Об авторе

Главани Ксаверио
Французский консул. Был первым врачом крымского хана. Сочинение "Описание Черкесии" написал в 1724 году в Крыму.





Ксаверио Главани

ОПИСАНИЕ ЧЕРКЕССИИ,
составленное Ксаверио Главани, французским консулом в Крыму и первым врачом хана в Бахчисарае, 20 января 1724 г.

Деление Черкессии на бейлики, согласно этому описанию.

Название округов (1)

Число жилищ

Сагаке

500

Жанна

500

Бизеду. Существуют 2 независимых бея.

1000

Гемиргиа или Гемиргой. Были 2 бея.

2000

Бесней или Бессини.

1.000 около.

Бесскессек-абаза

Дударух

200

Один бей.

620

Лауказе

200

Биберди

120

Кимлик

60

Трам

40

Бесслибай

200

Кабарта

3000 около.

Кучук-Кабарта

800

Тауз-султан-кабак

600

Гилаксан

400 и 5 селений.


ОПИСАНИЕ ЧЕРКЕССИИ

Черкессия делится на 14 бейликов или округов, самостоятельных каждый в своих границах. Она ни от кого не зависит и состоит под покровительством крымского хана настолько, насколько сама признает это для себя удобным; в случае предъявления им каких-либо чрезвычайных требований, отвергает их без стеснения. Так было, например, в 1723 году (2). Крымский хан Каплан-Гирай (Каплан значит тигр. Хан этот был низложен турецким султаном в 1724 или 1725 году.) хотел обязать провинцию Кабарта, самую значительную из всех, давать ему большее число рабов, чем было установлено. Народ взялся за оружие, произошло кровопролитное сражение, татары были разбиты наголову, сам хан едва успел спастись и потерял свои сапоги; в битве легло более 5,000 татар, в том числе многие мирзы или дворяне.

Не найдя себе поддержки в остальных провинциях, Кабарта обратилась за помощью к царю Московии. Бей дал царю в заложники своего сына, и зтот молодой человек принял христианство. Прочие области Черкессии обратились против Кабарты и стали на сторону Крыма, с которым они пребывают в добром согласии вследствие того, что каждый бей, в видах приобретения покровительства татар, берет к себе на воспитание одного из принцев ханского дома Алидженги (3). Вообще нет почти такой фамилии дворян или мирз, которая не воспитывала бы одного из этих принцев, так как это считается у них большою честью (Избрав кого-нибудь воспитателем, хан отправляет к нему принца через три дня после его рождения. Воспитатель содержит его как собственного сына до 15 или 16 лет. По достижении им этого возраста, даются ему рабыни. Если которая-нибудь разрешится от бремени, то она получает звание госпожи..., по причине расходов, так как для новой госпожи строится отдельное жилище.). [153]

Итак, черкесские князья, соединившись в числе 52 человек, при чем каждый из них имел под своим начальством 50 всадников, вели беспрерывную войну против населения Кабарты, но не могли причинить этой провинции большого вреда, так как она занимает долину, проход в которую так тесен, что по нем можно следовать только поодиночке; сверх того, сама Кабарта в состоянии выставить в поле 5,000 воинов. Тем не менее, война сделалась ей в тягость вследствие угона стад с пастбищных мест и вынужденного прекращения полевых работ. Это последнее обстоятельство причинило в стране большой голод.

Бей Кабарты назывался Аслан-бей (Родовое имя его Жанболат-оглу.). У него получил воспитание Салих-Герай, сын нынешнего крымского хана Сеазет-Герая (4). Несмотря на то что бей отдался под покровительство Московии, принц часто навещал своего воспитателя. Имея от царя только 10 т. руб. в год, под условием продолжения войны против татар, и не рассчитывая на помощь войсками, бей вступил чрез посредство своего воспитанника в сношения с ханом и получил от него прощение и обещание покровительства. Это произошло 24 декабря текущего года 5. Салих-Герай прибыл в Крым в сопровождении Жамболата-оглу (брата бея) и 20 знатнейших мирз. Они приняли присягу на верность хану и обязались дать ему 5,001 (6) рабов и рабынь в вознаграждение за татар, убитых в продолжение войны. Затем они отправились обратно 26 февраля по их стилю (7).

