Зинаида Габуниа

Об авторе

Габуниа Зинаида Михайловна
(род. 20.11. 1942 г., Гудаута)
Доктор филологических наук, профессор кафедры русского языка и общего языкознания Кабардино-Балкарского государственного университета. Научно-педагогическую работу ведет в КБГУ с 1970 г. Специалист по истории кавказского языкознания, сравнительно-историческому и типологическому языкознанию, социолингвистике, словообразованию, синтаксической типологии эргатива, лингвокультурологии, лингвистике текста. Читает историко-лингвистические курсы в этой области. Ее учебные и методические пособия широко используются в вузовском преподавании и исследовательской работе студентов. Под руководством З.М. Габуниа защищены 23 кандидатские и 3 докторские диссертации.
Автор 14 монографий и почти 300 статей. Под руководством и с участием З.М. Габуниа были разработаны проекты шести грантов, в том числе и зарубежных. Профессор З.М. Габуниа – академик РАЕН, АН Республики Абхазия, Адыгской (Черкесской) Международной Академии, член Международного Кавказского лингвистического общества. Награждена высшей наградой Республики Абхазия Орденом «Ахьдз-апша» (Славы) III степени за развитие абхазо-адыгского языкознания. Член редколлегии отечественных и зарубежных журналов по лингвистике. Член Совета Союза женщин Кабардино-Балкарской Республики.
(Источник текста и фото:http://www.kbsu.ru.)





Зинаида Габуниа

«Вначале было слово… и душа, и песня»

На этой неделе свой юбилей отмечает известный в республике и за ее пределами лингвист, профессор кафедры русского языка и общего языкознания, академик Академии наук Республики Абхазия, академик АМАН и РАЕН, автор свыше 330 научных работ Зинаида ГАБУНИА.

Зинаида Габуниа

- Вы выросли в многоязычной среде, с детства говорите одинаково хорошо и на русском, и на абхазском, и на грузинском языках. Однажды в интервью газете «Горянка» вы даже назвали десять языков – и живых, и мертвых. Все ли можно выразить с помощью языка?

- Хочу начать с проблемы многоязычия, которую вы затронули. Кавказ тысячелетиями многоязычен. Может быть, это и поддерживало его единство, потому что во все времена на Кавказе ценились люди, которые знали много языков. Абхазия находится на географическом и культурном пограничье, все миграционные потоки всегда проходили через нее, поэтому старики, которым сейчас по девяносто-сто лет, обязательно говорят на русском, абхазском, греческом, турецком, грузинском и на языках других народов, с которыми вместе проживали и проживают. Если знаешь язык соседа, это говорит об уважении к нему, стремлении к пониманию, сближению. Это была не столько социальная, сколько этическая программа, поэтому они всегда в этом сообществе жили очень комфортно. Эту устойчивость и сегодня можно заметить. Многие наши ребята, которые живут в других городах мира, родным языком не владеют, но когда какая-то трагедия случается с кавказцами, они мгновенно в поведении становятся чистыми кавказцами! Это сочувствие, поведенческое понимание всегда сохраняются. Если бы мы потеряли эту этическую категорию, единства Кавказа не было бы…
МАСУДИ говорил: «На берегу Черного моря на трехстах языках приходится вести работу переводчикам». Постепенно родственные языки сливались. Но теперь у нас нет даже половины от тех трехсот языков, на которых вели торговлю. Это многообразие дает возможность в культурном плане различия. Например, сегодня для нас понятие «толерантность» ново, но культура коммуникации, когда другого принимаешь таким, каков он есть, несомненно, была. Единство в духовном отношении, в мировидении, миропонимании сохраняется. Самое главное в кавказском миропонимании – этика и этикет.
Все-таки духовная культура должна идти немного впереди материальной. Почему у нас в стране сейчас так плохо? Потому что многие, кто мгновенно стал богатым, для них духовная, этическая, нравственная культура такая, как ценностная ориентация, отсутствует.

- В последние двадцать лет Кавказ сильно изменился: утратилось былое единство. «Золотой век», которым для народов Кавказа была «эпоха застоя», когда развивалась национальная культура, этот век, увы, прошел.

- Истинная интеллигенция и простой народ остались прежними, но сама система имеет свои изъяны, и эта система, конечно, больше влияет на интеллигенцию и простой народ.

- В 2005 году Президент Абхазии вручил вам орден Славы за вклад в развитие абхазо-адыгского языкознания. Как изменилась Абхазия за двадцать лет?

- Конечно, Абхазия сильно изменилась, и большую роль в этом сыграла изолированность. Еще не известно, сколько эта изолированность могла продолжаться, если бы не агрессия Грузии по отношению к России. Я знаю людей, в том числе ученых, которые за пять лет ни разу не пересекали границу «непризнанной территории». Мужчинам это не разрешалось. Выезжали только женщины, которым пришлось с тачками переходить на другую сторону, чтобы прокормить семью. Это продолжалось годами. Тенденция до сих пор сохраняется. И многие люди пять-десять лет не работали. Неудивительно, что дух коллективизма утрачен. Единство народа сохранилось, но к работе не все уже готовы.

- Каково состояние гуманитарных наук в Абхазии?

- Абхазская историческая наука на Кавказе была самой сильной, потому что даже в дни моей юности директорами Абхазского научно-исследовательского института были самые известные в стране историки – ДЗИДЗАРИЯ, который первым описал мухаджирство, ИНАЛ-ИПА – лучший этнограф, ХОНЕЛИЯ – международник, посол в Турции… Языковедческая наука тоже была сильной, но трудились представители разных научных школ кавказоведения. Безусловно, методология анализа, научные подходы, научные интересы были разные. Поэтому они были не на таком уровне, как, допустим, историческая наука, которая и сегодня продолжает оставаться на высоте. Историки Абхазии работают с Институтом востоковедения РАН, где в свое время трудился АРДЗИНБА, и с ленинградскими востоковедами.

