Анатолий Отырба

(Источник фото: http://www.aiaaira.com/.)

Об авторе

Отырба Анатолий Асланович
Родом из абхазского г. Гудаута, но проживает в Москве. Бизнесмен, экономист, публицист, независимый эксперт. Генеральный директор ООО "Информационные ресурсы". В 2004 г. выдвигал свою кандидатуру на пост президента Абхазии.





Анатолий Отырба

Статьи:


АБХАЗИЯ: АРГУМЕНТЫ И ФАКТЫ В ПОЛЬЗУ ПРИЗНАНИЯ

БОЛЕЕ ДЕСЯТИ ЛЕТ, Т.Е. ВЕСЬ ПОСТСОВЕТСКИЙ ПЕРИОД, АБХАЗИЯ ФАКТИЧЕСКИ ЯВЛЯЕТСЯ НЕЗАВИСИМЫМ ГОСУДАРСТВОМ. СРОК ВПОЛНЕ ДОСТАТОЧНЫЙ, ЧТОБ С ПОЛНЫМ ОСНОВАНИЕМ ПРЕТЕНДОВАТЬ НА ПРИЗНАНИЕ МИРОВЫМ СООБЩЕСТВОМ СТАТУСА ГОСУДАРСТВЕННОСТИ, ЧЕГО СЕГОДНЯ ДОБИВАЕТСЯ АБХАЗИЯ. И БЫЛО БЫ ЛОГИЧНО, ЕСЛИ БЫ ПЕРВОЙ ЕЕ ПРИЗНАЛА ИМЕННО РОССИЯ.

Аргументов, объясняющих и оправдывающих подобный шаг, более чем достаточно. Вот некоторые из них.

1.На России, ставшей правопреемницей СССР, лежит как моральная, так и юридическая ответственность за бывших советских граждан, волей судьбы и вопреки желанию оказавшихся вне пределов своего отечества. По крайней мере, за народы, которые считают своим отечеством Россию, если она даже временно была превращена большевиками в СССР, руководители которого беззаконно включили Абхазию в состав России. Все 10 постсоветских лет Абхазия фактически живет независимо, опираясь исключительно на свои законы, и, несмотря на сильнейшее политическое давление и изоляцию, убедительно доказывает мировому сообществу свою жизнеспособность и самодостаточность.

2.На проведенном в последний год существования СССР референдуме население Абхазии подавляющим большинством высказалось за желание жить в составе СССР, что сегодня автоматически означает - в составе России. Около половины ее граждан являются сегодня гражданами России.

3.Грузино-абхазская межэтническая вражда, спровоцированная войной, находится на уровне, практически исключающем их совместное проживание. Высоким уровнем враждебности объясняется присутствие миротворческого контингента по периметру их противостояния. Таковое способно длиться неопределенно долго; нельзя задерживать естественный процесс развития целого народа, который не может нормально осуществляться ввиду неопределенности его государственного статуса.

4.Сложившаяся ситуация - раздельное проживание враждующих этносов - является сегодня наиболее оптимальным вариантом решения проблемы, т. к. совместное проживание, при нынешнем характере взаимоотношений, неизбежно приведет к новому вооруженному столкновению, в которое неминуемо втянутся родственные абхазам народы Северного Кавказа. Подобное развитие событий несет угрозу российской государственности, а потому Россия имеет право принимать все необходимые меры по упреждению конфликта вблизи своих границ.

5.За время своего независимого существования народ Абхазии создал все государственные институты, необходимые для полноценного функционирования, тем самым подтвердив свою цивилизованность и отсутствие склонности к криминализации. И доказал бы это еще убедительней, если бы не подвергался дискриминации, сдерживающей его развитие.

6.Совершенно алогично звучит ссылка на "принцип целостности государств" при отказе в признании суверенитета Абхазии, поскольку он постулирует, что на Земле завершился процесс образования государств. Но может ли кто-либо взять на себя смелость утверждать, что эра рождения государств действительно завершилась?

Наверное, пришло время признать, что процесс рождения государств не поддается правовому регулированию, т.к. лежит в плоскости совершенно иных научных дисциплин, до сегодняшнего дня не имея четкого обоснования. Кстати, и бесстрастная статистика утверждает, что со дня своего провозглашения "принцип целостности государств" был нарушен более сотни раз в процессе образования новых государств в результате деколонизации.

7.Абхазия исключительно миролюбивое государство и никакой угрозы ни для кого не представляет. В большей степени надуманны обвинения абхазов в этнических чистках и агрессивности по отношению к грузинскому населению. Общеизвестно, что грузино-абхазская война была спровоцирована грузинской стороной и протекала исключительно на абхазской территории. Действия абхазов диктовались в первую очередь необходимостью самозащиты, были ответной реакцией на агрессию. Грузия - мини-империя, выращенная в чреве советского зла, страна с типичным апартеидным режимом, где действует принцип: "Грузия - для грузин".

8.Отношение населения Абхазии к вопросу грузино-абхазских политических взаимоотношений совершенно исключает ее вхождение в состав Грузинского государства. Здесь позиция народа бескомпромиссна и значительно радикальней позиции руководства Абхазии, порой проявляющего склонность к малодушию в условиях жестокого политического и экономического давления. Такая позиция населения исходит не столько из политических соображений, сколько диктуется инстинктом самосохранения. Народ, который лишь ценой огромных жертв сумел сохранить себе жизнь, гораздо лучше своих руководителей чувствует опасность, исходящую от соседа.

Абхазский народ прекрасно понимает, что при своей малочисленности он не имеет права на ошибку и что в случае еще одной войны он, вероятнее всего, исчезнет с лица земли. Он помнит цену, которую ему пришлось заплатить за столь желанную свободу, и решителен в своем намерении впредь ни при каких обстоятельствах не расставаться с ней.

Все 10 постсоветских лет абхазы не видели от Грузии ничего, кроме насилия, и ничего другого от нее не ждут. Лучше кого бы то ни было они осведомлены и об истоках мышления "доблестных" сынов Грузии - Сталина и Берии, которыми те руководствовались, управляя Советским Союзом. Человечество и сегодня с нескрываемым ужасом вспоминает те годы.

Помнят о них и абхазы. И эти воспоминания не дают им оснований верить на слово грузинским политикам, а тем более строить свое будущее под их началом.

***

...Сегодня сильные мира сего, прикрываясь (выборочно) международно-правовыми нормами, пытаются принудить народ Абхазии признать верховенство законов Грузии. Но правовые нормы, даже если они и международные, не должны служить аргументом, принуждающим к признанию доминирования законов враждебного агрессивного государства, т.к. в данной ситуации они являются открытым принуждением к рабству, к общенациональному самоубийству. В подобных действиях нет логики, что говорит об их ошибочности и необходимости скорейшего приведения в соответствие с требованиями времени и сложившимися реалиями.

Принудить абхазов к возвращению в лоно грузинского правового пространства практически невозможно. Они прекрасно понимают, что в этом случае их ждет унизительное, бесправное существование, сопровождаемое изощренной формой насильственной ассимиляции или геноцида, через которые им пришлось пройти. И нет ни одного аргумента, способного разубедить их в этом.

Невозможно даже представить, чтобы абхазы в сегодняшней ситуации (да и в обозримом будущем) добровольно, без кровопролития, признали бы правоту имперских амбиций Грузии, согласились войти в ее состав.

...Что касается Грузии - страны, куда пытаются затолкать Абхазию, то и положение, сложившееся во всех сферах ее жизнедеятельности, совершенно не вдохновляет абхазов к совместному с ней ведению государственного хозяйства. Мало того, на данном этапе даже соседство с ней представляет колоссальную опасность.

Сегодняшняя Грузия - это страна, где правит бал тотально коррумпированный и криминализованный чиновничий аппарат. Режим Шеварднадзе, удерживающий власть исключительно с помощью западных кредитов, практически потерял контроль над половиной территории страны. При таком положении вещей абхазская политика тбилисских властей с их имперской алчностью - это позиция собаки на сене. Спрашивается - какой смысл в подобной ситуации грузинским политикам претендовать еще и на Абхазию?

Политическая элита Грузии, требуя покорности от Абхазии, рассматривает ее исключительно как территориальную единицу, совершенно не принимая во внимание интересы людей, населяющих ее. Вспоминают о народе только в тех случаях, когда призывают мировое сообщество к ужесточению режима санкций, направленных против него. Сам Шеварднадзе с упорством, достойным лучшего применения, планомерно пытается осуществить свой бесчеловечный план - с помощью санкций изолировать абхазов от остального мира, довести их до полной деградации и в конце концов уморить голодом. Это вызывает у абхазов адекватную реакцию, - рассматривая его как своего злейшего врага, они вполне обоснованно отказывают ему в доверии.

За все годы своего правления, считая абхазов своими подданными, Шеварднадзе ни одним добрым словом не упомянул их. Ни разу не высказал он слов сожаления и по поводу жертв, понесенных народом Абхазии в грузино-абхазской войне. А жертвы были немалые - 4% от его общей численности. Цифра эта красноречивей любых слов подтверждает, что геноцид в Абхазии действительно имел место и совершен был именно по отношению к абхазам.

Будучи ставленником преступной группировки, возглавляемой "вором в законе" Джабой Иоселиани, Шеварднадзе за время своего правления сумел доказать лишь полное отсутствие способностей к созиданию.

Все, что он сумел создать за время своей долгой политической карьеры, это - две террористические организации: "Лесные братья" и "Белый легион".

Уже много лет эти банды содержатся на деньги грузинских спецслужб и ими же контролируются. А так как сама Грузия существует в основном за счет западных кредитов, то получается, что ее террористы содержатся на деньги международных финансовых институтов и стран-кредиторов. К сожалению, не миновала сия участь и Россию. Продавая Грузии по заниженным ценам российский газ и электроэнергию, Россия невольно оказалась в роли спонсора грузинского терроризма.

Несмотря на многочисленные предупреждения и требования со стороны СБ ООН, власти Грузии не предприняли ничего, чтобы пресечь деятельность своих террористов. Руководство Грузии, в зависимости от мировой политической ситуации, то дистанцируется от них, то, заигрывая с ними, позволяет их главарям красоваться на государственных телеэкранах в роли "героев-партизан".

Любопытно, что сам Шеварднадзе никогда не высказывал своего отрицательного отношения к ним. И это при том, что на их счету около сотни убитых военнослужащих из состава миротворческих сил - военнослужащих российской армии, а также вертолет с 9 членами миссии ООН, сбитый в Кодорском ущелье во время их совместного с бандой Гелаева похода на Абхазию. Количество же жертв - жителей Абхазии уже давно перевалило за тысячу.

Динамика развития социально-политических процессов в Грузии, ее тотальная криминализация и огромный (для ее масштабов) внешний долг дают основание утверждать, что она - страна без будущего. Недальновидная имперская политика ее лидеров позволяет предположить, что в ближайшие годы она подведет черту под историей своего существования, по крайней мере, в ее нынешней форме - мини-империи, ограничившись территорией, контролируемой тбилисской властью. И это вполне логично, т.к. любое государство должно существовать лишь в пределах пространств, подконтрольных ему.

Историческое прошлое Грузии, ее древняя и богатая культура достойны почитания. Но история - это прошлое. "Благодарить" за такую судьбу народ Грузии, конечно же, должен руководителей нынешнего времени. Что же касается жителей Абхазии, то они вполне обоснованно не желают разделять судьбу окончательно деградировавшей и безвозвратно утратившей жизнеспособность Грузии.

...Можно привести еще множество доводов, доказывающих право Абхазии на свободу, в сравнении с которыми аргументы грузинских политиков, основанные на полуправде, будут выглядеть абсолютно неубедительными и лишенными всякой логики. Но я полагаю, что и приведенных здесь доводов вполне достаточно, чтобы народу Абхазии во весь голос заявить о своем праве на свободное развитие.

Для того чтобы нормально развиваться, принося пользу своему народу и человечеству, абхазскому государству сегодня недостает лишь одного - признания международным сообществом его суверенитета.

(Опубликовано: журнал "Гражданин", № 4, 2003 г., под названием "Абхазия: аргументы и факты для признания".)

(Перепечатывается с сайта: http://www.grazhdanin.com.)

____________________


АБХАЗИЯ И ООН

СИТУАЦИЯ В АБХАЗИИ И СЕГОДНЯ ОСТАЕТСЯ НА УРОВНЕ 1993 ГОДА - ГОДА ОКОНЧАНИЯ ГРУЗИНО-АБХАЗСКОЙ ВОЙНЫ. В ПОЛИТИЧЕСКОМ ЖЕ ПЛАНЕ ПОЗИЦИИ ПРОТИВОБОРСТВУЮЩИХ СТОРОН ЕЩЕ БОЛЕЕ ОТДАЛИЛИСЬ ДРУГ ОТ ДРУГА. МИССИЯ ООН ПО НАЛАЖИВАНИЮ ОТНОШЕНИЙ АБХАЗИИ И ГРУЗИИ ПОКА ЯВНО ПРОВАЛИВАЕТСЯ.

Минуло десятилетие с тех пор, как Организация Объединенных Наций взяла на себя обязательство по контролю за ситуацией в Абхазии. Она же, взяв на себя роль основного посредника в переговорном процессе с Грузией, выступает и главным гарантом выполнения конфликтующими сторонами принятых ими договорных обязательств.

С появлением на территории Абхазии миссии ООН население воодушевилось, наивно полагая, что столь солидная организация сумеет быстро разобраться в сложившейся ситуации. Что специалисты столь высокопоставленной организации сумеют сделать правильные выводы с учетом ментальных особенностей жителей Закавказья и в конце концов смогут настоять на торжестве справедливости.

Минуло десятилетие, и сегодня с сожалением приходится признать, что оптимистические ожидания населения Абхазии оказались совершенно безосновательными. Ситуация и ныне остается на уровне 1993 года - года окончания грузино-абхазской войны. В политическом же плане позиции противоборствующих сторон еще больше отдалились друг от друга.

Наибольшее беспокойство вызывает то, что совершенно безосновательными оказались ожидания мирного населения в вопросах, касающихся обеспечения его безопасности. Присутствие миссии ООН не оказывает сколько-нибудь сдерживающего влияния на деятельность грузинских террористических сил, то гласно, то негласно (в зависимости от политической ситуации в мире) поддерживаемых грузинскими официальными структурами.

Если охарактеризовать результат деятельности ООН в разрешении противостояния "Абхазия - Грузия" с учетом материальных затрат и времени ее пребывания в зоне конфликта, то оценить ее можно как провальную. Все стороны, хоть каким-то образом вовлеченные в конфликт, разуверились в ее конструктивности, способности отрегулировать грузино-абхазские противоречия.

ОСНОВНЫЕ ПРИЧИНЫ ПРОВАЛА МИССИИ ООН В КОНФЛИКТЕ "АБХАЗИЯ - ГРУЗИЯ"

Ни одна неудача не нанесла больше ущерба престижу миротворческой деятельности ООН в 90-х годах, чем ее нежелание отличить жертву от агрессора
Кофи Аннан.
Выдержка из доклада на 55-й сессии ГА ООН.

Детально проанализировав деятельность миссии в конфликте "Абхазия - Грузия", я пришел к выводу, что она была обречена на провал изначально. Основная причина этого кроется в некорректной формулировке поставленных задач. Главная ошибка при формировании таковых заключалась в неверной расстановке приоритетов.

Во всех документах ООН, касающихся Абхазии, из доклада в доклад, из резолюции в резолюцию кочует тезис об "основном вопросе" - "политическом статусе Абхазии в составе Грузии". Возведя этот вопрос в ранг основного, в ООН проигнорировали вопрос физического существования людей в зоне конфликта.

Отнеся на второй план вопрос обеспечения безопасности населения, в ООН сосредоточили все свои ресурсы (как людские, так и материальные) на создании юридической формы сосуществования враждующих сторон. Чиновники ООН предпочли заниматься непыльной юридической деятельностью по вопросу навязывания статуса, упустив из виду фазу послевоенного примирения и создания механизма обеспечения безопасности мирного населения. И это в регионе, где целый год длилась меж-этническая война, после которой и сегодня сохраняется крайне высокий уровень враждебности, где за время пребывания миссии грузинскими террористами были убиты тысячи людей, похищены и насильственно перемещены сотни человек.

В ООН, закрыв глаза на перманентный геноцид, решили заняться правовыми вопросами. Не совсем понятно, на какие ценности там ориентировались и чем руководствовались, расставляя в таком порядке приоритеты - оценивать жизни людей ниже юридической формы их сосуществования?

Откровенное пристрастие ООН - основного посредника в переговорах - проявляется и в навязываемой тактике их ведения. Одну из сторон (абхазскую) открыто принуждают к переговорам на совершенно неприемлемых для нее стартовых условиях - "Абхазия в составе Грузии".

Принуждение абхазской стороны к ведению переговоров о ее статусе без предварительного разрешения вопроса обеспечения безопасности ее населения - это откровенный и неприкрытый шантаж. Абхазов принуждают подписать договор о статусе, подвесив над их головой "дамоклов меч" - угрозу очередного акта вооруженной агрессии. Подтверждая это, время от времени руководство Грузии грозит решить "абхазский вопрос" с помощью силы. В подобной ситуации позиция абхазской стороны - отказ от ведения переговоров - является вполне естественной, вынужденной мерой.

Для жителей Абхазии, ложащихся спать и просыпающихся с одной мыслью, что в любой момент может явиться смертельный враг, от которого чудом удалось спастись ценой огромных людских потерь, вопрос статуса - это абстрактная категория, и он принимает в такой ситуации совершенно незначительное, третьестепенное значение.

Страх за собственную жизнь и жизнь детей формирует у народа Абхазии совершенно определенную форму мышления и поведения. В перманентном (принявшем рефлекторный характер) состоянии ожидания очередного акта агрессии при формировании модели поведения политическая составляющая теряет свою значимость и совершенно не принимается в расчет. На передний план выходит фактор биологический. В подобной ситуации основным фактором, формирующим модель поведения, является инстинкт самосохранения, провоцируемый страхом перед вооруженной агрессией.

И нет сомнения в том, что до тех пор, пока не будут устранены причины, вызывающие у населения страх, прогресса в переговорах по вопросу статуса ожидать не приходится.

…Жесткость позиции руководства Абхазии на переговорах является зеркальным отражением позиций народа, и формируется она под воздействием уже перечисленных выше факторов. Резолюционные призывы и неаргументированные требования покорности со стороны ООН и других посредников никоим образом не смогут повлиять на позицию абхазов. Дело в том, что для народа Абхазии на карту поставлено его физическое существование, а это, как известно, не может являться предметом политического торга. На данном этапе единственным аргументом для него может быть только гарантия его безопасности. Все остальное - это пустой звук. Никакие резолюции ООН, никакие меры принуждения не смогут привести в такой ситуации народ к покорности. Политическое ноу-хау Совета Безопасности ООН - резолюциями подавлять инстинкты - выглядит весьма неубедительным. В сложившейся ситуации совершенно явственно просматривается необходимость в смене посреднической стратегии и тактики.

Народу Абхазии упорно навязывают совершенно неприемлемую для него форму сосуществования с грузинами. Но до сегодняшнего дня никто не удосужился объяснить ему, почему он, уже почти столько лет живущий de facto самостоятельно, должен согласиться на доминирование на его территории законов соседнего этноса, который попросту пытался его истребить! Почему невозможно добрососедское сосуществование на абсолютно равноправных условиях? Почему доминирование одного этноса - грузин над другим - абхазами должно быть обязательным условием? Ведь за право жить в относительной безопасности абхазы заплатили очень большую цену - потеряли 5% своего народа. И что особенно обидно, его к этим потерям принудили. Погибшие в войне с грузинами жители Абхазии сложили свои головы, защищая себя и жизни своих родных на родной земле, а не на чужбине. Они не ходили на чужую землю навязывать свои порядки. Это к ним пришли с оружием убивать их. Спрашивается - за что тогда они пролили свою кровь? И после всего случившегося их, оставшихся в живых, пытаются принудить покориться тем, кто пытался их уничтожить.

В подобной ситуации призыв Абхазии к мировому сообществу признать ее суверенитет - абсолютно оправдан. Не может быть подвергнут сомнению процесс политического самоопределения нации в условиях, угрожающих ее существованию. В данном случае от признания или непризнания его суверенитета зависит физическое существование абхазского этноса.

Если бы Абхазию пытались ввести в состав какого-либо благополучного государства или, на худой конец, в государство с радужными перспективами - еще куда ни шло. Но ее же пытаются загнать в страну, которой в обозримом будущем благополучие не светит. Ее принуждают подписать договор с правительством, которое не контролирует большую часть своей страны. В ООН прекрасно знают, что по тем разворованным кредитам, что набрала Грузия на Западе, ей не рассчитаться еще много лет, даже если она отдаст за долги всю Гурию (родину Шеварднадзе) - целиком и в придачу - половину Тбилиси. В Абхазии по этому поводу рассуждают вполне рационально, в духе времени: с какой стати вешать на себя ярмо чужих долгов? Какой смысл родниться с режимом, который довел свою страну до такого состояния, что она еще много лет не будет привлекательной для обитания? Не зря же почти треть ее трудоспособного населения покинула родину, превратившись в "гастарбайтеров", став основным источником существования для народа, оставшегося на родине безо всякой перспективы.

А ЧТО ДАЛЬШЕ?

…предотвращение конфликтов должно быть одной из самых главных задач ООН, и тем не менее еще слишком мало внимания уделяется превентивным действиям. Вместо этого расходуются огромные ресурсы на усилия по "лечению" конфликтов, когда для многих жертв это уже слишком поздно.
Кофи Аннан.
Отрывок из годового доклада о работе ООН за 1998 год.

Патовая ситуация, сложившаяся в переговорном процессе, загнала грузино-абхазский межэтнический конфликт в тлеющую, затяжную фазу, способную взорваться в любой момент. Подобных взрывоопасных точек на планете достаточно много, и количество их продолжает увеличиваться. И потому сложившееся положение (не только грузино-абхазское) обязывает мировое сообщество к скорейшей выработке механизмов разрешения подобных конфликтов.

Надежда на это появилась вместе с появлением проекта программы под названием "Доклад Брахими", подготовленного в ООН еще в середине 1999 года. Основные задачи программы - это упреждающие меры по предотвращению вооруженных конфликтов и постконфликтное миростроительство. В докладе предлагается любой вооруженный конфликт, даже внутригосударственный, считать угрозой миру, что дает основание международным миро-творческим силам вмешиваться в них на основании решения СБ ООН без согласования с конфликтующими сторонами. Особенно важно то, что в нем во главу угла поставлен вопрос обеспечения безопасности мирного населения. К сожалению, доклад еще далек от того, чтоб стать всемирным законом, да и мир еще не готов к столь продвинутой форме взаимного сотрудничества. Но события последнего времени дают основание полагать, что рано или поздно это неизбежно произойдет.

Судя по тому, как сегодня развивается международная правовая система и как трансформируется традиционно сложившийся в нашем понимании институт государственности, человечество встало перед радикальным выбором - сменой ценностных приоритетов. И в первую очередь это касается приоритетов во взаимоотношениях: "права человека - интересы государства", "право наций на самоопределение - принцип целостности государств", "интересы человечества - амбиции лидеров ведущих стран" и т.д. Все эти и другие, не менее важные вопросы не первый день стоят перед мировым сообществом, но продолжают оставаться вопросами без ответов. Но бесконечно прятаться от них человечеству не удастся. Судя по всему, весьма скоро придется окончательно определиться и с вопросами: что важнее для человечества - нации (читай - народы, которым согласно Уставу ООН позволено самоопределяться) или государства (о целостности которых столь ревностно печется ООН сегодня), кто кому больше служит, кто для кого существует - народ для государства или государство для народа? Именно в правильных ответах на эти вопросы, возможно, и кроется будущий характер взаимоотношений народов на Земле.

Жизнь довольно жестко и безапелляционно ставит людей перед необходимостью поиска новых форм взаимоотношений, способных органично вплестись в ныне существующие. Стало очевидным, что во имя своего позитивного развития человечеству уже в обозримом будущем придется отказаться от многих, кажущихся сегодня незыблемыми форм мироустройства. Так, может быть, имело бы смысл начать их поиск на базе грузино-абхазского политического тупика при условии, что процесс этот будет проходить абсолютно прозрачно и беспристрастно, придерживаясь одного принципа - принципа целесообразности?

Вряд ли можно оспорить довод, что национальный суверенитет - это духовная ценность, выступающая предпосылкой самосохранения и развития этноса на территории его исторического проживания. Основываясь на этой дефиниции, народ Абхазии и пытается строить отношения со своим южным соседом. Но сосед остается глух к чаяниям абхазов. Пренебрегает он и их естественным желанием - юридически подтвердить и закрепить свое обязательство об отказе применения силы по отношению к ним. Подобное желание абхазов далеко не безосновательно. Многовековой опыт общения абхазов с грузинами не дает повода верить последним на слово. Поводов не доверять соседям у абхазов несравнимо больше, чем доверять. Еще свежи в памяти народа воспоминания о недавней войне, да и генетическая память не дает возможности ослабить бдительность.

ОБЫЧНАЯ НОРМА ИЛИ "НЕЗНАЧИТЕЛЬНЫЕ" ОТСТУПЛЕНИЯ ОТ ОСНОВОПОЛАГАЮЩИХ ПРИНЦИПОВ?

Ни один правовой принцип - даже принцип суверенитета - не может использоваться в качестве прикрытия преступлений против человечности.
Кофи Аннан.
Отрывок из доклада тысячелетия "Мы, народы: роль ООН в XXI веке". 3 апреля 2000 года.

К сожалению, деятельность миссии ООН в Абхазии совпала с периодом наибольшего снижения уровня ее авторитета. Я буду не оригинален и не одинок, утверждая, что основной причиной, вызвавшей падение авторитета ООН, был избирательный подход к отдельным странам и народам в угоду основным спонсорам и под их давлением.

К сожалению, и Абхазию не обошла стороной политика двойных стандартов. И Абхазия не без помощи ООН, а часто просто с ее молчаливого согласия подвергалась дискриминации и давлению. Все это время Абхазия рассматривалась исключительно как территория, без учета мнения и интересов ее населения. Каким только лишениям абхазский народ не подвергался, какими только санкциями его не пытались унизить! А вся вина этого многострадального народа заключается в том, что он сумел защитить себя, не дал истребить на своей же земле. И сегодня судьбу этого народа пытаются решать, не принимая в расчет его мнение.

Международно-правовые механизмы устроены таким образом, что судьба народа Абхазии почти всецело зависит от содержания текстов резолюций, принимаемых Советом Безопасности ООН. Тексты резолюций принимаются и утверждаются на основании докладов Генерального Секретаря, которые, в свою очередь, готовятся в Секретариате ООН, на базе отчетных докладов, присылаемых с мест - в данном случае из Абхазии. Важность резолюций для судьбы Абхазии объясняется тем, что именно в них дается ориентир всему остальному миру: каким образом и на основании какой правовой базы строить с ней отношения.

К сожалению, содержание текстов докладов и резолюций органов ООН порой вызывает, мягко выражаясь, недоумение - уж слишком часто в них жертву путают с агрессором. Любая силовая акция абхазской стороны, даже оборонительной направленности, подвергается в них жесткому осуждению. При описании же агрессивных актов грузинской стороны, имеющих ярко выраженный террористический окрас и системный характер, ограничиваются лишь констатацией фактов или рекомендациями, изложенными в довольно мягкой форме. О четко изложенном и жестком осуждении их не может быть и речи.

…Судя по тому, как резко остановилось шокированное человечество после трагических событий 11 сентября 2001 года, как лихорадочно заметалось оно в поисках нового пути своего развития, стало ясно - грядут великие перемены. И необходимость перемен уже не является предметом дискуссий. Но каков будет их характер и масштабы?

Какие ценности станут приоритетными, придя на смену тем, которыми вынуждено будет поступиться человечество?

И, наконец, вокруг чего будут объединяться здоровые силы планеты?

Беспристрастность, высокая нравственность и неподкупность - вот что должно характеризовать ООН, чтобы человечество начало воспринимать ее как общепланетарное правительство, но до этого она должна стать нравственным ориентиром для всех жителей Земли.

(Опубликовано: журнал "Гражданин", № 1, 2004 г.)

(Перепечатывается с сайта: http://www.grazhdanin.com.)

___________________________


АЗБУКА ФИНАНСОВОГО СУВЕРЕНИТЕТА*

(*в соавторстве с Дмитрием Голубовским)

Осуществить модернизацию экономики за счет иностранного капитала невозможно. Мы должны сами научиться «производить» деньги

Мир, стремительно меняясь, приближается к очередному поворотному пункту своей истории. Просуществовав недолго в форме однополярного, он буквально на глазах преобразуется в многополярный, где набирают мощь новые центры силы: Китай, Индия, Бразилия и другие государства, уверенность которых растет на фоне снижения влияния еще доминирующих США. Уже в обозримом будущем это приведет к возникновению нового мирового порядка, которому потребуются новые правила игры. И если наша элита отводит достойное место России в новом мире, то к началу создания новых правил она должна подвести страну в качестве одного из мировых экономических лидеров, находящегося в фазе интенсивного экономического роста. Судя по всему, понимание этого и побудило руководство страны принять решение о модернизации.

Финансы как угроза

Поскольку модернизация не цель, а лишь средство к ее достижению, то правильное определение и формулирование цели, которой собирается достичь страна путем модернизации, и должно быть, на наш взгляд, первоочередной задачей. В качестве доктринальной цели России, по нашему мнению, должно фигурировать ее положение в будущем мире. При этом предстоит не только модернизировать страну, но и встроить ее в мировое политико-экономическое пространство на условиях, исключающих любые формы ее эксплуатации, что не менее сложная задача, чем сама модернизация. В данной статье мы намерены разъяснить современные, финансовые методы подчинения и эксплуатации, которые могут оказаться непреодолимым препятствием на пути модернизации.

Заявленное российским руководством намерение осуществить модернизацию не что иное, как постановка весьма амбициозной задачи — повысить конкурентоспособность государства до уровня, позволяющего бороться за чемпионство в высшей мировой межгосударственной лиге. Но конкуренция государств существенно отличается от спортивного соперничества, поскольку, в какой бы форме она ни проходила, это всегда война. И несколько странным выглядит намерение осуществить модернизацию с помощью иностранного капитала, что подобно намерению начать войну с помощью оружия противника, полагая, что по ходу боевых действий он будет поставлять необходимые боеприпасы.

Столь странный подход, на наш взгляд, имеет простое объяснение. Под влиянием внешних сил, курировавших постсоветские реформы, у основной массы российской элиты и экспертного сообщества сформировалось стойкое представление о роли финансовых капиталов исключительно как о благе чуть ли не божественного происхождения. Сегодня многие исходят из того, что инвестиции бывают только иностранными, а в самой России, по какой-то неведомой причине, финансовые капиталы не могут образовываться в принципе. В результате в стране даже на понятийном уровне нет разделения капиталов на внешний и внутренний (национальный), как нет и понимания того, что иностранный финансовый капитал, особенно в отсутствие национального, является не столько источником процветания, сколько опасности. Что он способен скрыто и легко подчинить себе национальные богатства, использовать их в своих интересах и уходить, если к этому его побуждает конъюнктура, оставив страну в экономическом кризисе.

Другими словами, Россия, оставаясь страной, критически зависящей от притока иностранного капитала (что и было главной причиной постсоветских финансово-экономических кризисов), усугубляя эту зависимость в процессе модернизации с опорой на иностранный капитал, экономически не может укрепиться в принципе.

Чтобы оценить уровень присутствия иностранного капитала в России, достаточно привести следующие цифры: более 25% российской банковской системы, более 70% оборачивающихся на российском фондовом рынке инвестиций и 100% синдицированных кредитов — иностранный капитал. И что странно, при отсутствии национального финансового капитала власть, намереваясь осуществить еще одну масштабную приватизацию, помимо акций большинства системообразующих предприятий страны выставляет на открытые торги и акции основных банков, что еще больше усилит финансовую зависимость России.

Объясняется это, во-первых, намерением улучшить эффективность управления этими предприятиями и, во-вторых, необходимостью наполнения бюджета, но оба аргумента не выдерживают никакой критики. Спрашивается — какая польза российскому народу от того, что предприятия окажутся в собственности нерезидентов, которые и будут их основными бенефициарами? И чем правительство будет наполнять бюджет, когда большинство российских активов окажется в иностранной собственности и продавать уже будет нечего?

Справедливости ради следует признать, что причина «наивного» представления о роли финансового капитала и непонимания его как созидательной, так и разрушительной роли уходит корнями во времена СССР, где на исследование природы и функций капитала как атрибута враждебного мира было наложено табу. И если отбросить вариант, что политика, упорно ориентирующаяся на иностранные инвестиции, это происки внутренних врагов, то оправдать ее можно лишь недопониманием нашими «либеральными» идеологами от власти политической роли денег и финансового капитала.
Современная конкурентная борьба — это перманентные войны, протекающие в пространстве мировой финансовой системы, где функцию оружия выполняют национальные валюты и капиталы, а функции оружейных заводов — финансово-банковские системы государств.

Валютные и финансовые войны

Со времен возникновения первых государств человечество пребывает в перманентном состоянии конкуренции между ними. До середины XX века исход конкуренций решался с помощью традиционных войн, по завершении которых побежденных обкладывали данью, что и было целью этих войн. Исход определялся традиционным оружием, а финансы играли вспомогательную роль, но с конца первой половины ХХ столетия основная конкурентная борьба преобразовалась в более сложную форму — финансово-экономическую, где оружие и финансы поменялись ролями. Современная конкурентная борьба — это перманентные войны, протекающие в латентной (для обывателя) форме в пространстве мировой финансовой системы, где функцию оружия выполняют национальные валюты и капиталы, а функции оружейных заводов — финансово-банковские системы государств.

Победители в этих войнах предопределены изначально. Это силы, жестко контролирующие все процессы, происходящие в мировой финансовой системе, создающие ее правила игры и следящие за их исполнением. И самое главное — умеющие создавать дешевые, конкурентоспособные и востребованные в мире финансовые капиталы.

Несмотря на кажущуюся гуманность, финансовые войны не менее опасны для государств и наций, чем традиционные. Если объем дани, накладываемой на побежденных в традиционных войнах, четко оговаривался, официально фиксировался и выплачивался, как правило, публично, то репарации в форме финансовых методов эксплуатации, встраиваемые победителями в финансовые системы побежденных, позволяют латентно и практически неограниченно как по срокам, так и по объемам эксплуатировать побежденные народы. К таким методам можно отнести создание национальной валюты на основе принципа currency board — через покупку валюты стран-победителей, обессиливание валюты побежденных, а также принуждение побежденных к открытости финансовых рынков, с которых вытесняются оказывающиеся неконкурентоспособными их национальные валюты и капитал.

Когда-то Архимед объявил: «Дайте мне точку опоры, и я переверну Землю!» Мейеру А. Ротшильду приписывают в чем-то схожую фразу: «Дайте мне возможность выпускать деньги в государстве, и мне не будет дела до того, кто пишет его законы». В 1839 году президент Ассоциации американских банкиров Филлип Бенсон тоже сказал нечто подобное: «Нет более прямого и надежного способа захватить контроль над нацией, чем через ее систему кредитования (ее деньги)». А уже наш современник, автор бестселлера «Исповедь экономического убийцы» Джон Перкинс, сам воплощавший в жизнь политику финансового подчинения государств, охарактеризовал этот принцип следующим образом: «Есть два способа завоевать и поработить нацию. Первый — мечом. Второй — долгами».

Но что интересно: если вопрос обеспечения безопасности в традиционных войнах на повестке дня государств стоял и стоит всегда, то вопрос обеспечения безопасности в финансовых войнах, не говоря уже о совершенствовании применяемого в них оружия, не ставился (во всяком случае публично) ни одним государством.
Финансовый капитал как инструмент овладения ресурсами конкурентов

На мировом финансовом рынке присутствуют две группы игроков-государств. Первая — малоразвитые или развивающиеся страны, импортирующие финансовые капиталы и борющиеся за привлечение иностранных капиталов. Вторая — экспортеры финансового капитала, представляющие исключительно развитые страны, ведущие борьбу за финансовые рынки.

Подобное «разделение труда» обусловлено тем, что развитые страны обладают финансово-банковскими системами, позволяющими создавать дешевые, конкурентоспособные финансовые капиталы, тогда как менее развитые умеют их только зарабатывать на внешних рынках. Прочие страны должны накапливать необходимые для осуществления торговли резервы, размещаемые в валюте и обязательствах этих стран (преимущественно в американском долларе), что существенно снижает их конкурентоспособность.

Преимущества финансовых капиталов в качестве оружия заключаются в их способности легко проникать на территории конкурентов, бескровно овладевать богатствами и скрыто эксплуатировать население. При этом страны-жертвы не только не препятствуют этому, но и прилагают усилия, чтобы их привлечь. Причина столь парадоксального явления кроется в непонимании элитами неразвитых стран принципа монетарной эксплуатации, а также в отсутствии знаний, необходимых для создания своей полноценной, конкурентоспособной валюты и финансовой системы. В результате страны, не умеющие создавать качественные деньги, оказываются без необходимых для развития инвестиционных капиталов.
Секрет процветания стран развитого мира не в особой производительности их народов и не в политической системе, а в масштабном производстве денег и финансовых капиталов, обмениваемых на товары и ресурсы развивающихся государств.

