Екатерина Бебиа

Об авторе

Бебиа Екатерина Георгиевна
Журналист, писатель, доктор филологических наук, доцент Абхазского государственного университета, лауреат премии Союза журналистов Абхазии.
Автор ряда книг:

  • Бебиа Е. Г., Тарба Е. М. "Болезни табака в Абхазии". - Сухуми: Алашара: 1980. 38 с., ил.
  • Бебиа Е. "Поющие пальцы. (Очерки (о ком. стр-ве Абхаз. АССР))". - Сухуми: Алашара: 1986. 39 с.
  • Бебиа Е. "Шли братья на войну... (О братьях Лазаа)". - Сухуми: "Алашара": 1989. - 59 с., [2] л. ил.
  • Бебиа Е. «Крик малышей». - Сухум: 1994.
  • Бебиа Е. «Славные сыны Куланырхуа». - Сухум: 1994.
  • Бебиа Е. «Силой не возьмешь крылатых». - Санкт-Петербург: 1995.
  • Бебиа Е. «Славные сыны Кутола». - Сухум: 1997.
  • Бебиа Е. «Неугасающий огонь». - Краснодар: 2000.
  • Бебиа Е. «Люди и время». - Краснодар: 2002.
  • Бебиа Е. «Строки из огня». - Сухум: 2003.
  • Бебиа Е. «Стойкость». - Сухум: 2009.
  • Бебиа Е. "Избранные. (Очерки о наших современниках)". - Анкара: 2010.
  • Бебиа Е. «Наш генерал Султан Сосналиев». - Сухум: 2010.
  • Бебиа Е. "Золотой памятник Абхазии - Бзыпта". На рус. и абх. яз. - Анкара: 2011.
  • Бебиа Е. "Новый Афон". - Анкара: 2011.
  • Бебиа Е. «Возвращение к истокам. (Очерки)». - Сухум: Абгосиздат: 2012.





Екатерина Бебиа

Статьи:


ПОРТРЕТ УЧЕНОГО. МОТИВЫ НАРОДНОГО УЗОРА: ИЗ ГЛУБИНЫ ВЕКОВ

Недавно в Абхазском институте гуманитарных исследовании им. Д.И. Гулиа в торжественной обстановке было отмечено 70-летие этнографа, кандидата исторических наук Елены Михайловны Малия. С воспоминаниями о совместной многолетней работе, поздравлениями и добрыми пожеланиями юбиляру выступили ученые В. Авидзба, Ш. Аристава, Ю. Аргун, М. Ласуриа, И.Г. Салакая, И. Цвинариа, В. Касландзиа, Р. Хашба, С. Дбар, Е, Аджинджал, Е. Килба. Они отмечали значительные заслуги Елены Михайловны в абхазоведческой науке.

Е. Малия родилась в 1934 г. в Сухуме. Отец ее был военнослужащим, в связи с чем их семья жила в постоянных переездах. Перед Великой Отечественной войной они жили в Таллине (Эстония). Эвакуировав семью, отец с первых дней войны ушел на фронт. С большим трудом мать, Татьяна Ивановна привезла маленькую Елену с ее младшей сестрой в родное село отца - Аацы Гудаутского района. Отец вернулся только в 1946 году и вскоре умер от полученных ран.

Елена Малия после окончания сухумской 4-й женской средней школы поступила на филологический факультет (Кавказское отделение) Тбилисского госуниверситета. В числе студентов были представители северокавказских регионов, в том числе генетически родственных нам адыгских народов. Общение с ними дало многое Елене для понимания, сближения и дружбы с ними.

После окончания университета она стала работать в АбНИИ. С этого времени прошло 45 лет. Елена Малия прошла путь от лаборантки до ведущего научного сотрудника. С 1995-го по 2003 год являлась зав. отделом этнологии института. В 1961 году поступила в аспирантуру при Институте истории, археологии и этнографии АН ГССР по специальности "этнография".

