Об авторе

Цушба Иван Шаибович
Доцент кафедры истории России и зарубежных стран АГУ (г. Сухум), кандидат исторических наук.





Иван Цушба

О праве наций или народов на самоопределение и проблема независимости Абхазии

Сухум - 2003

Как известно, до 80-х годов XX века требование или лозунг о праве наций на самоопределение неизменно связывался с именем Владимира Ленина. А в период "великой Горбачевской перестройки" такое требование начали связывать с именами Георгия Плеханова - основоположника марксизма в России и Юлия Мартова - лидера правых российских социал-демократов.
В первой четверти XX века в международном сообществе право народов или населения на самоопределение связывали с именем Президента Соединенных Штатов Северной Америки Вудро Вильсона (1912-1920 гг.), сыгравшего выдающуюся роль в истории Северной Америки.
Пройдут времена, возможно, найдутся люди, которые данное требование свяжут с именами Александра Македонского, Наполеона Бонапарта или Адольфа Гитлера.
В связи с этим хотелось бы сказать следующее: угнетение и эксплуатация одних народов другими и освободительная борьба начались при рабовладельческом строе и продолжаются по сей день. А как идея и практический принцип, право наций на самоопределение находит применение с XVII - XVIII веков. Величайший толчок движению национальной независимости дали два исторических события: в 1775-83 годах "Национальная революция" за независимость Америки и в 1789-94 годах Великая Французская революция. Вот с этих пор собственно и началась настоящая эпоха движения за независимость и самоопределение современных больших и малых наций и народностей.1. Впервые документально данное требование было зафиксировано на Берлинском международном конгрессе в 1878 году, хотя на нем не был раскрыт механизм самоопределения. Тем более, что этот конгресс пересмотрел итоги Сан-Стефанского мирного договора 1878 года, завершивший русско-турецкую войну 1877-78 годов в ущерб России и славянским народам Балкан 2.
В мирном социалистическом движении право наций на самоопределение было впервые сформулировано на Лондонском конгрессе II Интернационала в 1896 году в следующих словах: "Конгресс объявляет, что он стоит за полное право самоопределения всех наций и выражает свое сочувствие рабочим всякой страны, страдающей в настоящее время под игом военного, национального и другого абсолютизма"3.
С возникновением национальных государств в Европе этот лозунг сохранился. Но такой лозунг означал не выход той или иной нации из данного государства, а самоопределение внутри государства в той или иной форме.
Так как мы сегодня находимся в сфере влияния России, необходимо осветить, как общественно-политические организации подходили к этой проблеме. В Российской общественно-политической жизни впервые требование или лозунг о праве народа на самоопределение выдвинула партия социалистов-революционеров (эсеров), которая была создана в 1901 году. В своей Программе она записала требование о праве народов России на самоопределение. Через два года, в 1903 году, центральный орган печати "Революционная Россия" в № 18 писал, что "партия эсеров стоит на точке зрения полного и безусловного признания на самоопределение", а тем народам, которые захотят остаться после революции в составе России, они предлагали свободную федерацию4. Исследуя документы партии эсеров по данному вопросу, трудно определить, какую форму федерации они имели в виду: административно-территориальную, территориально-национальную или чисто национальную, т.е. этническую. Но они были первыми среди общероссийских партий, которые выдвинули идею федерации.
Сформировавшаяся в начале XX века российская либеральная интеллигенция (Бердяев, Булгаков, Струве и др.), составлявшая высший культурный слой русского общества, в 1904 году в Париже провела свой съезд, на котором присутствовали различные либеральные и радикальные объединения. Этот съезд единогласно принял резолюцию о необходимости ликвидации самодержавия, о замене его "свободным демократическим строем на основе всеобщей подачи голосов" и о праве национального самоопределения народностей России5. Именно, либералы ставили ребром вопрос национального самоопределения народностей, а не наций и народов.
Конституционно-демократическая партия или партия кадетов, созданная в 1905 году, в своей Программе была нацелена на создание Конституционного правления, предусматривала разделение властей (исполнительной, законодательной и судебной). Она выступала за свободу культурного самоопределения народов Российского государства. И партия октябристов, созданная в 1906 году, выступила за сохранение единства и нераздельности государства, но при непременном равенстве всех народов и при их праве на культурное развитие6. Позиции этих двух партий четки и ясны. Они выступали за культурное самоопределение народов, считая их субъектами культуры, а не политики и права.
В социал-демократии право наций на самоопределение впервые было провозглашено в Манифесте РСДРП на I съезде в 1898 году, а конкретно в 1903 году на II съезде РСДРП в докладе Мартова (докладчик по первой Программе партии). Кроме того, он внес предложение о создании областного местного самоуправления для тех окраин, которые по своим бытовым условиям и составу населения отличались от собственно русских областей7. Как видно, у социал-демократов речь идет о самоопределении наций, у эсеров - народов, а у либеральной интеллигенции - народностей. Однако во всех случаях не раскрыт механизм самоопределения. Кроме того в 1906 году вышла солидная работа большевика Степана Шаумяна под названием "Национальный вопрос и социал-демократия", где автор говорит о праве наций на самоопределение.
В 1907 году известные теоретики национального вопроса, видные деятели австрийской социал-демократии Отто Бауэр и Карл Реннер издали работы: первый - "Национальный вопрос и социал-демократия" и второй - "Национальная проблема". Эти работы стали учебниками для многих социал-демократов. В них разработана теория и программа "культурно-национальной автономии". В целом данная программа считалась реакционной, но при этом в ней содержалась одна очень прогрессивная идея - о том, что нация должна рассматриваться как субъект права, а не культуры. Эту программу развил по-своему и лидер Всеобщего еврейского рабочего союза в Литве, Польше и России - Бунд. Согласно которой все евреи мира создают свой "культурно-национальный" сейм, который объединяет все культурные учреждения евреев мира в одном центре и занимается культурными нуждами народа. По его Программе создавались отдельные еврейские школы, больницы, поликлиники и другие культурные очаги, где могли учиться и работать только лица еврейской национальности. Этим самым они изолировались от других народов для спасения себя от ассимиляции.
Более серьезно национальным вопросом занялись большевики-ленинцы в 1913-14 и последующих годах. Он был связан с приближением I мировой войны и национально-освободительным движением народов Балкан против Османской империи. Тогда вышли известные работы Ленина: "Критические заметки по национальному вопросу", "О праве наций на самоопределение", "О национальной гордости великороссов", Сталина - "Национальный вопрос и социал-демократия" (впоследствии - "Марксизм и национальный вопрос"), Шаумяна - "О национально-культурной автономии", Стучки - "Национальный вопрос и латышский пролетариат" и др.
В 1914 году Ленин в работе "О праве наций на самоопределение" заявил: Если мы хотим понять значение самоопределения наций, не играя в юридические дефиниции, не "сочиняя" абстрактных определений, а разбирая историко-экономические условия национальных движений, то мы неизбежно придем к выводу: под самоопределением наций разумеется государственное отделение их от чуженациональных коллективов, разумеется, образование самостоятельного национального государства8. Как видно, очень привлекательное требование. Но если глубже подойти к нему, то здесь есть три серьезнейших "подводных камня". Первый. Правом на самоопределение вплоть до отделения и образования самостоятельного государства могла пользоваться та историческая общность людей, которая именовалась нацией, а народы и народности таких прав не имели, причем Ленин и большевики имели в виду только поляков и финнов (они после революции получили независимость). Второй. Большевики признавали только территориальное самоопределение, отрицая при этом экстерриториальное самоопределение наций. По большевистской Программе не могли, например, самоопределиться русские, жившие за пределами России, в какой-либо форме, даже в форме культурной автономии. И, наконец, третий. Такое требование вплоть до отделения преследовало не обособление, той или иной нации от данного государства, а "разъединение" для объединения, т.е. объединение уже на основе свободного союза. Суть ленинского лозунга о праве наций на самоопределение многие годы не понимали большевики и с ним дискутировали: Шаумян - в 1914 году, Пятаков и Рыков - в 1917 году, Бухарин - в 1919 году и т.д. В письме к С. Шаумяну в 1914 году Ленин писал: мы за право отделения (а не за отделение всех!). Отделение вовсе не наш план. Отделение вовсе мы не проповедуем. В общем, мы против отделения. Но мы стоим за право отделения ввиду черносотенного великорусского национализма, который так испоганил дело национального сожительства, что иногда больше связи получится после свободного отделения9. Комментарии здесь излишни.
После победы Октябрьской революции данное требование было зафиксировано в декрете о мире, принятым II съездом Советов в 1917 году. Декрет предлагал заключить справедливый демократический мир без аннексий и контрибуций. Мир без аннексий означал по существу провозглашение право наций на самоопределение.
Самым обнадеживающим для народов бывшей Российской империи был документ Совета Народных Комиссаров Советской России от 2 ноября 1917 года "Декларация прав народов России", которая провозгласила равенство и суверенность народов страны и право на свободное самоопределение вплоть до отделения и образования самостоятельного государства. Концептуально за такими нормами Декларации стояло понимание Советской России как федерации равноправных народов, т.е. принципом государственного строительства выступал этнический федерализм10. Говоря другими словами, субъектами будущего федеративного государства становились народы (этносы), а не административно-территориальные единицы и не национально-территориальные республики. Таким образом, народ (этнос) выступал не как субъект культуры, а становился субъектом политики и права.
Однако, через два месяца после принятия данного документа, в начале января 1918 года Ленин собственноручно подготовил новый документ - "Декларацию прав трудящегося и эксплуатируемого народа" и предложил Всенародному Учредительному собранию принять ее и признать декреты Советской власти. Делегаты Учредительного собрания не приняли Декларацию и не признали декреты Советского государства, за что их силой разогнали большевики.
Эту Декларацию принял в январе 1918 года, III Всероссийский съезд Советов. Она в течение четырех-пяти месяцев выполняла функции Конституции, была малой, краткой временной Конституцией страны. Декларация провозгласила, что Советская Российская Республика учреждается на основе свободного союза свободных наций как федерация национальных республик. Итак, ленинская Декларация подменила субъекты федерации, поставив на место народов некие сконструированные общности, т.е. нации. И началась традиция отождествления наций и национальных республик. В последующее время поиск форм этих конструктов прошел несколько этапов, однако их общим содержанием была задача разрушения этнической субъектности11.
Итак, эта Декларация похоронила "Декларацию прав народов России", требовавшую самоопределения всех народов вплоть до отделения или создания этнического федерализма в Советской России. И она (т.е. ленинская Декларация) дала возможность Сталину организовать стратификацию народов, подчинить одни народы другим и провести в жизнь многоступенчатую систему национально-государственного устройства в Советском Союзе.
Такая стратегия в стране господствовала до подготовки проекта нового Союзного договора в 1991 году. Новый Союзный договор давал возможность поднять политический и правовой статус республикам в рамках федеративного государства. Но государственный переворот, который был совершен в Беловежском лесу Ельциным, Кравчуком и Шушкевичем, окончательно и бесповоротно сорвал этот процесс.