«Дешевые — созданные» и «дорогие — заработанные» деньги

Для подавляющего большинства людей деньги лишь инструмент обмена — «купилки». Мало кто знаком с множеством других функций денег, и еще меньше людей задумывалось над их природой — откуда они берутся, кто и как их создает, почему одни деньги обладают преимуществами перед другими. На деле же деньги отличаются друг от друга не только по названию, номиналу и стране происхождения, но и по качественным характеристикам, от которых зависят их функциональные возможности.

В народном сознании качественные характеристики валют нашли отражение в конце 1980-х — начале 1990-х, когда утвердились представления о «твердом» долларе и «деревянном» рубле. Многие еще помнят, как в начале 1990-х, когда Россия распахнула двери своего валютного рынка, американский доллар, хлынув и быстро вытеснив рубль, стал доминирующей валютой. Причиной поражения рубля на его же поле было его низкое качество. Но от чего зависит качество денег? Как качественные характеристики влияют на функции денег? Отражаются ли на процессе образования капиталов, номинированных в данной валюте? Если да, то как, и влияет ли это на конкурентоспособность капиталов? Ну и самое главное — влияет ли качество денег на конкурентоспособность экономики и самого государства, эмитирующего их?

Как известно, первичными эмитентами денег являются центральные банки государств. Множество факторов влияет на деньги как качество банковской продукции, но основной — себестоимость, зависящая от методов их создания. Развитые страны значительную часть денег создают с помощью финансовых технологий на базе своих финансово-банковских систем. Речь идет не о банальном печатном станке, а о комплексе институтов, как государственных, так и частно-корпоративных, деятельность которых регулируется развитым законодательством и координируется одним центром. Архитектура развитой системы сложна и многофункциональна, и вот лишь небольшой перечень решаемых с ее помощью задач: создание и поддержание в стабильном состоянии национальной валюты; создание условий для образования национальных финансовых капиталов; формирование, поддержание в функциональном состоянии и обеспечение развития рынка финансовых активов; обеспечение оборота различных имущественных прав и основанных на них вторичных финансовых инструментов.

Система позволяет формализовать и вовлечь в процесс экономических отношений максимально возможный объем ресурсов, которыми обладает страна, — интеллектуальных, трудовых, информационных, сырьевых, земельных и т. д. — и формировать на их основе активы, питающие мощь национальной финансовой системы, дающих ей способность аккумулировать в себе еще больше стоимости. При правильной организации этого процесса он становится процессом с положительной обратной связью: чем больше национальных богатств преобразовано в товарную массу в виде ценных бумаг и вовлечено в экономический оборот, тем больше денежной массы требуется для их обслуживания, что открывает дополнительные возможности для увеличения национальной денежной базы. Увеличение денежной базы интенсифицирует процесс образования финансовых капиталов, что, в свою очередь, стимулирует инвестиционную деятельность и экономический рост, укрепляет финансовый рынок. Чем сильнее финансовый рынок, тем больше реальных ресурсов он подчиняет себе, становясь еще сильнее. Так, развитые финансовые системы могут подчинить страны, обладающие значительными реальными богатствами, но не обладающие финансовыми ресурсами, при этом их богатства становятся дополнительным обеспечением эмитируемых финансово сильными странами валют, а сами эти валюты становятся средствами международных расчетов.

Самое важное при этом, что деньги развитых стран в буквальном смысле слова создаются, и их себестоимость с точки зрения трудозатрат и расходов создателей практически нулевая.

Деньги финансово неразвитых стран (в том числе и России) и большинства развивающихся создаются преимущественно на основе принципа, заложенного в политику currency board, — через покупку центральными банками валют развитых стран. Созданные с помощью подобного метода деньги оказываются весьма дорогими — «заработанными», поскольку на их себестоимость, помимо затрат на производство и обслуживание оборота, ложится еще и себестоимость продукции, за которую была получена выкупаемая при их вбросе в рынок валюта развитых стран. Данное обстоятельство делает неконкурентоспособными как сами создаваемые таким образом валюты, так и номинированные в них капиталы.

Известно, что самый доходный бизнес государства — создание денег, при котором оно получает эмиссионный доход, сеньораж, — разницу между стоимостью их производства и номиналом, возникающую при первой транзакции, когда деньги, наличные или безналичные, только выпускаются в обращение. В развитых странах, где центральные банки создают деньги через покупку национальных долговых обязательств или прямое кредитование национальной банковской системы, первая транзакция, если она касается долговых обязательств, осуществляется исключительно с контрагентами-резидентами, с тем чтобы «сеньораж» остался внутри страны. Если же она осуществляется с нерезидентами, то лишь в обмен на реальные ресурсы. Понимая, что создание денег — главный фактор, обеспечивающий эффективность национальных экономик, и что важнейшая фаза создания денег — первая транзакция, власти финансово развитых стран ревностно следят за тем, чтобы она обеспечивала сохранение эмиссионного дохода внутри страны.

В странах, создающих деньги через покупку иностранной валюты, складывается принципиально иная ситуация. Поскольку первой транзакцией при выпуске денег является покупка центральными банками иностранной валюты, то возникающий при этом сеньораж уходит в пользу стран, валюта которых выкупается.

Из сказанного можно сделать вывод, что один из ключевых факторов, определяющих успех в межгосударственной конкуренции, — качество денег и что ключевые слова, определяющие разницу между ними, — созданные и заработанные.

Чтобы было ясно, о чем идет речь, можно привести грубую, но наглядную аналогию. Есть такое понятие — «отмывать деньги». Суть этого криминального процесса в том, что под реальные, нелегально полученные деньги создается некий фиктивный объем труда, который существует только в бухгалтерии и который, по бухгалтерии, является причиной их появления. Процесс денежной эмиссии, осуществляемый развитыми странами, похож на отмывание, но как бы в зеркальном отражении. Дело в том, что созданные развитыми странами изначально фиктивные, фиатные, не обеспеченные ничем деньги «отрабатываются» развивающимися странами, куда они попадают, и, наполняясь ресурсами и трудом народов, становятся реальными. Секрет процветания стран развитого мира не в особой производительности их народов и не в политической системе, которая не причина процветания, а следствие. Секрет — в масштабном производстве денег и финансовых капиталов, обмениваемых на товары и ресурсы развивающихся стран.

Протекционистские войны

Ужесточение конкуренции между национальными экономиками спровоцировало ужесточение еще одной, давно известной формы противостояния государств — протекционистских войн, которые каждая из участвующих в них стран ведет по-своему. Развивающиеся страны способны лишь защищаться, создавая дополнительные таможенные барьеры на пути доступа к своим рынкам и сдерживая рост уровня жизни граждан с целью снижения себестоимости своей продукции и повышения ее конкурентоспособности на мировом рынке.

Развитые страны решают эту задачу масштабным субсидированием экономики, осуществляемым на разных уровнях и в разных формах, зачастую скрытых. Это гораздо эффективнее. Но для государств, активно субсидирующих свою экономику, первостепенное значение имеет происхождение денег. Преимущество имеют страны, дотирующие свои экономики дешевыми, созданными деньгами. Попытка конкурировать с ними с помощью заработанных денег бессмысленна и опасна, поскольку обрекает страны, осуществляющие такую попытку, на поражение от экономической перегрузки. Примером может служить ситуация в Белоруссии, а также печальная судьба, постигшая СССР.

В силу объективных причин на любую продукцию, произведенную в странах, похожих на Россию географическими и природно-климатическими условиями, дополнительным бременем ложатся большие, чем у конкурентов, транспортные и энергетические расходы. В результате при всех прочих равных экономика таких стран (а со временем и сами страны) оказывается неконкурентоспособной. И в этой ситуации единственным выходом для них остается системное, масштабное субсидирование, которое имеет смысл осуществлять лишь дешевыми, созданными деньгами. Чем ниже себестоимость денег, тем выше конкурентоспособность национальных экономик и, соответственно, самих государств. При субсидировании же экономик деньгами, созданными на основе currency board, когда чем больше создается денежной массы, тем больше «дани» в форме эмиссионного дохода приходится платить конкурентам, дотирование оказывается не только бессмысленным, но и самоубийственным.

В речи на Петербургском экономическом форуме президент Дмитрий Медведев отметил, что угрозы конкурентоспособности российской экономики в целом существуют. Но к общеизвестным угрозам, на наш взгляд, следует добавить еще одну, самую важную с экономической точки зрения, — неразвитость финансово-банковской системы. Ее следствие — отсутствие российского национального финансового капитала, критическая зависимость российской экономики от внешних кредитов и инвестиций, а также эксплуатация народа с помощью финансовых методов типа currency board, неуклонно снижающих конкурентоспособность государства. Поэтому нам представляется необходимым пересмотр принципа функционирования национальной финансово-банковской системы и создание принципиально новой финансовой политики государства. Первым шагом на этом пути, на наш взгляд, должно быть создание «Финансовой доктрины России».

Опубликовано: «Эксперт» №39 (772), 2011 г.
_________________________________


ГОНКА КАПИТАЛООБРАЗОВАНИЯ – ОСНОВНАЯ БОРЬБА ЗА МИРОВОЕ ЛИДЕРСТВО

Опубликовано: ПОРТФЕЛЬНЫЙ ИНВЕСТОР, ноябрь 2008 г.

Скачать статью в формате PDF (104 Кб)
___________________________


МОЯ ПОЗИЦИЯ ПО ОСНОВНЫМ ГОСУДАРСТВЕННЫМ ВОПРОСАМ О НАРОДЕ И АБХАЗСКОЙ ГОСУДАРСТВЕННОСТИ

Жизнь наций длится века, и практически все они в процессе своего развития время от времени попадают в полосы кризиса. Одни выходят из них окрепшими, обретя дополнительную уверенность, другие же, наоборот, - не сумев справиться с ними, навеки уходят в небытие, порой оставив в память о себе лишь несколько строк в мировой истории.

Абхазы не исключение. В их многовековой истории тоже были периоды, когда судьба их висела на волоске. Достаточно в этой связи вспомнить мохаджирство и войну 1992-93 годов. Это были годы острых кризисов, но и сегодняшнее положение Абхазии не дает поводов для спокойствия и благодушия.

Страна уже десять лет пребывает в состоянии перманентного кризиса, который неотвратимо приближается к своей пиковой фазе. Пик наступит в тот день, когда будет определяться окончательная судьба абхазской государственности и судьба народа.

Но уже сегодня кризис подвел абхазов к той черте, когда перед ними совершенно отчетливо встал вопрос - "быть или не быть?". Для абхазов наступил "момент истины". Состояние неопределенности, в котором пребывает страна в связи со статусной неурегулированностью, не будет длиться вечно. Очень скоро (по историческим меркам) наступит развязка. Но - какая? Кто и как сформирует будущее Абхазии? Абхазы сами определят свою судьбу или кто-то другой продиктует им условия будущей жизни? От ответов на эти вопросы и зависит, сохранится Абхазия на карте Земли как государственное образование или значение топонима "Абхазия" из этнополитической категории трансформируется в географическую.

Но беспокоит не только судьба государственности, но и судьба народа, который уже десять лет живет под дамокловым мечом угрозы геноцида. Опасность эта чрезмерно затянулась, и главное - ей не видно конца. Во избежание трагедии нужно выяснить причины затянувшегося кризиса, - они находятся вне Абхазии или же у них есть и домашние корни?

Что нужно сделать абхазам, чтобы ликвидировать грузинскую опасность и остаться жить на века? Ответ "прост": создать полноценное государство. Современная международно-политическая система устроена таким образом, что при отсутствии статуса великой державы и ядерного аргумента единственным механизмом обеспечения безопасности для народа остается его общепризнанный статус государственности. Следовательно, наиболее эффективным способом обеспечения безопасности абхазского народа является достижение Абхазией международного признания своей государственности. Это значит, что в ближайшие годы абхазам предстоит бороться прежде всего за это. Не достичь этого они просто не имеют права, поскольку альтернативой признанию является лишь возвращение под колониальный гнет Грузии.

Но надо признать, что создание государства - это самое сложное из всех существующих на земле дел. Ведь государство - это самое грандиозное рукотворное творение человеческого гения, самое великое создание из всех, что когда-либо создавалось человечеством. Не секрет, что о собственном государстве безуспешно мечтают тысячи народностей, населяющих Землю, и большинство из них никогда его не будут иметь, поскольку обладание государством - это удел избранных, наиболее развитых наций.

Создание государства требует предельной концентрации физических, эмоциональных и волевых усилий всего народа. Но, помимо перечисленных качеств, для строительства государства в современных условиях существует еще одно обязательное требование - высочайший уровень знаний. На пути к государственности во главе народа должны находиться люди, которые знают почти все дороги, ведущие к нему, которые четко представляют себе весь перечень мер, необходимых для его достижения, и способны эти меры реализовать. Ведь этим людям предстоит убедить весь мир в праве своего народа на свободу, для чего им предстоит заставить мир слушать себя. Для того чтобы убедить мировую общественность признать абхазскую государственность, недостаточно одноразового, декларативного позиционирования (самопровозглашения). Позицию нужно детально обосновать и систематически подтверждать. Способна ли нынешняя власть Абхазии к решению столь сложных задач?

После всестороннего изучения причин застоя в продвижении Абхазии к государственности я пришел к определенным выводам. Во-первых, что ее высшие руководители не осознают важности обретения статуса государственности и потому не уделяют ему должного внимания. Во-вторых, что они плохо представляют себе степень сложности его достижения и полагают, что государственность придет к ним сама по себе.

Государственность никому и никогда не давалась легко. Все, кто обладает ею, достигли ее ценой огромной концентрации коллективных усилий, зачастую преодолевая мощнейшее сопротивление. И если абхазским политикам не удается преодолеть сопротивление, оказываемое противниками абхазской государственности, то это означает, что усилий, предпринимаемых ими, недостаточно. Это значит, что нужно что-то менять - то ли методы достижения цели (тактику), то ли состав исполнителей. А возможно, и то и другое.

В чем бы то ни было, будь то спорт, война или политика, успеха добиваются лишь те, кто способен преодолеть сопротивление. А вот найти и правильно оценить лучших, кому предстоит его преодолеть, это уже задача тех, кто определяет задачу, - командующих, главных тренеров и политических руководителей. На политическом этапе пути нации к государственности в ее авангарде (правительстве) должны находиться ее лучшие представители, интеллектуальная элита, поскольку именно им предстоит формировать и реализовывать политические проекты. Но лучшие ли сыны народа сегодня в авангарде? Отвечает ли качество правительства задаче? Можно ли усилить его, если да, то за счет чего?

Правительство, как известно, формируют высшие руководители. От их способности правильно оценить каждого, кто вводится в состав правительства, зависит эффективность этого органа, а способность отбирать лучших является одним из основных критериев оценки деятельности высших руководителей. Но какое качество они должны более всего ценить в членах правительства? Мне думается, что это должен быть высокий профессионализм, т.е. знания. Но знания, являющиеся основой профессионализма, не поддаются точной оценке. Их нельзя измерить линейкой, градусником или стаканом. Оценить (причем весьма приблизительно) их можно лишь аналогичным или превосходящим уровнем знаний, и получается так, что качество правительства зависит от уровня интеллекта тех, кто его формирует. Если их знания не фундаментальны, то правительство будет неэффективным, и вероятность успеха в столь сложном деле, как создание государства, практически будет сведена на нет. Обладают ли те, кто формирует абхазское правительство необходимым уровнем?

Ответом могут быть их успехи в государственном строительстве. Тогда вполне правомерен вопрос, а разумно ли требовать от власти, испытывающей дефицит знаний, достижения государственности? Конечно же, нет. С таким же успехом от нее можно требовать и победы на следующем чемпионате мира по футболу. Нынешняя власть сделала все или почти все, что было в ее силах, и надо отдать ей должное - сделала она немало. Под ее руководством была одержана победа в войне, в которой решалась судьба народа и государства, и она довела страну до нынешнего политического состояния. Но, исчерпав свои ресурсы, она остановилась в шаге от достижения статуса государственности и за девять последних лет совершенно не продвинулась к нему. Более того, за это время сданы многие ранее завоеванные политические позиции. Все-таки важен не старт, а результат, показанный на финише. А финиша нет. И, наверное, пришло время ставить вопросы в более жесткой форме. Почему Абхазия, преодолев наиболее опасные этапы на пути к государственности, за 10 последних лет не продвинулась по нему ни на шаг? И почему действия ее политиков неадекватны задаче, стоящей перед ними? Попробуем в этом разобраться.

Последний оставшийся на пути к абхазской государственности этап - достижение международного признания - существенно отличается от предыдущих. Все предыдущие фазы были по большей части военными и носили силовой, разрушительный характер. Эта же фаза политическая, сугубо созидательная, где основным аргументом является уже не калибр оружия, а весомость и обоснованность доводов. Достижение международного признания - это процесс высшей степени сложности, и заключается он в умении обосновывать и отстаивать в интеллектуальной дуэли с оппонентами претензии нации на государственность. Эти обоснования не должны ограничиваться историко-правовыми рамками. Более того, история и право в политическом споре не являются весомыми аргументами и определяющим фактором, поскольку политика строится не на основе права и исторического прошлого, а исходя из реально существующей ситуации. Право (законы), как известно, регулярно меняется, адаптируясь к требованиям времени. Да и история, как известно, тоже не статична, историческая карта Земли менялась неоднократно. При обосновании политической позиции весьма эффективным аргументационным оружием являются ссылки на принцип разумности (целесообразности, рациональности, справедливости) и нормы этики и морали. Обосновав свои притязания на государственность через призму этих принципов и подкрепив их историко-правовыми аргументами, можно многократно усилить позицию, и тогда будет намного легче убедить мировое сообщество в своем праве на государственность.

Формирование столь сложносоставной позиции дело крайне трудное и весьма интеллектуалоемкое. Те, кому предстоит сформировать такую позицию и реализовывать ее, должны обладать знаниями, существенно отличающимися от требований военного времени. Ведь каждому времени и каждому делу требуются свои, специфические знания. В подтверждение сказанного приведу всем известный пример из современной истории. У многих еще свежа в памяти первая чеченская война. Ценой огромных усилий и колоссальных потерь в 1996 году Республика Ичкерия по Хасовюртовскому соглашению практически добилась от России признания своей независимости. Она получила от России куда больше свободы, чем имеет сегодня Абхазия. И что? А ничего. Она продемонстрировала миру лишь свою политическую несостоятельность и полную неспособность к созданию института государственности. Ее военные лидеры Масхадов и Басаев, сохранив за собой власть и в мирное время, не сумели направить развитие страны в конструктивное русло. Причина была в том, что и Масхадов, и Басаев - люди с военной психологией и такими же знаниями, прекрасно умеющие воевать, но не умеющие созидать. Им не хватило мудрости и ответственности, чтоб передать бразды правления в руки людей мирных профессий. Свои личные интересы и амбиции они поставили выше интересов нации, и в результате произошло то, что и должно было произойти. Их искаженное восприятие политической реальности привело к неспровоцированному и с политической точки зрения неоправданному вооруженному вторжению в Дагестан.

Ответ России был вполне предсказуем и адекватен. Результат - тысячи жертв и потеря всех: как военных, так и политических - завоеваний. Выводы. На каждом этапе развития нации ее должны возглавлять люди, качества и знания которых соответствуют требованиям именно этого времени.

О СТРАННОСТЯХ АБХАЗСКОЙ ПОЛИТИКИ

Слава богу, положение Абхазии сегодня немного лучше, чем положение Чечни, но нет гарантий, что завтра оно не ухудшится. Пассивность власти углубляет кризис, усиливая опасность, нависающую над народом. Никто во власти системно не занимается формированием стратегически ориентированной, полноценной политики. Лишь от случая к случаю, в пожарном порядке, осуществляются отдельные, невзаимосвязанные действия и совершенно оторванные от политических реалий заявления. Отсутствие четкой политической программы, бессистемный, импульсивно-хаотичный характер формирования и ведения политики вызывает более чем обоснованное беспокойство.

В наиболее плачевном состоянии находится внешняя политика. Складывается впечатление, что никто и никогда не ставил перед внешнеполитическим ведомством никаких задач, настолько размыты его действия. О создании и реализации сложных, совместных с кем-либо политических проектов нет даже и речи. А ведь именно от этого ведомства в основном и зависит достижение международного признания Абхазии.

В последние годы в мире произошло огромное количество событий, так или иначе коснувшихся Абхазии, на которые ее политики обязаны были отреагировать и извлечь политическую выгоду. Но - ни реакции, ни дивидендов.

Вспомним, сколь высок был политический авторитет Абхазии в первые послевоенные годы. Мир был восхищен героизмом абхазов в войне, и это выражалось в глубоко уважительном отношении к ее политикам. Для них всегда были открыты двери важнейших международных организаций и кабинеты влиятельнейших политических деятелей мира. Женева, Нью-Йорк, Москва - Кремль... И где все это теперь?

Мир долго и терпеливо ждал от абхазских политиков дипломатической активности и политической конструктивности, но так и не дождался. В результате произошло то, что не могло не произойти, - началось падение авторитета Абхазии на международной политической арене.

Если в первые послевоенные годы Абхазия участвовала в переговорном процессе как полноправный субъект, с авторитетом которого считались все участники процесса, то сегодня ее роль практически сведена к роли переговорного объекта.

Практически вся внешнеполитическая деятельность является лишь ее имитацией. Один из ярких примеров такой деятельности - пресловутое "ассоциированное членство" в Российской Федерации. Любой мало-мальски осведомленный о механизмах функционирования международной политики человек знает, что оно настолько оторвано от политической реальности и нереализуемо, что те, к кому оно обращено, даже не рассматривают его. Именно потому российская сторона на том уровне, к которому было обращено это предложение, никак не отреагировала на него и никогда не отреагирует. Хотим двигаться навстречу России? Тогда нужны более решительные и осмысленные шаги.

Прошло уже полтора года, а абхазские политики все ждут. Спрашивается: а сколько ждать еще? Не может же ожидание длиться вечно, нельзя бесконечно проводить внешнюю политику страны по принципу "сиди и жди". Совершенно очевидно, что подобные политические акции абхазских политиков не ориентированы на результат. Тогда зачем их проводить? Что это: результат низкой квалификации или имитация бурной деятельности?

Не секрет, что сегодня популярность людей, возглавляющих страну, мягко говоря, невысока. Эти люди прекрасно знают, что в случае признания абхазской государственности, согласно международно-правовым нормам, в стране нужно будет проводить новые выборы во все органы власти. Эти выборы уже будут проводиться под жестким международным контролем, и использование административного ресурса и бесконтрольный подсчет голосов избирателей уже будут невозможны. В результате таких выборов вероятность потери власти правящим режимом резко возрастет. Единственная возможность для него гарантированно остаться у власти это удерживать статус страны в неизменном состоянии. Именно это режим и делает.

Приходится констатировать: власть все эти годы лишь имитирует стремление к достижению государственности, на самом же деле с помощью всевозможных ухищрений всячески уклоняется от него. Трагизм ситуации заключается в том, что ее заложником является весь народ и государство, само их существование. Ясно, что дальше так продолжаться не может. Путь Абхазии в будущее лежит через обретение государственности, и потому народ должен повернуть колеса своей истории в его направлении.

КТО ПОВЕДЕТ АБХАЗИЮ В БУДУЩЕЕ?

Все в жизни когда-то кончается. Скоро завершится срок правления президента Ардзинбы, и народу нужно будет избрать себе нового лидера. Выборы лидера - это всегда важный этап в жизни любого народа, а значение выборов лидера в период кризиса возрастает многократно. День выборов нового президента Абхазии может стать решающим днем в жизни абхазского народа. Ведь в годы правления того, кого он изберет в этот день, абхазам предстоит или обрести государственность, или вернуться в состав Грузии. Третьего пути нет.

И потому очень важно, чтоб будущий лидер оказался человеком, в полной мере осознающим бремя ответственности, которое ложится на него на этом судьбоносном этапе. Но время накладывает повышенную ответственность не только на него, но и на народ. Если народ желает изменить свое положение, то он ни в коем случае не должен пускать следующие выборы главы Абхазии на самотек, отдав его на откуп власти. Он должен подойти к ним с полной ответственностью и избрать того, кто будет не царствовать, а управлять, кто понимает, что власть дает не только права, но и накладывает обязательства.

В своем нынешнем положении народ Абхазии не имеет права на ошибку и не должен выбирать себе лидера по принципу "хороший парень, красиво говорит тосты" или "он мой родственник, авось вытянет". В ситуации, когда решается судьба народа, выбирать нужно будет по профессиональным качествам и того, чья жизненная позиция давно известна, а репутация не вызывает сомнений.

Много больших и трудных дел лежит на пути будущего лидера Абхазии. Ему предстоит сформировать в стране новое общество, мыслящее в духе стремительно меняющегося времени. Осуществить тектонические сдвиги в сознании людей, изжить и вытравить из сознания людей многие отжившие свой век обычаи и традиции, препятствующие полноценному развитию общества. Взамен устаревших нравов ему предстоит сформировать новые формы общественных отношений, основанных на высших культурно-этических достижениях человечества.

Ему предстоит осуществить фундаментальные преобразования в социально-экономической сфере, вернуть людям чувство уверенности, которое было присуще им в первые послевоенные годы. Ему предстоит заложить основу новой, высокоэффективной экономической системы и интегрировать ее в общемировое экономическое пространство.

Новый лидер должен обладать интеллектом, позволяющим ему мыслить общечеловеческими масштабами и стратегическими категориями. Только в этом случае он сможет вести диалог на равных с главами крупных держав и руководителями международных организаций, а также строить с ними совместные планы на равноправных отношениях.

Для будущего лидера нации высшей ценностью должны быть Родина и народ, и до тех пор, пока он их возглавляет, вся его личная жизнь должна быть подчинена их интересам. Будущий лидер Абхазии уже сегодня волей судьбы поставлен перед выбором между двумя крайностями. Или его ждет судьба могильщика своей страны Милошевича, или он обессмертит себя, повторив судьбу Ли Куан Ю - создателя маленького, как и Абхазия, но выдающегося государства Сингапур, имя которого стало гордостью всего человечества.

(Опубликовано: журнал "Гражданин", № 5, 2003 г.)

(Перепечатывается с сайта: http://www.grazhdanin.com.)

________________________


ДЕМОКРАТИЧЕСКИЕ ЦЕННОСТИ — ДЛЯ ВСЕХ ИЛИ ДЛЯ ИЗБРАННЫХ?

Признание независимости, пусть пока лишь одной страной, но такой, как Россия, - это более чем серьезная гарантия безопасности народов Абхазии и Южной Осетии. Нет предела благодарности этой поистине великой, не только по территории, но по величию духа и благородству стране, протянувшей им руку помощи в минуту смертельной опасности. А самое главное, Россия до конца выполнила свои обязательства как правопреемницы СССР по защите бывших советских граждан, не пожелавших жить в другом государстве.

Но, несмотря на моральную и логическую безупречность российских шагов, лидеры стран Запада усмотрели в них неправоту. При обосновании своей позиции они ссылаются на один из принципов международного права – принцип территориальной целостности государств. Хотя сами, признав независимость Косова, нарушили его, предпочтя другую правовую норму – право наций на самоопределение, подкрепив ее совершенно абсурдным доводом - уникальностью косовской ситуации. Правда, до сих пор остается загадкой, что было в косовской ситуации такого уникального, чего нет в абхазском и югоосетинском случае?

Другое дело, что само международное право далеко не совершенно, содержит противоречащие друг другу законы, создавая тем самым конфликтогенные ситуации. В первую очередь, это касается именно права наций на самоопределение и принципа территориальной целостности государств, противоречивость которых видна даже дилетанту. В чем же суть? Попробуем разобраться.

Что касается права наций на самоопределение, то совершенно очевидно, что оно вытекает из естественного права - права на свободу, рассматриваемого как одно из высших в перечне основополагающих демократических принципов. Стремление нации к свободе, как и стремление к свободе отдельно взятого человека, заложено на генетическом уровне, а потому естественно. Самоопределяться можно по-разному, но высшей формой самоопределения является обретение нацией статуса государственности.

Путь к государственности сложен, тернист и долог, растягиваясь, порой, на столетия. И обретет нация независимость или нет, зависит от тысячи факторов. Это значит, что не только само рождение каждого нового государства, но и путь, пройденный к нему каждой нацией, уникальны. И разве можно учесть в законе эти тысячи факторов, влияющих на рождение и отличающие их?

Далее. Вряд ли кто оспорит, что правовая норма должна быть логически безупречна, а ее мысль - завершена. Но сколь безупречна логика принципа неделимости государств? Не грешит ли она незавершенностью, провоцируя тем самым конфликты? Ведь если придать этой мысли логическое завершение, необходимо добавить, что сегодня эра рождения государств на планете Земля завершилась. Найдется ли хоть один политик, кто, находясь в здравом уме и не боясь показаться смешным, осмелится заявить такое? Вряд ли.

Как известно, великий мудрец раннего средневековья Фома Аквинский сравнивал рождение государства с сотворением Богом Вселенной. Люди еще не достигли божественного уровня, чтоб создавать вечные законы. Законы не могут быть догмами, они имеют свойство морально устаревать. Для того и существуют тысячи законодательных органов, чтоб не только создавать законы, но и совершенствовать их.

События последних лет, связанные с Косово, Абхазией и Южной Осетией, убедительно подтверждают, что право наций на самоопределение и принцип целостности государств, неразрешимо противоречащие друг другу, необходимо вывести за рамки не только международного, но и права вообще. Хочу подчеркнуть, что это предложение не является призывом к отказу от регулирования процесса рождения государств. Оно лишь утверждает очевидную необходимость в выработке критериев права на самоопределение на какой-то иной основе.

Уникальность каждого случая рождения государства доказывает необходимость рассмотрения и каждого случая самопровозглашения в отдельности. Право рассмотрения и принятия решения было бы разумным возложить на специально созданный для этого международный орган, состоящий из авторитетных, морально безупречных людей, каждый из которых должен избираться всемирным голосованием. Основанием для начала процедуры признания должен быть факт самопровозглашения, поскольку, если оно произошло, то это является доказательством того, что народ, провозгласивший свою независимость, вышел из-под контроля вышестоящей власти.

Процедура может длиться много лет, но без ущемления права на развитие. Признание государственности должно быть только при условии очевидной невозможности совместного проживания разделяющихся народов. Предпочтение должно отдаваться договоренности о консенсусной форме совместного проживания в едином государстве. Орган, которому будет поручено рассматривать вопрос и принимать решение - признавать или нет, должен будет руководствоваться исключительно принципами справедливости, разумности, рациональности и морали. Именно потому и нужны мудрецы, чтоб принимать решения, стоящие выше закона.

Понятно, что здесь изложен только принцип, требующий тщательной детализации. Так же как понятна и необходимость в скорейшем разрешении казусной ситуации, сложившейся в международном праве.

…Случается, что даже политиков высшего ранга охватывает беспамятство. Забыв, как их собственный народ шел к независимости, они, ссылаясь то на моральные принципы, то на правовые нормы, требуют от других народов рабской покорности.

Недавно, комментируя события на Южном Кавказе, германский канцлер Ангела Меркель сказала, как отрезала: «Исходным пунктом должна быть территориальная целостность Грузии». При этом она вовсе не приняла во внимание, что фактически принуждает абхазов и осетин вернуться под управление нездорового грузинского общества. А кому как не ей, немке, знать, что фашизм - не пустое слово. Что под влиянием психически нездоровых лидеров общества не менее культурные, чем грузинское, пропитываются фашистской идеологией. Ведь пока ни один грузин не высказал слова сожаления по поводу тысяч жертв войн в постсоветской Грузии. Более того, они всячески демонстрировали свою поддержку властям, затевавшим эти войны. И подчинения такому обществу требует госпожа Меркель от абхазов и осетин, что, по сути, является принуждением к национальному самоубийству.

Апофеозом цинизма является и довод, что в случае с Косово есть множество доказательств, формализованных в письменном виде. Что тут можно ответить? Если в качестве доказательств недостаточно тысяч могил осетин и абхазов, если доказательствами не являются разрушенные города и села, а сожженные музеи, архивы и другие культурные ценности этих народов не могут служить фактами, подтверждающими грузинское варварство, то, конечно, письменные доказательства представлены будут. Но будет ли реакция на них такой же, как на косовские?

Если нет, то тогда лидерам Запада, главным «хранителям демократических ценностей», придется ответить на вопрос: почему на абхазов и осетин не распространяются такие основополагающие ценности, как право на жизнь и свободу?

(2008)

(Перепечатывается с сайта: http://www.rian.ru.)
_________________________


МЕЖГОСУДАРСТВЕННАЯ КОНКУРЕНТНАЯ БОРЬБА

Наблюдая за ходом мировых событий, можно видеть, как человечество приближается к очередному поворотному пункту своей истории и как под влиянием набирающих мощь новых центров сил начинает меняться привычный нам мир.

Можно лишь предполагать, каким он будет, и эта неопределенность тоже оказывает влияние на ход текущих событий. Большинство стран, находясь в поисках своего места в мире, пытается строить новые союзы и блоки и во многих случаях на основе новых форм отношений. Но если последние десятилетия человечество демонстрировало стремление к интеграции и глобализации, то сегодня можно невооруженным глазом наблюдать процессы противоположной направленности.

К примеру, ужесточающаяся межгосударственная экономическая конкуренция оказывается все большей помехой при построении союзов и ставит амбициозные государства перед необходимостью интенсификации совершенствования своих экономик, а наиболее развитые страны, несмотря на свои же призывы к либерализации международной торговли, ужесточают политику защиты своих рынков. Все эти факторы ставят Россию перед необходимостью осуществления модернизации в форсированном режиме, и, судя по всему, именно понимание этого и побудило руководство страны принять решение о ее осуществлении, породившее немало вопросов. Вот лишь некоторые из них:

1. Все ли жизненно важные для государства сферы деятельности, попали в число приоритетных, подлежащих реформированию?
2. Какие факторы являются обязательным условием для ее успешного осуществления?
3. Какие препятствия могут возникнуть на пути ее реализации?

В статье мы попытаемся не только ответить на эти и другие, не менее важные на наш взгляд, вопросы, но и предложить свое видение решения некоторых проблем, которые неизбежно возникнут на пути реформ. Но начнем, пожалуй, с определения понятия «модернизация», и задач, которые предстоит осуществить в ее рамках.

В нашем представлении модернизация — это реформа, цель которой повышение эффективности социально-экономической системы России до уровня, обеспечивающего ее конкурентоспособность и встраивание в мировое политико-экономическое пространство на условиях, исключающих любые формы эксплуатации внешними силами.

Но модернизация России, самого большого в мире государства, — это событие глобального масштаба и значения, которое неизбежно окажет влияние на ход мировой истории. Следовательно, люди, выходящие с предложениями, касающимися вопросов ее осуществления, должны мыслить соответствующими категориями, что ставит нас перед необходимостью раскрытия своего видения картины мира и основных мировых трендов.

На наш взгляд, наиболее значимыми из грядущих событий будут: нарастание деглобализационных процессов, фрагментация мира на относительно закрытые монетарно-экономические зоны, ужесточение экономической конкуренции между зонами и внутри зон между государствами, а также расцвет протекционизма. Все эти процессы обусловлены вхождением капитализма в фазу глубокого кризиса, связанного с перепроизводством финансовых ресурсов и капиталов, в результате чего ужесточилась конкуренция между наиболее финансово развитыми странами за право оборачивать их на мировом рынке капиталов.

Событиями с далеко идущими последствиями являются и зарождение новых центров сил, в первую очередь Китая, и, пока еще в несколько меньшей степени, Индии, мощь которых растет на фоне снижения влияния США, что при сохранении тенденции уже в обозримом будущем приведет к возникновению нового Мирового Порядка, которому потребуются новые «правила игры». И государства, претендующие на статус мировых держав, должны обязательно участвовать в их создании, чтобы заложить в них условия, обеспечивающие им максимально эффективное использование своих преимуществ. И чем сильнее будет государство, тем больше привилегий оно себе обеспечит. Это означает, что если Россия намерена быть в числе стран – лидеров Нового Мира, то к началу создания «новых правил» она должна подойти уже одним из мировых экономических лидеров — осуществив модернизацию и находясь в фазе интенсивного экономического роста.

Задача по своим масштабам грандиозная, и времени на ее осуществление у России, если и осталось, то немного. Следовательно, решать ее предстоит в форсированном режиме. При этом характер развития событий в мире не дает ей права на ошибку, что ставит модернизаторов перед необходимостью выявления и устранения еще на старте реформ всех факторов, способных оказаться помехой на пути их осуществления. Именно это и побудило нас заострить внимание на одном из таких, на наш взгляд, ключевом факторе – вопросе их финансирования. Но перед тем как перейти к этой теме, хотелось бы сказать несколько слов о модернизации как о политическом факторе.

По сути, заявленный российским руководством план осуществления модернизации — это не что иное, как декларация намерения повысить конкурентоспособность государства до уровня, позволяющего, образно говоря, бороться за «чемпионство» в высшей межгосударственной «лиге». Но конкуренция между государствами существенно отличается от спортивного соперничества, поскольку, в какой бы форме она не проходила, это всегда война. А на войне, как на войне — договоренности легко нарушаются и стороны прилагают максимум усилий с целью сдерживания роста мощи противника. И в связи с этим несколько странно звучат заявления о намерении осуществить модернизацию с помощью иностранных инвестиций, что, по сути, подобно намерению начать войну с помощью оружия противника, полагая, что по ее ходу он будет поставлять необходимое количество боеприпасов.

