С.Я. Чанба. На пути к сознательности (обложка)



Самсон Чанба

Об авторе

Чанба Самсон Яковлевич
(6 (18) июня 1886—1937)
Абхазский писатель и государственный деятель.
Родился в селе Атара Сухумского округа в крестьянской семье. Учился в Драндской монастырской школе. В 1914 окончил Хонийскую учительскую семинарию. Учительствовал.
Писал на абхазском и русском языках; печатался с 1916. Автор романтической поэмы «Дева гор» (1919), первой абхазской драмы «Махаджиры» (1920, поставлена 1928) — об абхазской эмиграции в Турцию, «Апсны Ханым» (1923), «Из прошлых дней» (1929) и др., заложивших основы абхазской национальной драматургии, психологических новелл. Повесть «Сейдык» (1934) — о начальном периоде колхозного строительства — одно из первых значительных произведений абхазской прозы.
С. Я. Чанба составил также «Географию Абхазии» (Сухум, 1925). Редактор газеты «Апсны-Капш» (Красная Абхазия). При участии Самсона Чанба в 1929 создан первый профессиональный абхазский театр.
1922—1925 - народный комиссар просвещения ССР Абхазия. 1925 — 17 апреля 1930 председатель ЦИК ССР Абхазия. 17 апреля 1930—1932 народный комиссар просвещения ССР — АССР Абхазия.
Во время репрессий 1934—1937 арестован и расстрелян.
Посмертно реабилитирован.
Имя С. Я. Чанба носит Абхазский Государственный театр драмы в Сухуме. Его именем названы улицы во многих городах и населённых пунктах Абхазии.
(Источник текста и фото: http://ru.wikipedia.org.)





С. Я. Чанба

На пути к сознательности

(Статьи, заметки. 1911—1916 гг.)

С.Я. Чанба

Издательство «Алашара»
СУХУМИ — 1982

Составитель член-корреспондент АН Грузинской ССР, профессор Г. А. ДЗИДЗАРИЯ

Статьи и заметки С. Я. Чанба — выдающегося абхазского писателя, общественного и государственного деятеля, блестящего публициста, — вошедшие в настоящий сборник, представляют большую ценность как материал для освещения определенного периода истории Абхазии до 1917 года, а также для понимания направления общественной мысли Абхазии той поры. Сборник представит несомненный интерес для широкого круга читателей и исследователей богатого наследия С. Я. Чанба в части публицистики.

М 623(06)-82. Без. объявл.


СОДЕРЖАНИЕ


ОТ СОСТАВИТЕЛЯ

Что выдающийся абхазский писатель, общественный и государственный деятель Самсон Яковлевич Чанба (1886—1937) являлся и блестящим публицистом, известно хорошо. Однако по этому вопросу у нас, к сожалению, пока специально ничего не написано. Более того, до настоящего времени вообще мало что знали об этой стороне творчества Чанба, если иметь в виду, в частности, период до 1917 года. Между тем уже тогда С. Я. Чанба выступает не только как яркий представитель просветительской идеологии, но и как страстный публицист, глубоко сознающий характер общественного развития родной Абхазии, которую он любовно именует «благодатной Аркадией».
Следует также отметить, что в те годы появилась целая плеяда одаренных публицистов из числа передовой абхазской интеллигенции (С. П. Басария, Д. И. Алания, А. И. Чукбар, С, М. Ашхацава, И. Н. Маргания и др.) (1), хорошо понимавших значение прессы как острого идеологического оружия, как важного средства формирования общественного мнения. Так, народный учитель Д. И. Алания, ставя вопрос о школьном образовании и печатном слове, о значении абхазской типографии, писал: «Теперь у нас в Абхазии сотни
__________________________________
1 См.: Дзидзария Г. А. Формирование дореволюционной абхазской интеллигенции, Сухуми, 1979.

