Об авторах

Балабанов Игорь Петрович
Геолог, геоморфолог. Кандидат геолого-минералогических наук. Член- корреспондент Российской академии естественных наук и Международной академии информатики. Его исследования Гагрского залива начались в 1971 году. Тогда его вместе с группой других ученых пригласили обследовать Пицундский мыс. Около десяти лет он проработал в Сочи главным геологом и директором Северокавказского геоэкологического центра, изучавшим динамику берегов Черного, Азовского и Каспийского морей. В конце 90-х годов, после того, как финансирование организации, прекратилось, он вернулся в Москву.





И. П. Балабанов, А. В. Поротов, Ю. В. Горлов, М. Д. Кайтамба

Особенности эволюции сухумского побережья в позднем голоцене

Характерная особенность рельефа побережья Восточного Причерноморья присутствие аккумулятивных образований, выступающих в виде мысов - Адлерского, Пицундского, Сухумского, Кодорского и Анаклийского, оконечности которых расположены с подветренной стороны от устьев рек (Мзымты, Бзыби, Гумисты, Кодори и Ингури). Их образование связывается с аккумуляцией аллювиального материала в условиях резко ассиметричного вдольберегового перемещения наносов, ориентированного на участке побережья между устьям рек Мзымты - Ингури в юго-восточном направлении [10,14].

Начало формирования данного типа аккумулятивных образований относится к возрастному рубежу около 6.0-6.5 тыс. лет назад, с которым связано общее замедление темпов голоценовой трансгрессии и изменения климатических условий, которые сопровождались возрастанием поступления в береговую зону аллювиальных выносов, количество которых не только компенсировало эффект дальнейшего повышения уровня моря, но и обеспечивало устойчивую аккумуляцию наносов и общее нарастание береговой полосы. Последующая эволюция приустъевых зон аккумуляции и формирование морфологического строения аккумулятивных выступов (полуостровов) определялись как региональными особенностями геологического строения побережья, так и неравномерным ходом голоценовой трансгрессии Черного моря [3,13].

Особенности рельефа приустьевых взморий, связанных с присутствием древних дельтовых выступов, а также общий характер перемещения гравийно-песчано-галечных наносов в пределах отдельных литодинамических зон предопределяли неравномерность аккумуляции в направлении общего перемещения наносов и преимущественную разгрузку потока наносов на участках, непосредственно прилежащих к устьевым зонам рек. Это сопровождалось формированием аккумулятивных выступов юго-восточнее речных устьев и нарушением первоначально выровненного контура берега и его подразделение на сопряженные пары: аккумулятивный выступ и следующий за ним к югу-востоку залив. В условиях узкой и приглубой материковой отмели, окаймляющей Мегантиклинорий Кавказа, выдвижение аккумулятивных выступов достигало бровки свала глубин и они начинали выступать в роли препятствий на пути вдольберегового перемещения наносов. Сокращение поступления материала в пределы расположенных восточнее бухтовых участков берега предопределяло превращение их в зону устойчивого дефицита наносов, определявшего размыв и отступание береговой линии. Кроме этого, на развитие береговой зоны существенное влияние оказывала система приустьевых и латеральных каньонов, расчленяющих материковый слон Пицундского, Гумистинского и Кодорского и др. полуостровов, дополнительно определяя потери наносов в береговой зоне [2,14,17,21]. При этом особенности тектонического строения побережья и региональная изменчивость потока аллювиального материала, являющегося основным источником питания береговой зоны наносами, предопределили своеобразие морфодинамического развития отдельных аккумулятивных выступов [9,13].

Детальные палеогеографические развития подобного типа аккумулятивных образований на примере Пицундского полуострова [1, 3] показали, что данная обобщенная схема морфодинамического развития существенно осложняется благодаря влиянию изменений относительного уровня Черного моря за последние 6.5 тыс. лет, его волнового режима и твердого стока рек [4]. Установленная ритмичность в ходе голоценовой трансгрессии определяла цикличность в развитии аллювиально-аккумулятивных систем, предопределяя в направленном развитии береговой зоны чередование преимущественно эрозионных и аккумулятивных фаз [1]. В данной работе с целью детализации схем развития литодинамических систем аллювиально-аккумулятивного типа на заключительном этапе голоценовой трансгрессии рассматриваются результаты проведенных палеогеографических исследований Сухумского побережья, представляющего в значительной степени аналог Пицундского п-ова, но имеющего ряд отличий в морфологическом строении и истории развития, определяемых локальными условиями геологического строения побережья и особенностями питания береговой зоны наносами.