Несмотря на свою молодость, Елена в первые годы учебы в аспирантуре успела зарекомендовать себя как замечательный полевой исследователь и энтузиаст этнографического изучения Абхазии, отдающий все силы и знания науке. В течение многих лет она ежегодно проводила экспедиции по всем районам Абхазии. Ее не пугали ни дальние расстояния, ни отсутствие подходящих путей в горах, ни непогода. Все это в сочетании с превосходным знанием родного языка и местных условий обеспечило несомненный успех. Ей удалось выявить богатый, во многом уникальный материал по народному искусству и некоторым другим вопросам этнографии Абхазии, собиравшийся иногда по крупицам. Все это послужило прочным основанием ее диссертации: "Народное изобразительное искусство". Защита прошла блестяще, ней была присуждена ученая степень кандидата исторических наук.

В течение ряда лет Елена Михайловна продолжает исследования по народному искусству абхазов, народной одежде и ее украшениям. Впервые в абхазоведении она смогла подробно и полно дать научное описание технических процессов абхазского ковроделия, ткачества и орнаментики тканых изделий с привлечением богатого фольклорно-этнографического и лексического материала. Этнограф Малия отличалась всегда не только умением находить и собирать богатый материал, но и правильно, научно описывать его.

Известный абхазский ученый, этнограф Ш. Инал-ипа, оценивая ее научные труды, в одной своей рецензии писал: "Е. М. Малия впервые удалось показать основные технические приемы абхазской орнаментики ввести вместе с тем в научный оборот богатую, но ныне в народе уже почти забытую терминологию, связанную с нею, восстановить оригинальную рецептуру естественных красителей и т. п. Особо следует отметить выявленные автором уникальные абхазские льняные и хлопчатобумажные ковры (акыдыршэыла) больших размеров (до 12 метров) с оригинальной орнаментикой, которые покрывали почти полностью три стены гостиной комнаты, и способ их изготовления".

Очень ценным является то, что Елена Михайловна всегда старалась изучить орнамент в связи с историей народа, с условиями окружающей жизни, с хозяйством, этнографическим бытом, в том числе религиозными верованиями, с которыми орнамент обнаруживает тесную связь.

Известный археолог Л. Соловьев в рецензии на научные труды Малия писал: "Среди множества рукоделий, обычно украшающих стены сельского жилища абхазов, ей удалось разыскать редкие уже в наше время, дающие представление об искусстве не только, скажем, прошедшего века (имеется в виду 19-й век - Е. Б.), что было бы в порядке обычного, но произведелия, ведущие свою традицию из глубины тысячелетий. Такие ценные результаты прежде всего говорят о высоких качествах собирательской работы автора, о правильной оценке виденных ею материалов и умении выделить среди современных изделий элементы, говорящие о традициях далекого прошлого... Своей работой автор доказал, что родство адыгов и абхазов является ценным источником для восстановления форм и материальной, и, что особенно важно, духовной культуры далекого прошлого, которая гак неполно открывается археологическими раскопками. Некоторые выводы большой исторической важности уже даются автором, когда он указывает на генетическую связь, существующую в современных орнаментальных мотивах народного искусства с памятниками колхидской и кобанской культуры...".

В 1986 году Елена Малия издала монографию "Украшения одежды у абхазов", которая, по словам видного ученого Ю. Воронова, превратилась "уже через несколько дней после поступления на прилавки книжных магазинов в библиографическую редкость".

В книге Малия отмечает, что зафиксированные ею "в быту местного населения украшения одежды уходят своими корнями в глубокую древность", что украшение народной одежды абхазов "гармонически сочеталось с особенностями материала, покроя и цветовой гаммы костюма в целом". Интересен и тот вывод автора, что "украшения одежды абхазов свидетельствуют об их давних экономических и этнокультурных связях со многими народами Кавказа, особенно Северного Кавказа".

Недавно вышла еще одна книга Елены Михайловны на абхазском языке - "Абхазская одежда", которая иллюстрирована уникальными старыми фотографиями, изображающими традиционную одежду с украшениями. Автор выделяет основные орнаментальные мотивы народного узора абхазов и выясняет их происхождение.

Рецензии видных абхазских ученых подтверждают, что Е. Малия внесла значительный вклад в этнографическую литературу об абхазах, а следовательно, и вообще в научную литературу Кавказа.