3

молодых интеллигентных людей, жаждущих общественной работы, но не имеющих арены для своей деятельности. Была бы у нас своя типография, свой хоть какой-нибудь печатный просветительный орган, — каждый из них по мере сил своих принял бы участие в нем и пожертвовал бы ему с удовольствием все свои старания и способности. А плодотворной работы сколько предстоит нам!.. Ведь этот печатный орган явился бы объединяющим и направляющим центром. Сколько хорошего и полезного мог бы он сообщить абхазским сельчанам...» (1).
С. Я. Чанба откликается на многие злободневные для абхазского народа проблемы. Публицистика Чанба уже раннего периода его деятельности носит достаточно ясно выраженную социальную окраску.
С. Я. Чанба стремится показать пути решения острых вопросов, хотя отдельные его суждения не всегда приемлемы. Он выступает как подлинный гуманист и патриот своего народа, горячо защищая его права и достоинства. Искренне радуясь наметившемуся процессу культурного пробуждения абхазских трудовых масс, С. Я. Чанба призывает интеллигенцию края к широкому распространению знаний среди этих масс, чтобы вывести их из «незавидного положения».
С. Я. Чанба выражал глубокую уверенность в том, что абхазский народ «в недалеком будущем будет пожинать плоды просвещения», так как самим народом «осознана необходимость в этом». Как оптимист-реалист, он ощущал «проблески уже недалекой зари».
Следует особо отметить серьезный интерес С. Я. Чанба к педагогике и компетентность его в вопросах обучения и воспитания. Он был хорошо знаком, в частности, со взглядами известного немецкого буржуазного педагога, одного из представителей так называемой экспериментальной педагогики Вильгельма Августа Лайя (1862— 1926). С. Я. Чанба требовал практического разрешения
__________________________________
1 Алания Д. К интеллигентным абхазам. — Сухумский вестник, 16 июля 1916 г.

4

вопроса о трудовом воспитании в школе, решительно выступая против «пассивного, неподвижного, словесного преподавания».
Публицистика С. Я. Чанба представляет большую ценность для раскрытия мировоззрения автора и как материал для освещения целого периода истории Абхазии. Она имеет важное значение также для понимания направления общественной мысли Абхазии той поры.
Кроме того, публицистика С. Я. Чанба отличается литературностью изложения. В определенной своей части она носит и характер размышлений. Если к этому добавить еще, что примерно в 1902 году Самсоном Яковлевичем был составлен рукописный сборник (около 50 больших страниц) «Абхазские сказки (1), предание, одно стихотворение» (2), то выясняется, что рамки его литературно-творческой деятельности были гораздо шире, чем представлялось до сих пор. Вместе с тем это одна из ранних записей абхазских текстов.
С. Я. Чанба был собственным корреспондентом «Сухумского листка» и «Сухумских вестей», выступал и в других газетах, особенно на страницах «Сухумского вестника» — третьего по тиражу сухумского буржуазно-либерального органа, выходившего в
1911—1917 годах. Некоторые свои корреспонденции он подписывал: «С. Ч.» или «С. Я. Чамбая».
В настоящий сборник вошли статьи и заметки С. Я. Чанба, опубликованные в 1911—1916 годах. Они объединены здесь под названием одной из наиболее значительных его статей: «На пути к сознательности». Очевидно, это — далеко не полный свод публицистических работ С. Я. Чанба, написанных в указанное время. Следовательно, требуется дальнейшая поисковая работа.
В период написания вошедших в настоящий сборник статей и заметок С. Я. Чанба учился в Кутаисской учительской семинарии, а затем (с конца 1914 года) работал в школах Абхазии — в Кутоле,
________________________________
1 Сказки (пять) имеют параллельный русский перевод.
2 Сборник, обнаруженный недавно, хранится в архиве Абхазского института языка, литературы и истории им. Д. И. Гулиа АН Грузинской ССР (ф. 1, оп. 2, д. 1).

5

Адзюбже, Сухуме. Он методично работал над расширением своего кругозора. Самсон Яковлевич много читал и внимательно изучал окружающую среду — факты весьма важные в развитии его интеллекта, его мировоззрения. «О целеустремленности, работоспособности и старательности» С. Я. Чанба свидетельствуют документы того времени (1). Примечательно при этом, что он хорошо понимал великую миссию рабочих («сознательной передовой части народной массы»), которые «давно стали сплачиваться и организовывать всевозможные способы борьбы».
Абхазские просветители начала XX века, в том числе С. Я. Чанба, хотя и не ставили вопроса о революционном преобразовании общественной жизни, однако своей деятельностью способствовали росту общественного сознания и революционного настроения трудовых масс. Следовательно, они сыграли определенную роль в подготовке этих масс к бурным историческим событиям, развернувшимся здесь с 1917 года — в эпоху Великой Октябрьской социалистической революции.
Составитель глубоко убежден, что настоящий сборник хотя, как указывалось, и не претендует на исчерпывающее отражение публицистической деятельности С. Я. Чанба за рассматриваемый отрезок времени, но тем не менее будет представлять несомненный интерес и для широкого круга любознательных читателей, и для исследователей богатого и поучительного творческого наследия С. Я. Чанба. А выполнение такой работы на должном профессиональном уровне, естественно, намного обогатит наше представление о выдающемся абхазском писателе и внесет важную лепту в изучение абхазской литературы и общественной мысли в целом.
_______________________________
1 См., например, Архив Абхазского института языка, литературы и истории им. Д. И. Гулиа АН Грузинской ССР, ф. 1, оп. 1 а, д. 2, л. 18.