Черкессия расположена за рекою Кубанью и [154] простирается до гор Кавказа. Это страна плодородная, с прекрасными равнинами и горами; вода здесь в изобилии. Она граничит: с одной стороны с калмыками, ныне состоящими под покровительством царя; с другой — с Каспийским морем где находится крепость Терк, принадлежащая московитам; затем, с Абазой, прилегающей к горе Кавказу и простирающейся до берегов Черного моря; наконец, с Меотийским болотом. Таким образом, страна эта заключается между морями Черным, Каспийским и Забакским (8).

К Забакскому морю прилегает округ Сагаке, имеющий одного бея, которому подчиняются 500 жилищ. К востоку от этого округа находится округ Жанна, состоящий из 500 жилищ, управляемых беем. Затем следует округ Бизеду, в котором владеют два бея; они имеют каждый свое прозвание и независимы один от другого; один из них называется Кимси (9), другой Керкиной; у каждого из них состоит в управлении до 500 жилищ. Далее находится округ Гемиргиа; прежде управлялся он двумя беями, из которых один назывался по имени округа, другой носил имя Мокосигилан; ныне имеется только один бей, который носит оба названные титула и управляет 2,000 жилищ.

Посреди этого перешейка находится округ Бесней, наиболее плодородный и богатый. Он расположен на равнине, имеет около 1,000 жилищ, между которыми много дворянских; жители славятся своею красотою. Округ этот пользуется большим уважением, как по многочисленности его дворянства, так и по храбрости его жителей.

За ними находится округ, называемый Бесскессек-Абаза; жители его переселились из Абазы и отдались под покровительство черкесов. Они управляются черкесским беем, но по языку и происхождению они абазы. Название Бесскессек-Абаза значит пять поселений, а именно: первое [155] называется Дударух и имеет 200 жилищ; второе — Лауказе, с 200 жилищ; третье — Биберди, 120 жилищ; четвертое — Кимлик, 60 жилищ; пятое — Трам, 40 жилищ.

За этим округом, ближе к Каспийскому морю, находится округ Бесслибай, имеющий бея и 200 жилищ.

Последний округ в восточном исправлении называется Кабарта. Границы его приближаются к крепости Терку, получившей свое название от реки Терка, которая омывает стены этой крепости. Округ Кабарта обширнее и могущественнее всех остальных; в нем 3,000 жилищ и много дворянства, под управлением одного бея.

К стороне калмыков находится округ Кучук-Кабарта (Малая Кабарта), который оставался всегда верен Крыму; в нем один бей и 800 жилищ. На юг, близ Кавказа, расположен округ Тауз-султан-кабак, имеющий одного бея и 600 жилищ. Затем, у самой подошвы Кавказа, находится округ Гилаксан; в нем один бей и 400 жилищ. В зависимости от этого округа состоят пять селений в Кавказских горах.

Первый округ между черкесами (10) есть Чегем, имеющий 500 жилищ и зависимый от Кабарты. Второй называется Дюгер-Талкареки, состоящий тоже в зависимости от Кабарты; в нем 500 жилищ. Третий, называемый Эбаги-Бараки, зависит от Бессини и имеет 200 жилищ. Четвертый — Каракай, с 200 жилищ, зависит от Кабарты. Пятый — Карабай, имеет 600 жилищ и состоит в зависимости от Гемиргоя. Вот подробности о стране черкесов и их бейликах (11). Каждый бей самостоятелен в своем владении, хотя они почти всегда находятся под покровителъством хана Татарии. Произошло это вследствие того, что они легкомысленно позволили ханам обмануть себя: один из ханов прислал к ним своего сына, другой двух, третий трех сыновей и, таким образом, [156] мало-по-малу черкесы подпали под управление султанов (12). В настоящее время в черкесской стране считается 52 султана, способных носить оружие; самый бедный из них имеет при себе 50 конных и хорошо вооруженных слуг. В отношении управления Черкессией и в видах обуздания народа султаны действуют заодно, так что черкесы сделались как бы рабами султанов. Каждый бей как бы усыновил одного султана; наиболее могущественные из мурз имеют также по одному султану в своих домах. Эти султаны повелевают и начальниками и народом. Власть беев ничтожна, так как подданные состоят у них только в мнимом рабстве: испаи (13) может во всякое время продать, кому захочет, каждого из этих подданных и никто не посмеет ему противоречить; он распоряжается ими, как своими подданными, как своею собственностью. Каждый испаи имеет одно или два селения, в управление которых даже бей не может вмешиваться. Если кто-либо из рабов совершит проступок, бей призывает старшину селения и приказывает ему наложить на провинившегося подданного или раба подобающее взыскание. Когда наступает время обязательной посылки ко двору в Крым рабов и рабынь, все испаи собираются у своих беев, которые определяют, сколько каждый из них должен дать сообразно имеющимся у него селениям. Затем каждый испаи отправляется в свое селение и избирает мужчин или женщин по своему усмотрению; никто, ни отец, ни мать, ни родные не могут противиться сделанному им выбору; напротив того, они бывают этим очень довольны, так как у себя на родине они все рабы, на чужбине же могут рассчитывать попасть на свободу. Испаи доставляют избранных ими людей к беям, а эти последние отправляют их к хану.