* * *

В международном сообществе XX век воспринимается многими как эпоха самоопределения. В том веке произошел распад крупных многонациональных государств… В период I мировой войны воюющие страны считали своим долгом провозгласить лозунг самоопределения народов, проживавших на землях противника.
Исходя из основных положений, заложенных в американской Конституции, президент СШСА Вудро Вильсон в конце войны и в ходе последующих мирных переговоров выступил как сторонник принципа национального самоопределения. Здесь имелось в виду "внутреннее самоопределение". Несколько позже он сформировал принцип "внешнего самоопределения", согласно которому любой народ мог бы выбрать такую форму суверенитета, которую хотел...Одновременно он выдвинул принцип невмешательства извне во внутренние дела государства.
В январе 1918 года В. Вильсон выступил с программой мирного послевоенного урегулирования, которая стала известна как "14 пунктов Вильсона". В ней он отмечал, что основным субъектом власти является народ, имеющий право на самоопределение (9 пункт). Но пункты 11 и 13 предусматривали появление Сербского и Польского государств, имеющих выходы к морям, то есть предполагалось, что они получат территории с инонациональным населением. В дальнейшем, когда дело коснулось конкретных народов, В. Вильсон подошел к праву на самоопределение очень избирательно, предложив право "сецессии" (т.е. отделения) исключительно к народам Четверного Союза12. Более того (9 пункт) практически означал не право народа, а населения на cамоопределение.
Также такой лозунг он выдвинул и в интересах тех, которые находились в колониальной зависимости от Англии, Франции, Бельгии и других. Выдвигая такой лозунг, В. Вильсон хотел потеснить на мировом рынке вышеназванные колониальные державы. На Парижской мирной конференции в 1919 году по его инициативе была создана международная организация Лига Наций, которая стала инструментом для проведения своей внешней политики. С помощью этой организации Америка начала диктовать свою волю всему миру.
По инициативе стран-победителей после окончания второй мировой войны (в июне 1945 г. в Сан-Франциско) была создана международная организация - Организация Объединенных Наций. Ее главной задачей стало поддержание и укрепление международного мира и безопасности и сотрудничества между государствами.
Она в начальный период выполняла волю американской внешней политики, так как США склонили на свою сторону большинство членов этой организации, особенно молодые государства, главным образом из Латинской Америки. Но в 60-е и 70-е годы Советский Союз сумел сплотить вокруг себя страны народной демократии и освободившиеся в то время бывшие колониальные страны Азии и Африки.
И здесь надо отметить, что СССР особо не беспокоился за судьбы колониальных народов Азии, Африки и Латинской Америки. Советскому Союзу они нужны были как ударная сила против американского и мирового империализма. Ибо после войны сложился мировой революционный процесс, составными частями которого были: мировая система социализма, борьба рабочего класса против мирового капитала и национально-освободительная борьба колониальных народов против империализма. С помощью этих трех гигантских сил СССР проводил в ООН свою внешнюю политику. Таким образом, Советский Союз добился больших побед и начал диктовать свою волю всему миру. Одновременно в эти годы в стране готовилась комплексная Программа денационализации нерусских народов СССР, чтобы подготовить их слияние с русской нацией13. Предусматривалось ликвидировать мнимую Советскую федерацию, превратить страну в унитарное государство. Так, что Советским Союзом и США колониальные народы и их право на самоопределение использовались с далеко идущими целями.
В Уставе этой международной организации право на самоопределение народов является первичным, а территориальная неприкосновенность - вторичным. В нем право на самоопределение народов закреплено в качестве императивной нормы международного права. Это положение закреплено во многих других универсальных и регионных многосторонних договорах и конвенциях, в ряде принятых Генеральной Ассамблеей ООН деклараций, воспроизводящих в конкретизированной форме действующие принципы и нормы международного права.
В документе Декларации о предоставлении независимости колониальным странам и народам, принятой Генеральной Ассамблеей ООН 14 декабря 1960 года (и притом она была принята по инициативе СССР), концепция самоопределения народов получила дальнейшее развитие. Генеральная Ассамблея ООН квалифицировала колониализм и все другие формы иностранного господства и эксплуатации как нарушение прав народов на самоопределение и основных прав человека.
Декларация о принципах международного права, касающихся дружественных отношений и сотрудничества между государствами, принятая тем же органом 24 октября 1970 года, подтверждает, что в силу принципа самоопределения, закрепленного в Уставе ООН, все народы имеют неотъемлемое право свободно определять без вмешательства извне свой политический статус. И этот принцип подтвержден и в таком политическом и международно-правовом документе, как Заключительный акт Совещания по безопасности и сотрудничеству в Европе, где сказано, что "все народы всегда имеют право в условиях полной свободы определять, когда и как они желают, свой внутренний и внешний политический статус без вмешательства извне и осуществлять по своему усмотрению свое политическое, экономическое, социальное и культурное развитие"14. Кроме того, следует отметить, что принцип самоопределения затрагивает не только право народов, но и отношения между государством и личностью. Исходя из этого, соответствующие международные акты, такие, как Устав ООН, всеобщая декларация прав человека, Международный пакт о гражданских и политических правах и др., признают, что нарушение или ущемление права народов на свободное самоопределение представляет собой прямое и непосредственное нарушение фундаментальных прав и основных свобод человека. Более того, поскольку право на самоопределение относится к числу коллективных прав человека, то его отрицание представляет собой массовое нарушение прав человека. Вышеперечисленные принципы зафиксированы в резолюциях Генеральной Ассамблеи ООН от 16 декабря 1952 года, в Декларации об укреплении международной безопасности от 16 декабря 1970 года, в резолюции того же органа от 20 декабря 1965 года о ходе осуществления Декларации о предоставлении независимости колониальным странам и народам, Резолюции от 24 декабря 1970 года15 и во многих других документах.
За последнее время в мире ширится движение за то, чтобы в ООН народы были представлены непосредственно. Институционально существуют различные подходы. Скажем, Всемирное Федералистское Движение (ВФД) разворачивает агитацию за создание в ООН, наряду с Генеральной Ассамблеей, Парламентской Ассамблеи, создаваемой по образцу Ассамблеи Совета Европы. Другая идея - институционально укрепить в рамках ООН существующую конференцию Неправительственных Организаций (КОНГО). Предлагают также создать в ООН наряду с Генеральной Ассамблеей вторую палату - палату народов16.
Такие формы организации народов указывают на появление новых международных условий для закрепления и расширения их прав, новых возможностей для борьбы за их реализацию. Такое движение в мире может способствовать утверждению в будущем принципа первичности интересов и суверенитета народа в сравнении с интересами и суверенитетом государства.
Однако следует сказать, что в последние годы государствами произведена подмена - "территориальная неприкосновенность" стала "территориальной целостностью", так они назвали новый принцип в Хельсинском заключительном акте 1975 года. Такая подмена тезисов неприемлема в международном праве и противоречит духу основных принципов ООН. Поэтому так уязвимы новые хельсинкские принципы: их разрушает сама жизнь, события последних лет на планете (Югославия, Чехословакия, СССР: разрушение целостности других государств идет нарастающими темпами).
По поводу противопоставления принципа территориальной целостности принципу равноправия и самоопределения народов известный специалист международного права Раис Тузмухамедов отмечал, что в Декларации ООН "О принципах международного права, касающихся дружественных отношений и сотрудничества между государствами" (24 октября 1970 года) указано, что "Ничто в приведенных выше абзацах не должно толковаться как санкционирующее или поощряющее любые действия, которые вели бы к расчленению или к частичному или полному нарушению территориальной целостности или политического единства суверенных и независимых государств…" И ставят на этом точку и этим самым изобличают себя в недобросовестности, в фальсификации принципов международного документа в угоду собственных корыстных целей. А вся "соль", пишет дальше автор (и я это знаю, как участник выработки Декларации в составе Советской правительственной делегации в Женеве), через запятую сказано, что речь идет о таких государствах, которые "действуют с соблюдением принципа равноправия и самоопределения народов, как этот принцип изложен выше, и, вследствие этого, имеющих правительства, представляющие весь народ, принадлежащий к данной территории, без различия расы, вероисповедания или цвета кожи".
Так вот, в случаях надуманных или очевидных коллизий принципа равноправия и самоопределения народов и принципа территориальной неприкосновенности (целостности), "обижаемая" госвласть обязана доказать в начале, говорит автор, что:
1. Она "действует с соблюдением принципа равноправия и самоопределения народов".
2. Ее правительство действительно "представляет весь народ", проживающий на территории данного государства.
3. При этом нет никакой дискриминации по признаку "расы, вероисповедания или цвета кожи".
Если госвласть этим минимальным и всеобщесогласованным требованиям не отвечает, то оно должно по справедливости и добровольно согласиться с тем, что скажет самоопределяющийся народ.
А в отношении форм такого самоопределения в том же документе с той же степенью универсальной согласованности было сказано, что способами осуществления народом его права на самоопределение является "создание суверенного независимого государства, свободное присоединение к независимому государству или объединение с ним, или установление любого другого политического статуса". Какую форму избрать - воля самого народа, заключает автор17.
Как уже сказано, на основе решения Хельсинского совещания 1975 года существует принцип соблюдения территориальной целостности государства. Конечно, принцип самоопределения народов с аннексионизмом, с любой формой национального угнетения и притеснения несовместим. Однако, в реальной жизни и в прошлом и сегодня - нередко предпринимаются попытки оправдать политику экспансионизма, отрицать право народов на самоопределение под предлогом, что это может нарушить единство и территориальную целостность государства и даже "национальный суверенитет", под которым подразумевают полновластие господствующей в государстве нации. Уже нами сказано, что территориальная целостность государства должна основываться на свободном самоопределении народа, в то время само право на самоопределение никак не может ограничиваться, приостанавливаться или отменяться с целью сохранения территориальной целостности государства или существующих государственных границ. Территории, которые присоединены или удерживаются вопреки воле их населения, не могут рассматриваться как составная часть территории государства, отрицающих или препятствующих свободному самоопределению.