В этой связи следовало бы вспомнить кризисы, организованные в России иностранным капиталом в 1998 и 2008 гг., когда он, пользуясь чрезмерно либеральными законами, приходил, надувал по собственной инициативе пузыри и, сняв сливки с ее экономики, уходил, оставив после себя руины. Судя по всему, уроков из этого не извлекли и, похоже, что России предстоит в третий раз наступить на те же грабли. Причина же столь странной политики, упорно ориентирующейся на иностранные инвестиции, на наш взгляд, кроется в непонимании психологии финансового капитала и недооценке его политической роли.

Финансовый капитал — категория не только и даже не столько экономическая, сколько политическая, и именно он используется в качестве главного оружия в современной конкурентной борьбе между государствами.

В современном мире финансов существуют две формы борьбы. Одна — за привлечение капиталов, — ведущаяся между малоразвитыми и развивающимися странами, и вторая – за рынки капиталов, — протекающая между финансово развитыми странами. Подобное разделение труда обусловлено тем, что развитые страны умеют создавать (о том как, поговорим ниже) дешевые, конкурентоспособные финансовые ресурсы и капиталы, тогда как менее развитые, умеют их только зарабатывать, что далеко не одно и то же. И именно превосходство качественных характеристик денег и капиталов развитых стран и их востребованность в мире, является главным источником их процветания, а также фактором, обеспечивающим им доминирование на мировом финансовом рынке.

Межгосударственная экономическая конкуренция — это перманентные войны, ведущиеся со времен возникновения государств. Время меняет лишь методы их ведения, качество оружия и поля сражений, тогда как цель остается неизменной — овладение богатствами конкурента. Сегодня это интеллектуальные войны, ведущиеся в латентной форме в пространстве мировой финансовой системы, где в роли оружия выступают финансовые ресурсы и капиталы.
Победители же предопределены изначально. Это силы, жестко контролирующие все процессы, происходящие внутри системы, создающие «правила игры» в ней и следящие за их реализацией, а также умеющие создавать самые качественный вид оружия, коим являются наиболее дешевые и востребованные капиталы.

В качестве оружия финансы — самый эффективный инструмент покорения. Беспрепятственно проникая на территорию противника, они позволяют без потерь овладевать его богатствами и эксплуатировать его население. И что самое удивительное — при этом противник не только не препятствует его проникновению, но и прилагает немало усилий для его привлечения. Причина же столь парадоксального явления кроется в низком уровне финансовой грамотности элиты неразвитых стран, что не позволяет им самим создавать полноценные деньги.

Применительно к России, об этом очень образно сказал С. Чернышев в своей книге «Кризис? Экспансия! Как создать в России мировой финансовый центр»: «Наиболее фундаментальное непонимание роли и функций финансовой системы связано с инвестированием. В головах наших экономистов живет и здравствует фетишистское представление о том, что инвестиции — это долларовый «нал» в стандартной банковской упаковке, доставляемый из Вашингтона инкассаторским бронепоездом. Отсюда и убежденность, что инвестициям в богатейшей стране мира, больше неоткуда взяться, кроме как из-за границы».

Из сказанного следует, что Россия — финансово неразвитая страна и в отсутствие национального капитала и чрезмерно либеральных законов она совершенно беззащитна перед иностранным капиталом. В результате ее экономика, а по сути, и она сама, является объектом его освоения. И в этой ситуации, руководству страны следовало бы сосредоточиться не на привлечении иностранного капитала, а на создании системы защиты от него.

Защититься же от капиталов можно только столь же качественными капиталами в сопоставимых объемах, которых в России нет по многим причинам: из-за неполноценности рубля, отсутствия инфраструктуры, необходимой для создания качественной валюты образования национального капитала, а также отсутствия в стране такого ключевого понятия, как «качество денег и капиталов».

Дело в том, что процесс создания денег в разных государствах происходит по-разному, что отражается на их качественных характеристиках, главным критерием измерения которых является их себестоимость. Наиболее дешевыми являются деньги, созданные с помощью финансовых технологий, которые умеют создавать лишь финансово развитые страны на базе своих финансово-банковских систем. В результате они имеют возможность оперировать более конкурентоспособными деньгами, тогда как менее развитые, лишь дорогими — заработанными, зачастую являющимися деривативами качественных валют.

Неполноценность их валют препятствует образованию в них национальных капиталов, а значит и экономическому развитию, и какими бы природными богатствами эти страны ни обладали, они неизбежно оказываются в финансово зависимом положении, а используя в международных расчетах чужие валюты, несут огромные убытки.

Происходит это по следующей причине. Если в международной торговле одна из стран рассчитывается за импортируемую продукцию своей валютой, то она выполняет функцию товара. А так как издержки при производстве денег всегда значительно ниже издержек при производстве любых других товаров, государства, рассчитывающиеся своими валютами, оказываются в гораздо более выгодном положении. По сути, обмен реальных товаров на деньги в процессе международной торговли, это не что иное, как монетарный метод эксплуатации, современная, финансовая форма колониализма.

Но это не единственный метод финансовый эксплуатации. Существуют и другие, гораздо более изощренные формы. В связи с этим вовсе не риторическими оказываются вопросы — а является ли рубль валютой, обеспечивающей России защиту от эксплуатации?

Известно, что основная масса рублей вбрасывается в рынок через покупку ЦБ РФ на открытом рынке валюты, которая в дальнейшем якобы играет роль его обеспечения. При таком методе создания рубля его себестоимость для его основного производителя — государства Россия — складывается из совокупной стоимости: 1) физического производства; 2) стоимости обслуживания операций с ним; 3) себестоимости продукции, за которую была получена валюта, выкупаемая ЦБ РФ. И это не считая того, что каждый рубль имеет еще и монетарную стоимость в виде ставки кредитования. В результате рубль, который должен быть самым доходным продуктом России, оказывается для нее убыточным, а доход от его выпуска (сеньераж) достается государствам, валюты которых выкупает Центробанк.

В результате мы имеем следующую ситуацию. – Поскольку интенсивный экономический рост возможен лишь в условиях финансового изобилия, России, намеревающейся осуществить экономический скачок, необходимо существенно увеличить объем денежной массы. Но увеличивая ее, она будет безвозмездно отдавать значительную часть созданных ею богатств конкурентам. Разорвать замкнутый круг, который можно лишь отказавшись от валютного обеспечения рубля в пользу обеспечения, созданного на основе национальных богатств. Причем, создание такой формы обеспечения, не представляет особой сложности, была бы политическая воля.

Отвечая на вопрос о качестве рубля как инструмента развития и обеспечения экономической безопасности России, мы вынуждены констатировать, что он не только не выполняет своих функций, но и является инструментом ее скрытой эксплуатации. В силу его неполноценности, уровень доверия к нему в мире низок, а бесперспективность экономики, использующей такую валюту, приводит к высоким страновым рискам. Вкупе же, все вышеперечисленные факторы оказываются непреодолимыми препятствиями для создания в стране дешевых денег и образования национального инвестиционного капитала. Но именно Россия нуждается в дешевых деньгах и капиталах гораздо больше, чем любая другая страна мира.

Дело в том, что наблюдаемый в мире рост экономической конкуренции, ведет к ужесточению протекционистских войн, которые каждая страна ведет по-своему. Развивающиеся страны в основном защищаются, создавая таможенные барьеры и сдерживая рост уровня жизни своих граждан, что обессмысливает само развитие. Метод, используемый развитыми странами, – масштабное субсидирование экономики, осуществляемое на разных уровнях и в разных формах, зачастую скрытых, гораздо более эффективен, поскольку позволяет не только защищать свои рынки, но и, демпингуя, захватывать чужие. Но в этом случае для государства, несущего основную нагрузку, имеет значение не только и даже не столько объем дотационных сумм, сколько качество денег, которыми осуществляется субсидирование. Подавляющее преимущество при этом имеют страны, осуществляющие их дешевыми, созданными деньгами. Попытка конкурировать с ними с помощью заработанных денег бесперспективна, поскольку обрекает страну на поражение от экономической перегрузки, примером чего может служить судьба СССР.

Что касается перспективы России в протекционистских войнах, то у нее нет практических шансов на победу. Так как в силу объективных факторов на любую продукцию, произведенную в ней, дополнительным бременем ложатся гораздо большие, чем у конкурентов, транспортные и энергетические расходы, они оказываются неконкурентоспособными не только на мировом, но зачастую и на внутреннем рынке. В результате неконкурентоспособными оказываются целые отрасли, российская экономика в целом, а значит и Россия как государство. Единственным выходом из сложившейся ситуации является системное субсидирование экономики. Но при нынешнем принципе создания рубля оно оказывается не только бессмысленным, но и самоубийственным, из чего следует, что вопрос качества рубля является для России вопросом жизни и смерти. Это означает, что первоочередной задачей государства должно быть создание полноценного рубля.

Задача сложная, но выполнимая. Но перед тем как представить свое видение ее решения, хотелось бы сказать несколько слов и о факторе, являющемся на данном историческом этапе обязательным условием обеспечения интенсивного экономического роста государства.

Вопреки бытующему мнению, что финансовое изобилие является результатом экономического роста, на деле все обстоит с точностью до наоборот. Государство лишь создает необходимую правовую базу, денежную массу в необходимом объеме и условия для образования капиталов, а уже рост экономики обеспечивается созидательной энергией капиталов. Чем больше денежная масса, тем интенсивней образуются капиталы, что ужесточает конкуренцию между ними.
Чем она жестче, тем быстрей падает стоимость инвестиционных ресурсов, и, дешевея, капитал вынужден уходить во все более рискованные проекты, коими являются все инновационные. То есть взрывной экономический рост и интенсификация внедрения инноваций происходят только тогда, когда капитал мечется в поисках мест приложения, а не бизнес мается в поисках финансирования.

Наше поколение имело возможность наблюдать два случая такого рода, оказавших заметное влияние на ход мировой истории.
Первый, — это так называемое японское экономическое чудо 80-х годов, в ходе которого страна не только создала у себя мощнейшую индустриальную базу и скупила огромное число активов за рубежом, но и обеспечила высокий уровень жизни своему народу, создав высокотехнологичную и комфортную среду обитания. А предшествовал этому взрывной рост японских капиталов, создаваемых с помощью инновационных финансовых технологий, в результате чего к концу 80-х годов Япония оказалась обладателем почти половины мировых финансовых капиталов.

Второй пример — США во второй половине 90-х годов, в течение которых произошло кратное увеличение уровня капитализации экономики и объемов финансовых капиталов. Интенсивный рост капиталов в фазе роста NASDAQа создал условия для возникновения венчурных капиталов, которые и создали основную часть IT-технологий и инфраструктуры, которыми сегодня пользуется весь мир.

При внимательном рассмотрении нетрудно заметить, что в обоих случаях рост реальной экономики происходил вслед за интенсивным ростом биржевых индексов и уровнем капитализации корпораций, искусственно стимулируемых государством с целью создания дополнительной денежной массы и образования финансовых капиталов.

Это были не стихийные рыночные явления и не кампании по осуществлению прорыва в отдельных направлениях, а тщательно спланированные, стратегически ориентированные действия государств. Зная, что экономика развивается волнообразно, они тщательно готовили не только фазу роста и возможности, обеспечивающие ее максимально эффективное использование, но и условия, позволяющие минимизировать потери в фазах стагнации и рецессии. Государство лишь интенсифицировало процесс капиталообразования и направляло капиталы в нужное русло, предварительно вымостив им путь нужными законами.

В России же, где царствует ведомственная разобщенность, ничего подобного не наблюдается. Создание Международного финансового центра — это отдельная задача с непонятной целью. Модернизация, инновационный прорыв — это нечто иное. Сколково — вообще отдельный, автономный проект. Причем, каждый из них затевается без соответствующих финансовых расчетов.

Но возможно ли в России, экономика которой находится в состоянии перманентного дефицита денег, при нынешней финансовой политике государства осуществить модернизацию? Чтобы правильно ответить на этот вопрос, достаточно подсчитать, сколько денег требуется на ее осуществление и способна ли Россия заработать их в нужном объеме.

На Стратегической сессии «Финансы и российская модернизация», проведенной «Деловой Россией» в конце июня, ее экспертами были представлены цифры, полученные ими в результате сложных расчетов. — Сумма, необходимая России на модернизацию (создание порядка 35 млн рабочих мест и подготовку кадров), составляет порядка 13,5 триллионов $ в течение 10 лет (без учета денег, требуемых на модернизацию армии, ЖКХ, пенсионной системы и др. государственных программ). Но даже если все это время цена нефти на мировом рынке будет находиться в пределах 100$, то при нынешнем объеме экспорта Россия способна заработать не более 12% требуемой суммы. Тупик? Вовсе нет. Проблема вполне решаема при изменении финансово-банковской политики государства.

Как показывает практика, финансовая сфера совершенствуется значительно быстрей других сфер экономики. Возникает все больше новых финансовых институтов, инструментов и методологий, позволяющих создавать все больший объем финансовых ресурсов, являющихся самым рентабельным из всех существующих видов продукций. Это означает, что производство и экспорт денег является самой выгодной сферой экономической деятельности государства, из чего следует, что страны импортирующие капиталы, не имеют шансов на победу в экономической конкуренции. Для этого они как минимум должны быть финансово самодостаточными, что ставит Россию перед необходимостью создания новой, гораздо более эффективной финансово-банковской системы. Это должна быть единая, координируемая из одного центра, система, включающая в себя все финансово-банковские институты, ведомства и структуры, обеспечивающая решение следующих задач:
– создание качественной национальной валюты;
– насыщение рынка и экономики денежной массой в объеме необходимом для полноценного функционирования и развития;
– создание условий интенсивного образования национального капитала номинированного в рублях.

Несколько слов о среднесрочной перспективе

Все сказанное выше, касалось процессов, происходящих в условиях индустриальной экономики. Мир же стремительно меняется и сегодня находится в преддверии возникновения принципиально новой фазы своего развития - рождения Информационной экономики (ИЭ), явления, по своему масштабу и значимости сопоставимого с возникновением индустриальной экономики.

ИЭ — это системное экономическое освоение инфосферы, масштабная коммерциализация и капитализация ее неограниченных, самовоспроизводящихся ресурсов. Причем речь идет не только о новых видах продуктов/услуг, но и создании новых форм активов и капиталов.

Возникновение полноценной ИЭ существенно преобразит характер функционирования мировой экономики, т.к. многое в ней будет принципиально отличаться от индустриальной экономики. Это и рыночное пространство, и физические и функциональные свойства продуктов, а также процессы их производства, транспортировки, хранения и т.д. Норма прибыли в ИЭ будет значительно превышать норму прибыли в индустриальной экономике, что приведет к существенному повышению эффективности мировой экономики в целом, следовательно, ускорению процесса образования капиталов. Все эти факторы, а также характер развития мировой экономики, диктуют России необходимость ускоренного внедрения ИЭ.

Рост объемов денежной массы и капиталов, создаваемых с помощью финансовых технологий, несмотря на периодическую стерилизацию (регулируемые кризисы), стал все больше опережать рост товарной массы и активов, необходимых для их обслуживания и обеспечения. А так как не существует силы, способной обуздать экспансионистские устремления капитала, разрыв этот растет.

Пока еще с трудом, но удается регулировать кризисы, вызванные их растущей диспропорцией, но с каждым днем это дается все трудней. Межкризисные периоды сокращаются, и, похоже, если в ближайшие годы не будет найдено решение, человечество войдет в состояние перманентного кризиса, по сути, хаоса, что несет угрозу уже глобальному капиталу, а значит общественному строю развитых странах. Понимание этого и толкает их к форсированному созданию ИЭ, позволяющей системно создавать в неограниченных объемах новые (преимущественно нематериальные) формы активов, необходимые капиталу для экспансии и выживания.

В заключение хотелось бы еще раз подчеркнуть, что ужесточение межгосударственной экономической конкуренции, вынудит государства проводить более ответственную экономическую политику с целью повышения их конкурентоспособности. И успеха в этом добьются страны, способные создавать самые дешевые и востребованные в мире активы и финансовые капиталы. А так как самые дешевые будут образовываться в ИЭ, то будущими мировыми лидерами будут страны, которые первыми создадут инфраструктуру для возникновения полноценной ИЭ, позволяющей системно создавать новые формы активов, и первыми научатся преобразовывать их в финансовые капиталы.

(Опубликовано: журнал "Научный эксперт", № 10, 2010 г.)
____________________________


НЕ ВПРАВЕ? — НЕ СУДИ!

В городе моего детства Гудауте жил известный на всю Абхазию городской чудак Петя по прозвищу «Канюня», который свою популярность заслужил необычной, соответствующей статусу, логикой. Приведу один из сохранившихся в памяти примеров.

Идет как-то Петя со своим маленьким, ужасно кривоногим сынишкой Вовочкой мимо группы подростков. Кто-то из них возьми да и спроси: Петя, а почему у Вовочки такие кривые ноги? На что Петя, ни секунды не задумываясь, ответил: а ты бы видел какие у нас дома потолки.

Эти воспоминания пробудил во мне Юрий Магаршак статьей «ТРЕТЬЯ МИРОВАЯ или ПЕРВАЯ МИРОТВОРЧЕСКАЯ???», опубликованной в газете «Континент».

Вообще-то, каждый должен заниматься своим делом — сапожник чинить ботинки, политик вершить политику и т. д. Но если политик, зарабатывающий на жизнь ремонтом сапог, — это нонсенс, то «сапожников», размышляющих о глобальной политике, развелось видимо-невидимо. Раньше их хоть безграмотность сдерживала. Сегодня же, компьютер, исправляя их грамматические ошибки, сделал свое черное дело. Создаваемого ими информационного мусора стало так много, что найти профессионально написанный материал стало большой проблемой. Кроме того, поражает уровень безответственности таких «экспертов». Взявшись судить о глобальных, а порой даже и судьбоносных для целых народов вопросах, они не удосуживаются провести хотя бы их поверхностный анализ. И на одно из подобных мыслительных упражнений, а именно, вышеназванную статью Ю. Магаршака, мне, в силу обстоятельств, приходится реагировать.

В своей статье Ю.Магаршак пытается рассуждать о проблемах, связанных с Грузией, и в частности, о правомочности выдачи Российских паспортов жителям Абхазии и Ю.Осетии. И хотя в конце статьи, видимо, забыв о том, что сам же говорил выше, он признается, что «…не считает себя вправе давать оценку массовому предоставлению гражданства жителям сопредельного государства…». (Не в праве, так и не давай.) Он свои рассуждения строит исключительно в утвердительной форме: «…по здравому смыслу, здесь что-то явно не так, так как вся сложившаяся веками система международных отношений в результате этих «гуманитарных шагов» запросто может быть поставлена под угрозу». Далее, больше. Понимая, а скорей чувствуя несостоятельность своих доводов и пытаясь радикализовать их, он не чурается даже оскорбительных выпадов, открыто называя авторов идеи выдачи паспортов и её исполнителей врагами России, а также, в слегка завуалированной форме, дураками. «Кто бы ни были люди, придумавшие, одобрившие, а затем и осуществлявшие массовую раздачу гражданства жителям сопредельного государства, какие бы цели они при этом ни ставили, совершенно очевидно, что они были не патриотами, а врагами России. По той самой русской народной мудрости, в которой четко и недвусмысленно сказано, кто опаснее врага». А поскольку именно я являюсь тем, кто первым выдвинул эту идею в статье «Пришло время признать суверенитет Абхазии», опубликованной в 2002 году, то, видимо, мне и предстоит разбирать завалы «мыслительных конструктов» Магаршака. Для начала, я еще раз разъясню логику, на основе которой строил свою идею предоставления гражданства, соответственно, и выдачи паспортов.

После самороспуска СССР его правопреемницей стала Россия, перенявшая вместе с правами и обязательства правопредшественницы, которые не ограничиваются выплатой её международных долгов. В гораздо большей степени они касаются основной обязанности государства — защиты своих граждан. Согласно данному положению, все граждане бывшего СССР, не принявшие иного гражданства, являются гражданами России как страны правопреемницы. Следовательно, на абхазов и осетин, не признавших над собой грузинской юрисдикции и не принимавших грузинского гражданства, эта норма распространяется автоматически. И потому, Россия обязана предоставить каждому жителю Абхазии и Ю.Осетии по первому требованию российское гражданство, что автоматически влечет за собой и обязательство государства по обеспечению их безопасности.

Согласно международно-правовым нормам, наличие гражданства не является обязательным условием проживания в стране, гражданином которой человек является. Он вправе сам выбирать место своего проживания. Более того, выбор места проживания, наряду с правом на жизнь, свободу, передвижение и т. д. является одним из естественных (неотъемлемых) прав человека. Следовательно, отсутствие паспортов лишало абхазов и осетин возможности перемещаться по миру и препятствовало реализации одного из прав, дарованных им Творцом. Интересно, понимал ли Магаршак, что, отказывая им в паспортизации, он призывал к нарушению не только писаных законов, защитником которых выступает в статье, но и дарованных Творцом? Что этим он не только подверг сомнению деяния Бога, но и взялся править их?

Как показывает практика, мысли графоманов, рассуждающих на глобальные темы, подобны полету орла. Зачастую их уносит далеко за облака, и это мешает им видеть реальную картину мира. Их мысли, оказавшись в «свободном парении», зачастую совершенно отрываются не только от процессов, происходящих на Земле, но даже и от земных законов и принципов.

К примеру, в рассуждениях о войнах, из сферы их внимания могут выпасть люди. Война в их представлении может оказаться неким событием, подобным природному явлению, участниками которого являются пушки, танки, самолеты. Когда же вопрос касается людей, то их воображения хватает лишь на ближайшее окружение.
О чем только не сказал Магаршак в своей статье, куда только не заносила его мысль: и в Сибирь, и в Китай, и на Кавказ, и о дзен-буддизме сказал, и о пророчествах Исаий. Даже анекдот рассказал. Но ни единым словом не обмолвился о судьбе людей, предоставление российского гражданства которым его возмутило. Спрашивается, — а почему же его, апологета правовых норм не беспокоило то, что абхазы и осетины, которые, не имея документов в нарушение международно-правовых норм, более десяти лет были вынуждены жить в изоляции от остального мира и рядом с агрессором?

«Зачем создавать долгосрочный очаг напряженности, который неминуемо, рано или поздно, даст о себе знать в той или иной форме и без того во взрывоопасном регионе?» — говорит Магаршак, узрев опасность именно в выдаче паспортов. Причем, говорит он об этом уже после того, как Саакашвили стер с лица земли столицу осетин Цхинвал, уничтожил тысячи его жителей, а заодно и полтора десятка миротворцев. Почему-то новоявленный «поборник российских интересов» закрыл глаза на злодеяния Саакашвили, зато умудрился узреть преступления в действиях миротворцев, защищавших себя и мирных осетин непосредственно в Осетии, куда пришли грузинские боевики. Почему-то именно в миротворцах он узрел агрессоров, не приняв во внимание, что агрессор — это всегда тот, кто нападает, и что первые два дня война шла исключительно на территории Осетии. Спрашивается — почему не узрел? Не потому ли, что избирательно подходит к фактам? А не является ли это доказательством приверженности автора двойным стандартам?

Согласно логике Магаршака, получается, что миротворцы и осетины не имели права защищаться. А это уже ничто иное, как попытка опровергнуть еще одно право, которым Творец наделил не только людей, но и всех биологических особей — право на самозащиту. Вот и возникает вопрос, — а не возомнил ли Магаршак себя новым Богом, пытаясь вносить правки в его деяния? Может не мне, человеку без медицинского образования, следует реагировать на его «оригинальные» мысли?

(Перепечатывается с сайта: http://www.kontinent.org.)
____________________________


РОССИЯ — АБХАЗИЯ: НОВЫЕ РЕАЛИИ

Статья известного абхазского публициста Анатолия Отырба представляет взгляд из Абхазии на нынешнюю практику и перспективы межгосударственных взаимоотношений между Российской Федерацией и Республикой Абхазия.

Отношения между Россией и Абхазией вошли в фазу интенсивной формализации – формирования правовой базы полноценных межгосударственных отношений. 30 апреля 2009 года на высшем уровне был подписан первый официальный документ – "Соглашение о совместных усилиях в охране государственной границы Республики Абхазия", - который 10 июля был ратифицирован абхазским парламентом. На стадии подписания находятся еще более двух десятков соглашений разных уровней.

Но, как веселая свадьба сменяется проблемными буднями, так и эйфория сентября 2008 г. сменилась рутинной политической работой в условиях новых реалий, с неизбежными в таких случаях разногласиями. Уже на начальной стадии начали выявляться расхождения в казавшихся безоблачными абхазо-российских отношениях. Причем, проблемными они оказались лишь для абхазской стороны и возникли там, где абхазы их не ждали.

В связи с отсутствием у абхазских политиков опыта подготовки межгосударственных документов, договоры, закладывающие основы правовой базы абхазо-российских отношений, готовят российские юристы. В результате, по мнению части представителей абхазского общества, в отдельных документах превалируют российские интересы. А, так как абхазские политики, боясь прогневить Москву, подписывают и ратифицируют их без изменений, властные полномочия в Абхазии постепенно перетекают к российской стороне, что вызывает вполне обоснованное недовольство общества.

На практике это выразилось в совместном заявлении оппозиционных партий и движений Абхазии по поводу откровенно кабальных и унизительных условий (выводе российских военнослужащих и членов их семьей из под абхазской юрисдикции, необходимости обеспечения их жильем в Абхазии по завершению службы и т.д.) заложенных в первом же договоре, а так же намерения передать в управление российской стороне основные хозяйственные объекты Абхазии – железную дорогу, аэропорт и Ингур-ГЭС. К примеру, сопредседатель Республиканской политической партии "Форум Народного единства Абхазии" Астамур Тания по этому поводу сказал: "Складывается впечатление, что наши взаимоотношения предполагается развивать в таком направлении: передать все наши государственные функции в руки дружественному, но другому государству. Но нам независимость не подарили, мы ее завоевали".

Но позже выяснилось, что условия заложенные в первом договоре были лишь цветочками. Ягодки оказались куда серьезнее: отдельные документы содержат пункты, несущие угрозу абхазской государственности. К примеру, статья 4 проекта "Соглашения между Правительством Республики Абхазия и Правительством Российской Федерации об оказании помощи в социально-экономическом развитии" гласит: "Все вновь построенные в соответствии с настоящим соглашением объекты военной инфраструктуры и двойного назначения являются собственностью Российской Федерации, а объекты гражданского назначения будут передаваться в собственность Республики Абхазия на основании отдельного решения Российской Стороны".

Чтобы оценить степень опасности, скрывающейся за этой статьей, надо знать состояние абхазской экономики и тенденции ее развития.

В Абхазии сегодня нет ни одного сколь-нибудь значимого производственного объекта, страна импортирует практически все. В результате, отрицательное внешнеторговое сальдо растет с угрожающей скоростью. Национальная валюта отсутствует, основной объем денежной массы, необходимой для обслуживания внутреннего товарооборота (о развитии экономики и речи нет), попадает в страну в результате экспорта цитрусовых (объем которого падает) и малорентабельных рекреационных услуг. Доходная часть бюджет на 2009 год - около 3,8 млрд. рублей, из которых 2,3 млрд. – это российские дотации. Не нужно быть семи пядей во лбу, чтобы понять, что при сохранении нынешних тенденций развития экономики (на деле, деградации), страна еще десятилетия будет дотационной. А в итоге все, что будет строиться в ней в ближайшие годы, не будет принадлежать ее народу.

Главной причиной грузино-абхазской войны было желание народа остановить колонизацию Абхазии и сохранить за собой контроль над национальными богатствами, что не устраивало грузин. В результате навязанной им войны, абхазы вновь стали хозяевами своей родины. Но многие пункты присылаемых из Москвы соглашений, по мнению жителей Абхазии, направлены именно на отторжение национальных достояний. Вот и спрашивают они себя – ради чего было пролито столько крови?

Абхазский народ благодарен России за многостороннюю помощь, видит в ней гаранта безопасности и стратегического партнера. Но договоры, подобные "Соглашению о помощи в социально-экономическом развитии", вызывают у многих вполне обоснованное недовольство, что вовсе не означает, что они желают паразитировать на России. Абхазия - потенциально богатая страна и вполне способна содержать себя сама. Для этого ей требуется, во-первых, осуществить реформы с целью создания полноценной социально-экономической инфраструктуры; и, во-вторых, создать национальную валюту или официально войти в рублевую зону, что позволит насыщать экономику денежной массой, необходимой для полноценного функционирования и развития, а государству получать эмиссионный доход. Интеллектуальная основа, необходимая для этого, в стране имеется.

Именно содействие в осуществлении такого рода реформ, а не финансирование отдельных, порой сомнительных бизнес-проектов, и было бы со стороны России настоящей дружеской помощью.

В Абхазии уверены, что инициативы, направленные на обеспечение односторонних преимуществ России в договорах, исходят не от высших властей. Российским руководством ставится стратегическая задача – создать максимально тесные отношения с Абхазией. Но, когда дело доходит до исполнительского уровня, то начинаются перегибы. Не в меру исполнительные чиновники "рвут на себе рубахи", не замечая, что при этом на абхазах они "рвут штаны", оставляя их голыми.

Судя по всему, на этом уровне нет понимания того, что данный вопрос выходит далеко за рамки абхазо-российских отношений и наносит ущерб интересам России, руководство которой прилагает огромные усилия в деле укрепления своего влияния на постсоветском пространстве.

В настоящее время Абхазия и Южная Осетия – это страны, где влияние России велико, как нигде в мире. И мир с интересом следит за тем, как Москва строит с ними отношения. Особенно внимательно за этим наблюдают в постсоветских странах, с которыми уже в ближайшие годы политическая необходимость вынудит Россию создать общую монетарную зону и единое экономическое пространство. Они смотрят на формирующиеся российско-абхазские отношения как на модель, которая, в случае сближения с Россией, может быть спроецирована и на них. И то, что они видят, вряд ли вызывает у них оптимизм.

Известно, что к созданию таких развитых государств, как Японии и Тайвань, приложили руку США, так же как к созданию Гонконга - Великобритания, Монако – Франция, а Швейцарии – Германия. России же пока нечего предъявить в качестве успешного результата миростроительства. Но сегодня ей представился шанс продемонстрировать свой конструктивизм. Для этого ей нужно помочь Абхазии в строительстве полноценного, развитого государства.

Судя по всему, именно пониманием необходимости корректировки внешней политики были продиктованы слова, сказанные президентом России Дмитрий Медведевым: "Наш образ должен быть собирательным, но в целом комфортным для тех, кто с нами общается". Хочется надеяться, что это сигнал к изменению и политики по отношению к Абхазии, чтобы строить ее на более уважительной, партнерской основе, создав прецедент, привлекательный для потенциальных союзников.

7 августа 2009 года

(Перепечатывается с сайта: http://www.kavkaz-uzel.ru.)
__________________________


СИНДРОМ ЭТНОПОЛИТИЧЕСКОГО ИНФАНТИЛИЗМА

ПОЧЕМУ РОССИЙСКИЕ И АБХАЗСКИЕ ПОЛИТИКИ РАЗ ЗА РАЗОМ ПРОИГРЫВАЮТ, ИГРАЯ В ОДНОЙ КОМАНДЕ

СЕГОДНЯ МАЛО КТО СОМНЕВАЕТСЯ, ЧТО БЕЗОПАСНОСТЬ АБХАЗИИ И ЕЕ НАРОДА ВО МНОГОМ ЗАВИСИТ ОТ ПРИСУТСТВИЯ НА АБХАЗСКОЙ ТЕРРИТОРИИ РОССИЙСКИХ МИРОТВОРЧЕСКИХ СИЛ. НО В ПОСЛЕДНИЕ ГОДЫ ПОЛИТИЧЕСКОЕ ВЛИЯНИЕ РОССИИ В ЗАКАВКАЗЬЕ НЕУКЛОННО СНИЖАЕТСЯ, ЧТО ВЫЗЫВАЕТ У АБХАЗОВ ВПОЛНЕ ОБОСНОВАННОЕ ЧУВСТВО ТРЕВОГИ. ОНИ ЛУЧШЕ, ЧЕМ КТО-ЛИБО, ЗНАЮТ, ЧТО В СЛУЧАЕ УХОДА МИРОТВОРЦЕВ НЕИЗБЕЖНО ВСПЫХНЕТ НОВАЯ ГРУЗИНО-АБХАЗСКАЯ ВОЙНА. УЖ СЛИШКОМ ВЕЛИКА В ГРУЗИНСКОМ ОБЩЕСТВЕ ЖАЖДА РЕВАНША, СЛИШКОМ ВЕЛИКО У ГРУЗИНСКОЙ ПОЛИТИЧЕСКОЙ ЭЛИТЫ ЖЕЛАНИЕ ПОДЧИНИТЬ СЕБЕ ТЕРРИТОРИЮ АБХАЗИИ.

Но Абхазия - это не только территория, но и люди, живущие на ней, интересы которых практически выпали из сферы внимания вовлеченных в грузино-абхазский переговорный процесс политиков. Между тем в контексте территориальной целостности Грузии Абхазия рассматривается ими как раз исключительно как территория, а ее многострадальное население - как прилагающееся к ней "движимое имущество". Усматривая в подобном подходе угрозу своему существованию, абхазы вынуждены искать политических союзников, способных обеспечить им безопасность. Выбор невелик, поскольку единственной такой страной в Закавказье продолжает оставаться Россия.

Но времена меняются, а с ними меняется и расклад политических сил. К ужасу абхазов, влияние России в регионе неуклонно снижается. За весь постсоветский период Россия не одержала в Большой Политической Игре в Закавказье ни одной значимой победы. Из этого можно сделать вывод, что уход России из Абхазии - это лишь вопрос времени.

В то же время присутствие России в Абхазии зависит не только от российских политиков, но в какой-то степени и от абхазских властей. От активности ее политиков и от того, насколько убедительными будут их аргументы при обосновании необходимости российского присутствия на их территории. Задачи, надо признаться, не из легких, если учесть, что одной из них является обоснование денонсации документа, подписанного Россией на стамбульском саммите в 1998 году.

Как же складываются абхазо-российские политические отношения и каковы их перспективы?

Складываются они по-разному, - в зависимости от того, откуда и куда смотреть: из Сухума на Москву или наоборот. Но это естественно, поскольку слишком разнятся как статус сторон, так и их политический вес. Впрочем, есть вещи, одинаково свойственные обеим сторонам, - ни у одной из них нет внятной, стратегически ориентированной политики в отношении другой. Но причины на это у каждой из сторон разные.

Российские политики рассматривают Абхазию как партнера третьестепенной важности, до которого редко доходят руки. Да и положение, сложившееся вокруг нее, их вполне устраивает, поскольку снижает уровень их ответственности и расширяется поле для политических маневров.

А вот отсутствие у Абхазии четкой политики в отношении России объясняется иными причинами.

Во-первых, у нее вообще нет осмысленной внешней политики, но эта проблема в принципе решаемая (для этого достаточно оздоровить власть и ввести в нее людей, мыслящих политическими категориями). Гораздо сложнее другое.

Абхазия находилась в составе России без малого два века. Это были годы политической беспечности, когда решения, касающиеся судьбы абхазского народа, принимались в Москве без участия его политиков. За это время абхазская элита успела утратить политические навыки, необходимые для выживания нации: стратегическое мышление, чувство политической ответственности и способность к принятию ответственных политических решений. Причем беспечность стала свойственна не только элите, но и обществу в целом, сформировав в нем этнопсихологический феномен, который я бы назвал "синдромом этнического политинфантилизма". В результате инстинкт национального самосохранения общества снизился до опасно низкого уровня, а у политической элиты развился политический паразитизм. Плохо ориентируясь в политической реальности, абхазские политики по привычке норовят переложить ответственность за политические решения на плечи российских политиков, словно мальчики по вызову, наезжая в Москву за инструкциями. Яркий пример политической беспечности - идея об ассоциированном членстве в РФ, являющаяся не чем иным, как попыткой переложить ответственность за абхазские проблемы на российское руководство.

Совершенно очевидно, что сложившийся характер взаимоотношений не приведет к сближению сторон. Он диктует необходимость принятия мер, способных изменить положение. Но какие это должны быть меры и кто их должен предпринять?

Во многом это будет зависеть от хода борьбы за влияние в Закавказье между Россией и ее политическими соперниками. Если России удастся сохранить свой нынешний статус гаранта региональной стабильности (что повысит ее политическую ответственность и наложит на нее дополнительные морально-правовые обязательства в отношении населения Абхазии), то поле для российских политических маневров существенно расширится. В этом случае Россия просто обязана объявить регион зоной своей политической ответственности и оставаться там - как минимум до полного урегулирования грузино-абхазских взаимоотношений. В качестве примера подобной ответственной политики можно привести уход Великобритании из Гонконга, длившийся не один десяток лет.

Помимо этого, военное присутствие России в Абхазии оправдано ее государственными интересами. Абхазия примыкает к ценнейшим российским землям - черноморским курортам. Уход России из Абхазии дестабилизирует ситуацию в регионе, отпугнет миллионы туристов, чем нанесет российской экономике колоссальный ущерб.

В России понимают, что для сохранения влияния в Закавказье необходимо закрепиться хотя бы в Абхазии. И потому силами некоторых ведомств предпринимаются кое-какие меры в этом направлении. Но они осуществляются в режиме вынужденного реагирования, к тому же плохо координируются - и потому малоэффективны. Зачастую ведомства больше действуют, исходя из своих интересов или интересов отдельных политических группировок, нежели отстаивают интересы России.

