В. М. Пачулия

Об авторе

Пачулия Валико Меджитович
Военный историк. Кандидат исторических наук. Полковник Абхазской армии. Окончил исторический факультет Сухгоспединститута им. А.М. Горького с отличием (1976). Работал директором Анухвской восьмилетней школы (Гудаутский район). Учился в целевой аспирантуре Института истории СССР АН СССР в Москве и окончил с представлением диссертации к защите (1984). Защитил диссертацию на военную тематику в Москве (1986).
Работал младшим, а затем научным сотрудником отдела истории Абхазского института языка, литературы и истории им. Д.И. Гулиа АН ГССР (1985-1992 гг.), одновременно являлся Ученым секретарем Исторического общества Абхазии (1987-1992 гг.). Принимал активное участие в национально-освободительном движении абхазского народа, являлся членом Народного форума Абхазии, непосредственно участвовал в грузино-абхазской войне 1992-1993 гг.
В послевоенный период служил в Абхазской армии в должности начальника историко-архивного отдела Минобороны РА (1993-2008), старшего научного сотрудника, а затем - ведущего научного сотрудника Архива МО РА (2009-2013 гг.). Совмещал службу с работой в АбИГИ им. Д.И. Гулиа АН Абхазии.
Участвовал непосредственно в военных операциях в Гальском районе (май 1998 г.), антитеррористической в Кодорском ущелье (октябрь 2001 г.), в освобождении Верхне-Кодорского ущелья (август 2008 г.), прошел путь от старшего лейтенанта Советской армии до полковника Абхазской армии (2006). Имеет боевые награды и поощрения.
Создал немало разработок по истории грузино-абхазской войны и Вооруженных Сил РА. Под его руководством был создан Архив Министерства обороны РА и ввел в научный оборот немало документов. Систематически публиковал книги, статьи, выступал с докладами и сообщениями на научных форумах различного уровня. В 1995 г. был участником Международной научной конференции в Москве, посвященной 50-летию Победы в Великой Отечественной войне и выступил с докладом.

Основной круг научных интересов - военная проблематика:

  • история Великой Отечественной войны 1941-1945 гг.,
  • история грузино-абхазской войны 1992-1993 гг.,
  • история войн абхазов с древнейших времен,
  • история спецслужб,
  • история незаконных репрессий,
  • история абхазской государственности.
В настоящее время - ведущий научный сотрудник Абхазского института гуманитарных исследований им. Д.И. Гулиа АН Абхазии, действительный член Всемирной Академии наук комплексной безопасности (2010).

Основные труды:
  1. Советы Абхазской АССР в период Великой Отечественной войны 1941-1945 гг. - Сухум, 1990.
  2. Абхазия: документы свидетельствуют. 1937-1953 гг. Сборник материалов. - Сухум, 1991 (В соавторстве с Б.Е. Сагария и Т.А. Ачугба).
  3. Книга вечной памяти. - Сухум, 1997.
  4. Абхазия на рубеже XX-XXI вв. - в кн.: Абхазы. - М.: Наука, 2007. - С. 108-115 (В соавторстве с Т.А. Ачугба).
  5. Генерал-полковник Кишмария М.Б. - Сухум, 2008.
  6. Грузино-абхазская война 1992-1993 гг. (Боевые действия). - Сухум, 2010.
  7. Служу Отечеству! - Сухум, 2011.
  8. Абхазия в Великой Отечественной войне (1941–1945 гг.) - Сухум, 2015.





В. М. Пачулия

Фотоархив

(Щёлкните на фото. Оно откроется в новом окне в увеличенном виде.)

"Жаркое" лето 2004 г. в Южной Осетии.
Абхазское подразделение на полигоне с. Мцхлеб.
На переднем плане (слева) - В. М. Пачулия.

14 июля 2004 г. Рокский перевал. Четвертый слева - В. М. Пачулия.


Статьи


Гагрская наступательная операция (1–6 октября 1992 г.)

К 20-летию Победы: летопись Отечественной войны народа Абхазии 1992-93 гг.

3 сентября 1992 года в Москве была подписана трёхсторонняя договорённость между Абхазией, Грузией и Россией, которая предусматривала прекращение боевых действий. Однако грузинская сторона, используя поддержку отдельных российских лидеров, огня не прекращала, обвиняя к тому же абхазскую сторону. Западная Абхазия оказалась в тяжелейшей блокаде. Чтобы выжить, вырваться из блокады, оставался только один выход: немедленно предпринять наступательные действия.

В сложившейся ситуации командующим Вооружёнными силами РА полковником В. Аршба, начальником штаба Госкомитета обороны полковником С. Сосналиевым и и.о. командующего Гагрским фронтом полковником С. Дбар был разработан план наступательной операции по освобождению Гагрского района. Как отмечал полковник С. Дбар, штаб ГКО ранее уже назначал двоих командующих Гагрским фронтом, но никто из них по непонятным причинам не приступал к исполнению функциональных обязанностей. Он имел в виду Шамиля Басаева и одного российского майора.

Полковник Дбар сразу же приступил к укреплению Гагрского оборонительного рубежа, занялся выравниванием линии фронта, обеспечением формирований вооружением, питанием и обмундированием, установлением связи с местным населением. Заместителем командующего по работе с личным составом был назначен Левантий Гицба, заместителем командующего по тылу – капитан Артур Конджария.

Гагрский оборонительный рубеж в сентябре достаточно укрепили, произвели выравнивание линии фронта. Он проходил от морского берега с.Алахадзыхь через территорию Гагрской птицефабрики, «Горгаз», эвкалиптовую рощу, железную дорогу и шоссейную трассу, местечко под названием Красный Крест, Псахару, через Арасадзыхь и Мамзышху.

Первая позиция фронта размещалась на берегу моря в с. Алахадзыхь. Здесь дислоцировалась группа Алика Ажиба. В районе птицефабрики с. Алахадзыхь размещалась группа Нугзара Багателия. За 10-15 дней до Гагрской операции в левом крыле птицефабрики разместилась кабардинская группа Ибрагима Яганова.

В районе «Горгаза» и 2-го отделения птицефабрики дислоцировалась группа «Град» под командованием Михаила Капш, в районе эвкалиптовой рощи – группа «Ураган» под командованием Алхаса Шакрыл, в селе Бзыби, ниже железной дороги – группа «Эвкалипт» под командованием Автандила Гарцкия, в районе армянского кладбища в селе Бзыби – группа Темура Нодарая, выше – группа Григория Еник, не доходя до трассы – группа Даура Возба, от центральной трассы до конца ул. Песочной – группа Астамура Тарба, а выше трассы – гагрская группа Чичико Мукба и Гены Гицба, затем – пицундская группа под командованием Нугзара Долбая и Георгия Блабб.

В селе Колхиде (ныне Псахара), над Ольгинским ущельем, в мандариновом саду расположились группы Отара Хеция и Джемала Чирикбая, на окраине села Арасадзыхь – группа Виталия Харазия, а под горой Мамзышха держали оборону жители сел Бзыби и Мгудзырхуа (командир группы – Вахтанг Еник).

В середине сентября закончилось строительство Гагрского оборонительного рубежа. Оборона стала надёжной. Большой вклад в обустройство этого рубежа внесла инженерно-саперная группа под командованием Рудольфа Алшундба.

Председатель ГКО Владислав Ардзинба утвердил план Гагрской наступательной операции. Наступление было намечено на 30 сентября 1992 года, во второй половине дня. Однако оно сорвалось ввиду неподготовленности техники и личного состава. Полковник Дбар приостановил наступление.

Началась Гагрская операция на следующий день, 1 октября. За три часа до этого в одном из домов в селе Бзыби состоялось совещание. Его вел полковник С. Дбар. Каждому командиру подразделения ставилась боевая задача: разъяснялось по карте, по какому маршруту их подразделения должны наступать.

Гагрская операция под кодовым названием «Буря» началась в 14.30 огнем из нескольких орудий (хотя артподготовкой, учитывая малочисленность орудий, это нельзя было назвать). После этого на правом фланге началось наступление подразделений Отара Хеция, Джемала Чирикбая, Зурика Хварцкия, Джонджика Тванба. Первый бой завязался у Колхидской сельской библиотеки, где засели грузинские «гвардейцы». В этом бою погиб боец Завер Тванба (из Эшеры) и были ранены Зурик Хварцкия и Леонид Цкуя. Следует отметить, что дополнительные силы по 30–40 человек под командованием Зурика Хварцкия и Джонджика Тванба были переброшены сюда, на правый фланг, с Гумистинского фронта. Наступавшие группы к сумеркам с боем вышли к развилке на Ольгинское ущелье и закрепились здесь, а некоторые бойцы даже заняли позицию над объездным мостом. По центральной трассе наступал Гагрский батальон под командованием Гены Чанба (зам. командира – Рома Тарба).

Все батальоны, отряды и группы, занимавшие боевые позиции на Гагрском оборонительном рубеже, снялись со своих позиций и устремились в атаку. Кроме того, в наступательной операции приняли активное участие добровольческие отряды с Северного Кавказа. По левому флангу наступала кабардинская группа во главе с Ибрагимом Ягановым (свыше 40 человек), по правому флангу, в обходном направлении – чеченский отряд Шамиля Басаева, совместный чеченский отряд Ханкарова с Дашаевым (около 60 человек), группа из Карачаево-Черкесии под командованием Мухаммеда Килба (27 человек). В отряд Ш. Басаева входила группа добровольцев из кавказской диаспоры в Турции (командир – Шандуан Званба). Совместно с северокавказскими подразделениями наступала бзыбско-мгудзырхская группа (командир В. Еник).

С атакой задержался левый фланг. Полковник Дбар послал туда прибывшего на фронт 27 сентября помощника начальника штаба фронта капитана С. Чемшид, который сумел поднять левый фланг в атаку, но сам, увы, был сражён вражеской пулей.

К тому времени с боями успешно продвигался отряд Шамиля Басаева, наступавший в направлении кладбища, колхидской средней школы и горвоенкомата.

2 октября, утром, в 5 часов 30 минут, объездной мост был взорван противником. Правофланговые подразделения, спускавшиеся к мосту, двинулись по ул. Виноградной в сторону дирекции совхоза «Сихарули». Дойдя до высоты около колхидских гаражей, они разделились на два направления. Одна группа наступала по объездной дороге от Мамзышхи на г. Гагру, а вторая – по колхидской сельской дороге в сторону дирекции «Сихарули». Следует отметить, что ночью 1 октября два самолёта СУ-25 и два вертолёта противника бомбили наступавших бойцов. В 2 часа 2 октября наступавшие овладели после жестокого боя зданием совхоза «Сихарули». Противник бежал. Село Колхида было освобождено, наступление на Гагру продолжалось.

Левофланговые подразделения Алика Ажиба, Нугзара Багателия, Михаила Капш, Ибрагима Яганова имели задачу выйти в район кемпинга и фермы совхоза им.Руставели (ныне совхоз «Гагра»). В направлении фермы двигались танк «02» и БМП. За ними наступали 32 бойца. 13-14 из них имели автоматы, другие – охотничьи ружья, в лучшем случае – винтовки.

Пулемётчик противника, засевший на ферме, не давал бойцам двигаться вперёд. Но БМП сумела уничтожить эту огневую точку, и абхазские воины быстро преодолели поле и овладели фермой. Были захвачены два миномёта, один гранатомёт и два автомата. Затем наступавшие вышли на центральную трассу. Выше фермы, около автомобильного моста и военкомата, многие наступавшие группы встретились.

Что же касается наступления в направлении Гагрского кемпинга, то здесь на пути в высотном доме засела вражеская группа из 9 человек, которые постоянно вели огонь из пулемёта и не давали возможности продвижения бойцам из групп А. Ажиба и Н. Багателия, наступавших по берегу. Тогда подразделение во главе с Русланом Ладария ворвалось в высотный дом и уничтожило противника. Это позволило названным группам продолжить наступление по берегу. Кстати, в доме, откуда велся вражеский огонь, были захвачены ручной пулемет, гранатомет и 8 автоматов.

Затем вышеназванные подразделения вышли к Гагрскому рынку, оттуда – на стадион и далее. Справа от них действовали группы Алхаса Шакрыл и Автандила Гарцкия. Они двигались в полосе между центральной шоссейной трассой и железной дорогой. А по самому шоссе шли группы Григория Еник и Ромы Тарба.

Гагрская группа Г. Еник в первый день наступления с боями дошла до Колхиды и слилась с другими подразделениями. На второй день она наступала в направлении старой конторы совхоза им.Руставели, а оттуда – к грузинской школе и нефтебазе. Затем было предпринято наступление на Гагрский железнодорожный вокзал. В ходе этих боёв командир группы Григорий Еник получил ранение.

К 2 часам дня атакующие подразделения дошли с боями до здания нынешнего КБРЦ. Здесь они сомкнулись с другими наступавшими отрядами и группами. Командование оставило возле здания КБРЦ необходимые силы для уничтожения противника, а остальные продолжили преследование врага. Здесь отличились казачья группа, которая, используя трофейную пушку, выбила противника из здания КБРЦ.

В 16 часов северокавказские формирования, следовавшие по обходной дороге, вышли к санаторию им. XVII партсъезда. Координировал действия наступавших войск начальник разведки Гагрского фронта майор М. Килба. Около названного санатория (ныне санаторий «Абрскил») были разгромлены основные силы госсовета Грузии. Здесь же понесли возмездие за преступления местные подстрекатели войны – сотрудники Гагрского ГОВД во главе с начальником угрозыска Михаилом Дзидзигури.

К 16.30 основные очаги сопротивления противника в центре Гагры (гостиница «Абхазия» и здание ГОВД) были подавлены. К 17.30 было подавлено сопротивление врага в районе санатория «Украина». Но город в это время еще подвергался ракетно-бомбовому удару двумя боевыми вертолётами противника, в результате чего было разрушено и подожжено несколько жилых домов.

Когда было принято решение на какое-то время прекратить преследование врага, дать нашим формированиям отдых, противник вскоре пришёл в себя и укрепился возле строящегося моста напротив санатория «Украина». Вражеская авиация силами двух штурмовиков СУ-25 и двух военных вертолётов 3 октября стала наносить ракетно-бомбовые удары по Гагре. Прямым попаданием была подорвана командно-штабная машина, из которой успели выскочить командующий фронтом полковник Сергей Дбар и командир роты Джемал Чирикбая.

4 октября, в 6.50, были замечены летевшие в сторону Леселидзе (Гечрипш) три вертолета МИ-24 в сопровождении одного МИ-8. В 7.10 два СУ-25 противника нанесли ракетно-бомбовые удары по Гагре – в городе были разрушения и жертвы среди мирного населения.

В тот же день, 4 октября, в Гагре состоялось совещание полевых командиров, где обсуждался вопрос о продолжении наступательной операции с выходом к реке Псоу. Было решено сформировать два горнострелковых отряда под командованием Ш. Басаева и М. Капш для переброски их в горы. В отряд М. Капш также вошли группа Д. Чирикбая, гумистинская группа и милицейская группа О. Хеция.

Между тем противник в эти дни получал подкрепление и боеприпасы. 5 октября войска госсовета Грузии подтянули технику и живую силу к переднему краю боевых порядков. В 5. 20 утра позиции абхазских войск были атакованы у санатория «Украина». Используя танковый и артиллерийский огонь, противник смог продвинуться вперёд. Однако вскоре он был контратакован и отброшен на свои прежние позиции.

5 октября, в 10.20, противник приступил к артподготовке и в 10.40 опять атаковал абхазские позиции. Но ответным огнем из орудий и танков он вновь был отброшен назад. С 13.20 до 14 часов два вражеских военных вертолета и два самолета СУ-25 подвергли ракетно-бомбовому удару позиции абхазских формирований в районе санатория «Украина» и шоссейного моста. Вскоре к вражеской авиации присоединились ещё два вертолёта МИ-24, один из которых был сбит.

Отряды Ш.Басаева (75 человек) и М. Капш (110 человек) были переброшены на автомашинах от санатория «Тбилиси» через Мамзышху к перевалу Ашхабаш. Оттуда пешком они отправились на горное пастбище Газли. Преодолев 80-километровый путь, эти отряды стали с боями двигаться по разным маршрутам. Заметим, что сложный горный рельеф не позволял обеспечить здесь связь. Отряды шли всю ночь, а потом целый день и опять ночь.

В то же время к 8 часам утра 5 октября кабардинский отряд И. Яганова высадился с моря в районе Холодной речки. Отряд М. Килба поднялся на гору выше санатория «Украина», прошел скальный участок и к утру 6 октября стал спускаться. Вслед за ним перешли в наступление по трассе Гагра – Сочи основные силы под командованием Г. Чанба.

С 5-го на 6 октября утром отряд Капш стал спускаться к реке Хашупсе, чтобы выйти к Цандрипшскому мосту. К 5 часам 6 октября отряд Басаева вышел к Холодной речке. В район н. п. Гребешок вышла группа А. Шакрыл.

Противник бежал, бросая танки, вооружение и боеприпасы, в сторону Гечрипша (бывш. Леселидзе). Затем одна его часть скрылась в ближайших лесах, а другая, побросав оставшееся оружие, бежала из Абхазии через Псоу.

6 октября 1992 года, в 6 часов 40 минут, знамя Республики Абхазия взвилось на абхазо-российской границе по реке Псоу.

В результате победоносной Гагрской операции были разгромлены следующие грузинские части и подразделения: Дидгорский, Цхалтубский, Руставский, Кутаисский, 101-й Гагрский батальоны, а также элитные подразделения «Мхедриони» (Дж. Иоселиани) и «Тетри арциви» (Каркарашвили). Под ружьём с грузинской стороны находилось свыше четырёх тысяч человек. Их поддерживали свыше 40 единиц бронетехники, десятки артиллерийских орудий, миномётов, авиация.

В ходе сражений по освобождению Гагры и её окрестностей абхазской стороной было захвачено 35 единиц боевой техники, десятки артиллерийских орудий, миномётов, большое количество боеприпасов.

В Гагрской наступательной операции с абхазской стороны стрелковым автоматическим оружием были вооружены 570 человек, у остальных ополченцев были охотничьи ружья. Что касается боевой техники, то абхазские формирования располагали двумя танками Т-55 и двумя полковыми минометами (командир минометного взвода – Александр Гумба).

Во время наступления по центральной трассе в направлении Гагры с боями двигался танк № 01 с экипажем в составе: Вианор Ашба – командир, Владик Габниа – механик-водитель, Тимур Зантария – наводчик, Валерий Мхонджия – заряжающий. После ранения В. Ашба командиром танка стал В. Мхонджия, заряжающим – В. Гарзолия.

По направлению Алахадзы – Гагра с боями двигался танк № 02 с экипажем в составе: Роман Герия – командир, Гена Смыр – механик-водитель, Руслан Харабуа – наводчик, Астамур Агрба – заряжающий. Узнав о наступлении, заболевший перед этим бывший командир танка «02» Хамзат Исаев присоединился к экипажу.

В Гагрской операции участвовали три боевые машины пехоты: «06» – командир Шамиль Адзынба, «07» – командир Рафаэль Ампар, «08» – командир Виталий Еник. Взводом БМП командовал Леня Авидзба.

Особенно отличился наводчик БМП-07 Роберт Кварчия, который подбил 2 БПМ, 1 МТЛБ, 1 БРДМ, автобус с пехотинцами. Р. Кварчия погиб возле здания Гагрской милиции.

С абхазской стороны на Гагрском фронте в ходе боёв общие потери составили 108 человек, из них 15 добровольцев.

В результате Гагрской наступательной операции Абхазия вырвалась из грузинской блокады и получила возможность выхода сухопутным путём в Российскую Федерацию. Было развеяно мнение мирового сообщества о бесплодности сопротивления малочисленного абхазского народа значительно превосходившей численно Грузии. У народа и руководства Абхазии еще более укрепилась уверенность в окончательной победе над врагом.

Блестящая победа в Гагрской операции стала возможной прежде всего благодаря героизму и самоотверженности воинов Абхазии, помощи наших братьев с Северного Кавказа, добровольцев из других регионов России, казаков Юга России, а также кавказской диаспоры из Турции.

(Опубликовано: Республика Абхазия, № 113, 2012 г.)
____________________________________________________________


Грузино-абхазская война (14 августа 1992 г. - 30 сентября 1993 г.)

Краткий обзор военных действий

Ранним утром 14 августа 1992 года грузинские войска вероломно вторглись в пределы Республики Абхазия. В оккупации Абхазии в тот день участвовало до двух тысяч грузинских 'гвардейцев', 58 единиц бронетехники, большое количество артиллерии. Кроме того, наступление поддерживалось военно-воздушными и военно-морскими силами противника. Накануне бесславного похода в Абхазию Грузия, по подсчетам экспертов Центра кавказских исследований, получила со складов бывшего ЗакВО около 240 танков, множество бронетранспортеров, около 25 тысяч автоматов и пулеметов, десятки орудий и ракетно-артиллерийских систем - в том числе «Град» и «Ураган» («Российские вести», 1993, 20 марта).

Грузинские стратеги делали основную ставку на внезапность нападения — рассчитывали ошеломить абхазский народ, парализовать его волю к сопротивлению и в полной мере использовать преимущества нападающей стороны. План оккупации Абхазии под кодовым названием «Меч» Шеварднадзе согласовал с руководством России.

С момента перехода через абхазо-грузинскую границу по реке Ингур грузинские войска двигались по трассе Зугдиди - Сухум беспрепятственно. Незадолго перед войной, по настоянию главы администрации Гальского района, абхазское руководство убрало военный пост по реке Ингур. В Гале к грузинским оккупационным войскам присоединились местные «гвардейцы». Противник заблокировал трассу Гал - Очамчира с тем, чтобы держат абхазское население в неведении о происходящем.

По ходу движения колонна противника подошла к первому патрульному посту у села Охурей. Здесь дежурили бойцы -резервисты из Отдельного полка внутренних войск (далее ОПВВ— В. П.).

Краткая история этого полка такова. После распада Советского государства возникла угроза геноцида по отношению к абхазскому народу. Грузинские вооруженные формирования стали возникать, как грибы после дождя. Рассчитывать больше на бывшие советские войска, которые перешли под юрисдикцию России или стали расформировываться, не приходилось. Так, в конце 1991 года расформировывался батальон внутренних войск (так называемый 8-й полк) МВД России, дислоцировавшийся в Абхазии. Тогда руководство республики приняло решение на базе этого батальона сформировать Отдельный полк внутренних войск под юрисдикцией Абхазии, Формирование этого полка возглавил подполковник милиции Г. Агрба, а штаб полка — майор Климов (дезертировавший с начала войны).

ОПВВ находился под непосредственным руководством Временного Совета по координации деятельности воинских частей, дислоцированных на территории Абхазии. Возглавлял этот орган, созданный указом Президиума Верховного Совета Абхазии от 29 декабря 1991 года, Председатель Верховного Совета республики В. Ардзинба.

Формирование ОПВВ шло из резервистов и лиц призывного возраста. Уже в 20-х числах января 1992 года бойцы этого полка стали охранять рубежи Родины у Ингурского шоссейного моста. Перед ними стояла задача не допустить на территорию Абхазии вооруженные формирования, не подчиняющиеся Верховному Совету Абхазии.

Формирование ОПВВ протекало в сложной общественно-политической обстановке. В феврале 1992 г. бойцы и командиры ОПВВ были решительно настроены дать грузинским формированиям бой, если они добровольно не покинут территорию Абхазии. (Тогда в Абхазию они вошли с ведома абхазских властей, преследуя сторонников 3. Гамсахурдиа).

Решимость, проявленная ОПВВ, также приостановила намерение грузинского руководства оккупировать Абхазию в начале апреля 1992 года, когда грузинские войска были развернуты вдоль реки Ингур. Тогда в ряды ОПВВ влились сотни абхазских резервистов. Командиром ОПВВ был назначен полковник Какалия В.Ш., прибывший из Москвы. В ответ на установку Тбилиси по призыву призывников в грузинскую армию военные комиссариаты Абхазии, в соответствии с постановлением Совета Министров Абхазии от 27 февраля 1992 года, были реорганизованы в военно-мобилизационные управления. Начальником Военно-мобилизационного управления Республики Абхазия был назначен полковник С.Дбар. ОПВВ стал пополняться новобранцами -лицами призывного возраста, которые вскоре приняли присягу на верность Республике Абхазия. Следует подчеркнуть, что (в формировании ОПВВ большая заслуга принадлежит общественно-политическому движению «Аидгылара» (председатель С. Шамба)).

Решимость, проявленная бойцами и командирами ОПВВ, пресекла в июле 1992 года антиконституционную деятельность бывшего министра внутренних дел Республики Абхазия Г. Ломинадзе.

В злополучный день 14 августа на Охурейском посту дежурили 9 резервистов из ОПВВ. К ним подъехали на машине какие-то военнослужащие в российской форме и предъявили документ, якобы дающий право проехать. Ничего не подозревавшие бойцы ОПВВ были моментально взяты в плен и переданы подошедшим войскам Госсовета Грузии. Также были взяты в плен и другие бойцы, прибывшие на выстрелы. Затем грузинская колонна двинулась в сторону дислокации Охурейского гарнизона, где завязалась перестрелка, в результате которой были убиты два грузинских гвардейца.

Следует отметить, забегая вперед, что в полдень и к вечеру 14 августа возле Очамчирской объездной дороги резервисты ОПВВ и ополченцы нанесли ощутимый удар по противнику.

Далее колонна грузинских войск двигалась по Сухумской трассе беспрепятственно, так как не были заминированы или взорваны мосты вдоль трассы. Только в поселке Агудзера завязался бой с Агудзерским батальоном ОПВВ. Однако этот батальон вынужден был отступить с потерями после упорного сопротивления. Так были смяты абхазские военные посты на пути движения противника.

К 12 часам дня грузинские войска оказались в Сухуме в районе турбазы XV съезда комсомола, где к ним примкнули местные грузинские формирования. Затем колонна двинулась к центру Сухума. Бойцы ОПВВ во главе с майором В.Цугба перекрыли трассу у эстакады по Тбилисскому шоссе и остановили танковую колонну. Грузинские «гвардейцы» атаковали позиции бойцов ОПВВ, но были отброшены. Однако у эстакады возникла опасность окружения бойцов ОПВВ намного превосходящими силами противника. Зам. командира ОПВВ полковник Г.Агрба, командовавший полком, приказал бойцам отойти к Красному мосту, где военный комиссар Абхазии полковник С.Дбар занимался организацией обороны. Красный мост был перекрыт и заминирован. На вооружении бойцов против вражеских танков имелись бутылки с зажигательной смесью, которые заго­тавливались по ходу боя.

Над Сухумом стали кружить вражеские боевые вертолеты и наносить ракетно-бомбовые удары по позициям ОПВВ и мирному населению. Во второй половине дня усилилась перестрелка. В ближайших высотных зданиях засели грузинские снайперы и пулеметчики. В наступление перешли танки противника. Головной грузинский танк был подбит из гранатомета, а затем его пригнали в расположение наших позиций. После ремонта он стал наводить ужас на бывших своих владельцев.

Тем временем все больше людей, готовых встать на защиту Абхазии, собиралось у Красного моста. Из Нового Афона и близлежащих сел приехали ополченцы, оснащенные, в основном, охотничьими ружьями. К вечеру подошли гудаутские ополченцы, которые более или менее были вооружены.

На следующий день, 15 августа, в поселке Цандрыпщ Гагрского района высадился грузинский десант и взял под контроль абхазо-российскую границу. Абхазия оказалась в кольце.

14 августа 1991  года Председатель Верховного Совета Республики Абхазия В. Ардзинба обратился по Абхазскому телевидению к народу Абхазии с призывом организовать отпор грузинскому агрессору. В тот же день Президиум Верховного Совета Республики Абхазия объявил о мобилизации граждан в возрасте от 18 до 40 лет. Одновременно в ряды защитников Родины влились ополченцы всех возрастов.

Грузинская сторона пошла на дипломатический трюк, заявив, что они вступает в переговоры с абхазской стороной. 15 августа в Сухуме прошли переговоры между правительствами Абхазии и Грузии. Договорились, что грузинская сторона отведет войска и технику до Багмарани, а абхазская — до р.Гумиста. Однако, 18 августа грузинские войска., нарушив договоренность, вошли в центр Сухума, пользуясь отсутствием абхазских формирований в городе. Так, коварный враг хитростью, без боя овладел Сухумом. Начались повальные грабежи магазинов, складов, частных домов и квартир лиц негрузинской национальности, повальные убийства и издевательства мирных граждан по национальному признаку, в первую очередь абхазов.

Войска ОПВВ и ополченцы вынуждены были приступить к созданию Гумистинского оборонительного рубежа.

18 августа 1992 года Президиум Верховного Совета РА принял Указ о создании Государственного Комитета Обороны (ГКО) РА под председательством В. Ардзинба. В руках ГКО сосредотачивалась вся полнота власти по обороне республики. Командующим Вооруженными Силами Абхазии был назначен полковник В.Какалия, а начальником штаба — полковник С.Сосналиев, прибывший 15 августа 1992 года в Абхазию добровольцем из Кабардино-Балкарии. Приказом ГКО командиром Гумистинского оборонительного рубежа назначается майор М.Хварцкия, его заместителем — полковник Г.Агрба, а полковник С. Дбар командируется на Бзыбский оборонительный рубеж.

С первых дней войны по призыву Конфедерации горских народов Кавказа (КГНК) для оказания братской помощи абхазскому народу в Абхазию из Северного Кавказа и Юга России через Главный Кавказский хребет стали прибывать добровольцы группами и в одиночку. Добровольцы вливались в абхазские вооруженные формирования. Некоторые из них, особенно   чеченцы, имели хорошую полевую выучку. С целью создания единой военной структуры на базе добровольцев были сформированы первый и второй отдельные батальоны, а также третий    резервный батальон. Командиром первого отдельного батальона КГНК был назначен Шамиль Басаев, а командиром второго отдельного батальона КГНК - Руслан Гелаев. Общее руководство всеми подразделениями КГНК было возложено на координатора КГНК Сайда-Магомеда Чуполаева, ему же было поручено создать штаб подразделений КГНК.   С начала войны самая сложная ситуация сложилась в Абжуйской Абхазии - Очамчирском районе и г. Ткуарчал. Эти регионы оказались оторванными от основной части Абхазии, где дислоцировалось военное и политическое руководство республики. Здесь началось стихийное движение по оказанию сопротивления врагу. С первого дня войны стали создаваться партизанские группы почти во всех населенных пунктах Абжуйской Абхазии. Мнение некоторых бывших партократов сдать г. Ткуарчал противнику ввиду отсутствия возможности оборонять его вызвало резкое возражение населения, в особенности молодежи. Доблестные сыны Абжуйской Абхазии, вооруженные охотничьими ружьями, сумели оказать достойное сопротивление превосходящим силам агрессора, не дали врагу оккупировать Ткуарчал и близлежащие к нему села и углубиться по правой стороне трассы Очамчира -Сухум.

