Элана Эшба

Об авторе

Эшба Элана Джамаловна
Научный сотрудник Центра партнерства цивилизаций. Аспирантка Центра изучения Кавказа, Центральной Азии и Урало-Поволжья ИВ РАН, специальность: «История международных отношений и внешней политики». Тема диссертационного исследования: «Роль и значение черкесского фактора в системе международных отношений в регионе Причерноморья (XIX—XXI вв.)». Владеет английским и арабским языками. Интересуется современными политическими и социально-экономическими проблемами Южного Кавказа и Причерноморья, геополитикой этого региона, особенно в связи с ситуацией вокруг Абхазии.
(Источник текста и фото: http://www.mgimo.ru/.)





Э. Эшба

Статьи:


АБХАЗИЯ В СФЕРЕ ГЕОСТРАТЕГИЧЕСКИХ ИНТЕРЕСОВ РОССИИ И ТУРЦИИ

В последние годы геополитическое значение Южного Кавказа существенным образом возросло. Этот регион оказался в фокусе внимания не только непосредственных соседей - России, Ирана и Турции, но и внерегиональных игроков - США, стран Ближнего Востока и Китая, что связано с рядом факторов. Через Кавказ проходят основные маршруты транспортировки каспийских энергоносителей, которые являются и важным ресурсом для мировой экономики, и предметом геополитического соперничества. Органическая взаимосвязь Северного и Южного Кавказа делает последней зоной жизненных интересов и безопасности России - именно на кавказском направлении безопасность РФ выглядит наиболее уязвимой и встречает наиболее серьезные вызовы. Близость к Ирану повышает значимость Кавказа в глазах всего Запада и особенно США, для которых противостояние с Ираном превратилось в один из ключевых вопросов внешнеполитической стратегии. В связи с усилением позиций РФ на мировой аренe для США становится весьма актуальным вопрос минимизации влияния России на Южном Кавказе и Центральной Азии.
Признание Российской Федерацией независимости Абхазии и Южной Осетии в августе 2008 г. после так называемой «пятидневной войны» стало переломным моментом в новейшей истории этих стран. Это событие повлияло не только нa внутреннюю ситуацию в республиках, но также оказало воздействие на процессы, происходящие в мировой геополитике. Августовские события сыграют важную роль в формировании нового политического ландшафта в кавказском регионе и, возможно, заложат предпосылки для пересмотра мирового порядка. Недаром известный британский политик Пэдди Эшдаун заявил: «Мы находимся в начале одного из тех периодов истории, когда фундамент, на котором держится установившийся порядок, начинает смещаться, и появляются новые признаки мироустройства»(1).
И если Южная Осетия, не располагающая выходом к морю и какими-либо значимыми ресурсами, тяготеющая к интеграции с Северной Осетией, экономически и политически сильно зависит от Российской Федерации, то Абхазия имеет реальные шансы на построение крепкого независимого суверенного государства,    которое сможет так или иначе влиять на внутрирегиональные процессы, принимая во внимание геостратегическое расположение Абхазии и её отношения с другими государствами в регионе.
С точки зрения геостратегической важности территории, Абхазия, во-первых, расположена на побережье Черного моря (протяженность береговой линии 220 км) и имеет плодородные земли, крупные запасы угля, на ее территории находятся популярные курорты.

253

Во-вторых, Абхазия обладает сетью важных транспортных коммуникаций. Автомагистраль военного назначения М-27 и железная дорога, проходящая через территорию Абхазии, являются важными транспортными путями. Когда откроется Сухумский аэропорт, там будет одна из лучших взлетно-посадочных полос в мире на этой широте, где могут садиться даже «Русланы». Полоса сухумского аэропорта замечательна еще и тем, что на нее можно садиться с обеих сторон(2).
В-третьих, существенным элементом является наличие на территории Абхазии месторождений нефти. И есть данные о немалых залежах углеводородного сырья на Черноморском шельфе(3).
Таким образом, несмотря на малую территорию, Абхазия все же может стать полноценным участником процессов, происходящих в регионе, а значит, сможет оказывать определенное влияние на расклад сил на Южном Кавказе.
Следует отметить, что сейчас Российская Федерация проводит активную внешнюю политику на абхазском направлении и имеет приоритетные позиции в республике. Между двумя государствами заключен Договор о дружбе, сотудничестве и взаимной помощи. Этот Договор позволяет обеспечить безопасность границ Абхазии. В частности, в статье 4 договора говорится о том, что оба государства будут совместно принимать все доступные им меры для устраненения угрозы миру, нарушения мира, а также для противодействия актам агрессии против них со стороны любого государства или группы государств(4). В соответствии со статьей 15 данного договора, в целях достижения высокой степени экономической интеграции РФ и РА будут развивать торгово-экономическое сотрудничество, принимать меры для объединения энергетических систем, систем связи и телекоммуникаций. Если говорить об экономике, то следует отметить, что в условиях отсутствия национальной валюты в Абхазии операции экспортного типа приобретают важное значение для экономического развития страны. От внешнеэкономических связей зависит не только развитие экспорта, но и экономики в целом. Поскольку официальным платёжно-расчётным средством является российский рубль, то ориентиры на Россию и интеграция с российской экономикой приобретают для абхазской экономики стратегически важное значение.
Помимо этого, между министерствами иностранных дел двух государств заключен меморандум о взаимопонимании по вопросам сотрудничества в народных отношениях, который позволит активизировать работу внешнеполитического ведомства Абхазии по всем направлениям. В частности, согласно Меморандуму, Российская Федерация будет представлять интересы Абхазия в третьих государствах посредством своих дипломатических представительств, что будет способствовать достижению международного признания. Россия также готова содействовать вступлению Абхазии в международные организации, членом которых является Российская Федерация и т.д.(5). Однако очевидно, что такое доминирование России в регионе не устраивает как Запад (в первую очередь США), так и основных региональных игроков - Турцию и, в меньшей степени, Иран. Предлагаю сфокусировать своё внимание на действиях Анкары в данной ситуации.

254

Нужно отметить, что в свете сложившихся условий власти соседней Турции разобрались и адекватно отреагировали на события августа 2008 г. По сути, Турция оказалась в центре североатлантических и российских противоречий, однако,  несмотря на своё членство в НАТО, Турция проявила принципиальность и не позволила нарушить положения «Конвенции Монтрё», согласно которой существуют определённые ограничения для входа в акваторию Чёрного моря флотов нечерноморских стран(6). Тем самым Турция дала миру понять, что она готова отстаивать свои экономические и политические интересы на Кавказе, даже если эти действия идут вразрез с политикой США в регионе. Кроме того, осознавая в полной мере потенциал Южного Кавказа, председатель правительства Турции Т. Эрдоган обозначил новый внешнеполитический подход страны, выступив с инициативой создания Кавказской платформы стабильности и сотрудничества, которую приветствовали практически все страны региона(7).
Интересно, что когда в первой декаде сентября министр иностранных дел и Ахмет Давутоглу находился с визитом в Тбилиси, другой высокопоставленный чиновник МИД Турции, помощник заместителя Давутоглу, Унал Чевикоз находился с визитом в Сухуме. Визит Унала Чевикоза значительно изменил ситуацию в треугольнике Турция-Абхазия-Грузия. Это был первый визит в Абхазию турецкого высокопоставленного чиновника такого ранга. Интересно, что визиты Давутоглу в Тбилиси и Чевикоза в Сухум были одновременными, а это значит, что Турция рассматривает Абхазию как партнера, хотя и младшего по сравнению с Грузией, но такого, которого не хочет обижать.
По результатам визита в Турции начались активные обсуждения вопроса признания Абхазии Турцией. Журналисты турецкой газеты «Hurriyet», близкой правительственным кругам, связались с министром иностранных дел Абхазии Сергеем Шамба и взяли у него интервью на тему будущих абхазо-турецких взаимоотношений и возможного признания Абхазии Турцией.
В ответ на вопрос о визите Чевикоза Шамба заявил: «Мы, конечно, надеемся, что Турция признает Абхазию. Есть некоторые позитивные сигналы, но они еще должны реализоваться. Абхазия хочет развивать более активные экономические и гуманитарные связи с Турцией. Мы ожидаем открытия коммуникаций пассажирского транспорта. Мы заинтересованы в этом, поскольку мы соседи и в Турции проживает большая абхазская диаспора численностью в 500000 человек»(8). Пока неясно, как будет развиваться ситуация, но тема уже давно обсуждается многими СМИ как в Турции, так и за ее пределами. К примеру, в другой крупной близкой к правительству газете Miliyet обсуждалась возможность некой рокировки: признания Турцией Абхазии взамен за признание Россией Турецкого Северного Кипра. Этот вариант изучали и в Москве, но в итоге министр иностранных дел России заявил, что подобные варианты не рассматриваются Российской Федерацией.
Не стоит умалять роль и интересы США в регионе. На сегодняшний день Соединённые Штаты Америки категорично выступают за территориальную целостность Грузии, однако возможно, что позиция США будет меняться. То,

