Михаил Бгажба. Нестор Лакоба (обложка)

Михаил Бгажба

(Источник фото: http://www.knowbysight.info/.)

Об авторе

Бгажба Михаил Тимурович
(1915—1993)
Советский государственный и партийный деятель. В 1941—1945 гг. находился на военной службе, участник Великой Отечественной войны. Затем на партийной и советской работе. До 1957 секретарь Абхазского областного комитета Коммунистической партии Грузии, в 1957—1958 председатель Совета министров Абхазской АССР. В 1958—1965 гг. 1-й секретарь Абхазского областного комитета КП Грузии, член ЦК КП Грузии. Писал прозу. Перевёл на абхазский язык «Историю одного города» М. Е. Салтыкова-Щедрина и «Мертвые души» Н. В. Гоголя.
(Источник: Википедия.)





Михаил Бгажба

Нестор Лакоба

ИЗДАТЕЛЬСТВО
«САБЧОТА САКАРТВЕЛО»
ТБИЛИСИ
1965
 
ИНСТИТУТ ИСТОРИИ ПАРТИИ ПРИ ЦК КП ГРУЗИИ
ФИЛИАЛ ИНСТИТУТА МАРКСИЗМА-ЛЕНИНИЗМА при ЦК КПСС

ЗКП 1 (С 41) (0 92)
ЗКП 1 (47 922) (092 Лакоба)
Б 3 48

Книга повествует о жизненном пути видного деятеля Коммунистической партии и Советского государства, пламенного борца за народное счастье Нестора Аполлоновича Лакоба.
В книге показаны детство и юность Лакоба, его участие в борьбе за установление Советской власти и построение социалистического общества в Абхазии.
Жизнь и деятельность Н. А. Лакоба служат вдохновляющим примером верности идеям коммунизма.
_______________________

СОДЕРЖАНИЕ


В начале 1921 года, в результате победоносного народного восстания под руководством Коммунистической партии, с братской помощью великого русского народа, при боевой поддержке доблестной Красной Армии, трудящиеся Грузии и Абхазии навсегда свергли ненавистное иго эксплуататоров и установили Советскую власть. 4 марта 1921 года Красное знамя Советов взвилось над Сухуми. Эта дата стала началом новой, счастливой эры в жизни трудового народа Абхазии, эры его национального возрождения и социалистического развития.
До революции Абхазия, как и другие колониальные окраины царской империи, прозябала в отсталости, темноте и бесправии. Ее богатейшие природные ресурсы оставались неиспользованными. Сельское хозяйство носило крайне однобокий характер и было малопродуктивным. Только около 30 процентов пахотных земель принадлежало крестьянству, а остальными, притом лучшими землями владели помещики, монастыри, царские чиновники. В городе и особенно в деревне царила почти поголовная безграмотность. В загоне находилось здравоохранение, абхазская деревня вымирала от постоянных эпидемических заболеваний. Возникшие в начале 900-х годов немногочисленные курортные здравницы были сданы на откуп частным коммерсантам и обслуживали исключительно представителей аристократии и буржуазии. Рабочие и крестьяне Абхазии подвергались жестокой 

3

эксплуатации. Царская администрация, помещики, капиталисты, местные феодалы и кулаки выжимали из трудящихся последние соки.
Прошлое Абхазии насыщено самоотверженной борьбой ее народных масс за социальное и национальное освобождение. В этой суровой борьбе на долю абхазского народа выпали тяжелые испытания. Не раз на протяжении многих веков долины и горы Абхазии подвергались опустошительным нашествиям различных чужеземных завоевателей — эллинов, римлян, византийцев, генуэзцев, турок и иных охотников до чужого добра. В горниле этих испытаний ковались и крепли силы абхазского народа, проявившего совместно с братским грузинским народом, с которым его связывают общность исторических судеб и узы многовековой нерушимой дружбы, беспримерную стойкость и мужество в защите родной земли.
Жизненно важное значение для Абхазии, как и всей Грузии, имело ее присоединение к России в начале XIX века. Оно спасло абхазский народ от угрозы поглощения султанской Турцией и физического истребления, позволило Абхазии, несмотря на колониальную политику царизма, вступить в новую, прогрессивную полосу своего развития.
Присоединение к России создало благоприятные условия для революционной борьбы абхазского народа вместе со всеми народами нашей страны против общих угнетателей — капиталистов и помещиков. В ответ на жестокое угнетение и эксплуатацию трудящихся царской администрацией и блокировавшийся с царизмом местной феодальной знатью народные массы Абхазии не раз поднимались на вооруженные восстания. В битвах за светлое будущее неуклонно нарастала революционная энергия масс, росло их классовое самосознание.
Созданная и закаленная великим вождем и учителем

4

трудящихся всего мира Владимиром Ильичем Лениным Коммунистическая партия развернула кипучую деятельность среди широчайших народных масс страны, поднимая их на штурм эксплуататорского строя. Ленинские идеи стали получать все более широкое распространение и в Абхазии. В создании и укреплении местных большевистских организации большую роль сыграл выдающийся деятель Коммунистической партии Григорий Константинович (Серго) Орджоникидзе. Он вместе со своими соратниками по-ленински учил рабочих и крестьян Абхазии правильному пониманию своих классовых интересов, неутомимо разоблачал предательскую роль меньшевиков, эсеров, буржуазных националистов и других прислужников буржуазии.
Семена активной организаторской работы революционных социал-демократов в массах упали на благодатную почву. Размах революционного движения в Абхазии все более нарастал.
Величайшую радость и огромный прилив боевых сил вызвала у трудящихся Абхазии весть о победе Великой Октябрьской социалистической революции. Когда с помощью иностранных империалистов власть в Грузии и Абхазии в конце 1917 года вероломно захватили злейшие враги народа — меньшевики, трудящиеся Абхазии, как и всей Грузии, решительно выступили против контрреволюционной буржуазно-меньшевистской диктатуры. Весной 1918 года в Абхазии вспыхнуло мощное вооруженное восстание. Восставшие рабочие и крестьяне установили Советскую власть почти на всей территории Абхазии. Однако силы в то время были слишком неравны. Несколько месяцев трудящиеся героически отстаивали Советскую власть, но под напором поддержанных интервентами контрреволюционных сил были вынуждены временно отступить. К осени 1918 года меньшевики вновь захватили всю территорию Абхазии и, как повсе-

5

местно в Грузии, установили здесь кровавый режим белого террора. Многие активные участники революционной борьбы пали тогда смертью храбрых.
В условиях жестокого меньшевистского террора большевики неутомимо вели в массах работу по интернациональному воспитанию трудящихся, неустанно сплачивали ряды революционных бойцов. И когда настал решительный час борьбы за окончательное свержение эксплуататоров, трудящиеся маленькой многонациональной Абхазии показали пример интернационального единства и боевой революционной готовности.
После победы Советской власти Революционный комитет Абхазии радиограммой за подписью его руководителей Е. А. Эшба, Н. А. Лакоба и Н. Н. Акиртава сообщил в Москву В. И. Ленину, что «волею трудящихся родилась новая Социалистическая Советская Республика — Абхазия. Первый съезд Советов крестьянских и рабочих депутатов Абхазии окончательно решит судьбу народа. Советская республика маленького народа служит наглядным примером великой освободительной роли Красной Армии и является новой пощечиной, которую нанесла Великая Октябрьская революция угнетателям малых народов — империалистам всех стран и их лакеям — социал-предателям» (1).
Установление Советской власти в Абхазии явилось поворотным пунктом в жизни абхазского народа, новым блестящим проявлением торжества идей ленинизма.
За годы Советской власти Абхазия, бывшая до революции одной из самых отсталых и бесправных окраин царской империи, стала цветущей автономной советской республикой с высокоразвитой экономикой и социалистической культурой, здравницей всесоюзного значения. Успехи рабочих, колхозников и интеллигенции Совет-
__________________________
1 Борьба за победу Советской власти в Грузии. Документы и материалы, Тбилиси, 1958, стр. 684.

6

ской Абхазии — результат последовательного осуществления мудрой ленинской национальной политики Коммунистической партии, уверенно ведущей все народы нашей страны — большие и малые — по пути подъема и расцвета производительных и духовных сил, славному пути строительства коммунизма.
Осуществляя исторические решения XX, XXI и XXII съездов КПСС, величественные предначертания Программы Коммунистической партии, трудящиеся Абхазской АССР вместе со всеми советскими народами настойчиво добиваются новых и новых успехов на всех участках хозяйственного и культурного строительства.
Самоотверженно трудясь во имя светлого будущего, строители коммунизма неизменно вдохновляются славным примером бойцов ленинской гвардии, посвятивших свою жизнь борьбе за великое дело коммунизма.
Поднимая массы на штурм царизма и капитализма, на борьбу за торжество самого светлого и самого справедливого общественного строя, Коммунистическая партия неустанно сплачивала свои ряды, пополнялась беззаветно преданными людьми, стойкими революционерами, лучшими представителями рабочего класса, крестьянства и трудовой интеллигенции. Эти люди вступали в партию, хорошо сознавая, что их ждут впереди большие испытания, серьезные опасности, что за ними по пятам будут охотиться царские ищейки, что в случае провала им грозят тюрьма, каторга и часто смерть.
Но, несмотря на все это, проникнутые беспредельной верой в правоту своего дела, эти люди шли в партию и высоко несли ее ленинское, овеянное немеркнущей славой знамя.
Советский народ свято хранит в своей памяти имена героических сынов нашей Коммунистической партии, мужественно боровшихся за победу Советской власти, за торжество коммунизма в нашей стране.
Одним из таких людей был видный деятель Комму-

7

нистической партии и Советского государства, пламенный борец за победу Советской власти и выдающийся организатор социалистического строительства в Абхазии Нестор Аполлонович Лакоба.


ДЕТСТВО И ЮНОСТЬ

Нестор Аполлонович Лакоба родился 1 мая 1893 года в абхазской трудовой крестьянской семье, в селе Лыхны.
Крупное селение Лыхны раскинулось у подножья отрогов Главного Кавказского хребта, неподалеку от города Гудаута. В самом центре села находится обширная поляна, называемая Лыхнаштой. Посреди этой поляны, которая в наши дни является местом народных торжеств и массовых спортивных состязаний, высится могучая липа. На краю поляны сохранились развалины владетельского замка и здание древней церкви.
Лыхнашта была свидетелем многих замечательных событий революционного прошлого Абхазии. В 1821 и 1824 годах здесь произошли вооруженные выступления крестьян против угнетавших их князей и дворян, поддержанных царскими войсками. Восставшие осаждали дом владетеля Абхазии. После жестокого подавления восстания царские войска в отместку сожгли несколько сел.
Новый мощный взрыв народного негодования произошел здесь в июле 1866 года. На этот раз выступление крестьян было направлено против царской «реформы», против крепостнического решения крестьянского вопроса. Начавшееся в Лыхнах вооруженное восстание в короткий срок охватило почти всю Абхазию. Отряды повстанцев дошли до Сухума. Но силы были слишком неравны, и это народное восстание было залито потоками народной крови.
Лыхнашта помнит шумные крестьянские сходы в

8

годы борьбы за победу Советской власти в Абхазии. Здесь ковались могучие силы народа, одержавшего в конце концов решительную победу над своими угнетателями и поработителями.
В борьбе против эксплуататоров смертью храбрых пало немало крестьян-бедняков. Их имена свято хранят в своей памяти труженики нового, социалистического села Лыхны.
От руки князей и дворян за три месяца до рождения сына погиб и отец Нестора Лакоба. Однажды на крестьянском сходе он резко выступил против поборов и произвола, царивших в родном селе, против князей, дворян и кулаков, безжалостно эксплуатировавших бедноту. Верховодившие в селении кровопийцы не простили ему этого выступления, и Аполлон Лакоба был вероломно застрелен из-за угла.
После гибели отца и без того тяжелые условия жизни семьи, в которой рос маленький Чинагу (Нестор), еще более ухудшились. Мать Нестора со своими тремя малолетними сыновьями, не имея никакой помощи и поддержки ниоткуда и претерпевая всяческие лишения, вела отчаянную борьбу за существование.
С большим трудом мать определила Нестора в Ново-Афонскую церковно-приходскую школу на казенный счет. В этой школе Нестор пробыл два года, а затем, в возрасте двенадцати лет, окончил Лыхненскую сельскую нормальную двухклассную школу.
Мальчик рос пытливым, смышленым, любознательным и еще в раннем возрасте обратил на себя внимание учителей. Он был любимцем школьных товарищей, не чаявших в нем души. Там, где игры, веселье, звонкие песни и стремительные горские танцы, — всегда можно было видеть юркую невысокую фигурку мальчика с живыми черными глазами и густой, цвета воронова крыла шевелюрой.