6

АБХАЗИЯ

Среди богатой, роскошной природы Сухумского округа*  крестьянин-абхазец вынужден жить в бедности и нищете.
Такое положение абхазца объясняется тем, что он не умеет умело использовать предоставленных ему даров природы, вследствие того, что находится в темноте, нет у него образования, которое пришло бы ему на помощь к улучшению его быта. В настоящее время богатством Абхазии пользуются не сами хозяева, а посторонние. Вся Абхазия покрылась табачными плантациями, и каждый год из этой благодатной Аркадии вывозится более миллиона пудов табаку; так что посторонние наживаются, а сами абхазцы постепенно беднеют. В целой Абхазии, где климатические и почвенные условия благоприятствуют ведению сельского хозяйства, нет ни одного сельскохозяйственного училища, а между тем одно только распространение знаний по сельскому хозяйству могли бы вывести абхазца из его незавидного положения и дать ему возможность воспользоваться плодами его родной земли.
_______________________________
*  Так официально именовалась Абхазия до 1919 года по царскому административному делению 1883 года. — Сост.

7

В настоящее время абхазцы не только не имеют возможности получать знаний по сельскому хозяйству, но даже совершенно отрезаны от получения общего развития; так, дети их, по окончании одноклассных и двухклассных школ, остаются на руках родителей, забывают и то, что вынесли из этих школ, да, вдобавок, делаются неспособными к работе. Нередко услышишь от родителей на вопрос: «Отчего не посылаешь сына своего в школу?» — «Не стану портить его, пусть научится хорошо владеть сохой да бороной» и т. д. Очевидно, такое отношение и такой взгляд на школу сложился вследствие того, что, по окончании двухклассных школ, детям негде поступить для довершения образования. Вне Абхазии крестьянин-абхазец не в состоянии воспитывать сына своего. Правда, в Сухуме есть реальное училище, по сыновьям бедных крестьян не видать его, как своих ушей, оно не доступно крестьянским детям... На все это следовало бы обратить серьезное внимание.

Закавказская речь, 21 июня 1911 года.

8

СЕЛ. АТАРА*

Жители сел. Атара Кодорского участка поистине находятся в таком критическом положении, над которым стоит призадуматься.
Дело в том, что каждое лето в продолжение шести месяцев жители этого села лишаются одного из источников жизни — воды. Недостаток воды чувствуется особенно в средней части села вплоть до самого Черного моря. Причиною такого недостатка воды являются, во-первых, продолжительные засухи, во-вторых, река Кодор, граничащая с сел. [Наа] на северо-западе и образующая высокий берег — в 10—15 саж. высоты.
Благодаря продолжительным засухам и высокому берегу реки, маленьким ручейкам неоткуда брать свое начало. В конце марта месяца они совершенно высыхают и до глубокой осени не видят в них воды. Эта пора, поистине, одно мучение как для людей, так и для скотины. Люди кое-как поддерживают свою жизнь водою из колодцев, глубина которых не менее 10—15 саж., а ско-
_______________________________
* Повторно эта статья была помещена в «Сухумском листке» 24 мая 1912 года. Только там упоминается и соседнее село Адзюбжа, которое с наступлением лета также лишалось «одного из главных условий жизни — воды». — Сост.

9

тина прямо-таки обречена на верную смерть. Нет ведь возможности каждую скотину напоить вдоволь водою из колодцев значительной глубины, и бедные животные, не евши, целые дни рыскают в поисках воды, но тщетно. Да и теперь, когда прошел в достаточном количестве дождь, этому населению приходится поить своих домашних животных из колодцев. С такими мучениями, довольствуясь одной колодезной водой, истощенные животные доживают кое-как до зимы, а там более сильные животные переживают зиму, а слабые, не выдержавши холодной и голодной зимы, — погибают. Из-за таких обстоятельств в хозяйстве постоянно вырождается домашний скот, являющийся единственной опорой в хозяйстве крестьянина-абхазца... Но бывает ведь всему конец.
Мне кажется, следовало бы и возможно было бы положить конец такому мучительному положению. Можно было бы снабдить население водою из р. Кодор при помощи водоподъемных машин. Воду, поднятую таким образом, можно было бы направить по руслу маленьких речек, истоки которых начинаются недалеко от самого берега.

Сухумские вести, 2 сентября 1911 года.

