Баджгур Сагария

Об авторе

Сагария Баджгур Еснатович
(1926-2005)
Абхазский историк, доктор исторических наук, академик АНА. С 1962 г. работал в Абхазском институте, прошел путь от младшего до главного сотрудника, много лет был заведующим отделом истории, а после создания Академии наук Абхазии избран действительным членом и академиком – секретарем отделения гуманитарных наук. Помимо научной, вел активную педагогическую деятельность, читал лекции в университете, был профессором АГУ, руководил и аспирантами.
Б. Сагария – автор свыше 70 научных трудов. Основные работы посвящены актуальным проблемам национально-государственного строительства в Абхазии. Это кандидатская и докторская диссертации ученого, а также основные монографии: «Национально-государственное строительство в Абхазии» и «Образование и укрепление советской национальной государственности в Абхазии (1921 – 1938 гг.)», удостоенная Государственной премии имени Д.И.Гулиа и другие. Он участвовал в написании 2-го тома «Очерков истории Абхазской АССР» (1964) и «Истории Абхазской АССР. 1917–1937» (1983), был соавтором нескольких монографий, главным образом с А. Куправа.
(Источник: Л. Пачулия. Республика Абхазия, 13.05.2011. Источник фото: Апсныпресс.)





Баджгур Сагария

Статьи:


О НЕКОТОРЫХ ВОПРОСАХ НАЦИОНАЛЬНО-ГОСУДАРСТВЕННОГО УСТРОЙСТВА В АБХАЗИИ (1917-1931 ГГ.)

В начале XIX века Абхазское княжество вступило под покровительство Российской Империи. Это событие произошло 17 февраля 1810 года. Грамота о присоединении Абхазии была подписана императором Александром I.
С 1810 по 1864 год Абхазия как самостоятельная единица (княжество) сохраняла свое автономное управление, что просуществовало дольше других негосударственных единиц на Кавказа. С 1864 по 1917 год Абхазия ("Сухумский военный отдел", "Сухумский округ") была подчинена царской администрации. После распада Российское Империи власть в стране оказалась в руках буржуазно-националистической партии в лице Временного правительства. Однако, так как у этого правительства не было никакой программы по национальному вопросу, в национальных окраинах были созданы органы временного правительства. По всей стране, в частности на юге России и в Закавказье, началось национально-освободительное движение.
8 ноября 1917 г. в Сухуме состоялся первый съезд абхазского народа под председательством С. Басария. Съезд создал новый орган власти под названием: Абхазский Народный Совет - АНС, единогласно принял Конституцию и Декларацию.
В статье I Конституции говорится: "Абхазский Народный Совет является национально-политической организацией, объединяющей абхазский народ"(1). Своей главной задачей съезд считает укрепление завоеваний революции, подготовку работы по самоопределению абхазского народа. На вопрос, с кем быть абхазскому народу в плане государственного строительства, Конституция заявляет: "Поддержание и укрепление связи Абхазского народа с Союзом Горцев Кавказа и проведение в жизнь политических лозунгов, постановлений и мероприятий Центрального Комитета Союза"(2). От имени съезда документ подписали: Председатель Съезда Симон Басария, секретари: М. Цагурия, Д. Алания, М. Тарнава, докладчик А. Шарипов. Конституция имела большее значение. Во-первых, впервые была вы-

69

двинута идея национального самоопределения абхазского народа, во-вторых, о вхождении абхазского народа в состав Горской Республики. В другом важном документе Декларации, которая также была принята в этот же день, подчеркивается роль революции, которая "выдвинула лозунг самоопределения нации, который был жадно подхвачен заинтересованными массами и на местах его стали немедленно проводить в жизнь"(3). В декларации были четко очерчены основные задачи Абхазского Народного Совета. Самой важной задачей Совета Декларация считает "работу по самоопределению абхазского народа"(4). Н. А. Лакоба и Е. А. Эшба приняли участие в работе съезда и выступили со своими программами. Н. Лакоба о работе съезда писал: "Гвоздем съезда был вопрос - "с кем идти? Идти ли вместе с Закавказским Комиссариатом в этом блоке всех малых и больших, открытых и тайных предателей рабочего класса (мусаватистов, дашнаков, меньшевиков и всяких других политических жуликов, с которыми Абхазия была связана в административном и финансовом отношении), или же порвать всякую связь с Закавказьем, "войти в Союз горских народов, куда усиленно приглашали горские делегаты""(5). На этот основной вопрос, поставленный Н. Лакоба, съезд единогласно отвечает: "Абхазский народ входит в состав Союза объединенных Горцев Северного Кавказа, Дагестана и Абхазии - и, конечно, нуждается в том, чтобы поддержать тесную связь со своими северными братьями"(6).
Однако на съезде против его решений открыто выступила меньшевистская фракция во главе с А. Чхенкели, по словам Н. Лакоба, недавно возвратившимся из Московского демократического совещания, который в своем выступлении на съезде доказывал, что "Горский Союз по сравнению с культурной Грузией, - ничто" и старался всячески убедить абхазов в "пагубности отторжения Абхазии от Закавказского округа"(7).
Известно нам и о том, что тот же А.Чхенкели от имени Закавказского правительства поставил вопрос о присоединений Гагрского округа части Черноморской губернии до Туапсе к сухумскому округу в пользу расширения территории будущей независимой Грузии.
В своих решениях Съезд абхазского народа, в частности в декларации, признал власть, компетенцию Окружного Сухумско-

70

го Комитета "Особого Закавказского Коммисориата"(8). Принятие такого решения было осуждено большевиками. Н. Лакоба по этому поводу от имени фракции большевиков заявил: "Мы призываем съезд выбрать Совет Крестьянских депутатов, которому и передать всю полноту власти в Абхазии, не боясь ни разрыва с Закавказским коммисариатом, ни других".(9) Эту идею поддержало большинство крестьян Абхазии, которое не признало избранный съездом АНС.
В своем письме на имя АНС от 7 января 1918 г. А. Чхенкели от имени национального Совета писал, что очень "старается установить более тесную связь Грузии с абхазским народом" и для "выявления взаимоотношений между Грузией и Абхазией" приглашает в Тифлис к 20 января делегацию АНС. В феврале 1918 г. в Тифлис прибывает делегация АНС во главе с князем А. Г. Чачба(10).
На заседании Президиума ЦК Национального Совета Грузии от 98 февраля 1918 г. было принято "Соглашение". В подписанном обеими сторонами "Соглашении" говорится:
1. "Возродить единую неразделительную Абхазию в пределах от р. Ингур до р. Мзымта, в состав которой войдут собственно Абхазия и Самурзакан, или что то же Сухумский округ.
2. Форма будущего политического устройства единой Абхазии должна быть выработана с принципами национального самоопределения, на учредительном собрании Абхазии, созванном на демократических началах.
3. В случае, если Абхазия или Грузия пожелают вступить с другими национальными государствами в политические договорные отношения, то взаимно обязывают иметь предварительные между собой по этому поводу переговоры"(11).
Естественно, обе стороны не были удовлетворены результатами принятого документа, особенно Грузия. Формы государственно-правовых взаимоотношений не были отражены в документе. Что касается Абхазии, то она уже приняла решение о вступлении в Горскую публику. Главу делегации Абхазии А. Чачба обвинили в "сепаратизме", и он был выслан из Абхазии. Само "Соглашение" осталось в Тифлисе и в Сухуме получили только 20/1 1920 г. После распада Закавказской федерации, отношения между Абхазией и Грузинской республикой обострились. Грузинская сторона спекулировала угрозой со стороны