9

По окончании школы в 1905 году, преодолев различные препятствия, установленные для детей крестьян-бедняков царским режимом, с помощью сельского учителя и его знакомых, Н. А. Лакоба поступает в Тифлисское духовное училище, где содержится за счет благотворительного общества распространения грамотности среди христиан на Кавказе.
Известно, что церковь со всеми ее «образовательными» заведениями была кровно связана с самодержавием, с буржуазно-помещичьим государством. Но в те времена у жаждущих знания молодых выходцев из народа зачастую не было иного выхода, чем поступление в духовные школы. Оказавшись в одной из таких школ, юный Нестор и не помышлял о том, чтобы стать послушным слугой бога и его земных наместников. Иные мысли занимали его.
От проницательных взоров духовных пастырей не могло укрыться, что юного воспитанника из Абхазии вовсе не тянет к церковным книгам, что свой досуг он посвящает чтению отнюдь не благонадежной литературы, а школьных товарищей привлекает в нем не смирение, а шустрый, неукротимый нрав. Хотя Лакоба проявил отличные способности, по окончании училища смотритель дал о нем такой отзыв: «Воспитанник Лакоба имеет склонность к чтению недозволенных в училище книг, ведет дружбу со старшеклассниками...» (1).
В 1910 году семнадцатилетним юношей Н. А. Лакоба зачисляется в Тифлисскую духовную семинарию. К тому времени его наставники еще не отказались от мысли воспитать его как покорного прислужника церкви и самодержавия. Но тщетно!
Учась в семинарии, молодой Нестор продолжает настойчиво и целеустремленно работать над выработкой
__________________________
1 ЦГА Абхазской АССР, ф. 2, оп. 1, д. 4, л. 2.

10

революционного мировоззрения. Для этого он искал и находил любой повод.
По инициативе учащихся в семинарии был создан литературный кружок. Скрепя сердце, ректор смирился с появлением этого кружка, рассчитывая, что его участники ограничатся ознакомлением с приглаженными п прилизанными царской цензурой литературными произведениями. Но не тут-то было. Вместе с другими наиболее развитыми учениками Лакоба использовал занятия литературного кружка для совершенно иной цели. Члены кружка часто собирались и вместе зачитывались нелегально распространявшимися революционными брошюрами и прокламациями. Не раз в кругу товарищей Нестор открыто высказывал свои революционные взгляды.
Это был период, когда все живое, смелое, прогрессивное беспощадно подавлялось царскими сатрапами, загонялось в подполье. Дошедшие до ректора семинарии слухи о существовании в ее стенах, под бдительным оком царских властей, революционного кружка были подобны неожиданно разорвавшейся бомбе.
Начались репрессии. Уже спустя год после поступлении в семинарию Н. А. Лакоба с группой учащихся был исключен из нее «за распространение среди товарищей иредных слухов и без права поступления в какую бы то пи было духовную семинарию» (1).
Итак — духовное «образование» позади. К прошлому возврата нет. Перед юношей широко открывается новый мир — мир самоотверженной страстной борьбы, мир увлекательных свершений на благо народа, которым он решил всецело посвятить свою жизнь.
Летом 1911 года Нестор переезжает в Батум. Уже в те годы батумские рабочие были хорошо известны как один из самых передовых и сплоченных революционных
______________________
1 ЦГА Абхазской АССР, ф. 2, oп. 1, д. 4, л. 2.

11

отрядов рабочего класса Грузии. Руководствуясь ленинскими указаниями, большевики вели на нефтеперегонном заводе, в торговом порту и на других предприятиях Батума активную разъяснительную и организаторскую работу.
Нестор Лакоба быстро окунается в кипучую жизнь батумских рабочих и крестьян окрестных селений. Одновременно он прилежно штудирует гимназический курс и репетирует учеников для поступления в младшие классы. Скромной оплаты репетитора не хватает для существования, и Лакоба поступает в городскую управу санитарным агентом. Эта работа давала ему возможность ближе и глубже узнавать условия жизни трудящихся. Он часто бывал в лачугах, где в голоде и нищете жили рабочие семьи, подвергавшиеся беспощадной эксплуатации. Рабочий день на заводах превышал десять-двенадцать часов. Заводчики совершенно не беспокоились об охране труда, о создании трудящимся минимальных бытовых удобств, о наведении элементарного санитарного порядка в их жилищах. Юный Нестор воочию убеждался в том, что терпению трудящихся приходит конец, что в широких народных массах зреют могучие силы, которые должны найти выход в революции, в свержении ненавистного эксплуататорского режима.
С помощью передовых рабочих Нестор Лакоба в начале осени 1911 года устанавливает связь с большевиками. Приглядевшись к молодому горячему пареньку, старшие товарищи угадывают в нем неиссякаемый запас революционной энергии. Нестор получает первые задания. Посещая рабочие кварталы, он распространяет большевистские листовки, со всем пылом молодого революционера стремится разъяснить рабочим причины их недостойного человека существования, пути борьбы за народное счастье.
В сентябре 1912 года Н. А. Лакоба вступает в ряды

12

Коммунистической партии. По заданию группы правдистов РСДРП он ведет, как массовик, пропагандистскую работу среди крестьян Батумской области. Для того, чтобы обмануть бдительность царской полиции, Лакоба использует при проведении этой работы дни, когда в селах организуются массовые народные игры и состязания. Пока сельская молодежь соревновалась в борьбе, игре в мяч и т. п., молодой революционер в сторонке вел с крестьянами-бедняками беседы о средствах устранения тяжелого социального и национального гнета. Все больше крестьян проникалось революционным самосознанием, все больше сердец открывалось для бравшей за душу большевистской пропаганды.
Часто Нестор Лакоба продолжал бывать и в рабочих кварталах. Здесь уже давно его прочно признали своим. Везде, куда бы ни заходил молодой пропагандист, его встречали радушные улыбки и скромное, но чистосердечное рабочее гостеприимство.
По всей стране нарастал новый революционный подъем. Кровавые события на далекой Лене, выход ленинской «Правды» бурно всколыхнули рабочие и крестьянские массы. Ширилось революционное движение и среди трудящихся Батуми и области. Борьба рабочих и крестьян здесь возглавлялась испытанной большевистской организацией, одним из активных членов которой был Н. А. Лакоба.
Большевикам приходилось работать в трудных, опасных условиях. Царская охранка сбилась с ног, чтобы отыскать следы революционеров, разгромить большевистские организации. В самом начале 1913 года полиции удается кое-что разузнать о молодом пропагандисте-абхазце, который, по донесениям агентов охранки, чересчур уж часто появляется в домах крестьян, подозреваемых в политической неблагонадежности. Но прямых улик у царских наймитов не оказалось. Тогда

13

Н. Лакоба вызвали к приставу 2-го участка гор. Батуми и предложили «добровольно» покинуть пределы города и области.
Чтобы избежать провалов, местная партийная организация разрешает Нестору выезд из Аджарии. Непродолжительное время он проводит в Абхазии, заезжает на побывку в родное село.
Отовсюду шли волнующие вести о революционном брожении, Нестору не сидится без дела. Он решает ехать на Северный Кавказ, в Грозный. Нефтяники Грозного сродни нефтеперегонщикам Батуми. Здесь, как и в Аджарии, был силен революционный дух.
В жизни Нестора Лакоба начинается новая полоса — полоса боевой революционной закалки.


ЗАКАЛКА РЕВОЛЮЦИОНЕРА

В Грозном Н. А. Лакоба вновь отдается революционной работе. Семена большевистской пропаганды везде находили благодатную почву — и у тружеников нефтяных промыслов, и среди трудовых масс чеченской деревни. В короткий срок Лакоба становится одним из активистов местной большевистской организации.
Одновременно он продолжает усиленно работать над совершенствованием своего образования, в редкие свободные часы прилежно сидит над учебниками, готовясь, экстерном сдать экзамен в Грозненское реальное училище. С присущей ему настойчивостью и трудолюбием Нестор Лакоба успешно выполняет поставленную перед собой задачу и в 1915 году получает свидетельство об окончании училища. Бывший преподаватель Лакоба в училище М. Ф. Гужовский писал впоследствии: «Какое великое счастье абхазцам, что во главе их стоите именно Вы — всегда так глубоко веривший и горячо любивший свой народ...».

14

Нестору Лакоба очень хочется продолжать образование, и в 1916 году он выезжает в Харьков, где поступает на первый курс юридического факультета Харьковского университета. Вскоре, однако, Лакоба почувствовал, что его помыслам о завершении образования не так легко осуществиться. Шла война, в стране резко обострился продовольственный кризис, росла нищета. В университете могли заниматься лишь наиболее обеспеченные студенты. А у Лакоба не было никаких средств и помощи ждать было неоткуда — ни от семьи, продолжавшей жить в жестокой нужде, ни от родственников. Он был вынужден оставить учебу и возвратиться в Абхазию.
В самом начале первой мировой войны царское правительство решило осуществить давний проект установления наиболее короткой прямой железнодорожной связи с Закавказьем путем строительства Черноморской железной дороги. В горах и на прибрежных равнинах появились поисковые партии, а вслед за ними пришли строители-дорожники. Это были люди, в своем большинстве прибывшие в Абхазию из деревень охваченных голодом русских губерний.
Власти торопились со стройкой — ведь она имела, особенно в военных условиях, важное стратегическое значение. На строительство Черноморской магистрали отпускались немалые средства. Но они зачастую оседали в карманах толстосумов-подрядчиков. Набранные рабочие получали нищенскую плату, жили впроголодь.
Возвратившись в Абхазию, Н. А. Лакоба поступил десятником-чертежником на один из участков строительства дороги в районе Гудаут. Он быстро знакомится с рабочими, с условиями их жизни и труда. И здесь, среди дорожников, Лакоба продолжает вести активную революционную деятельность. Вместе с товарищами-большевиками он неустанно раздвигает ее рамки, переносит ее и окрестные селения.