255

что нынешние власти Грузии уже не отвечают долгосрочным планам США на Кавказе и в Черноморско-Каспийском регионе (как в былое время гоминьдановские власти Тайваня и правившие в Индонезии режимы перестали отвечать долгосрочным планам США в тех регионах), многие американские чиновники и СМИ отмечают с осени прошлого года. Таким образом, корректировка закавказской политики США выглядит вполне реальной. Прошу обратить внимание на то, что Мэтью Брайза, зам. госсекретаря США, сопредседатель Минской группы ОБСЕ по урегулированию армяно-азербайджанского конфликта, советник президента США по проблемам Кавказа и Средней Азии, впервые охарактеризовал Абхазию с Южной Осетией в качестве «отдельных стран»! В интервью радиостанции «Эхо Москвы» он заявил: «...мы считаем Абхазию и Южную Осетию странами, но, в отличие от Прибалтики, не признаем их никогда...»(9). Здесь хотелось бы ещё раз привести пример Тайваня и Индонезии и вспомнить, что США не единожды обещали Тайваню не признавать КНР, а Индонезии - Восточный Тимор. Однако, как мы знаем, обещание своё не сдержали. К тому же при определённых условиях США могут использовать лояльную им Турцию для лоббирования своих новых интересов на Южном Кавказе.
Подводя итог всему сказанному, считаю необходимым отметить следующее. В Закавказье уже сталкиваются интересы многих государств, пытающихся включить этот регион в зону своего влияния, а появление новых потенциальных игроков в регионе (Абхазия, Южная Осетия) лишь подогревает интерес к нему.
На сегодняшний день Республика Абхазия определилась с приоритетами, и для неё признание политического статуса стало началом долгого и тернистого пути. Принимая во внимание возросший интерес к республике со стороны мирового сообщества и преимущественно стран Ближнего и Среднего Востока, её руководство обязано проводить дальновидную и сбалансированную внешнюю политику, направленную на укрепление своей государственности, осозновая в полной мере своё значение на геополитическом пространстве Кавказа. Ведь совершенно очевидным становится тот факт, что со временем действия региональных игроков, а также других государств, имеющих стратегические и/или экономические интересы в республике, станут только активнее.
У Абхазии сегодня есть уникальный шанс, позволяющий ей выстроить ровные и сбалансированные отношения, как с региональными игроками, так и с мировым сообществом в целом.

Примечания:

1 «The Guardian», 25.05.2009. Пэдди Эшдаун (Paddy Ashdown).
2 Фонд стратегической культуры. Анатолий Цыганок. Стратегическое значение Абхазии (см.: http://rusk.ru/st.php?idar=153031).
3 Там же.
4 «Договор о дружбе, сотрудничестве и взаимной помощи между Российской Федерацией и Республикой Абхазия» (www. abkhaziagov. org).
5 Доклад Министра иностранных дел  Рес-

256

публики Абхазия Шамба С.М. «Россия-Абхазия: история и современность» от 11.06.2009 (http://www.mfaabkhazia.org).
6 См.: Конвенция Монтрё о статусе проливов 1936 года. Для военных кораблей нечерноморских держав предусматриваются существенные ограничения по классу (проходят лишь мелкие надводные корабли) и по тоннажу. Общий тоннаж военных судов нечерноморских государств в Черном море не должен превышать 30 тыс. т (с возможностью повышения этого минимума до 45 тыс. т в случае увеличения военно-морских сил черноморских стран) со сроком пребывания не больше 21 суток.
7 Сирийская газета «Аль-Тхаура» от 22 декабря 2009 г.
8 Сайт турецкой еженедельной газеты «Хюриет» (http://www.hurriyetdailynews.com/ n.php?n = is-turkey-to-recognize-break- away-abkhazia-2009-09-10).
9 Радиостанция «Эхо Москвы», эфир от 11.05.2009

257

(Опубликовано: Caucasica. Труды Института политических и социальных исследований Черноморско-Каспийского региона. Том 1./Под ред. В. А. Захарова. М., 2011. С. 253-257.)

(Сканирование, вычитка - Абхазская интернет-библиотека.)
________________________________________________________


О РЕЛИГИОЗНОЙ СИТУАЦИИ В АБХАЗИИ

К возрождению традиционной религии абхазов

Конституция Республики Абхазия гарантирует равенство всех граждан, независимо от их отношения к религии, свободу совести и вероисповедания. Одновременно в статье 18 содержится запрет на разжигание религиозной розни. Специальным Указом Президента РА В. Ардзинба была запрещена деятельность секты «Свидетели Иеговы». При этом правительство республики уделяет соответствующее внимание религиозным вопросам, чему служит и должность уполномоченного Президента по вопросам религии.

Согласно опросам, большинство населения Абхазии исповедует христианскую религию. При этом многие исследователи-абхазоведы отмечают, что духовные ценности традиционных верований абхазов не находятся в противоречии с православием, они скорее дополняют друг друга.

Однако несмотря на кажущуюся однозначность, религиозно-конфессиональная ситуация в республике не так проста. Да, большинство абхазов признают себя христианами, но вместе с тем они редко посещают церкви, не совершают обряда причастия, практически не соблюдают никаких постов, не интересуются основами вероучения, не читают Библию. То же самое можно сказать и о приверженцах учения пророка Мухаммеда из числа абхазов. Подавляющее большинство их поверхностно знакомо с основами исламского вероучения. Поэтому почти полное отсутствие мировоззренческих разногласий у абхазов, формально относящим себя к христианам или мусульманам, является вполне закономерным.

Тесное переплетение религиозных и этнополитических факторов является характерной чертой постсоветской Абхазии. Абхазам совершенно не свойственен религиозный фанатизм, что в то же время способствует проникновению сюда новых религиозных течений, их развитию и распространению.

Православие. На территории Абхазии располагается около 400 православных храмов, построенных в различное время, начиная с IV в. н.э. Сегодня функционируют только 21. Одним из факторов, негативно влияющих на реальное (а не формальное) утверждение православия в Абхазии, можно считать нынешний неопределенный статус Абхазской Православной Церкви. После войны 1992-1993 гг. Грузинская церковь (ГПЦ), естественно, не руководит деятельностью православных приходов в Абхазии. Московский же Патриархат пока не признает официально Абхазскую Церковь, считая ее частью ГПЦ.

В настоящее время православные приходы Абхазии управляются временным Епархиальным советом из представителей местного православного духовенства. Большинство православных церквей Абхазии остается без священников.

Отметим, что в мае 2001 г. созданная священная Митрополия Абхазии решительно поставила вопрос о необходимости восстановления автокефалии Абхазской церкви.

Ислам. Ислам некогда (XVI-XVIII вв.) играл весьма важную роль в политической жизни Абхазии. Позиции ислама значительно ослабли после массового исхода местного населения в Османскую империю во второй половине XIX в. В то же время в Абхазии шли процессы возрождения православия, вследствие чего приверженцев мусульманской религии стало значительно меньше. В советское время религия искоренялась вовсе. Таким образом, в современной Абхазии количество мусульман невелико. Считающие себя мусульманами абхазы в своем подавляющем большинстве имеют слабое представление об основах этой религии, не соблюдают ее предписаний. Однако в послевоенное время отмечается активизация процесса репатриации на историческую Родину потомков абхазских махаджиров, и большая часть из них является правоверными мусульманами.

