолично в июне 1949 года выселил ее из ее же дома и вселил в него гр. Чоношвили П.П.».
Депортация и ограбление как греков, так и государства проводились лицами, явно с целевой задачей интенсификации темпов увеличения грузинского населения Абхазской АССР с целью последующей «реорганизации» вплоть до ликвидации автономии, по достижении «техногенного» увеличения количества грузинского населения вплоть до уровня более 50%.

С этой целью, так называемая комиссия, путем прямой фальсификации искусственно занижала стоимость добротных греческих домов для последующей «продажи» их по бросовым ценам переселяемым из Грузии лицам грузинской национальности.
Несколько примеров оценки домов – имущества выселенных греков в сопоставлении с оценками Госстрахования, которые всегда были значительно занижены: дом Асметова Феофила Георгиевича по оценке комиссии – 687 руб., Госстраха – 18.610 руб.; Чача Федора Евстафьевича – 625 рублей и 16.310 руб. соответственно; Чача Александра Христофоровича – 473 руб. и 11.880 руб.; Зелиловой Фофо Иордановны – 846 и 8.460 руб.; Кубус Анастасии Саввовны – 480 и 8.280 руб. и много других.
Дома греков были оценены в 68 и 109 раз меньше их страховой и фактической стоимости.
Что соответствующим образом отразилось в ходе выдачи в последующие годы компенсации депортированным советскоподданным грекам в сторону тотальной заниженности уровня оплаты.
В эти расчеты не вошли мелкий скот и птица, не вошел уже высаженный и ухоженный ими урожай 1949 г., не вошли и заработанные деньги за отработанные трудодни в колхозах. Ограбление налицо! Не последовало ни наказание преступников из числа бывших руководителей республиканских и местных органов власти.


Судьба ромеев-христиан Понта вне отечества

Коротко о сути еще одного события. Семья Егоровых, греков, советских граждан, а до революции – подданных Российской империи, не была депортирована из Абхазии, но выселена из своего дома. Работа комиссии Гоцева не помогла вернуть им незаконно изъятое имущество. На протяжении всех последующих лет члены семьи обращались в самые различные инстанции и органы, объясняя, что с ними, именно одними, допущены нарушения всех действовавших положений, законов и инструкций. Они обращались к И.В.Сталину, Н.С.Хрущеву, Л.И. Брежневу (9 раз), М.С.Горбачеву, Подгорному (10 раз), Пономареву, Чебрикову, генеральному прокурору СССР Руденко, Бердзенишвили, председателю КНК СССР Пельше (5 раз), Косыгину (8 раз), всем членам Президиума Верховного Совета СССР и всем членам Политбюро ЦК КПСС (дважды), в комитеты, редакции газет и, в полном отчаянии, 9 февраля 1969 г. отправили письмо, адресовав его В.И. Ленину(!). Всего было сделано более 55 обращений, и не было не только положительного решения, не было даже ни одного письменного ответа, адресованного непосредственно Егоровым.
Егоровы пытались решить вопрос и в общеисковом порядке через судебные органы. В 1972 году, после долгих мытарств, Сухумский районный суд рассмотрел вопрос о возврате дома и в иске отказал. Верховный суд Абхазии отменил решение народного суда и передал дело на новое рассмотрение в нарсуд Сухумского района. После отвода истцом состава суда, дело рассматривалось народным судом Гульрипшского района, который в иске Егоровым отказал. Верховный суд это решение оставил в силе.
Большинство обездоленных, после нескольких первых попыток, прекращали бороться.
Отсутствие полной реабилитации, сохранение целого ряда ограничений, отсутствие возможности для большинства вернуться в отцовские и дедовские дома, отсутствие надежды и уверенности в завтрашнем дне, господство беззакония, злоупотребления и безнаказанность преступных элементов, бесправное положение, сложившееся для греческого нацменьшинства в республике, поставили под вопрос наличие греческой диаспоры Абхазии, которая практически в 1949 году была ликвидирована!

Изменение численности греческого населения в составе всего населения Абхазии, согласно данным переписи населения в XIX-XXI веках

В 2011 году в г. Сухуме при общем количестве населения – 64.478 чел., греков проживало 645 чел. В Сухумском районе при общем населении – 12.045 чел. греков проживало – 147 чел.
До выселения греков из Абхазии только в моем родном селе Михайловка (Кума) – Шрома Сухумского района числилось 523 двора, при численности одной семьи 5 чел. количество составляет 2.615 человек.
Следует особо обратить внимание на возрастающий рост численности греческого национального меньшинства с 3,11% – в 1887 года до 11,10 % – в 1939 года.
Население с численностью 10,0 % и более, как греческое в данном случае, в конкретной местности проживания, имело в то время право на соответствующее национальное представительство в органах власти.