Характеристика района исследований


Рассматриваемый участок побережья, общей протяженностью около 15 км расположен между устьями рек Гумиста и Келасури и включает аккумулятивный выступ Сухумского п-ова протяженностью около 4.5 км и расположенную восточнее Сухумскую бухту (рис. 1). Центральная часть Сухумского п-ова представляет собой заболоченную низменность с абс. отметками +1.0-1.5м, ширина которой в наиболее выступающей части достигает 2.5 км и ограничиваемую с мористой стороны серией древних береговых валов, высотой до 2,5-3.5-х м. В тыловой части низменность прилегает к стуктурно-тектоническому блоку - Лечкопскому плато, вдоль южного склона которого прослеживаются фрагменты верхнеплйстоценовой террасы, перекрытой покровом делювиальных отложений. Прибрежная полоса Сухумской бухты образована слабонаклонной низменной равниной, с абс. отм. в тыловой части отметками +3?5 м., прорезанной рядом эрозионных понижений малых рек (Адзапш, Сухумки, и др.). К востоку от устьевой зоны р. Беслы прибрежная низменная полоса резко сужается и к берегу вплотную прилежат террасированные склоны предгорных поднятий, представляющих довольно сложную система хребтов.

В пределах рассматриваемого участка побережья уклоны подводного берегового склона до глубин 10-12 м изменяются от 0.025-0.017 в вершине Сухумской бухты до 0.1-0.25 в дистальной части Сухумского мыса. На глубинах 15-20 м через резкий перегиб прибрежная отмель резко выраженным перегибом отделяется от приглубого шельфа, уклоны которого достигают 0.1-0.2. Характерной особенностью подводной окраины приустьевых аккумулятивных выступов является присутствие устьевого и ряда латеральных каньонов, вершины которых располагаются на глубинах 15 -12 м. Результаты проведенных обследований подводных каньенов [12, 18, 21] и палеогеографические реконструкции выполненные для Пицундского п-ова [2], свидетельствуют об их современной активности как каналов стока наносов из береговой зоны. Наиболее отчетливо в современном рельефе континентального склона выражен каньон в дистальной части мыса, верховья которого располагаются на глубинах 10-12 м и резко уменьшают ширину подводного берегового склона до 100м.

Основные черты строения прибрежных отложений

Полученные в конце XIX - начале XX в.в. [20] первые геологические материалы по побережью Сухумской бухты показали, что полоса прибрежной низменности на побережье Сухумской бухты выполняется глинистой толщей с прослоями торфов лагунно-болотного происхождения, залегающей на песчано-галечных отложениях аллювиально-морского происхождения. Присутствие мощной толщи оторфованных болотных глин, а также залегание подошвы перекрывающих их с поверхности покровных суглинков ниже современного уровня моря послужили основанием для предположении об устойчивом погружении прибрежной полосы в недавнем геологическом прошлом [22]. На основании возраста археологических находок, обнаруженных в толще прибрежных отложений, формирование верхнего горизонта торфов, залегающих на глубине 4-5 м, было отнесено к эпохе ранней бронзы (вторая пол. III тыс. до н.э.), а завершение существования лагунных условий и прекращения накопления глинистой толщи к эпохе раннего железа (нач. I тыс. до н.э.) [8].

Материалы проведенных в 70-80-е годы инженерно-геологических исследований позволили детализировать представления об особенностях развития Сухумского побережья в позднем голоцене [5]. Стратиграфическое расчленение прибрежных отложений и возрастная привязка отдельных горизонтов основывается на результатах биостратиграфического анализа, определениях абсолютного возраста (таблица), а также материалах археологических исследований [22-24, 26].

Таблица. Радиоуглеродные датировки из прибрежных отложений Сухумского побережья

Местоположение Интервал, м Материал Индекс Возраст по С14
1. Сухумская бухта (Скв. 126; +2.5м)
8.3-8.5 (-6м)
торф ТБ-371 4670+55
2. Сухумская бухта (Скв. 126; +2.5м)
11.1-11.3
(-9м)
торф ТБ-371 6590+60
3. Сухумский мыс (Скв. 42; +1.0м)
16.0-17.0
раковины ТБ-341 5175+60
4. Сухумский мыс (Скв.125; +2.0м)
9.0-9.6
торф ТБ-391 6340+180
5. Сухумский мыс (Скв. 36; +5.2м)
8.0
торф ТБ-352 6425+60
6. Приустьевой район р. Гумисты (Эшеры), Скв. 50; +4.5м 18.0-19.0 раковины ТБ-369 6520+65
7. Сухумский мыс (Скв. 41; +1.3м)
14.0-15.0
раковины ТБ-373 7495+70
8. Сухумский мыс (Скв. 48; +1.5м)
38.0-39.0
раковины ТБ-374 7860+70
9. Сухумская бухта 14.8-15.0 Торф ТБ-400 6960+60