Последние годы абхазская политика России вообще не приносит практических результатов. При полной взаимной заинтересованности сторон ни россиянами, ни абхазами не было одержано ни одной совместной политической победы. Более того, наблюдается сдача ранее завоеванных позиции и усиление в регионе влияния их политических конкурентов.

Помимо перечисленных, существует еще ряд причин, мешающих сближению сторон. Они остались еще с советских времен.

В конце 80-х годов, когда в СССР проявились первые ростки сепаратизма (а Грузия тут оказалась в первых рядах), Абхазии в попытках повлиять на обстановку была отведена роль некоей морковки, с помощью которой регулируют поведение строптивого осла. Но, как это нередко случается в практике современной российской политики, просчитались. "Осел" оказался гораздо проворней, чем предполагалось. Вырвавшись на политический простор, он побежал так прытко, что остановить его оказалось делом невозможным. Но что еще обидней: убегая, "осел" понес с собой и "морковку". Спохватившись, руководители СССР решили ее вернуть, но оказалось, что и это не выходит - благоприятный момент был упущен. За это время политические соперники России так укрепились в регионе, что не считаться с ними стало невозможно. Да и сама "морковка" (в лице своих политиков), вжившись в роль, настолько деградировала, что стала малопригодной к роли самостоятельной политической единицы. Среди ее действующих политиков не оказалось личностей, с которыми можно было бы сформировать и реализовать политические проекты для выправления ситуации.

И тогда начался поиск приемлемых политических фигур. Но у каждого ведомства и политической группировки оказался свой фаворит. Причем критерием выдвигаемых к ним требований стала не их политическая состоятельность и лояльность к России, а степень подконтрольности лоббирующей силе. Весьма вероятно, что какой-либо группировке удастся реализовать свой план. Но что произойдет в этом случае? Абхазия в качестве следующего "лидера" получит политическую "пустышку" - марионетку.

(Опубликовано: журнал "Гражданин", № 4, 2004 г.)

(Перепечатывается с сайта: http://www.grazhdanin.com.)

_________________________


СТЕНА БЕЗОПАСНОСТИ В ОТВЕТ НА ГНЕВНЫЙ ПАНЕГИРИК

ПУБЛИЦИСТ РАДЗИХОВСКИЙ БЫЛ ИЗВЕСТЕН КАК ПОСЛЕДОВАТЕЛЬНЫЙ В СВОИХ СУЖДЕНИЯХ ЧЕЛОВЕК, НО В ПОСЛЕДНЕЕ ВРЕМЯ ЗА НИМ СТАЛИ ЗАМЕЧАТЬСЯ НЕСВОЙСТВЕННЫЕ ЕМУ РАНЕЕ ОСОБЕННОСТИ: ПОВЕРХНОСТНЫЙ ПОДХОД К СЕРЬЕЗНЫМ ВОПРОСАМ, АЛОГИЧНОСТЬ И ПРИВЕРЖЕННОСТЬ К ДВОЙНЫМ СТАНДАРТАМ. ЭТО ОСОБЕННО ЯРКО ПРОЯВИЛОСЬ В ЕГО СТАТЬЕ "ГРУЗИНОФОБИЯ, ИЛИ ЭТАЛОН ДВОЙНЫХ СТАНДАРТОВ", ОПУБЛИКОВАННОЙ В "ИЗВЕСТИЯХ" 22 СЕНТЯБРЯ В ОТВЕТ НА СТАТЬЮ А. МИГРАНЯНА.

УЖЕ САМ ЗАГОЛОВОК, КАЗАЛОСЬ БЫ, ОБЯЗЫВАЕТ АВТОРА К ПРЕДЕЛЬНОЙ КОРРЕКТНОСТИ, НО СТАТЬЯ РАДЗИХОВСКОГО САМА ОКАЗАЛАСЬ АПОФЕОЗОМ БЕСПРИНЦИПНОСТИ. ОН ВЫСТРОИЛ ЕЕ В ПОУЧИТЕЛЬНОМ ТОНЕ, ПОСТУЛИРУЯ СВОИ АРГУМЕНТЫ КАК ИСТИНУ В ПОСЛЕДНЕЙ ИНСТАНЦИИ. НО ПОЧТИ ВСЕ ЕГО ДОВОДЫ В КОРНЕ ПРОТИВОРЕЧАТ ЕГО ЖЕ МЫСЛЯМ, ВЫСКАЗАННЫМ РАНЕЕ В ДРУГИХ ПУБЛИКАЦИЯХ. А ЕСЛИ ОЦЕНИТЬ ИХ С ПОЗИЦИИ ТЕХ, КОМУ ГРУЗИНСКАЯ ПОЛИТИКА (АПОЛОГИЕЙ КОТОРОЙ И ЯВЛЯЕТСЯ ЕГО СТАТЬЯ) УЖЕ МНОГО ЛЕТ НЕСЕТ УГРОЗУ ЖИЗНИ, В ПЕРВУЮ ОЧЕРЕДЬ - АБХАЗОВ И ОСЕТИН, ТО ОНИ НЕ ТОЛЬКО БЕЗОТВЕТСТВЕННЫ, НО И ЧРЕВАТЫ ОПАСНОСТЬЮ ДЛЯ ВСЕГО РЕГИОНА. ТЕМ, КТО ХОРОШО ЗНАЕТ ЗАКАВКАЗСКИЕ КОНФЛИКТЫ, ДОСТАТОЧНО ДАЖЕ БЕГЛОГО ВЗГЛЯДА НА СТАТЬЮ РАДЗИХОВСКОГО, ЧТОБЫ ПОНЯТЬ, ЧТО АВТОР ИМЕЕТ ВЕСЬМА СМУТНОЕ ПРЕДСТАВЛЕНИЕ О СУТИ ПРОБЛЕМ, НО ПОЧЕМУ-ТО ДАЕТ СОВЕТЫ, КАК ИХ РАЗРЕШИТЬ.

ИЗБИРАТЕЛЬНЫЙ ВЗГЛЯД НА ФОБИИ

Трепетную душу Радзиховского возмутила "грузинофобия", до которой, как он выразился, "додумалось наше общество". Но, видимо, придавленный неподъемной тяжестью общероссийского морального судьи, которым он возомнил себя, Радзиховский умудрился не заметить другую, куда более шумную и агрессивную фобию - грузинскую русофобию, хотя сам же ранее в статье "Окно возможностей" утверждал: "В Грузии опять плохо! Опять сплачивают массы, и опять против России!" Не заметил он ее и тогда, когда Саакашвили грозил России войной и когда в многочисленных интервью оскорбительно отзывается о ней. Не увидел он ее и в тот день, когда были взорваны два российских самолета, а Масхадов с телеэкранов Грузии грозил России позорным изгнанием с Кавказа и благодарил грузинское руководство за заботу о "чеченских беженцах" в Панкисском ущелье. Но не потому ли не заметил, что зрение у него работает избирательно?

НЕ ЗНАЯ БРОДУ, НЕ ЛЕЗЬ В ВОДУ

"Мы в ответе за тех, кого приручили", - подтверждает в статье "Окно возможностей" Радзиховский известную мысль и, продолжая ее, добавляет: "нельзя предавать Абхазию и Южную Осетию. Россия является гарантом безопасности не лидеров, а народов этих республик". "Россия не может тихо-мирно умыть руки и отдать Абхазию и Южную Осетию на произвол Тбилиси. Этого предательства нам бы не забыли - больше не нашлось бы дураков поверить России".

Слова правильные, и трудно с ними не согласиться. Действительно, предательство - явление, всеми и во все времена презираемое. Но уже в статье "Грузинофобия или..." Радзиховский призывает к прекращению поддержки абхазов и осетин (правда, оговорив это условием "обеспечения им гарантий от этнических чисток"). Но ведь это не что иное, как предложение России совершить предательство! А поскольку предательство - это явление, относящееся исключительно к категории морали, то любопытно было бы узнать, под воздействием каких факторов трансформировалась мораль Радзиховского?

Но еще больше вопросов возникает по поводу "гарантий от этнических чисток".

Во-первых, те, кому он это гарантирует, удивлены тем, что Радзиховский, человек малосведущий в закавказских межэтнических конфликтах, состоящих из тысяч нюансов, вообще осмеливается давать советы несмотря на то, что они (советы) касаются судеб сотен тысяч людей.

Во-вторых, они, знающие, что такое межэтнические кавказские конфликты, не могут себе представить, какие это могут быть гарантии и кто их может представить, чтобы им можно было доверить свои жизни. Ведь они помнят о гарантиях Запада косовским сербам, которые не спасли их от этнических чисток, несмотря на постоянное присутствие войск НАТО. И зная прекрасно цену таким гарантиям, они и предпочитают жить отдельно от грузин, считая это самой твердой гарантией своей безопасности. Ситуация, сложившаяся между грузинами и абхазами сегодня, напоминает пасту, выдавленную из тюбика, которую в первоначальное состояние вернуть практически невозможно - да и бессмысленно. Действительно, было бы величайшей глупостью со стороны абхазов вернуться в Грузию и искусственно создать себе неразрешимую проблему, которая в будущем может с большой долей вероятности оказаться для них смертельной. Кто может гарантировать абхазам, что одна прекрасная ночь не станет для них "ночью длинных ножей"?

"Людей объединяет общая опасность. Евреи это знают лучше всех", - сказал как-то Радзиховский, и я с ним согласен. Зная, что межэтнический конфликт просто и скоро остановить практически невозможно, израильтяне и возводят стену безопасности, отгораживаясь от тех, кто несет им угрозу. Но и абхазы знают об опасности не понаслышке. И они хотят того же, что и евреи. А поскольку на многокилометровую стену у них денег нет, они и настаивают на том, чтобы жить на разных берегах реки Ингур.

ОДИНАКОВЫХ ВОЙН НЕ БЫВАЕТ

Никто не знает, сколько войн было на Земле, но абсолютно точно можно сказать, что никогда не было двух одинаковых войн. А потому некорректно сравнивать их. Но в последней статье Радзиховский, подобно грузинским пропагандистам, пытается сравнить закавказские войны с русско-чеченской войной, при этом "забывая", что последней предшествовал Хасавюртовский договор и нападение на Дагестан и что абхазы и осетины никогда на Грузию не нападали. Но этим грешит не только Радзиховский, поскольку в СМИ доминирует грузинская версия закавказских войн, причины которых приписываются набившему оскомину "сепаратизму", что ничего общего не имеет с антиколониальной борьбой народов против шовинистических властей постсоветских мини-империй. И чтобы впредь отбить у "радзиховских" охоту к легковесному подходу к закавказским проблемам (и чтоб читатель мог оценить логику их инициатив), я совершу краткий экскурс в историю тридцатых годов, с которых они и начались.

...В 1931 году волевым решением Сталина Абхазия была присоединена к Грузии. Дальнейшие события показали, что целью этого решения была колонизация Абхазии, то есть ассимиляция и присоединение таковых земель к Грузии. Ассимиляция осуществлялась в насильственной, иезуитски изощренной, свойственной "отцу народов" форме, и наибольший размах ей был придан в годы Второй мировой войны. В те годы никому не было дела до каких-то внутригосударственных переселений, и потому трагедия абхазов и других народов, которых постигла та же участь, практически выпала из сферы внимания мирового сообщества.

За годы сталинской колонизации, да и не только, абхазы вдоволь наелись "прелестей" грузинского "братства". Чтобы маргинализировать и уничтожить их как этнос, была репрессирована практически вся абхазская интеллигенция и запрещена абхазская письменность. Самих абхазов, ни слова не понимавших по-грузински, насильно заставляли учиться в грузинских школах, о чем и сегодня с содроганием вспоминают пожилые люди. Но и после смерти "отца народов" взращенный им грузинский шовинизм и колониальные амбиции не умерли, а лишь слегка погасли, - с приходом Гамсахурдии и обретением Грузией независимости они вспыхнули вновь с еще большей силой.

Естественно, абхазы не были в восторге от колонизации и предпринимали усилия по избавлению от нее, и шесть десятилетий кряду вели борьбу за свободу. Но вели они ее исключительно политическими, цивилизованными, т.е. мирными методами. Грузины же ответили на это свинцом, введя в августе 1992 года в Абхазию войска.

Война длилась более года и проходила исключительно на абхазской территории, и естественно, что абхазы и все негрузинское население в ней лишь защищались, отстаивая свое естественное право на жизнь. Грузинское же население Абхазии, в своем большинстве, предало их, сыграв неблаговидную роль пятой колонны.

Абхазы рассматривали оборонительную войну как священную для себя, поскольку отстаивали в ней свое право на свободу, и ее исход явился победой в борьбе, которую они вели все 60 лет колонизации. И потому уход грузин из Абхазии не был исходом местных жителей, как это пытаются представить прогрузинские пропагандисты, а был уходом колонизаторов, не сумевших удержать колонию. Он был подобен уходу французов из Алжира в 1961 году - с разницей лишь в том, что французам, в отличие от грузин, пришлось пересекать море, а их лидеру Шеварднадзе, в отличие от французского - де Голля, не хватило мудрости и мужества признать победу абхазов и их право на свободу.

ТО ЛИ ПАМЯТЬ ПОДВОДИТ, ТО ЛИ ЗРЕНИЕ ПРИТУПИЛОСЬ

Надо признать, Абхазии сегодня нечем особо похвастать в части социально-экономического развития, но ее оправдывает хотя бы то, что ее, жертву, спутав с агрессором, все послевоенные годы душили всевозможными санкциями и блокадами. Сам же агрессор, Грузия, все это время "страдал" от шквала финансового дождя, обрушившегося на него. И что мы после всего этого там видим? Вернее, не видим. Ни демократии, ни развития. Зато остался гигантский внешний долг, который неизбежно распространится и на абхазов, вздумай они войти в состав Грузии. Спрашивается, разумно ли с их стороны вешать на себя добровольно бремя чужих долгов и лишать своих потомков будущего, принося их в жертву амбициям политиков и некой надуманной цели - "политической целостности Грузии"?

Уже и на Западе, где приход Саакашвили был встречен с большим энтузиазмом, эйфории заметно поубавилось, и многим уже понятно, что ожидания и авансы, выданные ему, не оправдались. Не видит этого (или не хочет видеть) только Радзиховский.

Не успели увясть "розы революции", а в Грузии уже начались проблемы. В Аджарии сторонников Саакашвили забрасывают камнями, в местах компактного проживания армян и азербайджанцев нарастает напряжение, грозя перерасти в новый конфликт. А реанимированный шовинистический лозунг Гамсахурдии "Грузия для грузин" лишь усилил в стране взаимное недоверие оставшихся в ней национальных меньшинств. Но ведь для Грузии это не впервой. Помнится, и приход предшественников Саакашвили был встречен восторженно, но политическую карьеру они завершили одинаково, что, судя по всему, ждет и последнего фаворита. Получается, что грузинский народ уже трижды кряду наступил на одни и те же грабли. Но где гарантия, что и в четвертый... и в десятый раз лидеры Грузии не будут такими же, как предыдущие? И не будет ли со стороны абхазов и осетин политической наивностью, если они, доверившись им, начнут строить с Грузией совместное государство? И не напоминают ли советы Радзиховского европейские инициативы по урегулированию ближневосточного конфликта, в которых пожар предлагается тушить бензином? Если эти советы и отвечают чьим-либо интересам, то только интересам тех, кто собирается заработать на очередной кавказской войне, которая непременно вспыхнет в случае их реализации.

И потому я отвечу Радзиховскому слегка перефразированными словами представителя Израиля в ООН, сказанными им по поводу резолюции, запрещающей строительство разделительной стены: "Слава Богу, что судьба евреев зависит не от ООН".

- Слава богу, что судьба абхазов и осетин зависит не от Радзиховского.

(Опубликовано: журнал "Гражданин", № 5, 2004 г.)

(Перепечатывается с сайта: http://www.grazhdanin.com.)

_______________________


ФИНАНСОВЫЕ ПУЗЫРИ — ОРУЖИЕ В МЕЖГОСУДАРСТВЕННОЙ КОНКУРЕНЦИИ

Предисловие Игоря Панкратенко:

Представлять Анатолия Аслановича Отырба одновременно и просто, и сложно. Просто – потому что стоит привести краткие штрихи его биографии – и всем ясно, что человек яркий и неординарный, обладающий главным – волей к поступку и действию: в марте 1987 года создал первый в СССР производственный кооператив - завод по производству пластмассовых изделий. В 1988 году - первый в СССР коммерческий банк, уставной капитал которого был сформирован из частного финансового капитала, в то время как уставные капиталы других коммерческих банков составляли объекты недвижимости. 1992 год. Агрессия Грузии в Абхазию - первый месяц боевых действий финансирование сил абхазского сопротивления осуществлялось на деньги Анатолия Отырба. Затем – три года бешеной работы по выходу из минусового баланса в несколько миллионов долларов, экономический слалом 90-х. В настоящее время он – генеральный директор ООО «Информационные ресурсы». Словом, необычная биография в необычное время, детали которой широко известны в узких кругах.

А сложность в том, что ещё одна грань его деятельности - теоретическое осмысление новаций в международной экономике – известна гораздо меньше. Практически каждая его статья становится предметом ожесточённых дискуссий между разнополярными мнениями. Да и может ли быть по-другому у человека, который, проведя анализ экономики Японии и найдя реальную причину её «экономического чуда», первым в стране указал на системное создание искусственных, т. н. фиктивных капиталов, и на роль в этом процессе нематериальных активов. Объектами его глубокого и критического анализа стали Луврское соглашение и Договор Плаза. Именно ему принадлежит приоритет в утверждении тезиса о том, что цена на нефть есть политический, а не рыночный фактор. Он же ввёл понятие о существовании финансовых капиталов с разными качественными свойствами – дешёвых и дорогих, проанализировав роль дешёвых капиталов в межгосударственной конкуренции, а также - определение Информационной Экономики и разъяснил некоторые особенности, отличающие её от Экономики Индустриальной. Позволю себе личное – статьи Анатолия Аслановича читаю как захватывающий экономический детектив, после чего несколько дней продолжаю переживать прочитанное. Честно говоря, несколько завидую тем, кто прочтёт это в первый раз.



Выражение «финансовый пузырь» стало сейчас неким ругательством. Считается, что это разновидность мошеннической операции, которая уничтожает огромные богатства, созданные человечеством, и разоряет большое число инвесторов и брокеров. Но нелишне напомнить, что перед тем как сдуться, пузыри проходят стадию надувания, а этой фазе эксперты уделяют куда меньше внимания. Попробуем восполнить пробел и разобраться в механизме «пузыреобразования» подробнее.

Бытует мнение, что виноваты во всём алчные спекулянты. Однако масштабы современных финансовых пузырей таковы, что биржевым спекулянтам, ресурсы которых ничтожны в сравнении с масштабами пузырей, создание таких структур явно не по силам. Более того, именно спекулянты страдают от пузырей сильнее всех, и большинство из них, богатеющих в фазе их роста, при его сдутии оказываются в роли «жертвенных баранов». Похоже, что надувают пузыри и сдувают, делая это системно, куда более мощные, организованные силы.

Принцип действия пузырей мало чем отличается от известных в России по девяностым годам финансовых пирамид. Главное их отличие в том, что масштабы пузырей значительно больше и надуваются они на рынках товаров, цена которых формируется на биржах, обороты которых многократно превосходят обороты потребительских рынков. Поскольку предназначением пузыря является увеличение товарооборота, биржи для этой цели подходят идеально. Во-первых, создание товарной массы, оборачивающейся на фондовых рынках – производных от ценных бумаг, и, особенно, фьючерсов, практически не требует расходов. Во-вторых, оборот ценных бумаг и деривативов позволяют достичь объёмов, которые на рынке потребительских товаров обеспечить невозможно. А именно увеличение товарооборота и является целью накачки пузыря. Наполняя фондовый рынок всё растущим объёмом ценных бумаг, стимулируя спрос на них с помощью дешёвых кредитов, подконтрольных СМИ, а так же - скрытой скупки части ценных бумаг эмиссионным центром через подконтрольных брокеров и инвесторов, силы, заинтересованные в нём, и надувают его.

Но пузырь не самоцель, а всего лишь инструмент, с помощью которого решается более серьёзная задача.

Поскольку обслуживание растущего товарооборота требует соответствующего объёма денежной массы, у эмитента денег (в большинстве случаях государств) появляется возможность для увеличения объёмов эмиссии. И чем больше пузырь, тем она масштабней, следовательно, больше доход сил контролирующих эмиссионный центр. В случаях, когда им является государство, у него появляется значительно больше возможностей для решения своих задач.

Пузырь же выполняет функцию инструмента, абсорбирующего денежную массу и решающего задачу её стерилизации, обеспечивая возможность продолжения эмиссии в безинфляционном режиме. Но и это ещё не всё.

Растущий объём денежной массы интенсифицирует процесс образования финансовых капиталов, рост которых, ужесточая конкуренцию между ними, снижает их стоимость на финансовом рынке. Дешевеющий капитал вынужден в поисках мест приложения уходить во всё более рискованные проекты, в том числе - инновационные, стимулируя этим и развитие передовых технологий, а так же общий экономический рост государства.

Но, как известно, ничто не может расти бесконечно — ни пузырь, ни денежная масса, ни экономика. И когда объём денежной массы начинает приближаться к критической отметке, за которой может последовать обвальная инфляция, пузырь сдувают, что вызывает кризисные явления в виде обрушения стоимости активов. Целью же его сдутия является очищение рынка от излишков денежной массы. То есть то, что называется кризисом, это не что иное, как плановая стерилизация — фаза, завершающая экономический цикл.

Приблизительно так выглядит методология создания дешёвых финансовых ресурсов и капиталов, обеспечивающих высокий уровень экономической и политической конкурентоспособности развитых государств, где пузырь является лишь одним из звеньев технологической цепи. И силой, более всех заинтересованной в нём, являются эмитенты денег (во многих случаях - государства), поскольку созданные с их помощью финансовые ресурсы и капиталы значительно дешевле заработанных и позволяют:

1)создать полноценный внутренний рынок, развитую экономику и качественную среду обитания;
2) реализовывать более масштабные социальные программы;
3) доминировать на мировом рынке капиталов;
4) осуществлять экономическую экспансию, приобретая с минимальными издержками товары и активы за рубежом;
5) массированно дотировать реальный сектор экономики, тем самым повышая конкурентоспособность своих товаров на мировом рынке.

А теперь зададимся вопросом — можно ли предположить, что государства, умеющие создавать финансовые капиталы, являющиеся их главным оружием в межгосударственной конкуренции, откажутся от их производства? Разумеется, нет. Следовательно, их производство продолжиться и дальше, что ставит страны, являющиеся объектом экспансии капиталов, перед необходимостью создания защитного механизма. Защититься же от финансового капитала, можно лишь сопоставимым объёмом столь же дешёвых капиталов, или…железным занавесом. Но зыбкость и недолговечность последнего в качестве защиты проявилась на примере СССР. Следовательно, страны, желающие избежать участи Советского Союза и стать развитыми, должны уметь создавать дешёвые финансовые продукты, используя в случае необходимости и пузыри.

Предвидя шквал критики в свой адрес, приведу несколько аргументов в поддержку своих утверждений.

Аргумент первый — экономический

Ежедневно в мире осуществляются десятки (а может и сотни) миллиардов торговых операций, и пока ещё не известен ни один факт отказа от оплаты на том основании, что предлагаемые деньги не «натуральные», а «фиктивные». А это значит, что функциональные характеристики «фиктивного» капитала ни в чём не уступают характеристикам «натурального», а в силу более низкой себестоимости даже превосходят его, поскольку:
более конкурентоспособны на рынке капиталов;
обладают большей созидательной силой в качестве творческого инструмента.

Трудно согласиться и со звучащими в адрес капитала обвинениями, из-за его роли в спекулятивном секторе. Его вины здесь нет, поскольку он действует согласно своему имманентному свойству — иди туда, где наибольшая доходность. Это всё равно, что обвинять воду в том, что она фонтанирует. Вина за это лежит на законодателях, направивших его туда, и, чтобы перенаправить его энергию в общественно полезное русло, нужно создавать правильные законы и принимать правильные политические решения.

Аргумент второй — политический

Последние десятилетия наблюдается экспоненциальный рост экономики ближайшего великого соседа России, Китая. Но если всё это время он обеспечивался в основном за счёт увеличения объёмов производства импортируемой продукции, то сегодня уже чётко вырисовывается тренд в сторону минимизации зависимости от внешних факторов. С целью укрепления внутреннего рынка, в него в течение 2009 г. было целенаправленно закачано 588 млрд. долларов. А для формирования финансово-банковской системы, функция которой - образование финансовых капиталов внутри страны, была создана биржа высоких технологий «Чайтек» и открыта (как и другие биржевые площадки — шанхайская и щеньженьская) для торговли акциями компаний-нерезидентов и, даже, для осуществления ими IPO. Это говорит о том, что китайские власти намерены надуть пузырь, который в течение ближайших лет, создав в стране финансовое изобилие, позволит ему стать первой в мире финансово-экономической державой.

Скорей всего, так и произойдёт, поскольку, во-первых, у него для этого есть все необходимые условия, а во-вторых — уже не видно силы, способной остановить его. Дальнейшее прогнозируется ещё легче — произойдёт скачкообразный рост китайских капиталов и, насытив внутренний рынок, триллионы юаней, уже будучи конвертируемыми, выдавливая с мирового рынка другие валюты, скупая всё на своём пути, хлынут финансовым цунами на остальной мир.

Финкапитал, как известно, действует, подчиняясь фундаментальным законам — физическому (согласно которому он, подобно воде, движется лишь по пути наименьшего сопротивления) и экономическому (идти туда, где наибольшая прибыль и много дешёвых, некапитализированных активов). Согласно этим законам, он в первую очередь устремится в богатую и финансово безоружную Россию, которой, в отличие от стран, умеющих создавать «фиктивные» капиталы, защищаться будет нечем. И поэтому вопрос – что может произойти с Россией, если она в ближайшие годы не научится создавать капиталы? – оказывается далеко не риторическим.

Думаю, не менее весомым должен быть и следующий довод, вытекающий из одного малоизвестного исторического факта.

Знакомый всем по многочисленным фильмам пулемёт «Максим», несмотря на то, что был создан в 1883 году, впервые был применён лишь в 1892 году, поскольку человечество считало его негуманным оружием. И правильно считало, ведь ничего хорошего в пулемёте нет. Но после него появились и были применены атомные и напалмовые бомбы, в сравнении с которыми пулемёт выглядит сущей игрушкой. Но почему-то не слышно голосов, выступающих за запрет производства не только пулемёта, но и более смертоносных бомб. Почему? Да потому, что все прекрасно понимают — страны, умеющие их производить, никогда не откажутся от них потому, что они являются для них орудием не только и не столько убийства, сколько защиты.

Аналогичная ситуация и с финансовыми инструментами — самым действенным и всепроникающим оружием.

Но почему-то, и особенно это заметно в финансово неразвитых странах, можно наблюдать агрессивное неприятие пузырей, являющихся частью производящей их системы. Видимо, там полагают, что производители «фиктивных» капиталов, мучимые угрызениями совести, откажутся от преимуществ, которые им даёт умение их надувать.

Какая наивность. Они будут вести себя точно так же, как в течение многих веков вели, ведут и будут вести себя производители оружия. Тысячелетняя история человечества не знает ни одного случая отказа от морально не устаревшего оружия. И если в былые времена победу в межгосударственной конкуренции обеспечивали качественные характеристики оружия, применявшегося на поле боя, то сегодня она зависит от качественных характеристик главного оружия современности — финансового капитала, обеспечивающего тотальную победу. Правила Большой Игры изменились, и основная борьба за мировое лидерство окончательно переместилась из области гонки вооружения в область гонки капиталообразования, в которой побеждает тот, кто способен создать больший объём самых дешёвых финансовых капиталов, в том числе и с помощью финансовых пузырей. Только надувать их нужно не внешними капиталами, позволяя им снимать сливки с российской экономики, а, исключительно, с помощью национальной валюты (в противном случае, смысла в них нет никакого).

А это требует наличия суверенной финансовой системы, восприимчивой к инновационным методам капиталообразования.

(Перепечатывается с сайта: http://www.perevodika.ru.)
___________________________


ЧЕГО ХОТЕЛИ ДОБИТЬСЯ АБХАЗЫ И ЧЕГО ОНИ ДОБИЛИСЬ

А ларчик просто открывался...

Спаси меня, Бог, от друзей,
а от врагов я сам спасусь.
Общеизвестная истина

Последнее время наблюдается организованная в российских СМИ системная информационная атака против Абхазии, где не только наезжают на абхазские власти, но и оскорбляют народ и ставят под сомнение суверенитет Абхазии. Власти никак не реагируют. Я же, по мере возможностей, старался не оставлять без внимания ни один из этих выпадов. И один из своих комментариев по поводу беседы ведущего «Эксперт ТВ» Привалова и историка Колерова я закончил так: «Исходя из того, что «наезды» осуществляются системно и в провокационной форме, можно сделать вывод, что выполняется чей-то заказ. Думаю, в течение месяца прояснится, кто заказчик и какую цель преследует». Я ошибся почти на неделю. Целью оказалось овладение богатствами абхазов, задач же несколько: обосновать колонизацию Абхазии, поскольку колонизация позволяет овладеть богатствами бесплатно; активизировать процесс колонизации; парализовать волю абхазов и сделать их более сговорчивыми. Обозначены даже первые объекты захвата - три бывшие советские госдачи в Гагре, Пицунде и Мюссере с огромными земельными участками.

Все это стало известно из проекта соглашения, представленного российским правительством абхазскому руководству, где почти в ультимативной форме предлагается в кратчайшие сроки передать эти объекты в аренду сроком на 49 лет с невозможностью отказа в пролонгации. Инициаторы определились и с суммой - 1 рубль в год за каждый объект.

Но возмущает не столько сам факт отъема (а как иначе назвать подобное предложение?) и предлагаемая сумма, сколько условия, попирающие абхазские законы, заложенные в предлагаемом проекте. Даже договоры о полной и безоговорочной капитуляции Германии и японии после Второй мировой войны были куда более уважительными к побежденным, поскольку не отторгали их лучших земель и предполагали наказание за преступления, совершенные на их территориях победителями. Абхазия же с Россией не воевала и не капитулировала, однако, согласно навязываемым ей соглашениям, ее граждане оказываются абсолютно бесправны перед российскими гражданами, находящимися на ее территории, поскольку, будучи не пойманными на месте преступления, они не подлежат наказанию. Но что еще удивительней, россияне вправе в полном объеме пользоваться правами абхазских граждан, и даже больше - по окончанию службы Абхазия обязана обеспечить всех их жильем и пенсией. То есть россияне оказываются в привилегированном, относительно местных, положении, и при этом полностью освобождаются от обязанностей, ответственности и даже уплаты налогов.

Узаконенным такой принцип отношений был разве что только между колонизаторами и самыми дикими обитателями колоний, да и то лишь во времена расцвета колониализма, в 18-19 веках. Спрашивается: можно ли считать подобную форму отношений цивилизованной, соответствующей демократическим принципам? Чем отличается власть, подписывающаяся под столь унизительными договорами, от вождей диких племен?

Трудно себе представить, чтобы идея так унизить абхазов и отобрать у них самые ценные богатства исходила от руководства России. Скорее всего, это инициатива ее чрезмерно ретивых чиновников, не способных просчитать политические последствия подобных шагов. Ведь они не только провоцируют антироссийские настроения у населения Абхазии, но и снижают уровень доверия к России в странах, с которыми ей уже в ближайшие годы придется строить единое экономическое пространство. Ведь политики этих стран внимательно следят за тем, как постсоветская Россия строит отношения со странами-сателлитами, прекрасно понимая, что это же ждет и их, согласись они войти с ней в союзнические отношения. Кроме того, вряд ли у российских политиков после выстраивания подобных отношений с Абхазией будет моральное право утверждать, что они строят с ней дружеские отношения и оказывают ей содействие в развитии.

Кстати, все чаще звучащие утверждения о том, что Россия содержит Абхазию, заслуживают особого внимания. На деле все происходит с точностью до наоборот. Поставив Абхазию в условия, когда она вынуждена использовать в качестве внутренней валюты российский рубль, Россия поставила ее в положение абсолютной финансовой зависимости, реализуя при этом на ее территории монетарный метод эксплуатации. Не могу утверждать, что делает она это сознательно, поскольку российские финансовые власти не намного грамотней абхазских, что подтверждается ролью России в финансовом мире и качеством российского рубля, небеспричинно именуемого «деревянным».

Метод, используемый в Абхазии, изобретен не Россией, а «акулами капитализма» - создателями современного многофункционального доллара – финансового инструмента, с помощью которого они эксплуатируют мир, в том числе и Россию. Разница же между Россией и «акулами» в том, что, во-первых, Россия более мелкий финансовый хищник и сама является «кормом» в финансовой «пищевой цепочке», и в качестве «корма» у нее есть только Абхазия. Во-вторых, у «акул» хватает ума не съедать свои жертвы, а развивать их экономики и снимать с них сливки, оставляя им «молоко». Вот лишь небольшой список этих государств: Германия, япония, Тайвань, Корея, Тайланд... Россия действует гораздо примитивней, просто заглатывает жертвы целиком. И, похоже, что именно Абхазии суждено стать первой жертвой нового цикла российской территориальной экспансии (если она состоится).

Очевидно, что основным виновником столь оскорбительного обращения с Абхазией является ее интеллектуально несостоятельная власть, неспособная сформировать адекватную политику. Но и вины оппозиции, которая все последние годы соревновалась с властью в «популизме», ничуть не меньше. И в результате общей безответственной политики наш народ, вырвавшийся из «пасти шакала», оказался в объятиях не менее ненасытного «медведя», для которого понятия национальные интересы абхазов, похоже, не существует вообще.

Положим, с нашими политиками все ясно. Надежды, что они защитят нас, никакой. Но где протесты элиты? Где, наконец, глас народа? Ведь, если мы и дальше будем молча взирать, как нас обирает союзник, а собственная власть продает страну, то не успеем оглянуться, как хозяйничать у нас в доме будут совсем другие люди. Быстро мы забыли, как это было с грузинами.

Любой народ должен находиться в перманентном состоянии защиты своих интересов, и защищаться надо уметь не только оружием, но и словом, поскольку именно от его качества зависит успешность политики. Поскольку государства существуют в условиях ужесточающейся конкуренции, народ, не способный обеспечить себе политическую, т. е. интеллектуальную защиту, обречен быть объектом эксплуатации других, более грамотных народов. И с нами обращаются столь бесцеремонно именно потому, что мы не смогли подготовить и выдвинуть на политический олимп личностей, способных правильно ориентироваться в мировых процессах и находить нужные слова при защите наших интересов. Почему не смогли - это тема для отдельного серьезного разговора.

Закончить же статью хочу словами известного политолога Николая Злобина: «Национальные интересы - это хорошо оформленный национальный эгоизм. Во внешней политике нет доброй воли, и не должно быть, это предательство национальных интересов. Во внешней политике нет подарков. Подарки можешь делать, я их приму, но в обмен ничего тебе не дам. По большому счету, во внешней политике даже той страны, на которую, казалось бы, ты можешь рассчитывать, все действуют исходя, как правило, из своих соображений. И выстраивать, в этом плане, с кемлибо, долгосрочные отношения, бессмысленно».

Надеюсь, что хотя бы следующее поколение наших политиков (если к тому времени еще будет существовать государство Абхазия) сделает из них правильные выводы.

(Опубликовано: "Нужная газета", 31 октября 2010 г.)
__________________________


CONDITIO SINE QUA NON (НЕОБХОДИМОЕ УСЛОВИЕ)

УЖЕ БОЛЕЕ ДЕСЯТИ ЛЕТ ПЛАВАНИЮ АБХАЗИИ В ОКЕАНЕ МИРОВОЙ ПОЛИТИКИ - СТОЛЬКО ВРЕМЕНИ ПРОШЛО С ТЕХ ПОР, КАК С ПОЛИТИЧЕСКОЙ КАРТЫ ЗЕМЛИ ИСЧЕЗЛА НАДПИСЬ "СССР". ВСЕ ЭТИ ГОДЫ, НЕСМОТРЯ НА ПОЛИТИЧЕСКОЕ И СИЛОВОЕ ДАВЛЕНИЕ, ОКАЗЫВАЕМОЕ НА АБХАЗИЮ С РАЗНЫХ СТОРОН, ЕЕ ФАКТИЧЕСКАЯ СВОБОДА НЕ ПОДВЕРГАЕТСЯ СОМНЕНИЮ. ОНА ОБЕСПЕЧИВАЕТСЯ ЕДИНОДУШИЕМ НАРОДА В ЕГО СТРЕМЛЕНИИ К СВОБОДЕ И ЕГО ГОТОВНОСТЬЮ ДО КОНЦА СРАЖАТЬСЯ ЗА ТАКОВУЮ С ОРУЖИЕМ В РУКАХ. ЗНАЧИТЕЛЬНО ХУЖЕ ОБСТОИТ ДЕЛО С ПОЛИТИЧЕСКОЙ СОСТАВЛЯЮЩЕЙ ОБЕСПЕЧЕНИЯ ЭТОЙ САМОЙ СВОБОДЫ.

Как известно, для достижения политических целей основным оружием политиков является слово, т.е. - аргументы и доводы. Оба этих определения имеют качественный критерий оценки: "слабый - сильный", которыми и замеряется уровень профессионализма тех, кто по роду своей деятельности пользуется ими как рабочим инструментом. К сожалению, отсутствие результатов во внешней политике Абхазии, предопределившее сегодняшнее положение страны - изоляцию от внешнего мира и отстранение от общемирового процесса развития, во многом объясняется слабостью аргументов, используемых ее политиками.

