Арвелод Куправа

Об авторе

Куправа Арвелод Эрастович
Родился 14.10.1924 в с. Река Гальского уезда ССР Абхазии в семье крестьянина. В 1948 окончил исторический факультет Сухумского госпединститута. Кандидат исторических наук (1955). Доктор исторических наук (1970). Старший научный сотрудник (1964). Доцент (1969). Профессор (1974). Заслуженный деятель науки Абхазской АССР (1967) и Груз. ССР (1982). Научный сотрудник Абхазского государственного музея (1952-1956). Старший научный сотрудник (1956-1987), зав. отделом истории (1962-1982) Абхазского института языка, литературы и истории им. Д.И. Гулиа АН Грузинской ССР. С 1982 профессор, заведуюдщий кафедрой истории, археологии и этнологии Абхазии (1982-1994) Абхазского государственного университета. С 2003 ведущий научный сотрудник АбИГИ АН Республики Абхазии. Издано свыше 360 работ.
(Источник: http://www.kolhida.ru.)





А. Э. Куправа

Избранные статьи:


ДЖИГЕТСКИЕ ФАМИЛИИ В ГРУЗИИ

В средние века и в новое время, как об этом свидетельствуют данные исторической антропонимии, в Грузии получили определенное бытование джигетские – абхазо-садзские фамильные имена. Это было связано с миграцией населения.

Миграция происходила то в одну, то в другую сторону и была связана с политическими событиями, экономическими и социальными процессами. Бывали массовые передвижения людей. А чаще всего групповые и единичные, вызванные множеством различных причин: кровная мести, войны, конфликты между представителями привилегированных сословий, бегство от одного феодала к другому в соседние области из-за неповиновения, нарушение адатов, религиозные преследования, поиски новых земель.

В период Абхазского царства (VIII-X вв. н. э.) движение абхазского населения в сторону Грузии протекало более интенсивно. Шли феодалы и за ними их подданные. Они обосновывались в новых местах, становились постоянными жителями Западной Грузии. Некоторые абхазские феодалы переходили в те времена и за Сурамский хребет. Об этом говорят ономастические данные Картли той эпохи, в частности, топонимы Ачабети (от Ачба), Чачубети (от Чачба), Самачабло (от Ачба), а также и родовые имена.

В данном случае мы коснемся одного конкретного вопроса – джигетских фамильных имен в Грузии в средние века и в новое время. Естественно, речь идет об отдельных фактах, когда фамильные имена в иноязычной и культурной среде в своей основе сохранили этнолингвистическое содержание. Это преимущественно фамильные имена феодальной знати. А крестьянские фамилии, как и сами их носители, как правило, за редким исключением подвергались языковой ассимиляции.

Академик С. Н. Джанашиа, изучая происхождение грузинской фамилии Бараташвили, пришел к выводу, что древнейшими предками картлийских князей Бараташвили были предки абхазских (садзских) владетелей Качиба Он допускает существование древней формы этой фамилии Кадж-ипа. Абхазская фамилия Кяч-ипа в грузинских источниках фигурирует как Качиба, в Мегрелии она принимает форму Качибаиа. К периоду абхазской колонизации относит С. Джанашиа переход в Картли феодалов Качибадзе (в грузинском написании эта фамилия фигурирует двояко – Качибадзе, Качипаисдзе). В начале XV в. в Картли феодал Барат Качибадзе присваивает себе фамилию Бараташвили, производную от своего собственного имени. Бараташвили становятся крупными феодалами – владельцами Орблет-Самшвильде, присоединив «Саорбелиано» и «Сабаратиано» (1).

В дальнейшем от фамильного рода Бараташвили произошли новые фамилии грузинских тавадов: Госташабишвили, Германозишвили, Зурабишвили, Абашишвили, Палаванхосрошвили, Кавтаришвили, Иралишвили, Иотамишвили, Капланишвили. Все эти потомки Бараташвили имели свои самостоятельные владения («сатавадо»), образованные на базе «Сабаратиано» (2). Эти фамилии, истоки которых уходят к садзскому корню Качиба, функционируют в современной Грузии.