71

Турции. Тем не менее члены абхазской делегации на переговорах в Тифлисе в заявлении от 2-го июня 1918 г. отмечали: "С момента распада Закавказской Федеративной Республики и объявления независимости Грузии Абхазия потеряла юридическую связь с Грузией...". А глава делегации АНС Р. Какуба, открыто заявил: "мы объявляем себя совершенно самостоятельными и прекращаем всякую связь с Грузией(12).
Но Грузия сумела навязать Абхазии особый договор, Формально в основу договора было положено "Соглашение" от 9 февраля 1918 г. Договор был подписан 8 июня 1918 г. (окончательно отредактирован 11 июня 1918 г.) Договор со стороны Грузии подписали Н. Хомерики и Ш. Алексеев-Месхиев, а с абхазской стороны - Р. Какуба, Г. Туманов, В. Гурджуа и Г. Аджамов(13).
Договор состоял из 8 статей. Основным в договоре является учреждение должности Министра по делам Абхазии. Формально АНС предоставляется право на самоуправление, а для установления "революционного порядка и организации твердой власти" в Абхазию посылается отряд так называемой "Красной Гвардии". С этого времени а Абхазии устанавливается режим военной диктатуры. В июне 1918 г. в Сухум прибывает генерал Мазниев с особыми полномочиями, который полностью оккупировал всю Абхазию вплоть до Туапсе и объявил себя Генерал-Губернатором. Был разгромлен первый состав АНС и создан новый, который 20 марта 1919 г. принял "Акт об автономии Абхазии", где читаем: "Абхазия входит в состав Демократической Республики Грузии, как её автономная единица".
До установления Советской власти Абхазия не увидела ни автономии, ни Конституции. В своем письме в адрес правительства Грузии члены АНС С. Чанба, И. Маргания, Д. Алания, М. Цагурия, М. Тарнава от 29/IX 1919 г. писали: "По какой-то злой иронии, великая Русская революция, давшая свободу и независимость почти всем народностям Кавказа, обошла маленькую Абхазию, и в нашей стране великие принципы революции совершенно заслонилсь произволом и насилием властей, и народ Абхазии пока что не видел ничего, кроме карательных Экспедиций, поджогов, порки и насилия над женщинами..."(14). Последняя парламентская делегация в октябре 1920 г. в адрес правительства Грузии писала: "Около трех лет народ Абхазии

72

ищет этой Конституции Абхазии, и настоящая делегация, руководимая исключительно общегосударственными интересами, полагает, что нет никаких веских причин для новых отсрочек, за каковые Народный Совет Абхазии на себя теперь уже возьмет ответственность, доведя об этом к сведению всего населения Абхазии"(15). Председатель Ревкома Абхазии на Первом съезде трудящихся Абхазии сказал: "При меньшевистской власти в Абхазии существовал Абхазский национальный Совет и делегация от него месяцами в Тифлисе молила хотя бы о фиктивной автономии, но фиктивной автономии они не могли добиться. Меньшевики всегда выдвигали национальный вопрос... И за эти годы своего господства они оставили в наследство национал-шовинизм. Их политика вызвала тенденцию национализма и в других народах, породила антагонизм ко всему грузинскому..."(16).
С победой Советской власти в Абхазии (4 марта 1921 г.) была восстановлена государственность абхазского народа. Ревком Абхазии в своем обращении к правительству Российской Федерации, лично В. И. Ленину 26 марта 1921 г. пишет: "Первое. Абхазия должна быть объявлена Социалистической Республикой. Второе. Советская Абхазия должна непосредственно входить в общероссийскую Федерацию"(17). Содержание данного документа по прямому проводу Е. Эшба доложил секретарю Кавбюро ЦК С. Орджоникидзе. Запись разговора нами опубликована. По совету Серго Е. Эшба и Н. Лакоба 28 марта на совещании приняли постановление "О структуре Советской власти и Компартии в Абхазии". Совещание в основном одобрило решение Ревкома Абхазии. 31 марта 1921 г. ревком Абхазии декларировал об образовании ССР Абхазии. 21 мая 1921 г. Ревком Грузии принял Декларацию и приветствовал образование независимости ССР Абхазии. Однако, по постановлению Батумского совещания и Декларации Ревкома Грузии открыто был поставлен вопрос о государственных взаимоотношения между Абхазией и Грузией до созыва съездов Советов в обеих республиках.
Состоявшийся 28 марта 1921 г. съезд трудящихся Абхазии единодушные сдобрил объявление самостоятельности Абхазии. На этом съезде член ревкома Грузии С. Кавтарадзе объявил Декларацию Ревкома Грузии о независимости ССР Абхазии. Съезд после докладов Е. Эшба и Н. Лакоба принял следующее

73

постановление: "Для изжития национальной розни и для закрепления братского союза Грузии и Абхазии - объявление самостоятельности ССР Абхазии признать правильным"(18).
Однако независимости Абхазии не суждено было быть прочной. На состоявшимся заседании в Кавбюре ЦК в присутствии Наркома по делам национальностей от 5 июля 1921 г. был заслушан доклад Е. Эшба "О положении в Абхазии". Под давлением Сталина Кавбюро приняло постановление, обязывающее Оргбюро РКП в Абхазии и Ревком Абхазии вести в дальнейшем работу в направлении автономного вхождения Абхазии в состав Грузии. Постановление обязало ускорить созыв съездов Советов для решения этого вопроса.
Для практического решения вопроса в Абхазию прибыл секретарь Кавбюро ЦК А. Назаротян. На расширенном заседании ревкома и оргбюро РКП в Абхазии было принято постановление по вопросу о независимости ССР. Одобрив в принципе объявление независимости Объединенный Пленум Оргбюро и Ревком Абхазии сочли необходимым "вести работу на основе федерации экономического единства Абхазии и Грузии"(19).
Вопрос о независимости Абхазии все время находился в центре внимания. 15 октября 1921 г. Пленум Оргбюро РКП в Абхазии и Ревком Абхазии вновь рассмотрели вопрос о независимости ССР Абхазии. Одобрив принятые до сих пор решения по данному вопросу, совместное заседание отмечает: "Вместе с тем, учитывая, что наряду с непропорциональной экономической мощью Абхазии, малочисленностью её населения, исторически связанного с грузинским народом, с одной, общность экономики с соответствующей советской экономической политикой Грузии, с другой, совещание находит необходимым установление тесной связи между Грузией и ССР Абхазии, советизацию своих республик - Совещание считает необходимым теперь же оформить указанную связь Грузии и Абхазии путем отрицательного договора двух равноправных союзных республик"(20). Е. Эшба, как члену Оргбюро и Председателю ревкома было поручено представить это решение в Тифлис и ускорить подписание договора. Для ясности ситуации в Абхазии следует сказать, что во время обсуждения данного документа присутствовало всего 43 человека. Н. Лакоба в Абхазии не было, он находился по заданию Оргбюро и Ревкома в Аджарии.

74

По прибытии в Тифлис 20 октября Е. Эшба сделал следующее заявление: "Препровождая при сем выписку из протокол расширенного заседания с участием ответственных работников Оргбюро РКП в Абхазии, прошу рассмотреть вопрос о нормальных взаимоотношениях между ССР Грузии и ССР Абхазии на ближайшем заедании Президиума или Пленума Кавбюро. При этом, я, как уполномоченный вести по этому вопросу переговоры, заявляю, что решение указанного вопроса не терпит никакого отлагательства"(21).
Е. Эшба в связи с этим оказался в чрезвычайно трудном положении. Буквально через 6 дней он письменно обратился в Кавбюро ЦК. Текст данного письма был предоставлен в Кавбюро ЦК 26 октября 1921 года. Здесь Е. Эшба откровенно изложил свое мнение о Федерации Абхазии с Грузией, составил проект договора с Грузией. ОН категорически возражал "против ликвидации независимости Абхазии и включения её как автономной области в состав ССР Грузии, ибо к этому нет никакой необходимости, и такое решение было бы истолковано народом, как проявление двуличной политики с нашей стороны"(22).
Е. Эшба это отразил в своем проекте договора, в статье 5. Там сказано: "Оставление ССР Абхазией права самостоятельного выступления, наряду с другими Кавказскими Республиками, в краевых объединениях, съездах и совещаниях".
1-го ноября 1921 года Кавбюро приняло следующее постановление, которое гласит:
1. Считать необходимым приступить к выработке договора о взаимоотношениях между Грузией и Абхазией.
2. Для разработки проекта договора выбрать комиссию в составе тт. Эшба, Элиава, Легран (председатель).
3. разработанный проект договора представить на утверждение Президиума Кавбюро ЦК РКП (б).
4. работа комиссии должна быть закончена к 10 ноября"(24).
Однако вскоре Е. Эшба отказался о работы в комиссии. У него возникла новая идея. В связи с всенародным движением за образование Зак. Федерации он решил вступить в Федерацию Зак. Республик непосредственно, минуя Грузию. Эту идею он извлек в своем заявлении в адрес Кавбюро 14 ноября 1921 г. Е. Эшба вновь вызвали на заедании Кавбюро ЦК 16 ноября. Об-