Обхождение их похоже на франкское: они вежливы и, приветствуя, снимают шапку; женщины принимают [157] чужеземцев c радушием; для принятия пищи они садятся по франкски (14) за стол. Женщины гордятся своим стройным станом и носят особый род корсета (15); вообще же женская одежда похожа на турецкую. Они употребляют в пищу много мяса и мало хлеба, который приготовляется из просяной муки; вина не имеют, но гонят много водки из зерновых хлебов, яблоков, груш, слив и др. плодов.

О религии их я не могу ничего сказать, так как их верования смешанные: они чтут субботу, воскресенье и пятницу, празднуют пасху с христианами и байрам с турками, утверждая, что все хорошо; в обществе христиан они не соблюдают никаких постов, находясь же с турками, выдают себя за турок; так поступают они и со всеми другими религиями.

Каждый округ Черкессии имеет особое священное место, находящееся обыкновенно в лесу, где предметом поклонения служит большое дерево. Такое дерево черкесы называют пенекассан (16); они совершают пред ним свои молитвы. Умирающие оставляют свою саблю, ружье и одежду пенекассану; их относят туда с церемониею и вешают на деревья, так что с течением времени лес оказывается наполненным всякого рода оружием, одеждою и другими предметами, но никто не осмеливается прикоснуться к ним. В этом же лесу хоронят мертвых и совершают обряды. Трупы людей и животных, убитых громом, считаются божеством, которое называется кодос (17). Если мужчины и женщины, совершившие преступление или убийство, скроются в лес пенекассан и повяжут себе на шею какую-нибудь тряпку из числа висящих на деревьах, то они освобождаются от наказания, как состоящие под покровительством божества. Случалось, что турки, находящиеся в рабстве у черкесов, получали свободу, отдаваясь под покровительство [158] пенекассана. Необходимо, впрочем, иметь в виду, что рабы и преступники пользуются неприкосновенностью и свободою только до тех пор, пока сохраняется тот клочок ткани, который они повязали на шею. Рабы не ожидают того времени, когда повязка окончательно развалится от ветхости: получив свободу, они спешат удалиться из края.

Черкесы кротки, приветливы, вежливы, имеют очень красивых детей. Они благосклонны к иноземцам до тех пор, пока эти последние находятся у них в гостях; но иностранец, встреченный в поле, легко может попасться в рабство. Черкесы не знают никакой монеты и не занимаются торговлей. Они так искусны, что могут сделать любую вещь, не видав никогда способа ее изготовления. Черкесские женщины очень искусны в вышивании и вообще сами делают все необходимое для дома, так что не имеют необходимости приобретать что-либо покупкою. Молодые люди имеют один очень дурной обычай, а именно с наступлением весны и появлением подножного корма, молодые мирзы и дворяне образуют сообщества в 50–100 человек и выступают в поле для пастьбы своих табунов. На их языке это называется Коз (18). Они веселятся, пьют, едят и посылают в другие округа отряды человек в десять отборных наездников. Эти последние подкрадываются к селениям, прячутся в кустарниках, а вечером, когда дети отправляются по воду, набрасываются на них, выбирают двух-трех самых красивых девочек и мальчиков и мчатся с ними обратно в свой округ. Если родителям удастся нагнать хищников до перехода их через границу округа, то похищенные дети возвращаются без всякого сопротивления. Таков их обычай. Захваченные обращаются в рабство и продаются армянам, которые, под покровительством беев, разъезжают с разными товарами, имеющими сбыт в крае, и выменивают их на рабов. Этим [159] торговцам известно время наступления периода набегов, называемого коз и продолжающегося 40 дней. По истечении этого срока все возвращаются обратно в свои селения и города в хороших одеждах. Подобные набеги не могут продолжаться долее 40 дней; каждый округ может принимать в них участие, но нельзя похищать более трех человек из одного селения. Сверх того, требуется, чтобы похищаемые были молоды и не состояли в браке; в противном случае, добыча считается непригодною и возвращается обратно.

