Б. М. Аргун

Событие 1978 г. в Абхазии

За прошедшие 40 лет, с принятия Конституции СССР (1936 г.), изменилось и международное положение СССР, как, впрочем, и весь социально-политический облик мира. Вырос авторитет Советского Союза. Во всем советском обществе произошли столь глубокие изменения, что их стало необходимо обобщить в новом Основном Законе страны.
Порядок принятия новой Конституции внешне был выдержан в демократическом духе. После того как проект Конституции был рассмотрен Президиумом Верховного Совета СССР и майским (1977г.) Пленумом ЦК КПСС, он был опубликован для всеобщего обсуждения, длившегося почти четыре месяца. В ходе этого обсуждения было получено около 400 тыс. предложений о поправках к отдельным статьям проекта Конституции. Окончательное изучение и оценка предложений делались конституционной комиссией(1).
Однако, как показывает анализ работы конституционной комиссии, большая часть писем и предложений трудящихся была проигнорирована. Учтена лишь небольшая часть поправок, имевших, главным образом, редакционный характер.
Проект Конституции обсуждался дважды на Пленумах ЦК партии (майском 1977 г. и октябрьском 1977 г.) и 7 октября 1977 г. был утвержден внеочередной сессией Верховного Совета СССР (см. Конституцию СССР 1977 г.). На основе Конституции СССР, принятой 7 октября 1977 г. в союзных и автономных республиках началась работа по принятию новых Конституций. Здесь необходимо остановиться на некоторых вопросах, связанных с последней Конституцией Абхазской АССР 1978 г.
Крупной проблемой было разделение национальной государственности по своеобразным рангам (союзная, автономная республика и т д.). От этого зависело политическое, экономическое положение каждой автономии. Автономные республики не имели равноправного представительства в составе СССР с союзными республиками.
Явно недостаточным было участие автономных республик в решении дел соответствующих союзных республик. Верхов-

151

ные советы последних были однопалатными и специальное представительство в нем автономных республик не предусматривалось(2). Не включались представители автономных республик и в состав Совета Министров РСФСР и Совета Министров других союзных республик. Это существенно ущемляло право на самоопределение коренных народов автономных республик и иных автономных образований и породило в последующие годы ряд конституционных конфликтов, межэтнических войн (Абхазия, Нагорный Карабах, Чечня и т. д.)
Многие трудности в национальных отношениях являются следствием сталинской политики, жесткой централизации, денационализации, субъективного, волюнтаристского подхода к судьбам народов. Еще в конце 1977 г. в Союзные органы было направлено коллективное письмо 130 представителей интеллигенции и видных общественных деятелей Абхазии. Ставился главный вопрос - выход Абхазии из состава Грузии и конституционное закрепление этого права(3).
Была описана обострившаяся ситуация в Абхазии, были высказаны претензии к руководству Грузии. Под видом экономического развития Абхазской АССР проводилась миграция не абхазского, преимущественно, грузинского населения в республику, реальная хозяйственная и административная самостоятельность автономии была принижена. Допускалось ущемление абхазов в кадровой политике, игнорировались потребности развития абхазской культуры - полиграфической базы, телевидения, искажалась в научных публикациях и учебниках история абхазов и т. д.(4).
Письма были перехвачены в ЦК Грузии и направлены в обком партии Абхазии. По требованию руководства ЦК Грузии вопрос этот 22 февраля 1978г. был вынесен на рассмотрение бюро обкома под названием: «О неправильных взглядах и клеветнических измышлениях, содержащихся в коллективном письме от 10 декабря 1977г.»(5).
Реакция Абхазского обкома была однозначна: авторов письма наказать, коммунистов, писавших письмо, исключить из партии. Были исключены из партии и сняты с работы «подписанты» Абхазского письма «ста тридцати» Алексей Джения, Юрий Аргун, Иосиф Ахиба. Необходимость таких мер обосновывалась очень просто - взгляды, высказанные в письме, идут в 