75

суждался вопрос о независимости Абхазии, где приняли решение:
"1. Считать экономически и политически нецелесообразным существование независимой Абхазии.
2. Предложить т. Эшба представить свое окончательное решение Абхазии в состав Федерации Грузии на договорных началах или на автономной области в РСФСР"(25).
Е. Эшба вынужден был дать согласие на федерацию с Грузией на основе союзного договора.
Союзный договор был подписан 16 декабря 1921 г. и ратифицирован Первым съездом Советов ССР Абхазии в феврале 1922 г.
С февраля 1922 г. по февраль 1931 г. государственно-правовые взаимоотношения Абхазии с Грузией следует рассматривать как федеративные, основанные на принципах равноправного союзного договора двух народов. Основные принципы государственного суверенитета были закреплены в первых двух Конституциях обеих республик. ССР Абхазия была вполне самостоятельной республикой, она имела свою Конституцию, Кодексы. Так, например, в Конституции ССР Абхазии, принятой III съездом Советов в 1925 г., в статьях 4 и 5 записано:
"ССР Абхазия, объединившись на основе особого союзного договора с ССР Грузией, через нас входит в Закавказскую Социалистическую Федеративную Советскую Республику и в составе последней - в Союз Советских Социалистических Республик...
ССР Абхазия есть суверенное государство, осуществляющее государственную власть на своей территории самостоятельно и независимо от другой какой-либо власти.
Суверенитет ССР Абхазии, ввиду добровольного ее вхождения в ЗСФСР ограничен лишь в пределах и по предметам, указанным в Конституции этих союзов...
ССР Абхазия сохраняет за собой право свободного выхода как из состава ЗСФСР, так из Союза ССР".
Согласно Постановлению I съезда Советов Абхазии Союзный договор Абхазии с Грузией был пересмотрен и значительно расширен. Этот вопрос рассматривался на сессии ЦИК Грузии в июне 1926 г., состоявшейся в Сухуме и на сессии ЦИК ССР Аб-

76

хазии в октябре 1926 г. Этот договор как самостоятельная глава вошел в Конституции обеих республик. В Конституции Грузии глава IV называлась: "О договорной социалистической Советской Республики Абхазии". Соответствующая глава конституции Абхазии также называлась: "О договорных взаимоотношениях Социалистической Советской Республики Абхазии с Социалистической Советской Республикой Грузией". Обе Конституции были окончательно утверждены на очередных съездах Советов в марте - апреле 1927 г.
Одной из особенностей Конституции Грузии 1927 г. являлось то, что в ней в статье 2-ой говорилось, что Грузия уже не является унитарным государством, а республикой "строящейся на основе Федерации национальных советских республик". Как отмечалось в Конституции ССР Абхазии, в соответствующей главе 11-ой, договорная ССР Абхазия с Грузинской ССР сохраняет свой государственный суверенитет. В статье 4-ой сказано: "Социалистическая Советская Республика Абхазия осуществляет государственную власть на своей территории самостоятельно и независимо, поскольку власть эта не ограничена договорными отношениями с Социалистической Советской Республикой Грузией и Конституциями Закавказской Социалистической Федеративной Советской Республикой Союза Советских Социалистических Республик(27).
Абхазия была уверена в том, что эти принципы, заложенные в Конституциях обеих республик, являются гарантом прочности и нерушимости, равноправных государственно-правовых взаимоотношений между Абхазией и Грузией. До начала 1930 года вопрос о союзном договоре нигде в партийных или советских органах Абхазии и Грузии не возникал. Он возник неожиданно на сессии ЦИК ССР Абхазии 17 апреля 1930 г. На сессии стоял только один вопрос - "Об упрощении и рационализации Верховного управления Республики". Постановление состоит из 9 пунктов. Первый пункт Постановления гласит: "Упразднить Совет Народных Комиссаров ССР Абхазии как отдельный орган управления, передав все функции его Президиуму Центрального Исполнительного Комитета ССР Абхазии. Ряд народных комиссариатов было ликвидировано, в том числе НКВД. В пункте № 7 принятого Постановления читаем: "В связи с реорганизацией Верховного управления ССР Абхазии внести в Конституцию

77

ССР Абхазии по соглашению с Конституцией ССР Грузии соответствующее изменение. В пункте № 8 Постановления сказано: "В виду того, что договор, заключенный ССР Абхазия с ССР Грузией от 16 декабря Основного пункта об объединении этих республик, исключить из Конституции ССР Абхазии название "Договорная республика", заменив его словами "Автономная Республика".
Ведь в Союзном договоре основным являлось "Объединение этих республик". Возникает вопрос: разве расторжение Союзного договора, упразднение высших органов государственно управления и др. не означают ликвидацию суверенной ССР Абхазии!? Имела ли право сессия ЦИК ССР Абхазии одним росчерком пера ликвидировать союзные договорные взаимоотношения с Грузией, закрепленные в решениях съездов Абхазии и Грузии в 1927г.?
Какова была реакция со стороны Н. Лакоба и других его соратников? Трудно сейчас однозначно ответить на этот вопрос. Этот судьбоносный для абхазского народа вопрос должен был стать главным в решениях VI Всеабхазского съезда Советов. Но этот вопрос не рассматривался на съезде Советов Абхазии, состоявшемся в начале февраля 1931 г. По имеющимся сведениям на съезде была создана комиссия по внесению изменений в Конституцию Абхазии во главе с Н. Лакоба в связи с решением сессии ЦИК Абхазии от 17 апреля 1930 г. Но особого доклада по этому вопросу не было. В своем выступлении на VI съезде Советов Н. Лакоба заявил: "Вопрос о взаимоотношениях между трудящимися Грузии и Абхазии разрешен полностью"(28). Но Нестор не сказал ничего об отношении к этому вопросу абхазского народа. Мы в своих работах не всегда критически оценивали этот антиконституционный акт, грубо нарушающий государственный суверенитет Абхазии. Трудно сейчас сказать о том, почему именно Н. Лакоба на сессии ЦИК в своем докладе вынужден был заявить, что "от этих атрибутов независимости..." надо отказаться и внести в свое Верховное управление необходимые поправки"(29).
На упомянутом VI съезде Советов Н. Лакоба, критически оценивая пройденный путь в отношении национальной политики в Абхазии, заявил, что "...в этом отношении кроме трескотни, кроме болтовни, кроме резолюций, постановлений, практически

