Георгий Гулиа

Об авторе

Гулиа Георгий Дмитриевич
(14 марта 1913 - 18 октября 1989)
Русский советский писатель абхазского происхождения. Заслуженный деятель искусств Грузинской ССР (1943). Заслуженный деятель искусств Абхазской АССР (1971). Лауреат Сталинской премии третьей степени (1949). Член ВКП(б) с 1940 года. Произведения Гулиа созданы на основе наблюдений за жизнью людей в Абхазии, впечатлений от его собственной трудовой жизни на родине. О молодых людях Абхазии написана повесть «Весна в Сакене» (1947), которая принесла Гулиа всесоюзную известность. В зрелые годы писатель обращается к историческому и историко-биографическому жанру, рассматривая острые человеческие проблемы через призму прошлого. Георгий Гулиа родился в семье основоположника современной абхазской литературы, одного из создателей современной абхазской письменности Дмитрия Гулиа. Окончив Закавказский институт инженеров путей сообщения, он работал по своей специальности, участвовал в строительстве Черноморской железной дороги. Но уже в юности у Гулиа проявились творческие способности. Он занимался журналистикой, живописью, графикой. Печатается Г. Гулиа с 1930 года. Его первая повесть — «На скате», затем выходит «Месть» (1936). Короткие рассказы и повести для детей изданы в сборнике «Рассказы у костра» (1937). После войны Гулиа переезжает в Москву. Его приглашают работать в редакцию «Литературной газеты». В 1947 году он решил написать крупное произведение, посвященное жизни современной абхазской молодежи. Гулиа ездил по городам и селам Абхазии, знакомился с людьми, собирал материал. В 1948 году роман «Весна в Сакене» был опубликован в журнале «Новый мир». Он принес писателю признание публики. Гулиа закрепил успех своего первого романа, вскоре выпустив еще две книги, тематически связанных с ним: «Добрый город» (1949) и «Кама» (1951). Вместе с «Весной в Сакене» они составили трилогию «Друзья из Сакена» (окончательная редакция 1954). Тему современности продолжили романы «Каштановый дом» (1961), написанный в форме записок учительницы, выпускницы университета, приехавшей работать в абхазское селение Дубовая роща, где ее ждет много нового, необычного, иная жизнь со своими традициями, интересные, самобытные люди, и «Пока вращается земля...» (1962), посвященный ученым: его главный герой - вирусолог Иконников работает в Институте экспериментальной патологии и терапии в Сухуми. В романе ставятся важные и злободневные вопросы морали, этики человеческих взаимоотношений, долга ученого, научного работника, затрагиваются и проблемы современного искусства и литературы. Хотя в дальнейшем современная тема продолжает волновать писателя, в основном он переходит к жанру исторического и историко-биографического романа. Начало положили романы из истории Абхазии времен русско-турецких войн XIX века: «Черные гости» (1950) и «Водоворот» (1959). Затем писатель пишет художественную биографию своего отца «Дмитрий Гулиа. Повесть о моем отце» (1963). Вершиной исторической романистики Гулиа стала трилогия: «Фараон Эхнатон» (1968), «Человек из Афин. Хроника в шести книгах» (1969), «Сулла» (1971). В 1970-80-е годы Георгий Гулиа создает небольшие, пересыпанные блестками юмора, остроумия рассказы и новеллы, вошедших в многочисленные сборники его «малой прозы». Он продолжает писать о своей родине Абхазии, жизни земляков, работает над новыми историческими произведениями. Создает романы об эпохе викингов («Сага о Кари, сыне Гуннара»), пунических войн («Ганнибал, сын Гамилькара»), художественные биографии Александра Блока, Михаила Лермонтова, Омара Хайяма, Рембрандта. Г. Д. Гулиа умер 18 октября 1989 года. Похоронен в центре Сухума.
(Источник текста и фото: http://ru.wikipedia.org.)







Георгий Гулиа

Вестник из далекого далека

Однажды мальчик рыл яму...

Должен заметить, что для археологических находок это почти обычное, ординарное начало. Между прочим, многие археологические находки являлись чистой случайностью. Случайно была обнаружена и так называемая Майкопская плита...

Итак, Григорий Вишневский, ученик 38-й школы, рыл яму у себя во дворе и нашел небольшую треугольной формы плиту. Это был обычный камень, песчаник, каких много в горах. Но дело не в самом камне, а в странных письменах, начертанных на его поверхности. Мальчик отнёс находку своему учителю В. И. Сохрякову. Это было в 1960 году под городом Майкопом.

Камень сохранили, а в 1962 году через археолога А. П. Дитлера и ленинградского кавказоведа Л. И. Лаврова он попал в Институт этнографии. Этим камнем в конце концов заинтересовался известный Ленинградский эпиграфист, то есть ученый, занимающийся древними надписями, Георгий Федорович Турчанинов.

И он дешифровал эти странные на вид письмена, которые прошу вас внимательно рассмотреть на фотографии Майкопской плиты, прежде чем я продолжу свой рассказ...

Теперь, когда вы пригляделись к изображению камня, которое в нашей центральной печати публикуется впервые, пойдём дальше.