15

Гудаутские большевики имели славные революционные традиции. В памяти трудящихся Гудаутского участка были живы недавние эпизоды революционной борьбы, которую местные большевики вели под непосредственным руководством замечательного революционера Серго Орджоникидзе. В дни первой русской революции 1905 года Гудауты стали одним из центров революционных событий в Абхазии. В Гудаутах состоялся многолюдный митинг, на котором под бурное одобрение собравшихся пламенный Серго закончил свою речь призывом: «Долой Николая кровавого!». Неподалеку от города, по инициативе Орджоникидзе, работавшего тогда фельдшером городской больницы и руководившего местной большевистской организацией, была организована выгрузка оружия для повстанцев. Здесь же произошла вооруженная схватка между отрядом восставших рабочих и крестьян и царскими войсками.
Накал этих памятных дней еще не остыл. Несмотря на яростные репрессии властей, гудаутские большевики ни на минуту не оставляли мысли о возрождении местной большевистской организации. Эта задача была решена вскоре после приезда Н. А. Лакоба, при его активнейшем руководящем участии.
Февраль 1917 года... Едва успели долететь до Абхазии первые вести о свержении в России самодержавия, как гудаутские большевики под руководством Нестора Лакоба, продолжая и развивая славные традиции, заложенные Серго Орджоникидзе, возглавили революционную активность масс. Повсеместно большевики разъясняли трудящимся предательский, буржуазный характер Временного правительства, страстно пропагандируя ленинский лозунг «Вся власть — Советам!».
В один из дней марта 1917 года в Лыхнах собрался многолюдный крестьянский сход. На сходе предложение большевиков выразить недоверие центральному органу

16

буржуазного Временного правительства в Абхазии встретило дружную поддержку. Несмотря на яростное сопротивление меньшевиков и кулацко-дворянской верхушки, участники схода избрали гудаутским участковым комиссаром присутствовавшего здесь Нестора Лакоба. Этот выбор был не случайным. В его лице труженики деревни видели испытанного, стойкого революционера, которому они безгранично доверяли.
Меньшевики, эсеры и прочие агенты эксплуататорских классов терпели в Гудаутском участке поражение за поражением. Летом 1917 года ведущая роль здесь переходит к Советам рабочих и крестьянских депутатов во главе с большевистским руководством.
В те дни Нестора Лакоба всегда можно было видеть и гуще масс. Он неоднократно выступал с пламенными речами на рабочих собраниях и крестьянских сходах, писал многочисленные революционные прокламации, везде и всюду проявляя себя как энергичный и талантливый организатор трудящихся. Вот заголовки некоторых из множества воззваний к трудовому крестьянству, написанных рукою Лакоба: «Блок меньшевиков с князьями опасен и вреден для крестьян», «Интересы крестьян всех национальностей, населяющих Абхазию, совпадают», «Врагами трудового крестьянства являются князья, дворяне и спекулянты», «Будут попытки со стороны врагов посеять национальную рознь, надо не поддаваться этой провокации» и т. д.
Эти прокламации сыграли большую роль в усилении революционных настроений среди трудящихся участка. Доходчивые, проникающие в сердца слова большевиков поднимали массы на самоотверженную борьбу за социалистическую революцию.
Напрасно ставленники Временного правительства в Абхазии направляли в Гудаутский участок войсковые части на усмирение «анархистов», как с целью обмана

17

масс называли большевиков князья и меньшевики. Присылаемые для борьбы с революцией солдаты дружно переходили на сторону трудящихся.
В мае 1917 года в Тифлисе созывается 1-й Кавказский краевой съезд Советов рабочих и солдатских депутатов. На этот съезд Н. А. Лакоба был избран трудящимися Гудаутского участка делегатом. На съезде Лакоба выступил с гневной речью, содержавшей острую критику меньшевистского руководства съезда. С большим успехом прошло его выступление на митинге революционных солдат Тифлиса, единодушно выразивших свое доверие большевикам.
Н. А. Лакоба умело использовал для пропаганды ленинских идей любую трибуну, лишь бы она могла так или иначе послужить делу партии. Весной 1917 года церковники собрали в Сухуме свой съезд для обсуждения вопроса о «самоопределении» абхазской церкви. Хотя его, конечно, не ждали, Лакоба появился на этом съезде. Взяв слово, он, несмотря на явное недовольство и негодующие выкрики реакционных устроителей съезда, стал говорить не об отвлеченных религиозных диспутах, а о коренных, жизненно важных вопросах, волнующих народные массы. «Трудовой народ, — сказал он, — должен теперь сам разрешить наболевшие вопросы, а здесь попы, вкупе с людьми в чинах, орденах и аксельбантах, говорят за него и говорят от имени народа».
Выступая на крестьянском митинге в селе Петропавловском на жгучую тему «война или мир», Нестор Лакоба резко разоблачил преступную антинародную политику Временного правительства, стоявшего в интересах кучки капиталистов и помещиков за войну «до победного конца». Речь Лакоба была восторженно встречена собравшимися, заклеймившими позором предательство меньшевиков и эсеров.

18

С самого начала революционных событий враги почувствовали, что в лице Лакоба они имеют недюжинного противника, и пытались всеми средствами его скомпрометировать. Проникшие на митинг в селе Петропавловском кулаки и другие эксплуататорские элементы поспешили сообщить местным органам Временного правительства, что Лакоба «агитирует против властей». Предатели только и ждали такого доноса. Лакоба предъявляют обвинение в антиправительственной пропаганде и отдают под военный суд. Но за Лакоба, за большевиков заступились солдаты Гудаутского гарнизона, и волей-неволей меньшевистским властям пришлось его освободить.
Победа Великой Октябрьской социалистической революции с огромной силой всколыхнула Абхазию, как и всю страну. Большевики Абхазии еще более усиливают организаторскую работу в массах, неустанно разоблачают социал-предателей. Меньшевики лезли из кожи вон, чтобы как-нибудь нейтрализовать и ослабить влияние большевиков на массы.
Осенью 1917 года контрреволюционный Закавказский комиссариат в спешном порядке решил созвать в Сухуме антидемократический съезд под вывеской «первого крестьянского съезда Абхазии». Но обмануть трудящихся меньшевикам не удалось. На этом съезде Ефрем Эшба и Нестор Лакоба по поручению большевистской организации решительно потребовали создания в Абхазии подлинного Совета рабочих и крестьянских депутатов и передачи ему всей полноты власти. Хотя эта революция большевиков и была отвергнута меньшевистским большинством самозванного съезда, но она оказалa большое влияние на массы, всем сердцем чувствовавшие, что правда на стороне большевиков.
Нестор Лакоба вместе с Ефремом Эшба, Георгием

19

Атарбековым и другими коммунистами мобилизует массы на активную борьбу против вероломно захватившей власть буржуазно-меньшевистской своры. Лакоба выступает с докладом на Гудаутском участковом крестьянском сходе, а затем — на объединенном крестьянском сходе Гагринского, Гудаутского и Гумистинского участков. Эти сходы проходят под знаком преобладающего большевистского влияния. Пробовавшие было выступить меньшевики были с позором изгнаны крестьянами с объединенного схода.
В этот период по инициативе Нестора Лакоба и при активном участии большевиков И. Вардания, М. Гобечия, В. Агрба и других в селах Гудаутского участка было положено начало созданию легендарной революционной крестьянской дружины «Киараз». В каждом селе формировались небольшие, но сплоченные вооруженные подразделения этой дружины. В дружину шли наиболее закаленные бойцы, беспредельно преданные делу революции, делу ленинской партии большевиков. Под руководством большевиков дружина «Киараз» вместе с другими партизанскими отрядами сыграла в дальнейшем выдающуюся роль в борьбе за установление в Абхазии Советской власти.
Революционные силы в Гудаутском участке и всей Абхазии непрерывно множились и крепли. Теснее становились связи большевиков с широкими массами трудящихся в городе и деревне. Докладывая Кавказскому краевому комитету РСДРП (б) о деятельности абхазских большевиков, председатель Гудаутского большевистского комитета Нестор Лакоба писал: «Организация наша сильна и крепка. В данный момент, когда меньшевики и правые эсеры преступно, полные ужаса и трепета перед буржуазией, изменили интересам пролетариата..., наша организация, сознавая вдвойне свою ответствен-

20
 
ность, будет всеми силами бороться за торжество идей большевизма...» (1).
Высоко неся ленинское знамя, большевики Абхазии настойчиво и самоотверженно готовились к предстоящим революционным боям.


ГРОЗОВОЙ ВОСЕМНАДЦАТЫЙ

1918 год молодая Советская республика встречала в чрезвычайно трудной обстановке. Опираясь на щедрую поддержку и помощь со стороны международной империалистической буржуазии, контрреволюция перешла к открытой вооруженной борьбе против победивших рабочих и крестьян России. Советская республика оказалась втянутой в длительную гражданскую войну, была вынуждена напрячь все силы для разгрома контрреволюции и поддерживавших ее иностранных интервентов.
Пользуясь тяжелым внешним и внутренним положением Советской республики, контрреволюционный меньшевистский режим в Грузии всячески старался упрочить свое положение. В создавшихся условиях революционно-настроенным рабочим и крестьянам края трудно было рассчитывать на серьезную поддержку извне. Но, несмотря на это, учитывая настроения масс, их беззаветную решимость покончить с ненавистным эксплуататорским строем, местные большевики энергично готовились к вооруженному восстанию.
Деятельность большевиков Абхазии постоянно направлялась Центральным Комитетом Российской социал-демократической рабочей партии большевиков и краевым комитетом РСДРП (б). В январе 1918 года Гудаутской большевистской организацией было получено от ЦК РСДРП (б) письмо, в котором выражалась уверенность в том, что абхазские большевики сумеют разгромить
__________________________
1 «К истории  революционного движения в Абхазии. (Сборник воспоминаний)», Сухуми, 1922 г., стр. 12.

21

контрреволюционеров. «Пишите почаще, товарищи, — заканчивалось это письмо, — и сообщите нам точные сведения о количестве членов вашей организации, о том, как вы ведете работу и т. д.» (1).
Большевистские агитаторы непрерывно вели революционную работу в селах и городах Абхазии. Все больше тружеников вступало в повстанческие отряды. В абхазской деревне интенсивно проходило сплочение бедняцких масс крестьянства вокруг большевиков. Трудовые массы села, в первую очередь беднота, все более решительно выступали за немедленную конфискацию и раздел помещичьих земель. В некоторых селах крестьяне переходили от слов к делу и силой захватывали землю.
С целью затормозить нарастание революционного крестьянского движения в Абхазии меньшевики прибегли к созыву в марте 1918 года в Сухуме так называемого второго «крестьянского съезда». Большевики решили использовать этот съезд в интересах дальнейшего повышения революционного самосознания крестьянства. Они направляют на созванный меньшевиками съезд своих делегатов во главе с Н. А. Лакоба, который, по настоянию трудовых крестьян-участников съезда, был избран заместителем председателя съезда. Взяв слово, Лакоба горячо отстаивал большевистский принцип организации власти, т. е. передачу ее в руки Советов, против чего яростно ополчилось меньшевистско-кулацкое большинство съезда. Поддержанные представителями трудового крестьянства, большевики демонстративно оставили зал заседаний, выразив непреклонную уверенность в том, что подъем революционного крестьянского движения сомнет решения этого фальшивого съезда.
Несмотря на лавирования меньшевистского режима и начавшийся открытый белый террор, революционная
____________________________
1 Г. А. Дзидзария. «Очерки истории Абхазии (1910-1921 гг.)», Сухуми, 1963.


22

активность руководимых большевиками масс продолжала расти и крепнуть. В порядок дня властно входил вопрос о подготовке вооруженного восстания против буржуазно-меньшевистской диктатуры.
Исходя из общих задач борьбы за победу социалистической революции в Грузии и во всем Закавказье, большевики Абхазии в феврале — марте 1918 года развернули практическую подготовку к восстанию. План вооруженного восстания был разработан на совещании в Батуме. В нем участвовали Мамия Орахелашвили, Ефрем Эшба, Нестор Лакоба и Георгий Атарбеков. Присутствовал также представитель революционного Черноморского флота. Совещание приняло решение повсеместно организовать выступления масс, в самом срочном порядке наладить доставку в Абхазию оружия. Активное участие в сборе и переброске оружия из Батума принял Н. Лакоба.
Для общего руководства вооруженным восстанием в Гудаутах был образован повстанческий оргкомитет во главе с Е. Эшба. Одним из первых его мероприятий явилось пополнение состава дружины «Киараз». К революционерам Гудаутского участка примкнули и солдаты местного гарнизона.
Боевые рабочие и крестьянские дружины повсеместно создавались и на территории Гумистинского (Сухумского) участка. Высокую организованность в формировании революционных сил проявили труженики сел Бабушера, Дранда, Цебельда и др. В селе Дранда был создан Военно-революционный комитет, в который вошли Г. Атарбеков, С. Кухалейшвили, Е. Дамения, И. Жвания и другие большевики. Мерхеульским партизанским отрядом командовал С. Кардава, цебельдинским — X. Керселян.
Во главе энергично действовавшего подпольного ревкома в Самурзаканском участке стоял пламенный революционер П. Дзигуа.   