Год 1887 1897 1926 1939 1959 1970 1979 1989 2003 2011
Общ.нас.
Абхазии
чел. / %
68773

100
106179

100
201016

100
311885

100
404738

100
486959

100
486082

100
525061

100
215272

100
240705

100
В т. ч. греков
чел. / %

2140

3,11

5393

5,08

25645

7,84

34621

11,10

9101

2,25

13114

2,69   

13642

2,81

14664

2,79

1486

0,69

1380

0,57

Сложившееся положение греков: из 34.621 человека в 1939 году, 9.101 человек в 1959 году.
Сейчас в Абхазии проживает 1.380 человек, из них около 300 – в сельской местности.

Касательно Абхазии явно просматривается планомерная работа по неуклонному увеличению грузинского населения с целью подготовки предтечи для последующей ликвидации автономии и строительства моноэтнической Грузии, тем более, что вожди пролетариата готовили значительное расширение границ этой мини-империи для последующего «воссоединения западногрузинских земель», то есть возврата в лоно «матери Грузии» Трабзонского Вилайета Турецкой Республики – Восточного Понта, являющегося, на самом деле, многотысячелетней колыбелью Понтийского Эллинизма, где в античные времена успешно функционировало греческое Понтийское государство, боровшееся на равных за мировое господство с самим Римом и проигравшее это сражение.
А затем в средние века функционировало под наименованием «Трапезундской империи» вплоть до 1461 года. До 1923 года в населении региона подавляющее большинство составляли греки-понтийцы: православные и сунниты.
В настоящее время относительное большинство населения опять таки составляют греки-понтийцы – суниты, ибо православные в результате кемалистского геноцида частично были уничтожены – 353 тыс. человек, остальные, чудом оставшиеся в живых – до 700 тыс. человек, были депортированы, либо бежали в Россию и в Грецию ..
После вышеизложенного у читателя возникает вопрос, за какие грехи вождями пролетариата проводилась последовательная политика по ликвидации, путем искоренения, греческого населения Абхазии, Грузии и всего советского Причерноморья?
В этой связи у грузинских стратегов, чтобы обосновать «законность» их притязаний на чужие пределы (где практически отсутствовала топонимика на грузинском, армянском ... языках) возникла необходимость буквально искоренить все греческое в Причерноморье.
Поэтому, по нашему мнению, в 1949 году они начали депортацию греков с целью последующей демографической зачистки регионов планируемой ими моноэтнической Грузии и с треском проиграли всю «партию» в 1993 году после победы войск Абхазии над Грузией.
А Понтийские греки христиане по сей день находятся вне своего Отечества в проигрыше. Однако тем временем мусульманская часть нашего народа, оставшаяся в Понте, составляющая на сей день соотносительное большинство в населении Региона Понт (тур. Карадениз. – Х. К.), сохранившая в вопросах культуры, нравов, отчасти язык и обычаев этническое своеобразие и практически вышло на уровень фактической этнокультурной автономии в рамках Турецкой Республики.
Дело в том, что Восточный Понт и Трапезунд с морским портом имеют большое культурно-историческое, экономическое, геополитическое и стратегическое значение в регионе. Поэтому при обсуждении итогов Первой Мировой войны в 1918-1920 годы, когда греки Понта претендовали на создание Независимой Понтийской Республики, одновременно дашнакская тогда Армения претендовала тоже на Трапезундскую область для выхода к морю.
В настоящее время в СМИ просочилась информация, что территориальные претензии на земли греческого Понта продолжают предъявлять армяне, а теперь еще и курды, тогда как Всемирное объединение понтийцев планеты, несмотря на столетие изгнания понтийских греков с родины, и абсолютно неоспоримую их автохтонность, о чем свидетельствует в том числе и сохранившаяся топонимика, по сей день не сделала заявление о правомочности требований для учреждения территориальной культурной автономии в составе Турецкой Республики на землях своей Отчизны!
Необходимо отметить, что отток греческого населения из СССР, путем стремительного отъезда в Грецию начался в перестроечные восьмидесятые годы по причине надвигающейся всенародной тревоги, ибо его память настойчиво освежала неприемлемый негатив всего предшествующего (закончившейся всенародным выселением в Казахстан) проживания под большевистским эллинофобным гнетом, который сопровождался раскулачиванием и сплошным потоком беспричинных репрессий вплоть до облав в тридцатые годы греков на улицах с последующим ночным расстрелом на реке Гумиста, аресты с последующей ссылкой на север страны, сегрегации вплоть до неприема представителей интеллигенции на работу, «реорганизации» с практической ликвидацией греческих школ, газет, педагогического техникума, национальных газет. Конечно же, все это тогда ассоциировалось народом с государственными структурами СССР, как непримиримыми и безжалостными врагами всего греческого ...
Люди шепотом, но повсюду в общениях между собой спрашивали друг друга, надолго ли эта перестроечная демократическая благодать с установившимися правилами свободного переезда в Грецию? Опасались, что эта «лавочка» вскоре закончится и «форточка» захлопнется, поэтому поток эмигрантов на Балканы неуклонно расширялся. Очень часто люди свои дома продавали по бросовым ценам, чем воспользовались «звиадисты», создавшие фонд по приобретению греческого жилья с последующей передачей переселяемым из-за пределов Автономии грузинским переселенцам...