После войны 1992-93 гг. руководство Абхазии поддержало идею создания Духовного управления мусульман, и в 1999 г. ДУМ РА стал официальной структурой. В Абхазии пока нет ни одной мечети, но функционируют два молельных дома – в Сухуме и Гудауте.

По словам заместителя председателя ДУМ Тимура Дзыба, в Абхазии в настоящее время насчитывается около 200 – 250 правоверных мусульман. Мусульмане Абхазии – сунниты. Относительно этнического состава следует отметить, что абхазы среди них составляют около 25 % (вместе с репатриантами). Около 35 % – представители северокавказских народов, остальные – татары, башкиры, выходцы из Средней Азии, турки. Таким образом, значительную часть мусульманской уммы Абхазии составляет не коренное население, а граждане, приехавшие сюда для временного проживания.

Католицизм. Католическая церковь была построена в Сухуме в 1908 г. В 1937 г. ее закрыли, а в здании разместилось госучреждение. После грузино-абхазской войны это здание было возвращено католической общине. Каждое воскресенье из г. Сочи в Сухум приезжает о. Яцек, проводящий службу для местных прихожан. Большую помощь Сухумской общине, насчитывающей около 1000 человек, оказывает Сочинская католическая церковь. В 1996 году при церкви была открыта воскресная церковно-приходская школа, которую в основном посещают дети прихожан. Преподавателями являются сами прихожане, которые работают бесплатно.

Протестантизм. Протестантизм в Абхазии представлен, прежде всего, эстонцами и немцами, осевшими в республике и сохранившими свои традиции, несмотря на отсутствие пастыря. В Сухуме в настоящее время функционирует евангелическо-лютеранская церковь св. Иоанна. Она входит в епархию лютеранского епископа Закавказья Ханса Кидерлина. Уже пятый год, после гибели пастора Герта Кхуммеля, проповедником лютеранской общины Абхазии является Михаил Шлигель-Мильх – немец, уроженец Сухума. Здание церкви было построено в 1913 году, в советское время здесь располагался архив. Повторное освящение состоялось 8 декабря 2002 года. В настоящее время протестантская община крайне мала, в ней не более 50 человек. Иудаизм. Большинство в еврейской общине Абхазии являлось грузинскими евреями, которые во время войны 1992-93 гг. покинули республику, репатриировавшись в основном на свою историческую родину, в Израиль, а часть из них перебралась в Грузию. Те, кто остался в Абхазии, являются в большинстве своем русскоязычными ашкеназскими евреями. В Абхазии небольшая еврейская община состоит в основном из людей преклонного возраста, в республике сейчас действует одна синагога (в Сухуме).

Кроме того, активную проповедь в Абхазии ведут баптисты, адвентисты седьмого дня и Свидетели Иеговы, пользующиеся значительной финансовой поддержкой своих единоверцев из западных стран.

Следует особо подчеркнуть ту роль, которую играет традиционная религия в современной Абхазии. Распад Советского Союза, кровопролитная война и последовавшие за ней блокада и изоляция Абхазии способствовали возрождению традиционных верований абхазов. Представляется, что традиционная религия выступала и продолжает выступать в качестве одного из инструментов национальной консолидации и идентичности в современных непростых условиях. И православие, и ислам в Абхазии приобретают весьма колоритный традиционный абхазский окрас.

Очевидно, что в современном мире повышается значение национальной культуры, традиций. И для Абхазии это также характерно. Поэтому, на мой взгляд, можно уверенно констатировать, что в республике возрождается традиционная религия абхазов.

(Источник: Республика Абхазия, № 103, 2012 г.)

________________________________________


РЕЛИГИОЗНЫЙ ОБЛИК АБХАЗИИ. ИСТОРИЯ И СОВРЕМЕННОСТЬ

Абхазия - республика с многовековой историей. Являясь стратегически важным регионом, соединяющим Северный и Южный Кавказ и обладающим выходом к Чёрному морю, Абхазия на протяжении всей своей истории вызывала интерес со стороны самых разных стран, в то или иное время игравших значительную роль на мировой арене.

До недавнего времени Абхазия воспринималась мировым сообществом как самопровозглашённое, непризнанное государственное образование, территория которого является неотъемлемой частью Республики Грузия. Однако 26 августа 2008 года, после окончания так называемой «пятидневной войны» в Южной Осетии и операции по принуждению Грузии к миру, Президент Российской Федерации Д.А. Медведев сделал официальное заявление о признании независимости Республики Абхазия. Это стало долгожданным юридическим признанием политического статуса республики. Фактически Абхазия является суверенным государством с 1993 г. После победы в Отечественной войне 1992-1993 гг. Абхазия провозгласила независимость и взяла курс на построение суверенного демократического государства.

Признание Российской Федерацией независимости Абхазии стало переломным моментом в новейшей истории республики. Сегодня всем интересно знать, окажется ли новый субъект международного права жизнеспособным государством, ведь крохотная Абхазия является уникальным сплавом различных этносов, национальностей, религий и конфессий, которые уже долгое время сравнительно мирно сосуществуют на этой территории. Однако совершенно правомерно возникает вопрос: возможно ли сохранение и укрепление национальной и государственной идентичности в условиях такой мозаичности и многоликости общества, населяющего эту территорию? Ведь различные этнические группы, прибывающие в Абхазию, будь то гру-

190

зинские беженцы, рабочая сила из стран СНГ или репатрианты из Турции и стран Ближнего Востока потенциально могут кроме всего прочего стать и опорой тех или иных внешних политических сил, имеющих в регионе свои интересы. Общеизвестно, что серьёзную интеграционную роль в процессах подобного рода играет религия.

Религия в Абхазии всегда занимала особое место. В условиях молодого государства крайне важна именно интеграционная роль религии. Она может выступать в качестве инструмента объединения народа, построения государственности, источника нравственных и идеологических ценностей, противовеса враждебным сектам, разрушающим духовные ценности нации.

Кроме того, отмечу, что в истории религиозный фактор достаточно часто выступал и в качестве инструмента политической игры. Религия неоднократно являлась важным вспомогательным фактором при выборе политических приоритетов. В данном случае история Абхазии как нельзя лучше иллюстрирует тот факт, что, поддаваясь определённому религиозному влиянию со стороны какого-либо крупного государства, небольшая страна волей-неволей попадает под его политическую власть.

В этой статье будет предпринята попытка осмысления той исторической роли, которую религиозный фактор играл в политической жизни Абхазии. Возможно, этот исторический опыт позволит по-новому оценить современную ситуацию в республике и избежать вероятных ошибок. Автор также попытается рассмотреть религиозный облик современный Абхазии и осветить существующие проблемы религиозного самосознания абхазов.

Православие и ислам в Абхазии. Исторический очерк

Роль религии в истории Абхазии чрезвычайно велика. Так, Абхазия пережила период православного византийского влияния, период османского протектората и постепенной исламизации, а после 1810 г., когда Абхазия вошла в состав Российской империи, здесь началась реанимация православия.

Итак, проникновение христианства в Абхазию датируется не позднее, чем IV-VI вв. н.э. В историческом сочинении «Жизнь картлийских царей» автора XIв. Леонтия Мровели говорится об апостольской проповеди в Абхазии. «В ту же пору царствования Адерки пришли в Абхазию и Эгриси Андрей и Симон Кананит – двое из две-

191

надцати святых апостолов. Святой Симон Кананит преставился там же, в городе Никопсии, в пределах владений греков. Андрей же обратил мегрелов и удалился по Кларджетской дороге» - сообщает Л. Мровели (1).

