А. Андреев, М. Андреев. Большой Сочи: история Кавказа (обложка)





А. Р. Андреев, М. А. Андреев

Большой Сочи: история Кавказа

Аннотация

Кавказ – это прекраснейшая жемчужина, и одна из самых драгоценных, так как этот край не имеет себе равных по роскоши природы и теплому влажному климату.
Кавказ, по выражению одного исследователя, представляет собою чудную мозаику народностей, интересную своими легендами, сказками, пословицами, яркими чертами нравов, обычаев, костюмов.
Посещающим Кавказ и теперь нередко представляются картины и фигуры Ветхого Завета. Несмотря на различное происхождение, а нередко и разность веры, образа жизни, у кавказских народов замечается еще большее согласие в нравах и воззрениях. И если они много позаимствовали у русских, то и последние усвоили себе много кавказского. Ведь Кавказская война, покрывшая неувядаемой славой русское оружие, составляет беспримерную страницу в истории Российской империи.


Большой Кавказ

КАВКАЗ, земли и горы между Чёрным, Азовским и Каспийским морями, центральное положение в которых занимает горная система Большого Кавказа, отделяющая Предкавказье от Закавказья.

Большой Кавказ протянулся между Чёрным и Каспийским морями на 1100 километров, с хребтами Главный и Боковой с отходящими от них горными цепями. Большой Кавказ делится на три района – Западный Кавказ, до Эльбруса; Центральный Кавказ, между Эльбрусом и Казбеком; и Восточный Кавказ, восточнее Казбека.

Эльбрус, высочайшая гора, пять с половиной километров, на границе Кабардино-Балкарии и Карачаево-Черкесии, потухший вулкан с двумя вершинами, восхождения на которые впервые совершены в 1829 и 1890 годах.

Казбек, гора более 5 километров высотой, вершина Бокового хребта, в Грузии, впервые покорен в 1973 году.

Западный Кавказ с живописными вершинами и выходами подземных рек известен озером Рица на южных отрогах Главного хребта в Абхазии, на высоте около километра и глубиной более 100 метров, часть Рицинского заповедника.

Центральный Кавказ с десятком вершин, превышающих пять километров, труднодоступен и суров, покрыт многочисленными ледниками.

Восточный Кавказ с вершинами около 4 километров, отличается лабиринтами глубоких ущелий.

Большой Кавказ имеет большое количество солнечных дней – до 280 в году. Реки Большого Кавказа – Алазани, Риони, Арагви, Кодори, Бзыбь, Кубань впадает в три моря региона, судоходны, в низовьях, Риони и Кубань. В горах множество водопадов, минеральных источников, родников. На Большом Кавказе много заповедников – Кавказский, Рицинский, Тебердинский, Кабардино-Балкарский, Северо-Осетинский, Лагодехский, Закатальский. Горнолыжный туризм развит в Приэльбрусье, Домбае, Красной Поляне. Действующие автодороги – Военно-Грузинская, Военно-Осетинская, кавказские железнодорожные станции у Большого Кавказа – Минеральные Воды, Нальчик, Владикавказ, Майкоп, Грозный, Черкесск, Буйнакс, Лабинск.

Предкавказье прилегает к северному склону Большого Кавказа. Территория Предкавказья делится на Западное Предкавказье с Прикубанской равниной, Кубано-Приазовской низменностью, Таманским полуостровом; Среднее Предкавказье со Ставропольской и Терско-Сунженской возвышенностями; Восточное Предкавказье с Терско-Кумской низменностью. Краснодарский и Ставропольский край, черноморское побережье Кавказа, Кавказские Минеральные Воды входят в Предкавказье.

Кавказ делят и на Северный Кавказ и Закавказье. К Северному Кавказу относят северный склон Большого Кавказа, Предкавказье, часть южного склона Большого Кавказа до долины реки Псод. Закавказье – Грузия, Армения, Азербайджан.

«Кавказ в короне России – это прекраснейшая жемчужина и одна из самых драгоценных, так как этот край не имеет себе равного по роскоши природы и теплому влажному климату».

Ф. Доброхотов. Черноморское побережье Кавказа. СПб, 1916.

«Под именем Кавказа известен длинный перешеек, заключающийся между Чёрным и Каспийским морями и соединяющий две части света – Европу и Азию. Главный кавказский хребет проходит через весь перешеек от северо-западной его оконечности до юго-восточной, и таким образом разделяет край на три отдельные части: на Предкавказье, составляющие продолжение равнины южной России и простирающееся до самого подножья гор; на Горный Кавказ, или самый хребет с его многочисленными отрогами; на Закавказье, занимающее всё пространство от южного склона Главного Хребта до русской границы с Ираном и Турцией.

Существуют два главных прохода через горы: Дербентский (вдоль Каспийского моря) – дорога в Иран; и Владикавказский (через самую середину хребта) – дорога в Грузию.

Главные реки – Терек с Сунжей, Кубань, Кума, Риони, Кура с Арагви и Араксом.

Население Кавказа может быть разделено на три группы:

1. Горцы, живущие по обоим склонам кавказских гор; всех горцев разделяют на пять главных племён, из которых каждое состоит из нескольких народностей; всех горных племён насчитывается более 100.

Племена эти суть:

1) абхазы, населяющие северо-восточное прибрежье Чёрного моря;

2) черкесы, живущие по обоим склонам Кавказского Хребта, к западу от Эльбруса;

3) чеченцы, живущие по реке Сунже и северному склону Андийского хребта;

4) мачины в Дагестане;

5) осетины, занимающие самую середину гор;

6) грузины, родственные им племена, занимающие долину Риони и отчасти Куры;

7) армяне, занимающие юго-западную часть Закавказья, известную под именем армянского плоскогорья».

М. Острогорский. Кавказ. СПб, 1900.

«Кавказский горный хребет, проходящий с северо-запада на юго-восток, на протяжении около полутора тысяч верст, от Чёрного моря до Каспийского, делит Кавказ на две части: северную степную и южную – Закавказье.

Горный хребет Кавказа поражает своим необыкновенным разнообразием и суровой грандиозностью. Недалеко от Кубани к северу выдвигается громадный выступ, на котором в 20 верстах от главного гребня поднимается увенчанный вечными снегами двуглавый Эльбрус, западная вершина которого – 18400, восточная – 18400 и седловина 17500 футов. По направлению к Пятигорску Эльбрус спускается громадными уступами. При самом конце последнего уступа – Пятигорского в окрестностях Пятигорска возвышаются группы гор – Бештау, Машук, Кум-гора, Лысая, Змеиная, Верблюд и другие со множеством трещин, из которых вытекают минеральные источники в Пятигорске, Железноводске, Ессентуках и Кисловодске. Снеговая линия Эльбруса начинается примерно с 11200 футов высоты.

Другой известный гигант Кавказских гор – Казбек, так же как и Эльбрус, представляет потухший вулкан высотой 16500 футов.

Присоединение Кавказа к России ознаменовалось многовековой борьбой, которая велась со значительными промежутками с большей или меньшей энергией. В непосредственное соприкосновение с Кавказом Россия пришла после покорения Казанского и Астраханского царств. С этого времени Россия, в силу героических условий, мало-помалу начала распространять свою власть на этот край и, спустя 300 лет, окончательно подчинила его себе.

Кавказская война, покрывшая неувядаемой славой русское оружие, составляет беспримерную страницу в истории российской империи.

Кавказ ещё древними писателями, начиная с Геродота, называвшийся «Горой языков», по выражению одного исследователя, представляет собою чудную мозаику народностей, интересную своими легендами, сказками, пословицами, яркими чертами нравов, обычаев, костюмов.

Посещающим Кавказ и теперь нередко представляются картины и фигуры Ветхого Завета. Несмотря на различное происхождение, а нередко и разность веры, образа жизни, у кавказских народов замечается ещё большее согласие в нравах и воззрениях. И если они много позаимствовали у русских, то и последние, со своим эластичным и упругим характером, впечатлительным и восприимчивым, несмотря на долголетнюю войну с фанатическими, воинственными и жестокими горцами, усвоили себе много кавказского и выработали особо русско-кавказский тип. Даже кавказские войска отличаются лихим и гордым типом, выделяющим их из среды других русских войск».

Григорий Москвич. Путеводитель по кавказским Минеральным водам. СПб, 1896.

К. К. Фези. «В кобурах у меня пара пистолетов»

К.К. Фези. «В кобурах у меня пара пистолетов». Письма к отцу с Кавказа. 1836–1848 годы.

Карл Карлович Фези, швейцарец на русской службе, генерал-лейтенант, командовал дивизией на Кавказе в 1836–1842 годах.

Пестрая, шумная толпа солдат всех родов войск, казаков, калмыков, татар, мингрельцев и мирных черкесов не дает мне покоя в моем шатре. Генерал-лейтенант Вельяминов командует всем нашим корпусом, я – всею пехотою, почему мне также подчинены некоторые полки пеших казаков, вооруженных легкими азнатскими штуцерами; мне подчиненные также несколько бригадных генералов. У нас здесь многочисленное и блестящее общество, так как большое число князей, графов и баронов из гвардии находится здесь в качестве добровольцев. Я обзавелся казачьими лошадьми и езжу на казачьем седле с нагайкой, так как эти лошади совершенно не знают шпор и должны управляться непременно нагайкою. В качестве вооружения я ношу турецкую саблю по черкесскому способу, на кожаном шнуре через плечо, а в кобурах у меня пара нарезных пистолетов с пистонами. Я захватил с собою свой швейцарский штуцер и стрелял сегодня в цель на 400 шагов без промаха.

Крепость Ольгинская, 22 сентября 1836 года.

В эту компанию я приобрел большой опыт в ведении горной войны, которая доведена здесь до совершенства. Кто бы мог поверить, что не только пехота и кавалерия, но даже сама артиллерия не только проходит повсюду, но и действует. Наши казачьи и черкесские лошади как дикие козы. Зато уж самые черкесы – чистый идеал воина, в одно и тоже время он отличный кавалерист и такой же пехотинец. Но так как они не переносят предводительства, то у них нет никакого порядка и дисциплины, и поэтому они всегда бывают биты и совершенно неспособны на что-либо серьезное. Ни один укромный уголок не ускользает от нас, так как мы появляемся повсюду; например, я занял однажды долину, считавшуюся жителями недоступною.

Лагерь у Ольгинской, 16 ноября 1836 года.

Чеченцы – одно из самых могущественных и диких племен Кавказа, которое сопротивляется русским упорнее всего. Предстоит зимний поход против чеченцев. 16 января я прибыл в их страну, где были закончены необходимые приготовления, и пошел вперед.

После ежедневных стычек и больших и малых боев, из коих последний длился 4 дня, население должно было принести присягу на верность, и их предводители перешли на нашу сторону и были нам очень полезны. Ты не должен думать, что мы деремся яблочными пирожными: опровержением тому служит хотя бы моя контузия и многие другие примеры. У нас не было обмороженных, больных и в общем малые потери в людях; мы взяли, что случается редко, многих в плен и большую добычу, так что, например, весь, отряд получал всего вдоволь по два раза в день. Я нахожу, что этот поход мне удался лучше, нежели в Польше.

Из взятых в плен я выбрал себе 2 черкесских мальчиков и 2 девочек, которых я хочу воспитывать. Они уже посланы в Екатеринодар; впрочем, предполагаю отдать кому-нибудь одного мальчика и одну девочку.

Форт Грозный, 9 декабря 1836 года.

Я еду в Кубу, оттуда через Дагестанские горы в такие дебри, куда не ступала нога чужеземца, куда не заходил ни один из нас и которые даже не нанесены на наши карты.

Уверяют, что у меня были большие потери. Я, право, не знаю, можно ли назвать потерю за всю экспедицию убитыми и раненными в 7 человек большою при отсутствии пленных.

Тифлис, 6 апреля 1838 года.

Печатается по изданию:

К.К. Фези. Быт и нравы русской армии после 1812 года. СПб, 1912.
Присоединение Кавказа к России в XIX веке

«Завоевание Кавказа столь важно для России, оно так усилило международное положение нашего Отечества, что хотя бы краткое ознакомление с этой гигантской борьбой и с теми людьми, которые легли костьми за свою родину, составляет нравственную обязанность всякого русского человека».

Очерки покорения Кавказа. СПб, 1911.

Войны за присоединение Кавказских гор велись Российской империей, нуждавшейся в защите своих южных границ от постоянных нашествий-набегов и контроля торговых путей, связывающих Россию через Каспийское и Чёрное моря с восточными рынками, в течение XVIII–XIX веков. Воевали не только с кавказскими горцами, но и не хотевшими отдавать контроль над Кавказом Ираном и Турцией.

Кавказские войны России включают в себя Персидский поход 1722–1723 годов, Персидский поход 1796 года, русско-иранские войны 1804–1813 годов и 1826–1828 годов, кавказскую часть русско-турецких войн 1768–1774 годов, 1787–1791 годов, 1806–1812 годов, 1828–1829 годов, Крымскую войну 1853–1856 годов, Кавказскую войну 1817–1864 годов, завершившую полное присоединение Кавказа к России.
Россия и Кавказ до XVIII века

В середине XVI века русские войска ликвидировали Казанское и Астраханское ханства. Завоевание – присоединение Поволжья передвинуло границу Московского царства до реки Терек и обеспечивало России выход в Каспийское море с широкой реализацией своих традиционных товаров, включая меха, без посредников на Востоке. Необходимо было укрепиться в Каспийской части «Великого шёлкового пути», овладев устьем Терека и дагестанским побережьем. На Кавказе в это время шли войны против иранских и турецких захватчиков, внутренние междоусобицы, часть горских племён стремилась получить помощь или даже вступить в союз с Москвой. В 1554 году начались дипломатические переговоры с Кабардой и дагестанским шамхальством Тарковским, в результате которых в 1557 году Кабарда приняла русское подданство, и в 1567 году в устье реки Сунжи была основана крепость Терки, в 1588 – в дельте Терека построен Терский городок. Низовья Терека были заселены переселившимися с Дона и Волги казаками.

В 1594 году, позднее в 1604–1605 годах русские отряды воевод Бутурлина и Плещеева попытались прорваться в приморский Дагестан, воюя с кумыкским шамхалом Тарковским, но успеха не добились.
Россия и Кавказ в XVIII веке

В 1720 году по указу Петра I на нижнем берегу Терека было построено 5 казачьих станиц. Во время Персидского похода 1722–1723 годов войска Петра I заняли всё дагестанское побережье, включая Дербент. Тогда же Кубинское ханство перешло в русское подданство. Русская армия даже заняла Баку, но закрепиться на побережье не удалось – не позволила сильная ещё тогда Турция. Граница Российской империи вернулась к Тереку, где при Анне Иоанновне началось строительство кавказских укреплённых линий.

В 1735–1739 годах была построена Кизлярская укреплённая линия со строительством крепости и укреплений по реке Терек. К 1769 году линия дошла до Моздока, а к 1780 была полностью создана Азово-Моздокская укреплённая линия – от Азовского до Каспийского моря. Это стало возможным после русско-турецкой войны 1768–1774 годов, в результате которой Россия получила, в частности, Кабарду и Северную Осетию, кубанские горцы получили независимость от Турции.

Украинские плодородные степи и Крым вошли в состав Российской империи. Азовско-Моздокская линия (Моздок был построен в 1763 году) обеспечивала дальнейшее продвижение к горному Кавказу, занятие плодородной предкавказской равнины и выход на черноморские берега Кавказа.

По указу 1782 года занятые земли раздаются российскому дворянству. До 1804 года было роздано более полумиллиона десятин. Кавказские земли получили Воронцов, Безбородко, Чернышёв, многие другие.

В 1783 году А. Суворов, тогда командир Кубанского корпуса, в боях оттеснил на Урал и за Кубань ногайские племена. В 1784 году Шамхал Муртаза Али перешел в российское подданство – Россия вышла на северное дагестанское побережье Каспийского моря. В том же году была заложена крепость Владикавказ и начато строительство укреплений на создаваемой Военно-Грузинской дороге.

Это позволило в 1785 году создать единую Кавказскую линию, позднее разделенную на левый фланг, центр, правый фланг и Черноморскую кордонную линию – от станицы Усть-Лабинской до устья Кубани, заселенную бывшими запорожскими казаками, ставшими Черноморским казачьим войском.

За два года до этого царь Картли и Кахетин Ираклий II, зажатый иранцами, турками, подвергавшийся постоянным набегам аварцев, обратился к России и Восточная Грузия по Георгиевскому трактату 1783 года была объявлена под российским протекторатом, туда вошли русские войска, но поначалу закрепиться там не удалось – в Чечне и Кабарде началось восстание шейха Мансура, мусульманского проповедника, пытавшегося объединить кавказские племена под знаменем газавата – войны против неверных.

Во главе кавказских племён стояли феодалы – хан, чанка, бек, в зависимости от которых находились местные дворяне – уздени, несущие повинности перед беками, раздававшими им крестьянские дворы. Их получали и нукеры – ближайшее окружение феодалов. У некоторых племён не было ещё частной собственности на землю, которая принадлежала родам – тейпам, члены которого, как и сами тейпы, считались равными друг другу. Впрочем, постоянно выделялись и «сильные» тейпы.

Посланный на подавление русский отряд полковника Пьерри был уничтожен чеченцами. Мансур попытался взять Кизляр и Моздок, но был отброшен. Через год попытка похода на Кизляр повторилась, чеченцев снова отбросили, Мансур ушёл в Закубанье, где началось восстание. Угроза новой турецкой войны и действия Мансура вынудили русские войска уйти из Восточной Грузии.

В ходе начавшейся русско-турецкой войны 1787–1791 годов турецкая армия Батал-Паши в 1790 году была разгромлена русскими войсками в верховьях реки Кубани, вынужденными также действовать и против адыгейских отрядов Мансура, база которого была в турецкой тогда Анапе и Суджук-Кале (будущем Новороссийске). В 1791 году русские войска взяли Анапу, Мансур был взят в плен, сослан в Соловецкий монастырь, где и умер.

По Ясскому мирному договору Анапу возвратили Турции, адыгейские племена были признаны независимыми, правый фланг кавказской укреплённой линии был перенесён на реку Кубань, а её центр, через несколько лет, был передвинут до горы Бештау и основанного там Пятигорска, ставшего позднее первым курортом Кавказских Минеральных Вод и Черкесска.

В 1795 году Грузия подверглась иранскому нападению – в страну вновь были введены русские войска. Через год в Персидском походе русская армия В.А. Зубова взяла Дербент, Кубу, Баку и Шемаху. Воцарившийся на российском престоле Павел I прервал поход и вывел русские войска из Закавказья. В 1799 году Восточная Грузия подверглась нападению – реальной стала угроза разделения страны между Ираном и Турцией. Грузинский царь Георгий XII обратился к Павлу I. В Восточную Грузию вновь вошли русские войска, совместно с грузинскими воинами 7 ноября 1800 года на реке Иоре в Кахетии разбившие армию аварского и казикумухского ханов. Через год, после смерти Георгия XII манифестом Павла I Восточная Грузия вошла в состав Российской империи.
Кавказская война XIX века

XIX век начался на Кавказе многочисленными восстаниями. В 1802 восставали осетины, в 1803 – аварцы, в 1804 – грузины.

В 1802 году командующим войсками Кавказской укрепленной линии был назначен грузинский князь на русской службе П.Д. Цицианов. В 1803 году была проведена успешная военная экспедиция генерала Гулякова – русские вышли к дагестанскому побережью с юга. В том же году в русское подданство перешла Мингрелия, в 1804 – Имеретия и Турция. Большинство членов грузинского царского дома князем П.Д. Цициановым была выслана в Россию. Оставшийся царевич Александр, главный претендент на грузинский престол, укрылся в Гандже, у местного хана. Ганджа принадлежала Азербайджану, но это не остановило князя Цицианова. Ганджа была взята штурмом русскими войсками, под предлогом, что она некогда входила в состав Грузии. Ганджа стала Елизаветполем. Поход русских войск на Эривань-Ереван и взятие Ганджи послужили поводом к русско-иранской войне 1804–1813 годов.

В 1805 году в русское подданство перешли Шурагельское, Шекинское, Ширванское, Карабахское ханства. И хотя под Баку князь Цицианов был предательски убит, восстание хана Шекинского было подавлено и отряд генерала Глазенапа взял Дербент и Баку – к России отошли Дербентское, Кубинское и Бакинское ханства, что вызвало русско-турецкую войну 1806–1812 годов. Именно союз Ирана и Турции помешал русским, овладевших Нахичеванью, взять Эривань.

Персидские войска, вошедшие в Ереванское ханство и Карабах, были разбиты русскими на Араксе, Арпачае и под Ахалкалаками. В Осетии отряд генерала Лисаневича разгромил войска кубинского хана Ших-Али. На Черноморском побережье русские войска взяли турецкие крепости Поти и Сухум-Кале. В 1810 году в состав России вошла Абхазия. Дагестан, также объявил о принятии российского подданства.

В 1811 году русские войска командующего на Кавказе маркиза Паулучи взяли крепость Ахалкалаки. Отряд генерала И. Котляревского разбил персов в 1812 году при Асландузе, а через год взял Ленкорань. Войны России с Ираном и Турцией закончились почти одновременно. И хотя по Бухарестскому миру 1812 года Турции вернули Поти, Анапу и Ахалкалаки, по Гюлистанскому миру 1813 года Персия потеряла Карабахское Ганджинское, Шекинское, Ширванское, Дербентское, Кубинское, Бакинское, Талышинское ханства, Дагестан, Абхазию, Грузию, Имеретию, Гурию, Мингрелию. Большая часть Азербайджана с Баку, Ганджей, Ленкоранью вошла в состав России.

Территория Грузии и Азербайджана, присоединенные к России, оказались отделены от империи Чечней, Горным Дагестаном и Северо-Западным Кавказом. Горная битва началась с окончанием Наполеоновских войн в 1815 году.

В 1816 году командиром отдельного Кавказского корпуса был назначен герой Отечественной войны 1812 года генерал А.П. Ермолов, отдававший отчет в трудности отражения набегов горцев и овладения Кавказом: «Кавказ – это огромная крепость, защищаемая полумиллионным гарнизоном. Надо штурмовать ее или овладеть траншеями». Сам А.П. Ермолов высказался за осаду.

Кавказский корпус насчитывал до 50 тысяч человек; А.П. Ермолову также подчинялось 40-тысячное Черноморское казачье войско. В 1817 году левый фланг Кавказской укрепленной линии был перенесен с Терека на реку Сунжа, в среднем течении которой в октябре было заложено укрепление Преградный Стан. Это событие положило началу Кавказской войны.

Линия укреплений, возведенных по реке Сунжа в 1817–1818 годах, отделила равнинные плодородные земли Чечни от ее горных районов – началась длительная война осадного характера. Укрепленная линия предназначалась для предотвращения набегов горцев внутрь областей, занятых Россией, она отрезала горцев от равнины, блокировала горы и стала опорой для дальнейшего продвижения в глубь гор.

Наступление в глубь гор проводилось особыми военными экспедициями, во время которых «непокорные аулы» сжигались, посевы вытаптывались, сады вырубались, горцев переселяли на равнину, под надзор русских гарнизонов.

Занятие русскими войсками района Бештау-Машук-Пятигорья в конце XVIII – начале XIX веков вызвали ряд восстаний, подавленных в 1804–1805 годах, в 1810,1814 и даже в начале 1820 года. При генерале Ермолове впервые была введена система рубки лесов – созданию просек на ширину ружейного выстрела – для проникновения в глубину чеченских земель. Для быстрого отражения нападения горцев создавались подвижные резервы, в просеках строились укрепления. Сунженскую укрепленную линию продолжала крепость Грозная, построенная в 1818 году.

В 1819 году часть чеченских и дагестанских горцев объединилась и напала на Сунженскую линию. Разбив один из русских отрядов нападавшие в ряде боев были отброшены в горы, в 1821 году ликвидированы Шекинское, Ширванское, Карабахское ханства. Построенная в 1819 году в кумыкских землях крепость Внезапная преградила чеченцам путь к Дагестану и нижнему Тереку. В 1821 году русские войска основали крепость Бурную – нынешнюю Махачкалу.

Плодородные земли Закубанья занимались черноморским казачеством. Набеги отбивались – в 1822 году экспедицией генерала Власова, переправившейся за Кубань, было сожжено 17 аулов. Генерал был отстранен от командования, предан суду и оправдан им.

Боевые действия велись и в Дагестане, где отрядом генерала Мадатова в 1821 году был разбит последний хан – аварский Султан-Ахмед. Генерал А.П. Ермолов писал в приказе к войскам «Нет более противящихся нам народов в Дагестане».

В этот период в Южном Дагестане начала действовать прошедшая из Шарвана мюридистская секта – мусульманская секта Накшбендийского тариката вторая после шариата ступень религиозного совершенствования мусульманина). Мюрид – ученик, последователь. Учителя мюридов, их руководители назывались шейхами, выдвигавшими требования равенства всех мусульман, которые в начале XIX века были подхвачены многими простыми горцами. Перенесение мюридизма из Ширвана в Южный Дагестан связано с именем Курали-Магомы. Первоначально Ермолов ограничился только предписанием кюринскому и казику ухскому Аслан-хану прекратить деятельность Курали-Магомы. Однако через возведенного в шейхи Курали-Магомой секретаря Аслан-хана Джемаледдина тарикат проник в Горный Дагестан, в частности, в Койсубулинское общество, с давних пор бывшее очагом антифеодального крестьянского движения. Узденская верхушка значительно видоизменила тарикат, который стал газаватом – учением, направленным на борьбу с неверными. В 1825 году на Кавказе начинается большое антироссийское восстание во главе с чеченцем Бей-Булатом. Восставшие взяли укрепление Амир-Аджи-Юрт, начали осаду Герзель-аула, но были отбиты русским гарнизоном. Бей-Булат напал на крепость Грозную, был отбит и генерал Ермолов подавил восстание, уничтожив несколько аулов. В том же году экспедиция генерала Вельяминова подавила начавшее восстание в Кабарде, которая больше не восставала никогда.

В 1827 году генерала А.П. Ермолова на Кавказе сменил генерал И.Ф. Паскевич, в том же году во время начавшейся русско-иранской войны 1826–1828 годов штурмом взявший Ереван. Русские победили и в войне 1828–1829 годов с турками. По Туркманчайскому миру 1828 года Россия получила Эриванское и Нахичеванское ханства, по Адрианопольскому миру 1829 года – Черноморское побережье Кавказа от устья Кубани до Поти. Стратегическая обстановка на Кавказе резко изменилась в пользу России. Центр Кавказской укрепленной линии прошел у верховьев рек Кубань и Малка. В 1830 году была сооружена Лезгинская кордонная линия Кварели-Закаталы – между Дагестаном и Кахетией. В 1832 году была построена крепость Темир-Хан-Шура – нынешний Буйнакск.

В 1831 году граф И.Ф. Паскевич был отозван в Петербург для подавления польского восстания. На Кавказе его сменил генерал Г.В. Розен. Тогда же в Чечне и Горном Дагестане образовалось мусульманское государство – имамат.

В декабре 1828 года в ауле Гимры первым имамом был провозглашен койсубулинский проповедник аварец Гази-Магомед-Кази-мулла, выдвинувший идею объединения всех народов Чечни и Дагестана. Под знаменем газавата Кази-мулле, однако, не удалось объединить всех – ему не подчинились шамхал тарковский, аварский хан, другие правители.

В мае 1830 года Гази-Магомед со своим последователем Шамилем во главе 8-тысячного отряда попытался взять столицу аварского ханства аул Хунзах, но был отброшен. Не удалась и русская экспедиция имама – аул Гимры. Влияние первого имама усилилось.

В 1831 году Гази-Магомед с 10-тысячным отрядом пошел в Тарковское шамхальство, в котором шло восстание против шамхала. Имам разбил царские войска при Атлы-Бонене и приступил к осаде крепости Бурной, обеспечивавшей непрерывность сообщения с Закавказьем по берегу Каспийского моря. Оказавшись не в состоянии взять Бурную, Гази-Мухаммед, однако мешал русским войскам проникнуть дальше побережья. Разросшееся восстание дошло до Военно-Грузинской дороги. Главнокомандующий на Кавказе Г.В. Розен для подавления восстания отправил в Герки отряд генерала Панкратова. Гази-Мухаммед ушел в Чечню. Он захватил и опустошил Кизляр, попытался взять Грузию и Владикавказ, но был отбит, как и от крепости Внезапной. Одновременно табасаранские беки попытались взять Дербент, но неудачно. Имам не оправдал надежды кавказского крестьянства, практически ничего не сделал для него, и восстание само собой стало затухать. В 1832 году русская карательная экспедиция вошла в Чечню; было сожжено около 60 аулов. 17 октября русские войска осадили резиденцию имама, аул Гимры, имевший несколько линий обороны, построенных ярусами. Гимры был взят штурмом, Гази-Магомед убит.

Приемником убитого имама был избран аварский чанка Гамзат-бек, сосредоточивший свои усилия на взятии аварского ханства Паху-бике, но в 1834 году во время переговоров в лагере Галуат – бека под столицей Аварского ханства Хунзахом его мюриды убили сыновей Паху-бике Нуцал-хана и Умма-хана, а на следующий день Галуат-бек взял Хунзах и казнил Паху-бике. За это хунзахцы во главе с Ханжи-Муратом организовали заговор и убили Галуат-бека, аул Хунзах был взят русским отрядом.

Третьим имамом стал кандидат койсубулинских узденей Шамиль. Тогда же в Закубанье русские войска построили укрепления Николаевское и Абинское.

Шамиль сумел объединить под своей властью горные народы Чечни и Дагестана, уничтожив непокорных беков. При крупных административных способностях Шамиль был выдающимся стратегом и организатором вооруженных сил. Ему удавалось выставлять против русских войск до 20 тысяч воинов. Это были массовые военные ополчения. Все мужское население от 16 до 50 лет обязано было нести военную службу.

Особое внимание Шамиль уделял созданию сильной конницы. В составе конницы лучшую в военном отношении часть представляли муртазеки, которые набирались по одному из десяти семей. Шамиль стремился создать регулярную армию с разделением на тысячи (альф), способной к подвижной обороне в горах. Превосходно зная все горные тропы и проходы, Шамиль совершал в горах поразительные переходы до 70 км в сутки. Благодаря своей подвижности войско Шамиля легко выходило из боя и уходило от преследования; но оно было крайне чувствительно к обходам, которые обычно применяли русские войска.

Полководческий талант Шамиля выразился в том, что он сумел найти тактику, соответствующую особенностям его армии. Свою базу Шамиль устроил в центре горной системы северо-восточного Кавказа. С юга сюда ведут два ущелья – долины рек Аварского и Андийского Койсу. У их слияния Шамиль построил свое знаменитое укрепление Ахульго, с трех сторон окруженное неприступными обрывами. Подступы к своим опорным пунктам горцы закрывали завалами, строили укрепленные посты и целые ярусы оборонительных линий. Тактика заключалась в том чтобы задержать наступление русских войск, измотать их в непрерывных стычках, неожиданных налетах, в особенности на арьергарды. Лишь только русские отряды вынуждались к отступлению, оно всегда проходило в трудных условиях, так как непрестанные атаки горцев в конец истощали силы отступавших. Используя свое центральное положение по отношению к разбросанным вокруг русским войскам, Шамиль делал грозные набеги, неожиданно появляясь там, где он рассчитывал на поддержку населения и на слабость гарнизона.

Значение высокогорной базы для военных операций Шамиля станет еще более ясным, если учесть, что здесь у него были организованы военные, правда упрощенные производства. В Ведено, Унцукуле и Гунибе производили порох; селитра и сера добывались в горах. Население аулов, производивших добычу селитры, освобождалось от военной службы и получало особую плату – полтора рубля серебром на семью. Холодное оружие выделывалось кустарями, винтовки употреблялись обычно турецкого и крымского производства. Артиллерия Шамиля состояла из орудий, отбитых у русских войск. Шамиль пытался организовать отливку орудий и производство лафетов и артиллерийских ящиков. В качестве мастеровых и артиллеристов у Шамиля служили беглые русские солдаты и даже несколько офицеров.

Летом 1834 года из крепости Темир-Хан-Шура на подавление восстания Шамиля был направлен большой русский отряд, который 18 октября взял штурмом главную резиденцию мюридов – аулы Старый и Новый Гоцатль в Аварии – Шамиль ушел из ханства. Русское командование на Кавказе решило, что Шамиль не способен к активным действиям и до 1837 года ограничивалось небольшими карательными экспедициями против «непокорных» аулов. Шамиль же за два года подчинил себе всю горную Чечню и почти всю Аварию со столицей. Правитель Аварии позвал на помощь русскую армию. В начале 1837 года отряд генерала К. К. Фези, оставившего интереснейшие воспоминания, взял Хунзах, Унцукутль и часть аула Тилитль, в который отошел Шамиль. Понеся большие потери и не имея продовольствия войска К. Фези оказались в трудном положении. 3 июля было заключено перемирие и русские войска отошли. Это событие как всегда было воспринято как поражение русских и для исправления положения для овладения резиденцией Шамиля Ахульго был отправлен отряд генерала П. Х. Граббе.

После 80-ти дневной осады в результате кровопролитного штурма 22 августа 1839 года русские войска взяли Ахульго; раненому Шамилю с частью мюридов удалось прорваться в Чечню. После трехдневных боев на реке Валерик и в районе Гехинского леса в июле 1840 года русские войска заняли большую часть Чечни. Своей резиденцией Шамиль сделал аул Дарго, откуда удобно было руководить восстанием и в Чечне, и в Дагестане, однако предпринять серьезные действия против русских войск Шамиль тогда был не в состоянии. Воспользовавшись поражением Шамиля, русские войска усилили наступление на адыгов. Они ставили своей задачей окружить адыгейские племена и отрезать их от Черного моря.

В 1830 году были взяты Гагры, в 1831 – построено укрепление Геленджик на черноморском побережье. В начале 1838 года русский десантный отряд высадился в устье реки Сочи и построил Навагинское укрепление; таманский отряд в мае 1838 года в устье реки Туапсе построил Вильяминовское укрепление; в устье реки Шапсуго русские построили Тенгинское укрепление. На месте прежней крепости Суджук-Кале в устье реки Цемес была заложена крепость, будущий Новороссийск. В мае 1838 года все укрепления от устья реки Кубани до границы Мингрелии соединились в Черноморскую береговую линию. К 1940 году Черноморская береговая линия Анапа – Сухуми была дополнена линиями укреплений по реке Лаба. Впоследствии к 1850 году были построены укрепления по реке Уруп, а к 1858 году – по реке Белая с основанием Майкопа. Кавказские укрепленные линии были упразднены за ненадобностью в 1860 году.

В 1840 году адыги взяли форты Головинский, Лазарев, укрепление Вильяминовское и Михайловское. Вскоре русские войска выбили их с Черноморской береговой линии, но движение горцев усилилось, активизировался и Шамиль.

В сентябре 1840 года после ожесточенных боев у селений Ишкарты и Гимры Шамиль отступил. Русские войска, истощенные непрерывными боями, отошли на зимние квартиры.

В этом же году из-под ареста по доносу аварского хана Ахмеда из Хунзаха к Шамилю бежал Хаджи-Мурат и сделался его наибом. В 1841 году наиб Шамиля Кибит-Магома практически завершил окружение Аварского ханства – стратегического ключа к Нагорному Дагестану.

Чтобы удержать Аварию, туда были введены почти все свободные войска России на Кавказе – 17 рот и 40 орудий. В начале 1842 года Шамиль взял столицу Казикумухского ханства – аул Кумух, но был выбит оттуда.

В погоню за Шамилем был послан отряд генерала П. Х. Граббе – около 25 батальонов – с целью занять резиденцию имама, аул Дарго. В шестидневных боях в ичкерийских лесах отряд сильно потрепали воины имама и русские вернулись, понеся большие потери убитыми и ранеными – 2 генерала, 64 офицера, более 2 000 солдат. Отступление П. Х. Граббе произвело такое впечатление на бывшего в этот момент на Кавказе военного министра Чернышева, что он добился приказа временно приостановить новые военные экспедиции.

Поражение в Чечне ухудшило и без того напряженное положение в Нагорном Дагестане. Авария собственно была потеряна, так как русские войска еще до появления Шамиля здесь ежеминутно могли опасаться нападения местного населения. Внутри Аварии и Нагорного Дагестана русскими удерживалось несколько укрепленных селений – Гербегиль, Унцукуль, в 10 км к югу от аула Гимры, Гоцатль, Кумух, другие. Южная граница Дагестана на реке Самур прикрывалась Тифлисским и Ахтинским укреплениями. Именно опираясь на эти укрепления, оперировали полевые армии, обычно выступавшие в виде отдельных отрядов. Около 17 русских батальонов были разбросаны на огромном пространстве. Растерявшееся кавказское командование ничего не предприняло для того, чтобы сконцентрировать эти разбросанные по мелким укреплениям силы, чем с большим искусством воспользовался Шамиль. Когда в середине 1843 года он начал наступление на Аварию, большинство небольших русских отрядов погибло. Горцы взяли 6 укреплений, захватили 12 орудий, 4000 орудийных зарядов, 250 тысяч патронов. Лишь спешно переброшенный в Аварию самурский отряд помог удержать Хунзах. Шамиль занял Гербегиль и блокировал в Хунзахе русский отряд генерала Пасека. Сообщение с Закавказьем через Дагестан было прервано. Собранные русские войска в бою под Большими Казанищами отбросили Шамиля и отряд Пасека вырвался из окружения, но Авария была потеряна.

Шамиль расширил территорию имамата вдвое, имея под ружьем более 20 000 воинов.

В 1844 году командующим Отдельным Кавказским корпусом с чрезвычайными полномочиями был назначен граф М.С. Воронцов. Приказ царя гласил: «Разбить буде можно, скопище Шамиля, проникнув в центр его владычества, и в нем утвердиться».

Началась Даргинская экспедиция. Воронцову удалось дойти до Дарго, не встречая серьезного сопротивления, но когда пустой и зажженный горцами аул был занят Воронцовым, отряд, окруженный горцами и отрезанный от продовольственной базы, оказался в ловушке. Попытка подвезти продовольствие под сильным конвоем потерпела крах и лишь ослабила отряд. Воронцов попытался пробиться на линию, но беспрерывные атаки горцев настолько дезорганизовали отряд, что он, будучи уже невдалеке от укрепленной линии, принужден был прекратить свое продвижение. Только появление отряда генерала Фрейтага, действовавшего в чеченских лесах, спасло экспедицию, закончившуюся, в общем-то, неудачей, хотя Воронцов и получил за нее княжеский титул. Но восстание не разрослось – крестьяне практически не получили ничего и только терпели тяготы войны. Огромные средства, затрачиваемые на войну, только отчасти покрывались военной добычей; чрезвычайные военные налоги, во взимании которых наибы проявляли полный произвол, разоряли горское население. Наибы – начальники отдельных районов – широко практиковали различные поборы и штрафы, которые часто присваивали себе. Одновременно они стали принуждать население бесплатно работать на них. Наконец, имеются источники о раздаче земель наибам и лицам, приближенным к Шамилю. Отряды муртазеков стали использоваться для подавления возникающего то тут, то там недовольства наибами. Характер военных операций также изменился самым существенным образом.

Имамат стал отгораживаться от неприятеля стеной укрепленных аулов – война все более и более превращалась из маневренной в позиционную, в которой у Шамиля не было шансов. Среди горского населения появилась поговорка – «лучше просидеть год в яме-тюрьме, чем месяц пробыть в походе». Все более и более растет недовольство поборами наибов. Особенно сильно проявляется оно в Чечне, служившей для Нагорного Дагестана основной продовольственной базой. Большие закупки продовольствия, производившееся по низким ценам, переселение в Чечню колонистов-дагестанцев, назначение чеченскими наибами дагестанцев, постои дагестанцев в Чечне – все это, вместе взятое создало там атмосферу постоянного брожения, прорывавшегося в небольших выступлениях против отдельных наибов, как, например, восстание против Шамиля в 1843 году в Чеберлое.

Чеченцы перешли к оборонительной тактике против русских войск, непосредственно угрожавших разорением аулов. Соответственно с изменением обстановки изменилась и тактика русских войск. Прекращаются военные экспедиции в горы и русские переходят к позиционной войне – Воронцов сжимает имамат кольцом укреплений. Шамиль несколько раз пытался прорвать это кольцо.

В Дагестане русские войска в течение трех лет систематически осаждали укрепленные аулы. В Чечне, где русские войска при своем продвижении встречали помеху и препятствие в густых лесах, они производили систематическую рубку этих лесов; войска прорубали широкие, на ружейный, а иногда на пушечный выстрел, просеки и методически укрепляли занятое пространство. Началась длительная «осада Кавказа».

В 1843 году Шамиль прорвался через Сунженскую укрепленную линию в Кабарду, но был отбит и вернулся в Чечню. Попытавшись прорваться на дагестанское побережье Шамиль был разбит в сражении при Кутиши.

В 1848 году после вторичной осады М.С. Воронцов взял аул Гергебиль, но через год не взял аул Чох, хотя и отбил попытку горцев Шамиля пройти в Кахетию, построив за год до этого в Малой Чечне укрепление Урус-Мартан.

В 1850 году в результате военной экспедиции в Ингушнтию к карабулакам и галашевцам от имамата отошла его западная часть. Тогда же в Большой Чечне русские войска взяли и уничтожили построенное Шамилем укрепление – Шалинский окоп. В 1851–1852 годах были отбиты два похода имамата в Табасарань – Хаджи-Мурата и Бук-Муххамеда, разбитого у аула Шеляги. Шамиль поссорился с Хаджи Муратом, который перешел на сторону русских; за ним пошли и другие наибы.

На западном Кавказе племена адыгов штурмовали Черноморскую береговую линию. В 1849 году во главе адыгов встал сменивший Хаджи-Магомета и Сулеймана Эфенди Мухаммед Эммин. В мае 1851 года выступление посланца Шамиля было подавлено.

В Чечне в течение 1852 года шла упорная борьба между отрядами князя А.И. Барятинского и Шамиля. Несмотря на упорное сопротивление имамата А.И. Барятинский в начале года прошел через всю Чечню к Куринскому укреплению, что вызвало отпадение части аулов от Шамиля, который пытался удержать за собой Чечню, внезапно появляясь то в районе Владикавказа, то у Грозной; у аула Гурдали он разбил один из русских отрядов.

В 1853 году произошло крупное сражение на реке Мичак – последнего опорного пункта Шамиля. А. Барятинский, имея 10 батальонов, 18 эскадронов и 32 орудия, обошел Шамиля, собравшего 12 тысяч пехоты и 8 тысяч конницы. Горцы отступили с большими потерями.

После начала Крымской войны 1853–1856 годов Шамиль объявил, что отныне священная война с Россией будет вестись совместно с Турцией. Шамиль прорвался через Лезгинскую укрепленную линию и взял крепость Закаталы, но был снова отброшен в горы князем Долгоруковым-Аргутинским. В 1854 году Шамиль вторгся в Кахетию, но снова был отбит. Англия и Франция послали в помощь адыгам только польский отряд Ланинского. И хотя из-за угрозы англо-французского флота русские войска ликвидировали Черноморскую береговую линию, это не оказало существенного влияния на ход войны. Турки были разбиты в сражениях на реке Чолок, на Чингильских высотах и при Кюрюк-Дара, был взят Карс; турок разбили в их походе на Тифлис.

Парижский мирный договор 1856 года развязал руки России, сосредоточившей против Шамиля 200 000-ю армию, которую возглавил сменивший Н.Н. Муравьева князь А.И. Барятинский, имевший и 200 орудий.

Положение на Восточном Кавказе в этот период было таким: русские прочно удерживали укрепленную линию Владикавказ-Воздвиженская, однако, дальше к востоку, до Куринского укрепления, равнина Чечни оказалась незанятой. С востока укрепленная линия шла от крепости Внезапной до Курахи. Шамиль перенес свою резиденцию в аул Ведено. К концу 1957 года вся равнина Большой Чечни была занята русскими войсками. Через год отряд генерала Евдокимова овладел Малой Чечней и всем течением Аргуни. Шамиль попытался взять Владикавказ, но был разгромлен.

В 1859 году русские войска взяли аул Таузень. Шамиль попытался задержать наступление, заняв с 12-тысячным войском позицию у выхода из Басского ущелья, но эта позиция была обойдена. Одновременно русские войска наступали на Ичкерию из Дагестана.

В феврале 1859 года генерал Евдокимов начал осаду Ведено, у которого горцы соорудили 8 редутов. После разгрома ключевого Андийского редута 1 апреля Шамль с 400 мюридами вырвался из селения. Его наибы перешли на сторону русских. Горцев массами стали выселять на равнину. Шамль отступил к югу, в Андию, где на берегу Андийского Койсу занял мощную укрепленную позицию – гору Килитль, в то же время заняв и оба берега Андийского Койсу, которые были укреплены каменными завалами, на которых стояли 13 орудий.

Наступление русских велось тремя отрядами одновременно: чеченским генерала Евдокимова, движущимся к югу через Андийский хребет; дагестанским генерала Врангеля, наступавшим с востока; лезгинским, наступавшим с юга по Андийскому ущелью. Чеченский отряд, подойдя с севера и устроив спуск в долину Койсу, угрожал старой главной позиции Шамиля. Большую роль сыграл обход дагестанского отряда, который овладел правым берегом реки Койсу и отрезал Шамиля от Аварии. Шамиль бросил Андийскую позицию и ушел в свое последнее убежище на неприступной горе Гуниб. Через две недели Гуниб был полностью окружен русскими войсками. 25 августа русским удалось незаметно для осажденных взобраться с разных сторон на считавшуюся неприступной Гуниб-Даг и окружить аул Гуниб, после чего Шамиль сдался и был отправлен в Россию, в Калугу.

20 ноября 1859 года сдался и Мухаммед-Эмин с двухтысячным отрядом черкесов.

После 1859 года была только одна серьезная попытка организации сопротивления адыгов, создавших Меджик. Неудача его знаменовала конец активного сопротивления адыгов.

Горцев северо-западного Кавказа выселяли на равнину, они массами уходили-уплывали в Турцию, погибая тысячами в дороге. Захваченные земли заселялись кубанскими и черноморскими казаками. Войну на Кавказе завершали 70 батальонов, драгунская дивизия, 20 казачьих полков и 100 орудий. В 1860 году было сломлено сопротивление натухаевцев. В 1861–1862 годах было очищено от горцев пространство между реками Лабой и Белой. В течение 1862–1863 годов операция была перенесена на реку Пшеху, при продвижении войск строились дороги, мосты, редуты. Русская армия продвинулась вглубь Абадзехии, в верховье реки Пшиш. Абадзехи были вынуждены выполнить предписанные им «мирные условия». Верхние абадзехи на гребне Кавказа, убыхи и часть шапсугов оказали более длительное сопротивление. Выйдя к Гойтхскому перевалу, русские войска вынудили в 1863 году верхних абадзехов к сдаче. В 1864 году через этот перевал и по черноморскому побережью русские войска вышли к Туапсе и начали выселение шапсугов. Последними были покорены убыхи по рекам Шахе и Сочи, оказавшие вооруженное сопротивление.

С разных сторон против хакучей в долину реки Мзылты двинулись четыре русские отряда. Занятие 21 мая 1864 года русскими войсками урочища Кбаада (в настоящее время курорт Красная Поляна), где находилась последняя база черкесов, завершило почти полувековую историю Кавказской войны. К России были присоединены Чечня, Горный Дагестан, Северо-Западный Кавказ, побережье Черного моря.
Железные горы. Кавказские Минеральные Воды
Рай у подножья

Район Кавказских Минеральных Вод расположен на северном склоне Кавказского хребта в 100 километрах от Эльбруса и составляет часть обширного плато, начинающегося около Бермамита на высоте около 2500 метров над уровнем моря. Группа бальнеологических курортов, занимающихся лечением минеральными водами, – Пятигорск, Кисловодск, Ессентуки и Железноводск расположена в пределах Ставропольской возвышенности и входит в состав Ставропольского края.

Выше всего в горах по ущельям горных рек Ольховки и Березовки, притоков реки Подкумка, находится Кисловодск, на высоте около 300 метров над уровнем моря.

Еще ниже, на высоте 500 метров у подножия горы Машук находится Пятигорск.

В узком лесном ущелье к северу от горы Бештау на юге Железной горы на высоте 600 метров находится Железноводск.

В центре всего района Кавказских Минеральных Вод находится гора Бештац – 1400 метров над уровнем моря, к северу от нее гора Железная – 750 метров, Развалка – 900 метров, к югу – гора Машук, 1000 метров над уровнем моря.

Кавказские Минеральные Воды – уникальны по обилию и разнообразию минеральных источников, которых около 150. Каждый из четырех городов имеет свои особенности по характеру расположения, по составу минеральных источников; все они связаны между собой общностью геологического происхождения источников и общей историей развития на них курортной жизни.

Минеральные источники содержат большое количество углекислоты, бор, фтор, мышьяк, никель.

По химическому составу Кавказские Минеральные Воды делятся на 4 основные группы:

1. Углекислые глауберово-землистые термы (ванны) – Железноводск.

2. Углекислые землисто-соляно-глауберовые термы с небольшим содержанием сероводорода – Пятигорск.

3. Углекислые соляно-щелочные источники – Ессентуки.

4. Углекислые землистые источники, нарзан – Кисловодск.

Наличие в 14 километрах от Пятигорска горько-соленого Тамбуранского озера, на дне которого залегает мощный слой лечебной грязи, дает возможность широко использовать на Кавказских Минеральных Водах грязелечение. Климатически условия благоприятствуют бальнеологическому и тепловому лечению. На начало XXI века в регионе работало более 100 санаториев и домов отдыха, в которых ежегодно отдыхало более миллиона человек. На курортах разливаются знаменитые минеральные воды – «Нарзан», «Ессентуки», «Славяновская». Научный медицинский центр Кавказских Минеральных Вод – Пятигорский научно-исследовательский институт курортологии и физиотерапии.

Курорты региона работают круглый год; они связаны с центром страны и между собой железной дорогой, построенной в конце XIX века. Железнодорожный узел – Минеральные Воды, расположен в Предкавказье, в долине реки Кума. Курорты связаны и шоссейными дорогами.

Кавказские Минеральные Воды имеют массу природных, архитектурных, исторических достопримечательностей.

Центр региона – Ставрополь, основанный в 1777 году.

Район Северного Кавказа издавна считается местом где встречались, контактировали славянские и кавказские народы. Русские летописцы упоминают о походах князей Святослава 967 года и Мстислава Удалого 1022 года к северной части Кавказского хребта. Связи России с Кавказом, очевидно, начались ранее XII века и продолжали укрепляться в течение всего последующего времени. Однако ни у кого из наших летописцев не содержится ни малейшего упоминания о целебных водах в Предкавказье. Есть основания считать, что минеральные источники, благодаря которым будущие Кавказские Минеральные Воды получили заслуженную славу, существуют с древнейших времен, и, вполне возможно, что ими пользовались древние греки и римляне, поселения которых находились недалеко от Предкавказья. Тем не менее, в сочинениях древних греческих и римских писателей нет данных об этих минеральных источниках. Возможно, это молчание древних авторов связано с тем, что в связи со своим географическим положением Кавказ с незапамятных времен служил проходом, воротами, через которые кочевники Азии проходили в Европу, для непрерывного сражения, преследуя или уходя от неприятеля, вытесняя или покоряя встречавшиеся народности и племена.

Возможно, древние жители Предкавказья скрывали от пришельцев те богатства, которыми изобиловала их земля. Племена и народности Северного Кавказа, безусловно, знали о минеральных источниках и пользовались ими для лечебных целей, скрывая это от своих врагов. Российский путеводитель 1904 года по Кавказским Минеральнмы Водам писал: «Молчание наших летописцев о целебных водах в Большой Кабарде объясняется, с одной стороны тем, что значение минеральных вод русским в то время было совершенно неизвестно, а с другой стороны тем, что местные жители, зная целебные качества своих вод и дорожа ими, старались всеми силами скрывать их от постороннего глаза. А что они, по всей вероятности, понимали силу минеральных источников, об этом свидетельствуют следы тех ванн, которые профессор Нелюбин, один из первых обстоятельных исследователей наших вод, нашел высеченными прямо в горе близ серных источников. «Сии ванны, – говорит он, – судя по разрушению развалившегося от времени туфстейна, в котором они были высечены, явственно свидетельствуют о древнем их существовании, которое, если не ошибаюсь, должно отнести, по крайней мере, за 300 лет пред сим». Писано это в 1825 году. Более же точных свидетельств об употреблении вод древними кавказскими народами не имеется, и все другие наши исследователи хотя и говорят, что, по их мнению, различные источники должны быть известны и оценены местным населением, но никаких веских доказательств в подкрепление своего мнения не приводят».

В XI веке набеги половцев и татаро-монгольское нашествие надолго прервали российско-кавказские связи. Только в середине XVI столетия они начали восстанавливаться, чему способствовала женитьба московского царя Ивана Грозного на дочери одного из князей Малой Кабарды Темрюка – Гуаше, ставшей Марией Темрюковной. Постоянные нашествия на Кавказ Персии, Турции, Крымского ханства с целью подчинения горских племен своей власти вызывали отправку послов из Кабарды в Москву. Иван Грозный давал в 1553 году наказ своему послу в Польше: «Если спросят, сколько у царя и великого князя пятигорских черкес – говорить: «У государя нашего по Москве живут князи Амашик с братиею, да князь Сибок с братиею, а с ними людей их тысяч с пять».

В 1557 году помощь Московского царства Кабарде спасла народы Предкавказья от угрозы порабощения и возможного уничтожения завоевателями. Из Кабарды послы приходили в 1602 году к Борису Годунову, в 1608 году к Василию Шуйскому, позднее к Михаилу Федоровичу Романову, в 1722 году во время Персидского похода Петра I князья Большой и Малой Кабарды выставили свои отряды в помощь русскому войску.

В «Книге Большого Чертежу», географическом описании Московского царства XVII впервые упоминается о существовании на Кавказе «кладезей горящих и кладезя холодного». Возможно это упоминание относится к минеральным источникам Пятигорска и кисловодской долины, но эти данные записаны со слов людей не видевших сами «кладези» – «А ниже Курты реки 20 верст пал в Терек кладезь горячий; в день дым столбом до неба, а в ночь пламя огненное видимо.» Горячий источник назван горящим. До середины XIX века сохранилась и легенда об «огненном змее», вылетающего по ночам на охоту из Пятигорского провала.