Полученные геологические материалы показывают, что прибрежная полоса Сухумского побережья выстилается толщей верхнеплейстоценовых и голоценовых отложений, общей мощностью свыше 60 м и представленных комплексом аллювиальных, морских и лагунно-болотных фаций, залегающих на абразионной поверхности, выработанной в неогеновых отложениях. Верхняя часть отложений Сухумского побережья, хронологически относящаяся ко второй половине голоцена, значительно отличается в пределах рассматриваемой территории по своему строению и фациальным типам прибрежных отложений.

В пределах Сухумского залива (профиль I на рис. 2, профиль III на рис. 3) на глубинах 12-15м ниже современного уровня моря вскрыта толща мелко-среднезернистых песков, выполняющих древнее лагунное понижение, ограничиваемая с мористой стороны погребенным береговым валом, поверхность которого залегает на отметках 6-6.5 м ниже уровня моря. Верхний возрастной предел формирования погребенной пересыпи устанавливается на основании радиоуглеродной датировки горизонта торфа (6430+180), залегающего в кровле тонкозернистых лагунные песков, выполняющих обширную депрессию, расположенную в тыловой части древней пересыпи. Отложения древней лагуны и отчленяющей ее пересыпи, существовавших при положении уровня моря на 7-10 м ниже современного, вскрыты рядом скважин в пределах приморской полосы. Выше по разрезу залегает толща илов мощностью 7-10 м, которая на глубинах 5 6 м ниже современного уровня моря разделяется прослоем торфа, мощностью 0.5-1 м Радиоуглеродный возраст прослоя торфа составляет 4670+60, что согласуется с возрастом поселения эпохи ранней бронзы, установленной в 30-е годы на территории Сухуми, приблизительно в 500 м от современного берега моря [22]. Нижний горизонт илистых отложений вместе с залегающим выше торфяным горизонтом перекрывает древний береговой вал, залегающий на отметках 6-8 м ниже уровня моря и продолжаются в море, где они прослеживаются до глубин 5-6 м (по материалам бурения Ю. Руммеля [20]). Кровля илистой толщи испытываtт постепенный подъем с удалением от моря от 2-3 м ниже уровня моря в пределах современной полосы берега до +0.5-1 м в тыловой части низменности, что представляет один из литолого-фациальных признаков незначительного превышения относительного уровня моря в ходе трансгрессивной фазы, завершившейся около 3.2-3.5 тыс. лет назад. Верхняя часть разреза прибрежных отложений Сухумской бухты представлена горизонтом серо-бурых делювиальных суглинков, подошва которых залегает на 2-3 м ниже современного уровня моря, а мощность в прибрежной полосе составляет 2.5-3 м. Верхний возрастной предел формирования толщи лагунных илов устанавливается на основании ряда археологических находок на территории современного Сухуми/ Они позволяют отнести осушение лагуны на месте прибрежной низменности к концу эпохи поздней бронзы - началу раннего железа, т.е. к X-VIII вв до н.э. [22]. На погребенной поверхности синих глин располагается также фундаменты строений античной эпохи, вскрытые при археологических раскопках в пределах Сухумской крепости [24, 27]. Стратиграфическое положение культурных слоев yt njkmrj позволяет оценить возрастной рубеж завершения накопления этих отложений, но и косвенно подтверждает смену фациальных условий в пределах прибрежной низменности, связанной с относительным понижением уровня моря в фазу "фанагорийской регрессии" I тыс. до н.э.