152

ущерб дружбе абхазского и грузинского народов, всех народов, населяющих автономную республику.
Решение Абхазобкома вызвало массовые протесты, стихийные сходы и собрания. Обком партии увидел в этих событиях только одно: ослабление идеологической работы и выдвижение национальных требований полностью приравнял к разжиганию национальной вражды.
Прежде чем перейти к ссылкам на документы, которые я использую в моей работе, мне хотелось бы для ясности рассказать несколько слов о них. Это бывший партархив обкома КП Абхазии. После изгнания агрессоров из Абхазии историк Б. Сагария в феврале 1994 г. обратился к председателю Совмина Абхазии С. Джинджолиа с просьбой сохранить оставшийся архив бывшего Рескома Абхазии. Тогда архив находился в здании бывшего обкома партии. Однако в начале июня 1996 г. архив исчез.
Долгие и упорные поиски привели Б. Е. Сагариа на Сухумский железнодорожный вокзал. Архив оказался в одном большом грузовом вагоне. Архив был продан строителям как макулатура. С большим трудом архив был перевезен в помещение, ранее занимаемое АГУ по ул. Чочуа. Большая и лучшая часть архива была уничтожена, некоторые наиболее ценные документы вывезены. Но, несмотря на это, остались интересные материалы.
Из числа этих документов наибольший интерес для данной работы представляют протоколы народных собраний 1978 года, а также «Заявления, поступившие в ходе обсуждения проекта конституции Абхазской АССР от граждан Абхазии в 1978 г.» в Конституционную комиссию Абхазии. Эти документы ранее никогда не печатались. Были скрыты от народа.
Сохранился протокол собрания жителей села Бзыбь и близлежащих н. п. зоны г. Гагра и Гудаутского района от 29 марта 1978 г. В собрании приняли участие более тысячи человек. Присутствовали член бюро Абхазобкома партии, секретарь обкома Маршания Л. В., первый секретарь Гагрского горкома партии Кванталиани Т. Ш., второй секретарь Гагрского горкома партии Воронов Н. В. и т. д.
На повестке дня: «Обсуждение письма в ЦК КПСС за подписью 130 человек». Было задано много вопросов: почему и сей-

153

час продолжается искажение топонимических названий в Абхазии? Сколько людей из восточных районов Грузии переселится сейчас? Почему в г. Гагра в течение 40 лет нет первого секретаря абхазской национальности? Где телевидение? Сколько членов бюро Абхазобкома владеют абхазским языком? Ни на один из записок, поступивших на имя Маршания Л. В., не был дан ответ, а на устные вопросы отвечал уклончиво.
Собрание жителей с. Бзыбь и близлежащих населенных пунктов зоны г. Гагра и Гудаутского района от 29 марта 1978 г. постановило:
1.    Одобрить письмо, написанное в адрес ЦК КПСС за подписью 130 человек от 10 декабря 1977 г.
2.    Просить ЦК КПСС создать комиссию для всестороннего изучения письма.
3.    Просить областной комитет партии восстановить на работу Джения, Аргун, Ахиба(6).
Первоначальное состояние архива, т. е. оставшиеся его части, были плачевными, и не было никакой систематизации и классификации. Приступить к изучению материалов было невозможно*.
На народных сходах и забастовках в городах Сухум, Ткварчал, Гагра, в селах Лыхны, Покуаш, Бзыбь абхазский народ требовал включение в проект абхазской Конституции особую статью о праве на свободный выход из состава Грузии.
Несмотря на всю уникальность разнообразных национально-территориальных конфликтов, они имеют и много общих черт: обострение экономических проблем, противоречия в правовом статусе разных национально-территориальных образований, отсутствие политических механизмов принятия решений в чрезвычайных обстоятельствах, наконец, идеологическая неподготовленность к открытому этническому противостоянию. Все эти моменты указывают на кризис старой практики регулирования национальных процессов Выяснилось, что рутинными способами разрешения межнациональных противоречий становится невозможным, а каждый конкретный случай обострения
-------------------------------------
*  Студеникин А. и я, будучи м.н.с. АбИГИ, смогли описать и разложить их по районам, но до сих пор ведется работа сотрудниками архива.