Впервые определенные сведения о пятигорских минеральных водах даны лейб-медиков Петра I доктором Шобером. В указе, данным Петром 24 июня 1717 года Сенату из-за границы, Шоберу поручалось искать «в Нашем государстве ключевых вод, которыми можно пользоваться от болезней, на приклад, какими в здешних краях пользуются как Пирмонтская, Шнавассер и прочие». Путеводитель 1904 года писал: «Великий преобразователь России не оставлял ни одного уголка без своего внимания. Побывав за границей на минеральных водах в Карлсбаде и Пирмонте и убедившись в их огромном целебном значении, он велел произвести соответствующие разыскания в России, результатом чего явилось открытие олонецких и липецких марциальных вод, а затем приказал своему лейб-медику Шоберу исследовать и описать горячие воды в Тереке, известные под именем Брагуновских». В записках Шобера, опубликованных в «Ежемесячных сочинениях Академии наук» в ноябре 1760 года упоминается о слов местных жителей о наличии в районе Пятигорья-Бештау горячих источников и «кислого родника», очевидно Нарзана. О существовании в Пятигорье «ключа горячей воды» в конце 30-х годов XIV века писал арабский путешественник Ибн-Баттута, побывавший в Предкавказье.

Описывая «Брагуновские термы», находившиеся на Тереке, в 200 километрах от Пятигорья Шобер писал: «Находится еще больше теплиц в сей стране, да и почти только на два или на три дня езды от выписанных. Также есть в Черкасской земле изрядный кислый родник; но понеже мне приказано было только в его Царского Величества землях искать минеральные воды, сверх же того с данным мне конвоем туда было ехать опасно, того ради я не мог, по желанию моему, того изыскать». До Пятигорья и Кисловодской долины Шобер не добрался в связи с малочисленность. Охраны и опасностями путешествия по местности, не принадлежавшей России и наполненной воинственными горцами, поэтому сведения, приведенные Шобером, не являются его личными данными, и взяты со слов горцев – черкесов.

Петра Великого справедливо считают инициатором создания курортов в России. Тем не менее, кроме интересов к лечению минеральными водами, пользу которого Петр I испытал на себе за границей, император учитывал и более важные государственные интересы – интерес к поиску серных источников – сера использовалась при изготовлении пороха. На Кавказе производство серы наладить не удалось, но Шабер после Терека побывал в самарских землях, где серный завод был построен, вблизи Сергиевских минеральных источников.

Русский автор писал в 1903 году:

«Таковы первоначальные смутные известия о Кавказских Минеральных водах, проникнувшие в Россию, после чего история их снова погружается во мрак, который, впрочем, покрыл и остальные, открытые Петром Великим источники, так как известно, что олонецкие «марциальные» воды были уже вскоре после смерти Петра преданы настолько полному забвению, что на них была упразднена лекарская вакансия, а здания, построенные при Петре, совершенно разрушились и приезд больных прекратился.

Мрак начинает несколько рассеиваться с 1794 года, когда в городе Кизляре настолько увеличилась болезненность и смертность среди расположенных в нем войск, что понадобился еще один врач. Началась по этому поводу длиннейшая переписка между Военной Коллегией и Медицинской канцелярией, и наконец только в 1755 году назначили туда доктора Гевитта, который прибыл в Кизляр из Петербурга, снабженный инструкциями от директора Медицинской канцелярии Кондоиди. Согласно этой инструкции доктору Гевитту предписывалось произвести опыты лечения минеральными источниками и о результатах донести в Медицинскую канцелярию. Доктор Гевитт осенью того же года побывал на серных водах, провел там 8 дней, лечился от мучившей его болезни, но облегчения не получили. В следующем году он снова прибыл на воды, взяв с собою 10 солдат, страдавших различными болезнями, но не дождался результатов лечения, так как вскоре ему пришлось покинуть Кизляр, и исследования вод в медицинском отношении таким образом снова остановились».

Научную деятельность Петра I продолжила Екатерина II, приказавшая в 1768 году организовать целый ряд ученых экспедиций во все края Российской Империи. Во главк был поставлен знаменитый исследователь XVIII века Петр Симон Паляс, ему помогали Георги, Гмелин, Зуев, Лепехин, Соколов, Фальк, Польденштедт. Иоганн Польденштедт отправился по своему маршруту на Северо-восточный Кавказ и прибыл в Пятигорье, которое тогда входило в Большую Кабарду и находилось во владении князей Тархановых. Польденштедт с конвоем из казачьей сотни прибыл в регион в июне 1773 года и стал первым из русских исследователей, который лично осмотрел и описал Пятигорские, Кумогорские минеральные Источники и Тамбуканское озеро.

Горный инженер С. Кумбир писал в «Очерках истории развития Кавказских Минеральных Вод», вышедших в 1896 году в Санкт-Петербурге:

«Почтенный ученый довольно кратко описывает Горячую гору (юго-западный отрог горы Машук) с ее трещиной и вытекающим из конца последней горячим серным источником; при этом Польденштедт, очевидно со слов туземцев, говорит, что за последние двадцать лет источник этот через отложение туфа засорился, почему устье его понизилось, и сам он течет слабее, чем прежде, и что, в то же время, на тысячу или более шагов севернее, у начала трещины, показался другой горячий источник. Ученый путешественник описывает вкратце и Пятигорский провал, высказывая предположение, что он имеет связь с трещиной и источниками. Посвятив несколько слов озеру Тамби-Тамбукан, которое ныне славится своей целебной грязью, Польденштедт замечает характерные особенности его дна, покрытого черновато-синей глиной. Воду машукских источников этот исследователь нашел умеренно теплой, «так что и у самого истока можно ее пить и в ней купаться».

Наконец упоминает он вскользь о Кумогорском серном источнике, близ Кинжал-горы.

О Нарзане Польденштедт, хотя и знакомый с трудами Шобера, не говорит почему-то ни слова.

В 1774 году после окончания первой русско-турецкой войны по Кучук-Кайнарджийскому миру Кабарда вместе с Пятигорьем окончательно отошла к Российской Империи.

В 1777 году по приказу командующего кавказскими войсками князь Г. Потемкина было построена Азово-Моздокская оборонительная линия с крепостями и редутами. Линию охраняли донские казаки и часть волжских казаков, из Камышина и Дубовки, переселенных на Кавказ за участие в восстании Пугачева. Исследователи говорят, что казаки Волги привезли с собой два десятка знамен с вензелями Петра III, двуглавым орлом, идущим под парусами кораблем, горящим портовым городом и надписью «никого не устрашусь» – знамена Емельяна Пугачева.

С этого периода началось прочное освоение Северного Кавказа Россией. В станицах, редутах, слободах у крепостей селились казаки. В «городках» стояли казачьи гарнизоны во главе с атаманами – в центре станицы площадь с церковью, от которой лучами отходили улицы с переулками. Станицы окружались земляными укреплениями с башнями и пушками.

В 1780 году в долине гор Бештау и Машук, в 4 верстах к западу от горы Машук, на берегу реки Подкумка было построено Константиногорское укрепление – первое русское военное поселение в районе Кавказских Минеральных Вод, на Азово-Моздокской линии. Следы укрепления сохранились – недалеко от железнодорожного вокзала Пятигорска. Солдаты 16-го Егерского полка, составившие первый гарнизон Константиногорского укрепления, начали купаться в высеченных прямо в скале ваннах, у Горячего источника (сейчас «Цветник»), сразу по несколько человек. Солдаты выстроили над ваннами веревочные домики. С этого времени горячий серный источник стал известен не только на Кавказе, но и в соседних областях, к нему начали приезжать больные из разных мест империи, которые располагались около источника в палатках, калмыцких кибитках.

В 1784 году доктор Яков Рейнеггс побывал у источника Нарзана и дал ему первое известное в литературе описание: «Два стакана этой воды причиняют опьянение, за которым следует глубокий сон. Вода употребляется с большой пользой при горячках, при цынге, однако при перемежающейся лихорадке она действия не оказывает. Вода в источнике, по свидетельству местных жителей, никогда не замерзает, даже зимой. Стоит однако его воде удалиться на несколько шагов от источника, как она превращается в лед и притом даже быстрее, чем обыкновенная вода.»

После покорения Крыма в 1783 году и Ясского мира 1791 года, завершившего вторую русско-турецкую войну, были подтверждены права России на Кабарду и правый берег Кубани. В конце XVIII века военная оборонительная линия была подвинута в долину реки Подкумок южнее Константиногорской крепости. Ставропольская и Георгиевская крепости позднее превратились в города.

С 1793 года стали собираться факты, указывающие на лечебное значение горячих серных источников. Это отметил П. Палас, посетивший Кавказ в это время и подробно описавший Нарзан и часть минеральных источников горы Машук, на западной ее части. Паллса первым определили общее количество твердых минеральных частиц в воде, правда определил температуру воды – более 70 °C. Не сделал он и количественного анализа. Он впервые вскользь упомянул о железноводских минеральных источниках и подробно описал Нарзан, бассейн которого имел около 10 метров длины и 5 метров ширины, суживаясь воронкой вокруг главного ключа, температура воды была около 17 °C. В это время слава Нарзана как целебного источника стала распространяться все шире и шире. В 1718 году у Нарзана провел два месяца вместе с семьей начальник кавказской линии генерал-лейтенант граф И. И. Морков, энергично обеспечивший безопасность региона от нападений горцев. Однако Кисловодская долина официально еще не входила в состав России.

П. Паллас писал о Нарзане: «Видели изумительные примеры в излечении целого ряда больных и ослабевших людей. Я убежден, что эта вода будет признана весьма действительной в большом числе болезней, когда в о ней больше узнают».

В 1797 году инспектор Астраханской врачебной управы Шателевич представил в Государственную Медицинскую коллегию сведения о лечебном действии вод, основанные на обобщении народного опыта использования минеральных источников. Главный директор Медицинской коллегии барон А.И. Васильев передал донесение императору Павлу I, предписавшему построить укрепления и госпиталь у «Кислого колодца» и послать в Пятигорье штаб-лекаря Ловенца и аптекаря Корнера для проведения химического анализа минеральной воды. В декабре 1798 года Левенц и Корнер представили в Медицинскую коллегию подробный доклад о пользе Нарзана в врачебных целях, подчеркнув необходимость дальнейших опытов. На основании доклада Кавказские Минеральные воды в 1798 году признаны возможным ввести во всеобщее употребление и начать командирование членов Кавказской армии для лечения на воды в летние месяцы. С 1799 года воды начали посещать и больные из России. Тогда посещение вод было опасным и только в 1803 году горцы были оттеснены к верховьям Подкумка и начать строительство Кисловодского укрепления.

Усиление и расширение российского влияния происходило в рамках Кавказского наместничества в составе Кавказской губернии и Астраханской области, учрежденного 5 мая 1785 года указом Екатерины II. Наместником до 1791 года был князь Г.А. Потемкин. В течение XIX века военные укрепления на Кавказской укрепленной линии продвигалась вглубь Кавказа. К 20-м годам XIX века граница с Терека и Кубани передвинулась к Сунже, верховьям Кубани, предгорьям Черных гор.

В 1801 году химик Симсон произвел несколько анализов воды горячих источников. Командующий Кавказской линией генерал Обресков доложил императору Александру I о благотворном действии Кавказских Минеральных вод. Царь приказал исследовать минеральные воды и далее. Весной 1802 года Медицинская коллегия командировала на Кавказ штаб-лекарей Гординского и Крушневича и аптекаря Швенсона – «чтобы они, сделав опыты по испытаниям на самом деле и сообразуясь с собственными наблюдениями, дали свое мнение, каким образом в пользу больных те воды употреблять, и какие нужно будет сделать для того там заведения».

Командированные провели на водах все лето и произвели количественные анализы горячего и кислого источников, целый ряд наблюдений над действием минеральных вод при различных болезнях. В ноябре лекари представили в Медицинскую коллегию подробный, считая необходимым устроить на водах необходимые приспособления, облегчающие больным пользования водами – «о действительности серных вод в накожных сыпях, перемежающихся лихорадках, любострастной и водяной болезнях и застарелой ломоте». Медицинская коллегия отнеслась к докладу критически, «водянку» и лихорадки минеральные воды не лечат, – «Хотя верные опыты доказали, что воды сии приносят великую пользу, но остается еще по долговременном их врачебном употреблении установить основанные на опытах правила, коими бы показаны были все способы врачевания, сообразно полу, возрасту и сложению, болезням и припадкам людей». Медицинская коллегия доложила своему начальнику, министру внутренних дел графу Кочубею свои соображения о назначении на Кавказские Минеральные воды от правительства постоянных врачей, одного с жалованием от 800 до 1000 рублей в год, другого – 400 рублей в год – «Чтобы они как военнослужащих, так и частных людей, туда приезжающих, пользовали и давали им все нужные наставления при лечении, и между тем бы первый, по опытам врачевания больных, занимался полным практическим сочинениям о врачебном употреблении тех вод со всеми обстоятельствами и способами врачевания, чтобы оное служило руководством для врачей, имеющих нужду пользоваться теми же водами, и которое можно было бы, по рассмотрении Коллегией, издать в свет». Кочубей доложил эти обстоятельства Александру I. Тогда же, 4 января 1803 года, главноуправляющий Грузии князь Цицианов, серьезно интересовался минеральными водами, доложил императору о сооружении возле кислого колодца укрепления с целью обезопасить приезжающих туда больных от нападений горцев.

24 апреля 1803 года император подписал указ о признании района Кавказских Минеральных вод лечебной местностью государственного значения – началось официальное существование Кавказских курортов. В том же году была построена Кисловодская крепость. Официальное присоединение Кисловодской долины к Российской империи произошло в 1806 году.

«Высочайший указ господину генерал-лейтенанту, Астраханскому военному губернатору, главноуправляющему в Грузии князю Цицианову.

Министр внутренних дел доставит вам заключения, в Государственной Медицинской Коллегии сделанные, о действии Кавказских минеральных источников по свидетельству врачей, посланных к их испытанию и описанию. Из них вы усмотрите и предположения ее к устроению нужных при сих источниках заведений.

По донесению вашему об одном из них, в 30 верстах от Констаногорской крепости лежащем, я разрешил уже вас от 7 минувшего марта на построение вблизи небольшого укрепления, ныне же поручаю вам приступить к устранению и всех тех заведений, кои для удобности врачевания и выгод больных в обоих местах признаются нужными. Сделав надлежащие к тому местные соображения и составив смету работ, вы доставите ко мне исчисление потребной на то суммы, для назначения отпуска из казначейства.

Между тем от Медицинской Коллегии вслед за сим определен туда будет один из искуснейших врачей и помощник.

Между предположениями, пользу и удобность сих вод обеспечивающими, мыль о поселении вблизи сих вод линейных казаков отдаю Я особенно на соображение ваше. Выгоды сего предположения очевидны, но произвести его в действо зависит от усмотрения местных удобностей, какие вы ближе и лучше определить можете, и о коих в свое время Я буду ожидать от вас донесения.

Александр».

Началось развитие курортов Пятигорска и Кисловодска. Был построен канал для вывода реки Ольховки в реку Березовку, затоплявшей временами источник Нарзан. С 1798 года существовал и редут Ессентукский.

Императорский указ раз и навсегда признал за Кавказскими минеральными водами выдающееся государственное значение – они стали государственным достоянием, были включены в круг ведения медицинских учреждений империи, поставлены под правительственный контроль.

На воды был назначен главным врачом доктор Сахаров, но его деятельности помешала чума, занесенная из Черкесского аула, свирепствовавшая в регионе до начала 1808 года. Посетивший новые курорты известный естествоиспытатель-ориенталист Клапрот в 1807 году писал: «Как мало забот прилагается к содержанию и лучшему устройству столь целебных минеральных источников, которые могли бы приносить большую пользу, если бы их больше знали и если бы пользование ими сопряжено было с каким-либо удобством. Ванна чрезвычайно узка и едва достаточна на шесть человек, между тем воды, бьющей из источника, хватило бы по меньшей мере на сорок». Чума, распространившаяся по всему Кавказскому краю прекратила приезд отдыхающих и больных на воды, сделав невозможным и дальнейшее развитие курортов – до 1808 года.

В 1809 году у главного источника Горячей горы, в Пятигорске, были выстроены две новые купальни с одной деревянной ванной в каждой, а в следующем году уже четыре ванны. Количество семей, приехавших в эти годы на воды доходило до 200. Будущий Пятигорск стал называться Горячегорском.

В 1809–1810 годах на Кавказских Минеральных водах находился известный врач Ф.П. Гааз, описавший ряд новых источников у горы Машку, подробно исследовал уже известные. По его просьбе точные анализы минеральных вод провел профессор Московского университета Рейс. Главной заслугой Газа было открытие Железноводских и Ессентукских источников.

Путеводитель по Кавказским Минеральным водам писал в 1904 году:

«Железноводские источники, затерянные среди густого, непроходимого леса, который в то время заполнил всю впадину между северо-восточным склоном Бештау и южной покатостью горы Железной, а также весь склон Бештау, разыскать было чрезвычайно затруднительно. Гааз пытался найти их еще в 1809 году, но не успел в то, так как не мог добиться от проводников точного указания, где именно они находятся, и принужден был возобновить свои поиски в следующем году, когда они и увенчались успехом. Железноводске источники начали быстро входить в славу, особенно Горячий источник, и с 1812 года стали, регулярно посещаться больными, хотя и в ограниченном количестве, как по причине полнейшего отсутствия каких бы то ни было жизненных удобств, так и вследствие постоянных нападений горцев.

Что касается до Ессентукских источников, то открытие их, как это часто бывает, обязано случаю. Гааз, получив от одного казака известие, что недалеко от Констаниногорска лошади, которые, как и рогатый скот, охотно пьют минеральную воду, наткнулись на новый минеральный источник, немедленно отправился на поиски и нашел возвышение, откуда источники берут свое начало, и которое он счел за прежний берег Подкума. Открытые им источники не вошли в употребление в виду того, что они, будучи по составу своему серно-щелочными, близко подходили к воде машукских источников, а потому и не имели особенного интереса. Щелочные источники же, которые составляют славу Ессентуков, Гааз оставил без внимания, и известность их начинается только с 1823 года, когда их подробно изучил профессор Нелюбин.

Кисловодск во время посещения Гааза находился в весьма первобытном состоянии: больные купались в большой неправильного вида яме, вырытой у источника огороженной плетнем, и только богатые люди ставили, также как это делалось в Горячеводске, при источнике кибитки с ваннами, причем последние принимались большей частью из цельного Нарзана; иные же разбавляли воду кипятком или нагревали ее, бросая туда раскаленные ядра. Наконец, в 1812 году были выстроены первые купальные здания, мужское с двумя ваннами и женское с одною, в которые вода доставлялась по деревянным трубам, но в них можно было купаться только в цельном или холодном Нарзане. Теплые же ванны по прежнему приходилось брать в отдельных кибитках, что обходилось чрезвычайно дорого».

Ф. Гааз написал первое сочинение о Кавказских Минеральных водах. Книга была напечатана на французском языке в 1811 году в Москве, и почти весь тираж ее сгорел при пожаре 1812 года. Впоследствии о Кавказских Минеральных водах писали – Цеэ в 1817 году, Нелюбин в 1825 году, Савенко в 1828 году, Конради в 1831, Нарман в 1848, Дроздов в 1859, Баталин в 1861, Мимотин в 1872 году, Халецкий в 1883, Богословский в 1892, Попов в 1893, Светловский в 1898, Гурари в 1915 году.

Приезжавшие на минеральные воды поначалу жили в районе Константиногорского укрепления за валом крепости и оттуда ходили за 5 километров к источнику, или же у самого источника, в кибитках, которые отдавали в наем калмыки. Ф. Гааз писал: «Наблюдаемые у этих источников излечения привлекли к ним обшественное внимание. За последние годы из Кавказских источников посещаются только эти. С открытием нового курорта воды Терека (Брагунские) забыты».

В 1812 году чиновник Константиногорской крепости Чернецкий построил в долине между Горячей водой и внутренним хребтом первые два дома, положив начало Горячеводску. Его примеру последовали многие местные жители, получавшие значительную выгоду от сдачи жилья в наем. Через несколько лет в Горячеводске были десятки летних домиков, но только один каменный дом.

Отечественная война 1812 года и разгром Наполеона не позволил властям уделить должного внимания развитию Кавказских Минеральных вод. Благоустройство Горячеводска началось на средства астраханца коллежского советника Федорова, пожертвовавшего для этого 60000 рублей. На эти деньги сделали каменную лестницу к главному источнику на Горячей горе, сделали к нему и дорогу для экипажей, начали постройку новых ванн, сделали и многое другое.

В 1816 году пошли первые государственные ассигнования на устройство новых курортов, была учреждена должность государственного смотрителя Кавказских Минеральных вод. «На нижнем уступе Горячей горы начали постройку ванного здания, приступили к сооружению новых купален у Александровского источника, трех с пятью ваннами взамен прежних, которые пришлось сломать. Так как на это предприятие остатков от Федоровского капитала не хватило, то из Государственного казначейства было отпущено по решению Государственного Совета 3704 рубля. 1816 годом заканчивается период медленного развития минеральных вод и начинается время, когда благоустройство их пошло вперед быстрыми шагами».

В 1816 году Кавказским наместником стал герой Отечественной войны генерал А.П. Ермолов, который считал, что Кавказские Минеральные воды имеют значение для всей России, что кроме своей «лечебной» цели они имеют роль проводника культуры в Кавказском крае, могут значительно улучшить экономическое положение Кавказа. А.П. Ермолов посетил Горячеводск в 1819 году и до 1826 года уделял постоянное внимание развитию Кавказских Минеральных вод. Были перестроены пришедшие в негодность ванны на Горячей горе, получившие название Ермоловских и просуществовавшие до 1874 года. К 1820 году у Александровского источника находилось 4 здания с 11 ваннами. Открыли новые источники, построены бассейны для сбора минеральных вод, благоустроены источники на Железной горе, сами источники выложены камнем, построены казенные гостиницы; курорты постоянно благоустраивались.

В 1820 году главным врачом Кавказских Минеральных вод был назначен Ф.О. Конради, открывший и описавший новые источники, написавший исследование о водах.

В 1822 году благодаря ходатайству А.П. Ермолова на обустройство Кавказских Минеральных вод были ассигнованы полмиллиона рублей. Для их освоения в 1823 году была учреждена особая Строительная комиссия, которая стала управлять курортами. По вызову комиссии на воды приехали архитекторы братья Бернардацци, возведшие на курортах много прекрасных построек.

Строительная комиссия при составлении проекта обустройства Кавказских Минеральных вод решила произвести на месте всестороннее химическое исследование всех источников. На воды в 1823 году приехал профессор Петербургской медико-хирургической академии А.П. Нелюбин.

«Нелюбин не только изучил все существующие источники и указал на их терапевтические действия, но открыл и описал целый ряд новых. Так, в Ессентуках, кроме известных ранее и изученных Газом трех источников, он описал еще 20 новых и первый указал, что составил его главную заслугу, на присутствие между ними чисто соляно-щелочных ключей, существование которых на Кавказе до того времени отвергалось. Нелюбин первый объявил, что «в Ессентуках мы имеем русский Сельтерс и Виши». В Железноводске им открыты семь новых источников».

А.П. Нелюбин в долине реки Берцовки открыл и углекислый минеральный источник – Березовский Нарзан. Изданное в 1825 году его медико-топографическое описание минеральных вод в то время поставило пользование водами на научную основу.

В 1823 году по Высочайшему указу на водах была учреждена аптека, в которую назначили двух врачей, трех лекарских ученика, аптекаря, двух аптекарских учеников, «при Горячем и Кислом источниках».

С 1826 по 1831 год начальником Кавказского края служил генерал Г.А. Эммануэль, сделавший на Минеральных водах много полезного. В 1826 году заложена станица Ессентукская, в 1829 году химические исследования Кавказских Минеральных вод провел Р. Герман, в 1831 году начато строительство станицы Железноводской, построены новые ванны, дороги, бульвары, цветники, гостиницы, парки, гроты, беседки, водопроводы. В 1830 году Горячеводское поселение было переименовано в уездный город Пятигорск.

В 1837 году Кавказские Минеральные воды посетил император Николай I, назначивший ежегодную субсидию на «дело устройства вод» в 200000 рублей, выплачивавшуюся до 1843 года. В 1842 году на водах были проведены геолого-химические исследования Эйнбродта и Фритче.

В 1846 году Кавказским наместником стал князь М. Воронцов, много сделавший для развития курортов. По предложению князя была учреждена «Дирекция вод», руководившая Кавказскими Минеральными водами. С 1849 года на курортах более 30 лет работал академик Г.В. Абих, в 1852 году проводил химические исследования академик Н.Н. Эхнин, в 1856 году – Ф.А. Таталин. Однако больших гидротехнических и бальнеотехнических работ не производилось. Сменивший М. Воронцова генерал Муравьев учредил несколько комиссий по обустройству вод, но большая часть их работы осталась в проектах.

После назначения Кавказским наместником князя Ф. Барятинского управление водами было передано в частные руки.

В 1861 году Кавказские Минеральные воды были сданы в аренду частному предпринимателю Н.А. Новосельскому. Контрагент – арендатор назначил «заведовать водами» доктора С.А. Смирнова. Доктор выписал из-за границы химика для производства анализов, создал первую химическую лабораторию для анализа вод, метеорологическую станцию – в Пятигорске, начала выходить первая курортная газета в России – «Листок дял посетителей Кавказских минеральных вод». В 1863 году было создано Русское Бальнеологическое общество, в 1866 году в Пятигорске основан Геологический музей. В 1870 году горный инженер Ф. Кошкуль провел разведку недр в Пятигорске, Железноводске, Ессентуках. Было упорядочено медицинское обслуживание минеральных вод, но мало сделано по обустройству источников и ванных зданий – «источники были обделаны первобытно, а купальные здания требовали такого же ремонта по своей ветхости, как и в 1861 году».

Некоторое время Кавказские Минеральные воды административно подчинялись Ставропольскому губернатору. В 60-х годах XIX века на Северном Кавказе была образована Терская область во главе с наказным атаманом Терского казачьего войска, наделенным правами губернатора.

В 1872 году Кавказские Минеральные воды были сданы в аренду новому контрагенту статскому советнику А.М. Байкову. Правительственный надзор был поручен начальнику Терской области, в район которой вышли все курорты.

С 1874 по 1892 год на водах работал горный инженер А.И. Незлобинский, проведший крупные разведочные и гидрогеологические работы на всех курортах. В 1881–1882 годах А.И. Незлобинский при участии французского инженера Л. Дрю провел серию работ для разработки «генерального проекта устройства вод». Французский специалист – гидротехник Жюль Франсуа подготовил проекты для работ на всех четырех курортах, на основании которых были проведены наиболее важные разработки источников в Ессентуках и Железноводске. Проведено всеобщее благоустройство вод, на курортах построены частные гостиницы, новые дома, комфортные для отдыхающих и больных. Построена Ростово-Владикавказская железная дорога; Пятигорск, Кисловодск, Ессентуки, Железноводск соединены шоссейными дорогами с постоянным сообщением дилижансов.

Ж. Франсуа писал:

«Нигде на земном шаре нет такого счастливого сочетания, на относительно малом пространстве, столь разнообразных прекрасных целебных источников».

В 1883 году бывший начальник Терской области генерал Свистунов, пригласивший французского инженера Леона Дрю, представил в Петербург генеральный проект обустройства Кавказских Минеральных вод. В декабре 1883 года по решению Государственного Совета был учрежден временный порядок заведывания водами с особым правительственным комиссаром. В феврале 1884 года Кавказские Минеральные воды перешли к государству, в ведение Министерства государственных имуществ. Водами управлял правительственный комиссар на основании специальной инструкции министерства государственных имуществ и Министерства внутренних дел. Помощниками правительственного комиссара стали старший горный инженер, старший врач, инженер – архитектор.

Расходы по ежегодному содержанию Кавказских Минеральных вод покрывались поступавшими доходами от эксплуатации вод. Кроме этого на обустройство курортов ежегодно отпускались значительны суммы. На водах начались крупные строительные работы, проведены исследования И.В. Мушкетова; установлены зоны санитарной охраны источников. Были сняты на планы «все казенные земли, отведенные под эксплуатацию вод», составлены подробные планы курортных парков с указанием необходимых улучшений, составлены правила об охранении источников, правила соблюдения порядка.

В 1886 году началось практическое использование грязей Тамбуканского озера в лечебных целях.

В 1893 году была построена железнодорожная ветка Минеральные Воды-Кисловодск, в 1896 году подведенная к Железноводску, что дало сильный толчок к быстрому развитию Кавказских Минеральных вод, ставших доступными населению России.

В 1895 году на всех курортах появилось электрическое освещение с гидроэлектростанции «Белый уголь» на реке Подкумок вблизи Ессентуков.

В начале XX века на Кавказских Минеральных водах началось строительство санаториев, начались многочисленные исследования Геологического комитета, шло выведение многих новых источников.

В 1917 году на Кавказских Минеральных водах установилась Советская власть, в 1918–1919 годах шли бои гражданской войны в России, Белой гвардии и Красной Армии. К весне 1919 года Советская власть вернулась на Северный Кавказ. 4 апреля 1919 года Советское правительство издало декрет о национализации курортов.

В 1920 году в Пятигорске был создан Государственный Балеологический институт на Кавказских Минеральных водах – первое курортное учреждение государства, ставший Научно-исследовательским институтом курортологии и физиотерапии.

В советское время на Кавказских Минеральных водах строились новые санатории, пансионаты, дома отдыха, курортные поликлиники, Грязелечебницы, другие обслуживающие службы. На курортах отдыхали многие советские люди.

В годы Великой Отечественной войны здравницы курортов использовались, как и в период 1941–1917 годов, в качестве госпиталей, часть вод захватывалась фашистами. После окончания войны курорты были восстановлены, постоянно велось новое строительство.

В период с 1991 года Кавказские Минеральные воды бурно развиваются, предоставляя весь комплекс курортных услуг всем желающим.
Пятигорск

В 1780 году в Предкавказье, на высоте 500 метров над уровнем моря на левом берегу реки Подкумок и склонах гор Машук и Горячая, было построено Константиногорское укрепление – первое русское военное поселение в районе Кавказских Минеральных вод. За семь лет до этого, в 1773 году доктор медицины И.А. Глюльденштедт первым из русских исследователей лично осмотрел и описал Пятигорские и Кумогорские источники и Тамбуканское озеро. После исследований минеральных вод в Пятигорье, проведенных знаменитым П. Паласом и другими специалистами, 24 апреля 1803 года был издан царский указ о признании района Кавказских Минеральных вод лечебной местностью государственного значения и о создании курорта на месте современного Пятигорска. Первое время больные жили у Константиногорского укрепления или в палатках или кибитках у самого источника. Первые дома в Горячеводской долине появились в 1802 году и после Отечественной войны 1812 года, само поселение стало называться Горячеводском. Число построек значительно увеличилось после 1824 года, когда губернским городом стал Ставрополь, расположенный в 200 верстах от горы Машук, и жители Георгиевска, прежнего центра региона, находившегося у Горячеводска, перевезли туда свои дома, правильно полагая, что здесь благодаря наплыву лучащихся и отдыхающих, им удастся получать большую прибыль от сдачи жилья в наем. В 1824 году в Горячеводске сдавали 65 домов. Само поселение благодаря частным пожертвованиям и государственным ассигнованиям постоянно благоустраивалось. Развитием Пятигорска лично занимались известные деятели военной и гражданской администрации на Кавказе генералы А.П. Ермолов, Г.А. Емануэль, А.А. Вельяминов, князь М.С. Воронцов. Сам будущий Пятигорск построен приехавшими в 1822 году на воды архитекторами Джованни и Джузеппе Бернардацци – в стиле классицизма. Сильный толчок к развитию курорта дали исследования минеральных вод, проведенные в 1823 году А.П. Нелюбиным. Через год там итальянскими архитекторами было построено здание «Ресторации» с эффектным ионическим портиком, сохранившееся до нашего времени; сейчас там расположен знаменитый институт курортологии. В Горячеводск в каждым годом приезжало все больше и больше больных и отдыхающих. Их принимали новые Ермоловские ванны, несколько раз перестраивавшиеся, спускавшиеся все ниже и ниже с Горячей Горы – к бульвару.

В 1826 году было заложено здание Николаевских ванн, ныне Лермонтовских, сохранившихся до нашего времени. В здании «Ресторации», ставшей Казенной гостиницей, проводились балы, там часто танцевал М.Ю. Лермонтов, описавший ее в «Герое нашего времени». Лермонтов лечился и отдыхал в Горячеводске-Пятигорске в 1820, 1825, 1827 и 1840 году; свои воспоминания и впечатления о жизни в Пятигорске и Кисловодске он описал в повести «Княжна Мэри». В 1841 году М.Ю. Лермонтов провел в Пятигорске последние месяцы своей жизни. 15 июля он был убит на дуэли у северного подножия горы Машук. Сейчас в Пятигорске работает государственный музей-заповедник М.Ю. Лермонтова, созданный в 1973 году на базе музея «Домик Лермонтова» и мемориальных памятников в Кисловодске и Железноводске. В Пятигорске бывали А.С. Пушкин, Н.И. Пирогов, Л.Н. Толстой, Ф.И. Толстой, Ф.И. Шаляпин, многие выдающиеся деятели культуры России.

В 1830 году специальным указом Горячеводдск превращен в уездный город с переименованием его в Пятигорск; пятиглавая гора Бештау у курорта по-тюркски называется «Пять гор». За год до этого в городе был разбит великолепный цветник, через несколько лет основан Пятигорский Городской парк.

Пятигорск прославился как бальнеологический, грязевой и питьевой курорт. Курортная зона прилегает к подножию горы Машук, где выходят на поверхность основные минеральные источники, там же расположены большая часть ванн и лечебниц. В 14 километрах от Пятигорска находится Тамбуканское озеро с иловыми лечебными грязями. По разнообразию минеральных источников Пятигорск уникален; его называют природным музеем минеральных вод.

На южной части горы Машук находится Провал – естественная карстовая шахта, на двадцатиметровой глубине которой находится небольшое озеро.

Д. Павлов писал в своей работе «Провал», вышедшей в Пятигорске в 1929 году:

«От центра Пятигорска Большой Провал расположен в полутора верстах. Лежит он на южном склоне горы Машук, на высоте около полуверсты над уровнем моря, немного ниже середины Машука.

Что же особенно интересного дает при осмотре Большой Пятигорский провал?

Во-первых, интересно на него посмотреть как на выдающееся в ряду подобных явление природы.

Во-вторых, доставляет большое эстетическое удовольствие любоваться оригинальностью и красотой его форм.

В-третьих, тут видны обнажения целого ряда важнейших горных пород, образующих район Кавказских Минеральных вод – причем особенно интересно, что здесь обнаружены даже образцы морских осадочных отложений, которые в Пятигорске наблюдаются в немногих местах.

В-четвертых, тут обнажена одна из тех подземных трещин, по которым в Машуке движется серная минеральная вода.

В-пятых, тут можно видеть эту воду в месте ее естественного выхода из большой глубины – что удается не часто, так как обычно глубинные породами и минеральные воды добываются искусственными коридорами – штольнями.

В-шестых, на примере Провала можно проследить за интересной работой, которую минеральная вода производит под землей:

Так она прокладывает себе путь, разрушая даже очень твердые породы.

Какие водоемы под землей она образует.

Как живет в этих водоемах.

В-седьмых, в Провале и около него можно видеть много интересных частностей – явление перерождения горных пород в зависимости от соседства и под влиянием минеральной воды, а также под влиянием тех сил, которые выдавили Машук, связь наших серных вод с атмосферными водами, выпадающими даже на значительном отдалении от Пятигорска».

Основу санаторно-курортного лечения в Пятигорске составляет бальнеогрязелечебные процедуры. На курорте около 50 минеральных источников, различающихся химическим составом воды. Воды старейших Лермонтовских и Народного источников – термальные углекислые сульфатно-гидрокарбонатно-хлоридные кальциево-натриевые. Эта минеральная вода используется для ванн – Лермонтовских, Пушкинских, Пироговских, Народных, для питьевого лечения и розлива в бутылки. Наиболее известна питьевая галерея – бювет в парке «Цветник». Пятигорские нарзаны – холодные, теплые, горячие (с температурой до 60 °C) – используются для питьевого лечения. Пьют воду и из солено-щелочных минеральных источников. 10 пятигорских источников радоновых вод различной радиоактивности и низкой минерализации используются для ванн в радонолечебницах. С 1886 года для грязелечения применяют сульфидную иловую грязь Тамбуканского озера. Во второй половине лета и осенью эффективна климатотерапия. Пятигорские минеральные воды лечат больных с заболеваниями желудка, кишечника, печени, желчных путей, нервной системы, органов движения, почек, мочевых путей, кожи, сердечно-сосудистой системы.

В 40-х годах XIX военные руководители Кавказских Минеральных вод создали специальную Строительную комиссию, для руководства возведением необходимых построек; комиссия заведовала и курортами. В Пятигорске были построены несколько питьевых галерей. Новые ванны не строились. Один из исследователей писал о Пятигорске 1847 года: «Голос врачей в Пятигорске в то время совершенно не был слышен; правда, иногда спрашивали их совета, но чаще поступали, не считаясь с мнением врачей. Во главе строительной комиссии стояли люди, ничего не смыслящие в деле вод, у них существовало опасение за постоянство источников. В городе ручьи минеральной воды текут мимо домов; богатство воды изумительное».

В 1847 году Пятигорск из военного ведомства перешел в гражданское, с 1862 по 1887 годы находился в частной аренде, с 1883 года – в заведовании Горного Департамента министерства земледелия и государственных имуществ, после Октябрьского переворота 1917 года Курорты были национализированы.

В 1847 году в Пятигорске была создана «Дирекция Кавказских Минеральных вод», при которой организован особый Медицинский комитет. С 1836 город застраивался по новому плану, была проведена первая попытка горно-технической разработки главного источника в городе, построена деревянная Михайловская галерея, каменная Академическая галерея.

Дирекция вод имела трех начальников – командующего войсками кавказской линии, управляющего гражданской частью Ставропольской губернии, Кавказского наместника. Исследователи писали о деятельности Медицинского комитета Дирекции: «Члены комитета не издали и не напечатали никаких наблюдений и статей, а заседания их происходили в разборе предполагаемых мелких улучшений к наступающим курсам». Проведенная ревизия установила, что «Дирекция за все время своего существования находилась в полном бездействии. Управляющий и члены имели свои особые канцелярии, вследствие чего каждое дело производилось вдвойне, иногда даже втройне». В 1857–1858 году был пробит тоннель к озеру Провал и открыта народная купальня – все это было сделано на частные средства. В 1861 году было построено новое ванное здание у Теплосерных источников.

Дальнейшее развитие Кавказских Минеральных вод проводилось благодаря исследованиям крупных ученых Абиха, Зинина, Батамина, обстоятельно исследовавших Пятигорский район.

Оживление промышленного капитала и общественной жизни после Крымской войны 1854–1855 годов привело к отдаче Кавказских Минеральных вод в аренду крупному предпринимателю Новосельскому – на 8 лет. Предполагалось, что бизнесмен будет вкладывать в курорты капитал, однако эти расчеты не оправдались, Новосельский старался собирать на водах деньги и вкладывал их в свои, более выгодные предприятия. Много для курортов сумел сделать доктор С.А. Смирнов, которому коммерсант передоверил управление Кавказскими Минеральными водами. Исследователь писал: «Новое управление КавМинвод приняло направление, не имевшее ничего общего с тем, что совершалось под административным покровом сошедшей со сцены Дирекции; характер научно-медицинской деятельности проглядывал везде и во всем».

С.А. Смирнов собрал в Пятигорске молодых и энергичных врачей, интересовавшихся минеральными водами. Именно его заслугой является основание в городе и на водах в 1863 году Русского Бальнеологического общества – первого в России научного общества, целью которого было изучение минеральных вод и их действия на организм человека. Общество просуществовало семьдесят лет и принесло большую пользу Кавказским Минеральным водам. Русское Бальнеологическое общество выпускало «Записки РБО», обсуждало научные и общественные проблемы, касающиеся курортного дела, собрало ценнейшие материалы, послужившие основой для развития научной бальнеологии. Смирнов и Общество создали химическую лабораторию, организовали метеорологические наблюдения. Был начат выпуск первой курортной газеты в России– «Листок для посетителей Кавказских Минеральных вод», произведен крупный ремонт и ряд улучшений в ванных зданиях, в городском благоустройстве. В 186 году в Пятигорске основан Геологический музей. На курорте значительно увеличивался приезд больных и отдыхающих, требовалась высококачественное оборудование минеральных источников и тщательный уход за ними, все более ощущалась потребность рационального использования источников для лечебных целей. Это требовало вложения больших денег.

По окончании арендного срока курорты были сданы в аренды другому арендатору – А.Н. Байкову на более выгодных для казны условиях. Статский советник Байков пригласил в Пятигорск известного французского гидролога Жюля Франсуа, который изучал все источники Кавказских Минеральных вод и наметил планы каптажа главных в основных городах, где они берут начало. Франсуа оказался замешан в денежном скандале и уехал, не закончив работ. Они были продолжены горным инженером А.И. Незлобинским, основавшим и много своих проектов, и французским специалистом Леоном Дрю.

В 1880 году в Пятигорске было построено новое Ермолаевское ванное здание.

В 1881 году с окончанием срока аренды Кавказские Минеральные воды перешли в государственное ведение, к министерству земледелия и государственных имуществ, горный департамент которого начал проводить на водах серьезные работы, связанные с техническим усовершенствованием минеральных источников. Горный департамент, переходивший из одного министерства в другое, ведал Кавказскими Минеральными водами до 1917 года.

Благоустройство Пятигорска с момента окончания аренды стало улучшаться в связи с привлечением на воды опытных специалистов и со значительными финансовыми ассигнованиями. Проводились большие работы по каптажу – вскрытие подземных источников, заключение минеральных вод в трубы для вывода на поверхность, сооружению устройств для перехвата и сбора минеральных вод в местах их выхода на поверхность. Велись работы по переустройству ванных зданий. В 1886 году началось использование лечебных грязей Табуканского озера. В 1890 году был построен питьевой водой. Установлены зоны санитарной охраны минеральных источников.

«Путеводитель по Кавказским Минеральным водам», изданный Горным департаментом в 1891 году в Петербурге, писал:

«Управление вод имело возможность, кроме общего ремонта, сделать на водах следующие улучшения:

По Пятигорской группе:

а) Устроить каменную штольню теплосерных источников;

б) Перекрепить штольни источников Александро-Ермольского и Товиевского;

в) Капитально отремонтировать здания ванн Николаевских и Ермоловских (в этих зданиях поставлено 42 кафельных ванны, взамен старых каменных и цинковых и устроены две ванны для лечения грязью Тамбуканского озера);

г) Капитально отремонтировать казенную гостиницу, снабдив ее мебелью и другими необходимыми вещами;

д) Устроить во флигеле Елизаветинской галереи хирургический покой, снабдив его оперативными принадлежностями для помещения двух больных;

е) Построить здания для продажи кумыса;

ж) Оградить от города Эмануэлевский парк новой каменной оградой;

з) Устроить тротуары из дикого камня вокруг казенной гостиницы, вокруг сада и здания теплосерных ванн и вдоль казенного здания, занимаемого аптекою;

и) Переустроить центральную часть бульвара с Николаевским цветником и сделать вокруг этой местности шоссе;

к) Посадить две аллеи – одну перед зданием Николаевских ванн, другую вдоль Горячей горы.

После посещения Кавказских Минеральных вод министром государственных имуществ исполнено:

По Пятигорской группе:

1) Устроен водопровод с пятью фонтанами, водоуборочными будками и пожарными кранами по проекту горного инженера Конради для пресной воды из источника горы Юцы;

2) Увеличен холодный бассейн при Александро-Ермолаевской буровой скважине;

3) Произведены работы по увеличению дебита Александро-Ермоловского источника;

4) Улучшены способы охлаждения минеральной воды в Николаевском и ермоловском ванных зданиях;

5) Прибавлена еще одна грязевая ванна в Ермолаевском ванном здании;

6) Устроен при Александро-Ермоловском источнике обширный бассейн для плавания, с 3 раздевальнями;

7) Устроена паровая ванна и приспособление в одной из кабин для поднятия и опускания параличных больных;

8) Устроена нова, более обширная водопродажная при Николаевском вокзале;

9) Отчасти ремонтирована дорога на вершину Машук;

10) Устроена удобная проездная дорога вокруг горы Машук;

11) Построена новая оранжерея в Казенном саду;

12) В Казенном саду засыпан пруд, произведены осушительные работы, распланированы цветники и газоны, устроены питомники, парники и огороды».

В 1872 году железная дорога из Ростова проведена до станции Минеральные Воды, в 1893 году – до всех курортов. После этого приезд больных и отдыхающих на Кавказские Минеральные воды резко увеличился. Пятигорск стал курортом, доступным для жителей всей России.

Большое строительство в Пятигорске велось при директоре вод Хвощинском на рубеже XIX и XX столетий; директору удалось добиться права тратить доходы, получаемые с курортом и от розлива минеральной воды на нужды самих курортов. В Пятигорске были построены гидропатическое заведение на Теплосерной улице, Пушкинские ванны, Лермонтовская галерея, в 1895 году оборудовано электрическое освещение, проведена трамвайная линия от вокзала до центра Пятигорска, построена большая гостиница, в 1907 году построена гостиница «Бристоль».

В 1908 году В Пятигорске проходил Всероссийский бальнеологический съезд, на котором присутствовало около 1000 делегатов со всей России. Съезд принял важные принципиальные резолюции о курортах Кавказских Минеральных вод. С этого периода на водах началось строительство санаториев.

С 1906 года Геологическим комитетом были начаты систематические гидрогеологические исследования Кавказских Минеральных вод. В результате этих исследований удалось выяснить происхождение минеральных источников и вывести на поверхность новые источники.

Рост Пятигорска остановила Первая мировая война. В 1913–1914 годах успели построить Тиличеевское ванное здание на Провале и Грязелечебницу. Во время войны долечивались раненые и больные воины русской армии.

В конце 1917 года в Пятигорске ненадолго установилась Советская власть, вытесненная белыми и два года на Северном Кавказе шли ожесточенные бои красноармейцев и белогвардейцев, закончившиеся к 1920 году победой большевиков. 4 апреля 1914 года было издан декрет Советского правительства о национализации курортов. Через год в Пятигорске был создан Государственный Бальнеологический институт, ставший Научно-исследовательским институтом курортологии и физиотерапии – первое научное курортное учреждение в стране. Пятигорск, восстановленный от последствий гражданской войны, стал общедоступным курортом. Началось бурное строительство санаториев, под них приспосабливались и здания уже построенные. Санатории обеспечивались квалифицированными кадрами, оборудованием. Было организовано амбулаторное лечение в Курортной поликлинике.

Бальнеологический институт изучает курортные факторы, применяющиеся при лечении, изучает их влияние на организм людей и животных, устанавливает научно-обоснованные методы лечения для курортов. Институт выпустил десятки «Трудов» и «Бюллетеней» ввел в научный оборот новые методы лечения, сделав ряд усовершенствований в лечебных учреждениях.

В 20-30-х годах XX века в Пятигорске ежегодно отдыхали десятки тысяч человек. Во время войны 1941–1945 годов Пятигорск стал одним большим госпиталем, с августа 1942 по январь 1943 года был занят фашистами, после освобождения восстановлен.

В послевоенные годы Пятигорск развивался, строились новые санатории, дома отдыха, пансионаты. К концу XX века в Пятигорске было более 20 санаториев и пансионатов, ежегодно лечились и отдыхали более 200 тысяч человек.

Население Пятигорска на конец XX века составляло около 130 тысяч. Зима в городе мягкая, средняя температура января – 4; весна ранняя, туманная; лето теплое, сухое средняя температура июля около 20. В Пятигорске несколько высших учебных заведений, театр, музей М.Ю. Лермонтова, краеведческий музей, с коллекциями старинного оружия, нумизматики, собранием картин.

В Пятигорске сохранились: здание Ресторации 1825 года, дом для неимущих офицеров 1826 года, в котором расположена Курортная поликлиника, Лермонтовские ванны 1826–1830 годов, беседка «Эолова арфа» на горе Машук 1831 года, грот Дианы 1830 года, деревянная Михайловская галерея в «мавританском стиле» архитектора С. Ултона 1846 года, восстановлена в камне, в ней находится Курортная выставка, каменная Академическая галерея 1850 года, парки «Цветник» и Емануэлевский 1830-х годов, здания Ермоловских 1880 года, Пишкинских 1900 года, Пироговских 1914 года ванн, Лермонтовская галерея с концертным залом, здание театра 1915 года, грязелечебница 1910 года.

В городском парке памятник М.Ю. Лермонтову скульптора А.М. Опекушина 1889 года.

Самые популярные экскурсии на гору Машук высотой около километра, в парк «Цветник», в Карстовую шахту на южном склоне горы Машук, глубиной 20 метров – Провал.
Кисловодск

Источник Нарзан, по кабардински «богатырь-вода», «кислые воды», принес название, славу и процветание городу Кисловодск. Сам Нарзан был известен с давних времен. Археологические раскопки, проведенные недалеко от источника в районе Рим-горы, подтвердили существование там средневекового города. Сохранилось у источника и остатки древнего колодца, каменные приспособления для купания, найденные в XIX веке. В Кисловодской долине издавна жили горцы-абазинцы, пользовавшиеся источником. По преданиям место, где источник выходил на поверхность не принадлежало никому и было границей между землями Большой Кабарды и Мало-абадзинского племени.

Вкус нарзанного источника кислый и горцы назвали его «Аче-су» – «Кислая вода», а за целебные свойства «Нардсан» – «Богатырь-колодезь», «Богатырь-вода». Горцы считали, что нарзан возвращал молодость и здоровье.

Первое известие о «Кислом источнике» в Россию принес лейб-медик Петра I Шобер, правда, сам не видавший его. В 1784 год источник Нарзан описал Я. Райнегс. Первое подробное описание Нарзану сделал академик П. Паллас в 1793 году. Через 5 лет в кисловодской долине побывали штаб-лекарь Ловенец и аптекарь Кернер, проведшие химические исследования нарзана и его лечебных свойств. В докладе начальству они подтвердили целебные свойства нарзана, предложив проверить дальнейшие исследования минеральной воды. В том же году Медицинская коллегия предложила военным использовать источники для лечения больных в кавказских войсках, направляя их сначала на серные воды в Пятигорск, а потом на кислые в Кисловодскую долину, под наблюдением военных врачей. В том же, 1708 году, здесь лечилась первая группа – командующий пехотными частями на Кавказе генерал И. Марков со свитой, около 1000 человек. Тогда же были разработаны проекты военного укрепления и госпиталя. С этого периода началось массовое лечение солдат и офицеров серными и кислыми водами. Управление источниками до 40-х годов XIX века осуществлялось военными.

В 1802 году бригада врачей все лето проводила химические исследования нарзана. В апреле 1809 года район Кавказских Минеральных вод был объявлен лечебной местностью. 1803 год стал годом основания Кисловодской крепости. Она была построена в 200 метрах от нарзанного источника, между речками Ольховка и Березовка, притоками реки Подкумок, на высоте 800 метров над уровнем моря. Укрепление окружили земляными валами. Больные жили или в мазанках в крепости, или в палатках и кибитках самого источника. Позже в крепости были построены солдатские казармы, военные склады, лазарет, дома для офицеров, кухни и дома для приезжающих больных. Неподалеку от крепости на возвышении был построен редут «казачья горка».

Речка Ольховка проходила в 10 метрах от источника Нарзан и постоянно заливала его во время половодья. В 1804 году по проекту П. Паласа извилину реки Ольховки отвели особым каналом в Березовку для предохранения источника от затоплений пресной водой.

Набеги горцев и чума 1804–1808 годов задержали развитие Кисловодска. Первый официальный заезд больных в Кисловодскую долину состоялся в 1808–1809 годах. За три года до этого, 1806 году Кисловодская долина официально вошла в состав России. Больные ездили в Кисловодск под охраной казаков караванами – оказиями. Казачьи редуты и пикеты прикрывали дороги от набегов горцев. Все больные купались в проточной яме, огороженной камышовым плетнем, вырытой ниже источника. Богатые делали ванны в палатках или кибитках. Первые деревянные купальни – для мужчин и женщин – были построены в 1812 году. Их заполняли нарзаном по деревянным трубам, проведенным от источника. Стены купален до пола не доводили для проветривания их от накапливавшейся кислоты.

Около источника были построены две крытые галереи, используемые в плохую погоду больными, при питьевом лечении нарзаном. В 1812 году было начато сооружение первого деревянного колодца Нарзана – Мясниковского сруба.

В 1818 году Кисловодское укрепление было реконструировано и расширено. Остатки укреплений сохранились – в санатории «крепость».

В 1819 году по приказу А.П. Ермолова в Кисловодске у источника построили два казенных дома, строились и частные дома. В 1820 году вокруг источника был установлен восьмисторонний сруб, обнесенный деревянной решеткой, предохранявшей его от засорения. Вода выбивалась со дна с большим напором и обилием углекислоты – М.Ю. Лермонтов, бывший в Кисловодске, назвал ее «холодным кипятком».

Врачи рекомендовали пить нарзан у источника натощак с утра, 2–3 стакана с перерывами до получаса, ежедневно увеличивая дозу и уменьшая интервалы – до 8-10 стаканов. Процедура повторялась через несколько часов после обеда, но пили поменьше. Любители выпивали до 5–6 литров. Для питья использовались конусообразные стаканы с широким дном, узким горлышком, удерживающим больше газа. Появились красивые хрустальные или чеканные стаканы, опускавшиеся в источник на тесемках или шестах. Железистый осадок на дне выливали. Позднее, во второй половине XIX века, количество ежедневно выпиваемого нарзана уменьшили, курс лечения продолжался 2–4 недели.