Право наций на самоопределение, как императивная норма международного права, должна признаваться всегда и при всех случаях, независимо от того, когда, при каких обстоятельствах и на каких основаниях произошло присоединение территории, народ которой ставит вопрос о самоопределении.
С неотъемлемостью и непогашаемостью права народов на самоопределение тесно связана презумпция, соответствия существующей фактической ситуации праву на самоопределение. Признание самоопределения наций в качестве императивной нормы международного права предлагает соответствие осуществляемого государством территориального верховенства национальному самоопределению до тех пор, пока народ соглашается с существующем территориальным статусом. Такое соответствие дает государству право на владение и распоряжение территорией от имени населяющего его народа. Там, где существующее положение не соответствует праву на самоопределение, когда народ требует изменения существующего статус-кво, все старые правовые титулы должны терять всякую силу, и в таких случаях говорят о фактическом осуществлении власти, лишенном правового основания. Такое состояние наступает со временем волеизъявления народа в пользу отделения, когда государство теряет правовое основание территориального владения, а в тех случаях, когда присоединение совершено путем насилия и народ не согласен с этим положением территориальное владение должно считаться противоправным с самого начала, а все акты, которыми "оформлялась" такая аннексия, должны рассматриваться как юридически недействительные. В указанных случаях возникает необходимость приведения существующих границ в полное соответствие с волеизъявлением населения территории. Только в этом случае государственные границы де-факто могут стать границами де-юре и обеспечиваться принципом территориальной целостности государства18.
Но, как раньше, так и сегодня эти основные принципы международного права нарушают ведущие страны мира, которые диктуют свою волю мировому сообществу. Западные державы, например, развязали военные действия против Северного Вьетнама и Северной Кореи в 50-е годы, Египта в 1956 году, Ирака в 80-е годы, Югославии в 1999 году и т.д. К сожалению сама Организация Объединенных Наций фактически стала одним из отделов Администрации США, а Североатлантический блок - ее главным отделом. Этот военно-политический альянс бомбил города и села Югославии. (Не дай бог, если Грузия войдет в этот альянс до урегулирования грузино-абхазского конфликта такая участь может ждать и нас, и надеется на Россию маловероятно).
И все-таки, принцип самоопределения народа является императивной нормой международного права. Но когда речь идет о самоопределении народа, имеется в виду самоопределение всего населения региона, области или республики. Ни одна политическая организация в мире, ни одна международная организация на планете и ни одно цивилизованное государство мира еще не выдвинули такое политическое требование эпохи, как право народа (имеется в виду одного народа) на самоопределение вплоть до отделения и создания своего независимого государства. К этой необходимой проблеме человечество еще не готово. И когда ставится вопрос о праве народа Абхазии на самоопределение, имеется в виду самоопределение всего населения, и в том числе беженцев, которые уехали в результате войны, и не совершившие преступлений перед народом республики (это 12 тысяч греков, высланные грузинскими властями в Грецию в августе 1993 года, русские, армяне, абхазы, которые уехали в страны СНГ в ходе войны и после ее окончания, определенная часть грузинского населения Абхазии, не принимавшая участия в войне и до войны в массовых мероприятиях против Республики Абхазия). А что касается участников боевых действий против Абхазии и ее народа, участников беспрерывных демонстраций и митингов под лозунгом "долой Абхазию" и т.д., данное право на них не распространяется. Эту азбуку мы должны хорошо знать.
Кроме того, следует подчеркнуть, что право на самоопределение как идея и практический принцип, находящее применение с XVII - XVIII веков, относится к нациям. На Берлинском Международном Конгрессе 1878 года, Лондонском Конгрессе II Интернационала 1896 года, в Программе Российской социал-демократической партии по национальному вопросу и в ряде других документах речь идет о самоопределении наций. В мировом сообществе в XX веке, особенно в "14 пунктах Вильсона" (конкретно в 9 пункте) имеется в виду самоопределение народов, конкретно населения того или иного государства. В уставе ООН, в ее различных документах, также в международно-правовом документе, как Заключительный акт Совещания по безопасности и сотрудничеству в Европе и ряде других - речь идет о самоопределении народов. Имеется в виду как внутреннее, так и внешнее самоопределение. Таким образом, в международных документах XX века термин нация заменяется народом. Почему? Это случайность или политическая необходимость? Не вдаваясь в теории нации и национального вопроса, скажем прямо, что сегодняшние политики и ученые вытащили и оправдывают старую избитую теорию - господствующие и негосподствующие нации. Согласно этой теории, живущие в пределах одного государства многоязычные и многоплеменные народы должны превратиться в одну нацию, под именем господствующей нации. Другими словами, существующие сегодня в мире государства, давшие название именем господствующих наций, именуются национальными государствами (т.е. одно государство - одна нация), а остальные общности людей в них не относятся к категории наций. Они просто этносы, народности и этнические группы. Могут самоопределиться только внутри этих государств и лишены права внешнего самоопределения. Например: Англия, Германия, Франция, Швейцария, являются государствами, и они составляют английскую, немецкую, французскую и швейцарскую нации, а остальные общности людей, живущие в указанных государствах не являются нациями. В Швейцарии, например, есть 26 кантона и полукантона. Германоязычное население составляет 65 процентов населения, и говорящие на французском, итальянском, ретороманском и других языках составляют меньшинство19. И поэтому когда речь идет о швейцарской нации, видимо, имеют в виду в основном немцев, составляющих большинство и именуемой швейцарской нацией. Или другой пример: Несколько лет назад грузинские политики не хотели слышать слово федерация, но сегодня ее "облюбовали". И заявляют, что в новой Конституции Грузии предусмотрено создание федеративного государства, в котором все жители будут составлять целостную грузинскую нацию. А такие этносы, как абхазы, осетины и другие получат самый высокий статус, а территории, как Кахетия, Картли, Гурия, Имеретия, Мегрелия и т.д. - широкие полномочия. Для них абхазы, осетины, армяне, азербайджанцы не составляют нации, а просто этносы. Спасибо за такую любезность! В таком случае грузинские политики пусть создадут вместо национально-территориального или административно-территориального этническое федеративное государство, где субъектами Грузинского государства будут этносы, т.е. абхазы, осетины, армяне, азербайджанцы, курды, аджарцы (у них мусульманская религия, турки-месхетинцы в начале вернув на свою Родину), получат широкие полномочия в рамках этого государства (в единой грузинской нации). А затем пусть признают мегрельцев и сванов этносами, чтобы для них создать культурную автономию (создание для них письменности, открытие школ, ВУЗов, научных организаций, театров и других национальных учреждений). Готова ли грузинская общественность на такое дело? Конечно, нет!
Сегодня, когда мы говорим о самоопределении наций или народов, больше прав был Сталин, чем нынешние политики и ученые (правда, в теории, а на практике нет). Когда в 1929 году советские ученые выдвинули тезис о признании пятого признака нации (наряду с четырьмя признаками) наличие у нации национальной государственности, он обрушился на них и заявил, что это сегодня невозможно и не оправдано из-за того, что существующие колониальные нации, не имеющие собственного государства, при признании пятого признака нации (наличие национальной государственности) будут исключены из разряда наций. Теоретически правильно. В лице этих стран он имел в виду нации, а не народы, хотя они не были господствующими нациями. В практическом плане его не волновала судьба этих наций т.к. при признании вышеуказанного признака нации, он обязан был отказаться от стратификации народов, поднять политический и правовой статус республик страны, превратить мнимую советскую федерацию в подлинно демократическую страну.
Когда мы говорим о самоопределении наций и народов, должны исходить из того, что обе общности составляют тип этноса, социально-экономическую и духовную общность людей. Нации - в сравнении с народами как бы более высокий тип этноса. Обе общности являются понятием публичного права и определяются принадлежностью к одному государству20. (Так считал Карл Реннер). Обладают правом на внутреннее и внешнее самоопределение. Должны быть равноправными в правовом плане. И поэтому не случайно, в противовес вышеприведенной пресловутой теории политиков и ученых, Организация Объединенных Наций в своем Уставе зафиксировала право народов, наравне с правами "господствующих" наций на самоопределение, и закрепила это в качестве императивной нормы международного права.
Общности людей, живущие в государствах, имеющие общность языка, территории, психического склада, проявляющегося в общности культуры и общности экономической жизни, составляют народы и нации. Они могут самоопределиться в рамках данного государства в форме государственной автономии, субъекта государства и наравне с господствующей нацией создать равноправное правосубъектное государство, и наконец - выйти из него вместе со всем населением территории и создать самостоятельное, независимое государство, если в этом государстве нарушается принцип равноправия и самоопределения.
А что касается абхазов, то они являются народом и нацией. Абхазы - с общностью языка, территории, психического склада, проявляющегося в общности культуры, общности экономической жизни, национального самосознания и самоидентификации к национальной государственности. Являются государствообразующим народом и нацией. Вместе со своей зарубежной диаспорой составляют целостный организм, а с кровнородственными адыгами имеют единый менталитет. Обладают вместе с населением Абхазии правом на самоопределение вплоть до отделения и создания независимого государства. Что уже сделано.
И поэтому не случайно наша работа называется "О праве наций или народов на самоопределение и проблема независимости Абхазии".