В отличие от побережья Сухумского залива, прибрежные отложения которого включают преимущественно комплекс лагунно-болотный фаций, строение слагающих Сухумский п-ов отложений (профиль II на рис.2) также характеризуются ритмичностью, однако обусловленной присутствием нескольких линз песчано-гравийно-галечного материала, представляющих несколько генераций древних берегов валов. Как правило, литолого-фациальный комплекс древнебереговых образований включает залегающие в их ядре грубозернистые гравийно-галечные отложения, формировавшие в начальный период трансгрессии в условиях относительного дефицита наносов и перекрывающих их песчаных прослоев, накопление которых отвечает этапу стабилизации и относительного понижения уровня моря, во время которой происходила активизация поступления в береговую зону аллювиального материала и общее нарастание аккумулятивных форм [1,3]. В строении отложений Сухумского п-ва выделяются четыре древних генерации древнебереговых форм, относимых на основании результатов биостратиграфического и геохронологического изучения к отдельным трансгрессивным фазам голоценовой трансгрессии.

Следы одной из ранних генераций древних береговых валов в виде линзы гравийно-галечных отложений, залегающих ниже современного уровня моря, вскрыты бурением в центральной части Сухумского п-ва на глубинах 12-17 м. Радиоуглеродный возраст этой генерации составляет около 7.5 тыс. лет назад. Следующая, более молодая генерация древних береговых валов залегает на глубинах 5-9 м ниже современного уровня моря и вскрыта бурением во внутренней части п-ва. Возраст ее формирования контролирует датировка горизонта торфов (6425+60), залегающего в кровле линзы лагунных илов, расположенных в тыловой части древнего вала. Третья генерация древних береговых валов вскрыта бурением в центральной части Сухумского п-ва на глубинах 1-5 м ниже современного уровня моря. Ее возраст на основании биостратиграфических и геохронологических данных относится к периоду около 5.0-5.5 тыс. лет назад. Морфологически выраженная в современном рельефе генерация древнебереговых валов занимает прибрежную полосу Сухумского п-ва

шириной до 400 м. Возраст этой генерации береговых валов устанавливается по археологическим данным на основании залегающих на ее поверхности культурных слоев поздней бронзы - раннего железа (конец II - начало I тысячелетий до н.э.), что позволяет отнести их формирование к максимальной фазе новочерноморской трансгрессии. Наряду с перечисленными выше трансгрессивными древнебереговыми образованиями в строении дистальной части Сухумского п-ва выделяется погребенный береговой вал, связанный с регрессивной фазой в позднем голоцене. Стратиграфическое положение и современное залегание на 2-5 м ниже современного уровня позволяют отнести его формирование ко времени фанагорийской регрессией I тыс. до н.э., последовавшей вслед за максимумом новочерноморской трансгрессии.

Изменение уровня моря и развитие береговой зоны в позднем голоцене

Рассмотренные выше основные черты строения толщи отложений Сухумского побережья позволяют провести предварительную реконструкцию изменений относительного уровня моря (рис.4), а также охарактеризовать основные этапы в эволюции этого участка побережья за последние 6,5 тыс. лет (рис.5). Следы наиболее древней береговой линии установлены бурением на глубинах около 15 м ниже современного уровня и датируются 7,5 тыс. лет назад и залегает на глубинах около 15 м ниже современного уровня моря. К максимуму трансгрессивной фазы приурочено формирование первой генерации лагунного барьера - основы аккумулятивного выступа Сухумского п-ва и пересыпи, протягивающейся в междуречье Гумисты и Беслы. По материалам фаунистических исследований в отложениях предустьевого взморья р.Гумисты описаны комплексы витязевской ассоциации: Cione сallina, Cardium edule, Corbula mediterranea, Abra ovata с редкими Cione сallina, Spisula subtrunkata, Dreissena polimorpha, а с удалением от палеоустья - Monodacna caspia. Последовавший, по-видимому, в последующий период незначительный спад уровня моря, амплитуда которого не превышала 3-5 м, активизировал в береговой зоне процесс аккумуляции, что проявилось в незначительном выдвижении береговой линии. На приморской равнине широкое распространение получили аллювиальные отложения, а на месте обширной лагуны впервые образовался достаточно обширный болотный массив, о чем свидетельствуют прослои торфа и сильно заторфованных глин общей мощностью до 5 м. В ходе последующей трансгрессивной фазы с максимумом около 6,5 тыс. лет назад уровень моря поднимался до отметок минус 7-9 м. В этот период благодаря формированию широкого песчаного барьера протяженностью до 5,5-6,0 км восстановились лагунные условия. В палеофаунистических ассоциациях предустьевых взморий рек Гумиста и Келасури отмечается возрастании эвригалинных видов. Здесь встречается преимущественно Spisula subtrunkata, Cione сallina, Corbula mediterranea, Cardium edule, Hydrolia ventrosa. В песчаных отложениях мелководной лагуны, имевшей, очевидно, затрудненные условия водообмена с открытым морем, встречены редкие Cardium edule, а также многочисленные Dreissena polimorphа с редкими Monodacna caspia, Theodoxus palassi, Clessiniola variabilis, Mytilus caloprovinciolis.