Христианская религия долгое время сохраняла свои крепкие позиции на территории Абхазии, чему весьма содействовала Византия, имевшая определённое влияние в регионе. Однако после того, как Абхазия попала под влияние турок, т.е. с конца XVIв., здесь появляются первые проповедники учения пророка Мухаммеда. Османская империя пыталась укрепиться в регионе и в качестве одного из инструментов усиления своего влияния на этой территории использовала религиозный фактор. «Одним из методов применявшихся Султанской Турцией для утверждения своего господства было также насаждение мусульманства и связанных с ним памятников» - писал Г.А. Дзидзария (2).

Религия в Абхазии – понятие в известном смысле аморфное, очень сложное и многогранное. Абхазы с неохотой принимали новые учения, которые для них оставались непонятными, а многие, принявшие православие или ислам, продолжали исполнять обряды традиционной религии (3). Подтверждением тому служит выдержка из газеты «Кавказ» за 1868 г.: «Магометанская религия в крае не имела значительного успеха, христианская тоже окончательно не привилась, так что господствующая религия в Абхазии всё-таки осталась языческая, к которой, к сожалению, принадлежит и теперь главная часть народонаселения. Христиане и магометане, по незнанию догматов религии, за исключением весьма немногих, проникнуты также языческим суеверием, смешали свои обряды с языческими и вообще имеют самое шаткое и искажённое понятие о боге» (4).
______________________________
(1) Абхазия и абхазы средневековых грузинских повествовательных источников. Тексты собрал, перевёл на русский язык, предисловием и комментариями снабдил Г.А. Амичба. Тбилиси. 1986. С. 38.
(2) Дзидзария Г. А. Присоединение Абхазии к России и его историческое значение. Сухуми. 1960. С. 38.
(3) Традиционная религия абхазов связана с представлением о верховном Боге Анцва. Некоторые исследователи считают её уникальным примером изначального монотеизма.
(4) Газ. «Кавказ». О положении Абхазии в религиозном отношении. 1868 г. № 5.


192

Однако необходимо отметить, что, всё же, постепенно усилия исламских проповедников стали приносить свои плоды, чему способствовал ряд социальных и политических факторов:

Во-первых, с соседней Турцией абхазы уже имели довольно широкие родственные отношения, установившиеся ещё до установления политического господства Османской империи в Абхазии.

Во-вторых, в Абхазии долгое время существовал обычай отдавать детей на воспитание (аталычество). «Отец, к какому бы сословию он не принадлежал, считает предосудительным держать при себе своих детей…он всегда старается сыновей, равно как и дочерей, отдать на воспитание в чужие руки и преимущественно магометан. Дети, которых аталыки возвращают родителям уже взрослыми, конечно, не крещённые, исповедуют магометанскую веру и вносят в дом отца все обычаи мусульманства» (1).

В-третьих, немаловажным фактором при распространении ислама было и то, что турецкие муллы являлись и врачами, и судьями, и советниками. Словом, как писал К.Д. Мачавариани, «изучали дух народа и действовали сообразно этому» (2).

И, наконец, большое значение для распространения учения пророка имел и тот факт, что ислам принял направление политическое, т.е. с исповеданием ислама соединялось понятие о противодействии влиянию православной Российской империи на Кавказе. Со временем приверженность учению Мухаммеда становилась своего рода формой протеста по отношению к российской власти.

Как известно, первыми среди абхазов ислам приняли представители высшего сословия - князья и дворяне. Многие из них экономически и политически были связаны с Турцией. Дети привилегированных слоёв абхазского общества часто «получали воспитание в столице Османской Порты, где усваивали турецкий язык и обычаи, а также догматы мусульманского вероучения и законы шариата» (3). Кроме того, с укреплением позиций Российской империи на этой территории, местные князья постепенно утрачивали здесь своё влия-
_____________________________
(1) Там же.
(2) Мачавариани К. Д. Очерки и рассказы. Батум. 1909. С. 131.
(3) Смыр Г. В. Ислам в Абхазии и пути преодоления его пережитков в современных условиях. Тбилиси. 1972. С. 68.


193

ние, что так же способствовало превращению абхазского высшего сословия в опору ислама, а вместе с ним и султанской Турции.

Со временем, в результате почти полуторовековой борьбы, турки, используя насильственные методы вкупе с политическим и социальным влиянием, добились распространения ислама в Абхазии и таким образом укрепили здесь свои позиции, установив свою власть над краем. «Абхазцы отстали от христианства, во всей Абхазии находится одна только церковь (действующая) и один священник в деревне Соуксу при владетеле» (1), «христианство сменилось мусульманством» (2). Оценить масштабы распространения христианства и ислама на территории Абхазии отчасти можно по данным 1865 г. (3) (Таблицы № 1, № 2, № 3, № 4).

Численность лиц по вероисповеданиям:
В Сухумском округе

Таблица № 1 (4)

Какого вероисповедания

Вольные жители

Дворовые крестьяне

 

 

ИТОГО

Живущие своей собственностью

Не имеющие своей собственности

Муж.

Жен.

Муж.

Жен.

Муж.

Жен.

Православного

1526

1294

321

185

121

76

3523

Магометанского

5168

4599

787

682

355

307

11898

ИТОГО

6694

5893

1108

867

476

383

15421

В Бзыбском округе

Таблица № 2 (5)

акого вероисповедания

Вольных жителей

Крестьян

ИТОГО

Православного

1814

1093

2907

Магометанского

10866

4987

15853

ВСЕГО

12680

6080

18760

________________________
(1) Газ. «Тифлисские ведомости». Статистический взгляд на Абхазию. № 29. Тифлис. 1831. С. 221.
(2) Кудрявцев К. Материалы по истории Абхазии. Сухум. 1922. С. 20.
(3) Документы по истории Грузии. Серия II. Том 1. Грузия в период буржуазных реформ. Ч.1. Под ред. Ш. К. Чхетия. Тбилиси. 1954.
(4) Там же. С. 503.
(5) Там же. С.510.


194

В Абжуйском округе

Таблица № 3 (1)

Какого вероисповедания

Вольных жителей

Маджалатов

ИТОГО

Муж.

Жен.

Муж.

Жен.

Муж.

Жен.

Магометане

2526

2367

835

7721

3361

3088

В Самурзакани

Таблица № 4 (2)

Какого вероисповедания

Пиоши

Мойнале

Моджалаби

ИТОГО

Муж.

Жен.

Муж.

Жен.

Муж.

Жен.

Муж.

Жен.

Православного

8926

8001

762

635

1700

1352

11388

1988

Магометанского

7

9

-

-

2

3

9

12

ИТОГО

7933

8010

762

635

1702

1355

11397

2000

Судя по приведённым таблицам, в 1865 г. в населении Абхазии доля исповедующих ислам значительно превышала количество последователей православной религии. Как отмечалось в статье, опубликованной в газете «Кавказ»: «…проповедники учения Магомета, не устрашаясь неудач и препятствий, шли к своей цели с силою и упорством и не щадя ни средств, ни трудов… Христианская религия распространяется здесь слабо. Абхазское духовенство почти без исключения не владеет абхазским языком и народ охотнее слушает понятную ему проповедь об учении Магомета». Как видно, турецкие проповедники добились значительных успехов в продвижении своей религии в Абхазии, тем самым укрепив и политические позиции Порты на этой территории, ведь борьба за господство над Восточным Причерноморьем занимала значительное место в политике султанской Турции.

Однако стоить ещё раз подчеркнуть, что Кавказ и, в частности, территория Абхазии, в силу ряда обстоятельств представляли интерес не только для Турции. Свои стратегические интересы в регионе отстаивала также и Российская империя, активную миссионерскую деятельность здесь вели православные проповедники из России.
_______________________________
(1) Там же. С. 512.
(2) Там же. С. 513.