Стихийно созданные вооруженные группы в восточной части Абхазии постепенно стали объединяться. Командование этими группами взял на себя Аслан Зантария. 3 сентября 1992 года в Москве была подписана трехсторонняя договоренность, согласно которой из Абхазии должны были быть выведены грузинские войска. Однако грузинская сторона не только не выполняла свои обязательства, но и намеревалась захватить остальную, не оккупированную часть Абхазии. Тогда, 2 октября 1992 года абхазские формирования совместно с добровольческими отрядами перешли в наступление и освободили г. Гагру, а 6 октября — всю северо-западную часть Абхазии. Вооруженными формированиями на Гагрском направлении командовал полковник С.Дбар, комиссаром был Л.Гицба, начальником разведки — М.Килба, прибывший из Северного Кавказа. Командовал Вооруженными Силами Республики Абхазия полковник Аршба В.Г. Под Гагрой были разгромлены отборные грузинские батальоны: дидгорский, цхалтубский, руставский, кутаисский, 101-й Гагрский, а также 'элитные подразделения «Мхедриони» (Дж. Иоселиани), «Тетри арциви» (Г. Каркарашвили) и др.

После освобождения Гагрского района противник усилил Сухумскую военную группировку. Впереди ожидались жестокие бои. Абхазской стороне необходимо было усилить Гумистинский фронт, куда командующим направлялся полковник С.Дбар.

В целях создания боеспособной регулярной армии 11 октября 1992 года Президиум Верховного Совета Республики Абхазия издал Указ № 8 создании Министерства обороны и Генерального штаба РА. Исполняющим обязанности министра обороны был назначен полковник В. Аршба, который стал командующим Вооруженными Силами РА после подписания Московской договоренности, а начальником Генерального штаба Вооруженных Сил РА был назначен полковник С. Сосналиев. Вскоре были разработаны структура и штат Министерства обороны РА. Наряду с Генштабом в Минобороны стали формироваться управления, отделы и службы. 28 октября 1992 года были созданы служба тыла Вооруженных Сил, управление вооружения и техники, медицинская служба. 3 ноября 1992 года создаются в службе тыла отделы горюче-смазочных материалов, продовольствия, вещевой, бронетанковой и авторемонтной служб. В последующем в разное время в службе тыла были созданы управление военной торговли, автомобильный батальон, автомобильная служба и т. д. В системе Генштаба были созданы в разное время отделы: оперативный, разведывательный, военно-топографический, военно-исторический и административно-хозяйственная часть.

В ходе войны в структуре МО образовался институт по работе с личным составом, который затем был преобразован в институт комиссаров. Главным комиссаром Вооруженных Сил РА был назначен полковник С.Шамба.

Обстановка диктовала необходимость дальнейшей централизации руководства, слияния общего руководства со стратегическим. 8 января 1993 года Президиум Верховного Совета РА принял постановление о назначении Председателя Президиума Верховного Совета РА В. Ардзинба Главнокомандующим Вооруженными Силами РА. Следует отметить, что в ходе войны сложилась хорошо функционировавшая структура органов военного управления. Параллельно с созданием структуры управления Вооруженных Сил РА начали проводиться в жизнь важнейшие решения о переходе к четкой воинской структуре частей и подразделений, создании всех видов и родов войск.. Еще 29 августа 1992 года в целях организации надежной охраны морских коммуникаций РА, исключения возможности высадки вражеского десанта и переброски противнику подкрепления морским путем был издан приказ о создании Военно-Морских Сил РА. В состав ВМС РА вошли группа катеров и все имеющиеся плавсредства.

Днем рождения абхазской авиации можно считать 27 августа 1992 года, когда вблизи Гудауты произвели посадку два самолета АН—2, принадлежащие Республике Абхазия. К тому времени военный летчик Олег Чанба с группой дельтапланеристов на той же площадке, где приземлились самолеты, вел тренировки для боевого применения дельтапланов. Вскоре он был назначен командующим ВВС Абхазии.

9 апреля 1993 года официально были созданы войска Противо­воздушной обороны РА, но свой отсчет они берут с того момента, когда 11 октября 1992 года уроженец Нового Афона сержант Олег Чмель сбил грузинский самолет СУ—25, который безнаказанно бомбил древние христианские храмы Нового Афона. Это был первый грузинский самолет, сбитый абхазским бойцом.

Абхазская артиллерия берет свое начало с 20 сентября 1992 года, когда для отражения атаки противника была впервые применена система «Алазань» на Гагрском направлении в с. Алахадзы. Тогда на счету абхазской артиллерии значились два 120-мм миномета и две установки «Алазань». После Гагрской операции абхазская артиллерия пополнилась трофейными орудиями. Соответственно были созданы пушечная, противотанковая и минометная батареи.

Началом формирования бронетанковых войск в абхазской армии следует считать 14 августа, первый день войны, когда бойцы ОПВВ во время танковой атаки грузинских войск отбили головной танк под номером «150». Затем, во время танкового прорыва противника на Гумисте, наши бойцы подбили три танка противника, из них один оттащили и восстановили. После Гагрской операции число танков пополнилось из грузинских трофеев. Пополнение танками шло с таким же успехом и на Восточном фронте.

Абхазская бронетехника состояла не только из танков, но и из БМП—1, БМП—2, БТР, МТЛБ и др. После создания Министерства обороны РА встал вопрос о создании бронетанковой части. 20 ноября издается приказ о создании Отдельного танкового батальона. Но в основном бронетехникой были подкреплены подразделения, дислоцировавшиеся на позициях Гумистинского рубежа.

Еще до войны в ОПВВ РА имелась служба связи. После начала войны службы связи на всех фронтах действовали самостоятельно. 28 октября 1992 года начальником войск связи РА был назначен полковник Г. Горных, под руководством которого шло становление войск связи Вооруженных Сил РА.

В первые дни войны возникла острая необходимость в специалистах, имеющих навыки в саперной и инженерной службе. 19 сентября 1992 года был создан учебный центр для подготовки специалистов инженерно-саперного подразделения. 28 октября 1992 года начальником инженерно-саперных войск РА был наз­начен 3.Авидзба, которому поручалось решить организационные вопросы и структуру инженерно-саперных войск. Следует особо отметить что в Вооруженных Силах Республики Абхазия не принято было создавать воинские формирования по национальному признаку. Исключение составил армянский батальон имени маршала Баграмяна, сформированный окончательно 9 февраля 1993 года.

После создания Министерства обороны происходило перерастание партизанского движения в Абжуйской Абхазии в организованную вооруженную силу. В конце октября было принято решение создавать полки и отдельные батальоны в составе Восточного фронта. Командующим Восточным фронтом был назначен Д.Пилия, представителем Генерального штаба РА майор М.Хварцкия. Военная ситуация на Восточном фронте была очень сложная — стратегическая инициатива находилась в руках противника. С тем, чтобы вырвать ее, 26 октября 1992 года была запланирована операция по освобождению г.Очамчира. Знаменитая группа «Деда» — Бориса Пачулия - ворвалась в город со стороны реки Галидзга, дошла до райотдела милиции, сводный отряд Нодара Какубава — до 16-тиэтажной гостиницы. Но другие группы и морской десант их не поддержали или не справились с возложенными на них задачами. Операция эта хотя и не удалась, но ввела противника в сильное замешательство, посеяла панику в его рядах.

Также неудачно закончилось 1-е Шромское наступление абхазских войск 3 ноября 1992 года на левом участке Гумистинского фронта.

Очамчирская и 1-я Шромская наступательные операции показали, что одного героизма мало для победы.                                                                                                            

29 ноября 1992 года части и подразделения Восточного фронта, в особенности боевые отряды под командованием легендарных полевых командиров Ш. Басаева, А. Зантария, М. Хварцкия и др.начали наступление на село Кочару. 30 ноября оно было полностью освобождено от грузинских войск. В конце 1992 года последние предпринимали неоднократные попытки разгромить силы Восточного фронта (протяженность фронта достигала 80 км), но это им не удалось. Тогда же были проведены определенные мероприятия по укреплению Восточного фронта. В частности были сформированы дополнительные вооруженные силы. Штаб фронта был передислоцирован в с.Члоу, что позволило эффективно управлять войсками. В декабре 1992 года командующим Восточным фронтом стал М.Кишмария, а начальником штаба — Б.Джопуа.

В начале 1993 года происходит постепенное затухание стратегического наступления грузинских войск и возрастание возможностей Абхазской Армии для перехода к более активным и решительным действиям.

5 января 1993 года было предпринято наступление на правом фланге Гумистинского фронта. К сожалению, оно, ввиду неблагоприятных погодных условий и других серьезных причин, не увенчалось успехом. Вместе с тем нельзя не отметить в этом наступлении героические усилия многих подразделений, в особенности ,групп под командованием Виктора Тванба. Владимира Начач-оглы, Гены Карданова, Руслана Халбад и других.

16—17 марта 1993 года абхазские войска предприняли еще одну попытку штурмом освободить свою столицу, форсировав реку Гумиста в нижнем ее течении. После упорных боев на западных окраинах и в пригородах Сухума подразделениям Абхазской армии пришлось отойти на прежние позиции с большими потерями. Тщательное изучение причин неудачи операции показало и то, что грузинские войска, состоявшие в основном из местного населения, будут сражаться с отчаянием обреченных. Для победы требовалась самая тщательная и всесторонняя подготовка последующих операций, создание мощных ударных группировок, пополнение фронтов личным составом, вооружением, боевой техникой и всеми материальными средствами, перегруппировка войск, скрытность операции, восстановление тыловых коммуникаций в прифронтовых районах, создание в целом благоприятных условий для наступления.

Вместе с тем как бы ни были трагичны последствия предыдущих наступательных операций, они содействовали приобретению личным составом опыта ведения боевых действий. Части и подразделения, побывавшие в вышеуказанных наступлениях, действовали весьма успешно в последующих операциях. Кроме того, опыт боевых действий показал, что прорыв фронта противника на одном стратегическом направлении недостаточен. Исходя из этого, военное командование Республики Абхазия во главе с генерал-майором Сосналиевым разработало стратегическую операцию, предусматривавшую одновременное наступление на фронтах. Действительно, проведение, одновременных, согласованных между собой крупных операций на нескольких стратегических направлениях, как мы увидим далее, оказалось наиболее эффективным способом разгрома противника.

На 2 июля 1993 года была запланирована летняя наступательная операция. Она началась высадкой в селе Тамыш абхазского морского десанта из Гудауты (командир 3. Зарандия), численностью до 300 человек.

Накануне были задействованы войска Восточного фронта для принятия десанта. К моменту его высадки были освобождены район обезьяньего питомника, центр с. Тамыш, а также полностью село Лабра. При высадке десанта противник стал подвергать его сильному артобстрелу. Личный состав высадился полностью, но не сумели выгрузить боеприпасы. Десант, пройдя после высадки беспрепятственно 3 км,. ввязался в бой возле тамышской средней школы. Противник был уничтожен. Подразделения Восточного фронта, соединившись с десантом, стали контролировать трассу Очамчира - Сухум на участке Старый Киндг - Цагера.

Морской десант и части Восточного фронта заблокировали переброску грузинских воинских частей в г. Сухум и проводили совместные боевые операции. В течение 7 дней они контролировали стратегическую магистраль Очамчира - Сухум, сдерживали натиск 8 мотострелковых батальонов противника, одной механизированной танковой бригады и артиллерийского дивизиона. За время боев сожгли и уничтожили 5 танков, 3 БМП, 2 боевых вертолета, захватили 3 танка, 1 БМП, 2 БТРа и довели потери живой силы противника до 1000 человек убитыми и ранеными.

Главнокомандующий Вооруженными Силами РА В. Ардзинба, отметив высокое воинское мастерством, мужество и героизм, объявил благодарность всему личному составу десанта, подразделениям Восточного фронта и Военно-Морских Сил РА, обеспечившим переброску и высадку десанта.

После высадки десанта в Тамыше абхазскими войсками, был нанесен основной стратегический удар по северо-западной части Сухумской группировки противника. Со 2 на 3 июля 1993 года началась реализация широкомасштабного наступления на правом участке Гумистинского фронта силами 2-й бригады (командир бригады — Г. Чанба, начальник, штаба — А. Шинкуба), 1-й, 2-й, 3-й, 4-й мотострелковые батальоны, форсировав Гумисту, стали продвигаться по направлению высот Цугуровки и Ахбюк, где сосредотачивались силы противника. В 16 часов 3 июля бойцы 4-го батальона с боем заняли высоту 560 Ахбюк, но, не удержав ее, оставили позицию. Другие батальоны (1-й, 2-й, 3-й) поднялись в 12 часов к подступам высот. Цугуровка и Ахбюк, но минное поле препятствовало дальнейшему их продвижению, и они отступили. Наступление на правом фланге 2-й бригады было на грани срыва. Однако успешно проходило наступление на левом фланге 2-й бригады.

3 июля 1993 года 1-я ОГСР (командир Л. Цугба) освободила село Гума, 4 июля 5-й батальон (командир В. Тарнава) совместно с 1-й ОГСР и отдельной ротой А.Отырба освободили село Ахалшени, а 5 июля  Ахалшенскую развилку. Затем началась операция по освобождению Сухум ГЭСа. 7 июля была освобождена СухумГЭС и взяты в плен грузинские «гвардейцы» во главе с генералом Мамуашвили. Затем 1-я ОГСР и рота А. Отырба прошли незаметно через Метис-Убани и захватили высоту 920. 4 июля 1993 года., когда июльская наступательная операция оказалась на грани срыва, в направлении населенного пункта Каман был переброшен 1-й батальон (Афонско-Эшерский) 1-й бригады (командир Р. Цкуа), хорошо показавший себя в мартовской наступательной операции. К утру 5 июля этот батальон предпринял наступление на Каман без артподготовки. Афонская рота (командир А. Смыр) атаковала в лобовую противника в районе моста со стороны Дачи. Эшерская рота наступала с северо-западной части Камана. Завязался жестокий бой. В полдень Афонско-Эшерский батальон (без одной роты) освободил Верхний Каман.

9 июля бойцы Гагрского батальона (командир Дж. Чирикбая), 2-го батальона 2-й бригады (командир Р. Латария) и Афонско-Эшерского батальона  (командир Ф. Тарба) освободили с. Шрома. При этом 3-й батальон 2-й бригады наносил отвлекающий удар. Затем на Афонско-Эшерский батальон (командир Ф. Тарба) была возложена задача освободить Ахбюк. Сильно поредевшему в боях 1-му батальону, численность которого достигала 140 человек, были приданы разведрота 1-й бригады (40 чел.), кабардинская группа (20 чел.), группа казаков (18 чел.). Здесь же находился подполковник Кудимов с группой абазин из 8 человек. 22 июля утром была атакована г. Ахбюк и к 11 часам с боем бойцы прорвались к тому месту, где лежал сожженный вертолет с десантом, высадившимся здесь 4 июля. Несмотря на ураганный артобстрел и неоднократные контратаки., бойцы не дрогнули и удержали позицию, хотя и имели многочисленные потери.

В июльской наступательной операции на правом фланге Гумистинского фронта предусматривался отвлекающий  удар. Перед 1-й бригадой (командир — подполковник М. Килба, начальник штаба 3. Нанба). стояла задача сковать основные силы противника на этом участке. Реализация операции была поручена 3-му батальону (командир 3. Кутелия). Непосредственно операцией руководил зам. командира бригады подполковник В. Смыр. Планировалось с 1 на 2 июля 1993 года захватить плацдарм на левом берегу реки Гумиста возле железнодорожного моста в Нижней Эшере. Затем операция была перенесена на 3 июля и началась в 2 часа ночи. Вначале по мосту пробежала первая пятерка бойцов 3-го батальона, а затем последовали другие. Разведрота прикрывала наступавших. Через мост перешло 149 бойцов и командиров. Погибло 85 человек, получили ранения 87. 17 часов бойцы удерживали занятый плацдарм. За это время они отвлекли или сковали силы четырех батальонов противника.

15 июля 1993 года части и подразделения Восточного фронта приступили к осуществлению плана операции «Икс». Она проводилась силами 1-го батальона 3-го полка, групп «Члоу», «Катран» и отряда «Эдельвейс». В операции была задействована бронетехника. Прошла она четко, согласно плану. Связь между подразделениями поддерживалась устойчиво. Действия всех подразделений были согласованы и подчинялись указаниям с командного пункта. В результате успешно проведенной операции полностью были освобождены от врага высоты 251, 302, 1, населенный пункт Эшкыт (Мишвели). Войска Восточного фронта, завладев важнейшими стратегическими высотами, получили возможность контролировать огнем часть Гальского района от с. Чхортол до с. Река и препятствовать любым попыткам противника завладеть инициативой в этом районе. С потерей указанных высот противник утратил возможность наносить прицельный огонь по населенным пунктам на подступах к г. Ткуарчал и тем самым потерял важнейший плацдарм для наступления на город.

Тем временем дальнейшее наступление Абхазской Армии на северо-западную часть Сухума было приостановлено в результате вмешательства руководства России. По инициативе российского руководства было подписано трехстороннее Сочинское соглашение, предусматревовавшее вывод грузинских войск из Абхазии. Однако грузинское руководство, проигнорировав данное соглашение, решило сохранить оккупационный режим в Абхазии.

Через полтора месяца после подписания Сочинского соглашения, когда окончательно выяснилось, что грузинские войска не будут выведены из Абхазии, с учетом новых обстоятельств, министр обороны генерал-майор Сосналиев и начальник Генерального штаба генерал-майор Дбар разработали операцию по освобождению Сухума и разгрому войск противника.

16 сентября 1993 года Вооруженные Силы Абхазии перешли в наступление. Войска Восточного фронта в тяжелых боях, заблокировав трассу Очамчира - Сухум, исключили всякую возможность оказания помощи сухумской вражеской группировке войск.

Таким образом войска Гумистинского фронта, преодолевая упорное сопротивление противника, прорвали его глубокоэшелонированную  оборону и окружили сухумскую группировку войск. 27 сентября абхазские войска с упорными боями ворвались в центр города, овладели зданием Совмина республики и водрузили на нем Государственный флаг Абхазии. 12-тысячная сухумская группировка противника была разбита.

29 сентября произошла историческая встреча войск Гумистинского и Восточного фронтов у Кодорского моста.

Преследуя противника с боями, бойцы абхазской армии, освободив Очамчиру, Гал и другие населенные пункты, 30 сентября 1993 года вышли к реке Ингур —на государственную границу с Грузией и водрузили у моста абхазский флаг.

Наступила долгожданная Победа.

На алтарь Победы сложили свои головы до двух тысяч бойцов и командиров Вооруженных Сил Республики Абхазия. Среди них — абхазы, русские, армяне, чеченцы, кабардинцы, осетины, турки, украинцы, греки, черкесы, лазы, адыгейцы, татары, карачаевцы, абазины, немцы, евреи.

Июльское и сентябрьское наступления выявили, что абхазские войска были подготовлены к активным, решительным и высокоманевренным боевым действиям. Они умело поражали противника огнем, прорывали в высоком темпе его оборону, насыщенную большим количеством противотанковых и бронированных средств, громили его во встречном бою, с нанесением ему смелых, дерзких, внезапных ударов, упреждая его в открытии огня. Блестяще показали себя в ближнем и контактном бою. Особенно это проявилось на Восточном фронте. Личный и командный состав Вооруженных Сил РА в результате военной кампании 1993 года обогатился опытом ведения боев в специфических условиях, как в городских, так и в горных, научился успешно штурмовать сильные опорные пункты и узлы сопротивления.

Заслуживают высокой оценки действия Военно-Воздушных, Военно-Морских Сил и ПВО войск РА, решавших успешно общие стратегические задачи в ходе военной кампании 1993 го­да. Залог успеха последних наступательных операций заключа­ется в тщательности их подготовки и проведения. В процессе операции по единому замыслу .и плану действовали наземные войска, авиация и боевые суда. Умело были выбраны направления главного и вспомогательных ударов.

Следует отметить, что последние наступления проходили при полном удовлетворении нужд Абхазской Армии продуктами, обмундированием, боевой техникой, вооружением и материально-техническими средствами (зам. министра обороны по тылу -полковник 3. Авидзба. зам. министра обороны по вооружению и технике — полковник В. Хагба). В целом тыл и служба вооружения снабдили свою армию всем, что было необходимо для окончательного разгрома врага.

Успешные действия Абхазской Армии в последних наступлениях стали возможными благодаря умелому руководству Вооруженными Силами Республики Абхазия Главнокомандующего В. Ардзинба, министра обороны генерал-лейтенанта С. Сосналиева, начальника Генштаба генерал-лейтенанта С. Дбар, командующего Восточным фронтом генерал-майора М. Кишмария, генерал-майора Г. Агрба, генерал-майора В. Аршба.

В результате сентябрьского наступления была достигнута конечная цель: противник был разбит, войска фашистской Грузии бежали с позором. Так были сорваны расчеты Шеварднадзе затянуть оккупацию Абхазии грузинскими войсками.

(Опубликовано в: Пачулия В. М. (составитель и отв. редактор). Книга вечной памяти. Сухум, 1997.)

(Перепечатывается с сайта: http://www.abkhaziya.org.)
_________________________________________________________


Крах политики грузинских властей

На соискание Государственной премии имени Г. А. Дзидзария

В современной абхазской историографии по своей актуальности особое место занимает история Отечественной войны народа Абхазии (1992-1993 гг.), состоящая из нескольких направлений. Среди них можно выделить: 1) вооруженная борьба или боевые действия; 2) военно-политический аспект; 3) экономика; 4) наука и культура. Одни из них разработаны в той или иной степени, а другие – нет. Одному из важнейших направлений – военно-политическому аспекту – посвящена монография заведующего отделом источниковедения АбИГИ им. Д. И. Гулиа АН Абхазии, кандидата исторических наук А. Ф. Авидзба.

Монография А. Ф. Авидзба «Проблемы военно-политической истории Отечественной войны в Абхазии (1992-1993 гг.)» – это крупное научное исследование в новейшей абхазской историографии. Монография состоит из двух книг: объем первой книги 640 страниц, а второй – 628 страниц.

В предисловии к монографии автор рассматривает проблемы возникновения войн в древности, их роль в становлении общества и государства. Особое внимание обращает он на культ войны, философию насилия, утверждения себя через силу. Известные древнегреческие философы считали войну нормальным явлением для приобретения собственности. Эта философия оправдания войны дошла и до наших дней. В монографии приводятся слова императора Вильгельма II: «Кто хочет на свете чего-нибудь достигнуть, он должен этого добиться не пером, а мечом».

Автор приходит к интересному выводу о том, что самым «урожайным» временем на войны «во всем мире был именно 1992 год – год начала абхазо-грузинской войны».

Первый раздел монографии «Абхазо-грузинские противоречия в рамках Советского государства» охватывает годы перестройки в СССР и начавшейся конфронтации между Грузией и Абхазией. Автор предпринял попытку рассмотреть развитие перестройки в масштабах великой страны с привлечением огромного опубликованного материала. В этом разделе особое место отводится «Абхазскому письму» от 17 июня 1988 года, адресованному XIX Всесоюзной партийной конференции. На мой взгляд, автор правильно полагает, что это письмо явилось отправной точкой очередного этапа борьбы абхазского народа за свое самосохранение. При этом очень убедительно он опровергает утверждение грузинских и отдельных российских авторов о том, что «Абхазское письмо» явилось детонатором трагических событий 1989 года. Автор монографии подчеркивает, что «главной причиной «трагических событий 1989 года» явилась именно великодержавная шовинистическая политика грузинских властей и неформалов по отношению к абхазам и их интересам».

В данной работе получило отражение рождение Народного форума Абхазии (13 декабря 1989 г.) как защитника интересов абхазского народа. Он возник в противовес на агрессивные действия грузинского общества, стремившегося подмять под себя народ Абхазии. Автор опровергает утверждение грузинских политиков о том, что НФА был создан «третьей стороной» для противодействия независимости Грузии.

В первом разделе монографии хорошо освещены Лыхненский сход, проблемы открытия филиала ТГУ и события 15-16 июля 1989 года в Сухуме, принятие Декларации о государственном суверенитете Абхазии, постановление о правовых гарантиях государственной независимости Абхазии, избрание Председателем Верховного Совета Абхазии В. Г. Ардзинба. В монографии хорошо отражены такие вопросы, как советский референдум, союзный договор, распад СССР, государственный переворот в Грузии, принятие закона о выборах в Верховный Совет Абхазии. Автор высоко оценивает деятельность тогдашнего Верховного Совета Абхазии, который вопреки сопротивлению и давлению грузинских депутатов и властей Грузии стремился отстаивать интересы абхазского народа.

Во втором разделе монографии «Абхазия и Грузия: от политического противостояния к войне» подробно рассматриваются вопросы раскола Верховного Совета Абхазии, эскалация напряженности, возвращение Э. Шеварднадзе в Грузию, Дагомысская встреча, освобождение Г. Ломинадзе от должности министра ВД Абхазии, дальнейшее осложнение ситуации. При этом автор подчеркивает особое усиление противостояния между Тбилиси и Сухумом в связи с возвращением Шеварднадзе в Грузию. Дело в том, что предыдущий президент Грузии Гамсахурдиа не мог идти на такую конфронтацию с Сухумом, воздерживался от прямой агрессии против Абхазии по той причине, что он не имел такой поддержки, как Шеварднадзе, от российских властей и мирового сообщества.

В третьем разделе «Начало и первый период войны» показан процесс вторжения и оккупации части Абхазии грузинскими войсками, реагирование на это мирового сообщества. Автор верно показывает роль российского фактора в войне, не обходя ее двойственности и противоречивости. Особенно это проявилось на Московской встрече руководителей России, Грузии и Абхазии с участием руководителей республик Северного Кавказа и областей Юга России от 3 сентября 1992 года.

В этом же разделе подробно рассказывается о добровольческом движении в поддержку Абхазии, о гонениях на КГНК и противостоянии на Северном Кавказе.

В последующих двух разделах монографии – «Второй период: Абхазия под прессом бомб и двойных стандартов» и «Заключительный период войны» – рассматриваются итоги военных наступлений и их воздействие на дальнейшее развитие событий, стабилизацию фронтов и активизацию дипломатии.

Автор отмечает, что «после начала Гагрского наступления наблюдалась заметная эскалация напряжённости в русско-грузинских взаимоотношениях… В Тбилиси, видимо, считали, что Москва была обязана, наряду с передачей вооружения, оказывать ей военную помощь». Вместо этого 4 октября 1992 года российская сторона предложила Абхазии и Грузии проект о немедленном прекращении огня и выводе вооружённых формирований грузин и абхазов из зоны Псоу–Гудаута. Однако Шеварднадзе, понадеявшийся на своих, отвергнув этот план, прилетел в Цандрипш, где изучал возможность переброски сюда нескольких тысяч грузинских десантников. Но плану Шеварднадзе не дано было сбыться. В результате наступления абхазских и добровольческих формирований грузинские войска были разгромлены.

Затем в монографии довольно значительное место отводится анализу итогов крупных военных сражений в ходе грузино-абхазской войны, оказавших весьма существенное влияние на результаты переговорного процесса. Автор подробно и скрупулезно освещает дипломатические усилия противоборствующих сторон в условиях продолжавшейся войны.

Особое место в монографии занимают дипломатические усилия руководителей России, Абхазии и Грузии, связанные с Июльским наступлением и Сочинским соглашением. Автор раскрывает все тонкости политики Шеварднадзе, в которой просматривается решимость довести войну с Абхазией до победного конца.

При таких намерениях Шеварднадзе у абхазской стороны не оставалось ничего, как приступить к освобождению своей страны. Автор отмечает: «В таких условиях Абхазия, окончательно убедившись в отсутствии иного пути решения взаимоотношений с Грузией, вынуждена была добиваться справедливости адекватными средствами и также переключиться на силовые методы разрешения противоречий с Грузией. В начале июля 1993 года абхазская армия предприняла военную операцию по освобождению Сухума и всей оккупированной части страны».

2 июля Шеварднадзе вылетел срочно в Сухум и объявил всеобщую мобилизацию. Далее автор в монографии со ссылкой на множество фактов доказывает, что ни всеобщая мобилизация, ни чрезвычайное положение, введенное властями Грузии в Абхазии, ни помощь воинских подразделений Гамсахурдиа, ни активная дипломатическая поддержка западных стран не могли спасти положение оккупационных властей. Здесь раскрывается и двойственность российской политики на примере российского министра иностранных дел А. Козырева. Он выступил с инициативой перекрыть российско-абхазскую границу по р. Псоу. Только активное усилие абхазского руководства и сложившаяся политическая ситуация в России не дали сбыться замыслу Козырева. Автор подчёркивает, «что жёсткая позиция абхазской делегации на переговорах в Москве, отъезд Шеварднадзе из Сухума в Тбилиси и неудачи грузинских войск на Гумистинском фронте свидетельствовали о близком падении Сухума», хотя продолжались риторические угрозы грузинского министра обороны. В ультиматуме говорилось: «Если в течение 24 часов, начиная с 12 часов ночи 14 июля, абхазские сепаратисты не выведут свои соединения из сёл Шрома и Ахалшени и не прекратят варварские обстрелы г. Сухуми, вооруженные силы Грузии осуществят крупномасштабные наступления на Гумистинском фронте в направлении г. Гудаута».

Свои выводы о неминуемом поражении грузинских войск автор подтверждает словами небезызвестного бывшего преподавателя истории в АГУ З. Папаскири. Он пишет: «К середине третьей декады июля обстановка на Гумистинском направлении для грузинской стороны резко ухудшилась. Возникла реальная угроза падения Сухуми. В этой ситуации в Сухуми под руководством Ж. Шартава состоялось расширенное заседание Совета обороны, на котором присутствовали начальник генерального штаба Вооруженных сил Грузии генерал А. Цквиташвили, представители политического руководства Грузии, члены Совета национального единства (в том числе и автор этих строк). Выступившие на собрании А. Цквитишвили, командир 2-го корпуса З. Учадзе, начальник службы безопасности Абхазии Ю. Кешелава и другие компетентные лица, оценив военную обстановку как критическую, единственным выходом из сложившейся ситуации посчитали немедленное Соглашение «О прекращении огня». Практически никто из присутствовавших (в том числе и депутат Парламента Грузии Б. Какубава) не возражал. Так, с согласия военных, политического истеблишмента, представителей общественности Абхазии было принято решение о необходимости подписания злополучного Сочинского соглашения 27 июля 1993 года».

По поводу Соглашения автор еще раз подчеркивает: «Оно стало возможным только в силу угрозы военного краха Грузии, возникшей в ходе Июльского наступления Абхазской армии». «Подписав Сочинское соглашение, грузинская сторона вовсе не намерена была его выполнять», – заключает автор. Приводится немало фактов невыполнения грузинской стороной пунктов Сочинского соглашения. Один из этих примеров – когда 5 августа 1993 года в парламенте Грузии Шеварднадзе заявил о своём решении направить в Абхазию дополнительный контингент грузинских войск, а именно подразделения военизированного формирования «Мхедриони». Абхазская сторона выразила решительный протест.

Грузинской стороной был сорван график развода войск и вывода тяжелой техники. Камнем преткновения стал также пункт Соглашения, предусматривавший возобновление деятельности законных органов власти на всей территории Абхазии.

Особое место в монографии занимает дипломатическая борьба противоборствующих сторон вокруг Сентябрьской наступательной операции, закончившейся победой над агрессором.

Завершающая часть монографии посвящена беспределу грузинской военщины на оккупированной территории Абхазии и блокаде Ткуарчала. Автор развенчал политику грузинских властей, приведшую к геноциду абхазского народа.