Следует сказать и то, что Елена Михайловна является счастливой женой, матерью и бабушкой. Ее супруг Сергеи Ладович Зухба - видный абхазский фольклорист, профессор кафедры литературы АГУ, доктор филологических наук. Старший сын Даур - выпускник Киевского госуниверситета, доцент Донецкого политехнического института, кандидат экономических наук, в данное время пишет докторскую диссертацию. Его жена - тоже кандидат наук. У них растут двое детей. Младший сын Елены Зураб - присоединился к поздравлениям и пожеланиям коллег Елены Михайловны, которые в один голос говорили о ее добропорядочности, отзывчивости и внимании к сослуживцам и о том большом вкладе, который внесла она в исследование материальной культуры и декоративно-прикладного искусства абхазского народа. Пожелаю семье ученых Елены Малия и Сергея Зухба трудиться еще долгие годы в одном Абхазском институте на благо нашей Родины.

(Перепечатывается с сайта: http://www.kolhida.ru.)
________________________________________________


С ВЕРОЙ В ЛЮДЕЙ, С ВЕРОЙ В ДОБРО

Очерк о жизни и деятельности Сергея Васильевича БАГАПШ

Ушел из жизни Президент Республики Абхазия С.В.Багапш. Он прожил яркую, насыщенную жизнь, всецело посвятив ее родной Апсны, ее народу. Предлагаем вниманию читателей очерк о жизни и деятельности достойного сына Абхазии, яркого лидера и горячего патриота Сергея Васильевича БАГАПШ.

Багапш – редкая фамилия в Абхазии. Старшее поколение утверждает, что она имеет один корень с фамилиями Трапш, Гыруапш, Капш, и у них одно и то же происхождение.

Предки рода Багапш жили в селе Цабале. Когда-то их было очень много, но во времена махаджирства род Багапш был выслан в Турцию. В Абхазии осталось всего лишь две-три семьи. Зато в Турции до сих пор живет много людей по фамилии Багапш.

Но предок именно этой семьи вернулся из Турции. Его звали Раджап. Он стал жить в селе Джгиарде, создал семью, и у него росли шестеро сыновей и одна дочь. До сих пор в народе помнят, что Раджап был очень умным и трудолюбивым человеком. Много времени проводил в лесу, занимаясь колировкой диких плодовых деревьев. Долгие годы односельчане вспоминали его добрым словом, ухаживая за деревьями, колированными им.

Все братья Багапш были богатырски-рослыми, красивыми. В Джгиарде они считались зажиточными крестьянами.

Несмотря на то, что трое сыновей Раджапа не вернулись домой после репрессий, он держался молодцом. И он, и его сыновья пользовались в селе и районе большим авторитетом. Таким же авторитетом и уважением пользуется и сейчас род Багапш в Абхазии. Правда, сейчас по всей Абхазии не более 15 семей из этого рода.

Самым старшим в роду являлся Василий Саидович Багапш, который скончался в 2008 году. Сергей Васильевич постарался и в деревенском доме создать все необходимые бытовые условия. Да он и не представлял свою жизнь в отрыве от сельского дома. Усталость от городской суеты у него проходила только здесь, когда он спокойно, не спеша занимался хозяйством.

– Если бы я в любой свободный час не ездил сюда, то жил бы очень неинтересно, – говорил он. – Люблю свою деревню, своих соседей. Люблю всех жителей наших сел. Они чисты и патриотичны. Если судить по всем нашим конфликтным событиям в Абхазии, то я самый большой памятник поставил бы крестьянскому сыну. По первому зову он всегда встанет и без всяких уловок и хитростей выполнит свой долг перед Родиной и перед своим народом... Здесь, в моей деревне, я нахожу душевный покой и равновесие.