10

ПИСЬМО ИЗ ПЯТИГОРСКА

Радостно видеть, как просвещение становится постоянно достоянием и для Абхазии, моей родины, и как она постепенно втягивается и приобщается к культуре.
17-го числа июня месяца прибыли мы в Пятигорск, где с 15 июня функционировала сводная выставка ученических работ промышленных учебных заведений и классов ручного труда Кавказского учебного округа. 18 числа к часам 10-ти утра мы выступили под свод зданий городского 6-классного училища, где галереи, залы и комнаты были полны экспонатов по ручному труду и по внеклассным практическим (лабораторным) занятиям.
После долгих блужданий по галереям и комнатам мы попадаем в одну комнату, где неожиданно бросается мне в глаза надпись: «Сухумская горская школа». Признаться, я не ожидал видеть тут работы сыновей Абхазии. Здесь были изделия столярные, столярно-токарные и токарные, и они аккуратно приютились в углу комнаты и обращали на себя внимание чистотой отделки. Из всех работ выделялся шелкомотальный станок, которому пожелаем широкого распространения среди населения. Я

11

долго стоял, осматривая эти работы, и между прочим думал о том, что могло быть в данное время наиболее полезным для поднятия благосостояния абхазцев... Пришел к такому заключению, что только широкое распространение тем или иным способом технических знаний (садоводство, земледелие, виноградарство и т. д.) может вывести абхазца из его незавидного положения. Ведь у него нет знаний, а между тем живет он в таком крае, где климатические и почвенные условия весьма благоприятствуют занятиям по всем отраслям сельского хозяйства. Нужны этому краю деловые специалисты и школы, которые должны быть близки к запросам местной жизни; школы эти должны наравне с начатками общего образования давать практические знания и умения, могущие связать классное преподавание с жизнью. Кавказский учебный округ с 1908 года направил свою деятельность к созданию именно такой начальной и средней «трудовой школы», но этого недостаточно. Необходимо содействие местной силы, тогда только можно с уверенностью сказать, что с успехом проведут в жизнь многое, что может улучшить быт абхазцев. Абхазия ждет помощи и руководства особенно со стороны своих сыновей, получивших и получающих образование. Многие уже абхазцы получают общее образование как в средних, так и в высших учебных заведениях, и они, конечно, могли быть руководителями своего народа, но приходится, к сожалению, отметить тот факт, что многие из них бегут из народа в город, где попадают в объятия шумной городской жизни, и деятельность их закрывается завесой для абхазцев.
Но несмотря на многие еще ненормальности в жизни моего народа, есть надежда, что в недалеком будущем он будет пожинать плоды просвещения, ибо из работ,

12

доставленных на выставку из Абхазии (были тут и работы учеников и Очемчирского 2-классного училища), я вижу стремление в насаждении в массе населения сельскохозяйственно-промышленного образования. Раз осознана необходимость в этом, то оно проведется в жизнь, и нам остается только приветствовать это стремление.

Сухумский листок, 4 июля 1914 года.

13

«ПОД ТЕНЬЮ РАЗВЕСИСТОЙ КЛЮКВЫ...»

Передо мной несколько случайно попавшихся номеров газеты «Сухумский листок», в которых помещена статья г. М. Г. под заглавием: «В Абхазии».
Читаем и недоумеваем: не впервые ли сей господин из объятий городской жизни попадает в среду сельского рабочего люда, что ему все сельское кажется каким-то странным, необычайным и диким. Ибо человек, проводящий свою жизнь исключительно в городе, попадая вдруг в незнакомую деревенскую обстановку, естественно, ничего не понимает, и все ему окружающее представляется в искаженном виде, в ложной окраске.
И вот г. М. Г., путешествуя по Абхазии на «арбе», ибо в Абхазии иных способов передвижения он не видел, самые обыкновенные вещи, повседневные явления находит дикими и странными.
Быть может «арба», на которой он путешествовал по Абхазии, испортила окончательно его настроение и потому он, не сознавая сам, рассматривал все окружающее под влиянием этого настроения и такие «подкисленные» впечатления заносил в свою записную книжку. Одно из

14

двух. При этом должен заметить, что сей господин, судя по его очерку, имел обыкновение подмечать в жизни абхазцев много мелочного и незаслуженно поносить абхазцев.
После долгого путешествия на арбе и после того, как на пути «буйволы окунулись по спину в реку и основательно выкупались в соседнем болоте», попадает он в село, где как раз собрался сход сельчан. И вот наблюдатель абхазской жизни рассказывает: «Около правления сход. Уселся народ на травке, староста — посредине. Совещаются о местных делах: долго галдят (курсив наш) на двух языках».
И тут же рядом видит: «молодежь, забавляющуюся танцами, напоминающими флирт петуха и курицы»... И «оставляет взрослых детей забавляться и отправляется домой».
Очевидно, г. М. Г. по первому впечатлению и по непривычке к абхазской речи показалось, что они «галдят». Между тем стоит пожить среди абхазцев и побывать у них на нескольких сходах, послушать, как они говорят, как решаются ими дела, тогда, уверяю Вас, г. М. Г., не будет это казаться Вам галдением. Я, пишущий эти строки, не раз поражался на сельских сходах, с каким тактом и практичностью решались абхазцами общественные вопросы. Почетные лица засядут чинно под сенью какого-нибудь развесистого дерева, и тут уже нет места шуму. Они спокойно, со вниманием выслушивают каждого из говорящих. При этом еще более поражаешься их умению говорить, держать речь. Мы, именующие себя интеллигентами, привыкли мыслить и говорить книжно, письменно; и прежде чем говорить речь на собраниях, нужно предварительно нам подготовиться, составить речь на бумаге или хотя бы краткий конспект