Монография написана хорошим языком, стилистически грамотно и доступно для читателя. Кроме того, монография кандидата исторических наук А. Ф. Авидзба «Проблемы военно-политической истории Отечественной войны в Абхазии (1992-1993 гг.)» отвечает всем требованиям, предъявляемым к научным работам, и вполне заслуживает присуждения Государственной премии им. Г. А. Дзидзария в области науки.

(Опубликовано: газ. «Республика Абхазия», № 110, 14-15 октября 2014 г.)
_________________________________________________________


Борьба с германской разведкой на территории Абхазии (1941-1945 гг.)

С первых дней Великой Отечественной войны фашистское руководство Германии поставило задачу подорвать боевую мощь Советского государства шпионско-подрывной и террористической деятельностью в тылу.

В орбиту таких намерений попала и Абхазия. Наступление на Кавказ и на другие участки советско-германского фронта подкреплялось и сочеталось с засылкой вражеской агентуры и диверсантов в Абхазию. Борьбу с ними вели органы госбезопасности Абхазии во взаимодействии с органами внутренних дел и находившимися под их оперативным руководством истребительными батальонами.

Всего за годы войны органами государственной безопасности СССР была пресечена деятельность нескольких тысяч агентов немецко-фашистской разведки, в том числе 1850 агентов-парашютистов в тыловых районах страны. Из них несколько десятков агентов-парашютистов было обезврежено на территории Абхазской АССР.

В начальный период войны фашистское командование регулярно осуществляло разведывательную деятельность на побережье Черного моря. 31 января 1942 года один из вражеских самолетов, ввиду неполадки на борту, совершил вынужденную посадку в с. Звандрипш Гудаутского района (1). Разведывательный самолет «Юнкерс-88» с тремя немецкими летчиками был предназначен специально для фотосъемок. При посадке он угодил в стадо крупного рогатого скота и буквально искромсал пропеллером одного из быков. Летчики успели скрыться. Операция по их задержанию продолжалась в течение пяти дней. На помощь было призвано местное население. Вскоре один из летчиков при попытке перебраться на территорию Бармышского
______________________
1  ЦГАА. Ф. 720. Оп. 2. Д. 2. Л. 78.

172

сельсовета в 3 часа ночи у моста был убит бойцом погранотряда. Оставшихся двух летчиков первым заметил боец Гудаутского истребительного батальона Шамиль Айба и вскоре они были задержаны (1).

После неоднократных разведывательных полетов над территорией Абхазии противник приступил к активным действиям путем заброски воздушного десанта.

8 мая 1942 года в 12 часов 30 минут силами истребительных батальонов и местного населения под руководством НКВД Абхазской АССР были задержаны шпионы-диверсанты К.К. Андриян и С.О. Кочконян, приземлившиеся на парашютах с германского самолета «Ю-88» на территории Моквинского сельсовета Очамчирского района (2). Начался розыск и других шпионов-диверсантов. В этой операции наряду с истребительным батальоном Очамчирского района участвовало 138 бойцов и командиров Сухумского районного истребительного батальона (3). При задержании вражеских агентов были изъяты портативный радиоприемник, передатчик, оружие, патроны, гранаты, деньги и другие вещи (4).

На допросе задержанных выяснилось, что немецкой агентурой была создана десантная группа из эмигрантов и политически неустойчивых советских военнопленных. Задержанные лица были завербованы через немецких агентов из армянской дашнакской партии Дмитрия Дро, Мисака Тарлакяна и других (5). Вскоре после занятия немцами Симферополя туда приехали из Германии и Румынии руководители дашнакских организаций. «Бюро дашнакской партии» в Симферополе размещалось на Шаховской улице, в частном доме, принадлежавшем одному убитому немцами еврею (6). По данным задержанных шпионов, в Симферополе в тот период имели место совместные заседания членов армянского «Бюро дашнакской партии» с грузинскими эмигрантами при участии сотрудников германских разведывательных органов (7). Организацию грузинских меньшевиков возглавляло находившееся в Париже «Заграничное бюро». До начала
___________________________
1 ЦГАА. Ф. 720. Oп. 1. Д. 6. Лл. 39-40.
2 Архив КГБ ГССР. Ф. уг. д. Д. 18151-60. Л. 8.
3 ЦГАА. Ф. 720. Oп. 1. Д. 6. Л. 21.
4 Архив КГБ ГССР. Ф. уг. д. Д. 18151-60. Л. 8.
5 Там же, Л. 32 об.
6 Там же. Л. 83.
7 Там же.


173

фашистской агрессии против СССР оно ориентировалось на Англию, Францию и другие страны, но затем переориентировалось на Германию и Италию. В «Заграничное бюро» входили известные лидеры грузинских меньшевиков Н. Жордания (председатель), Е. Гегечкори, А. Чхенкели, Ч. Асатиани (секретарь) (1). Когда германские войска приблизились к Парижу, некоторые лидеры меньшевиков выехали из города, но через некоторое время они вернулись обратно. Это были Гегечкори, Чхенкели, Асатиани и другие, которые в результате перешли на сторону гитлеровской Германии и работали на неё. Н. Жордания не выезжал никуда и постоянно находился в Париже (2).

В Симферополе в 1942 г. на немецких разведывательных курсах обучалось до 150 человек, в том числе, до 60 армян, 40 грузин. Остальные - русские, азербайджанцы, абхазы и др. Все они были разбиты на группы по 4-5 человек в каждой. Некоторые из этих групп были подобраны по национальному признаку (3). Здесь же, в Симферополе, изготавливалось большое количество листовок, отпечатанных в типографии на русском, грузинском, армянском и абхазском языках, предназначенных для разбрасывания над городами и селами (4) .

После приземления десантные группы должны были применить пароль ночного времени — «черный». При поисках друг друга одновременно должны были делать соответствующие обозначения на деревьях в виде крестиков, а внизу стрелкой указывать путь направления. В том случае, если в лесу они не встретятся, члены группы должны были явиться в селение к одному человеку, которого руководитель группы охарактеризовал как «своего» (5).

Как выяснилось, 7 мая 1942 г., при приземлении с парашютом, руководитель группы С. Пилобосян (родом из Армянской ССР, перебрался в годы коллективизации в Иран, оттуда в Румынию) разбился. Согласно воспоминаниям советского оперативного работника Кварацхелия, рядом с раскрытым парашютом лежал мертвый мужчина с немецким «маузером» в откинутой правой руке. Осмотр пока-
______________________
1 Архив КГБ ГССР. Ф. уг. д. Д. 18022-60. Лл. 38.
2 Там же. Л. 41-42.
3 Там же. Д. 18151-60. Л.116 об.
4 Там же. Л. 61.
5 Там же. Л. 32.

174

зал, что, сломав ногу при приземлении, шпион-диверсант, видимо, отчаявшись, выстрелил себе в рот (1). Утром 8 мая бойцы истребительного батальона обнаружили шпиона-диверсанта С. Кочконяна, и он сдался без сопротивления. (С.С. Кочконян был уроженцем с. Атара-Армянская, и на него возлагалась обязанность проводника) (2). Был задержан также шпион К.К. Андриян, уроженец Тбилиси, а позже - житель города Николаева, завербованный немецкой разведкой (3). Андриян в момент задержания прицелился в одного из бойцов батальона и собирался выстрелить, но это заметил боец А. Читанава, который выстрелом из ружья выбил из рук парашютиста автомат, заставив того сдаться (4).

27 мая 1942 г. был арестован органами НКВД ещё один агент-диверсант — Петрос Карапетович Сувелян-Экшян (уроженец Сухумского района, совершивший ранее убийство и переехавший из-за этого в Джанкой), который скрывался под вымышленными фамилиями Даракчян и Эрицян (5). Согласно его показаниям, он прятался в густом лесу на расстоянии 9-10 км от места приземления. Никуда оттуда не выходил и ни с кем не связывался. У него были продукты: сухари, сыр, колбаса, шоколад и т.д. Этим он питался 19 дней. После того, как ему стало нечего есть, в ночь с 26 на 27 мая Сувелян-Экшян вышел из места укрытия в незнакомый населенный пункт за продуктами. Впоследствии выяснилось, что это было село Тамыш Очамчирского района (6). В Тамыше Сувелян-Экшян встретился с одним стариком-армянином, которому доверился и рассказал, кто он такой. Этот старик, Назар Кансузян, отец двух сотрудников НКВД, пригласил его к себе домой. Затем старик, рискуя собой, отлучился из дома и сообщил о «госте» в сельсовет. Вскоре органами НКВД тот был арестован. При нем не было оружия. Все было закопано там, где он ранее скрывался (7).
_______________________
1 Советская Абхазия. 18 ноября 1988.
2 Архив КГБ ГССР. Ф. уг. д. Д. 18151-60. Л. 87 об.
3 Там же. Лл.15-17.
4 Абшилава А.А. Трудящиеся Очамчирского района Абхазской АССР в годы Великой Отечественной войны (1941-1945 гг.). Сухуми, 1960, с. 161.
5 Архив КГБ ГССР. Ф. уг. д. Д. 18073-60. Лл. 32-33; Д. 18151-60. Лл. 81, 105.
6 Советская Абхазия. 18 ноября 1983.
7 Архив КГБ ГССР. Ф. уг. д. Д. 18073-60. Лл. 32-33.

175

В Абхазии Пилобосян, Сувелян-Экшян, Кочконян должны были не только собирать и передавать шпионские сведения о численности частей Красной Армии, их вооружении, продвижении судов по Черному морю, и т.д., но и совершать диверсионные акты, для чего они были снабжены взрывчатыми веществами. Кроме того, они должны были организовать из числа лиц, недовольных советской властью, повстанческие группы, вести пораженческую агитацию (1). Между разведчиками были распределены территориальные секторы для проведения шпионско-диверсионной работы. Пилобосян и Сувелян-Экшян должны были работать по г. Сухуми и Сухумскому району, а Кочконян и Андриян — по Очамчирскому району (2). Шпионско-диверсионная группа была вооружена: Пилобосян — маузером, Кочконян автоматом и пистолетом «ТТ», Андриян — пистолетом «ТТ», Сувелян-Экшян — карабином. Кроме того, у шпионов была карта Очамчирского района (3).

На допросе члены шпионско-диверсионной группы сообщили сведения о намерении немецкого командования высадить в районе Сухуми крупный десант (4).

Вслед за первой попыткой, 26 мая 1942 г. в с. Река Очамчирского района высадилась вторая шпионско-диверсионная группа (5). На место высадки шпионов-диверсантов выехали оперативная группа и бойцы местных истребительных батальонов. 28 мая во время проведения операции по поимке диверсантов погибли председатель Поквешского сельсовета И. Тодуа, сотрудники милиции Э.Г. Джеджея, И.К. Алан, Ч.Б. Папава. Был смертельно ранен секретарь Поквешского сельсовета Э.Б. Хашба. Ранения также получили председатель Илорского сельсовета В.И. Читанава, начальник Очамчирской районной милиции Т.П. Сангулия, милиционеры А.Х. Читанава и B.C. Зардания (6).

В результате операции были убиты два парашютиста-диверсанта Ш. Небиеридзе и Ш. Дугашвили. Третьего — С.Т. Круашвили —
______________________
1 Там же. Д. 18151-60. Лл. 95-96.
2 Там же. Лл. 96-97.
3 Там же. Л. 67 об.-68.
4 Там же. Лл. 32, 68 об.
5 Там же. Д. 18022-60. Л. 408.
6 Советы Абхазской АССР в период Великой Отечественной войны (1941-1945 гг.). Сухуми, 1990, с. 51.

176

удалось задержать в с. Река Очамчирского района в 23 часа 30 минут в доме у местного жителя (1). Руководителю этой шпионско-диверсионной группы Асадашвили удалось скрыться.

Асадашвили — эмигрант, член грузинской организации «Тетри Георгий», агент немецкой разведки. Организация «Тетри Георгий» была создана в 20-е годы в Париже и построена по принципу партии итальянских фашистов, чем она выделялась среди других грузинских белоэмигрантских организаций. Инициатором создания этой профашистской организации был Л. Кереселидзе, который до эмиграции примыкал к партии федералов, являясь противником меньшевиков и национал-демократов. «Тетри Георгий» возглавлялась «Директорией» под руководством самого Л. Кереселидзе. В «Директорию» входили К. Дадиани, Г. Кереселидзе, Ш. Вачнадзе. Эта организация имела свое периодическое издание — журнал, который переправлялся в Грузию через Ш. Вачнадзе. В 1936 г. руководство «Тетри Георгий» обратилось к итальянскому правительству с предложением своих услуг, надеясь получить субсидию, но безуспешно (2). Еще в 1935 году в «Тетри Георгий» возникли противоречия, приведшие затем к расколу. Члены организации В. Нозадзе и Маглакелидзе выступали с идеей восстановления монархии в Грузии. Они требовали, чтобы будущую Грузию возглавляла не директория, а царь И. Багратиони, проживающий в Париже. После раскола Л. Кереселидзе покинул Париж и переехал в Африку. Его фракцию возглавил К. Дадиани, умерший в 1938 г., а затем Салия (3).

Вышеупомянутый Асадашвили, скрываясь, долгое время находился на нелегальном положении, стремясь выполнить задания немецкой разведки. Он вел поиск антисоветски настроенных лиц, дезертиров из Красной Армии, пытаясь сколотить из них группу для развертывания повстанческой борьбы с советской властью. В декабре 1942 г. в результате осуществления оперативных мероприятий Асадашвили удалось завлечь в ловушку и ликвидировать. Одновременно была ликвидирована группа его сообщников и укрывателей (4).
______________________
1 Архив КГБ ГССР. Ф. уг. д. Д. 18022-60. Л. 408.
2 Там же. Лл. 390, 392-393, 396.
3 Там же. Лл. 394-396.
4 Щит — надежный, меч — острый (чекисты Грузии на страже завоевания Великого Октября). Составитель полковник Ю.И. Бенн. Под общей редакцией генерал- полковника А.Н. Инаури. Тбилиси, 1985, с. 109.

177

Летом 1942 г. гитлеровское командование, преследуя цели захвата нефтеносных и зерновых районов СССР и дальнейшего продвижения на Ближний и Средний Восток, сосредоточило основные усилия на южном участке советско-германского фронта. Одновременно с наступлением на Сталинград немецкие войска предприняли широкое наступление на Кавказ.

С приближением фронта случаи появления разведывательных самолетов противника над территорией Абхазии стали еще более учащаться. Обычно они летали на очень большой высоте. На море стали появляться подводные лодки противника. Одна из них была замечена, например, 10 августа 1942 г. в 23 часа 35 минут в районе левого берега р. Кодори, у её устья (1). Она производила освещение берега прожектором.

С началом наступления немецких войск через Клухорский перевал 14 августа 1942 г. противник стал ежедневно бомбить город Сухуми, а также районы и города Абхазии. В тот момент, когда немецкие бомбардировщики появлялись над столицей Абхазии, начинала действовать маломощная радиостанция. Удалось запеленговать радиостанцию и установить координаты ее нахождения вблизи сухумского Маяка. В расшифрованных передачах содержались сведения о расположении частей 46-й армии и данные о перевозках по железной дороге в направлении Туапсе. Вскоре болотистое место на Маяке оцепили сухумский городской и районный истребительные батальоны совместно с пограничниками. Передатчик после прочесывания Сухумского болота замолчал навсегда. Возникло предположение, что лазутчик, заметив окружение, утопил свою рацию в болоте, а сам прятался под водой среди камышей и кочек с дыхательной трубкой во рту, пока мимо него не прошли (2).

В период боевых действий в горах Абхазии (как известно, на территории Абхазии немцами, всего на две недели, был занят населенный пункт Псху) шпионско-диверсионные группы противника стали проявлять особую активность.

1 сентября 1942 г. в Очамчирский РО НКВД поступило сообщение о том, что на территории Моквинской чайной фабрики появился
_______________________
1 ЦАМО РФ. Ф. 394 (1720). Oп. 1. Д. 87. Л. 5.
2 Минасян Э.Г. Истребительные батальоны Абхазии в Великой Отечественной войне
(1941-1995 гг.). Сухуми, 1980, с. 29-30; ЦГАА. Ф. 720. Oп. 1. Д. 57. Лл. 14-18.


178

незнакомый и на вид очень подозрительный человек. В Мокву выехали начальник Очамчирского РО НКВД старший лейтенант госбезопасности Харчилава с сотрудниками РО НКВД Сангулия, Дзидзария и Чкадуа. Подозрительного человека задержали. Им оказался К., абхаз по национальности (фамилию которого я не называю по этическим соображениям, так как его потомки и ныне живут в Абхазии). При обыске у него оказался револьвер «Наган» с патронами. Но автомата и других вещей при нем не было. Вначале задержанный повел оперативную группу по ложному пути и попытался запутать. Но, в конце концов, он вынужден был сознаться в том, что автомат и парашют оставил у одного жителя села 1-й Г ал. Когда оперативная группа окружила дом этого человека, тот попытался убежать, но это ему не удалось (1).

К. был призван в ряды Красной Армии Очамчирским райвоенкоматом. Принимал участие в боевых действиях, 8 октября 1941 г. был ранен в ногу и попал в плен. После излечения находился вблизи Джанкоя с военнопленными армянской национальности. Через несколько дней туда явились армянские эмигранты Мисак Торлокян и Арут Арутюнян, связанные с германскими разведывательными органами. Они, в числе других, и завербовали К. В Симферополе он учился в разведывательной школе. По окончании К. и Н. Сарьян были 25 августа доставлены на аэродром в Евпатории и ночью заброшены на территорию Гальского района. В том же самолете находилось еще четверо лиц, предназначенных для заброски в район города Поти — два грузина, русский и осетин (2).

К. после приземления на следующее утро явился в один мегрельский крестьянский дом в красноармейской форме (3). Он убедил хозяина дома в том, что через 30 дней немецко-фашистские войска оккупируют Закавказье, ликвидируют колхозы и совхозы и землю передадут крестьянам в частную собственность (4). Впрочем, хозяина дома и убеждать особенно не надо было. Он, имея в прошлом судимость и находясь в отпуске во время войны, просрочил явку на комиссию (5).
__________________________
1 Архив КГБ ГССР. Ф. уг. д. Д. 18302-60. Лл. 7-8.
2 Там же. Лл. 17-20.
3 Там же. Лл. 7-8.
4 Там же. Лл. 27-28.
5 Там же. Лл. 52-52 об.

179

К. с укрывателем и его единомышленниками 2-3 дня искал Сарьяна, но найти его не удалось. За оказанную услугу К. подарил завербованному укрывателю 1 тыс. рублей и, оставив у него дома на хранение свой автомат и парашют, ушел 1 сентября 1942 г. в направлении Очамчирского района, намереваясь навестить своих родных. Но по пути, как уже отмечалось выше, был арестован (1).

3 сентября 1942 г., получив соответствующую информацию, начальник Очамчирского РО НКВД старший лейтенант госбезопасности Харчилава, заместитель начальника РО НКВД по милиции лейтенант милиции Сангулия и сотрудники РО А. Кансузян, И. Дзигуа, И. Чкадуа окружили дом жителя с. Пшап Драндского сельсовета Сухумского района, где скрывался германский парашютист Н.М. Сарьян, и, ворвавшись в дом, задержали его. Среди документов оказалась сфабрикованная красноармейская книжка, а револьвер и отдельные вещи хранились в лесу на месте высадки (2).

Сарьян также был заброшен в Гальский район. Приземлившись в лесу, он переночевал, а затем три дня искал К. Не найдя его, Сарьян спустился в ближайшее село, зашел к одному встретившемуся мужчине в дом. Тот немедленно заявил в сельсовет. Пришедший для проверки председатель сельсовета не обнаружил сфабрикованности документа. Сарьян на следующий день сел в поезд и выехал в сторону Очамчиры. На вокзале он познакомился с одним армянином, жителем с. Гульрипш. В тот же день, как уже отмечалось выше, он был задержан в доме этого армянина (3).

По плану немецкой разведки К. и Сарьян должны были высадиться в с. Мерхеули Сухумского района, встретиться с ранее заброшенными шпионами-диверсантами Кочконяном и Андрияном. Последнему они должны были передать батарейки для рации (4). Но планам этим не суждено было свершиться.

Вскоре после нападения на СССР абвером были сформированы состоявшие из грузин шпионско-диверсионные группы «Тамара I» и «Тамара II». Со временем группа «Тамара I» получила кодовое на-
________________________
1 Там же. Л. 18.
2 Там же. Л. 36.
3 Там же. Л. 45.
4 Там же.


160

звание «взвод Еер» (1). Вермахт возлагал на них большие надежды во время своего наступления через Главный Кавказский хребет. 3-5 сентября 1942 г. немецкой разведкой были заброшены на территорию Грузинской ССР члены «Тамары I»: 28 шпионов-диверсантов в составе четырех групп. Каждая группа состояла из 7 человек.

Первая шпионско-диверсионная группа была заброшена 3 сентября 1942 г. В состав этой группы входили фельдфебель Эдуард Геррман (руководитель группы), ефрейтор Грюнета (Грюнайс Анфонс) - радист группы, ефрейтор Вальтер Файрагенд - заместитель руководителя группы, эмигрант Матэ Кереселидзе по прозвищу «Керес», эмигрант Давид Харичалашвили, военнопленный Симон Лилуашвили, военнопленный Рубен.

Вторая и третья группы были заброшены 5 сентября. В состав второй группы входили унтер-офицер Фриц Бухгольц (руководитель группы), ефрейтор Губер - радист, ефрейтор Пеньковский, эмигрант Качахидзе по прозвищу «Кохет», эмигрант Иванидзе по прозвищу «Идо», военнопленные Гедеван Ахвледиани и Хидишели. В состав третьей группы входили унтер-офицер Гельмрайх - руководитель группы, он же радист, ефрейтор Генрих Ципф, эмигранты Кочахидзе по прозвищу «Кох», Миромадзе, по прозвищу «Мира», Л. Какулия, Абашидзе по прозвищу «Абах», рядовой Брандер.

Четвертая группа была заброшена в советский тыл 6 сентября. Она состояла из унтер-офицера Франца Егер - руководителя группы, унтер-офицера Бриста Комянки - радиста, рядового Ервина Циммермана, эмигрантов А. Канкава, Ш. Маглакелидзе, Миротадзе по прозвищу «Миро», Тухарели по прозвищу «Туха» (2).

Задание этих групп было рассчитано на три недели, так как за это время немецкие войска должны были занять данную территорию. Группы должны были вести диверсионную работу, а именно взрывать железные дороги, мосты, транспортные будки, телефонные линии. Члены диверсионной группы грузинской национальности должны были войти в контакт с населением и вести среди него подрывную антисоветскую работу, представившись в качестве первых немецких солдат, уже ступивших на эту землю (3).
_________________________
1 Архив КГБ ГССР. Ф. уг. д. Д. 20268. Лл. 9-9 об.
2 Архив КГБ ГССР. Ф. уг. д. Д. 20268. Лл. 11, 188-190, 334.
3 Там же. Лл. 11, 189-190.

181
 
Всеми четырьмя группами должен был руководить фельдфебель Э. Геррман - руководитель взвода «Еер». Этот взвод находился в непосредственном подчинении 2-го отдела контрразведки германской армии по Кавказскому участку фронта (1). Геррман был осведомлен обо всех планах и заданиях, возложенных на каждую группу. Приблизительно за 25 дней до их заброски он стал разъяснять подчиненным задачи и давать в связи с этим различные указания и инструкции. Первое такое совещание он созвал у себя в кабинете вечером 11 августа 1942 г. На этом совещании присутствовали практически только немцы, входившие в состав четырех групп: Егер, Пеньковский, Комианики, Гельмрайх, Бухгольц, Циммерман, Евелинг, Грюнайс, Нимайер и Фейербанд (Нимайер и Евелинг в заброске в советский тыл не участвовали). Геррман на совещании предложил иногда, когда это будет совершенно безопасно, появляться перед сельскими женщинами или заходить в какой-нибудь крестьянский дом в форме германских солдат. По его замыслу женщины быстро будут разносить панические слухи (2).

Планы немецкой шпионско-диверсионной группировки под руководством Геррмана не увенчались успехом. Так, 15 сентября 1942 г. был задержан и арестован заместитель руководителя первой шпионско-диверсионной группы Вальтер Фейерабенд, одетый в форму немецкого солдата (3). 17 сентября 1942 г. председатель колхоза с. Отап Очамчирского района, боец истребительного батальона Карбей Чичикович Адлейба, проходя по кукурузной плантации, обнаружил незнакомого человека. Он стал расспрашивать, кто он, откуда и куда идет. Незнакомец ничего не отвечал. Когда Адлейба попытался его задержать, тот оказал вооруженное сопротивление. Адлейба его обезоружил и доставил в сельсовет. С помощью старшего агронома фермзавода Дарсания и подошедших бойцов истребительного батальона были найдены и изъяты оружие, гранаты, карты и т.д. Задержанный незнакомец оказался немецким парашютистом-диверсантом Циммерманом (4). Циммерман заявил на допросе, что вечером 6 сентября он высадился на парашюте в Зугдидском районе.
_______________________
1 Там же. Л. 9-9 об.
2 Там же. Лл. 40-43.
3 Там же. Лл. 9-9 об., 11-12.
4 Абшилава А.А. Ук. соч., с. 162-163; ЦГАА. Ф. 720. Oп. 1. Д. 14. Л. 27.


182

Перед его группой была поставлена задача вести наблюдение за шоссейной дорогой, идущей параллельно р. Ингури (1). К. Адлейба за мужество при задержании опасного врага был награжден медалью «За отвагу» (2).

18 сентября 1942 г. был арестован немецкий агент Г.А. Пеньковский (3). 22 октября 1942 г. колхозница с. Первая Бедия Шакая-Лолуа во время уборки урожая кукурузы издалека заметила шедшего не по дороге и вызвавшего подозрение человека, на что обратила внимание работавших с ней колхозниц. Она предложила своим подругам задержать неизвестного человека и проверить его личность. Когда незнакомца окружили женщины, он пытался оказать сопротивление, угрожая пистолетом. С помощью подошедших мужчин — бригадира колхоза Чичи Шакаевича Абухба, колхозника Андриаса Ноевича Шакая и председателя 1-го Бедийского колхоза Раждена Шакая незнакомец был задержан, он оказался немецким офицером Эрнестом Комианики. У него были изъяты пистолет, 4 гранаты, 60 штук листовок, рация и т.д. (4).

Также были задержаны немецкие шпионы-диверсанты, высадившиеся в различных районах Грузии. Например, на рассвете 14 сентября 1942 г. в лесу, у с. Муцхвети Ткибульского района, были задержаны бойцами истребительных батальонов два подозрительных лица, оказавшихся немецкими шпионами и диверсантами Эрнстом Губером и Г.И. Ахвледиани (5). Из 28 немецких разведчиков группы «Тамара I», заброшенных на территорию ГССР, 14 шпионов-диверсантов были убиты при столкновении с оперативными группами, а двоих еще долго искали. Один шпион сразу после ареста скончался (6).

15 октября 1942 г. в 6 часов 30 минут утра в расположение штаба опергруппы Марухского направления явился неизвестный старший лейтенант и спросил, где находится Особый отдел НКВД. В Особом отделе незнакомец заявил, что он переброшен немцами в район расположения Красной Армии на Марухском перевале с тем, чтобы ус-
____________________________
1 Архив КГБ ГССР. Ф. уг. д. Д. 20268. Л. 217.
2 Абшилава А.А. Ук. соч, с. 162-163.
3 Архив КГБ ГССР. Ф. уг. д. Д. 20268. Л. 334.
4 Абшилава А.А. Ук. соч., с. 162.
5 Архив КГБ ГССР. Ф. уг. д. Д. 20268. Л. 130.
6 Там же. Л. 334.


183
 
тановить численность и расположение советских войск, фамилии командиров, расположение штабов и т.д. Затем с этими сведениями он должен был вернуться обратно к немцам. Это был советский во-еннопленный Д.М. Шилов (1).

Начальник Особого отдела 46 армии майор госбезопасности Зарелуа 18 октября 1942 г. принял решение о передаче Д.И. Шилова и следственных материалов на него в НКВД Абхазской АССР. Удалось выяснить биографию Шилова, который в сентябре 1941 г. сдался в плен противнику и вскоре был завербован немецкой разведкой в качестве агента под номером 2604 с псевдонимом «Шульгин». Шилов при допросе в Особом отделе 46 армии 18 октября 1942 г. скрыл ряд фактов своей шпионской деятельности, заявив, что был якобы заброшен на парашюте в 8-10 км от Сухуми в районе Михайловка-Константиновка (2). На последующих допросах Шилов признался в том, что 21 сентября 1942 г. он, в составе группы немецких разведчиков из 9 человек (все русские и украинцы), должен был высадиться в горах примерно в 80 км севернее Батуми. Но по вине летчиков Шилов и другие шпионы-диверсанты приземлились в горах в 5-6 км от Абастумани (3).

Шилов после приземления, выдавая себя за Дмитрия Михайловича Орлова, должен был разведать, как укреплен город Батуми, выяснить дислокацию войск, наличие аэродромов, количество самолетов и т.д. К Шилову были прикреплены Шапошников (настоящая фамилия — Татаренков) и Степник. Входящий в ту же группу Попов должен был собирать шпионские сведения в районе Кутаиси. После приземления 22 сентября Шилова и Шапошникова задержали на одном из постов. Шапошникова отпустили сразу, а затем через некоторое время — и Шилова. Шилов дошел до Хашури, намереваясь добраться на поезде до Батуми. Но в Хашури он передумал и отправился в Сухуми, где находился с 5 октября. 11 октября он выехал на машине в Захаровку, оттуда через Лату, Чхалту, Ацгару прибыл в штаб войск Марухского направления. Шилов здесь обратился в продовольственный пункт, заявив, что следует из 110-го полка в 810-й
___________________
1 Там же. Д. 18442-60. Л. 8.
2 Там же. Лл. 12, 28.
3 Там же. Лл. 28-30.


184

полк. Проверив его документы, ему выдали паек. Но на следующий день он обратился в Особый отдел 46 армии (1).

На вопрос следователя, почему, находясь в г. Сухуми, он не сдался советским органам, Шилов ответил, что сильно их боялся. На разведывательных курсах им внушали, что, если он после приземления вздумает явиться в НКВД и рассказать о полученных заданиях, то через имеющихся немецких агентов из числа сотрудников НКВД будет уничтожен. Мол, немецкая разведка имеет почти в каждом органе НКВД своих людей (2). 20 января 1943 г. Особое совещание при НКВД СССР вынесло решение Дмитрия Михайловича Шилова-Орлова за измену Родине расстрелять (3).

Казалось, что после поражения под Сталинградом и бесславного отступления фашистских войск с перевалов Главного Кавказского хребта в январе 1943 г. вермахт откажется от своих шпионско-диверсионных планов в Закавказье. Но немецкое командование не теряло надежды. Особенно упорствовала шпионско-диверсионная организация «Цеппелин», созданная еще в начале 1942 г. Свои планы «Цеппелин» попытался реализовать летом 1943 года (4).

27 августа 1943 г. в 23 часа в с. Джгерда Очамчирского района высадилась на парашютах группа немецких разведчиков (5). На следующий день, 28 августа, рано утром, один из разведчиков - Гогохия - явился к председателю джгердинского колхоза Кецба и сообщил о высадке группы немецких парашютистов, в числе которых находился и он сам (6). Для руководства операцией по поимке лазутчиков на место выехали нарком госбезопасности И. Гагуа и нарком внутренних дел Абхазии Ш. Бокучава (оставшиеся в истории и как палачи абхазского народа, уничтожившие многих людей в период сталинско-бериевских репрессий) (7).