* * *

Если сегодня международное сообщество говорит о праве народов на внешнее самоопределение, то оно имеет в виду народы, входящие в состав других государств, в которых не соблюдается принцип равноправия и самоопределения народов.
Когда в 1918 году Вудро Вильсон выдвинул требование о праве народов или населения на самоопределение, он имел в виду те народы, которые находились в колониальном положении, хотя к ним он относился избирательно. Сегодня Комитет по правам человека считает, что право на самоопределение не должно ограничиваться только народами, находящимися в колониальной зависимости, а относится также и к любому другому народу. Однако большинство государств-членов ООН данное право относят к народам, находящимся в колониальной зависимости, или к населению доминионов21.
В соответствии с этим мы должны доказать всему миру, что из себя представляют в историческом плане взаимоотношения между Грузией и Абхазией. Была ли Абхазия изначально и постоянно составной частью Грузии или она аннексирована в результате экспансии последней? Когда наши политики обращаются к этому вопросу, они делают упор на советские времена или на вторую половину XIX века - время насильственного переселения абхазов со своей Родины в Турцию и другие страны Ближнего Востока. Это, конечно, правильно. Однако, экспансия древнегрузинских племен против коренных хатто-абхазо-адыгских племен началась в глубокой древности.
Как полагает большинство ведущих историков, 4-3 тысячи лет до нашей эры Западная часть Кавказа была заселена коренными хатто-абхазо-адыгскими племенами. Позднее в этот этнический массив вклиниваются с востока картвельские племена, переселившиеся из района рек Тигра и Евфрата, оттеснив хаттов на юг, абхазо-адыгов - на север. Это можно рассматривать как первую экспансию вышеназванных племен против хатто-абхазо-адыгов. Вторая экспансия относится к VI-VII векам новой эры, когда некоторые абхазские этнополитические образования находились в различных степенях зависимости от Лазского царства. Но в 30-40-х годах VIII века начинается консолидация абхазских племен, складывается наша народность. В 70-х годах того же века возникает Абхазское царство во главе с династией Леонидов. Оно становится мощным государством, завоевывает Западную, а затем Восточную Грузию. Это была уже абхазская экспансия на Восток. Подавляющее большинство населения этого царства вопреки воле некоторых грузинских ученых говорили на том языке, на каком сегодня говорит абхазский народ. Только одно слово "А8сща"- царь абхазов, вполне достаточно доказывает, что абхазы XXI века идентичны с абхазами VIII века.
Однако, на рубеже X -XI веков с помощью дворцового переворота, в результате династической унии абхазскую династию Леонидов сменила армянская династия Багратунов (уже огрузинившиеся - Багратиды), и берут власть в свои руки, хотя еще долго объединенное государство называется Абхазским. Это третья экспансия Грузии против Абхазии, превратившая последнюю в одно из эриставств первой.
Затем со второй половины XIII века по 1918 год на карте мира нет единого грузинского государства. Государство абхазов и картвелов было разгромлено татаро-монголами. Оно распалось на отдельные царства и княжества.
А что же касается постоянных заявлений нынешних политиков Грузии о том, что "Абхазия всегда была частью Грузии", то они рассчитаны на неосведомленных людей. Не касаясь средневековья, (когда система международной правосубъектности еще четко не была сформирована) отметим, что по крайне мере, после XV века не существует ни одного международного документа, указывающего о вхождении Абхазии в состав Грузии. Приведем факты. Согласно составленному в Амасье 29 мая 1555 года Ирано-Турецкому договору, территория Абхазии была включена в состав Османской империи. После того по истечению 84 лет, а именно 17 мая 1639 года в Зохабе был заключен новый Ирано-Турецкий (Хосроширинский) мирный договор, на основе чего Восточная Армения и Восточная Грузия, а также Азербайджан и Дагестан оказались под влиянием иранских шахов. Западная Грузия и Западная Армения, Абхазия и земли адыгов в Причерноморье отошли к османским султанам. Кроме того, и последующие международные мирные договоры, Кючук-Кайнарджийский 1774г., Бухарестский 1812 г. и другие ясно и четко доказывают, что Абхазия с Грузией не имела государственно-территориальных отношений22.
На рубеже XVII и XVIII веков Картлийские цари стремились воссоздать прежнее централизованное государство. Но все это оказалось несбыточным. Картлийский царь Вахтанг VI (1675-1737), царствовавший в Картли с 1703 по 1724 годы стремился к этому (но с 1712 по 1719 годы был отстранен от власти шахом, а в 1724 году убежал в Россию с семьей и большой свитой, не противостояв Турецкой агрессии). Зато в первые годы царствования ему удалось "создать новую историю Грузии". Он основал первую типографию, кодифицировал законы, составил новое "Уложение", собрал все распоряжения и установления, касающиеся государственного и административного права, дополнил и отредактировал летописный сборник "Картлис Цховреба" из исторических материалов Абхазского царства… Стремление грузинской общественности иметь свою историю, освобожденную от нежелательных им исторических фактов Абхазской истории получило тенденциозное освещение, вследствие чего исторический облик многовекового Абхазского государства изменился, превратившись в новую Грузинскую историю. И поэтому академик Н. Марр еще в 1912 году сказал: "В Абхазии, в широком смысле этого термина, возродилось новое грузинское царство". А в другом месте, позднее он прямо говорит: "История абхазов есть начало истории Грузии". Не только история одних народов переходили к другим, но часто совершенно пропадали следы существования целых наций23. Это уже была четвертая экспансия против Абхазии, но она была идеологической и наиболее опасной. Ее можно рассматривать и как геноцид идеологического характера.
Пятую Грузия совершила во второй половине XIX века, после массового выселения абхазов из собственной земли, когда наши земли заняли западные грузины. И тогда появилась реальная возможность "доказать", что абхазы на данной территории появились с XVII века, придя с Северного Кавказа. Об этом впервые сказал историк Д. Бакрадзе. Все это делалось для того, чтобы доказать России, что эти земли "исконно грузинские" и сюда переселиться в историческом плане имеют только грузины. И началась усиленная пропаганда среди грузинского населения о необходимости занять освободившиеся земли. Общественные деятели Грузии Я. Гогебашвили, Г. Церетели, А. Джугели и даже Н. Джанашия в освоении абхазских земель давали приоритет грузинам24. Началось практическое освоение территории Абхазии западными грузинами. Освоение чужой территории после выселения народа и историческое "обоснование", что этот народ переселился из Северного Кавказа, тоже относится к категории геноцида.
Шестую экспансию совершила "Демократическая Грузия" в 1918-1921 годах, когда она оккупировала территорию Абхазии, нарушив при этом соглашение, заключенное между Абхазским Народным Советом и Народным Советом Грузии 9 февраля 1918 года, в котором признавалась единая и нераздельная Абхазия в пределах от реки Ингур до реки Мзымта25, т.е. до Красной Поляны-Кбаадъы. Это был уже физический геноцид против абхазского народа.
Седьмая была с 1921 по 1953 годы в эпоху Сталина, Орджоникидзе, Берия и других. 31 марта 1921 года была провозглашена независимая Советская Республика Абхазия. С февраля 1922 по февраль 1931 года она была суверенной республикой, на "особом договоре" с Грузинской ССР и после образования Закавказской Федерации входила в ее состав. В 1931 году по инициативе Сталина, под его нажимом, без волеизъявления абхазского народа, суверенную Абхазию включают в качестве автономной республики в состав суверенной Грузинской ССР, не имевшей статуса союзной республики. Но и в условиях абхазской автономии до конца 1936 года мудрый руководитель республики Нестор Лакоба, используя связи с Московским и Закавказским руководством, проводил относительно самостоятельную политику. С 1921 по 1936 годы он сумел подготовить значительно достаточные кадры для руководства различными отраслями народного хозяйства.
Первой и главной целью политиков Грузии была его смена. Он был отравлен в конце 1936 года в Тбилиси. С этого момента начинается практическая колонизация Абхазии. С этого периода начинается новый геноцид против абхазского народа. И он имел несколько направлений. В первую очередь была физически уничтожена вся интеллектуальная часть абхазского общества. В 1938 году абхазский алфавит был переведен на грузинскую графическую основу. Началось массовое переименование абхазских топонимических названий на грузинские. В 1937 году правительство Грузии организовало мощную организацию "Абхазпереселенстрой", в задачу которой входила организация массового переселения грузин на территорию Абхазии… И он не прекратил своей работы даже в годы Великой Отечественной войны… Целые грузинские села размещались среди компактных масс абхазского народа с преднамеренной целью - создать анклавы с грузинским населением, которые должны были стать опорными пунктами и источниками планируемых ассимиляционных процессов26.
В конце войны осуществляется следующее мероприятие: по поручению Центрального Комитета Компартии (большевиков) Грузии 13 марта 1945 года Абхазский обком партии принял постановление "О мероприятиях по улучшению качества учебно-воспитательной работы в школах Абхазской АССР."В нем говорилось: "С целью улучшения учебно-воспитательной работы в школах Абхазской АССР, подготовки квалифицированных кадров из числа абхазов и идя навстречу пожеланиям широких масс абхазской интеллигенции, самих учащихся и родителей, отменить существующую систему обучения в абхазских школах"27. Как видно, оно оформлено "великолепно". Говоря другими словами, абхазская интеллигенция, абхазские школьники и их родители "решили отказаться от родного абхазского языка и заявили: закройте абхазские школы и откройте нам грузинские школы". Все это похоже на арабские сказки. После закрытия абхазских школ педагоги остались без работы, многие дети оставили школы, не получив восьмилетнего и среднего образования.
В начале 50-х годов у грузинского руководства в отношении абхазского народа сложилось два варианта. Первый - поголовное выселение абхазов со своей территории в Казахстан и Среднюю Азию, и второй - ассимиляция их в грузинской среде. В 1949 году Берия планировал выселение абхазов вместе с греками и турками. Для этого в начале нужно было обосновать причину выселения. Поэтому начали готовить к изданию "глубоко научный труд", в котором "доказывалась пришлость абхазов" на данную территорию. Такая работа вышла позже, после разоблачения Берия. В 1949 году Сталин отклонил план Берия, предпочтя ассимилировать абхазов в грузинской среде. Эти оба плана относились к категории геноцида, т.е. преднамеренное создание для какой-либо группы таких жизненных условий, которые рассчитаны на полное или частичное физическое и духовное уничтожение ее28.
В 1953 году по всей Советской стране начинается "оттепель". Теперь новые грузинские руководители по указанию Советского руководства вынуждены были открыть в 1954 году абхазские школы и восстановить абхазский алфавит. Не более того. Одновременно издали в 1954 году работу литературоведа Павле Ингороква "Георгий Мерчуле - грузинский писатель X века", в которой, как уже выше было сказано, "доказывалось", что абхазы пришлый народ на территории современной Абхазии.