154

национальных отношений выводит на фундаментальные вопросы социально-экономического и политического развития.
Главной силой проведения национальной политики в советском обществе являлась Коммунистическая партия. Едва ли не каждое массовое национальное движение начиналось с коллективного обращения в адрес ЦК КПСС с просьбой вмешаться в ситуацию. Игнорирование центра порождало конфликты с партийным аппаратом.
Партийное руководство многих республик оказалось неподготовленным к функционированию в условиях обострения межэтнических конфликтов. Это, прежде всего, сказалось в методах работы - не умении вести диалог с представителями национальных движений, оценить степень обоснованности выдвигаемых требований, рассмотреть проблему по существу.
Сконструированные в многочисленных официальных документах национальные отношения имели мало точек соприкосновения с реальным состоянием дел. Устоявшиеся догмы в области национальной политики не сразу позволили разобраться в обострившейся обстановке и принять эффективные меры.
Жизнь показывает, как важно гармонизировать интернациональные и национальные ценности, не противопоставлять одних другим. Без четкого определения того, что считать национализмом, обвинения в национализме можно распространить на всякое проявление национального.
Нежелание проводить четкую разграничительную линию между ростом национального самосознания и национализмом вело к борьбе с национальной интеллигенцией, т. е. с теми, кто отстаивал национальные ценности своего народа.
Самочинные сходы и собрания характеризовались как «антинародные проявления». Правда, со временем оценки стали несколько меняться. В ноябре 1978 г. назначенный первым секретарем абхазского обкома партии Б. В. Адлейба признал, «что не свойственная для нашего общества и общественных отношений форма демонстрации общественного мнения» привела к неверию в возможность решения затянувшихся проблем официальным путем(7). (ЦПА ИМЯ, л. 83).
Сначала было принято постановление ЦК КП Грузии, затем постановление ЦК КПСС по ускорению социально-экономического и культурного развития Абхазской АССР. «О мерах по

155

дальнейшему развитию экономики и культуры Абхазской АССР» (от 25 апреля 1978 г.) ЦК КП Грузии, «О дальнейшем развитии экономики и культуры Абхазской АССР» (от 1 июня 1978 г.) ЦК КПСС и Совета Министров СССР. Совету Министров Грузинской ССР было рекомендовано расширить круг вопросов хозяйственной и культурной жизни, подлежащих решению в правительстве автономной республики, пересмотреть ведомственную подчиненность некоторых учреждений и организаций. Было принято также решение о преобразовании Сухумского пединститута в Государственный Университет, об организации телевидения в автономной республике(8).
Постановления подтверждали, что имелись реальные основания для общественного недовольства. Но недоверие к проводившейся до этого политике было так глубоко, что малейшего повода было достаточно для новых вспышек. Так произошло в сентябре 1978 года, когда назначение нового Председателя Совета Министров республики, присланного из Тбилиси, привело к протестам, вплоть до забастовок на промышленных, транспортных предприятиях и в учебных заведениях(9).
21 мая 1978 года состоялось собрание актива Абхазского обкома КП. Собрание рассмотрело вопрос «О ходе всенародного обсуждения проекта новой Конституции Абхазской АССР». Сообщение по этому вопросу сделал председатель Конституционной комиссии Абхазской АССР, первый секретарь Абхазобкома Б. В. Адлейба.
В работе собрания принял участие и выступил с большой речью секретарь ЦК КПСС И. В. Капитонов. В своем выступлении И. В. Капитонов, в частности, отметил, что «все товарищи, которые выдвигают или поддерживают идею о переходе Абхазии из одной союзной республики в другую, поймут неправомерность своей позиции, и не будут настаивать на этом. Будущее развитие, дальнейший расцвет Советской Абхазии надо искать не в этом. Это не принесет никакой пользы ни абхазцам, ни людям других национальностей, населяющих вашу республику. Должен довести до вашего сведения, что данное предложение самым внимательным образом, всесторонне рассматривалось в центральных органах.
Учитывались при этом и интересы абхазского народа, и общегосударственные интересы, брались в расчет внутриполи-