Любовь к селу и сельским делам, наверное, помогли Сергею Багапш при выборе профессии – он решил быть агрономом. После окончания средней школы в Сухуме поступил в Институт субтропического хозяйства и получил специальность ученого-агронома. Учебу в вузе Сергей совмещал с работой. Был рабочим на винзаводе, а затем инкассатором в Госбанке. А еще успевал заниматься баскетболом, даже играл в сборной Грузии в течение пяти лет. Был капитаном сборной Абхазии. Более 15 лет Сергей отдал спорту. Неоднократно награждался призами.

После окончания вуза в 1972 году Сергей Багапш по распределению начал работать начальником агроотделения Моквского эфирномасличного совхоза. Молодой ученый-агроном проявил себя инициативным работником.

Затем его призвали в армию, а после демобилизации он стал инструктором Абхазского обкома комсомола. Затем его переводили на разные должности по комсомольской и партийной линии, сначала в Абхазии, а потом – три года – в Грузии. В 1982 году он был избран первым секретарем Очамчырского райкома партии.

Лучшими годами своей жизни С. Багапш считал те, когда он работал в Очамчырском райкоме. Пришел он туда в 32 года и ровно десять лет, не зная покоя, трудился как белка в колесе днем и ночью.

Когда человек берется за какое-то большое дело, он, естественно, задумывается: с чего же начинать? Уже по опыту работы в комсомоле Сергей знал, что это очень перспективный район. И надо сполна использовать его потенциал. Начал с райцентра. Уму непостижимо, как хозяйствовали в Очамчыре его предшественники. Целый поселок многоэтажных домов был построен без канализации, элементарных бытовых удобств. И в первую очередь Сергей Васильевич взялся за создание нормальных жизненных условий для горожан. Стали приводить в порядок улицы, тротуары, коммуникации. Были построены объездная дорога, новое здание вокзала, заасфальтирована площадь перед ним. С. Багапш энергично «выбивал» финансы из госбюджетов Абхазии и Грузии, убедительно доказывал необходимость этих средств.

На посту первого секретаря РК в полной мере раскрылись его организаторские способности. Он не упускал из виду ни одно дело, а их с каждым днем становилось все больше. После того, как был более или менее приведен в порядок центр города, взялись за его микрорайоны. Но нельзя было оставлять без внимания и село, и промышленность. Экономически Очамчырский район был наиболее мощным в Абхазии. Здесь строились две крупные птицефабрики, работал ряд предприятий. Большое внимание уделялось состоянию дорог. Было два дорожных управления и три завода по изготовлению битума, и если до этого асфальтовое покрытие было лишь на основных магистралях, то Сергей Васильевич не успокоился, пока не были заасфальтированы и проселочные дороги.

При нем Очамчырский район был телефонизирован на 30 процентов, что уже тогда было большим достижением. Во многих селах был проведен водопровод, всюду отремонтированы или вновь построены школы, дома культуры.

Первого секретаря трудно было застать в кабинете. Заседания бюро, пленумы райкома проводились без лишних разговоров. Сергей Васильевич требовал говорить конкретно, по-деловому. Для него гораздо важнее было живое общение с людьми. Он постоянно бывал в хозяйствах, на строительных объектах, не упускал из виду ни одной мелочи, давал дельные советы, конкретные указания. Видя его заинтересованность в деле, его знания, люди верили ему.

Летом главным делом был чай, и Сергея Васильевича постоянно можно было видеть на плантациях, на чайных фабриках, работавших круглосуточно. Осенью главным становилась уборка урожая. И зимой работы не становилось меньше – надо было думать о предстоящей весне, чтобы подготовиться к полевым работам. Он всегда находился там, где было труднее всего.

Не удивительно, что именно с пребыванием Сергея Багапш на посту первого секретаря связан расцвет сельского хозяйства в Очамчырском районе. Как агроном, он прекрасно разбирался во всех тонкостях сельскохозяйственного производства, знал особенности всех культур, и когда приходил в поле или на плантацию, его глаз знатока сразу замечал, что делается хорошо, а где есть огрехи.

В 1983 году район сдал государству 42.000 тонн чая, 23.000 тонн цитрусовых, 1.500 тонн табака, 40 тонн орехов, большое количество овощей, мяса. И это был не единичный успех – в другие годы показатели были такими же высокими.