Обычай этот существует у них издавна. Я спрашивал у одного черкесского бея, почему дозволяются подобные набеги дворянству. Он отвечал мне: в нашей стране нет ни денег, ни рынков; откуда же взять нашим молодым людям средства для приобретения одежды? Мы не изготовляем никаких тканей, но купцы являются с товарами в период набегов и снабжают нас всем необходимым. Разве испаги делаются беднее от того, что у них отнимают ежегодно трех детей? Эти рабыни, рожая каждый год, заменяют потерю, а между тем наша молодежь приобретает посредством набегов возможность хорошо одеваться. Если у испаги отнимают трех детей, то потеря эта вознаграждается, быть может, с избытком детьми, похищенными в других округах. Таким образом это есть простой обмен между округами, а между тем он дает нам возможность развивать воинственный дух в молодежи.

Многоженство не допускается у черкесов. Они могут иметь только одну жену. Беи вступают иногда в связь с своими рабынями, но рожденные от них дети считаются незаконными; их посылают в подарок крымскому хану, а то и просто продают. Если после смерти бея не останется наследников, то бейлик не может перейти к незаконному сыну и поступает в другую фамилию.

Кража считается дозволенною у черкесов. Они не [160] имеют ни письменности, ни законов и не хотят ничему учиться. Они утверждают, однако, что черкесские округа существуют с тех времен, когда генуезцы господствовали в Крыму. Еще и теперь некоторые фамилии носят франкские имена. Я сам держусь этого мнения, потому что их язык есть испорченный италианский, и когда они говорят, то сжимают зубы, как генуезцы; затем все их обычаи близки к франкским. В стране существует несколько церквей с надписями, но неизвестно какими. На древних могилах встречаются кресты, которые я считаю латинскими.

От Танаиса или Дона, отделяющего Азию от Европы, и до реки, которую грузины называют Джурлак (19), страна представляет как бы перешеек. Он омывается с одной стороны Каспием, с другой Меотийским болотом и Большим морем (20), так что образуется как бы остров. Будучи занята 50-ю различными варварскими и независимыми народами, страна эта мало известна путешественникам, так как недоступна для них. Всякий, появляющийся в ней, обращается в рабство. Я приложил все свои старания к тому, чтобы узнать точно название всех народов и даже обращался по этому поводу к хану. Он отвечал мне, что ожидает прибытия с Кобана (21) одного человека, который даст мне все желаемые объяснения. Через несколько дней этот человек прибыл. Он оказался ногайцем. Я послал за ним и, предложив ему кофе и табак, просил его сообщить мне сведения о народах, обитающих на этом перешейке. Добрый старик отвечал мне, что он живет в той стране более 80 лет, и что отец его умер там же, имея от роду 114 лет; тем не менее, ни он сам, ни отец его, не могли никогда познакомиться со всеми народами, населяющими перешеек. Я расскажу вам, прибавил старик, только то, что сам знаю, и начну свое описание от Азова, который находится на этом перешейке и подвластен турецкому султану. [161]

При р. Танаисе, в Азове, живут турки. Затем, между реками Танаисом и Кобаном обитают идолопоклонники, подчиненные московитам и называемые калмук. По ту сторону Волги живут также калмуки, состоящее в подданстве московитов. Далее обитает татарско-ногайский народ, называемый Кабак (22). За ним находятся река Кобан, при которой находятся около десяти тысяч казачьих жилищ. Казаки (23) эти были прежде московскими подданными, но 28 лет тому назад они покинули Московию и отдались под покровительство крымского хана. Народ этот называется Джелал-казак и жил прежде при р. Танаисе. Страну от впадения в Меотийское болото реки Кобан и до Терка занимают ногайцы. Численность их определяют в сто тысяч казанов (24) или семейств. За ногайцами находятся 14 черкесских областей. За Черкессией живут комуки (25), которые распадаются на три отдельные народности. Самая могущественная из них, называемая Сафкал по имени ее хана, состоит ныне под покровительством московитов. Две другие занимают Терские горы, почти недоступные, почему и сохранили до сих пор свою независимость. В крепости Терк живут московиты. За ними обитает магометанский народ, называемый джетсан (26), а также народы Диджан-бейлук и турван. Наконец, население Дагестана распадается на три народности, из коих каждая управляется своим независимым ханом. За ними обитают лезги, состоящие под властью хана. Этот многочисленный народ (в нем считают более тридцати тысяч семейств) занимает оконечность Кавказа, соприкасаясь, с одной стороны с Персией, с другой — с Грузией.