Но что явилось причиной столь явного дисбаланса - полного успеха в силовой сфере и абсолютно провального положения в области политической? Почему Абхазия, уже столько лет являясь фактически свободной, обладая всеми необходимыми государственными институтами и атрибутами власти, не может добиться международного признания своего суверенитета?

На мой взгляд, последнее десятилетие существования Абхазии как территориально-государственного образования обеспечивалось в силу целого ряда благоприятного стечения обстоятельств, а также геополитическими факторами регионального и глобального уровней.

Одна из причин - российский военно-политический протекционизм Абхазии, которая расположена в геополитически жизненно важной для России зоне.

Второе: истерично-иррациональная и недальновидная антироссийская политика, проводившаяся военно-политическим противником Абхазии - правившим в Грузии режимом Шеварднадзе.

Третье: вполне обоснованное опасение России, что в случае ее полного ухода из Абхазии военные базы, находящиеся на ее территории, попадут в пользование НАТО.

Четвертое: близость этих баз к российским границам, а также к единственному субтропическому курорту России - городу Сочи, к слову сказать, несущего колоссальные убытки по причине нестабильности в приграничной Абхазии.

И, наконец, последняя, но самая важная причина, это - ставший уже легендой героизм абхазского народа, его единодушие в стремлении к независимости.

...Жажда свободы и способность защитить ее являются весомыми аргументами при попытке создания нового государства. Однако одних их далеко не достаточно. Они должны быть, повторим, поддержаны активной политикой, опирающейся на убедительные аргументы и доводы. Политика эта должна отличаться гибкостью, чутко реагировать на любые изменения в международной политической жизни.

Международное сообщество начинает всерьез относиться к борьбе за независимость только тогда, когда национальные лидеры убедительны при демонстрации самодостаточности территориальной единицы и умеют убедительно доказывать свою способность создать жизнеспособное государство. Чтобы убедить мировое сообщество в праве Абхазии на суверенитет, ее политикам надо постоянно, изо дня в день, подтверждать свою политическую состоятельность, проводить политическую кампанию с максимальной концентрацией аргументов и доводов. Для достижения политической победы аргументы наших политиков должны быть весомее и убедительнее доводов противника. Им нужно быть настолько убедительными, чтобы ставить оппонентов и посредников в условия, когда они не смогут не признавать нашу правоту.

Столь кризисный период абхазской истории совпал со временем, когда международно-правовые отношения претерпевают фундаментальные изменения, обретая новые формы, меняя даже свои базисные ценности. Но время это можно также назвать и временем неопределенности и всемирной смуты. В такой ситуации особую значимость обретают оригинальность мышления, уровень информированности и способность быстро находить нестандартные решения в нештатных ситуациях. Без этих качеств топтание на месте гарантировано. Столь категоричное утверждение основывается на моем глубоком убеждении в том, что качество политики, демонстрируемое руководителями Абхазии, и их невнятные аргументы никогда не приведут к желаемой цели.

Понятно, что они действуют, как умеют. Как говорится - выше головы не прыгнешь. Но народу Абхазии от этого не легче. Ему нужны не аргументы, оправдывающие отсутствие результата, а сам результат.

С тех пор как наши политики озвучили стратегическую цель - выход из состава Грузии и создание суверенного государства - Республики Абхазия, они ни на шаг не продвинулись к ней. Все эти годы, демонстрируя свою абсолютную беспомощность, они в растерянности топчутся на месте. Но вместе с ними в этой чрезмерно затянувшейся стадии ожидания находится и весь народ Абхазии. Как долго это может длиться? У всего на свете есть конец. Когда-нибудь и эта статичная ситуация примет динамичный характер. Вопрос только - какой и как таковой завершится?

Пока что наличествующая бесплодность убедительно доказывает необходимость смены тактики, и не исключено, что требует корректировки и сама стратегия. Но это должны уже делать другие люди, мыслящие более масштабными категориями, т.к. нынешние политики более чем убедительно доказали свою неспособность изменить ситуацию.

...В своих редких и робких попытках убедить мировое сообщество признать суверенитет Абхазии наши политики никогда не выходили за рамки исторических и юридических доводов и ссылок. Но дело в том, что к процессу рождения государства обе эти науки имеют весьма отдаленное отношение.

Что касается истории, то ссылками на нее в современной международной политике пользуются (причем довольно редко) только в тех случаях, когда нужно дополнительно закрепить уже завоеванные позиции. Выйти на новые политические рубежи с помощью ссылок на историю невозможно, т.к. сегодня с нею мало кто считается и при формировании реальной политики мало кто принимает во внимание.

Общеизвестно, что история - это наука о прошлом, причем далеко не точная. Во многих случаях она состоит из мифов, созданных в разные времена и разными авторами. Да и начиналась история как наука - с мифов. Так, во всяком случае, утверждал ее основоположник Геродот.

Часто один и тот же исторический факт разными сторонами трактуется совершенно по-разному - в зависимости от конъюнктурных требований. Причем каждая сторона абсолютно убеждена в своей правоте.

История не объясняет настоящего, а тем более будущего, хотя и может помочь избежать ошибок.

Она как понравившийся в дороге пейзаж, на который можно оглянуться, чтобы полюбоваться им какое-то мгновение и запечатлеть в памяти под другим пространственно-временным ракурсом. Но двигаться вперед, сделав ее путеводной звездой, - занятие бесперспективное и небезопасное.

При создании государства столь же неактуальны сегодня и ссылки на юриспруденцию.

Дело в том, что международное право, как и история, не имеет прямого отношения к процессу рождения государства. Право вступает в силу постфактум, т.е. на момент признания факта рождения государства. Это как при рождении ребенка - право вступает в силу после рождения, т.е. при выдаче свидетельства о факте рождения.

И, тем не менее, в борьбе за суверенитет ни историю, ни право нельзя сбрасывать со счетов. Им обязательно должна быть отведена определенная, вспомогательная роль.

В XXI веке в международной политике в расчет принимается лишь ситуация, существующая на момент принятия политических решений. В таких условиях сливки политических дивидендов снимают те, кто способен в предельно сжатые сроки принимать решения и так же быстро их реализовывать. Сегодня слагаемыми успеха в достижении политических результатов стали уровень информированности, скорость принятия решений и политическая воля. А это как раз те три компонента, дефицит которых остро ощущается у абхазского руководства в последние годы.

И наряду с этим существует еще одна проблема, ставшая в буквальном смысле бедой для народа Абхазии.

Дело в том, что наши политики не допускают даже мысли о том, что существуют какие-то иные, неведомые им пути достижения цели. Подобно слепцу, который, упершись в стену, стал убеждать всех, что путь тут и заканчивается, они стоят неподвижно на одной позиции, не ведая иных путей. А они есть. Нужно просто уметь разглядеть их и правильно ими воспользоваться.

...Существует целый ряд обстоятельств и путей, ведущих к признанию суверенитета Абхазии, или, на первых порах, хотя бы для того, чтобы приблизиться к нему.

Все последние годы в международной политической жизни неоднократно возникали прецеденты, благоприятствующие этому. Руководство Абхазии обязано было ими воспользоваться.

Для примера обратимся к процессам, происходящим в югославской провинции Косово. Принимая решения, определяющие будущее Косово, международное сообщество приняло во внимание (правда, далеко не в полной мере) уровень враждебности, сложившийся между двумя конфликтующими в регионе этносами - сербами и албанцами. Он был определен как высокий, не позволяющий албанцам осуществлять полномасштабное экономическое сотрудничество с титульной нацией Югославии - сербами и, соответственно, с центральными властями в Белграде. Данное обстоятельство было расценено как фактор, препятствующий полноценному развитию албанцев.

С целью создания албанскому народу нормальных условий развития югославскую территорию Косово, на которой проживают албанцы, официально ввели в зону действия немецкой марки. Это обстоятельство автоматически, с 1 января 2002 года, ввело косоваров в валютную зону евро. Данное условие позволило им сформировать независимую от Белграда банковскую систему, без которой в современных условиях немыслимо нормальное экономическое развитие. О подобных привилегиях сама метрополия - Югославия не смеет даже мечтать.

Но это еще не все.

Албанцам - жителям Косово были выданы международные паспорта ООН, позволяющие им практически беспрепятственно передвигаться по миру.

Все эти обстоятельства обеспечили косовским албанцам, независимо от их статусной неурегулированности, возможность нормально развиваться и формировать необходимые для будущего самопровозглашения государственные институты. То, что они в ближайшие годы, невзирая на резолюцию СБ ООН, запрещающую им самопровозглашаться, обретут статус государственности, мало у кого из серьезных аналитиков вызывает сомнение. Препятствовать этому процессу даже великим державам бесперспективно, иррационально дорого и вполне может отрицательно сказаться на имидже. А потому статус государственности Косово после его провозглашения просто примут как неизбежную данность.

Что здесь наиболее важно для Абхазии? То, что в международной политической практике впервые был проведен столь масштабный эксперимент и были созданы следующие прецеденты:

1) Вывод конфликтной территории из зоны экономического и политического влияния центральной власти.

2) Выдача международных паспортов населению, проживающему на этноконфликтной территории с еще не урегулированным статусом.

Спрашивается - почему до сегодняшнего дня наши руководители не воспользовались этими обстоятельствами и не обратились к мировому сообществу с требованием создания аналогичных условий народу Абхазии?

Уровень враждебности, сложившийся сегодня между грузинами и абхазами, не позволяет осуществлять экономические контакты в значимых для государства объемах. Это дает основание руководству Абхазии ставить перед мировым сообществом вопрос о временном (до урегулирования взаимоотношений с Грузией) вводе страны в рублевую зону, т.к. именно рубль является сегодня основным платежным средством на ее территории.

Так же правомерно (по аналогии с Косово) требовать обеспечения населения Абхазии международными паспортами.

Сегодня эти требования уже не являются из ряда вон выходящими, т.к. прецеденты по ним уже созданы. Теперь нужно правильно сформулировать свои требования и твердо и планомерно их добиваться.

Отказ абхазам в этих требованиях маловероятен, т.к. означал бы открытую дискриминацию Абхазии и абхазов международно-правовыми организациями, а это вполне может перерасти в шумный политический скандал. В ООН совершенно не заинтересованы в подобного рода эксцессах и попытаются таковых избежать. Сегодняшняя международно-политическая ситуация благоприятствует тому, чтобы Абхазия выходила к миру с подобными требованиями, и очень высока вероятность того, что она добьется их удовлетворения. Важно сделать это вовремя, ибо динамика международных политических процессов скоротечна, и ситуация может так же быстро измениться.

(Опубликовано: журнал "Гражданин", № 6, 2003 г.)

(Перепечатывается с сайта: http://www.grazhdanin.com.)

___________________________


О ГЛАВНОЙ "ПУТЕВОДНОЙ ЗВЕЗДЕ" НАРОДОВ

Не бывает слов или действий, совершаемых людьми, которые нельзя было бы оценить с позиции этики и морали. Более того, совершая любое действие, человек интуитивно сверяет его с общепринятыми в его обществе моральными принципами. То, что не существует действий вне морали, доказывает хотя бы то, что даже преступник, оправдывая свои действия, апеллирует к принципам морали. Но зачастую, оценки одного и того же действия разными людьми разнятся настолько, что оказываются даже взаимоисключающими. Происходит это потому, что система ценностей у этих людей выстроена по-разному, и они оценивают все, исходя из своих ценностных парадигм. К примеру, для одних высшей ценностью могут быть материализованные богатства - крутой автомобиль, мобильник или штаны, для других же - честь, совесть, верность и другие понятия, относящиеся к категории духовных, то есть моральных ценностей.

Но что такое мораль и моральные ценности? Для чего они нужны обществу, и какую роль они играют в нем? Прежде чем ответить на эти вопросы, хочу сразу оговорить, что цель данной статьи не морализаторство, а попытка оценить некоторые факты из жизни нашего общества, с которыми мне пришлось столкнуться сквозь призму моральных принципов, чтобы выяснить, насколько они соответствуют общепринятым в цивилизованном мире нормам морали и поведения. Кроме того, мне бы хотелось сделать эти факты предметом обсуждения общества, и, в первую очередь, писателями, традиционно являющимися для всех народов мира моральными "камертонами".

Справедливости ради стоит отметить, что я далеко не первый, кто в Абхазии обращается к данной теме. В последнее время все громче раздаются голоса отдельных людей, обращенных к душам наших граждан, которые пока еще не нашли отклика у адресатов. В чем причина? В очерствении наших душ под воздействием новых для нас, зачастую ложно понимаемых рыночно-капиталистических отношений и ценностей, или есть и какие-то иные, более глубинные и от того неведомые нам факторы? Попробуем разобраться, или хотя бы правильно поставить вопросы.

НОВЫЕ РЕАЛИИ

В призывах моих предшественников часто встречается предложение реанимировать "апсуара". Желание, на первый взгляд, нормальное, но содержание, вкладываемое в него нынешним обществом, на мой взгляд, размыто. Ввиду их неформализованности, каждый пытается трактовать его по своему, исходя, порой, из сиюминутных личных интересов. По всему видно, что на сегодняшний день оно серьезно деградировало и настолько сузилось, что распространяется, в основном, на разного рода ритуалы, по большей части застольных, в связи с чем, рассматривать его в нынешнем состоянии, в качестве кодекса общественной морали и поведения (чем оно и должно быть в принципе), как минимум, несерьезно. Но новые реалии, с которыми столкнулся наш народ, открывший себя миру и пытающийся интегрироваться в него, в котором доминируют новые для него рыночно-капиталистические отношения, ставят его перед необходимостью изменения не только модели поведения отдельных индивидуумов, но и форм и характера общественных отношений. С этой целью, следовало бы формализовать понятие "апсуара" как некий кодекс поведения, охватывающий все сферы жизнедеятельности общества, взяв на вооружение лучшее из мирового опыта и решительно отбросив обычаи и нравы, которые являются препятствием на пути построения современного эффективного общества и государства.

Мир стремительно меняется, и общества, не желающие оказаться на его обочине, обязаны постоянно адаптировать свое поведение к новым реалиям. Но какие бы изменения ни происходили в мире, моральные принципы по отношению к таким ценностям, как жизнь и безопасность нации и государства, должны оставаться неизменными. А наблюдаемое сегодня в мире ужесточение конкуренции между государствами и обществами требует формализации четкого определения «свой - чужой» и такого понятия как предательство Родины и своего народа.

Вообще-то, для рассуждения вообще на тему морали и моральных ценностей, я, как минимум, должен иметь на это право, то есть, заслужить его. А для начала я должен хотя бы позиционироваться по отношению к ним, дав им определение того, как сам их понимаю.

Признаюсь, лишь написав предыдущее предложение, я осознал всю сложность поставленной перед собой задачи. Воистину прав был Д.Дидро, сказав: "нет более очевидной и простой науки, чем мораль, и нет более трудной и темной науки, чем она же".

Действительно, существует несметное количество определений того, что именуют моралью, и почти все они разные, но при этом большинство из них верны. Причина же этого парадокса кроется в том, что мораль всеобъемлюща и касается всех без исключения сфер жизнедеятельности как общества в целом, так и каждого человека в отдельности, но система ценностей как у обществ, так и у индивидов, разнится. И моя задача усложнена еще и тем, что, будучи ограниченным рамками журнальной (газетной) статьи, мне предстоит позиционироваться, уложившись в несколько абзацев.

В моем представлении, моральные принципы - это высшая ценность, критериями оценки которой являются определения "правильно" - "неправильно". Это внутренний самоограничитель человека, "камертон", с которым он сверяет все свои слова и действия.

Это одновременно и система ценностей, и мерило действий как общества в целом, так и поступков отдельных индивидуумов. В разных обществах мораль может разниться в зависимости от расстановки приоритетов ценностей, исповедуемых его членами.

Морально-этические принципы - категория разноуровневая (высокая - низкая) и определяется системой ценностей ее носителя (индивида), и во многом зависит от характера направленности его ценностных устремлений - интровертны они или экстравертны. К моральным ценностям я отношу такие понятия как: честь, совесть, верность, стыд, сострадание, альтруизм, ответственность, чувство долга и. т. д.

Моральную ценность можно продать, причем, даже задорого (к примеру - совершив за деньги предательство), но сделать это можно лишь раз, так как единожды предавшему уже никто не доверяет. Но если продать ее можно хотя бы один раз, то купить, с целью повышения уровня своей морали и значимости, невозможно в принципе. Она, как жизнь, дается человеку лишь один раз. К примеру, "предатель" - это пожизненное клеймо, и бывших предателей не бывает.

КРИТЕРИИ

Именно моральные принципы являются основным критерием оценки людей, и потому, во всех без исключения случаях, при объединении на длительное время - будь то создание семьи, дружба или бизнес, люди обязательно (зачастую неосознанно) сверяют соответствие своих моральных принципов. Их идентичность или близость является обязательным условием при объединении людей в любом значимом деле, растянутом во времени, из чего следует, что все устойчивые группы (семья, партия, мафиозная группировка и др.) состоят из людей, близких друг другу по морально-этическим качествам. Пословица - "Скажи, кто твой друг и я скажу, кто ты" является абсолютной истиной.

Люди, способные поступаться моральными принципами представляют опасность для общества, которая возрастает по мере роста статуса человека, достигая наивысшей степени тогда, когда такой человек оказывается на вершине власти. Оказавшись там, такие люди своими безответственными, или принятыми в личных интересах решениями, могу ввергнуть свои народы в бедность, несчастья, и даже привести к гибели, что не раз случалось в мировой истории. Именно потому, требования к моральным принципам людей, стремящихся к власти, должны быть намного выше чем требования, предъявляемые к рядовым гражданам. Эти люди должны быть безупречны, и в случае выявления фактов, ставящих под сомнение их репутацию, они должны стать непреодолимым препятствием на их пути к власти.

Известно немало случаев, когда люди, для которых моральные принципы являются высшей ценностью, отдавали за них жизнь. Наиболее яркие из них, это приговоренные к смерти Сократ и Христос, которые, отказавшись от своих идей и принципов, могли сохранить жизнь, но они предпочли верность им и выбрали смерть. И именно стремлением доказать, что честь для них дороже жизни, руководствовались Пушкин и Лермонтов, вынудившие своих противников убить их на дуэли.

Человечество благодарно таким людям, ценою жизней доказывающих существование высшей морали, и именно потому их имена и подвиги считаются достоянием всего человечества и стали ориентирами, с которыми оно будет сверять координаты своих нравственных вех.

Спору нет, рассуждать на тему морали можно до бесконечности, поскольку он пронизывает всю человеческую деятельность на протяжении всего жизненного пути. Но доказывать свою приверженность им нужно не только и не столько словами, сколько правильными словами и поступками. И как же в нашем обществе обстоит дело со всем этим?


Попробуем рассмотреть это на примерах. Застолье. Поднято уже тостов шесть или семь, и тамада, довольно известный и уважаемый в Абхазии человек, произносит очередной, за еще более известного, но в отличие от него, высокопоставленного человека, репутация которого в народе, хуже некуда - хапуга, не раз продававший и предававший родину. Но, несмотря на это, тамада превозносит его так, что не знающий его человек решил бы, что речь идет о выдающемся созидателе и патриоте. Наблюдая за слушателями, я вижу, как все они, ухмыляясь, перемаргиваются. На душе стало скверно, и не дождавшись конца тоста, я молча встал из-за стола и вышел.

Часа через полтора подходит ко мне уже во дворе, прилично захмелевший тамада, и отведя в сторону от собеседников, извиняющимся тоном, говорит:

- Я догадываюсь, как ты относишься к нему, поскольку видел выражение твоего лица, когда произносил тост, и когда ты уходил. Поверь, и я отношусь к нему не лучше, но обычаи вынуждают нас вести себя подобным образом. К тому же, этот негодяй приходится мне родственником. Моя бабушка по отцу, двоюродная сестра его матери.

Не желая продолжать беседу, особенно, учитывая состояние собеседника, я кивнул и отошел в сторону. Но выводов из его слов, сделал немало.

Первое - что лицемерие для нас стало не просто нормой поведения, а обычаем. Получается, что любой человек может совершить антиобщественный поступок и даже предательство, и чувствовать себя полноправным членом общества.

Второе - что, если люди связаны родственными узами, то согласно нынешним обычаям и нравственным нормам, они должны прощать друг другу любые поступки и действия, из чего следует, что при оценке человека, если он тебе родственник, моральный аспект не принимается во внимание вообще.

И не потому ли, несмотря на возросшее количество преступлений, нам не известен ни один факт из постсоветской истории Абхазии, когда какой-либо род, хотя бы осудил своего члена за прегрешения, за которые по законам "апсуара" полагалось изгнание? Спрашивается - не является ли это доказательством нравственной деградации нашего общества, свидетельством того, что "планка" его моральных принципов оказалась на столь низком уровне, когда через нее можно легко и безнаказанно переступать?

Уже дошло до того, что общество воспринимает как норму, когда гражданин, поступок которого в любом цивилизованном обществе однозначно трактуется как предательство, на вопрос - а не совершал ли ты предательства, - достает из кармана и предъявляет полученную в прокуратуре справку о том, что он не предатель. Но, что еще общество не задалось вопросом - а чем руководствовался прокурор, выдавший такую справку человеку, который не только охаивал нашу национально-освободительную борьбу, называл подонками ее героев и участвовал в репрессиях в отношении их, но и делал на этом карьеру, получая из рук наших врагов деньги, привилегии и высокий статус? Если даже это не признается прокурором, выдавшим справку как предательство, то, что вообще является для него предательством? Не потому ли он ее выдал, что по своей сути является таким же как и тот, кому ее выдал? И не потому ли общество посмотрело на это сквозь пальцы, что предательство считающееся у всех цивилизованных народов тягчайшим преступлением, стало для нас нормой поведения, свидетельством чего является отсутствие Уголовном кодексе статьи, предусматривающей наказание за предательство?

С прокурором все понятно. Куда хуже то, что человек с выданным им справкой, сегодня является одним из самых законодателей, выбранных на эту высокопоставленных законодателей, выбранных на эту должность по представлению президента. То есть, этот человек сегодня создает законы, по которым мы должны жить, или, говоря другими словами, формирует модель нашего поведения. Спрашивается - можно ли надеяться, что он не будет пытаться делать из нас, наших детей и внуков людей, подобных себе? Можно ли надеяться, что при таких законодателях и "лидерах" в качестве высшей ценности будет почитаться Родина и независимость? И нужно удивляться тому, что Абхазия сегодня распродается как скоропортящийся товар? Не несут ли эти люди угрозу существованию нашего государства и народа? Если да, то не является ли обязанностью каждого из нас ликвидацию этой угрозы?

ПРЕСТУПНАЯ БЕСПРИНЦИПНОСТЬ

Следующий случай, о котором я хочу поведать, так же связан с весьма почитаемым в обществе человеком, предложившим мне предпринять конкретные меры с целью морального очищения общества. Интересен он тем, что является яркой демонстрацией уровня моральных принципов уже не общества в целом, а его интеллектуальной элиты.

Встретились мы, по его инициативе, с одним из высокопоставленных работников АГУ, который приехал на встречу с довольно известным в научных кругах человеком. Как выяснилось, поводом, побудившим их ко встрече со мной, оказались нравы, царящие в университете. Очень эмоционально, долго и в подробностях они рассказывали о поборах, процветающих на престижных факультетах, о схемах, по которым они осуществляются, как вычисляются те, кого можно обирать и суммы, которыми их можно обкладывать. Сказал, что все новобранцы уже через месяц знают, кто и сколько заплатил на вступительных экзаменах, и каковы тарифы за сдачу зачетов и экзаменов в процессе учебы, что качество преподавания деградирует, чем и обусловлено отсутствие значимых личностей среди выпускников АГУ, а так же статей и научных трудов, написанных ими. Искренне возмущаясь, говорил о том, что для студентов, особенно к концу учебы, дача взятки становится настолько обычным делом и, что они, не стесняясь, громко рассказывают друг другу в коридорах о том, кому и сколько денег, или, какой подарок нужно занести.

Сказанное означало, что АГУ - это не храм науки и кузница национальных кадров, а цитадель беспринципности, шарашка, выпускающая полуграмотных людей, из чего следует вполне очевидный вывод, что у страны нет будущего, поскольку ей не на кого будет опереться. Завершив рассказ, он предложил мне опубликовать статью обо всем этом, и предложил помощь в ее написании.

Признаться, многое из того, что он рассказал, я неоднократно слышал и от других людей, но, не имея доказательств, молчал. Но тут ситуация иная, и я сделал ему встречное предложение - поставить под ней и свою подпись, на что собеседник удивленно ответил:

- Ну как я могу. Я же там работаю.

Более всего меня поразило то, что мое предложение удивило не только его, но и его друга. Всякое бывает - человек не сразу правильно отреагировал на неожиданный вопрос, но тут - два человека, специально готовившихся к разговору и пришедших на встречу с уже выработанной позицией и планом действий. Им и в голову не пришло, что написав обо всем, что они рассказали, я обвиню большую группу людей (преподавателей и руководство в преступлениях, а значит должен представить доказательства, без которых мои действия будут не только попранием морально-этических норм, но и уголовно наказуемым преступлением. По сути, их предложение сводилось к борьбе с преступной беспринципностью преступной же беспринципностью, при которой подставиться должен был я, а они - остаться в стороне.

Если честно, то я бы не очень удивился, если бы с таким предложением обратился обыватель. Но когда носителями таких моральных принципов оказывается элита нации, являющаяся нравственным ориентиром для обычных людей, то становится страшно уже за судьбу нации.

ЧТО ЖДЕТ НАШ НАРОД?

Следующий факт, к которому я хочу обратиться в качестве примера, это арест Якуба Лакоба.

Если честно, то меня возмутил не столько сам факт ареста, для которого, в идеальных правовых условиях, возможно, Якуб и дал основания, сколько предшествовавшие и сопутствующие ему события.

Все у кого болит душа за Абхазию и интересуется процессами, происходящими вокруг нее, помнят, как все лето 2010 года российские СМИ жестко наезжали на Абхазию. Особое рвение в этом проявили публицисты Епифанцев и Перевозкина, оскорблявшие в своих материалах наш народ, называя его преступным, и призывавшие к ликвидации абхазской государственности. Народ Абхазии, возмущенный этим, ждал, что власть выступит в его защиту и отстоит честь Абхазии, но так и не дождался. Но на этом дело не закончилось, и к осени оно приняло совершенно неожиданный оборот.

Не получив должного отпора, и, видимо, возомнив себя мудрецами, которым дано право поучать наш народ, Епифанцев и Перевозкина приехали в составе некой делегации в Абхазию с намерением провести семинар, на котором, как потом выяснилось, его организаторы собрались учить нас не только правильному толкованию своей истории, но и тому, чего мы должны желать для себя вообще. Узнав об этом, люди, радостно потирая руки ждали, что власть организует "гостям теплую встречу" - пошлет на семинар молодежь с помидорами и тухлыми яйцами, а по его окончанию водворит Епифанцева с Перевозкиной в тюрьму по обвинению в оскорблении Абхазии и ее народа и призыве ликвидации ее государственности. Но каково было удивление народа, когда выяснилось, что власть не только не помешала проведению мероприятия, но и содействовала его проведению, заполнив зал студентами. (Вопрос и к ректорату АГУ.)

Поскольку наш народ привык к подобного рода "ошибкам" властей, он и эту проглотил молча. А зря. Я не буду сейчас касаться внешнеполитической части этой ошибки, достойной того, чтобы описать ее в отдельной статье, а ограничусь оценкой морального аспекта данного события в контексте ареста Якуба Лакоба.

По сути, сказанное Якубом, было вполне адекватной, ответной реакцией на некорректные выпады Степашина, оппозиции, представляющей интересы большой части населения, оскорбившего наш народ. Действие Якуба было обусловлено лишь желанием защитить интересы и честь своей родины и народа, которое невозможно трактовать иначе как акт патриотизма. То есть, он сделал то, чего проявив преступную бездеятельность (существует и такая статья в УК), не сделала власть по отношению к Епифанцеву и Перевозкиной, что мировым сообществом было оценено как неспособность нашего государства защитить себя, а значит, не достойного признания. И эта же власть, не тронув тех, кто призывал к ликвидации Абхазии и оскорбил наш народ, подняла руку на того, кто встал на их защиту. То есть, поступила с точностью до наоборот, тем самым поставив с ног на голову не только принципы морали, но и элементарную логику. Спрашивается - можно ли считать такую власть своей и полагать, что она в нужную минуту встанет на защиту интересов своего народа? Если нет, то где реакция общества, и, в первую очередь, ее элиты в лице писателей?

А ведь фактов, несущих угрозу существованию Абхазии, на которые нет их адекватной реакции, можно привести множество. Это и отказ власти от создания национальной валюты, что для любого государства равносильно самоудушению, и распродажа и бесплатная раздача национальных богатств нерезидентам, и объявление президентом столицей абхазов Москвы и т. д., каждый из которых можно оценить как действия, направленные на ликвидацию абхазской государственности. Спрашивается - а наша ли эта власть вообще? Кому она служит? Какую конечную цель преследует? Каковы причины ее столь неадекватного поведения?

Из истории известно, что причиной подавляющего большинства случаев гибели государств была нравственная деградация элиты, что, на мой взгляд, сегодня стало угрозой существования и для нашего государства. Мы не заметили, как ложь, цинизм, безответственность, клановый протекционизм, коррупция, и даже предательство национальных интересов, стали обычной нормой в нашей повседневной жизни. Но могли ли мы во время войны и в первые послевоенные годы подумать, что станем такими? Что привело нас к нашему нынешнему состоянию? Не нравственное ли перерождение власти, мораль которой становится "раковой метастазой" общества? Куда мы придем, идя за такой властью? Не завела ли она нас в тупик, стоя в котором уже много лет, мы только деградируем? Что ждет наш народ, если он в ближайшее время не создаст конструктивную власть? Что необходимо предпринять нашему народу, чтобы вырваться из тупика и встать на путь развития? И это далеко не все вопросы, на которые мы, если хотим выжить и стать полноправной частью мирового сообщества, обязаны найти ответы. Но сколь бы правильные и красивые задачи мы не ставили перед собой, моральные принципы должны всегда оставаться для нас главной "путеводной звездой".

(Опубликовано: Новый день (г. Сухум), №№ 19-20, 2011 г.)
___________________________


ТАК ЧТО ЖЕ ТАКОЕ ДЕНЬГИ?

Вряд ли есть на земле человек, который на вопрос, - что такое деньги? - не даст на него исчерпывающего (на его взгляд) ответ. Но только настоящие экономисты - монетаристы знают, сколь труден ответ на него. Бытует легенда, что, некий ученный монетарист задался целью, кратко, в одно предложение сформулировать сущность и значение денег. Намучившись и поняв тщетность своих усилий ,он в конце концов написал, - "Короче. Деньги, это деньги", и я его прекрасно понимаю, поскольку коротко охарактеризовать деньги невозможно, поскольку они касаются всех, всего и вся.

Более всего, мне импонирует определение Маркса, - "Деньги это товар, эквивалент всех товаров". Но и оно, сегодня уже далеко от полного отражения их функции и сущности. К примеру, в нем не отражена такая экономическая составляющая как услуга, которая к середине ХХ века сравнялась по суммарному обороту с мировой товарной массой, а сегодня превзошла и продолжает увеличивать отрыв. Но дополнив постулат Маркса определением другого великого экономиста - Людвига он Мизеса, - "Деньги, это средство обмена и больше ничего", мы значительно приблизимся к сути функции денег.

Все люди пользуются деньгами, - самым востребованным и популярным рыночным инструментом. Но при этом практически никто не задумывается о их первичном происхождении, - откуда и как они берутся? Кто, и на каком основании их печатает? Какие преимущества они дают тому, кто печатает их ? Каким образом эти бумажки копеечной стоимости обретают столь высокую цену? В чем таинство силы денег и как рождается их сила? Подобных вопросов существует еще великое множество, но мало кто задается ими. И это не удивительно, поскольку всегда и везде, процесс рождения денег держался в глубокой тайне, дабы не вызвать у населения интереса к нему. Печатание денег (эмиссия), было и остается тщательно охраняемой прерогативой высшей власти, источником её силы и мощи.

Тому как управлять деньгами после того как они покинут стены монетного двора и Центрального банка, обучают в ВУЗах и об этом написано в десятках тысяч учебниках и сотне тысяч статьях. Но ни в одном учебном заведении мира вы не получите знаний о том как создать эффективную национальную финансово-банковскую системы и о процессе создания качественных национальных денег - эмиссии. Это является тайной за семью печатями потому, что производство денег, это самое выгодное производство, с которым близко не может сравниться ни одно другое из всех существующих на земле. Его рентабельность, в зависимости от номинала ассигнации, достигает десятков тысяч процентов. Например, себестоимость банкноты в 100 долларов составляет 0, 04 доллара, а банкнота в 500 евро - 0, 07 евро.

Правда, последние годы, с появлением Интернета, ситуация стала меняться. Информация о производстве денег и преимуществах их производства стала понемногу просачиваться в свет, и как любая тайна, вызвав повышенный интерес, стала стремительно распространяться. Появились даже первые книги об этом, чего ране, сильные мира сего не допускали. Одним словом, конец нити ухвачен, и клубок тайны, скоро размотается. Но пока еще, неангажированных носителей знаний о технологии создания денег, единицы. Это люди, которые изучали проблему, собирая и обмениваясь информацией буквально по крупицам. Лично мне, на то, чтоб понять суть таинства рождения денег, их природу, преимущества которые дает эмиссия, потребовалось около пяти лет. Правда, я, ступив на тропу поиска этих знаний в конце 90-х, шел в потемках, черпая знания не столько из написанного, сколько читая между строк и строя свои собственные логические конструкты. Сегодня же, качественной литературы на эту тему уже вполне достаточно, чтобы постичь тайны создания (не путать с зарабатыванием) денег. И эти знания позволяют мне судить об ответах на вопрос в N 9 "Нужной газеты" - "Нужна ли нашей стране национальная валюта?".


Ответ Министра экономики Озган, в котором она призналась в неготовности ответить на него, как минимум, достоин уважения за честность. Остальные же, в том числе и ответ титулованного преподавателя ВУЗа, к сожалению, грешат дилетантизмом. В создании национальной валюты они разглядели только престижность для государства, и не узрели перспектив, которые оно открывает ему, и проигнорировали их экономическую составляющую . Примем это как данность, поскольку не всем дано видеть не только невидимое, но и видимое, поскольку острота зрения у всех разная. Но проблема у наших экономических гуру не только со зрением, сколько с тем, что они на несколько десятилетий отстали от экономических процессов протекающих в мире. Из их ответов видно, что они, еще в юности, в пору учебы, слышали кое что о Бреттон-Вудсской системе - соглашении 1944 г. согласно которому каждая из стран подписавшая его обязалась конвертировать свою внутреннюю валюту в золото (равно как осуществлять и обратную процедуру) по фиксированному курсу, а доллар США признавался мировой резервной валютой.

Но 23 февраля 1971 года, Президент США Р. Никсон своим указом отменил обязательства США по обеспечению доллара золотом, что фактически денонсировало Бреттон-Вудсское соглашение. После этого (в 1973 г.) родилось ныне действующая на основе Ямайского е соглашения система, регламентирующая деятельность международной Валютной системы, согласно которой доллар остается "международной резервной валютой", но безо всякого золотого обеспечения. С тех пор, ни одна валюта мира, золотом не обеспечивается.

И сегодня, роль денег ограничивается обменной функцией облегчающей процесс товарообмена и разделения туда. Обеспечением денег является товарная масса, которую они обслуживают. И чем больше товарной массы оборачивается на мировом рынке, тем больше ей требуется денежной.

Вице-спикер Парламента Страничкин, в своем ответе утверждает, что нет необходимости создавать национальную валюту, поскольку по сложившейся кое-где практике можно пользоваться валютой другой страны. Действительно, такая практика существует. Но если речь идет не о взаимоотношении колонии с метрополией, а о равноправном партнерстве, то им предшествует договоренность о едином валютном пространстве (подобной зоны евро) согласно которому, страна печатающая деньги (эмитент), обязуется безвозмездно передавать его заранее оговоренную квоту денежной массы. Есть даже примеры, когда два субъекта одной страны (Англия и Шотландия) печатают свои деньги, А бывают даже случаи, когда каждый из нескольких субъектов одной страны печатает свои деньги обязательные к приему по всей стране.

Что касается аргумента Шалашава, об отсутствии в Абхазии золотого запаса и залежей золота, то его несостоятельность я отметил выше. Но, для усиления аргументационной базы, я позволю себе спросить его, - слышал ли он о золотых запасах Молдавии, Армении, Португалии…? О прибалтийском, или, скажем, венгерском или словацком Клондайке? Или, может привести в пример грузинское или чешское Эльдорадо? Кроме того, что эти страны не являются золотодобывающими, так же как и 95% стран обладающих собственной валютой, у них нет ни золотых, ни валютных запасов. Зато у них есть успешно функционирующая национальная валюта, без которой большинство из них уже давно рухнули бы как государства.

Несостоятельна так же и аргументация, где невозможность создания национальной валюты обосновывается отсутствием официального статуса субъекта международных отношений.

Правосубъектность влияет на создание валюты не больше, чем амплитуда колебания кроны деревьев на силу ветра. Создание валюты, это внутригосударственная, сугубо техническая задача. Создать её можно даже в рамках одной деревни, главное, чтоб к ней было доверие, и была потребность в ней.