Сергей Васильевич очень тщательно подбирал кадры – исключительно по деловому принципу. Актив района подобрался сильный. Здесь были такие уважаемые, умелые руководители, как Иван Логуа, Игорь Гургулиа, Аполлон Думава, Иларион Квеквескири и многие другие.

На работе Сергей Васильевич был очень требовательным и строгим, но в общении был прост и доступен, проявляя свойственные ему благородство характера и доброту. Он как бы излучал душевное тепло. Умел и поощрять людей, отличившихся в труде. Каждый год после итоговых собраний активные руководители и отличившиеся в любой сфере работники награждались грамотами и денежными премиями.

С именем Сергея Васильевича связан и расцвет спортивных традиций в Очамчырском районе. Он уделял большое внимание вовлечению молодежи в занятия спортом. Любое проводимое в районе спортивное мероприятие тщательно продумывал, ставил перед каждым четкое задание.

Сергей Васильевич был очень требователен к себе и в бытовом отношении: когда ему пришлось переехать из Сухума в Очамчыру, он сразу же перевез туда и свою семью, которая полгода жила в гостинице, в одной комнате. Рассуждал просто: «Раз ты приехал в этот район и хочешь отдать все силы ему, значит, здесь должны жить и ты, и твои дети».

Здесь дети пошли в детсад, а затем в школу. И никто в семье ни разу не заикнулся о возвращении в свой родной дом.

Хотя у Сергея никогда не было времени спокойно отдохнуть в домашней обстановке (за все 10 лет он ни разу не был в отпуске), все же и он, и его жена Марина Шония всегда считали, что это было самое счастливое время в их жизни. И семья жила работой Сергея в районе. Они были свидетелями того, как с каждым днем меняет свое лицо Очамчыра, радовались каждой новостройке, каждой благоустроенной улице или новому скверу. Дети гордились тем, что жители города и сел столь чистосердечно благодарят их отца.

В 1989 году в Очамчыре уже заканчивалось строительство здания райкома партии, большого, красивого Дома культуры, главпочтамта, Дома быта... А еще с первого же дня работы здесь Сергей Васильевич мечтал построить большой морской причал, красиво освещенный, с рестораном, кафе. Сначала руки не доходили до этого, но, в конце концов, был готов проект и заложен первый камень в строительство. И тут пришел 1989-й год – год первого столкновения между грузинами и абхазами.

События 1989 года стали прелюдией ко всему, что произошло в 1992-м. И тогда стало ясно, что, если бы все руководство Абхазии в 1989-м встало рядом со своим народом, всего последующего могло бы не произойти. Когда ситуация в Сухуме, у 1-й школы, накалилась до предела, Сергея Багапш прислали в Сухум, чтобы организовать людей и не допустить дальнейшего трагического развития событий.

Сергей Васильевич находился в Верховном Совете Абхазии, когда в 2 часа ночи ему позвонили из Очамчыры и сообщили, что там убит один из нападавших галцев. Выехать было невозможно, поскольку дороги были перекрыты грузинами. Сергей вызвал катер (тогда еще была морская бригада) и вместе с Игорем Гургулиа и Борисом Тапагуа отравился на этом катере в Очамчыру. Ситуация была очень сложная. С. Багапш послал людей на места, чтобы они были готовы к вооруженным столкновениям, а сам позвонил первым секретарям Галского и Зугдидского райкомов, чтобы они приехали на мост, где обозначилось противостояние, и остановили своих людей. Сам Сергей тоже отправился туда, дал задание поставить на мосту грузовую машину, чтобы перегородить грузинам путь в Абхазию.

Только вернулся в кабинет, как ему сказали, что человек с той стороны ждет его для переговоров. Было 5.30 утра, Сергей сразу же пошел на встречу, ничего не подозревая. Вдруг со стороны Илора подъезжают машины, из них выходят люди и идут через мост, а он стоит посредине его. Неожиданно раздался выстрел, и Сергей получил ранение в шею. Пришлось уходить, так как работников милиции поблизости не было, не было и оружия, чтобы оказать сопротивление.