15

и тогда только выступаем. Там не то! Они привыкли всю свою жизнь мыслить, так сказать, устно и потому при первой необходимости, не запинаясь, будут стройно излагать свою мысль и держать речь перед обществом, облекая при этом свои мысли в художественные образы, украшая речь всевозможными сравнениями и эпитетами, так что, зная язык, невольно заслушаешься.
А вот случайному туристу М. Г. показалось, что они просто «галдят».
Далее, внимание «путешественника на арбе» привлекают наши курятники: «Курятников, да еще благоустроенных, здесь почти нет», говорит он и продолжает: «Местные жители уверяют, что причиною тут никто иной, как буйволы». Не понимаю, при чем тут буйволы?! Дальше. После того как абхазская хозяйка приветливо и радушно приняла гостя (ведь у нас, абхазцев, гостеприимство развито в высшей степени, считается священным долгом) и накормила его, чем бог послал, удостоилась она внимания высокоуважаемого гостя, и по ее адресу он нашел уместным напечатать «лестные слова»: «Пищу приготовлять ни одна абхазская хозяйка не умеет: рыбу пекут и засушивают в сухарь, обращая ее в безвкусную щепку, курицу пекут на огне, вертя ее на проткнутой через тело палке...». И это, конечно, его удивляет. Удивляться можно, но упрекать абхазку в том, что она не умеет зажарить курицу — совершенно несправедливо: курица, жаренная на вертеле, предварительно облитая разведенным перцем, — очень вкусное кушанье. И не только абхазки, но и многие компетентные в гастрономии лица, побывавшие в Абхазии, утверждают, что курица, приготовленная таким способом, — замечательно вкусное кушанье.

16

Кроме того, г. М. Г. забыл, вероятно, что курицу жарят на вертеле и во Франции, а ведь французская кухня недаром славится.
В дальнейшем своем путешествии г. М. Г. видит всюду и везде картины полного разрушения и застоя, и он «возскорбел духом»: «Беды Абхазии кроются в нашей халатности и непонимании», говорит он: «и следовало бы проявить себя хозяевами страны, для блага ее населения...» [...]
Покорнейше благодарим Вас, г. М. Г., за сердечное попечение о нас, бедных абхазцах [...]

Сухумский вестник, 25 июня 1915 года.

17

КОЕ-ЧТО О КУРСАХ

24 июля. Сегодня последний день курсов. В прохладной тени, обвеваемые летним ветром, дослушали учителя последнюю лекцию на Опытном поле.
В продолжение двух недель, вдали от шумного, жаркого Сухума, среди густой зелени, текли наши беседы по разным отраслям сельского хозяйства. За эти 15 дней существования курсов перед нами пронеслись длинной вереницей культуры всевозможных растений: померанцев, плодовых деревьев, огородных растений, бамбука, а сверх этого курсисты были ознакомлены с отраслями сельского хозяйства: травосеянием, птицеводством, пчеловодством и с организацией школьного садового хозяйства, а в довершение всего этого — с кооперацией вообще, кредитными и ссудосберегательными товариществами, в частности, как одним из видов кооперации, функционирующих в данное время в Сухумском округе.
Много отрадного с этих курсов вынесли учителя! Правда, за это непродолжительное время усвоить основательно все эти отрасли сельского хозяйства не было, конечно, никакой возможности, но все-таки после такого ознакомления с общими началами, имея под рукой до-

18

ступные руководства по каждой из отрасли, можно, мне кажется, всегда ориентироваться в разных вопросах сельского хозяйства.
Заслуга этих курсов состоит еще в том, что они пробуждают в народном учителе любовь к разным отраслям сельского хозяйства, и он проникается идеей — проводить, путем организации школьного садового хозяйства, в жизнь сельских жителей, среди которых приходится ему жить и действовать, те знания, какие он имеет, ибо народный учитель является не только учителем детей народа, но по нравственному долгу, — и самого народа, коснеющего еще в невежестве.
В заключение считал бы не лишним обратить внимание на некоторые желательные улучшения в деле организации сельскохозяйственных курсов на будущее время, подсказанные постановкой нынешних курсов:
1) вести меньше устных теоретических бесед, а больше обращать внимание на практические занятия на курсах;
2) по окончании лекций раздавать курсистам доступные руководства по разным отраслям сельского хозяйства;
3) организовать при Опытном поле общий стол для курсистов;
4) пригласить на будущие курсы вновь слушателей нынешних курсов для более основательного усвоения разных отраслей сельского хозяйства.