К месту высадки группы были посланы работники милиции, бойцы истребительных батальонов Очамчирского и соседних районов и погранотряда. Они оцепили весь район места высадки пара-
______________________
1 Там же. Лл. 23-24.
2 Там же. Лл. 28-31.
3 Там же. Л. 56.
4 Щит - надежный, меч - острый, с. 119.
5 ЦТ А А. Ф. 720. Оп. 1. Д. 28. Л. 1.
6 Там же. Л. 1 об.
7 Минасян Э.Г. Ук. соч., с. 33.

185
 
шютистов, перекрыли все тропы и места их возможного выхода из окружения и организовали прочесывание лесных массивов. После перестрелки в 2 часа ночи был задержан A.Л. Миквабишвили - самый опасный в группе (1). Он представился советским органам под вымышленным именем Сулико Картвелишвили (2).

В 20 часов 28 августа был задержан третий парашютист - В.А. Арахамия. А через час - и четвертый - Ш.И. Таркая (3).

Арестованные шпионы-диверсанты были переданы в распоряжение Управления контрразведки «Смерш» Закавказского фронта.

Добровольно сдавшийся советским властям германский парашютист-разведчик Гогохия - уроженец Хобского района ГССР - заявил, что в июле 1942 г. попал в плен к немцам при оставлении Севастополя советскими войсками. В Бахчисарае грузинские эмигранты-меньшевики предложили военнопленным грузинской национальности, имеющим высшее и среднее образование, сотрудничать с немецкой агентурой для ведения подрывной работы в тылу Красной Армии. Так было завербовано около 60 военнопленных (4). Затем их повезли в Германию, оттуда через некоторое время - в Аушвиц (Польша). Там их готовил и обрабатывал в антисоветском духе немецкий агент Тенгиз Картвелишвили. Он говорил, что с приходом в Закавказье немецких войск Грузия выделится в самостоятельное независимое государство, что в Германии уже существует Кавказский национальный комитет во главе со Спиридоном Кедия и его заместителем Михаилом Кедия (5).

Вышеуказанная группа проходила подготовку в Симферополе, Бердянске и других местах. 27 августа 1943 г. ее повезли в Мариуполь. Перед отъездом, по словам Гогохия, в группе все, кроме Миквабишвили, договорились о том, что после приземления добровольно явятся в органы советской власти. Об этой договоренности Гогохия составил записку и вложил ее в рукав пиджака (6).

27 августа в 23 часа группу, куда входили Гогохия и другие, высадили на парашютах в районе с. Джгерда, хотя предполагалось за-
____________________________
1 ЦГАА. Ф. 720. Oп. 1. Д. 28. Л. 1 об.
2 Там же. Л. 2.
3 Там же.
4 Там же. Лл. 6-7.
5 Там же. Лл. 7 об-8 об.
6 Там же. Лл. 8, 8 об.


186

бросить их в села Тагилони или Набакеви Гальского района Абхазской АССР. После приземления Гогохия разыскивал своих сообщников, но не нашел их. 28 августа утром он вошел в село, где встретился с одним крестьянином, который и указал ему, где можно найти председателя колхоза М. Кецба (1).

Задержанный парашютист Арахамия был уроженцем Гагрского района, в боях за Керчь в мае 1942 г. он попал в окружение и был пленен. Для заброски в тыл СССР Арахамия был завербован после двухмесячного пребывания в концентрационном лагере Бухенвальд грузинским эмигрантом Т. Картвелишвили. Обучался в Аушвице, Бердянске, а затем из Мариуполя был заброшен на самолете в район с. Джгерда Очамчирского района. По словам Арахамия, он приземлился на парашюте вблизи крестьянского домика, Арахамия подтвердил показания Гогохия о том, что вся группа, за исключением Миквабишвили, договорилась сдаться органам власти после приземления (2). Однако следует отметить, что Арахамия все же не сдался
добровольно властям, как это сделал Гогохия.

До 30 августа разыскивался парашютист-диверсант С.С. Гомарели, уроженец Хашурского района. На Кавказском фронте он оказался в оккупированной местности. Судя по показаниям Гомарели на следствии, управляющий колхозом (такая должность была во время немецкой оккупации) принял его на работу. На другой же день утром по доносу управляющего Гомарели был неожиданно задержан гестаповцами. Его отправили в общий лагерь военнопленных в Кременчуг. Он также был завербован грузинским эмигрантом Т. Картвелишвиш, а затем направлен в Аушвиц и Бердянск. О предстоящей заброске в тыл Красной Армии ему было сообщено в Бердянске за день до заброски. Гомарели приземлился на парашюте в районе с. Кутол. До 30 августа, по его словам, он находился на месте приземления из-за полученного ушиба (3).

Руководитель шпионско-диверсионной группы Ш. Паркая, бывший военнопленный, завербованный эмигрантом Картвелишвили, заявил на допросе, что он никакого вооруженного сопротивления
_____________________________
1 Там же. Л. 8 об.
2 Там же. Лл. 19-21.
3 Там же. Лл. 39-40.


187
 
советским органам не оказывал, а сам разыскивал сельсовет, намереваясь добровольно сдаться (1).

Следует особо сказать о вооружении и экипировке диверсантов. Каждый агент имел бельгийский пистолет, автомат «ППД», польский нож, по две ручные фанаты, по одному одеялу, плащ-палатку, кожаные куртки-безрукавки, полевую печь, по одной банке масла, по пол-килограмма сахара, хлеб, по две плитки шоколада, папиросы, деньги - не менее 200 тыс. рублей (2).

...Фронт отступил далеко от Абхазии. Но 6 июля 1944 г. в район Санчарского перевала в урочище Грибза были заброшены четыре парашютиста-диверсанта. Они были обнаружены пастухами - членами группы содействия. Перед рассветом, при сильном тумане, над стадом баранов самолет пролетел настолько низко, что от движения воздуха и шума мотора напугавшееся стадо бросилось врассыпную. Когда рассвело, пастухи обнаружили следы от костра. У потухшего костра в высокой траве были заметны следы отдыхавших людей: окурки от папирос, банки из-под консервов. Все это вызвало подозрение у пастухов, и они сообщили об этом в органы НКВД. В урочище Грибза были направлены Псхуский отдельный взвод, Гудаутский истребительный батальон, Гагрский и Гудаутский пограничные отряды, а также Сухумский истребительный батальон под командованием К. Науменко и Л. Соткилава. Парашютисты были задержаны (3).

После того, как немецко-фашистские войска отошли далеко на запад, деятельность германской разведки в Абхазии прекратилась.

Осенью 1941 г. Берия командировал в Абхазию оперативного уполномоченного 1-го Управления НКВД СССР старшего лейтенанта госбезопасности Мелконяна. Тот состряпал очень много дел, в том числе «Гудаутское дело» и «Очамчирское школьное дело», в которых утверждалось наличие внутри абхазского общества профашистских организаций, поддерживающих контакты с Германией. Все это не подтвердилось. Итак, в ходе Великой Отечественной войны на территории Абхазии удалось ликвидировать несколько десятков шпионов и диверсантов, засланных немецкой разведкой. Но среди
______________________
1 Там же. Лл. 33-36 об.
2 Там же. Л. 10.
3 Минасян Э.Г. Ук. соч., с. 35.


188

них был всего один абхаз. Также следует отметить, что в период Великой Отечественной войны, в составе германской армии не было никакого абхазского легиона. Об этом свидетельствуют долгие поиски автора данной статьи в спецархивах. Отсутствие абхазского легиона также подтверждают грузинский и армянский историки Г.Г. Мамулия и Э.А. Абрамян (1).

Чем объяснить большое количество засылаемых противником шпионов и диверсантов в Абхазию? Очевидно, Абхазия считалась во время наступления немецких войск первым регионом Закавказья, которым они должны были овладеть.

Благодаря вышеуказанным факторам, а также героизму и мужеству сынов и дочерей абхазского народа на фронтах войны, провалилась давняя мечта всемогущего Берия о депортации абхазов с их родины, так как обвинения целого народа в неблагонадежности не подтвердились.
_____________________

1  Мамулия Г.Г. Грузинский легион в боях за свободу и независимость Грузии в годы Второй мировой войны. Тбилиси, 2003, с. 23; Абрамян Э.А. Кавказцы в Абвере. М.,
2006, с. 169-170.

189

Опубликовано: Ученые записки Центра изучения Центральной Азии, Кавказа и Урало-Поволжья. Том I. Абхазия. - Москва, 2013. - С. 172-189.
___________________________________________


Как пытались создать большую грузинскую империю

НАЧАЛИ С ДЕПОРТАЦИИ НЕМЦЕВ

В недалеком прошлом советским историкам казалось, что вся жизнь советского государства в годы Великой Отечественной войны была подчинена только победе над фашистской Германией. Однако создавшаяся доступность источников и глубокие размышления над фактами высвечивают в практических действиях Сталина и Берия в годы войны план создания большой Грузинской империи за счет присоединения к Грузии сопредельных земель.

«Малая империя» в лице Грузинской ССР, куда входили Абхазия и Южная Осетия, уже существовала. Для создания большой грузинской империи Сталин и Берия взяли на вооружение два коварных метода.

Первый: насильственная ассимиляция народов и этнических групп, проживавших в границах будущей большой грузинской империи, куда входил бы, кроме Абхазии и Южной Осетии, весь Северный Кавказ. Как известно, термин «Северный Кавказ» в широком его понимании включал в себя не только традиционные регионы, но и степное Предкавказье, Крым и Калмыкию.

Второй: депортация отдельных народов и этнических групп проживавших в Грузии или в сопредельных с ней регионах. Освобождаемые в результате депортации регионы присоединялись постепенно к Грузии. Таким образом, «истинные грузины» Сталин и Берия стали перекраивать политическую и этническую карту Северного Кавказа.

После начала Великой Отечественной войны Сталин предоставил Берия неограниченные полномочия для реализации этих далеко идущих планов. Первыми подверглись депортации советские немцы. 28 августа 1941 г. Президиум Верховного Совета СССР принял Указ «О переселении немцев проживающих в районах Поволжья». 8 октября 1911 г. Государственный Комитет обороны СССР принял постановление о депортации- немцев, проживавших и в других местах страны. Исходя из этого( 14 октября 1941 г. СНК и ЦК КП(б) Грузии, а 16 октября СНК и бюро Абхазского обкома КП(б) Грузии приняли соответствующие решения.
Совместное заседание СНК и бюро обкома КП(б) Грузии вел первый секретарь Абхазского обкома М. Барамия. На заседании выступили председатель Совета Народных Комиссаров Абхазии Чичинадзе, нарком внутренних дел И. Гагуа, председатель Президиума Верховного Совета Абхазии М. Делба, а также ответственные партийные и советские работники: Мирцхулава, Бзиава, Гогия, Джебенава.

В принятом постановлении говорилось:
1. «Переселить всех жителей немецкой национальности, проживающпх в городах и сельских местностях Абхазской АССР, в Казахскую ССР в порядке, установленном постановлением СНК Грузинской ССР и ЦК КГП(б) Грузии от 14 октября 1941 года.
2. Организацию переселения немецкого населения возложить на НКВД Абхазской АССР, поручив тов. Гагуа командировать во все районы в помощь на местах оперативных работников».

Для организации и руководства выселением немцев в городах и районах были созданы так называемые «тройки», куда входили первые секретари райкомов и горкомов партии, председатели исполкомов и начальники отделов НКВД. Той же ночью «энкеведешники» на товарных поездах стали вывозить в Казахстан и Среднюю Азию лиц немецкой национальности, а в их дома переселять крестьян из Западной Грузии.

Сталин и Берия свои злодеяния против советских немцев представили как защиту безопасности страны. Специально распространялся сфабрикованный ими тезис «о неблагонадежности» советских немцев; утверждалось, что они, якобы, «угрожали тылам Красной Армии».

КАК ГРУЗИНЫ ПРИСВОИЛИ ТЕБЕРДУ

Затем наступила очередь выселения некоторых народов Северного Кавказа, которые по традиции и духу мало были подвержены ассимиляции. К тому же их земли соприкасались с Грузией. Сталин и Берия для реализации своих замыслов нашли прекрасный повод: «наказание, отместка за предательство отдельных лиц и групп этих народов во время оккупации».

Так было решено выселить всех карачаевцев, использовав предательство отдельных лиц этого народа. На основе Указа Президиума Верховного Совета СССР от 12 октября 1943 г. и постановления СНК СССР от 14 октября 1943 г. карачаевцы 2 ноября 1943 г. были вывезены на товарных поездах в Казахстан и Среднюю Азию.
В одном из обвинительных актов, распространяемых органами НКВД, говорилось, что карачаевцы якобы указали не-мецким войскам проход в Закавказье через Клухорский перевал. На самом деле немецкие войска из дивизии «Эдельвейс» провели через Клухорский перевал в качестве проводников трое советских военнопленных грузинской национальности. Военная контрразведка Закавказского фронта задержала их и наказала по заслугам.

Товарные поезда с карачаевцами еще не доехали до места ссылки, а по инициативе из Тбилиси 6 ноября 1943 г. Совнарком СССР принимает постановление «О включении в состав Грузинской ССР тебердинского района, организованного вместо Учкулановского и Микояновского районов бывшей Карачаевской автономной области Ставропольского края». Тогда, как известно, председателем Совнаркома СССР был ни кто иной, как И. Сталин — «отец народов». Карачаевские земли, расположенные по ту сторону Главного Кавказского хребта, он включил в состав Грузии, расположенной в Закавказье. Спешно начался процесс заселения этих земель грузинами и создания здесь партийных и государственных структур.
8 декабря 1943 г. бюро ЦК КП(б) Грузии сформировал Тебердинский райком КП(б) Грузии, назначив его первым секретарем А. Имнадзе, ранее возглавлявшего Xашурский райком партии. До него Тебердинский район возглавлял Д. Алания, которого освободили от обязанностей уполномоченного Совнаркома Грузинской ССР и ЦК КП(б) Грузии по Тебердинскому району и возвратили на работу заместителем наркома внутренних дет Абхазской АССР.

8 января 1944 г. на заседании бюро ЦК КП(б) Грузии стоял вопрос «О ликвидации Карачаевской автономной области и об административном устройстве ее территории». Тебердинский район был переименован в Клухорский. Вскоре все населенные пункты бывшей Карачаевской области получили грузинские названия.
24 мая 1944 г. СНК и ЦК КП(б) Грузии рассмотрели на совместном заседании вопрос «О мероприятиях по заселению Клухорского района». Определены были конкретные районы Грузии, жители которых должны были организованно переселиться в бывшую Карачаевскую область. Были установлены конкретные сроки переселения: для колхозников Онийского района — 1-5 июня 1944 г. Земо-Сванетского — 1 августа 1944 г. Согласно постановлению, требовалось отвести каждому переселенцу не только дом с приусадебным участком, но и домашний инвентарь, принадлежащий выселенным карачаевцам.

Сталина в разгар войны беспокоили транспортные коммуникации со вновь присоединенным к Грузии землям. По его указанию в 1944 г. приступили к строительству шоссейной дороги Сухуми — Черкесск через через Клухорский перевал. Несмотря на все трудности, эта сквозная трасса вскоре была задействована.

ОДНИМ — ГОРЕ И СЛЕЗЫ, А ДРУГИМ — НОВОСЕЛЬЕ

Остановимся еще на одном конкретном примере, где явно высвечивается грузинская имперская политика Сталина и Берия. По их инициативе 23 февраля 1944 г. чеченцы и ингуши были посажены в товарные вагоны и отправлены в Казахстан и Киргизию. Эшелоны с вайнахами еще находились в пути, а в Тбилиси уже стали разрабатывать проекты, какие чечено-ингушские земли присоединить к Грузии. (Эти черновые варианты проектов в советское время можно было встретить в тбилисских архивах). А 7 марта 1944 г. Президиум Верховного Совета СССР принял указ «О ликвидации Чечено-Ингушской АССР и об административном устройстве ее территории». 9 марта 1914 г. постановлением Совнаркома СССР были решены вопросы территорий, поголовья скота, сооружений и имущества Чечено-Ингушетии в пользу Грузии и Се- веро-Осетии.

Эти замыслы окончательно оформились в проект Президиума Верховного Совета Грузии «О включении в состав Грузинской ССР части территории бывшей Чечено-Ингушской АССР юго-восточной части Гизельского района Северо-Осетинской АССР и об образовании Ахалхевского района Грузинской ССР». Проект рассматривался на заседании бюро ЦК КП(б) Грузии 18 марта 1944 года. На нем выступили В. Бакрадзе, Каранадзе, Кочламазашвили, Ишханов, Хоштария, Стуруа, Чарквиани. Было решено: утвердить названный проект.
В постановлении, в частности, говорилось: «Обязать Казбегский райком КП(6) Грузии и райисполком в недельный срок представить Совнаркому Грузинской ССР предложения о порядке заселения части территории Галашкинского, Пригородного районов бывшей Чечено-Ингушской АССР и Юго-Восточной части Гизельского района Северо- Осетннской АССР, включенной в состав Казбегского района.
Просить ЦК ВКП(б) разрешить переименовать село Итумкале в село Ахалхеви и Итумкалииский район — в Ахалхевский район Грузинской ССР».
Как это уже вошло в систему, на тбилисское решение Москва прореагировала спешно. 22 марта 1944 г. указом Президиума Верховного Совета СССР Чечено-Ингушская АССР была преобразована в Грозненскую область. Высокогорная часть Чечено-Ингушетии по северным склонам Главного Кавказского хребта вошла в состав Душетского и Казбегского районов Грузии, другие районы — в состав Северо-Осетинской АССР.

Грузия получила в результате активной деятельности своих «славных сынов» Сталина и Берия не только чужие земли, но и солидную движимую и недвижимую собственность Чечено-Ингушетии. Как распорядились поголовьем скота Чечено-Ингушетии? На одном из совместных заседаний СНК ГССР и бюро ЦК KП(6) Грузии было принято решение передать Казбегскому району 1.828 голов крупного рогатого скота, Душетскому — 1.325, Тбилисскому — 300, Тианетскому — 400 и т. д. Соответственно распределили овец и буйволов. А лошади были переданы НКВД Грузии.

«ПРОПИСАЛИ» БАЛКАРЦЕВ В СТЕПЯХ

Сталин и Берия передавали Грузии богатства и других депортированных народов. Машина депортации работала в конце 1943 г. и весь 1944 г. на полную мощность.
В соответствии с Указом Президиума Верховного Совета СССР и постановлением СНК СССР от 28 октября 1943 г. была проведена операция по выселению калмыцкого народа.

В марта 1941 г. на товарных составах был вывезен в Казахстан и Киргизию и балкарский народ.

Случилось это так. Берия, находясь в Грозном после выселения чеченцев и ингушей, 23 февраля 1944 г. дает те-леграмму Сталину в Москву с обвинением балкарцев в подрывной работе в тылу Красной Армии в 1942 г. По указке немцев, сообщал он, балкарцы договорились с карачаевцами об объединении Балкарии с Карачаем. В заключение телеграммы Берия просит Сталина: «Если будет ваше согласие, я сумел бы до возвращения в Москву организовать на месте необходимые мероприятия, связанные с выселением балкарцев». Берия не пришлось ждать долго ответа от Сталина. В очередной телеграмме Берия к Сталину от 1 марта 1944 г. говорится: «Для обеспечения подготовки и успешного проведения операции по выселению балкарцев приняты все необходимые меры».

18 мая 1944 г. началась операция по выселению крымских татар, закончилась она через дна дня.

17 ноября 1944 г. были выселены из Грузии турки, курды и хемшины (на основе постановления ГКО от 31 июля 1944 г. и приказа Л. Берия от 20 сентября 1944 г.).

ДАМОКЛОВ МЕЧ НАД АБХАЗСКИМ НАРОДОМ
                           
Тогда же в повестке дня стоял вопрос о депортации абхазского народа.
После начала Великой Отечественной войны Сталин объединил наркоматы внутренних дел и госбезопасности в один орган  — Народный комиссариат внутренних дел СССР, поручив возглавить его Л. Берия. Соответствующее объединение произошло и в Абхазии. НКВД Абхазии возглавил майор госбезопасности И. Гагуа.

Спешно из Москвы Л. Берия командирует в Абхазию оперативного уполномоченного 1-го управления НКВД СССР лейтенанта госбезопасности Мелконяна. На местах при активном участии ЦК КП(б) Грузии, Абхазского обкома, НКВД Грузни и Абхазии, совместно с местными партийными и советскими органами начинается усиленная работа по дискредитации абхазского народа.

Первым создается сфабрикованное следственное дело над группой абхазской интеллигенцни, которое известно общественности под названием «Гудаутское дело». (Хотя по нему проходили и отдельные лица из других районов и городов Абхазии). Речь шла о группе абхазской интеллигенции, которая обвинялась в создании на территории Абхазии «нелегальной контрреволюционной национал-социалистической партии». Якобы она ставила перед собой задачу путем контакта с командованием германских войск и при непосредственной помощи германских вооруженных сил захватить власть на территории республики в свои руки.

Вслед за Гудаутским делом в Очамчирском районе было сфабриковано «Школьное дело» за № 7616. Его опять же состряпали небезызвестные руководители НКВД Абхазии Гагуа, Бзиава, прокурор Цулая, оперуполномоченный Мелконян и др.
В обвинительном заключении утверждается, якобы в Очамчирском районе в 1941 году, после начала Отечественной войны, сформировалась нелегальная молодежная национал - социалистическая организация, которая вела  активную контрреволюционную работу против советского строя. Якобы эта организация проводила среди населения района пораженческую агитацию, изготовляя и распространяя контрреволюционные листовки, в которых содержались призывы к саботажу, уклонению от явки в военкоматы по мобилизации, предлагалось запасаться оружием для воору-женного выступления против Советской власти.
После смерти Сталина и изоляции Берия выяснились истинные намерения по отношению к абхазскому народу. О фальсификации «Гудаутского дела» показали допрошенные свидетели — бывшие сотрудники НКВД Абхазии Квициния, Цишба, Неделин, Вибирев, Джомиади, Квашилава, Ештокин, Лазарев и другие.
Надо отметить, что И. Гагуа и его соратники посвятили всю свою сознательную жизнь претворению в жизнь дела Сталина и Берия по уничтожению абхазского народа. Однако этим планам не суждено было осуществиться.

ДИСКРЕДИТИРОВАТЬ НАЦИЮ НЕ УДАЛОСЬ

Вернемся опять к 1944 году. Тогда под началом Берия и Гагуа все было подготовлено к депортации абхазов. Однако этому не суждено было случиться. По этому поводу иногда можно слышать что якобы Сталин «спас абхазов от выселения» потому что, дескать, он хотел их ассимилировать, Действительно Сталин и Берия хотели ассимилировать многие народы, в том числе и наших братьев-адыгов. Но в 1944 году абхазов спасла не «какая-то случайность» или сталинская теория «ассимиляции», а убедительный героизм сынов и дочерей абхазского народа на фронтах Великой Отечественной войны. 0б этом хорошо были осведомлены члены Политбюро ЦК ВКП(б) и ГКО, решавшие судьбы многих народов, в том числе абхазского.
С первых дней войны на борьбу с германским фашизмом встал и малочисленный абхазский народ, который после сталинско-бериевской «мясорубки» насчитывался в пределах 58 тысяч человек. В военкоматы стали поступать заявления абхазских юношей с просьбой отправить их на фронт. Порою и 16—17-летние патриоты завышали свой возраст с этой целью. Шли на фронт и абхазские девушки. Из 800 фронтовичек из нашей республики около 200 составляли абхазки.

В общей сложности с 1941 по 1945 годы на фронтах находилось свыше 15,5 тысячи абхазов, что составляло свыше 28 проц. от общего числа народа. Такая высокая процентность мобилизации абхазов стала возможна по следующим причинам.
Во-первых, с начала войны грузинские власти спускали самую высокую по Грузии военчо-мобилизационную разнарядку на абхазов.

Во-вторых, на абхазов не распространялся малоизвестный приказ Сталина об ограничении мобилизации для не-которых народов в связи с их малочисленностью, куда подпадали и грузинские этнические группы.

В-третьих, на абхазов не распространялась бронь, существующая в городах. В Абхазии мобилизация шла, в ос-новном за счет сел, где и проживали абхазы.
Высокая военно-мобилизационная разнарядка на абхазов исходила из политики Берия и его приспешников, стремившихся таким способом расправиться с абхазским народом.

Об активном участии того или другого народа в Великой Отечественной войне надо судить исходя из массовости героизма его представителей на фронтах.
Мы имеем сегодня все документальные источники для утверждения факта о массовом героизме посланцев абхазского народа в Великой Отечественной войне: несколько тысяч воинов-абхазцев награждены боевыми орденами и медалями, четверо абхазцев стали Героями Советского Союза (Ражден Барциц, Варлам Габлия, Ясон Кокоскерия, Владимир Харазия) и один — полным кавалером орденов Славы трех степеней (Иван Ванача). Нельзя не сказать и о том, что отдельные воины-абхазцы не получили звания Героя Советского Союза, хотя в ходе воины они были представлены к нему (Ушанги Басария, Григорий Квеквескири и др.).

Особо надо остановиться на битве за Кавказ. В середине августа 1942 года немецкие войска стали переходить с боями через Главный Кавказский хребет на абхазском участке, 26 августа они захватили село Псху и стали развивать наступление в сторону Гудауты. Поднятые по тревоге Сухумский и Гудаутский истребительные батальоны вступили в бои.

28 августа 1912 г. Гудаутский батальон совместо с l-м стрелковым батальоном 155-й бригады остановил движение немецких войск на подступах к Гудаутскому району в местечке Гунырхва.

На Марухском направлении первым встретил немцев и вступил в бой взвод под командованием лейтенанта Бори-са Гицба. (А сыну его, Левану Гицба, уже довелось встречать грузин на Гагрском направлении, затем он был комис-саром Гагрского и Гумистинского фронтов во время грузино-абхазской войны).

Абхазы принимали участие во всех стратегических, фронтовых и армейских операциях Великой Отечественной войны. При этом героически погибли 5,5 тысячи абхазов. Такие потери объясняются прежде всего тем, что они служили в основном в пехоте, где в боях личный состав нес большие потери.

Таким образом, в 1944 году лопнули, как мыльный пузырь, состряпанные дела «неблагонадежности» абхазского народа, о наличии здесь профашистской организации, контактах с Германией.

Накануне и в ходе битвы за Кавказ было заброшено в Абхазию немало немецких шпионов. Немецкая разведка особую надежду возлагала на грузинскую шпионско-диверсионную организацию «Тамара", которая должна была силами грузин подготовить восстание на территории Грузии, в том числе в Абхазии.
После того, как в 1944 году не удалось наряду с турками-месхетинцами депортировать абхазский народ в грузинских политических и научных кругах начала созревать идея об ассимиляции абхазов. Грузинские власти приступили к закрытию абхазских школ, изменению топономических названий, ускорению переселения в Абхазию грузин. К концу войны абхазские школы уже были закрыты. Набирал полныe обороты процесс ассимиляции и растворения абхазов в грузинской среде. И. Сталин был не против такого развития событий.

Вместе с тем с повестки не сходил вопрос о депортации абхазов. Второй раз этот вопpoc стоял в 1949 г. Но это — для другой, отдельной темы.

Республика Абхазия, №№ 106-107, 1999 г.
_______________________________


Как осуществлялся геноцид в "малой империи"

I. "Гудаутское дело"

После начала Великой Отечественной войны по особому заданию Берия народный комиссар внутренних дел Абхазии И. Гагуа, оперативный уполномоченный 1-го Управления НКВД СССР лейтенант госбезопасности Мелконян и тбилисская бригада следователей НКВД Грузии спешно организовали несколько политических процессов для дискредитации абхазского народа и подготовки почвы в последующем для его депортации. В частности, по «Гудаутскому делу», или следственному делу № 7544, были арестованы Кобахия Зосим Иосифович —директор Душетского кирпичного завода, Басария Симон Петрович — известный государственный и общественный деятель Абхазии, перед арестом заведующий кабинетом географии при Институте усовершенствования учителей Абхазии, Дбар Семен Гедлачович — оперуполномоченный ОУР УРКМ Абхазии, Маргання Владимир Мурзаканович — научный сотрудник АбНИК, Агрба Зосим Васильевич — инспектор Сухумского финотдела, Тарнава Михаил Иванович — член коллегии адвокатов Абхазии, Патейпа Виктор Дмитриевич — сотрудник Управления кинофикации при СНК Абхазии, Патейпа Николай Соломонович — учитель начальных классов в Сухуме,
Патейпа Владимир Дмитриевич — заместитель председателя Верховного суда Абхазии, Маргания Тарас Владимирович — нигде не работавший перед арестом, Тарнава Калистрат Павлович — начальник Управления кинофикации при СНК Абхазии, Киласония Герасим Алексеевич — заведующий базой мелкой розницы «Абхазторга», Габлия Константин Алексеевич — заведующий складом Управления торговли Абхазии, Мушба Иван Семенович — пенсионер, Хварцкия Петр Григорьевич — старший инспектор Сухумского финотдела, Кутарба Платон Ширинович — место работы неизвестно, Марганадзе Антип Михайлович
— заместитель заведующего столовой в Сухуме, Какуба Ражден Иванович — нигде не работавший перед арестом, а также Вебер Карл Георгиевич — немец, нигде не работавший перед арестом.

В ордерах на арест этих лиц стоят подписи оперуполномоченного 1-го Управления НКВД СССР лейтенанта госбезопасности Мелконяна, наркома внутренних дел Абхазии майора Гагуа, зам. наркома внутренних дел Абхазии капитана госбезопасности Бзиава и прокурора республики.

При помощи жестоких физических пыток следственные органы «выбивали» из обвиняемых «показания», наговоры на себя и на других. Здесь восхищает физическая и моральная стойкость Симона Петровича Басария. Тщательное знакомство со следственными архивными делами показывает сколько было предпринято усилий, физических пыток, чтобы сломить этого человека. Но какими бы изощренными ни были пытки, С. П. Басария не признал себя руководителем так называемой «национал-социалистической партии Абхазии». Хотя к этому особые усилия приложил руководитель НКВД Абхазии И. Гагуа, известный как изощренный мастер фальсификации следственных дел, который сам вел допрос. Ему помогала специальная бригада следователей из Тбилиси: начальник следственно-производственного отдела НКВД Грузии капитан госбезопасности Нибладзе, начальник 5-го отдела СПО НКВД Грузии старший лейтенант госбезопасности Маркаров.