В 1822 году в Кисловодске ожидали вдовствующую императрицу, намеревавшуюся провести на курорте лето. По проекту архитекторов Бернардаци была построена великолепная «Ресторация» с колоннадой и широкой лестницей, спускавшейся в парк. Под лестницей был устроен грот. Императрица в Кисловодск не приехала и построенная для нее «Ресторация» была переделана в казенную гостиницу для приезжающих на курорт. До нашего времени «Ресторация» не сохранилась.

В 1823 году приезжавший для исследования Кавказских Минеральных вод доктор А. Нелюбин открыл в Кисловодской долине новые минеральные источники, в частности углекислый источник в долине реки Березовки – Березовский Нарзан. В том же году был основан Кисловодский парк. Население города составляли отставные и семейные солдаты, тюрские казаки, чиновники, офицеры, селившиеся в районе Березовой и Ольховской балок. Количество больных и отдыхающих, приезжающих на курорт, постоянно увеличивалось. В 1829 году были снесены старые деревянные купальни и построена новая купальня на 16 ванн. Купальня представляла собой две большие калмыцкие полотняные кибитки, позднее обшитые досками. Между кибитками находились деревянные емкости – самовары, постоянно подогревающиеся.

Нарзанные ванны принимались после серных пятигорских ванн и железистых железногорских. Горцы говорили, что горячие серные пятигорские воды – «мертвая вода», расслабляющая тело человека, теплые железноводские воды – «живая вода», оживлявшая тело, кислые нарзанные воды давали организму богатырскую силу. Сначала больные принимали теплые минеральные ванны, температура воды в которых постепенно понижалась. Считалось, что ванна выполнила свою функцию, если после нее больному было не холодно, и он чувствовал бодрость. Нарзанные ванны принимались дважды в день – утром до завтрака и между обедом и ужином. Некоторые больные за час до ванны пили молоко, бульон, шоколад. Продолжительные холодные купания, неподвижные не всегда заканчивались благополучно, однако эта информация не обнародовалась. Доктора боялись потерять врачебную практику. Один из докторов писал:

«В Кисловодск приезжают лечиться независимо от результатов лечения на других группах, причем больные, которые вылечивались, принимали нарзан и пили его от радости, больные, которые не излечивались на других курортах, делали то же самое с горя, а здоровые посетители пили и купались в нарзане от нечего делать».

Проводить лечение нарзанными ваннами рекомендовалось в июле и августе в течение 7-20 дней. В конце XIX века купание в холодном нарзане разрешалось только по письменному указанию лечащего врача.

В 1830 году Кисловодск был объявлен городом.

Слава курорта – минеральные источники нарзана – углекислые сульфатно– гидрокарбонатные кальциево-магниевые. Около десяти кисловодских источников используют и для питьевого лечения и для ванн. Кисловодские нарзаны используют и для ингаляции, промывания, орошений.

В 1845 году на реке Ольховке был большой паводок, вода затопила Нарзан и была построена каменная набережная, обезопасившая источник от затопления. Через Ольховку был построен большой бетонный арочный мост.

В 1846 году вместо двух калмыцких кибиток было построено здание с 6 подогретыми ваннами и двумя холодильниками.

В 1847–1848 годах в Кисловодске была построена Нарзанная галерея, по которой можно было прогуливаться, с 18 ванными кабинами подогретого нарзана, двумя кабинами с паровыми ваннами, двумя душами, двумя бассейнами.

Город расположился террасами по склонам горы Дженам на высоте 800-1200 метров над уровнем моря, на местности, урезанной оврагами и балками. По городу текли две горные речки – Ольховка и Березовка – имевшие большой уклон их русла, впадавшие в реку Подкумок.

В Кисловодском парке находился источник пресной воды – Семиградусный, изливавшийся в Зеркальный пруд, а оттуда Стеклянной струей – в Ольховку. Второй источник пресной воды вытекал на левом берегу Березовки. В конце Березовой балки самый обильный источник Чивелли низвергался в виде красивого водопада из пещеры с такой силой, что мог сбить с ног человека; его называли также Глазной источник, считалось, что у его вод особые целебные свойства для лечения глазных болезней. Самым главным безусловно считался источник Нарзан.

В 1851 году был сооружен новый каптаж Нарзана – Уптоновский колодец.

В 1856 году в Кисловодске проживало более тысячи человек, включая небольшой гарнизон, было 264 дома и одна деревянная церковь. Одноэтажные и двухэтажные дома строились из самана, турлука, дикого камня, кирпича, имели две-три комнаты, скотный двор, огород и сад. Основным занятием жителей было скотоводство, огородничество, садоводство; люди занимались ремеслом, извозом, сдавали жилье внаем приезжим в Кисловодск. Один из врачей писал о Кисловодске середины XIX века:

«Улицы грязны и в таком состоянии, что езда по ним из-за существующих ям и рытвин не представляется безопасной, как, например, улица, так называемая Курсовая покрыта таким слоем пыли, что нога вязнет. Все дворы, окружающие Галерею, по-прежнему заняты лошадниками, со всеми последствиями вытекающими от такого скопления».

Пришедший к руководству Кавказскими Минеральными водами доктор С.А. Смирнов уделял большое внимание изучению нарзана – химическому и геологическому. Все анализы проводились теперь на месте, в своей лаборатории. В Кисловодске обновлялись ванны в Нарзанной галерее, добавлялись новые, вместо деревянного женского бассейна был построен каменный, город обустраивался. Впервые были введены в употребление газовые ванны из углекислого газа источника Нарзан – в качестве нового лечебного средства. В курортной газете – «Листке для посетителей Кавказских Минеральных вод», выходившем летом по воскресеньям, – печатались официальные материалы, новости, сведения о минеральных водах, врачебные рекомендации, реклама, информация о практикующих врачах, о сдающемся внаем жилье.

Посещаемость Кисловодска, да и всех Кавказских Минеральных вод увеличивалась постепенно. Русские врачи, мало знакомые с минеральными водами Кавказа, посылали больных в Германию, Францию, Швейцарию. Дорога туда на поезде стоила столько же, сколько на лошадях в Предкавказье, но была значительно комфортней, как и сами заграничные курорты.

В 1880 году к Галерее были пристроены 16 новых ванн.

В 1890 году закончилось строительство шоссе от Кумстанции (города Минеральных вод) до Кисловодска, в 1893 году закончилось строительство железной дороги от Кисловодска до Ростова. Количество больных и отдыхающих резко выросло, началось бурное развитие курорта. В 1895 году в Кисловодске появилось электрическое освещение, был построен пресный водопровод из Лермонтовских источников. За год до этого инженер К.Ф. Ругевич сделал современный каптаж источника Нарзан. В Кисловодске был построен в Верхнем парке курзал с театром на 600 мест, музыкальной эстрадой, рестораном. Началось большое строительство дач-особняков. Были построены новые, Скальковские ванны, введен новый метод подогрева нарзана – паром, что сохраняло минеральные свойства воды и углекислоту. Кисловодск был самым популярным из всех четырех курортов. В городе строилось много удобных гостиниц, меблированных комнат, молочные, булочные кормили отдыхающих, отпускались домашние обеды, работали частные пансионаты.

В 1904 году на Тополевой аллее были построены по последнему слову тогдашней медицинской техники Главные ванны, сооруженные в индийском стиле. Они стали событием для Кисловодска. В городском парке был построен Китайский музыкальный павильон, появился терренкур. Кисловодское строительство обслуживали два кирпичных завода, появился трамвай.

В 1890 году в Кисловодске было 1400 дворов с населением 6000 человек. Строились новые нарзанные ванны. Курортным центром стала Тополевая аллея.

«Путеводитель по Кавказским Минеральным водам» Горного департамента писал в 1891 году:

«Управление вод имело возможность, кроме общего ремонта, сделать на водах следующие улучшения:

а) Отремонтировать галерею Нарзана;

б) Заменить старые каменные и цинковые ванны 32 кафельными ваннами, с переменою всех проводящих воду труб;

в) Устроить общий бассейн для купания женщин в цельном Нарзане;

г) Устроить кегельбан и гимнастику;

д) Обнести часть парка железною решеткою;

е) Устроить шоссе от Тополевой аллеи до казенной гостиницы.

Также исполнено по Кисловодской группе:

1) Построен кумысный павильон на Царской площадке;

2) Осушены болотистые места вдоль Тополевой аллеи;

3) Переделаны нагреватели для ванн Нарзана;

4) Отделана Царская площадка вокруг нового кумысного павильона;

5) Построена новая купальня с обширным проточным бассейном и отдельными раздевальнями;

6) Устроен новый нагреватель при мужском отделении ванн Нарзана;

7) Построены новые деревянные мосты взамен Воронцовского и четырех в парке, разрушенных наводнением в 1890 году;

8) Приведен в порядок источник пресной воды в слободе Кисловодской;

9) Произведены изыскания источников пресной воды в окрестностях Кисловодска.

Кроме того: увеличено число ванн в галерее Нарзана, установлены аппараты для газирования воды Нарзана и молока, устроена передвижная дезинфекционная камера, установлены стиральные машины для мытья ванного белья».

В начале XX века в Кисловодске ежегодно отдыхали и лечились до 30000 человек.

Газета «Кавказские курорты» писала в 1912 году:

«Флирт и торг, шашлык, попойки,
«Замки», разные «коварства»,
Ночи, песни, пляски, тройки —
Вот здесь главные лекарства»

Созданные в Кисловодске Медицинское общество даже обращалось в комиссию Государственной думы с предложениями:

«Так как Кисловодск является лечебным курортом, а не увеселительным местом, необходимо упорядочить развлечения, придать им подобающий лечебному месту характер, закрыть кафешантаны, игорные дома, не разрешать никаких картежных игр, фейерверков, сопровождающихся шумом и пальбой, к 11 часам вечера заканчивать всякие зрелища».

К 1912 году курорту уже не хватало ванн, очередь в которые занимали в 3 часа ночи. Улицы плохо освещались и убирались. В 1914 году власти издали «Положение о санитарной и горной охране лечебных местностей», не реализованное из-за начавшейся первой мировой войны. В этот период в Кисловодске были размещены госпитали для раненых воинов.

В конце 1917 года в Кисловодске власть захватили большевики, выбитые оттуда в январе 1919 года деникинцами и в марте 1920 года выбитые с Северного Кавказа. В Кисловодске, как и в других курортах была расхищена большая часть медицинского и хозяйственного оборудования, разрушены медицинские установки и сооружения, городские парки разорены, Тополевая аллея почти вырублена.

После апрельского декрета Совета Народных Комиссаров РСФСР 1920 году начато восстановление Кисловодска. В 1921 году в Кисловодске лечилось 12000 красноармейцев. В городе строились новые санатории, курортные поликлиники, грязелечебницы, велись гидрогеологические изыскания. Терская площадь с источником Нарзана была асфальтирована, проведена канализация, все конюшни и коровники, с давних пор находившиеся здесь, выведены. Во всех четырех курортах организованы советы по охране лечебных факторов. С 1922 года на Кавказских Минеральных водах лечились уже не только красноармейцы, но и рабочие, служащие, крестьяне – по путевкам. В период НЭПа в Кисловодске был организован и прием платных больных. С открытием курортной поликлиники была запрещена частная врачебная практика. Все лечебные процедуры отпуск ванн больные получали через курортную клинику. При ней работали электросветолечебница, рентгеновский кабинет, водолечебница. Курортами Кавказских Минеральных вод руководили Управления курортов, директора которых были уполномоченными Народного Комиссариата здравоохранения. Они контролировали ведение медицинского дела, несли ответственность за санитарное состояние города. Государство постоянно финансировало курорты – «для большей их доступности трудящимся». В 1926 году в Кисловодске работало 23 санатория, действовали пансионаты, общежития, гостиницы и меблированные комнаты городского совета. В общежитиях больные и отдыхающие размещались в общих палатах с предоставлением койки, белья, душа. Амбулаторные больные обеспечивались талонами на лечение, диетическим питанием. Для регулирования заезда амбулаторных больных – лиц без путевок, – на всех курортах была введена предварительная продажа курсовок.

В 1925 году в Кисловодске была открыта клиника Бальнеологического института, филиалы других клиник. На поверхность были выведены воды шести минеральных источников, в частности Доломитный Нарзан в 1928 году, Сульфатный Нарзан в 1934 году.

В 1928 году начали действовать «Октябрьские ванны» с 60 кабинами. Значительно увеличивается лечебный парк, Кисловодск превращается в город-сад. Начинается круглогодичное лечение, ликвидируются стоянки извозчиков в курортных зонах. Источник Нарзан давал полтора миллиона литров минеральной воды в сутки. В 1936 году в Кисловодске стал применяться новый метод лечения – влажные укутывания. Новые санатории организовывали нарзанные ванны у себя – Пятигорский Бальнеологический институт дал заключение о возможности перекачки минеральной воды до 5 километров с сохранением ее целебных свойств. Проводились постоянные работы по городскому благоустройству. Построены предприятия пищевой промышленности, обслуживающие больных и отдыхающих. Вошли в строй новые санатории. Перед отечественной войной 1941–1945 годов в Кисловодске ежегодно лечились 150000 человек.

В годы войны Кисловодск стал госпитальной базой Советского союза, вся санаторная база была приспособлена для лечения раненых и больных воинов.

Фашистская оккупация Кисловодска – с августа 1992 по январь 1943 года, практически полностью разрушила город, взорваны многие здания, ГЭС, ТЭЦ, заводы, пищевые комбинаты, железнодорожные пути, бальнеологические учреждения. Материальный ущерб, нанесенный Кисловодску. Был огромен. Тем не менее уже летом 1943 года госпитали курорта приняли первых раненых.

К 1946 году Кисловодск был восстановлен, все санатории начали прием больных. В 1950 году курорт принял на лечение 130000 человек. В конце XX века на курорт выехали до 300000 человек.

Кисловодск – самый крупный курорт Кавказских Минеральных вод. Население боле 100000 человек. Зима мягкая, сухая, весна ранняя, короткая, лето теплое, более 5 месяцев. В Кисловодске более 50 санаториев и пансионатов. В городе работают многочисленные бальнеологические учреждения, Нарзанная галерея, 2 бювета с холодной и подогретой минеральной водой, Главные Нарзанные ванны, Октябрьские ванны, физиобальнеологическая лечебница курортная поликлиника, кардиологическая клиника. На курорте используют грязелечение из Тамбуканского озера, климатотерапию, бальнеотерапию. Осуществляется лечение кардиологических больных, больных с заболеваниями органов дыхания нетуберкулезного характера, нервной системы, нарушениями обмена веществ.

В Кисловодске работают два театра, концертный зал, филармония, краеведческий музей, музей истории курорта, художественный музей Н.А. Ярошенко, музей музыкальной и театральной культуры, «Дача Ф.И. Шаляпина». В курортном парке действует канатная дорога, работает спортивный комплекс. Городские парки занимают более 2000 гектаров.

В Кисловодске сохранились: Нарзанная галерея 1858 года, Тополевая аллея с Главными нарзанными ваннами 1904 года, Октябрьские ванны 1928 года, гостиница «Гранд-Отель» 1903 года, в которой работает курортная поликлиника, курзал 1895 года, остатки крепости 1803 года, Крестовоздвиженская церковь XIX века, курортный парк 1820-х годов, в котором свыше 250 видов растений, колоннада 1912 года, павильоны «Храм воздуха», «Читальня», «Стеклянная струя» начала XX века, дом офицерского собрания 1880 года, здания санаториев первой половины XX века.

В Кисловодске и окрестностях много памятников природы – красные, серые, синие камни, кольцо-гора, Лермонтовская гора – возможное место дуэли из «Героя нашего времени», горы Малое и Большое седло, Медовые водопады, Лермонтовский водопад, Популярны поездки в Долину Нарзанов с 20 источниками, к горе Бермамыт с обзором Большого Кавказа, к Голубым озерам, чеченскому ущелью, в Архыз, Теберду, Домбай.
Ессентуки

В 1798 году на правом берегу реки Большой Ессентучок вблизи от места ее впадения в реку Подкумок, при выходе домены в степи, был заложен военно-пограничный редут Ессентукский. В то время граница между Россией и землями абазинцев проходила по реке Ессентук, и редут был назван по ее имени.

Слово «ессентуки» черкесское – «йесен-туку» (йесен – привыкать, туку – угол, где поили лошадей) и означает «пристанище».

По мере удаления границы на юг и строительства в 1803 году Кисловодского укрепления Ессентукский редут потерял свое военное значение и был упразднен; на его месте оставлен небольшой охранный казачий пост.

Впервые ессентукские солено-щелочные источники были исследованы доктором Ф. Газом в 1810 году – в 4 километрах к северо-восток от Ессентукского поста в долине речушки Кислуша он нашел 2 небольших колодца с кисловато-соленой водой. Вблизи редута протекала река Бугунта и в 1823 году Бугутинские минеральные воды подробно изучил петербургский врач-фармаколог А.П. Нелюбин, открывший на склонах горы, которую он назвал Щелочной, 20 минеральных источников, нумерация которых сохранилась до нашего времени.

В 1826 году вокруг казачьего поста было поселено 300 линейных казаков с семьями – была основана станица Ессентукская. В ней жили казаки Волжского полка Терского казачьего войска, сосланные на Северный Кавказ с Волги за участие в мятеже Е. Пугачева. В этот период были образованы и другие казачьи станицы в Предкавказье – Горячеводская, Кисловодская, Суворовская, Боргустанская, Бекешевская. Линейное казачество формировалось и за счет крестьян, с 70-х годов XVIII века селившихся в предкавказских степях без разрешения властей. После восстания Пугачева власти сами стали переселять крестьян в Пятигорье – из Тамбовской, Курской, Воронежской губернии.

С 1826 года станица Ессентукская входила в Пятигорский округ Кавказской области, в 1847 году переименованной в Ставропольскую губернию. С 1874 года Пятигорский округ стал казачьим отделом в составе Терской области. Казачьи войска Терской области подчинялись Главному управлению казачьих войск Военного министерства, с 1912 года – казачьему отделу Главного штаба Военного министерства.

Станица управлялась казачьей общиной в которую входили все лица войскового сословия, жившие в станице. Община отвечала за выход на службу казаков, за отбытие повинностей, за уплату налогов. Непосредственно станицей управляли станичный атаман, его помощники, судьи, казначей, казаки – домохозяева. Они занимались благоустройством, создавали продовольственные запасы, устанавливали объемы пахотных земель, руководили сельским хозяйством, разбирали жалобы, ходатайства, делили землю, пастбища, лес, распределяли повинности, выносили приговоры по юридическим вопросам, производили задержания. Станичный атаман избирался на станичном сходе. Его писари вели все станичные делопроизводство. Ессентукский атаман подчинялся пятигорскому окружному атаману, они оба – наказному атаману Терского казачьего войска.

При возникновении первых поселений в Предкавказье земли просто захватывались и это было единственным правом, регулирующим земельные отношения. Потом, при появлении казачьих станиц, земельные отношения стали регулироваться законодательно. Все земли были разделены на две категории – невойсковые (казенные, сельские, городские), и войсковые, переданные станичным общинам. Казаки получали земельной надел, за пользование которым были обязаны военной службой со своим конем и оружием. Кроме казаков в станицах стали селиться крестьяне из центральной России – «иногородние».

Основным занятием жителей станицы Ессентукской вначале было скотоводство, позже земледелие, садоводство, огородничество, обслуживание больных, с 1833 года ставших приезжать в Ессентуки на лечение. До русской колонизации земли Северного Кавказа на возделывались, по степям кочевали кабардинцы, черкесы, ногайцы, карачаевцы. Основными земледельческими культурами русских поселенцев стала пшеница, кукуруза, картофель. Позднее зерно шло даже на экспорт, появилось промышленное тонкорунное овцеводство, большие фруктовые сады, ягодники.

В 1839 году в Ессентуках было построено первое ванное здание – воды источников № 23–26 были проведены в общий бассейн, при котором на средства казачьего полкового управления было построено деревянное ванное здание на две кабины-ванны. С 1840 года большую популярность получили ессентукские минеральные источники № 4 и 17. Ессентуки становятся известными как один из лучших курортов для лечения заболеваний органов пищеварения.

С. Смирнов писал в «Истории Ессентукских минеральных вод», вышедших в 1886 году в Петербурге:

«В это время, как уже шла громкая молва о Кисловодске, лежащем в 20 верстах за Ессентуками, как разрастающаяся и укреплялся Пятигорск и Кисловодск, как беспрестанно шли из них, от одного к другому «оказии» и шли через Ессентуки, мимо самих источников, – Ессентукских вод как будто не замечали. Проходили годы, военная граница наша подвигалась вперед, река Бугунта, близ которой они лежат, вдавалась далее и далее в русские пределы и простое укрепление, бывшее с 1798 года на реке Ессентуке, в трех верстах от нее, превратилось с 1826 года в обширное казачье поселение – станицу, а источники все были как-то в стороне, все как-то не входили в употребление. Появлялись ученые – Гааз в 1810 году, Нелюбин в 1828, Норманн в 1836 году, открывавшие, исследовавшие, описывавшие и хвалившие их; но и открытие и похвала проповедывались в пустыне: кроме местных жителей, и то без особенного увлечения, ими не пользовался никто.

В 1830 году доктор Конради в своем сочинении свидетельствовал о том, что это источники существуют все в том же необделанном виде и все также остаются без употребления, как и прежде. Замечательно, что даже некоторые ученые иностранцы, посещавшие и описывавшие наши воды в тридцатых годах, говоря о Пятигорских, Кисловодских и Железноводских ключах, не упоминают ни слова о щелочных Ессентукских. Ессентукские источники, их отделка, хранение и употребление спокойно предоставлялись казакам станицы, обстраивавшейся и придвигавшейся к ним, и предоставлялись, как предмет незначительный, мало стоящий внимания, в то время, как правительство уже затратило и еще затрачивало значительны суммы на устройство и украшение соседних групп минеральных вод.

При этом можно себе вообразить, какова была тогда эксплуатация вод; этот период – темный период в истории Ессентуков. Кто знает сколько-нибудь хозяйственную сторону казачьего быта, этого сословия, весьма полезного для охранения страны воюющей, но мало благоприятного для всякой ее производительности, и в войне и в мире, – тот легко может составить себе понятие о том, как обделывались источники в Ессентуках и как пользовались ими. Высокое натуральное достоинство минеральных ключей не могло не почувствоваться обывателями станицы и вместе не могло остаться неизвестным для больных, уже съезжавшихся в Пятигорск из отдаленных краев.

Жители станицы пользовались им сами по-своему; пили воду из ключей и купались в ямах, выкапываемых ими около источников, кое-как огражденных от засорения и превращавших всю прилежащую им местность в болото. Приезжавшие больные требовали ванн и ванны им делались на дому. Хозяева турлучных мазанок, в которых они останавливались, бочками привозили им воду из источников, иногда даже и не из самих минеральных, а из тех, из которых было удобно почерпнуть ее и, прибросив горсть соли, сделать подражание натуральной ессентукской воде. Значительная скудость собственно минеральной воды, которую, тогда можно было собирать из плохоотделанных источников, не могла соответствовать понемногу возраставшей потребности в ней. Самое место, из которого выбивались минеральные ключи (нынешний парк), про своей низменности, положению у подножья, возвышенности, равно как и по всей почве, при неточной обделке источников, могло иметь вид только болота.

Такое хозяйство, вероятно в несколько со временем улучшавшемся виде, существовало при Ессентукских источниках довольно долго и после того, как они приобрели уже некоторую известность. Построение первой, появившейся при самих источниках купальни относится к 1839 году. Число посетителей Ессентукских вод, носивших тогда название Бугунтских, в это время было уже довольно значительно – по 180–200 человек в год».

В 1846 году по распоряжению наместника Кавказа князя М.С. Воронцова территория Ессентукской станицы была значительно расширена. В 1847 году Ессентукские минеральные источники были выкуплены казной у казачьей полковой части и были переданы в ведение созданной Дирекции. Кавказских Минеральных вод. Тогда же начался розлив ессентукской воды в бутылки и поставки ее в другие города. К началу 70-х годов XIX века ессентукская минеральная вода постоянно продавалась во многих крупных российских городах.

В 1848 году был проведен первый каптаж ессентукского источника № 17, построена каменная галерея. В 1849 году на курорте был заложен городской парк. М.С. Воронцов писал: «Надобно подумать, каким образом посадкой деревьев украсить это до сих пор совершенно голое и безобразное место». По его приказу подполковник – Колодеев составил большой проект по которому предполагалось все пространство, изобилующее минеральными предполагалось все пространство, изобилующее минеральными источниками засадить сплошным лесом, сажая деревья в шахматном порядке, на части территории устроить английский парк, снять виноградник. Проект был осуществлен лишь частично.

В 1852 году посетивший Ессентуки князь М.С. Воронцов приказал «обвести ограду места, принадлежащего минеральным водам, с внутренней его части, живого изгородью из акаций и засадить деревьями полу-гору против галереи», что и было сделано и сохранилось до нашего времени. Позднее было проложена экипажная дорога от ессентуков к Железноводску.

В 1850 году штаб-лекарь Орфанов, врач при щелочных Ессентукских водах, «докладывал начальству»:

«Ессентукские воды, по вообще низменному истокорождению их, окружены с восточной и южной стороны непросыхаемым болотом, местом, где обыкновенно гнездятся гнилостные и удушливые испарения, заражающие окрестный воздух до степени и силы лихорадочной миазмы. Это миазматическое заражение атмосферы со второй половины июля становится так обще, постоянно и проницательно, что в это время лихорадка делается болезнью повальною и внелихорадочный человек в Ессентуках в августе и сентябре – есть почти анахронизм».

В 1851 году по местности с источниками в разных направлениях были прорыты канавы, давшие возможность стекать застаивавшейся и загнивавшей воде за строившейся парк, казачьи поселения, придвинувшейся вплотную к источнику, также устранили болота, осушив их.

Доктор Орфанов писал:

«Ессентукские щелочные воды обстановкою коренных жизненных условий отличаются от всех прочих вод и быт посетителей их, с этой стороны взятый, представляется более, нежели жалкий.

Фаворит больной ессентукской публики, № 17-й, дает много, что 100 ведер в сутки; это количество было бы достаточно для 5–6 купающихся, но ничего не значит когда их 20–40 человек. Домохозяева, не желая лишиться выгод, доставляемых им безостановочной поставкой воды № 17 для ванн своих доверчивых постояльцев, заменяют ее водою, набираемою в первой попавшейся луже и при помощи брошенной в нее горсти соли, выдаваемой за воду № 17.

Необходимо сделать распоряжение, чтобы скотину впускать и выпускать только через северные и западные ворота курортного парка и обязать по ночам держать дома».

В 1858 году у источника № 17 было построено ванное здание с двумя кабинами. Через несколько лет у курортного парка открылась четырехместная гостиница для приезжих с домашними обедами. В 1868 году Управлением вод в парке была построена Столовая, ставшего и клубом для больных. Отсутствие обычных курортных удобств, бывших в Пятигорске и Кисловодске, мешало развитию Ессентуков. В столовой галерее появился и танцевальный зал, рядом заработала аптека, теперь больным не мешала плохая погода. С. Смирнов писал: «Устройство ванн, в том количестве, какое соответствовало количеству даваемом источниками воды; обделка и приспособление самих источников к внутреннему и наружному употреблению; доставление удобного места – парка для прогулки больных, снабженные их приличным столом, доставление места для общественных развлечений – было выполнено Управлением вод».

Увеличению количества отдыхающих и больных в Ессентуки способствовали постройка шоссейной дороги от Минеральных вод через Пятигорск и Ессентуки до Кисловодска, а особенно – завершение строительства в 1875 году железной дороги от Ростова-на-Дону до Минеральных Вод. В 1883 году Ессентуки посетили около 5000 человек, а в 1913 году – около 40000 человек. Само население города в 1897 году составляло менее 5000 человек.

В 1885 году инженером А.И. Незлобинским был проведен каптаж источника № 4. Работы велись и по другим источникам. В 1892 году в Ессентуки был проведен водопровод из капельного источника. Строились новые ванны, в 1902 году открылся Цандеровский институт механотерапии, появилось электрические освещение.

Горный департамент писал о том, что сделано в Ессентуках в конце XIX века:

· «Устроен барраж у источника № 20, увеличивавший значительно суточный приток этого источника;

· Прибавлены две ванны в здании серно-щелочных источников для лечения грязью Тамбуканского озера;

· Поставлена по указаниям Пулковской обсерватории будка для постоянных метеорологических наблюдений;

· Устроена в галерее бильярдная;

· Обнесен парк со стороны шоссе и курсовой улицы железной решеткой;

· Разработан и обделан источник № 4;

· Устроен новый временный барак на 6 соляно-щелочных ванн;

· Устроена штольня при источнике № 19

· Разработано штольня источника № 17 и источник № 4;

· Разбит цветник на площадке между источниками № 17, 18 и 19;

· Исполнены осушительные работы в нижнем парке по долине реки Кислуше и во фруктовом саду;

· Переустроено помещение разливной;

· Построена новая трельяжная галерея против казенного ресторана;

· Переделан заново нагреватель при серно-щелочных ваннах;

· Прибавлена еще одна ванна для грязелечения».

В начале XX века в Ессентуках велось интенсивное строительство лечебных учреждений, гостиниц, дач. В 1902 году был открыт первый на Кавказских Минеральных водах санаторий для неимущих на 70 мест, через год – открыт санаторий для почтово – телеграфных служащих. Ведомственный принцип постройки санаториев сохранился на весь XX век на всех курортах Советского Союза. В 1905 году на поверхность была выведена основная, коренная струя источника № 17.

В Ессентуках лечились и отдыхали многие известные деятели культуры – В.Г, Короленко, А.И. Куприн, К.Д. Бальмонт, С.В. Рахманинов, Ф.И. Шаляпин, В.Ф. Коммисорновская, К.С. Станиславский, С.С. Прокофьев.

К началу XX века большая часть населения Ессентуков, жилье которых располагалось вблизи минеральных источников, почти забросили ведение хозяйства, включая обработку земли, и занимались сдачей квартир курортникам. Городская кустарная промышленность занималась в основном переработкой сельскохозяйственных продуктов. В 1902 году на курорте работало 20 частных предприятий. Работали 8 кирпичных, 2 мыловаренных, 2 маслобойных заводика, 8 мельниц. На всех этих предприятиях работало менее 100 рабочих. На курорте работала казенная «разливная» по розливу воды в бутылки. Ессентукская минеральная вода была, признана, как и Нарзан, по всей России. Фирмы, торгующие минеральной водой, имели свои склады в Париже, Праге, Варшаве, Лондоне. Только в 1906 году из Ессентуков было отправлено более миллиона бутылок.

На благоустройство города и курортные удобства по-прежнему не тратили необходимых средств. Газета «Пятигорское эхо» писала в январе 1910 года:

«С наступлением ночи Ессентуки погружаются во тьму кромешную, ибо здесь не принято освещать улицы. Вопрос о замощении нижней части главной Курсовой улицы возбуждался неоднократно, но эти «возбуждения» не дали до сих пор положительных результатов, и обыватели, по-прежнему утопая в грязи, клянут свою судьбу, забросившую их в Ессентуки. 3 января загорелся на Садовой улице дом и сгорел, как у нас на Руси полагается, до основания, а пожарная команда демонстрировала две малой емкости бочки, неизвестно с какой жидкостью, влекомые «парой гнедых», и одну спринцовку, которой поливают верхушки фруктовых деревьев».

Общество врачей Кавказских Минеральных вод отмечало, что в Ессентуках «вопиющая антисанитария и неустройство». В 1912 году на курорте работало 50 ресторанов, столовых, кухонь, большинство из которых находилось в неприспособленных помещениях и «содержались неопрятно, в антисанитарном состоянии». Курортная зона содержалась, безусловно, чище.

В 1914 году в Ессентуках была построена грязелечебница.

В 1917 году Ессентуки стали городом. С 1920 года началось восстановление разрушенного гражданской войной курортного хозяйства. В 1922 году в Ессентуках открылось клиническое отделение Пятигорского Бальнеологического института. В 1925 году был проведен современный каптаж источника № 4, на курорте действовало 5 санаториев, его посетил около 15000 человек.

В послевоенные годы Ессентуки были восстановлены после фашистской оккупации августа 1942 – января 1943 года.

В Ессентуках круглый год работают более 40 лечебниц, грязелечебница, термы, питьевые галереи, курортная поликлиника с аэросоляриями и климатопавильонами; более 50 Нижних ванн, около 100 Верхних ванн, более 100 Новых ванн, 4 питьевые галереи, курортный ингаляторий, отделение механотерапии – лечебной физкультуры.

Славу курорту принесли более 30 минеральных источников, наиболее ценные в медицинском отношении углекислые гидрокарбонатно-хлоридные натриевые (соляно-щелочные) воды источников № 4 и № 17. Они служат для питьевого лечения.

Минеральные источники поверхностного происхождения, богатые сульфатами натрия, магния и двууглекислым кальцием составляют вторую группу ессентукских минеральных вод. Их применяют для ванн, орошений, ингаляции. На курорте лечат и иловой грязью Тамбуканского озера, применяют климатотерапию, электросветолечение. В Ессентуках лечат больных с нарушением обмена веществ, с заболеваниями органов пищеварения.

Целебная сила минеральной воды основана на комбинированном влиянии свободной углекислоты бикарбонатных ионов и ионов натрия и хлора. Доктор Е. Смирнов писал:

«А.С. Нелюбин разделил все найденные им в Ессентуках источники на две группы, на щелочные и серно-щелочные; к первой группе причислил №№ от 1-го до 18-го включительно; ко второй – №№ 19–23. Из источников, указанных Нелюбиным, вначале долгое время были в употреблении 2: серно-щелочной 23-й и углекисло-щелочной 2-й. До 17-го источника, который составляет самое лучшее и оригинально достояние Ессентуков, дело долго еще не доходило. Около 1840 года усилился и расширился источник № 4, заменив собою иссякший № 2. Источник № 4 имеет свои химические особенности. Мы можем привести наблюдение доктора Каргера 1856 года, доказывавшее, что при каменной болезни действие источника № 4 гораздо выше действия № 12-го, который лежали всего ближе к главному потоку, наиболее минерализованный, наиболее целебный и наиболее остававшийся неизвестным.

Оскудение ключей привело к источнику № 17, считавшемуся до тех пор весьма скудным и остававшемуся вне употребления. Предпринятая расчистка его показала, что он не был так скуден, как предполагалось, и с тем вместе обнаружила высокое качество его воды. С тех пор, 1848 года, он вышел из ряда обреченных на забвение и ежегодно упрочивавшаяся его слава вскоре поставила его в числе ессентукских источников на первое место, с честью сохраняемое им и до сих пор. Практически он был вызван к жизни больными посетителями вод».

Дирекция вод обращалась ко всем своим смотрителям вод с предписанием доставить ей сведения: «сколько имеется в каждом смотрительстве всех без изъятия минеральных ключей, показанием по порядку их расположения номеров и наименований, с краткой историей их, времени открытия, температуры, свойств и качеств минеральной воды; какого рода отделка источников, ванн; на каком расстоянии источник от источника и по какому направлению магнитной стрелки, какие употребительнейшие».

В отчете врача ессентукской группы вод Орфанова за 1848 год мы читаем: «Наиупотребительнейшие из щелочных источников были, как и всегда, № 17 и 23. Вода первого всеми без исключения употреблялась внутрь и очень многими снаружи, в виде подогретых ванн».

В 1848 году, осенью, наместник князь М.С. Воронцов посетил Ессентуки и возымел мысль – разливать по бутылкам щелочную № 17-го воду и рассылать для продажи во внутренние губернии России. Вслед за тем мы встречаем его распоряжение об укупорке и отсылке 300 бутылок ессентукской воды в Николаев, адмиралу Лазареву.

В 1862–1863 годах Управление вод произвело при № 17-м источнике следующие работы: заменило все глиняные водопроводные трубы цельными деревянными трубами. Источник № 17, бывший обделанным только при поверхности земли, но истекавший несколькими отверстиями из наносного грунта, на глубине около 3 аршин, был отделан правильными сводами, оставив самый низ их над истоками минеральной воды, окончатым, дабы не препятствовать истечению воды во всех ее притоках. Так как этот источник лежит вне галереи, то для того, чтобы больные посетители в ненастную погоду не имели надобности выходить из галереи для питья воды, в конце ее устроен круглый каменный проточный бассейн, почти в уровень с источником и на расстоянии от него около 3 сажен. Сток воды из этого бассейна проведен в общий купальный резервуар.

Население Ессентуков около 80000 человек. Курорт расположен на высоте 650 метров над уровнем моря, зима мягкая, весна короткая, лето теплое, осень, продолжительная. Солнечных дней в году до 300. Вблизи Ессентуков горы Бештау, Юца, Джуца, Большой курортный парк, пляж и лодочная станция на искусственном озере. Популярны экскурсии по окрестностям и другим курортам.

В Ессентуках сохранились: деревянная Николаевская церковь 1820-х годов, Курортный парк 1849 года с минеральными источниками, Питьевая галерея 1856 года, «мавританского стиля», Верхние ванны 1899 года, Торговая галерея 1912 года, обзорная беседка – колоннада «Ореанда» 1912 года, санатории первой половины XX века, красивое здание грязелечебницы, стилизованное в стиле древнеримских терм 1915 года, Английский парк 1903 года.
Железноводск

В 1793 году исследователь Минеральных источников Предкавказья знаменитый П.С. Палас писал: «Миновав Лысую гору или Паралык, расположенную по ту сторону течения реки Подкумка, мы увидели казачий пикет. С правой же стороны нашей дороги возвышалась так называемая Железная гора, а далее очень крутая и скалистая Змеиная гора, наконец, против нас сам величественный Бештау».

В 1810 году врач Ф. Гааз на склоне горы Железная открыл минеральные источники. Первые больные появились на южных склонах горы Железной в 1812 году и жили в палатках вблизи источников. А 1819 году и источника была построена купальня с одной ванной, казенный дом для приезжающих. В 1823 году там побывал врач А.П. Нелюбин, открывший новые минеральные источники. Местность получила название Железные Воды. Военное прикрытие нарождающегося курорта осуществляли солдаты, для которых был построен военный городок. Был построен и казачий кордон. По приказу А.П. Ермолов строились новые дома для приезжающих, дома для гарнизонных офицеров и чиновников, сооружались купальни, водоприемники – из камня. Посещение Железных Вод производилось в среду и пятницу под военным прикрытием. В 1825 году у горы Железной заложили курортный парк. Многое на курорте было сделано после назначения нового кавказского командующего генерала Г.А. Емануэля. Ко всем известным источникам были проложены удобные дорожки, ванное здание благоустраивалось, построили гостиницу, посадили большую аллею С 1828 года в бумагах курорт называли Железные воды.

В 1831 году началось строительство Железноводской станицы, в которой селились казаки и отставные военные. В 1842 году в Железные Воды перевели 40 солдат и казаков из Кисловодского укрепления.

В 1848 году у Заводовского источника в Железных Водах было построено ванное здание, сделан каптаж. В 1856 году железноводские минеральные источники описал Ф.А. Баталин. С 1865 года на курорте стал действовать минеральный источник Грязнушка, в 1890 году названный Смирновским, в честь врача С.А. Смирнова, основателя Русского Бальнеологического общества, автора истории Ессентуков. За несколько лет до этого на Железных Водах были построены Барятинские ванны.

Работы по совершенствованию железноводских минеральных источников и благоустройству курорта велись постоянно, пробивали штольни, делали каптаж источников, их бурили, исследовали химические свойства; инженер А.И. Незлобинский разработал у Железной горы холодные минеральные источники. Появлялись новые Термы.

Горный Департамент писал о Железных горах конца XX века:

  • Разработан и обделан источник, питающий ванны западной подгруппы;
  • Прибавлены три ванны в зданиях западной подгруппы и две в Муравьевском здании на восточной подгруппе;
  • Поставлена, по указаниям Пулковской обсерватории, будка для постоянных метеорологических наблюдений;
  • Построено здание для продажи кумыса;
  • Приобретен для гостиницы биллиард;
  • Некоторые места парка обнесены железной решеткой;
  • Устроен новый кегельбан;
  • Устроен водопровод пресной воды из Бештаугорскиз источников;
  • Увеличены бассейны при ванных зданиях Калмыцком и Барятинском;
  • Устроены новые бюветы у источников Грязнушкинского, Ивановского, Мариинского и Барятинского;
  • Установлены в ванном здании № 1 и 2 одна грязевая и одна электрическая ванны;
  • Старые водопроводные трубы и краны заменены новыми;
  • Произведены опыты охлаждения горячей минеральной воды посредством серпиты;
  • Приведены в порядок площадки конторская и около ресторана в парке, на которых устроены фонтаны;
  • Переделано помещение кухни ресторана;
  • Построено новое ванное здание;
  • Установлены две грязевые ванны в добавление к имеющимся в ванном здании № 1 и 2;
  • Устроена отводная канава из ванн № 1 и 2.

В 1896 году к Железноводску от станции Бештау дороги Минеральные Воды – Кисловодск, была подведена железнодорожная ветка, появилось электрическое освещение. Курорт стали посещать отдыхающие и больные со всей России. В разное время в Железных Водах отдыхали многие знаменитости – М.Ю. Лермонтов, А.С. Пушкин, М.И. Глинка, А.И. Одоевский, Л.Н. Толстой, М.А. Балакирев, В.Ф. Комиссаржевская, многие другие.

В 1902 году в Железных Водах была построена Пушкинская питьевая галерея. В 1912 на поверхность выведен знаменитый Славянский минеральный источник. В 1912 году стал действовать и Владимирский источник.

В 1917 году Железные Воды стали городом Железноводском, в котором жили около 10000 человек.

В 1924 году в Железноводске открыты клиника Пятигорского бальнеологического института.

В 1925–1928 году проведен каптаж трех горячих источников, нескольких теплых и холодных минеральных источников курорта. Велось строительство санаториев, город благоустраивался.

После фашистской оккупации Железноводска августа 1942 – января 1943 года курорт был восстановлен и продолжал интенсивно развиваться.

В настоящее время в Железноводске действуют почти три десятка минеральных источников. По своему химическому составу все железноводские источники однотипны – углекислые, щелочно-глауберово-землистые типа карлсбадских, но отличаются друг от друга температурой от 15 до 50 °C.

Воды Лермонтовского и Славяновского источников относятся к радоновым, источники скважин 56, 61, 63 – к соляно-щелочным. Вода знаменитого Баталинского источника – сульфатная натриево-магниевая, температурой 11 градусов Цельсия; источник находится на окраине поселка Иноземцево.

Высокотермальные и термальные воды Железной горы используются для всех видов бальнеологического лечения, ванн, питьевого лечения, орошений, ингаляций.

Минеральную воду Смирновского и Славяновского источников в качестве лечебно-столовых под названием «Смирновская» и «Славяновская» разливают в бутылки. Воды Баталинского источника содержит большое содержание солей магния и используется для питьевого лечения в качестве слабительного средства; разливается в бутылки как «Баталинская».

В Железноводске лечат и иловыми грязями Тамбуканского озера, проводят климатотерапевтическое лечение, аэрогелиотерапию. Лечат больных с заболеваниями желудка, кишечника, пожелудочной железы, печени, желчных путей, почек и мочеполовой системы.

Население Железноводска около 30000 человек. Курорт расположен на высоте 650 метров над уровнем моря на южных склонах горы Железная. Зима мягкая, весна прохладная, лето теплое, осень теплая, продолжительная.

В городе более 20 лечебных учреждений, ежегодно в Железноводске отдыхают и лечатся около 100000 человек.

Курортная зона расположена на верхней естественной террасе на склоне Железной горы. Сохранились: Старобарятинские ванны 1856 года, Славяновские ванны 1907 года, Островские ванны 1893 года, дача эмира бухарского 1907 года в «мавританском стиле». Великолепен курортный парк, заложенный в 1825 году, с каскадной лестницей. В парке находится Пушкинская галерея, купленная на Нижнегородской ярмарке и открытая в 1902 году; сейчас в ней находится концертный зал. Интересные санаторные постройки первой половины XX.

Популярны экскурсии на гору Железная, дорога на которую начинается в курортном парке. Высота горы 850 метров, с нее открывается прекрасный обзор Железноводска и окрестностей. Проводятся экскурсии на горы Бештау, Змеиная, с многочисленными пещерами, по лермонтовским местам.

Ф. А. Смирнов. Русские поэты и писатели на Кавказе

Как я любил, Кавказ мой величавый,
Твоих сынов воинственные нравы
Твоих небес прекрасную лазурь
И чудный гром мгновенных громких бурь…
Лермонтов

Вслед за политическим объединением Кавказа с Россией растет и нравственная или духовная связь между ними. В развитии и укреплении последней большую роль играют русские поэты и писатели. Многие из них связали свои великие имена с Кавказом или службой на нем, или побывкой, путешествием, родством и т. п.

На всех на них Кавказ красотами и величием своей природы, а также особенностями в нравах и быт жителей, производил неотразимое впечатление, способствовал развитию в них творческого воображения и вдохновлял их. За свое очарование они платили Кавказу своими произведениями, которые останутся вечными памятниками, одинаково почитаемыми и внутри России, и на Кавказе. В них они опоэтизировали и Казбек, и Шат-гору, и Терек, и Куру, и тесный Дарьял, и широкую степь, и прежнюю кавказскую месть, и всегдашнее кавказское гостеприимство, и отчаянную храбрость, и пылкую любовь, и казака, и горца, и старика, и юную деву, – словом, произведения их лучшая география и этнография Кавказа. Очарованные Кавказом, они теперь сами очаровывают жителей его своими идеалами и чувством непосредственной дружбы с ними. Произведения их, пленяющие читателей, лучше всяких записок путешественника и ученых исследований служат к взаимному ознакомление и нравственному сближению жителей Кавказа и России. Оправданием этого служат памятники, поставленные Пушкину в Тифлис и Лермонтову в Пятигорск и Грибоедовский грот в Тифлис.

А. С. Пушкин был на Кавказе два раза и посвятил ему стихотворения: Кавказ, Обвал, Монастырь на Казбек, поэму Кавказский плен-ник и Путешествие в Эрзерум.

М. Ю. Лермонтов три раза жил на кавказских минеральных водах и умер в Пятигорске. Его чудную дань Кавказу составляют: отрывки из поэм: «Черкесы», «Кавказский пленник», поэма «Валерик», стихотворения: «К Грузину», «Люблю я цепи синих гор», «Кавказ», «Аул Бастунджи», «Каллы», «Дары Терека», «Казачья колыбельная песня», «Казбеку», «Спор», «Тамара», легенда «Беглец», турецкая сказка «Ашик-Кериб», повести: «Измаил-бей», «Хаджи Абрек», «Мцыри», «Демон» и роман «Герой нашего времени».

А. С. Грибоедов несколько раз проживал в Тифлисе, женился на грузинской княжне Нине Александровне Чавчавадзе, внучке Герсевана Чавчавадзе, который так много хлопотал о соединении Грузии с Россией, написал в Тифлис первые два акта своей бессмертной комедии «Горе от ума» и, согласно своему завещанию, был похоронен в Тифлисе в церкви Св. Давида.

Маститый писатель Л. Н. Толстой участвовал в кавказской войне и написал относящиеся к этой эпох рассказы: Набег, Рубка леса, Казаки и повесть Кавказских пленник, которая умилительным типом девочки татарки Зары всегда будет примирять русского и горца с тем, что было и что уже не повторится.

Як. Петр. Полонский провел на Кавказ шесть лет (1848–1852), занимаясь здесь сначала частными уроками, потом состоял помощником редактора газеты «Закавказский Вестник». Из десяти томов его произведений к Кавказу относятся в 1 томе 23 прекрасных стихотворения, под общим названием «Закавказье»; и в 3 томе 4 прозаических произведения, под общим названием «Грузинские очерки».

Не мало написала произведений и немало вывела в них симпатичных кавказских типов писательница Вера Петровна Желиховская. Особенно интересны из них: «Князь Илико» и «В татарском захолустье».

Василий Иванович Немирович-Данченко родился в Тифлисе в 1843 году и в написанных им 80 томах немало нарисовал картин из кавказской жизни.

Степан Яковлевич Надсон тоже был на Кавказе. Он приехал в Тифлис для поправления здоровья и прожил в нем от зимы до лета. Тут он написал несколько стихотворений и между ними два относящаяся к Кавказу: «Да хороши он, кавказские вершины» и «К тебе, Кавказ, к твоим сединам». Второе – особенно интересно; из него видно, что и этот грустный меланхолик, под влиянием кавказских впечатлений, оживился. Он говорит:
…И что же? Чудо возрожденья
Свершилось с чуткою душой,
И гений грез и вдохновенья
Склонился тихо надо мной.
Но не тоской, не злобой жгучей,
Как прежде, песнь его полна,
А жизнью вольной и могучей,
Как ты, Кавказ, кипит она!
Кавказцы на службе русскому престолу и отечеству

После присоединения к России Кавказ стал жить одной, общей с империей, жизней. Жители его, наравне с коренным населением России, принимают участие во всех событиях, радостных и печальных для государства. Они так же трудятся над развитием наук, искусств и гражданской жизни.

За исполнившееся столетие со дня присоединения грузинского царства, из кавказцев вышло много героев, прославивших себя подвигами доблести за царя и отечество, не мало деятелей, выдающихся заслугами административно-государственными, а также людей, прославившихся трудами на научном и художественном поприщах. Для примера укажем несколько таких деятелей, которые известны всей России и которые были удостоены особенного внимания и доверия от императоров.

Кому не известно имя доблестного героя отечественной войны, князя П. И. Багратиона? Этот потомок царского на Кавказе рода Багратионов совершил ряд выдающихся подвигов во французскую кампанию 1805 г., в шведскую 1808–1809 г., в турецкую 1809 г. и, наконец, в отечественную войну 1812 г., во время которой он командовал левым крылом русской армии и был убит на Бородинском поле.

Вот государственный и военный деятель М. Т. Лорис-Меликов. Он происходил из Тифлисской армянской семьи, ведшей крупную заграничную торговлю. Благодаря своим заслугам, он был пожалован титулом графа, занимал один за другим высокие посты начальника Дагестанской и Терской областей, генерал-губернатора нескольких приволжских губерний и, наконец, министра внутренних дел. Заслуги его были военные во время восточной кампании 1853-55 г. и в турецкую войну 1877-78 г. и гражданские по распространению образования, прекращению чумы в Ветлянке 1879 г. и др.

Граф И. Д. Делянов тоже происходил из армянского рода. Отец его получил в 1828 году диплом на дворянство, а сам он в 1888 г. был удостоен графского титула и за все время своей шестидесятилетней службы пользовался благосклонным вниманием государей. Особенно монаршим доверием он был облечен последние 15 лет своей службы (1882-98 г.), когда руководил важнейшим в государстве делом, состоя министром народного просвещения.

Велики также были административные и военные заслуги Светлейшего князя А. К. Имеретинского, как воеводы, начавшего боевую деятельность на Кавказ и завершившего ее, рядом с М. Д. Скобелевым, на Балканах и как мирного устроителя гражданской жизни. Высоко было и царское доверие к князю, состоявшему с 1892 г. членом Государственного Совета и с 1897 г. Варшавским генерал-губернатором.

Профессор И. Р. Тарханов, родившийся в Тифлисе и происходящий из древнего грузинского княжеского рода, приобрел известность своими учеными и популярными трудами в области физиологии. Из них особенно замечательны: «О психомоторных центрах», «Исследования над движениями обезглавленных животных», «О влиянии температуры тела на действие различных ядов».

Не чужд Кавказу по своему армянскому происхождению и дорогой России по условиям образования и творчества художник И. К. Айвазовский. Имя его давно уже увенчано игровой славой и занимает одно из первых мест в ряду известнейших европейских художников. Всего он написал более 6000 картин. Большая часть их представляет различные виды моря, есть между ними и изображающая Кавказ, напр. «Цепь кавказских гор», «Обвал в долине Терека» и многие другие.

Наконец, были и есть выдающееся слуги отечеству и из кавказских мусульман. Таким, например, является хан Нахичеванский, прославившийся необыкновенным мужеством при осаде Баязета турками в войну 1877-78 годов Как ни тяжело было осажденному отряду хана, мучившемуся от жажды и от голода, он ободрял его своим примером и не допускал мысли о сдач Баязета туркам, указывая на свою веру, как на особенное побуждение стоять за царя до последней капли крови.

Эти примеры лучше всего свидетельствуют о культурной связи между Россией и Кавказом и о благотворных результатах взаимодействия их. Можно с уверенностью сказать, что в будущем таких результатов будет еще больше, потому что образование на Кавказе делает большие шаги в своем распространении.

Печатается по изданию:

Ф. А. Смирнов. Краткая история Кавказа. СПб, 1901.
На горячей горе. Легенда

Под ликующим полуденным солнцем, в ленивой истоме раскинул свои крылья каменный орел. Внизу, в Цветнике, в зеленый шелк пальм и акаций льют волнующе страстную мелодию скрипки симфонического оркестра. Под каменными крыльями орла сидим мы со старым Беталом.

Перед нами, в хрустальном мареве, раскинулась, застывшая в вековом покое, белоснежная цепь Кавказского хребта; за нами – одетая в буйные травы и густолиственные леса – Машук. Немного дальше – раздвинул небо своими пятью скалистыми вершинами – Бештау.

Говорят, не всегда тут были горы, – слышу я рассказ Бетала. – В незапамятные времена здесь была везде равнина. Была безбрежная плодоносная степь. В этой степи, между Каспием и Черным морем, обитало могучее племя богатырей – нартов (Нарты – легендарные богатыри огромного роста и необъятной силы. Сказания о нартах сохранились почти у всех горских племен Кавказа). Посеребренный сединами, но с пламенным сердцем юноши, – старый Эльбрус был главой племени.

И был у Эльбруса сын, красавец-джигит Бештау. Со всем пылом первой страсти любил юный нарт темноглазую прекрасную девушку – Машук. А сердце Машук жарче солнца пылало любовью к Бештау.

И вот, между двумя пламенеющими сердцами встал старик Эльбрус. У него, старого неукротимого барса, у самого загорелось сердце поздней страстью к Машук. Ценой гибели сына, решил старый жениться на ней.

Послал он юношу на борьбу с соседними племенами, и в случае победы обещал ему в награду руку девушки. Надеялся Эльбрус, что погибнет сын его в битве с врагами.