(Опубликовано: Нужная газета (г. Сухум), 2006 г.)
__________________________


БЕРЕЖЕНОГО И БОГ БЕРЕЖЕТ

Мир сегодня находится на пороге грандиозных перемен, аналогов которому, по масштабам изменений и воздействия на политические процессы и жизнедеятельность людей, не знает вся история человечества. И так как Абхазия является частью мира, и все происходящее не минует ее, с целью готовности к ним, мы должны четко понимать природу этих изменений, знать, как они будут протекать, и как повлияют на нашу жизнедеятельность. Именно с этой целью я и попытаюсь предельно кратко объяснить свое видение того, что, почему, и как будет происходить, и какие действия следовало бы предпринять в Абхазии.

Несмотря на успокоительные речи мировых политиков об окончании кризиса, настоящий кризис, в силу нереальности выплаты долгов, накопленных силами определяющих мировую политику, лишь грядет. Начаться он может через год и даже через два, а может и сегодня вечером. Причем, его начало будет для человечества столь же неожиданным как землетрясение. Понятно, что за исключением лиц, которые дадут команду к его началу, и их ближайшего окружения. Начнется же он с обрушения американского доллара, являющегося основной валютой обслуживающей мировой товарооборот, но усугубят его следующие факторы:

- во-первых - доллар, помимо приведенной выше функции, выполняет и еще и роль мерила стоимости. Цена всего, что есть в мире, сначала оценивается в долларах, а уже потом переводится в другие валюты, стоимость которых тоже высчитывается через доллар, и курс которых, по отношению к доллару, формируется на основе рыночных принципов, или фиксируется финансовыми властями государств;
- во-вторых – к доллару, через принцип currency board (создание национальных валют через его покупку) привязано огромное число национальных валют (в том числе и российский рубль), которые рухнут при обрушении доллара вместе с ним. Создание же национальных валют на основе нового принципа, дело хлопотное и сложное, способное занять многие месяцы и даже годы (пример - Абхазия).


Обрушение доллара, которое будет происходить в виде гиперинфляции (страмительное падение покупательной способности), приведет к обрушению мировой финансовой системы созданной на его основе, и подрыву доверия как к нему так и всем национальным валютам. Никто не будет понимать, что именно, и в каком объеме требовать в качестве оплаты за свой товар. Возникнет ситуация, когда, к примеру, производители энергоносителей будут заливаясь нефтью голодать, а производитель продовольствия, сидя на гниющих продуктах и не имея топлива, не может ни довести их до потребителя, ни произвести их еще. И оба они (производитель нефти и продовольствия), не могут оплатить транспортные услуги, поскольку ни сами они, ни владельцы транспортных средств, не будут знать, в чем и в каком объеме брать оплату за транспортные услуги. Это приведет к коллапсу мировой торговли и последующему за ним мировому экономическому и политическому кризис, который может продлится от нескольких лет до нескольких десятилетий.
Кризис кардинально преобразит не только принцип экономических отношений, но и мировую политику и международное право. Начнется с того, что в мир разделится на несколько полуизолированных монетарно-экономических зон, что резко ужесточит экономическую конкуренцию как между зонами, так и между государствами внутри зон. Образование зон, нарушив баланс сложившихся за последние столетия сил, спровоцирует тектонические политические сдвиги и нарушит принцип и характер современных политических отношений. Все существующие договоренности довольно быстро утратят силу, и принцип мироустройства и картина мира начнут стремительно меняться. Новому Миру потребуются новые правила, что приведет к ликвидации современного международного права и самоликвидации международных институтов, действующих на его основе. В результате, уже сегодня теряющая свою актуальность, сила права, сменится правом силы. И как долго продлится состояние бесправия, и к чему это приведет, сегодня не знает никто.
Серьезные изменения произойдут и в сфере экономических отношений. Средствами платежа, обслуживающих международную торговлю, вновь станут золото и серебро. Если расчеты между государстве внутри зон будут осуществляться в зональной валюте, то расчеты между зонами а так же странами различных зон, будут осуществляться только золотом и серебром, цена которых, в силу их мизерного (относительно объема мирового товарооборота) количества, подскочит в разы.
В результате резкого роста цен на золото и серебро, получат колоссальное преимущество и войдут в число богатейших стран такие государства как ЮАР, Намибия, Лесото Перу, Мексика и Китай (обладающие значительными запасами золота и серебро). Что касается стран не обладающих их значительными запасами, то их участь будет незавидной.

В процессе кризиса, дефицит буквально во всех видах ресурсов, будут испытывать все государства, независимо от степени их благополучия. Но более всех будут страдать энергетически и продовольственно зависимые страны. При этом, даже самые богатые государства не смогу безвозмездно делиться со страждующими, поскольку тоже будут испытывать нехватку ресурсов. А с исчезновением международных институтов, исчезнет и понятие «международная помощь». Для всех народов наступит время испытания на выживаемость, и каждый будет вынужден выкарабкиваться из кризиса самостоятельно. А по окончанию кризиса, мир будет выглядеть совершенно иным - с новыми границами, новыми государствами-лидерами, новыми правовыми нормами и принципами отношений как между государствами, так и между людьми. Но сказать точно, каким он будет, сегодня не может никто.
И в этой ситуации, нас более всего должны волновать следующие вопросы. Как кризис отразится на Абхазии? Насколько готовы к нему наше государство и народ? Осознает ли наша власть степень его глубины и опасности? Хватит ли интеллектуальных ресурсов Абхазии для преодоления кризиса и создания государства, способного органично вписаться в Новый Мир?

Если не предпринять упреждающих мер, в силу целого ряда причин кризис ударит по Абхазии сильней, чем по большинству других государств.
Дело в том, что в результате безответственного и неквалифицированного управления экономикой на протяжении всего постсоветского периода, сфера производства в стране пришла к полному упадку. Причем, в наибольшей степени это касается аграрного сектора. Страна, которая даже во время блокады умудрялась кормить себя, сегодня процентов на 90% зависит от импортного продовольствия, что вкупе со 100% зависимостью от импортного топлива и промышленных товаров, делает ее полностью экономически несостоятельной. А учитывая тот факт, что Абхазия не обладает ничем, что в условиях кризиса можно было бы обменять на продовольствие, горючее и другие необходимые товары, ситуация в стране, с большой долей вероятности, окажется критической.
С целью смягчения ударов кризиса, нужно уже сегодня принимать экстренные меры. Но судя по риторике властей, есть большие сомнение в ее способности понимания сути и глубины проблемы и принятия соответствующих решений. Но так как вопрос чрезвычайно серьезен и меры необходимые для его решения столь же сложны, зная возможности власти, со стороны элита нации (люди ощущающие ответственность за страну) было бы неправильным оставить власть наедине с проблемами. Понимание того, что власти сложно будет справится с ними, должно мобилизовать элиту на спасение страны. Сегодня необходимо мобилизовать все национальные ресурсы: материальные, политические, интеллектуальные, и бросить их на борьбу с надвигающимися трудностями. И если власть не поймет что речь идет о жизни народа, и уже в ближайшие две-три недели не продемонстрирует адекватную политическую волю, то элита, консолидировавшись, должна поставить ее в условия, когда она не сможет не принять нужных решений. Но, думаю, что до этого не дойдет. На мой взгляд, у нынешней власти хватит ума понять, что при голоде, который наступит в результате глобального кризиса, народ первым съест именно ее.

(Опубликовано: газета "Нужная" (Сухум), 2011 г.)
___________________________


КАК ПОБЕДИТЬ В УСЛОВИЯХ НОВОГО ПРИНЦИПА ГЛОБАЛЬНЫХ ФИНАНСОВЫХ ОТНОШЕНИЙ

Пусть и медленно, все больше людей начинает понимать, что могущество и высокий уровень жизни развитых стран обеспечивается не столько благодаря эффективности их экономических систем и высокой производительности труда, сколько за счет эксплуатации остального мира, осуществляемой с помощью финансовых технологий. Что оно следствие новой формы эксплуатации – финансового колониализма (финколониализма) пришедшего на смену классическому колониализму 18-19 вв, основанном на военно-политическом контроле колоний метрополиями, прямой эксплуатации населения и вывозе ресурсов.

Зародившись еще до отмены золотого стандарта, финколониализм бурно расцвел, как только ничем не обеспеченный (фиатный) доллар США, обретя статус меры стоимости и мировой валюты, вытеснил с рынка золото. Но изменение метода эксплуатации изменило и качественный состав его основных бенефициаров. Если раньше это были монархи и государства, то сегодня более 50% создаваемых в мире богатств достается мировой финансовой олигархии (МФО). И именно транснациональная МФО избравшая в качестве своей базовой территории страны развитого Запада во главе с США, узурпировавша процесс создания инструментов латентного ограбления человечества - мировых денег и финансовых капиталов, и жестко контролирующая глобальную финансовую систему, оказалась сегодня самой могущественной силой на планете.

Понимая, что именно доллар являются основой ее могущества, МФО рассматривает его как высшую ценность, и жизненно заинтересована в сохранении его статуса. И сегодня, когда над миром нависла угроза глобального кризиса назревающего на фоне роста могущества Китая, создающего угрозу доллару, вопрос обеспечения его безопасности стал для них первоочередной задачей.

Дело в том, что в процессе превращения Китая, как предполагалось, в мировой сборочный цех, МФО допустила просчет. Инвестиции, осуществленные в его экономику, оказались подобны дрожжам, попавшим в тесто,

которое увеличиваясь, расползается все дальше за пределы отведенного ему места. Бурно развиваясь, его экономика достигла таких масштабов, что Китай оказался мощной державой, покусившейся на статус Запада и МФО. И особая опасность МФО, исходящая от его стремительного роста обусловлена тем, что он происходит на фоне кризиса капитализма, общественной формации, на базе которой и зиждется механизм обеспечивающий благополучие Запада и могущество МФО.

Китай сегодня подобен асфальтовому катку, несущемуся с горы с сорванными тормозами, и при этом стремительно растущего в объеме. Остановить его волевым решением, не может уже никто, даже его руководство. Данное обстоятельство придает последним чувство уверенности, но и вынуждает к совершению несвойственных Китаю политических шагов соответствующих его новому статусу – набирающей мощь экономической сверхдержавы.

К примеру, поняв политико-экономическую роль доллара и почувствовав, что ситуация для этого созрела, китайское руководство приняло решение о начале политики «интернационализации юаня», что в будущем, учитывая растущий объем внешней торговли Китая, может привести к вытеснению доллара юанем, как когда-то сам доллар вытеснил британский фунт в качестве резервной валюты. Но если предыдущая смена резервной валюты, хоть она и сопровождалась глобальными потрясениями (двумя мировыми войнами), шла в рамках одной культурной системы – менялся лидер Запада, статус которого никем не оспаривался, то наблюдаемые сегодня тренды могут привести к смене цивилизации-лидера.

Политика «интернационализации юаня» объявленная китайским руководством, это не только объявление войны доллару, но и вызов, брошенный китайской элитой МФО за доминирование в мире. И МФО, зная, что альтернативой победы в войне валют является подчинение реализуемое через финансы, предприняло попытку договориться с Китаем (от имени США) о «совместном управлении миром» («кимерика» и концепция G2, выдвинутая Бжезинским), но при условии неизменности статуса доллара. Китайцы, понимающие, что это обрекает их на статус финансовой колонии, предложение отклонили.

И сегодня ситуация выглядит следующим образом, - раскрутив маховик китайской экономики, Запад загнал себя в колею, из которой, если не вмешается третья сила, есть лишь один выход – война. И, зная, что победить Китай в обычной войне невозможно, намеревается решить задачу с помощью ядерного оружия, что прекрасно понимают и китайцы(1). Сегодня как китайские, так и западные эксперты уже не только открыто обсуждают ее, но и пытаются рассчитать ее возможные последствия (3).

Если оценить происходящее с позиции интересов человечества и России, то очевидно, что если дело дойдет до войны, то любой ее исход не сулит ничего хорошего, поскольку, прирастя мощью побежденного, победитель окажется абсолютно доминирующей в мире силой. В случае победы Китая, одна сила эксплуатирующая мир, сменится другой, и с большой долей вероятности, его первой жертвой, по причине ее территориальной близости и наличия ресурсов, жизненно необходимых ему, будет Россия. Но еще худшим для нее может оказаться сценарий, при котором она будет использована Западом против Китая в качестве «ядерной дубинки». И одним из факторов способным привести к такому ходу развития событий является государственная программа развития Дальнего Востока и Байкальского региона.

Проследив за всем, что предшествовало утверждению программы, а также за ходом ее подготовки и реализации, нетрудно обнаружить длинные руки лоббистов МФО. И сегодня именно силы, представляющие ее интересы, прилагают максимум усилий с целью взятия под полный контроль ее реализацию, с целью освоения региона за счет капиталов Запада.

Непосвященным такое намерение Запада может показаться благом, но в реальности дело обстоит с точностью до наоборот. Не вдаваясь в детали способов достижения цели, остановимся на причинах, побудивших МФО к подобным действиям, а также проясним ее цель и планы. Но это потребует небольшого отступления - краткого разъяснения природы денег и их эволюции.

С тех пор как были изобретены ничем не обеспеченные (фиатные) деньги, и МФО научилась независимо от реальной экономики создавать денежную массу в объеме, опережающем рост активов и товарной массы, начала стремительно расти диспропорция между товарной массой и активами с одной стороны, и денежной массы с другой - – в пользу денежной массы и финансовых активов. Но с каждым новым экономическим циклом это дается все трудней, поскольку рост денежной массы с каждым разом все больше опережает рост товарной массы, соответственно увеличивается и скорость роста диспропорции, что вызывает необходимость во все более частой стерилизации, что сокращает межкризисные периоды. И если в ближайшие годы не будет найден способ решения этой проблемы, то человечество неизбежно войдет в состояние перманентного кризиса, а в конечном итоге – хаоса.

Из вышесказанного следует, что причина мирового финансового кризиса - это дефицит активов (поддающихся преобразованию в товарную массу), вызванный конечностью мировых богатств, и она фундаментальна. Устранить проблему в рамках современной индустриальной экономики (экономика будущего – Информационная Экономика, это тема отдельного разговора), невозможно. Отказаться от капитализма? Но альтернативы ему, в условиях товарно-денежных отношений, не видно, что вынуждает нас сосредоточиться на исследовании его дальнейшего развития, а также на анализе поведения наиболее влиятельных сил заинтересованных в его сохранении – МФО.

Известно, что обязательным условием существования капитализма является экспансия, осуществляемая через капитализацию мировых богатств и их вовлечение в экономический оборот с функцией товара. - Чем больше оборот, тем больше требуется денежной массы, что открывает МФО, эмитирующей мировые деньги, возможности для продолжения эмиссии. А так как объемы мировых богатств, в условиях индустриальной (материальной) экономики ограничены размерами планеты, и на Земле практически не осталось пространств, не вовлеченных в процесс экономических отношений, капитализм вот-вот упрется в пределы роста. Сегодня на Земле осталось лишь два малоосвоенных пространства, где сосредоточены природные богатства в объеме, способном продлить жизнь МФО. Первое – Африка, со слабо развитой инфраструктурой и обществами, находящимися на доиндустриальной стадии развития. Но в силу наличия на континенте большого числа государств, освоить ее на основе единого плана, нереально. Второе - Восточная Сибирь и Дальний Восток, в силу богатства природными ресурсами и близости наиболее интенсивно развивающегося региона планеты, является наиболее перспективным регионом планеты. Именно потому МФО и вцепилась мертвой хваткой в программу развития ДВиБр, поскольку превратив ее в эмиссионный проект доллара, получает шанс продления на какой-то срок своего могущества. Кроме того, реализация проектов программы за счет капиталов созданных на основе доллара, позволит ей присвоить и контролировать львиную долю всего, что будет создано за их счет.

Но это лишь экономическая сторона вопроса. Политическая же, куда серьезней, и выглядит следующим образом.

Известно, что основной проблемой примыкающего к региону Китая, является высокий уровень зависимости от импорта энерго- и сырьевых ресурсов. Контроль над программой ДВиБр позволит МФО реализовывать проекты обеспечения Китая жизненно необходимыми ресурсами (газ, нефть, вода, древесина), регулирование поставок которых, позволит влиять на характер и темпы развития Китая. Но что еще важней, - посадив Китай на российскую ресурсную иглу, а потом прервав под любым предлогом поставки, МФО может спровоцировать его на агрессивные действия против России, способные перерасти в ядерную войну. Т.е., освоение региона и взятие под контроль процесс основных экономических отношений России с Китаем, позволит МФО создать механизм, способный спровоцировать войну между ними. И именно данное обстоятельство диктует необходимость принятия со стороны России упреждающих мер с целью не только недопущения подобного развития событий, но и извлечения из ситуации экономической и политической выгоды.

Оптимальным решением было бы придание программе развития ДВиБР статуса эмиссионного проекта рубля. Реализация масштабных проектов, а также капитализация и вовлечение с экономический оборот колоссальных богатств региона, обеспечили бы условия для осуществления долговременной (20-25 лет) масштабной эмиссии в безинфляционном режиме, что позволит решить одну из главных проблем России – проблему хронического дефицита качественных (длинных и дешевых) финансов.

Подобная программа сегодня жизненно необходима России, поскольку способна стать локомотивом, способным вытянуть ее экономику из состояния застоя. Но это потребует и кардинального изменения финансовой политики - формирования новых инфраструктурно-правовых условий, обеспечивающих более эффективное функционирование финансовой системы, а также пересмотра функций и задач как самой системы, так и составляющих ее институтов и ведомств, включая Банка России.

Дело, надо признать, сложное, но сегодня сложилась ситуация благоприятствующая ее реализации. Для этого нужно увязать две задачи стоящие перед страной - программу развития ДВиБр с поручением Президента В.Путина РАН подготовки доклада «О комплексе мер по обеспечению устойчивого развития России в условиях глобальной нестабильности», что позволит решить обе не решаемые по отдельности задачи.

Решение задачи поставленной Президентом перед РАН, с учетом необходимости реализации столь масштабного проекта как развитие ДВиРб, потребует многократного увеличения объема денежной массы, оборачивающейся в российской экономике. Но так как масштабная эмиссия должна сопровождаться созданием товарной массы, служащей инструментом абсорбции ликвидности, то вовлечение в российский экономический оборот формализованных богатств ДВиБр позволит решить и эту проблему.

Подобный подход потребует кардинального пересмотра финансовой политики России, в том числе, эмиссионной политики Банка России, на что нет оснований надеяться. Поэтому, при нынешнем финансовом положении государства, придется выбирать между двумя вариантами реализации программы развития ДВиБр:

1. усеченный - реализуемый за счет весьма ограниченных, как бюджетных так и привлеченных внутренних финансовых ресурсов. Его единственным плюсом будет сохранение под российской юрисдикцией всего, что будет создано в рамках программы.

2. расширенный - реализуемый как за счет внутренних ресурсов так и иностранных капиталов, при котором значительная часть созданных активов перейдет в иностранное управление и собственность.

В случае, если предпочтение будет отдано второму варианту, то возникнет необходимость в оптимизации отношений с иностранными инвесторами, с целью сохранения под российским контролем максимального объема всего, что будет создано с помощью их капиталов. Для этого, было бы правильно воспользоваться принципиально новой ситуацией, возникшей в мире.

Дело в том, что активно реализуемая руководством Китая политика «интернационализации юаня» спровоцировала конкуренцию (по сути, войну) между долларом и юанем за доминирование на мировом финансовом рынке. Поскольку это первая в истории человечества финансовая война между фидуциарными (фиатными) деньгами, у России (как и у остального человечества) нет опыта участия в ней в каком либо качестве, не говоря уже об извлечения из нее экономической или политической выгоды. В связи с этим, если Россия намерена допустить к финансированию программы развития ДВиБр иностранные капиталы, обеспечение национальных интересов диктует необходимость формирования стратегии, тактики и методов, позволяющих извлекать пользу из новой ситуации. Перед тем как перейти к описанию предлагаемых мер и шагов, кратко охарактеризуем саму ситуацию, факторы, оказывающие на нее наибольшее влияние, а также основные причины заинтересованности участия в программе развития ДВиБр сил стоящих за долларом и юанем.

Виду того, что программа развития ДВиБр может, при должной организации, стать самым масштабным проектом реализуемым человечеством, участие в ней открывает конкурирующим на мировом рынке валютам возможность масштабной экспансии, - условия, необходимого им для победы. Силы, стоящие за долларом и юанем, прекрасно это понимают, потому, крайне заинтересованы участвовать в ней, рассматривая ее в качестве эмиссионного проекта - средства обеспечения активами эмиссии своих валют. Возникает ситуация, позволяющая создать на российском рынке условие жесткой конкуренции между ними, которую Россия может и должна использовать с максимальной для себя выгодой.

С этой целью предлагается, наряду с уже существующим Фондом развития ДВиБр, предложить силам, формирующим эмиссионную политику доллара и юаня, создать еще два, которые условно назовем «Фонд Западных Капиталов» и «Фонд Восточных Капиталов», которым будет позволено инвестировать проекты программы на конкурентной основе. России без разницы, какими валютами будут оперировать эти Фонды. Для нее важно минимизировать стоимость предлагаемых ими денег, что повысит экономическую эффективность всего создаваемого за их счет, т.е., госпрограммы в целом. Решить такую задачу можно через создание условий максимально жесткой конкуренции между долларом и юанем.

Нельзя исключить, что наблюдая за конкуренцией чужих валют на своем рынке, лица, определяющие финансовую политику России, примут решение участвовать в ней рублем. В этом случае, будучи грамотно сформированной, она способна решить главную экономическую проблему России – проблему дефицита финансов. Но это можно рассматривать как лирическое отступление и мечту автора, знающего, чем обусловлена антироссийская по сути политика ее финансовых властей. Потому, лучше, не теряя времени, перейти к реальности.

А она такова. Ввиду жизненной заинтересованности эмиссионных центров доллара и юаня участвовать в реализации госпрограммы, нет сомнения, что борьба между ними за наиболее перспективные проекты развернется нешуточная. Но если западные финансисты имеют огромный опыт ведения подобного рода войн и владеют множеством методов, обеспечивающих победу в них, то их китайские коллеги, впервые вышедшие на уровень глобальной конкуренции, могут проиграть на «поле» российского рынка. А так как Россия заинтересована в ужесточении конкуренции между ними, то будет правильно, до достижения китайцами паритета с конкурентами, создавать преферентные условия их капиталам.

Понятно, что сами доллар и юань, это лишь инструменты, выполняющие роль оружия в конкурентной борьбе. Субъектами же борьбы являются силы, формирующие политику их эмиссионных центров, с которыми и предстоит договариваться об условиях допуска их валют к инвестированию проектов госпрограммы. И чем жестче будет конкуренция между ними, тем сговорчивей они будут. Потому, уровень конкуренции можно и нужно будет довести до степени, позволяющем выстраивать с ними принципиально новые отношения, позволяющие получать не меньше выгоды, чем инвестирующая сторона.

Поскольку победа в войне между валютами достигается за счет увеличения эмиссии и захвата большей, чем у конкурента части рынка, борьба между эмиссионными центрами идет за каждый «миллиметр» рыночного пространства, за каждую инвестиционную программу и за каждый сколь-нибудь значимый проект. Потому, каждая из сторон будет кровно заинтересована не только в захвате рынка, но и в блокировании конкурента. При возникновении нового структурированного экономического пространства, основной задачей конкурирующих валют является не проиграть его главному конкуренту. Данное обстоятельство позволяет, открывая им допуск к инвестированию программ, в качестве условия требовать уже не снижения ставок по кредитам, как это было при доминировании доллара, а финансирования по отрицательной ставке, т.е., инвестировать ниже номинала валют. По сути, это принципиально новая форма финансовых отношений, не имеющей аналогов в истории человечества, образующаяся при возникновении конкуренции между двумя фидуциарными валютами, претендующими на статус общемировой, позволяющая третьей стороне претендовать на часть эмиссионного дохода. Потому, договариваться об условиях допуска этих валют к финансированию проектов программы развития ДВиБр, нужно не с отдельными инвесторами, а с силами, определяющими политику эмиссионных центров.

В качестве ответного шага способного частично компенсировать их потери, можно предложить размещение на их биржах площадках части акций российских корпораций созданных на их деньги, что позволит увеличить товарооборот бирж, соответственно, увеличить объем эмиссии и получить дополнительный эмиссионный доход. Но при этом нужно внимательно следить за тем, чтоб в листинг попадали корпораций с высокой долей нематериальных активов, что позволит минимизировать объемы невозобновляемых богатств переходящих под их контроль или собственность.

Подобного рода способов создания преимуществ при реализации программы за счёт иностранных капиталов можно придумать немало. Необходимость же в их системной реализации, в случае привлечения иностранных капиталов к госпрограмме развития ДВиБР, диктуется необходимостью сохранения в российской юрисдикции максимального объёма богатств, создаваемых за их счёт.

Литература

1. Шон Мирски, Удушение: контекст, проведение и последствия американской морской блокады Китая http://hvylya.org/analytics/geopolitics/udushenie-kontekst-provedenie-i-posledstviya-amerikanskoy-morskoy-blokadyi-kitaya.html
2. Вадим Браиловский. Китай: начало новой эпохи мирового лидерства. http://hvylya.org/analytics/kitay-nachalo-novoy-epohi-mirovogo-liderstva.html
3. Андрей Полунин, Александр Сивов. http://svpressa.ru/war21/article/67926/
4. Чэнь Юйлу: Три ступени на пути интернационализации жэньминьби http://russian.china.org.cn/exclusive/txt/2013-04/22/content_28617774.htm

Материалы на тему "интернационализации" женьминьби: http://russian.china.org.cn/exclusive/txt/2012-03/12/content_25413555.htm.

Источник: http://otyrba.livejournal.com/281135.html.
________________________________________


ДАЛЬНИЙ ВОСТОК МОЖЕТ СПАСТИ ТОЛЬКО РОССИЙСКИЙ РУБЛЬ

Не так давно правительство приняло государственную программу развития Дальнего Востока и Байкальского региона (ДВиБР). Однако в случае её исполнения может сложиться ситуация, когда Россия потеряет основную прибыль от её реализации и контроль над регионом. На первый взгляд, такая версия выглядит слишком мрачно. Однако попробуем разобраться в происходящем.

Китай, как асфальтовый каток

В последние годы в мире происходят тектонические изменения. Сегодня над ним нависла угроза разрастания глобального кризиса, провоцируемого ростом Китая, несущего угрозу доллару. Поэтому вопрос обеспечения безопасности этой мировой валюты стал для Запада первоочередной задачей. Мировая финансовая олигархия (МФО) понимает, что доллар является основой её могущества и рассматривает его как высшую ценность. Она жизненно заинтересована в сохранении его статуса глобальной валюты.

Уже давно не секрет, что могущество и высокий уровень жизни развитых стран существуют не только благодаря эффективности их экономических систем и высокой производительности труда. Это достигается и благодаря эксплуатации остального мира с помощью финансовых технологий. На смену классического колониализма XVIII–XIX вв., основанного на прямом военно-политическом контроле, пришла новая форма – финансовый колониализм. Прибыль от эксплуатации подчинённых стран получается в форме ренты на ввезённый капитал и эмиссионного дохода от обмена своей денежной эмиссии на реальные богатства.

Зародившись ещё до отмены золотого стандарта, финколониализм бурно расцвёл после того, как золото в качестве меры стоимости было вытеснено необеспеченным долларом США. Изменение метода эксплуатации изменило и качественный состав основных выгодоприобретателей (бенефициаров). Сегодня львиная доля создаваемых в мире богатств достаётся именно МФО. Доля прибыли финансового сектора в общем объёме доходов корпораций составляет более 50%. Именно поэтому транснациональная олигархия, контролирующая сегодня мировые деньги и финансовые капиталы, стала самой могущественной силой на планете.

Однако в процессе превращения Китая в глобальный сборочный цех Запад допустил серьёзный просчёт. Инвестиции в экономику Поднебесной оказались подобны дрожжам, попавшим в тесто. В результате процесс вышел из-под контроля Запада, и «тесто», самопроизвольно увеличиваясь, расползается всё дальше – за пределы отведённого ему места. Бурно развиваясь, экономика Китая достигла таких масштабов, что он стал мощной державой, способной покуситься на статус МФО.

Сегодня Китай подобен асфальтовому катку, несущемуся с горы с сорванными тормозами. При этом «каток» стремительно растёт в размерах. Остановить рост его экономики волевыми решениями уже не может никто – даже само китайское правительство. Данное обстоятельство вынуждает руководство Китая к принятию новых политических решений. Понимая роль мировой валюты и почувствовав, что ситуация созрела, оно приняло решение о начале политики «интернационализации юаня».

В будущем, учитывая объём внешней торговли Китая, юань вполне может вытеснить доллар. Точно так же когда-то сам доллар вытеснил британский фунт в качестве резервной валюты. Однако прошлая замена, хоть и сопровождалась двумя мировыми войнами, шла всё же в рамках одной культурной системы. Статус Запада при этом никем не оспаривался. Сегодня обстоятельства таковы, что в скором будущем может поменяться цивилизация-лидер.

Война за мировое господство


Интернационализация юаня – это не только объявление войны доллару. Это вызов, брошенный китайской элитой за доминирование в мире. Поэтому МФО, зная, что в случае проигрыша в войне валют она будет вынуждена подчиниться Пекину, предприняла попытку договориться с Китаем от имени США о «совместном управлении миром». Так возникла концепция «Большой двойки» – G2, предполагаемое объединение, получившее название Чимерика (от China – «Китай» и America – «Америка»). Однако одним из условий, выдвинутых Западом, была незыблемость статуса доллара. Китайцы, понимающие, что это обрекает их на статус финансовой неоколонии, предложение отклонили. И правильно сделали.

Сегодня ситуация выглядит следующим образом. Раскрутив маховик китайской экономики, Запад загнал себя в колею, из которой в перспективе есть лишь один выход – война. Зная, что победить Китай в войне с применением обычных вооружений невозможно, стратеги США и Европы надеются решить задачу с помощью ядерного оружия. Это прекрасно понимают и китайцы. И сегодня многие эксперты как Запада, так и Китая уже не только открыто обсуждают грядущую ядерную войну, но и пытаются рассчитать её последствия.

Москва не должна плясать под чужую дудку

Если оценить происходящее с позиции интересов России, то очевидно, что любой исход борьбы между Китаем и Западом не сулит нам ничего хорошего. Победитель, прирастя мощью побеждённого, окажется абсолютно доминирующей в мире силой. В случае победы Китая одна сила, эксплуатирующая мир, просто сменится другой. Причём следующей его жертвой, по причине территориальной близости и наличия ресурсов, станет Россия. Но ещё худшим может оказаться сценарий, при котором Западу удастся втянуть Москву в борьбу против Китая в качестве «ядерной дубинки». Одним из факторов, способных привести к такому развитию событий, является государственная программа развития Дальнего Востока и Байкальского региона (ДВиБР).

Проследив за ходом её подготовки и реализации нетрудно обнаружить длинные руки лоббистов МФО. Сегодня силы, представляющие её интересы, прилагают максимум усилий для взятия реализации программы под свой полный контроль. Цель – освоение региона за счёт капиталов Запада. Неслучайно главный вопрос, постоянно фигурирующий в контексте обсуждения этой программы, – вопрос о привлечении иностранных инвестиций.

Непосвящённым намерение Запада инвестировать программу может показаться благом, но в реальности дело обстоит с точностью до наоборот.

Надежда финансовой олигархии

Всё дело в том, что после отмены золотого стандарта и становления доллара в качестве необеспеченной глобальной валюты МФО научилась создавать денежную массу в объёме, опережающем рост активов и товарной массы. Причём в слабой зависимости от состояния дел в реальной экономике. В результате начала стремительно расти диспропорция между товарной массой и активами реального сектора, с одной стороны, и денежной массой и активами финансового сектора, с другой. Понятно, что в пользу денежной массы и финансовых активов.

Их растущую несоразмерность, грозящую привести к коллапсу глобальной финансовой системы, пока ещё удаётся нивелировать с помощью стерилизации денег, осуществляемой в процессе регулируемых циклических кризисов. Но с каждым новым циклом это даётся всё труднее. Рост денежной массы с каждым разом всё больше опережает рост товарной массы. Соответственно увеличивается и скорость роста диспропорции, что вызывает необходимость во всё более частой стерилизации, что сокращает межкризисные периоды.

Если в ближайшие годы не будет найден способ решения этой проблемы, то человечество неизбежно войдёт в состояние перманентного кризиса, а в конечном итоге – хаоса. Обобщая, можно сказать, что причина мирового финансового кризиса – дефицит активов реальной экономики, вызванный конечностью мировых богатств.

Известно, что обязательным условием существования капитализма является экспансия, осуществляемая через капитализацию мировых богатств и их вовлечение в экономический оборот. Чем больше оборот, тем больше требуется денежной массы. Это открывает силам, эмитирующим мировые деньги, возможности для продолжения эмиссии. А так как объёмы мировых богатств ограничены размерами планеты и количеством потребителей, то капитализм вот-вот упрётся в естественные пределы роста. Это произойдёт просто потому, что на Земле практически не осталось неосвоенных пространств.

Сегодня на нашей планете осталось только две гигантские малоосвоенные территории, где сосредоточены богатства в объёмах, способных продлить жизнь капитализму, соответственно и МФО. Первая – Африка со слабо развитой инфраструктурой. Её планомерное освоение нереально ввиду большого числа государств, с руководством которых нужно будет согласовывать все вопросы.

Вторая – Восточная Сибирь и Дальний Восток, являющиеся частью приходящего в упадок, но пока ещё индустриального государства. Именно потому МФО мёртвой хваткой вцепилась в программу развития ДВиБР. Богатства региона дадут активы, способные стать обеспечением эмиссии доллара. Это позволит ещё на какой-то срок продлить его могущество. Кроме того, реализация программы за счёт капиталов, созданных на основе доллара, позволит финансовой олигархии присвоить и контролировать львиную долю прибыли и активов.

Политические перспективы

Но это только экономическая сторона вопроса – политическая куда серьёзнее. Основной проблемой примыкающего к региону Китая является его высокий уровень зависимости от импорта энергии и сырьевых ресурсов. Контроль над программой ДВиБР позволит МФО реализовывать проекты обеспечения Поднебесной жизненно необходимыми ресурсами: газом, нефтью, водой, древесиной. Посадив Пекин на российскую ресурсную иглу, а потом прервав под любым предлогом поставки, Запад сможет спровоцировать его на агрессивные действия против Москвы.

Ситуация способна перерасти в полномасштабный конфликт, в том числе и с применением ядерного оружия. Проще говоря, контроль над экономическими отношениями России и Китая позволит МФО создать механизм, способный развязать войну между ними. Данное обстоятельство диктует необходимость принятия со стороны российской власти упреждающих мер. Причём их целью должно стать не только недопущение такого развития событий, но и извлечение из складывающейся ситуации экономической и политической выгоды.

Россию спасёт суверенный рубль

Оптимальным решением было бы придание программе развития ДВиБР статуса эмиссионного проекта рубля.Реализация столь масштабных проектов, а также вовлечение в экономический оборот колоссальных богатств региона обеспечили бы условия для осуществления долговременной (20–25 лет) масштабной эмиссии рубля в безинфляционном режиме. Это позволило бы Кремлю решить одну из главных проблем России – проблему хронического дефицита длинных и дешёвых денег.

Подобная программа сегодня жизненно необходима стране, поскольку способна стать локомотивом, который вытянет её экономику из застоя. Но это потребует и кардинального изменения экономической политики – формирования новых условий, обеспечивающих более эффективную работу финансовой системы, а также пересмотра функций и задач основных институтов и ведомств, включая Банк России.

Дело, надо признать, сложное. Но сегодня для реализации столь масштабной задачи сложилась благоприятная ситуация. Для решения проблемы нужно увязать две стоящие перед страной задачи: программу развития ДВиБР и подготовку (по поручению В. Путина РАН) доклада «О комплексе мер по обеспечению устойчивого развития России в условиях глобальной нестабильности». Такая увязка позволит решить обе, не решаемые по отдельности задачи. Полномасштабная реализация госпрограммы потребует значительного увеличения объёма денежной массы, вращающейся в российской экономике. Однако это не приведёт к всплеску инфляции, если эмиссия будет сопровождаться преобразованием богатств осваиваемых территорий в торгуемые активы. Они могли бы служить инструментом абсорбции эмиссии.

Другие возможные варианты

Без изменения эмиссионной политики Банка России придётся выбирать между двумя вариантами реализации программы развития ДВиБР.

Первый – усечённый. Он будет реализовываться за счёт весьма ограниченных как бюджетных, так и привлекаемых внутренних финансовых ресурсов. Единственным плюсом такого варианта является возможность сохранения под российской юрисдикцией всего, что будет создано в рамках программы.

Второй – расширенный. Его реализация пойдёт как за счёт внутренних ресурсов, так и крупных иностранных капиталов. При этом значительная часть созданного в рамках программы перейдёт под контроль и даже собственность нерезидентов.

Если предпочтение будет отдано второму варианту, то возникнет необходимость в оптимизации отношений с иностранными инвесторами, с целью сохранения российского финансового суверенитета над регионом. Для этого нужно воспользоваться принципиально новой политической и экономической ситуацией, возникшей в мире в связи с возвышением Китая. Если Россия намерена допустить к финансированию программы развития ДВиБР иностранные капиталы, то для обеспечения национальных интересов необходимо сформировать стратегию и тактику, позволяющие извлечь из этого пользу.