156

тические и внешнеполитические обстоятельства. Исходя из этого, сочтено нецелесообразным, в какой-либо форме решать этот вопрос, выходящий за рамки Конституции Грузинской ССР. Все, что касается национально-государственного устройства Союза ССР, четко и определенно решено в новой Советской Конституции. И было бы неправильно, если бы в Конституциях автономных республик содержались положения, не соответствующие Основному Закону страны»(10).
Комментируя выступление секретаря ЦК КПСС Капитонова И. В., необходимо отметить, что вопрос о выходе Абхазской АССР из состава Грузинской ССР воспринимался категорически невозможным. Подход был односторонним, Центр не хотел менять существовавшее положение вещей, Абхазия находилась в составе Грузии и другого не могло быть. При этом не учитывалось мнение коренного абхазского народа. Работники аппарата ЦК КПСС считали вопрос о выходе Абхазии из состава Грузинской ССР в «корне противоречащим ленинской национальной политике и Коммунистической партии страны». Но требование абхазского народа не противоречило и Законам Советского государства и международному праву (право нации на самоопределение). На самом же деле «в корне противоречащим ленинской национальной политике» являлось нахождение Абхазии в составе унитарного государства Грузии.
В истории национально-государственного строительства известны факты выхода АССР из состава одной союзной республики и перехода в состав другой, либо преобразования автономных республик в союзные, либо союзных - в автономные. Это свидетельствует о том, что специфической гарантией суверенитета АССР служит право на самоопределение(11). В июне 1978 г. состоялся XI Пленум ЦК КП Грузии, посвященный национальным отношениям, в частности, абхазским событиям. Выступавший на пленуме Э. А. Шеварднадзе призвал коммунистов республики к неуклонному осуществлению ленинской национальной политики, подчеркнул необходимость самого внимательного отношения более многочисленного народа к национальным институтам малочисленного народа. Достаточно малейшей ошибки, заметил он, поспешного решения, необдуманного высказывания, чтобы вновь пробудить подозрения, вскрыть

157

рану(12). Но это были слова главного циника нашей эпохи, что и было доказано последующим ходом истории.


Примечания

1 Кукушкин Ю. С., Чистяков О. И. Очерки истории Советской Конституции Москва, 1987 С.192.
2 Конституция Грузинской ССР. 1978. С. 25-26.
3 На пороге кризиса: Нарастание застойных явлений в партии и обществе. Под ред. Журавлева. Москва, 1990. С. 146.
4 Абхазские письма. (1947-1989). Сборник документов. Т. 1. Сост. И. Марухба. Сухум, 1994. С. 187.
5 Там же. С. 227-258.
6 Архив Абхазского института Гуманитарных Исследований. Сухум.
7 ЦПА ИМЯ. Л. 83
8 Коммунистическая партия Грузии в резолюциях и решениях съездов, конференций и Пленумов ЦК. Т. 4. Тбилиси, 1981. С . 795.
9 На пороге кризиса: Нарастание застойных явлений в партии и обществе. 1990.    Под ред. Журавлева. Москва. С. 368.
10 «Советская Абхазия». 1978. 23 мая.   
11 Шапсугов Д. Ю. Вопросы суверенитета и государственно-правовая природа Автономной Республики. Ростов-ма-Дону, 1971. С. 12.
12 ЦПА ИМЛ. Л. 16-21.

158

--------------------------

(Опубликовано: Абхазоведение: История, археология, этнология. Выпуск II. Сухум, 2003. С. 151-158.)

(Сканирование, вычитка - Абхазская интернет-библиотека.)


Некоммерческое распространение материалов приветствуется;
при перепечатке и цитировании текстов
указывайте, пожалуйста, источник:
Абхазская интернет-библиотека, с гиперссылкой.

© Дизайн и оформление сайта – Алексей&Галина (Apsnyteka)

Яндекс.Метрика