Потерпев неудачу с Басария, следственные органы взялись за других. Они добивались, чтобы какой-то авторитетный в республике человек «признался в содеянном» и взял бы на себя роль руководителя несуществующей «национал-социалистической партии Абхазии». После невыносимых физических пыток в состоянии невменяемости руководителем такого центра «признал» себя уроженец с. Лыхны Гудаутского района З. И. Кобахия — выпускник Московского госуниверситета, работавший на ответственных должностях. В 1932 г. Кобахия был арестован по статье 58-10 как участник «контрреволюционной троцкистской организации» и исключен из рядов ВКП(б). Он вышел из тюрьмы, но в 1938 г. был опять осужден на три года. Перед началом Великой Отечественной войны срок заключения закончился, но жить в Абхазии ему было запрещено. Он устроился в Душети директором кирпичного завода. После начала войны оперуполномоченный НКВД Мелконян распорядился опять подвергнуть Кобахия аресту. Ему предъявили обвинение в том, что он якобы использовал свой приезд в Абхазию 10 августа 1941 г. не из-за болезни своего ребенка, а для формирования фашистской организации. Встретившись с Маргания, бывшим работником кинофикации в Гудаутском районе, он якобы завербовал его и назначил уполномоченным по Гудаутскому району. Затем Кобахия будто бы разыскал в Сухуме 19 августа Владимира Маргания — сотрудника АбНИК и предложил ему сотрудничать и держать связь с Гудаутской группой. 20 августа Кобахия якобы встретился в Сухуме с Зосимом Агрба, которому предложил протокольно оформить то, что Владимир Маргания является уполномоченным национал-социалистического центра Абхазии, а Симон Дбар — уполномоченным параллельного центра партии. В тот же день Кобахия якобы завербовал Виктора Патейпа и предложил ему быть одиночкой, не дав никакого задания.

В дальнейшем Кобахия пытался отказаться от своего вынужденного показания, однако в результате жесточайших физических пыток опять «признался». Об этом свидетельствует документ «Собственноручное показание обвиняемого Кобахия Зосима Иосифовича».

Также были сфабрикованы обвинения но отношению к другим лицам, проходившим по этому делу.

13-18 ноября в Сухуме в клубе НКВД Абхазии проходило выездное заседание Военного трибунала войск НКВД ГССР под руководством военного юриста 3-го ранга Надирашвили. Дело № 7544 было рассмотрено в закрытом судебном заседании, без участия сторон.

Военный трибунал приговорил Кобахия З. И, Агрба З. В., Маргання В. М., Патейпа В. Д., Патейпа Н. С., Тарнава М. И., Маргания Т. В., Габлия К. А., Дбар С. Г. к высшей мере наказания — расстрелу с конфискацией имущества, Киласония Г, А., Вебера К. Г., Какуба Р. Н., Тарнава К. П. — к лишению свободы сроком на 10 лет в ИТЛ с поражением прав на 5 лет, Кутарба П. М., Хварцкия П. Г. — к лишению свободы сроком на 7 лет с поражением прав на 3 года, Марганадзе А. М., Мушба И. С. — сроком на 5 лет с поражением прав на 2 года, Басария С. П. — к лишению свободы сроком на 10 лет в ИТЛ с поражением прав па 5 лет.

22 декабря 1941 года приговор Военного трибунала в отношении Кобахия З. И., Агрба З. В., Маргания В. М., Патейпа В. Д., Тарнава М. П., Патейпа Н. С., Маргания Т. В., Габлия Г. А., Дбар С. Г. и Патейпа В. Д. был приведен в исполнение. Председателю Военной коллегии Верховного суда СССР Ульриху было непосредственно доложено об исполнении приговора.

В отношении других лиц дело было передано на доследование. 8—9 мая 1942 г. в Тбилиси проходило закрытое заседание Военного трибунала войск НКВД ГССР в составе военюриста 3-го ранга Бединешвили (председателя) и лейтенантов Чехерия и Брагвадзе без участия сторон. Военный трибунал приговорил на основании ст. 19-58-3 Басария С. П., Тарнава К. П., Вебера К. Г., Киласония Г. А., Хварцкия П. Г. и Кутарба П. П. к высшей мере наказания — расстрелу с конфискацией имущества.

На судебном заседании отсутствовал Какуба Ражден Иванович, который скончался за
3 дня до суда в Тбилисской тюрьме № 1.

В Москву в Военную коллегию было послано следующее донесение: «Настоящим сообщаем, что на основании Вашей телеграммы от 25.6.42 г. за № 034771 приговор в отношении осужденных к высшей мере наказания — расстрелу Басария С. П., Тарнава К. П., Вебера К. Г., Киласония Г. А., Кутарба П. Ш., Хварцкия П. Г. приведен в исполнение 27 мая 1942 года».

7 марта 1959 года при реабилитации вышеуказанных лиц заведующий военным отделом Гудаутского райкома партии в период Великой Отечественной войны Михаил Сабашвили заявил прокуратуре ЗакВО о том, что хорошо знал Кобахия З., Маргания В., Тарнава М., Патейпа Н., Маргания Т., Агрба З., Киласония Г., Тарнава К., Мушба И., Басария С., Чачибая А., Марганадзе А. и Патейпа В. Все они были преданы Советской власти, честно относились к работе и никогда он не слышал от них каких-либо антисоветских высказываний. Дело по обвинению Кобахия, Патейпа, Тарнава и других было сфабриковано ставленником Берия в Абхазии бывшим наркомом госбезопасности Гагуа с целью скомпрометировать абхазскую нацию и выселить абхазцев с их родной земли. Сабашвили отмечал, что «в 1942 г. Гагуа заявил на грузинском языке в моем присутствии в кабинете первого секретаря райкома партии Кокая о том, что чем больше он уничтожит абхазских кадров, тем будет лучше для нас, и за это в награду получит орден». После отъезда Гагуа Кокая вызвал к себе секретарей и заведующих отделами райисполкома и с возмущением рассказал о разговоре с И. Гагуа. Еще в начале того же года Гагуа, находясь в Гудаутском районе для организации поимки экипажа немецкого самолета, совершившего вынужденную посадку в селе Звандрипш, упрекал Кокая в том, что немецкие летчики укрываются при помощи абхазцев. Гудаутский район якобы неблагонадежен ввиду того, что там в основном проживают абхазцы. В действительности же немецкие летчики были пойманы в Гудаутском районе именно с помощью абхазцев.

Когда немецкий разведывательный самолет совершил вынужденную посадку в селе Звандрипш, двоих из членов экипажа обнаружил Шамиль Айба, и вскоре они были обезврежены бойцами Гудаутского истребительного батальона. А третий член экипажа был убит военным патрулем.

II. "Очамчирское школьное дело"

Вслед за «Гудаутским делом» в,Очамчирском районе было сфабриковано следственное дело за № 7616, известное общественности как «Очамчирское школьное дело». Его опять же состряпали руководитель НКВД Абхазии Гагуа, его заместитель Бзиава, прокурор Цулая, оперуполномоченный 1-го Управления НКВД CCCР Мелконян и другие.

В обвинительном заключении утверждалось, что якобы в Очамчирском районе в 1941 году после начала Отечественной войны сформировалась нелегальная молодежная национал-социалистическая организация, которая вела активную контрреволюционную работу против существующего в СССР строя, проводила среди населения района пораженческую агитацию, изготовляя и распространяя контрреволюционные листовки, в которых население призывалось к саботажу, уклонению от явки в военкоматы по мобилизации, предлагалось запасаться оружием для вооруженного выступления против Советской власти.

По «школьному делу» проходили Аршба Михаил Квалашевич, Кутелия Чичико Георгиевич, Кутарба Шамиль Ширинович, Адлейба Леварда Михайлович, Кубрава Борис Арсентьевич, Хиба Михаил Даугулович, Сангулия Иван Махмутович, Капба Мушни Тарасович, Джопуа Самква Кечетович. Нигде не работавшему перед арестом М. Аршба было предъявлено обвинение, что он создал в Очамчирском районе молодежную национал-социалистическую организацию, первым завербовав Леварда Адлейба, уроженца с. Отап, работавшего до ареста на Очамчирской железнодорожной станции. Затем якобы Аршба и Адлейба завербовали заведующего Аймарской начальной школой Чичико Кутелия, разбросали листовки в селах Аймара, Гуп и Отап. Утверждалось будто Кутелия завербовал в национал-социалистическую организацию школьников. В сентябре, в один из своих приездов в Очамчиру, созвал собрание контрреволюционной организации, где ее политическим руководителем стал Шамиль Кутарба. На этом же собрании, по предложению Г. Кутелия, нелегальная организация получила название «ОЗОНА», что означает «Общество за освобождение народов Абхазии». Оказывается, фантазия «энкаведешников» не имела предела. Заметим, кстати, что Ш. Кутарба был учеником 9-го класса очамчирской абхазской средней школы, другой член этой несуществующей организации Б. Кубрава
— учеником 10-го класса той же школы.

Но больше всего удивляет другое. То, что в архиве хранились две фашистские печати якобы изготовленные вышеуказанными школьниками. Эти печати были изготовлены на самом деле самими спецслужбами для «убедительного доказательства» причастности школьников к молодежной национал-социалистической организации.

Республика Абхазия, № 145, 18-19 декабря 1999 г.
_______________________________________


Боевые действия в горах Абхазии в 1942 году. Клухорское направление

(К 65-летию битвы за Кавказ)

Есть так называемая магия цифр. Многие, склонные к мистике, готовы видеть ее во всем подряд. Но есть и действительно удивительные символические совпадения. Почему-то до сих пор мы не обращали внимание на одно из таких: немецкие фашисты вторглись на территорию Абхазии 14 августа 1942 года (кстати, в тех горных местах нам, может, еще предстоит воевать...), а грузинские фашисты - спустя ровно полвека - 14 августа 1992 года.

В середине августа 1942 года германские войска, наступавшие на туапсинском и пятигорско-моздокском направлениях, по левому флангу советских войск нанесли удар по обороне Главного Кавказского хребта.

На центральном участке Главного Кавказского хребта наступал 49-й немецкий горнострелковый корпус под командованием генерала горных войск Конрада. Этот корпус состоял из I и 4 горнострелковых, 91 и 100 легкопехотных дивизий,
двух румынских горнострелковых дивизий и находящегося в резерве корпуса особого назначения, который должен был пройти через Ближний Восток и выйти в Египет на соединение с немецкими войсками генерала Роммеля. В случае удачного наступления в Закавказье германской армии в войну должна была вступить Турция.
Личный состав 49-го корпуса был специально обучен для действий в горах и соответствующим образом экипирован; снабжен горной техникой, вплоть до оборудования для прокладки канатных дорог.

1-я горнострелковая дивизия под командованием генерал-лейтенанта Ланца носила название «Эдельвейс». Ее комплектование, действия в горах Европы были широко разрекламированы в фашистской прессе. Это были отборные войска, состоявшие из альпинистов. Немалое число из них накануне Великой Отечественной войны под видом туристов полазило по скалам Главного Кавказского хребта. Также накопила немалый опыт войны в горных условиях 4-я горно-стрелковая немецкая дивизия под
командованием генерал-майора Эгельзеера, укомплектованная в основном австрийцами - жителями альпийских гор. Противник рассчитывал через высокогорные перевалы центрального Кавказа Клухор, Марух и Санчара
вторгнуться на территорию Абхазии и захватить черноморские города Сухум, Гудаута, Гагра, Очамчира.

Абхазский участок Закавказского фронта прикрывали части 3-го горнострелкового корпуса под командованием генерал-майора К.Н. Леселидзе. Чтобы не допустить выхода противника на Клухорский перевал, были выдвинуты подразделения 815 полка, на Марухский - подразделения 810 полка, на Санчарский - подразделения 808 полка 394 стрелковой дивизии. ЗСК входил в состав 46-й армии (командующий генерал-майор В.Ф. Сергацков), штаб которой находился в Кутаиси.

Главным в планах противника являлось Клухорское направление. те. Военно-Сухумская дорога, получившая такое наименование с приходом русских в Закавказье. В средневековье эта дорога была известна как «абхазский путь» или «шелковый путь» и проходила по территории нынешней Карачаево-Черкесской республики.

Перед отдельными подразделениями «Эдельвейса» стояла задача прорваться в Сухум, содействовать наступлению 17-й немецкой полевой армии генерал-полковника Руоффа из Туапсе на Батуми вдоль черноморского побережья с конечной целью захвата Тбилиси.

14 августа в 11 часов дня конный взвод разведки 815 СП был обстрелян противником в районе Верхней Теберды. В тот же день 14 августа противник силою до одного горнострелкового полка неожиданно вплотную подошел к подразделениям стрелкового батальона 815 стрелкового полка 394 стрелковой дивизии (далее СБ, СП, СД), оборонявших пер. Клухорский (высота - 2.781,8 м), уничтожил все огневые средства обороны и занял его.

До сих пор нет ясности по многим вопросам, в том числе - когда и как это произошло. В литературе имеется разнобой. Некоторые авторы вообще обходят вопрос, когда противник овладел Клухорским и Нахарским перевалами. К сожалению, разнобой имеется и в архивных документах. Поэтому хочу рассмотреть архивный документ, имеющий непосредственное отношение к данному вопросу. Например, журнал боевых действий 815 СП. В нем говорится: 14 августа 1942 года I СБ 815 СП вступил в соприкосновение с противником, который превосходящими силами обошел по горным тропам нашу оборону и вышел в тыл. I СБ 815 СП, неся
большие потери, оставил перевал. Этот первичный материал заслуживает больше всего доверия.

Непосредственный участник боев на клухорском направлении, начальник оперативного отделения штаба 394 СД майор А. Харитонов в сборнике: «Народный подвиг в битве за Кавказ» (М.1981, с. 122) отмечает, что 14 августа отряд вражеских альпинистов, сбив незначительные группы наших бойцов на северных склонах гор, беспрепятственно проник на южные склоны перевала. Однако здесь он был встречен сильным пулеметным огнем подразделений I СБ 815 СП. Все попытки гитлеровцев прорваться вперед не увенчались успехом. Тогда они пошли на хитрость: пустили вперед отару овец, а сами пошли следом. Животные, не один раз проходившие через перевал, сразу нашли тропы. Уловка фашистов удалась.

Представляет также научный интерес: какими силами оборонялись вышеназванные перевалы?   

По сведениям штаба 394 СД, к моменту подхода немецких  войск в районе Теберды находился взвод I СР I СБ 815 СП в количестве 40 чел., в районе слияния рек Гоначхир и Аманауз СР (без одного взвода), пулеметный взвод, минометный взвод, ПТР.  Общая численность -107 чел. На вершине пер. Кпухор находились 2 и 3 CР, два пулеметных взвода,минометный взвод, ПТР Здесь же на вершине находился штаб I СБ 815 СП. Всего в общей слож\ ности 273 чел. Командир I СБ - старший лейтенант Наумов.

Здесь же недалеко пер.Нахар (2.885,1 м) обороняли 7 СР 3 ОБ 815 СП численностью 105 чел.   

Кроме того, на южных скатах, т.е. с абхазской стороны, пер. Клухор дислоцировались 5 СР 2 СБ 815 СП и I СР I СБ 810 СП. Численность личного состава - 208 чел.

На оборону Клухорского направления были задействованы 833 чел. из 815 СП. Вооружение - 523 винтовок, 39 РПГ, 6 станковых пулеметов, II минометов, 33 автомата, II ПТР.

Представляет также научный интерес организация обороны Клухорского и Нахарского перевалов.

Не только силы были неравные, но и оборона Клухорского и Нахарского перевалов была организована очень слабо. Не были использованы горные условия местности, применены заграждения и разрушения как на самих перевалах, так и на путях подхода к ним со стороны противника. Из-за неправильного построения боевых порядков и оборонительных сооружений противник достаточно быстро овладел перевалом Клухор.

20 августа 1942 г. была спущена директива Ставки Верховного Главнокомандования, которая определила, по каким причинам стал возможным захват противником перевала Главного Кавказского хребта. В ней было сказано, что глубоко ошибаются те командиры, которые думают, что Кавказский хребет сам по себе является непроходимой преградой для противника.

Надо крепко запомнить всем, что непроходимым является только тот рубеж, который умело подготовлен для обороны и упорно защищается. Все остальные преграды, в том
числе и перевалы Кавказского хребта, если их прочно не оборонять, легко проходимы, особенно в данное время года, говорилось в Директиве.

Сталину стало известно о боях на южных скатах на Клухорском перевале через два дня от командующего Черноморским флотом вице-адмирала Ф.С. Октябрьского. Сталин пришел в ярость от неподготовленности перевалов Главного Кавказского хребта к обороне и слабости работы Оперативного Управления Генштаба ВС СССР. Он срочно командировал     в Закавказье Берия как члена ГКО СССР. Прибыв в штаб 46-й армии 23 августа, Берия вместо конкретной помощи командованию и организации прочной обороны на перевалах нарушил своими распоряжениями управление войсками, самолично и необоснованно снимал с ответственных командных должностей заслуженных, опытных генералов и офицеров, а иногда и отправлял в иной мир.

Для того чтобы отрапортовать Сталину об освобождении перевалов, Берия неоднократно посылал войска на верную смерть на Клухорском, Марухском и Санчарском направлениях. Такие атаки ни разу не принесли успеха и заканчивалились только большими потерями личного состава. Однажды дело дошло до того, что в Москву было отправлено донесение об освобождении вышеназванных перевалов от немецко-фашистских войск, что не соответствовало реальности. Однако все это не помешало присвоению Берия воинского звания маршала госбезопасности СССР.

По указанию Ставки Военсовет Закфронта провел ряд мероприятий, в частности штаб 46-й армии был переведен из Кутаиси в Сухум.

Как развертывался ход боевых действий после потери 810 пер. Клухор 14 августа 1942 г.?

Противник на Клухорском направлении наступал тремя тропами: первая - Клухор-Клыдж, вторая - пер. Нахар - р. Клыдж, третья - пер. Большой Хакель - по восточному и юго-восточному склонам горы Хутия. Главный удар наносился противником по Клухорской дороге на Южный приют.

18 августа на Клухорское направление на подкрепление были брошены рота автоматчиков под командованием старшего лейтенанта Жукова, рота ПТР под командованием лейтенанта Крыжановского. К12 часам дня прибыло подкрепление 5 СР 815 СП. Непосредственно обороной руководил на Клухорском направлении командир 815 СП 394 СД майор А.А. Коробов. К19 часам дня противник силою до батальона стал тянуть советские войска и вышел на рубеж слияния рек Клухор-Нахар. I СБ 815 СП занял оборону на рубеже 2 км южнее Нахар. Противник постоянно обстреливал позиции советских войск минометным и автоматным огнем, ечером в 23 часа противник атаковал силою до 2-х рот слева и справа. В результате боя в I СБ осталось всего 70 человек. Противник продолжал активные действия и 19 августа.
18 и 19 августа в результате активных действий противника I СБ 815 СП был почти полностью уничтожен. Остатки батальона в количестве 17 чел. спустились к Южному приюту.

За шесть дней боев с 15 по 19 августа в боях за Клухорский и Нахарский перевалы потери - 239 чел. убитыми, 34 ранено, 3 пропали без вести.

19 августа в 18 часов прямо с марша был введен в бой Отдельный учебно-стрелковый батальон под командованием капитана Агаева, который в течение 20 и 22 августа вел тяжелые оборонительные бои с превосходящими силами противника. Неся большие потери, сдерживая противника, этому батальону приходилось медленно отходить.

20 августа в 6 часов противник предпринял массированное наступление по ущелью, а затем стал обходить слева и справа по реке. В 9 часов дня противник был остановлен в результате массового героизма бойцов и командиров.

19 августа на клухорское направление была направлено Сухумское военно-пехотное училище, которое дислоцировалось в столице Абхазии. В числе курсантов курсантов были и уроженцы Абхазии: К.Н. Герия, Ж. Жиба, А.А.Нормания, Ш.Д.Кирия, Р.Ч.Ачба, Л.К.Джопуа, В.Начкебия, Ш.Начкебия, А.Б.Квициния, Х.Хишба, К.Нормания, Ш.Т.Дбар, М.А.Мугба, В.Ш.Нормания и др. Позднее туда же были направлены курсанты СВПУ: Д.Д. Дзяпшипа, Т.Е.Айба. С.М.Тужба, Х.Р.Кварчия и др.

19 и 20 августа на клухорское направление были направлены отряды, №5 и №6  численностью 51 и 300 чел. К исходу 21 августа в районе сел Ажара и Чхалта сосредоточились отряд НКВД НР-6 численностью 300 чел. и сводный отряд СВПУ и маневренной группы 36 Сухумского погранотряда.

21 августа к 13 часам дня автоматчики противника стали обходить с левой стороны фланги наших войск, но были отброшены назад. Силы противника стали скапливаться на южном скате Водопада, по правую сторону реки. За южной палаткой сдерживал натиск противника Отдельный учебно-стрелковый батальон, который к 8 часам 22 августа имел потери 255 чел. В полдень обстановка еще более осложнилась. К исходу дня на подкрепление Отдельного учебно-стрелкового батальона прибыл отряд Сухумского военно-пехотного училища под командованием капитана Худобина.

Подошедшим отрядом СВПУ наступление противника было приостановлено. Только в учебном батальоне, где по списочному составу числилось 524 чел. потери личного состава за период с 20  по 25 августа составили 447 чел.

27 августа в 9 часов противник численностью 250-300 автоматчиков вышел в тыл в районе моста у слияния рек Гвандра и Клыч с намерением захватить штабы 394 СД и 815 СП. Он перерезал связь между штабом дивизии и полком, между полком и линией фронта. Против противника спешно был выдвинут стоявший в резерве только что подошедший 121 горнострелковый полк 61 стрелковой дивизии под командованием майора Аршава И.И. В течение 27-28 августа противник был уничтожен в этом районе.

Потери противника - 110 чел. убитыми и ранеными. Конкретно за этот бой 121 ГСП Указом Президиума Верховного Совета СССР от 13 декабря 1942 г. был награжден орденом Красного Знамени. Посмертно за этот бой также был награжден командир взвода младший лейтенант Ахуба Андрей Николаевич - медалью «За отвагу». Он уроженец с. Члоу Очамчырского района, погиб в бою 28 августа. В тот день он дважды ходил в разведку и уничтожил 5 немцев.

27 августа 1942 г. противник предпринял наступление и другом абхазском участке фронта и занял село Псху.

28 августа противник силою до полка развил наступление, чтобы пробиться на юг по ущелью р. Клыч. С целью не допустить противника к ущелью р.Гвандра в бой был введен кавалерийский полк 63 кавалерийской дивизии, 815 СП без 8 СР обороняли занимаемые рубежи по левому берегу чыч. Поддерживала их артбатарея и 107 мм минометная арея. 121 ГСП с 6 и 8 СР упорно обороняли рубеж по правомy берегу г.Клыч на линии водопада и г.Хутия.

В тот же день 29 августа в 11 часов противник силою до батальона, вооруженный преимущественно автоматами, при поддержке минометов, овладел пер.Домбай-Ульген, на 3,5 км - восточнее высоты Домбай-Ульген (4,046 м).

На 1 сентября, по данным войсковой разведки, на клухорском направлении действовали 98 и 99 пехотные полки из дивизии «Эдельвейс». Они закрепились в 4 км севернее хребта Клыдж.

В начале сентября советское командование приняло решение о контрнаступлении на
клухорском направлении. С утра 3 сентября оно началось. 815 СП, действовавший по
левому берегу р.Клыдж, продвинулся вперед на 900 м, 121 ГСП, действовавший по правому берегу р.Клыдж, продвинулся на 400 м. Продвинулся так же, на 400 м, взвод учебного батальона и взвод СВПУ, которые действовали на левом фланге. Подошедший 220 КП, прикрывая хребет Клыдж, стремился выйти на Клухорскую тропу в тыл противника, чтобы отрезать его пути отхода. Наступлением на клухорском направлении руководил командир 394 СД полковник Велихов, сменивший на этом посту 2 сентября полковника Кантария. Получив тяжелое ранение в бою 3 сентября, командир 121 ГСП майор Аршава от ран скончался. Получил ранение в бою начальник штаба 121 ГСП майор Кожемякин.

Наступление продолжилось 4 сентября. Действовавшая в первом эшелоне с правого фланга 1 СР 121 ГСП продвинулась на 600 м, подходя вплотную к Желтой сопке. Действовавшая во втором эшелоне 5 СР 815 СП обошла второй Водопад, продвинувшись на 500 м. С левого фланга действовавшая 5 СР 121 ГСП продвинулась вперед на 500 м.

7 СР 815 СП прикрывала район Сакена и не допускала выхода противника в долину р.Сакен.

4 СР прикрывала хребет Клыдж и не допускала выхода в долину р.Гвандра.

В ночь с 6 на 7 сентября немецкое командование вынуждено было отвести войска к перевалам, оставив группу прикрытия из 14 автоматчиков. При этом заминировав Клухорскую тропу и подступы к перевалам Клухор, Нахар.

9 сентября в 16 часов передовые отряды Клухорской группы войск достигли южных скатов пер. Клухор, где были встречены пулеметно-автоматным огнем противника. В тот же день 9 сентября в результате успешного наступления советских войск на другом участке фронта - Санчарском направлении - село Псху было освобождено от немецко- 'фашистских захватчиков.

Отступление вражеской группировки на клухорском направлении явилось результатом систематических наступательных боев советских войск и создавшейся угрозы окружения противника в случае выхода 220 КП нa Клухорскую тропу.

12 сентября клухорская группа войск редприняла крупномасштабное наступление по овладению перевалами Клухор и Нахар, но успеха не имела. На клухорском направлении подразделения 9 СР и отряда СВПУ лейтенанта Худобина продвинулись в Клухорское ущелье. Дальнейшее наступление было остановлено в результате массированного огня, в особенности с перевала Нахар. Противник отвел основные силы на север, в район Теберды, оставив на пер. Нахар стрелковый взвод с 2 минометами и 2 артиллерийскими орудиями, на пер.Клухор до роты пехоты с минометами и артбатареей, на пер. Домбай-Ульген - два пехотных взвода с минометной батареей.

С 12 сентября по 11 октября Клухорская группа войск силами 815 СП, 121 ГСП и 220КП (без 3 эскадрона) вела систематически наступательные бои, но овладеть Клухорским и Марухским перевалами не удалось. Потери были очень большие. Но и немецкие потери были немалые. За период боевых действий противник на клухорском направлении потерял около полка личного состава убитыми и ранеными. Только потери I ГСД на 19 сентября составили 873 чел.

Необходимо отметить еще один момент, осложнивший ведение боевых действий. В конце августа начались дожди, которые за-кончились выпадением снега на перевалах и похолоданием. Советские войска были посланы в горы, в основном, в летнем обмундировании. Дожди размыли дороги и тропы, сделали их почти непроходимыми. Реки вышпи из берегов. В горах появились оползни.

В середине сентября перевалы Нахар, Клухор, Домбай-Ульген противник оборонял силами усиленного батальона 99 пехотного полка дивизии «Эдельвейс». Штаб 99 ИП находился в Теберде. Основные силы «Эдельвейса» были отведены в район Теберды, Учкулана и Микоян-Шахара.

Во второй половине октября на клухорском направлении выпал большой снег и резко похолодало. Следует отметить, чтс такого обильного снегопада и резкого похолодания до наших дней больше не наблюдалось.

В связи с большим снегопадом стало почти невозможно продвигаться вперед и вести боевые действия. Глубина снежного покрова достигала двух метров. На перевалах Клухор и Нахар продолжали усиливаться буран и снегопад.

В создавшихся условиях успешно могли действовать только отряды, специально снаряженные и обученные для таких местностей. Командиру 815 СП было приказано организовать отряд численностью до 100 чел. 19 октября командование дивизии приняло решение отвести основные силы клухорской группы войск во второй эшелон. Для непосредственной обороны занимаемых рубежей оставались группы боевого охранения.

Несмотря на отсутствие активных боевых действии на перевалах, противник систематически обстреливал позиции советских войск, посылал разведку, что часто приводило к потерям личного состава.

Особенно губительны для наших войск были обмораживание и снежные обвалы, когда целое подразделение оказывалось под снегом.

Несмотря на тяжелейшие условия, на клухорском направлении был продемонстрирован массовый героизм советских войск. За мужество и отвагу сотни бойцов и командиров были награждены орденами и медалями. Среди них командир 121 ГСП 67 СД майор И.И. Аршава (украинец по национальности), посмертно награжденный орденом Ленина, командир 815 СП майор А.А. Коробов, комиссар этого полка, батальонный комиссар П.С. Коротич и др. были награждены орденами Красного Знамени.

Героически защищали свои родные края и уроженцы Абхазии. В боях на клухорском направлении отличились лейтенант Шамиль Тачович Дбар, имевший неоднократные ранения, секретарь парторганизации 815 СП политрук Петр Антонович Чанба (затем ставший зам.командира по политчасти батареи 76 815 СП), старший инструктор по тылу 3 СК старший политрук Николай Эрастович Аргун и др.

В обороне клухорского направления большую роль сыграло население Абхазии, в особенности в доставке грузов в горы. Только 11 сентября было завершено строительство автодороги от Багадских скал до Ажары и в тот день проехала первая автомашина в верховья Кодора.

Была сформирована горно-вьючная транспортная рота. Для воинских частей были выделены надежные проводники из местного населения. Для ведения гарнизонной службы на клухорское направление отправлялись истребительные батальоны из местного населения.

Необходимо особо отметить деятельность уполномоченного Абхазским обкомом партии по мобилизационной работе с местным населением в верховьях Кодора Платона Семеновича Чкадуа.

Из-за острой нехватки мин в горах на отдельных предприятиях Абхазии стали производить противотанковые и противопехотные мины и взрыватели к ним. Это помогло снабжению войск миновзрывными средствами.

Противник находился на перевалах Клухор и Нахар до момента поражения немецких войск на Сталинградском фронте в январе 1943 г.

3 января 1943 г. авиаразведкой было установлено, что в районе пер. Клухор находятся 6 домиков и 10 чел. пехоты. 8 января на пер. Клухор было заметно 6 очагов пожара - горящих замлянок.

14 января 1943 г. советская разведка не обнаружила противника на вершине Кпухорского перевала и озере Клухор, где было оставлено два склада с боеприпасами и продовольствием. Местность вокруг оставленных складов была заминирована.

По данным войсковой разведки, система обороны противника в районе Клухорского перевала состояла из 6 пулеметных дзотов и двух минометных огневых позиций, построенных по системе огневого мешка с обеспечением большим количеством боеприпасов.

По количеству оборонительных сооружений гарнизон противника состоял из усиленной роты.

Разведгруппа, действовавшая севернее пер. Кпухор, в 12 часов 19 января 1943 г вошла в курорт Теберда (25 км северо-западнее пер. Клухор), но не обнаружила противника.

Чтобы не оказаться в мешке, немецкие войска, действовавшие на перевалах Главного Кавказского хребта, отступили с войсками, действовавшими на Сталинградском направлении.

Эхо Абхазии, №№ 32-33, 2007 г.
_______________________________________


Боевые действия в горах Абхазии в 1942 году. Санчарское направление

25 августа 1942 г. германское командование предприняло наступление и на другом абхазском участке Главного кавказского хребта - Санчарском,  выводящем противника на города Сухум, Гудаугу, Гагру. (На Клухорском участке боевые действия шли уже с 14 шгуста). В оперсводке штаба 3-го стрелового корпуса (далее 3-СК) от 25 августа 1942 г. сообщалось: «Взвод 5-й лрелковой роты 808 СП ведет бой с тротивником южнее ската пер. Санчара. Пер. Санчара занят противником».
Накануне из Северного Кавказа через Санчарский перевал и с. Псху в сторону перевала Доу прошли беженцы и пограничники 25-го погранполка (ПП), отступавшие с румынской границы. На вопрос жителей с. Псху: «Немцы идут?» отвечали: «Нет!». Местные жители, однако, догадывались, что немцы на подходе.
26 августа 1942 г. немецкие подразделения 4-й горнострелковой дивизии, преследуя остатки 25 ПП, захватили северную окраину с. Псху  -  хутор Санчара.
Представляет научный интерес: какими силами оборонялось Санчарское направление, в частности, перевалы Санчара, Адзапш, Цегеркер, Чамашха, Аллаштраху и др.?