Мегрельская фамилия Качибаиа, образованная еще раньше из того же садзского родового имени, в современной Грузии насчитывает более 400 душ (в Сенаки – 179, Тбилиси – 105, Зугдиди – более 30 душ) (3).

В Мегрелии фамилия Бараташвили приняла два разных формообразующих окончания: Барателиа и Баратели. Фамилия Барателиа в Грузии представлена в разных районах страны: Абаша, Сенаки, Тбилиси и других*. По последним данным фамилия Баратели насчитывает в Грузии более 650 душ (Тбилиси – 157, Мартвили – 135, Абаша – 117) (4).

Во второй половине X в. в Картли первенствуют эристави Марушисдзе (Марушиани), которые, как полагает С. Н. Джанашиа, происходят от абхазского феодального рода Маршан. Они могли быть выходцами из Садзена. В те времена род Маршан господствовал в Ахчипсе и Медовее (верховья р. Мдзымта) (5).

В 70-х годах Х в. наместником абхазского царя в Картли был известный деятель Иоанн Марушисдзе. В 975 г. вместо него правителем Картли утверждается племянник абхазского царя Феодосия Баграт II (III по грузинскому родословию). Этому событию акад. Меликишвили дает следующую оценку: «Переход правления Картли из рук Иоанна Марушисдзе в руки Баграта никак не следует рассматривать как отторжение Картли от Абхазии. Картли получил во владение Баграт (скорее всего, получила его мать Гурандухт – сестра царствующего в то время в Абхазии Феодосия) как представитель абхазского царского рода. Ведь и раньше не раз правителями Картли абхазские цари назначали своих детей или других членов правящей семьи. В дальнейших правителем Картли фигурирует именно Гурандухт» (6). Все это свидетельствует не только о роли политических деятелей Абхазского царства в Картли, но и о значительном месте абхазской феодальной знати в Восточной Грузии.

Фамилия Маршания живет и в современной Грузии. По переписи населения, проведенной недавно, в Тбилиси было учтено 278 душ, Зугдиди – 184, Мцхета – 66, Сенаки – 34, а всего по стране – 730 душ. Мегрельская форма этой абхазской княжеской фамилии Маршава насчитывает 159 душ, ныне они проживают в Сенаки, Поти, Зугдиди и других местах (7).

От названий северо-западных абхазских племен произошли фамильные имена Садзба, Цанба, Аублаа, Джикирба, Арлан и другие. Все эти фамилии получили распространение и за пределами Абхазии, в соседних странах. В Грузии они переделаны на морфологический лад мегрельских и грузинских фамилий.

От племенного имени Джики произошла мегрельская фамилия Джикиа и грузинская Джикидзе. По последним данным фамилия Джикиа насчитывает более 6400 душ (в Зугдидском районе более 2300, Тбилиси – 1200) (8).

Садзско-абхазская фамилия Аублаа, проживавшая у устья р. Сочипста, в Мегрелии породила фамилию Убилава. По данным Н. Джомидава, в Цаленджихском районе проживает Убилава более 590 душ, Зугдидском – более 530, Тбилиси – более 280 чел (9). Убилава живут и в Гальском районе. Все они знают о своих абхазских корнях.

Садзская княжеская фамилия Цанба, которую С. Т. Званба причислял к «сильнейшим джигетским фамилиям», связана своим происхождением с Цанами Цандрипша. В Аджарии она функционирует в форме Ацамба. А мегрельская ее форма - Цанава. В Грузии учтено 2104 душ Цанава (Тбилиси – 467, Зугдиди – 428, Мартвили – 418) (10).

Черкесское племя Жань или Жанеевцы, по мнению Люлье, некогда являлось могущественным и сильным. С. Джанашиа пишет, что позже небольшое ответвление племени Жань поселилось в трех селах Шахупсе и стало зависимым от тавадов Хамыш (11). В дальнейшем представители садзских Жань передвинулись в юго-восточную Абхазию и образовали фамилии Жьанаа (Адзюбжа, Тамыш), Жанаа (Бедиа, Джгиарда). По мнению К. Д. Мачавариани абхазская фамилия Жван принимает мегрельскую форму Жваниа. Она получает распространение, как в Абхазии, так и в Грузии (12). Теперь в Грузии фамилия Жваниа входит в состав многочисленных родовых имен, насчитывает более 3400 чел. (Тбилиси – 801, Зугдиди – 740, Сенаки – 362) (13).