195

В этих условиях абхазским владетелям приходилось поддерживать шаткий баланс в отношениях со своими соседями. Учитывая складывающуюся обстановку в регионе, однозначный выбор своих внешних приоритетов стал необходимостью. 12 августа 1808 г. владетельный князь Абхазии Георгий Шервашидзе обратился к Александру I с просьбой о принятии его в наследственное подданство Российской империи. «Просительные пункты» Г. Шервашидзе были утверждены Александром I 17 февраля 1810 г. Неудивительно, что именно с этого момента начинается реанимация христианской веры на территории Абхазии. «С момента присоединения Абхазии к России правительство стало привлекать церковь на службу колониальной политике» (1). «Последний владетель Абхазии Михаил Шервашидзе, христианин, покровительствовал турецкой пропаганде мусульманства, т.к. имел значительные доходы от происходившей в Абхазии торговли. Таким образом, Михаил Шервашидзе покровительствовал торгующим туркам» (2).

Вместе с тем, действия российской администрации по укреплению христианства в Абхазии принимали всё более активный характер. 9 июня 1860 г. император Александр IIутвердил основание Общества восстановления православного христианства на Кавказе. В функции общества входили миссионерская деятельность, строительство храмов, организация православных монастырей, «учреждение особых классов при семинариях, перевод священного писания и богослужебных книг на туземные языки» (3) и т.д.

Стоит отметить, что просветительская деятельность Общества была обращена в первую очередь на окраины Закавказья, особенно на те районы, где мусульманство угрожало влиянию христианства.

Нельзя обойти вниманием и роль православного Ново-Афонского монастыря в распространении и укреплении христианской веры среди абхазов. В истории основания и развития русского православного Ново-Афонского монастыря значительную роль сыг-
_______________________________
(1) Чкок-Эшба Э.М. Из истории восстановления православного христианства в Абхазии (XIXв.) // Абхазоведение. История, археология, этнология. Выпуск 2. Сухум. 2003.
(2) Там же.
(3) Обзор деятельности Общества восстановления православного христианства на Кавказе за 1866-1910 гг. Тифлис. 1910. С. 108.


196

рала политика царской России, поощрявшей переселение русских монахов с Афонской горы (Греция) в Абхазию для утверждения христианской религии (1). Очевидно, что Российская империя покровительствовала монахам, имея своей целью закрепление собственных политических позиций в регионе посредством восстановления и распространения здесь православия. Политику и цели царизма на Кавказе как нельзя лучше иллюстрируют слова из статьи А.В. Верещагина «Черноморское побережье Кавказа и его колонизация»: «На Черноморском прибрежье Кавказа, как на окраине государства… должны господствовать: церковь русская, язык русский, грамота русская» (2). Таким образом, очевидно, что помимо своей духовно-просветительской миссии, православие использовалось в качестве одного из инструментов распространения власти царизма в Абхазии.

Какова же роль религии в современной Абхазии? Мы попробуем разобраться в пёстром религиозно-конфессиональном состоянии республики.

Согласно опросам, соотношение приверженцев различных конфессий в 2003 году было следующим (3):

- 60 % — христиане

- 16 % — мусульмане

- 3 % — приверженцы абхазской религии

- 5 % — язычники

- 8 % — атеисты и неверующие

- 2 % — прочие конфессии

- 6 % затруднились ответить

В соответствии с Конституцией Республики Абхазия, принятой на сессии Верховного Совета РА XII-госозыва 26 ноября 1994 года, гарантируются равенство всех граждан, независимо от их “отношения к религии” (статья 12), свобода совести и вероисповедания (статья 14). Одновременно в статье 18 содержится запрет на “создание и деятельность общественных объединений, партий и движений, цели
_____________________________
(1) Чкок-Эшба Э.М. Общественно-политическая деятельность православного Ново-Афонского монастыря // Материалы итоговой научной конференции АБИГИ 2005 г. Сухум.
(2) Верещагин А.В. Колонизация Черноморского Прибрежья Кавказа. Живой вопрос наших окраин // Черноморское Прибрежье Кавказа и его колонизация. СПб. 1878. С. 22.
(3) Крылов А.Б. Секрет абхазской веротерпимости // НГ-Религия. 17 марта 2004.

197

и действие которых - насильственное изменение конституционного строя, подрыв безопасности государства, создание вооруженных формирований, разжигание социальной, расовой, национальной и религиозной розни” (1). Так специальным Указом Президента Республики Абхазия В.Г. Ардзинба была запрещена деятельность секты «Свидетели Иеговы». При этом правительство республики уделяет соответствующее внимание религиозным вопросам. При президенте РА образовано структурное подразделение – «помощник Президента по вопросам религии», которое представляет кандидат исторических наук Р.В. Кация (2).

Согласно приведённому выше опросу, большинство населения Абхазии исповедует христианскую религию. И, действительно, многие исследователи - абхазоведы отмечают, что духовные ценности традиционных верований абхазов не находятся в противоречии с православием, они скорее дополняют друг друга. Академик АН Абхазии А.Э. Куправа, исследуя данный вопрос, пишет: «О преимущественно христианском нравственном и духовном содержании свидетельствует сам абхазский язык, - его лексика и речевая культура богата библеизмами, как ветхозаветными, так и новозаветными» (3).

Однако, несмотря на кажущуюся однозначность религиозного положения Абхазии, современная религиозно-конфессиональная ситуация в республике не так проста. Да, большинство абхазов признают себя христианами, но вместе с тем современные “христиане-абхазы” редко посещают церкви, не совершают обряда причастия, практически не соблюдают никаких постов, не интересуются основами вероучения, не читают Библии (4). Тоже можно сказать и о приверженцах учения пророка Мухаммеда. Подавляющее большинство абхазов-мусульман также весьма поверхностно знакомо с основами исламского вероучения. Поэтому почти полное отсутствие в Абхазии мировоззренческих разногласий и бытовых различий между людьми, формально относящими себя к христианам и мусульманам, является вполне закономерным.
_______________________________
(1) Конституция Республики Абхазия. Сухум. 1994. С. 5.    
(2) Гумба А.Р. Молодёжь Абхазии и религия. Сухум. 2005. С. 13.
(3) Куправа А.Э. Вопросы традиционной культуры абхазов. Сухум. 2008. С. 574.
(4) Крылов А.Б. Религия современных абхазов: реликт прамонотеизма // http://kvkz.ru/stati/1810-religija-sovremennykh-abkhazov-relikt.html.


198

Тесное переплетение религиозных и этнополитических факторов является характерной чертой всего постсоветского развития Абхазии. Как оказалось, декларируемая абхазами принадлежность к христианству или исламу по большей части формальна, так как она чаще всего выступает как дань традиции, и свидетельствует о том, какую религию когда-то исповедовали их предки. Абхазам совершенно не свойствен религиозный фанатизм, что так же способствует проникновению сюда новых религиозных течений, их развитию и распространению на территории Абхазии.

Православие в современной Абхазии

На территории Абхазии располагается порядка 400 православных храмов, построенных в различное время, начиная с VIв. (многие из них заброшены или находятся в плачевном состоянии). Однако на сегодняшний день (2011 г.) функционирующими являются только 22. Среди них:

1. Храм Покрова Пресвятой Богородицы в г. Гагра. Настоятель - иеромонах магистр богословия Павел (Харченко).

2. Храм Ипатия Гагрского в г. Гагра (храм готов к богослужению, однако священник отсутствует).

3. Храм Покрова Пресвятой Богородицы в г. Гудаута. Настоятель - иеромонах Василиск (Лейба).

4. Храм Успения Пресвятой Богородицы в с. Лыхны (Гудаутский район). Настоятель - протоиерей Пётр (Самсонов).

5. Храм-часовня в г. Пицунда (открылся в 1995 г.). Настоятелем храма был о. Паисий (Уваров), который вскоре погиб. На данный момент в храме нет настоятеля, однако там проходят богослужения.

6. Ново-Афонский монастырь (построен в XIXв.). Настоятель - протоиерей, управляющий епархией, отец Виссарион (Аплиа). В монастыре проживает несколько монахов и послушников, игумен Афанасий и иеромонах Андрей.

7. Храм апостола Симона Кананита в Новом Афоне. Настоятель - протоиерей, управляющий епархией, отец Виссарион (Аплиа).

8. Сухумский Кафедральный собор Благовещения Пресвятой Богородицы (построен в 1915 г.).