22 августа 1942 г. командование 46-й армии приняло решение создать сводный отряд «Псху» в составе 1-го СБ 808 СП, сухумского истребительного батальона численностью в 150 человек под командованием майора Г. Окрамелидзе. Задача этого отряда - оборонять перевалы от Цегеркера до Аджра. Однако с задачей отряд не справился. Сил было недостаточно.. Даже не успели отправить спецотряд истребительного батальона в Псху.

В связи с изменением обстановки командование 46-й армии 25 августа принимает решение организовать группу войск Санчарского направления под командованием заместителя командующего 46-й армии полковника И. Пияшева. В группу войск Санчарского направления вошли Сухумский, Гудаутский и Гагрский отряды, а также сводный отряд «Псху».

В Сухумский отряд вошли Сухумское пехотное училище численностью 400 человек и подразделения 25-го погранполка НКВД. Начальником отряда был назначен майор Шалимов. Задача всех этих подразделений состояла в том, чтобы выйти к пер. Санчара через тер. Доу и нанести удар по противнику.

В состав Гудаугского отряда вошли 4-й стрелковый батальон 155-й отдельной стрелковой бригады, усиленный 107 мм минометами и взводом автоматчиков. Начальником отряда был назначен командир 4 СБ 155 ОСБР старший лейтенант Шестак. Стояла задача следовать из Аацы в урочище Гунаарху, через Гудаугский перевал выйти к пер. Санчара - для нанесения удара по врагу.

Гагрский отряд состоял из Тбилисского военно-пехотного училища (ТВПУ) в количестве 300 человек во главе с начальником ТВПУ майором Тесленко. Отряду предстояло следовать из Гагры на Рицу, оттуда через пер. Анчха выйти к пер. Адзапш и с 4 СБ 155 ОСБР и отрядом СВПУ уничтожить противника на пер. Санчара.
К моменту захвата Санчарского перевала противником он оборонялся одной стрелковой ротой (СБ) 2 СБ 306 СД 34 СД без одного взвода, с двумя минометами и двумя пулеметными отделениями и отделением ПТР. В роте было 134 человека. Вооружение: 104 винтовки, 5 ручных и 2 станковых пулемета, 4 миномета, 4 автомата, 3 ПТР.

Пер. Цегеркер оборонялся 1-м взводом I СР 2 СБ 808 СП, пулеметными и минометными отделениями ПТР. Взвод из 60 человек имел на вооружении: 53 винтовки, 2 ручных и 1 станковый пулемет.

Пер. Чамашха обороняла 2 СР  I СБ 808 СП. Численность личного состава - 125 человек. Вооружение: 30 винтовок, 4 ручных  пулемета, 4 автомата.
Пер. Доу оборонял  I СБ 808 СП (без одного взвода). Здесь было 410 человек. Вооружение: 250 винтовок, 14 ручных и 3 станковых пулеметов, 4 миномета, 8 автоматов, 2 ПТР.

Перевалы Адзапш и Аллаштраху, а также Гудаутский перевал вовсе не оборонялись.
После захвата противником хутора Санчара в центре с. Псху события развивались следующим образом. Вечером 26 августа 1942. г. в здании сельсовета Псху собралось мужское население села. Председатель сельсовета Василий Бучацкий и председатель колхоза Архип Шишин изложили собравшимся обстановку, отметив, что враг находится на окраине села в хуторе Санчара. Жители села сами хорошо знали об этом, слышали интенсивную стрельбу в направлении этого хутора. Первым выступил вернувшийся с войны инвалид, потерявший правую руку на фронте, старший лейтенант запаса Ефрем Мирзович Тлисов. Он призвал немедленно организовать оборону села. Спешно был сформирован взвод истребительного батальона, куда вошли жители села Муса Авидзба, Емельян и Мартин Азаренко, Кизир Псху, Николай Тлисов, Гарик Дринь, Петр Семинихин, Петр Симоненко, Иван Новинкин и др. Однако они были вооружены только охотничьими ружьями. Несмотря на это, взвод был задействован.

27 августа противник атаковал центр с. Псху и после небольшого боя овладел им. Многие жители бежали в лес. Истребительный взвод отступил к хутору Решевье. Немцы приказали оставшимся жителям села собраться в клубе. Там был избран старостой с. Псху бывший царский унтер-офицер Дмитрий Волошин. Затем было приказано жителям села немедленно сдать оружие, а также объявлено, что за одного убитого немца будут убиты 100 человек, невзирая ни на что.

Необходимо отметить, что успешному продвижению немцев в горах способствовало знание ими троп и проходов. Используя советско-германский договор о ненападении, накануне войны немцы в качестве туристов часто бывали на перевалах Главного Кавказского хребта. Вот какой случай был на следующий день после оккупации Псху. В дом жительницы Александры Щепакиной зашел обер-лейтенант. Предложив ей шоколадную плитку, он на ломаном русском языке заявил: «Это за ваше угощение вкусной картошкой в прошлом, когда мы бывали в вашем селе!» Она ахнула. Перед ней стоял один из немецких туристов, которого в свое время она угостила картошкой.
27 августа взвод истребительного батальона села Псху в количестве 25 человек отошел к хутору Решевье и соединился с ротой Сухумского истребительного батальона под командованием начальника Сухумского райотделения НКВД Абрамова. Отряд занял оборону у моста через р. Бзыбь.

28 августа, в 6 часов вечера, противник подошел к мосту, но не решился форсировать реку. Все закончилось перестрелкой. Только на следующий день утром немцы, прорвав оборону, заняли хутор Решевье. Сводному отряду с боями удалось выйти из окружения и занять позиции у подножья пер. Доу, где на подходе были подразделения погранполка.

В Двуречье полковник Пияшев остановил 25 ПП и вернул его в район Доу. Во время выхода из окружения в районе Решевье в бою были убиты бойцы сухумского батальона Владимир Маргания, Виссарион Джанашвили, Карапет Погосян. Пропали без вести 4 бойца. Получил ранение боец Верхулецкий.

На следующий день 30 августа погранполк с приданными ему подразделениями перешел в наступление и освободил хутор Решевье.

На Гудаутском направлении события развивались так. 27 августа немцы вышли из с. Псху в сторону Гудауты. 28 августа немецкий горно-стрелковый батальон, перевалив через Гудаутский перевал, стал спускаться в направлении сел Ачандары и Аацы. Еще 26 августа в н.п. Хабю с. Ачандары по тревоге была переброшена часть Гудаутского истребительного батальона численностью 150 человек для прикрытия пути из с. Псху. К тому времени общая численность этого батальона составляла свыше 40 человек. Командовал им зам. начальника Гудаугского РО НКВД Р.Д. Губаз, начальником полевого штаба батальона в с. Хабю был Курмазия.

23 августа, в 8 часов утра, Гудаутский истребительный батальон в количестве 120 человек под командованием Р. Губаз направился к Псху. В горнолесистом массиве Гунаарху он соединился с 4-м батальоном 155-й стрелковой бригады под командованием старшего лейтенанта Шестака, следовавшим из с. Аацы. Оба подразделения продолжили движение в сторону Псху, не подозревая об опасности. Даже не была задействована разведгруппа. В 2 часа дня при выходе из урочища Гунаарху (в 20 км от Гудауты) они попали в засаду, устроенную немецким передовым отрядом. Немецкие егеря, засев в основном на деревьях, открыли неожиданно ураганный огонь из автоматического оружия. В завязавшемся бою 4-й батальон, следовавший впереди, понес большие потери, особенно в командном составе, но противник был остановлен. Теперь надо было уничто-жить или отбросить его назад.
В сложившейся ситуации командование 46-й армии поставило задачу 307 СП 61 СД выдвинуться из с. Аацы в район урочища Абгалара и совместно с 4 СБ 155 ОСБР уничтожить врага. Были предприняты меры, чтобы он не проник на побережье через другие тропы. Перевал севернее с. Дурипш был перекрыт войсковым отрядом численностью 300 бойцов под командованием М. Адлейба.

29 августа 4 СБ 155 ОСБР проводил разведывательные мероприятия в отношении дислокации противника и наличия у него сил. Гудаутский истребительный батальон получил задачу от командира 4 СБ 155 ОСБР старшего лейтенанта Шестака скорректировать огневые точки противника. Для этого был создан спецотряд во главе с Губаз, который проник в тыл противника с правого фланга вечером того же дня. Фашисты, заметив ночью движение отряда, открыли массированный огонь и тем самым выявили свои огневые точки. При выполнении этой задачи отличились бойцы и командиры батальона: А. Чанба, З. Ампар, Д. Делба, Э. Кокоскерия, С. Агрба, Л. Кварацхелия, М. Шулумба, К. Токмазов, М. Никитин,  А. Барганджия, Х. Кешищян, Д. Кетия и комиссар батальона М. Сабашвили.

Еще накануне операции Р. Губаз обратился в Гудаутский райком партии с просьбой направить в его распоряжение взвод истребительного батальона сел Мцара и Отхара, а также отдельных бойцов, хорошо знающих места дислокации противника: Арзамета Царгуш - председателя Ачандарского сельсовета, Баслата Царгуш, Джгуата Джения, Лита Кварчелия. Ходатайство было выполнено незамедлительно.
30 и 31 августа 4 СБ 155 ОСБР совместно с Гудаугским истребительным батальоном вел бои с противником на рубеже урочища Гунаарху, 4 СБ 155 ОСБР понес потери в 180 человек. 307 СП 61 СД еще находился в пути. Из с. Аацы войсковую часть по малоизвестной тропе вывел к  Гудаутскому перевалу старец Шериф Пачалия, потерявший, кстати, единственного сына на фронте.

1 сентября 307 СП под командованием подполковника Кузнецова вступил в бой в районе Гудаутского перевала совместно с 4 СБ 151 ОСБР и Гудаутским истребительным батальоном. Но овладеть перевалом не смогли вследствие сильного огневого сопротивления противника. Продвинулись на 800 м и заняли три небольшие высоты.

На Рицинском направлении обстановка была такова. С 25 на 26 августа 1942 г., в 24 часа, из Гагры выехал на 23-х полуторках личный состав 1-го Тбилисского военно-пулеметного училища и к 7 часам утра прибыл на оз.  Рица.  Незадолго до этого  I  ТВПУ  было переброшено в район Гагры для охраны морского побережья от высадки морского десанта  и  строительства оборонительных сооружений. Тогда, по данным советской разведки, основной удар противника ожидался со стороны моря,  дорога  на  Рицу  была очень опасная и не обходилась без ЧП. Курсанты отправились от Рицы в пешем порядке в сторону Псху. 27 августа,  с  прибытием отряда к отметке 707, начальник училища послал 1-й взвод на пер. Ахукдара, а 2-й взвод - на пер Чмахара.  28  августа,  в  19 часов, отряд ТВПУ достиг северной окраины с. Псху, занятого противником еще 26 августа. После  соприкосновения  с  противником  у  Псху отряд I ТВПУ отошел на пер. Анчха, организовав оборону и закрыв тропу по хребту. В дальнейшем  курсанты  активно  участвовали  в освобождении с. Псху. В их числе были и наши земляки: Александр Тария, Алексей Джуге лия,  Мсас  Чичба,  Борис  Борисов,  Александр Андрейко, Ладико Дзидзария, Максим Кортуа, Сафер Аджба, Шайб Дасания, Самсон Отырба,  Владимир  Цкуя,  Чичико Хибба, командир взвода курсантов Баграт Шамба и др.

2 сентября командование 46-й Армии приняло решение предпринять крупномасштабное наступление на Сан чарском направлении. Согласно этому плану к исходу 4 сентября 307 СП 61 СД, 4 СБ 155 ОСБР и Гудаутский  истребительный  батальон  под общим ко-мандованием подполковника Кузнецова должны были окружить  и  уничтожить  противника  в  районе Гудаутского перевала и выйти к устью р. Решевье.

Группа войск Пияшева (СВПУ, 25 ПП, сводный отряд) имела задачу действовать с востока по долине р. Ахей.

1-й отряд I ТВПУ должен был наступать с пер. Анчха по долине р. Бавю, закрыть тропу, идущую на Чмахара,  и  не  допустить отхода противника на пер. Адзапш.
2-й отряд ТВПУ должен был выйти в урочище Ригза, в район слияния рек Бзыбь и Бавю, содействовать наступлению  307  СП  с Гудаутского перевала вдоль левого берега р. Бзыбь. При вхождении в связь с 307 СП он переходил в оперативное  подчинение подполков-ника Кузнецова и действовал по его распоряжению.
В результате крупномасштабного наступления 5 сентября группа войск подполковника Кузнецова освободила Гудаутский перевал и вышла с боями в район Решевье. К исходу 5 сентября войска Санчарского направления   достигли  хутора  Серебряный  (3 км южнее с. Псху).

6 сентября командующий группой армии «А» генерал-фельдмаршал Лист доложил по телефону  в  оперативный  отдел  штаба сухопутных войск германской армии о том, что немецкие войска «не могуг  вести  дальнейшее  наступление  в  направлении Сухуми-Гудаута». Дело в том, что немецким войскам здесь грозило окружение.
6 сентября передовые части 25 ПП в результате обходного маневра  с  правого  фланга  вышли  на  южные  скаты   пер. Чамашха и вступили в бой.
Утром 7 сентября 4 СБ 51 ОСБР получил задачу - вступить в бой с противником в районе  переправы  через  реку  Бзыбь, двигаться вдоль ее левой стороны по направлению хутора Серебряный. Батальону был придан минометный дивизион.
Со скатов первой стороны берега реки Бзыбь противник не давал возможности переправиться нашим войскам. Тогда  была организована группа автоматчиков под руководством лейтенанта Филобокова, которая поднялась в гору и в течение 2-3 часов уничтожила огневые точки противника и вернулась назад без потерь. Это дало возможность форсировать реку и продвинуться вперед.

В тот же день, 7 сентября, группа войск полковника Пияшева, успешно продвигаясь с боями, уничтожила у пер. Чамашха противника численностью 150-200 чел. Здесь действовал 25 ПП.

8 сентября началось наступление непосредственно на центр с.Псху. Группа войск полковника  Кузнецова  (307  СП  61  СД,  4 СБ 55 ОСБР и Гудаутский истребительный батальон) совместно со сводным полком  атаковали  противника  по  обеим  сторонам  р. Бзыбь. В районе хутора Серебряный была организована переправа бойцов  в  направлении центра с.Псху.   К утру  8  сентября  1-й отряд ТВПУ вышел на Санчарскую развилку, соединяющую центр Псху с хутором Санчара,  чтобы  закрыть  пути  отхода  противника.
 
4 СБ 51 ОСБР и сводный полк, наступая с двух сторон, с запада и востока, в 15 часов 8 сентября освободили центр с.Псху. Затем группа войск полковника Кузнецова продолжила наступление в сторону Санчарского перевала. В 15 часов 9 сентября  4  СБ  51  ОСБР достиг седловины близ Санчарского перевала. В пути следования от с.Псху со стороны противника были только незначительные перестрелки. Полностью закрыть пути отхода противника на Санчарский перевал не удалось.
К исходу 9 сентября группа войск Санчарского напрвления находилась на следующих рубежах: 307 СП, 4 СБ 55 ОСБР, Гудаутский истребительный батальон с боями вышли на рубеж выс. 913 урочища Башта; 1-й отряд ТВПУ одной группой продолжил наступление через выс. 1057 на пер.Адзапш, второй через выс.635 на пер.Чмахара; 2-й отряд 1 ТВПУ, двигаясь по р.Бзыбь, достиг с.Псху; 3-й отряд 1 ТВПУ занял оборону в районе слияния рек Бзыбь и Гега; 25 ПЛ вел бои у пер.Чамашха, особый отряд № 8-сосредоточился в с.Псху.
На 4 СБ 155 ОСБР и I СБ 808 СП возлагалась задача оборонять Гудаутский и Сухумский перевалы.

1-й СБ 66 СП 61 СД обеспечивал оборону стыка группы войск Санчарского направления и 20 ГСД. I CP  I  СБ  66  СП  обороняла пер.Анчха, 2 СР - пер.Ахукдара, 3 СР - штаб батальона на оз. Рица. Штаб группы войск Санчарского направления расположился в с. Псху.

10 сентября 25 ПП обошел с востока пер.Чамашха и сомкнул в кольцо противника. К тому времени к Чамашхе подошел сводный отряд численностью 700 чел. Однако пер.Чамашха освободить полностью не удалось.

В течение дня 1-й отряд ТВПУ под командованием Кушнаренко вышел на рубеж 2,5 км западнее пер.Санчары и, развивая наступление в направлении пер.Адзапш, с боем овладел пер. 1057.

По разведданным и из трофейных документов было установлено, что на Санчарском направлении действовала немецкая горно-стрелковая дивизия (4 ГСД). Главный удар наносил 13-й гор- но-стрелковый полк. Отход прикрывался 91 ГСП. Потери войск противника достигли до 800 чел.

Наступательные бои войск Санчарского направления последовательно продолжались.
11 сентября, в 7 час.ЗО мин., 1-й отряд I ТВПУ (командир - майор Тесленко) атаковал выс. 1209, и в 19 часов 12 сентября она была освобождена. В донесении майора Тесленко говорится: «Продукты не подвезены. Троп нет. Везде обрывы, скалы большой крутизны. Подъем брали с помощью веревок. Мины носили по карманам и вещмешкам».

16 сентября, в 13 час.ЗО мин., после неоднократных атак и больших потерь 25 ПП и сводному отряду удалось освободить пер.Чамашха. Противник отступил к пер.Аллаштраху.

В 21 час 16 сентября также был освобожден пер.Чмахара. Немцы, взобравшись на перевалы Санчара, Адзапш, Чамашха, Аллаштраху, с высот обстреливали наши войска из минометов и 45 мм пушек. Враг контролировал немногие тропы к перевалам. И как на ладони, наблюдал за всеми действиями наших войск. К тому же противник постарался хорошо укрепиться, через каждые 25-30 м выставил автоматчиков, через 1-1,5 км установил станковые пулеметы, расположенные ярусами. Между собой опорные пункты имели связь по рации.

Любое наступление наших войск на перевалы заканчивалось безуспешно с большими потерями личного состава.

Следует отметить, что и в литературе, и в архивных документах наблюдается большая путаница относительно освобождения перевалов Санчарского направления. Это результат ложного донесения командования 46-й ар мии и члена ГКО Лаврентия Берия, чтобы отрапортовать Сталину. Например, 16 октября 1942 г. в оперативное управление Генштаба ВС СССР поступило донесение: «Группа полковника Пияшева к 10 часам 30 мин. 16 октября овладела пер.Санчара. Противник отходит в направлении Санчары  2 км северо-восточнее перевала». Это ложь. Санчарский перевал до конца битвы за Кавказ находился у противника.
Были случаи, когда и сами командиры вводили в заблуждение. Например, в день освобождения Чамашхи в штаб 46-й армии поступило ложное донесение об освобождении пер. Аллаштраху 16 сентября. Этот перевал не удавалось освободить вплоть до завершения битвы за Кавказ.

18 октября на Санчарском направлении выпал снег с толщиной покрова в 1 м. С 20 октября, в связи с большим снегопадом и пургой, активные бои на перевалах Санчары, Дцзапш, Аллаштраху прекратились. Снегопады закрыли перевалы и ограничили действия наших войск, которые сводились к разведке, патрулированию и несению службы на позициях.

В сложившейся ситуации командование 46-й армии приступило к перегруппировке сил в соответствии с зимним планом обороны Главного Кавказского хребта. 22 октября основные силы Санчарского направления были отведены с перевалов, где снежный покров достиг 3 м. На Санчарском направлении были оставлены сводный полк под командованием полковника А. Заступа, 1-й и 2-й горнострелковые отряды.
Закрытие перевалов и стабилизация действия войск с обеих сторон позволили командованию фронта использовать высвободившиеся на Санчарском направлении силы в других направлениях фронта. 22 октября 4 СБ из ОСБР выступил из села Псху в направлении Гудауты. Вслед за ним из Псху последовали 51 ОСБР, 4 СБ 155 ОСБР I СБ 66 СП, 25 ПП.

Еще раньше, месяц назад, 28 сентября был выведен из с.Псху и направлен в Гагру ТВПУ.

Противник в течение ноября, декабря и января особой активности на Санчарском направлении не проявлял, вел разведку и наблюдение, обстреливал боевое сохранение наших войск пулеметным и минометным огнем.
В районе перевалов шел снег, который часто переходил в пургу. Часто имел место сход снежных лавин. Тем  не менее противник не дремал. 26 ноября, днем, мелкие разведгруппы немцев вышли от пер. Адзапшу, пытаясь пройти к Санчарским воротам, но были  отброшены огнем наших автоматчиков. 31 декабря с пер. Адзапш противник вел ружейно-пулеметный огонь по боевым порядкам сводного полка. Имелись убитые и раненые. 1 января 1943 г., в 00 часов 45 минут, фашисты повторили ружейно-пулеметный огонь, обстреливая охранное подразделение. Каждый раз на продвижение наших а войск к перевалам Санчара, Адзапш, Аллаштраху противник отвечал огнем.

В середине января 1943 г. немецкое командование начало отводить войска с перевалов Главного Кавказского хребта, чтобы не оказаться «в мешке» после поражения под Сталинградом. В ночь с 19 на 20 января противник, оставив перевалы Аллаштраху и Санчара, отошел вниз по долине р.Санчара. 21 января разведка нашего сводного полка, достигнув пер. Адзапш, никого здесь уже не обнаружила. Интересно, что про-тивник, отходя, устраивал за собой снежные и лесные завалы. Так, разведка 2-го сводного полка, действовавшая в направлении Большой Лабы, 23 января возвратилась из-за невозможности дальнейшего продвижения. 30 января 2-му сводному полку было приказано немедленно спуститься в с.Псху для дальнейшего следования на станцию Бзыбь. Для охраны оставшегося имущества и складов в с.Псху оставалась рота численностью в 100 чел.
Одну из ярчайших страниц истории битвы за Кавказ и всей Второй Мировой войны составляют кровопролитные бои на высокогорных вершинах Абхазии: Адзапш (2497), Санчара (2959,2), Аллаштраху (2723), Цегеркер (2265), Чамашха (2052), Чмахара (2486), Домбай - Альген (4046), пер. Марух (2700), Клухор (2781,8), Нахар (2885,1).

Если для германских специалистов горной войны генералов Конрада, Ланца, Эгельзеера и других высокогорные походы в Альпах и Балканах явились простой туристической прогулкой, то поход в Кавказские горы превратился в кровавый ад. Советские войска проявили здесь чудеса героизма.

Героически воевали на Санчарском направлении и наши земляки. Например, летчик Виктор Аргун, политрук Лев Кутович Джинджолия - заместитель командира по политчасти 3 СР, 307 СП, Дехцаниг Сунгуртян - санитар санитарной роты 307 СП, старший лейтенант Алексей Хвичия - зам. командира по политчасти 4 СБ 51 ОСБР, военврач 307 СП Сакания и др. В наградном листе Л.К.Джинджолия говорится: «В боях против немецких оккупантов за взятие пер.Санчары Джинджолия проявил себя бесстрашным воином Кзасной Армии. Особенно при взятии Каменистой сопки у лер.Санчары. Дважды штурмовали бойцы и командиры его подразделения эту сопку. Лично сам уничтожал 7 фашистов, а его под-разделение - 51 чел. был награжден медалью "За боевые заслуги».

Следует особо отметить, что бойцы и командиры Гудаугского и Сухумского батальонов принимали активное участие в боевых действиях на Санчарском направлении. Гудаутский истребительный батальон закончил свой боевой путь на подступах к Санчарскому перевалу.

Неоценимую помощь войскам Санчарского направления оказывали жители Гудаутского и Сухумского районов. Были организованы спецотряды, которые регулярно перебрасывали в места боевых действий боеприпасы и продовольствие. В стороне не оказались и старики. Так, старец с.Ачандары Гудаутского района Камшиш Джения неоднократно доставлял боеприпасы в с.Псху.
Получали поощрение от военного командования проводники Тимур Смыр, Карапет Топчян, Василий Буковский.

Республика Абхазия, №№ 113-114, 2007 г.
___________________________________________


Операция "Волна" - это депортация более 30 тысяч греков, турок и армян

50 лет со дня трагедии

В советские времена представители греческой общественности обращались в АбНИИ по вопросу истории депортации греков. Тогда, в связи с закрытостью архивов, невозможно было исследовать этот вопрос. Но вот накануне войны 1992-1993 г.г. руководство института командировало меня в соответствующий архив для исследования вопроса депортации 1949 года. Однако начавшаяся грузинская агрессия прервала эту работу.
Накануне 50-летия этой трагической истории хочется изложить в предлагаемой статье некоторые известные мне факты и события.

Уже не секрет, что небезызвестный Берия в 40-е годы обдумывал план создания на Кавказе Великой Грузии с присоединением к ней coпpeдельных земель. Вообще инициатива выселения каждого депортированного народа на Кавказе исходила из Тбилиси. Возникшая в грузинских политических и научных кругах, каждая такая идея, исходящая из стратегических интересов Грузии, доводилась без особого труда до сведения Берия, тот далее прорабатывал ее в высших эшелонах власти CССР. Затем принималось окончательное решение Сталиным. Так было при депортациях во время Великой Отечественной войны, так произошло и позже. В 1949 году Москва еще не приняла решение о депортации, a в Грузии шла уже интенсивная работа по установлению численности греков, турок, лазов и других проживающих здесь народов. Не об этом ли свидельствуют материалы совершенно секретной переписки между секретарем ЦК КП(б) Грузии Чарквиани К. и секретарем Абхазского обкомa КП(б) Грузии Мгеладзе А.

28 мая 1949 г. Особое совешание при МГБ СССР, исходя из указаний вышестоящих органов, приняло решение о выселении греков, турок, армян-дашнаковцев из Закавказья и Причерноморья.

6 июня 1949 года министр гдарственной безопасности Абхазской АССР генерал-майор И. Гагуа и уполномоченый Министерством госбезопасности СССР по Абхазии генерал-майор Лорент П., получают из MГБ Грузинской ССР, от генерал-лейтенанта Рухадзе Н. и уполномоченного МГБ СССР генерал-лейтенанта Вадиса А. директивное письмо за № 19143. В нем говорилось: «приказом министра государственной безопасности СССР на вас возложена ответственность за проведение операции по выселению с территории Абхазии турецких граждан, турок, не имеющих, гражданства, бывших турецких граждан, принятых в советское гражданство, греческих подданных, бывших греческих подданных, не имеющих в настоящее время гражданства, бывших греческих подданных, принятых в советское гражданство, и дашнаков (речь шла об армянах, имевших прямое или косвенное отношение к армянской национально-патриотической партии «Дашнакцутюн»)».

Ввиду скрытности операции предполагалось, с учетом местных условий, исключить возможность каких-либо подозрений у населения, в частности, в связи с концентрацией советско-партийного архива в пунктах большого скопления выселяемых семей и мобилизациеи большого количества автотранспорта.

В заключение письма говорилось о том, что о дне операции будет сообщено особо, дополнительно.

11 июня 1949 г. в Министерство госбезопасности Абхазии поступило распоряжение из Тбилиси, от Рухадзе Н.: начать операцию «Волна» (так она именовалась официально) во вторник, 14 июня 1949 г., в 3 часа утра.

Тогда же районные отделения ГБ на местах получили специальные инструкции о выселении греков, турок и армян-дашнаков (как приложение к приказу министра госбезопасности СССР от 28 мая 1949 г. за № 00183). На каждую выселяемую национальную группу имелась отдельная инструкция, утвержденная министром госбезопасности СССР. В этих инструкциях детально были расписаны все действия по выселению, учитывая опыт депортации народов во время Великой Отечественной войны.   

Вместе с тем в инструкциях указывалось, кого не надо выселять. Выселению не подлежали семьи, в составе которых имелись лица, принимавшие активное участие в защите  Родины в период Великой Отечественной войны, а также находившиеся на службе в Советской Армии, либо награжденные орденами и медалями, или имеющие особые заслуги перед государством (заслуженные деятели, лауреаты, депутаты Верховного Совета, депутаты краевых и областных Советов). Однако этот пункт инструкции, как мы заметим ниже, игнорировался полностью.

Силовые, партийные и советские органы готовились тщательно к предстоящей акции. Задолго до операции были учтены все семьи, подлежащие выселению. Территория Абхазии была разбита на 6 районов и 68 секторов. Начальниками районов назначались руководящие работники МГБ Грузии и Абхазии, а начальниками секторов — из числа оперативных работников. На них была возложена вся подготовительная работа по выселению.

Для доставки выселяемых семей к месту погрузки организовывались 1077 оперативных групп из расчета: одна группа на две семьи в городе и на 3 семьи в районе. Автотранспорт выделялся из расчета: 1 машина на 2 семьи в городе и одна машина на 3 семьи в районе. Для выселяемых семей были установлены 6 пунктов погрузки на следующих станциях железной дороги: г. Сухум — с. Эшера, Сухумский район — с. Келасур, Гагрский район — ст. Бзыбь, Гудаутский район — ст. Приморская, Гульрипшский район — ст. Дранда, Очамчирский и Гальский районы, г. Ткуарчал — ст. Тамыш.

Для исключения перехода выселяемых через перевалы на Северный Кавказ, в Верхнюю Сванетию или в Адлерский район были организованы 16 оперативных заслонов во главе с работниками МГБ.

Операция «Волна» началась в соответствии с планом скрытно в 3 часа утра 14 июня 1949 г. Подъем семей в основном был закончен в 14 часов того же дня, а погрузка выселяемых продолжалась до 16 июня.

Эшелоны с греками были отправлены в Джамбульскую область Казахской ССР, турков отправили в Томскую область, а армян-дашнаков — в Алтайский край.

В результате проведенной операции первой волны 14 июня было поднято и выселено 4830 семей (28043 человека), из них: турок — 361 семья — 1058 чел.; греков — 4474 семьи — 21837 чел.; дашнаков — 45 семей — 148 чел.

Под графой «турок» проходили и лазы. Например, из с. Анхуа была выселена семья Лаз-оглы Росима Османовича. Следует отметить, что он принимал активное участие в укреплении Советской власти в Абхазии, был организатором и первым председателем колхоза «Апсны капш», имел правительственные награды. Сын его Сергей вспоминает:
«В Тихорецке выселяемых рассортировали по национальностям. Мы, лазы и турки, остались в своих вагонах, и эшелоны продолжили путь на восток. Ехали около 20 дней и прибыли в Томск. Нас высадили из эшелонов и загнали в тюремный двор. Там начались проверка и оформление документов. В специальных бланках заполнялись все анкетные данные. В одной из граф отмечалось, что якобы мы на 20 лет добровольно выселяемся в Томскую область. Возник спор по этому поводу. Я заявил открыто, что добровольно никуда не выселяюсь. Ссылался и на заслуги моего отца перед Советской властью. Мне в ответ пригрозили арестом в Томскую тюрьму. Можно было и этого ожидать, поэтому пришлось смириться».