К возрастному рубежу около 6,0 тыс. лет назад отмечаются следы регрессии, вызвавшей осушение лагуны, которая в завершающий этап регрессивной фазы полностью заболачивается, что сопровождается формированием горизонта торфяника, залегающего на глубинах 10-11 м ниже современного уровня моря. В ходе развития следующей трансгрессивной фазы с максимумом около 5 тыс. лет назад уровень моря, очевидно, приближался к его современному положению. К этому рубежу относится формирование следующей генерации лагунного барьера, протягивавшегося в междуречье рек Гумисты и Беслы. На месте морской лагуны, сформировавшейся в предыдущую трансгрессивную фазу, продолжало присутствовать обширное пресноводное озеро, в песках и иловатых (часто заторфованных) глинах которого ни разу не была встречена морская фауна. Во время промежуточного спада уровня моря 4,6-4,4 тыс. лет назад в береговой зоне активизировались процессы аккумуляции, однако выдвижение береговой линии в это время было не значительным. Осушение озера вызвало в пределах озерной котловины торфообразование. Здесь накапливаются сильнозаторфованные глины с горизонтами торфяника на глубинах 5.5-6.0 м с абс. возрастом 4670+60 лет назад. Гипсометическое положение прослоев торфа позволяет предположить, что уровень моря в это время снижался до отметок минус 6 м. В последующий период (около 3,6-4,0 тыс. лет назад) отмечается максимальная фаза развития трансгрессии. Возраст ее устанавливается на основании радиоуглеродных датировок [3,8], а также многочисленных археологических памятников эпохи поздней бронзы, залегающих на поверхности новочерноморской террасы. В илистых песках между Сухумским палеомысом и устьем р. Бесла и в илах приустьевого взморья р.Келасур описаны комплексы фауны, близкие к джеметинской ассоциации: Divaricella divarikata, Pitar rudis,Cabrarium minimum, Donax venustus, Tellina fabula, Spisula subtrunkata, Chlamus glabia, Ostrea edulis, Modiolus, Cione сallina, Bittium reticulatum.

Оценка изменения относительного уровня моря на Сухумском побережья в период т.н. "фанагорийской регрессии" остается в значительной мере дискуссионной. Согласно широко распространенным представлениям, в середине I тыс. до н.э. оценивается в 10-13 м [6, 16 и др.] Реконструкция положения уровня моря в прошлом основывается преимущественно на базе археологических данных и сопряжена с рядом сложностей, связанных прежде всего с недостаточной изученностью подводных археологических объектов, допускающих различные палеогеографические толкования. Не смотря на многочисленные упоминания о затопленных строениях, поднимавшихся со дна моря, неоднократно проводившиеся подводные обследования ни разу не обнаружили никаких сооружений в пределах прибрежной 200-метровой полосе. Лишь в полосе прибрежного мелководья, непосредственно прилежащей к Сухумской крепости, в результате подводных обследований на глубинах 4-6 м были найдены развалы камней - остатков крепостных стен римского времени, которые не образуют стройной системы, связанной с подстилающим грунтом, а разбросаны отдельными блоками [7, 24, 27].