9. Храм Преображения Господня в с. Яштхуа (построен в начале XXв.). Настоятель - протоиерей Никита (Адлейба).

199

10. Храм Святого Георгия Победоносца в г. Сухум (на территории тур. комплекса «Айтар», восстановлен в XIXв.). Настоятель - иерей Александр.

11. Храм Святого пророка Ильи в с. Агудзера (построен по заказу Смецкого в 1908 г.). Настоятель - иерей Долмат (Гопия).

12. Храм в г. Очамчира (построен в 2004 г.). Настоятель - иерей Игорь (Артемьев).

13. Храм Святого Георгия Победоносца в с. Илор. Настоятель - иеромонах Сергий (Джопуа).

14. Храм в г. Гал (современный храм). Настоятель – о. Матфей (Тужба).

15. Храм Святого Георгия Победоносца в с. Чубурхиндж (построен в 1893-1894 гг.)

16. Монастырь Святителя Иоанна Златоуста в с. Каман. Настоятель - иеромонах Игнатий (Киут).

17. Храм мученика Василиска в с. Каман. Настоятель – иеромонах Игнатий (Киут).

18. Храм Успения Богородицы в с. Моква. (Прикреплён к храму – о. Матфей (Тужба)).

19. Мужской монастырь Успения Пресвятой Богородицы в с. Дранда. (Прикреплён к монастырю - отец Сергий (Джопуа)).

20. Молельный дом в с. Ажара (Кодорское ущелье). (Прикреплён к молельному дому – иеромонах Игнатий (Киут)).

21. Храм в с. Верхний Генцвиш (Кодорское ущелье). Настоятель - иеромонах Игнатий (Киут).

21. Храм Святителя Николая Чудотворца в с. Кутол (отреставрированный храм XIXв.). Настоятель – иеромонах Игнатий (Киут).

Необходимо отметить, что, хотя все перечисленные православные храмы считаются действующими, в части из них богослужения ведутся крайне редко. Епархия насчитывает всего около 20 священников, трое из которых являются клириками РПЦ, посланными в Абхазию по их собственному желанию.

Одним из факторов, негативно влияющих на реальное, а не формальное утверждение православия в Абхазии, можно считать нынешний неопределённый статус Абхазской Православной Церкви. После войны 1992-1993 гг. Цхум-Абхазская епархия Грузинской Православной Церкви осталась без своего главы. Митрополит Даниил (Датуашвили) покинул Абхазию и в настоящее время пребывает в

200

Тбилиси. В результате уже более пятнадцати лет Грузинская церковь не руководит деятельностью православных приходов в Абхазии. Русская Православная Церковь Московского Патриархата никогда не собиралась официально признавать Абхазскую Церковь, считая её частью ГПЦ.По словам пресс-секретаря Московского Патриархата о. Владимира Вигилянского, подобной позиции придерживался патриарх Алексий II: "Патриарх всегда подтверждал целостность грузинской церкви" (1). В настоящее время православные приходы Абхазии управляются временным Епархиальным советом из представителей местного православного духовенства. Этот совет отказывается признавать верховенство Грузинской Православной Церкви и не признается ею в качестве законной структуры (2). В результате большинство православных церквей Абхазии остается без священников. Крайняя малочисленность местного православного духовенства в немалой степени препятствует возрождению православия в современной Абхазии.

Ислам в современной Абхазии

Как уже отмечалось выше, ислам некогда играл весьма важную роль в политической жизни Абхазии (XVI-XVIII вв.). Позиции ислама значительно ослабли после массового исхода абхазского населения в Османскую империю во второй половине XIXв. Одновременно с этим в Абхазии шли процессы возрождения православия, вследствие чего приверженцев мусульманской религии стало значительно меньше. В советское время религия искоренялась вовсе. Таким образом, и в современной Абхазии количество мусульман невелико.Считающие себя мусульманами абхазы в своем подавляющем большинстве не имеют ни малейшего представления об основах этой религии, не соблюдают предписаний (речь идёт о коренных абхазах). Однако в послевоенное время отмечается активизация процесса репатриации потомков абхазских махаджиров на историческую родину, большая часть из них является правоверными мусульманами.
_______________________________
1 Официальный сайт Московского Патриархата.
2 События 2011-2012 гг., связанные с проведением Церковно-народного собора и созданием Священной Митрополии Абхазии, должны стать темой отдельной работы.

201

После войны 1992-93 гг. первый президент Абхазии В.Г. Ардзинба поддержал идею создания Духовного управления мусульман Республики Абхазия. В 1999 г. ДУМ РА стало официально функционирующей структурой.

В Абхазии пока нет ни одной мечети, однако существуют два молельных дома в г. Сухум и г. Гудаута. Однако Совет муфтиев России, Чеченская Республика, Саудовская Аравия и Турция (Управление по делам религии Турецкой Республики) уже выразили готовность оказать всяческую помощь в строительстве мечети в Абхазии. По словам заместителя председателя Духовного Управления Мусульман РА Тимура Дзыба в Абхазии в настоящее время насчитывается около 200-250 правоверных мусульман. Всего же абхазов, причисляющих себя к мусульманам, по его данным, около 20-25 % от общей численности местного абхазского населения. Мусульмане Абхазии - сунниты, ханифитского масхаба.

Говоря об этническом составе мусульман Абхазии, следует отметить, что абхазы среди них составляют всего 25 % (вместе с репатриантами). Около 35 % - представители северокавказских народов, остальные – татары, башкиры, выходцы из Средней Азии, турки (1). Таким образом, значительную часть мусульманской уммы Абхазии составляет не коренное население Абхазии, а граждане, приехавшие сюда для временного или постоянного проживания.

Так как умма очень небольшая, потребности в центрах мусульманского образования нет. В Абхазии не функционируют медресе, однако поступают предложения от Совета муфтиев России и Управления по делам религии Турецкой Республики о направлении абхазских детей-мусульман на учёбу в медресе. Однако в настоящий момент абхазы РА не учатся ни в одном исламском религиозном учебном заведении. В последние годы руководство ДУМ РА участвует в крупных международных конференциях за рубежом. Среди них: «Ислам победит терроризм» в г. Москва, «Мусульмане СНГ за межконфессиональный, межнациональный мир и согласие» в г. Москва, отчётная конференция «Центра исламского призыва» в г. Триполи в Ливии, конференция «Исламские знания и пути их обновления» в Турции и т.д.
_______________________________
(1) Данные получены из личной беседы с зам. Председателя ДУМ РА Тимуром Дзыба.

202

Таким образом, для подавляющей части мусульман Абхазии приверженность к исламу - скорее дань традиции, нежели действительная вера. Однако правоверные мусульмане, которых в республике очень немного, демонстрируют активную позицию, стремятся укрепиться в вере и поддерживать отношения с зарубежными мусульманскими общинами.

Католицизм в современной Абхазии

Католическая церковь была построена в Сухуме в 1908 г. В 1937 году церковь закрыли, а в здании разместилось государственное учреждение. После грузино-абхазской войны здание церкви было возвращено католической общине, здесь находится римско-католический приход Святого Апостола Симона Кананита. Каждое воскресенье из г. Сочи в Сухум приезжает о. Яцек, проводящий службу для местных прихожан. Большую помощь сухумской общине, насчитывающей около 1000 человек, оказывает сочинская католическая церковь (1).

В 1996 году при церкви была открыта воскресная церковно-приходская школа. Занятия там проводятся с 1 сентября до конца мая. Школу в основном посещают дети прихожан, преподавателями также являются сами прихожане, которые работают бесплатно.

Протестантизм в современной Абхазии

Протестантизм в Абхазии представлен, прежде всего, эстонцами и немцами, осевшими в республике и сохранившими традиции, несмотря на отсутствие пастыря. В Сухуме в настоящее время функционирует Евангелическо-лютеранская церковь св. Иоанна.Церковь в Сухуме входит в епархию лютеранского епископа Закавказья Ханса Кидерлина. Уже пятый год, после гибели пастора Герта Кхуммеля, Михаил Шлигель-Мильх (немец, уроженец Сухума) является проповедником лютеранской общины Абхазии, совмещая свою миссионерскую деятельность с заочной учебой в евангелическо-лютеранской семинарии Санкт-Петербурга. Здание церкви было построено в 1913 году, в советское время в помещении церкви располагался архив. Повторное освящение состоялось 8 декабря 2002 года. Однако в
____________________________
(1) Нужная газета. № 43. 30 июля 2008. Сухум.