Ушел Бештау в поход, а вероломный старик в его отсутствие насильно овладел девушкой и женился на ней.

Но не погиб юный нарт Бештау. Победив врагов, увенчанный боевой славой, вернулся он к отчему дому. И узнал все. Огнем великого гнева загорелось сердце. Жаждой кровавой мести закипела душа.

Восстал Бештау против отца. Все племя великанов-нартов раскололось на два лагеря. Вспыхнула великая битва. И в этой битве острая шашка сына нашла седую голову отца: разрубил Бештау своему вероломному отцу голову надвое.

Но собрал старик Эльбрус последние силы, схватил сына за пояс, разрубил его на пять частей и останки его швырнул далеко в степь.

Увидела Машук гибель своего любимого, бросилась к его бездыханному телу, но не добежала, обессиленная страшным горем. Перешагнув Подкумок, упала она с разорвавшимся сердцем, простирая руки к изрубленному, уже мертвому, Бештау.

Кровавая же битва молодежи и стариков продолжалась с удесятеренной силой. Земля дрожала и бурлило море от жестокой сечи великанов.

Такой ужасной резни не выдержала мать-природа. Могучие подземные удары потрясли землю: великое произошло тогда землетрясение. Окаменело богатырское племя. Там, где бились старики, от Каспия до Черного моря, встала снежная горная цепь, увенчанная седоглавым Эльбрусом, до сих пор сохранившим на голове след удара сыновней руки. Там же, где билась молодежь, на север от Эльбруса, образовалась цепь меньших, увенчанных зеленокудрыми лесами гор. Среди них – разрубленный на пять частей Бештау и упавшая ниц красавица Машук…

Пойдем, покажу я тебе сердце Машук, – молвил мой собеседник. И повел меня через обгрызенные веками камни Горячей горы, мимо весело взбежавших на скалистые склоны санаторий и дач курортного городка.

Мы пришли к Провалу. Тесным и мглистым проходом, под нависшей громадой горы, добрались до голубого подземного озера, целебные средства которого знали и знают миллионы людей.

– Вот, – молвил Бетал, – кровь сердца – Машук, разорвавшегося от любви и ужаса. Невинно погибла Машук. Я у невинно погибших кровь превращается в голубую, чистую воду. Неугасимо пламенна была любовь Машук, и даже у мертвой, окаменевшей, не остыла до сих пор кровь. Горячими ключами выбивается она у подножья горы. Кровью сердца своего исцеляет Машук людей, которые едут сюда и с востока и с запада, и с юга, и из полуночных снежных стран…

Когда возвращались мы с Провала, мимо заботливо одетых камнем бюветов, сберегающих многочисленные пятигорские источники, услышал я от Бетала древнее сказание об охотнике Машуко.

– Там, где раскинулась сейчас Горячеводская станица, – в древние времена стоял аул Кардана Гятежева. Стадо Кардана паслось на зеленых склонах Ма-шука.

И вот, видит однажды Кардан: недалеко от его стада, на выступе скалы, улыбаясь и протягивая рученьки к солнцу, лежит младенец. Сияющий и улыбчивый, как само солнце.

Подошел Кардан к розовощекому, голубоглазому ребенку и хотел взять его на руки. Но лишь только прикоснулся он к нему, опалил себе руки, усы и папаху. Горячее расплавленной меди было розовое крепкое тело дитяти. Ибо не от женщины родился он, а родила его сама мать – природа, оплодотворенная солнцем.

Храбр был Кардан, не растерялся. Обжигаясь, накинул он бурку на чудесного младенца, приподнял его. И оторванный человеческой рукой от материнского лона земли, утратил младенец свой солнцерожденный жар. Этот жар вошел в землю и оттуда забили горячие источники.

Назвал Гятежев найденного на скале ребенка – Машуко.

В семье Кардана, приемным сыном, стал расти Машуко. А когда ему исполнилось двенадцать лет, то был он уже сильным, ловким и удачливым охотником. В густых, зеленокудрых лесах горы Машук, кишевших зверьми и дичью, чувствовал себя юный охотник, как в своем царстве. Не знала промаха могучая рука. Не знал ошибок зоркий глаз. И никогда не изменяла удача стройному Машуко, рожденному от земли и солнца.

Лесные дебри щедро давали ему и звериные шкуры, и мясо. Серые скалы раскрывали перед ним свои недра, отдавая золото и драгоценные камни.

Приносил все это Машуко в аул. И с каждым днем все больше и больше богател аул Гятежева. Ожирели, как кабаны, обленились, как ишаки, и как шакалы, исполнились друг к другу завистью члены гятежевскаго рода. Однажды, когда на горе, в лесу, звенел тугой лук Машуко и носились молниями между деревьями меткие стрелы, – внизу, в ауле, вспыхнул братоубийственный раздор… Задыхаясь от зависти и злобы, делили между собой родичи богатства, баранту, золото, драгоценные камни.

Все разделили: даже бьющие из горы горячие источники, напоенные чудодейственным жаром солнцерожденного Машуко.

И когда спустился Машуко с горы, то увидел, как, брызжущие слюной бешеной злобы, кричали друг другу его названные, обогащенные им родичи:

– Это мое! Не подходи…

Задрожал от гнева охотник Машуко, крикнул захлебнувшемуся в жадности роду:

– Дары земли не для злобных шакалов! Дары земли не для завистливых гиен! Не сохранить вам чудодейственных источников, ибо вы отравляете их слюной бешеных псов. Ухожу от вас, оскверняющих землю и ее дары…

Повернулся Машуко, и не оглядываясь, зашагал к скалам и лесам гористых склонов.

Никогда не пришел больше Машуко к аулу Гятежева.

В непрерывных распрях зачах и захирел Гятежевский род. Растерял все свои богатства и ушел от целебных источников, ибо на смену ему пришли новые племена.

– Иные племена, – задумчиво повторил еще раз Бетал и замолчал.

У заботливо одетого каменным бюветом Горячего Нарзана толпились люди, пришедшие за целебной водой, со смехом и шутками, ожидая своей очереди.

– Иные племена! – крикнул я, поклонившись, своей землячке-ткачихе, приехавшей с далекого севера на пятигорские воды:

– Что такое? – спросила она, отпивая из стакана благоговейно, по глотку, горячую нарзанную влагу.

Иные племена, иные люди! Нет больше причин гневаться охотнику Машуко, рожденному от матери-земли, оплодотворенной солнцем.

Грузной каменной громадой раскинулась Пятигорская грязелечебница. Вереницей тянутся туда искалеченные, обессиленные люди, чтобы впитать в себя соки целебной тамбуканской грязи. Эту целительную, черную, маслянистую грязь непрерывно подвозят с берегов тихого озера Тамбукан.

На берегах Тамбукана было селение нартов, – сказал Бетал, когда мы, после утомительной дневной прогулки, отдыхали в предвечерний час у фонтана, перед грязелечебницей. – В такое же время, как сейчас, перед вечером, белогрудая, статная Сатанэй полоскала в озере белье. А на другом берегу поил свою баранту пастух, безумный от неразделенной страсти.

– Сатанэй. К тебе идет нафсы! – крикнул он.

И пастушьим нафсы – семенем был оплодотворен прибрежный камень. Из этого камня родился Сосруко, смуглый и железноглазый нарт. Воспринял его от каменного материнского лона кузнец, помогая необычным родам молотом и кузнечными клещами. А усыновила и вскормила его – Сатанэй.

Рожденный из камня, Сосруко имел силу трех горных обвалов и хитрость умнейшего из нартов. Неутомимым и лихим наездником был железноглазый Сосруко.

И вот, однажды, между Тамбуканом и Золотым Курганом, встретился Сосруко с Тонгремом – исполином из племени эмигенов, питавшихся человечьим мясом (одноглазые великаны – эмегены, наряду с нартами, фигурируют весьма часто в богатырском эпосе кавказских народов. Эмегены – кровные враги нартов.).

– Эй Сосруко, нарт безкостый и железноглазый. Берегись!.. – потряс своим ревом землю эмеген.

Не успел Сосруко приготовиться к бою, как раздвоенное копье Тонгрема сбросило его с коня… Падая, пробороздил своими локтями Сосруко глубокую лощину в земле.

Поднявшись, решил он не силой отомстить своему врагу, а хитростью, ибо хитрость почиталась у нартов такой же доблестью, как и храбрость.

– Длинное крепкое твое копье, эмеген, – сказал Сосруко, – а ум короче копья. Не знаешь ты мартовских игр и не сможешь играть в них.

И тогда по всей земле гремела слава о необычных играх веселых и лихих наездников – железноглазых нартов. Ум же эмегенов был короче шерсти стриженого барана.

– Научи, – взмолился эмеген.

Учись, скалоподобный! – Ответил Сосруко. – Нарты любят отталкивать лбом катящийся с горы камень так, что он летит вверх быстрее, чем летел вниз. И спустил Сосруко с вершины Золотого, Кургана огромнейший камень.

А Тонгрем, отразив его внизу своим лбом, засмеялся: – Хорошо. У меня от этой игры лоб перестал чесаться. Давай лучшую игру.

Нарты еще любят жевать стрелы, пущенные из меткого лука.

Открыл свой рог эмеген и зазвенели стрелы, спускаемые Сосруко с тугой тетивы.

Когда опустел колчан, выплюнул Тонгрем пережеванные стрелы и сказал:

– Хорошая игра. От нее зубы перестают болеть. Давай новую игру!..

Нарты любят еще глотать раскаленное железо. – И накалив до-красна глыбу железа, Сосруко дал ее проглотить эмегену.

– Приятна для желудка эта игра, – заметил великан, поглаживая свой живот.

Отчаялся было Сосруко победить Тонгрема своей хитростью, но железная глыба возбудила у эмегена жажду. Пошел он к озеру Тамбукан и наклонился к воде, чтобы напиться.

Тогда, взбешенный своей неудачей, с силой трех горных обвалов и трех разбушевавшихся рек, бросился Сосруко на великана и столкнул его в озеро.

В те времена под тихими голубыми водами Тамбукана было страшное дно, засасывавшее все живое. Цепко схватило оно Тангрема и не показался больше эмеген на поверхности.

Отомстил Сосруко, смуглый железноглазый нарт. Обмелел Тамбукан, вобравший в себя, подобное горе, тело великана, племя которого не знало никаких болезней. Растворенный в горько-соленых водах озера, эмеген-богатырь платит теперь людям за то, что при жизни ел человечье мясо. Останки его – на славу и здоровье живым…

– Пойдешь потом к Тамбуканскому озеру – покажут тебе и лощину, прорытую при падении с коня локтями Сосруко, и Золотой Курган, который по нашему, кабардинскому, зовется Тонгремом, – закончил Бехтал свой рассказ.

Печатается по изданию:

Л. Доброумов. Птица Симург. Пятигорск, 1928.
Море для державы. Черноморское побережье Кавказа
Чудесный берег Эвксинского Понта

О Черноморском побережье Кавказа было известно многим историкам древности. Древнегреческая мифология говорит о путешествии аргонавтов во главе с Ясоном за Золотым Руном в чудесную страну колхов – Колхиду, лежавшую в устье реки Фазис – Риони: «Вдали, подобно тучам, собравшимся на горизонте, засинели вершины Кавказа. Теперь уже недалеко было и до Колхиды. Быстро несется гонимый равномерными взмахами весел «Арго». Недалеко уже берег. Вот и устье Фазиса».

За много веков до Рождества Христова Колхида неоднократно упоминается в летописях и приданиях древних греков и римлян. Библия пишет о том, что родоначальник чанов-лазов, древнейшего населения Колхиды, – Тубам-Каин впервые добыл медь в Зачорохском крае, в Мургульском ущелье. При археологических раскопках там были найдены бронзовые рабочие и боевые топоры. Лазика – родина горного дела древности.

О Колхиде писал Эсхил в «Освобождении Прометея». До ее границ доходили армии Александра Македонского. Древние греки колонизировали почти все Черноморское побережье Кавказа. По греческим преданиям родом из Батума происходил знаменитый оратор Демосфен. До границ Колхиды простиралась Римская империя. Византийские автора писали, что Колхида располагалась на реке Боса, берущей начало в Армении и при вступлении в пределы Иберии, получившей название Фазиса.

В 65 году до н. э. во время Митридатовых воин римский стратег Помпей Великий разорил Лазику и увел население в плен. В триумфе Помпея в Риме за его колесницей в числе других знатных пленников шли и цари лазов или колхов.

Колхида стояла на перекрестке военных действий, которые вели персы, римляне, византийцы.

Первыми провозвестниками христианства на Черноморском побережье Кавказа были апостолы Симон и Андрей Первозванный.

По преданию Симон Канонит, он же Зилот, после мученической кончины был погребен на месте, где ныне находится Ново-Афонский Монастырь.

Юстиниан I в древнем Питиусе, в резиденции католикоса абхазско-имеретинской епархии, воздвиг великолепный храм, подобный константинопольской Святой Софии. На всем Черноморском побережье Кавказа строятся церкви и монастыри, развалины этих построек V–VI века сохранились и поныне.

Во времена Византийской Империи Лазика и Абхазское царство терпели многочисленные опустошительные нашествия арабов в VI, VII веках, хазаров и скифов в VIII, IX, X веках.

За правителя Лазики Иоанна в 1281 году византийский император Михаил Палеолог выдал замуж дочь Валериану. До XV столетия Черноморское побережье Кавказа было густонаселенной территорией с высокой культурой. В красивейшие бухты заходили корабли из многих стран, с XIV века генуэзцы стали частыми гостями кавказских берегом. Черноморское побережье лежало на пути из Европы в Азию, в Персию и Индию, было важнейшим пунктов мировой торговли. Расцвел порт Диоскурия-Сухуми, где скапливались товары из Абхазии, Мингрелии, со всего Северного Кавказа, С Кубани. На побережье сохранились остатки караванных дорог, выложенных громадными каменными плитами, полуциркульных каменных мостов греческой и генуэзской работы.

В XV веке Черноморское побережье было покорено Турцией. Исследовавший эти земли Ф. Доброхотов писал в 1916 году: «С турецким владычеством постепенно ислам стал заменять христианство, колонии и монастыри начали приходить в упадок, в запустение и разрушаться, торговля надолго заглохла и спустя столетие от прежней культуры края остались одни развалины». Прошли еще столетия, прежде чем возникла и более или менее окрепла новая культура, носителями которой явились местные горские племена, принявшие мусульманство. Постепенно в крае получила широкое применение интенсивная садовая культура, возникли новые или были восстановлены старые прибрежные города, и зародилась торговля, впрочем, не достигшая большего развития.

Торговые отношения горцев с Московским царством начались в конце XV века. После женитьбы Ивана Грозного на кабардинской княжне в списке бояр были занесены некоторые кавказские горцы. Свадьба Ивана Грозного на кавказской княжне была на первым браком русских и горцев. В 1153 году киевский князь Изяслав II женился на дочери абхазского царя.

Ф. Доброхотов писал:

«Природные богатства Кавказа, по мере ознакомления с ними, все сильнее стали привлекать к себе русских, многие из которых отправлялись на Северный Кавказ сначала с завоевательными целями, а затем и с желанием найти себе оседлость. На этой почве с давних пор возникает целый ряд столкновений русских с горцами. В связи с общим тогда стремлением русской внешней политики к прочному утверждению на берегах Азовского и Черного морей, столкновения с горцами с каждым годом все учащаются и к концу XVIII века выливаются в открытую, продолжительную и ожесточенную войну, закончившуюся победой России над непокорными горцами. Эта война то потухавшая, то вновь возгоравшаяся, продолжалась 60 лет».

После занятия российскими войсками степей Кавказского Предгорья, на берегах реки Кубани расселили запорожских казаков, переименованных в черноморцев. Задачей казачьего войска была постоянная борьба с горцами, считавшимися передовыми отрядами Турции. Шло постепенное продвижение русских к Черному морю, к завоеванию кавказского побережья. Крым был занят намного раньше, в 1783 году.

На Черноморском побережье Кавказа стояли турецкие крепости Анапа, Суджук-Кале, будущий Новороссийск, Сухум-Кале, Редут-Кале, Поти. Анапа была турецким центром для всех горцев Северного Кавказа, важнейшим торговым пунктом всего региона, в частности центром работорговли.

Анапскую крепость построили французские инженеры и борьба за ее овладение велась русскими со временем Екатерины II. Крепость дважды переходила из рук в руки. В 1828 году русские Анапу взяли по Андрианапольскому мирному договору 1829 года Черноморское побережье Кавказа было присоединено с Российской империи.

Турки продолжали посылать на Кавказ своих эмиссаров, оружие, снаряжение продовольствие. В 1833–1839 годах на кавказском побережье построили Черноморскую береговую линию с крепостями, редутами, пикетами – от Анапы до Геленджика, и южнее: Цемесское, Михайловское, Кабардинское, Геленджикское, Троицкое, Тенгинское на реке Шапсуго, Вельяминовское на реке Туапсе, Лазаревское, Головинское укрепления. Ф. Доброхотов писал: «Эти укрепления – поселки дорого стоили русским: кубанцы гибли как от непрестанных нападений горцев, так и от неприспособленности с местным условиям жизни. Поселки были устроены в нездоровых областях, губительные лихорадки выводили из строя сотни и тысячи людей; гарнизоны по целым месяцам были отрезаны от всего мира; часто не хватало провизии, провоз зимой морем был невозможен и от недостатка припасов жители укреплений болели цингой. Горцы много раз пытались прорвать кордон и иногда овладевали тем или иным укреплением. Особенно яростные нападения они произвели в 1840 году, когда был взят ими ряд укреплений (Михайловское, Вельяминовское, Абинское) причем погибло несколько гарнизонов. В 1838 году снаряжаются экспедиции для оккупации береговых пунктов на юге Побережья. В числе других был занят Сочинский мыс, где выстроено Навагинское укрепление. При высадке десанта погибла часть Навагинского полка, благодаря тому, что разыгравшийся шторм принудил прекратить дальнейшую высадку, и высадившиеся 300 человек, оставленные на произвол судьбы, были перебиты горцами. В 1840 году Навагинское укрепление подверглось жесточайшей осаде со стороны убыхов, но гарнизоны отстояли крепость».

Во время Крымской войны из-за блокады англо-французским флотом вся Черноморская береговая линия была оставлена российскими войсками, все укрепления взорваны. После Крымской войны освоение побережья было начато с начала. Теперь это происходило с большими трудностями и только после пленения Шамиля и ликвидации его имамата пошло более успешно.

Последняя кампания на Черноморском побережье Кавказа закончилась в 1864 году. У реки Годлик горцы в количестве 5000 человек были разбиты. Предводители горцев собрались на совет в долине реки Сочи у скальных «Первых ворот», священным деревом белолистки. К русским послали парламентеров с согласием на сдачу оружия и присягу на подданство России, с условием оставления горцев в их аулах. Предложение отклонили и борьба продолжалась до мая 1864 года. 21 мая Кавказский наместник великий князь Михаил Николаевич провозгласил в Красной Поляне окончательное покорение горцев, которых стали депортировать за Кубань.

Ф. Доброхотов писал:

«Край, достаточно населенный и имевший приспособленную к местным условиям культуру, сразу обезлюдел. Когда-то по всем склонам гор лепились домики горцев, окруженные прекрасными садами и полями кукурузы. После ухода горцев стало безлюдно и пустынно. Поля заросли лесом, а сады одичали.

Тысячи разоренных семейств покинули родные горы и направились к морю, терпя лишения от голода и холода, умирая от болезней. На поджидавших их турецких кочермах горцы отплывали в Малую Азию, надеясь найти там приют и новое счастье, но встретили лишь бедствия, нищету и массовую смерть.

Так закончилась долголетняя героическая борьба сынов гордого Кавказа с пришельцами сурового севера».

Заселение Черноморского побережья Кавказа поначалу проходило трудно. Туда ссылали с Кубани провинившихся, в так называемый Гапсугский батальон, просуществовавший до 1871 года. До 1888 года на побережье в 60 поселениях жило 10000 человек. На Кавказский берег посылали армян, греков, немцев, чехов, эстонцев. Начались земельные спекуляции, не содействовавшие заселению края.

Колонизация Черноморского побережья Кавказа началась в середине 90-х годов XIX века. Тогда же стали привлекать к себе внимание лечебные местности побережья, быстро застраивавшиеся и превращавшиеся в города.

И.Н. Захарьин писал в 1902 году о Черноморском побережье Кавказа, называя его Русской Ривьерой:

«Море, горы, солнце – много солнца – чрезвычайное обилие лесной растительности, девственная свежесть и чистота почвы, почти не тронутой человеком – вот те условия, которые в редком, небывалом сочетании влияют на воздух побережья, идеально чистый и сильный. Наблюдается поразительная мягкость климата зимою, благодаря географической широте места защищенного с востока и севера; летом – благодаря близкому соседству моря, гор и лесов. Затем край имеет в изобилии все необходимое для питания самого разнообразного, вкусного и здорового. Наконец, в нем морские купания продолжаются до ноября.

Скажите, где еще наблюдается подобное сочетание условий редких, исключительных и в столь совершенной степени! А дивная красота местностей, единственная и несравнимая! Разве ее не следует присоединить к числу врачебных и даже сильно действующих средств? Сколько раз мне приводилось слышать от посетителей Крыма, что он вылечил их не своим виноградом, не купаньями, а прежде всего красотою, которая с одной стороны благотворно и возвышающее влияла на душу, утомленную сутолокою будничной жизни, а с другой – заставляла больных целые дни проводить на воздухе, ходить, карабкаться, ездить верхом, любоваться восходами и закатами солнца, делить восторги с другими и даже сочувствовать этим другим, бескорыстно любить их, от чего мы все так отвыкли и что, однако, так целительно влияет на нервы. Но если подобное воздействие на человек способен производить Крым, что же сказать о Кавказском побережье, этой поистине величавой, фантастической мечте, вылившейся в реальные формы?»

И. Н. Захарьин. Кавказ и его герои. СПб, 1902.

Черноморское побережье Кавказа – один из самых популярных курортных регионов; состоит из городов-курортов Анапы, Геленджика, Сочи, портов Новороссийска и Туапсе; Тянется от Анапы до Адлера на 400 километров. Климат курортов субтропический, средиземноморского типа. Благоприятные климатические, природные условия, великолепные галечные и песчаные пляжи привлекают на побережье многочисленных отдыхающих. Купальный сезон длится почти 5 месяцев, температура морской воды летом 20–26 °C.

Справочник-путеводитель «Черноморское побережье Кавказа», выпущенный Обществом изучения Черноморского побережья в 1916 году в Петрограде, писал о чудесном береге Эвксинского Понта:
Географические особенности края
I.

Географическое положение, Черноморское Побережье Кавказа представляет собою узкую береговую полосу, расположенную под 45–43° северной широты и 55–54° восточной долготы, в направлении с северо-запада на юго-восток, протяжением от Анапы до Батума свыше 650 верст.

Северо-западная часть Побережья, от Анапы до Туапсе, лежит на одной параллели с Ялтой; юго-восточная – находится южнее Французской Ривьеры, на широте Барселоны и Рима и лишь немногим севернее Неаполя.

Географические границы Черноморского Побережья составляют: с запада – Черное море, с севера и востока – Кавказский горный хребет и его отроги, а с юга – Турецкий Понтийский хребет за р. Чорохом.

Ширина Побережья, в зависимости от приближенности Кавказского горного хребта, колеблется от 4 в. (около Новороссийска) до 150 в., в среднем 25–50 верст.

Кавказский хребет начинается в 16 верстах к юго-востоку от Анапы, на левом берегу реки Сукко и достигает здесь 1043 футов над уровнем моря. По мере протяжения на юго-восток Кавказский хребет все повышается и все дальше отступает от моря.

Высота гор около Абрау 1500 футов между Новороссийском и Геленджиком – 2000 футов, от Геленджика до Джубги – 3000 футов и далее на юго-восток от Туапсе горы достигают, переходя линию вечных льдов, высоты 6–7 тыс. футов и выше. В Сочинском и Сухумском округах между морем и горным хребтом имеются второстепенные, довольно высокие горные цепи.

Образование Кавказского Побережья относится к палеозойской эре, к концу мелового и к третичному периодам. Главные формации, относящиеся к юрской меловой и третичной эпохам третьего и четвертого периодов, были подняты и разорваны горообразовательными процессами.

Береговая полоса покрыта многочисленными горными отрогами, постепенно понижающимися к морю, и разделенными узкими речными долинами. Все низменности Побережья, как Адлер, Пицунда, Сухум, Очемчиры, Поти, Батум и др., – являются результатом многовековой работы быстрых горных рек, наносивших к своим устьям широкие отмели из размытых горных пород.

Главнейшая из многочисленных рек, протекающих по Побережью: Пшада, Туапсе, Псезуане, Сочи, Шахе, Мзымта, Псоу, Бзыб, Ингур, Кодор, Рион, Чорох.

Озер на Побережье, благодаря его покатости к морю, насчитывается немного. Самое большое озеро – Палеостом – находится к югу от устья Риона, имеет в окружности до 30 верст. Далее значительная – озера Рица и Кардывач, в Пицунде – Инкит, около которого замечательные сосновые рощи. Близ Новороссийска находится озеро Абрау, до 3 в. длиною. Затем, в нагорной полосе существует ряд более мелких озер.

В возвышенной части Побережья встречаются широкие котловины, так называемые «поляны», замечательный по красоте местоположения и отличающиеся превосходным климатом, как Красная Поляна (Романовск), Аибгинская по р. Псоу, поляна в ущелье р. Мзымты возле гор Ачишхо, Медовьевская и т. д.
II.

Черноморское Побережье но климату распадается на две части: северо-западную до реки Аше – более холодную и сухую, и юго-восточную – более теплую и влажную. Резкой границы между этими частями нет, переход происходит постепенно.

Северо-западная часть Побережья, слабо защищенная с севера горным хребтом, находится в климатическом отношении под влиянием норд-оста – сухого, в зимнее время холодного северо-восточного ветра из-за гор, норд-ост (бора) дует довольно часто во все времена года, но весьма значительной силы он достигает лишь в холодный сезон, преимущественно в начале зимы и иногда весной. При этом он свирепствует с наибольшей силой и иногда производит опустошения в районе Новороссийской бухты, по мере же удаления от нее на юго-восток он постепенно ослабевает, а южнее р. Аше характер ветров, дующих из-за гор, совершенно меняется.

В юго-восточной части Побережья ветры из-за гор, являются в зимнее время теплыми и весьма сухими, в особенности у подножия гор, например в Гаграх, где температура при таких ветрах в декабре, январе и феврале иногда поднимается до + 25 °C и даже выше. Тогда как при ветрах с моря зимой на всем Побережье от Новороссийска до Батума температура бывает почти одинаковая, при ветрах из-за гор в Новороссийске бывает значительно холоднее чем в юго-восточной части Побережья.

Отрицательные стороны норд-оста в северо-западной части Побережья проявляются почти исключительно в холодный сезон, в остальное же время перевешивает его большое значение как отличного дезинфектора. Он быстро просушивает почву, проветривает леса и вентилирует, застойный воздух в низких и густых зарослях.

По средней годовой температуре юго-восточная часть Черноморского Побережья приближается к климату Побережья Средиземного моря, отличаясь от него несколько более холодной зимой.

На Черноморском Побережье по средней годовой температуре первое место занимают Гагры с такой же теплой зимой, как и Батум с его окрестностями.

В Гаграх средняя температура выше чем в Сочи и Сухуми не только в холодный сезон, но и летом, причем в тоже время в Гаграх воздух бывает несколько менее насыщен водяным паром, чем к северу и к югу от них.

Средние температуры августа (по новому стилю) на Побережье (23–24,5 °C) вообще весьма мало отличаются от средних температур июля (23–24°), тогда как средние температуры июня градуса на 3 ниже июльских; с другой же стороны средние температуры за каждый из месяцев июнь, июль и август мало разнятся на всем Побережье.

Напротив, в декабре, январе и феврале разница между средними температурами для северо-западной и юго-восточной частей Побережья довольно значительна, она достигает 5–6 °C.

Период морозов даже в северо-западной части Побережья непродолжителен, в юго-восточной же части случаются зимы без мороза, в особенности в Гаграх, Батуме и Сочи.

В Батуме ни разу не наблюдали температуры ниже -8 °C, в Сухуме ниже -14 °C, в Сочи ниже -16 °C, в Новороссийске ниже -27 °C.

Суточные колебания температуры на Побережье, в особенности в юго-восточной его части, незначительны, меньше чем в Крыму и на Французской Ривьере. Морские бризы умеряют летнюю жару.

Влажность воздуха и количество осадков возрастают по направлению с северо-запада на юго-восток, достигая максимума в Батуме и его окрестностях, где выпадает около 2500 миллиметров осадков. Ни в других местностях России, ни по берегам Средиземного моря нигде не выпадает столько осадков. В Европе лишь в нескольких пунктах осадков выпадает больше указанного количества. На северо-западе Черноморского Побережья, в Анапе, годовое количество осадков около 425 мм.

Количество осадков возрастает не только с северо-запада на юго-восток, но и по склонам гор до некоторой высоты (около 2000 метров над уровнем океана).

Дожди выпадают нередко очень обильные, напоминающее тропические ливни, а после них сразу наступает ясная солнечная погода.

В среднем за год наименьшая облачность наблюдается в районе от Туапсе до Сочи (около 50 %); она увеличивается как к северо-западу, так и к юго-востоку отсюда, но в Анапе она меньше чем в Новороссийске и Туапсе. Подобное же соотношение наблюдается и в отдельные месяцы, причем однако в летние месяцы разница незначительна от Анапы до Сухума и почти вдвое больше облачность в Поти (в июле в Туапсе и Сочи 33 %, в Поти 62 %).

В соответствии с облачностью в зимние месяцы почти одинаково мало бывает солнечных часов по всему Побережью; летом в Туапсе и Сочи значительно больше солнечных часов, чем в Батуме и больше чем в Сухуме.

Особенно выделяются по числу солнечных часов на большей части Побережья август месяц нов. стиля (Туапсе 84 %, Сочи 79 %, Сухум 80 %) и вообще вторая половина лета; осенью солнце светит значительно больше чем весной.

Соответственно с температурой воздуха, на Побережье не наблюдается значительных и быстрых колебаний температуры морской воды, как это бывает в Крыму и в окрестностях Одессы. Вообще купальный сезон здесь устойчивее и продолжительнее, захватывает почти весь ноябрь месяц, начинаясь в некоторых местах с апреля.

В общем Черноморское Побережье по климату следует отнести к теплым приморским местностям, как Французская Ривьера, восточный берег Адриатического моря, юго-восточный Китай и др. Средняя и южная части Побережья должны быть отнесены к субтропическим местностям, в которых сохранились, благодаря не слишком жаркому лету и теплой зиме, представители растительности третичной эпохи.

Южная часть Кавказского Побережья имеет все данные для возникновения здесь хороших зимних климатических станций, главным образом для туберкулезных. Зима этой части побережья теплая и мягкая; осень и весна прекрасны.

Средина Черноморского Побережья Кавказа – от Туапсе до Гагр, – не имея такой теплой зимы, как в Сухуме и Батуме, обладает, однако, дивной осенью и потому считается пригодной для осенних и осенне-зимних лечебниц. В летние же месяцы климат северного Черноморского побережья лучше южного, и здесь – место для прекрасных летних климатических станций.

Столь благоприятные климатические данные, в сочетании с могучей природой южного моря, девственных лесов и причудливо раскинувшихся гор, создают из Черноморского Побережья Кавказа один из самых привлекательных уголков России и во многом поспорят с заграницей. Несомненно, в короне России – это прекраснейшая жемчужина и одна из самых драгоценных, так как этот край не имеет себе равного по роскоши природы и теплому влажному климату.

Еще с древних времен роскошный «золотой» берег Кавказа, омываемый теплой лазурной волной, раскинувшийся под горячим южным солнцем, привлекал к себе восхищенные взоры народов, а в настоящее время на этот благодатный берег «пламенной Колхиды», по выражение поэта, стремятся многие и многие, чтобы найти отдых, успокоение или исцеление, или прикоснуться к торжественной, вечно радостной, вечно зеленой природе.
III.

В ботаническом отношении Черноморское Побережье Кавказа представляет одну из замечательных областей нашего отечества по богатству и разнообразию растительности, что обусловливается климатическою особенностью, условиями рельефа и почвенного покрова. По естественному своему характеру эта часть Кавказа может быть отнесена к двум ботаническим областям: к так называемой Крымско-Новороссийской и Понтической.

Действительно, северная часть Побережья представляет вообще по своей природе много сходства с флорой горной лесной части Крыма.

Полуостров Абрау, лежаний у северной окраины Черноморской губернии, представляете начало тёх обширных лесов, которыми одето наше Черноморское Побережье до своего крайнего юга, лесов, поражающих яркостью своей листвы и разнообразием тонов зелени.

Леса между Абрау-Дюрсо (знаменитым удельным имением, славящимся своими виноградниками и выделкой шампанского) и Новороссийском одевают яркой каймой зелени все склоны гор. В долинах раскинулись возделанные поля, виноградники, а выше лесов, на вершинах гор – пышная степная растительность крымского типа.

Окрестности Новороссийска, кажущиеся на первый взгляд столь бедными растительностью, в сущности замечательны разнообразием растений и древесных пород, родственных флор Крыма. Особенно обращают внимание в этом районе леса древовидных можжевельников, которыми покрыты склоны гор, обращенных на юго-запад. Большое количество ярких крымских горных трав одевают склоны высоких хребтов (до 500 саж. высотой), тянущихся от Новороссийска к Геленджику в некотором расстоянии от моря.

Ближе к морю, уже к западу Кабардинки, горные склоны, обращенные к морю, одеты лесом из приморской сосны, весьма близкой той сосне, которая встречается на Французской Ривьере и в Италии и всюду на берегах Средиземного моря. Если мы удалимся от моря по направлению к горам, ограничивающим с востока Черноморское Побережье, то увидим, что вся местность покрыта лиственными лесами, местами сильно истребленными человеком; тут весьма обычный пушистый дуб, ясень, грабовник, скумпия и держи-дерево. В тенистых долинах и оврагах встречаются еще граб, липа, ольха, кизил, клен, дикий жасмин и множество вьющихся трав вроде хмеля, ломоноса, смилекса, переплоки и вьюнков, заплетающих деревья и образующих трудно проходимые дебри. Склоны гор одеты бедным черноземом, который на ровных местах образует небольшие степные участки. Местами на той степи встречаются (как например, у Геленджикской бухты) небольшие дубовые или ясеневые дубравы; иногда местность сплошь покрыта зарослями держи-дерева, дикого жасмина и бирючины.

Из числа ценных пород встречается здесь дико-грецкий орех, часто разводимый в местных садах; одно из замечательных по размерам деревьев ореха, имеющее возраст в несколько сот лет, растет в саду лечебницы Сине-море, что у Фальшивого Геленджика.

У Джанхота чудные сосновые боры от моря уходят вглубь гор. Южнее к ним примешивается крымская горная сосна, очень распространенная в горах около Архипо-Осиповки и немного южнее до Джубги. Это служит также одним из доказательств сродства этой флоры с флорой Крыма.

Ближе к водоразделу между Кубанской областью и Черноморским побережьем встречается наша северная сосна. Вдоль этого водораздела во многих местах вершины гор безлесны и покрыты богатыми степными пастбищами. Местами здесь травы достигают пояса человека. В области этих вершин появляется бук, который, постепенно спускаясь с гор, примешивается к широколиственному лесу и уже южнее Джубги около Ново-Михайловского спускается вниз в береговые леса.

В этом районе проходит граница между Новороссийско-Крымской флорой и Понтической. Отсюда появляется в лесах уже клен-явор, каштан, а в береговых ущельях – фиговое дерево.

Мощные буковые и каштановые леса встречаются в истоках реки Псебе, Небуга и Агой. Местное население Туапсинского района имеет доходный промысел сбора каштана осенью, а летом дикой черешни – одной из красивейших древесных пород широколиственного леса.

В районе Туапсе в горах появляется нордманова пихта и кавказская ель, образующие мощные леса в вершинах гор, на высоте 4000 футов. К долине Псезуапсе пихты достигают иногда двух-аршинного диаметра при соответствующей высоте. В тени лесов обитают вечнозеленые плющи и некоторые другие не сбрасывающие листья травы и кустарники.

В береговой полосе Сочинского района встречается вечнозеленый лавр, местами образующий значительные заросли и немного южнее становится обычной другая вечнозеленая порода – самшит (кавказская пальма), одна из весьма ценных древесных пород, ныне сильно истребленная хищнической вырубкой.

Реки сочинского района Мзымта и Псоу берут начало в альпийской области гор на высотах около 8 тыс. футов, среди богатейших альпийских лугов. Если проехать от Побережья 56 верст по шоссе (из Адлера), легко попасть в область гор, одетых такими лугами. Уже около местечка Красной Поляны (Романовск) горы Ачишхо и Аибга в вершинах своих покрыты пышной альпийской флорой, замечательной по яркости цветов и изобилию крупных растений. Эти альпийские луга располагаются выше полосы хвойного леса из пихты и ели на высоте около 8000 футов. На лугах встречаются заросли рябины, горной смородины и рододендрона.

Такая же растительность господствует и на горах около истоков Мзымты и на вершинах гор в бассейне р. Бзыби, где замечательные хвойные леса окружают горные озера Большая и Малая Рица.

Флора Побережья от Гагр до Сухума принадлежит к типичной флоре Колхиды. Тут сохранилось множество растений травянистых и кустарных, весьма древнего типа, сохранившихся со времени третичной эпохи. Обилие известковых почв создает условия для существования в этой части Побережья совершенно другой растительности. Тут можно встретить ряд растений, ближайшие родичи которых встречаются в Индии, субтропическом Китае и Японии. Батумское побережье, обильное влагой, представляет наиболее теплую область Российской Империи.

В то время, когда на севере Побережья бывают в некоторые годы снега, иногда значительные морозы, вся средняя и южная часть Побережья является областью вечнозеленых пород. В Батуме зимой масса всевозможных цветов, розы на Сочинском, Сухумском и Батумском побережьях цветут круглый год.

Все Побережье разделяется на ряд сельскохозяйственных районов. Северная часть Побережья область культуры винограда, миндаля, туапсинский район область культуры абрикосов, груш, яблок и сочинский – слив, весь район от Гагр на юг область культуры мандарина, апельсина и отчасти лимона и хурмы. Тут превосходно растут крупные пальмы, магнолии, эвкалипты и многие другие растения субтропической флоры. В районе Сухума особенно хороши мандарины, а в Батумской области замечательны чайные плантации, мандарин, апельсин, лимон и древовидных бамбуков, достигающих огромных размеров.

Культуры полезных растений Черноморского Побережья имеют блестящее будущее; виноградники Новороссийского района дадут нам превосходные вина, средний район – богатые урожаи фруктов, а южный район с его культурами померанцевых растений, обогатит нас превосходными сортами табака, чая и тропических фруктов. Трудно даже сказать, насколько велики здесь перспективы на будущее, в смысле возможности введения в этом крае полезных растений из всех стран света, за исключением растений чисто тропических.
IV.

Животный мир Побережья до настоящего времени мало изучен.

Из млекопитающих, которых в списке К. А. Сатунина отмечено 64 вида, встречаются медведи, олени, кабаны, куницы, лисицы, шакалы, пены, дитя кошки, зайцы, белки, ежи, мыши и проч., а из морских – три вида дельфинов, которых турки поздней осенью бьют из ружей для вытапливания жира. Чрезвычайно редко сюда заходит случайно с северного склона Кавказского хребта зубры, но видеть их здесь удается лишь немногим счастливцам.

Пернатое население Побережья составляют около 300 видов птиц. Из крупных хищных птиц здесь водятся несколько видов орлов, большое количество ястребов, приносящих большой вред занимающимся птицеводством, филины, совы и проч. Из певчих: кавказский соловей, дрозд, щегол, жаворонок и др. Из птиц, интересующих, охотников: гуси, утки, вальдшнепы, бекасы, перепела, которые в северной части Побережья (Анапа, Геленджик) и на Пицундском мысу скопляются иногда в колоссальном количестве, горный индейки. Раньше в значительном количестве встречались фазаны, особенно в северной части Побережья (Анапа-Джубга), но они были истреблены охотниками и в настоящее время встречаются как редкость, главным образом в долине реки Риона. Затем на Побережье встречаются ласточки, воробьи, вороны, удоды, щуры, кукушки, пеликаны, гагара; из водяных – чайки, мартышки, бакланы и проч.

Рыбы Черноморского Побережья заслуживают особенного внимания и особенной заботы, так как с развитием Побережья в лечебном отношении рыбные богатства края будут иметь важное значение в вопросе питания как местного населения, так приезжих больных и туристов. К сожалению, в настоящее время рыболовство на Побережье не регулируется, лов производится беспорядочно и потребление рыбы идет очень быстро; многие виды рыбы исчезают на наших глазах. Из пресноводных рыб на Побережье имеются: форель, чрезвычайно вкусная и дорогая рыба, карась, сазан и др.; из водящихся в устьях рек: осетр, севрюга, белуга; из морских особенно замечательны, имеющие промышленное значение: кефаль, барабулька, камбала, бычки, сельдь и другие. Около Гудаут производится ловля устриц, отличающихся хорошим вкусом и величиной. При некотором заботливом отношении устричный промысел мог бы развиться, и устриц можно было бы поставить в большом количестве на рынки Петрограда, Москвы и других больших городов.

Из пресмыкающихся встречаются два вида черепах (речная и сухопутная), свыше десяти видов ящериц, из которых некоторые отличаются чудной окраской (Lacerta viridis Laur.), и свыше 10 видов змей, большею частью, к счастью, не ядовитых. Земноводных до 10 видов – лягушки, жабы, тритоны.

Насекомые Побережья оставались совсем неизученными и лишь в самое последнее время появились работы, которые дают возможность характеризовать фауну по некоторым отрядам насекомых. Ядовитых насекомых на Побережье встречается не много – в северной части приезжие боятся сколопендр, на юге скорпионов, но первые не так вредны, как имеют неприятный вид, укусы же скорпионов Побережья не особенно опасны и случаются редко. Гораздо большее значение имеют комары onofeles, которые являются носителями малярии, прививаемой людям посредством укусов. Многие насекомые Черноморского Побережья встречаются только здесь особенно много эндемичных видов среди жужелиц.

Моллюски Побережья представляют одну из самых интересных частей палеарктической фауны, так как изобилуют красивыми и интересными видами, при чем 5/6 их эндемичны. Это настоящее царство наземных моллюсков, особенно же слизней. До настоящего времени известно до 180 видов моллюсков (каталог Сатунина), но, несомненно, их гораздо больше.
V.

Ископаемые богатства Черноморского Побережья мало исследованы, но, по-видимому, представляют неисчерпаемые богатства. В настоящее время известны залежи цемента (в окрестностях Новороссийска, Геленджика и Туапсе). Каменный уголь встречается в большом количестве и прекрасного качества на юге Побережья, начиная от Гагр. Особенно же богаты месторождения тквибульские, ткварчельские и в котловине горы Дзышра-Абаху, медных руд в виде колчедана, иногда куприта, красной медной руды и серного колчедана имеется много в Батумской области. По анализам руды эти заключают в себе от 8 до 20 % меди и до пяти граммов золота на тонну руды. Затем имеются месторождения серебросвинцовых и цинковых руд. Особенным богатством отличаются месторождения горы Дзышры-Абаху, принадлежащий П. А. Синельникову. Колоссальной мощности пласты отличаются большим процентом, содержащегося в породе металла: свинец от 75 до 89 % и цинк от 75 до 89 %, гемотид 91,1 %. Далее следуют железо, сера, мрамор, графит и другие менее ценные минералы.

На Побережье имеется громадное количество минеральных источников, частью исследованных, а в значительной части еще ждущих своего исследователя. Более известны источники серных вод в долинах реки Мацесты и Агуры, к югу от Сочи, по течении р. Мзымты, около Батума и в Сухумском, округе, углекислые, а также, железистые – на Красной Поляне, соляный – близ Михайловского перевала в 20 в. от Геленджика. Близ Анапы в Семигорье имеется семь выдающихся йодисто-щелочных источников, являющихся единственными по чистоте минерализации, щелочности и количеству йода.
История

Черноморское Побережье Кавказа было известно историкам-летописцам в глубокой древности. Так еще в мифологии говорится о путешествии аргонавтов с Язоном во главе в Колхиду в поисках за Золотым Руном.

Чудесная страна колхов, согласно этому мифу, лежала при устье р. Фазиса (Рион).

Сношения исторических народов с Черноморским Побережьем Кавказа существовали задолго до христианской эры. Еще до путешествия аргонавтов и похищении Язоном Золотого Руна и Медеи, а также ранее времен Ассирийской империи и Семирамиды, египетский царь Сезострис покорил страну колхов и оставил в ней на жительство часть своего войска, потомки которого и составляли в дальнейшем население Колхиды и назывались лазами.

За несколько веков до Р. X. страна Колхов или Лазов неоднократно упоминается в преданиях и летописях, главным образом, у греков и римлян. В Библи повествуется о том, что родоначальник чанов (лазов) Тубам – Каин впервые добыл медь в Мургульском ущелье (Зачорохский край). Действительно, в Мургульском ущелье были найдены бронзовые рабочие и боевые топоры. Таким образом Лазика явилась колыбелью горно-заводской деятельности древности.

Колхида упоминается, как известно, в самом начале Эсхиловского «Освобожденного Прометея». К границам колхиды подходили войска Александра Македонского. Одна из городских общин древней Греции – Милет, выделившая из своего состава до 300 общин и колонизовавшая почти все берега Черного моря, имела многочисленные колонии и на Кавказском Побережье. Город Бата (Батум) был известен древним грекам и, по преданию, из Батума происходил, родом знаменитый оратор Демосфен.

С образованием Римской империи граница ее простиралась до Лазики или Колхиды, которая, по описание византийских авторов, была расположена на р. Боас, берущей свое начало в Армении и при вступлении в пределы Иберии, принимающей название Фазиса и под этим названием втекающей в правый угол Понта Эвксинского.

Во время Митридатских войн, в 65 г. до Р. X., Помпей Великий вторгся в Лазику, разорил страну и увел население в плен. В 59 г. при возвращении в Рим Помпея Великого за его триумфальной колесницей, вместе с Фарнаком, сыном Митридата, Аристовулом, царем иудейским, и 20 иберскими князьями, шли также и цари лазов или колхов.

В дальнейшем судьба Колхиды тесно связана со всеми перипетиями ожесточенной борьбы между персами и римлянами а впоследствии византийцами. Неоднократно страна становится ареной губительнейших войн и подпадает под жестокое иго то персов, то римлян, а затем византийцев. При Юстиниане I, императоре византийском для борьбы с персами в углу Понта Эвксинского основывается город и крепость Петра. Город Петра подвергается жестоким осадам, долго переходит из рук в руки и, наконец, разрушается противниками до основания.

К этому же времени относится прочное утверждение христианства на Побережье. По преданию, первыми провозвестниками христианства на Черноморском Побережье Кавказа были апостолы Андрей Первозванный и Симон Каннонит, он же Зилот, погребенный после, мученической кончины в пещере, на берегу р. Псырть-цхи (где Ново-Афонский монастырь).

По прошествии двух столетий, когда христианство становится на Побережье господствующей религией, Юстинианом I был воздвигнут в резиденции католикоса абхазско-имеретинской епархии в Пицунде, древнем Питиусе, великолепный храм, подобный св. Софии в Византии. В это время все Побережье покрывается множеством церквей и монастырей, развалины которых во многих местах, сохранились доныне. В 959 г. в городе Фазис (устье Риона) проживал самостоятельный митрополит Лазской епархии. В XI и XII столетиях, когда имеретинские цари были в то же время царями Абхазии и Грузии, наступил расцвет христианства на Побережье. К этому времени также относятся постройки многих христианских храмов, развалины которых находятся в Сухуми, Драндах, Илори, Гаграх, Лыхнах и многих других местах.

Во времена Византийской империи Побережье Кавказа, на котором кроме Лазики в то время числится самостоятельное Абхазское царство, претерпевает неоднократные и опустошительные нашествия со стороны сарацинов (в VI в.). арабов (в 695 г. во время восстания лазов), татар (хазаров или скифов, в XII в.).

В XIII столетии при Михаиле Палеологе сношения с Византией становятся настолько частыми и тесными, что Михаил Палеолог счел нужным породниться с правителем Лазики Иоанном, выдав за него замуж свою дочь Валериану (в 1281 году).

В это время и до XV столетия Побережье Кавказа было густо населенной страной с высокой по тому времени культурой. Многочисленные греческие колонии были расселены по цветущему берегу моря у красивейших бухт, в которые заходили корабли из всех стран. Особенно частыми гостями, а иногда и колонизаторами Побережья, были генуэзцы (в XIV в.), эти неутомимые пленители моря, сменившие древних финикиян. Черноморское Побережье лежало на пути в Персию и Индию, и, вполне естественно, являлось одним из важнейших пунктов мировой торговли.

В Диоскурии (Сухуми) кипела торговля. Привозили свои товары жители Абхазии, Самурзакани, Мингрелии, Джигетии, убыхи и, главным образом, северо-кавказцы, куда от Сухума пролегал путь по течению верхних притоков Кубани.

В южной части сохранились до сих пор мощеные громадными плитами караванные дороги от Макриальской бухты внутрь Колхиды, и много полуциркульных каменных мостов чудной работы греков и генуэзцев.

Но, с падением Византийской империи, вновь наступила тяжелая пора для Побережья Кавказа. В XV веке Колхида, Абхазия и все Побережье были покорены мусульманскими полчищами Магомета II. С турецким, владычеством постепенно ислам стал заменять христианство, колонии и монастыри начали приходить запустение и разрушаться, торговля надолго заглохла и спустя столетие от прежней культуры края остались одни развалины.

Прошли еще столетия, прежде чем возникла и более или менее окрепла новая культура, носителями которой явились местные горские племена, принявшие мусульманство. Постепенно в крае, получила широкое применение интенсивная садовая культура, возникли новые или были восстановлены старые прибрежные города и народилась торговля, впрочем, не достигшая большого развития.

К концу XV и началу XVI столетия относятся первые сношения русских с горцами-мусульманами, впоследствии перешедшие в правильные торговые сношения, особенно участившиеся в царствование Иоанна Грозного. Известно, что одной из жен Иоанна Грозного была кабардинская княжна и что в списки бояр того времени были нанесены некоторые кавказские горцы. Впрочем, еще в 1153 г. князь Изяслав II посылал на Кавказ послов просить руки дочери абхазского царя, которая и прибыла в следующем году в Киев.

Природные богатства Кавказа, по мере ознакомления с ними, все сильнее стали привлекать к себе русских, многие из которых отправлялись на северный Кавказ сначала с завоевательными целями, а затем, и с желанием найти себе оседлость. На этой почве, с давних пор возникает целый ряд столкновений русских с горцами. В связи с общим тогда стремлением русской внешней политики к прочному утверждению на берегах Азовского и Черного морей, столкновения с горцами с каждым годом все учащаются, и к концу XVIII в. выливаются в открытую, продолжительную и ожесточенную войну, закончившуюся победой России над непокорными горцами. Эта война, то потухавшая, то вновь возгоравшаяся, продолжалась 60 лет.

После занятия степей Северного Кавказа на берегах р. Кубани были поселены запорожские казаки, переименованные в черноморцев, а затем в кубанцев. Специальной целью этих военно-хозяйственных поселений была постоянная борьба с горцами, как передовыми отрядами Турции. Отсюда и совершается постепенное продвижение русских к Черному морю и завоевание его Побережья.

Хотя черкесские племена, населявшие Побережье, считались свободными, однако в действительности они находились в зависимости от Турции, которой временами платили даже дань.

На Побережье имелись турецкие крепости Анапа, Суджук-Кале (Новороссийск), Сухум-кале, Редут-Кале, Поти и др. Анапа являлась, кроме того, умственным центром мусульманства для горцев Северного Кавказа, важнейшим пунктом всей торговли края и, главным образом, торговли кавказскими невольниками.

Борьба за обладание Анапой, первоклассной по тому времени крепостью, построенной французскими инженерами, началась еще в царствование Екатерины II. Крепость дважды переходила из рук в руки. Под ее стенами нашел себе гибель отряд генерала Текелли и здесь же закончился неудачный поход генерала Бибикова. И только во время первой Николаевской Турецкой войны крепость была взята ген. Гудовичем и разрушена до основания. По адрианопольскому трактату 1829 года Анапа вместе со всем Побережьем Кавказа присоединена к России.

Столь же превратна была судьба и Суджук-Кале (Новороссийска). В 1808 г. она была взята русскими войсками и в ней помещен русский гарнизон. В 1812 г. гарнизон был выведен и крепость взорвана.

Однако, горцы продолжали тайный сношения с Турцией, получая от нее поддержку в виде оружия и припасов. С целью помешать этим сношениям, в 1833—39 гг., от Анапы до Геленджика, а затем и южнее по берегу моря был возведен ряд укреплений, так называемая Черноморская береговая линия. В числе их были укрепления Цемесское (Новороссийское), Михайловское, Кабардинское, Геленджикское, Троицкое на Пшаде, Тенгинское на р. Шапсухо, Вельяминовское на Туапсе, Лазаревское, Головинское на Шахе и др.

Эти укрепления-поселки дорого стоили русским: кубанцы гибли, как от непрестанных нападений горцев, так и от неприспособленности к местным условиям жизни. Поселки были устроены в нездоровых местностях, губительные лихорадки выводили из строя сотни и тысячи людей; гарнизоны по целым месяцам были отрезаны от всего мира; часто не хватало провизии, провоз зимой морем был невозможен и от недостатка припасов жители укреплений болели цингой.

Горцы много раз пытались прорвать кордон и иногда овладевали тем или иным укреплением. Особенно яростные нападения они произвели в 1840 г., когда был взят ими ряд укреплений (Михайловское, Вельяминовское, Абинское), причем погибло несколько гарнизонов.

В 1838 г. снаряжаются экспедиции для оккупации береговых пунктов на юг Побережья. В числе других был занят Сочинский мыс, где выстроено Навагинское укрепление. При высадке десанта погибла часть Навагинского полка, благодаря тому, что разыгравшийся шторм принудил прекратить дальнейшую высадку, и высадившиеся 300 человек, оставленные на произвол судьбы, были перебиты горцами. В 1840 г. Навагинское укрепление подверглось жесточайшей осаде со стороны убыхов, но гарнизон отстоял крепость.