Таким образом, греческое присутствие в Абхазии ныне практически казалось бы подходит к нулю. Быть или не быть?
Следовательно:
1. После ликвидации этнических территориальных формирований греков в 1930-е годы и уничтожения их интеллектуального потенциала над ними навис дамоклов меч изгнания, хотя бы из Грузии, в том числе Абхазской и Аджарской АССР.
Лично я (Х. К.) допускаю и предположение, исходя из практики агрессивных националистических отношений к абхазскому и югоосетинскому народам, в случае экстремальных условий и аналогичного физического воздействия на греков – реализации воли МГБ и МВД Грузии. Налицо авантюризм грузинской инициативы.
2. Грекоподданство в среде советскоподданных греков – граждан СССР, в итоге, было использовано, как фактор их «неблагонадежности» по отношению к системе, для выселения и советскоподданных греков, что нанесло огромный вред всему греческому национальному меньшинству СССР.
3. Геноцид греков христиан Понта в 1920-е годы прошлого века в Османской империи унес 353.000 душ, а в 1930-50 годы в Советском Союзе – 50.000 душ.
4. С точки зрения причины и следствия, фактор «добровольности» был порожден намеренно политико-идеологической пропагандой и обработкой греческого населения местной партийной и советской властью ГССР, функционерами НКВД, путем всевозможных форм давления на них, угрозами, такими, например, как: «все равно вас выселят», привлечения милиции, военных МВД, составления сфабрикованных заявлений, форм с целью получить согласие на выселение. Этому, вынужденно, поддались греки, в основном, крестьяне сел Абхазии. В некоторых селах оставались одна или несколько семей, когда других выслали. Спрашивается, какое решение должны были они принять? Так, рождалась вынужденная «добровольность».
5. Комиссия МГБ СССР во главе с полковником Гоцевым установила насильственное выселение греков-граждан СССР из Абхазии». Однако, это не облегчило, в общем, судьбу греков, и виновники преступления не понесли наказания.
- Выселение греков граждан СССР полностью произведено по инициативе местного партийного и советского руководства Грузинской ССР и, несомненно, санкционировано им.
Помимо фактов чуть ли не бесплатного приобретения оставленных домов, не столь редкими были и факты их перепродажи с целью наживы. Один пример: «Бывший зам. МГБ Абхазской АССР Малания, купленный дом за 2.088 руб., перепродал за 30.000 рублей. Так обогащались функционеры власти.
6. Раскрыты факты наживы представителей партийных, советских органов, а также представителей науки, техники, искусства и народного хозяйства Грузинской ССР и Абхазской АССР, которые в массовом характере паразитически присваивали имущество депортированных греков.
Исторически подтверждается, что еще властные структуры меньшевистской Грузии намеревалась выдворить из Грузии армян, греков, абхаз, осетин, турок, лазов и с параллельным намерением присвоить их имущество.
Биологическая наука строения такого типа людей, дорвавшихся до власти, или определенной части народа, поддерживающей их, исключает случайность или внезапность проявления захватнического феномена, заложенного очевидно в их генах.
7. Пересмотр деяний периода культа личности затронул и судьбы репрессированных народов, в т. ч. и греческого. Возникшее чувство надежды в местах спецпоселений, что вот-вот вся эта дикость закончится, далеко не сразу получило документное подтверждение и обрело некую устойчивость только с выходом постановления Президиума ЦК КПСС от 27 октября 1955 г. СМ СССР 24.11.55 г. «О снятии с учета некоторых категорий спецпоселенцев».
Этим документом был завершен вопрос о косметической реабилитации греков и других депортированных народов.
Однако «восстановление справедливости» для греков Абхазии как этнического целого, все еще ждет своего разрешения. Из репрессированных народов греки остались юридически не реабилитированными. Следствием этого стал выезд в Грецию. Наблюдения и беседы с переехавшими показывают, что не экономические трудности, а душевный дискомфорт был основной причиной выезда из СССР.
8. 1949 год – год трагедии греков Абхазии и всех греков Причерноморья, которая продолжается вплоть до сегодняшних дней. Эта греческая тема отражает человеческую трагедию маленькой частицы почти трехсотмиллионного населения (или народов) того, что, совсем недавно, называлось СССР.
Православные греческие беженцы из Понта, наконец-то, должны осознать, что с потерей национальной государственности, мы потеряли свою этническую самостоятельность и безопасность по нашей же вине и поэтому стали беззащитными. Продолжающаяся трагедия этнонационального затухания повторяется повсеместно во всех странах нашего проживания в разной форме. Она является следствием нашей же неорганизованности на фоне отсутствия стратегической программы возрождения, и в этой связи – неспособности к самозащите.
Отсюда и пессимизм в отношении грядущего будущего у превалирующей части нашего народа.
_______________________________________

 



Некоммерческое распространение материалов приветствуется;
при перепечатке и цитировании текстов
указывайте, пожалуйста, источник:
Абхазская интернет-библиотека, с гиперссылкой.

© Дизайн и оформление сайта – Алексей&Галина (Apsnyteka)

Яндекс.Метрика