В проведении операции «Волна» 11 июня 1949 г. приняло участие 12756 человек, из них 123 сотрудника МГБ Грузии и Абхазии, 347 сотрудников МГБ СССР, 4764 солдат и сержантов из охраны МГБ СССР, 5482 партийных и советских работника. По другим данным, в операции было задействовано 9496 человек из партийного и советского актива. Было привлечено 1794 автомашины, из них 790 — из местных ресурсов, 1004 — из Советской Армии. Были также использованы 913 единиц гужевого и вьючного транспорта.

Во время операции, по донесениям работников госбезопасности, не имело место попыток скрыться от выселения и каких-либо эксцессов.

Вместе с тем в ходе операции «Волна» некоторые граждане СССР, являющиеся близкими родственниками выселяемых, изъявили желание добровольно выехать вместе с ними и обратились с письменными заявлениями об этом. Такое желание отдельных граждан было оценено грузинскими чекистами и партийными работниками как общее желание всех близких родственников выселяемых и использовано для принудительного их выселения, при этом каждой семье было предложено написать заявление о добровольном выезде из Абхазии.

Жительница г. Сухум (ул. Молотова, дело № 14) гр-ка Зубенко Елена Ивановна обратилась к министру госбезопасности Абхазской АССР с заявлением, в котором писала: «Отец, мой родился в 1900 году в селе Александровка Гульрипшского района Абхазской АССР, никогда в иноподданстве не состоял не только он, но и наши предки. Все мы являемся коренными жителями Абхазии. Абсолютно никакого родства с жителями Греции и вообще с заграницей не имели».

А сам ее отец, инвалид труда 3-й группы Стилиди Иван Аристидович отмечает в своем заявлении, что с первых дней установления Советской власти в Абхазии принимал активное участие в ее укреплении, участвовал в подавлении меньшевистского мятежа в 1924 г. в Грузии, трудился на благо социалистической Родины и просил не выселять его.

Другой проситель, житель с. Володаровка Ахалисопельского сельсовета Сухумского района Мерджанов Александр Пантелеймонович писал: «...несмотря на то, что я никогда не был иноподданным, в числе четырех душ принудительными мерами был переведен на ст. Келасури для высылки вместе с другими греками». На станции погрузки, когда проверили документы семьи Мерджанова и убедились, что все они имеют советское гражданство, возвратили их домой 17 июня. Но вскоре стали преследовать. Вот что А. Мерджанов пишет: «13 июля я был вызван в Ахалисопельский сельсовет, где секретарь Сухумского райкома КП(б) Грузии тов. Берия предложил мне или переселиться на жительство в колхоз им. Мтисубани Шромского сельсовета или же выехать за свой счет в те районы, куда были выселены нноподданые греки, причем для разрешения этого вопроса дал мне срок до 18 июля, т. е. 5 дней».

Через несколько дней дополнительно была проведена вторая волна операции. Она стала возможной в результате ходатайства Тбилиси в МГБ СССР. Заместитель министра госбезопасности СССР генерал-лейтенант Скливановский разрешил проведение дополнительной операции по выселению греков.

В результате этой дополнительной операции 17 июня 1949 г. были выселены 1092 семьи греков с общим количеством 5124 человека и 10 семей турков.

В целом в результате операции «Волна» 14 и 17 июня 1949 г., по данным МГБ Абхазии, были выселены из Абхазии 28289 человек.

Принудительное выселение греков, турок и представителей других национальностей продолжалось вплоть до смерти Сталина в 1953 г. Количеством так называемых «добровольно» выехавших семей за это время (1949—1953 г.г.) мы не располагаем. В печати и документах встречаются очень противоречивые данные на этот счет. Пример тому — справка МГБ Абхазской АССР за июнь 1953 г., где говорится, что с территории Абхазии в июне 1949 г. предлагалось выселить 5159 семей греков, фактически выселено было 6014 семей — 28289 человек, в том числе вместе с ними добровольно выехала 981 семья — 4263 человека.

Если мы знаем точное количество депортированных из Абхазии в 1949 г., то нам неизвестно, сколько было депортировано с июня 1949 г. по июнь 1953 г., когда был арестован Берия.

После завершения депортации греков, турок и частично армян 6 июня 1949 г., эшелоны. вывозившие их, стали возвращаться обратно на станции Тамыш и Келасур. Уже шли разговоры о выселении абхазов.

По свидетельству жителя Нового Афона М. Цамлиди, некоторые греки в Казахстане были задействованы в строительстве домиков. Шла молва, что «скоро прибудут эшелоны с абхазцами». Однако вскоре прекратилось строительство этих домиков.
Что помешало реализовать замысел Берия и его приспешников? Это тема для отдельной исследовательской работы.

Заметим в заключение, что движимое и недвижимое имущество депортируемых семей (квартиры, частные дома, скот, домдшняя утварь и т. д.) были переданы в сельской местности Абхазии переселенцам из Грузии, а в городах — сотрудникам МГБ и МВД, работникам партийных и советских органов, как правило, грузинской национальности.

Республика Абхазия, № 66, 12-13 июня 1999 г. С. 3.
________________________________________


Письмо Д. И. Гулиа Н. С. Хрущеву

ЦК КПСС. ПЕРВОМУ СЕКРЕТАРЮ ЦК ТОВАРИЩУ Н. С. ХРУЩЕВУ

Дорогой Никита Сергеевич!

Мне уже восемьдесят четыре года и почти семьдесят я отдал развитию культуры абхазского народа. Вот почему я особенно остро воспринимаю все, что касается его культуры и нашей маленькой республики — Абхазии.

Откровенно сознаюсь, что мне порой бывает грустно, когда я наблюдаю некоторые факты в Абхазии.

Должен тут же оговориться: за последние три—четыре года при непосредственной помощи ЦК КПСС в Абхазии сделано так много хорошего, что не будет преувеличением, если скажу, что просто душа радуется.

Однако банда Берия слишком много наковеркала в Абхазии. Все еще бросаются в глаза следы прошлой несправедливости в отношении абхазцев, которые выглядят уродливо на фоне общего восстановлении ленинских норм во всей нашей стране.

Мне особенно грустно оттого, что имеются все возможнести быстро ликвидировать следы прошлой несправедливости, но дело все затягивается. Возьмем теперь уже решенный во всех советских республиках вопрос о национальных кадрах. Я никак не могу понять, почему в Абхазии до сих пор выдвижение товарищей из числа абхазцев проходит со скрипом? Почему абхазцы в своей республике не могут все еще решать многие вопросы из области своей культуры, разумеется, решать в духе нашей партийности, в духе интернационализма? Может, они мало способны к этому? Я бы не сказал. Опыт первых лет советской власти и борьбы за советскую власть в Абхазии говорит как раз об обратном.

Может ли, например, абхазец в своей столице Сухуми, как говорится, излить душу на родном языке, скажем, перед первым секретарем Обкома партии, или первым секретарем сухумского горкома партии, первым секретарем Обкома комсомола, первым секретарем горкома комсомола, первым секретарем Сухумского райкома партии, первым секретарем райкома комсомола, руководителем Совпрофа Абхазии? Могут ли крестьяне-абхазцы изъясняться с министром сельского хозяйства? Может ли абхазец поговорить на родном языке с директором абхазской национальной труппы, директором музыкального училища, краеведческого музея, председателем радиокомитета, руководителем Главлита, контролирующего главным образом издания на абхазском языке?

Нет, не может, ибо не на одном из этих должностей нет абхазцев, людей, знающих абхазский язык.

Возьмем аппарат Книготорга Абхазии, распространяющего, в основном, издания на абхазском языке. И здесь в руководстве нет ни одного абхазца.

Я уже не говорю о том, что в Военкоматах и некоторых других важных учреждениях абхазцев почти нет.

И в районах положение не лучше. Если взять Гальский район, то там вообще в руководстве или в руководстве учреждений и организаций нет ни одного абхазца, почти нет абхазских школ. Неважно положение и в Гагринском районе, в Сухумском районе и др.

Я считаю, что в городах и районах в советском и партийном аппаратах к работе надо привлекать, как абхазцев и грузин, так русских, армян и т. д. Нам необходимо восстановить ту атмосферу интернационализма, которая существовала здесь до 1937 года.

Обо всех этих делах горько думать и писать, но все это так. Я никак не могу понять: почему руководство Абхазского обкома партии буквально вынуждает абхазцев бороться за обычные национальные права советских граждан?

Необходимо также отметить, что мало делается для того, чтобы по-настоящему наладить дружеские братские связи между грузинской и абхазской интеллигенцией. Между ними — не надо на это закрывать глаза — в настоящее время существует некоторая отчужденность, уходящая своими корнями во времена деятельности банды Берия. Нам весьма необходима помощь грузинской интеллигенции в Культурном строительстве Абхазии, особенно в подготовке кадров. А кадры, надо сказать, у нас перебиты в прошлом. Достаточно сказать, что мы сейчас не имеем ни одного художника, композитора, архитектора из абхазцев.

Руководящие организации Грузии могли бы более энергично помочь этому делу. Я как-то писал о некоторых вопросах положения в Абхазии в ЦК Грузии. Но я, к сожалению, ответа не получил.

Когда мы, абхазцы, заявляем о наших законных правах, данных нам партией и советской властью, нам, порою, намекают на некие статистические данные о численности абхазцев, дескать, мало вас. Оставляя в стороне эти недостойные намеки, уместно все же задать вопрос кой-кому из местных товарищей: если до революции абхазцев в Абхазии было до ста тысяч, то почему их число по официальным данным уменьшилось? Если в Гальском районе лет двадцать пять тому назад насчитывали абхазцев тысячами, то сегодня по статистическим данным там почти нет ни одного. Куда же они девались?

Кстати сказать, в Статуправлении Абхазии до сих пор нет ни одного абхазца.

Иногда у нас выдвигаются абхазы на различные посты. Но, о некоторых из них, положа руку на сердце, скажешь: уж лучше бы такие не выдвигались! Ибо бросается в глаза, что наиболее идейно закаленные, принципиальные, уважаемые народом товарищи очень часто остаются в тени, в лучшем случае их держат на второстепенных должностях.

Не могу я понять такого факта — почему в Абхазии не организован Совнархоз, имеющийся в любой автономной республике РСФСР? Не могу также понять, почему до сих пор не исправлены названия местностей, грубо переименованные во времена бериевщины? Почему даже такие мелкие вопросы, как названия абхазских вин, табаков, чая не встречаются на этикетках? Ведь это никому не нанесло бы ущерба, но подбодрило бы маленький народ, улучшило бы его национальное самочувствие и, в конце концов, сослужило бы службу нашему общему делу.

Какие меры, на мой взгляд, следовало бы принять в Абхазии в ближайшее время, чтобы решительно улучшить здесь обстановку?

Нельзя ли, дорогой Никита Сергеевич, выдвинуть на пост первого секретаря Абхазского обкома партии товарища из абхазцев, достойного по своим политическим и деловым качествам, связанного с краем, его населением и культурой, хорошо знающего нужды республики, человека глубоко принципиального? Такие коммунисты, несомненно, имеются в Абхазии.

Я считаю, что целесообразно было бы организовать в Абхазии Совнархоз. Это мероприятие явилось бы большим хозяйственным и политическим актом для Абхазии, укрепило бы ее экономику.

Особое, я бы даже сказал, чрезвычайное внимание необходимо уделять подготовке кадров разных специальностей. В Абхазии основательно было запутано школьное дело. Я считаю, что в течение ближайших трех лет надо принимать абхазских юношей и девушек в ВУЗы РСФСР и Грузии на льготных основаниях. Без этого нам трудно выйти из прорыва. Наш маленький народ в этом отношении нуждается во внимании и помощи.

И в связи с тем, что ныне возникает много важных вопросов по линии культуры, очень просил бы Вас помочь нам учредить пост заместителя председателя Совмина Абхазии по вопросам культуры, как это сделано в автономных республиках РСФСР.

Необходимо восстановить закрытую в 1949 году русскую театральную труппу в Сухуми. Это тоже служило бы высоким целям ленинской дружбы народов в Абхазии.

Я откровенно изложил, дорогой Никита Сергеевич, свои некоторые мысли о положении в Абхазии. Это диктует мне моя партийная совесть. И я прошу Вас помочь нам в решении вопросов, по-моему глубокому убеждению, имеющих жизненно важное значения для моего народа.

1957   

Искренне Ваш (подпись)
Дмитрий Гулиа, член КПСС, народный поэт Абхазии.
Сухуми, Чавчавадзе, 37.

(Опубликовано: Абхазия: документы свидетельствуют. 1937-1953. Сборник материалов. Составители: Б. Е. Сагария, Т. А. Ачугба, В. М. Пачулия. - Сухум, 1992. - С. 562-565.)
________________________________________


Абхазское царство и Древняя Русь

В VIII веке образовалось Абхазское царство, а в IX веке - Киевская Русь. Возникает вопрос: были ли какие-то контакты между этими государствами?

В русских летописях неоднократно упоминаются народ “обезы” и страна “Обезь”. По мнению специалистов летописные “обеза” суть абхаз, а страна “Обезь” - Абхазское царство. В источниках страну “Обезь” обычно определяют в Абхазии или в непосредственной близости от неё. Через Абхазию пролегали сухопутная и морская дороги, кратчайшим путем соединившие южно-российские степи с Закавказьем. Об этих путях хорошо было известно ещё древним народам, в частности, скифам, не раз вторгавшимся по ним в страны Ближнего Востока

В 965г. киевский князь Святослав разгромил Хазарский каганат. На Таманском полуострове образовалось русское Тмутарканское княжество, которое соприкасалось с могущественным Абхазским царством, границы которого доходили на северо-восточном побережье Черного меря до г. Никопсия (ныне пос. Ново-Михайловск, вблизи г.Туапсе).

По свидетельству древнерусского источника конца XI века “Киево-Печерского патерика” для росписи Софийского собора в Киев были приглашены мастера-обезы, т.е. абхазы.

В другом древнерусском источнике начала ХIII в. “О битве на реке Калке” упоминаются “обезы" как народ, пострадавший от монголов.

В русской летописи, описывающей 1346 г., упоминаются “обезы”, как пострадавшие от эпидемии.

Если в древней Руси абхазы были известны как “обезы”, то позднее в русских источниках возникает другое слово - “обежаны", обозначающее абхазов.

Например, в русском литературном произведении XV века "Повесть о Вавилонском царстве", в числе главных действующих лиц упоминаются русский, грек и обежанин. Здесь обежанин выступает как синоним “абхаза”.

Подробно рассказывается как греческий царь Василий намеревался послать в Вавилон двух христиан разных языков для доставки символов власти. Однако, eму предложили послать в Вавилон трех христианских юношей “из грек - греченина, а из обежань - обежанина, из русских - словянина”.

Царь, согласившись на это, посылает в Вавилон трех христианских отроков: грека Юрия, обежанина Якова и русского Исавла. Равное участие представителей трех христианских народов в этом подвиге подчеркивало мысль о равноправии трех христианских держав: Византии, России и Абхазии.

Естественно, тут отзвук могущественного Абхазского царства X в., находившегося по соседству с древней Русью. Оно нашло свое отражение в древнерусской литературе X-XV веков. Во-вторых, абхаз был избран посланцем для доставки царского достоинства в качестве представителя абхазского народа, принявшего, одним из первых, христианскую религию у греков.

“Повесть о Вавилонском царстве” носит сказочный характер: гигантский спящий змей стережет богатство запустевшего Вавилона. На лестнице, ведущей к месту нахождения царских символов, надпись на трех языках: “первое греческим языком, второе обежанским языком, третье словянским и российским языком”. Надпись на греческом: “коего человека бог пронесет пойди к лестнице”: на обежанском (абхазском “полезай на лестницу сию без боязни грезь великого змия”; на славянском: "да пойди и по другой лестнице в град и до самыя тоя церкви, не убояся".    

Юноши, действуя в соответствии с надписям дошли до места нахождения царских символов. Однако, при возвращении один из них, обежанин Яков, сорвался с лестницы и упал на змею-великана. Та, проснувшись, своим свистом устроила такую бурю, что корабли на море гибли, деревья на землю падали.

Несмотря на все приключения, юноши справились с задачей: доставили царские символы. Вскоре были коронованы царь Василий и его жена Александра. Так, царская власть из могущественного Вавилона перешла в Византию.

Однако, в конце XV века, когда Константинополь пал и Абхазское царство давно распалось, права на знаки царского достоинства должны были принадлежать русским. Главное в этой повести в том, что Россия по наследству является преемницей всемирно-исторической власти от Вавилонского царства и Византийской империи.

Итак, в древней Руси хорошо знали абхазов и абазин как “обезы” или “обежаны”. Так же на Руси считалось Абхазское царство могущественным государством, представлявшим христианский православный мир.

Воин Абхазии. № 4 (март), 2000 г.
_________________________________________


Из истории абхазо-грузинских войн (интервью)

Пожалуй, сегодня мало найдется людей, у которых бы не вызывали интереса публикации, проливающие свет на историю абхазо-грузинских отношений, тем более, что нынешняя война между Грузией и Абхазией не является первой в многовековой истории взаимоотношений абхазского н грузинского государств. Если до сих пор факт бытований в прошлом абхазо-грузинских войн тщательно скрывался официальными политическими кругами, да и грузинской историографией, то сегодня историки открыто пишут об этом. Итак, наши вопросы по истории абхазо-грузинских войн исследователю военной истории абхазов, кандидату исторических наук Валико Меджидовичу ПАЧУЛИА.

КОРР.: — Валико Меджидович, очевидно, что абхазо-грузинские отношения в прошлом были не такими безоблачными, как широкой читательской аудитории преподносили грузинские, да и некоторые абхазские историки. Итак, какими были отношения между абхазскими и грузинскими государственными образованиями? И в какой период истории Абхазии наиболее часто происходили абхазо-грузинские войны?

В. Пачулиа: — Да, действительно, абхазо-грузинские отношения в прошлом не были безоблачными. Отдельные периоды истории отношений между абхазами и грузинами сопровождались кровавыми войнами. Особенно это касается периода становления и развития Абхазского царства. Кстати, грузинские историки не только скрывали факт бытования абхазо-грузинских войн в эпоху существования Абхазского царства, но и само Абхазское царство причисляли к грузинским государственным образованиям. Потому, видимо, и скрывали, что считали Абхазию частью Грузии, а абхазский народ — частью грузинского народа. Ведь какой историк пишет о том, что когда-то в истории происходили кровавые войны между двумя «грузинскими» государствами или двумя «грузинскими» племенами! К сожалению, и ряд абхазских историков, шедших на поводу у грузинских политиков, не сумели оказать должного сопротивления и разоблачить фальсификаторскую сущность разного рода измышлений. Давно пора нам восстановить истинную картину истории Абхазии и достойным образом ею гордиться. На основе слияния древнеабхазских княжеств — Абазгии, Апсилии, Санигии и других — в VIII веке сформировалось Абхазское царство, завладевшее вскоре землями Лазского царства, которое, по словам историка С. Джанашиа, было расшатано и ослаблено большими войнами и враждебными действиями иностранных захватчиков, а также бесконечными насилиями и поборами имперских чиновников из Византии. Границы Абхазии стали простираться от реки Чорох на юге до Главного Кавказского хребта на севере, от Лихских (Сурамских) гор на востоке до Никопсии на западе. Грузинская летопись «Матианэ Картлиса» сообщала, что когда ослабли греки, отложился от них эристав Леон II и с помощью сил дяди (брата матери) — хазарского царя, освободил Абхазию, присоединил к Абхазии западногрузинские земли и назвался царем абхазов. И в дальнейшем абхазские цари стремились расширить свои вла дения, совершая с этой целью походы в Восточную и Южную Грузию. Вышеупомянутый источник сообщает, что царь абхазов повел активную борьбу за овладение Картли. Повышенный интерес к Картли был обусловлен ее стратегическим расположением на Кавказе.
Но против устремления абхазского царя выступила верхушка, феодальная знать грузинских политических образований, возникших в VIII—IX веках. Это Кахетия, Тао-Кларджети и Эрети.

КОРР.: — Выходит, что абхазские цари вели завоевательные воины за овладение Картли. Но с какой целью правители Абхазии предпринимали данный шаг? Не говорит ли этот факт об агрессивных намерениях абхазских царей?


В. ПАЧУЛИА: — В Грузии традиционно велись междусобные войны, удельные князья стремились к упрочению своей власти в подчиненных им владениях. Это еще более ухудшало положение внутри грузинских государственных образований. Они становились беззащитными перед лицом агрес- сии со стороны арабов, турков, персов и других завоевателей. Абхазские же цари стремились объединить раз розненные государственные образования под своим лидерством. А на вопрос, как народные массы отнеслись к такой политике абхазских правителей, говорит следующая цитата из книги известного абхазского историка Зураба Анчабадзе (Ачба): «Объединительная деятельность абхазских царей пользовалась значительной поддержкой широких масс разноэтнического населения царства, заинтересованного в ликвидации политической раздробленности, прекращения феодальных междусобиц, в укреплении военной мощи государства, способного противостоять внешним захватчикам». Уже со второй половины IX века абхазские цари действуют в Восточной Грузии вполне самостоятельно, продолжая объединительную политику. Абхазскому царю Георгию (861—868 г.г.) удалось овладеть Картли и посадить наместником своего племянника. По этому поводу грузинская историческая летопись сообщала: «Прибыл Георгий, царь абхазский, брат Феодосия и Дмитрия, сына Леона овладел он Картли и поставил здесь эриставом Чихской области сына Дмитрия». Однако этому воспротивился царь Армении Ашот Багратуни, пытавшийся к тому времени расширить границы своих владений на северном направлении. Ашот Багратуни организовал военный поход против Картли. Так началась длительная война между абхазами и армянами из-за грузинских земель. Война эта шла с переменным успехом. Вышеупомянутая грузинская летопись сообщает, что Константин III, абхазский царь, правивший с 893 года но 929 год, овладел Картли, но армянский царь Сумбат Исповедник выступил с большим войском и осадил Уплисцихе. Его поддерживали в этой войне грузины в лице тао-кларжетского царя Адарнасе. Вначале Сумбату сопутствовал успех, но затем ему пришлось оставить территорию Картли абхазам. Сам погиб в борьбе с арабами. Константину удалось прочно овладеть Картли и распространить свое влияние на соседнюю Кахетию. Правитель Кахетии Квирике I признал себя вассалом абхазского царя.

КОРР.: — Абхазские цари стремились, видимо, и далее распространить свое влияние на Кахетию и Эрети, другие грузинские области?

В. ПАЧУЛИА: — Да, после того, как правитель Кахетии подпал под зависимость от абхазского царя, правители Абхазии решили завладеть и Эрети: абхазские войска совместно с кахетинскими вторглись в Эретское княжество. Летописец сообщает, что Константин и Квирике II — новый царь Кахетии — вступили в Эрети и осадили главную его крепость. Таким образом, царь абхазов утвердился и в Эрети. При описании военных событий в источниках вооруженные силы воюющих сторон упоминаются раздельно. Абхазское войско было неоднородным по составу. Оно состояло из абхазов, мегрелов, аланов и других народностей. К сожалению, источники не отражают структуру абхазских войск. До сих пор является спорным вопрос о так называемых «внутренних войсках», упоминаемых в источниках.

КОРР.: — Скажите пожалуйста, как сложилась в дальнейшем судьба Абхазского царства?


В. ПАЧУЛИА: — Абхазским царем, несмотря на военный успех, не удалось полностью закрепиться в Эрети, лежавшей вдали от Абхазии. Вскоре, в самом Абхазском царстве начались феодальные междоусобицы. Сын абхазского царя Георгия II — Константин, являвшийся наместником в Картли, поднял мятеж против своего отца. Царь Георгий II подавил мятеж в Картли, Затем он дважды вторгался в Кахетию, которая также отказывалась подчиняться абхазским царям. Грузинский летописец сообщает, как абхазские войска захватывали крепости кахетинцев осадами и штурмами, довольно подробно описывает развернувшуюся вооруженную борьбу. Кахетинский царь потерпел поражение, попал в плен и вынужден был запросить мира. Абхазский царь пожалел и выпустил правителя Кахетинского на свободу. Оказавшись на свободе, правитель Кахетии снова поднял мятеж при поддержке картлийцев. Когда Георгий II узнал о происшедших в Кахетии событиях, он направил туда войска. В разгар военных действий, командующий абхазскими войсками был извещен о том, что умер его отец. Командующий вынужден был заключить с кахетинцами мир. Правитель Кахетии признал себя вассалом царя Абхазии. В царствование Леона III (957—967 гг.) Абхазское царство повело наступление на Тао-Кларджетское царство — против своего основного соперника. В 60-х годах X века влияние абхазского царя распространилось и на часть Южной Грузии — Джавахетию. Однако, после смерти Леона III успехи Абхазского царства, раздираемого внутренними междоусобицами и борьбой за престол, прекращаются. В 978 году, ввиду того, что у царя Феодосия Слепого не было наследника, абхазский престол занимает его племянник, сын сестры Феодосия, Гурандухт — Баграт III, являвшийся по отцу грузином. Так прекратилось существование абхазской царской династии, хотя и Баграт III и последующие цари именовали себя «царями абхазскими», а страну — Абхазией.

Газета "Нарт" (г. Нальчик), № 25 (35), сентябрь 1993 г.
_________________________________________


Слово о наставнике

Торжественно было отмечено в Сухуме 80-летие со дня рождения выдающегося историка-кавказоведа З.В. Анчабадзе. В редакцию газеты и сегодня продолжают поступать материалы об этом замечательном ученом и человеке. Публикуем сегодня одну из таких статей.

Когда Зураба Вианоровича Анчабадзе назначили ректором Сухумского госпединститута, он стал вести курс лекций по истории Абхазии на вечернем отделении исторического факультета, где я учился.

На первой лекции он спросил: «Есть отличники?». Сидевшие за первым столом Герман Камыльков, Эльвар Цкарозия и я поднялись. Узнав, что я абхазец и хорошо владею родным языком, ректор сказал: «Вы будете моим консультантом по абхазскому языку». Дело в том, что З. Анчабадзе всегда старался в своих научно-исторических доводах дополнять письменные источники солидным лингвистическим материалом, но после долгого нахождения в Тбилиси боялся исказить в произношении абхазские слова и каждый раз при их употреблении потом спрашивал меня: «Правильно?». Я отвечал: «Да». За редким исключением мне не приходилось его поправлять.

Первую свою лекцию Зураб Вианорович посвятил происхождению абхазского народа на основе археологических данных. Хотя археология — наука очень сложная, он излагал материал просто и доступно, не пользуясь конспектами или тезисами. У него была очень цепкая память. Его лекция произвела на студентов необычайное впечатление, хотя и до него у нас в аудитории бывало немало талантливых преподавателей.

А последующие лекции З. Анчабадзе превратились просто в неординарные события. Уже со второй лекции задние места на нашем курсе стали занимать сотрудники профессорско-преподавательского состава, чтобы послушать Зураба Вианоровича.

Он часто находился в разъездах и не всегда мог явиться на занятия. И однажды прислал вместо себя другого авторитетного специалиста по истории Абхазии. Тот неплохо прочитал лекцию. Однако перед следующим занятием однокурсники потребовали, чтобы я встал и попросил Зураба Вианоровича прочитать лекцию на пропущенную им тему. Мне было неловко, но все же пришлось обратиться к нему с такой просьбой. Ни слова не сказав, он приступил к чтению той лекции. И больше никогда вместо себя других лекторов не присылал.

Лекции З. Анчабадзе отличались насыщенностью, богатым, разнообразным фактологическим материалом, прекрасным знанием лектором русского языка и его хорошей дикцией. Он был непревзойденным мастером слова. И мы прослушивали его лекции на одном дыхании.

Будучи в начале 80-х годов аспирантом при Академии наук СССР, я слушал лекции и выступления многих историков-академиков, маститых ученых с колоссальными знаниями и широкой эрудицией. Однако с большой уверенностью могу заявить, что логикой и доступностью изложения Зураб Вианорович превосходил их всех.

Что касается содержания его лекций, то имелся значительный разрыв между опубликованными грудами З. Анчабадзе и его устными выступлениями. Все мы хорошо зиаем, что не все тогда можно было написать. О многом говорит сопоставление его опубликованных работ с курсом прочитанных лекций по истории Абхазии. В моей разграбленной квартире тем не менее сохранились конспекты его лекций — две общие тетради. Запись в них прерывается изложением истории Лыхненского восстания 1866 г. и его последствий. Помнится, он говорил нам: «Царицу Тамару современники 18 раз называют царицей абхазов и только в четырех местах царицей картов, то есть грузин. Это неспроста!»

Частые разъезды ректора не позволили ему довести курс лекции до конца. Насколько мне помнится, и на других курсах он больше не читал лекций по истории Абхазии. Зураб Вианорович жаловался на отсутствие времени для исследовательской работы. Он очень жалел, что некогда поехать и поработать в венгерском архиве, где хранятся материалы по абхазской династии, правившей в этой стране в средневековье.
В заключение хочу отметить, что Зураб Вианорович сыграл значительную роль и в моей жизни - он привил мне любовь к исследовательской работе.

Газета «Республика Абхазия», 2002 г., № 100, 7-8 сентября.
_____________________________________________


2500-летие Сухума - важнейший кульлтурно-политический акт. К 65-летию Ю. Н. Воронова

К 65-летию Ю. Н. Воронова

Будучи до воины продолжительное время секретарем Исторического общества Абхазии, я сохранил документацию этой организации, в том числе выступление большого ученого и патриота Апсны Юрия Николаевича Воронова на расширенном заседании общества (19 января 1989 г.), с участием представителей науки и культуры, руководства республики. Сообщение Ю. Н. Воронова значимо и в том смысле, что оно посвящено 2.500-летию Сухума, которое еще предстоит отметить. Его научные выводы и блестящая аргументация исторических фактов будут, безусловно, интересны читателям газеты.

В. Пачулия,
начальник историко-архивного отдела Минобороны РА, полковник, кандидат исторических наук

Как установлено в науке, природные условия Западного Закавказья не способствовали тому, чтобы процесс возникновения и развития городских форм жизни здесь мог протекать в «чистом» виде, без влияния извне со стороны более продвинувшихся южных культур. Географически Черное море представляет собой северо-восточный аппендикс Средиземноморья, что и определило направление основных контактов вплоть до XIX века, пока мореплавание сохраняло свое преимущество в системе коммуникаций региона. Исследование древностей, характеризующих культуру местных обществ, пока не смогло здесь выявить первичных очагов цивилизации даже в наиболее ранней их форме (самостоятельно эволюционирующие городские центры- столицы, подчинявшие себе округа с серией зависимых селений). Такую роль организующих центров с самого начала взяли на себя греческие поселки-апа, первые жители которых принесли сюда с собой в готовом виде городскую форму организации жизни и связанную с нею государственность.

К сожалению, строительной надписи, подобной ереванской, на территории Диоскуриады не найдено. Но письменные источники и археологические материалы дают достаточно опорных точек для определения даты основания города, названного в честь покровителей мореплавания, мифических братьев Диоскуров. Впервые Диоскуриада упоминается в компилятивном сочинении античного автора, датированном временем около 338-335 годов до н.э. Соответствующий отрывок, как установлено исследованиями, заимствован из описания Черноморских берегов, составленного известным мореплавателем Скилаком из Карианды, деятельность которого падает на середину-вторую половину IV века до н.э. Известно, что последнее свое путешествие Скилак совершил по поручению персидского царя Дария между 520 и 516 годами до н.э. от Суэцкого перешейка до приустьевой зоны Инда. Составленное им описание Черноморского побережья относится к более раннему периоду (сороковые-тридцатые годы VI в. до н.э.), но уже и тогда Диоскуриада наряду с другими восточно-причерноморскими центрами (Гиенос, Фасис) была давно функционирующей реальностью. С этим согласуется и вывод исследователей, что активная колониальная деятельность Милета в Причерноморье развивалась до середины VI века до н.э.