В долине р. Туапсе в мае 1838 г. высадился отряд ген. Раевского, заложивший здесь после кровопролитного сражения Вельяминовский форт. В 1840 г. укрепление было взято горцами после жестокого сражения и весь гарнизон вырезан. Форт был возобновлен в том же году и просуществовал до 1854 года.

С началом Севастопольской кампании русским, в виду опасности блокады со стороны врага, пришлось оставить всё укрепления на Черноморском Побережье. При уходе гарнизонов форты были взорваны.

Во время Севастопольской кампании турецкая эскадра бомбардировкой совершенно разрушила г. Новороссийск, на Месте которого лишь в 1860 г. было возведено Константиновское укрепление. Сухумская гавань была занята некоторое время высадившимся турецким корпусом Омер-паши.

Только по окончании Крымской кампании русские начали вновь продвигаться на Черноморское Побережье. Завоевание края совершалось весьма, медленно и с невероятными трудностями, какие ставили на пути русских свободолюбивые горцы.

Более успешно завоевание Побережья пошло со времени плена Шамиля в 1859 г.

В 1864 г. началась последняя кампания на Черноморском Побережье. На помощь войскам, действовавшим на Побережье и опирающимся на укрепленные приморские поселения, был сформирован в ст. Даховской, Кубанской области, так называемый Даховский отряд ген. Геймана, переваливший через Гойтский перевал и направившийся от Туапсе на юг к р. Сочи и Шахе. Шапсуги, населявшие Побережье до р. Шахе, а также горцы Северного Кавказа, не пожелавшие переселиться за Кубань, оказывали последнее отчаянное сопротивление у р. Годлик, но были разбиты в количестве 5000 человек и в беспорядке отступили. Навагинское укрепление (Сочи) было взято без боя на следующий день после сражения у р. Годлик.

Горцы собрались на совет в долине р. Сочи у «Первых Ворот», образуемых скалами. Это был последний совет свободных горцев, состоявшийся под священным деревом белолистки. На совете было решено послать парламентеров с согласием на выдачу оружия и присягу на подданство России, но под условием оставления горцев на прежних местах. Предложение это не было принято и неравная борьба продолжалась, закончившись к маю 1861 г. 21 мая этого года Наместник на Кавказе Великий Князь Михаил Николаевич после торжественного молебствия провозгласил в Красной Поляне (Кбааде) окончательное покорение горцев.

Побежденные горцы, не пожелав остаться в подданстве России, покинули родные очаги и переселились в Турцию. Это одна из самых печальных страниц истории Черноморского Побережья, имевшая весьма отрицательное влияние на последующий ход развитая Побережья.

Край, достаточно населенный и имевший приспособленную к местным условиям культуру, сразу обезлюдел. Когда-то по всем склонам гор лепились домики горцев, окруженные прекрасными садами и полями кукурузы. После ухода горцев стало безлюдно и пустынно. Поля заросли лесом, а сады одичали. До сих пор еще, спустя 50 лет после ухода горцев, можно встретить среди лесов и на склонах гор эти запущенные, заросшие сады, горестно свидетельствующее о жившем когда-то здесь трудолюбивом племени.

Ушли в Турцию целый племена, как: натухайцы, убыхи и др., всего, как говорят, до 500 тысяч человек. Поистине потрясающую картину представляло их переселение. Свое скудное имущество горцы перед уходом частью зарыли в землю, частью предали огню и оставили не тронутыми только сады.

Тысячи разоренных семейств покинули родные горы и направились к морю, терпя лишения от голода и холода, умирая от болезней. На поджидавших их турецких кочермах, горцы отплывали в Малую Азию, надеясь найти там приют и новое счастье, но встретили лишь бедствия, нищету и массовую смерть. Так, закончилась долголетняя героическая борьба сынов гордого Кавказа с пришельцами сурового Севера.

Опустевший край долгое время оставался не заселенным. В первое время заселение производилось принудительным порядком: на Побережье выселяли «порочные» элементы из кубанских полков, образовавшие так называемый Шапсугский батальон, просуществовавший лишь до 1871 года. Плохой выбор местоположения для новых поселков, лихорадки, полная неприспособленность поселенцев к местным условиям – все это принесло столь печальные результаты, что заставило отказаться от дальнейшей колонизации края принудительным порядком. Жители широких степей оказались совершенно не пригодными колонизаторами для края интенсивной садовой культуры. До 1888 г., т. е. более чем за 20 лет колонизаторской деятельности, было образовано всего только 56 поселений с 10 тысячами жителей обоего пола.

Равным образом оказалась неудачной попытка колонизовать Побережье при посредстве турецких армян и греков, а также немцев чехов и эстонцев. Новые поселенцы повели хищническое хозяйство и весьма мало способствовали насаждению культуры в крае.

Еще более неудачной мерой пришлось признать бесплатную или на весьма льготных условиях, раздачу земли крупными участками в одни руки, главным образом, потомкам завоевателей края. Мера эта привела к быстрому истощению земельных запасов, концентрации земель в немногих руках и развитию земельной спекуляции, но нисколько не содействовала заселенно края, так как громадные участки земли единоличных владельцев оставались, а местами и до сих пор остаются, по-прежнему не заселенными и не обработанными.

Только в средине 90-х годов началась более или менее правильная колонизация Побережья, далеко не завершившаяся, еще и по сие время, основанная главным образом на продаже и аренде так называемых культурных участков и на водворении в крае русских поселенцев, для которых переезжают преимущественно в подгорной полосе так называемые переселенческие участки. С этого же времени привлекают к себе особенное внимание лечебный места Побережья, довольно быстро застраивающиеся и превращающиеся в города.

Черноморское Побережье вступает в новый период своей истории – усиленного экономического и сельскохозяйственного развития и эксплуатации естественных богатств и климатических особенностей. Можно смело утверждать, что на этом пути Черноморское Побережье Кавказа ожидается редкая, блестящая будущность.

В настоящее время в состав территории Черноморского Побережья входят: небольшая часть Кубанской области (гор. Анапа с окрестностями), вся Черноморская губерния, часть Кутаисской губ. и Батумской области.

Памятниками седой старины на Побережье остались так называемые дольмены – один из видов металитических памятников. Они походят на каменные столы, почему и носят кельтское название – dolmen (в Бретани). Раньше археологи считали их алтарями или жертвенниками друидов; в действительности же точно до сих пор не определено, какое значение имели дольмены.

В Европе дольмены распространены лишь на Западе, именно: в Дании, С.-З. Германии, Голландии, Бельгии, Шотландии, Франции, Испании, Португалии; в Италии, за немногими исключениями в области Этрурии, их нет; в Австрии, Средней Германии, Пруссии, на Балканском полуострове тоже; но они были найдены в небольшом количестве в Крыму.

В Индии, в настоящее время – подобные памятники воздвигаются еще местами над умершими. На Кавказе (Абхазия) в дольменах находили человеческие кости, погребенных в сидячем положении и отличавшихся высоким ростом, крепким сложением и бархицефальной формой черепа. При костях были найдены черепки глиняной посуды, с прямолинейным, или волнистым узором, кремневые скребки, каменные бруски, бронзовые кольца, серьги, стрелы, булавки, зеркальца, стеклянные бусы и проч. В одном из дольменов найдена Босфорская монета Рискупориса IV (215 г. по Р. Хр.). Несомненно, что находки эти более поздних времен, а не доисторической эпохи. В дольменах Крыма найдены более поздние памятники и, кроме того, есть указания на трупосожжение.

О дольменах существует несколько легенд.

У русских поселян дольмены носят название «дидовых хат», «богатырских хат» и даже «чертовых хат». У хакуч (шапсуги, убыхи и проч.) дольмены назывались «ссуупней». Ссупунь – дом карликов. Хакучи так рассказывают о дольменах:

«Давно, очень давно – жили маленькие люди Сипы, величиною не больше пальца. Сипы были очень сильны; свои дома, – Сипы (дом Сипа) строили сами, отделяя руками глыбы от скал, обтесывая и скобля их, своими ножами. Были у Сипов и лошади под названием куян. Сипы ездили на зайцах».

Вот вторая легенда.

«Давно, давно, во времена, о которых знает и помнить один всемогущий Аллах, в этом богатом крае, тогда покрытом непроходимыми лесами, жило только два племени людей. Племя больших как дуб, страшных на вид великанов, и племя маленьких, отвратительных карликов. Страшные великаны жили в долинах и промышляли охотой, а карлики обитали на высоких горах у снегов, в темных, холодных, пещерах и занимались колдовством. Великаны, хотя и обладали страшной силой, но все были глупы как стадо баранов, тогда как карлики, силы совсем не имея, были очень хитры. Долго жили два племени, не видя и не зная друг друга. Но вот однажды карлики спустились, наконец, в долины и увидели великанов, когда те занимались играми, бросали друг в друга скалами и для потехи вырывали деревья с корнями.

Крошки-карлики хитростью и колдовством скоро сумели покорить глупых великанов и заставили их служить себе. Приказали карлики великанам построить им удобные маленькие жилища. Великаны живо взялись за дело, понаворотили скал и везде, по горам и долинам, настроили карликам каменных хат с маленькими круглыми отверстиями, через которые только одни карлики могли пробраться во внутрь.

Много лет прошло с того времени, нет уже великанов на земле, нет и карликов, а их прочные каменные хаты стоят и сейчас еще».

Известный археолог гр. П. С. Уварова, производившая раскопки и исследования дольменов Черноморского Побережья, делает следующее заключение: «местные черкесы сохранили те же предания насчет богатырских хат, как те, которые слышали мы в Осетии на северном склоне Кавказского хребта: и тут те же отверстия, необходимые для проезда в хату Сипуна верхом на зайце».

Дольмены во множестве разной величины и типа встречаются по одному и по нескольку экземпляров вместе по долинам и склонам покрытых лесом гор Черноморского Побережья. Разноплеменные горцы с благоговением, смешанным с суеверием, относятся к дольменам. Не было случая, чтобы горцы сознательно их разрушали, тогда как русские поселенцы делают это на каждом шагу.

Так, в селении Береговом местный храм целиком построен из камня разрушенных дольменов. В селении Пшада – мельница. Десятки разрушенных, изуродованных дольменов встречаются на каждом шагу, около поселенческих селений, шоссейных дорог и дач, и красноречиво говорят, как мы поступаем с этими редкими свидетелями седой древности.

Печатается по изданию:

Ф. П. Доброхотов. Черноморское побережье Кавказа. СПб, 1916.

Общество изучения Черноморского побережья Кавказа было основано в Петербурге в 1911 году М.М. Рейнеке, А.А. Старком, И.П. Толмачевым, Н.И. Воробьевым с главной задачей «всестороннего изучения восточного побережья Черного моря в отношении историческом, географическом, экономическом, этнографическом и культурно-правовом».

Общество много сделало для изучения побережья и его популяризации среди всех слоев российского населения, обратившего пристальное внимание на малоизвестную до той поры окраину, ставшую наряду с Крымом, лучший жемчужиной в Русской короне.

В 1913–1944 году в Петербурге прошла выставка «Русская Ривьера», ознакомившая широкие круги российского общества с естественными богатствами черноморского побережья Кавказа, представившая черноморские летние и зимние лечебные места. Об объеме материалов, представленных на выставке, говорят награды ее участникам-экспонентам: «больших золотых – 17, малых золотых – 14, больших серебряных – 56, малых серебряных – 46, бронзовых – 53, похвальных дипломов – 85».

Выставку посетило более 100000 человек.

Результатом выставки «Русская Ривьера» стало небывалое оживление интереса к Черноморскому побережью Кавказа.

Развитие курортного края остановила Первая мировая война, революция и гражданская война в России. В 20-30-е годы курорты побережья активно развивались.

Разрушенное немцами в августе 1942 – сентябре 1943 года Черноморское побережье было восстановлено и к концу XX века привлекало ежегодно миллионы курортников, посещающие морские пляжи, Кавказский заповедник, Пицунда – Мюссерский заповедник, многочисленные литературно – мемуарные и историко-культурные места и музеи Анапы, Новороссийска, Геленджика, Туапсе, Сочи, всего чудесного берега Эвксинского Понта.

Память седой старины Черноморского побережья Кавказа хранят и дольмены. Памятники похожи на каменные столы, почему и носят кельтское название dolmen – из Бретани. Их считали алтарями и жертвенниками друидов, гробницами, но до сих пор их точное назначение не определено.

Дольмены были найдены в небольшом количестве и в Крыму. В Европе они распространены лишь в западной ее части. Найдены они и в Азии. На Кавказе о дольменах сложены легенды.

«Давно, давно, в этом богатом краю, тогда покрытом непроходимыми лесами, жило только два племени людей. Племя больших как дуб, страшных на вид великанов и племя маленьких, отвратительных карликов. Страшные великаны жили в долинах и промышляли охотой, а карлики обитали на высоких горах у снегов, в темных холодных пещерах и занимались колдовством. Великаны, хотя и обладали силой, но все были глупы как стадо баранов, тогда как карлики, силы совсем не имея, были очень хитры. Долго жили две племени, не видя и не зная друг друга. Но вот однажды карлики спустились, наконец, в долины и увидели великанов, когда те занимались играми, бросали друг в друга скалами и для утехи вырывали деревья с корнями.

Крошки-карлики хитростью и колдовством скоро сумели покорить глупых великанов и заставили их служить себе. Приказали карлики великанам построить им удобные маленькие жилища. Великаны живо взялись за дело, понаворотили скал и везде, по горам и долинам, настроили карликам каменных хат с маленькими круглыми отверстиями, через которые только одни карлики могли пробраться внутрь.

Много лет прошло с того времени, нет уже великанов на земле, нет и карликов, а их прочные каменные хаты стоят и сейчас».
Анапа

Синдика – так назывался древний античный город, в котором находилось поселение древних синдов, располагавшийся на месте Анапы, в северо-восточном углу Черного моря. Первое поселение на анапской земле было основано именно племенем синдов 2500 лет назад, в VI веке до нашей эры. Гавань поселения стала одним из крупных торговых центров Причерноморья. Через некоторое время в Синдике торговали греки – выходцы из Малой Азии. В 1895 году при археологических раскопках в Анапе была найдена белая мраморная плита с надписью на греческом языке со списком победителей в спортивных соревнованиях. Надпись относится к III веку до н. э. и говорит о том, что в поселении было много греков – ионийцев и дарийцев, а также синдов и скифов.

В V веке до н. э. греческие колонии-полисы Боспора Киммерейского, будущего Керченского пролива – фанагория, Кепы, Патус и другие объединились вокруг Пантикапея в сильное Боспорское царство. В период правления Левкона I в состав Боспорского государства вошла и Синдика, получившая новое название – Горгиппия, по имени наместника царя Горгиппа. Это город просуществовал с IV века до н. э. до III века н. э. Порт оставался процветающим торговым центром. Горгиппию упоминает знаменитый Страбон в своей «Географии», вышедшей в 18 году нашей эры. Горгиппией заканчивалось Боспорское царство; южнее ее жили воинственные племена, занимавшиеся морским разбоем. Из Горгиппии, как и из других городов Боспорского царства вывозились хлеб, лес, меха, кожи, шерсть.

В первой половине I века до н. э. прекратилось правление династии Спартокидов, правившей на Боспоре. Царство было покорено понтийским царем Митридатом и вошло в состав его владений. Город процветал и после завоевания владений Митридата римлянами. Под началом Рима Боспорское царство управлялось родственниками Митридата, ставшими династией Тивериев Юлиев.

Так продолжалось до III века н. э., когда Горгиппия была полностью разрушена. Кто это сделал – достоверно не известно. Это был период вторжения в Северное Причерноморье племен готов, захвативших у дряхлеющего Рима вассальные Боспорское царство. Через 100 лет, в IV веке н. э., по этим землям прокатилась волна гуннских племен. Жители не стали восстанавливать Горгиппию и очевидно переселились подальше от моря.

Сведений о средневековом городе на месте Анапы нет. Этими территориями правила Византийская империя, Хазарский каганат. В X веке киевский князь Святослав создал на Таманском полуострове Тмутараканское княжество, южная граница которого прошла по будущим анапским землям. По надписи на камне, найденном близ Анапы, мы знаем, что тмутараканский князь Глеб измерял саженями по льду расстояние от Тамани до Корчевой-Керчи. В 1169 году Тмутаракань завоевала Византия, назвав провинцию Таматархой.

Некоторые исследователи говорят, что в этот период у удобной гавани существовало поселение одного из адыгейских племен – натухаевцев.

К середине XIV века в Северном Причерноморье утверждались генуэздцы, договорившиеся со слабеющей Византией. На средневековых картах появилось название «Мапа» – генуэзцы, адаптировавшие по своему усмотрению местное название поселения, построили там свою торговую факторию.

Местное название поселения было «Анапэ». По горским наречиям «ане» – «стол», «пэ» – «край», «край стола», мыс. Академик-филолог Н.Я. Марр в 1914 году в Петербурге выпустил специальную работу «О происхождении имени Анапа», где выдвинул свою гипотезу названия города:

«Связь черкесского или адыгейского племени с абхазским, помимо лингвистических данных, ярче всего доказывается средством, а иногда и тождеством черкесских и абхазских имен и названий. Особенно поучительно в этом смысле географические названия, свидетельствующие о более обширной площади распространения абахзского племени, притом в северном направлении. Постепенно абхазы оттеснялись не только с севера на юг, но и от моря в горы. Чем севернее, тем более оторвано от абхазского населения лежат те приморские пункту, местные названия которых, будучи исконного происхождения, находят свое объяснение в абхазском лингвистическом материале. К таким названиям относится термин «Анапа» с его характерным абхазским префиксом «а-». В указанном названии мы имеем, почти без изменения, абхазское слово «анапэ» – «рука». Приморский пункт, расположенный у устья реки, по всей видимости, получил такое название в связи с местоположением у рукава реки, или, что вероятнее, у гавани. Не мешает заметить, что слово «анапэ» представляет plural tantum, т. е. первоначально означало «руки» – у города Анапа находятся две бухты, называемые в настоящее время Большой и Малой».

Генуэзцев выгнали из Причерноморья турки-османы. После взятия в 1475 году Константинополя турки захватили и генуэзские владения на Черном море. Анапа перешла во власть турок во время похода на кафу 1475 года, когда командующий этой экспедицией Кедук Ахмед-паша попутно взял Анапский замок и оставил там турецкий гарнизон. Пятиугольный замок Мапа был разобран только в конце XVIII века при строительстве турками своей крепости.

Анапа расположена на северо-восточном берегу Черного моря близ впадающей в море небольшой речки Бугур на мысу, омываемом с трех сторон морем и имеющем в западной части крутые обрывистые берега до 15 метров высоты. Турецкий писатель-путешественник Эвлия Челеби, побывавшей в 1641 году в Анапе в свите турецкого аги, шедшего на осаду Азова, описал крепость:

«Замок лежит при оконечности мыса, отделяющего область абхазов от Черкессии на глинистой скале. Анапский замок хорошо построен и так хорошо сохранился, как будто постройка только что была окончена. Замок имеет большую гавань, в которой 1000 судов, связанных вместе канатом, могут стоять в безопасности. Гавань эта защищена против ветров, дующих с какой бы то ни было стороны Подобного порт более нет на черном мере. Замок не имеет гарнизона. Если бы он был приведен в хорошее состояние и снабжен достаточным гарнизоном, то было бы нетрудно удержать всех абхазов и черкесов в совершенном повиновении».

Анапа стала турецким портовым городом, крупным рынком рабов, вывозимых в Турцию с Кавказа. Весь хлеб из региона также вывозился через Анапу. Так продолжалось более трех веков.

Местоположение Анапы было очень удобным – турки в любое время могли оказать ей любую поддержку морем – продовольствием, гарнизоном, оружием. Местное горское население не покорилось туркам, но все же поддавалось их пропаганде, входило в сферу их влияния.

Когда русские войска завоевали Крым, турки решили укрепить Анапу, создав оплот против русских на Кавказском берегу Черного моря и оставить центр своего влияния на побережье, откуда на Кавказ долгие годы шли запасы оружия, военного снаряжения, продовольствия, отправлялись эмиссары и инструкторы для организации борьбы горцев против России, шла религиозная пропаганда.

В 1781–1784 годах по указу турецкого султана Абаул-Гамида I французские военные инженеры построили первоклассную крепость, имевшую 7 бастионов, соединенных высоким земляным валом с палисадом и рвом с водой шириной 15 метров и глубиной до 10 метров.

Н.И. Веселовский писал в «Военно-историческом очерке города Анапы», вышедшем в 1914 году в Петербурге:

«Далеко не первоклассная, но крайне зловредная в политическом отношении турецкая крепость Анапа потребовала от Российского государства такого числа военных походов как армии, так и флота, какого не вызвала никакая другая неприятельская крепость и более сильного сооружения».

В новой крепости был поставлен большой гарнизон во главе с двухбунчужным пашой.

В период русско-турецких войн конца XVIII – первой трети XIX века русские войска 8 раз штурмовали Анапу трижды захватывая крепость – в 1791, 1809, 828 годах.

В 1788 году Г.А. Потемкин, опасаясь попыток Турции к возвращению Крыма и желая отвлечь внимание турок в другую сторону приказал генерал-аншефу П.А. Текелли, командовавшему русскими войсками, расположенными между Азовским и Каспийским морями, взять Анапу или крепость Суджук-Кале, выстроенную на месте будущего Новороссийска.

Войска Текелли вышли из Георгиевска в сентябре. В середине октября русские встали под Анапой – Текелли с войсками Кавказского корпуса, атаман Иловыйский с донскими казаками, генерал Розен с кубанским корпусом. В Анапе находилось много турок, был и предшественник знаменитого Шамиля – шейх Мансур, популярный на Северном Кавказе.

Штурм крепости шел весь день, но даже подойти к самим стенам не удалось. Текелли несколько дней простоял у Анапы и потом увел войска на зимние квартиры. Весь поход продолжался два месяца.

Весной 1790 года поход на Анапу совершил отряд генерал – поручика Ю.А. Бибикова. В марте 8000-й русский отряд с боями подошел к Анапе. После двух неудачных штурмов начавшейся 25 марта снежной бури войска отступили и вернулись на линию, потеряв половину своего состава.

29 мая у Анапы, после разгрома турецкой эскадры в Синопской бухте, остановилась эскадра контр-адмирала Ф. Ушакова. Отрезать турецкие суда из-под крепостных стен было невозможно, турки от боя уклонились из Ф. Ушаков вернулся в Севастополь.

Н.И. Веселовский писал:

«Неудачи двух военных предприятий против Анапы создала этой крепости славу неприступной; а вместе с тем должна была усилиться дерзость горцев и турок против России. Требовалось восстановить наш престиж в Прикубанском крае, для чего и был назначен новый поход к Анапе, по счету третий, оказавшийся самым кровопролитным, но еще не окончательным».

Новым командующим войсками кавказского и кубанского корпусов был назначен генерал-аншеф И.В. Гудович.

В мае войска Гудовича подошли к Анапе. Русских было 10000, столько же и турок, которых поддерживали 15000 горцев. Турки имели более 10 крепостных пушек, русские только полевую артиллерию.

Весь июнь шла осада Анапы. В крепости начались пожары, произошли взрывы, турецкие батареи перестали отвечать. Гудович послал парламентеров с предложением сдать крепость; паша ответил отказом. 22 июня Анапа была взята штурмом. Турки потеряли много солдат убитыми, по некоторым данным до 8000 человек. В плен попал шейх Мансур, который был отправлен в Петербург и посажен в Шлиссельбургскую крепость, где и умер через 3 года. Потери Гуровича тоже были очень значительны, по некоторым данным – до половины отряда. Русским досталось около 100 пушек, 100 знамен, значительные боевые и продовольственные запасы.

Гудович рапортовал Потемкину 22 июня из Анапы:

«Повеление вашей Светлости исполнено, сего дня в 7 часов Анапа взята. Штурм был жестокий и кровопролитный, неприятель оборонялся отчаянно 5 часов. Ров глубокий и широкий, четыре раза победа была сомнительна, наконец, благословением Всевышнего совершена благополучно. Во время самого жестокого штурма я был атакован сзади несколькими тысячами черкес с турками и пушками, но оные были прогнаны с большим уроном. Побитых и потопившихся в море неприятелей число велико».


После взятия Анапы турки ушли из Суджук-Кале. Через 10 дней к черноморскому побережью Кавказа подошел сильный турецкий флот. Взятие Анапы ускорило подписание мирного договора в Яссах 29 декабря. Анапу вернули туркам, восстановившим крепость:

«Прибыв сюда по воле Всемилостивейшего моего Монарха и повелению высшего начальства, я желаю чтобы крепость Анапа без всякого сопротивления сдалась победоносной эскадре, посланной под моим начальством с десантным в большом числе войском для взятия и занятия оной.

Надеюсь, что все находящиеся в городе последуют миролюбивому и покорному поступку взятых нами крепостей – Аккерману, Хотину, Бендерами и Кимли и согласятся лучше добровольно покориться флагу Его Императорского Величества, нежели приступать к действиям неприязненным, которые послужат к совершенному истреблению города как с моря, так и с сухого пути, откуда также сильные войска идут к нему – тогда все без изъятия преданы будут смерти без пощады».


Русская эскадра начала высадку морской пехоты на берег к северу от Анапы. Турки на ультиматум а сдаче не ответили. Эскадра подошла к Анапе, была обстреляна из крепости, ответила стрельбой по крепости брандскуилями, и город загорелся.

В 1851 году П. Саввантов писал в работе «Взятие Анапы эскадрой Черноморского флота под командой контр-адмирала С.А. Пустошкина в 1807 году»:

«Едва фрегат «Воин» приблизился на расстояние ближнего пушечного выстрела, турки открыли по нему самый жестокий огонь. Фрегат отвечал залпом из всех пушек правого борта, и – началось дело.

По сигналу с флагманского корабля, вслед за фрегатом «Воин», 66-пушечный корабль «Варахаил» вступил под паруса, подошел к крепости на самое ближнее расстояние, лег на якорь и гипринг и начал сильную канонаду. Заметив выгоду занятого им положения, С.А. Пустошкин сигналом приказал ему бросать брандскугели, от чего через несколько минут загорелись форштат и крепостные строения. Между тем и вся эскадра приближалась к крепости.

Устрашенные разрушительным действием нашей артиллерии и опасаясь огня всей эскадры, турецкие артиллеристы бросили орудия и побежали из Анапы. За ними последовали паша, янычар-ага и жители. Гренадерский батальон, высаженный на берег в трех верстах от крепости, поспешил было воспрепятствовать бегству их, но принужден был обратить все свое внимание на хищных черкесов, которые бросились в город для разграбления.

В это время посланный с фрегата «Воин» для занятия двух турецких судов, стоявших под берегом, храбрый мичман Неверский, заметив, что неприятель удалился от прилегающей к морю стороны крепости, поспешил к берегу, взошел на бастион с шестью бывшими при нем матросами и поднял на нем наш кайзер-флаг. Радостное «ура!» всей эскадры огласило черноморские воды и приветствовало победоносного орла русского, а флагман отдал приказ усилить десант свежими войсками. Оставшиеся в крепости черкесы кинулись на Неверского и покушались сорвать наш флаг, но были опрокинуты подоспевшими матросами под командой флаг-офицера Юрьева 3-го.

В час пополудни гренадерский батальон 4-го морского полка вступил в крепость и занял оную. В руки победителей досталось: медных пушек 86, чугунных 12, ядер чугунных 3985, мраморных 410, бомб 1091, картечи 302, двухпудовых бочонков пороху 224, свинцовых листов с мечетей 562. Убитых найдено более 100 человек. С нашей стороны убит 1 офицер, 6 рядовых.

К вечеру 5 мая все производившиеся в крепости работы кончены: городские строения обращены в пепел; колодцы в числе 80-ти, завалены землей с порохом и солью и с опущением в них чугунных пушек, ядер, бомб, негодный картечи; все укрепления взорваны на воздух и Анапа представляла одни развалины. Медные же пушки, годные снаряды и вещи, ставшие доставления в наши порты, нагружены на корабли и фрегаты.

Таким образом кончилась Анапская экспедиция 1807 года. Взятие и разорение Анапы было для нас весьма важно и тем более приятно, что обошлось нам очень дешево. Но для Порты потеря этой крепости была чрезвычайно чувствительна, потому что она разрывала главную связь между Константинополем и племенами Кавказа, большей частью с ними единоверными и до того времени постоянно нам враждебными; а таким образом Порта лишилась возможности во всякое время наносить вред России».

По уходу эскадры турки вновь заняли Анапу и начали ее восстановление. Через год вернувшихся турок вновь без особого труда выбили русские войска.

В крепости был оставлен полутора тысячный гарнизон.

Горцы постоянно тревожили русские отряды, и крепость восстановили.

В 1811 году герцог де-Ришелье из Анапы взял крепость Суджук-Кале. Тогда же был заложен город Новороссийск.

По указу 1811 года Анапа была причислена к разряду второстепенных крепостей; в крепости был поставлен Анапский полк.

Турки особенно упорно настаивали на возвращении им Анапы и Поти. Приближавшаяся война с Наполеоном вынудила Россию уступить. 16 мая 1812 года по Бухарестскому миру Анапу вернули туркам, вновь разрушив.

После очередного разрыва России и Турции началась очередная военная кампания. Военную группировку, созданную для взятия Анапы возглавил вице-адмирал А.С. Грейг. Сухопутным Таманским отрядом командовал генерал-адъютант А.С. Меньшиков. 2 мая эскадра из 20 судов встала на Анапском мысу. Парламентеры предложили туркам сдать крепость, последовал отказ. 3 мая к Анапе подошел Таманский отряд, состоявший из четырех батальонов, егерей и артиллерии. Гарнизон Анапы насчитывал около 6000 человек, у крепости собралось 8000 горцев, 5000 воинов было в Таманском отряде.

Началась перестрелка русского отряда с гарнизоном. 6 мая морская пехота с эскадры А.С. Грейга высадилась на берег. 7 мая началась бомбардировка крепости, по которой было произведено 8000 выстрелов. Анапа отвечала огнем; потом на эскадре насчитали 250 повреждений, было убито 6 матросов. В крепости было разрушено много зданий, но бастионы стояли. Началась осада Анапы.

Корабли постоянно бомбардировали крепость, мешая обороняющимся, перехватывали суда, идущие из Турции с помощью гарнизону; были уничтожены несколько турецких кораблей с войсками, взято в плен более тысячи турок.

Осадный отряд готовился к штурму, установил батареи и сделал редут. Русским постоянно мешали горцы, из крепости несколько раз выходили янычары. Таманский отряд вынужден был построить укрепленную линию, обеспечивавшую тыл осаждающих от нападений горцев. Часть корабельных пушек свезли на берег и поставили новую мощную батарею, также ставшую обстреливать крепость.

28 мая в 4 часа утра большой турецкий отряд вышел из крепости и напал на русские полки. С тыла бросились черкесы. Русские встали в несколько каре, отбились, отбросили горцев и отрезали турок от крепости. Из полутора тысяч турок осталось в живых меньше пятисот человек. Турки больше не выходили из крепости, а русские войска поставили третью батарею из 8 корабельных пушек 3 июня.

10 июля все было готов к штурму. А.С. Грейг вновь послал парламентера с предложением о сдаче Анапы. 12 июля комендант Сефир-бей сдал крепость на следующих условиях:

«Гарнизон крепости сдается военнопленным и будет отправлен в Россию.

Паше и чиновникам дозволяется сохранить оружие, прочее же оружие должно быть сложено в том месте, где будет назначено.

Частная собственность, исключая оружие, остается неприкосновенной, но все казенное имущество должно быть выдано.

Жителям, которые пожелают остаться в крепости будет оказано всякое покровительство».

В полдень 12 июня на стенах был водружен русский флаг. В крепости были взяты трофеи: 66 медных пушек, 11 чугунных пушек, 3 единорога, 3 фальконета, 17000 ядер, 3000 гранат, 3200 ружей, 163 пистолета, 2000 сабель, ятаганов и кинжалов, 114000 патронов, 1890 пудов пороха, большие запасы продовольствия. В плен взято 120 офицеров и 4000 солдат, знамена.

После окончания военных действий Анапа по Адрианопольскому миру вошла в состав Российской империи.

Часть горских племен ушла в Турцию. Турецкая летопись фиксировала:

«Свыше трех тысяч местных жителей, отрекшихся от ислама, во время дружбы с гяурами, пали под ятаганами янычаров у дворца анапского паши. Остальных погрузили на турецкие корабли. Люди в трюмах стояли так тесно, что никто из них не мог даже сесть. Перед уходом из Анапы воины ислама истребили все сады и виноградники, и колодцы забили тюками овечьей шерсти и засыпали землей, чтобы русским не досталось ни домов, ни плодов земли, ни чистой воды, которой славилась Анапа.

Когда турецкие суда ушли далеко в море, за их кормой еще долго багровело огненное зарево – это горела Анапа».

Город Анапа был восстановлен и заселен семьями военных, переселенцами – колонистами.

В 1830 году была построена Черноморская береговая линия укрепления заняли все устья речек и рек, для того, чтобы не давать пристанища турецким судам, привозившим горцам оружие и порох.

В 1836 году Анапу описал участник поездки Кавказского наместника графа М.С. Воронцова из восточных берегов Черного моря на корвете «Ифигения».

«Анапа имеет вид большой малороссийской деревни. Дома большею частью мазанки, покрыты камышом; улиц почти нет и жилье разбросано по азиатскому образцу, там и сям. Для турецкого коменданта сильно пострадал от нашего флота во время осады и теперь пуст. Жители отправляются с конвоем брать воду в речке Анапе, в расстоянии двух верст от крепости. Крепостные лошади пасутся за крепостью под прикрытием пушки».

В сентябре 1837 года во время путешествия по Кавказу Анапу посетил император Николай I. В июле этого года М.Ю. Лермонтов, переведенный в Нижегородский драгунский полк, писал своей бабушке Е.А. Арсеньевой: «Эскадрон нашего полка, к которому барон Розен велел меня причислить, будет находиться в Анапе на берегу Черного моря при встрече государя, тут же, где отряд Вельяминова. Пришлите мне денег, милая бабушка, на прожитье здесь мне достанет, а если вы пришлете поздно, та в Анапу трудно доставить».

В августе 1843 года об Анапе писал побывавший там барон А. фон Гакстгаузен: «Местечко это жалко, не обстроено, и только новые дома русских чиновников и офицеров напоминают некоторый европейский комфорт. Здешний комендант поручик фон Рот развел себе красивый садик. Между его гарнизонной командой находилось также около 100 черкесов, составляющих отряд, который он приучил к порядку своего рода. Это были частью волонтеры, частью пленные, определившиеся на службу. Они были люди красивые, невысокого роста, немногие из них выше среднего; стройные нежные, но нервные. Господин фон-Рот приказал показать нам несколько упражнений в их конских ристалищах. Удивительная легкость лошадей, необыкновенной проворство всадников, рыцарское вооружение и одежда представляли оригинальное и прекрасное зрелище».

В 1846 году Анапа стала городом.

Во время Крымской войны 1853–1856 годов, когда Черноморская береговая линия была снята из-за блокады, Анапа ненадолго оставлялась русскими войсками. Крепость взорвали 25 мая 1854 года, войска ушли на Кубанскую линию. Развалины Анапы стали турецким военным лагерем. Туда приезжали французские, английские и турецкие офицеры, призывая горцев к борьбе против русской армии. 10 июля 1856 году Анапу вновь заняли русские войска.

В марте 1860 года города Анапа и Новороссийск были упразднены. Анапа стала поселком, но ненадолго – с 1866 года Анапа – город-курорт.

Во второй половине XIX – начале XX века Анапа – в составе Темрюкского отдала Кубанской области.

Курортное строительство в Анапе началось в конце XIX века. Первый санаторий доктора В.А. Будзинского был открыт в 1898 году, в 1902 году при нем открылась грязелечебница. С начала XX века Анапа – известный морской курорт с великолепными пляжами, теплым морем и солнцем. Общество по изучению Черноморского побережья Кавказа писало в 1916 году о курорте:

«В 1866 г. высочайшим указом Анапа была признана торговым городом и присоединена к Кубанской области.

Анапа (44° 54° широты, 37° долготы) – широко раскинулась у устья р. Бугур (Бугур по-черкесски, или р. Анапка), на мысе, который вдался в море на 590 саж.; поэтому город с трех сторон окружен морем.

Берега этого мыса круты и представляют каменные утесы высотою от 7 до 15 саж. Мыс этот представляет собою окончание приподнятой равнины, которая на юге и юго-востоке ограничена невысокими горными хребтами. Равнина эта тянется до станицы Раевской в 19 верстах к северо-востоку от Анапы; здесь равнину замыкает новый более высокий горный хребет, и только перевалив его, попадаешь на станцию Тоннельную Владикавказской ж.д.

Будучи окружена с юга и юго-востока невысокими горами, анапская равнина к северо-западу понижается, образуя низменность, часть которой представляет собой плавни, т. е. болотистые пространства, покрытые тростником (по местному «очеретом»). Два широких выступа мыса далеко вдающиеся в море – образуют природную анапскую бухту. Открытый Анапский рейд, несмотря на устройство в нем пристани (1890 г.), предназначающейся для причала пароходов, является одним из плохих портов Черноморского Побережья Кавказа, вследствие имеющихся там каменных банок и мелей.

Судам, заходящим в Анапский рейд, очень трудно пользоваться устроенной пристанью, так как нет спокойной стоянки (пароходам Русского Общества Пароходства и Торговли и Российского Общества приходится доставлять свои грузы и пассажиров на берег с помощью фелюг).

Авторитетное заключение, сделанное рядом видных русских и иностранных ученых и профессоров, относит Анапу к числу первоклассных здравниц России.

Климат Анапы – типичный средиземноморский с летним бездождием и зимними дождями вместо снега; этим именно характером отличается климат всего европейского берега Средиземного моря, варьируя только в зависимости от широты места; чем южнее – тем зима теплее, лето жарче. Таким образом, Анапа обладает тем же свойством климата, как Афины, Марсель, отличаясь только температурой лета и зимы.

Но в этот общий характер климата вносит особенность северо-восточный ветер – «норд-ост». Это та же итальянская «бора».

Зимою (с 15 ноября по 15 февраля) в Анапе при ветрах южном, юго-западном, северо-западном – тепло, температура стоит выше 0° и обыкновенно бывает от +9° до 12° Р., трава зеленеет. Как только начиняется норд-ост, температура понижается и нередко опускается до -15° Р. и выпадает снег. Лето в Анапе начинается с половины марта; в это время тепло, солнечно, быстро подрастает трава, набухают почки, косточные деревья цветут (абрикосы, персики), дороги сухи, но почва еще очень влажна, воздух довольно свеж, особенно от заката до восхода солнца; в апреле распускаются все деревья, температура воды в море достигает от +12° до 15° Р., воздух становится теплее, он абсолютно чист, потому что в это время пыли нет. Это, по чистоте воздуха, по свежести молодой зелени – лучшее время года в Анапе. В мае все цветет, солнце начинает припекать и высушивать почву, обильно цветет пышными кистями белых цветов посаженная вдоль улиц белая акация; изредка выпадают дожди, грозы редки. Июнь, июль, август, – самое жаркое, знойное время; начинается бездождие, почва совершенно высыхает, трава желтеет и сохнет в половине августа жара и сухость достигают своего наивысшего предала, особенно тяжел в это время «норд-ост».

Сентябрь, октябрь и первая половина ноября напоминают весну; зноя нет, но тепло. Средняя годовая температура в Анапе – 11,5 (Новороссийск – 12,3, Сочи – 13,6, Гагры —15,01, Сухум – 14,0, Ялта – 12,04). Анапа очень мало уступает в температуре Ялте, и превосходить кавказские лечебные места количеством солнечных дней.

Благодаря полному отсутствию малярии и эпидемических заболеваний в Анапе, сюда еще в 60 годах свозились больные солдаты береговых укреплений всего Черноморского Побережья Кавказа.

Сухость воздуха – при замечательной чистоте воздуха и совершенном отсутствии комаров, москитов и мошек, при изобилии солнечных дней ставит Анапу, как лечебное место, особенно высоко и дает ей исключительное значение.

Чистота воздуха Анапы в значительной степени зависит от того, что в ней часты ветры, основательно вентилирующие город. В этом отношении менее благоприятны месяцы июль и август, когда пересохшая почва легко обращается в пыль.

Море в Анапе зимою, т. е. с половины ноября до половины февраля, бурно; часто бывают штормы, когда по морю несутся седые валы, с воем и гулом разбиваясь у берега. В остальное время, особенно с мая по сентябрь, оно спокойно; в течение сезона обыкновенно больше двух штормов не бывает.

Климат Анапы не вполне благоприятен для легочных больных в более поздней стадии болезни; что касается начальной ее стадии, то в Анапе процесс или проходит или замедляется. При заболеваниях малярией, малокровием, истощением, ослаблением зрения, рахитом, золотухой и т. п. одно только пребывание в Анапе, без всякого специального лечения, дает обыкновенно блестящие результаты. Особенно благотворное влияние анапского климата заметно на детях.

В 1904 г. в Анапе введено общественное городское управление, что сразу подвинуло вперед важный вопрос благоустройства города. В небольшой период времени в городе появились: электрическое освещение, мостовые, водопровод, курзал, больница, купальни и многое другое: но все же Анапа далеко не законченный по своему благоустройству город и здравница. А между тем, город является владельцем 3500 дес. земли и берега моря протяжением в 13 верст, чего нет ни у одного города Черноморского Побережья.

Бюджет города в 1914 г. выразился в сумме свыше 200 тыс. руб. Значительной доходной статьей города (все суммы с нее идут на благоустройство города) служит данное ему в 1914 г. право взимать в течение пятилетнего срока с лиц приезжающих в Анапу для лечения с 1 мая по 1 сентября денежный сбор при явке паспортов или получении сезонных билетов в размере 2 руб. с лица и 4 руб. с семейства, состоящего из трех и более лиц.

При этом от платежа освобождаются: 1) приезжающие по делам службы; 2) чернорабочие и домашняя прислуга; 3) дети, не достигшие десятилетнего возраста; 4) лица, служащие на судах и остающиеся в городе по случаю простоя судна и 5) лица, остающиеся в городе не более 3-х дней.

Анапа гордится своим песчаным пляжем, получившим по справедливости название «золотого берега» (длина пляжа в пределах городской земли 10 верст, полоса песка 70-100 сажен). Как местные, так и приезжие врачи и научные авторитеты установили, что анапский песчаный пляж лучшее место для летних морских купаний, лечения морским воздухом, солнечными и песочными ваннами. Анапа в этом отношении далеко превосходит Евпаторию. Но помимо этого, анапский пляж – одно из лучших в своем роде в России мест для лечения туберкулеза костей и желез. Другим крупным достоинством Анапы, как лечебного места, являются ее целебные грязи, аналогичные грязям Майнака и Сак, одесских лиманов и балаклавским. Местонахождение грязей озера, по соседству с плавнями и, так называемой, Чембурской возвышенностью, где ломают и выжигают известняк. Полоса, где залегают мощные слои грязей, расположена между овальной возвышенностью и пологим склоном, которым по окончании плавней и низины начинается материк. Пространство это имеет около 1 версты ширины и несколько верст длины. Слои грязи имеют толщину от 3-х до 8-ми вершков; грязь черна, как свежая вакса, и издает слабый запах сероводорода.

В 1912 г. произведенным анализом в химической лаборатории при Новороссийском университете было установлено, что анапская грязь радиоактивна.

Анапа славится и виноградным лечением. Виноград в Анапе начинает созревать с последних чисел июля. За первый, самый ранний виноград цена 15 коп. фунт. Но уже к 10–15 августа на базары вывозится масса зрелого винограда, преимущественно лечебного сорта «шасля», цена его падает и до половины сентября держится от 3 до 5 к. за фунт или от одного до двух рублей пуд. Главная масса лечебного винограда идет на анапский рынок, частью в Новороссийск. Дальней перевозки «шасля» не выдерживает.

Виноградарство здесь интересно тем, что оно – на песках, и судя но опытам идет, довольно удачно.

Отличительные особенности анапского лечебного винограда, – тонкий вкус, аромат и обильное содержание сахара. Виноградный сезон в Анапе (с 15-го августа) совпадает с отсутствием жары и удешевлением квартир. Все это дает возможность людям небогатым, приехав в Анапу в это время, устроиться и прожить здесь очень дешево не менее 1,5–2 месяцев.

Помимо указанных природных свойств Анапы и созданных людьми лечебных заведений, поправлению здоровья в значительной мере содействуют и некоторые особенности анапской жизни. Улицы города широки и прямы, линия берега длинна, внутри города существуют обширные площади и незастроенные пространства; нет ни многоэтажных зданий, ни высоких гор, ни тесноты – это все создает именно чувство особого простора, широты и несомненно действует успокаивающе на настроение приезжей публики. В Анапе совершенно не прививаются обычаи таких местностей, как например, Ялта и Кисловодск.

Анапа – детское лечебное место.

Детей в Анапу привозят особенно много. Дети, прибывшие из больших городов или других местностей, здесь находят чисто деревенский простор.

Для детей от 5 до 15-ти летнего возраста существуют площадки Анапского Общества содействия физическому воспитанию детей, – где под руководством опытных руководительниц-фребеличек происходят игры и гимнастические упражнения детей, а по временам экскурсии за город.

Почта, телеграф, банки. Ряд магазинов со всем необходимым, дешевый стол (домашние столовые, рестораны, гостиницы), частные квартиры, недурной сад с аллеями, разбитый на берегу моря, красивый курзал, обладающий большим зало, сценой, библиотекой и читальней, два кинематографа; все это позволяет приезжим прекрасно провести сезон в Анапе.

Во время лечебного съезда в Анапе издается небольшая газетка – «Анапский Листок».

Анапа имеет интересные и живописные окрестности. Склон юго-восточного хребта и селение Макотра, где находятся виноградники; затем идет Сукко – поэтически красивый, высокий лесистый берег и полуостров в имении графа Лорис-Меликова (в 15 верстах к югу от Анапы), богатом охотою на крупного зверя, с рыбными заводами (барбуня, кефаль). «Семигорье», где находятся минеральные источники санатория «Лучезарная» д-ра Будзинского (18 верст к северо-востоку от Анапы); «Абрау-Дюрсо» – Русская Шампань, удельное имение, расположенное в красивой гористой и лесистой местности (в 30 верстах от Анапы). В 16 верстах к северу от Анапы, близ так называемого Черкесско-Суворовского аула, находится несколько нефтяных вышек и не далее, как в 20–25 верстах от Анапы, находятся грязевые сопки Таманского полуострова.

Извозчики в парных четырехместных фаэтонах берут за поездку в сады Макотру и обратно 3 руб., в Сукко и обратно 7–8 руб., Семигорье 10–12 руб., Абрау-Дюрсо – не менее 16 рублей.

Для поездок и катанья по морю служат моторный катер, парусные и гребные лодки; катанье на парусной лодке – 1 руб. в час – 10–15 пассажиров, на гребной с гребцом – 40 коп. в час.

Современная Анапа богата памятниками глубокой древности; памятники эти состоят из монет, обломков статуй, посуды, различных украшений, миниатюрных статуэток изящном работы и т. п. Кроме того, в Анапе найдено значительное количество надписей на камнях, частью на мраморе, надписей на греческом языке, бросающих некоторый свет на судьбы города. Масса этих остатков, старины увезена в Петроград и хранится в Эрмитаже, значительная часть передана в Керченский музей, много предметов старины хранится у местных любителей древности; но, вероятно, еще большая часть лежит погребенная в земле, заделанная в тротуары, фундаменты и стены домов.

Любителю археологии можно посоветовать осмотреть следующие памятники старины в Анапе и ее окрестностях.

I. «Русские ворота» – так называется часовня, расположенная на берегу моря, у развалин грозной Анапской крепости, представляющая собою одни из трех когда-то существовавших, по в 70-х годах разрушенных ворот крепости. Около «Русских ворот» – несколько старых орудий, обнесенных цепью, причем столбами для цепи служат бомбы, брошенные турецким броненосцем в город в последнюю турецкую войну (1877 – 78 гг.).

II. В передней половине городского сада, окружающего курзал, в одном из его уголков, густо заросших сиренью, находится замечательная археологическая древность: скифский погребальный курган, перенесенный сюда со всею обстановкой из окрестностей Анапы.

За городом следует взглянуть на интересные руины урочища «Ногай-Кале» (5–6 верст от ст. Раевской, ближе к Новороссийску) и ряд могильников со своеобразным способом устройства гробниц (дольмены-цисты), во множестве встречающихся по полям вокруг Анапы.

Важный промысел местного населения – рыбная ловля. В 25 верстах от Анапы, ближе к Керчи, имеются рыбные тони, откуда рыба вывозится на все Побережье и даже в Одессу (здесь ловится в год до 280,000 пудов рыбы: барабулька, кефаль, сельдь, камса, камбала).

В окрестностях Анапы громадные залежи каолиновой (фарфоровой) глины. В настоящее время этот ценный материал служит только для выделки кирпича, черепицы простой глиняной посуды.

Анапский кирпич настолько высокого качества, что его берут туда, где требуется наиболее прочный строительный материал, поэтому анапский кирпич можно встретить по всему Побережью.

Производство кирпича возможно в неограниченном количестве; в настоящее же время его выделывают лишь около 10.000.000 штук в год, черепицы – 3.000.000 штук. В 3-х верстах к северу от Анапы, в так называемой Чембурке, добывается очень хорошего качества известь (до 500.000 пуд. ежегодно).

Вина Анапских виноградников заслужили своими прекрасными вкусовыми качествами широкую известность. В Анапе и ее ближайших окрестностях до 2,000 дес. земли, годной для культуры винограда; в настоящее время занято виноградинками не более 600 дес., с ежегодною добычею вина до 180.000 ведер. Правильное виноградарство ведется небольшим числом лиц (Прокопович, Пилепко, Цейдлер, Самуриди, Шарданов, Волков, Успенский, Олейников и др.); все же остальные виноградари вина не делают, а продают виноград названным лицам (по 1 р. 70 к., 1 р. 50 к. за пуд). В последнее время правительство пришло на помощь местному виноградарству: командировало сюда инструктора-агронома, отпустило средства на постройку подвала для Товарищества виноградарей.

Вино в Анапе дешево: 15–20 к. бутылка (алиготэ, рислинг, кабернэ), вина в 40–60 к. за бутылку уже высокого качества, выдержанный не менее 2-х лет.

В Анапе отлично растет шелковица (тутовое дерево), и огромные корзины тутовой ягоды вывозятся на базары, но шелководства нет; делаются только опыты. Существует в окрестностях Анапы еще особое дерево, носящее греческое название «скумпия» (желтодревка); оно не достигает большого роста; ствол и листья его издают особый, резкий бальзамический запах; листва его идет на дубление кож и десятками тысяч пудов вывозится из Анапы; ствол дерева в земле не гниет.

Фрукты (вишни, черешни, абрикосы, сливы, яблоки) привозятся в Анапу из окрестных станиц и продаются весьма дешево. Яблоков и груш в самом г. Анапе не так много и сорта их большею частью не высокие».

В 1920–1930 годы развитие курорта продолжалось. Во время Великой Отечественной войны Анапу с августа 1942 по сентябрь 1943 года оккупировали фашисты, разрушившие город, который был восстановлен в послевоенный период.

В настоящее время Анапа – известнейший детский курорт, одно из любимейших мест морского отдыха в России.

Климатический и бальнеологический грязевой курорт расположен на высоком северо-восточном берегу Анапской бухты, окруженной отрогами Главного Кавказского хребта. Климат средиземноморского типа. Зима мягкая, весна короткая, лето очень теплое, продолжительное, осень теплая. Анапа – самое солнечное место на Черноморском побережье Кавказа, пасмурных дней в году менее 50. Купальный сезон длится с 15 мая по 15 октября. С центральной Россией соединена железной дорогой. Население около 60000 человек.

В Анапе более 50 санаториев и пансионатов, работают курортная поликлиника с лечебным пляжем. Солнечные ванны, морские купания, лечение сульфидными иловыми грязями Чембурского озера принесли заслуженную славу курорту. Здесь лечат заболевания опорно-двигательного аппарата, нервной системы. Местные минеральные воды используются для питьевого лечения при болезнях органов пищеварения. Минеральную воду из источника Раевского и Семигорье разливают в бутылки под названием «Анапская». Проводится виноградолечение, лечение детей с заболеваниями органов дыхания, нетуберкулезного характера, движения и опоры, кровообращения, кожи, нервной системы.

Городская планировка сохранилась со второй половины XIX века. Военное прошлое Анапы сохранило малое количество архитектурных памятников – врата турецкой крепости 1782 года, чугунные пушки XIX века. Археологический музей под открытым небом показывает остатки жилых кварталов, мостовых древней Горгиппии II–I веков до н. э.
Новороссийск

Первое известное историческое поселение на месте будущего Новороссийска было основано за пятьсот лет до Рождества Христова – греческая колония Бата позже вошла в состав Боспорского царства и просуществовала до IV века нашей эры. По этим землям проходили готы, в VIII веке осели хазары. В XIII веке генуэзцы построили здесь свою факторию Кало-Лимено – Прекрасную Гавань. Поселение располагалось на берегу Цемесской или Суджукской бухты при впадении в Черное море реки Цемес, одной из самых удобных, больших и красивейших бухт побережья, длиной до 15 километров, шириной от 3 до 10 километров.

Во второй половине XV века Черноморским побережьем Кавказа овладели турки, на южном берегу Суджуксмкой бухты в 1722 году построившие крепость Суджук-Кале. Наряду с Анапой Суджук-Кале являлся одним из крупных пунктов по Торговле Турцией с Северным Кавказом и северной частью Черноморского побережья.