78

ничего в Абхазии до сих пор не сделано. Почему так случилось? Потому что главным образом мы ограничились лишь декларацией решений партии по национальному вопросу..."(30).
VI Всегрузинский съезд Советов от 19 февраля 1931 года принял Постановление о вхождении ССР Абхазии в ССР Грузию в качестве автономной республики. Основными мотивами принятия такого решения съезд советов Грузии считает:
а) "признать необходимым, в целях успешного выполнения постановленных перед трудящимися Союза ССР задач развернутого социалистического строительства на основе единого плана народного хозяйства, более тесное политическое и хозяйственное объединение Социалистической Советской Республикой Грузией с Социалистической Советской Республикой Абхазии...
б) в соответствии с волеизъявлением трудящихся Абхазии, принявших на VI Абхазском съезде Советов постановление: 1. На основании статьи 9 Основного закона (Конституции) ССР Грузии ввести в Социалистическую Советскую Республику Грузии в качестве автономной республики Абхазскую Советскую Социалистическую Республику, распространив на нее действия главы IV указанного Основного Закона.
2. Договор между ССР Грузии и ССР Абхазии, заключенный в г. Тифлисе 16 декабря 1921 года, считать утратившим силу"(31).
Фактически до января 1935 года в Абхазии действовала Конституция ССР Абхазии 1927 года. 7 января 1935 года VII съезд Советов Абхазии, заслушав доклад Секретаря ЦИК Абхазии В. Григорьева об изменениях в Конституции Абхазии постановил представить её на утверждение Всегрузинского ЦИК и Всегрузинского съезда Советов(32). До 1935 г. все Конституции Абхазии утверждались съездом Советов Абхазии. Таким образом судьба независимой суверенной республики Абхазии была решена, сталинская идея "автономизации" сыграла роковую роль в судьбе абхазского народа и республики.
Основатель первого в мире Советского государства В. И. Ленин правильно отметил: "Я, кажется, сильно виноват перед рабочими России за то, что не вмешался достаточно энергично и достаточно резко в пресловутый вопрос об автономизации,

79

официально называемый, кажется, вопросом о Союзе советских социалистических республик... Видимо вся эта затея "автономизации" в корне была неверная. Я думаю, что тут сыграла роковую роль торопливость и администраторское увлечение Сталина, а также его озлобленность против пресловутого "социал-национализма". Озлобление вообще играет в политике обычно самую худую роль. Наш основной принцип есть союз равноправных, союз требующий общего согласия. Нам нужна единая советская федерация для всех"(33), - говорил он.
Основной причиной развала Союза республик является отсутствие равенства и равноправия между "державным" и "автономными" нациями. Пока существует это "зло", не будет согласия между ними", - говорил Ленин(34).
Более 60 лет Абхазия боролась за полную свою свободу и независимость против грузинского "социал-национализма". В результате национально-освободительной борьбы народ Абхазии добился восстановления своей независимости. Абхазия ныне является суверенным правовым государством, имеет свою Конституцию, принятую, Парламентом Абхазии 26 ноября 1994 года.

Примечания

1. "Вперёд". 1917. Газ. №148. 8 декабря.
2. Там же.
3. "Союз Объединенных Горцев Кавказа". 1994. Сборник докладов. Махачкала, С. 78-83.
4. Там же. С. 78-79.
5. Лакоба Н. А. 1987. Статьи и речи. Сухум, С. 49.
6. "Вперёд". 1917. Газ. №148. 8 декабря.
7. Лакоба Н. А. 1987. Статьи и речи. Сухум, С. 49.
8. "Вперёд". 1917. Газ. №148. 8 декабря.
9. Лакоба Н. А. 1987. Статьи и речи. Сухум, С. 49-50.
10. Архив Абгосмузея. Фонд. 3. Опись. 1. Д. 43. Л. 27.
11. Там же. Л. 30.
12. Там же. Л. 27-28.
13. Там же. Л. 28.
14. Сагария Б. Е. 1970. Национально-государственное строительство в Абхазии (1921-1931). Сухум, С. 14.
15. Архив Абгосмузея. Фонд. З. Опись.1. Д. 43. Л. 28.
16. "Укрепление Советской власти в Абхазии". 1957. (Сбор. док. и мат.). Сухум, С. 27.


80


17. Сагария Б. Е. 1970. Национально-государственное строительство вАбхазии (1921-1931). Сухум, С. 26.
18. "Укрепление Советской власти в Абхазии". 1957. (Сбор. док. и мат.). Сухум, С. 27.
19. Сагария Б. Е. 1970. Национально-государственное строительство вАбхазии (1921-1931). Сухум, С. 33.
20. Там же. С. 70.
21. Лежава Г. П. 1997. Между Грузией и Россией. Москва, С. 103.
22. Там же.
23. Там же. С. 105.
24. Сагария Б. Е. 1970. Национально-государственное строительство вАбхазии (1921-1931). Сухум, С. 35.
25. Там же.
26. ЦПАА.1992. Ф. I., Оп. 2, 9, 17. Сухум.
27. Собрание Советских Конституций и Конституционных актов. 1928. Харьков.
28. ЦГАА. Ф.1. 0п. 2. Д. 230. Лл. 40-49.
29. Там же. Лл. 136-138.
30. Там же. Л. 26.
31. Советы Абхазии. 1976. (1922-1937). Сухум, С. 343-353.
32. Сагария Б. Е. 1981. Образование и укрепление Советской национальной государственности в Абхазии (1921-1938 гг.) Сухум, 146-147. ОГК, 1994.
33. Ленин В. И. Полное Собрание Сочинений. Т. 45. М., С. 343-353.
34. Ленин В. И. Полное Собрание Сочинений. Т. 48. М., С. 235.


81

(Опубликовано: Абхазоведение (История, Археология, Этнология). Выпуск II. Сухум, "Алашара", 2003 г., с. 69-81.)

(OСR - Абхазская интернет-библиотека.)

_____________________________


ПРАВДА ОБ ОБРАЗОВАНИИ ССР АБХАЗИЯ И СОЮЗНЫЙ ДОГОВОР

С первых дней восстановления Советской власти в Абхазии Ревком Абхазии и Оргбюро РКП(б) в Абхазии объявили Абхазию Социалистической Советской Республикой. Руководители Абхазии 26 марта 1921 года послали в Москву В. И. Ленину и в наркомнац И. Сталину телеграмму следующего содержания:

«В. И. ЛЕНИНУ и И. В. СТАЛИНУ.

С момента восстановления Советской власти в Абхазии прошло три недели. Мы до сих пор не имеем определенных указаний, будет ли Советская Абхазия самостоятельной республикой или административной единицей и какова должна быть политика Абхазии.

Два совещания ответственных работников Абхазии с участием уполномоченного Кавбюро ЦК тов. Ивницкого, Военкомдива и начдива XI Моринец и Власова, полревсовета IX Воробьева единогласно пришли к следующему заключению:

Первое: Абхазия должны быть объявлена Социалистической Республикой.

Второе: Советская Абхазия должна непосредственно входить в Общероссийскую федерацию.

Третье: Общая политика в Абхазии должна быть умеренно осторожной по отношению к буржуазии и к крестьянству.

Мотивами указанного решения служат:

Первое: Шовинистическая политика грузинских меньшевиков пробудила тенденцию к национальному самоопределению среди абхазцев, составляющих восемьдесят процентов населения Сухумского округа.

Второе: Эта же политика вызвала среди абхазцев массовое желание связать свою судьбу непосредственно с Российской Федерацией.

Третье: Объявление самостоятельности Абхазии закрепит освободительный характер борьбы Красной Армии, как в сознании трудящихся масс Абхазии, так и в общественном мнении за границей. Затягивание решения основного вопроса сильно затрудняет всю нашу работу и ставит перед нами вопрос, сможем ли мы дальше нести ответственность за нее.

В случае неполучения срочного ответа, объективные условия заставляют нас взять на себя ответственность за объявление Советской Социалистической Республики Абхазия.

РЕВКОМ АБХАЗИИ.
ЭШБА, ЛАКОБА, АКИРТАВА.
Секретарь Оргбюро Компартии Агниев.
Сухум, 26 марта 1921 года».

(ЦГАОР СССР, ф. 130, д. 740, лл. 7,7 об).

Текст телеграммы (сохранилась копия ленты) был зафиксирован в канцелярии СНК 28 марта 1921 года. На документе резолюция следующего содержания: «Тов. Молотову: Вопрос разрешить на месте во время пребывания Енукидзе на Кавказе».