Началась восьмая экспансия Грузии против Абхазии и она продолжалась до 1988 года.
Однако, 10 июля 1956 года Президиум Центрального Комитета КПСС принял постановление "Об ошибках и недостатках в работе ЦК КП Грузии", в котором вышестоящий орган партии обязал грузинскую партийную организацию решительно и до конца исправить те извращения национальной политики, которые проводила и проводит Грузия по отношению к абхазам, осетинам, армянам и другим29. Вот тогда грузинское руководство при сопротивлении большей части грузинской общественности вынуждено было сделать временную, но вынужденную посадку. В 1957 году, после массового выступления абхазского народа и письма руководства Абхазии (Архипа Лабахуа и Ивана Тарба) в ЦК КПСС, бюро ЦК КП Грузии осудил вышеназванный "труд" Павле Ингороква.
С этого момента руководство Грузии и общественность начали проводить "осторожную" политику. Стали выдвигать на руководящие должности лиц абхазской национальности. Вскоре пост первого секретаря Абхазобкома партии занял абхазец. В тбилисских ВУЗах начали обучаться и стали аспирантами и соискателями лица абхазской национальности. Это имело место в Тбилисском университете, в политехническом и педагогическом институтах, в Академии художеств, в консерватории и в театральном институте. Были аспирантами и соискателями наши кадры в институте истории, археологии и этнографии, также в институте языкознания АН ГССР истории партии при ЦК КП Грузии. Были подготовлены специалисты различных отраслей народного хозяйства, культуры и науки. В их подготовке большую роль сыграли ведущие ученые, деятели театрального искусства, композиторы, руководство Госкомитета высшего и среднего специального образования ГССР. Независимо от национал-шовинистического угара многие грузинские специалисты чисто по-человечески оказали нашей молодежи большую помощь. Трудно здесь назвать всех поименно. Одновременно абхазские руководители и определенная часть общественности, почувствовав теплоту, начали произносить дифирамбы: "о двух братьях по духу и крови, о извечной и нерушимой дружбе двух народов, о цветущей ветви могучего грузинского дерева" и многое другое. Все это делалось со стороны нашей общественности искренне, в надежде на то, что 1918-1921 г.г. и 30-40 годы навсегда канули в Лету.
Но стратегический план в Тбилиси оставался неизменным. В 1967 году пустили новый яд. Вышел в свет III том сочинений академика Н. Бердзенишвили (его издали после смерти автора), в который вошли статьи, голословно и бездоказательно утверждавшие, что коренное население Абхазии - абхазцы - представляют собой не что иное, как одно из грузинских племен, что современную территорию Абхазии издревле населяли грузины. Как полагал автор, эти грузины были ассимилированы неизвестно откуда пришедшими абхазскими племенами30. Третий том автора вызвал возмущение и массовое недовольство абхазского народа. Началась настоящая национально-освободительная борьба. Проводились массовые сходы абхазского народа. Бюро ЦК КП Грузии дважды обсуждало события в Абхазии на основе докладной записки бюро Абхазского обкома партии, в которой излагались все требования народа. По ходатайству руководства Грузии министерство путей сообщения СССР восстановило названия нескольких железнодорожных станций и платформ. На этом все ограничилось.
В последующие времена ситуация в Абхазии стала еще более тревожной. Правительство Грузии начало наращивать темпы демографического нашествия на Абхазию. 3 августа 1976 года Совмин Грузинской ССР принял постановление за № 533 "Основные положения схемы районной планировки Абхазской АССР", подготовленный институтом "Грузгипросельстрой". Согласно этому постановлению в 1980 году в различные районы Абхазии должно было быть переселено из Грузии около 60 тысяч человек, к 1990 году - 160 тысяч человек, а к 2000 году эта цифра должна была составлять 250 тысяч человек 31. А по статистическим данным в 1980 году естественный прирост в Абхазии мог составить 4-10 тысяч человек.
Данное постановление стало известно абхазской общественности поздно, и в 1977 году 130 представителей абхазского народа обратились в Москву с письмом. Грузинские власти начали их преследовать. В связи с этим в 1978 году широкий размах приобрели народные волнения. Проводились повсеместные народные сходы.
Руководство СССР вынуждено было отреагировать на эти события. Если раньше в Абхазию приезжали не высокопоставленные чиновники из Москвы, то в 1978 году приехали секретарь ЦК КПСС Иван Капитонов, Председатель Совета Национальностей Верховного Совета СССР Виталий Рубэн. Долго в Абхазии находился первый зам. заведующего орготделом ЦК КПСС Владимир Бровиков, который провел здесь большую работу.
Тогда все чувствовали, что какое-то постановление будет по Абхазии. Нам казалось, что это будет аналогично постановлению по Тбилисскому горкому партии. И такой документ имел бы более положительный эффект. Однако по докладной записке ЦК КП Грузии и Абхазского обкома КП Грузии в том же году ЦК КПСС и Совет Министров СССР приняли постановление "О мерах по дальнейшему развитию экономики и культуры Абхазской АССР". Оно было опубликовано в местной печати. Затем обсудили во всех предприятиях и организациях республики. Абхазская общественность, интеллигенция и особенно участники национально-освободительного движения в те дни ликовали, приняв этот документ за "победу". В нем 4 пункта: создание абхазского телевидения, расширение полиграфической базы, подготовка местных кадров и открытие университета, шли в пользу абхазского народа, а остальные все пункты постановления искусно служили интересам Грузии и грузинского народа. Тогда было построено очень много новых объектов промышленности, транспорта, строительства и курортов, обеспечивавшие увеличение грузинского населения Абхазии из районов Грузии. То, что грузинское руководство не сумело сделать постановлением Совмина Грузии, оно сделало постановлением ЦК КПСС и Советом Министров СССР.
К этому времени Совмин Абхазской АССР планировал работу только 9 процентов предприятий Абхазии, а остальные подчинялись Тбилиси. Земельный вопрос полностью находился в руках Тбилисской метрополии. Даже для выделения жителю Абхазии небольшого пустующего соседнего участка для огорода или строительства нового сарая необходимо было получить разрешение из Грузии. 70 процентов ежегодной прибыли Абхазии забирала Грузия. Город Гагра, как курортная зона, подчинялся Тбилиси. А Ткуарчал, как промышленный город находился в подчинении даже не Тбилиси, а Кутаиси. Чайная промышленность также находилась в подчинении какого-то районного центра Грузии. Некоторые научно-исследовательские институты Абхазии также подчинялись районным центрам Грузии. Жилищный фонд полностью находился под жестким контролем Тбилиси. Абхазия вообще считалась субтропическим районом Грузии32.
В дальнейшем конфликт начал еще более разрастаться. Особенно в период "великой Горбачевской перестройки". Сама перестройка не имела четко научно-обоснованную Программу. В действиях инициаторов реформ преобладала политическая воля, но не политический разум и трезвый расчет33. В республиках СССР нарастала национальная напряженность. Выдвигались требования о признании государственного статуса национальных языков, возвращении на историческую родину депортированных народов, выводе советских войск и "мигрантов" из России с территории республик. С 1988 года начинается череда межнациональных вооруженных столкновений34.
Осенью 1988 года в Грузии начинается всенародная волна и она влилась в национально-освободительную борьбу по заранее разработанному плану. Однако следует сказать, что у разработчиков и участников этого плана больше преобладали эмоции, чем трезвый расчет. Их, видимо, больше волновал вопрос о приходе к власти, чем о судьбе самой Грузии. Главными лозунгами участников многочисленных митингов, собраний и демонстраций были: выход из состава Советского Союза, вывод советских войск из Грузии, признание грузинского языка на территории республики единственным государственным языком, ликвидация Абхазской, Аджарской и Юго-Осетинской автономий, искусственное сокращение рождаемости для негрузинского населения. А самым главным лозунгом был "Грузия - для грузин". Действительно, эти лозунги помогли прийти к власти неформалам из круглого стола "Свободная Грузия". Но межнациональные проблемы не были решены.
Итак, в 1988 году началась девятая экспансия Грузии против Абхазии. Все подробно описать невозможно. То, что грузины говорили на митингах, писали в средствах массовой информации против абхазов, осетин и других народов невозможно было воспринимать без негодования. В июле 1989 году в связи с разделением Абхазского университета на два ВУЗа произошло столкновение, приведшее к кровопролитию. Тогда из Грузии в Абхазию было мобилизовано до тысячи работников милиции для подавления абхазов. Но вскоре приехавшие из Москвы внутренние войска МВД СССР быстро локализовали столкновение. Идеологическая экспансия, начавшаяся в 1988 году, переросла после распада СССР в кровопролитную войну с вводом 14 августа 1992 года войск Госсовета Грузии в Абхазию и завершилась 30 сентября 1993 года разгромом грузинских войск.
Сразу после окончания войны началась последняя, десятая экспансия Грузии против Абхазии и ее народа. Грузия с помощью мирового сообщества осуществляет политическое, экономическое и психологическое давление на Абхазию. И когда это закончится, трудно прогнозировать.
Несколько слов о грузино-абхазской войне 1992-93 годов. Как известно, для оправдания ввода войск Госсовета Грузии в Абхазию грузинское руководство придумало ряд версий. Первая: эта была составная часть операции по освобождению министра внутренних дел Грузии Романа Гвенцадзе и других лиц, взятых в заложники сторонниками экс-президента Звиада Гамсахурдиа в Западной Грузии и вывезенных в Гальский район Абхазии. Но тогда вопрос - почему войска пошли дальше? Такую версию никто серьезно не воспринял, и она быстро была забыта. Вторая версия - охрана железной дороги. И эту версию не восприняли потому, что железную дорогу не охраняют с помощью танков, артиллерийских установок и самолетов. Третья версия: против Грузии готовился некий заговор (якобы в Абхазии находились северокавказские боевики). А их здесь никто не видел. И никто не поверил в эту сказку. Четвертая: обвинили тогдашнего министра обороны Грузии Тенгиза Китовани, будто он без согласия председателя Госсовета вел войска в Абхазию. Однако мы знаем, что задолго до этого руководитель Грузии проводил совещания во многих регионах Грузии и получил одобрение у населения на ввод войск в Абхазию. И когда эта версия оказалась мнимой, грузинское руководство выдвинуло пятую: передислокация грузинских войск на Запад, т.е., на территорию Абхазии. А, видите ли, абхазы их встретили огнем и мечом, т.е. "танками и артиллерийскими установками". А у абхазов кроме охотничьих ружей и нескольких автоматов больше ничего не было. Зато они в ходе войны у противника отобрали лучшее оружие и технику. Но эту версию на Западе с радостью восприняли так, как грузинские войска, по их мнению, могли передислоцироваться на территорию Абхазии, поскольку как они полагали, между этими государствами еще не было окончательного разрыва. И грузинскую агрессию против Абхазии никто на Западе не осудил. Разрыв между Грузией и Абхазией уже был. 9 апреля 1991 года Верховный Совет Грузинской ССР принял акт о государственной независимости республики. Она прервала свои отношения с СССР. Абхазия оставалась в составе последнего до его распада 21 декабря 1991 года. Итак, между Грузией и Абхазией были прерваны государственно-правовые отношения. И даже по Конституции Абхазской АССР 1978 года без согласил абхазского руководства исключалась передислокация грузинских войск в Абхазию. Целью так называемой "передислокации" были покорение абхазского народа, организация геноцида против нашего народа, ликвидация абхазской государственности, превращение ее в один из регионов Грузии, наподобие Имеретии, Мегрелии и т.д.