- В детстве вы мечтали стать археологом. Можете ли сказать, что лингвистика в чем-то сродни археологии?

- В метафорическом смысле – да. Но не только. Это и глубинный анализ языка, его структуры, это и самосознание языковой личности, самосознание культуры, и герменевтика, и феноменология… Вспомните «Археологию знаний», «Археологию гуманитарных наук» («Слова и вещи») Мишеля ФУКО. Мы с археологами много пересекались – без этого никак. Когда я училась в аспирантуре, археолог ТУРЧАНИНОВ издавал древние письмена Кавказа. На одной абхазской стеле была обнаружена надпись, которую перевели как «Соулах напечатал», меня попросили найти более адекватный перевод, так как «печати» в древности, разумеется, не было. После долгих мучений я предложила вариант «выдалбливал» - его приняли как наиболее подходящий.

- Расскажите, пожалуйста, немного о своем научном руководителе – академике РОЖДЕСТВЕНСКОМ.

- Юрий Владимирович Рождественский, у которого я писала докторскую, был само воплощение академических традиций и человеком невероятно порядочным. Он опережал современную ему науку. Помню, в Большом театре по субботам читал риторику, но денег не брал, а просил билеты в галерке для своих аспирантов и докторантов, и еженедельно мы посещали театр, смотрели лучшие спектакли. Потом все вместе ехали к нему домой и обедали. Для нас было настоящим таинством прикасаться к его книгам, входить в его мир. Хочется быть похожей на него, но, увы…

- У вас давние связи с Гранадским университетом: в течение пяти лет вы работали там в качестве приглашенного профессора, а ученый из Гранады Рафаэль Гусман ТИРАДА даже защищал в КБГУ докторскую. Можете рассказать историю знакомства с одним из старейших университетов Европы и пояснить, насколько европейцы вовлечены в исследование кавказских языков?

- Историю нашего с Рафаэлем знакомства знают все. Мы подружились, когда учились в докторантуре в МГУ. Он писал диссертацию по сложным предложениям в русском языке, в то время практически не знал Кавказ и с интересом слушал наши рассказы о языковом и культурном многообразии нашего региона. В одном блоке со мной жила китаянка Ван ДАЙ, которая сейчас работает в Пекинском университете, и мне особенно дорога награда, которую я получила на конференции в Пекине, - Золотая медаль Пекинского университета за доклад «Сино-кавказские языковые отношения». Дело в том, что согласно теории Старостина во втором-первом тысячелетии до нашей эры у народов Кавказа с китайцами действительно были культурно-исторические связи, что отражено в лексических параллелях и заимствованиях.
Что касается состояния кавказского языкознания, могу сказать, что сегодня европейцы гораздо меньше знают о кавказских языках, чем в начале двадцатого века. Вместе с тем исследование языков малочисленных народов сейчас в Европе очень актуально, особенно в Испании, потому мы плодотворно сотрудничаем. В Гранадском университете многоязычие является обязательным для филологов. Первые три года студенты изучают по три европейских и по одному из восточных языков. Этим достигаются не только практические навыки, но и расширяется их мышление в понимании разных языков мира.

- Как вы считаете, помогает ли знание других языков свободнее выражать мысли на родном языке?

- Безусловно. В прошлом году на конференции в Испании было много грузин. Мы собирались на какое-то озеро на экскурсию, рассаживались по автобусам и увидели группу грузин, которые не знали, в какой автобус им сесть. Подхожу к ним и объясняю, где их транспорт, – я лет пятнадцать не говорила на грузинском, но память – очень интересная вещь – бывает, быстро вспоминаешь именно то, что нужно.
Язык – это чудеса, язык – это образ жизни, душа, дыхание. Обрати внимание: абхазский язык называется апсщэа, но ащэ - это «песня», ажэа – это «слово», Апсны - Абхазия, апсуара – «абхазство», апстазара – «жизнь», апсабара – «природа», апсаатэ – «птицы», апстэы – «животный мир», апсра – «смерть», понимаемая как «отсутствие жизни», «отсутствие души». Душа в понимании абхазцев – сущность и первооснова мира. А еще есть пословица: песня души – слово души. То есть даже на примере абхазского языка можно увидеть связь между душой, языком, словом и песней. Поэтому я верю: вначале было слово… и душа, и песня.

- Какой смысл вы вкладываете в концепт «судьба»?

- Сказать, что не верю в судьбу, не могу: столько трудностей и подарков судьба мне дарила! Они взаимосвязаны. У абхазов первый тост на любом застолье – за Всевышнего: «О, Всевышний, чтобы мы могли почувствовать тепло через тебя!» И трудности, и радости – это тепло, исходящее от Всевышнего. Вот что значит для меня судьба.

- Спасибо. С юбилеем вас!

- Спасибо.

Беседовала Юлия БЕКУЗАРОВА.

_______________________________

(Перепечатывается с сайта: Горянка.)



Некоммерческое распространение материалов приветствуется;
при перепечатке и цитировании текстов
указывайте, пожалуйста, источник:
Абхазская интернет-библиотека, с гиперссылкой.

© Дизайн и оформление сайта – Алексей&Галина (Apsnyteka)

Яндекс.Метрика