23

Активная работа была развернута большевиками в Гаграх. Здесь раньше всего, в первых числах марта, вспыхнуло вооруженное восстание. На помощь пришли революционные отряды из Сочи и Гудаут. Восстание победило, и в Гаграх была провозглашена Советская власть. Председателем исполкома городского Совета рабочих депутатов здесь был избран рабочий-большевик Д. Смирнов.
Вскоре и Гудаутский участок стал советским. В середине марта был создан в Гудаутах исполком Совета рабочих и крестьянских депутатов. В его состав вошли Н. Лакоба (председатель), В. Агрба, И. Вардания, И. Чамагуа, П. Козловский и др.
Под командованием Нестора Лакоба и Константина Инал-ипа красногвардейские отряды двинулись на Сухум. Меньшевистские власти в Сухуме всполошились.. Их глава В. Чхиквишвили доносил в Тифлис о шатком положении меньшевиков в Абхазии, о растущей угрозе для меньшевистского режима со стороны революционных сил.
Наступление на занятый меньшевиками Сухум большевики вели с двух сторон. С севера наступали гудаутские повстанческие отряды, с юга — отряды повстанцев Гумистинского участка.
На рассвете 26 марта (8 апреля по новому стилю) 1918 года Сухум был освобожден от меньшевистского ига. В тот же день здесь был образован Военно-революционный комитет Абхазии. Председателем Ревкома был избран Ефрем Эшба, его заместителями — Нестор Лакоба и Георгий Атарбеков.
11 апреля Советская власть была провозглашена в Самурзаканском уезде. Кодорский уезд еще оставался в руках контрреволюции, но и здесь почва под ногами меньшевиков рушилась, трудовые крестьяне все организованнее выступали против черных сил реакции.
 
24
 
По мере победоносного продвижения революционных сил на местах создавались участковые, волостные и сельские ревкомы, которые под руководством большевиков сразу же приступили к укреплению Советской власти.
Это были незабываемые, овеянные славой дни. В тяжелейших условиях Военно-революционный комитет Абхазии направлял энергию масс не только на отпор контрреволюции, но и на строительство основ новой, народной власти. Вспоминая об этих днях, Н. А. Лакоба впоследствии писал: «Первой нашей задачей было наладить аппарат власти, изъять активных меньшевиков, обложить контрибуцией местную буржуазию. Все это мы проделали, руководствуясь декретами Совета Народных Комиссаров...» (1).
За этими короткими деловыми строчками встает картина кипучей боевой и созидательной деятельности, развернутой большевиками Абхазии в период первого вооруженного восстания за установление Советской власти.
Военно-революционный комитет сразу же приступил к разрешению основного, жизненно важного для абхазского крестьянства — земельного вопроса. Был создан земельный комитет. Эксплуататорские элементы облагались подоходным налогом. Ревком принял меры к обеспечению трудящихся продовольствием и промышленными товарами первой необходимости. Рабочие наделялись жилплощадью, изъятой у крупных домовладельцев. Налаживалось медицинское обслуживание трудящихся. Советские органы занимались вопросами культурного строительства.
Распустив меньшевистскую милицию, являвшуюся опорой контрреволюционного режима, Военно-революционный комитет для обеспечения революционного
___________________________
1 «К истории революционного движения в Абхазии». Сухуми, 1922 г., стр. 16.   

25
 
порядка создал Абхазскую Красную гвардию, руководимую специальным комиссариатом. В состав коллегии этого комиссариата входили К. Инал-ипа, С. Кардава и X. Керселян. Ревком уделял неослабное внимание созданию революционных боевых сил и их вооружению, приняв особые меры к укреплению обороны против реакционных сил, окопавшихся в Кодорском участке.
Одной из своих важнейших задач Военно-революционный комитет считал интернациональное воспитание трудящихся. В результате организаторской и воспитательной работы большевистских организаций и революционных органов трудящиеся всех национальностей, населяющих Абхазию, были вовлечены в борьбу за победу и укрепление Советской власти. Позднее Н. А. Лакоба писал: «Нигде, как в Абхазии, так отчетливо не выражается солидарность между различными национальностями. Здесь история не знает даже серьезных национальных трений, несмотря на самые серьезные старания националистов, царских чиновников, грузинских меньшевиков и т. д.» (1).
Большую роль в укреплении Советской власти, в воспитании народных масс в духе пролетарского интернационализма сыграл орган Ревкома — газета «Сухумская правда», первый номер которой вышел 16 апреля 1918 г.
С первых же дней победы Советской власти трудящиеся многонациональной Абхазии с небывалым энтузиазмом взялись за восстановление народного хозяйства.
По мере сил трудящимся Абхазии оказывали помощь большевики Северного Кавказа. Н. А. Лакоба был направлен Военно-революционным комитетом на Северный Кавказ для получения оттуда оружия и продовольствия. В этом деле большое содействие оказал большевикам
_________________________
1 ЦГА Абхазской АССР, ф. 1, оп. 2, д. 18, л. 167.

26
 
Абхазии находившийся тогда на Северном Кавказе Серго Орджоникидзе.
Но молодая Советская республика не могла в тех условиях оказать достаточной и действенной помощи восставшим народным массам Абхазии, против которых обрушились объединенные удары местной контрреволюции и иностранных интервентов. Знамя Советов в 1918 году развевалось над Сухумом только 40 дней — до 17 мая. В Самурзаканском участке Советская власть продержалась около шести месяцев.
Надо отметить, что Военно-революционный комитет допустил некоторые серьезные ошибки, которыми не замедлил воспользоваться враг. Установив Советскую власть в Сухуме, Ревком не распустил городскую Думу, в которой нашли убежище осколки разгромленных эксплуататорских классов, продолжавшие вести подрывную работу. Повстанческие отряды не использовали должным образом благоприятной обстановки и, дойдя до реки Кодор, не продвинулись дальше и не раздавили контрреволюционное гнездо в Кодорском участке. Недостаточный контакт был установлен с повстанческими силами Грузии. Н. А. Лакоба впоследствии говорил, что борьба в Абхазии в 1918 году «была очень жестокая, и победы 18-го года нам достались не без величайших жертв, ошибок, отступлений и т. д.».
Контрреволюционеры получили возможность накопить силы в Кодорском участке. Меньшевистский режим направил в Абхазию регулярные войсковые части, занявшие позиции на левой стороне реки Кодор. Эти части непрерывно получали свежие пополнения.
10 мая на берегах Кодора начались активные боевые действия. Яростное сражение продолжалось 7 дней. Революционные отряды героически сдерживали натиск меньшевистских войск, но были вынуждены отступить. Реакция временно восторжествовала. Начались массо-

27

вые репрессии и грабеж трудового населения. Однако борьба народных масс против контрреволюционного меньшевистского режима не прекращалась. Большевики ушли в подполье и продолжали руководить революционными силами, готовить их к новым боям.
После временного поражения Советской власти в Абхазии сводный абхазский повстанческий отряд под общим руководством Н. А. Лакоба с боями отступил через белоказачью Кубань в район Белореченской — Майкопа. Здесь, будучи включенным в состав частей Кавказской Красной Армии, отряд продолжал самоотверженно сражаться против врагов революции.
Осенью 1918 года во главе с Лакоба повстанческий отряд был направлен через горные перевалы в Абхазию для развертывания партизанской борьбы в тылу меньшевиков. Это был тяжелый переход. Отовсюду партизан могли настичь вражеские пули. Не проходило и дня без стычек с противником. Но ответственное поручение партии было с честью выполнено.
Лакоба вновь в Абхазии. Некоторое время он продолжал руководить партизанским движением, метко нанося удары по меньшевистским карателям. Однако в конце 1918 года враги сумели его выследить, арестовать и вместе с группой коммунистов заключить в Сухумскую тюрьму.
В 1918 году трудящиеся Абхазии под руководством большевистских организаций прошли тяжелую, но полезную школу. В труднейших условиях они проявили тогда замечательные примеры мужества и героизма. Одним из таких примеров являлся знаменитый Кодорский бой. Кровь, пролитая революционными бойцами на берегах Кодора и в местах других схваток с силами реакции, не пропала даром. 1918 год вошел славной страницей в летопись революционной борьбы трудящихся Абхазии, стал периодом боевого сплочения и проверки крепости

28

революционных сил. Он впервые показал народным массам Абхазии, что такое Советская власть, дал им почувствовать ее блага и, несмотря на временное поражение, помог им проникнуться уверенностью в конечном торжестве нашего ленинского правого дела.


СНОВА ГОДЫ ПОДПОЛЬЯ

В начале 1919 года Сухумскую тюрьму, заполненную коммунистами, посетил меньшевистский палач Валико Джугели. Обращаясь к Нестору Лакоба, он спросил:
— А как вы поступили бы, если я попал бы к вам в плен?
Лакоба спокойно ответил:
— Мы бы вас, безусловно, расстреляли!
Меньшевистские власти вынуждены были освободить Н. А. Лакоба и других коммунистов. Они испугались народных масс, которые повсюду требовали немедленно выпустить из тюрьмы своих подлинных защитников.
Н. А. Лакоба впоследствии говорил: «...Меньшевики всегда чувствовали себя как на иголках, чувствовали себя не по себе, всегда знали, что у них нет перспектив, что рано или поздно трудовое крестьянство, рабочие опрокинут их власть... Трудовое крестьянство и рабочие Абхазии до конца оставались верными лозунгу Октябрьской революции...» (1).
Выйдя на свободу, Нестор Лакоба сразу же с присущей ему энергией вновь с головой уходит в нелегальную революционную работу, хотя внешне ведет вполне «благонамеренный», в глазах меньшевиков, образ жизни. В апреле 1919 года, по предложению Сухумской окружной подпольной конференции большевиков, поддержанному
__________________________
1 ЦГА Абхазской АССР, ф. 1, оп. 2, д. 18, л. 177.