Очевидно телеграмма была передана не В. И. Ленину, а секретарю ВЦИК А. Енукидзе. Можно даже предположить, что до Ленина она не дошла.

Полный текст указанного документа в этот же день по прямому проводу был передан в Тифлис в Кавбюро ЦК РКП(б) Г. К. Орджоникидзе председателем Ревкома Абхазии Е. А. Эшба. Считаем также необходимым полностью обнародовать разговор по прямому проводу Е. Эшба с Г. К. Орджоникидзе от 26 марта 1921 года.

«РАЗГОВОР ПО ПРЯМОМУ ПРОВОДУ Е. ЭШБА С Г. К. ОРДЖОНИКИДЗЕ 26/III-21 г.

– У аппарата Эшба, предревкома. Здравствуй, уважаемый тор. Серго! Я Вам сейчас передаю срочные вопросы и убедительно прошу дать ответы. (Далее зачитывает текст телеграммы, посланной в Москву В. И. Ленину и Сталину).

Серго: Здравствуйте, друзья! Объявлено ли Вами уже принятое решение?

Эшба: Хотя официально нами еще не декларировано о Социалистической Республике, но бланки, официальные печати, а также и наши выступления на митингах и собраниях свидетельствуют о том, что декларирование уже назрело.

Серго: Мнение Москвы и здешних товарищей – Автономная Совреспублика Абхазия, входящая в состав Грузсовреспублики, другое решение этого вопроса рассматривалось бы как аннексия со стороны России. Ваше мнение?

Эшба: Какая аннексия, когда является самостоятельной Совреспубликой и потом, меньшевики своим шовинизмом до того оттолкнули от себя абхазцев, что включение Абхазии в Советскую Грузию произвело бы самое отрицательное впечатление на абхазцев, и как повторение старой меньшевистской, якобы автономной Абхазии. Один пример: 4 дня тому назад был съезд общий Кодорского уезда, где присутствовало до 2000 делегатов из всех селений, где выступающие крестьяне определенно выражали свою радость по поводу освобождения Абхазии от национального гнета Грузии. Ничего не поделаете, с этим приходится очень и очень серьезно считаться. С Вашим решением Ревком Абхазии, безусловное, не согласен, и Вы найдете способ, сами выйдете из этого положения.

Серго: Вопрос в такой плоскости впервые ставится Вами. Конечно, речь может идти только об Автономной Советской Абхазии в Советроссию или Совгрузию, до сих пор этот вопрос решался включением в Совгрузию. Такие же директивы были даны тов. Акиртава. Так понималось оно и в ЦК партии, когда в Москве решался вопрос, куда примкнуть Сухумский округ… Теперь Вы ставите в иной плоскости дать Вам разрешение этого вопроса. Персонально, надеюсь, Вы согласитесь, я не могу, решение партии я Вам передам и немедленно доведу до сведения ЦК партии Ваше предложение.

Эшба: Словом, тов. Серго, Вы понимаете, что не я, и не мои товарищи по ревкому ставим вопрос. Дело объективных условий и настроения масс. Лично я думаю, что объявление хотя бы и такой республики, как Дагестан, но с обязательным включением непосредственно в Российскую Федерацию успокоило бы указанные националистические тенденции. Короче говоря, данный момент требует объявления самостоятельной республики и только в крайнем случае автономной республики, входящей непосредственно в Российскую Федерацию, но ни в коем случае в Советскую Грузию.

Я прошу Вас именно таким образом и поставить вопрос в ЦК РКП(б).

Серго: Великолепно, вопрос будет поставлен в буквальном смысле слова в Вашей редакции, а до получения ответа придется воздержаться от декларации. Не считаете ли обойти вопрос о включении в ту или другую федерацию и таким образом убить двух зайцев или Вы думаете, что оба зайца сбегут?

Эшба: Сразу убить двух зайцев можно объявлением самостоятельной Советской Социалистической Республики. Но я уверен, Вы бы сделали это. Это, мне кажется, единственный выход. Без сомнения, мы подождем решение этого вопроса в Центре, но обстоятельства требуют срочного.

Серго: Не можешь ли ты немедленно выехать в Батум или в Кутаис через 1-2 часа? Я выезжаю в Батум, и при встрече легче было бы ориентироваться и сразу же принять то или другое решение и передать Центру, как вполне оформленное наше мнение.

Эшба: Мне выехать сейчас, пожалуй, трудно, но вышлю сейчас же т. Лакобу, если Вы не будете настаивать на моем выезде.

Серго: Было бы весьма желательно иметь вас обоих не только по этому вопросу, но вообще.

Эшба: Если сегодня выедем в Батум, как долго мы задержимся? Наш отъезд плохо отразится на работе здесь, но Вы решайте, если нужно, выезжаем.

Серго: По-моему, Ваш приезд весьма желателен. В Батуме я Вас задержу не больше, чем на несколько часов. Сколько времени от Сухума до Батума плыть?

Эшба: Около 12 часов на моторной. Хорошо, выедем!»

(ЦПА ИМЛ при ЦК КПСС, ф. 85, оп. 13, д. 310, л. 5-11).

По рекомендации Орджоникидзе 28 марта 1921 года в г. Батуме состоялось совещание ответственных работников Кавбюро ЦК, Грузревкома и руководителей Ревкома Абхазии. В нем приняли участие: Г. Орджоникидзе, Ш. Элиава, С. Кавтарадзе, Е. Эшба, Н. Лакоба и др. Совещание приняло постановление под названием «О структуре Соввласти и Компартии в Абхазии». Совещание одобрило образование ССР Абхазии и создание партийного органа под названием Оргбюро РКП(б) в Абхазии. Что касается «ВОПРОСА О ФЕДЕРАЦИИ СОВЕТСКОЙ АБХАЗИИ С РСФСР ИЛИ ГРУЗИЕЙ», было решено оставить его открытым. 31 марта 1921 г. Ревком ССР Абхазии декларировал об образовании Советской Социалистической Республики Абхазия. Об этом было сообщено В. И. Ленину и др. советским республикам. ЦК РКП(б) одобрил решение об образовании ССР Абхазия.

12 марта 1921 г. Ревком Грузии принял Декларацию «О НЕЗАВИСИМОСТИ СОЦИАЛИСТИЧЕСКОЙ СОВЕТСКОЙ РЕСПУБЛИКИ АБХАЗИЯ». Абхазский народ единодушно одобрил этот исторический акт. На первом съезде трудящихся Абхазии, состоявшемся в конце мая 1921 г., Декларацию от имени Ревкома Грузии огласил С. Кавтарадзе. Съезд единодушно одобрил декларацию о независимости ССР Абхазии. В резолюции, принятой съездом 28 марта 1921 г., говорилось: «Для изжития национальной розни и для закрепления братского союза Грузии и Абхазии ОБЪЯВЛЕНИЕ САМОСТОЯТЕЛЬНОСТИ СОВЕТСКОЙ АБХАЗИИ ПРИЗНАТЬ ПРАВИЛЬНЫМ».

Весть об объявлении независимости ССР Абхазии и решение съезда по данному вопросу было воспринято восторженно всеми трудящимися Абхазии. Однако, этой радости не суждено было стать реальностью. Вскоре по директиве И. Сталина была развернута акция по ликвидации независимости ССР Абхазии. Пленум Кавбюро ЦК 5 июля 1921 г., в присутствии Сталина обсудив доклад Е. Эшба «О положении в Абхазии», принял постановление, обязывающее Оргбюро ВКП(б) в Абхазии и Ревком Республики вести в дальнейшем работу в направлении автономного вхождения ССР Абхазии в состав Грузии. Для практического осуществления директивы Кавбюро ЦК в Абхазию был направлен секретарь Кавбюро ЦК А. Назаретян. 22 июля 1921 г. состоялись сначала совещание ответработников Абхазии и на следующий день, т. е. 23 июля, Пленум Оргбюро и Ревкома Абхазии.