После окончания войны 30 сентября 1993 года начались переговоры о прекращении огня. Под давлением ряда стран СНГ и государств Запада абхазская сторона была вынуждена вступить в переговорный процесс, не заключив мирного договора с Грузией. В результате переговоров родился документ от 4 апреля 1994 года в Москве - "Заявление о мерах по политическому урегулированию грузино-абхазского конфликта". Этот документ одни считают внутригосударственным, а другие международным. Вновь будем ссылаться на высказывание специалиста международного права Раиса Тузмухамедова. Он считает его международным документом: во-первых, потому, что после того как, в Грузии была отменена советская конституция, Абхазия была поставлена в положение государственно-правового вакуума (Абхазия не входила в состав Грузии и, естественно, не могла быть механически включена в конституцию сопредельного государства).
В этой ситуации Абхазия, в свою очередь, временно и вынужденно восстановила свою конституцию 1925 года… Во-вторых. Новые условия привели к тому, что обе стороны стали искать различные поддержки вовне как в рамках СНГ, так и в ОБСЕ и ООН. Такое развитие ознаменовалось прямым участием внешних сил в примирении конфликтующих сторон и в их переговорном процессе. Протокольно это выразилось в том, что под Заявлением в качестве "присутствующих" стоят подписи официальных представителей ООН (Э. Бруннер), ОБСЕ (В. Манно) и Российской Федерации (Б. Пастухов), а под Соглашением, но уже в качестве равноправных участников наряду с Грузией и Абхазией - Российской Федерации и Верховного Комиссара по делам беженцев. Проблема, таким образом, интернационализировалась, обрела международные измерения.
В-третьих. В условиях продолжающегося отсутствия конституции Грузии, а также в итоге полномасштабной абхазо-грузинской войны и в ходе переговорного процесса Абхазия 26 ноября 1994 года объявила себя независимым государством, приняв тогда же на сей счет новую конституцию.
В ходе переговорного процесса стороны достигли общего понимания относительно "полномочий для совместной деятельности", приведенный в п.7. "Это - внешняя политика и внешнеэкономические связи, пограничная служба, таможенная служба, энергетика-транспорт-связь, экология и ликвидация последствий стихийных бедствий, обеспечение прав и свобод человека и гражданина, и прав национальных меньшинств"35. В целом предполагалось создать общее государство, т.е. на целой территории - два равноправных государства или два правосубъектных государства. Позже грузинская сторона с помощью "друзей Грузии" отвергла такой вариант, предложила Абхазии быть в качестве своего субъекта, а затем - "автономией с широкими правами", так называемой "абсолютной автономией" о которой никто ничего не знает. А ООН изменила формулировку документа; вместо грузино-абхазского конфликта, появился "конфликт в Абхазии, Грузия". Абхазское руководство отклонило эти варианты.
Когда мы ведем речь о государственно-правовых отношениях между Грузией и Абхазией, о независимости Абхазии или о причине ввода войск Госсовета Грузии в Абхазию, должны учитывать три важных аспекта. На первые два аспекта наши политики мало обращают внимания, а на третий - довольно значительное внимание.
Итак, первый аспект. Речь идет о преобразовании суверенной Республики Абхазия в автономную республику в составе Грузинской ССР в 1931 году. Многие наши политики и исследователи, освещая данную проблему говорят, что большевистская партия Закавказья, на основе своей пресловутой доктрины "интернационализма", добилась того, чтобы члены компартии Абхазии были подчинены своим одноименным партийцам Грузии, хотя вся борьба патриотов Абхазии была посвящена свободе и независимости своей Родины. Таким образом, несмотря на то, что с 1921 по 1931 годы Абхазия была суверенной республикой, имела "союзный договор" с Грузией, все же по линии компартии она была подчинена Грузии. Это обусловило впоследствии (в 1931г.) вхождение ее в состав Грузинской ССР на правах автономии36. Итак, сперва в "партийном" порядке, а затем в "советском" порядке была решена судьба суверенной Абхазии. В 1989 году на I Съезде народных депутатов СССР говорилось, что в 1931 году договорная Абхазия была преобразована теперь уже в автономную республику в составе Грузинской ССР. Таким образом, Абхазия чуть ли не единственная республика, политический статус которой изменялся по воле Сталина не по восходящей, а по нисходящей линии37. И притом все это произошло без волеизъявления абхазского народа. И это "мероприятие" в 1931 году вызвало массовое выступление абхазского народа. Все это совершенно правильно.
Однако Конституция СССР, принятая окончательно на II Всесоюзном Съезде Советов в январе 1924г. ограничила права не только суверенной Абхазии, но и автономных республик Закавказья. Так, например, в IV главе этой Конституции было сказано, что Центральный Исполнительный Комитет СССР состоит из двух палат: Союзный Совет и Совет Национальностей. Совет Национальностей состоял из представителей союзных и автономных республик по 5 представителей и один представитель от автономной области. В 4-ой главе Конституции было примечание, что автономные республики - Абхазия, Аджария, Нахичевань, автономные области Нагорный Карабах и Южная Осетия имеют по одному представителю в Совет Национальностей 38. Как видно, Абхазия, имевшая статус суверенной республики, рассматривалась, как автономная республика. Аджария и Нахичевань, являвшиеся автономными республиками вместе с суверенной Абхазией были низведены до уровня автономных областей. Тогда как другие автономные республики страны на уровне союзных республик имели по 5 представителей. Основной Закон СССР путем конституционно-правового произвола сузил полномочия одной суверенной республики Закавказья (это Абхазия) и двух автономных республик (это Аджария и Нахичевань).
Такой конституционный произвол можно было простить составителям Конституции РСФСР 1918 года и принявшим ее делегатам V Съезда Советов Советской России. Так как до образования СССР 1922 года в стране существовали следующие формы национально-государственного устройства: независимые советские республики, автономные советские республики, автономные области, из них две назывались трудовыми коммунами. Автономные республики в основном входили в независимые республики, автономные области включались в состав краев и областных объединений. Тогда в состав краев и областных объединений могли входить и даже автономные республики. Решение о вхождении в область или край под диктовкой сверху принималось на Съезде Советов автономной республики и утверждалось ВЦИК39.
С образованием СССР родился термин союзная республика, и в состав нового союзного государства в 1922 году вошли только четыре союзные республики: Российская Федерация, Украинская ССР, Белорусская ССР и Закавказская Федерация. Тогда автономные области по-прежнему входили в края и административные области, а позже образовавшиеся с 1925 года национальные округа входили в состав соответствующих областей и краев40. В Конституции СССР 1924 года нет специальной главы о национально-государственном устройстве (как это четко отражено в Конституции 1977 года, в которой оговорено, куда входят автономные республики, области и автономные округа). Но из практической жизни известно, что после образования СССР автономные республики входили в союзные республики. Существовавшие автономные республики на территории России входили в РСФСР. Также в эту Федерацию до 1936 года входили Казахская и Киргизская автономные республики. В 1924 году в Средней Азии были созданы две союзные республики: Туркменская и Узбекская. В Узбекскую ССР включили Таджикскую автономную республику, а с 1929 года последняя стала союзной республикой. В 1936 году в Узбекскую республику включили Кара-Калпакскую автономную республику, которая с 1932 года входила в РСФСР.
Совершенно по-другому были решены судьбы автономных республик Закавказья. Аджарская и Нахичеванская автономные республики остались в составе своих республик - в Грузии и Азербайджане, которые после образования СССР стали суверенными республиками, но без статуса союзной республики. Союзной республикой была только Закавказская Федерация, куда следовало бы включить Аджарию и Нахичевань после принятия в 1924 году Конституции СССР, выводя первую из Грузинской ССР и вторую из Азербайджанской ССР.
А суверенную Республику Абхазия, которая через Грузию входила в Закавказскую Федерацию и через нее в СССР, преобразовали в автономную республику и включили в Грузинскую ССР. Суверенную республику включили в суверенную республику, дав статус автономии. Тогда Абхазию на правах автономии можно было включить только в состав Закавказской Федерации. А в состав Грузии - в 1936 году, после ликвидации Закфедерации, когда она непосредственно вошла в СССР и приобрела статус союзной республики. Это есть правовой произвол. Об этом нашим политикам следует говорить на всех уровнях и в ходе переговорного процесса.
Второй аспект. В Советском Союзе автономные области и национальные округа были национально-территориальными образованиями. Союзные и автономные республики являлись национально-государственными формированиями. Они были государствами, имели свои конституции. Территорию автономной республики нельзя было изменить без ее согласия. Также они имели право опротестовать действия вышестоящих органов управления союзной республики. Поэтому ввод любых видов войск без согласия руководства автономной республики противоправно. А ввод войск Госсовета Грузии под предлогом передислокации на территорию Абхазии не законен не только по Конституции 1925 года (она уже была восстановлена в июле 1992 года), но и по Конституции Абхазской АССР 1978 года. Еще раз повторимся, что согласно статьям 1 и 64 Конституции Абхазии 1978 года, а также статье 79 Конституции ГССР (с которой Абхазия имела государственно-правовые отношения), Абхазия являлась государством41.
И, наконец, третий аспект. Мы уже говорили, что на третий аспект наши политики обращают больше внимания. Но и здесь нет последовательности. Наши политики и исследователи всегда подчеркивают, что государственно-правовые отношения между Грузией и Абхазией были прерваны 9 апреля 1991 года, когда сессия Верховного Совета Грузии приняла Акт о независимости. Здесь, слов нет, все правильно. Однако разрыв отношений между двумя республиками начался в 1990 году. 3 апреля 1990 года Верховный Совет СССР (по неоднократным требованиям союзных республик) принял Закон "О порядке решения вопросов, связанных с выходом союзной республики из СССР". Согласно этому Закону выход союзной республики из Союза осуществлялся свободным волеизъявлением населения путем референдума. В республиках, имевших в своем составе автономные формирования и образования, референдум проводился отдельно в каждой из них. За народами автономии сохранялось право на самостоятельное решение вопроса о пребывании в Союзе или в выходящей из него союзной республике, а также право на постановку вопроса о своем государственном статусе42.