В западной части Сухумского залива на глубинах моря 5-8 м на расстоянии около 400- 600 м от берега при геологической съемке шельфа обнаружены свободно лежащие на морском дне отдельные плиты, а также крупные обломки и развалы стентолщиной до 0,4-0,6 м и общей протяженностью до 600 м [5]. Не вызывало сомнения, что обследованный развал плит образовался в результате разрушения морем древнего сооружения, сложенного из гравийно-галечника, фундаменты которого, к сожалению, обнаружить не удалось. Авторы исследований предполагали, что эти остатки могут принадлежать античной Диоскурии и относится ко времени максимума "фанагорийской регрессии" - VI-IV вв. до н.э. (это подтверждает и геологический возраст отложений - 3610+115 лет назад, - на которых залегает развал стен). Материалы подводных обследований были использованы [16] для обоснования предположения о сейсмогенной природе разрушения сооружения и влияния сейсмотектонических процессов на аномальные глубины залегания остатков античных сооружений на дне моря. На наш взгляд, изложенные представления не бесспорны. Фрагментарность распространения развала, а также отсутствие фундаментов у сооружения позволяет предположить, что в данном случае мы имеем дело с подводным оградительным сооружением типа мола, схожие типы которых описаны в обобщающих сводках на Средиземноморском побережье [28]. Решение этого вопроса в некоторой мере осложняет отсутствие следов культурных слоев в полосе прибрежного мелководья и прилежащей полосе берега. Что касается современных глубин нахождения каменных развалов как на участке Сухумской крепости, так и на прилежащих участках дна бухты к западу от нее, то, на наш взгляд, они имеют заведомо завышенные величины за счет длительного подводного размыва дна, что подтверждают результаты наблюдений за динамикой береговой зоны на Кавказском побережье Черного моря, по данным которых зона активной штормовой переработки охватывает прибрежную полосу до глубин 10-12 м [11, 13, 19]. За последние 1.0-1.5 тыс. лет развитие береговой зоны Сухумской бухты происходило в ходе последнего трансгрессивного ритма, что определило устойчивый размыв отступание береговой линии. В этих условиях нарушение первоначального расположения каменных плит может рассматривается как естественное следствие общего углубления дна в зоне размыва. Отсутствие древнебереговых образований регрессивной фазы затрудняет в настоящее время получение надежной оценки величины относительного понижения уровня моря в фанагорийскую фазу регрессии. Исходя из литолого-фациального строения толщи прибрежных отложений (рис.2), и в частности из залегания основания приповерхностного делювиального покрова на глубинах 2,5-3 м ниже современного уровня моря, можно в первом приближении оценить величину относительного повышения уровня моря за последние 1,5-2,0 тыс.лет, отражающую суммарный эффект эвстатического подъема уровня и общего неотектонического погружения прибрежной полосы суши в 4-5 м.

Не смотря на то, что заключительная (нимфейская) фаза голоценовой трансгрессии Черного моря, охватывающая последние 1.5-2 тыс. лет, характеризуется достаточно сложным эвстатическим режимом, реконструированным на основе результатов исследований истории развития Пицундского полуострова [3], следы возможных малоамплитудных флуктуаций уровня моря в строении рельефа и прибрежных отложений Сухумского побережья выявить не удалось, что связано как с высокой динамичностью береговой линии в пределах аккумулятивного выступа, так и с размывом берега в пределах залива. На основании палеогеографических реконструкций, выполненных для фанагорийской регрессивной и нимфейской трансгрессивной фаз, представляется возможным оценить средние темпы отступания береговой линии Сухумского залива за последние 1.5-2,0 тыс. лет. При палеогеографических

Реконструкциях плановое положение береговой линии моря, соответствующее максимальным стадиям развития фанагорийской регрессивной и нимфейской трансгрессивной фаз определялось путем экстраполяции на геологических разрезах стратоизохрон данных фаз голоценовой трансгрессии до их пересечения с положением уровня Черноморского бассейна на это же время [3]. В ходе изучения поздневерхнеплейстоцен-голоценового этапа развития Кавказского побережья и прилежащего шельфа [1, 6] высотное положение уровня моря в каждую фазу установлено с достаточной степенью точности.

Необходимо отметить, что скорости абразивной переработки береговой зоны были рассчитаны для природных условий без учета возможного их изменения под влиянием антропогенного фактора и в целом достаточно хорошо согласуются с подобными характеристиками, полученными для Пицундско-Гагрского побережья. Средняя скорость отступания береговой линии в западной части Сухумского залива составляет 40-50, а в восточной - от 20 до 25, а в междуречье Келасура-Мачары - до 35-45 м/столетие (рис.5). Минимальные величины отступания берега получены для центральной, приглубой части залива, напротив Сухумской крепости, где его величины не превышали 10 м/столетие.