Одобрив объявление независимости ССР Абхазии, вместе с тем, было рекомендовано вести работу «на основе федерации экономического единства в Советской Грузией». Такое решение вопроса мотивировалось тем, что Абхазия, как самостоятельная и независимая республика, мол, отдельно экономически не может существовать. Вопрос этот в дальнейшем стал основным в политической жизни Абхазии и ее руководства.

Состоявшееся расширенное заседание Пленума Оргбюро и Ревкома Абхазии 15 октября 1921 г., рассмотрев вопрос «о независимости ССР Абхазии», постановил: «Считать необходимым теперь же оформить указанную связь Грузии и Абхазии путем оформления договора ДВУХ СОЮЗНЫХ РАВНОПРАВНЫХ РЕСПУБЛИК». Но несмотря на давление со стороны Сталина и других противников независимости Абхазии, она оставалась самостоятельной советской республикой. Н. А. Лакоба, вспоминая об этом периоде, 22 декабря 1922 г. на II съезде Советов Абхазии говорил: «В 1921 году, в начале советизации Абхазии, мы являлись совершенно независимой республикой. Мы ни от кого не зависели в бюджетных вопросах. Мы сами распоряжались всеми нашими материальными ресурсами, всеми видами поступлений: прямые налоги, косвенные налоги, коммунальные сборы, пошлины и прочие доходы». Абхазия была с 1921 г. включена в систему Заквнешторга, торговала с иностранными государствами. Абхазии помогала и РСФСР, в частности, Наоркомфин. Но И. Сталин, как ярый противник независимости Абхазии, случайно узнал о помощи РСФСР и решил использовать свою власть против молодой независимой республики Абхазии. Приведу лишь два документа. В сентябре 1921 г. в адрес ВЦИК РСФСР и Наркомфин республики Сталин писал: «Абхазия составляет автономную часть независимой Грузии, самостоятельных представителей при РСФСР не имеет и не должна иметь, ввиду чего кредитов от РСФСР не может получать. Наркомнац И. Сталин».

Второй документ датируется 13 сентября того же года. В категорической форме он заявил: «Выдача денег абхазцам без согласия наркомфина Грузии недействительна. Кроме того, следует принять во внимание, что абхазцы продали европейцам несколько миллионов пудов табака, получив за это всякое добро, в том числе автомобили, не представив отчета ни Грузии, ни РСФСР. Я уже не говорю о том, что нам неизвестно, не получают ли средства от Грузии и не думают ли они одновременно получить и от РСФСР, пользуясь нашей неосведомленностью. Ввиду всего сказанного, предлагаю отказать в выдаче денег. Нарком РКИ Сталин».

Наступление на независимость Абхазии продолжалось.

Как раз на этот период была развернута широкая политическая акция по объединению республик Закавказья. По этому поводу 14 сентября Е. Эшба обратился с заявлением, где он отстаивал идею непосредственного вхождения ССР Абхазии в Закфедерацию. Он писал, что Грузия, вступив в состав федерации, в какой-то степени теряет свою независимость, и поэтому вступление Абхазии в Грузию на договорных началах лишено смысла, и заявил о своем отказе участвовать в составе комиссии по составлению союзного договора с Грузией. Такая комиссия была создана постановлением Кавбюро ЦК 1 ноября 1921 г. во главе с Ш. Элиава. 16 ноября 1921 г. состоялось заседание Президиума Кавбюро ЦК, рассмотревшего вопрос «О независимости ССР Абхазии». Постановление гласило: «1. Считать экономически и политически нецелесообразным существование независимой Абхазии. 2. Предложить т. Эшба представить свое окончательное решение о вхождении Абхазии в состав Федерации Грузии на договорных началах или на началах автономной области в РСФСР».

Решение высшего партийного органа, каковым являлось Кавбюро ЦК, не имело, фактически, юридической основы. Кроме того, вопрос этот не обсуждался в Ревкоме Абхазии, Оргбюро РКП(б) в Абхазии и в народе.

Трудно сейчас утверждать, что Е. Эшба, как коммунист и как член Кавбюро ЦК, вынужден был считаться с решением Кавбюро и выбрал вариант объединения ССР Абхазии с ССР Грузией на основе договорной федерации. Здесь же хочу отметить, что некоторые товарищи, не совсем осведомленные в этих делах, говорят, будто этот вопрос был решен не Е. Эшба, а Н. Лакоба. Что касается Н. Лакоба, то он с августа по декабрь 1921 г. был отозван из Абхазии. Он вернулся в Абхазию по настоянию Е. Эшба и 14 декабря 1921 г. был восстановлен в прежних должностях. Безусловно, и Н. Лакоба поддержал Е. Эшба в этом вопросе.

Союзный договор между Абхазией и Грузией был разработан и подписан 16 декабря 1921 г. полномочными представителями с обеих сторон. С Кавтарадзе – от Грузии, С. Картозия и Н. Акиртава – от Абхазии. В пункте первом договора говорилось: «Социалистическая Советская Республика Грузия и Социалистическая Советская Республика Абхазия вступают между собой в военный, политический и финансово-экономический союз». В четвертом пункте договора отмечалось, что в краевые объединения, т. е. в Закфедерацию, Абхазия входит через Грузию, которая предоставляет ей одну третью часть своих мест. Договор был опубликован в газете «Голос трудовой Абхазии» 23 декабря 1921 г. и ратифицирован I съездом Советов Абхазии. В резолюции съезда, принятой по докладу зам. председателя Ревкома Абхазии Н. Лакоба «О федерации Закавказских Советских Республик и федерации ССР Абхазии с ССР Грузией» от 17 февраля 1922 г. сказано: «Грузия и Абхазия, заключая между собой добровольный договор на принципах солидарности, взаимности и общности интересов народов – грузинского и абхазского, – и этим самым (договором) раз и навсегда вытравляется национальная ненависть, искусственно созданная политическими жуликами – меньшевиками… между этими двумя братскими народами». Договор съездом был признан «жизненно необходимым в интересах обоих народов, как в политическом, так и в экономическом отношениях».

I съезд Советов Абхазии выразил отношение и к Закфедерации, где сказано, что «трудящиеся массы Закавказья в кратчайший срок практически проведут в жизнь осознанную ими идею о федерации». Выступая с отчетом о деятельности революционного комитета Абхазии, Е. Эшба сказал: «…Итак, ССР Абхазия самостоятельна. Чем же вызвана эта самостоятельность? Я напомню недавнее прошлое. При меньшевистской власти в Абхазии существовал Абхазский национальный совет и делегация от него месяцами полила хотя бы о финансовой автономии, но и фиктивной автономии они не могли добиться. И за три года своего господства они (меньшевики – ред.) оставили в наследство национал-шовинизм. Их политика вызвала тенденцию национализма и в других народах, породила антагонизм ко всему грузинскому…». Надо признать, что обсуждение вопроса о договоре с Грузией проходило в острой дискуссии. Отдельные делегаты съезда выразили свое недоверие к договору, и в том числе к руководителям Абхазии, в частности, к. Е. Эшба и Н. Лакоба, которые пошли на этот шаг. В заключительной речи Н. Лакоба по этому поводу заявил: «Независимость Абхазии Грузия не отнимет. Если Грузия будет отнимать, мы апеллируем к штабу революции РКП, ВЦИК, тов. Ленину… Независимость трудящихся Абхазии никто не будет в состоянии отнять, пока существует Советская власть (шумные аплодисменты, крики «Ура!»). Что касается критики в адрес Е. Эшба и его самого, Н. Лакоба сказал: «Наши сыны, находившиеся на гребне революции могут… только тогда изменить всем трудящимся, когда изменят всей революции, а этому не бывать так же, как с того света не может вернуться Николай II».