29

Кавказским краевым комитетом РКП (б), он принимает предложение Очамчирской земской управы занять пост комиссара милиции Очамчирского участка. Этот пост давал Лакоба возможность значительно расширить связи большевиков с трудящимися. Впоследствии, характеризуя значение этого шага, Н. А. Лакоба писал, что он облегчал задачу «подготовить трудовое крестьянство Кодорского участка, к тому времени находившееся под влиянием местных князей, дворян и грузинских меньшевиков, к предполагавшемуся общему восстанию трудящихся по Грузии, с Абхазией вместе, и Закавказью против национальных правительств Закавказья (меньшевиков, дашнаков и мусаватистов)...».
Под руководством Н. А. Лакоба большевики Кодорского участка немало поработали в этом направлении. Революционное самосознание крестьян Кодорского участка быстро росло. Однако в намеченные сроки восстание в Грузии и Закавказье не началось. Меньшевики пронюхали о нелегальной деятельности Лакоба, и вскоре он вынужден был выехать за пределы Абхазии, избежав санкционированного буржуазно-националистическим Абхазским народным советом ареста.
В августе 1919 года состоялась очередная подпольная конференция большевистских организаций Абхазии. Н. А. Лакоба был избран заместителем председателя Сухумского окружного комитета партии.
Кавказский краевой комитет РКП (б) направляет Н. А. Лакоба в Батум. Здесь он входит в тройку, выделенную Крайкомом для руководства нелегальной революционной работой большевистских организаций в Батумской области.
С пребыванием в Батуме в этот период связаны яркие эпизоды биографии Нестора Лакоба.
1919 год был особенно суровым в борьбе трудящихся нашей страны под руководством Коммунистической 

30

партии против белогвардейцев и иностранных интервентов. Контрреволюция напрягала последние силы, чтобы восстановить в стране господство эксплуататоров. Но на многочисленных фронтах обстановка все больше складывалась в пользу Советской власти. Уже был разгромлен Колчак, в панике откатывались на юг деникинские полчища. Однако у врагов еще было немало сил, а международная реакция продолжала щедро субсидировать их оружием, боеприпасами, всяческим снаряжением.
В тот период Батум представлял собой одну из важных перевалочных баз контрреволюции. Через Батум шла на север помощь белогвардейцам оружием и боеприпасами, нефтью и продовольствием. Поэтому большевики, работавшие в Батумской области, считали своей первейшей задачей всемерное ослабление тыла белогвардейцев и интервентов, особенно подрыв их снабжения оружием.
Батумская партийная организация дает Н. А. Лакоба ряд важных поручений. Одним из них был намеченный большевиками взрыв Кобулетского железнодорожного моста. По железной дороге в Батум непрерывно приходили воинские эшелоны, груженные оружием и боеприпасами, предназначенными для белогвардейцев и интервентов, еще находившихся в пределах Украины и Крыма. Выход из строя Кобулетского моста означал длительный срыв снабжения вражеских сил. Эта операция была успешно осуществлена.
Тщетно меньшевистские власти искали следы подрывников. Вскоре большевики снова напомнили о себе, организовав взрыв парохода «Возрождение», груженного боеприпасами и оружием для банд генерала Врангеля. Груз «Возрождения» так и не попал в руки врангелевцев, а оказался на дне Черного моря.
В Батуме свирепствовал зверский белый террор.

31

Одним из самых жестоких палачей прослыл белогвардейский генерал Ляхов. По заданию партии этот злодей, обагривший руки в крови трудящихся, был устранен.
Н. А. Лакоба был в числе руководителей этих смелых операций.
Действия большевиков, направленные против душителей народных масс — меньшевиков, белогвардейцев и иностранных интервентов, еще раз воочию показали трудящимся непрочность эксплуататорского режима, вселили в них уверенность в скором избавлении от меньшевистского ига.
В то же время эти действия объективно убеждали чужеземных оккупантов — английских империалистов в том, что дни господства их ставленников — меньшевиков сочтены, что помощь, которую они им оказывают, по существу бесполезна. Это осложняло отношения англичан с меньшевистскими властями и, в конечном счете, способствовало созданию обстановки растерянности, паники и дезорганизации как в меньшевистском, так и в оккупантском штабах.
Одновременно батумские большевики продолжали вести активную политическую работу в массах. Они организовали в 1920 году первомайскую демонстрацию трудящихся города, прошедшую под большевистскими лозунгами. Активно участвовал в организации этой демонстрации и Н. А. Лакоба.
Летом 1920 года Нестор Лакоба был вызван в Москву и направлен для работы в Екатеринодар (ныне Краснодар). Он принимает активное участие в борьбе с контрреволюцией на Кубани. 11 июня Лакоба назначается уполномоченным по делам горцев Кубано-Черноморского ревкома, а затем был избран председателем Горского Совета. Его часто видят у себя труженики городов и сел Черкесии, Адыгеи, Карачая. Неутомимой работой по приобщению горских народов Северного Кавказа к

32

социалистическому строительству Нестор Аполлонович снискал у них большую любовь и уважение. Между прочим, в Адыгее с помощью Н. Лакоба в 1920 году был создан один из первых на Кубани детских домов, которому тогда было присвоено его имя.
В июне 1920 года Лакоба от имени трудящихся Абхазии приветствовал первый съезд рабочих и крестьян в Новороссийске. Он говорил о «горячем желании Абхазии быть вместе с российским пролетариатом».
По поручению Кубано-Черноморского ревкома Н. А. Лакоба был одним из докладчиков по основным вопросам на первом съезде трудящихся горцев Кубани и Черноморья, состоявшемся в августе 1920 года под председательством Е. Эшба.
В конце августа Н. А. Лакоба делегируется черкесами Кубани на съезд Народов Востока, созывавшийся в сентябре в городе Баку. Этот съезд был вдохновлен ленинской идеей дальнейшего объединения и сплочения революционных сил народов Востока.
Вместе с тем Лакоба все время поддерживал тесную связь с Абхазской большевистской организацией.
Имя Н: А. Лакоба к тому времени снискало большую известность среди трудящихся Абхазии. Не случайно, когда летом 1920 года озверевшие меньшевики произвели в Абхазии повальные аресты активных большевиков, враги обвинили последних в том, что они «действовали в контакте с зарубежными (Нестор Лакоба) и местными комитетами». Контрреволюция неистовствовала. В одном из меньшевистских документов того времени говорилось: «По имеющимся сведениям, в Советской России в качестве представителя Абхазии ныне выступает скрывающийся в России Нестор Лакоба, главарь вооруженного выступления и захвата большевиками власти в Сухумском округе в 1918 году» (1).
__________________________
1 Г. А. Дзидзария. «Очерки истории Абхазии (1910-1921 гг.)», Сухуми, 1963.

33

Н. А. Лакоба всегда привлекала требовавшая предельного напряжения физических и умственных сил жизнь революционера-подпольщика. Несмотря на трудности и лишения, он с честью выполнял любое задание ленинской партии. Не щадя ни сил, ни энергии, он вкладывал в революционную деятельность весь опыт, накопленный за многие годы подпольной большевистской работы.
Таким знала Н. А. Лакоба наша партия. 25 августа 1920 года Георгий Атарбеков писал Г. К. Орджоникидзе:
«Дорогой Серго!
Тов. Лакоба, о котором я тебе говорил в Екатеринодаре, едет на съезд Народов Востока. Полагаю, было бы очень целесообразным использовать его для подпольной работы среди восточных народов...» (1).
Так и было сделано. Решением Центрального Комитета партии Н. А. Лакоба с группой товарищей был направлен на подпольную работу в одну из ближневосточных стран. И это поручение ЦК он выполнил с честью.
Находясь вдали от родины, Нестор Аполлонович не мог примириться с мыслью, что его родной край все еще терзает вражеское воронье. Он постоянно находится в курсе всех событий в Абхазии, где большевистские организации уже готовили массы к последнему, решительному штурму буржуазно-меньшевистской диктатуры.
В одном письме коммунистов из тюрьмы говорилось: «...Что посеяно было т. Лакоба в Абхазии, особенно в Гудаутском уезде, цветет, как майская роза... Его бывшие ученики в настоящее время сами оказались учителями в деле, которое мы ведем совместно с российскими товарищами» (2).
__________________________
1 ЦГА Абхазской АССР, ф. 2, оп. 1, д. 4, л. 1.
2 ЦПА ИМЛ при ЦК КПСС, ф. 64, оп. 2, д. 27, л. 173.


34

ЗНАМЯ СОВЕТОВ НАД АБХАЗИЕЙ

В конце 1920 и в начале 1921 годов в Грузии, в том числе в Абхазии, сложились благоприятные условия для осуществления победоносного народного вооруженного восстания. Меньшевики, показавшие себя гнусными предателями, ярыми прислужниками международной империалистической буржуазии, полностью разоблачили себя в глазах широких трудящихся масс города и деревни. С другой стороны, силы революции закалились и окрепли в непрестанных боевых выступлениях против меньшевиков и иностранных интервентов.
Учитывая эту благоприятную обстановку, Кавказское бюро ЦК РКП (б) в январе 1921 года дало Центральному Комитету Компартии Грузии директиву о проведении вооруженного восстания. Восстание началось в ночь с 11 па 12 февраля. Вооруженная борьба за Советскую власть, проходившая под непосредственным руководством большевиков, быстро охватила весь край.
16 февраля 1921 года образовался Революционный комитет Грузии для руководства всеобщим вооруженным восстанием. Его возглавили Ф. Махарадзе, М. Орахелашвили, А. Гегечкори и другие испытанные коммунисты.
Чтобы обеспечить победу восстания, Ревком от имени рабочих и крестьян обратился за помощью к Председателю Совета Народных Комиссаров РСФСР В. И. Ленину.
Восставшим рабочим и крестьянам Грузии помощь Красной Армии нужна была до крайности, так как меньшевистские власти, активно поддерживаемые чужеземными империалистами, без этой помощи могли потопить народное восстание в крови.
Советское правительство, возглавляемое великим Лениным, немедленно отозвалось на просьбу трудящихся Грузии. По решению ЦК РКП(б) и Советского правительства командование Красной Армии отдало приказ

35

войскам придти на помощь рабочим и крестьянам Грузии.
Дни режима черной реакции в Грузии были сочтены. Благодаря помощи, полученной от Красной Армии трудящимися Грузии, надежды меньшевиков и их иностранных покровителей на подавление народного восстания потерпели крах.
25 февраля 1921 года повстанцы и части XI Красной Армии, восторженно встреченные трудящимися массами, вступили в Тифлис.
На краю пропасти оказался буржуазно-меньшевистский режим и в Абхазии. Рабочие и крестьяне края взялись за оружие вместе со всей трудовой Грузией.
Вызванные радиограммой, Эшба, Лакоба и другие большевики срочно возвращаются в Абхазию, где вновь образуется Ревком под руководством Е. А. Эшба, Н. А. Лакоба и Н. Н. Акиртава.
С севера победоносно наступали части IX Красной Армии, громя и уничтожая меньшевистские банды. По тылу врага наносили удары абхазские повстанческие отряды, прошедшие хорошую школу революционной борьбы. Вслед за бандами в районе Гагр и Гудаут были разгромлены отчаянно сопротивлявшиеся меньшевистские заслоны у Нового Афона. Меньшевики неистово взывали о помощи к интервентам. В те дни к берегам Абхазии была подтянута французская эскадра. 4 марта 1921 года в газете «Правда» был опубликован протест Военно-революционного комитета Абхазии против наглого и провокационного нападения французского флота. В этом протесте говорилось: «Крестьяне и рабочие Абхазии, не выдержав гнета и насилия меньшевистского грузинского правительства, взялись за оружие и вступили с ним в смертельную борьбу. Французские военные суда, по приглашению правительства Жордания и Рами-

36

швили, бомбардируют освобожденные повстанцами населенные места Абхазии. Местечко Пиленково разрушено до основания; разрушено также и несколько десятков домов в городах Гагры и Гудауты... Военно-революционный комитет Абхазии выражает свой протест против гнусного вмешательства в дела Абхазии» (1).
Наступление объединенных сил Красной Армии и повстанцев успешно развивалось. На рассвете 4 марта 1921 года вооруженные отряды трудящихся вступили в Сухум. Город был быстро освобожден от меньшевистских банд. Население Сухума приветствовало части Красной Армии и партизанские отряды.
Немедленно после установления Советской власти Ревком Абхазии направил в Москву Владимиру Ильичу Ленину по прямому проводу приветственную телеграмму:
«Восставшие крестьяне и рабочие Абхазии свергли преступное меньшевистское правительство и провозгласили Советскую власть в Абхазии.
Молодая Советская Абхазия шлет свой первый революционный привет Великой Советской России — заступнице всех малых угнетенных народностей и покровительнице трудящихся масс всего мира. Восставший народ Абхазии твердо убежден в том, что Советская Россия не откажет в братской помощи ему в тяжелой борьбе с палачами и предателями крестьян и рабочих — с грузинским меньшевистским правительством» (2).
Выдающиеся боевые заслуги Н. А. Лакоба в борьбе за победу Советской власти были высоко оценены Советским правительством. Он был награжден орденом Красного Знамени.
В представленной Правительству СССР характери-
____________________________
1 Газета «Правда», от 4 марта 1921 г.
2 Революционные комитеты Абхазии. Сборник документов и материалов, Сухуми, 1961, стр. 19.