203

настоящее время протестантская община крайне мала, насчитывает не более пятидесяти человек.

Иудаизм в современной Абхазии

Большинство евреев, проживавших в Абхазии во время грузино-абхазской войны 1992-1993 гг., относясь к грузинским евреям, покинуло республику, репатриировавшись на свою историческую родину, в Израиль, а часть из них перебралась в Грузию. Те евреи, которые остались в Абхазии, являются в большинстве своём русскоязычными ашкеназскими евреями. В Абхазии существует небольшая еврейская община, состоящая в основном из людей преклонного возраста, также в республике сейчас действует одна синагога (в Сухуме).

Кроме того, активную проповедь в Абхазии ведут баптисты, адвентисты седьмого дня и свидетели Иеговы, пользующиеся значительной финансовой поддержкой своих единоверцев из западных стран. Сейчас численность каждой из этих общин составляет несколько сотен человек различных национальностей.

Следует особо подчеркнуть ту роль, которую играет традиционная религия в современной Абхазии. Распад Советского Союза, кровопролитная война и последовавшая за ней блокада и изоляция Абхазии способствовали возрождению традиционных верований абхазов. Представляется, что традиционная религия выступала и продолжает выступать в качестве одного из инструментов национальной консолидации и идентичности, в условиях проживания в пёстром, многонациональном обществе. И православие, и ислам в Абхазии приобретают весьма колоритный традиционный абхазский окрас. Очевидно, что в современном мире имеет место усиление значения культуры, цивилизации, традиции, как факторов общественного развития и международных отношений (1). И для Абхазии это также характерно. Можно уверенно констатировать, что в республике возрождается традиционная религия абхазов, которая, как оказалось, сохранялась даже в советский период, а декларирование о полном отказе от традиционных культов было лишь данью коммунистической идеологии.
____________________________
(1) Яковлев А. И. Страны Востока: синтез традиционного и современного. М. 2007. С. 165.

204

Как видим, географическое расположение, разнообразные политические процессы и пёстрый национальный состав Абхазии обусловили религиозную индифферентность и невысокую религиозность населения республики. Это явление ещё более очевидно на фоне существующих демографических проблем. К тому же именно многочисленные диаспоры могут ещё сильнее усложнить религиозную мозаику современного абхазского общества.

Национальный состав Абхазии. Существующие проблемы

Обеспечение демографической безопасности абхазского этноса, безусловно, является важнейшей стратегической задачей республики. Вместе с тем, очевидно, что вызовы, которые предлагает складывающаяся в Абхазии демографическая ситуация, приобретают всё большую актуальность и злободневность. Как известно в настоящее время право на безвизовый въезд на территорию республики имеют все граждане СНГ, что значительно осложняет контроль над их передвижением на территории Абхазии. Строительство олимпийских объектов в Сочи в преддверии Олимпиады 2014 требует значительных трудовых ресурсов, которые привлекаются и будут привлекаться, в том числе и из стран СНГ, а часть из них может быть размещена в Абхазии. О готовности к этому неоднократно заявляло руководство республики. Впоследствии вполне вероятна натурализация этих трудовых мигрантов в Абхазии. Кроме того, в качестве гастарбайтеров, работающих в Сочи и в Абхазии, чаще всего выступают граждане азиатских стран, исповедующие ислам. Таким образом, существует тенденция к укреплению позиций ислама в Абхазии. По словам заместителя председателя Духовного управления мусульман Абхазии Т. Дзыба, «сегодня прирост мусульманского населения республики осуществляется в основном за счёт выходцев из Северного Кавказа и Средней Азии, которые приехали сюда работать».

Однако, вопрос о трудовых мигрантах, несмотря на свою сложность и комплексность, всё-таки не является основным составляющим демографической проблемы республики. К тому же для отслеживания миграционных потоков достаточно обеспечить эффективную работу института регистрации по месту пребывания, а также рассмотреть возможность введения визового режима со странами СНГ (за исключением РФ).

205

Особняком для Абхазии стоит так называемая «проблема Гальского района», а вместе с ней и вопрос возвращения беженцев. Являясь пограничным районом между Грузией и Абхазией, Гал представляет особую важность. По данным на 1 января 2009 г. на территории Гальского района проживало 29177 человек, из которых 27024 – грузины (29), и не секрет, что подавляющее большинство гальцев является гражданами Грузии, и это в условиях отсутствия соглашения о двойном гражданстве между Грузией и Абхазией. Более того, многие граждане района живут и работают «на две страны». Всё это, несомненно, представляет для Абхазии политическую угрозу. Подавляющее преобладание грузинского населения в Гальском районе в любой момент может быть использовано грузинским руководством в качестве основания для вмешательства во внутренние дела этого региона Абхазии. В этих условиях очевидно, что массовое возвращение беженцев не будет способствовать укреплению безопасности и стабильности в республике, особенно, учитывая их прогрузинский настрой и желание вернуться «домой», вернув себе всё утраченное имущество.

Вместе с тем, вопрос беженцев нельзя игнорировать, он требует грамотного поступательного решения, иначе эти проблемы грозят перерасти в угрозу государственному строительству в Абхазии.

Кроме вышеперечисленных факторов на демографическую, а вместе с тем и на религиозную ситуацию в Абхазии в последнее время всё большее влияние стал оказывать активизировавшийся процесс репатриации потомков абхазских мухаджиров. По данным Государственного Комитета по репатриации РА за послевоенный период (с 1994 г.) в Абхазию переехало на постоянное место жительства около 2000 репатриантов из Турции, Иордании, Сирии и т.д. Безусловно, в условиях, когда наблюдается тенденция к снижению доли абхазского этноса в населении Абхазии (по данным на 2009 г. на территории Абхазии проживало 44,7% абхазов), возвращение потомков абхазских мухаджиров может стать частичным решением проблемы. Однако в вопросе репатриации существует ряд серьёзных комплексных проблем, которые не следует упускать из вида.

Во-первых, принимая во внимание политику Турции в национальном вопросе, на сегодняшний день практически невозможно
________________________________
(1) По данным Государственной статистики Республики Абхазия.

206

четко определить национальную принадлежность потомков мухаджиров, возвращающихся на историческую родину. При этом теоретически возможно проникновение в республику радикальных исламских элементов.

Во-вторых, гражданам, уже переехавшим в Абазию на постоянное место жительства, необходимо обеспечить полную интеграцию в абхазское общество, создать определённые социальные институты (адаптационные центры), которые помогут эффективно и безболезненно интегрироваться в современное общество Абхазии. К сожалению, пока такие институты не функционируют.

Очевидно, что фундаментальной проблемой Республики Абхазия на сегодняшний день является демографический кризис. Сегодня территория республики заселена лишь на треть от своих потенциальных возможностей. В Абхазии в силу определённых политических процессов начиная с XIXв. наблюдались сильные демографические колебания: сначала исход абхазского населения в Османскую империю (мухаджирство), ставший следствием русско-турецких войн XIX в. и Кавказской войны, затем, уже в 30 - 40-е годы XX столетия, целенаправленное переселение жителей Западной Грузии на территорию Абхазии, а после грузино-абхазской войны 1992-93 гг. население республики сократилось вдвое. В нижеследующих таблицах приведены данные переписей населения Абхазии за 1989 и 2009 гг.

Население Абхазской АССР (1989 г.)

Все

абхазы

армяне

грузины

русские

греки

эстонцы

украинцы

525.061

(100 %)

93.267

(17,8 %)

76.541

(14,6 %)

239.872

(45,7 %)

74.914

(14,4 %)

Информации не имеется


Население Республики Абхазия (2009 г.)