В кабинете у Сергея Васильевича был сразу организован штаб. Большую помощь ему оказали тогдашний прокурор района Владимир Гурджуа и Даур Шларба.

Тогда еще существовал Советский Союз, и принимать решения самостоятельно было очень рискованно, однако и бездействовать было нельзя. Сергей послал людей в Ткуарчал за взрывчаткой, чтобы в случае необходимости взорвать мост через Аалдзгу, через который намеревались перейти в Абхазию больше тысячи вооруженных грузинов. Привезли 20 килограммов взрывчатки, заминировали мост. Когда угроза стала явной, попытались его взорвать, но с первой попытки это не получилось – мост строился еще в николаевские времена, весьма добротно. Пришлось привезти 100 килограммов взрывчатки. Для верности подогнали бензовоз, разлили по мосту бензин и подожгли. Так путь грузинам был перекрыт.

Естественно, встал вопрос об оружии. Надо сказать, что еще за полгода до описываемых событий из-за осложнения общей ситуации у населения отобрали охотничьи ружья, и они хранились в районном банке. Сергей Васильевич отдал команду выдать населению эти ружья (дробовики), а Дауру Шларба велел открыть охотничий магазин и раздать людям патроны.

Такое решение Сергей принял самостоятельно и с учетом того, что военные моряки отказались помочь, сказав, что они в это дело не вмешиваются. Так что защищаться надо было самим.

Таким образом, Сергей Багапш, не имея опыта в чрезвычайной ситуации, смог взвешенно и оперативно принимать решения. Он сумел не допустить ввода во-оруженных грузинов в Абхазию и тем самым предотвратил кровавое развитие событий. Когда оружие было роздано, началась перестрелка. Но дробовик не достигал противоположной стороны, где были автоматы и пулеметы. С абхазской стороны появилось много раненых, которых отправляли в Очамчырскую больницу.

В то же время Сергей Васильевич продолжал вести переговоры по телефону с руководством республики. Наступил критический момент, когда практически с нашей стороны людей не оставалось, а с грузинской обстрел усиливался. Приходилось защищаться до конца... Руководство Абхазии решило отправить в Очамчыру катерами прибывшие внутренние войска. Но на это ушло бы не менее двух часов, а время не ждало, и Сергей настоял, чтобы войска отправили на вертолете. В этом ему помог Саид Таркил, работавший секретарем обкома партии.

После ввода внутренних войск ситуация у реки Аалдзги, да и во всей Абхазии, начала потихоньку стабилизироваться. Затем состоялся пленум обкома, где было принято решение наказать «виновников» этих кровавых событий. Конечно, ими оказались абхазы. Можно сказать, что начались массовые репрессии, был поставлен вопрос об освобождении от должности первого секретаря Очамчырского райкома партии С. Багапш. Грузины называли его и Константина Озган самыми ярыми националистами в Абхазии.

Когда очамчырцы узнали о том, что Сергея Васильевича освобождают от занимаемой должности, в центре города собралось около трех тысяч человек. Они настоятельно требовали, чтобы он оставался на своем посту, так как район возлагает на него большие надежды. Все видели, с какой душой С. Багапш старался поднять район, сколько он успел сделать в течение восьми – девяти лет, сколько дел начато и все это нужно закончить. Своим трудолюбием, принципиальностью и порядочностью он заслужил в районе большую любовь и уважение. Сергею Васильевичу пришлось более двух часов выступать перед народом и успокаивать людей, даже уговаривать, чтобы они разошлись. Как ни больно ему было, но он, четко понимая ситуацию, решил сам уйти с поста.

– Если бы я не ушел сам, то в районе начались бы массовые репрессии, – вспоминал Багапш в беседе со мной. – Начались бы проверки за проверками в учреждениях, организациях, на предприятиях. Нашли бы какие-нибудь приписки, нарушения, людей начали бы за какие-то мелочи сажать. Помню, как-то в селе Куачаре была «взорвана» чайная фабрика. За это посадили 206 человек. И кого? Крестьян, совершенно невинных. Подобное началось бы и сейчас. Я не хотел подставить людей, чтобы остаться на своем посту. Конечно, и мне не дали бы нормально работать. Пошли бы ревизия за ревизией. Съела бы меня прокуратура Грузии, они все равно добились бы своего.