Сухумский вестник, 29 июля 1915 года.

19

НА ПУТИ К СОЗНАТЕЛЬНОСТИ

Жизнь безостановочно движется вперед, и условия существования становятся все сложное и ощутительнее.
Трудные условия жизни подсказывали и наталкивали на мысль, что в целях существования следует человеку все усложняющейся жизни противопоставлять сплоченную, сознательно-организованную силу, потому что в этом гарантия мало-мальски сносного существования.
Широкая взаимопомощь, сознательно организованная коллективная сила — вот то верное оружие в наше время в борьбе человека за его существование.
Это сознание давно уже проникло в умы более или менее сознательной передовой части народной массы, например, рабочих. Они давно стали сплачиваться и организовывать всевозможные способы борьбы за существование, дающие им возможность итти вровень с требованиями времени.
Это же сознание начинает понемногу проникать и в среду сельской массы вообще и в частности — в среду абхазского народа, который досель оставался как бы в стороне, изолированным и непричастным к культуре. И кое-где уже заметны плоды этой осознанной потребности.

20

Ныне Абхазия, так сказать, стоит на пороге сознания, или, вернее, сознательности. Она начинает понемногу сознавать, что жить жизнью «старой старины» теперь трудно, а необходимо начинать жить иною жизнью — культурной, потому что в борьбе за существование следует пускать в ход ныне не силу, не оружие, в буквальном смысле этого слова (как бывало в старину), а оружие духовное, способное вывести ее из ее беспросветной будущности. Оно же дает Абхазии способы, с помощью которых она начинает сознательнее разбираться в сложном механизме окружающей ее жизни.
Все это Абхазия уже сознает, и ее сознание прежде всего выразилось в стремлении к просвещению. Последнему она глубоко верит, ибо оно даст ей в руки то верное оружие, при помощи которого она соорганизует и направит свои жизненные силы на более плодотворную культурно-созидательную работу.
Необходимость просвещения осознана.
И многие абхазские сельские общества выдвинулись в этом направлении. Из таких передовых обществ, которые мне лично известны, могу указать на Адзюбжинское общество, на Кодоре. Это общество, осознав все выгоды просвещения, взаимопомощи, коллективной работы на общее благо, устроило себе общественную мельницу, общественные лавки, кредитное товарищество и т. п. учреждения, обслуживающие нужды общества, потому что все доходы от них всецело идут на общественные надобности, как то: на содержание сельского писаря, канцелярии, сторожа при училище и на разные мирские повинности.
Но что же это общество сделало для своего просвещения?
На живописной горке, рядом с церковью — за груп-

21

пою зеленых пирамидальных кипарисов — красуется довольно большое двухэтажное здание; это их двухклассное училище с шестигодичным курсом, имеющее при себе общежитие на 30 учеников.
Так работают адзюбжинцы, проникнувшись идеей просвещения и взаимопомощи. Но всякое полезное дело, имеющее общественный характер, требует для своего осуществления деятелей инициаторов. Без последних дело обыкновенно стоит на месте, хотя в сознании массы и живет полезность осознанной потребности. Масса, хотя и осознавшая свои потребности, мало подвижна. Явится к ней инициатор, верный выразитель ее идеи, — она всколыхнется и последует за ним. Такова психология массы. И, конечно, идеи Адзюбжинского общества тоже были проведены в жизнь инициаторами.
Одним из ярких представителей этого общества является Екуп Долбая*. Это один из лучших сынов села Адзюбжи, человек, отдавший всего себя общественному делу, — служению своему родному обществу. Это неутомимый, скромный работник на ниве народного благополучия. Он со своими достойными сотрудниками: Алексеем Джанашия, Каном Цагурия и Етлухом Лолуа, всегда старался и старается осуществлять назревшие потребности своего общества. В настоящее время он со своими сотрудниками состоит членом школьного попечительства Адзюбжинского двухклассного училища. Кроме того, г. Долбая состоит почетным блюстителем этого училища.
Такие личности, как Екуп Долбая, играют огромную роль в жизни сельского хозяйства. Результаты их скромных трудов ярко светятся в темноте, окутывающей нашу
_______________________________
* Делба.