Большой интерес представляет палеогеографический анализ динамики изменения береговой линии Сухумского залива в историческое время, т.е. в средневековую трансгрессивную фазу. В вершине залива в первые века нашей эры были возведены крепостные сооружения Себастополиса, которые на заключительных этапах развития трансгрессии, когда береговая линия моря подошла к крепостным стенам, начали оказывать влияние на динамику берега Сухумского залива как наносоудерживающее сооружение типа бун. Это вызвало "низовой" размыв и отступание береговой линии между Сухумской крепостью и устьем р. Баслы и одновременно замедлило размыв берега в районе Сухумской крепости (так называемый Себастополисский мыс), где его темпы оказались почти в два раза ниже, чем на прилежащих к востоку и западу участках берега. Анализ исторических источников позволяет проследить также динамику изменения береговой линии Сухумского залива за последние столетия. Очевидно, что при основании крепости Сухум-Кале (1578 г.) удаление ее южной части от береговой линии должно было составлять как минимум первые десятки метров. Но уже в 1724 г., по свидетельству путешественника Нормана, мористая стена примыкала непосредственно к морю, другие были окружены болотом [7]. В начале XIX в. лейтенант Скирневский в сопроводительной записке к поану крепости Сухум-Кале отмечает, что "стена со стороны моря регулярного построения вышиною до 18 фунтов, с прочих же трех сторон (крепость) обведена равелином" [7, 17]. Достаточную устойчивость мористой стены подтверждает тот факт, что к ней изнутри крепости в это время пристраивается трехэтажный княжеский дом. Однако уже в начале 40-х годов XIX в., по свидетельству генерала Филипсона, Сухумская крепость "...имела очень печальный вид. Высокие каменные стены, подмываемые морским прибоем, очень повреждены со стороны моря" [7]. На топографическом плане 1912 г. береговая линия проходит еще в некотором удалении от крепостной стены, однако сведений о ее состоянии автор не приводит. Но уже в середине XX в. мористая стена турецкой крепости была практически полностью разрушена морским прибоем, что подтверждается планом 1959 г., составленным при археологических раскопках Себастополиса [24]. В это время положение крепостной стены в центральной ее части практически совпадало с береговой линией моря. Если, исходя из современных условий, принять для Сухумской бухты ширину пляжа около 20 м, то на основании сравнения исторических данных с 1724 г. по 1969 г. среднее отступание уреза воды составляет около 20м/столетие, что, несомненно, отражает влияние берегозащитного эффекта крепостных стен Сухум-Кале.

Анализ археологического материала позволил также оценить вековые скорости отступления береговой линии для приустьевой зоны р.Келасур, где в XVI в. была возведена Келасурская крепость [7]. В 1980-1982 гг. при проведении подводных геологических маршрутов и батиметрическом промере развалы крепостных стен были обнаружены в море на глубинах 5-6 м в 180 м от береговой линии. Если принять во внимание, что крепость возводилась на открытом побережье, где ширина пляжа полного профиля могла достигать 50-60 м, то удаление крепостных стен от берега моря должно было составлять около 80-100 м. Если время трансгрессивной переработки для современной фазы принять за три столетия, то средняя скорость отступания береговой линии на этом участке составит от 80 до 125 м/столетие. Сходными темпами векового размыва характеризуется участок берега на левобережье приустьевой зоны р. Гумисты, где была возведена крепость Старый Сухум. В.И.Сизов в 1889 г. отмечал, что от бывшей квадратной крепости сохранились три стены, четвертая же стена, западная, вследствие подмывания обрывистого берега, давно ушла в море. Но уже в середине 20-х годов прошлого столетия эта крепость сохранялась только на участке в 100 м, с трех сторон окружена стеной, а южная была покрыта морем [7]. Обследование крепости, выполненное в 60-х годах, показало, что от некогда обширного сооружения сохранилась полностью лишь северная стена, частично - западная и восточная. Длина сохранившейся части крепости сократилась до 85 м, ширина - до 25 м. Остатки крепостных стен были обнаружены в 100-150 от берега на глубинах до 5 м.

Заключение

Результаты проведенных палеогеографических реконструкций показали, что в трансгрессивные и регрессивные эпохи характер и общая направленность развития береговой зоны Сухумского побережья в голоценовый этап развития Черноморского бассейна были практически подобны развитию Пицундско-Гагрского побережья [3]. Регрессивно-трансгрессивный ход изменения уровня и волнового режима Черного моря в позднем голоцене оказывал существенное влияние на морфодинамическое развитие Сухумского побережья, что выражалось в значительных миграциях береговой линии, отражавших изменения баланса наносов береговой зоны на разных этапах трансгрессии.