Как уже отмечали, как и все народы края, Абхазия активно включилась в объединительное создание Закфедерации и Союза ССР. Началось оно с создания общего хозяйственного органа для всего Закавказья. Сама идея хозяйственного объединения была подсказана В. Лениным и поддержана всеми трудящимся края. На первых порах были объединены железные дороги, а потом были созданы объединения по торговле – Внешторг, органы управления по линии связи и финансов. Абхазия, как самостоятельная единица, была включена в Заквнешторг и торговала со многими зарубежными странами, в том числе с Германией, Италией и др. Финансовые отчеты опубликованы в наших сборниках документов. Только Сталин делал вид, будто об этом не знал, да и знать не хочет.

Итоги объединительного движения в Абхазии были подведены на Чрезвычайном съезде Советов Абхазии в 1922 г., где с докладом по этому вопросу выступил Н. Лакоба. В резолюции съезда говорилось: «Рабочие и крестьяне Абхазии полагают, что при настоящих общеполитических и международных условиях идея создания единого мощного Союза Советских Социалистических Республик назрела и вполне осознана трудящимися Закавказья… Да здравствует Российский Федерация!

Да здравствует единый Союз Советов!».

На заключительном заседании съезда 30 ноября 1922 г. делегатами на закавказский съезд Советов были избраны – Г. Орджоникидзе, Г. Атарбеков, Н. Акиртава, Н. Лакоба, Е. Эшба, С. Картозия, С. Кухалейшвили, И. Жвания, Г. Гуадавадзе, В. Агрба, К. Апба, Я. Хобурзания, А. Цитлидзе, И. Вардания, Е. Дамения, Л. Григолия и др.

10 декабря 1922 г. в г. Баку открылся I съезд Советов Закавказья. Съезд открыл Н. Нариманов. На съезд прибыло 582 делегата со всех уголков края. Среди делегатов – 175 азербайджанцев, 160 грузин, 131 армянин, 83 русских, 12 евреев, 9 абхазов, представители других народностей Закавказья. На съезде от имени ССР Абхазии выступил Н. Лакоба, который сказал, что «еще в 1918 г., после бакинского пролетариата, маленькая Абхазия посмела поднять знамя революционного восстания и продержать его в течение 40 дней, и вот, наконец, Советская Абхазия приобщилась к великой Федерации Советских Республик».

На заключительном заседании, т. е. 13 декабря, под председательством А. Мясникова были приняты Договор об образовании ЗСФСР, Конституции Закфедерации, образованы ЦИК и СНК республики. Съезд принял постановление о вхождении республик Закавказья в Союз и избрал 75 делегатов с правом решающего голоса, 10 – с совещательным.

Большим историческим событием явилось образование единого многонационального государства – Союза ССР, 1-й съезд Советов СССР открылся 30 декабря 1922 г. Он принял Договор и Декларацию об образовании СССР.

Церемония подписания этих исторических актов проходила так: накануне, 29 декабря, в Андреевском зале Большого Кремлевского дворца прошла конференция полномочных делегаций, избранных съездами Советов республик. Здесь же было решено, что специальные представители республик соберутся на следующий день, т. е. 30 декабря, в Большом театре за час до открытия съезда, чтобы подписать документы. Каждой делегации было отведено свое место. Делегаты от ЗСФСР собрались в Бетховенском зале. Один из участников этого исторического дня, вошедший в историю, Иван Врачев в декабре 1937 г. вспоминал: «Войдя в ложу, я увидел, что С. Киров, С. Тер-Габриелян, С. Мамулия, Н. Акиртава смотрят на Серго Орджоникидзе, который держит в руках обыкновенную школьную ручку. Обмакнув ее в чернильницу, он сказал, обращаясь ко мне: «Давай, подпишем». За ним подписался я, потом Мамулия и Акивртава. Подпись Акиртава стала последней, 22-й подписью полномочного делегата от ЗСФСР». Этот исторический документ сохранился. Среди подписавших его – С. Киров, Ф. Махарадзе, Г. Мусабекова и представитель Юго-Осетии А. Джатиев… Один из сопредседателей ЦИК ЗСФСР, Председатель ЦИК Грузинской ССР М. Цхакая сказал: «Этот день, безусловно, достоин того, чтобы войти в историю будущего…».

После 1-го съезда Советов на первой сессии ЦИК СССР было образовано правительство СССР – ЦИК и СНК. Председателем ЦИК был избран М. И. Калинин, председателем СНК – В. И. Ленин. В состав ЦИК СССР вошел Нестор Лакоба.

Как же в дальнейшем сложились государственно-правовые отношения ДССР Абхазии с ССР Грузией? На 1-м съезде Советов Абхазии было дано поручение правительству Абхазии в дальнейшем «детально разработать» договорные взаимоотношения с Грузией. В конституциях обеих республик не получили полного отражения эти договорные связи между ними.

Так, например, в Конституции ГССР, принятой 1-м съездом Советов 23 февраля 1922 г., сказано, что Аджария и Юго-Осетия входят в состав Грузии «на началах добровольного самоопределения», т. е. на автономны началах. Что же касается Абхазии, то здесь сказано так: «Социалистическая Советская Республика Абхазия, которая объединяется с Социалистической Советской Республикой Грузия на основе союзного между этими республиками договора».

В четвертой статье Конституции ССР Абхазии 1 апреля 1925 г. читаем: «ССР Абхазия, объединившись на основе особого союзного договора с ССР Грузией, через не входит в Закавказскую Социалистическую Федеративную Советскую Республику и в составе последней – в Союз Социалистических Советских Республик.

Эти конституционные акты говорят только об объединении обеих республик. Об этом свидетельствует сам договор, заключенный между ними 16 декабря 1921 г. Так что в указанных документах речь шла об объединении равноправных республик в федерацию, но не о вхождении одной республики в другую.

Особое правовое положение Абхазии в ЗСФСР и Союзе ССР, а также и Грузинской ССР позволили ССР Абхазии, наряду с другими республиками, обладать суверенными правами. Абхазия имела свою Конституцию, кодексы (уголовно-процессуальный, гражданский, земельный и лесной). Ни одна автономная республика Союза не имела и не имеет этого. Суверенные права ССР Абхазии были закреплены в ее Конституции. В частности, в ст. 5 Конституции 1925 г. говорилось: «ССР Абхазия есть суверенное государство, осуществляющее государственную власть на своей территории самостоятельно и независимо от другой какой-либо власти.

Суверенитет ССР Абхазии, ввиду добровольности ее вхождения в ЗСФСР и Союз ССР, ограничен лишь в пределах и по предметам, указанным в Конституциях этих Союзов.

Граждане ССР Абхазии, сохраняя республиканское гражданство, являются гражданами ЗСФСР и Союза ССР.

Территория ССР Абхазии не может быть изменена без ее на то согласия».

По инициативе правительства Абхазии и Грузии в середине 20-х годов была начата переработка союзного договора между ними. Период этот совпал с принятием новых конституций всех союзных республик, в том числе и Грузии и Абхазии. В июне 1926 г. в Сухуме состоялась выездная сессия ВЦИК ССР Грузии. Одним из главных вопросов сессии ВЦИК Грузии в Сухуме был вопрос о Конституции Грузинской ССР. Сессия утвердила и ввела в действие Конституцию республики с принятыми изменениями и дополнениями. Окончательно она была утверждена 4 апреля 1927 г. IV Всегрузинским съездом Советов. В чем же заключалась ее особенность? ВО-ПЕРВЫХ, в том, что согласно ст. 2-й Грузия объявлялась не унитарным государством, а республикой, «строящейся на основе федерации национальных советских республик». ВО-ВТОРЫХ, в Конституции две главы, 4-я и 5-я, специально были посвящены Договорной Абхазии, автономной Аджарии и Юго-Осетинской автономной области. 5-я глава Конституции ГССР называлась «О договорной Социалистической Советской Республике Абхазии».