Добрый старик, сообщивший мне все эти сведения, рассказал также и о том, как он, вместе с лезгинами, ходил в Грузию за рабами (похищение людей для обращения их в рабство составляет обычный промысел лезгин). [162] Перевалив через гору Кавказ, они заметили людские жилища и приблизились к ним, в надежде найти какую-нибудь добычу. Но жилища оказались пустыми и обитателей их не оказалось, несмотря на все поиски. Тут провели они ночь, а на утро заметили, что из их партии, состоявшей из 300 человек недостает пяти. Все розыски остались тщетными: нельзя было заметить даже и следов того пути, по которому ушли пропавшие люди. Вследствие этого партия была вынуждена провести на месте еще один день. С наступлением темноты начальник партии приказал быть особенно бдительными. Около полуночи послышался большой шум. Все побежали с оружием в руках на слышавшиеся голоса и нашли двух из своих пропавших товарищей. Они были едва живы, могли говорить с трудом и только знаками призывали к себе. Так как ночь была очень темная и местность трудно доступная, то участники набега не могли ничего ни рассмотреть, ни найти. Возвращаясь к своей стоянке, они услыхали другой голос. Так как глубокий снег мешал идти всем на этот голос, то восьмеро наиболее храбрых людей из партии отправились туда и нашли восемь человек. Они взяли их, связали и с большим трудом спустились с ними вниз к месту расположения партии. Здесь начальник подверг их осмотру. Они были голы, гладки, с длинными волосами, ростом несколько ниже среднего; лица имели скорее красные, чем белые; говорили на непонятном языке. По приказанию предводителя партии они были отведены в сторону и умерщвлены. По объяснению найденных членов партии дело с ними произошло таким образом: когда они вышли за надобностью из жилища, на них набросилось более 50 чел., схватили их и начали кусать, как собаки. Они подняли крик и тогда напавшие, заслышав шаги, разбежались. Вот все, что мы знаем, сказали эти два человека. При осмотре, тела их оказались искусанными во многих местах. [163]

Рассказчик объяснил мне, что это были людоеды. Он клялся, что был личным свидетелем происшествия, и что все им рассказанное есть чистая правда.

По ту сторону гор находится Мингрелия. Жители ее идолопоклонники и управляются ханом. За ними живут ачикбаши (27), тоже идолопоклонники. Они очень многочисленны: говорят, что они могут выставить пятьдесят тысяч храбрых воинов. Управляет ими хан. Далее обитают кадаки (28), которые исповедуют христианство по греческому обряду и имеют монастыри и церкви. За кадакамн находятся 24 независимых абазских бея. Владения их простираются от Большого моря до залива Гелинджик-лиман (29) в Черкесской земле. Залив этот представляет хорошую стоянку для судов. Прежде генуэзцы имели здесь пристань, а ныне султан турецкий начал строить укрепление. Морская флотилия может зимовать в этом заливе, будучи закрыта от всех ветров. Гелинджик-лиман находится между Абазою и Черкессиею и удален на 50 миль от Каффского пролива (30).

Старик-рассказчик присовокупил, что существует еще множество других народов, ему неизвестных. Все же те, которых он мне поименовал, пользуются независимостью, управляются деспотически и говорят на языках, непонятных другим народам.

От пролива Каффы до Каспийского моря считают 180 часов пути. Этим определяется ширина перешейка. В длину простирается он до реки Гиурлак, отделяющей его от Персии. В этом направлении он имеет 230 часов пути. Вот все сведения, какие я только мог собрать об этой стране.