Список литературы

1. Балабанов И.П., Островский А.Б. Опыт прогноза долгосрочного развития береговой зоны полуострова Пицунда на основе палеогеографических данных // Изв. Вузов. Сер. геол. и разведка. 1979. № 7.
2. Балабанов И.П., Островский А.Б. Некоторые особенности развития подводных каньенов юго-западного побережья полуострова Пицунда в позднечетвертичное время // Океанология. 1979. Т.XXIX, вып.5.
3. Балабанов И.П., Квиркелия Б.Д., Островский А.Б. Новейшая история формирования инженерно-геологических условий и долгосрочный прогноз развития береговой зоны полуострова Пицунда. Тбилиси. Из-во "Мецниереба". 1981. 202 с.
4. Балабанов И.П. Изменение волнового режима Черного моря в позднем голоцене // Изв. АН СССР. Сер. Геогр. 1984. №5.
5. Балабанов И.П., Гаприндашвили М.В. К вопросу о местонахождении древнегреческих городов Питиунт и Диоскурия // Изв. АН Груз. ССР. Сер. Истории, 1987. № 2.
6. Балабанов И.П., Измайлов Я.А. Изменение уровня и гидрохимического режима Черного и Азовского морей за последние 20 тысяч лет // Водные ресурсы. 1988. № 6.
7. Воронов Ю.Н. Диоскуриада-Себастополис-Цхум. М.:Наука, 1980.
8. Джанелидзе Ч.П. Палеогеография Грузии в голоцене. Тбилиси. 1980.
9. Джандгава К.И. Инженерная геология шельфа и побережья Черного моря в пределах Кавказа. Тбилиси. "Мецниереба", 1979.
10. Зенкович В.П. Берега Черного и Азовского морей. М., 1958.
11. Зенкович В.П., Пешков В.М. Особенности морфодинамики крутых подводных откосов // Геоморфология. 1981. № 1.
12. Каплин П.А. Водолазные обследования вершин подводных каньенов // Океанология. 1961.Т.1, вып.1.
13. Кикнадзе А.Г. Морфодинамика береговой зоны и оптимизация ее использования. Автореф. дисс. : д.г.н. Тбилиси. 1991.
14. Кикнадзе А.Г., Сафьянов Г.А. Основные черты морфологии и динамики береговой зоны восточной части Черного моря // Исследования динамики рельефа морских побережий. М., 1979.
15. Лордкипанидзе О.Д. Закавказье в раннем железном веке // Древнейшие государства Кавказха и Средней Азии. М., 1985.
16. Никонов А.А. Гибель античных городов Диоскурии и Себастополиса как результат сейсмических воздействий // Геоэкология. 1997. № 4.
17. Олонецкий А.А. Сухуми в первой половине XIX столетия // Тр. Абх. Гос. Музея. 1947. Вып.1.
18. Пешков В.М. Галечные пляжи неприливных морей. Автореф. дисс. :д.г.н. Москва. 1994.
19. Пешков В.М. К вопросу о профиле динамического равновесия галечного пляжа //Сб. "Человечество и береговая зона Мирового океана в XXI веке". М. 2001.
20. Руммель В. Ю. Материалы для описания русских коммерческих портов. Вып. ХХХ. Прил. ХI. М., 1900.
21. Сафьянов Г.А., Меньшиков В.Л., Пешков В.М. Подводные каньоны - их динамика и взаимодействие с береговой зоной океана. М.: ВНИРО, 2001.
22. Соловьев Л.Н. Диоскурия-Севастополис-Цхум // Тр. АГМ, вып. 1. 1947.
23. Соловьев Л.Н. Селища с текстильной керамикой на побережье западной Грузии // СА. 1950. Вып. XIV.
24. Трапш М. М. Древний Сухуми. Сухуми. 1969.
25. Федоров П.В. Стратиграфия четвертичных отложений Крымско-Кавказского побережья и некоторые вопросы геологической истории Черного моря // Тр. ГИН АН СССР. М. Наука, 1963. Т. 88.
26. Шамба Г.К. Абхазия в первом тысячелетии до нашей эры. Сухуми. 2000.
27. Шервашидзе Л.А., Соловьев Л.Н. Исследования древнего Себастополиса // Советская археология, 1960. № 3.
28. Blackman D.J. Ancient harbours in the Mediterranean. Part 2 // The Intern/ Journ. Nautical Archaeology. 1982. Vol. 11, № 3.

* Географический факультет МГУ,
* Институт Археологии РАН,
* ОАО "Росстройизыскания"


(Опубликовано в: Вестник МГУ. Серия 5. География. 2004. № 2.)

(Перепечатывается с сайта: http://www.kolhida.ru.)


Некоммерческое распространение материалов приветствуется;
при перепечатке и цитировании текстов
указывайте, пожалуйста, источник:
Абхазская интернет-библиотека, с гиперссылкой.

© Дизайн и оформление сайта – Алексей&Галина (Apsnyteka)

Яндекс.Метрика