Все

абхазы

русские

армяне

Грузины

мингрелы

греки

украинцы

другие

нац-сти

215.567

100 %

96.340

44,7 %

23.521

10,9 %

44.839

20,8 %

40.215

18,6 %

3.606

1,7 %

1.477

0,7 %

1.794

0,8 %

3.775

1,8 %

Таким образом, очевидно, что в Абхазии существуют весьма значительные земельные ресурсы, которые на сегодняшний день обезлюдили и пустуют, но могут впоследствии быть заселены. Вопрос только – кем?

207

От решения вышеперечисленных проблем и от того, каким образом многочисленные диаспоры, проживающие на территории Абхазии, будут интегрированы в абхазское общество, во многом зависит жизнеспособность этого молодого государства, которое, несмотря на весьма небольшую территорию, крайне многолико и поликонфессионально.

208

(Источник: Учёные записки Центра изучения Центральной Азии, Кавказа и Урало-Поволжья Института Востоковедения РАН. Т. 1. Абхазия. М.: ИВ РАН. 2013. Отв.ред.: Скаков А.Ю.)

(Материал взят с сайта: http://www.kavkazoved.info/.)
____________________________________________


ЧЕРКЕСЫ И «АРАБСКАЯ ВЕСНА»

Младший научный сотрудник Центра партнерства цивилизаций Элана Эшба — о перемещении сирийских и ливийских черкесов на ПМЖ в Россию.

Одной из причин, повлиявших на актуализацию черкесского вопроса, стали события на Ближнем Востоке, которые получили название «арабская весна». Так как на территориях бывшей Османской империи до сих пор компактно проживают черкесские общины, нестабильность в данном регионе напрямую отразилась и на черкесах. Она вызвала определенную реакцию как со стороны диаспоры, так и со стороны черкесов России.

Интересно, что черкесы были задействованы по обе стороны конфликта: в Ливии они в основном поддержали оппозицию, а в Сирии преимущественно выступают на стороне правящего режима.

Во время конфликта в Ливии инициативная группа из числа российских черкесов приступила к изучению и продвижению вопроса возвращения ливийских черкесов на историческую родину, по прецеденту возвращения косовских черкесов во время войны в Югославии. Однако массового возвращения ливийских черкесов в республики Северного Кавказа не произошло. И не только потому, что это крайне сложный процесс, требующий соответствующей позиции и действий от российского руководства и готовности разместить десятки тысяч потомков мухаджиров на территории РФ, но и из-за неготовности самих ливийских черкесов переехать на постоянное место жительства в Россию.

В случае с Сирией ситуация несколько иная. Исторически отношение руководства Сирии к черкесам было и остается лояльным. Приведем в пример хотя бы тот факт, что президент Башар Асад в 2006 году назначил черкесского генерала Бассам Абдель Маджида министром внутренних дел. Маджид занимал этот пост до марта 2011 года. Сейчас двое черкесов являются членами правительства и парламента Сирии.

Будет справедливым сказать, что основная масса сирийских черкесов, особенно в урбанизированных регионах, поддерживает режим Асада, черкесы служат в армии и полиции. Будучи частью военной элиты, многие из них боятся, что изменение режима приведет к значительному ухудшению их положения в стране. Стоит подчеркнуть, что из-за крайне нестабильной ситуации в республике многие черкесы рассматривают возможность переезда в Турцию, где, как известно, проживает значительная черкесская диаспора и, кроме прочего, между этими государствами действует упрощенный визовый режим.

В этой связи показательны высказывания тогдашнего министра иностранных дел Турции относительно положения черкесов в мятежной Сирии, прозвучавшие на встрече Ахмета Давутоглу с представителями нескольких черкесских общественных организаций, в том числе и сирийских, в апреле 2013 года. Давутоглу, в частности, отметил: «Мы надеемся, что вы сможете вернуться в свои дома, когда в Сирии будут достигнуты мир и стабильность. Вы должны знать, что Турция — это ваш дом, а мы — ваша семья. Наш долг — помогать вам. Между нашими странами могут быть государственные границы, но между нашими сердцами нет никаких границ. Ваша боль — это наша боль».

Таким образом, Давутоглу, вероятно, стремился продемонстрировать позицию Турции, позиционирующей себя в качестве державы, ответственной за судьбы народов, исторически связанных с этой страной. Кроме того, такая позиция турецких официальных лиц, несомненно, вызвала рост симпатий к Турции среди черкесов, как в России, так и за рубежом.

Здесь необходимо отметить, что ранее черкесские активисты и организации обращались с письмом и к президенту РФ Д.Медведеву, а также к главам Кабардино-Балкарии, Адыгеи и Карачаево-Черкесии с просьбой рассмотреть вопрос о репатриации черкесов из Сирии в республики Северного Кавказа. В официальном ответе на это письмо, в частности, говорится, что «по информации, полученной от официального представителя Черкесского благотворительного общества Сирии в Республике Адыгея Андара Яхьи Алладина, ситуация с положением черкесской общины в Сирии в настоящее время не требует реагирования со стороны органов власти Российской Федерации».

Если руководство России не видит оснований для реагирования на ситуацию вокруг черкесской общины в Сирии, то черкесы, в том числе и проживающие в России, выражают глубокую озабоченность в связи с сирийской ситуацией. «Очевидно, что черкесский мир не сможет "сложа руки" наблюдать за ситуацией в Сирии в случае угрозы безопасности черкесской общины», — считает лидер общественной организации «Адыгэ-Хасэ» Краснодарского края Аскер Сохт.

В сложившихся условиях первостепенное значение приобретает законодательное обеспечение репатриации черкесов. По действующему российскому законодательству у зарубежных черкесов есть возможность вернуться на историческую родину. Однако репатриация целых групп граждан требует не только правового обоснования, но и финансовой поддержки. Пожелавших вернуться на Кавказ потомков мухаджиров нужно обеспечить жильем и трудоустроить, организовать адаптационные центры, чтобы безболезненно интегрировать их в российское общество. Все эти вопросы остаются нерешенными.

Вместе с тем, представляет интерес реакция Абхазии на политический кризис в Сирии. В ответ на события в Сирийской Арабской Республике МИД РА распространил заявление, в котором отмечалось: «Министерство иностранных дел Республики Абхазия выражает готовность координировать в сотрудничестве с Государственным Комитетом по репатриации и другими государственными структурами усилия, направленные на содействие в репатриации тех представителей диаспоры в Сирии, которые пожелают вернуться на историческую Родину».

На сегодняшний день в Абхазию из Сирии приехало 467 человек, как сообщает информационное агентство «Апсныпресс». Всего вернулись 143 семьи. 115 мужчин, 201 женщина, детей до 18 лет — 107 человек, 44 пенсионера.

Важно отметить, что в сложившихся условиях репатриация черкесов из Сирии фактически была организована спонтанно, и принимающая сторона (Абхазия) не имела возможности тщательно подготовиться к приему такого количества репатриантов. Однако на данный момент с репатриантами ведется специальная работа, они изучают абхазский язык и постепенно интегрируются в абхазское общество. Тем не менее, языковой барьер и культурные различия пока остаются в числе проблем, препятствующих полноценной интеграции. Кроме того, остается еще комплекс нерешенных вопросов, связанных с обеспечением репатриантов собственным жильем и трудоустройством.
В целом, можно констатировать, что в XXI веке черкесский вопрос получил новое звучание. Тому способствовал целый ряд факторов, среди которых можно выделить и «арабскую весну», которая стала явлением межнациональным и международным, так как в нее оказались вовлечены — помимо арабов — и все этнические меньшинства, проживающие на территории этих стран, в том числе черкесы.

(Источник: Портал МГИМО.)
__________________________________

 


Некоммерческое распространение материалов приветствуется;
при перепечатке и цитировании текстов
указывайте, пожалуйста, источник:
Абхазская интернет-библиотека, с гиперссылкой.

© Дизайн и оформление сайта – Алексей&Галина (Apsnyteka)

Яндекс.Метрика