Сергей Васильевич смог уговорить людей, чтобы они успокоились и прекратили выступления. Поговорил и с членами пленума, которые не хотели голосовать за его уход.

После освобождения от должности Сергей Васильевич сразу же собрался уехать из Очамчыры. Когда начали собирать вещи, больше всего оказалось книг. И соседи, то ли в шутку, то ли всерьез, говорили: «Когда высокопоставленные люди отсюда уезжали, то увозили мешки денег, а ты увозишь мешки книг...».

Сергей с семьей уехал в Джгиарду, к родителям. Здесь он всегда находил душевный покой. И в тот раз после всех передряг восстановил энергию и силу. А вскоре опять вернулся на руководящую должность – уже республиканского масштаба. Был назначен заместителем председателя Государственного агропромышленного комитета Абхазии. Но в 1991 году он вернулся в Очамчыру – его избрали председателем Очамчырского райсовета народных депутатов.

Когда проходили выборы в Верховный Совет Абхазии, в его состав были избраны самые яркие личности в республике, среди них был и Сергей Багапш. Верховный Совет смог в самое сложное время противостоять грузинскому экстремизму.

– Мощнейший был тогда Парламент, – вспоминал Сергей Васильевич. – Мы все как один поддерживали Председателя Верховного Совета Владислава Ардзинба, и он с большим вниманием выслушивал наши предложения, вносил свои коррективы. Наше единство, логика поведения помогали отстаивать верные решения выносимых на обсуждение вопросов, хотя было это весьма нелегко. Мы смогли принять государственную символику нашей республики, но самое главное – не дали возможность провести те решения, которых добивалась грузинская часть парламента, очень экстремистски настроенная. Они вставали и покидали зал, когда у них не хватало доказательной базы. А у нас все было продумано до мелочей...

Сергей Васильевич смог внести свою лепту в работу Парламента в тот сложнейший период жизни Абхазии. И это еще раз доказывает, что он всегда находился в гуще событий, всю свою сознательную жизнь жил интересами своего народа. Перед грузино-абхазской войной он был первым заместителем Председателя Совета Министров Абхазии. Ему было суждено очень плотно работать с Владиславом Григорьевичем Ардзинба. И у Сергея остались очень теплые и дружеские воспоминания о совместной деятельности с руководителем республики В. Ардзинба.

– Это человек, всецело отдавший себя своему народу и своей Родине, – говорил С. Багапш о Владиславе Григорьевиче. – Особенно запомнилась наша совместная работа в 1992 году, до войны и во время войны. Он всегда советовался с нами, я же радовался его новым идеям. Каждая наша встреча оставляла что-то приятное. Приятно было общаться с таким замечательным человеком. Своим незаурядным умом, принципиальностью, преданностью своему народу он нас всех во-одушевлял на большие благие дела... Что касается войны, то все мы знали, что она скоро начнется. Владислав Григорьевич дважды посылал меня в Тбилиси. Я вел переговоры по отдельности с Китовани, Шеварднадзе, Иоселиани и Сигуа. В принципе этими переговорами мы сумели на полгода отсрочить войну, выиграть время, чтобы понемногу к ней готовиться. Но не так легко было доставать оружие, боеприпасы и все необходимое для вооружения. Конечно, тогда мы еще не знали так глубоко, что значит война. Но теперь, когда мы перенесли все тяготы войны и имеем большой опыт, нам в случае ее повторения, что вполне возможно, необходимо быть готовыми и на все 100 процентов.

Перед войной Сергей Васильевич для себя сразу решил, что ему необходимо поехать в Очамчырский район. Он хотел в самое трудное время быть со своим районом, куда была вложена частица его души. Однако поехать ему не пришлось. 14 августа 1992 года, в день начала войны, Председатель Верховного Совета РА В.Ардзинба дал устное указание С. Багапш, З. Лабахуа, А. Анкваб и некоторым другим ответственным работникам остаться в Сухуме для ведения переговоров с грузинской стороной и для оказания возможной помощи городскому населению.