Руководствуясь вышеназванным Законом, Верховный Совет Грузинской ССР своим постановлением от 20 июня 1990 года все государственные структуры, существовавшие и существующие в Грузии с февраля 1921 года, признал незаконными и недействительными43. Это означало постепенный выход из Советского Союза.
После чего Верховный Совет Абхазской АССР мгновенно отреагировал. 25 августа 1990 года он принял два документа: Постановление "О правовых гарантиях защиты государственности Абхазии" и "Декларацию о государственном суверенитете Абхазской Советской Социалистической Республики". В первом Постановлении подчеркивалось, что все договорные отношения между Грузией и Абхазией, заключенные прежними органами государственной власти, также являются незаконными, а вхождение Абхазии в состав Грузинской ССР лишено правовых оснований, и следовательно, законной формой государственности Абхазии является Советская Социалистическая Республика Абхазия, созданная свободным волеизъявлением народов Абхазии и провозглашенная 31 марта 1921 года44. Во втором документе говорилось, что Абхазская Советская Социалистическая Республика - суверенное социалистическое государство, созданное на основе осуществления абхазской нацией ее неотъемлемого права на самоопределение, верховенство народа в определении своей судьбы. Суверенитет Абхазской ССР распространяется на всю территорию Абхазии.
Абхазская ССР обладает всей полнотой государственной власти на своей территории вне пределов прав, добровольно переданных ею Союзу ССР и Грузинской ССР на основании заключенных с ними Договоров.
Любые насильственные действия против национальной государственности Абхазской ССР со стороны политических партий, общественных объединений или лиц преследуется по Закону…
Вся полнота государственной власти на территории Абхазской ССР принадлежит Верховному Совету Абхазской ССР, который обладает исключительным правом выступать от имени народа Абхазской Советской Социалистической Республики45.
Таким образом, с 25 августа 1990 года Абхазская Автономная Республика преобразуется в Абхазскую Суверенную Советскую Республику. Тем более к этому времени был разработан проект нового Союзного Договора (в начале 1991 года представитель Абхазии в Москве его подписал). Согласно проекту нового Союзного Договора все автономные республики страны преобразовывались в суверенные Советские республики, а главное, становились субъектами высшей федерации - СССР.
Затем на основе Закона от 3 апреля 1990 года, 17 марта 1991 года в Абхазии был проведен референдум по вопросу сохранения СССР. Подавляющее большинство населения проголосовало за сохранение Союза. И притом в референдуме за сохранение страны проголосовало значительное число грузинского населения Абхазии. Это очень важный факт. А Грузия 31 марта т.г. провела референдум о своей государственной независимости. На основании волеизъявления грузинского народа 9 апреля 1991 года Верховный Совет Грузии принял Акт о государственной независимости. Грузия вышла из состава СССР согласно Закона от 3 апреля 1990 года. Ее выход законный и мирный. Советский Союз в связи с этим не объявил войну Грузии, и советские войска не вошли в Грузию. И Абхазия, согласно вышеназванному Закону СССР, законно и мирно вышла из состава Грузии. С 9 апреля 1991 года на территории бывшей Грузинской ССР сложились два друг от друга независящие, не связанные конституционно-правовыми отношениями государства: Республика Грузия - независимое государство - субъект международного права. И Республика Абхазия - суверенное государство - субъект Союза ССР. Она находилась в составе Союза до его распада 21 декабря 1991 года. После чего Абхазия становится независимым государством - субъектом международного права, вне зависимости от признания или не признания другими субъектами международного права46. Тогда другие государства мира, естественно, не знали о появлении на Кавказе маленького независимого государства. Суверенитет является внутренней компетенцией государства. Международное право, признавая существование того или иного государства, только признает его суверенный статус, его равноправие. Тем самым остальные государства закрепляют, что в отношении данного государства они обязуются действовать в соответствии с общепризнанными положениями международного права, но ни в коей мере не наделяют данное государство суверенными правами. Государство суверенно уже в силу факта своего существования47. И поэтому, к моменту принятия Грузии в ООН она не имела отношения к Абхазии и признание ООН Грузии в пределах границ бывшей ГССР на 9 апреля 1991 года лишено правовых оснований.
После разрыва государственно-правовых отношений между двумя государствами кто должен был поспешить для его восстановления - Абхазия или Грузия? Конечно, Грузия! Она сама прервала эти отношения. Вместо того, чтобы сесть за стол переговоров и найти приемлемые формы сотрудничества, новая власть Грузии (ВВС - позже Госсовет), который пришел к власти в результате государственного переворота в феврале 1992 года, отменил последний государственно-правовой акт - Конституцию ГССР 1978 года, регулировавшую взаимоотношения Абхазии и Грузии, и ввел в действие Конституцию Грузинской "Демократической" Республики 1921 года, в которой Абхазия как субъект государственно-правовых отношений не предусматривалась.
Тогда Верховный Совет Республики Абхазия 23 июля 1992 года принял Постановление "О прекращении действия Конституции Абхазской АССР 1978 года" и восстановил Конституцию ССР Абхазии 1925 года, согласно которой Абхазия являлась суверенным государством, сохранив действовавшую тогда систему органов законодательной, исполнительной и судебной власти до разработки и принятия новой Конституции Республики. Здесь же утвержден Герб и Флаг, также Абхазская АССР была переименована в Республику Абхазия.
После восстановления Конституции Абхазии 1925 года вновь легитимный орган Верховный Совет Республики Абхазия обращается к нелегитимному органу Госсовету Грузии, для заключения с Грузией федеративного договора, при сохранении территориальной целостности Грузинского государства. Верховный Совет надеялся, что из Тбилиси последует положительный ответ.
Итак, из Тбилиси не последовало никакого ответа. И не могло последовать потому, что в правовом русле Грузия уже проиграла. Она готовилась к большой войне. Грузинское население Абхазии психологически и физически были к этому готовы, было завезено в Абхазию достаточное количество оружия из Грузии. И само население Грузии тоже было готово воевать. Мы выше говорили о совещаниях, которые проводил глава страны в больших регионах Грузии. Более того, по Ташкентскому соглашению она получила от России большое количество оружия, танков, артиллерийских установок и боеприпасов. В конце июня 1992 года в Дагомысе президент России и председатель Госсовета Грузии согласились на ввод войск Госсовета Грузии в Абхазию. На основе этой тайной договоренности Закавказский военный округ с участием грузинского командования под непосредственным руководством командующего округом генерала В. Патрикеева и его заместителя генерала Беппаева разработал операцию под кодовым названием "Меч", которая предусматривала полное завоевание Абхазии за несколько дней. Данное "мероприятие" Москве нужно было для того, чтобы абхазский фактор воздействовал на республики, входящие в состав Российской Федерации, в первую очередь на Чеченскую республику48. Но блицкриг не состоялся. Народ Абхазии встал на защиту своей Родины. Рядом с ними встали братские народы Северного Кавказа, Юга России, кавказской диаспоры за рубежом, из разных регионов бывшего Союза. Война длилась год и полтора месяца и чем закончилась, общеизвестно.
Как уже было сказано, после войны начались переговоры между грузинской и абхазской сторонами. Был подписан базовый документ в Москве. Но в ходе переговорного процесса, когда грузинская сторона начала отказываться от базового документа о создании равноправного общего государства, Абхазия 3 октября 1999 года провела референдум об отношении Конституции Республики Абхазия от 26 ноября 1994 года. На день проведения референдума на территории Республики проживало 219,534 граждан, имевших право голоса, т.е. 58,5 процентов от довоенной численности избирателей. В голосовании приняло участие 87,6 процента граждан, внесенных в избирательные списки, что составило более половины от довоенной численности избирателей. 97,7 процента проголосовавших одобрили ныне действующую Конституцию. По итогам референдума 12 октября 1999 года Парламент Абхазии принял Акт о государственной независимости Республики Абхазия49.
Согласно Конституции 1994 года Республика Абхазия - суверенный субъект международного права, хотя это не признано мировым сообществом. В пределах бывшего Союза ССР существуют четыре непризнанные с точки зрения международного права государства (Абхазия, Южная Осетия, Нагорный Карабах, Приднестровье), но это не значит, что на указанных территориях вышеозначенные государства не осуществляют верховную государственную власть.
Процесс признания суверенитета может распространяться как на правосубъектность государства вообще, так и на признание обоснованности нахождения в его составе той или иной территории. Вопрос о том, что же первично - фактическая реализация суверенной государственной власти над определенной территорией или же международное признание некоего образования суверенным государством - не имеет однозначного ответа. Исторические примеры, в том числе из новейшей истории, показывают, что процесс образования независимого государства может идти как от фактического достижения способности осуществлять независимую власть на своей территории, так и от факта признания суверенитета государства, которое на момент этого признания всей совокупностью суверенных прав не обладает (бывшие республики СССР на момент прекращения существования страны, Македония, Босния, Герцеговина в Югославии, Палестина и т.д.).
На протяжении истории меняется и значение обеих формул суверенитета: суверенитета, обретенного на основе фактического состояния, и суверенитета, обретенного в ходе процедуры признания. Обретение суверенитета через фактическое его достижение представляет собой в определенной мере силовой вариант, при котором политические структуры подобного государства, доказав свою жизнеспособность и возможность управления территорией и населением, как бы вынуждают международные организации, соседние государства принимать себя в качестве субъекта международного права5 0.
К сожалению, при обсуждении и рассмотрении грузино-абхазского противостояния западные страны и Россия исходят из разновекторных геополитических интересов, и мы живем в сложнейшем геополитическом пространстве. Вот почему твердость в отстаивании волеизъявления народа Абхазии на референдуме 3 октября 1999 года является для нас единственно приемлемым вариантом внешней политики.