К главным фамилиям высшего сословия садзов относится Баг (Багба). В Грузии она встречается в трех мегрельских вариантах: Багбаиа - (в Зугдиди – 47, Тбилиси – 39, Самтредиа – 9 чел. и др.); Бахбаиа – (в Зугдиди – 25, Сенаки – 6, Мартвили – 6 чел.); Бахбава – (в Зугдиди – 3, Поти – 19 чел.) (14). Мегрельская форма Багбаиа имеется и в Абхазии; причем, не только в историческом Самурзакане, но и в других районах республики.

Абхазская фамилия Варданиа (Юардан) образовалась от абхазо-убыхской этнической группы Вардан – Варданэ (проживали в районе Сочи, в местности Вардан). Теперь она и у абхазов, и у грузин официально фигурирует в форме Варданиа. В Грузии имеется и форма Варданисдзе. Ныне Варданиа проживают в Зугдиди – более 80 душ, Тбилиси – более 50 душ, встречаются также в Цаленджихе (15).

Садзская фамилия Цыцба (из сочи-адлерской зоны), согласно родовому преданию, в Самурзакане принимает совершенно новое звучание – Какубава. Это подтверждают какубаевцы абхазы и мегрелы. Теперь родовое имя Какубава получило распространение и в районах Абхазии, и в Грузии (Зугдиди – более 500 душ, Тбилиси – более 140, Цаленджиха – около 50 душ) (16).

В Абхазии представители фамилии Цымцба, корни которой уходят в садзский Цандрипш, пользуются известностью. Согласно родовому преданию, приблизительно в первой четверти XIX в. в Самурзаканской Абхазии, в деревне Чхортол, братьям Цымцба была присвоена фамилия Сиргинава. Теперь Сиргинава живут в селах Чхортол, Окум, в городах Гал, Ткуарчал, Очамчыра, Сухум и других местах. По последним данным в Грузии было учтено Сиргинава более 110 душ (Зугдиди – 43, Сенаки – 21, Тбилиси – 15) (17).

Представляет собой интерес предание (записано в 1993 г.), которое повествует о том, как молодой садз Цымцба в Мегрелии присвоил себе фамилию Цирамуа (18). Нынешнее поколение Чхороцкуйских Цирамуа причисляет себя к шестому колену от рода Цымцба. По последним данным, носителей фамилии Цирамуа, в Чхороцкуйском районе 251 душа, Зугдидском – 69, Тбилиси – 65 (19). Цирамуа живут и в Абхазии.

В современной Грузии представлены и другие фамилии, корни которых ведут в Северо-Западную Абхазию: Акшба, Кавшбаиа (Капщ), Цицибаиа, Цумбаиа и т. д. (20). Они сохранили свою этническую родовую основу и поддаются расшифровке. Разумеется, в новой этнокультурной среде эти абхазские фамилии приняли местный облик в соответствии с грузинскими и мегрельскими языковыми нормами.

В период массовой колонизации Абхазии собственно абхазское абхазского население подалось в сторону Грузии. Крестьянство, как правило, уходило вместе со своими феодалами. Они обосновывались в областях Западной Грузии (Мегрелия, Сванетия, вокруг древней столицы Абхазского царства – Кутаиси). Естественно, с течением времени абхазы-колонисты сливались с местным населением. Постепенно их родным языком становился грузинский, мегрельский, сванский. Подвергались ассимиляции и родовые имена. Разумеется, их коренные этнические следы теперь уже окончательно утеряны.

Историко-лингвистические исследования подтверждают, что предки абхазов, компактно проживающих в Аджарии с начала 60-х годов XIX в., являлись выходцами из разных регионов исторической Абхазии. Работы Т. А. Ачугба «Поселения абхазов в Аджарии» (Батум, 1986) и «Этническая история абхазов XIX-XX вв.» (Сухум, 2010) содержат интересные антропонимические материалы, собранные им среди аджарских абхазов. К примеру, он обращает наше внимание на фамилии тех своих современников, большинство которых относят себя к садзам:

Абдиба Аведжба Айкуцба Аквадзба Акуджба Асадзба Атрушба Ацанба Ашба

Ашмеиба Ачугба Гечба Кайтанба Каракеджба Кишлиба Кудба Кшиндба

Микелба Памба (Папба) Смирба (Смыр) Чинба и др.