Помочь дракону в войне с орлом

Программа развития ДВиБР может стать самым масштабным проектом, реализуемым человечеством. Участие в ней открывает конкурирующим на мировом рынке валютам возможность масштабной экспансии. Поэтому силы, стоящие за долларом и юанем, жизненно заинтересованы участвовать в освоении нашего Дальнего Востока. В результате возникает ситуация, позволяющая создать на российском рынке условия для жёсткой конкуренции между ними. Такое положение вещей Россия может и должна использовать с максимальной для себя выгодой.

Для этого необходимо предложить силам, формирующим эмиссионную политику доллара и юаня, наряду с уже существующим Фондом развития ДВиБР создать ещё два. Условно назовём их «Фонд западных капиталов» и «Фонд восточных капиталов». Им будет позволено инвестировать в проекты на конкурентной основе. России без разницы, какими валютами будут оперировать эти фонды. Для неё важно минимизировать стоимость предлагаемых денег, что повысит экономическую эффективность всей госпрограммы в целом.

Ввиду жизненной заинтересованности эмиссионных центров доллара и юаня борьба между ними за наиболее перспективные проекты программы развернётся нешуточная. Но если западные финансисты имеют огромный опыт ведения подобного рода войн и владеют множеством методов, обеспечивающих победу, то их китайские коллеги, впервые вышедшие на уровень глобальной конкуренции, могут проиграть. А так как Россия заинтересована в ужесточении конкуренции, то будет правильно до достижения китайцами паритета с конкурентами создать преферентные условия их капиталам.

Богатства России должны остаться под её контролем

Понятно, что доллар и юань – это лишь инструменты, выполняющие роль оружия финансовых войн. Субъектами являются силы, формирующие политику эмиссионных центров, с которыми и предстоит договариваться об условиях допуска валют к инвестированию проектов госпрограммы. И чем жёстче будет конкуренция между ними, тем сговорчивее они будут. Потому уровень конкуренции нужно довести до степени, позволяющей выстраивать принципиально новые отношения, дающие возможность получать не меньше выгоды, чем инвестирующая сторона.

Поскольку победа в войне между валютами достигается за счёт захвата более крупной, чем у конкурента части финансового рынка, то борьба между эмиссионными центрами пойдёт за каждый «миллиметр» рыночного пространства, за каждую инвестиционную программу, за каждый сколько-нибудь значимый проект. Каждая из сторон будет кровно заинтересована не только в захвате рынка, но и в блокировании конкурента. Данное обстоятельство даст России возможность требовать не только снижения ставок по кредитам, но и финансирования по отрицательной ставке. Подобный подход позволит получить часть эмиссионного дохода и существенно повысить экономическую эффективность госпрограммы.

В качестве ответного шага, способного частично компенсировать потери инвестирующей стороны, можно предложить размещение на их биржах части акций российских корпораций, созданных в результате реализации программы. Это позволит, увеличив оборот бирж, увеличить объём эмиссии и получить дополнительный эмиссионный доход. Но при этом в листинг должны попасть корпорации с высокой долей нематериальных активов,чтобыминимизировать объёмы невозобновляемых природных богатств, переходящих под контроль иностранного капитала.

Подобного рода способов создания преимуществ при реализации программы за счёт иностранных капиталов можно придумать немало. Необходимость же в их системной реализации, в случае привлечения иностранных капиталов к госпрограмме развития ДВиБР, диктуется необходимостью сохранения в российской юрисдикции максимального объёма богатств, создаваемых за их счёт.

(Опубликовано: «Аргументы Недели», № 29 (371) от 1 августа 2013.)

(Перепечатывается с сайта: http://argumenti.ru/.)

__________________________________________


КАК ПОБЕЖДАТЬ В ФИНАНСОВЫХ ВОЙНАХ

В современных условиях финансы являются основным инструментом формирования геополитического ландшафта и подлинной власти в глобальном масштабе. Именно поэтому России как воздух необходима высокоэффективная суверенная денежно-эмиссионная и финансово-банковская система.

Мир, стремительно меняясь, приближается к очередному поворотному пункту своей истории. Мы видим, как однополярный мир преобразуется в многополярный, набирают мощь новые центры силы: Китай, Индия, Бразилия, под влиянием которых глобализация меняет тренд на противоположный, провоцируя ужесточение конкуренции между государствами.

Несмотря на то что межгосударственная конкурентная борьба — это перманентное состояние, в котором пребывает человечество с момента образования первых государств, наряду с её усилением сегодня мы можем наблюдать и изменение форм и методов её ведения. Раньше конкуренция определялась уровнем военного могущества государств, и её исход решался на полях сражений в периодически вспыхивавших войнах. Сегодня она превратилась в перманентную экономическую борьбу, в которой решающие сражения происходят в пространстве мировой финансовой системы, где роль оружия играют национальные валюты и финансовые капиталы, а функции оружейных заводов выполняют национальные финансово-банковские системы.

Речь идёт о так называемых «валютных» и «финансовых» войнах, которые с традиционными войнами роднит лишь неизменная на протяжении всей истории человечества цель — овладение ресурсами конкурентов. А так как именно результат финансовых войн определяет сегодня ход мировой истории, дальновидные политики уделяют всё больше внимания совершенствованию финансово-банковских систем и национальных валют, от качественных характеристик которых зависит не только экономическая мощь и конкурентоспособность современных государств, но и их политическая безопасность. Данное обстоятельство требует тщательного анализа состояния финансовой отрасли России и финансовой политики государства на предмет их соответствия функциональным требованиям — обеспечения полноценного развития государства и его финансовой и политической безопасности.
Эволюция денег и архитектура современных финансов

Поскольку межгосударственная финансовая конкуренция есть перманентная война, то всё, что связано с финансами, в развитых странах организовано и функционирует так же, как организована и функционирует система военной безопасности — как единая, управляемая из одного центра система, включающая в себя все финансовые институты, ведомства и структуры государства.

Основной функцией национального финансово-банковского порядка на современном этапе является обеспечение финансовой самодостаточности государства, необходимой не только для его полноценного социально-экономического развития, но и сохранения политического суверенитета. Свидетельством того, что финансовые системы и капиталы обрели ключевое значение в межгосударственной политической конкуренции, является тот факт, что в мировых СМИ всё чаще мелькают выражения «валютные» и «финансовые» войны. А войны, как известно, это конечная фаза межгосударственной конкурентной борьбы, определяющая её исход.

Как ни странно, но из сферы внимания финансовых экспертов часто выпадает один весьма существенный факт, в значительной мере повлиявший на ход мировой истории. В процессе эволюции денег — с появлением сначала полуфидуциарных, а потом и фидуциарных (фиатных) денег, то есть денег, не имеющих какого-либо твёрдого обеспечения, — изменилась не только их природа и функциональные возможности, но и их экономическая и политическая роль.

Поскольку фидуциарные деньги являются наиболее рентабельным из всех существующих на земле продуктов, их производство стало самым выгодным видом экономической деятельности. В результате финансовая сфера оказалась наиболее быстро совершенствующейся сферой мировой экономики, в которой возникает всё больше новых институтов, технологий, механизмов и методологий, позволяющих создавать во всё возрастающих объёмах всё более совершенные финансовые инструменты и ресурсы — деньги и капиталы.

Причём выгода от производства фидуциарных денег многократно увеличивается при их экспорте, когда расчёт ими за импортируемые товары позволяет в обмен на дешёвую печатную продукцию или компьютерные сигналы получать реальный продукт с гораздо более высокой себестоимостью. Столь неэквивалентный обмен даёт возможность силам и государствам, умеющим СОЗДАВАТЬ такие деньги, эксплуатировать народы государств, не умеющих их создавать и согласных принимать бумагу в обмен на свою продукцию.

По сути, ныне существующая глобальная финансовая система, навязанная миру производителями мировых фидуциарных денег, не что иное, как механизм современной, латентной формы ограбления и эксплуатации народов финансово неразвитых государств. Но что именно обеспечивает преимущество финансово развитым странам?

Секрет кроется в природе денег. И отличительной особенностью, формирующей природу валют развивающихся и развитых стран, является принцип их создания (о чём подробнее будет сказано ниже), влияющий на их качественные характеристики. Но следует отметить, что степень востребованности валют определяется не только их качеством, но и уровнем силового и политического обеспечения их безопасности. В частности, высокий уровень доверия к швейцарскому франку является следствием комплекса политических факторов, тогда как востребованность доллара США обеспечивается в большей степени военной составляющей.

Первой (с 1971 года) фидуциарной валютой, выполняющей функцию мерила стоимости и мировой валюты, стал доллар, создаваемый мировой финансовой олигархией на базе США. Но с тех пор как человечество начало понимать, что с изменением природы мировых денег изменилась и их политическая роль, появились силы, желающие создать свою валюту, способную конкурировать с долларом и, выйдя из-под влияния его хозяев, обрести экономическую и политическую независимость. Первыми такую попытку сделали наиболее развитые страны Европы, создав евро. Но, судя по событиям, происходящим вокруг единой европейской валюты, евро, не выдержав конкуренции с долларом, может оказаться в роли «первого блина». Гораздо больше шансов стать полноценным конкурентом доллара у китайского юаня, проект «интернационализации» которого довольно успешно реализуется руководством КНР.

Валютные и финансовые войны

Финансовые войны, о которых сегодня много говорят, это манипулирование курсом национальных валют с целью захвата рынков сбыта для национальных экспортёров, а также увеличения экономической эффективности национальной продукции с целью повышения их (экспортёров и продукции) конкурентоспособности на мировом рынке. Преимуществом в этих войнах обладают государства с наиболее развитыми финансовыми системами и финансовым рынком, способные создавать и аккумулировать бо`льшие объёмы качественных финансовых ресурсов. Государства со слабыми финансовыми системами, валютами и рынками принуждаются к скупке валют более сильных государств. Это позволяет последним: во-первых, расширять рынки своих валют и, увеличивая объём эмиссии, получать дополнительный эмиссионный доход; во-вторых, снижая объём денежной массы, оборачивающейся на внутреннем рынке, снижать уровень инфляции, экспортируя её в страны, использующие их валюты; в-третьих, финансировать свой бюджет за счёт слабых, навязывая им экспорт инфляции.

Что касается валютных войн, то это одна из форм финансовой борьбы, технически более сложная и политически более важная. В отличие от традиционных войн они протекают в латентной (для обывателей) форме, и исходящую от них опасность способны видеть лишь люди, обладающие необходимыми для этого знаниями. Стратегической целью государств в валютных войнах является достижение гегемонии своих национальных валют, используемых в качестве инструмента экономической экспансии и эксплуатации народов других стран. Это позволяет, захватывая рынки и ресурсы, укреплять свою политико-экономическую мощь и повышать благосостояние своих граждан.

Оружием валютных и финансовых войн являются национальные валюты и капиталы. И когда могущество сил, стоящих за доминирующей валютой, начинает ослабевать, а мощь сил, стоящих за конкурирующей, крепнуть, борьба за господство перерастает в реальную войну в мировом масштабе.

В частности, за двумя мировыми войнами XX века трудно не различить и одну большую войну за гегемонию валют между доминировавшим более двухсот лет английским фунтом и крепнувшим долларом США. Несмотря на то что оба раза США и Великобритания номинально были союзниками, борьба шла именно между этими странами, и главным документом, свидетельствующим о завершении их противостояния, было Бреттон-Вудское соглашение, подписанное в разгар Второй мировой войны — 22 июля 1944 года, в котором доллар был признан эталоном стоимости и мировой валюты.

По сути, это была первая мировая война за доминирование на мировом финансовом рынке, победа в которой обеспечила США экономическое и политическое господство на земном шаре. За ней последовала война между СССР и США, названная «холодной». В ней роль оружия, определившего исход противостояния, сыграл доллар, который стал после окончания холодной войны инструментом ограбления России и эксплуатации её народа.

Казалось, что появление полноценной общеевропейской валюты евро подорвёт гегемонию доллара и создаст ему альтернативу. Но сегодня мы являемся свидетелями того, как в латентной борьбе между ними, обслуживая более 80% мирового товарооборота, доллар увеличивает свои шансы на победу. Но если во внутризападной конкуренции доллар чувствует себя довольно уверенно, на мировом рынке в целом его перспективы не столь радужны — ввиду возникшей угрозы с Востока.

Стремительно набирающий мощь Китай, объявив политику «интернационализации юаня» и реализуя её через валютные свопы, начал масштабную финансовую экспансию. Поднебесная заключила и уже реализует договоры на сотни миллиардов юаней более чем с тремя десятками государств, среди которых Бразилия, Австралия, Южная Корея, Малайзия, Аргентина, Индонезия, Белоруссия, Россия, Япония и другие. Это вызов, брошенный доллару юанем, и не что иное, как предвестник новой мировой финансовой войны. А так как от исхода противостояния доллара и юаня зависит, кому именно будет позволено эксплуатировать остальной мир, вероятность трансформации «холодной» формы их конфронтации в «горячую» более чем велика. Именно обостряющееся противоборство между долларом и юанем является сегодня главным источником опасности, нависшей над человечеством.
Политическая роль финансовых войн

Несмотря на то что в финансовых сражениях не применяется современное боевое оружие, они несут ничуть не меньшую угрозу государствам, чем настоящие полномасштабные войны. Но если вопросы обеспечения безопасности на случай обычных войн и необходимость совершенствования применяемого в них вооружения всегда открыто стояли на повестке дня государств, то аналогичные вопросы в финансовых войнах никем никогда публично не озвучивались, не говоря уже о декларировании необходимости совершенствования применяемых в них средств. Но нет сомнения, что в финансово развитых странах, где уже давно поняли политическое значение финансов, данная тема является основополагающей, и решения по ней становятся строго охраняемой государственной тайной.

В современной России, судя по проводимой финансовой политике, задача обеспечения финансовой безопасности в стране никогда не стояла. Более того, сверхоткрытость национального финансового рынка — предмет гордости Центробанка, а привлечение иностранных инвестиций — стратегическая цель правительства. По сути, политика, проводимая уже четверть века Банком России и исполнительной властью, заключается в создании благоприятных условий для иностранного капитала в процессе освоения им российской экономики и национальных богатств России.

Ошибочность такой политики более чем очевидна, и на фоне ужесточающихся финансовых войн назрела необходимость в её кардинальном изменении. Финансовые войны — это не Олимпийские игры, в которых важна не победа, а участие. Следствием поражения в финансовых противостояниях становится эксплуатация проигравших народов, поэтому России сегодня как воздух нужна новая финансовая политика, позволяющая не просто участвовать в таковых войнах, а побеждать в них.

Сегодня подавляющее большинство экспертов и даже политиков признают, что существующая мировая финансовая система выработала свой ресурс. Она вот-вот будет сломана, а на её месте возникнет новая. Но если России не окажется в числе полноправных участников создания новой системы, играть нашей стране придётся по правилам, сформулированным конкурентами.
Инструмент овладения ресурсами конкурентов

Современные фидуциарные деньги и созданные на их основе капиталы являются самым эффективным инструментом экономической экспансии, позволяющим с минимальными затратами овладевать ресурсами других стран и эксплуатировать их народы. При этом жертвы — страны со слабой финансовой системой — не только не препятствуют проникновению таких денег в своё экономическое пространство, но и прилагают усилия с целью их привлечения. Причина столь парадоксального поведения кроется в низком уровне финансовой грамотности элит этих стран, не позволяющем создать национальную финансовую систему и качественные полноценные деньги, основу национальных финансовых капиталов, которые, в свою очередь, обеспечивают:

— развитие национальной экономики;

— финансовую независимость;

— контроль над национальными богатствами.

Поскольку защититься от иностранных капиталов можно только сопоставимым объёмом столь же качественных национальных капиталов, то государства, не умеющие создавать их, в конечном счёте неизбежно оказываются финансово зависимыми объектами иностранного освоения.

На мировом финансовом рынке существуют две формы борьбы. Первая — за привлечение капиталов, ведущаяся между странами второго и третьего мира. Вторая — за рынки капиталов, ведущаяся между развитыми странами.

Подобное «разделение труда» обусловлено тем, что развитые страны обладают финансово-банковскими системами, позволяющими создавать дешёвые, конкурентоспособные финансовые ресурсы, тогда как менее развитые умеют их только зарабатывать, продавая плоды своего труда на внешних рынках.

Именно превосходство качественных характеристик финансово-банковских систем развитых стран и их «продукции» — денег и капиталов, в обмен на которые они получают товары с гораздо более высокой реальной стоимостью, — является основным фактором, обеспечивающим этим странам процветание и доминирование. Другими словами, природа национальных валют является основным фактором, определяющим уровень развития современных государств и жизни их граждан.

Что касается качества национальных валют, то оно во многом определяется принципом их создания, о чём более подробно будет сказано ниже.

Задачи финансово-банковской системы


Интенсивное развитие современных государств возможно лишь в условиях финансового изобилия, когда увеличение объёма денежной массы интенсифицирует процесс образования финансовых капиталов, быстрый рост которых, ужесточая конкуренцию между ними, снижает стоимость денежного предложения. То есть в условиях, когда не бизнес мается в поисках финансирования, а капитал мечется в поисках мест приложения. Чем больше объём денежной массы, оборачивающейся на рынке, и чем ниже стоимость денег, тем интенсивнее растёт экономика. Это аксиома.

Создать условия финансового изобилия государство способно только на основе чётко выверенной и спланированной финансовой политики, проводимой на базе жёстко контролируемой, действующей как единый механизм и координируемой из одного центра национальной финансово-банковской системы, выполняющей следующие задачи:

— создание качественной национальной валюты и её поддержание в стабильном состоянии;

— насыщение рынка и экономики качественной денежной массой в объёме, необходимом для их полноценного функционирования и развития;

— создание условий, благоприятствующих интенсивному образованию конкурентоспособного национального финансового капитала, необходимого для социально-экономического развития государства, его финансовой защиты и обеспечения политико-экономической экспансии.

Основными проблемами на пути решения перечисленных выше задач являются:

— управление объёмом денежной массы, обеспечивающей возможность а) осуществления масштабной эмиссии в безынфляционном режиме и б) регулярного получения растущего, значимого объёма эмиссионного дохода;

— создание товарной массы и активов, необходимых в качестве обеспечения, а также инструмента абсорбции растущего объёма денежной массы.

Финансово развитые страны решают эти проблемы с помощью постоянно совершенствующихся методологий, методов и технологий, реализуемых на базе национальных финансовых систем. При этом практически все эти приёмы, как минимум до их реализации, являются строго охраняемой государственной тайной.
Качественные характеристики денег и финансовых капиталов

Как исход традиционных войн во многом определяется качеством оружия, так и результат финансовых войн во многом зависит от качественных характеристик денег и финансовых капиталов. Но в России не существует понятия «качественные характеристики денег и финансовых капиталов». Это одна из причин неполноценности рубля, что, в свою очередь, стало серьёзным препятствием на пути развития экономики и страны.

Много факторов влияет на качество денег, но основным является себестоимость, формирующаяся в процессе их создания. От себестоимости зависит и конкурентоспособность образующихся капиталов.

Природа денег развитых и развивающихся стран принципиально различна, и ключевыми словами, определяющими отличие между ними, являются «созданные» и «заработанные». «Созданные» деньги имеют низкую себестоимость, «заработанные» деньги — дорогие.

Развитые государства значительную (легальную) часть денег создают через кредитование центральными банками своих правительств под залог государственных облигаций, оборачивающихся на бирже в качестве «товарной массы». Она служит значительной частью обеспечения эмитируемых денег.

Отметим, что речь идёт не просто о печатании денег, а о комплексе взаимодействующих государственных и частно-корпоративных институтов, составляющих (подобно военно-промышленному комплексу) единую систему, которая решает важнейшую задачу обеспечения финансово-экономической безопасности государства. Деятельность системы регулируется развитым законодательством и координируется на уровне государственной политики. Её задача — формирование и поддержка функционирования рынка финансовых активов, обеспечение оборота различных имущественных прав и основанных на них вторичных финансовых инструментов.

Цель системы — создание и приумножение интеллектуальных, трудовых, сырьевых и других ресурсов через преобразование в разные формы активов и капиталов, питающих силу национальной финансовой системы с целью их формализации и вовлечения в оборот в товарной форме. При правильной организации этот процесс становится спиралевидным с положительной обратной связью: чем сильнее финансовый рынок, тем больше ресурсов он подчиняет себе, становясь ещё сильнее.

Так сильные финансовые системы могут подчинить страны, богатые природными ресурсами, но финансово зависимые ввиду слабости своих финансовых систем. И богатства таких стран становятся дополнительным обеспечением валют, эмитируемых сильными (в финансовом отношении) государствами, при этом сами эти валюты служат международными средствами расчётов. Эти деньги в буквальном смысле создаются под обеспечение ресурсов подчинённых экономик, и себестоимость таких денег практически равна нулю.

Природа денег развивающихся стран принципиально иная, поскольку они «создаются» (вбрасываются в рынок) через покупку их центральными банками валют развитых стран. В результате на себестоимость денег помимо расходов на их производство и обслуживание ложится ещё и себестоимость продукции, в оплату за неё поступает валюта, выкупаемая центробанком, которая якобы выполняет функцию их обеспечения. По сути, это заработанные деньги с высокой себестоимостью, что делает неконкурентоспособными как сами деньги, так и капиталы, образующиеся на их основе. Но это не единственный минус.

Эмиссионный доход

Создание современных фидуциарных денег является самым доходным видом экономической деятельности из всех когда-либо существовавших на Земле. Таковым его делает возможность получения эмиссионного дохода (сеньоража) — разницы между себестоимостью создания денег и номиналом. Образуется сеньораж и снимается лишь однажды — при первой транз-акции — и уходит в пользу того, с кем эмитент её осуществляет. Сумма же эмиссионного дохода, образующаяся при создании фидуциарных денег, особенно безналичных, практически равна всей сумме эмитируемых денег.

Поскольку сеньораж достаётся тому, с кем эмитент денег осуществляет первую транзакцию, развитые страны осуществляют её (если они не обмениваются на реальные ресурсы) исключительно с резидентами, что позволяет оставлять эмиссионный доход у себя в стране.

В процессе «создания» денег финансово неразвитыми странами первой транзакцией является покупка иностранной валюты, в результате чего эмиссионный доход уходит в пользу страны, валюту которой выкупает эмитент (центробанк). А так как при этом происходит её авансированное наполнение ценностным содержанием, данная операция позволяет латентно выводить из страны основу эмиссионного дохода, являющегося преобразованной формой добавленной стоимости, создаваемой трудом народов финансово неразвитых стран.

Именно эмиссионный доход, образующийся при создании фидуциарных денег, есть энергия главного экономического инструмента государства — денег, питающих национальную экономику. Именно сеньораж является основным драйвером экономического роста, инструментом, позволяющим преобразовывать создаваемую добавленную стоимость в экономическую энергию и включать её в процесс экономических отношений. Но деньги, создаваемые через покупку иностранных валют, не только не способны обеспечить развитие, но и становятся инструментом скрытого ограбления, они обескровливают экономику несамостоятельных стран, подрывают их финансовый и политический суверенитет.

Ввиду того что экономическая успешность современных государств определяется в борьбе между национальными финансовыми системами, обеспечение конкурентоспособности России требует введения в оборот понятия «дешёвые — созданные» и «дорогие — заработанные» деньги и капиталы. Это позволит правильно формировать финансовую политику государства.

Причины финансовых кризисов России

Финансовое законодательство России — одно из самых либеральных в мире, и её финансовый рынок полностью открыт для перетока капиталов как в страну, так и в обратном направлении. Российского же национального финансового капитала ввиду неполноценности рубля и отсутствия инфраструктурных условий для его образования не существует. В результате в государстве доминирует иностранный спекулятивный капитал, который дважды — в 1998 и 2008 году — надувал финансовые пузыри и, сняв сливки, беспрепятственно уходил из страны, оставив её в состоянии экономического кризиса.

Основными причинами этих кризисов были:

— несовершенство финансового законодательства и правовая незащищённость национального финансового рынка;

— неподконтрольность финансово-банковской системы российским властям;

— отсутствие определённых законом национально ориентированных задач, стоящих перед финансово-банковской системой;

— неспособность финансово-банковской системы выполнять свои основные функции — создавать качественную национальную валюту и финансовые капиталы в объёме, необходимом для полноценного функционирования и развития национальной экономики и рынка.

И сегодня, несмотря на угрозу обострения вялотекущего глобального финансового кризиса, положение в сфере финансов не меняется. В результате отсутствия контроля государства над национальной финансовой системой и антинациональной политики финансовых властей страна продолжает оставаться финансово зависимой, что ставит под удар политический суверенитет.

И всё это происходит на фоне противостояния пока ещё доминирующего в мире доллара США со стремительно набирающим мощь китайским юанем — фактора, который уже в ближайшие годы изменит баланс сложившихся в мире сил. Но это тема отдельного, серьёзного разговора.

Россия — финансовая пустыня

Вот как, согласно статистике, с учётом вышесказанного, обстоит дело с денежным предложением в России:

— ВВП РФ за 2013 год составил, по данным МВФ, 2,1 трлн долларов (в текущих ценах по официальному валютному курсу);

— денежная база по состоянию на 1 января 2014 года составляет 10,5 трлн рублей, или около 315 млрд долларов по курсу на начало года;

— денежный агрегат М2 (денежная масса) по состоянию на 1 января 2014 года составляет 31,4 трлн рублей, или 950 млрд долларов; соответственно, уровень монетизации М2/ВВП равняется 0,45. Мультипликатор М2/База = 3;

— официальные золотовалютные резервы (ЗВР) по состоянию на 1 января 2014 года составляют 510 млрд долларов; соответственно, ЗВР/М2 = 0,54, это означает, что на 54% денежная масса обеспечена валютными резервами. Что касается показателя обеспеченности денежной базы валютой (ЗВР/База), то он вообще составляет 162%!

Отметим отрадный факт, что показатель обеспеченности денежной массы валютными резервами (ЗВР/М2) в последнее время имеет тенденцию к снижению, в частности, он резко снизился за последний год (так, по состоянию на октябрь 2012 года он был равен 0,67, то есть коэффициент покрытия денежной массы валютой составлял две трети), но при этом всё ещё остаётся неоправданно высоким — как будто страна готовится к тому, что половина денежной массы должна завтра сбежать за границу по фиксированному курсу.

Для сравнения возьмем официальные показатели США на начало 2014 года:

— ВВП США за 2013 год составил, по данным МВФ, 16,7 трлн долларов;

— денежная база составляет по состоянию на начало 2014 года 3,66 трлн долларов;

— М2 — около 10,9 трлн долларов;

— уровень денежной мультипликации М2/База = 2,97 против российских 3 (этот уровень для Америки считается низким, что указывает на неприятие рисков со стороны банковской системы США, такое же, как в России, вопреки всем утверждениям о том, что кризис преодолён); уровень монетизации М2/ВВП = 65% против российского 45%.

При этом следует отметить, что данные, касающиеся США, приведены из официальной статистики, представляемой практически никем не контролируемой Федеральной резервной системой. В реальности же денежная масса США значительно превышает официальные показатели, о чём свидетельствует результат первой же недавно осуществленной конгрессом США неглубокой проверки, вскрывшей факт предоставления Федеральным резервом аффилированным банкам 16 трлн долларов из денег, созданных вне контроля властей.

Обратившись к статистике Китая, можно увидеть следующее: ВВП за 2012 год составил 8,23 трлн долларов (в текущих ценах по официальному валютному курсу), агрегаты на конец того же года: М1 = 4,899 трлн долларов, М2 = 15,590 трлн долларов, то есть М2 почти вдвое больше объёма ВВП, что более чем вчетверо превышает нынешний российский показатель.

Эта статистика чётко отражает цели, преследуемые китайским руководством, — увеличение покупательной способности внутреннего рынка, снижение экспортной зависимости, а также создание условий для образования национального финансового капитала, номинированного в юанях. Ему неизбежно будет определена роль инструмента внешней экономической, а затем и политической экспансии.

Что касается России, то даже из представленной официальной статистики следует, что наша страна вполне могла бы нарастить уровень монетизации экономики. Как было показано выше, уровень монетизации экономики РФ (в сравнении с США и Китаем, да и многими другими странами) крайне низок, что стало одним из непреодолимых препятствий на пути образования национального финансового капитала. В результате — перманентное состояние инвестиционного голода, в котором пребывает страна все постсоветские годы и который частично утоляется иностранным капиталом в периоды его притока. Причём ситуация была такой и в годы высокой цены на нефть, а также казавшихся бесконечными сумм Стабфонда. Эксперты же, понимающие принцип устройства и функционирования государственной и мировой финансовых систем, знают, что этих денег стране хватит лишь для решения отдельных текущих задач, но их далеко не достаточно для обеспечения финансовой безопасности и экономического развития.

В самое последнее время ситуация стала меняться в лучшую сторону, в частности, в вопросе привязки эмиссии денег к поступлению в страну иностранной валюты (так называемая система currency board). Также заметен некоторый прогресс и в повышении уровня денежной мультипликации (с 2 до 3) и, самое главное, уровня монетизации экономики. Чтобы убедиться в этом, достаточно сравнить приведённые выше наиболее современные цифры по России с данными таблицы 1, где приведены международные сравнения на общую дату 31 декабря 2012 года: за последний год уровень монетизации (отношение агрегата М2 к ВВП) вырос в нашей стране с 35% до 45% — и это несмотря на существенную девальвацию рубля. Однако и этот уровень остаётся слишком низким, не говоря уже об абсолютных цифрах в расчёте на душу населения (рост за год с 5,13 тыс. долларов до 6,85 тыс. долларов), по которым Россия значительно уступает не только развитым, но и ключевым развивающимся странам.

Нередко можно услышать утверждение, что денег в России много, но нет проектов для их освоения. Но дело в том, что спрос на деньги во многом определяется их стоимостью, которая в России, в силу природы рубля (механизма эмиссии) и порождённого этим дефицита денег, значительно превосходит стоимость денежного предложения в странах-конкурентах, что делает неконкурентоспособным как сам рубль, так и производственные объекты и товары, созданные на его основе.

Из сказанного следует, что России для создания условий развития необходимо существенно увеличить уровень монетизации. Но его увеличение сопряжено с опасностью повторения судьбы СССР.

Процесс создания рубля — способ латентного ограбления России

Вообще-то деньги — категория не только количественная, но и качественная, что упорно отказывается признавать российская экономическая наука. И это притом что качественные характеристики национальной валюты влияют на социально-экономическое развитие эмитирующих их стран ничуть не меньше, чем количественные. Чтобы выявить степень важности данного фактора рассмотрим монетизацию российской экономики не на уровне денежного обращения, на котором в России принято искать решение всех финансовых проблем, а поднявшись на эмиссионный уровень, на котором формируются качественные свойства рубля (отличия эмиссионных систем двух видов — самостоятельного и зависимого — представлены на схемах 1 и 2). Но для этого придётся предельно кратко раскрыть суть понятия качественных характеристик денег.

Вопрос: грозит ли России инфляция рубля в случае резкого увеличения уровня монетизации? Ответ: да, поскольку, во-первых, в процессе его создания через покупку иностранных валют (currency board — а рубль вплоть до последнего времени создавался почти исключительно таким образом) импортируется инфляция покупаемой валюты, которая перекладывается на него; во-вторых, в стране отсутствует правовая база и полноценная инфраструктура, обеспечивающая финансовую стабильность и независимость государства, а также механизмы и инструменты, позволяющие без ущерба для национальной экономики регулировать уровень монетизации.

Рубль с 1996 года создавался Центробанком почти исключительно через покупку валют. Соответственно, почти весь эмиссионный доход за эти годы был выведен из России в пользу стран-конкурентов. Доказательством является тот факт, что в доходной части бюджета России отсутствует строка «эмиссионный доход», который, собственно, и составляет львиную долю дохода бюджетов развитых стран. И очень важно понимать, что здесь имеет значение не столько сумма выведенных денег, сколько политическая значимость для государства самого эмиссионного дохода как экономического инструмента.

В результате эмиссии, при которой сливки сеньоража снимаются не нами, мы имеем слабый, лишённый энергии, некачественный, суррогатный рубль, являющийся перекрашенной иностранной валютой. То есть главный экономический инструмент России — рубль — не национальная валюта, призванная обеспечивать развитие и экономическую безопасность страны, а инструмент ограбления государства и эксплуатации народа.

Поскольку финансовый капитал есть концентрированная созидательная энергия денег, рубль лишённый этой энергии, не способен преобразовываться в созидательный инвестиционный капитал, необходимый стране для развития. Обессиленный рубль вчистую проигрывает конкуренцию даже на внутреннем рынке, следствием чего и стала зависимость России от иностранного капитала.

Как охарактеризовать происходящее? Что это: афера мировой финансовой мафии, в которую вовлечены и финансовые власти России, или результат их глупости и непрофессионализма? Однозначного ответа нет. Эксперты, видя, как экономика России задыхается от безденежья, требуют увеличения её монетизации. Но чем больше эмитируется рублей, тем больше дани выплачивается — палка о двух концах.

Поскольку именно получение эмиссионного дохода является самым эффективным видом экономической деятельности государства, его передача конкурентам, снижая эффективность российской экономики и повышая её у соперников, лишает Россию даже теоретических шансов на победу в межгосударственной конкуренции. Это значит, что при сохранении нынешнего принципа создания рублей увеличение монетизации не только бессмысленно, но и смертельно опасно для страны. И в то же время без увеличения уровня монетизации невозможно обеспечить развитие. Круг замкнулся.

Но потеря эмиссионного дохода — это лишь одна из проблем, возникающих у российской экономики при создании рубля на основе currency board.

Качественные характеристики рубля

Главным экономическим инструментом государств является национальная валюта, качественные характеристики которой во многом определяют успешность их социально-экономического развития. Основным фактором, определяющим качество национальных валют, является себестоимость, формирующаяся в процессе их создания. Чем ниже себестоимость, тем конкурентоспособнее валюта.

Проанализировав процесс создания рубля через покупку иностранной валюты, нетрудно обнаружить, что он является весьма дорогостоящей валютой, поскольку на его себестоимость ложатся как издержки по его выпуску и обслуживанию, так и стоимость выкупаемой валюты, которая для России дорогая, поскольку является заработанной.

Дело в том, что если в процессе товарообмена между государствами одна из сторон рассчитывается за продукцию своей национальной валютой, то эта валюта выполняет функцию товара, и её себестоимость для государства — экспортёра реального продукта оказывается равной себестоимости экспортируемой им продукции. К примеру, себестоимость 100 долларов для государства, получившего их в обмен за проданную нефть, равна себестоимости объёма нефти, которую можно приобрести на эту сумму в расчётный день.

Исходя из этого, нетрудно обнаружить, что себестоимость рубля складывается из совокупной стоимости:

— его физического выпуска;

— обслуживания операций с ним;

— производства и обслуживания доллара, выкупаемого Банком России;

— себестоимости нефти (с доставкой до порта), за которую были получены доллары, выкупаемые Банком России.

В результате рубль оказывается дорогой, заработанной валютой. Его высокая стоимость препятствует образованию капиталов, номинированных в рублях, поскольку неконкурентоспособность самого рубля делает неконкурентоспособными и капиталы, номинированные в нём. Таким образом, Россия оказалась государством, зависимым от иностранных валют и капиталов, которые, выдавливая рубль с внутреннего рынка, осваивают её экономическое пространство и усваивают национальные богатства.

Итак, рубль является неполноценной, заработанной валютой, не способной обеспечить развитие России и её экономическую безопасность. Но при этом именно Россия в силу её природно-климатических и географических условий больше любой другой страны мира нуждается в дешёвых, созданных деньгах.
Протекционистские войны

По мере того как обостряется конкуренция между национальными экономиками, противостояние государств становится более жёстким. Речь идёт о протекционистских войнах, в которых каждая из участвующих стран действует по-своему, в меру своих возможностей.

Развивающиеся страны в лучшем случае лишь защищают свои рынки, создавая для этого дополнительные таможенные барьеры, а также сдерживая рост уровня жизни граждан с целью обеспечения конкурентоспособности собственной продукции. То есть с большим трудом обеспечивают своё выживание и не способны создать условия развития.

Развитые же страны решают эту задачу за счёт системного и масштабного дотирования своих экономик, осуществляемого на разных уровнях и в разных формах, зачастую скрытых. Данный метод работает гораздо эффективнее, поскольку позволяет не только защищать свои рынки, но и, повышая конкурентоспособность собственной продукции и захватывая чужие рынки, осуществлять экономическую и политическую экспансию.

По сути, успех в современной межгосударственной экономической конкуренции определяется масштабом субсидирования национальных экономик с целью обеспечения конкурентоспособности своей продукции на мировом рынке. Но при субсидировании имеют значение следующие факторы.

Во-первых, для государств, несущих основную нагрузку при дотировании, степень его эффективности зависит от качества денег, которыми оно осуществляется. Преимущество имеют страны, обладающие дешёвыми, созданными деньгами. Попытка конкурировать с такими государствами с помощью заработанных денег бессмысленна и опасна, поскольку чревата поражением от экономической перегрузки, примером чего может служить судьба СССР.

Во-вторых, поскольку самым рентабельным продуктом государства являются деньги, эмитируемые под его долговые обязательства, то страны, осуществляющие субсидии такими деньгами, имеют возможность повышать конкурентоспособность своей продукции и экономики в целом, практически не испытывая экономической нагрузки.