Автор данной работы приносит большую благодарность главному редактору газеты "Республика Абхазия" Виталию Чамагуа, рецензенту - научному сотруднику Абхазского института гуманитарных исследований им. Д. И. Гулиа АН РА Ермолаю Аджинджал, ответственному редактору - заведующему кафедрой истории России и зарубежных стран АГУ, кандидату исторических наук, доценту Гудисе Вардания, начальнику канцелярии Генеральной прокуратуры Наталье Жидковой, оператору Кабинета Министров РА Ангелине Саркисовой за оказанную помощь в подготовке к изданию.
Особую благодарность автор приносит проректору по научной работе АГУ, академику Олегу Шамба за оказанную материальную помощь в издании работы.

Рекомендуемая литература

1. см: Авторханов Абдурахман. Империя Кремля. Вильнюс,1990. с.11.
2. см: Большая Советская Энциклопедия. т. з. Москва, 1970. с.724-725.
3. см: Авторханов Абдурахман. Указ. соч. с.11.
4. см: Там же, с.12.
5. см: История России XX век. Москва, 1998. с.29.
6. см: Там же, с.43-44.
7. см: Сталин И.В. Марксизм и национально-колониальный вопрос. Москва,1935. с.35.
8. см: Ленин В.И. О праве наций на самоопределение. Москва,1978.с.32.
9. см: Ленин В.И. Полное собрание сочинений, т.48. с. 32.
10. см: Хоперская Л.Л. Современные этнополитические процессы на Северном Кавказе. Ростов-на-Дону, 1997. с.45.
11. см: Там же, с.45.
12. см: Право народов на самоопределение: идея и воплощение.Москва,1997 с.9.
13. см: Авторханов Абдурахман. Указ соч., с.130.
14. см: Барсегов Ю.Г. Право на самоопределение основа демократического решения межнациональных проблем. Ереван "Айстан", 1989.с.27.
15. см: Там же, с. 28-34.
16. см: Права и свободы народов. Казань, книжный дом, 1995 с. 15.
17. см: Газета "Абхазия" № 1 январь, 1995. с.10.
18. см: Барсегов Ю.Г. Указ.соч., с 55-56.
19. см: Практика федерализма. Поиски альтернатив для Грузии и Абхазии. Из-во "Весь мир", Москва, 1999 с.89.
20. см: Хоперская Л.Л. Указ.соч. с.30.
21. см: Обычное право и правовой плюрализм. Москва, 1999 с.32.
22. см: Чочиев В.Г. Ирано-Турецкий договор 1639 года и Грузия. В сборнике очерки по истории Ближнего Востока. Тбилиси, 1957 Сотаев Н.А. Северный Кавказ в Русско-Иранских отношениях в XVIII веке. Москва, 1999 с.175. Аджинджал Е.К. Абхазская реконкиста и Международное право Сухум, Из-во Абхазского государственного университета. 2002. с.27-28.
23. см: Ашхацава С.М. Пути развития Абхазской истории. Издание наркомпроса Абхазии, Сухум, 1925 с.21-22.
24. см: Ачугба Тимур Этническая "революция" в Абхазии. Сухум, 1995 с.16.
25. см: Лакоба Станислав. Ответ историкам из Тбилиси. Сухум, 2001. с.24.
26. см: Абхазия в советскую эпоху. Абхазские письма (1947-1989). Сборник документов. Составитель, автор предисловия и комментария И. Р. Марыхуба. Т. I. с. 406-407.
27. см: Хварцкия Меджит. История фальсификации и фальсификация истории. Сухум, 1997. с.65.
28. см: Конвенция о предупреждении преступления геноцида и наказания за него. Принята в 1948 году. Вступила в силу в 1951 году в книге Права и свободы народов. с.24.
29. см: Абхазские письма с.133.
30. см: Там же, с.159.
31. см: Там же, с.407.
32. см: Газета "Правда Абхазии" № 8, 2000.
33. см: Межнациональные отношения в России и СНГ. Москва,1994 с.142.
34. см: История государства и права России. Москва, 1996 с.513-516.
35. см: Газета "Абхазия", 1995 № 1 с.9.
36. см: Аджинджал Ермолай. Из истории абхазской государственности. Сухум, 1996 с.22
37. см: Первый Съезд народных депутатов СССР (стенографический отчет) т. II Москва, 1989 с.319
38. см: Конституция общенародного государства. Москва, Политиздат, 1978, с.216
39. см: История государства и права СССР. Вторая часть. Москва, 1986 с.128.
40. см: Там же, с.174
41. см: Хагба Вахтанг, агрессия Грузии и международное право. Гагра, 1995. с.23.
42. см: Газета "Республика Абхазия", октябрь 2000. № 116.
43 см: Абхазские письма, с.485.
44. см: Там же, с.485
45. см: Там же, с.479-480.
46. см: Хагба Вахтанг. Указ.соч. с.23.
47. см: Барциц И.Н. Правовое пространство России. Вопросы конституционной теории и практики. Москва, 2000 с.139-140.
48. см: Цушба Иван. Добровольцы Отечественной войны народа Абхазии, Сухум, 2000. с.7-8.
49. см: Марыхуба Игорь. Очерки политической истории Абхазии. Сухум, 2000 с.7.
50. см: Барциц И.Н. Указ.соч., с 139-140.

(Перепечатывается с сайта: http://www.abkhaziya.org.)


Некоммерческое распространение материалов приветствуется;
при перепечатке и цитировании текстов
указывайте, пожалуйста, источник:
Абхазская интернет-библиотека, с гиперссылкой.

© Дизайн и оформление сайта – Алексей&Галина (Apsnyteka)

Яндекс.Метрика