Вместе с тем, раскопки в районе других восточнопричерноморских центров (Торик-Геленджик, Фасис-Поти, Гиенос- Очамчыра, Батус- Батуми, Эшера) показали, что греческие поселения здесь функционировали уже в первой половине-середине VI века до н.э. Если опираться на эти косвенные данные и на находки импортной керамики конца VII века до н.э. на поселении Красный Маяк (на западной окраине современного Сухума), то основание Диоскуриады должно быть отнесено за 2550-2600 лет от наших дней. Однако поскольку на территории собственно Диоскуриады (ее древнейшее ядро, находившееся в районе современной Сухумской крепости, по-видимому, полностью разрушено прибоем; море здесь медленно, до 25 метров в тысячелетие наступает на берег) найдено пока лишь несколько обломков амфор самого конца VI века до н.э., то минимально обоснованный всем набором фактов воздаст города - именно 2500 лет.

С момента основания Диоскуриады греческие переселенцы и аборигенное население находились в состоянии постоянно наращивавшегося взаимодействия. Этому способствовал миф об аргонавтах - идеологическая основа колонизационного процесса, рассматривавшая местное население вокруг основываемых городов в качестве родственного грекам элемента, переселившегося из Греции в незапамятные времена вместе с аргонавтами. Например, гениохи, жившие в окрестностях Диоскуриады, представлялись потомками лаконцев, привезенных сюда возницами братьев Диоскуров. И поэтому тоже греки с самого начала с охотой брали в жены представительниц местного населения, которые приносили в дом мужа свою посуду, мебель и другие элементы привычного быта. Вместе с тем, экономическое и культурное воздействие Диоскуриады на край - как подлинный город уже в середине-третьей четверти VI века хорошо документируется находками в Эшере (погребение с парфинейской  амфорой в Цебельде (полосатая понтийская керамика в Цибилиуме) и в ближайших окрестностях города (Красномаяцкий щит с изображением орла, браслет из Гуад-иху и другие материалы).
         
Таким образом, если рассматривать Диоскуриаду не просто как колонию пришельцев, а как организующий культурно-экономический центр и местного населения, то наиболее логичным опять-таки будет учет находок, заведомо попавших в местную среду через Диоскуриаду, находок, также указывающих на вторую половину VI века как наиболее логичный барьер, от которого следует отсчитывать время столицы республики как уже местного городского центра.

Организация празднования 2.500-летия юбилея Сухума имеет важнейшее значение для его благоустройства и наведения в нем образцового порядка. Необходимо в ходе подготовки к этому празднику совершенствовать его городские функции. Надо, в частности, выделить историческую часть города, объявить ее заповедной, прекратить бессмысленное разрушение зданий конца XIX-начала XX вв., которые создают неповторимый колорит Сухуму, надо наладить действительную охрану и того, что лежит под землей и ежегодно бесконтрольно разрушается, лишая нас множества интереснейших страниц истории города; надо расширить исследовательскую работу в этой зоне, не дожидаясь, пока землеройные машины и бетонные сваи разрушат то, что веками хранила земля. Юбилей города следует рассматривать как важнейший культурно-политический акт, направленный на совершенствование нашего сознания в направлении разумного, дорогого, вечного. Нужно очищать от мусора и грязи, делать красивыми и теплыми не только улицы и дома, но и, в первую очередь, наше сознание, пока, к сожалению, очень далекое от совершенства. 2.500-летие города, убежден, поможет в этом.

"Республика Абхазия", № 128, 11-12 ноября 2006 г.
_____________________________________________


Доклад Г. К. Шамба «О датировке образования античного города "Диоскурии"»

На пресс-конференции Рауля Хаджимба, проходившей в Сухуме сразу после его избрания президентом РА, одним из журналистов был задан вопрос о перспективах празднования 2500-летия Сухума. Его не раз намечалось провести в самые первые послевоенные годы, несмотря даже на очень тяжелую экономическую ситуацию, но потом эта тема как-то забылась.

Будучи продолжительное время до грузино-абхазской войны секретарем Исторического общества Абхазии, я сохранил документацию этой организации, в том числе тексты выступлений двух наших больших ученых и патриотов Георгия Кучовича Шамба и Юрия Николаевича Воронова на расширенном заседании общества 19 января 1989 г. На этом заседании с участием широкого круга представителей науки и культуры, руководства республики прошло обсуждение вопроса о проведении юбилея г. Сухума и точного датирования образования античного города Диоскурия. Доклад Ю. Н. Воронова был опубликован к 65-летию со дня его рождения в газете «Республика Абхазия» (2006, № 128). Сейчас предлагаю вниманию читателей доклад Георгия Кучовича Шамба, который до сих пор нигде не был опубликован, хотя еще раз озвучивался мной в 2011 году на III Международной археологической конференции, посвященной памяти Г. К. Шамба, 80-летие со дня рождения которого недавно отметила общественность Абхазии. Однако, по непонятной мне причине этот доклад выпал из опубликованных материалов сессии. Думаю, что научные выводы историка представляют непреходящий интерес. В докладе подчеркнуто, что столице Абхазии исполнилось 2500 лет и вполне оправдано проведение юбилея города. Топонимы, встречающиеся в докладе, не приводились мной в соответствие с нынешним написанием.

В.М. Пачулия, кандидат исторических наук, ведущий научный сотрудник отдела истории АбИГИ им. Д. И. Гулиа АН Абхазии.

Сухуми - столица Абхазской автономной республики является одним из древнейших городов нашей страны. Пожалуй, трудно назвать другой город, в истории которого произошло бы столько переименований: Диоскурия, Себастополис, Цхум, Сухум-кале, Эйа, Акуа. Да и сегодня город официально фигурирует под двумя названиями: Акуа и Сухуми. Здесь нет необходимости останавливаться на этимологии этих наименований, т. к. о них существует довольно богатая литература и, кроме того, за каждым из этих названий кроется целая историческая эпоха.

Из дошедших до нас письменных источников впервые название нашего города как Диоскурия встречается у греческого (афинского) писателя IV в. до н. э., подлинное имя которого до настоящего времени еще не установлено. Но он выдавал себя за Скилака Кориандского - одного из популярных писателей Греции VI в. до н. э., при котором Диоскурия уже должна была существовать. Эти высказывания подтверждаются также данными крупного военачальника Флавия Арриана, побывавшего на территории современного Сухуми около 131 года. Последний утверждал, что Диоскурия основана древнегреческой метрополией Милетом. Также известно, что этот город был разрушен в начале V в. до н. э. (в 494 году). Стало быть, свою колонизационную деятельность Милет должен был осуществить значительно раньше, т. е. не позднее VI в. до н. э.

Есть и другой, не менее важный источник по изучению истории Сухуми - археологический. На этот счет у нас имеется значительный выбор археологических материалов, поскольку изучение исторических памятников древнего Сухуми ведется более ста лет, в течение которых обследованы десятки памятников бытового и погребального характера. Даже их визуальный осмотр показывает, что Сухумская долина с прилегающими к ней возвышенностями, включая и Эшерские холмы, непрерывно была обитаема человеком еще с эпохи каменного века. Об этом красноречиво свидетельствуют найденные в прошлом году в трех километрах от западной окраины Сухуми кремневые орудия с полуфабрикатом, в том числе ручное рубило т. н. ашельского типа - одно из древнейших орудий дородового общества.

Если не приступать к подробному пересказу множества археологических находок, то общий ход исторических событий, начиная с предгородского периода древнего Сухуми, выглядит так: от Красного маяка, включая район нынешнего главпочтамта и Сухумской горы, вплотную были заняты поселениями и могильниками местных племен - носителей самобытной культуры эпохи бронзы и раннего железа. По сопроводительному материалу (орудие труда, оружие, украшения, ритуальные предметы и т. д.) можно заключить, что здесь проживали оседлые племена, занимавшиеся земледелием, скотоводством, ткачеством, гончарством, металлургией и другими видами хозяйства.

Как установил еще М. М. Трапш, по плотности населения территория древнего Сухуми тогда носила протогородской облик, а Л. Н. Соловьев допускал даже существование города эпохи колхидской культуры значительно западнее Сухуми; в Нижней Эшере где одновременно функционировали крупные памятники мегалитической культуры - кромлехи, служившие усыпальницами и местом отправления сложных языческих обрядов.

С Сухумской долиной и ее окрестностями связаны некоторые находки пышных захоронений представителей местной племенной знати, носивших при жизни наиболее ранние вещи греческого мира (щит с изображением орла из Красного маяка, чернофигурная амфора аттического производства из Эшера и др.). Не следует забывать, что до наших времен могло дойти лишь самое ничтожное число археологических предметов, что связано с их плохой сохранностью в земле, а также нередко с гибелью при с/х и строительных работах в последующие времена. Можно полагать, что это было началом регулярных контактов местных племен с древними греками, следствием чего явилось время основания городов Кавказского Причерноморья, в том числе и Диоскурии античных авторов. При этом не следует забывать, что Стефан Византийский (VI в.) знает древнейшее название города Эйа, которое существовало еще до возникновения Диоскурии.

Есть косвенное основание утверждать, что одно из первых греческих поселений на территории Сухуми возникло в устье р. Басла, поскольку здесь сохранился яркий след существования раннегреческого некрополя. При этом имеется в виду надгробная мраморная плита с тремя человеческими фигурами, выполненными в типично греческом стиле. Правда, находка относится не к самому начальному этапу возникновения Диоскурии, а отстает от этого времени лет на 70-80.

Говоря о первых наиболее ощутимых следах греческих переселенцеи в районе Сухуми, то мы их наблюдаем не на территории собственно города, а далее к западу от него, на одном из Эшерских холмов, известных у абхазов под названием «Абларху», что примерно означает «Холм, подвергшийся пожару». Он изучается уже много лет и в кругах специалистов фигурирует как «Эшерское городище». В данном конспекте этот памятник нас интересует как исторический объект, где около середины VI в. до н. э. возникло греческое поселение в окружении сильно вооруженного аборигенного населения. Сначала переселенцы занимали площадь не более 1 га. От них остался довольно заметный культурный слой мощностью 10-15 см. - не такой уж значительный остаток, но пока что это единственный бытовой памятник, который может быть связан с первооснователями Диоскурии. Поэтому думается, что Эшерский холм, расположенный где-то в 8 км от центра современного Сухуми мог бы быть если не самым первым, то одним из первых поселений, где заложено основание будущей Диоскурии. Во всяком случае, равнозначного и синхронного Эшерскому городищу памятника в Сухуми и его окрестностях еще не выявлено. Однако это не значит, что их не существует. Поэтому археологам следует развернуть более широкомасштабные полевые изыскания как на территории Сухуми, так и в прилегающих местностях, в том числе в Эшере, где может быть дополнительно вскрыт наиболее богатый материал по истории нашего города.

Из сказанного следует, что древний Сухуми-Акуа переживает свою многовековую историю и поэтому общественность города при соответствующем его благоустройстве может с полным основанием отметить 2500-летие своего города. Но повторю, для этого понадобится еще не один год кропотливой работы по изучению прошлого города, и, что самое главное, создание современных бытовых условий, как это делается в нормальных городах нашего времени.

(Опубликовано: газ. «Эхо Абхазии», № 29, 14 октября 2014 г.)
_____________________________________________


Протокол № 1 расширенного заседания Ученого совета Абхазской организации исторического общества Грузии от 19 января 1989 года

Присутствовали: 19 членов Ученого совета, 60 человек, приглашенных из АГУ, Союзе писателей Абхазии, зав. сектором науки Абхазского обкома партии Гулиа А. Р., Народный поэт Абхазии Б. В. Шинкуба, председатели городских и районных организаций.

ПОВЕСТКА ДНЯ:

1. О работе правления Абхазской организации исторического общества Грузии за 1988 год и задачах на 1989 г. (В. М. ПАЧУЛИЯ и Д. Г. СМЫР).
2. Утверждение плана работы и социалистических обязательств правления Абхазской организации Исторического общества Грузии на 1989 год.
3. О пополнении состава Президиума и Ученого совета Абхазской организации исторического общества Грузии (X. Ш. АРГУН )
4. О проведении юбилея города Сухуми (ШАМБА Г. К. и ВОРОНОВ Ю. Н.).

СЛУШАЛИ: В. М. ПАЧУЛИЯ - Ученого секретаря Исторического общества, который выступил с отчетом "О работе правления Абхазской организации исторического общества Грузии за 1988 год и задачах на 1989 г". (Текст отчета прилагается).

АДЖИНДЖАЛ Е. - Включить в план проведения круглого стола актуальные проблемы исторической науки Абхазии.
ШОНИЯ М. - Начать сбор материалов о воинах-интернационалистах в Афганистане.
Помогут в этом вопросе и журналисты.

II. ПОСТАНОВИЛИ: План работы Абхазской организации исторического
общества с внесенными дополнениями и изменениями утвердить. (План работы и соцобязательства прилагаются).

II. СЛУШАЛИ: X. Ш. АРГУН - председателя Исторического общества, который предложил, вместо выбывших, пополнить Президиум и состав Ученого Совета Исторического общества.

Предложили ввести в состав Ученого Совета: Ардзинба В. Г., Дарсалия В. В., Бжания В. В., Аджинджал Е. К., а в состав Президиума - Ардзинба В. Г.

ПОСТАНОВИЛИ:
а) Ввести в состав Ученого Совета Абхазской организации Исторического общества: АРДЗИНБА В. Г., БЖАНИЯ В. В., АДЖИНДЖАЛ Е. К., ДАРСАЛИЯ В. В.
б) Ввести в состав Президиума Исторического общества - АРДЗИНБА В. Г.

IV. СЛУШАЛИ: ШАМБА Г. К. - зав. отделом археологии АбНИИ и Ю. Н. ВОРОНОВА - ведущего научного сотрудника "О проведении юбилея города Сухуми (Тексты выступлений Шамба Г. К. и Ю. Н. Воронова прилагаются).
БГАЖБА О. Х. - ст. научного сотрудника отдела археологии, который прислал текст своего выступления в адрес Президиума заседания ввиду его отсутствия. Текст зачитал В. М. Пачулия, ученый секретарь общества.

АМИЧБА Г. А. - Нужно серьезно подойти к проведению юбилея г.Сухуми. Для проведения юбилея нужно приглашать гостей из-за рубежа, из городов-побратимов. А что будем им показывать, на что похож наш город ? Нужно, прежде всего благоустроить наш город для проведения такого ответственного мероприятия.
Предложили создать специальную комиссию для проведения юбилея г. Сухуми.

Заслушав и обсудив доклады Г. К. Шамба к Ю. Н. Воронова "О проведении юбилея г. Сухуми", расширенное заседание Ученого совета Абхазской организации Исторического общества Грузии ПОСТАНОВЛЯЕТ:
1. Датировать основание г. Сухуми VI веком до н. э. (2500 лет).
2. Считать целесообразным провести юбилей основания г. Сухуми.
3. Создать специальную комиссию по проведению юбилея г. Сухуми: Ардзинба В. Г., председатель комиссии; Шамба Г. К. (зам. председателя), Воронов Ю. Н. (зам. председателя); члены комиссии - Аргун Х. Ш., Гулиа А. Р., Бжания В. В., Инал-ипа Ш. Д., Кварчия В. Е., Шамба С. М.
4. Обратиться в Абхазский обком КП Грузии с ходатайством о проведении юбилея г. Сухуми. К ходатайству приложить историческую справку.

Председатель Исторического общества - проф. Х. Ш. Аргун.

Ученый секретарь общества - к. и. н. В. М. ПАЧУЛИЯ.
_____________________________________________


Историческое общество Абхазии о датировке образования античного города Диоскуриада

Во второй половине 80-х годов прошлого века среди общественности Абхазии муссировалась интересная идея о проведении юбилея города Сухум. Инициатором этой идеи было руководство Абхазской организации Исторического общества Грузии. Со сторон Тбилиси эту организацию курировал академик Апакидзе А.М.

Я, будучи до войны продолжительное время секретарем этого общества, сохранил документацию, в том числе выступления двух наших больших ученых и патриотов - Георгия Кучовича Шамба и Юрия Николаевича Воронова на его расширенном заседании (19 января 1989 года) с участием представителей науки и культуры, руководства республики. Я думаю, что научные выводы и аргументации наших великих археологов по поводу датировки образования г. Сухума представляют особый интерес.

Предварительно вопрос о проведении юбилея был согласован с Абхазским обкомом партии и вышеназванными ведущими учеными. Конкретно это было в 1988 году. А 19 января 1989 года состоялось расширенное заседание Ученого совета исторического общества. На заседании присутствовали 19 членов ученого совета, около 60-ти гостей приглашенных (не считая сотрудников АбНИИ), сотрудников АГУ, членов Союза писателей Абхазии, Союза художников Абхазии, сотрудников Абхазского госмузея, председатели городских и районных организаций исторического общества.

Заседание вел председатель общества X.III. Аргун. Первым на заседании выступили Г.К. Шамба - заведующий отделом археологии АбНИИ, доктор исторических наук. Он заявил: «Пожалуй, трудно назвать другой город или населенный пункт в истории которого произошло бы столько переименований: Диоскурия, Себастополис, Цхум, Сухум-кале, Эйа, Акуа. Да и сегодня город официально фигурируется под двумя названиями: Акуа и Сухум.

Из дошедших до нас письменных источников впервые название нашего города как Диоскурия встречается у греческого (афинского) писателя IV в. до н.э., подлинное имя которого до настоящего времени еще не установлено, но выдававшего себя за Скилака Кариандского - одного из популярных писателей Греции VI в. до н.э. при котором Диоскурия уже должна была существовать.

Эти высказывания подтверждаются также данными крупного военноначальника - Флавия Арриана, побывавшего на территории современного Сухума около 131 года. Последний утверждает, что Диоскурия основана древнегреческой метрополией Милетом. Также известно, что этот город был разрушен в начале VI в. до н.э. (в 494 году). Стало быть, свою колонизационную деятельность Милет должен был осуществить значительно раньше, т.е. не позднее VI в. до н.э.».

Далее докладчик, излагая археологические данные, подчеркнул: «На этот счет у нас имеется значительный выбор археологических материалов, поскольку изучение исторических памятников древнего Сухума ведется более ста лет, в течение которых обследованы предметы бытового и погребального характера».

В докладе Г.К. Шамба говорится: «Есть косвенное основание утверждать, что одно из первых греческих поселений на территории Сухума возникло в устье р. Басла, поскольку здесь сохранился яркий след существования раннегреческого некрополя. При этом имеется в виду надгробная мраморная плита с тремя человеческими фигурами, выполненными в типично греческом стиле. Правда, находка относится не к самому начальному этапу возникновения Диоскурии, отстоит от этого времени лет на 70-80.

Говоря о первых, наиболее ощутимых следах греческих переселенцев в районе Сухума, то мы их наблюдаем не на территории города, а далее к западу от него, на одном из Эшерских холмов, известных у абхазов под названием «Абларху», что примерно означает «холм, подвергшийся пожару».

При этом докладчик подчеркивает «что это единственный бытовой памятник, который может быть связан с первооткрывателями Диоскурии. Поэтому думается, что Эшерский холм, расположенный где-то в 8 км от центра современного Сухума мог бы быть если не самым первым, то одним из первых поселений, где заложено основание будущей Диоскурии».

Доклад свой Георгий Кучович завершил словами: «Из сказанного следует, что древний Сухум-Акуа переживает свою многовековую историю, и поэтому общественность города при соответствующем его благоустройстве может с полным основанием отметить 2500-летие своего города».

Затем на заседании выступил Ю.Н. Воронов, который заявил: «К сожалению, строительной надписи подобной ереванской на территории Диоскуриады не найдено. Но письменные источники и археологические материалы дают достаточно опорных точек для определения даты основания, названного в честь покровителей мореплавания, мифических братьев Диоскуров. Впервые Диоскуриада упоминается в компилятивном сочинении античного автора, датированным около 338-335 годов до н.э. Соответствующий отрывок, как установлено исследователями, заимствован из описания Черноморских берегов, составленного известным мореплавателем Скилаком из Карианды, деятельность которого падает на середину - вторую половину VI века до н.э. Известно, что последнее свое путешествие Скилак совершил по поручению персидского царя Дария между 520 и 516 годами до н.э. от Суэцкого перешейка до приустьевой зоны Инда. Составленное им описание Черноморского побережья относится к более раннему периоду (сороковые-тридцатые годы VI века до н.э.), но уже тогда Диоскуриада наряду с другими восточно-причерноморскими центрами (Гиенос, Фазис) была давно функционирующей реальностью. С этим согласуется и вывод исследователей, что активная колониальная деятельность Милета в Причерноморье развивалась до середины VI века до н.э.»

Докладчик дает далее очень интересное заключение. «Если опираться на эти косвенные данные и на находки импортной керамики конца VII века до н.э. в поселении Красный Маяк (на западной окраине современного Сухума), то основание Диоскуриады должно быть отнесено за 2550-2600 лет от наших дней.

Однако поскольку на территории самой Диоскуриады (её древнейшее ядро, находившееся в районе современной Сухумской крепости, по-видимому полностью разрушено прибоем: море здесь медленно, до 25 метров в тысячелетие, наступает на берег). Найдено пока лишь несколько обломков амфор самого конца VI века до н.э., то минимально обоснованным всем набором фактов, возраст города - именно 2500 лет».

Исходя из утверждения Ю.Н. Воронова (в чем я лично не сомневаюсь) часть Диоскуриады, около 60-65 метров ушло в воду. Может и больше. В этом наглядный пример - берег г. Очамчыра, который на наших глазах отступает все ближе и ближе.

После этих докладов ведущий заседания Х.Ш. Аргун дал мне слово зачитать текст выступления старшего научного сотрудника отдела археологии доктор исторических наук О.Х. Бгажба, который отсутствовал на заседании. (Он прислал текст своего выступления в адрес правления исторического общества.) В нем говорится: «Для проведения этого знаменательного юбилея у сегодняшней науки имеются все основания:

а) ранние письменные античные источники (середины VI века до н.э.), которые цитируются более поздними авторами псевдо-Скилаком (IV в. до н.э.), Флавием Аррианом (II в. н.э.);

б) вещественные источники - хиосские амфоры (конец VI века до н.э.), найденные еще в свое время М. Трапш в Сухумской крепости и косвенные археологические материалы последних лет из античных Гюэноса и Эшерского городища (первая половина VI века до н.э.). 

Диоскуриада территориально занимала промежуточное положение между этими, почти одновременно созданными полисами. Полностью поддерживаю идею проведения нашему городу 2500-летнего юбилея». Подпись: О.Х. Бгажба. 19.01.89 г.

Выступивший затем старший научный сотрудник отдела истории, кандидат исторических паук Г.А. Амичба заявил: «Нужно серьезно подойти к проведению юбилея г. Сухум. Для проведения юбилея нужно пригласить гостей из-за рубежа, из городов-побратимов. А что будем им показывать, на что похож наш город? Нужно, прежде всего, благоустроить наш город для проведения такого ответственного мероприятия».

Заседание приняло соответствующее решение, в котором говорится: «Заслушав и обсудив доклады Г.К. Шамба и Ю.Н. Воронова «О проведении юбилея г. Сухум расширенное заседание ученого совета Абхазской организации исторического общества Грузии постановляет:

1. Датировать основание г.Сухума VI веком н.э. (2500 лет).

2. Считать целесообразным провести юбилей основания г. Сухум к концу 2000 года.

3. Создать специальную комиссию по проведению юбилея г. Сухум:

B.Г. Ардзинба - председатель,

Г.К. Шамба - зам. председателя,

Ю.Н. Воронов - зам. председателя;

члены комиссии:

X.Ш. Аргун, А.Р. Гулиа, В.В. Бжания. Ш.Д. Инал-ипа, В.Е. Кварчия, C.М. Шамба.

4. Обратиться в Абхазский обком КП Грузии с ходатайством о проведении юбилея г. Сухум. К ходатайству приложить историческую справку.

На заседании вызвал спор вопрос о том, в каком году провести юбилей столицы Абхазии. Одни считали, что можно провести через 2-3 года, а другие - через 10-12 лет.

Еще хочу отметить, что на заседании присутствовал В.Г. Ардзинба, который был избран в состав Президиума Абхазской организации исторического общества Грузии.

Заканчивая свое выступление, я хочу призвать всех вас поддержать решение наших научных светил конца XX века провести юбилей столицы и датировать основание г. Сухум VI веком до н.э. (2500 лет).

Благодарю за внимание.

Ведущий научный сотрудник Абхазского института гуманитарных исследований им. Д.И. Гулиа АН Абхазии,
кандидат исторических наук В. М. ПАЧУЛИЯ

(4 декабря 2015 г. в Сухуме проходила Международная научно-практическая конференция, посвященная празднованию юбилея г. Сухум. На конференции выступил с докладом «Историческое общество Абхазии о датировке образования города Диоскуриада» В.М. Пачулия.)
_____________________________________________


Беспристрастным языком правды. Юбилей одного сборника

Юбилей одного сборника

Со дня выхода в свет сборника «Абхазия: документы свидетельствуют» прошло 10 лет. Этот сборник имеет историческое значение, ибо внес определенный вклад в освещение малоизученных моментов истории Абхазии советского периода. Большинство вошедших в него материалов было опубликовано впервые в соответствии с подлинниками из Центрального госархива Абхазии. Рассказать о процессе работы над этой книгой, о том, как она была воспринята общественностью и ответить на ряд других вопросов наш корреспондент предложил одному из составителей сборника - кандидату исторических наук, подполковнику, начальнику историко-архивного отдела Министерства обороны РА В. Пачулиа.

- Валико Меджитович, как возникла идея создания сборника “Абхазия: документы свидетельствуют” и насколько была тяжела работа над ним?

- В 1989 г. руководством Абхазского научно-исследовательского института (ныне АбИГИ) за мной быта закреплена научная тема, ставшая моей будущей докторской диссертацией - “Общественно-политическая жизнь Абхазии (1937-1953 гг.)". Мне предстояло раскрыть в научном плане такие малоизученные вопросы, как политические репрессии, переселенческая политика, закрытие абхазских школ, переименование абхазских географических названий в грузинские, а также сопротивление абхазов данному процессу. Эти вопросы ранее были затронуты мною в начале 80-х годов, во время работы над кандидатской диссертацией о Великой Отечественной войне.
Получив “добро”, я с большим вдохновением приступил к работе в архивах, а через год ко мне обратился новый сотрудник АбНИИ, ученый-историк из Батуми Тимур Ачугба с предложением подготовить к изданию совместный сборник документов по периоду истории 1937-1953 гг. Я согласился без раздумий. О нашем научном плане мы поставили в известность директора института Владислава Ардзинба, и получив его согласие, приступили к работе, однако, как говорят в таких случаях, в “закрытом режиме”, то есть об этом знали только те, кому это было положено: Сергей Шамба - ученый секретарь института и Станислав Лакоба - зав. отделом истории. Нашли машинистку, которой можно было доверять. Председатель Народного форума Абхазии "Аидгылара" Нодар Чанба выделил по просьбе Тимура Ачугба соответствующую сумму на оплату ее труда.
Когда уже была проделана значительная часть работы, Владислав Григорьевич предложил нам подумать о редакторе сборника и подготовить предисловие к книге. Нам нужен был человек надежный и принципиальный, умеющий отстаивать свои позиции, и вот как-то к нам с Тимуром подошел известный ученый Баджгур Сагария и сказал: "Я знаю, чем вы секретно занимаетесь. Я могу пригодиться вам в качестве редактора". И мы согласились с его предложением. Так и Сила создана известная вам книга “Абхазия: документы свидетельствуют”.
В дальнейшем, чтобы избежать всяких “препятствий” со стороны грузинских властей, данный труд по предложению Владислава Григорьевича был отпечатан в Украинском производственном объединении “Полиграфкнига”, и все затраты на его издание Владислав Ардзинба взял на себя. Следует отметить, что организовал выпуск этой книги в Киеве Роман Аргун. Вышла она большим тиражом - 5.000 экземпляров.

- А как выход этой книги был воспринят в Абхазии и за ее пределами?

- Накануне войны она уже была достоянием общественности. Помню, на Абхазском телевидении состоялось ее обсуждение с участием нас - авторов и редактора книги. Книга вызвала большой резонанс. Особую роль сыграла она в период грузино-абхазскои войны. Насколько мне известно, вооружившись ею, ученые ездили в Лондон, Нью-Йорк, в другие государства, чтобы нести правду о тяжелой истории нашего народа. Ее распространяли повсюду, преподносили в дар делегациям, приезжающим в Абхазию. Был очень положительный отзыв из Москвы ученого Юрия Анчабадзе, опубликованный в одной из местных газет.

- Словом, можно сказать, что выход этой книги был полезным и своевременным. А как вы думаете, стоит ли и в дальнейшем издавать такого рода сборники, документы по другим периодам нашей истории?

- Не то что по другим, даже по этому периоду мы хотели сделать дополнение. Уже начали собирать документы к слелующему выпуску, но эту работу прервала война.

- Выполнена непростая задача - создан архив Министерства обороны. Насколько я знаю, этому предшествовал длительный процесс?

- Да. В 1995 был приказ нашего Главнокомандующего о создании архива, и с тех пор шла работа. Теперь к нам уже можно приходить, работать с документами.

- Вы являетесь участником не только Отечественной войны в Абхазии, но и известных майских событий 1998 г., кодорских событий - антитеррористической операции 2001 г. Скажите, вошли ли в архив документы, связанные с этим периодом нашей истории?

- Безусловно. Мы стараемся собирать все, что связано с военными событиями, и пополнять наш архив.

- Над чем вы работаете сегодня?

- В 1997 г. в Сухуме вышла подготовленная мной “Книга вечной памяти”, посвященная воинам Абхазской армии, погибшим в грузино-абхазской войне. Теперь я работаю над ее исправленным и дополненным изданием, где список погибших будет дан уже по месту жительства, уточнено, из какого села, города он или она были, а если это добровольцы, то из какой страны, республики. Помимо этого работаю над монографией “Грузино-абхазская война 1992-93 гг. (боевые действия)”, которую намерен завершить в будущем году. Кроме того, в планах - написать статью о командирах батальонов и выше, включая абхазских генералов, в книгу “Абхазский биографический словарь”, которую готовит Академия наук Абхазии. Пишу также статью "Грузино-абхазская война” для историко этнографического труда “Абхазы”, издаваемого Академией наук Российской Федерации. И еще на меня возложена обязанность подготовить списки погибших в грузино-абхазской войне который в Мемориале Славы. Словом, работы хватает.

Интервью вела Елена ТЕРЕНИНА

"Республика Абхазия", №138 (1497), 5-6 декабря 2002 г.

__________________________________________

 



Некоммерческое распространение материалов приветствуется;
при перепечатке и цитировании текстов
указывайте, пожалуйста, источник:
Абхазская интернет-библиотека, с гиперссылкой.

© Дизайн и оформление сайта – Алексей&Галина (Apsnyteka)

Яндекс.Метрика