Кроме того, Т. Ачугба записал от информаторов и другие фамилии из Садзена, представители которых раньше проживали в Аджарии: Ардба (Аредба), Арындба, Арымба, Арчвба, Псардиа, Саманба (Саман), Апапат, Асмейхуа, Акшба, Апшицба, Айлисырба, Лусба, Хачеипа и другие (21).

В Аджарии абхазы сохранили этническое звучание своих фамилий. Здесь родовые имена не подверглись языковой деформации, как в других местах Грузии. Редким исключением являются – Гумбаридзе от Гумба, Думбадзе от Адвымба и некоторые другие, причем и они были переделаны на грузинский лад не в самой Аджарии, а после переселения их носителей в новые районы.

Обращает на себя внимание то, что фамилии абхазов, проживающих в Аджарии, начинаются с буквы «А». Очевидно, в 60-70-х годах XIX в., когда носители этих фамилий оставили отечество, подобное языковое оформление было характерно для данных родовых имен. Теперь в самой Абхазии они пишутся уже без «А» - Гумба, Квадзба, Садзба, Цанба и т. д.

Выше названы лишь фамильные имена Северо-Западной Абхазии, которые обрели вторую родину в Грузии. Однако в средние века и в новее время абхазское население мигрировало в сторону Грузии со всех районов Абхазии. В результате почти во всех грузинских регионах представлены антропонимы абхазского происхождения, образованные от родовых имен феодальной знати, а также от абхазских этнонимов (Абхазава, Абхази, Апхазишвили, Абшилава, Абсава, Абсандзе и т. д.) (22). Разумеется, родовые имена абхазов, ассимилированные в грузинской среде, вошли в активный антропонимический фонд Грузии, в определенной мере, и в грузинскую лексику.

Миграция населения никогда не прекращалась и никогда не была односторонней. Движение грузинского населения в сторону Абхазии усилилось в позднее средневековье, особенно активно протекало во второй половине XIX в. во время аграрной колонизации, когда мегрелы стали арендаторами земель, освободившихся в связи с махаджирством, а также при Советской власти, особенно во время организованного переселения крестьян из районов Западной Грузии в Абхазию.

В средневековой Абхазии происходила ассимиляция грузинских переселенцев, а звучание грузинских фамилий приспосабливалось к нормам абхазского языка. Абхазскую форму получили и отдельные фамилии привилегированной знати (Лордкипанидзе – Лорткпаниа, Джугели – Джугелиа и т. д.) Появились параллельные абхазские и грузинские фамилии, которые в одинаковой форме существуют и в Грузии и в Абхазии (Матуа, Бениа и т.д.), при этом абхазы подобные фамилии считают абхазскими, а мегрелы – мегрельскими (23).

Миграция современных родовых имен позволяет проследить не только развитие родословий, но и географию движения людей, человеческие связи, контакты, смешения…

Соседние народы никогда не были разобщены друг от друга. Они всегда общались, обменивались опытом хозяйствования, материальными ценностями, своими духовными сокровищами. Этим процессам способствовали межплеменные и международные общения и связи, которые действовали всегда и носили самый многообразный характер. Об этом свидетельствуют, в частности, история и культура кавказских народов, проживающих сравнительно на небольшой территории Кавказа, в целом во многом схожих географических и природных условиях. Каждый из них обладает своими богатыми и красивыми этническими духовными ценностями и неповторимыми языками, которые формировались и развивались на протяжении тысячелетий, как самобытные явления.