В.К. Надлер писал в работе «Дюк де Ришелье на Кавказе. Основание Новороссийска», вышедшей в Одессе в 1893 году: «Кавказ с его неприступными твердынями оставался в начале XIX века еще в полном и бесспорном обладании своих полудиких воинственных обитателей. Россия стала в те времена уже твердою ногой на северной и на южной окраине хребта, она успела уже закрепить за собою линии Кубани и Терека, она владычествовала уже в Грузии и на западном побережье Каспийского моря, но настоящий Кавказ с его гигантскими горными массивами, с его бесчисленными долинами и ущельями, с его дремучими лесами и альпийскими лугами, представлял еще из себя исполинскую крепость, населенную многочисленными племенами. Восточное побережье Черного моря, покрытое почти сплошь скалистыми неприступными возвышенностями, считалось в те времена достоянием Османской империи, хотя в действительности турки владели здесь лишь несколькими укрепленными пунктами, занимавшихся, в основном, меновой торговлей».

Первый раз русские войска генерала Гудовича разрушили Суджук-Кале в 1791 году, после взятия Анапы в ходе русско-турецкой войны.

Турки восстановили крепость, но в ходе спровоцированной Наполеоном новой русско-турецкой войны отряд полковника Рудзевича снова взял Суджук-Кале, после взятия моряками-черноморцами Анапы, в 1810 году, оставив и разрушив укрепление в 1812 году.

До 1828 года Суджук-Кале находился в руках турок. По Адрианапольскому миру Черноморское побережье Кавказа была присоединена к России. 9 сентября 1936 года русская морская пехота адмирала М.П. Лазарева и солдаты генерала Н.Н. Раевского высадились в Цемесской бухте и на ее южном берегу, на месте Суджук-Кале построили Цемесское укрепление. В.К. Надлер писал: «Русский флаг, приветствуемый орудийным салютом, взвился на том месте, где раскинулся теперь цветущий приморский город Новороссийск. В тот момент никто, разумеется, не мог предвидеть будущего значения вновь занятого пункта. Можно было сказать только одно: Россией был приобретен несравненный, созданный самой природой, приморский порт».

14 января 1839 года укрепление получило название Новороссийск. Укрепление состояло из комплекса фортов, блокгаузов, земляных валов, рвов с подъемными мостами. Периметр обороны превышал 4 километра, как и в Анапской крепости. Вокруг укрепления возникло гражданское поселение.

Новороссийское укрепление было построено для того, чтобы «занятием Суджукской бухты прекратить в ней турецкую торговлю и тем произвести полезное для нас влияние на ближайших горцев».

6 августа 1848 года Новороссийск получил статус портового города с предоставлением больших льгот для населения, особенно купечества. Было построено адмиралтейство со складами для грузов, ремонтные мастерские для «исправления гребных судов», казармы.

В период Крымской войны Черноморская береговая укрепленная линия была ликвидирована. Англо-французская эскадра бомбардировала Новороссийск и сильно его разрушила. 31 марта 1855 года Новороссийск был оставлен русскими войсками, с ними ушли и горожане. В виде развалин Новороссийск просуществовал до 1860 года и «в виду полного его запустения указом Сената 31 марта 1860 года город Новороссийск был упразднен», а на его месте было возведено небольшое Константиновское укрепление. Около укрепления возникла Новороссийская станица, где первоначально поселилось 100 семей азовских казаков.

Портовый город Новороссийск был вновь учрежден 10 марта 1866 года и стал центром Черноморского округа (Новороссийского отдела) Кубанской области. В 1896–1920 годах Новороссийск – центр Черноморской губернии.

С лета 1879 года в Новороссийск поехали переселенцы с запада Российской империи. По воспоминаниям очевидцев «Новороссийск представлял собой маленький приморский городок, застроенный крытыми камышом домами. Всего домов в городе насчитывалось 90, жителей числилось 434 человека. Ни учебных заведений, ни даже почтового учреждения в городе не было. Однако заселение Новороссийска и ближайших к нему окрестностей продолжалось, особенно усилившись после разрешения в 1870 году свободной продажи в Черноморском округе казенных земель на льготных условиях».

В 1879 году вблизи Новороссийска были обнаружены богатейшие залежи сырья для производства цемента – мергелей. В 1882 году там был построен первый цементный завод – «Звуда». В 1883 году начал работать и нефтеперегонный завод.

Бурное развитие Новороссийска началось с 1888 года – времени окончания строительства Владикавказской железной дороги, ветки Екатеринодар-Новороссийск, от станицы Тихорецкой. Это дало богатому Северному Кавказу выход к морю. Были построены железнодорожные мастерские, депо, открылись кожевенный, мыловаренный, колбасный, пивоваренный заводы, мельницы, развивались рыбные промыслы.

В 1896 году АО «Владикавказская железная дорога» закончила строительство Новороссийского морского порта с 8 пристанями, 2 молями, пирсами, элеватором, зерновыми складами, резервуарами для нефти. Город стал крупнейшим морским портом, через который шел экспорт зерна, цемента, нефти с кавказских месторождений. В конце XIX века ежегодно в Новороссийский порт заходило более 300 кораблей. В городе-порте проживало 3000 жителей.

В 1896 году Новороссийск стал губернским городом с 3 округами – Новороссийским, Туапсинским и Сочинским. Население города увеличилось до 17000, а в начале XX века – до 30000 человек. В Новороссийске строится комплекс купален, благоустраиваются пляжи, работают ванны с теплой морской водой и лечебными грязями, буфеты, открываются рестораны. В город начинают приезжать многочисленные отдыхающие. К 1917 году в Новороссийске работают 10 цементных заводов.

18 июня 1918 года по приказу большевиков в Цемесской бухте были затоплены корабли Черноморского флота – 1 линкор, 10 эсминцев, вспомогательные суда. 26 августа 1918 года Новороссийск был занят войсками белой Добровольческой армии, 27 марта 1820 года – красной армией.

С весны 1920 года Новороссийск – крупный морской порт и промышленный центр.

Во время Великой Отечественной войны в сентябре 1942 года большая часть города была захвачена фашистами, которые все же были остановлены в южной части Новороссийска. С 4 февраля 1943 года южнее Новороссийска был высажен морской десант, занявший плацдарм, ставший «Малой Землей», удерживавшейся 225 дней, до освобождения города 16 сентября 1943 года. Новороссийск был полностью разрушен и восстановлен к середине 60-х годов XX века.

В 1973 году Новороссийску присвоено звание Город-герой.

В настоящее время Новороссийск – крупнейший российский порт по вывозу нефтяных грузов и цемента, с населением около 200 000 человек. Порт принимает и большое количество импортных грузов. В порту – пассажирский морвокзал, в городе – аэропорт, планетарий, выставочный зал, музей Н. Островского, музей истории цемента, музей танкерного флота, военно-мемориальные комплексы.

Исторический центр города – на западном берегу Цемесской бухты.

Ф. П. Доброхотов писал:

«НОВОРОССИЙСК

Новороссийск расположен на берегу Цемесской или Сунджукской бухты при впадении в нее р. Цемес. Цемесская бухта одна из самых больших на Черном море, длиною от Дообского маяка до устья реки Цемес до 14 верст при ширине от 2 до 8 в., занимает водную площадь в 42 кв. в.

Береговая полоса возле Цемесской бухты, шириною около 4 в., ограничена со стороны суши Мархотским хребтом Кавказских гор, достигающих здесь 2000 ф. высоты. Соединение горных окрестностей с громадным водным пространством бухты дает замечательную по красоте картину, напоминающую заливы Адриатического побережья.

Относительно далекого прошлого Новороссийска или, вернее, поселений на берегу Цемесской бухты, не имеется достоверных данных. По некоторым указаниям в летописях древних авторов, а также по остаткам сооружений в окрестностях бухты можно заключить, что на месте Новороссийска находилась одна из древнегреческих колоний. Впоследствии здесь основали свою колонию генуэзцы, о чем свидетельствовали развалины военного укрепления, сохранившиеся до 40-х годов прошлого столетия.

После завоевания турками Черноморского Побережья была возведена в 1722 г. при входе в Цемесскую бухту крепость Сунджук-Кале. На ряду с Анапой, Сунджук-Кале являлся одним из крупных пунктов по торговле с Северным Кавказом и северной частью Черноморского Побережья.

В 1808 г. крепость Сунджук-Кало, после бомбардировки с моря, была взята русскими войсками, но в 1812 году, помещавшийся в крепости русский гарнизон был выведен и крепость взорвана. До 1829 г. Сунджук-Кале находился в руках турок. По Адрианопольскому трактату берега Черного моря были присоединены к России, 9 сентября 1836 г. Сунджук-Кале был занят русскими войсками после непродолжительного обстрела крепости и на месте Сунджук-Кале было подведено Цемесское укрепление, через 2 года переименованное в Новороссийское.

Цемесское или Новороссийское укрепление было одно из ряда укреплений, воздвигнутых на Побережье в целях борьбы с горцами, чтобы «занятием Сунджукской бухты прекратить в ней турецкую торговлю и тем произнести полезное для нас влияние на ближайших горцев» (из доклада барона Розена).

В 1818 г. Новороссийск был возведен на степень портового города с предоставлением больных льгот для населения и торговцев. В это время город вел уже довольно значительную торговлю. В нем имелись некоторые портовые сооружения: адмиралтейство с магазинами для провизии, сараи для исправления гребных судов, для хранения угля, казармы и проч.

Начинавшееся развитие Новороссийска, как портового города, было прервано но время Севастопольской кампании, когда Новороссийск. подвергся бомбардировке соединенного Англо-Французского флота. 31 марта 1855 г. Новороссийск был оставлен русскими войсками. Почти все городское население бежало на месте бойкого торгового города остались только груды развалин. В таком виде город просуществовал несколько лет, и в виду полного его опустения, указом Сената 31 марта 1860 г., Новороссийск город был упразднен, а на его месте возведено небольшое Константиновское укрепление.

Оно занимало место, где теперь стоит Николаевский собор, военные калазармы и городской сад. Постепенно возле Константиновского укрепления начали селиться жители, площадь застраивалась небольшими домиками, возникла торговля.

По окончании покорения Кавказа и минования вследствие этого надобности в Константиновском укреплении, был вновь учрежден Положением 10 марта 1866 г. портовый город Новороссийск и в нем назначена резиденция Управления новообразованного Черноморского округа.

В это время Новороссийск представлял собой маленький приморский городок, застроенный крытыми камышом домами. Всего домов в городе насчитывалось 90, жителей же числилось 434 человека. Ни учебных заведений, ни даже почтового учреждения в городе не было. Однако, заселение Новороссийска и ближайших к нему окрестностей продолжалось, особенно усилившись после разрешения в 1870 году свободной продажи в Черноморском округе казенных земель на льготных условиях.

В 1869 г. за Цемесским болотом был основан чехами, призванными правительством для колонизации края, поселок.

На западном берегу бухты была учреждена Новороссийская станица, нынешняя «Станичка». В ней поселялись казаки Черноморского поиска и отставные матросы.

Рост Новороссийска в связи с слабым заселением Черноморского Побережья и отсутствием удобных путей сообщения совершался чрезвычайно медленно. К средине 90 годов в городе насчитывалось всего около 3000 жителей.

Нынешний Новороссийск начинает свою историю с 1885 года, когда была предпринята постройка портовых сооружений и ветви Владикавказской железной дороги от станицы Тихорецкой до Новороссийска. Работы эти были вызваны необходимостью дать северному Кавказу с его богатыми урожаями выход к морю. С момента открытие железнодорожного движения (1888 г.) Новороссийск начинает быстро расти и в несколько лет приобретает значение мирового торгового порта.

В период с 1886 г. по 1892 г. в Новороссийск был возведен правительством и Кавказской железной дорогой ряд портовых сооружений, несколько пристаней, громадный элеватор, зернохранилища, склады, резервуары для нефти и т. п. Все это позволило довести грузооборот порта до громадных размеров.

В 1888 г. отпуск хлебных товаров достигал только 7500 п., а уже в 1895 г. хлебных грузов было вывезено свыше 37.000.000 п.

23 мая 1890 г. Новороссийск преобразован в губернский город Черноморской губернии. 14 июня 1900 г. по Высочайшему повелению в состав городской территории был включен и так называемый Новый город на Зацемесской стороне, железнодорожная территория, земля общества «Русский Стандарт», участок генерала Адамовича и Мефодиевский поселок. Мера эта была вызвана тем, что после 1870 г., когда началась льготная продажа земель, крупные участки были скуплены немногими владельцами и на их земле начали быстро расти поселки, угрожая образованием самостоятельного города, что, конечно, было бы невыгодно для Новороссийска».

В 14 километрах от Новороссийска находится местность Абрау-Дюрсо, известное не только красотой, но и производством шампанских вин, начатом в 1892 году.

Ф. Доброхотов писал об Абрау-Дюрсо в 1916 году:

«Оно находится среди живописнейших гор, покрытых лесом на берегу озера Абрау и в бассейне реки Дюрсо.

Пресноводное озеро Абрау одно из больших на Черноморском побережье, длинною около 3 верст, замечательно по своей красоте. Не доезжая нескольких верст до Абрау по вьющейся лентой дороге, среди роскошных виноградников, можно любоваться изумрудной гладью лежащего среди гор озера.

В 1872 году от имения Абрау, принадлежавшего Удельному Ведомству, был командирован в Иоганнессбург агроном Ф.И. Гейдук, где ему, по просьбе императора Александра II было отпущено князем Меттернихом 20000 рейнских лоз «рислинга». Для красного вина были приобретены лоза «портушзера».

Привезенные лозы дали богатый урожай. Четыре года спустя были выписаны еще из Ливадии сорта каберне (лафит) и семилион (сотерн). Первый большой успех достался винам Абрау на Ялтинской выставке 1884 года, где эти вина произвели га экспертов большое впечатление своей мягкостью и тонкостью. С 1892 года началось разведение шампанских сортов. Шампанское производство начало быстро развиваться с 1907 года. В 1902 году в Абрау было разлито 60000 бутылок, в 1913 году – 600000 бутылок. Качество получаемого шампанского мало уступает лучшим французским маркам.

Чрезвычайно интересны разнообразные приспособления для выделки шампанского, а также тоннели, подвалы, вырубленные в каменных скалах.

В Абрау также имеется завод для приготовления виноградного спирта из отбросов виноделия».

Пресноводное озеро Абрау одно из больших на Черноморском Побережье, длиною около 3 верст, замечательно по своей красоте. Не доезжая нескольких верст до Абрау по вьющейся лентой дороге, среди роскошных виноградников, можно любоваться изумрудной гладью лежащего среди гор озера, на берегу которого на крутом возвышении расположились контора и квартира управляющего имением. Отсюда прекрасный вид на переливающееся всеми цветами озеро и зеленеющие виноградники.

С разрешения управляющего имением можно осмотреть хозяйство и подвалы этого образцового имения, занимающего площадь свыше 11,300 дес., из которых под виноградниками 212 дес.

Хозяйство заведено в 1870 г., когда предполагалось ввести здесь молочное хозяйство, коневодство и плодоводство. Но с течением времени выяснилось, что при условиях данной местности наиболее продуктивным, может быть виноградарство и виноделие.

В 1872 г. от имения Абрау был командирован агроном Ф.И. Гейдук в Иоганнесбург, где ему, по просьбе императора Александра II, было отпущено кн. Метернихом 20.000 рейнских роз «рислинга». Для красного вина были приобретены лозы – «португизера».

Привезенные лозы дали богатый урожаи. 4 года спустя были выписаны еще из Ливадии сорта кабернэ (лафит) и семилион (сотерн). Вино первых урожаев легко распродавалось по ценам от 6 до и 10 руб. за ведро. Первый большой успех достался винам Абрау на Ялтинской выставке 1884 г., где эти вина произвели на экспертов большое впечатление своей мягкостью и тонкостью. С 1892 г. начинается разведете шампанских сортов.

Из 212 дес., занятых под виноградниками, свыше 80 дес. служат, для выделки шампанского.

В настоящее время все шампанское производство Удельного Ведомства сосредоточено в Абрау. Шампанское производство начало быстро развиваться с 1907 г. В 1902 г. в Абрау было разлито 61030 бутылок и отпущено 13.999 бутылок и 920 полубутылок. В 1913 г. разлито 600.000 бутылок и отпущено свыше 400.000 бутылок шампанского. Качество получаемого шампанского мало уступает лучшим французским маркам.

Главный рынок сбыта шампанского Абрау-Дюрсо – в Петроград (в 1912 г. – 117.800 бутылок). Но в последнее время оно ходко идет в Москве (46.750 бутылок) и других городах.

Общий урожай винограда достигает 70.000 ведер в год, из которых на столовые вина приходится около 50.000 ведер.

Число постоянных служащих и рабочих в имении около 150 человек, число поденщиков во время весенних работ доходит до 600 человек, и во время сбора винограда до 800 человек. Для рабочих построены казармы, содержится больница, имеются церковь, школа, квартиры для служащих, мастерские: кузнечная, слесарная, бондарная. Водокачка. Потребительская лавка с оборотом в 90000 руб. в год.

Чрезвычайно интересны разнообразные приспособления для выделки шампанского, а также тоннели, подвалы, вырубленные в каменных скалах и вымирающие до 200.000 ведер вина.

В Абрау также имеется завод дли приготовления виноградного спирта из отбросов виноделия.

Поездка в Абрау-Дюрсо и обратно на извозчик обходится в 5–8 рублей. Путь лежит по хорошей шоссейной дороге, проведенной в начале 90-х годов, по узким ущельям, покрытым густой зеленью. За широким ущельем возле красивой горы Черкес открывается дивный вид на Мархотский хребет, Цемесскую долину, Восьмое ущелье и долину реки Озерейки. Дорога спускается в долину, чрезвычайно тщательно, до постоянного клочка, возделанную под нивы и виноградники. Это – владение деревни Глебовки. Отсюда направо – дорога в имение «Озерейка», бывшее Катковых, а налево – в Абрау, до которого остается 9 верст. Еще полчаса пути – и перед вами сверкающее серебряное блюдо – озеро Абрау».
Геленджик

Прекрасная Геленджикская бухта Черного моря привлекала к себе людей с глубокой древности. При археологических раскопках в 6 километрах от Геленджика были обнаружены остатки нижнепалеологического поселения, существовавшего около 200 000 лет назад. В окрестностях Геленджика сохранились остатки поселений эпохи бронзы, многочисленные дольмены III–II тысячелетия до нашей эры.

В VI веке до н. э. на берегу Геленджикской бухты греками-колонистами было основано небольшое поселение Торик, о чем свидетельствовал древний географ Скилакс Кориандский, живший в 521–485 годах до н. э. Коренных жителей в те времена звали торетами и керкетами, позднее зихами, ставшими отдаленными предками адыгов-шапсугов и натухайцев. В разное время здесь жили полумифические киммерийцы, греки, генуэзцы, готы, гунны, половцы, монголы, татары, горцы и русские.

В средневековье у Геленджикской бухты жили племена зихов и их потомки, адыгейские племена. Натухайское слово «Хчулзыжчий» переводится как «маленькое пастбище, поляна»; возможно турки поэтому стали называть местность «келенджик» – по-турецки «Невесточка», русские называли поселение у бухты «Геленджик». С конца XV века Геленджик – турецкий порт.

Ф.П. Доброхотов в работе «Черноморское побережье Кавказа», вышедшей в Петрограде в 1916 году, писал:

«Вся местность Геленджика с горной полосой представляла тщательно разработанный оазис со значительными посевами кукурузы и хлебов, прекрасными садами, орошаемыми искусственным образом и оберегаемыми особыми водоотливами. Весною Геленджик так утопал в молочной белизне цветущих садов, что само его название производят от черкесского слова, означающего «Белая невеста, невеста в фате». По другому же толкованию Геленджик состоит из двух слов: Гелен – Елена, от греческого и черкесского скрашивающего окончания «джик». Быть может, красавица Елена и была белою невестою, а Геленджик – городом покупаемых в нем невест. Но поселившиеся здесь кубанские казаки наименовали свою станицу «Зеленчуком», очевидно по обилию в нем зелени».

Во времена турецкого владычества Геленджик был оживленным торговым пунктом, через который сбывались скот, овцы, домашняя птица, мед, воск, яйца. Взамен горцы получали оружие и ткани. В 1811 году капитан российского фрегата «Иоанн Златоуст» доносил начальству о бухте Геленджик-Кале: «Она довольно выгодна своим закрытием от ветров и глубиною для купеческих и малых военных судов. Владетель оной бухты есть черкесский князь Калабат-Оглу, которого поддерживает Анапский паша и сея бухта есть единственная от Суджука до Сухума, которая доставляет все жизненные и другие припасы для черкес».

По Адрианапольскому миру 1929 года Геленджик отошел к России. 25 июля 1831 года в Геленджикской бухте высадился русский десантный отряд генерала Е.А. Берхмана. Русские моряки получили отличную базу для стоянки патрульных кораблей, а солдаты начали строить прямую военную дорогу Кубань-Геленджик, законченную через 3 года. Вокруг построенного укрепления вырос населенный пункт. Геленджик служил важным опорным пунктом русских войск и базой отряда кораблей Черноморского флота. В 1836 году рядом с Геленджикским укреплением были построены Кабардинский форт, Новотроицкое укрепление (Криница) и Михайловское укрепление (Архипо-Осиповка).

В марте 1840 года 10000 адыгов напали на Михайловское укрепление с гарнизоном в 500 солдат во главе с комендантом штабс-капитаном Лико. Когда защитников крепости, уцелевших в ожесточенной резне, осталось несколько десятков и огромная толпа осаждавших с победными криками ворвалась в укрепление, солдат Архип Осипов по ранее полученному приказу взорвал пороховой погреб. Вскоре адыгов выбили и укрепление было восстановлено.

Ф.П. Доброхотов писал: «Несмотря на превосходный климат, условия гарнизонной службы и жизни были здесь так тяжелы, что создали повальные болезни и в гарнизоне свирепствовали малярия, цинга и кровавый понос, вследствие недостатка в пище, которую было трудно подвозить из-за отсутствия путей сообщения и невозможно плохого состояния жилищ и казарм. Офицеры гарнизона на первый день Пасхи разговлялись селедками, как неслыханной роскошью».

Тем не менее уже в 40-х годах при самых скромных улучшениях в больничной обстановке, само правительство признало за Геленджиком значение климато-лечебного места, посылая в Геленджикский госпиталь больных.

Со дня своего основания Геленджикское укрепление было центральным пунктом, из которого направлялись русские отряды сухим путем в горы и морским путем вдоль берегов для военных экспедиций к горцам и «преследования турецкой и греческой контрабанды невольниками, невольницами, оружием и боевыми припасами».

Во время крымской войны вся Черноморская береговая укрепленная линия была ликвидирована, так как англо-французский флот полностью ее блокировал. В марте 1854 года крепость Геленджик была взорвана и оставлена гарнизоном. По окончании войны в 1856 году укрепления на побережье восстановили; в 1857 году в Геленджик вновь вошли русские войска. Там же на побережье было основано 12 станиц, составивших Отдельный Шапсугский батальон, охранявший Черноморский берег.

В 1864 году была основана станица Геленджикская, в которой поселилось 96 семей кубанских казаков. В 1870 году станица была переведена из военного в гражданское ведомство и преобразована в селение.

Построенное в 1890-х годах шоссе Новороссийск-Сухуми связало все населенные пункты Черноморского побережья Кавказа и дало мощный толчок к его развитию. Геленджик стал разрастаться как красивый курорт. В 1892 году в Геленджике было 2000 жителей.

Полицейский Геленджика доносил начальству в Новороссийск:

«В Геленджике имеется 160 поселянских дворов, 100 иногородних и 11 хуторов, принадлежащих исключительно иногородцам. Летом в Геленджик как в курорт приезжают из всех городов Империи масса купающихся и каждый домовладелец, ночуя на чердаке, в сарае и даже на открытом воздухе, отдает последнюю комнату приезжим. В Геленджике большая часть поселян и иногородцев-поселян существует исключительно отдачей внаем приезжающим своих помещений. Дачами и хуторами в моем участке владеют большей частью люди высших и средних сфер».

Ф.Н. Доброхотов писал о Геленджике и Архипо-Осиповке конца XIX века:

«Расположен он на восточном берегу Черного моря и на живописной котловине, окруженной с трех сторон Мархотским хребтом (с севера), имеющим до 3.000 ф. и его отрогами, более низкими (с запада и востока) и в свою очередь окружающий красивую бухту, имеющую почти правильную овальную форму с диаметром вдоль берега 5 верст и поперек 3 версты, между двумя, как бы обнимающими бухту мысами, являющимися отрогами хребта, юго-восточным – обрывистым и северо-западным – значительно более низменным. Первый называется Толстым мысом, застроен дачами частновладельцев, как бы продолжающими селение Геленджик, а второй – Тонким, на котором в последние годы образовался отделенный от Геленджика поселок Солнцедар.

Дно бухты отчасти песчаное, в большей же части покрыто крупным плитняком, причем оно правильно и равномерно покато спускается к выходу из бухты.

Если не считать лежащей за хребтом небольшой дер. Адербиевки, горы, окружающие Геленджик, совершенно пустынны. В сторону Новороссийска, лежащего в 37 верстах от центра селян и 35 от его крайних дач, расположены в 7 верстах деревушка Марьина роща и в 15 вер. Кабардинка на Сухумском шоссе.

Еще в 50-х годах прошлого столетия Геленджик представлял море зелени и богатой растительности от берега до самого хребта, впрочем там, где теперь селение, был черкесский аул.

По занятии Геленджика, при покорении Кавказа, в конце 50-х годов, военная администрация справедливо оценила не только стратегическое положение бухты, доступной для глубокосидящих судов, построив в центре нынешнего селения крепость, от которой остались едва заметные следы, но и ее климатическое и санитарное значение, сосредоточив здесь госпитали западной армии.

Картина эта значительно изменилась после ухода шапсугов и переселении сюда малороссов, опытных земледельцев, но не садоводов, которые и начали свою здесь деятельность вырубкою садов и лесов, совершенно обезлесив склон хребта. Понадобилось почти полвека, чтобы вернуться к прежнему, и ныне Геленджик вновь утопает в садах, насажденных, главными образом, интеллигентами, которые с 1898 г. стали приобретать у крестьян плановые участки и строить не только дачи, но и зимние дома и насаждать сады, чрезвычайно быстро развивающееся при местных условиях почвы и климата. Ныне интеллигенция составляет почти 50 % населения, т. е. без малого 2.500 душ, в сезон же здесь собирается от 8 до и 10 тысяч приезжих, ищущих хорошего купанья и ровного теплого климата.

Климат здесь несравненно суше чем в более к югу лежащих Туапсе, Сочи, Адлера и т. д. Если там глаз и привлекает роскошная, почти субтропическая растительность, зато благодаря обилие влаги, более часты лихорадки. Геленджик, где имеются лишь 2–3 высыхающих летом ручья, малярия почти неизвестна.

Жизнь здесь значительно дешевле прочих лечебных местностей Черноморского Побережья, чем объясняется наплыв сюда каждую весну, лето и осень именно больных, среднего достатка. В Геленджике можно иметь скромную комнату с необходимою мебелью за 15–20 руб. в месяц, равно как и обед – от 15 до 20 руб. Полный же пансион от 50 до 60 рублей.

В Геленджике имеются 2 церкви (третья на Тонком мысе), почтово-телеграфная контора (с отделением на Тонком мысе), 2 низших училища, 2 ремесленных, 1 прогимназия смешанного типа, окружная больница, частная аптека, Просветительное общество. Благодаря последнему можно иметь в розничной продаже ежедневно свежие газеты и телеграммы. Затем 2 библиотеки, несколько купален, из которых три с теплыми ваннам, душами и солнечными ваннами, вполне благоустроенный, общественный парк, 2 курзала со сценами, несколько гостиниц, из которых одна вполне удовлетворительная. Многочисленные меблированный комнаты, несколько ресторанов и кофеен, кондитерских, сносный рынок, много магазинов всякого рода: обуви, мануфактурных, гастрономических, посудных и пр… Общество потребителей, Банк взаимного кредита, ссудо-сберегательная касса и, наконец, два Общества благоустройства. Не имея других средств, кроме членских взносов и немногочисленных пожертвований, эти Общества не могут развернуть свою деятельность, как хотели бы и как то следовало бы.

Отсутствие правильно организованной санитарии, вследствие недостатка необходимых для этого сумм, является тем главным дефектом Геленджика, который мощно побеждается самой природою, чудным живительным климатом и прекрасным купаньем Геленджика.

К дефектам его, правда, относят и северо-восточный ветер – NО), но сила его здесь на несколько баллов слабее Новороссийска; неприятен он и бывает довольно продолжительным лишь в зимние месяцы, с апреля же по октябрь он дует слабо и не более 5–6 раз в сезон, причем если и приносит вред плодоносным деревьям, то в то же время служит несравненным дезинфектором Геленджика.

Не останавливаясь на красотах природы Геленджика, его чудных восходах и закатах солнца, экскурсиях в горы, в буковые леса, завитые лианами, на катаньях на лодках в тихой бухте и т. д., – приезжие больные при превосходном купании и сравнительной дешевизне жизни, пользуются прекрасным мягким и ровным климатом (средняя годовая температура +12,4, средняя с мая по ноябрь +18) при громадном количестве фруктов: уже в конце апреля – вишни и черешни, в июне и июле – абрикосы, персики, миндаль, яблоки и груши, в августе и сентябре – виноград, в том числе, и лечебный. При роскошной осени, Геленджик мог бы быть идеальным местом для лечения виноградом.

Все вместе взятые естественные условия Геленджика особенно благоприятны для слабогрудых детей и стариков, а также для изнуренных хроническими болезнями, перенесших тиф, инфлюэнцу, малярию, золотушных и малокровных. Осо бенно рекомендуется Геленджик для больных туберкулезом костей, особенно в детском возрасте, что побудило Кубанское медицинское общество к устройству здесь детского санатория имени П. И. Пирогова, а Геленджикское Общество Просвещения открыло гимназию, в которой дети слабого здоровья проходят средне-учебный курс в благоприятных климатических условиях.

Вообще о Геленджике часто говорят, как о детской климатической станции. Действительно, сюда привозят сотни, даже тысячи детей. Купальный сезон начинается в мае и кончается в сентябре.

Местные дачевладельцы приспособили свои дачи к сдаче помещении приезжей публики и это составляет главный доход населения. Под виноградниками, в самом Геленджике, находится всего только шесть десятин, но в окрестностях Геленджика, особенно в Солнцедаре на Тонком мысу под виноградником находятся довольно большие пространства. На Тонком мысу виноградарство с каждым годом все развивается. Кроме виноградарства, занимаются в небольших размерах фруктовым садоводством и огородничеством.

На культурных участках возле Прасковеевки, виноградники занимают 22 десятины.

Геленджик до сих пор числится селом, хотя неоднократно возбуждались ходатайства о превращении Геленджика в город.

Промышленность представлена, не считая мелких предприятий, цементным заводом франко-русской компании, деятельностью которого, главным образом, определяется грузооборот Геленджикского порта. В 1913 г. экспортировано – 3645000 пуд. цемента. Импорт выразился в 1886.000 пудов. Предметами ввоза были: каменный уголь, клепка, мука, сало и другие предметы потребления, а также красные товары, бакалея и проч., что является потребностью жителей.

Геленджик посещается 6 раз в неделю пароходами Русского Общества Пароходства и Торговли. Единственное неудобство Геленджикской бухты – отсутствие пристани. Пассажиры перевозятся на фелюгах от парохода к пристани с платой по 15 коп. с человека.

Кроме пароходов Русского Общества Пароходства и Торговли сообщение Геленджика с Новороссийском поддерживается на катерах «Князь Оболенский» и «Отважный», совершающих ежедневные рейсы между Новороссийском и Геленджиком. Плата за конец в I классе – 85 к., во II – на палубе – 50 коп. Рейсы согласованы с расписанием Владикавказской железной дороги.

Сухопутное сообщение с Новороссийском (37 верст) на автомобилях с человека 2 руб. и лошадях с платой от 6 до и 10 руб. за экипаж, или на перекладных около 3 р.

В Геленджике два общества благоустройства – Северное и Южное. Каждое имеет свой курзал.

На время съезда больных сюда приезжают для практики врачи-специалисты (некоторые имеют собственные дачи) из Екатеринодара, Ростова, Москвы, Петрограда и др.

Имеются три купальни, цены следующие: в отдельном номере– 10 коп., в общей купальне – 5 коп., теплая морская ванна – 50 коп., грязевая ванна – 1 р. 50 к.

Большинство приезжих, а в особенности дети, купаются под открытым небом на берегу, считающемся одним из лучших на Побережье.

Геленджик считается дешевым лечебным местом; сюда приезжает публика с небольшими средствами: учителя, священники, чиновники, торговцы и др. Много приезжих ил разных концов России и соседних – Кубанской, Донской областей, городов, Екатеринодара, Армавира, Ростова и др.

Гостиницы: «Кордеса» – 20 номеров от 75 коп. до и 1 р. 50 к., «Европа», «Россия» от 1 р. 25 к. до 2 р. 50 к., «Центральные номера» ог 1 р. 25 к. до 2 р. 50 к. Меблированные комнаты на даче Б. Ф. Шиллер – свыше 40 комнат – от 75 к. в сутки и от 15 р. в месяц. Здесь же обеды от 15 руб. в месяц. Пансион 50–60 руб.

Обеды можно получить во всех гостиницах от 50 коп. и дороже, и в домашних столовых. При столовой У. С. Гладкой имеются комнаты с полным пансионом от 50 р. до 75 р. в месяц.

Цены на продукты не выше Новороссийских: масло 60 к., яйца 35 к., хорошее молоко 8 к. бут., виноград от 5 до 10 к., дешевы фрукты и овощи.

Такса для извозчиков: фаэтон в час 60 к., пролетка – 40 к., конец – 20 к.; из селения на дачи возле боен – 30 коп., до маяка 50 и 40 коп., на цементный заводь 75 и 60 к.

Публичные библиотеки о-ва Просвещения и Николайшвили взимают плату за чтение книг от 50 к. в месяц при залоге в 1 р. 50 к. Газеты и журналы в книжном киоске о-ва Просвещения. При купальне «Джанхот» имеется особый читальный зал со всеми журналами. Получаются: «Черноморская газета» в день выхода, Ростовские – «Утро Юга» и «Приазовский Край» на второй день, Московские и Петроградские на 3–4 день после выхода.

Кроме почты и телеграфа существует еще телефонное сообщение с Новороссийском, на цементном заводе, в 3 верстах от селения. Пользоваться телефоном можно благодаря любезности конторы, и посторонним лицам.

На деятельность Общества благоустройства следовало бы соответствующим учреждениям обратить особое внимание, чтобы оказать ему возможную поддержку, так как, благодаря его деятельности, Геленджик, как лечебное место, стал быстро развиваться; точно также большое значение для Геленджика имеет и Общество Просвещения. Однако, благодаря ограниченным средствам, Общество не может расширить свою деятельность.

Кроме надзора за санитарным состоянием и благоустройством береговой полосы, находящейся в ведении Общества, на средства последнего были отгорожены площади берега для бульваров и скверов, засаживаемые ежегодно декоративной растительностью, а также выстроены здания Северной и Южной ротонд-курзалов с помещениями для летних театров, биллиардов, буфетов и прочих служб, при общей затрате на все нужды благоустройства свыше 20.000 рублей. Затем были сделаны танцевальные площадки, дорожки, тротуары, беседки и произведена посадка свыше 200 штук хвойно-декоративных растений. Взимание сбора на нужды лечебного места с приезжающей публики не существует. Члены же Общества благоустройства добровольно облагают себя сборами на нужды благоустройства. Поселяне не принимают никакого участия в делах благоустройства, относясь индифферентно ко всему.

Результатами деятельности Общества было не только улучшение насущных нужд лечебного места, но и предоставление наибольших удобств и развлечений для приезжих больных, количество которых, с каждым годом увеличивается, подтверждая деятельность и рациональность мер, принимаемых и осуществляемых членами Общества благоустройства.

С возвышенных мест Сухумского шоссе Геленджик представляется в виде живописного селения, растянутого по изгибу берега бухты. Со стороны суши тянется Мархотский хребет, посылая легкие отроги к морю, которые и замыкают долину Геленджикской бухты. Взор невольно останавливается на зеркальной глади бухты и отдаленной полоске открытого моря, виднеющегося между двумя мысами.

Низменная северо-западная сторона бухты оканчивается на взморье узкою и довольно длинною косою, которая называется «Тонким мысом». Противоположный возвышенный берег, называемый «Толстым мысом», выдвинулся в море отвесным обрывом с маленьким маяком на верху. Проход в бухту между Толстым и Тонким мысами имеет всего 1,5 версты в ширину, что защищает бухту от сильных волнений при юго-западных ветрах.

В 56 верстах от Геленджика и в 97 от Новороссийска расположено селение Архипо-Осиповка, бывшая станица Вуланская, возникшая на месте Михайловского укрепления.

Вуланский залив был известен еще генуэзцам, в XIV и XV веках.

До покорения Побережья русскими здесь жили шапсуги.

22 марта 1840 г. на бывшее здесь Михайловское укрепление, в котором находилось 59 человек гарнизона, горцы произвели ожесточенное нападение. Гарнизон отчаянно сопротивлялся, но тысячи нападавших горцев продолжали штурмовать укрепление и было очевидно, что крепость перейдет в руки горцев. Тогда комендант крепости штабс-капитан Лико вызвал охотника взорвать пороховой погреб. Вызвались все немногочисленные защитники укрепления. Поэтому поручение было дано правофланговому – рядовому Тенгинского полка Архипу Осипову. Из строя вышел солдат, схватил пылающий фитиль и с криком: «Поминайте, братцы, Архипа Осипова» – вбежал в пороховой погреб. Произошел страшный взрыв, похоронивший под развалинами защитников крепости и сотни нападавших горцев. Из гарнизона спасся каким-то чудом один человек, который рассказал впоследствии о происшедшем.

В увековечивание подвига Император Николай I повелел зачислить Архипа Осипова навсегда правофланговым I роты Тенгинского полка. До сих пор в Тенгинском полку на перекличках ежедневно вызывается рядовой Архип Осипов и правофланговый I роты неизменно отвечает: «погиб во славу русского оружия в Михайловском укреплении».

Император Александр II «для незабвенности случившегося в Михайловском укреплении» повелел воздвигнуть на месте битвы памятник командиру гарнизона капитану Лико и рядовому Архипу Осипову. На месте бывшего Михайловского укрепления возвышается теперь крест-памятник с надписью: «77-го пехотного Тенгинского Его Императорского Высочества Великого Князя Алексея Александровича полка рядовому Архипу Осипову, погибшему во славу русского оружия 22-го марта 1840 г. в укреплении Михайловском, на месте которого сооружен сей памятник».

Памятник этот в виде большого белого креста виден издалека с моря.

Кроме того, поручиком Самсоновым в 1899 г. сооружены три памятника в виде железных крестов, окруженных оградами: на месте порохового погреба, на месте братской могилы защитников укрепления и на том месте, где был убить штабс-капитан Лико.

После окончания Кавказской войны на месте Михайловского укрепления возникла станица Вуланская, впоследствии переименованная в память героя в «Архипо-Осиповскую».

Местечко это, в виду здорового ровного климата и прекрасных условий для купанья, песчаного пляжа и мягкого морского дня, имеет все данные сделаться местом отдыха для ищущих здоровых условий жизни.

Приезжие нанимают у местных крестьян комнаты или целые хаты, конечно без особенных удобств, но за недорогую плату.

Продукты недороги. Одинокому человеку в летнее время можно прожить на 25 р. в месяц.

В станице имеется почтово-телеграфное отделение, потребительская лавка, мануфактурные магазины, ссудо-сберегательное товарищество.

Центр селения находится на шоссе в одной версте от моря. Однако, чувствуется тяготение к морю, вблизи которого построено несколько красивых дач москвичей и петроградцев. Земли охотно раскупаются, тем более, что цены сравнительно не дороги.

Окрестности Архипо-Осиповки, особенно по берегам рек Пшады и Текос, очень живописны – крутые тропинки разбегаются по ущельям, множество раз пересекая русла горных речек и ручьев, затененных зелеными сводами деревьев. На дороге и на откосах часто встречаются бурого цвета камни, свидетельствующие о залежах железной руды. К сожалению, этот благодатный край до сих пор еще мало исследован и вовсе не использован. Жителей в селении около 2 тыс.

Морской берег у Архипо-Осиповки удобен для остановки судов, но пока сообщение поддерживается только на перекладных. При всех благоприятных данных Архипо-Осиповка обещает развиться в благоустроенное летнее лечебное место.

В 5 верстах от Архипо-Осиповки в ущельи находится большой дольмен цельного камня».


Печатается по изданию:

Ф.П. Доброхотов. Черноморское побережье Кавказа. СПб, 1916.

В 1901 году в Геленджике было организовано общество содействия благоустройству курорта, начались строиться санатории, но лечебных мест было немного.

В 1915 году Геленджик стал городом.

Во время гражданской войны в Геленджике формировалась Таманская красная армия.

К 1940 году на курорте отдыхало более 60000 человек, работало 30 здравниц.

Во время Великой Отечественной войны Геленджик стал большим тыловым госпиталем. Зимой 1942–1943 годов здесь формировались советские десантные части, воевавшие на «Малой земле» и освобождавшие Новороссийск.

После войны Геленджик был обустроен и вновь стал одним из любимых советских, а с 1991 года – российских курортов.

Климат курорта сухой субтропический средиземноморского типа, зима мягкая, весна ранняя, затяжная, лето жаркое, осень теплая. Купальный сезон – с мая по октябрь.

Население Геленджика около 50000 человек. В Геленджикскую курортную зону входят Кабардинка, Дивноморское, Джанхот, Бета, Криница, Архипо-Осиповка.

Достоинства Геленджикской курортной зоны, протяженностью около 100 километров – морские купания, солнечные ванны, минеральные источники, привозные лечебные грязи. Лечат больных с заболеваниями сердечно-сосудистой, нервной и эндокринной систем, органов дыхания, опорно-двигательного аппарата.

В Геленджике работает Историко-краеведческий музей, проводятся традиционные праздники-карнавалы открытия курортного сезона.
Туапсе

Форт Вельяминовский, будущий город Туапсе, был основан на берегу Туапсинской бухты Черного моря, как одно из 17 укреплений, охранявших выхода на морские пути восточного Причерноморья. 12 мая 1838 года в устье реки высадился десант генерала Н. Раевского и генерала М. Лазарева, 22 мая военное укрепление Вельяминовское было основано. Через год, 24 июня 1839 года, на форт было совершено нападение шапсугов, успешно отбитые гарнизоном.

5 мая 1840 года форт был захвачен отрядом адыгов и разрушен, но уже 10 мая десант генерала Госфора выбил адыгейцев и восстановил укрепление.

С началом Крымской войны в марте 1854 года Вельяминовское укрепление было уничтожено, гарнизон ушел в Новороссийск. 1 сентября 1857 года русский отряд майора Левашова после высадки в устье Туапсе разгромил турок, выстроивших на месте русского укрепления свой форт, и построили военный пост Вельяминовский.

После завершения Кавказской войны в марте 1866 года начинается заселение Туапсинского района русскими, армянами, молдаванами, греками, адыгами. С 1866 года на месте Туапсе – посад Вельяминовский.

Развитие посалда связано с постройкой в конце XIX века шоссейных дорог Новороссийск – Сухуми и Майкоп – Туапсе и строительством морского порта.

23 мая 1896 года из Кубанской области выделяется Черноморская губерния в составе Новороссийского, Туапсинского и Сочинского округов. Вельяминовский посад стал окружным центром и был переименован в посад Туапсе, названный по реке. Слово «Туапсе» черкесское, означает «Туа» – «два», и «псе» – «вода», «Две воды» – город находится в долине рек Туапсе и Паук.

26 декабря 1898 года было закончено строительство Туапсинского порта. В бухте был благоустроен прекрасный песчаный пляж. В Туапсе стали ездить отдыхающие.

Ф.П. Доброхотов писал о Туапсе конца XIX века:

«Город расположен по холмам широкой котловины, которой заканчивается у моря ущелье реки Туапсе, идущее от перевала на главном хребте, – ущелье, по которому проходит Майкопское шоссе и Армавир-Туапсинская ж. дорога Северная часть этой котловины представляет собою холмистую местность со склонами к югу, юго-востоку и юго-западу. По этим холмам раскинулся город. Выше этой холмистой полосы тянется возвышенная гряда боковых отрогов главного хребта, заканчивающаяся у моря Кадошским мысом. С восточной и юго-восточной сторон котловина также замкнута горным кряжем. Юг, юго-запад и запад ее открыты к морю. В северо-восточном направлении тянется упомянутое ущелье. Ближе к южной границе котловины, по ровной низине, протекает река Туапсе, за которой к югу расположена деревня Вельяминовка, вся тонущая в фруктовых садах. За первою линией холмов к северу тянется второе ущелье, в долине которого протекает река Паук, впадающая в море в районе казенного (старого) порта. Всё склоны гор и холмы покрыты густым лесом, представляющим чудную ярко-зеленую раму, окружающую город. Река Туапсе принадлежит к типу рек северо-западной части Побережья, т. е. не многоводна, не лежит в глубоком ложе, почему и не заболачивает долину, подобно рекам южной части Побережья, в широких котловинах образующих болотистые низины. Что касается состава горных пород, то район Туапсе представляет собою, как и во всем остальном ту границу северо-западной с юго-восточной частью Побережья, которая может представить обе части Побережья. Здесь есть и глинистые сланцы (трескуны) первой и песчаники и сланцевый глины – второй. Конфигурация почвы и ее состав способствует быстрому стоку дождевых вод в море. Количество дождевых осадков на Черноморском Побережье вообще весьма значительно, в несколько раз превышая таковое в Крыму и центральной России. Туапсе и в этом отношении занимает середину – от 1,200 до 1,400 мм, сравнительно 800 мм в Новороссийске и 1,300—1,500 мм в Сочи. Такое обилие осадков, которое к тому же распределяется по временам года крайне неравномерно, достигая во время часто бывающих здесь ливней колоссальной цифры, способствует при наличности других факторов – света и тепла – могучей и роскошной растительности, чем Побережье резко отличается от Крыма. Все горы покрыты лесами, причем к породам северной части Побережья – дубу и грабу – около Туапсе примешивается в значительной степени каштан, орех, черешня, далее лавровишня, еще южнее – кавказская пальма. В садах же Туапсе и его окрестностях растут в большом количестве, кипарисы, туи, мимозы, а также лавры, юкки, магнолии и некоторые виды пальм. Конечно, эти растения здесь растут хуже чем в Сочи и не достигают, того грандиозного вида, как например, в Сухуме, но ведь Туапсе и отличается своим средним, умеренным климатом, имеющим с одной стороны прелесть более южных местностей, с другой не имеющим всех неприятных сторон жаркого, чисто оранжерейного воздуха более южных своих соседей. В отношении развития плодоводства Туапсе и его окрестности представляют собою громадный фруктовый сад, из которого в колоссальном количестве получаются яблоки, груши, слипы, черешни, абрикосы, персики, айва и другие фрукты. В годы обильного урожая владельцы участков положительно не знают, что делать с этими фруктами, вследствие отсутствия пока удобных и скорых способов пересылки на рынок потребления.

Благодаря строению горных пород, почва Туапсе и его окрестностей, изобилующая глинистыми сланцами (трескунами), отличается значительной урожайностью винограда, дающего прекрасный, тонкие вина. Нет крупным хозяйствам Туапсинского округа заняты производством в больном количестве вин из французских лоз. Эти вина, отличаясь доброкачественностью, отсутствием фальсификации и сравнительной дешевизной, успешно распродаются в столицах и крупных центрах России.

С повышением главного хребта к югу и удалением его от берега, сила норд-оста постепенно падает и в Туапсе он, хотя и существует, но в виде обыкновенного северо-восточного ветра, а 40 в. южнее Туапсе норд-ост совершенно отсутствует. Климат в Туапсе, как уже было упомянуто, можно назвать умеренным, сравнительно с более южной частью Побережья. Средняя годовая температура почти совпадает с таковою в ялте. Распределение же температуры по месяцам не подходит к Ялтинскому. В Туапсе летние месяцы (июль – август) на 1 °C холоднее, а зимнее (январь – февраль) почти настолько же теплее. По сравнению с Сочи, Туапсе имёет среднюю годовую температуру только на 0,5–1° Ц. ниже таковой же в Сочи, главным образом за счет более высокой температуры зимних месяцев в Сочи, в то время как температура весенних, летних и осенних месяцев почти совпадает. Сравнительно с Гаграми Туапсе имеет большое преимущество более прохладного лета, так например в июле, 1910 г. средняя температура в Туапсе была 23,2 Ц., а в Гаграх 25,1 т. е. почти на 2° больше. По количеству осадков Туапсе занимает среднее место между городами Черноморского Побережья. Здесь он выгодно отличается от Сочи, как общей суммой осадков, так и распределением их по временам года. В то время, как в Туапсе большее сравнительно с Сочи количество осадков выпадает весною и летом, в Сочи их больше осенью и зимою, так в 1907 г. в Туапсе осенью было 386,6 мм., в Сочи – 470,6 мм., весною же в Туапсе – 225,5, в Сочи – 218,7. По данным Тифлисской Физической Обсерватории преобладающим ветром в Туапсе в целом ряде годовых наблюдений был моряк, приносящий зимою тепло, а летом прохладу и влажность. Таким образом климат Туапсе и ближайших его окрестностей отличается мягкостью, отсутствием значительного избытка влаги. В самые жаркие июльские и августовские дни, воздух здесь умеряется легким морским бризом. И даже норд-ост, дующий летом, удаляет избыток сырости, сушит почву и является прекрасным естественным дезинфектором. Отсутствие заболоченности низин, быстрота неглубокой речки Туапсе, благодетельное влияние норд-оста – все это несомненно способствует устранению заболеваний малярией. Развитие же города вообще: расчистка ущелий, дренаж почвенных вод, засыпка обширного района железно-дорожной территории – в близком будущем еще более уменьшают количество заболевших малярией. Теплый климат, чудная осень и мягкая зима, значительная инсоляция, обилие роскошной растительности, близость к городу подходящих, окрестных мест для дачной и лечебной жизни и, наконец, удобные пути сообщения все это разовьет город. Несомненно, что Туапсе будет иметь значение не столько как лечебное место, а как распределительный пункт между таковыми местами Побережья. Постройка порта несколько ухудшила его прелесть Туапсинского купанья, а через некоторое время на прежнем месте купаться будет совершенно невозможно, так как будут сооружены береговые укрепления порта. Но это вполне устранимое препятствие и уже приняты меры в этом направлении. Городом возбуждено ходатайство перед правительством об отводе для нужд города береговой полосы за рекою Туапсе к югу, т. е. в направлении, где уже положено начало дачной жизни, так как в одной из котловин, выходящих к морю, имеется целый ряд продаваемых небольших земельных участков, причем большинство уже проданы и заселяются. Пляж здесь отличный, купанье также, так как дно песчаное и почти без крупной гальки. Нельзя не упомянуть при этом, что температура воды в сезон купанья в Туапсе вообще несколько выше чем в Крыму и отличается большим постоянством».


Печатается по изданию:

Ф.П. Доброхотов. Черноморское побережье Кавказа. СПб, 1916.

В 1911–1914 года в Туапсе построен «Новый порт». В феврале 1912 года закончена строительство нефтепровода Ширвинская – Туапсе. 15 февраля 1915 года закончено строительство железной дороги Армавир – Туапсе.

С 1916 года Туапсе – город, в котором живет 25000 жителей.

В годы гражданской войны 1918–1920 годов Туапсе переходило из рук в руки. В апреле 1920 года в Туапсе была установлена Советская власть. Были восстановлены портовые сооружения. В конце 1920-х годов в Туапсе закончено сооружение нефтепроводов из Грозного и Майкопа, построены нефтеперерабатывающий завод и нефтяной терминал.

В 1922 году в Туапсе были созданы Краеведческий и Минералогический музей, обсерватория. В 1929 году на курорте был построен водопровод.

С началом Великой Отечественной войны была создана Туапсинская военно-морская база. Фашистам так и не удалось взять город-порт. Туапсе был сильно разрушен бомбежками; восстановлен. В 1957 году в Туапсе был построен новый железнодорожный вокзал, город стал развиваться как курорт.

В 1995 году Туапсе вступил в Ассоциацию малых городов Юга России.

Население города около 60000 человек. Туапсе – центр Туапсинской курортной зоны Черноморского побережья длиной около 100 километров; в нее входят Джубга, Новомихайловский, Небуг, Агрия, Ольгинка, Гизель-Дере, Шепси. Близ Туапсе – дольмены II тысячелетия до нашей эры.
Сочи

До занятия русскими Черноморского побережья местность будущего курорта Сочи была заселена горцами. Со времен Страбона за обитателями восточного побережья Черного моря утвердилось у древних писателей название зихов. Сами себя горцы называли адиге, в наших летописях они упоминаются под именем касогов.

По Адрианапольскому трактату 1829 года Черноморское побережье Кавказа вошло в состав Российской империи. Горское население не приняло трактат и побережье пришлось занимать силой. К 1838 году южные пункты Побережья – Сухуми, Гагры, Адлер, и северные – Новороссийск и Геленджик, были во власти русских. В руках горцев оставался сочинский район. В апреле 1838 года большой отряд русских войск с кораблей Черноморского флота был высажен в долине реки Сочи и в ожесточенном бою занял сочинский мыс. 23 апреля новое укрепление было заложено. Это произошло в день рождения императрицы Александры Федоровны, супруги Николая I и новую крепость назвали Александрией. Через год она была переименована в Новагинское.

Историю основания Сочи в 1924 году написал заведующий Краеведческим музеем курорта Е.С. Котелевец пользовавшийся сведениями из журнала военных действий русского отряда, занимавшего Сочинскую долину:

«Там, где теперь центром раскинулся город Сочи, один из симпатичных и красивейших по природе приморских городов нашей Республики, восемьдесят семь лет тому назад находился незначительный черкесский аул племени убыхов, жители которого населяли здесь земли владетельного князя Аубла.

Хотя черкесские племена, населявшие побережье Черного моря, и считались свободными, но как экономически, так и политически почти всегда находились в зависимости от соседки своей Турции. Они вели с ней торговые сношения, получая через нее европейские товары, сбывая ей свое сырье, а иногда, по требованию турецкого султана, платили ей и дань предметами своей продукции.