Из этого следует, что основным фактором, определяющим исход экономической, а значит, и политической конкуренции (по сути — войн) между государствами, является качество денег, основная борьба между ними протекает на мировом рынке финансов, а главными субъектами финансовых войн являются силы, формирующие политику центральных банков.

В силу фундаментальных (географических и климатических) факторов на любую российскую продукцию дополнительным бременем ложатся бо`льшие, чем у оппонентов, транспортные и энергетические расходы, снижающие её конкурентоспособность. В результате неконкурентоспособной оказывается вся экономика в целом, за которой неизбежно следует снижение конкурентоспособности и государства.

Выход из этой ситуации в системном, масштабном субсидировании экономики. Но при нынешнем принципе создания рубля — когда чем больше создаётся рублёвой массы, тем больше «дани» приходится платить противной стороне, — субсидирование не только бессмысленно, но и само-убийственно. Данное обстоятельство ставит Россию перед необходимостью изменить принцип создания рубля, а именно — отказаться от валютного обеспечения в пользу обеспечения, сформированного на основе своих гособлигаций, формализованных (капитализированных) национальных богатств, а также создаваемой в стране добавленной стоимости (схема 3). Это потребует изменения правовой базы и создания новой, национальной, конкурентоспособной финансово-банковской системы, решающей принципиально иные задачи.

Здесь мы подошли к самому сложному вопросу — методам обеспечения рублевой массы, объёмы которой необходимо существенно увеличить. Но это тема отдельного разговора. При этом необходимо понимать, что сама методология создания обеспечения в силу своей эксклюзивности до реализации не может быть предметом публичного обсуждения.

Финансовая деколонизация

Практически никто из экспертов и политиков не отрицает, что Россия — правопреемница СССР, потерпевшего поражение в холодной войне, — государство с ограниченным суверенитетом. Кто-то предпочитает называть её оккупированной страной, но в реальности она является жертвой современной формы колониальной эксплуатации (неоколониализма). Эта эксплуатация осуществляется с помощью финансовых технологий, реализуемых на базе её финансовой системы, которая полускрыто контролируется колонизаторами.

Сегодня даже известные действующие политики публично заявляют о необходимости национально-освободительной борьбы. Но так как в представлении людей колониализм ассоциируется с людьми в пробковых шлемах и с плётками, мало кто всерьёз воспринимает подобные призывы. А всё потому, что эксплуатация, осуществляемая с помощью финансовых методов, протекает в скрытой, невидимой неспециалистам форме. В результате возникает парадоксальная ситуация, не имеющая аналогов в истории человечества: результаты ограбления все видят и признают, но так как колонизаторов не видно, никто не понимает, с кем бороться, а главное, как.

Понятно, что начинать национально-освободительную борьбу нужно со слома, а точнее, национализации механизма ограбления — финансово-банковской системы, лишь номинально считающейся российской. Но так как силы, контролирующие её, могущественны, то сопротивление будет более чем серьёзным.

Дело в том, что эти силы жёстко контролируют два важнейших процесса денежного обращения страны — вброс денег в рынок и их инкассацию. И могут, инкассируя деньги и прекратив их вброс, буквально в течение двух-трёх дней организовать финансовый кризис, который ещё через два-три дня неизбежно перерастёт в панику и ввергнет страну в политический хаос.

Избежать этого можно лишь одним способом — осуществив реформу жёстко и в максимально сжатые сроки, для чего необходим детально прописанный план. Но так как план содержит лишь алгоритм действий, то его написанию должно предшествовать создание документа, в котором чётко прописаны цели и задачи новой системы, её архитектура, а также принцип отношений и правовая база взаимодействия всех её институтов, структур и ведомств.

Наиболее подходящей формой такого документа является финансовая доктрина, создание которой займёт немало времени. И с учётом того, что подготовка обоих документов — доктрины и плана (необходимость в которых может возникнуть в любой день) — потребует времени (на наш взгляд, не менее полугода), к их созданию нужно приступить как можно быстрее.

При этом необходимо иметь в виду, что в стране практически отсутствуют не только официально признанные специалисты, но и формализованные знания, необходимые для создания как суверенных денег, адаптированных к рыночным условиям, так и финансово-банковская система, способная обеспечить конкурентоспособность национальной финансовой отрасли.

Обусловлено это тем, что в силу закрытости советской экономики и отсутствия в ней финансового рынка (соответственно, конкуренции советскому рублю) в вузах СССР не преподавались знания о реальных современных механизмах эмиссии денег, и сейчас отсутствуют знания о понятиях качества денег и капиталов, а также о методах обеспечения их конкурентоспособности. Спустя почти четверть века со дня принятия Россией рыночных условий в стране ещё никем не ставилась задача улучшения качественных характеристик рубля.

Дела обстоят настолько плохо, что подавляющее большинство финансовых экспертов и даже руководителей аналитических отделов крупнейших финансовых органов не видят разницы между эмиссионным уровнем и уровнем денежного обращения, отличающихся ничуть не меньше, чем процесс создания автомобиля от регулирования уличного движения.

Но задача реформирования финансовой системы не выглядит безнадёжной, поскольку пусть и единичные, но носители необходимых для этого знаний, полученных собственными усилиями, в стране есть. Необходимо собрать их в единый коллектив и правильно поставить задачу. Однако проблема может возникнуть и с этим, поскольку во власти сегодня нет специалистов, способных правильно расставить приоритеты. Именно потому данный материал можно рассматривать в качестве базового при подготовке технического задания для группы специалистов.

В качестве основной задачи должно фигурировать создание суверенной национальной финансово-банковской системы, восприимчивой к финансовым инновациям.

Система должна обеспечивать решение следующих задач:

1) создание полноценной национальной валюты и её поддержание в стабильном и конкурентоспособном состоянии;

2) насыщение экономики и рынка качественной денежной массой в объёме, необходимом для их полноценного функционирования и развития;

3) создание условий, обеспечивающих интенсивное образование конкурентоспособного национального финансового капитала, номинированного в национальной валюте;

4) обеспечение финансовой самодостаточности и безопасности России;

5) создание условий национальной экономике для осуществления финансово-экономической экспансии;

6) достижение в среднесрочной перспективе (5–10 лет) финансового паритета с основными конкурентами России, в перспективе — доминирования на мировом финансовом рынке.

Россия обладает уникальными возможностями, способными обеспечить ей достижение перечисленных целей. В первую очередь это её огромные богатства, большинство которых в отсутствие необходимых для этого инфраструктурных и правовых условий не формализованы, не капитализированы и не вовлечены в процесс экономических отношений, соответственно, не создают добавленной стоимости, что существенно снижает эффективность национальной экономики в целом. Именно эти богатства, вовлечённые в экономику, и должны стать «лошадью», которая вытянет «телегу» реиндустриализации. А методология их вовлечения должна стать одним из важнейших инновационных проектов, которые обеспечат России экономический прорыв.

Президентом России В.В. Путиным была озвучена идея создания единого Евразийского экономического союза на базе государств бывшего СССР. Важность постановки такой задачи трудно переоценить, поскольку ёмкости российского рынка мало для создания самодостаточного, конкурентоспособного экономического пространства. Такой Союз может быть полноценным и эффективным лишь при условии максимальной интеграции, обеспечить которую может единая региональная валюта. Но при нынешнем принципе создания рубля придание ему статуса единой валюты бессмысленно, поскольку Россия при этом будет выполнять функцию транзитёра в механизме перекачки богатств государств Союза в развитые страны. В такой ситуации руководители государств, входящих в Союз, вряд ли согласятся признать рубль единой валютой, да и сам Союз не сможет стать самостоятельным геоэкономическим центром силы.

(Перепечатывается с сайта: http://www.odnako.org/.)
_____________________________________________


МИР НА ТРЁХ НОГАХ

Демонтаж старой модели мироустройства обычно сопровождается глобальными войнами, что при наличии ядерного оружия чревато катастрофическими последствиями. Предотвратить развитие событий по негативному сценарию может Россия, создав трёхполюсную геополитическую конфигурацию, которая обеспечит устойчивый баланс сил в новом миропорядке.

На земле весь род людской чтит один кумир священный

Сегодня даже люди, далёкие от политики, видят, что ситуация в мире достигла опасной черты. Дошло до того, что о третьей мировой войне говорят уже не как об угрозе, а как о грядущей неизбежности. Но при этом факты, которыми оперируют СМИ, указывая на них как на причины напряжённости, таковыми не являются. Они лишь следствие. О причинах же или молчат, или не усматривают в них фактов, провоцирующих напряжение. Но, зная причину двух последних мировых войн, мы вынуждены признать, что мир действительно приближается к пропасти. Альберт Эйнштейн в своё время сказал: «Не знаю, чем будут воевать в третьей мировой войне, но знаю, что в четвёртой будут воевать палками и камнями».

Причиной двух мировых войн была борьба двух финансовых мафий: первой — стоящей за набиравшим силу долларом, и второй — отчаянно сопротивлявшимися хозяевами господствовавшего перед этим два столетия фунта стерлингов. Боролись же они за право создавать доминирующие на мировом финансовом рынке полуфидуциарные, а потом и фидуциарные (фиатные, не обеспеченные твёрдыми активами) деньги. Сегодня ситуация схожая.

Руководство стремительно набирающего мощь Китая, будучи осведомлённым о роли фидуциарных денег в качестве экономического и политического инструмента, под лозунгом «интернационализации юаня» приступило к реализации политики финансовой экспансии, по сути, вытеснению доллара с мирового рынка. Это, понятно, не устраивает мировую финансовую олигархию (МФО). К теме противостояния доллара и юаня мы ещё вернёмся. А сейчас хотелось бы предельно кратко раскрыть тему мировых фиатных денег, ради которых мировая финансовая олигархия не пожалела десятки миллионов жизней в двух мировых войнах и готова рискнуть судьбой человечества в третьей.

В угожденье богу злата край на край встаёт войной

На вопрос «Что такое фиатные деньги?» вряд ли правильно ответит даже 1% человечества, что свидетельствует о легкомыслии, с которым оно отнеслось к одному из важнейших событий, кардинальным образом повлиявших на его судьбу, — революции, произошедшей в денежной системе.

Дело в том, что отказ от золота как мерила стоимости и мировых денег и придание бумажным, а затем и виртуальным, ничем не обеспеченным (фиатным) деньгам его функций в корне изменило не только природу денег, но и их социальную и политическую роль. Похоже, человечество не сразу поняло, что творцы фиатных денег реализовали многовековую мечту алхимиков — делать золото буквально из ничего. В результате доминирующей на земле силой стали люди, обладающие правом создания таких денег, — мировая финансовая олигархия.

Одним из первых обратил внимание на странные признаки поведения новых, тогда ещё полуфидуциарных, денег Джавахарлал Неру, в 1933 году написавший своей дочери: «Побеждённые страны — Германия и малые страны Центральной Европы — сильно пострадали от послевоенных условий, их денежные системы потерпели крах, разорив средние классы. Победившие европейские державы чувствовали себя ненамного лучше. Каждая из них задолжала Америке и имела громадный внутренний государственный долг, выросший за военные годы. Они жили надеждой взыскать деньги с Германии в качестве репараций и использовать их для покрытия внешних долгов, что было неразумно, ибо тогдашняя Германия была неплатёжеспособной. Но решение этой трудной проблемы взяла на себя Америка; она ссужала деньгами Германию, которая затем выплачивала Англии, Франции и другим их долю репараций, а те возвращали Америке часть своих долгов. В течение этого десятилетия Соединённые Штаты являлись единственной процветающей страной. […] Но в 1929 году положение внезапно изменилось к худшему: Америка перестала ссужать деньги Германии и странам Южной Америки, и это положило конец круговой бумажной системе кредитования и уплаты долгов. Стало ясно, что американские финансисты не будут больше ссужать деньги, ибо это только увеличивало задолженность их дебиторов и исключало возможность того, что долги будут когда-нибудь уплачены. Ссужали же они их лишь потому, что у них накопились огромные денежные излишки, не находившие применения».

Судя по всему, на тот момент Неру ещё не понимал, во-первых, принципа функционирования долговых денег и, во-вторых, что Первая мировая война была спровоцирована создателями и хозяевами доллара с целью вытеснения с мирового рынка главного конкурента — английского фунта. Не мог индийский лидер предвидеть и того, что ради окончательного решения вопроса — обеспечения абсолютного доминирования доллара — мировая финансовая олигархия организует ещё одну, гораздо более кровопролитную, войну, реальное окончание которой было зафиксировано в июне 1944 года Бреттон-Вудским соглашением, согласно которому тогда ещё полуфидуциарный доллар становился общемировой «резервной» валютой.

Вообще-то деньги, будучи полуфидуциарными, уже были инструментом скрытой эксплуатации финансово слаборазвитых стран, но их частичная «привязанность» к золоту, ограничивая объём эмиссии, снижала объёмы «доходов» их эмитентов. Но начиная с 1971 года, после полной «отвязки» доллара от золотого обеспечения, когда он, будучи международным средством расчётов, обрел ещё и статус общемирового мерила стоимости, объёмы эмиссии и, соответственно, прибыли эмитентов стали расти по экспоненте. И с тех пор, оставаясь основной валютой, обслуживающей мировой товарооборот, доллар по своей сути является инструментом, позволяющим мировой финансовой олигархии латентно эксплуатировать народы стран, признающих его в качестве международного средства расчёта, то есть легальным, международно признанным, мошенническим инструментом.

Потребовалось немало времени, чтобы кто-то вообще понял, что условия, навязанные Бреттон-Вудским соглашением, — великая афера. Лишь в 1968 году руководство Франции и ФРГ выдвинуло США требование обменять скопившуюся у них долларовую наличность на золото. Требование удовлетворили. Но сразу за этим последовал отказ уже и от частичного золотого обеспечения доллара и принуждение экспортёров нефти (суммарный объём торговли которой на тот момент был сопоставим с объёмом торговли всеми остальными товарами) к резкому повышению её цены и продаже только за доллары. Так возникли нефтедоллары, потребность в которых всё последующее время растёт, соответственно, и объём эмиссионного дохода хозяев доллара.

Каким образом удалось навязать миру кабальные условия? Пока человечество осознавало суть происходящего, мировая финансовая олигархия, обладая практически неограниченными финансовыми возможностями, успела создать на базе США самую мощную в мире армию, взять под контроль основные политические партии стран Запада и ликвидировать своего единственного конкурента — СССР, став силой, диктующей миру правила игры.

Люди разных каст и стран пляшут в круге бесконечном

Дальше больше. Не ограничившись нефтедолларами, мировая финансовая олигархия начала создавать и внедрять всё больше финансовых инструментов, позволяющих в полускрытой форме грабить и эксплуатировать человечество. Имея в своём распоряжении мощнейшие вооружённые силы блока НАТО и контролируя правила игры в международных финансах, МФО принудила практически все страны к выплате ей дани в форме накопления «золотовалютных резервов» (львиную долю в них составляют доллары), которыми якобы должны обладать государства для обеспечения своей экономической безопасности.

Принуждением к подписанию Договора Плаза и Луврского соглашения был остановлен бурный экономический рост Японии, которая, обладая к концу 80-х годов 48% мирового финансового капитала, начала конкурировать с США. Условия договоров оказались столь кабальными, что и сегодня, спустя почти три десятилетия, экономика Японии стагнирует.

Перманентная финансовая лихорадка, сотрясающая латиноамериканские страны, в частности Аргентину, располагающую самыми обширными и лучшими в мире пастбищами, кризис стран Юго-Восточной Азии 1997–1998 годов, финансовые катаклизмы, которые пережила Россия в 1998 и 2008 годах, а также масса других более мелких колебаний — всё это дело рук мировой финансовой олигархии, которая и оказывалась единственным бенефициаром, извлекающим выгоду из происходящего.

Платят дань МФО практически все, даже члены НАТО, в том числе Германия, на территории которой дислоцируются военные силы США и которая, судя по всему, всё ещё выплачивает репарации за поражение во Второй мировой войне. Платит и Россия как правопреемница СССР, потерпевшего поражение в холодной войне. Многие государства отдают дань под давлением сил НАТО или в результате подкупа и шантажа национальных элит. Но есть и исключение — Китай, обладающий самым большим объёмом «золотовалютных резервов», который, судя по всему, расплачивается согласно договорённостям за содействие в индустриализации своей экономики, а также за допуск своих товаров на рынки Запада. Но похоже, что именно индустриализация Китая сыграла с МФО злую шутку.

Сатана там правит бал

Пытаясь превратить Китай в свою дармовую фабрику, мировая финансовая олигархия допустила просчёт, недооценив трудолюбие и смекалку его народа. Развив свою индустриальную базу, Поднебесная сегодня вышла на уровень, позволяющий конкурировать с Западом не только по объёму выпуска продукции, но и проводить самостоятельную финансовую политику. Приступив к реализации политики «интернационализации юаня», Китай покусился на самое ценное и святое для МФО — на доминирующее положение США в международных финансах и статус доллара, остававшегося до сего времени единственной и безальтернативной мировой валютой. То есть на те главные факторы, которые, собственно, и обеспечивают могущество «финансового интернационала». И это вполне обоснованно было воспринято как вызов, брошенный китайской элитой.

Мировая финансовая олигархия прекрасно понимает, что политика «интернационализации юаня», сужая рынок доллара, ослабляет не только сам доллар, но и степень её могущества — соответственно, она предпринимает меры, направленные на сдерживание экспансии юаня, роста экономической силы Китая и подчинение его элиты. А так как решить эту задачу можно лишь с помощью военных действий, то, если человечество не предпримет упреждающих мер, МФО с большой долей вероятности развяжет войну.

Китайское руководство прекрасно это понимает, а китайские эксперты уже открыто говорят о том, что ввиду невозможности одолеть Поднебесную империю в обычной войне, грядущее противостояние будет ядерным. Отдавая себе отчёт в том, сколь велика вероятность начала войны между Китаем и Западом и чем это грозит человечеству, Пекин уже несколько лет посылает миру, в том числе и России, сигналы о необходимости объединения усилий с целью её недопущения. Таким предупреждением стала опубликованная ещё в январе 2012 года в «Женьминь жибао» статья «Дао Сюй: Китаю и России следует создать Евразийский альянс», где внешнеполитические шаги США названы «американской стратегией завоевания мира», а в качестве основного поля действия рассматривается Евразия (http://russian.people.com.cn/95181/7714612.html).

То, что сдержать агрессивную экспансию Запада можно, лишь объединив усилия России и Китая, понимают и западные политики. И международная финансовая олигархия пытается сыграть на опережение: свидетельство тому события на Украине, санкционная война, объявленная России, искусственное ослабление рубля, дестабилизирующее российское общество, демонетизация российской экономики и высокие процентные ставки, являющиеся следствием вредительской политики либеральных финансовых властей России. Цель МФО — ввергнуть нашу страну в состояние острого социально-экономического кризиса и, расшатав её изнутри, привести к власти подконтрольное им руководство, чтобы, рассорив Россию с Китаем, использовать её в войне с ним, при необходимости, в качестве «ядерной дубинки».

По сути, Запад стремится создать условия, чтобы максимально безопасно для себя устранить главного конкурента — Китай. России в этой постановке отведена скромная роль политического инструмента. Российские власти в этой связи должны предпринимать решительные действия, чтобы не только не допустить подобного развития событий, но и извлечь из ситуации максимум политических дивидендов. Причём не только для себя, но и для всего человечества. Но этому должна предшествовать правильная оценка сути происходящего.

Картина мира и основные глобальные тренды

Западная цивилизация доминирует на планете уже в течение трёх веков. Но её могущество и высокий уровень жизни населения обеспечиваются не столько благодаря эффективности экономической системы и высокой производительности труда её народов, сколько за счёт эксплуатации остального мира, осуществляемой с помощью финансовых технологий, изобретённых и внедрённых Западом. Именно эти технологии позволили организовать новую форму эксплуатации — финансовый колониализм, пришедший на смену классической экспансии XVIII–XIX веков, основанной на открытом военно-политическом контроле колоний со стороны метрополий, прямой эксплуатации населения и вывозе ресурсов. Отличительной особенностью финансового колониализма является латентность, то есть скрытый, замаскированный характер процесса ограбления эксплуатируемых народов, что обусловлено финансовой безграмотностью не только масс, но и элит (характерно, кстати, для России постсоветского периода).

Зародился финансовый колониализм в Англии, которая первой научилась в конце XVII века создавать полуфидуциарные деньги, позволившие ей стать великой державой. Но своего расцвета этот феномен достиг в 1971 году, когда доллар был полностью отвязан от золота и стал ничем не обеспеченной, фиатной валютой, обслуживающей львиную долю мировой торговли.

Смена способа силовой эксплуатации мира на латентную финансовую изменила не только форму господства, но и состав основных бенефициаров колониализма. Если раньше ими были монархи (а вместе с ними родовая аристократия, сросшаяся с торговым капиталом), то с появлением фиатных денег и глобальной «демократизацией» более 50% создаваемых в мире богатств стало доставаться мировой финансовой олигархии. И именно транснациональная МФО, базовая территория которой — развитые страны Запада во главе с США, является сегодня самой могущественной силой на планете. Понимая, что именно доллар является основой её могущества, МФО рассматривает «зелёный» как высшую ценность и жизненно заинтересована в сохранении его статуса. И сегодня, когда над миром нависла угроза глобального кризиса, назревающего на фоне роста китайской мощи, создающей угрозу доллару, вопрос обеспечения безопасности мировой валюты стал для МФО первоочередной задачей.

Бурный экономический рост Китая изменил баланс мировых сил, и Поднебесная всё жёстче противостоит Западу за влияние в мире. МФО прекрасно понимает, что политика интернационализации юаня — всего лишь начало грядущего межцивилизационного противостояния и что недалёк тот день, когда пока ещё мягкая политико-экономическая конкуренция Китая, лидера восточной цивилизации, и США, лидера западной Ойкумены, трансформируется в открытый конфликт.

Ни победа, ни поражение любой из сторон не отвечают интересам России. Победитель окажется абсолютно доминирующей в мире силой, следующей жертвой которого с большой долей вероятности окажется именно наша страна. Следовательно, жизненно важной для России задачей является недопущение войны с победоносным финалом между Китаем и США.

Несколько слов о сути конфликта.

На первом этапе основным полем противостояния Китая и США будет мировой финансовый рынок, где в качестве оружия выступят доллар и юань. И если мир пустит их ужесточающуюся конкуренцию на самотёк, то она рано или поздно перерастёт в войну (не только холодную, но и горячую), что прекрасно понимают элиты США и Китая, уже открыто говорящие о ней. Но у Пекина сегодня нет достаточно сильных и близких союзников, аналогичных сателлитам Вашингтона по блоку НАТО, и одной лишь нынешней мощи Поднебесной не хватит для противостояния Западу. В этой ситуации единственным для Китая выходом становится тесный военно-политический альянс с Россией, обладающей стратегическим ядерным оружием, способным сдержать аппетиты Запада. Причём Москва сегодня также нуждается в блоке с Пекином.

Но возникновение российско-китайского союза приведёт к образованию столь же неустойчивого, неизбежно конфронтационного, двухполюсного мира, способного лишь отсрочить большую войну. Избежать же её на данном историческом этапе можно, лишь создав третий центр силы.

Realpolitik — и ничего личного

Оптимальной, с точки зрения обеспечения безопасности человечества в долгосрочной перспективе, могла бы стать трёхполюсная конструкция мира. Имеется в виду разделение мира на три самодостаточные монетарно-экономические зоны (по сути, цивилизации), где вершиной первого полюса был бы лидер Востока — Китай, второго — лидер Запада — США, а третья зона в отсутствие ярко выраженного лидера была бы многоглавой. В неё могут войти страны, которые статусу «младшего брата» в двух первых зонах предпочтут статус равного в третьей.

У такой конфигурации мира немало преимуществ.

Во-первых, каждая из сторон будет заинтересована в сохранении сложившегося баланса сил, поскольку в случае его нарушения и исчезновения одной из них, две оставшиеся окажутся в условиях биполярных, конфронтационных отношений.

Во-вторых, в случае чрезмерного роста могущества одной из сторон, две другие, объединившись, могут сдерживать её рост до паритетного уровня.

В-третьих, такая конфигурация будет самоподдерживающейся системой, в сохранении которой заинтересованы все три стороны.

Если с двумя первыми зонами всё более или менее понятно, то контуры третьей пока размыты. Возникнуть же она может на основе договорённостей всего лишь двух стран — России, являющейся богатейшим государством мира, и Индии с её полуторамиллиардным населением (и соответствующим размером рынка), с потенциалом экстенсивного роста как минимум на несколько десятилетий. Ресурсов двух этих стран вполне хватит для создания самодостаточного центра силы, способного соперничать с двумя другими. Но по причине большей, чем у конкурирующих зон, демократичности этого ареала, к нему с большой долей вероятности уже в первые же годы образования примкнут такие мощные страны, как Бразилия, Иран, ЮАР и другие, которые роли сателлитов США или Китая предпочтут членство в третьей — независимой — зоне. В результате именно она может оказаться самой крупной и успешной из всех зон. Ну а для нас, россиян, важно то, что сколь бы демократичны ни были внутризональные отношения, её негласным лидером станет Россия, обладающая стратегическими ядерными вооружениями, гарантией обеспечения безопасности всех членов зоны.

Как только сформируется индо-российский альянс (по сути — третья цивилизация) и будет объявлено о его нейтральной позиции по отношению к США и Китаю, тут же возникнет необходимость в формировании нового принципа мироустройства — разделения мира на сферы влияния и легитимации новой конфигурации мира. Представителям всех трёх сил придётся сесть за столом переговоров, чтобы договариваться по целому ряду вопросов. О разделе территорий влияния и принципе присоединения к зонам других стран. Будет ли этот раздел принудительным, на условиях договорённостей, достигнутых странами, формирующими зоны (как это было в результате потсдамско-ялтинских договорённостей), или добровольным. Если добровольным, то как быть со странами, отказывающимися присоединяться к какой-либо из зон. Каковы будут «правила игры» для этих «вольных птиц» и кто будет создавать эти правила? Как быть с общепризнанными международными организациями типа ООН, ВТО, ЮНЕСКО и т. д. и т.п.

Будут ли проигравшие в случае образования трёхполюсного мир, и какие силы могут воспрепятствовать его созданию?

В долгосрочной перспективе — потерпевших поражение не будет. В краткосрочной же перспективе таковыми сочтут себя страны развитого Запада, и в первую очередь мировая финансовая олигархия. Они лишатся преимуществ, которые имеют за счёт эмиссии конвертируемых валют (прежде всего доллара), так как при разделении мира на самодостаточные монетарно-экономические зоны потребность в общемировых фиатных деньгах отпадёт. У каждой зоны будет своя наднациональная валюта (возможно, с сохранением национальных валют), обслуживающая внутризональный товарооборот, эмиссия которой контролируется всеми членами зоны. В межзональной же торговле расчёты будут осуществляться золотом (которому суждено вновь обрести статус мерила стоимости) и другими драгоценными и полудрагоценными металлами, что позволит более справедливо распределять мировые богатства, но лишит Запад, а главное МФО, возможности эксплуатировать мир.

Выбор России: лидерство или смерть

В силу целого ряда причин, самыми благоприятными условиями по инициации и созданию третьей зоны обладает Россия. Главная из этих причин — это статус лидера Евразийского экономического союза, на основе которого и можно создать третью зону. Но перед тем как выступать с инициативой её создания, России следовало бы, договорившись с партнёрами, укрепить Евразийский союз, преобразовав его в полноценно функционирующее единое монетарно-экономическое пространство, что, во-первых, упростило бы и облегчило процесс создания зоны, и, во-вторых, уже на начальном этапе её образования повысило бы статус как самой России, так и её партнёров по альянсу.

Надо признать, что на пути преобразования Евразийского союза в единое монетарно-экономическое пространство предстоит решить ряд задач, самая сложная из которых — создание общесоюзной наднациональной валюты. Наиболее труднопреодолимым препятствием на пути её создания будет политика России, которая ныне де-факто навязывает союзу в качестве единой валюты российский рубль. С этой политикой, видя в ней угрозу своему финансовому и политическому суверенитету, вряд ли согласятся все остальные члены альянса. Без всякого сомнения, и Индия не станет даже рассматривать вопрос о вхождении в союз, основной валютой которого станет национальная валюта одного из его членов.

Поскольку финансовый мир находится в состоянии перманентной вой-ны, а финансовая политика является фактором, обеспечивающим национальную безопасность и политический суверенитет, реализовываться она должна по законам военного времени. В связи с этим необходимость более ответственного подхода к формированию финансовой политики России, которая по вине её либеральных властей находится на протяжении всей постсоветской истории в состоянии монетарно-финансового кризиса, очевидна. Единственным выходом из этой ситуации является делиберализация финансовой политики и ужесточение финансового законодательства, а это потребует замены руководства Центробанка и Минфина на людей, для которых интересы России не пустой звук.

Серьёзные эксперты и политики видят, что с изменением баланса мировых сил, вызванным бурным ростом экономик стран Юго-Восточной Азии, и в первую очередь Китая, рушится сложившееся однополярное мировое устройство и что человечество уже сегодня находится в зоне нестабильности, в фазе, предшествующей общемировому переделу сфер влияния. Но на сей раз, поскольку человечество накопило достаточные арсеналы ядерного оружия, это несёт угрозу всему живому на планете. В подобных условиях перед мировой элитой стоит задача построить новый, стабильный мир, избежав при этом глобальной катастрофы. Именно Россия сегодня является страной, способной бескровно восстановить глобальный баланс сил и спасти мир. И будет проявлением вопиющей безответственности по отношению к своему народу и всему человечеству не воспользоваться представившейся возможностью.

Новый мир всё равно возникнет, будет ли Россия принимать участие в его создании или уклонится от процесса. Но степень её влияния в грядущем мире напрямую зависит от степени активности нашей страны на этапе строительства. Россия могла бы инициировать создание третьей цивилизации и при правильном позиционировании просто обречена на статус её неформального лидера.

(Перепечатывается с сайта: http://www.odnako.org/.)   
_________________________________________


СОЮЗ РИК - ГЛАВНАЯ НАДЕЖДА ЧЕЛОВЕЧЕСТВА

С легкой руки американского политолога и государственного деятеля Збигнева Бжезинского, в политический обиход вошел термин «эпоха постхолодной войны». И действительно, «холодная война» между лидерами двух цивилизаций – западной капиталистической во главе с США, и восточной социалистической во главе с СССР, завершилась без их прямого вооруженного столкновения. Но эпоха холодных воин на этом не завершилась. Напротив. Она все больше набирает обороты в связи с ужесточением в мире межгосударственной конкуренции. А любая конкуренция между государствами, в какой бы форме она не проходила, за исключением спортивных, это всегда война. А причиной же воин, как известно, во всех случаях является желание овладеть ресурсами конкурентов. Это значит, что в реальности, «холодная война» является ничем иным как бескровной формой войны всех со всеми. Причиной же возникновения подобных форм воин является эволюция денег, а именно, - возникновение ничем не обеспеченных, долговых денег.

Войны, как известно, ввелись и ведутся только с целью захвата ресурсов конкурентов. До появления долговых (фидуциарных денег), овладеть ими можно было лишь двумя способами – в обмен на золото или серебро, или отняв, победив в открытой, кровавой войне. Появление долговых бумажных и виртуальных денег признанных общемировой валютой, позволило их эмитентам в обмен на свою крашеную бумагу и компьютерные биты получать реальные продукты и ресурсы. В результате, отпала необходимость в горячих войнах, но холодные, все больше совершенствуясь, охватили весь мир. Победителями таких воин всегда оказываются силы эмитирующие наибольший объем самых востребованных в мире валют. Поскольку таковым является доллар, - первая в истории человечества общемировая фиатная валюта (выполняющая еще и функции общемирового мерила стоимости), то основными бенефициарами от всей трудовой деятельности человечества, являются именно его эмитенты.

По сути, появление доллара в таком качестве создало принципиально новую форму политико-экономических отношений. Оно позволило отказаться от таких традиционных, открытых, физических форм эксплуатации и ограбления других народов как войны и колониализм, в пользу скрытых и более «гуманных», осуществляемых с помощью денег. По сути же, функционирование мировой экономики, где доллар выполняет роль мерила стоимости и является основной валютой обслуживающей мировой товарообмен, это ни что иное, как новая форма колониализма – неоколониализм, где в качестве колонии эмитентов доллара оказался весь мир.

Эмитирует же доллар, относительно небольшая группа лиц именуемых мировой финансовой олигархией (МФО), которым принадлежит Федеральная резервная система, и которые жестко контролируют как все процессы происходящие в мировой финансовой системе, так и ценообразование на все производимые в мире значимые товары и ресурсы.

Что касается США как государственного института, то относительно статуса хозяев доллара, это всего лишь политический объект, базовая территория используемая МФО в качестве силового обеспечения их доминирующего мире статуса. Но относительно других стран, сами США, пока еще является доминирующим в мире политическим субъектом.

Почему пока? А потому, что в период своего абсолютного доминирования они не смогли предложить миру ничего, что могло бы обогатить человечество или обеспечить ему безопасность. Внедряемые ими глобализация, либерализм, демократия американского образца, доллар в качестве мерила стоимости и общемировой валюты, а также международные институты МВФ, Всемирный банк и ВТО, которые, со слов лидеров США должны были обеспечить миру процветание и стабильность, на деле оказались политическими инструментами обеспечивающими им возможность осуществления финансовой экспансии и эксплуатации мира. Все это привело к росту в мире антиамериканских антиамериканских настроений, и объединению здоровых сил человечества с целью изменения принципа мироустройства и построения более справедливого и гармоничного мира. Человечество начало все больше отказываться от доллара в качестве общемировой валюты, что привело к сокращению рынка его использования.

Как результат, у МФО начались проблемы связанные с исчерпанием возможностей эмиссии доллара, обусловленного как сжатием обслуживаемого им рынка, так и конечностью на планете активов подконтрольных мировой финансовой олигархии, под которые его можно эмитировать. Возрождение Китая в качестве мировой державы, способной конкурировать с западной цивилизацией происходящее на фоне проблем доллара, подстегнули процесс снижения могущества и политической значимости МФО, с чем она не намерена мириться. Она не остановится ни перед чем ради сохранения своего статуса. И сегодня ее основной задачей является устранение Китая, рассматриваемого ею в качестве главного конкурента.

МФО прекрасно понимает, что решить такую задачу с помощью «холодной войны», при нынешнем уровне развития Китая уже невозможно, и, что одолеть его в обычной войне, также нереально. Остается только один вариант – одолеть его с помощью ядерного оружия, но, чтобы минимизировать свои риски и расходы, сделать это чужими руками. Единственной же страной в мире способной справиться с такой задачей, является Россия, обладающая ядерным оружием.

Но на пути реализации такого сценария лежат несколько препятствий, главные из которых, позиция президента России В.Путина жестко отстаивающего национальные интересы и не заинтересованного в такой войне. И сегодня МФО стоит перед необходимостью смещения Путина и приведению к власти в России подконтрольной ей политической фигуры. Наблюдая за происходящими в мире событиями, в которых так или иначе задействована Россия, мы видим, что МФО уже предпринимает меры направленные на решение этой задачи.

На международном уровне, это попытка свержения власти в Сирии, где размещена российская военная база, снижение цен на основной российский экспортный продукт - нефть, а так же события происходящие на Украине, которую с Россией связывают не только тесные экономические отношения, но и общность истории. Мерами направленными на дестабилизацию ситуации в самой России являются санкционная война объявленная против российских компаний и частных лиц из окружения Путина, а также обрушение курса рубля по отношению к доллару, осуществленное руками либерального правительства и руководства Центрального банка, действия которых можно охарактеризовать как попрание национальных интересов. И именно этот последний фактор ставит в сложную ситуацию Китай, которому, на данном историческом этапе необходим стратегический альянс с Россией с целью недопущения агрессии со стороны Запада.

Дело в том, что несмотря на жизненную необходимость подобного альянса для самой России, которая уже находится в состоянии конфронтации с Западом, а также высокий уровень доверия китайской стороны к ее президенту В.Путину, из-за позиции окружающей его либеральной политической элиты ориентированной на Запад, Китай вынужден проводить по отношению к ней очень осторожную политику. И именно низкий уровень взаимного доверия политических элит России и Китая может оказаться главным препятствием на пути построения стратегического союза между ними, необходимого для обеспечения стабильного мира на Земле.

Правда, последняя встреча на уровне министров иностранных дел России, Индии и Китая прошедшая в Ухане, дает надежду, что эта проблема будет преодолена. На ней стороны зафиксировали общий подход к оценке международных проблем, подчеркнули намерение развивать сотрудничество в формате РИК с целью построения более справедливого, полицентричного мира. Это дало человечеству надежду, что здоровые силы планеты в лице России, Индии и Китая, объединившись, не допустят большой войны. И мир с нетерпением ждет следующей встречи сторон, которая должна состояться в Москве в апреле, ожидая, что на ней они заявят о повышении планки уровня сотрудничества, и предъявят миру план действий по построению на Земле более справедливого и стабильного мира.

_________________________________________

(Выражаем благодарность Анатолию Отырба за разрешение опубликовать материал.)


Некоммерческое распространение материалов приветствуется;
при перепечатке и цитировании текстов
указывайте, пожалуйста, источник:
Абхазская интернет-библиотека, с гиперссылкой.

© Дизайн и оформление сайта – Алексей&Галина (Apsnyteka)

Яндекс.Метрика