Примечания

* Можно отметить, что Баратели Нури (житель с. Тамыш Очамчырского района) в совершенстве владел абхазским языком, работал в Абгизе корректором абхазских книг. Свои литературные произведения он писал на абхазском языке. Он знал и его потомки, живущие в Сухуме, знают об истоках своего родословия. А Баратели Жора (1923 г. рождения, выходец из поселка Бандза [Мартвильский р-н]), ныне проживающий в Сухуме, рассказывает о том, что корни его родословия уходят в древнюю Абхазию. Он в 1948 г. окончил институт, долго работал агрономом в с. Тамыш, где подружился со своим однофамильцем абхазом Нури Баратели, который при встрече с ним, как он говорит, здоровался по-абхазски «мшыбзиа, Барат-ипа» («здравствуй, Барат-ипа»). Жора рассказывает и о том, что их предки жили в Багдади, там они носили фамилию Бараташвили. С этой фамилией два брата переселились в Мегрелию (Бандза), где их потомство уже переделывает свою фамилию на Баратели.

Литература

(1) См.: Симон Джанашиа. К генеалогии Бараташвили. Труды, т. II. Тбилиси. 1952, сс. 464-481.

(2) См.: Гвритишвили Д. В. Из истории социальных отношений в позднефеодальной Грузии. Тбилиси. 1961; Дасаниа Д. М. Из истории изучения абхазских фамилий. //Абхазоведение. Вып. II. Сухум. 2003.

(3) Куправа А. Э. Вопросы традиционной культуры абхазов. Сухум. 2008. с. 347.

(4) Николоз Джомидава. 3000 мегрельских фамилий. – Тбилиси. 2000. с. 40.

(5) Первые выходцы фамилии Маршан из Ахчипсоу поселились в Цебельде и Дале, как повествуют источники в XVII столетии. См.: Инал-ипа Ш. Д. Садзы. – Москва. 1995. сс. 147, 148.

(6) Меликишвили Г. А. Политическое объединение феодальной Грузии и некоторые вопросы развития

феодальных отношений в Грузии. Тбилиси. 1973. с. 134.

(7) Джомидава. Указ. соч. с. 235, 236.

(8) Там же, сс. 482, 483.

(9) Там же, с. 313.

(10) Там же,с. 405.

(11) Симон Джанашиа. Труды, т. VI. - Тбилиси. с. 248.

(12) См.: Маан О. В. Абжуа. Историко-этнологические очерки. Сухум. 2006, с. 390.
 
(13) Николоз Джомидава. Указ. работа. с. 275.

(14) Куправа, Указ. работа. с. 347.

(15) Джомидава. Указ. работа. с. 13.
 
(16) Куправа А. Э. Из истории абхазской антропонимии. Сочи. 2003. сс. 127-131, 149-154.

(17) Там же, с. 109-115; 145-147.

(18) Там же, с. 170-171.

(19) Там же, с. 113.

(20) Там же, с. 46, 47.

(21) Ачугба Т. А. Этническая история абхазов в XIX-XX вв. – Сухум. 2010, сс. 59,60.

(22) См.: Инал-ипа Ш. Д. Антропонимия абхазов. Майкоп. 2002; Куправа А. Э. Из истории абхазской антропонимии. К вопросу преобразований фамильных имен. Сочи. 2003; Амичба Г. А. Историческая антропонимия абхазов. Сухум. 2010; Дасаниа Д. М. Из истории изучения абхазских фамилий (до 1961 года включительно) // Абхазоведение. – Сухум. 2003; его же: Из истории изучения абхазских фамилий 60-80-е гг. XX века // Абхазоведение. Сухум. 2007 и др.

(23) См.: Куправа. Из истории абхазской антропонимии… сс. 93-98.
 
(Материал взят с сайта http://www.abaza-duney.ru.)

____________________________


ОН БЫЛ АКТИВНЫМ ПОБОРНИКОМ НАРОДНОГО ПРОСВЕЩЕНИЯ

Бедиа – важный политический, религиозный и культурный центр древней и средневековой Абхазии. Во второй половине ХIХ в. в с. Агубедии открывается одна из первых в Абхазии школ. Здесь работали известные абхазские педагоги – бедийцы Григорий Чачба и Фома Эшба. Традицию своих славных предшественников продолжил выходец из крестьянской семьи Георгий (Гач) Аджуевич Алан – неутомимый поборник народного просвещения.