Но эта дань не тяготила их, так как она не была тяжка с одной стороны, с другой стороны, платя дань, черкесы всегда надеялись на военную поддержку со стороны Турции в случае нападения на них врага. Кроме того они были религиозными единомышленниками Турции.

В связи с общим стремлением русской внешней политики восемнадцатого столетия к прочному утверждению на берегах Азовского и Черного морей, а также при сообщении России с дружественной Грузией, лежащей в Закавказье, враждебные столкновения с кавказскими народами с каждым годом все более и более учащались, а к концу ХVШ столетия вылились в открытую продолжительную и ожесточеннейшую войну.

К началу XIX века политическое положение на Черноморье фактически представлялось в следующем. На побережье имелись турецкие крепости – Анапа, Суджук-Кале (нынешний Новороссийск), Сухум-Кале, Редут-Кале, Поти и другие.

После неоднократной борьбы с Турцией Россия по Адрианопольскому трактату 1829 года получила от Турции все побережье Кавказа от устья реки Кубани до порта св. Николая, находящегося южнее г. Поти.

Турция под влиянием русского оружия принуждена была уступить России свои права на побережье Черного моря, но эти права России необходимо было снова отстаивать силою того же оружия.

Дело в том, что само население побережья Черного моря, особенно черкесы, отчасти в силу свободолюбивой и независимой жизни, отчасти в силу косности и религиозных фанатических мусульманских предрассудков, никак не желали признать международного трактата и подчиниться православному белому царю. И они, несмотря на международный трактат, продолжали дружественно тайно сноситься с Турцией, подстрекаемые, к тому же, к непокорности России турецкими эмиссарами, шнырявшими по всем черкесским аулам, и враждебно проявляли себя при всяких попытках русских завязать те или иные сношения с ними.

Английские и французские политические агенты с своей стороны не дремали и дипломатично науськивали местных аборигенов против России.

Проходили годы, а Побережье во многих местах только номинально считалось принадлежащий России, не зная ее власти и культурного влияния. Военная Черноморская береговая линия, предназначенная для охраны владений и интересов русских не была достаточно сильна и даже не была закончена по прошествии восьми лет после заключения Адрианопольского мира.

Император Николай I, посетивший Кавказ в 1837 году, обратил внимание на неоконченность Черноморской стратегической береговой линии и приказал, чтобы часть сил Кавказского корпуса была направлена для прочного занятия Черноморского берега с целью устройства укреплений и фортов в всех прибрежных пунктах, которые служили удобным пристанищем для иностранных судов и местами их торговли с горцами. Указано было о необходимости занятия пунктов к северу от Константиновского (Адлерского) мыса при устье реки Сочи, реки Туапсе и в других местах. «При этом надлежит истребить ближайшие аулы» – так гласил указ царя. В силу этого указа Кавказским военным штабом был представлен императору проэкт (который был потом и одобрен) военных действий на 1838 год по укреплению Черноморской береговой линии при помощи десанта одновременно с двух сторон – с севера и юга.

Со стороны севера назначен был десантный ряд под начальством генерала-лейтенанта Вельяминова. Действия же с юга, со стороны Абхазии, были предписаны отряду генерала– майора Симборского.

Проведение проэкта по закреплению Черноморской береговой линии и подготовительные действия по проведению его со стороны Абхазии начались раннею весной, а именно с апреля месяца года, как и было указано, под руководством Симборского.

Уже первого апреля 1838 года все регулярные войска, вверенные г.-м. Симборскому, прибыли на опорный пункт к крепости Сухум-Кале. В следующие два дня прибыли на Сухумский рейд к имевшимся уже судам линейные корабли – «Императрица Екатерина 2-я», «Иоан Златоуст» и «Чесьма».

В течение четвертого, пятого и шестого апреля войска занимались печением хлеба и сушкою сухарей. В эти же дни присоединились к отряду Имеретинская, Гурийская и Мингрельская милиции. У берегов Сухума стал на якорь пароход «Колхида».

Желая ознакомиться подробнее с рельефом морского берега, с расположением прибрежных черкесских аулов и наметить заранее определенный пункт для высадки и возведения укреплений г.-м. Симборский предпринял на пароходе Колхида рекогносцировочную поездку к северу от Константиновского (Адлерского) мыса, вместе с командующим десантною эскадрою контр-адмиралом Артюковым вдоль берега моря. Пароход проплавал двое суток у берегов Черного моря. Были собраны необходимые сведения о количестве населения, его подготовке к военным действиям и пр. Точно был определено место для высадки десанта, а именно у устья реки Сочи, на левом берегу ее. Выбор этот пал на устье реки Сочи вследствие многих причин: рельеф местности допускал эту высадку во-первых; во-вторых, долина реки Сочи представляла наиболее населенный и зажиточный в этом районе пункт, ведший бойкую торговлю с Турцией, следовательно, представлявший интерес с экономической стороны для будущего укрепления и поселка. Кроме того недалеко от устья реки Сочи находились владения и резиденция одного из знатных и влиятельнейших князей этого края Аубла Ахмета, покорив и склонив которого на свою сторону, можно было с большим успехом рассчитывать на более или менее мирные отношения с местным населением.

Все эти данные заставили г. м. Симборского сделать десантную высадку и укрепиться именно при устье реки Сочи. Но чтобы скрыть от горцев место действительной высадки десанта пароход прошел значительно севернее реки Сочи, делая ложные остановки напротив других урочищ, расположенных по берегу: Мамаи, Вардана, Обиша, Карипша и Пшага. Предпринятая хитрость, как казалось впоследствии, вполне оправдалась.

Восьмого апреля войска начали грузить свои тяжести и оканчивали изготовление сухарей, а девятого апреля прибыли из Одессы на сухумский рейд еще три зафрахтованных для десантного отряда купеческих корабля для одновременной переброски войска на сочинский берег. В этот день полки и команды окончили хлебопечение и сушку сухарей. К отряду присоединилась Абхазская милиция.

Десятого числа прибыло ожидаемое из Тамани сено для продовольствия лошадей и порционного скота, предназначенного для отряда как в дороге, так и по высадке на берег. Рассчитывать на продовольствие на месте нельзя было, зная привычку горцев: никогда не идти на сделки с неприятелем. К вечеру войска окончили нагрузку тяжестей. Все было готово за исключением посадки войск.

Весь день одиннадцатого апреля ушел на посадку на суда десантного отряда и, наконец, в двенадцать часов ночи, имея попутный ветер, эскадра снялась с якоря и двинулась по направлению к устью реки Сочи.

В состав десантного отряда, посаженного на суда, входили следующие войсковые части: два батальона Мингрельского егерского полка, три батальона Эриванского карабинерного полка, первая пионерная рота Кавказского саперного батальона, водно-горная батарея, а также Имеретинская, Абхазская, Гурийская и Мингрельская милиции.

Десантной эскадрою командовал контр-адмирал Артюков. Общее командование отрядом находилось под руководством ген. майора Симборского. Двенадцатого числа эскадра благополучно прибыла на высоту Константиновского мыса, но вследствие безветрия не могла двигаться дальше и вынуждена была здесь оставаться до следующего утра.

Рано утром тринадцатого апреля эскадра двинулась к месту назначения и в три часа по полудню находилась уже на высоте устья реки Соча – По (Сочи), где, выстроившись в боевой порядок грозно стала на якорь в 250 саженях от берега.

Первая часть десанта, посаженная на гребневые суда, по команде собралась в надлежащем боевом порядке за флагманским кораблем.

На берегу было заметно сильное волнение Многочисленные толпища черкесов, как конных так и пеших, заполняли все ближайшие к морю высоты и плоскости, предвидя недоброе. Все население, могущее носить оружие, было на ногах. Съезжались боевые черкесы из ближайших аулов. Женщины, старики и дети тревожно суетились возле саклей, вывозя свой домашний скарб и угоняя скот в горы.

В три с половиною часа по полудни был дан сигнал открыть с военных судов огонь по берегу усеянному завалами и занятому горцами, а в четыре часа первое отделение десантных войск было уже на берегу.

Устремясь на высоту, лежащую вправо от места высадки, где теперь находится маяк и расчищенная церковная площадь, войска заняли ее покатость и часть плоской вершины, невзирая на отчаянное сопротивление горцев, собравшихся в множестве на этом пункте.

Часть горцев, скрывавшаяся до тех пор в ущелье за теперешней Батарейкой и загнанная туда орудийной пальбой с эскадры, усиливалась с каждым мгновением.

Абхазская милиция, занявшая было гору близ самой кручи (возле маяка), падающей отвесной в сторону моря, была отброшена и спустилась обратно в долину. Третья карабинерная рота Мирельского егерского полка удерживалась еще на вершине горы и успела взвести туда под градом черкесских пуль одно горное орудие. Седьмая и восьмая егерские роты, составляя переднюю цепь, объединились правым флангом с ротою, занявшею гору. Подкрепленные Имеретинскою и Гурийскою милициями, под начальством Нижегородского драгунского полка капитана Плац-Бек Кокума, эти войска вели жаркую перестрелку с черкесами, засевшими по лесистому скату горы, составляющей почти прямой угол с вышеупомянутой горою. Левый фланг, обеспеченный рекою Сочи прикрывала девятая егерская рота.

Второй батальон Мингрельского егерского полка в этот момент успел только что выйти на берег и выстроиться в боевую колонну.

Видя опасное положение пехоты правого фланга, увлеченной чрезмерною пылкостью, г.-м. Симборский, находившийся уже на берегу, подкрепил ее немедленно двумя ротами второго батальона и взводом горной артиллерии, а вслед затем и остальными двумя. Меры этой было достаточно, чтобы стать твердою ногою на вершине горы (нынешней Батарейки) и занять большую половину разбросанного по ней аула Сочи и резиденцию самого князя Аубла-Ахмета, находящуюся на высшей точке горы. Вершина горы представала один из лучших стратегических пунктов на далекое расстояние во все стороны горизонта.

Между тем, невзирая на быстроту, с которой направленное подкрепление заняло вершину горы, третья карабинерная рота была оттеснена многочисленным и иступленным неприятелем, при чем горный единорог, ущемленный между деревьев, остался в руках черкесов.

Чтобы довершить занятие всей плоской поверхности горы и находящегося на ней селения, были посланы за предыдущими еще две роты Эриванского карабинерного полка при двух легких орудиях 3-й легкой батареи.

Таким образом, черкесы были прогнаны далеко с вершины и покатостей горы, на которой расположились два батальона Мингрельского полка бивуаками.

Остальные войска заняли пространство между подножием горы и рекою, наблюдая фронтом лежащую перед ними долину, левым флангом – противоположный берег Соча – Пста.

Итак, при трехчасовом боевом деле кончилось занятие предназначенного отряду места.

Потери в людях со стороны русских, по подсчету после боя, выразились в выбытии из строя 208 человек, из которых убитых было 31 человек и раненных 177 человек.

Все убитые были похоронены в одной братской могиле в долине реки Сочи на левом берегу ее.

Так закончился первый боевой день русских с черкесами 13 апреля 1838 года при устье реки Сочи.

На рассвете следующего дня вершины ближайших гор как по одну, так и по другую сторону долины реки Сочи были снова усеяны горцами и толпы пеших и конных тянулись по гребню со стороны урочища Мамаи.

Мамайцы, как было узнано впоследствии, ожидали десанта русских и у себя, вот почему они не участвовали в бою у Сочи.

Русский отряд ложировался в этот день на местах, занятых им в предыдущий день и начал расчистку леса, раскинутого по долине и отлогостям снежных гор.

Черкесы, поражаемые картечью и ружейным огнем, не оставляли беспокоить стрелковые цепи и резервы, прикрывающие наших рабочих-солдат. Усиливающаяся непогода с моря до полудня затрудняла чрезвычайно выгрузку на берег оставшихся на судах тяжестей. В полдень ветер усилился и сообщение с флотом прекратилось.

Пятнадцатого апреля отряд продолжал очищать ближайшие местности от леса, колючек и лиан, служивших горцам хорошею засадою. Исправлены были ложементы лагеря и начато корчевание деревьев на возвышенности, предназначенной для Сочинского укрепления.

Горцы, покрывая вершины соседних гор, перестреливались весь день с русскими цепями. Сильный прибой с моря не допускал восстановить сообщения с флотом.

С следующего дня черкесы заметно стали уменьшаться на возвышенностях гор и были совершенно выгнаны из опушек леса, покрывающего покатости их, отстоящие от цепей отряда не более как на два ружейных выстрела.

В этот же день приезжал в лагерь посланный от князя Аубла Ахмета с просьбой возвратить жителям аула Сочи тела их убитых и разменять пленных. На то и другое генерал-майором Симборским было дано согласие и с своей стороны дан был свет посланцу уговорить Аубла-Ахмета лично придать в русский лагерь для переговоров и для поручения письменных условий о покорности черкесов.

Ответы и сведения, полученные от посланного не дали большой надежды на успех мирного исхода дела. Можно только было узнать, что горцы уже в сборе, что они ожидают к себе некоторых из отдаленных князей, имеют намерение приступить к важным между собою военным совещаниям и что они понесли большой урон убитыми и раненными в первый день боевой схватки.

Семнадцатого апреля посетил лагерь князь абхазский Карондук Берзеков, уважаемый среди сочинских убыхов, как за знатность своего рода, та и за свои военные доблести. Он прибыл в русский стан от общества убыхов, живущих в трех часа езды от Сочи. Цель приезда была та же, что и первого посланца – получить тела убитых.

Берзеков подтвердил известие о сборе горцев, ожидающих к себе князей из отдаленных мест с тем, чтобы дать взаимную клятву не входить с русскими ни в какие дружественные сношения, ни продавать им и не покупать у них ничего, а для удержания самих себя от нарушения клятвы, взять обоюдно аманатов (заложников). Князь Берзеков между прочим, сказал, что черкесы предвидят необходимость покориться, но, что в настоящее время; они не чувствуют себя еще доведенными до крайности и при том надеются, что какое-либо благоприятное для них обстоятельство отдалит время это, а может быть и вовсе оставит их в том положении, в каком они находятся ныне. Последний также подтвердил о значительном уроне со стороны черкесов в бою тринадцатого апреля.

Двадцать третьего апреля отряд торжественно праздновал день закладки Сочинского укрепления, заложенного на возвышенном берегу близ устья реки Сочи (место маяка). Русло реки Сочи и устье ее в 1838 году было значительно южнее. «Еще лет сорок, сорок пять тому назад р. Сочи протекала в низовьях своих там, где теперь расположен базар». Слова Лордкипанидзе-отца.

Заложенному укреплению дано было название Александрия, в память заложения его в день тезоименитства императрицы Александры 23 апреля.

Через год форт Александрия был переименован, по невыясненной пока причине, в Навагинский по имени полка, который даже не был в числе десантного отряда при высадке на Сочинский берег, а также отсутствовал при закладке укрепления-форта.

Все сведения путеводителей, распространяемые также о гибели 300 навагинцев у Сочи при десанте, не соответствуют историческим фактам.

Таким образом форт Александрия, заложенный 23 апреля 1838 года, является ядром и основою нынешнего красавца города-курорта Сочи».


Печатается по изданию:

Е.С. Котелевец. История основания города Сочи. Сочи, 1924.

В 1840 году укрепление Навагинское подверглось осаде со стороны убыхов. Ф.П. Доброхотов писал: «Гарнизон укрепления, воодушевляемый храбрым, известным всему побережью подполковником Посылкиным, отстоял крепость. Героиней осады была жена Посылкина, которая во время бомбардирования с зонтиком в руках прогуливалась по банкету крепости. Император Николай произвел Посылкина в полковника, а его жене государыня пожаловала дорогой фермуар».

Укрепленные пункты на побережье выбирались в низинах при заболоченных устьях рек и в гарнизонах царила громадная смертность – в 1845 год по всей Черноморской укрепленной линии в стычках было убито 18 человек, и умерло от болезней 2427. Служба в черноморских гарнизонах считалась невыносимой и приравнивалась к ссылке.

Во время Крымской войны все гарнизоны побережья были сняты и укрепления разрушены. Навагинское укрепление было приведено в негодность. Побережье вновь было занято горцами.

В 1864 году для нового занятия черноморского побережья Кавказа началась новая военная компания. В феврале в станице Даховской Кубанской области был сформирован отряд генерала Геймана. Даховский отряд прошел через Гейтхский перевал, спустился к Туапсе и с боями стал продвигаться к реке Сочи. 18 марта у реки Годлик пятитысячный отряд горцев напал на русских, но был рассеян. 25 марта без боя отряд Геймана занял Навагинское укрепление.

Горцы собрались в долине реки Сочи у «Первых ворот» и решили присягнуть на верность России, с условием их остановления в старых аулах. Это предложение было отклонено 21 мая 1864 года в Красной Поляне было объявлено об окончании Кавказской войны. Часть горцев переселилась в Турцию, часть – в Кубанскую область. Даховский отряд был расформирован, на месте будущего курорта появился Даховский пост.

На Посту был организован военный госпиталь, интендантский склад. Заселение Черноморского побережья Кавказа началось после издания «Положения 10 марта 1866 года о заселении Черноморского округа и управления оным». Был организован Черноморский округ на правах губернии, в Даховском посту поселился попечитель – исправник с канцелярией. С 1868 года казна стала раздавать земли на побережье. Предполагалось переселить сюда крестьян, дав на каждый двор по 30 десятин земли и 40 рублей пособия. Другим желающим земля отдавалась по 10 рублей за десятину с рассрочкой на 10 лет. Однако дело колонизации не пошло, земли пустовали. Очевидец писал о Даховском посту:

«Сочи имел в то время на горе дом для попечителя, несколько грязных домиков, духанов и лавок туземцев, расположенных под горою, около реки Сочи.

Пароходы в Сочи останавливались редко, не находя для себя грузов».

В 1872 году Н.Н. Мамонтов прислал в Даховский пост для заведывания своим имением Ф.И. Грабе, который выстроил на Сочинской горе виллу «Вера». Это строение можно считать первым в основание будущего сочинского курорта. Впоследствии ее выкупили в казну, а землю продали частным лицам под постройку дач.

Летом 1874 года было издано постановление об основании Даховского посада, которому выделили 400 десятин земли под будущее поселение. В посаде жили 15 семей.

Во время русско-турецкой войны 1877–1878 годов 21 мая 1877 года на Сочинском рейде встали три турецких броненосца. Русский военный отряд находился в укрытиях и турки начали высадку на берег. Турецкий десант был уничтожен почти весь, а последовавшая бомбардировка с броненосцев из-за неточностей стрельбы особого вреда не принесла. Турецкие корабли еще дважды подходили к устью реки Сочи, но дальше дело не пошло.

В 1891–1892 годах было построено шоссе между Сухуми и Новороссийском, что дало мощный толчок к развитию всего региона. О Черноморском побережье начали говорить и писать. В Даховском посаде появились новые дачевладельцы, осенью 1894 года Черноморское побережье Кавказа посетил министр земледелия А.С. Ермолов. Началось развитие региона. В 1895 году в Даховский посад прибыл председатель Комиссии по устройству Черноморского побережья. За короткое время на Сочи было обращено общее внимание.

23 мая 1896 года Посад стал уездным городом и получил название Сочи. Убыхское название реки, впадающей здесь в море было «Сшатце», «Соатше».

Был осуществлен земельный кадастр побережья, земля была перераспределена. Ее разбивали на участки и продавали частным лицам.

С. Дароватский писал в книге «Сочи с окрестностями», вышедшей в 1911 году в Санкт-Петербурге:

«Сочи – наша Тулуза, Биарриц, Бордо, но оно во многом выше их, так как оно теплее и живописнее.

Это какой-то оазис, Бог ведает, какими судьбами занесенный в страну умеренного пояса.

Первое, что поражает, это особенная мягкость воздуха: дышится непривычно легко и вместе с тем чувствуется, что в легкие вливается какой-то удивительно приятный, бодрящий и веселящий нектар; несмотря на роскошные картины, развертывающиеся перед вашими глазами, вы некоторое время не можете отвести внимания от своего дыхания.

Легкие невольно впитывают в себя эту атмосферу гор и моря. Ничего подобного не испытываешь ни на берегах Неаполитанского залива, ни на всем протяжении Итальянской и французской Ривьеры. Но вот ваше внимание приковывает растительность. Какой резкий, буквально пленяющий взор контраст зелени Сочи с искусственно насажденной флорой даже прославленной французской Ривьеры.

Весь амфитеатр прибрежных гор, вплоть до снеговых вершин, покрыт необычайно мощной и изумрудной растительностью; во второй половине октября здесь общий фон зелени еще ярко зеленый, как в Средней России бывает только в июне. В теплом климате Сочи многие виды пальм растут в грунте круглый год; здесь они повсюду разбросаны в садах, ими обсаживают аллеи. В Сочи уживаются, украшая сады, такие нежные субтропические растения, как многие виды кактусов, агав и алоэ, достигая огромной величины; уже к половине ноября вызревают лучшие сорта мандаринов. Кроме пальм, драцен и пальмовых юкк, здесь и тысячи видов вечнозеленых субтропических растений, собранных сюда их теплых стран всего мира; в садах и парках вы найдете представителей флор южной Африки, Австралии, Мексики, Бразилии, Чили, Китая, Японии, без затруднений уживающихся в этом климате.

Обычное сравнение нашего побережья Кавказа с французским Средиземноморским, а Сочи и Ниццей ошибочно. Научные изыскания, подробное физико-геологическое изучение края, тщательно проверенные метеорологические наблюдения и записи, несомненно, доказывают, что в климатическом, климатотерапевтическом отношении сочинская часть Черноморского побережья не только не уступает прославленным Ницце и Сан-Ремо, но во многих отношениях превосходит эти последние.

«Беспылие» воздуха ставит Сочинский район в климатолечебном отношении куда выше района Ницца – Сан-Ремо.

С первого взгляда видно, что это воистину русский лазурный берег, рисующийся в самых приветливых и ласкающих взор красках, достойный самых серьезных предприятий и мировой славы.

Географическое положение Сочи, близость моря, которое дает не только чудное купанье, но и умеряет как летнюю жару, так ровно и зимнюю стужу, защищенность от северных ветров делает береговую полосу более теплой; красивые горы, окружающие город, ласкают глаз и в сочетании с морем создают ту картину, которая встречается только на Побережье, чудные окрестности дают возможность делать прогулки даже людям со слабыми силами, где на каждом шагу чувствуется грозное величие Кавказских гор.

Во все времена года в Сочи днем дует ветер с моря. Утром, вечером и ночью – с гор. Летом морской ветер ослабляется до приятных морских бризов, делающих жару не столь тягостной.

Чередование ветра – то с гор, то с моря – признается очень полезным».

В 1898 году на Черноморском побережье Кавказа работала императорская комиссия в составе А.И. Воейкова, Ф.И. Пастернацкого, М.В. Сергеева. Комиссия исследовала минеральные источники Красной Поляны, серные источники на реке Мацесте, признав их высокое качество. Были опубликованы три доклада: «Физико-химические особенности горных пород Черноморского побережья, пресные и минеральные источники этого района», «Климато-лечебные пункты на Черноморском побережье», «О климате Черноморского побережья». В Сочи приезжали все новые и новые покупатели земли. Было построено великолепное шоссе на Красную Поляну, охотничий дворец для императора, Царский парк на Дагомысе. На побережье стала ездить российская знать. Министерство земледелия строило дороги, улицы, площади, парки, церкви, школы, водопровод, санатории, проводило электрическое освещение.

В 1902 году началось освоение в лечебных целях Мацестинских источников сульфидных хлоридно-натриевых вод. В январе 1903 года открылась Гагринская климатическая станция. Сочи бурно развивался как курортный центр. Была построена железная дорога, связавшая Сочи с центральной Россией. В 1909 году открылся курорт «Кавказская Ривьера» с двумя 4-х этажными гостиницами, водосветоэлектролечебницей, пляжем и морскими ваннами, театром и рестораном. Перед Первой мировой войной Сочи посетило 15000 человек. С. Дороватский писал: «Много ли у нас в России таких выдающихся по своей красоте уголков, где бы можно было отдохнуть от условий жизни и работы в душной, тесной атмосфере наших городов? Интеллигентный труженик рвется к чистому воздуху, теплу, свету. Жаждет насладиться красотами природы, получить здоровые впечатления. И все это он находит здесь в полной мере и возвращается в город с новыми силами. Теперь такой край не может задичать. Он будет развиваться».

В 1920-30-х годах Сочи активно развивается как курорт, ведутся дорожные, гидрогеологические, горнотехнологические работы, строятся санатории, идет озеленение территории, благоустройство города. Руководят работами архитекторы А.В. Шусев, Л.А. Веснин, И.В. Желтовский.

С 1937 года Сочи – в Краснодарском крае.

Во время Великой Отечественной войны в Сочи работало 100 госпиталей, через которые прошло более полумиллиона воинов.

В 1961 году город Сочи расширился за счет присоединения Лазаревского и Адлерского районов.

К концу XX века Сочи протянулся вдоль Черноморского побережья на 150 километров от реки Шепси до реки Псоу. Город состоит из Адлерского, Хостинского, Центрального и Лазаревского районов и курортными поселками Магри, Макоже, Аше, Лазаревское, Головинка, Лоо, Дагомыс, Мамайка, Хоста, Кудеиста, Адлер. Климат субтропический, влажный. Гора Ахун высотой до 1100 метров и другие ограждают зимой побережье от холодных северных и восточных ветров. Зима очень мягкая, весна ранняя, дождливая, лето очень теплое, ясное, осень продолжительная, теплая солнечная – лучшее время года в Сочи. Купальный сезон с июня до октября. По курорту проходит железная дорога Краснодар – Туапсе – Сочи – Сухуми, Черноморское шоссе, есть аэропорт в Адлере, морской порт.

Население Сочи около 350 000 человек.

Вечнозеленые виды деревьев и кустарников – кактусы, кедры, кипарисы, магнолии, пальмы, эвкалипты, распространенные в Сочи, наиболее полно представлены в Сочи, в парке «Ривьера». К северу от Сочи – Сочинский природный национальный парк площадью около 200 000 гектаров.

В Сочи более 600 санаториев и здравниц, на курорте ежегодно отдыхают и лечатся миллионы человек. В городе 150 пляжей, туристский комплекс «Дагомыс».

Кроме климатолечения природный лечебный фактор курорта – 30 буровых скважин сульфидных хлоридно-натриевых вод Мацесты, использующихся для ванн, орошений, ингаляций. В районе Красной Поляны – источники минеральной воды, включая углекислую воду «Сочинский Нарзан», используемые для питьевого лечения при заболеваниях желудка, кишечника, сердечно-сосудистой, нервной системы. Ведется в Сочи и грязелечение, с использованием железистых илов Имеретинской бухты. В Сочи лечат заболевания органов кровообращения, опорно-двигательного аппарата, кожи, нервной системы.

В Сочи работает Институт курортного дела и туризма, театр, цирк, Музей истории Сочи, Художественный, этнографический, сад-музей «Дерево дружбы». Основная магистраль Сочи – курортный проспект, идущий параллельно береговой линии, который объединяет парки, скверы, санаторные комплексы, многие из которых по проектам известных архитекторов. Среди достопримечательностей Сочи гора Ахун с 30-метровой смотровой башней, Агурские водопады, заповедная тисо-самшитовая аллея в Хосте, парк субтропических растений в Адлере, Воронцовская пещера, Орлиные скалы. Популярны экскурсии на озеро Рица и Красную Поляну.

На территории Сочи и окрестностей расположены интересные пещеры эпохи железного века – Ахштырская, Малая Воронцовская, Большая Воронцовская, общей протяженностью около 12 километров. Пещеры – настоящие подземные дворцы, украшенные каменными фонтанами, водопадами, даже клумбами с цветами, сталактитами и сталагмитами.

Курорт Сочи начинался в 1898 году с закладки декоративного парка, в 1937 году получивший название «Ривьера». На 15 гектарах расположились 250 видов растений, 50 из которых представляют особую ценность. В 1960 году в парке создана «Поляна дружбы», где почетные гости города, политики, космонавты, выдающиеся люди планеты сажали магнолии.

За ривьерским мостом, ближе к центру города, находится знаменитая Платановая аллея, посаженная в начале XX века – самая длинная в России.

Музей истории Сочи открыт в 1920 году, располагает 60000 экспонатами; во дворе музея – элегантная статуя девушки с кувшином.

Художественный музей города Сочи действует с 1936 года, содержит около 5000 картин и предметов искусства XIX–XX веков, среди которых полотна Айвазовского, Поленова, Клодта.

В Зимнем театре 1936 года постройки с 1000 мест, в первой половине июня проходит международной фестиваль «Кинотавр», гастроли артистов легкого жанра.

В Зале органной музыки на 400 мест с органом, доставленным из Чехии, ежегодно проводится фестиваль органной музыки.

С Видовой башни на улице Альпийской с высоты 150 метров над уровнем моря открывается великолепный вид Сочи и окрестностей.

Парадная улица Сочи – красивейший Курортный проспект, протянувшийся вдоль моря от реки Сочи до реки Мацеста длиной более 10 километров.

Интересно посетить собор Михаила Архангела 1874 года постройки – первый православный храм в Черноморском округе, Поющие цветом музыкальные фонтаны, дендрарий, Морской аквариум, памятник «Якорь и пушка», городской парк культуры и отдыха, Выставку экзотических животных, Сочинский маяк, городской рынок.

У села Пластунка находится красивейший Ореховский водопад высотой до 30 метров.

В Сочи великолепны морские прогулки – на яхтах, катерах, катамаранах, виндсерфинг, подводное плавание, кайт-серфинг, катание на водных лыжах, полеты на параплане.
Красная поляна

В 1878 году ставропольские греки с перевала Псеашхо увидели внизу большую поляну красного цвета, из-за осеннего цвета росших там листьев папоротника и вишен. Они назвали ее красной.

В 1898 году Красная Поляна стала горным курортом и владением царской семьи Романовых. На поляне построили охотничий домик для императора Николая II, рядом стали строится царедворцы, вельможи, генералы, крупные помещики. В 1899 году было построено краснополянское шоссе.

В начале XXI века Красная Поляна – горнолыжный курорт с большими количеством снега и мягкой зимой, удивительнейшее место всего Черноморского побережья Кавказа.

60-километровое Краснополянское шоссе – самая живописная трасса региона. С древнейших времен здесь проходил торговый путь, связывающий Черноморское побережье Кавказа с Северным Кавказом. Этим путем шли и купцы из Греции, Рима, позднее Византии, Генуи. После открытия шоссе, со стороны моря имевшего бетонные парапеты, время в пути на лошадях от Адлера до Красной Поляны составляло около 8 часов.

На дороге находится несколько интересных местных достопримечательностей.

В поселке Казачий брод форелевое хозяйство, единственное в России, где выращивают мальков форели. Радужную форель завезли на Черноморское побережье в 1911 году из Северной Америки. В хозяйстве 111 прудов по 100 метров в длину каждый. За 4 года в хозяйстве форель достигает 40 килограмм веса. В хозяйстве организованы экскурсии.

На 15 километре шоссе по тропе можно спустится к Архштыхской пещере – в 1936 году здесь была найдена древняя стоянка первобытного человека эпохи раннего палеолита. Возраст пещеры – 35000 лет до н. э., длина – 270 метров – туннель высотой 4 метра и шириной 2 метра. В пещере проводятся экскурсии.

В 12 километрах от форелевого хозяйства находится храм святого Георгия Победоносца постройки 1898–1915 годов.

На Краснополянском шоссе со смотровой площадки у селения Монастырь можно полюбоваться окрестностями Сочи, недалеко – эффектный каньон реки Псахо, Дзырхинское ущелье, каньон «Пасть Дракона», пещера «Глубокий яр». На 34 километре шоссе – 100-метровый туннель в скале с говорящим названием «Пронеси Господи» – в этих местах снимались многие фильмы, в том числе «Бриллиантовая рука».

Красная Поляна расположена с запада на восток, параллельно Черноморскому побережью, на высоте 600 метров над уровнем моря. Вокруг Поляны – горы, снежный покров до 2 метров ложится в январе, средняя температура воздуха зимой около 0 °C. Флора Красной Поляны меняется от альпийской до субтропической. Летом жара доходит до 40 °C. Рядом живут кавказские медведи, олени, косули, волки, барсуки.

В начале XX века в Красной Поляне было построено около 50 дач – графа Шереметьева, Саввы Морозова, генерала Ермолова, царедворца Дубасова, графа Бобринского. На своей даче певец Л. Собинов лечил голосовые связки. Некоторые из дач сохранились. На склоне хребта Ачишхо сохранился и царский охотничий домик, в котором Николай II никогда не был – красивое двухэтажное строение с мезонином, построенное в английском стиле.

В поселке с населением несколько тысяч человек находится краеведческий музей, Музей флоры, фауны и минералогии Западного Кавказа – рядом с царским охотничьим домиком.

Очень красива сохранившаяся с начала XX века дача известного юриста Наумова. У поселка – большая пасека «Горный сад», несколько дольменов, художественно-музыкальный салон «Олгиз» с великолепными музыкальными инструментами – окаринами, Научно-исследовательский комплекс «Пирамида» – построенная из дерева без гвоздей пирамида – уменьшенная в 30 раз копия пирамиды Хеопса. Пещера «Сланцевая» – галерея длиной 100 метров, Вольерный комплекс Кавказского заповедника – мини зоопарк.

Летом по канатно-кресельной дороге за час можно подняться на высоту более 2000 метров – на альпийские луга. С верхней станции канатной дороги открывается изумительный вид на окрестности.

В окрестности Красной Поляны – гора Аигба, Энгельманова поляна, со 120 родниками, Хмелевские озера, Плуханские нарзаны, с газированной водой в источниках, хребет Ачишхо, озеро Кардывач.

В 2007 году Международным Олимпийским Комитетом принято решение о проведении Зимних Олимпийских игр 2014 года в Сочи. Основные соревнования пройдут в Красной Поляне. В регион потекли большие инвестиции, активно раскупается земля. Кроме горнолыжного комплекса «Альпика-сервис» в Красной Поляне будет построена вся олимпийская инфраструктура.

Рядом с Музеем флоры и фауны на высоте 800 метров над уровнем моря находится «Беседка любви» со смотровой площадкой на окружающей горе. Интересно, что увидят отсюда влюбленные в 2014 году?
Мацеста. Лазаревское. Хоста. Адлер

В двух километрах от берега моря в живописной долине реки Мацесты находится знаменитая здравница Мацеста с целебными минеральными источниками. С давних времен больные купались в выкопанных у источников ваннах с нагретой на солнце водой. На многих деревьях у источников можно видеть множество развешанных цветных тряпочек в благодарность от больных, исцелившихся здесь.

Ф. Доброхотов писал:

«С возникновением интереса к Черноморскому побережью источники сразу обратили на себя внимание ученых, которые один за другим производили более или менее подробное их следование. В своих отчетах и трудах они единогласно признавали высокие качества Мацестинской воды и считали, что прекрасные климатические условия, вместе с близостью моря, делают возможным создание на Мацесте такого лечебного места, куда могли бы съезжаться и нуждающиеся в серных ваннах и желающие купаться в море, а также больные, которым помимо ванн показано пребывание в местности с благоприятным приморским климатом. Тогда же были приняты меры к охране источников.

Среди огромного количества минеральных источников, в которых главным действующим элементом являются различные серные и сернистые соединения, Мацестинская вода представляет собою совершенно исключительный дар природы, как степени своей концентрации, так и по характеру группировки своих составных частей. Превышая по силе своего действия и по общей минерализации Пятигорские источники во много раз, Мацестинские воды в то же время очень богаты поваренной солью, имеющей, как известно, огромное бальнеологическое значение, а также и углекислым газом, выделение которого каждый легко может наблюдать в стакане, наполненном этой водой»

В 1839 году в устье реки Подзуапсе адмиралом М.П. Лазаревым было основано укрепление, названное в его честь – Лазаревским, ставшее одной из военных баз побережья. Ф.П. Доброхотов писал: «Дорого стоило России это укрепление – все, до последнего гвоздя, приходилось везти сюда морем и выгружать посредством лодок, часто во время сильного прибоя, а нередко и под меткими выстрелами непримиримых горцев с соседних гор. Но крепость была выстроена и существовала до 1854 года, когда вместе с другими укреплениями Черноморской линии ее упразднили вовсе, увезли отсюда гарнизоны и взорвали важные части. Настоящее село Лазаревское образовалось из небольшого греческого поселка в 2–3 десятка семейств. Русские стали приезжать к грекам лишь в конце восьмидесятых годов XIX века».

В Лазаревском работают многочисленные санатории, есть хорошие галечные пляжи. Популярны экскурсии в Самшитовое и Свирское ущелья, на водопады «Лесная сказка», «Слезы Лауры», плантации пробкового дерева.

Хоста – одно из древнейших обитаемых мест на Черноморском побережье. Итальянские карты XIII и XIV веков указывают на месте современной Хосты наличие большой торговой генуэзской фактории casto. Местные жители переводят слово Хоста, как «Хо» – «берегись», «ста» – «реки», по легенде в устье реки Хосты жил разбойник, наводивший страх на окрестности. Ф.П. Доброхотов писал: «Хоста долгое время была пустынным, до последнего времени не заселенным местом, поросшим исполинским лесом. Никому и в голову не приходило выдвигать ее почему-либо вперед среди бесчисленных подобных же трущоб побережья. Но сенатор Н.С. Абаза – устроитель Побережья, как его называют – обратил внимание на счастливое местоположение этого прелестного уголка, на довольно широкую площадку у моря и глубокую в этом месте морскую пучину, более закрытую от ветров, чем берега у Сочинского и Адлерского мысов. Тут решено было создать город: провели улицы, дороги. Хоста приобрела у отдыхающих славу тихой летней и осенней климатической станции, далекой от шумной жизни людных русских лечебных мест. Защищенный от ветров довольно крутыми горными склонами, подступающими к самому морю и расположенный на обоих берегах реки Хоста, город отличается прекрасным климатом. В Хосте отлично растут многочисленные представители субтропической флоры. Купанье в Хосте, благодаря песчаному местами дну, одно из лучших на Побережье. Любимым местом прогулок служит большой тенистый приморский парк, где летом местными любителями сценического искусства и заезжими, подчас известными артистами ставятся спектакли и концерты. Хоста изобилует в высшей степени поэтическими окрестностями, прогулки по которым, пешеходные, верхом на лошади или в экипаже, доставляют публике большое удовольствие».

В нынешней Хосте более 30 санаториев и здравниц, бальнеологические учреждения Мацесты. Популярны прогулки в тисо-самшитовую рощу.

В 15 километрах от Хосты при устье самой большой реки на Черноморском побережье Кавказа – Мзымты, вытекающий из озера Кодывач, расположенный недалеко от Красной Поляны, расположен сочинский курортный поселок Адлер. После 1829 года на месте будущего курорта было построено военное укрепление, ликвидированное после окончания Кавказской войны.

В 80-х годах XIX века в станицу Адлерскую переселились выходцы из украинских губерний Российской империи. Поселок был защищен от холодных зимних и летних знойных ветров грядой кавказского хребта. Благодаря этому климат Адлера приближается к субтропическому, средняя годовая температура Адлера составляет 15 °C. Снега в Адлере практически не бывает.

Ф.П. Доброхотов писал об Адлере начала XX века:

«Мягкость климата дает возможность в самом Адлере круглый год произрастать на воздухе таким растениям, как капуста, редис и картофель.

Насколько Адлере бывает зимою тепло, можно судить уже по тому, что на Рождество здесь ходят по летнему, обедать же и пить чай можно на открытом воздухе почти всю зиму, особенно на защищенной от ветра террасе. В середине января нередко начинают цвести плодовые деревья и фиалки. В 1915 году весь январь цвели абрикосы, слива, алыча, кизил, орешник.

Благодаря своему положению на мысу святого Духа, далеко вдающемся дугой в море, Адлер великолепно вентилируется. В летнее время, по ночам, здесь дуют прохладные ветры с гор, а днем свежие ветра с моря, которые значительно умеряют летний зной, поэтому хотя летом в Адлере бывает и жарко, но значительно прохладнее, нежели в Сочи и Гаграх.

Осень – здесь самое лучшее время года, продолжительных дождей в это время нет, и часты солнечные дни. Воздух при своей прохладности становится тогда настолько прозрачным, что дачи около Сочи и окружающие горы в 50 километрах вырисовываются по утрам с исключительной рельефностью, а по вечерам приобретают фиолетовый оттенок и на ряду с выглядывающими из-за них снеговыми вершинами, что дает им удивительно красивый вид, особенно когда снеговые вершины бывают освещены кровавыми лучами заката. Не менее красиво в это время и море со своими красно-золотистыми закатами.

Берег моря в Адлере и окрестностях на ширине 30 метров покрыт мелкой галькой и песком. Во время прибоя волн камешки перекатываются, следуя за волной, и получается впечатление музыки, звона и шелеста: то слышится отдаленный перезвон колокольчиков, то шум леса при приближении грозы, то беспрерывный рокот, особенно ночью.

Одним из самых больших удовольствий приезжий публики в летнее время является в Адлере морские купанья и солнечные ванны на раскаленном песке. Море около Адлера глубокое и на расстоянии 50 метров от берега достигает 15 метров глубины.

Благодаря теплому климату, а также отсутствию зимы, флора Адлера имеет субтропический характер; здесь растут лавр, кипарис, магнолии, олеандр и лавровишни. Из садовых насаждений произрастают всевозможные сорта яблок, груш, гранаты, персики, айва, виноград. Благодаря обильным осадкам, здесь масса зелени. Леса состоят из бука, граба, каштана, ясеня, ореха, кавказской пальмы – самшита и многих других пород».

В Адлере много пансионатов, курортная поликлиника. Популярны экскурсии в парк субтропических растений «Южные культуры», в котором более 500 видов, в Кавказский заповедник, в Красную Поляну.

Ф.П. Доброхотов писал о Большом Сочи начала XX века:

«СОЧИ.

До занятия русскими Черноморского Побережья, т. е. до начала прошлого столетия, п. Сочи и прилегающая к нему местность были заселены горцами-джигетами и убыхами.

Живший в окрестностях Сочи многочисленный род этого племени называл себя «Щаще», отсюда, вероятно, и произошло слово «Сочи». Владетельный князь «Саше» жил в доме, окруженном высоким частоколом, на краю поселения, раскинувшегося по берегам реки Сочи. В устье, последней была купеческая фактория. Вся страна была турецким владением. По Адрианопольскому трактату Турция уступила России все свои права на прибрежье Черного моря от Анапы до поста Св. Николая.

В 1837 г. посетил Кавказ Император Николай I и обратил свое внимание на незаконченность закрепления береговой линии. В то время, как южные и северные пункты Побережья (Сухум, Гагры, Адлер с одной стороны, Новороссийск и Геленджик с другой) были уже во власти русских, Сочи оставалось в руках черкесов.

В 1838 г. начинаются экспедиции русских для занятия береговых пунктов в частности Сочинского мыса, до той поры совершенно необитаемого и покрытого полутропическим лесом, с медведями, дикими кабанами, рысями, да назойливыми шакалами. В апреле 1838 г. в гор. Сухум быль сформирован большой отряд войск, который, под командой г.-м. Симборского, с помощью судов Черноморского флота, был высажен на берег у Сочи и, под прикрытием эскадры, начал свои действия против черкесов.

Высадившиеся войска шаг за шагом, отбиваясь от горцев, заняли долину реки Сочи, а затем штурмовали и Сочинскую гору (теперь усадьба Мамонтовой).

Грудью отстаивали черкесы свои сакли, поля и сады. Много воинов с честью пало с обеих сторон.

Черкесы наконец были отброшены и рассеяны; но не сдались они, а засели в соседних горах и лесах. Заняв Сочинский мыс, русские немедленно принялись за окопы. 23 апреля состоялась закладка крепости. Событие это совпало с днем тезоименитства Государыни Императрицы Александры Федоровны (супруги Николая 1-го) и потому крепость было повелено именовать «Александрией». Впоследствии название «Александрия» было переименовано в «Навагинское укрепление». Вне крепости был устроен меновой двор, на котором стали появляться первые промышленники, в лице греков и армян. Там же в известные дни и часы появлялись и горцы для продажи или обмана своих сельских продуктов. В 1840 г. укрепление Навагинское подверглось осаде со стороны убыхов и других горцев. Но вот наступило тяжелое время Севастопольской войны и гарнизону Навагинскаго укрепления, так же, как и остальным гарнизонам береговых крепостей, предписано было немедленно оставить крепость. Все было брошено на произвол судьбы.

Грустную картину представляло обстроившееся Навагинское укрепление. С крепостной церкви снята была крыша и сама она приведена в такое состояние, чтобы не могла служить для жилья.

Таким же образом было поступлено с домом коменданта и другими постройками. Орудия заклепаны, стойки изломаны, пороховой погреб взорван. Все превращено в негодность.

Как и весь край, Навагинское укрепление досталось горцам, и до 1863 г. русские ничего не предпринимали для его отобрания.

В 1864 г. для завоевания края началась новая кампания, на этот раз с суши. В феврале месяце в станице Даховской, Кубанской области, был сформирован отряд генерала Геймана. Отряду было дано наименование Даховскаго, откуда получилось и название посада «Даховскаго», ныне Сочи. Отряд перевалил хребет через Гойтхский перевал, спустился в Туапсе и стал подвигаться к реке Сочи, шаг за шагом преодолевая сопротивление шапсугов, населявших побережье до реки Шахе, и горцев – Кубанских выходцев, не желавших переселиться на земли, указанным войсковым начальством. Но эти попытки сопротивления были уже недостаточно энергичны, не видно было ни единства действий, ни обдуманного и правильного плана защиты. Только у речки Годлик, собравшись скопищем свыше 5000 человек, горцы дали решительное сражение, но потерпели поражение, рассеялись по горам и в полном беспорядке бежали в направлении р. Шахе. Преследуя разбитого противника, генерал Гейман так быстро двигался вперед, что на следующей же день после битвы у Годлика очутился в Навагинском укреплении, которое и взял без боя.

Горцы собрались в долине реки Сочи у так называемых первых ворот, образуемых скалами, под священным деревом белолистки, веками служившей им в качестве места сборищ.

На совете было решено послать к русским парламентеров, через которых изъявили согласие на сдачу, выдачу оружия и присягу на подданство России, но под непременным условием оставления на старых местах. В виду общего тяготения горцев к Турции, это предложение принято не было и борьба продолжалась.

Лишь 21-го мая 1864 г. Великий Князь Михаил Николаевич, после торжественного молебствия, провозгласил в урочище «Кбааде» (Красная Поляна) окончательное покорение горцев южного склона.

Религиозный фанатизм горцев побудил их покинуть родимый очаг и переселиться в Турцию.

После этого Даховский отряд был расформирован. В Сочи был открыть санитарный пункт для всего побережья: здесь находился госпиталь, вмещавший много больных нижних чинов, а также интендантский склад. Было время, в 1870 году, когда в госпитале находилось на излечении 700 человек солдат, больных исключительно малярией.

В 1866 г. был образован Черноморский округ, на правах губернии. В то время в Сочи, кроме госпиталя, интендантского склада и войск, ютилась еще небольшая горсть торговцев-маркитантов, и поселился попечитель со своей канцелярией и врачом.

Это было основание населения будущего Сочи.

В летописях Сочи надо отметить 1868 год, когда в печати стали появляться заметки о раздаче земель на Кавказе. Тогда группа интеллигентов решила составить «товарищество из людей знающих не только сельское хозяйство, но и заводскую промышленность, а также из людей образованных, могущих прийти на помощь своими знаниями и опытностью».


Число членов товарищества было 50, душою же их братья Петр и Александр Верещагины. В результате многих хлопот и обследовании, товарищество остановило свое внимание на Черноморском Побережье и именно на Сочи, где было решено устроить центральный поселок. Как всегда в этих случаях у нас бывает, товарищи рассыпались по всему побережью, но начатое ими дело колонизации не остановилось.

Весною 1872 г. некто Ф. И. Граббе приехал на Даховский пост, взял в заведывание имение Н. Н. Мамонтова (ныне казенная Хлудовская дача) и выстроил виллу «Веру», которая и поныне красуется на горе, ниже развалин блокгауза бывшего Навагинского укрепления. Возведенную на этой горе постройку и можно считать первым основанием нынешнего дачного Сочи.

Летом 1874 года издано положение об основании посада Даховскаго, которое застало последний с гражданским населением в 15–10 семей. Государю Императору Александру II было благоугодно пожаловать новому посаду 400 десятин земли.

Эти жители для управления будущим городом должны были выделить из свой среды двух доверенных лиц-депутатов.

Состоялись выборы и депутатами были утверждены Н. Н. Айвазов и Ф. И. Граббе – первый турецко-подданный, а второй германско-подданный.

Они оставались на своем посту бессменно до 1886 г., когда наконец было обращено внимание на неудобство допущения на русской службе иностранцев. Собственно в жизни посада за все это время нельзя отметить ничего выдающегося. Надежды на развитие края не оправдались. Все спало непробудным сном, и лишь замечалось особое нашествие турецко-подданных армян и греков.

Являлись они частью арендаторами частных земель, а в большинстве случаев были захватчиками никем не оберегавшихся земельных участков.

В январе 1877 г. с объявлением турецкой войны начал формироваться Сочинский отряд. Население посада и отдела Даховского оставалось на местах до 1-го мая, успокоенное попечителем майором Печковским, уговорившим поселян не бросать полевых работ и произвести посевы – однако, последующие события показали, что турки решили не оставлять в покое побережье, и после Сухумского дела (1 мая 1877 г.) всему населению было предложено выехать в гор. Майкоп. Когда стало известно, что турки заняли берег до Гагр, то выселение это перешло в беспорядочное бегство, во время которого поселяне растеряли половину своего скота и много всякого имущества. Военные события совершались быстро: 1-го мая был взять Сухум; к 10 мая берег до Гагр включительно был в руках турок, а 21-го мая, в 8 ч. утра, из за Адлерского мыса показалась турецкая эскадра, состоявшая из трех броненосцев. Медленно, точно большие черепахи, подвигались они, держа курс прямо на Даховский посад; в 11 час. они подошли и стали на рейд. Царила гробовая тишина.

Посад как будто вымер. Нельзя было подозревать присутствия человека. Так, видимо, думали и турки: спокойно и лениво двигались они по палубам своих судов, приготовляясь к бомбардировке.

Вот грянул один выстрел и, не спеша, другой…

Опять все стихло. Еще заревела одна-другая пушка и над посадом пронеслись гиганты-снаряды. Русские притаились и молча ждали, что будет дальше. А дальше турки спустили обыкновенные фелюги и вооруженные пушками паровые катера. На них разместился десант и флотилия двинулась к берегу.

Здесь по-прежнему все было тихо; турки подошли к самому берегу и стали поворачивать кормой. В это время один из наших солдат высунулся из ложемента и этим дал сигнал к обшей тревоге: «Урус! Урус! Гяур!» – раздалось на фелюгах, которые стали поворачивать обратно в море.

Мгновенно весь берег огласился ружейной трескотней. Неприятельские фелюги были положительно засыпаны пулями; люди, сидевшие в них, попадали убитыми и ранеными на дно; скоро подоспели катера, взяли фелюги на буксир и увели их в море.

Хотя, после обнаружения русских войск, турки и открыли по Сочи сильнейшую канонаду, но вреда принесли немного: из 100 выпущенных снарядов только несколько упало в посад, остальные перелетали и ложились по дороге к дер. Навагинке.

Через несколько дней на горизонте вновь вырисовались турецкие броненосцы, но тревога на этот раз была напрасна – они прошли мимо. В октябре месяце из Майкопа стали возвращаться жители и водворяться на свои места.

Все было спокойно до 1-го января 1878 г., когда в 12 час. дня еще раз показались 2 броненосца, державшие курс на Сочи. Они подошли уже к мысу Варданэ, но в это время небо заволокло тучами и пошел такой густой снег, что решительно ничего нельзя было видеть, а когда к 6 часам вечера разъяснилось, броненосцев уже не было.

С окончанием турецкой войны жизнь посада Сочи вошла в свои рамки и уже ничто не нарушало ее мирного течения.

В 1887 г. Черноморский округ – губерния, был обращен в округ – уезд и подчинен в порядке управления начальнику Кубанской области.

Русское правительство обратило свое внимание на Сочи лишь после 1894 года, когда Сочи посетил бывший тогда министром земледелия А. С. Ермолов. С этого момента и начинается развитие Сочи. В следующем 1895 году сюда прибыл Н. С. Абазав в качестве Председателя Высочайшей утвержденной Комиссии по устройству Побережья и, став во главе этого дела, за короткое время (Н. С. Абаза умер в 1901 г.) сумел обратить на Побережье и в частности на Сочи общее внимание.

23-го мая 1896 г. была учреждена Черноморская губерния с возведением Сочи в степень уездного городка.
Мацеста

В 10 верстах по шоссе от Сочи и в 2,5 верстах от берега моря, в живописной долине реки Мацесты, находится известное на Кавказе лечебное место Акционерного о-ва «Мацеста» или «Мацестинские Воды», с знаменитыми по своим целебным свойствам серо-водородно-соляно-углекислыми минеральными источниками.

Разбросанные старые фруктовые деревья на поляне, возле Мацестинских источников, а также гораздо выше их, свидетельствуют, что здесь когда то жили и, очевидно, пользовались источниками. Старики черкесы из оставшихся аулов в Сочинском районе подтверждают, что источники считались у их народа, населявшего побережье, целебными, и со всех сторон летом стекались сюда страдающие разными недугами, пользуясь обычным примитивным способом купанья в выкопанных ямах, с нагретой на солнце водой. При таких еще условиях продолжалось купанье и в 90 гг., когда можно было наблюдать у источников – оставшиеся от купанья ямы, у входов в пещеры – огарки свечей и множество развешанных цветных тряпочек, как благодарственные приношения от больных, искавших и получавших здесь исцеление.