22

народную массу. Но они сами незаметны; окружающая среда их зачастую не понимает.
Такова судьба этих скромных тружеников.
Но мы являемся свидетелями пробуждения сознания в Абхазии, осуществления, хотя бы частично, осознанных идей. И нас радуют проблески уже недалекой зари.

Сухумский вестник, 16 апреля 1916 года.

23
 

ПУТЬ К УМУ — ЧЕРЕЗ ГЛАЗ И РУКИ

В наше новое время замечается усиленное оживление педагогической жизни.
Чтобы разрешить основные вопросы обучения и воспитания и изгнать из жизни школ пассивное, неподвижное словесное преподавание, создаются, попытки к наиболее целесообразной постановке этих жизненных вопросов.
Из современных таких попыток, удовлетворяющих принципу: «Путь к уму — через глаз и руки», можно указать на трудовое начало в школе, имеющее целью связать школьное преподавание с жизнью, с окружающей школу обстановкой. Собственно говоря, трудовое начало в школе преследует две цели: во-первых, дать ученикам знания и умения практического характера и тем подготовить учащихся к промышленным профессиям; во-вторых, будучи поставлено в связь с преподаванием общеобразовательных предметов, содействовать сознательному усвоению проходимого учебного материала. Последнюю идею особенно ярко осветил немецкий педагог В. А. Лай в своем сочинении «Школа действия».
В противоположность современному пассивному, неподвижному, словесному преподаванию, книжной школе,

24

которую Лай неоднократно называет «школою словесного обучения и неподвижного сидения», но выдвигает действие, удовлетворяющее природосообразности детской натуры. Трудовое направление школы предоставляет детям проявлять активность, самодеятельность во всех своих занятиях, что содействует сознательному усвоению проходимого учебного материала.
Тут уже нет места скуке! Из жизни школ изгоняется мертвящая скука преподавания, подавляющая чистые юношеские порывы. Урок в классе при этом превращается в лабораторию, где юные питомцы, наподобие шелковичных червей, оживленно действуют, работают каждый самостоятельно: тут идет работа в лепке, вырезывании, наклеивании, рисовании и т. д., где дети могут конкретно, в образе представлять свои впечатления, и это, конечно, содействует образованию ясных воззрений и отчетливых представлений.
Разнообразны виды ручных занятий в школе, и они выражаются в работе по дереву (столярные, токарные, выпиливание, резьба и выжигание), в работе по металлам (проволочные, жестяные и металлопластика), в лепке (из глины, гипса, папье-маше, воска и др.), в картонажной работе (аппликация, модельно-декоративные, вырезывание, игрушечно-картонажные, геометрические модели, папочные и др.), в корзииоплетении и обработке бамбука, стекла; во всякого рода занятиях по разным отраслям сельского хозяйства: в огороде, саду, по пчеловодству, по шелководству, консервированию и т. п.
Эти ручные занятия, помимо того, что они способствуют физическому развитию детей и изучению ремесел, ценны еще тем, что многие из этих ручных занятий можно связать практически со всеми общеобразовательными предметами, и тут же они явятся средством на-

25
 
глядности и развития самодеятельности у детей.
Так, на уроках русского языка, например, в младших отделениях, обыкновенно для наламывания кисти руки и пальцев упражнениями в письме элементов букв; тут на место выступает рисование (лестницы, сливы, серпа, граблей, кошки и других животных в разных положениях простыми контурами и т. д.); при прохождении алфавита лепят буквы из глины, вырезывают модели букв из бумаги, складывают буквы и слова из спичек, палочек, кукурузы и других зерен.
При этом интересна работа по тонкой проволоке при ознакомлении детей с печатным и письменным начертаниями букв. Положим, учитель знакомит детей с письменным начертанием буквы «А». Учитель перед целым классом, обратив предварительно внимание детей на то, с чего он начинает, делает из проволоки эту букву. Потом, вызвав одного, другого из учеников, заставляет сделать то же самое, а затем велит им, обратив внимание их на вывешенный на видном месте заранее приготовленный им из проволоки для образца модель буквы «А», сделать ее.
Класс приходит в движение. Начинается настоящая работа: маленькие ручонки детей схватывают лежащий перед каждым отрезок тонкой проволоки и начинают оживленно и возбужденно выделывать букву. Эта работа страшно интересует детей, в скором времени у каждого в руках уже готовая буква.
Такие работы, помимо того, что они облегчают запоминание начертаний букв, еще тем хороши, что дети после того без особенного затруднения пишут в своих тетрадях письменное начертание каждой буквы, так как дети уже из практических работ знают, с чего начать и чем кончить букву, и устраняется при этом простое ко-

26
 
пирование детьми с написанных учителем красными чернилами в тетрадях начертаний букв.