В ночь с 14 на 15 августа в Совете Министров Абхазии шли переговоры. Они были очень тяжелыми. Но абхазская сторона сумела не только на два часа, как просило руководство Абхазии, но и на три дня остановить грузинскую армию, задержать ее у Красного моста. Это спасло очень много жизней. Если бы враг вошел в Сухум сразу же и направился бы в Гудауту, ситуация была бы гораздо сложнее. Когда-нибудь историки дадут оценку роли этих переговоров в начале войны в Абхазии. Помимо переговорного процесса, Сергею Васильевичу, как и остальным, удалось спасти немало жизней, способствовать обмену заложниками.

Через некоторое время его направили в Москву, где тоже нужно было многое сделать в помощь Абхазии. Хотя Сергей в душе эту поездку не одобрял, но перечить руководству не стал. И в Москве смог блестяще справиться со своей задачей.

После войны С. Багапш продолжал оставаться на высоких постах. Сразу после войны был назначен вице-премьером, а через два года – Премьер-министром РА. В бытность его руководителем госкомпании «Черноморэнерго» Сергея Васильевича Багапш выдвигают в Президенты РА. Первые альтернативные выборы Президента стали для Абхазии тяжелым испытанием. Впервые за всю современную историю в нашем обществе произошел такой раскол, который разделил семьи, разорвал дружеские и соседские связи, поставил республику на грань необратимого внутреннего противостояния. Но политическая мудрость вновь избранного в 2005 г. Президента С. Багапш помогла найти разумное решение выходу из сложившейся ситуации. Народ Абхазии в целом выдержал сложнейший экзамен на зрелость государства и общества.

12 декабря 2009 года народ Абхазии избирает его руководителем своей страны на второй срок.

Имя Сергея Васильевича Багапш неотделимо от новейшей истории Абхазии. Через многое прошел он на своем жизненном пути – это были успехи и неудачи, любовь народа и несправедливые обвинения, но всегда и за все он брал ответственность на себя, не пытаясь искать виновных на стороне. Да иначе и быть не могло – он всегда был в гуще всех событий, часто сложнейших и непредсказуемых обстоятельств, когда трудно понять, какое решение будет правильным. И к чести его надо сказать, что ошибки при принятии тех или иных решений были у Сергея Васильевича минимальными. Из всех ситуаций он неизменно выходил чистым и порядочным. Поэтому и тянулись к нему люди – и простые, и высокопоставленные, зная, что найдут у него поддержку, понимание, душевное тепло. Такое же тепло исходит и от его супруги, верной спутницы его жизни Марины Георгиевны Шония, врача по профессии, и от его уже взрослых детей – юриста Зураба и врача Лианы.

– Я согласен с тем, что в демократическом государстве должны быть разные партии, движения, но все их действия должны быть направлены не против кого-то, а на консолидацию сил, – говорил С. Багапш. – Я согласен – критика должна быть, без нее общество не может существовать и развиваться. Но нельзя просто критиковать все и вся... Пока мы не научимся строить отношения на хороших качествах человека, мы не сможем создать нормальное общество. А хороших качеств, повторяю, у каждого человека очень много. Где бы я ни работал – в комсомоле, в партии, в Очамчырском районе, в Совете Министров, Президентом Абхазии – никогда не выбирал людей. Это могут подтвердить все, с кем я работал. Потому что я уверен: с любым человеком можно найти общий язык, любого можно заставить работать, если ты правильно организовал систему своей деятельности...

Такова была жизненная позиция Сергея Васильевича, которой он ни разу не изменил.

(Опубликовано: Республика Абхазия, № 58, 2011 г.)

(Перепечатывается с сайта: http://gazeta-ra.info/.)
____________________________________________________________________



Некоммерческое распространение материалов приветствуется;
при перепечатке и цитировании текстов
указывайте, пожалуйста, источник:
Абхазская интернет-библиотека, с гиперссылкой.

© Дизайн и оформление сайта – Алексей&Галина (Apsnyteka)

Яндекс.Метрика