С возникновением интереса к Черноморскому Побережью источники сразу обратили на себя внимание ученых, которые один за другим производили более или менее подробное их исследование. Химики: И. В. Струве и А. И. Фомин, проф. С. И. Залесский и Ф. И. Пастернацкий, горные инженеры: К Ф. Ругевич и М. В. Сергеев, а также французский геолог проф. Мартель в своих отчетах и трудах единогласно признавали высокие качества Мацестинской воды и считали, что прекрасные климатические условия, вместе с близостью моря, делают возможным создание на Мацесте такого лечебного места, куда могли бы съезжаться и нуждающиеся в серных ваннах и желающие купаться в море, а также больные, которым помимо ванн показано пребывание в местности с благоприятным приморским климатом. Тогда же были приняты меры к охране источников и выделен район охраны их в 143 десятины. Источники выходят на левом берегу реки Мацесты в 70 саж. от ее русла у подножья скалы, выступающей на склоне не высокого горного хребта, который тянется с северо-востока на юго-запад. Место выхода находится на 12 саж. над уровнем моря и 1,5 саж. выше обычного горизонта реки. Перед источниками долина Мацесты расширена, представляя собою довольно обширную равнину, извилисто направляющуюся к морю. Породы у места выхода минеральных источников представляют глинистые известняки верхнемеловой системы, светло-серого цвета, залегающие в виде антиклинальной складки с прожилками мергелей. Толщина каждой породы достигает, нескольких дюймов и в некоторых местах перерезается почти вертикальными трещинами, настолько широкими, что по ним можно проходить человеку. В одной из трещин, совпадающей с осью складки, выходит обильная струя минеральной воды, считавшаяся прежде главным выходом источников. В настоящее же время после дополнительных в 1909 году разведок горного инженера г. Сергеева, установился иной взгляд на выходы источников, вполне оправдавшийся произведенными в 1910 году каптажными работами.

Оказалось, что главные выходы минеральной воды находятся в конце обширной пещеры, куда прежде вел настолько узкий ход, что через него только ползком можно пробраться вглубь до расширения пещеры. Там существовало скопление минеральной воды в виде озерца, о котором среди простого народа ходили легенды. Говорилось, что в озере есть особенно целебная вода и грязь. Доставать последнюю находились охотники и таким образом за 8-ми летний период погибло от задушения сероводородом 9 человек.

Профессор Мартель в 1903 году тоже пытался осмотреть пещеру, но это стоило ему чуть не жизни, и только своевременная помощь спасла его.

В 1909 году средствами Главного управления землеустройства и земледелия было преступлено к дальнейшим разведкам, и был проделан новый достаточно широкий ход в пещеру.

Она оказалась около 6 саж. длины, 2 саж. шир. и почти столько же высоты. Стены пещеры обильно были покрыты слоем серы, от поджигания легко воспламенявшейся. Кроме нее, на стенах пещеры находился более глубокий мощный налет, едко вяжущего вкуса, легко отделяющейся целыми пластами, происшедший от химического разложения известковых пород под влиянием сероводорода (Н2S) и самой минеральной воды, которая, по-видимому, своим действием за многие годы произвела те обширные пещеры, какие вообще существуют в районе выходов источников.

В ближайшем к выходу углу пещеры оказалось озеро воды с вязким дном; в него свободно погружалась саженная палка, а в противоположном, углу в нише выходили два грифона минеральной воды, стекающей в озеро.

Эти выходы воды были вмяты при помощи собственных каптажных устройств и выведены по гончарным трубам на дневную поверхность. Кроме этих двух выходов воды были обнаружены, закреплены и также взяты в трубы еще 6 ее выходов, сгруппировавшихся вне пещеры на пространстве в 2–3 саж. от уреза скалы. Вокруг каждого грифона сделаны или бетонные или деревянные колодцы, на дне которых заметно восходящее движение воды с бурно выделяющимся по временам большим количеством газов.

Выделение газа имеет более или менее правильную периодичность и количество их несколько увеличивается от всякого сотрясения почвы, напр., при ударе ногой о землю.

Вода каждого грифона выведена отдельно гончарными глазурованными трубами в специальные водосливы, с помощью которых легко следить за жизнью грифона.

Общий дебет 8 грифонов доходит до 114000 ведер, а вместе с невзятыми еще другими выходами воды достигает до 150000 ведер в сутки, – количество вполне достаточное для широкого использования источников в бальнеологических целях.

Среди огромного количества минеральных источников, в которых главным действующим элементом являются различные серные и сернистые соединения, Мацестинская вода представляет собою совершенно исключительный дар природы, как по степени своей концентрации, так и по характеру группировки своих составных частей. Превышая по силе своего действия и по общей минерализации Пятигорские источники во много раз, Мацестинские воды в то же время очень богаты поваренной солью, имеющей, как известно, огромное бальнеологическое значение, а также и углекислым газом, выделение которого каждый легко может наблюдать в стакане, наполненном этой водой.

При подобных исключительных особенностях этой минеральной воды, нужно было ожидать исключительного действия на организм при врачебном ее применении. Опыт и наблюдение над больными, как нельзя более ясно, оправдали эти ожидания врачей. В целом ряде случаев получались результаты, далеко превосходящие самые смелые расчеты. Ванны, полоскания, впрыскивания, ингаляции, компрессы – все это применялось в широких размерах в последние сезоны, приводя быстро к желательным результатам.

Разбирая сравнительную таблицу состава Мацестинской воды и в некоторых близких к ней по химическому составу минеральных источников, становится ясной и сама причина, т. е. то основание, которому эта вода обязана своим благодетельным и энергичным влиянием на болезненные процессы, пользуемые бальнеологическими средствами.

При сравнении 5-ти различных вод, замечается, как велика разница общей минерализации этих вод.

На 1 литр воды составных частей приходится:

для

Далее особого внимания заслуживает самая комбинация составных частей и количественное взаимоотношение их к воде минеральных источников. В сравниваемых водах, сероводород заключается в весьма различных количествах, а именно на 1 литр воды этого газа приходится:

для Аахена – 0,002 грамма

Пятигорска – 0,018

Кеммерна – 0,020

Сергиевекой – 0,078

Мацесты – 0,221

Таким образом, относительно сероводорода, принимаемого, вообще, в сернистых источниках за главный действующий элемент, нужно признать огромное преимущество Мацестинской воды перед взятыми для сравнения всеми известными Аахенскими и прочими водами. Его здесь столько, сколько не содержится ни в одних известных до сего времени минеральных источниках. Большое значение необходимо приписать действию Мацестинской воды, при содержании в ее составе поваренной соли.

Это соединение – хлористый натр – справедливо признается одним из деятельных агентов в минеральных водах, имеющих главным образом наружное применение.

Мацестинские источники и в этом отношении идут впереди всех, выбранных для сравнения вод.

На 1 литр воды приходится соли в граммах:

Аахен – 2,611

Пятигорск – 1,662

Сергиевская вода – 0,125

Кеммерн – 0,001

Мацеста – 8,829

Следует обратит внимание еще на один важный фактор – на присутствие в воде Мацестинских источников серноватистого натра. Анализом установлено, что Мацестинские воды в высшей степени радиоактивны (2,5 х 10°)

Лечебное место «Мацеста» принадлежите Акционерному о-ву, с капиталом 300 тыс. руб.

В сезон 1915 года с 1-го мая по 1-е октября, в Мацесте открыты находящиеся у выхода источников: ванное здание на 18 ванн с комнатами для отдыха, кабинетами для приема врачами и другими комнатами для вспомогательного лечения (массаж, электричество). Ванны в 50 к., 75 к. и 90 к. Массаж и электризация по особой таксе. В 3-х минутах ходьбы от ванн гостиница-пансион на 45 номеров с проведенной в номера водой и электрическим освещением.

Цена номеров с постельным бельем и электрическим освещением от 1 р. 50 до 4 руб., пансион 2 р. и 2 р. 50 к. в день.

Кроме того для малоимущих больных, акционерным обществом устроены барачные помещения, рассчитанные на 130 человек, 30 коп. в сутки с человека, обеды в столовой от 10 коп. блюдо. На ближайших от лечебного места дачах всегда имеются комнаты от 15 рублей в месяц. Здесь же – меблированные комнаты Кулешова на 20 комнат. Обществом организованы: постоянный врачебный и фельдшерский персонал, прием врачами по разным специальностям, консультации врачей, телефон с Сочи. Возле гостиницы, ванного здания и барачных помещений разбит на восьми десятинах парк, – прелестное место для отдыха и прогулок.

Правильное сообщение с Сочи поддерживается с помощью собственного автомобиля-омнибуса лечебного места, 75 коп. конец, и несколькими линейками по 50 к. Извозчики из Сочи на Мацестинские источники берут по таксе: пароконные 5 руб., а одноконные 3 руб. в оба конца.

До окончания постройки Черноморской ж. д. (в 2,5 в. от Мацесты у моря спроектировано устройство разъезда «Мацеста») ближайшими от курорта станциями являются Новороссийск и Туапсе. В эти оба пункта прямое ежедневное сообщение: из Петрограда – через Москву, Харьков, Ростов, кроме того раз в неделю по тому же маршруту, поезд – Черноморский экспресс. Дальнейшее сообщение ежедневно до Сочи пароходами Русского и Российского пароходных обществ, а из Туапсе 137 верст автомобилями.

Осенью 1912 года акционерным обществом была произведена закладка обширного ванного здания для более обеспеченных больных.

Местоположение выбрано для этого учреждения у длинной дамбы шоссе и моста через реку Мацесту, по дороге из Сочи в Гагры (8 верст от Сочи). Будущее здание это на 2 версты ближе к городу Сочи и, сообразно с планом всего его устройства, обещает быть учреждением первоклассного характера, самым современным лечебным заведением на всем восточном берегу Черного моря. Минеральная вода будет доставляться сюда системой керамических труб из самых источников.

Это огромное двухэтажное здание, с высоким обширным полуподвальным помещением для котлов, арматуры и целой сети труб, будет снабжено всеми вспомогательными врачебными институтами, необходимыми при бальнеологическом лечении; все новое, но лучшее и испытанное в науке и технике, найдет здесь свое применение. По обширности замысла и по значительной сложности намеченного плана, учреждение эго, к сожалению, не может быть закончено скоро своей постройкой и оборудованием.

На Мацесте с успехом лечатся:

1) Хронический суставный и мышечный ревматизм; гонорейный атрит; сифилитические и туберкулезные поражения суставов и костей. 2) Подагра, ожирение, торпидная форма золотухи. 3) Заболевания нервной системы: параличи центрального пли периферического происхождения, мышечная атрофия, спинная сухотка, невриты, невралгии, в особенности ишиас; общая нервность, особенно связанная с возбуждением и бессонницей, половая неврастения; неврозы желудка и кишок. 4) Хронические болезни сердца и сосудов в состоянии компенсации. 5) Бронхиальная астма, эмфизема легких. 6) Кожные болезни: экзема, угревая сыпь и проч. 7) Сифилис, в особенности в третичном периоде с проявлениями или без них, Геморрой. 8) Хронические воспалительные заболевания женской половой сферы и многое др.
Лазаревское

В сороковых годах прошлого столетия на берегу Черного моря при устье реки Псезуапсе русскими построено Лазаревское укрепление – одна из бывших тогда военных баз Побережья. Дорого стоило России это укрепление – все, до последнего гвоздя, приходилось везти сюда морем и выгружать посредством лодок, часто во время сильного прибоя, а нередко и под меткими выстрелами непримиримых горцев с соседних прибрежных горок. Но крепость была выстроена и существовала до 1854 года, когда вместе с другими укреплениями Черноморской линии ее упразднили вовсе, увезли отсюда гарнизоны и взорвали важные части. Остатки этого укрепления, однако, сохранились и до сих пор. У южной башни на месте разрушенной здесь до основания стены теперь со стороны моря виднеется белый крест на весьма красивом со ступенями к нему пьедесталом. Памятник этот сооружен над могилой группы защитников крепости с офицером во главе.

Настоящее село Лазаревское образовалось из небольшого греческого поселка в 2–3 десятка семейств, устроившихся на более возвышенной части, вокруг бывшей еще недавно скромной деревянной церкви и кладбища. Русские стали приселяться к грекам лишь в конце восьмидесятых годов и сравнительно еще недавно в Лазаревском считалось лишь 57 дворов – на половину русских.

Расположено село на самом берегу моря у бурной и многоводной временами р. Псезуапсе – на правом берегу близ устья ее. Оно тянется от реки на северо-запад на 2–3 версты по низкой (1–1,5 саж. над уровнем моря) прибрежной отмели.

Однако, лучшая для жизни часть его уже снова группируется на возвышении вокруг новой каменной церкви, живописно расположенной на углу холма, которым от реки и моря начинается верхняя часть. Здесь еще можно видеть прежние постройки старых знатоков здешнего климата – греков, сзади новой церкви и вокруг невидного за зеленью кладбища имеется еще несколько старых греческих домов.

Ясно уже определившееся назначение Лазаревского – быть дешевым лечебным местом – вызовет скоро широкое домостроительство и в этой части, как застроилась уже нижняя худшая часть, главным образом помещениями для торгово-промышленных предприятий. Все имеющиеся налицо данные предрекают Лазаревскому быть именно одним из лучших купальных и лечебных мест.

Старая слава нездоровых лихорадочных его условий отошла в область предания: разве с трудом можно найти теперь здесь признаки заболоченности устья этой значительной и быстрой речки – все снесла культура и преобразовала – все место неузнаваемо.

Имеется почтово-телеграфное отделение с сберегательной кассой, взаимно-кредитное товарищество, переселенческая больница и сельский приемный покой, частная аптека, два училища, агентство Русского Общества Пароходства и Торговли; имеется контора по постройке Черноморской железной дороги. С пароходной пристани Русского Общества ведет к базару шоссированная улица и в конце устроен базар. Лавки даже и магазины и кофейни располагаются и по этой поперечной, и по шоссейной улицам и имеют все необходимые предметы. Гостиницы в зачаточном состоянии: в 3-х пунктах имеются по несколько чистых номеров для приезжих; есть две сносных столовых и один ресторан.

Население занимается сельским хозяйством; сеют и хлебные злаки, но больше кукурузу и табак, есть и огороды, и недурные сады. Виноградники также имеются, с винными и столовыми сортами винограда. Промышляют и лесом, но больше зарабатывают на постройках соседних дач.

Есть и рыболовство – морское и речное, но мало развито. Осень дает свой специальный местный промысел – сбор каштанов, фундуков и грецких орехов, алычи, кизиля, мушмулы, груш и яблок в заброшенных черкесских садах.

В селе имеется 2 кирпичных завода, а за селом выше по реке – общественная водяная мельница примитивного типа.

В окрестностях Лазаревского имеется несколько памятников глубокой древности, – это дольмены, из которых многие разбиты и свезены уже поселянами на постройки. Есть слабые признаки старой постройки по другую сторону реки, где, говорят, был христианский монастырь. Возле церкви, у дома священника, на пристани и в амбразуре угла разрушенной крепости, остались чугунные пушки.

По другую сторону р. Псезуапсе, на которую можно добраться только по длиннейшему деревянному на сваях мосту шоссейного пути, из бывшего обширного имения «Дубки» образовалось несколько весьма приличных дачных владений по обе стороны шоссе, с очень красивыми и ценными дачами, а за ними устраиваются недавно розданные культурные участки урочища «Гуарек». Это недурное место служило для охоты лазаревским поселянам. Благодаря высокому положению, Гуа-рек, несомненно, будет впоследствии горно-морской лечебной станцией.
Хоста

В 20 верстах от Сочи, и 15 верстах от сел. Адлер по Сухумскому шоссе в живописной местности, окруженной горами, широко раскинулся небольшой городок Хоста (Хо – берегись, ста – реки). Легенда говорить, что когда-то в ущелье р. Хосты жили разбойник, наводивший страх на всех окрестных жителей. Поэтому, ущелью и было дано предостерегающее название. На итальянских картах XIII и XV столетий на месте современной Хосты – указывается большая, торговая, генуэзская фактория Сastо (Хоста).

Многочисленные развалины когда-то великолепных христианских храмов, крепостей, башен и других сооружений, во множестве, встречающихся в Хосте и его окрестностях, свидетельствуют о том, что в прошлое, славное время, здесь кипела жизнь полным ключом. Среди других уголков Черноморского Побережья – Хоста долгое время и даже еще недавно была пустынным, никем не заселенным местом, поросшим исполинским перестоявшимся лесом. Ни кому и в голову не приходило выдвигать ее почему-либо вперед среди бесчисленных подобных же трущоб Побережья. Но покойный сенатор Н. С. Абаза – этот устроитель Побережья, как его называют – обратил внимание на счастливое местоположение этого прелестного уголка, на довольно широкую площадку у моря и глубокую в этом месте морскую излучину, более закрытую от ветров, чем берега у Сочинского и Адлерского мысов. Тут решено было создать город: провели улицы, дороги, наметили церковный, школьный, торговые участки, нарезали 175 городских участков, большая часть которых отведена была в 1901–1903 гг. частным лицам с обязательством в 3-х летний срок расчистить, огородить и застроить полученную землю.

Кроме того было отведено: 60 ремесленных участков, до 50-ти дачных и много культурных. До настоящего времен из городских участков – есть еще и несколько свободных, но нет ни одного ремесленного и дачного – они все разобраны.

Хоста приобрела у публики славу тихой летней и осенней климатической станции, далекой от шумной жизни модных русских лечебных мест.

Защищенный от ветров с северо-запада и востока довольно крутыми склонами отрогов главного Кавказского хребта, подступающего к самому морю, и расположенный на обоих берегах реки Хосты – город отличается прекрасным климатом. В Хосте отлично растут, многочисленные представители субтропической флоры, наполняющее сады местных дачевладельцев.

По метеорологическим данным, основанным на многолетних наблюдениях дачевладельца С. П. Кривцова, можно составить наглядное представление о климате этого живописного уголка. За десятилетие 1904–1913 г. средняя годовая температура – 14,8 °C, январь – 5,9, февраль – 7,5, март – 11,1, апрель – 14,9, май – 18,8, июнь – 21,0, июль – 23,7, август – 23,1, сентябрь – 18,1, октябрь – 14,3, ноябрь – 10,2, декабрь – 7,8. Осадков выпадает (средняя годовая за 10 лет – 1904–1913 гг.) 1680 мм, причем они распределяются по месяцам следующим образом: январь – 219, февраль – 109, март – 180, апрель – 78, май – 85, июнь – 135, июль – 90, август – 85, сентябрь – 117, октябрь – 210, ноябрь – 186, декабрь – 180. Среднее годовое количество дней с осадками – 137.

Купанье в Хосте, благодаря песчаному местами дну, одно из лучших на Побережье; купаются обыкновенно с берега, но есть и небольшие частные купальни. В Хосте 1500 человек разноплеменного населения; большая часть – русские, затем греки, грузины, армяне.

Хоста находится в ведении Лесного Департамента, представителем которого на месте является лесничий.

К области культурных начинаний в Хосте нужно отнести существование, с 1905 года, Благотворительного Общества, деятельно идущего денежной помощью навстречу бедным горожанам; далее Общество Благоустройства города Хосты, возникшее в 1912 г., всеми силами и средствами заботящееся об устройстве в Хосте приличного лечебного места. С каждым годом приезд публики в Хосту заметно увеличивается, так в 1914 году приезжих было до 2500 человек.

Имеются два комфортабельно устроенных пансиона: Одинцова – «Пионер» и «Марусин Затишок» – Бенкевича, где можно отлично и недорого устроиться. Затем существует несколько недурных столовых, обыкновенно открываемых на время сезона, и масса меблированных комнат и дач. Тенистый, большой приморский парк, с открытой ротондой, где летом местными любителями сценического искусства и заезжими, подчас известными, артистами ставятся спектакли и концерты, – служит любимым местом прогулок.

В 1914 году, по инициативе местного Благотворительного Общества, построен на средства, отпущенный Попечительством о Народной Трезвости – большое здание Народного Дома, рассчитанное на 300 мест, с оборудованной для спектаклей сценой. Зимою – 2 раза в неделю, в субботу и воскресенье, а летом ежедневно, в Народном Доме устраивается кинематограф.

Не так давно, Хоста носила мрачную репутацию места, где, ужасная кавказская малярия свила себе прочное гнездо и уносит в могилу массу жертв. Действительно, малярия в Хосте была, но ее проявления были нисколько не больше, чем, например, в Сочи; теперь о малярии в Хосте – нет и помину, чему особенно способствовала вырубка густых и засыпка заболоченных мест.

Главным средством сообщения Хосты с другими пунктами Побережья является, как и во многих других местах, – движение по прекрасному шоссе на лошадях, автомобилях и дилижансах. Сочи – Хоста конец 60 коп. Хоста – Адлер конец 60 к. по 2 раза в день. На автомобилях цены по соглашению (обыкновенно берут 40 к. с версты).

Пароходы в Хосту не заходят, но Русское О-во Пароходства и Торговли проектирует создать специальные рейсы с заходом и в Хосту в недалеком будущем. На 89-й версте от Туапсе строящаяся Черноморская ж. дорога устраивает станцию-разъезд Хоста.

Хоста изобилует в высшей степени поэтическими окрестностями, прогулки по которым (пешеходные, верхом на лошади или в экипаже доставят большое удовольствие.

В городе сохранились остатки древностей. На берегу моря, на одной линии с городским парком находятся развалины двух христианских храмов V–VI в. Кучи глыб старого камня, спаянного цементом – вот грустные остатки былого великолепия. Хостинские старожилы еще помнят недавнее прошлое, когда развалины представляли собою ряд высоких, хорошо сохранившихся стен, и как некоторые обыватели ломали эти стены, пользуясь прекрасным, даровым при том, строительным материалом. Строящаяся Черноморская ж. дорога, как нарочно, проходит своей насыпью по месту развалин и навсегда скроет их от глаза любителей старины.

На мысе Видном – находится серный источник воды, неприятной на вкус. Анализ воды никем не производился.

Хоста и ее окрестности – места, где можно встретить массу изящных дач. Здесь имеются дачи: Щегловитова, Рухлова, сенат. Новицкого, Кривошеина, Витте и многих других.
Аxун

Любителям горных восхождений необходимо побывать на вершинах большого (2170 футов) и малого Охуна, двуглавой горы, которая служит солидной защитой Хосты с северо-запада. К вершине б. Ахуна идет недурное шоссе (начинается у храма, вблизи дачи Бенкевич). У вершины малого Ахуна – туристы могут осмотреть прекрасное имение Саввей-Могилевича с редкими тропическими посадками. Отсюда открывается чарующий вид на всю Хосту, Адлер и далекий Пицундский мыс. У вершины б. Ахуна – имение Картавцева – где туристам окажут самый радушный прием.

Г. Картавцев ежегодно ассигнует известную сумму на пансион для приходящих в имение.

У подножия Ахуна (в сторону Сочи) расположено благоустроенное имение «Фара» – Сутугина, где можно видеть остатки черкесского кладбища с оригинальными памятниками.
Адлер

В 15 верстах от Хосты и 20 перстах от поселка Ермоловска, при устье самой большой реки в Черноморской губернии – Мзымты (берет свое начало в озере Кордывач, в 25 верстах от Красной Поляны) на равнине, заканчивающейся мысом Св. Духа, расположено большое селение Адлер (Адлар, Лиаш, Лиеш, Layso – XII столетия).

На месте настоящего селения еще в 70-х годах существовало военное укрепление, следы которого, в виде фундамента, местами сохранились и до настоящего времени (близь церковной ограды). Кругом крепости в то время было расположено несколько лачужек торговцев-туземцев. В 80-х годах выходцы по преимуществу из Каменец-Подольской губернии, ранее в числе до 20-ти дворов поселившихся в местечке Ахштыр, в 10 верстах вверх по течению р. Мзымты, оставили первоначально занятия места и перешли в Адлер и теперь составляют коренное его население.

Когда пароход идет по Черному морю от Сочи к Гаграм, то при приближении к Адлеру после лесистых прибрежных холмов, вдали начинают вырисовываться скалистые горы в виде стены с выглядывающими из-за них снеговыми вершинами.

Местность же впереди этих гор-стен представляет, низменность, далеко вдающуюся в море, около которого и расположен Адлер.

От холодных зимой и знойных летом сев. – вост. ветров Адлер защищен грядой Кавказского хребта.

Благодаря защищенности от холодных ветров Кавказскими горами и положению на берегу теплого моря, климат Адлера приближается к субтропическому. Средняя t° по месяцам распределяется следующим образом: в январе – 5,2°, в феврале – 2,1°, в марте – 6,5°, в апреле – 11°, в марте – 18°, в июне – 19°, в июле – 22,3°, в августе – 23,7°, в сентябре – 19,5°, в октябре – 16°, в ноябре – 13,5°, в декабре – 10°.

Средняя температура за год в Адлере – 13,8°.

Самыми холодными месяцами являются январь и февраль, а самыми теплыми – июль и август, когда днем здесь, не смотря на близость моря, бывает жарко. Нужно прибавить к этому, что воздух зимой и летом здесь насыщен водяными парами.

Количество осадков за год составляет приблизительно 1,190 мм.

Количество осадков за одни и те же месяцы в различные годы сильно изменяется. Снега в Адлере почти никогда не бывает. Мягкость климата дает возможность в самом Адлере круглый год произрастать на воздухе таким растениям, как капуста, редис и картофель.

Насколько в Адлере бывает Зимою тепло, можно судить уже потому, что на Рождество здесь ходят по-летнему, обедать же и пить чай можно на открытом воздухе почти всю зиму, особенно на защищенной от ветра террасе. Т° воздуха в час дня достигает в январе месяце иногда 30° на солнце.

В середине января нередко начинают цвести плодовые деревья и фиалки. В 1915 г. весь январь цвели абрикосы, алыча, кизил, а в конце месяца – орешник. До осушки заболоченных мест Адлер славился своей малярией. Еще недавно, лет 10–12 тому назад, кругом Адлер был дремучий лес с зарослями папоротников и лиан, создавший, таким образом, благоприятную почву для развития миазмов и комаров. Теперь эти леса вырублены и земля превращена в огороды, поля и сады. Даже за ближайшим холмами в 10–12 верстах большая часть лесов вырублена и разведены табачные плантации и кукурузные поля.

В Адлер болот теперь уже нет, и благодаря этому заболевания малярией стали значительно реже, чем прежде. Много содействовали осушке Адлера многочисленные колодцы в изобилии здесь разбросанные повсюду.

Благодаря своему положению на мысе, далеко вдающемся дугой в море (мыс Св. Духа), Адлер великолепно вентилируется. В летнее время, по ночам, здесь дуют прохладные ветры с гор, а днем свежие ветры с моря, которые значительно умеряют летний зной, поэтому хотя летом в Адлере бывает, и жарко, но значительно прохладнее, нежели в Сочи и Гаграх.

В начале октября в горах выпадает снег, который от южных теплых ветров неоднократно стаивает в течение зимы.

Осень – здесь самое лучше время года, продолжительных дождей в это время нет и часты солнечные дни. Воздух при всей своей прохладности становится тогда настолько прозрачным, что дачи около Сочи и окружающая горы в 30–50 вер. вырисовываются по утрам с исключительной рельефностью, а по вечерам приобретают фиолетовый оттенок и на ряду с выглядывающими из-за них снеговыми вершинами дает им удивительно красивый вид, особенно когда снеговые вершины бывают освещены кровавыми лучами заката. Не менее красиво в это время и море со своими красно-золотистыми закатами.

Берег моря в Адлере и окрестностях на ширине 20–25 саженей покрыт мелкой галькой и песком. Во время прибоя волн камешки перекатываются, следуя за волной, и получается впечатление музыки, звона и шелеста: то слышится отдаленный перезвон колокольчиков, то шум леса при приближении грозы, то беспрерывный рокот и пр., особенно ночью. Одним из самых больших удовольствий приезжей публики в летнее время являются в Адлере морские купания и солнечные ванны на раскаленном песке. Море около Адлера глубокое и на расстоянии 50 саж. от берега достигает 12–15 саж. глубины. Отчасти оно опресняется водами р. Мзымты, правда незначительно, так как последняя большую часть своих вод несет в сторону от Адлера. Большим недостатком в Адлере для морских купаний и солнечных ванн служит открытое место и близость домов, но это вознаграждается безусловной чистотой, как морского берега, так и дна.

Благодаря теплому климату, а также отсутствию зимы, флора Адлера имеет субтропический характер; здесь растут лавр, кипарис, магнолии, олеандр и лавровишни. Из садовых насаждений произрастают всевозможные сорта яблок, груш, гранаты, персики, айва, виноград и проч. Благодаря обильным осадкам, здесь масса зелени. Леса состоят из пород: бука, граба, каштана, ясеня, ореха, кавказской пальмы-самшита и многих других пород.

В настоящее время – Адлер довольно богатое местечко с 6000 жителей, из которых русских – 37 %, имеретин – 12,0, греков – 17,5, армян – 9,0, мингрельцев – 5,6, турок – 3,6, грузин – 1,2, молдаван – 10,2, поляков – 0,7, эстонцев – 0,6, персов, болгар, абхазцев, татар – 1,3 %. Адлер в данный момент играет роль торгового центра для окружающей местности где население закупает все необходимое и куда свозит для продажи свои продукты.

Вид на море, благодаря низкому положению Адлера, не открывает широкого горизонта. Если идти по улицам Адлера, на некотором расстоянии от моря, то получается впечатление, что оно находится на одном уровне с идущим».
Абхазия. Сухуми. Гагра. Пицунда. Новый Афон

На абхазской земле человек поселился тысячелетия назад – первые следы человека на территории Абхазии относятся к эпохе раннего палеолита. Известный абхазский историк В.П Пачулиа писал, что в Абхазии найдены древнейшие предметы т. н. шельско-ашельльского периода (80-100 тысяч лет до н. э.)

Абхазия занимает среднюю часть черноморского побережья Кавказа, граница на северо-западе с Краснодарским краем, на севере с Карачаево-Черкессией и Кабардино-Балкарией, на юго-востоке – с Грузией, омывается Черным морем.

За исключением приморской полосы длиной около 200 километров и шириной на севере 20 километров, в средней части до 5 километров, в южной до 50 километров большая часть Абхазии – труднопроходимая горная страна, покрытая лесом, образуемая Главным хребтом высотой более 3 000 метров, и тремя его отрогами – Гагринским, (водораздел рек Бзыби и Псоу с вершинами до 3 000 метров) доходящим до Черного моря; Бзыбским (водораздел рек Бзыби и Кодора, с вершиной Чедым высотой 2 800 метров); Кодорским (водораздел рек Кодор и Ингура, с вершиной более 3700 метров). Предгорные лабиринты просекаются руслами быстрых рек, бегущих в узких, труднодоступных ущельях. Наиболее удобные перевалы – Клухорский, до 3000 метров, по которому проходит Военно-Сухумская дорога; Нахарский и Марухский, до 3000 метров. На высотах ледники и ледниковые озера.

Население расселено в приморской полосе и предгорьях Главного хребта. Побережье мало изрезанное, во многих местах с широкими галечными пляжами, очень живописное.

Абхазия – страна-курорт с прекрасными климатическими условиями, солнцем, морем. Средняя годовая температура чуть выше, чем в Ялте. При одинаковой летней температуре, Сухуми теплее Ялты зимой, весной и осенью. Солнечных дне в году – 217, в Боржоми – 76, в Кисловодске – 84, в швейцарском Давосе – 100. Купальный сезон – с 1 мая по 1 октября, хотя уже в апреле температура воды бывает выше 18 °C. По всей Абхазии находится множество минеральных источников, с наиболее известными, ткварчельскими серными источниками в 4 километрах от Сухуми.

Сильное племя абазгов, предков современных абхазов, занимало в древности не только современную территорию Абхазии, но и Джигетию, от Гагр до Сочи. Уже в VII веке до н. э. началась греческая колонизация в Абхазию, усилившаяся в следующие столетия.

В.П. Пачулиа писал в историческом очерке «Абхазия» 1976 года:

«Рассказы путешественников о благодатном климате и плодородной земле восточного побережья Черного моря издавна стали распространятся по Древней Греции. К берегам Колхиды устремились греческие моряки купцы. Ходили слухи, что в этой стране дворцы строятся из меди, а в местных реках так много золотоносного песка, и что если в них погрузить баранью шкуру, она покрывается золотыми песчинками. 2500 лет назад мореходы с островной и материковой Греции добираются на своих триерах и пентерах до берегов Абхазии. Вблизи бухт, удобных для стоянок судов, в обжитых коренным населением местах греки основывают свои города – колонии – Диоскурию, Питиунт, Григлит, Поэнос и другие».

Греки-колонисты селились в местах, где уже жили местное население. С VI до II века на восточном побережье Черного моря от нынешнего Туапсе до устья реки Чорохи существовало Колхидское царство. Около полутысячелетия продолжалось экономическое и культурное влияние греков в Абхазии. В свою очередь культура абхазов оказала влияние на греков.

С конца II века до н. э. Абхазия вошла в состав, на определенных условиях, в Понтийское царство Митридата VI Евпатора. Понтийские цари боролись с Римом, и в результате римско-понтийских войн Диоскурия и Питиунт были разграблены и разрушены. В 65 году до н. э. абхазские земли попали под власть Рима, построившего на месте Диоскурии крепость Себастополис – римляне отводили закавказским горам роль защитного пояса Рима от кочевников с севера. При императоре Диоклетиане Абхазия была местом ссылки преступников и преследовавшихся тогда христиан. К этому времени – конец I тысячелетия до н. э., на абхазских землях сложились княжества апсилов, абазгов, санигов. В IV веке н. э. на территории Западной Грузии образовалось царство Лазика – Абхазия вошла в его состав. На протяжении IV–VI веков Византия постепенно подчинила себе абхазские земли, в которых распространилось христианство.

В.П. Пачулиа писал:

«В середине VI века Абхазия номинально подчинялась Лазикскому царству, также зависевшему от Византии. Но во времена Греко-персидских войн при Юстиниане I абхазские племена неоднократно пытались свергнуть власть Византии. Тогда произошла знаменитая Трахейская битва, события в Цебельде, битва у Тсахара – главного города одного из абхазских племен – мисимиан. Местные племена попытались заручиться поддержкой персов против Византии. Но персидским войскам не удалось укрепиться в Абхазии».


В 30-е годы VI века по приказу византийского императора Юстиниана от Черного моря по ущельям и горам Абхазии до устья реки Ингури была построена Великая Абхазская стена с 2000 башен, протяженностью около 150 километров, с задачей охраны границ империи от вторжений с Северного Кавказа. Развалины стены сохранились до нашего времени.

Уже в 736 году в Абхазию вторглись арабские войска. Они разрушили часть стены у моря, сожгли Цхум (Сухуми), в сражении были разбиты и ушли из Абхазии.

В 786 году первый из правителей Абхазии объявил себя царем – Леон II добился освобождения своей страны от власти Византии и создал Абхазское царство со столицей в Анакопии, а позже, в связи с расширением царства, перенес его столицу в Кутаиси. В царство кроме абхазских территорий вошли вся западная и часть восточной Грузии. Население Абхазского царства составляли абхазы, мингрелы, сваны. Царство вело большую торговлю с Грузинскими княжествами, странами Среднеземноморья и Ближнего Востока, что привело к его усилению и расцвету. Абхазское царство занимало обширные земли, имело много городов, крепостей, храмов.

С начала IX века началась борьба Абхазского царства с грузинскими княжествами, умерший в 955 году, и Леон III (955–967 годы) увеличили территорию царства, заняв северную часть Тао-Кладжети и город Самшвилде в Нижней Картли. При царе Дэметре в Абхазии начали внутренние междоусобицы и борьба за власть, что привело к включению Абхазского царства в виде княжества в 975 году в состав Грузии и Имеретии. Последний абхазский царь Феодосий Слепой умер в 982 году.

В начале XII века Абхазия по распоряжению грузинского царя Давида II была передана в удел княжескому роду Шервашидзе. Воспользовавшись нападением на Грузию татаро-монгол Батыя удельные князья Шервашидзе отделились от Грузии и объявили Абхазию независимой.

С 1170 года до XIV века за влияние в Абхазии и других Черноморских государствах велась борьба двух средневековых итальянских республик – Генуи и Венеции. Генуэзцы победили, на абхазском побережье были построены генуэзский факторий – Хакара-Гагра, Санта-София-Пицунда, Себастополис-Сухуми, Санта-Анджеле, у устья реки Ингури. Себастополис был объявлен столицей-резиденцией протектора грузинских колоний на Кавказском побережье. Себастополис стал невольничьим рынком.

К концу XV века Грузия распалась на ряд мелких уделов, а Абхазия в XVI веке с Мингремией и Грузией входила в состав княжества Сабедиана. На рубеже XVI–XVII веков Абхазия сумела создать самостоятельное княжество. Однако захватившая в 1475 году Византию Турция уже давно хозяйничала в Крыму и на Черноморском побережье Кавказа до 1810 года.

В.П. Пачулиа писал:

«Турецкое господство, сопровождавшееся жестоким угнетением, грабежом и насилием над коренным населением, принесло стран большой материальный и моральный урон.

Цветущие когда-то города превратились в невольничьи рынки. Как сообщал французский путешественник Ж. Шарден, посетивший Черноморское побережье в XVII веке, турецкие купцы ежегодно вывозили из приморских городов Закавказья в Малую Азию огромное количество рабов. Озверелая султанская военщина насильственно насаждала ислам, грабила и обращала в развалины созданные трудом многих поколений христианские храмы, дворцы, города и села».


Восстания абхазов против турецкой оккупации в 1725, 1728, 1733, 1771, 1806 годах жестоко подавлялись.

Турецкое владычество закончилось в в 1810 году, когда турков с Черноморского побережья Кавказа выбили русские войска, занявшие прибрежные города и совершившие ряд экспедиций вглубь Абхазии. Владетельный хан Абхазии из рода Шервашидзе Сефир-бей принял подданство России и христианскую веру. Владение абхазскими землями было сохранено за родом князей Шервашидзе.

В первый период русские власти не принимали никаких мер к экономическому росту в Абхазии. Этим захотели, как всегда, воспользоваться англичане, которые через свою торговую базу в Трапезунде попытались распространить свое торговое влияние на Абхазию и Закавказье. Русские власти не допустили английские товары на Черноморское побережье. Отсутствие товаров (русские поставляли только соль) вызвало волнение в регионе.

Во время Крымской войны 1854–1855 годов российский император Николай I обрек на уничтожение русские гарнизоны в Абхазии, объявив, что вывезти их невозможно, так как русский флот в Черном море может встретиться с противником. Когда это русский флот боялся морского боя! Впрочем, от Николая I ждать умного решения было бы несерьезно. Русские офицеры во главе русских солдат сами сумели уйти из Абхазии на купеческих и частных судах. Для русского императора Николая Палкина думать вообще было затруднительно. После войны русские вернулись в Абхазию.

Князь Шервашидзе оставался номинальным владетелем Абхазии до 1864 года, когда он был сослан в Воронеж, где через год умер. В 1864 году в Абхазии было введено русское правление, страна стала называться «Сухумский военный отдел». Начальник отдела был приравнен к военным губернаторам Закавказья.

В 1866 году в Бзыбской Абхазии произошло крупное восстание, вызванное недовольством населения предстоящей аграрной реформой. Восстание началось 26 июля в Гудаутском районе и вскоре охватило многие районы Абхазии. Повстанцев было около 20 000 человек, но Сухуми взять им не удалось. Восстание было подавлено. В начале сентября все повстанцы были разоружены, 30 человек выслали за пределы Абхазии, три человека публично повешены в декабре 1866 года.

В 1867 году цебельдинские и дальские абхазы выселились в Турцию.

Главную массу населения составляли анхайе – «вольные люди», ведшие хуторское хозяйство на землях, занятых по обычному праву: «кто очистил, тот и владеет». Они были вассалами дворянских родов – тавады, амыста, владевших поместьями, которые обрабатывали рабы – ахашалы и вольноотпущенники – ах-уйю. Дворяне были вассалами одного из княжеских родов, поделивших Абхазию – Шервашидзе, по существу, владел только Бзыбским округом. Русская реформа 1867 года ослабила значение князей и дворян, и усилила группу мелких собственников, ставших ее опорой. Все рабы были освобождены и получили землю. Для привлечения абхазов на русскую государственную службу, реформа предусматривала увеличение надела за новый чин и орден. В Абхазию поехали переселенцы из России.

После русско-турецкой войны 1877–1878 годов часть абхазов была насильственно вывезена турками в Турцию, часть уехала сама. Из 80 000 человек в 1877 году в Абхазии осталось 45 000. На свободных землях расселились армяне, болгары, русские, украинцы, эстонцы.

В 1890-х годах было построено шоссе Новороссийск-Сухуми-Батуми.

В 1862 году был составлен абхазский алфавит, открывались школы, библиотеки.

В начале XX века на абхазском побережье появились курорты.

Советская власть устанавливалась в Абхазии трудно. В ноябре 1917 года был образован Закавказский комиссариат и Абхазия фактически была объединена с Грузией, которой руководили меньшевики. В Абхазии начались волнения.

Советская энциклопедия 1930 года писала:

«Правительство Грузии выслало на подавление крестьянского движения Абхазии карательный отряд в составе дивизии генерала Мазниева. Отряд был усилен сформированными на местах дворянскими сотнями. В то же время в Кодорском ущелье высадился турецкий десант, приведенный абхазскими дворянами, бежавшими из своих поместий при начале аграрных волнений. Десант вернулся в Турцию при приближении карательного отряда Манзиева, прошедшего погромом по Гудаутскому и Кодорскому уездам. Десятки деревень были разграблены, «народные гвардейцы» нещадно пороли население, насиловали женщин, разрушали дома подозреваемых в большевизме». Насилия были настолько вопиющие, что меньшевики-абхазцы демонстративно вышли из социал-демократической партии Грузии, с ведома и поощрения которой был проведен погром Абхазии».


В марте 1921 года в Абхазию вошла XI армия РККА. 4 марта была провозглашена Абхазская Советская Социалистическая Республика, с 1931 года Абхазия – в составе Грузинской ССР на правах автономной республики.

Во время Великой Отечественной войны 1941–1945 годов фашисты пытались прорваться в Абхазию через Главный хребет Большого Кавказа, были остановлены и отброшены Советской Армией.

С декабря 1990 года страна называется Абхазской автономной республикой, с июля 1992 года – Республика Абхазия.

В 1992 году возник конфликт между Абхазией и Грузией по проблеме государственного статуса Абхазии, в результате чего начались полномасштабные военные действия со всеми вытекающими последствиями и с большими потерями с обеих сторон. С тех пор регион – зона грузино-абхазского конфликта. На границе Абхазии и Грузии стоят российские войска – миротворцы.

Абхаза (самоназвание – апсуа, «люди души»), коренное население Абхазии, один из древнейших народов, населявших Черноморское побережье Кавказа, упоминаемый ещё Аристотелем. Свою страну абхазы называют «Апсны» – «страна души». В начале XXI века население Абхазии – 320000 человек – 100000 абхазов, армяне, русские, грузины, греки, эстонцы, поляки, немцы. В Грузии живёт около 13000 абхазов, в России 6000, в Турции – 6000, живут абхазы и на Ближнем Востоке.

На Черноморском побережье Абхазии расположены знаменитые климатические курорты – Газра, Гудаута, Новый Афон, Сухуми, Гульрипш, Пицунда, Очамчира, столица Абхазии – Сухуми.
Сухуми

Сухум – один из древнейших городов планеты, основанный 2500 лет назад греческими купцами из Милета. Назывался греками Диоскуриой, римлянами – Себастополисом, туркам Сухум – Кале. Абхазы называют свою столицу Акуа.

Диоскурия была большим торговым городом, с высокоразвитыми ремёслами. В Диоскурии чеканилась собственная монета. В порт прибывало множество судов, купцов которых обслуживало более сотни переводчиков. Улицы города были украшены многочисленными скульптурами.

Во время войны Рима, армию которого возглавлял Гней Помпей, и Понтийским царём Митридатом VI Евпатором, Митридат был побеждён, а Диоскурия сильно разрушена.

В начале нашей эры на развалинах Диоскурии римляне построили крепость Себастополис, опорный пункт Рима. К III веку Себастополис стал крупным торгово-ремесленным центром региона. В городе были дома отдыха для римских легионеров, богатых римлян. К целебным минеральным источникам римляне проложили дорогу. Себастополис стал и большим портом.

С VI века Себастополис – под властью Византии.

В период ирано-византийской войны 542 года византийцы срыли укрепления в Себастополисе и ушли из Абхазии, но ненадолго. Город был восстановлен в 565 году с крепостными укреплениями.

В 785 году, при образовании Абхазского царства – Сухум – столица и центр епархии. В XI–XIII веках Цхум – Сухум – центр Цхумского эриставства.

В XIII–XV веках в Сан-Себастьяне – Сухуме – резиденция генуэзского протектора.

В 1451 году Сухум ненадолго захватили турецкие войска. В Абхазии турки укрепились со второй половины XVI века. В 1578 году турки построили крепость Сухум-Кале – один из опорных пунктов Турции на Черноморском побережье. Сам город из столицы стал захолустным местечком. Так продолжалось почти 200 лет.

В.П. Пачулиа писал:

«В конце XVIII века Сухуми стал резиденцией владетельного князя Абхазии Келеша Чачба – Келешбея Ширвашидзе, которому турецкий султан присвоил звание сухумского бея и выдал соответствующую грамоту. Келеш Чачба не без скрытого умысла согласился взять на себя роль наместника султана в Абхазии. В 1801 году Восточная Грузия присоединилась к России. Келеш Чачба начал переговоры с правительством Александра I о принятии Абхазии под покровительство России. Турецкая агентура всячески стремилась сорвать эти переговоры. Не добившись своей цели, турки решили убить Келеша Чачба. 2 мая 1808 года в Сухумской крепости от руки своего старшего сына Асланбея, ярого туркофила Чауба погиб.

В 1810 году другой сын Келешбея, Сафарбей, отправил в Петербург письмо с просьбой принять Абхазию под покровительство России. В феврале 1810 года состоялось подписание соглашения, по которому, в частности, за потомками убитого Келеша сохранились все права наследства.

По распоряжению Александра I в Абхазию была послана военная эскадра под командованием капитана II ранга Дотта. 10 июля 1810 года началась усиленная бомбардировка Сухуми, всё ещё находившегося в руках турок. Затем русский десант во взаимодействии с абхазскими повстанцами штурмом захватил город.

После освобождения Сухуми турки постепенно были изгнаны из всех уголков Абхазии. Почти трёхсотлетнее господство султанской Турции в Абхазии закончилось. В Сухумской крепости русское командование разместило свой гарнизон».

До середины XIX века Сухуми – военная крепость.

В 1840 году по инициативе командующего Черноморской береговой линией генерала Н.Н. Раевского в Сухуме был основан ботанический сад. Стали ходить пароходы в Керчь, Одессу, другие порты. В середине XIX века в Сухуме было 11 каменных домов, 100 мазанок, трактир, кофейня, 26 питейных домов.

Во время Крымской войны 1854–1855 годов Сухум захватили и сожгли турки.

После войны город восстановили, были открыты школа и гимназия, построена пристань, проведён водопровод. В 1870-х годах через Сухум прошла линия телеграфной связи Европа – Индия. К 1876 году в Сухуме было около 500 домов, с населением более 2000 жителей, не считая гарнизона.

Во время русско-турецкой войны 1877–1878 годов турецкая эскадра захватила Сухум – в мае. В августе турки сожгли Сухум, даже вырубили в нём все деревья. 20 августа русские войска штурмом взяли город, который потом восстанавливался 20 лет. После штурма в Сухуме осталось 200 жителей и десяток уцелевших домов.

В марте 1921 года в Абхазии была установлена Советская власть. Сухум стал столицей Абхазской республики в составе Грузинской ССР. В 1936 году до Сухума была дотянута Черноморская железная дорога, город быстро развивается.

В начале XXI века население Сухума – 50000 человек. В городе работают филармония, абхазский и русский театры.

В 1915 году в Сухуме был создан Абхазский государственный музей, в котором хранится множество уникальных экспонатов.

Сухумский ботанический сад существует более 150 лет. В саду собрано более 5000 различных видов растений со всего мира.

В Сухуме находится научно-исследовательский институт экспериментальной патологии и терапии АН Абхазии, в котором содержится 300 обезьян из Азии, Африки, Южной Америки.

В конце XIX века в Сухуме был основан Дендропарк с 850 видами растений со всего мира, включая аллею южноамериканских слоновых пальм.
Гагра

Ближе всего к российской границе находится город Гагра, расположенный между горными реками Бзыбью и Псоу. Недалеко от Гагры в горах и ущельях много водопадов.

Ещё до нашей эры греческие купцы основали в Гагрской бухте факторию Триглит. Древнегреческий географ Страбон писал, что земли вокруг Триглита были заселены древнеабхазскими племенами.

В начале I века нашей эры на берегах Гагрской бухты римляне построили мощную крепость – Нитика.

В V веке на месте будущей Гагры была построена крепость – Абаата.

В 550 году в районе Гагры произошло сражение между абазхами и византийским войском, ход которой описал Прокопий Кесарийский. Византийцы, обладавшие большим перевесом в силах, победили. Византийцы до основания разрушили крепость. На её развалинах осталось поселение.

В XIV веке на месте будущей Гагры генуэзцы построили торговую факторию Хакары.

В период турецкого владычества Гагра стала одним из многочисленных невольничьих рынков.

После 1810 года Гагра получила русских чиновников через 20 лет. Во время Крымской войны русский гарнизон покинул Гагру, предварительно взорвав укрепления.

В 1857 году русские войска вернулись в Гагру.

В 1891 году через Гагру прошла дорога Батуми-Новороссийск.

Курортом Гагры сделал родственник царя Николая II принц А.Н. Ольденбургский. Ему очень понравился этот уголок Чёрного моря. Казна выделяла деньги, на которые был построен дворец принца Ольденбургского. В Гагру были проведены электричество, телеграф, водопровод, заложен парк, построено несколько гостиниц. Гостиница «Гульрипш» была привезена в разобранном виде из Норвегии, её ресторан – из Вены. На берегу моря построили купальни. От купален к гостиницам ходила конка. С 1909 года начали открываться санатории, были построены несколько дач – дворцов.

После прихода Советской власти в Гаграх началось курортное строительство. Отдыхающих принимали несколько десятков санаториев, во время Великой Отечественной войны ставших госпиталями для раненых воинов.

После войны город расцвёл, в нём был создан прекрасный субтропический парк с летним театром.

Гагра – курорт с контрастными климатическими условиями. В Гагре находится горячий сероводородный источник, считающийся «чудодейственным». Красивы водопад в ущелье реки Цихерва, водопад и пещера в Жожварском ущелье. С горы Мамзышха высотой почти 2000 метров – великолепная панорама Гагры и Пицунды.
Пицунда

Торговая фактория Питиус была основана в IV веке до н. э. греческими купцами из Милета. В начале I века н. э. на Пицундском мысу римляне построили крепость. Питиус торговал со всем Причерноморьем, Византией. С VI века Питиунт – христианский религиозный центр побережья. У Пицунды генуэзцы построили факторию Санта-София. Много вреда и бед селению Пицунда нанесло владычество турок. В 1830 году в Пицунду вошли русские войска.

В конце XIX века в Пицунде был построен мощный световой маяк.

С середины XX века Пицунда превратилась в крупный курортный комплекс, работающий круглый год. В Пицунде – один из лучших песчаных пляжей на Черноморском побережье. Одно из главных чудес курорта – уникальная реликтовая роща пицундской сосны, протянувшаяся вдоль берега на 4 километра. Возраст многих деревьев превышает 200 лет. Рядом с ней – самшитовая роща. Есть пицундская сосна высотой около 40 метров, которой более полутысячи лет.

В Пицунде стоит храм, построенный в Х веке, высотой 30 метров – лучший памятник абхазского зодчества. В храме сохранились росписи XV века. В 1975 году в храме был открыт органный концертный зал.

У села Лдзаа находится музей истории и этнографии народов Абхазии.
Новый Афон

У подножия Иверской и Афонской гор с древности находился город-крепость Анакопия. Во II–III веках н. э. в цитадели была построена Римская башня в 4 этажа, с верхней площадки которой была видна вся округа. В IV веке Анакопия была одним из крупнейших городов Юга Абхазии. Город имел 2 линии укреплений. К VIII веку Анакопия – главная крепость Абхазии.

В 737 году Анакопию 6 месяцев штурмовали войска арабского полководца Мурвана-Ибн-Мухаммеда, жестокого и бессердечного. Крепость не сдалась, арабы понесли большие потери, больше половины войска, и ушли из Абхазии.

При образовании в конце VIII века Абхазского царства Анакопия стал первой его столицей.

В период турецкой оккупации Анакопия практически перестала существовать.

В 1780-х годах монахи знаменитого Афонского монастыря попросили у русских властей о предоставлении им земли на Черноморском побережье Кавказа для основания мужского монастыря.

Власти согласились и прибывшие в сентябре 1875 года из Афона монахи выбрали место у развалин Анатомии, в устье реки Псырцха – именно здесь по преданию был похоронен апостол Симон Кананит. Будущий монастырь получил название Ново-Афонского Симона-Кананитского монастыря.

Монастырь был построен в 1879 году, через 10 лет в нём побывал император Александр III.

Новый Афон стал главным православным центром на Черноморском побережье Кавказа. Туда ехали богомольцы со всей Российской империи.

В 1924 году Новоафонский монастырь был закрыт и открыт вновь в 1994 году.

У подножия Афонской горы в средних веках был построен небольшой храм Симона Кананита, одного из 12 апостолов Иисуса Христа. В полукилометре от храма расположена пещера, в которой в 53–55 годах н. э. жил Симон Кананит, проповедовавший христианство на Кавказе.

В Иверской горе находится Новоафонская пещера, возраст которой более 2 миллионов лет. В пещере 9 залов, длиной полкилометра – настоящий подземный дворец.

В 1880 году монахи создали в центре города Новый Афон каскад из 7 прудов с красивыми прочными мостиками. Сейчас это Приморский парк с белыми и чёрными лебедями.

Недалеко от Пицунды на высоте 1 километра над уровнем моря находится озеро Рица – самое красивое и известное на Черноморском побережья Кавказа.

Озеро лежит в чаше, окружённой горами высотой до 3500 метров.


(Перепечатывается с сайта: http://www.lib.rus.ec.)


Некоммерческое распространение материалов приветствуется;
при перепечатке и цитировании текстов
указывайте, пожалуйста, источник:
Абхазская интернет-библиотека, с гиперссылкой.

© Дизайн и оформление сайта – Алексей&Галина (Apsnyteka)

Яндекс.Метрика