37

стике Н. А. Лакоба, подписанной секретарем Абхазского обкома КП Грузии Г. Ф. Стуруа, говорилось:
«...Вся история восстаний трудящихся Абхазии, их революционной деятельности неразрывно связана с именем Н. Лакоба — их главного руководителя и организатора. Тов. Лакоба отрекомендовал себя как отважный революционер и справедливо заслужил колоссальную популярность и любовь всего трудящегося населения Абхазии...» (1).
С первых дней после установления Советской власти Нестор Аполлонович Лакоба со всем пылом революционера-ленинца включается в созидательную деятельность. Одновременно с выполнением обязанностей заместителя председателя Ревкома он занимает пост народного комиссара по военным и морским делам Абхазии, а также начальника Сухумского гарнизона. Каждый день Лакоба находился среди революционных солдат и матросов. Он неустанно крепил воинскую дисциплину в регулярных частях, вел идейно-воспитательную работу с бойцами революции.
Одновременно Лакоба не упускал малейшей возможности, чтобы побывать на предприятиях, в селах. И везде его пребывание оставляло яркий след. Люди дружнее брались за работу, быстрее наводили революционный порядок, смелее утверждали новое.
Все усилия Ревкома Абхазии в этот период направлялись на укрепление органов Советской власти, осуществление практических мер по улучшению положения трудящихся.
Одним из первых мероприятий было решение земельного вопроса. Помещичьи и удельные имения были конфискованы. На их землях создавались первые советские хозяйства (совхозы), организовывались также отдель-
____________________________
1 ЦГАОРСС Грузинской ССР, ф. 60, д. 211, л. 34.

38
 
ные коммуны и сельхозартели, явившиеся первыми социалистическими очагами в деревне.
Проведение в жизнь ленинского Декрета о земле крепило союз рабочего класса с крестьянством. Ревком всемерно содействовал кредитованию крестьянских хозяйств. Таким путем обеспечивалось создание благоприятных условий для восстановления сельского хозяйства Абхазии, прежде всего табаководства. Уже в первые годы Советской власти табаководство в короткий срок достигло довоенного уровня. Деревне оказывалась также помощь орудиями производства, удобрениями, ядохимикатами. Были приняты меры к обеспечению трудовых крестьян продовольствием и товарами первой необходимости. Всемерно налаживалась крестьянская взаимопомощь. Беднейшие крестьяне обеспечивались посевными материалами.
Вскоре после установления Советской власти Абхазия покрылась густой сетью различных форм кооперации, способствовавшей подъему крестьянских хозяйств.
Большое внимание Ревком Абхазии и местные органы Советской власти уделяли культурному строительству. Если при господстве меньшевиков в 1920 году в Абхазии, да и то лишь номинально, числилось 146 различных школ, то уже в 1922/23 учебном году их стало 229. Были созданы специальные школы для обучения взрослого неграмотного населения — ликбезы. Организовывались краткосрочные курсы по подготовке учителей.
На совершенно новых основах налаживалось медицинское обслуживание населения. В короткий срок в Абхазии возникли десятки лечебно-профилактических учреждений. Была объявлена всенародная борьба с малярией — этим настоящим бичом дореволюционной Абхазии. Все рабочие и служащие советских учреждений получили бесплатную медицинскую помощь, а рабочие частных предприятий пользовались такой помощью за счет предпринимателей.   

39

Впервые для укрепления здоровья трудящихся были созданы государственные дома отдыха и санатории в Гаграх, Гульрипше, Цебельде.
Постоянное внимание уделяли советские органы социальному обеспечению трудящихся. На государственное обеспечение принимались сироты, старики, инвалиды войны и труда.
Активная работа по смычке города с деревней, укреплению союза рабочих и крестьян велась профессиональными союзами.
Несмотря на то, что Абхазия была разорена в результате длительного хозяйничанья меньшевиков и иностранных интервентов и во многом нуждалась сама, она сумела благодаря своим богатым природным условиям сравнительно быстро оправиться и сразу же стала помогать другим советским районам продовольствием, семенными материалами, табаком и др.
Советская Абхазия оказала братскую посильную помощь голодающему населению Крыма, Поволжья и других советских областей.
Вместе со всей страной Абхазия уверенно пошла вперед по пути социалистических преобразований.


ВСЕГДА С НАРОДОМ

17 февраля 1922 года, в связи с избранием I-м съездом Советов Абхазии Центрального Исполнительного Комитета ССР Абхазии, Ревком сложил свои полномочия. На этом съезде председателем Совета Народных Комиссаров Абхазии единодушно был избран Н. А. Лакоба. Одновременно ему было поручено возглавить высший экономический орган республики — Экономический совет.
Нестор Аполлонович Лакоба приступил к руководству хозяйственным и культурным строительством рес-

40
 
публики во всеоружии богатого-революционного опыта, пройдя большую школу самоотверженной борьбы во имя счастья трудящихся.
В годы восстановления и социалистической реконструкции народного хозяйства с особенной силой проявился крупный организаторский талант Нестора Аполлоновича Лакоба. Со свойственной ему энергией он развивал и укреплял в Абхазии советскую государственность и социалистическую законность. Н. А. Лакоба являлся активным проводником ленинской национальной политики Коммунистической партии, непримиримо боролся с любыми проявлениями буржуазного национализма.
Известно, что национальный вопрос в условиях Закавказья был особенно острым и сложным. Наша партия, Владимир Ильич Ленин придавали огромное значение его правильному решению.
Непосредственно после победы Советской власти в Грузии В. И. Ленин писал в своем письме «Товарищам—коммунистам Азербайджана, Грузии, Армении, Дагестана, Горской республики»:
«Горячо приветствуя советские республики Кавказа, я позволю себе выразить надежду, что их тесный союз создаст образец национального мира, невиданного при буржуазии и невозможного в буржуазном строе».
Коммунисты, все трудящиеся Кавказа всем сердцем откликнулись на ленинский призыв и стали сплоченными, дружными усилиями, плечом к плечу, рука об руку строить новую, свободную и счастливую жизнь.
Неуклонно следуя ленинским указаниям, Н. А. Лакоба занимал правильную позицию в вопросах создания Союза ССР и Закавказской федерации. Отстаивая ленинскую идею создания ЗСФСР, Нестор Лакоба имеете с Серго Орджоникидзе непримиримо боролся с национал-уклонистами. Выступая на II съезде Советов Абхазии с докладом «О федерации Закавказских рес-

41

публик», он говорил, что «без объединения, без братской связи нет спасения» (1).
Единственно правильную позицию занимал Лакоба в вопросах создания Абхазской АССР и ее взаимоотношений с Грузинской ССР. «Исторические и экономические условия, — говорил он на том же съезде, — требуют того, чтобы Абхазия и Грузия составляли одно целое, чтобы трудовые массы этих двух народов были крепко спаяны между собою...» (2). В результате добровольного волеизъявления трудящихся Абхазия, являвшаяся после победы Советской власти договорной советской республикой, впоследствии вошла в состав Грузинской ССР в качестве автономной республики.
Н. А. Лакоба являлся пламенным пропагандистом идей дружбы народов и пролетарского интернационализма, борцом против злейших врагов народа — буржуазных националистов. Он постоянно уделял внимание интернациональному воспитанию трудящихся многонациональной Абхазии.
Выступая на I съезде трудящихся Абхазии по национальному вопросу, Лакоба говорил: «Мы получили, как и Грузия, свою свободу от Советской России, которая заповедывала нам жить в дружбе» (3).
Большие заслуги по праву принадлежат Н. А. Лакоба в укреплении и сплочении рядов Абхазской организации Коммунистической партии Грузии. Он вел принципиальную и непримиримую борьбу за чистоту идейного оружия нашей партии, против троцкистов и других антипартийных элементов, неуклонно отстаивал ленинскую политику.
1924 год... Партию, советский народ, мировой проле-
___________________________
1 Газета «Голос трудовой Абхазии», от 26 ноября 1922 г.
2 Там же.
3 Там же.


42

тариат, все прогрессивное человечество постигло глубочайшее горе — умер Владимир Ильич Ленин.
В траурном извещении партийных и советских органов Абхазии по поводу кончины В. И. Ленина говорилось: «Вместе с рабочими и крестьянами мира трудовые массы Абхазии искренне оплакивают великого борца за освобождение рабочих и крестьян из-под ига капитализма» (1).
25 января 1924 года в Сухуме состоялся торжественно-траурный вечер, на котором председатель Совнаркома Абхазии Н. А. Лакоба выступил с докладом «Ленин — вождь мирового пролетариата».
Советской Абхазии досталось от царизма и буржуазно-меньшевистского режима тяжелое наследие. Длительное время Абхазия пребывала па положении бесправной, экономически отсталой, культурно неразвитой колонии. С первых же дней победы Советской власти начался бурный процесс ее экономического и культурного роста. В этой кипучей созидательной работе Нестор Аполлонович Лакоба принимал самое непосредственное и активное участие. Во всей своей деятельности он неуклонно руководствовался указаниями Владимара Ильича Ленина, данными в его письме к коммунистам Кавказа, — о всемерном развитии производительных сил, о подъеме сельского хозяйства, об организации разработки громадных горных богатств, в том числе Ткварчельских угольных копей.
Выступая с речью на XV съезде партии, Н. А. Лакоба говорил:
«Абхазия, в прошлом угнетенная, обреченная на физическое вымирание, теперь, находясь в составе Советской Грузии, вполне свободна и культурно и хозяйственно развивается с каждым годом. Только наша партия
_____________________________
1 Газета «Голос трудовой Абхазии», от 22 января 1924 г.

43
 
могла образовать и вызвать к жизни такую маленькую республику, как Абхазия» (1).
Для дальнейшего расцвета Советской Абхазии Лакоба считал необходимым «дать толчок» по следующим вопросам, имеющим общегосударственное значение: разработка Ткварчельского угольного месторождения, строительство Черноморской железной дороги и восстановление Черноморского шоссе, разработка лесных богатств республики, осушение болот с целью уничтожения очагов малярии и создания высокопродуктивного субтропического сельского хозяйства.
До установления Советской власти в Абхазии по существу не было промышленности. Самым крупным предприятием являлся принадлежавший купцу Максимову Кодорский лесозавод, на котором было занято 200 рабочих и все производственные процессы велись вручную. В то же время Абхазия располагала значительными горными, энергетическими и другими ресурсами, которые до революции совершенно не использовались. Этим ресурсам предстояло стать базой создания в Абхазии крупных промышленных предприятий.
Особую важность представляла промышленная разработка Ткварчельского каменноугольного месторождения. В свое время различного рода частные дельцы делали неоднократные попытки развернуть добычу угля на территории девственной Ткварчельской лесной дачи. Но эти попытки неизменно проваливались. После установления Советской власти освоение угольных богатств Ткварчели стало одной из самых важных задач трудящихся республики, ее партийной организации. Обком партии и Совнарком Абхазии энергично ставили эти вопросы перед Союзным правительством. За решение ткварчельской проблемы горячо взялся являвшийся 
____________________________
1 Газета «Голос трудовой Абхазии», от 21 декабря 1927 г.