Георгий (Гач) Аджуевич Алан

Г.Алан родился в с. Агубедии в 1887 году, 125 лет тому назад. Получить образование ему было нелегко. Начал учиться в моквской школе, потом учился в школах сел Гумуриша, Бедии, окончил Гудаутскую двухклассную учительскую школу. Начал работать в 1908 году в бедийской школе, затем был учителем в Дурипше, Баргябе, Отобая, Копите, Санардо, заведующим агубедийской школы, а в 1927 – 1938 гг. – директор семилетки в этом же селе.

Педагогическому мастерству Г. Алан учился у Ф. Эшба, вместе с которым он работал, и у Д. Гулиа, с которым его объединяли тесная творческая дружба и родственные отношения. Большое внимание Георгий Аджуевич уделял совершенствованию методики преподавания в начальных классах абхазской школы. Он прививал ученикам любовь к родной речи. «Тот, кто не знает родного языка, – говорил он, – похож на того, кто не знает родной матери».

Начинал педагогическую деятельность Г. Алан в сложных условиях становления школьного образования в деревне. Многие родители еще не осознавали тогда необходимости обучения детей в школе. По свидетельству очевидцев, Ф. Эшба и Г. Алан посещали дома односельчан, разъясняли родителям необходимость обязательного минимума образования, с трудом преодолевая косность крестьян, предпочитавших иметь детей-скотопасов, но не школьников.

Несмотря на материальные трудности, до революции по инициативе и стараниями Г. Алан в селах Дурипше и Санардо были построены и оборудованы школьные здания.

Более 40 лет Г. Алан трудился в агубедийской школе. Верность этой школе наряду с работой в других местах требовала подвижничества. «Приходилось часто перемещаться с одного места на другое, включая и церковное здание», – писал он в 1923 году.

Предложение Георгия Аджуевича об открытии в Агубедии семилетней школы и строительстве для нее здания было поддержано сельским обществом. В 1925 г. Председатель Совнаркома Абхазии Н. Лакоба принял крестьянскую делегацию во главе с Г. Алан и внял просьбе бедийцев. Для строительства школьного здания правительство ассигновало 36,6 тыс. руб., а сельчане собрали 18 тыс. рублей.

В центре села было сооружено двухэтажное кирпичное здание с перспективой для средней школы. В 1928 г. в агубедийской семилетке состоялся первый выпуск, а спустя 10 лет она была преобразована в среднюю школу, обслуживающую и прилегающий к селу подрайон. Многие ее выпускники стали учителями, врачами, учеными, трудятся в различных сферах народного хозяйства и культуры.

Г. А. Алан был педагогом по призванию. В его автобиографии читаем: «Я люблю школу, люблю обучать и воспитывать молодое поколение, несмотря на свой 70-летний возраст».

Заслуги Г. Алан были отмечены орденом Ленина, почетным званием заслуженного учителя республики и многими другими поощрениями. Самой же большой наградой для этого скромного и энергичного труженика стали любовь соотечественников, которую он ощущал при жизни, и добрая благодарная память, живущая в сердцах потомков.

По следам отца пошел сын – Гоги Георгиевич Алан. Окончив филологический факультет Сухгоспединститута в 1951г., он работал учителем в школе, а будучи затем на руководящей партийной и советской работе, исключительное внимание уделял школе и педагогам. Известен такой факт. В г. Гагре не было абхазской средней школы. Став председателем Гагрского райисполкома, он добился выделения средств для строительства специального здания для нее и открытия национальной школы для городских детей. Тогда эти вопросы решались в правительстве Грузии, и Гоги Георгиевичу для осуществления задуманного пришлось приложить немало упорства.

Я близко знал Гоги Алан и дружил с ним, хотя он был моложе меня. И к 125-летию его славного отца я не мог не сказать пару слов о его достойном сыне, безвременно ушедшем из жизни.

__________________________


(Опубликовано: Республика Абхазия, 23.01.2013.)



Некоммерческое распространение материалов приветствуется;
при перепечатке и цитировании текстов
указывайте, пожалуйста, источник:
Абхазская интернет-библиотека, с гиперссылкой.

© Дизайн и оформление сайта – Алексей&Галина (Apsnyteka)

Яндекс.Метрика