* * *

Широкое практическое применение к общеобразовательным предметам имеют также лепка и картонажные работы. Из картонажных работ особенно интересна аппликация (работа разноцветными бумагами). Для лепных работ классная комната требует особого приспособления, а для аппликаций стоит только иметь ножницы, клей и разноцветную бумагу. Ею можно иллюстрировать проходимые статьи и этим удерживать надолго в памяти все возникающие представления при чтении статьи, что устраняет знание словесное, без соответствующих представлений.
Возьмем для примера стихотворение Пушкина «Гонец». При чтении его встают в нашем воображении: звезды, небо и мчащийся всадник, облитый лунным светом.
Тут сейчас же аппликация на помощь, чтобы удержать в памяти это возникшее представление.
Иллюстрация прочитанных статей достигается и рисованием, значение которого не менее велико в деле обучения и воспитания, ибо оно так же, как и аппликация, соединяется со всеми уроками: языка, арифметики, геометрии, географии, истории, естествознания и т. д. Аппликацией выигрывается время, ибо возникающие представления должны исполняться быстро, следуя за мыслью, да притом рисование требует более искусного, ловкого рисовальщика.
Аппликация применима с большим удобством и при прохождении географии.

27

Изучается, например, какой-нибудь край. На большом листе бумаги наклеиваются губернии, входящие в состав изучаемого края, вырезанные из разноцветной бумаги; на них уже изучаются города, реки, озера, и т.д., нанося их карандашом. Словом, применение аппликаций и подобных им ручных занятий к общеобразовательным предметам неисчислимы.
Из этого краткого описания мы видим насколько велико значение трудового начала в учебно-воспитательном отношении. На Западе давно уже стали осуществлять эту идею — практическое применение ручных занятий к общеобразовательным предметам. В этом направлении, придав особо важное значение развитию трудового начала в школе, работает и наш Кавказский учебный округ. Из всех существующих семинарий осуществление практического применения ручных занятий к общеобразовательным предметам достигла больше всего Кутаисская учительская семинария. Я сам питомец этой семинарии, но я окончил ее как раз в то время, когда только что стала зарождаться и осуществляться в ней идея — развитие трудового начала в школе. Я только очевидец одних корешков этой идеи, а пышного роста и расцвета ее я, к сожалению, не видел.
Спрашивается теперь, как нам быть, учителям, окончившим учительские семинарии еще до зарождения или в начале зарождения в них этой идеи, чтобы быть каждому в курсе дела для правильной постановки вопроса обучения и воспитания в народных школах?
Погнать ли всех нас вновь в учительские семинарии? Но это практически неосуществимо. Или же довольствоваться разосланным Кавказским учебным округом во все учебные заведения на правах рукописи трактатом «Трудовое начало в школах»? (Отдельный оттиск в из-

28

влечении из приложения 1-го к журналам съезда директоров и инспекторов народных училищ Кавказского учебного округа в Пятигорск 1914 года). Но там вы не найдете указаний, как применить то или другое из ручных занятий практически к изучаемым предметам, хотя бы возьмем аппликацию, лепку и др. Как быть? Исход один: устраивать по районам учительские съезды, где сведущими в этом деле лицами будет демонстрироваться перед учителями практическое применение ручных занятий к общеобразовательным предметам и где учитель практически, а не по брошюрам, усвоит то, что ему нужно для выполнения своего призвания.

Сухумский вестник, 25 и 26 августа 1916 г.

29

Самсон Иаков-иԥа Ҷанба
АХДЫРРА АМҨАЛА (Астатиақуеи анҵамҭақуеи. 1911—1916 шш.)
Урысшәала

Редактор Л. Е. Аргун.
Художник Л. И. Евменов.
Художественный редактор П. Г. Цквитария.
Технический редактор В. П. Левченко.
Корректоры А. А. Мхитарян, Ж. И. Гублиа.
Выпускающий С. Ашхараа.

ЭИ00237. Сдано в произв. 5.03.1982 г. Подп. к печ. 14.09.1982 г. Типогр. бум. № 2.
Ф. 70х108 1/32. Усл.-печ. л. 1,4. Уч.-изд. л. 1,01. Зак. № 929. Тир. 1500 экз.
Цена 3 коп.

Издательство «Алашара», Сухуми, Ленина, 9.

Сухумская типография им. Ленина Госкомитета Груз. ССР по делам издательств, полиграфии и книжной торговли, г. Сухуми, ул. Ленина, 6.


(OCR - Абхазская интернет-библиотека.)


Некоммерческое распространение материалов приветствуется;
при перепечатке и цитировании текстов
указывайте, пожалуйста, источник:
Абхазская интернет-библиотека, с гиперссылкой.

© Дизайн и оформление сайта – Алексей&Галина (Apsnyteka)

Яндекс.Метрика