Интересно при этом отметить следующее: в статье 87-й записано: «Народные комиссариаты внутренних дел, юстиции, просвещения, здравоохранения, земледелия и социального обеспечения действуют самостоятельно и независимо от соответственных Народных Комиссариатов Социалистической Советской Республики Грузии, но взаимно информируют друг друга о своей работе».

27 октября 1926 г. 3-я сессия ЦИК Абхазии утвердила и ввела в действие Основной закон (Конституцию) ССР Абхазии. Она так же, как и Конституция Грузии, отразила в соответствующей главе договорные взаимоотношения с Грузинской ССР. Глава II Конституции Абхазии называлась: «О договорных взаимоотношениях Социалистической Советской Республики Абхазия с Социалистической Советской Республикой Грузией».

Так же, как в 5-й статье Конституции ССР Абхазии 1925 г., нынешняя Конституция в статье 4-й вновь подтвердила суверенитет Абхазии. В ней сказано: «Советская Социалистическая Республика Абхазия осуществляет государственную власть на своей территории самостоятельно и независимо, поскольку власть эта не ограничена договорными отношениями с Социалистической Республикой Грузией и Конституциями Закавказской Социалистической Федеративной Советской Республикой и Союза Советских Социалистических Республик».

Другой важной особенностью этой Конституции было то, что официальными языками государственных учреждений Абхазии были признаны абхазский, грузинский и русский, а по Конституции 1925 г. - только русский.

Таким образом, следует отметить, что государственно-правовые взаимоотношения Абхазии с Грузией в начале 20-х годов строились на принципах равенства. Проводниками этой политики в жизнь были лучшие сыны наших народов. Соратник В. И. Ленина Шалва Элиава на сессии ВЦИК Грузии в июне 1925 г. в г. Сухуме говорил: Грузинское правительство должно сделать абхазский вопрос своим собственным вопросом. Тогда мы достигнем того, о чем говорил т. Лакоба». Очень мудро было сказано. Но такие как Ш. Элиава объявлены «врагами нации». Н. Лакоба говорил то же самое. Он говорил о дружбе, о доверии, об учете национальных особенностей, чтобы с пониманием относились к Абхазии и т. д. Однако в руководстве Грузии появились новые люди, которые постепенно подрывали основы доверия, всячески стремились проводить линию на создание послушного абхазского правительства, ликвидацию договора и т. д. Как это происходило на практике? На Пленуме ЦК КП(б) Грузии (июнь 1928 г.) Н. Лакоба говорил, что с действительностью надо считаться.

«Ни одного заседания Пленума ЦК, ни одного собрания в центре нельзя вспомнить, чтобы во всех падежах не склонялась Абхазия. Это с одной стороны. С другой стороны – нельзя не отметить такого явления: одни секретари обкома Абхазской организации, назначаемые ЦК, говорят: «Поедем в Абхазию, при условии, если ЦК Лакоба снимет». Спрашивается, чем мы это заслужили».

С конца 20-х годов началось сужение суверенных прав Договорной ССР Абхазии. По директиве центра был ликвидирован СНК и его функции переходят в ЦИК, под предлогом «удешевления» и «упрощения» государственного аппарата упразднен ряд важных наркоматов. По этому поводу В. Ладария в письме Н. Лакоба из Москвы писал: «Я лично думаю, что СНК и ЦИК, как органы, сливать – политически не целесообразно… А по существу думаю, что из этого вопроса политической шумихи создавать не следовало…» Так думали и другие руководители, и в том числе Н. Лакоба. В народе тоже это чувствовали. Но директиву ЦК ВКП(б) надо было выполнять. Все это осуществлялось руками самих руководителей республики.

Возник вопрос и о Союзном договоре. Сессия ЦИК Абхазии (апрель 1930 г.) наряду с реорганизацией высших органов Абхазии рассмотрела вопрос о договоре и в своем постановлении констатировала, что Союзный договор между Абхазией и Грузией «кроме основного – об объединении ССР Абхазии с ССР Грузией, потерял реальное значение». Решение сессии рассматривалось на съездах Советов ССР Абхазии и ССР Грузии. VI-й Всегрузинский съезд Советов 19 февраля 1931 года принял постановление «О вхождении Социалистической Советской Республики Абхазии в Социалистической Советскую Республику Грузию в качестве Автономной Республики». Таким образом, судьба Договорной Абхазии была решена окончательно. Мечта Сталина осуществилась. Критически оценивая пройденный Абхазией путь за 10 лет Советской власти, в докладе на VI съезде Советов, ссылаясь на решение X съезда партии по нацвопросу, Н. Лакоба заявил: «Если бы съезд выделил особую авторитетную комиссию, которая занялась бы специальной проверкой исполнения этой директивы Х съезда партии, то очевидно, такая комиссия пришла бы к «самым нежелательным выводам и сказала бы, что в этом отношении, кроме трескотни, кроме болтовни, кроме резолюции, постановления практически почти ничего в Абхазии до сих пор не сделано. Почему это так случилось? Потому что главным образом мы ограничились лишь декларацией решений партии по национальному вопросу (это не трудное дело), а практическую повседневную свою работу не захотели поставить так, чтобы на деле осуществлять, проводить в жизнь ленинскую национальную политику». Эти слова были адресованы «великому вождю и его соратнику Лаврентию Берия». Н. Лакоба за это поплатился своей жизнью. А судьба Автономной Абхазии в дальнейшем оказалась трагической. Эта история продолжается по сегодняшний день. Нормально ли, что после смерти Н. Лакоба абхазы фактически не управляют своей республикой? Около 43 лет должность председателя Совмина занимают люди грузинской национальности, присланные из Тбилиси. Разве не об этом говорил Н. Лакоба.

Мы осудили прошлое, сказали, что существующая четырехступенчатая форма национального государственного устройства страны изжила себя. Имеются решения партийных органов, Верховным Советом изданы хорошие законы, готов и обнародован проект Союзного договора. Все сделано. Слова Н. Лакоба, произнесенные 60 лет назад, звучат, будто сказанные сегодня. Руководители Республики Грузия угрожают абхазам: не смейте подписывать Союзный договор, это пахнет кровью. Они всячески стараются скомпрометировать нынешнего Председателя Верховного Совета Абхазии Владислава Ардзинба, сорвать предстоящие выборы в верховный орган власти. Главная цель этой акции – создать в Абхазии дубликат Грузинской республики, ликвидировать и без того эфемерную автономию Абхазии, преобразовать ее в бундовскую национально-культурную автономию. Сессия Верховного Совета Абхазии 25 августа 1990 г. восстановила статус Абхазии 20-х годов, с этим надо считаться.

Уважаемые господа! Не забудьте, что Абхазия – Советская Социалистическая Республика, которая еще, как субъект федерации Союза ССР, в 1922 г. подписала Союзный договор и Декларацию об образовании СССР. Абхазия и сейчас, как субъект Союза, будет подписывать новый договор. Рано или поздно, и Грузия пойдет по этому пути. Хочется это сегодня кому-то, или нет – так будет.

Хочу еще об одном сказать. Лозунг «единая и неделимая» пахнет национализмом, имперскими замашками. Грузия за всю свою историю была многонациональной, но не мононациональной. После Октября она фактически становится федерацией двух равноправных народов. Федеративные отношения строились на основе договора.

Мудрые говорили: «Договориться могут только равные». Без равенства нет доверия, а без доверия – нет дружбы. Ни одна нация – большая или малая, не может быть свободной и счастливой, если она будет угнетать другие нации.

(Опубликовано: газета Народного Форума Абхазии «Единение», № 8(017), август 1991 г.)

(Благодарим Анжелу Кетия за предоставленный материал.)

_________________________________


Некоммерческое распространение материалов приветствуется;
при перепечатке и цитировании текстов
указывайте, пожалуйста, источник:
Абхазская интернет-библиотека, с гиперссылкой.

© Дизайн и оформление сайта – Алексей&Галина (Apsnyteka)

Яндекс.Метрика