44

тогда руководителем Высшего совета народного хозяйства страны Феликс Эдмундович Дзержинский. По его указанию была снаряжена в Ткварчели специальная геологическая экспедиция во главе с В. В. Мокринским. Ученые подтвердили большую перспективность и высокую ценность для народного хозяйства разработки угольных богатств Абхазии. Сразу же было положено начало строительству в горном поселке Акармара первой угольной шахты.
В строительстве этой шахты большую помощь оказали шахтеры Донбасса и старейшего угольного бассейна Грузии — Ткибули. Одновременно партийная организация и правительство Абхазии в ускоренном порядке растили местные кадры рабочих и инженерно-технических работников и посылали их на ткварчельскую стройку. В те дни Н. А. Лакоба часто приезжал в Ткварчели. Верхом на лошади или пешком, вместе с шахтостроителями он пробирался сквозь густые заросли, преграждавшие путь к углю. Лакоба спускался в первые горные выработки, посещал общежития горняков, постоянно заботился об их быте. Кадровым ткварчельцам на всю жизнь запомнились эти посещения. Они всегда наполняли сердца рабочих и всех строителей Ткварчели особой теплотой.
Одновременно Н. А. Лакоба и другие руководители республики проявляли постоянный интерес к разработке богатств Бзыбского бассейна, развитию местной промышленности. Уже в 20-х годах в Абхазии начала создаваться сравнительно мощная строительная индустрия, был введен в эксплуатацию ряд кирпичных и черепичных заводов, известковых печей и других предприятий. На новой, механизированной основе реконструировался Кодорский лесокомбинат. Принимались меры к созданию предприятий легкой и пищевой промышленности и т. д.
Большая созидательная работа велась в абхазской

45

деревне. Это были полные напряжения и революционной самоотверженности годы становления новых, социалистических начал в жизни крестьянства. Н. А. Лакоба часто видели у себя крестьяне Дурипша и Окуми, Цебельды и Джгерда, Лыхны и Гупи, Сальме и далекого Псху. Везде Лакоба стремился основательно ознакомиться с условиями жизни крестьян. Он страстно убеждал сельских тружеников в правоте ленинского кооперативного плана, призывавшего крестьян строить новую жизнь без эксплуататоров, на коллективных, общественных основах.
Н. А. Лакоба был теснейшим образом связан с народом. Он постоянно выступал на собраниях трудящихся и в печати как страстный пропагандист и агитатор, умевший доходчиво доносить до сознания и сердца слушателей политику Коммунистической партии. Речь Лакоба была живой, образной, насыщенной остроумием. Выступая, например, на IX Абхазской областной партийной конференции 2 ноября 1927 года, он говорил:
«Абхазская пчела не заражена никакими «социальными» и «политическими» болезнями, у нее нет ни национального вопроса, ни вопроса внутрипартийного положения, головотяпством она не занимается, а дает очень вкусный, мировой известности мед. За этой пчелой поухаживать было бы куда интереснее, чем хотя бы за нашими абхазскими оппозиционерами, потому что оппозиционеры много святых правил нарушают, а пчела дает прекрасный мед»ь (1).
Разумный, трезвый подход к решению назревших вопросов всегда являлся отличительной чертой Н. Лакоба. Он постоянно учитывал конкретные национальные и экономические особенности республики, был чужд торопливости в решении коренных вопросов ее развития.
Нестор Аполлонович Лакоба повседневно проявлял
___________________________
1 Газета «Советская Абхазия», от 11 ноября 1927 г.

46
 
заботу о ленинском воспитании комсомола, нашей молодежи, часто общался с молодыми рабочими и крестьянами, учащимися, старался не упускать возможности побывать на комсомольских конференциях и собраниях, где, как правило, тепло и задушевно беседовал с молодежью, рассказывал об опыте старшего поколения большевиков, звал юношей и девушек к новым свершениям в борьбе за победу коммунизма.
В поле зрения Н. А. Лакоба неизменно находились вопросы культурного строительства. Открытие каждой новой школы, клуба, библиотеки не обходилось без его участия. Немало времени он уделял изучению истории революционного движения в Абхазии.
Высокая принципиальность, безграничная преданность делу марксизма-ленинизма, готовность выполнить любое задание партии, теснейшая связь с народными массами снискали Нестору Аполлоновичу Лакоба большую популярность, любовь и уважение среди трудящихся. В воспоминаниях людей, встречавшихся с Н. А. Лакоба, ярко отразились его горячая, искренняя заинтересованность в достижении успехов на всех участках хозяйственного и культурного строительства, чуткость и отзывчивость к нуждам трудящихся.
Старый коммунист Авксентий Дзокиевич Габлая рассказывает:
«Первое мое знакомство с Нестором Аполлоновичем состоялось в 1921 году в Гали, куда он приехал к крестьянам. Я его сопровождал в поездке по селам района. Меня поражала его простота в отношении к людям. Сам из народа, Нестор Аполлонович всегда был среди трудящихся, знал их нужды.
Многое сделал Нестор Аполлонович для успеха коллективизации в нашем районе. Помню такой случай. Приехал он в Окуми. Там уже почти все крестьяне вступили в колхоз. Но некоторые упорно не желали 

47

вступать в артель — по своей несознательности, конечно. Местные руководители стали нажимать на них, даже применять репрессии. Одного из таких — бедняка Ахвледиани арестовали. Об этом узнал Лакоба, очень рассердился и велел его немедленно отпустить. Ахвледиани вышел на волю. Его поразило, что такой человек, как Лакоба, лично заинтересовался его судьбой. «Значит Советская власть хорошая, — подумал этот крестьянин, — я — за нее». И вскоре он вступил в колхоз. Стал стахановцем, как тогда говорили. Лакоба затем часто вспоминал этого крестьянина...
Таких примеров сотни. Все они говорят, как он умел агитировать, мобилизовывать, сплачивать людей на строительство новой жизни...».
Многое сделал Н. А. Лакоба для воспитания местных молодых кадров во всех областях народного хозяйства и культуры Абхазии. Эту сторону многогранной деятельности Нестора Аполлоновича ярко характеризует письмо комсомольского актива республики, опубликованное 30 декабря 1936 года в газете «Советская Абхазия».
«Товарищ Лакоба, — писали комсомольские активисты, — всю свою кипучую жизнь отдал борьбе за нашу радостную, светлую жизнь, за нашу счастливую юность. Он был близким другом молодежи Абхазии, высоко ценил ее энергию и комсомольский задор, чутко отзывался на всякий комсомольский почин.
Горячо поддержал он инициативу комсомольцев Абхазии по шефству над субтропиками. При его непосредственной помощи Абхазская организация ЛКСМ Грузии вырастила сотни замечательных опытников-мичуринцев субтропического хозяйства.
Сам вышедший из старой абхазской деревни, он хорошо знал силу косного прадедовского быта; он поднимал молодежь на борьбу с родовыми пережитками, цепкими традициями патриархальной морали.

48
 
Сам прошедший суровую школу жизни, грудью пробивший себе путь к учебе, он неустанно призывал молодежь к упорной борьбе за овладение знаниями, высотами человеческой культуры.
Велики были заботы товарища Нестора о кадрах. Он уделял огромное внимание подготовке молодых инженеров, врачей, учителей, агрономов. Десятки и сотни студентов чувствовали его теплую товарищескую руку, помогавшую им преодолеть трудности учебы.
Он горячо поддерживал инициативу комсомола по подготовке пилотов, которые, овладев стальными птицами, никогда не забудут помощи и внимания к себе со стороны дорогого Нестора.
Двери его кабинета всегда были открыты для комсомольцев, для молодежи. Он подавал нам личный пример большевистской скромности, заботы, чуткости, отзывчивости к каждому живому человеку».
Н. А. Лакоба горячо любил свою цветущую родину — Абхазию и от всей души старался, чтобы ее чудесные богатства служили всем советским людям. Старейший лесовод Абхазии Николай Флорианович Турчинский вспоминает:
«...Прекрасно понимал Нестор Аполлонович большое народнохозяйственное значение лесов Абхазии. В конце 1924 года он созвал лесоводов и юристов республики и поручил составить лесной кодекс. Много раз во время подготовки этого документа он беседовал с нами, расспрашивал, давал советы. Кодекс был введен в действие с 1 апреля 1925 года постановлением ЦИК Абхазии и лег и основу планового, централизованного и рационального ведения лесного хозяйства республики.
Нестор Аполлонович горячо поддержал предложение об устройстве лесных питомников во всех районах Абхазии. С eго помощью тогда начались лесопосадки, в лесные массивы были введены новые, наиболее ценные

49
 
породы, быстро растущие и в короткие сроки дающие ценную древесину. Неоднократно Нестор Аполлонович обращал наше внимание на всемерное введение таких ценных технических культур, как благородный лавр, бамбук, камфарный лавр, пробковый дуб. Одновременно он предлагал шире вести работу с наиболее ценными местными породами — грецким орехом, каштаном, дикорастущими плодовыми растениями и др.».
Постоянное творческое беспокойство, коммунистическая неудовлетворенность сделанным были характерны для Н. А. Лакоба. Эти черты характера Лакоба хорошо уловил писатель Ефим Зозуля, который в опубликованных в 1934 году в журнале «Огонек» заметках из записной книжки под общим названием «Субтропические люди» писал:
«Нестор Лакоба. Это первое имя в Абхазии. Нестор Лакоба — первый хозяйственник замечательной Абхазской республики.
В лице его — настороженность и озабоченность. Беседуя, он часто как бы собирается отмахнуться от чего-то. Его мучает штамп. Штамп, каких еще достаточно в отдельных наших аппаратах и организациях.
Методы, методы нужны другие. Разве можно подходить ко всем явлениям одинаково? Субтропики требуют особого подхода, особого развития. Где новые методы?
И он говорит о некоем учителе музыки, который живет в маленьком домике в Новых Гаграх и имеет крохотный полуогородик-полусадик около своего дома. И что он там творит в своем огородике и садике, этот человек! Он ездит играть и настраивать музыкальные инструменты, ибо он еще и настройщик, а в часы отдыха он возится с землей, и вот у него произрастает, чорт знает, что у него произрастает! Вообще, что могут дать земля и воздух Абхазии, если к ним вдумчиво подойти, без трафарета, без штампа!

50

Тов. Лакоба беспрерывно разъезжает по Абхазии, думает, работает, ищет людей, вычисляет и почти никогда не бывает доволен достигнутыми успехами.
Они кажутся ему незначительными по сравнению с тем, что может дать благодатная Абхазия, ее сады и поля, ее реки и горы».
Н. А. Лакоба был близким другом советских писателей, деятелей искусства, живо интересовался каждым новым произведением. Он встречался с Максимом Горьким, Владимиром Маяковским, с другими выдающимися советскими писателями. Нестор Аполлонович внимательно следил за творческим ростом работников литературы и искусства Абхазии, часто беседовал с ними. Он высоко ценил замечательный талант основоположника абхазской литературы Д. И. Гулиа, которому, по его инициативе, было присвоено звание народного поэта Абхазии.
Когда умер Н. А. Лакоба, литераторы Абхазии Д. И. Гулиа, С. Я. Чанба, М. Л. Хашба и другие писали: «Образ пламенного революционера Нестора Лакоба неугасимо будет жить не только в наших сердцах, но и в наших художественных произведениях» (1).
Нестор Аполлонович постоянно заботился о создании благодатных условий для плодотворной деятельности научно-исследовательских учреждений, организованных в Абхазии только после установления Советской власти. Выступая на первом съезде краеведов Черноморского побережья Кавказа в 1924 году, он говорил: «Без научной подготовки, без всякого учета всех наших возможностей по всем правилам науки нам не выкарабкаться из того положения, в котором мы находимся, и трудно встать на здоровую ногу... У всех научных работников есть долг перед трудовыми массами — способствовать всеми своими силами развитию страны, клонящемуся к улучшению жизни этих масс» (2).
___________________________
1 Газета «Советская Абхазия», от 30 декабря 1936 г.
2 ЦГА Абхазской АССР, ф. 2, оп. 2, д. 2, л. 85.