Г. Ф. Турчанинов определил, что большинство знаков соответствует так называемому библскому псевдоиероглифическому письму и читается справа налево. Он определил также, что в центре плиты нет письменных знаков и весьма возможно, что здесь дан набросок плана крепости или царской печати.

Что все это значит?

Библ — древний город теперь не существующей Финикии. Египтяне в то время называли его Куйни. Это был культурный центр государства. И за 1900—1700 лет до нашей эры здесь писали на библском псевдоиероглифическом письме. Это письмо открыл французский археолог М. Дюнан. Расшифровал находку в 1946 году его соотечественник Эдуард Дорм, продолжил и развил дешифровку немецкий ученый Антон Ирку. Вот на Майкопской плите и оказались знаки именно библского письма, исчезнувшего за 1500 лет до нашей эры.

На камне оказались высеченными и несколько хеттских письменных знаков, а также местные знаки. В целом это письмо получило название Колхидского извода — варианта, что ли — библского письма.
Г. Ф. Турчанинов попытался прочесть надпись по-финикийски, и это было вполне естественно: ведь письмена-то библские! И ничего не получилось. Затем он предположил, что, поскольку плита была найдена в Майкопе, в Адыгее, ее можно прочесть по-адыгейски.

Но тоже никаких результатов! Тогда ученый рассудил так: известно из истории, что на юг от древней Адыгеи, включая саму Адыгею, простиралось сильное колхидское царство с административным центром в древней Абхазии. Нельзя ли, подумал Г. Ф. Турчанинов, интерпретировать, то есть объяснить, майкопскую надпись по-абхазски? И тут результат изысканий оказался неожиданным: да, надпись читается по-абхазски, и ее с трудом, но понимают нынешние абхазцы. Свои выводы Г. Ф. Турчанинов доложил ученым ряда республик в Сухуми в 1962 году и подготовил для печати подробные научные изыскания о Майкопской плите.

Что же сообщает нам плита?

Какой-то строитель — человек очень грамотный — сделал на плите надпись рельефом о том, что великий царь такой-то на окраине своего государства руками местного правителя заложил город или крепость на 26-м году царствования в месяц сева. Вот примерное содержание надписи.

Какие могут возникнуть возражения или сомнения по поводу нее?
Откуда камень, не завезен ли случайно из Финикии? Нет, камень местной породы, и курган, где он был обнаружен, весьма возможно, является фортификационным сооружением на границе или на окраине государства.

Какое же это могло быть государство? Кавказоведы отвечают на этот вопрос так: этим государством могла быть только Колхида, которая простиралась от нынешней Аджарии до Кубани. Известно, что одним из важнейших городов Колхиды за несколько веков до нашей эры был город Диоскурия (недалеко от нынешнего Сухуми).

Колхидой правили цари. Об одном из таких царей рассказывается в греческой мифологии об аргонавтах. С открытием майкопской надписи многое меняется в наших представлениях о Кавказе в историческом плане, тем более, что Г. Ф. Турчанинов датирует надпись XIII—XII веками до нашей эры.

Датировка надписи произведена сопоставлением исторического возникновения линейного письма из библских псевдоиероглифических знаков и исчезновения последних, а также присутствием отдельных элементов хеттской письменности и местных линейных знаков. Мог ли сохраниться песчаник в земле и донести до нас эти письмена?
И такой вопрос может возникнуть.

Но разве все не зависит в данном случае от условий, в которые попал камень? Разумеется, зависит. Вспомним хотя бы о том, как чудесно дошёл до нас сквозь века образ римской девочки — «фанчуллы», — захороненной чуть ли не две тысячи лет тому назад. Если бы не благоприятные условия захоронения, никакая бальзамировка не спасла бы «фанчуллу».

Очень многое прояснят раскопки кургана под Майкопом, которые предполагается провести осенью этого года. И тогда еще точнее, определеннее можно будет сказать, откуда пришёл и как был послан чудесный вестник из далекого далека. Но уже и теперь можно утверждать, что перед нами — самая древняя письменность в Советском Союзе: написали ее в Колхиде колхидским письмом 3200 лет тому назад.

В этом главный смысл открытия Георгия Федоровича Турчанинова. И если предположения подтвердятся, ученые должны будут по-новому взглянуть на историю Абхазии, Колхиды и даже всего Кавказа.

Древнейшие письмена Кавказа - Майкопская плита
Древнейшие письмена Кавказа - Майкопская плита

Профессор Г.Ф. Турчанинов с Майкопской плитой
Профессор Г.Ф. Турчанинов с Майкопской плитой

_____________________________________________________

(Опубликовано в: Техника - молодежи, № 11, 1964 г., с. 9.)

(Перепечатывается с сайта: http://www.technica-molodezhi.ru.)




Некоммерческое распространение материалов приветствуется;
при перепечатке и цитировании текстов
указывайте, пожалуйста, источник:
Абхазская интернет-библиотека, с гиперссылкой.

© Дизайн и оформление сайта – Алексей&Галина (Apsnyteka)

Яндекс.Метрика