51

И действительно, всемерное улучшение научно-исследовательской работы явилось одним из важнейших факторов дальнейшего расцвета субтропического сельского хозяйства Абхазии.
С именем Н. А. Лакоба неразрывно связано зарождение многих отраслей науки в нашей республике. В опубликованном в 1936 году в газете «Советская Абхазия» письме большой группы научных работников Абхазии говорилось:
«Нестор Аполлонович всегда был близким другом советской науки и лучшим товарищем научных работников Абхазии...
Исключительное внимание оказывал он научным исследованиям в области субтропического хозяйства. По его инициативе, при его горячем участии и поддержке скромная Абхазская опытная станция превратилась во Всесоюзный научно-исследовательский институт влажных субтропиков. Необычайную чуткость проявлял он к опытникам-мичуринцам, живо интересуясь каждым начинанием, каждым нововведением в области субтропических культур.
По почину Нестора Аполлоновича был создан Абхазский научно-исследовательский институт краеведения, который в 1935 году по его же инициативе был реорганизован в Институт абхазской культуры и Бюро по изучению производительных сил Абхазской АССР, входящие в систему Грузинского филиала Академии наук СССР.
Не было ни одной важной научной проблемы, которая бы разрешалась в Абхазии без участия Нестора Аполлоновича. Он принимал участие в обсуждении планов экспедиций, лично заслушивал отчеты геологов, ботаников, зоологов, дендрологов, курортологов.
Значительный интерес проявлял Нестор Аполлонович к изучению исторического прошлого абхазского народа,

52
 
его языка и культуры, его устного творчества. Нестор Аполлонович возглавлял работу по введению нового абхазского алфавита, являясь председателем комитета по его созданию. Прекрасно владея абхазским языком, он настойчиво требовал создания новой терминологии и орфографии, соответствующих требованиям времени. По его инициативе были собраны и изданы абхазские сказки и народные песни, была начата работа по изданию архивных материалов и сочинений иностранных путешественников об Абхазии. При его непосредственной поддержке в Сухуме был организован Абхазский государственный музей, причем Нестор Аполлонович дал ряд практических советов по экспозиции и сбору материалов для музея.
Н. А. Лакоба уделял много внимания научно-исследовательской работе в области борьбы с тропическими заболеваниями, особенно малярией. При его ближайшем участии в Абхазии был создан Институт тропических заболеваний» (1).
В 30-х годах в Абхазии была ликвидирована массовая неграмотность населения. Развернулось большое школьное строительство. С каждым годом возрастало число учащихся и учителей. Важное значение в подготовке квалифицированных национальных кадров для культурного фронта имело открытие в Сухуми государственного педагогического института.
В культурном строительстве видную роль сыграла деятельность энтузиастов народного просвещения А. М. Чочул, С. Я. Чанба, К. Ф. Дзидзария и других.
Быстро развивались курорты Абхазии, ставшие подлинными здравницами трудящихся. Строились новые санатории, дома отдыха. Благодаря усилиям профессора А. Л. Григолия и его помощников все больше ставились на службу народному здравоохранению богатейшие
__________________________
1 Газета «Советская Абхазия», от 30 декабря 1936 г.

53
 
бальнеологические ресурсы республики. Ежегодно возрастала сеть лечебно-профилактических учреждений.
Во всех делах, направленных на развитие экономики и культуры, подъем жизненного уровня населения Абхазии, неутомимое творческое участие принимал Н. А. Лакоба.
Каждый новый успех в развитии промышленности, субтропического земледелия, в культурном строительстве доставлял Нестору Аполлоновичу живейшую радость. Энергия созидателя била в нем через край, и всюду он умел зажигать творческим огнем сердца трудящихся.
В то же время он был суров и непримирим к проявлениям пережитков прошлого, тащивших, как он говорил, нас назад.
Известно, что до установления Советской власти абхазская женщина была неравноправной с мужчиной. Среди женщин был особенно высок процент неграмотных. Коммунистическая партия, Советская власть навсегда покончили с принижением, угнетенным положением женщины. Активную работу в этом направлении вела и партийная организация Абхазии.
В 1930 году, в связи с реорганизацией высших органов Советской власти в Абхазии и упразднением Совета Народных Комиссаров республики, Н. А. Лакоба избирается Председателем Центрального Исполнительного Комитета Абхазской АССР. С еще большей энергией он продолжает заниматься делами хозяйственного и культурного строительства Абхазии, часто бывает в районных центрах и селах.
Под руководством Коммунистической партии трудящиеся Абхазии вывели свою автономную республику в число передовых республик многонационального Советского государства. Вступила в эксплуатацию первая крупная шахта в Ткварчели, и абхазский уголь мощным

54
 
потоком пошел на предприятия, железные дороги, электростанции, во все сферы экономики Грузии. По линиям электропередач ринулась энергия самой крупной в республике теплоэлектроцентрали — Ткварчельской ГРЭС. Поднялись корпуса новых заводов и фабрик, в том числе Сухумского кожевенно-обувного комбината имени Серго
Орджоникидзе, чайных фабрик и др. Год от года росли и крепли в организационно-хозяйственном отношении колхозы и совхозы Абхазии. Крупными шагами двигалось вперед субтропическое сельское хозяйство. Непрерывно расширялись площади под чаем, табаком, цитрусовыми, эфиромасличными, виноградом и другими ценными сельскохозяйственными культурами.
Замечательных успехов добились абхазский народ, все трудящиеся многонациональной Абхазии в развитии социалистической культуры.
Во всех этих успехах, завоеванных трудящимися Абхазии в результате осуществления мудрой ленинской национальной политики, большая заслуга по праву принадлежала Нестору Аполлоновичу Лакоба.
В 1935 году за успехи в области сельского хозяйства и промышленности Абхазская АССР была награждена орденом Ленина. Орденом Ленина был награжден и глава Абхазского правительства Н. А. Лакоба. Одновременно ему был вручен орден Красного Знамени за личные подвиги в период гражданской войны. Заслуги Лакоба перед Родиной были отмечены также орденом Трудового Красного Знамени ЗСФСР.
VIII съезд Советов Абхазии утвердил Конституцию Абхазской АССР, отразившую победу социализма в республике, как и во всей Советской стране. Эта победа явилась результатом постоянной заботы Коммунистической партии и Советского правительства, большой братской помощи трудящимся Абхазии со стороны русского, грузинского, всех народов нашей необъятной социалистической Родины.   

55
 
Наша партия, трудящиеся Советского Союза хорошо знали Нестора Аполлоновича Лакоба как видного партийного и государственного деятеля. Н. А. Лакоба был активным участником ряда съездов и конференций КПСС, съездов Советов СССР, являлся членом бюро Абхазского обкома и Центрального Комитета Коммунистической партии Грузии, кандидатом в члены бюро Заккрайкома партии, членом ЦИК Абхазии, Грузии, ЗСФСР и Союза ССР.
Как активного борца за дело Коммунистической партии Н. А. Лакоба лично знал Владимир Ильич Ленин. Большая дружба связывала Нестора Аполлоновича с С. М. Кировым, Г. К. Орджоникидзе, М. И. Калининым, Ф. Э. Дзержинским, Г. М. Димитровым, М. Д. Орахелашвили, Ф. Е. Махарадзе, Ш. 3. Элиава.
В конце декабря 1936 года Н. А. Лакоба был вызван Берия в Тбилиси. Через несколько дней было официально сообщено, что 28 декабря, находясь в Тбилиси, Н. А. Лакоба скончался от сердечного приступа.
Весть о смерти Нестора Аполлоновича Лакоба болью отразилась в сердцах трудящихся. Со всех концов страны в Абхазию непрерывным потоком шли телеграммы с выражением искреннего соболезнования партийной организации и всем трудящимся Абхазии в связи с тяжелой утратой. Они шли из Москвы и Ленинграда, Тбилиси и Еревана, Баку и Махачкалы, Ташкента и Алма-Аты, Урала и Сибири. Их присылали руководители партии и правительства, братских советских республик, отдельные коллективы, рабочие и крестьяне, ученые и учащиеся. А. А. Жданов писал: «Ленинградские большевики вместе с вами глубоко скорбят по поводу смерти бессменного руководителя Советской Абхазии товарища Нестора Лакоба». Г. И. Петровский от имени Президиума ЦИК Украинской ССР выразил глубокую скорбь и соболезнование «братской орденоносной Абхазской

56

АССР по случаю смерти выдающегося большевика, организатора коммунистического строительства в Абхазии, любимого сына абхазского народа Нестора Аполлоновича Лакоба». Г. М. Димитров и Д. 3. Мануильский телеграфировали семье Лакоба о своей скорби в связи со смертью «замечательного борца, нашего друга, милого, сердечного Нестора».
Центральный орган нашей партии — газета «Правда» известила партию и страну о том, что скончался Н. А. Лакоба — «старый большевик, неутомимый руководитель социалистического строительства в Абхазии».
Смерть остановила неукротимое большевистское сердце Лакоба. Но его светлый образ навсегда остался в памяти и сердцах трудящихся Абхазии.
Как установлено, Н. А. Лакоба погиб в результате коварных действий политического авантюриста Берия. Через несколько месяцев после смерти Лакоба был ложно объявлен «врагом народа». По клеветническим наветам погибли и некоторые другие руководящие партийные п советские работники Абхазии, среди них — талантливый организатор, замечательный пропагандист секретарь Абхазского обкома партии Владимир Константинович Ладария, выдающийся абхазский писатель, много лет работавший председателем ЦИК Абхазской АССР, Самсон Яковлевич Чанба и другие.
Трудящиеся Абхазской АССР и всей Советской страны свято чтут память преданного сына Коммунистической партии, её видного деятеля, одного из талантливых организаторов социалистического строительства Нестора Аполлоновича Лакоба. В 1959 году в столице Абхазии — городе Сухуми был воздвигнут памятник Лакоба. Сооружение памятника, установленного на могиле Н. А. Лакоба, у входа в Сухумский ботанический сад, — свидетельство народного признания его выдающихся заслуг перед социалистической Родиной.

57

В мае 1963 года трудящиеся Абхазии с большой теплотой отметили 70-летие со дня рождения Н. А. Лакоба.
Под мудрым руководством Коммунистической партии, ее ленинского Центрального Комитета советский народ уверенно идет вперед по пути развернутого строительства коммунизма. Советских людей увлекают, зовут к новым свершениям и победам чудесные перспективы нашего развития, изложенные в новой Программе КПСС. В стране восторжествовали ленинские нормы партийной жизни. Властная жажда творчества во имя торжества коммунизма владеет умами и сердцами трудящихся.
Вместе со всем советским народом с величайшим подъемом добиваются новых успехов на всех участках хозяйственного и культурного строительства трудящиеся Абхазской АССР. Наша республика словно является огромным ботаническим садом, привольно раскинувшимся у подножья высоких гор. В цветущей Абхазии, как будто в фокусе, собралось всё, что дала Советская власть освобожденным народам.
Претворяя в жизнь мудрые указания нашей великой ленинской партии, коммунисты и все трудящиеся Абхазии не пожалеют сил для того, чтобы еще лучше использовать богатые природные дары республики и другие резервы и возможности и тем самым приумножить свой вклад в великое дело строительства коммунизма — дело, которому без остатка отдал свою замечательную жизнь Нестор Аполлонович Лакоба.

58

__________________________

Спецредактор Д. Г. СТУРУА

Редактор Н. Чигогидзе
Художественный редактор Н. Осканов
Техредактор В. Чичинадзе
Корректор Т. Метревели

Подписано к печати 20/IV-1965 г. Формат бумаги 84Х108 1/32. Печ. листов 3,28+0,61.
Уч.-издат. листов 2,88.
УЭ 09981. Тираж 8000. Заказ № 1092.

Цена 46 коп.

Издательство «Сабчота Сакартвело»
Тбилиси, ул. Марджанишвили, 5

Типография № 1,
Тбилиси, ул. Орджоникидзе № 50.
_____________________________


(OCR — Абхазская интернет-библиотека.)



Некоммерческое распространение материалов приветствуется;
при перепечатке и цитировании текстов
указывайте, пожалуйста, источник:
Абхазская интернет-библиотека, с гиперссылкой.

© Дизайн и оформление сайта – Алексей&Галина (Apsnyteka)

Яндекс.Метрика