Копия снята с перевода отчета королю, сообщенного г-ном Далион. В Константинополе, 6 января 1727 года. [164]


КОММЕНТАРИИ


1. Названия округов показывают здесь в сущности названия племен или племенных подразделений, занимавших эти округа. При трудности передачи звуков черкесского языка буквенными знаками европейских алфавитов неудивительно, что названия племен, записанные италианцем, не совпадают вполне с теми, которые приняты у нас, а именно:

Сагаке назывались у нас Шегаки, Хеаки и Хегайк. Они составляли подразделение натухайского племени или Нот-куадж, Натхокуадж.

Жанна носили у нас название Жанеевцев или Жан.

Бизеду = Бжедухи.

Гемиргиа, Гемиргой = Темиргоевцы, Кемиргоевцы, Кемгуй, Кемуркве.

Бесней или Бессини = Бесленей, Бесленеевцы.

Бесскессек-абаза. Под именем Абаза или по-нашему абазинцев, известны в Закубанском крае абхазцы, отделившиеся от своих родичей в Абхазии и перешедшие на северный склон Главного Кавказского хребта. Бесскессек, правильнее, беш-кесек происходит от турецко-татарских слов: беш = пять и кесек (от глагола кесмек — резать, рубить) = отрезок, отрубок, часть, доля. Таким образом, беш-кесек значит пятидольный, состоящей из пяти частей. Действительно, наш автор подразделяет племя Абаза на пять родов: Дударух (= Дударувовцы), Лауказе (= Лоу или Лоовцы), Биберди (= Биберд или Бибердовцы), Кимлик (= Клычь?) и Трам (= Там). В конце прошедшего столетия абхазское племя в Черкессии подразделялось уже не на пять, а на шесть частей, почему и называлось Алты-кесек (алты по-турецви = шесть), или у русских Малая Абаза или Шестиродная. По академику Палласу подразделения эти назывались: Джантемир, Клыч, Кеша, Лоу, Биберт и Дударук (Pallas, Bemerkungen auf einer Reise in die suedlichen Statthaltershaften etc. Lpz. 1799, Band I, S. 365).

Беслибай = Башилбай.

Кабарта = Кабарда.

Кучук-Кабарта = Малая Кабарда (кучук по-турецки = малый).

Тауз-султан-кабак ошибочно вместо Тау-султан-кабак. Название тау-султан (тюрк. тау = гора, следов. тау-султан = горский султан) носил владельческий род Малой Кабарды. Слово кабак употребляется у горских и ногайских племен Северного Кавказа в смысле жилища, поселения, особенно владельческого, княжеского. Название это нередко встречается в статейных списках наших послов, проезжавших через кабардинские земли на пути в Грузию. Слово кабак несомненно турецко-татарское и введено на Северном Кавказе, вероятно, ногайцами. Но причина приложения его к жилищу или поселению остается невыясненною с точностью. На наречии тобольских татар кабак = затвор, забор на меже (чтобы чужой скот не ходил). У казанских татар и башкир кавак = куст, в турецком языке = явор, липа (см. Сравнительный словарь турецко-татарских наречий Лазаря Будагова, Спб. 1871). По объяснению покойного Н. В. Ханыкова, слово кабак означает собственно, на татарском языке, чащу, и иносказательно — равнину, окруженную со всех сторон горами, каких много встречается в Кабарде и Черкесской земле (см. Броссе, Критически обзор грузинских летописей и проч., в Журнале Мин. Нар. Пр., 1846 г., часть LI, стр. 17, примечание). Объяснение это едва ли может быть признано удовлетворительным в виду того, что на Северном Кавказе кабак означает не равнину, а населенное место, жилище, с каковым значением это слово перешло и в русский язык (постоялый двор с продажею питей). Поэтому будет, кажется, правильнее принять, что у тюркских племен Предкавказья, подобно тому, как у тобольских татар, слово кабак значит затвор, забор, а в более широком смысле — жилище, обнесенное оградой.

Гилаксан, правильнее Гилахстан — одна из владельческих фамилий Малой Кабарды. Принадлежавшие ей селения были известны у нас под названиями Ахловых и Мударовых кабаков.

2. Показание это явно ошибочно и должно быть объяснено ошибкою переписчика, так как Главани, писавший свой консульский отчет в 1724 году, не мог не знать, что Каплан-Гирей не был Крымским ханом в 1723 году. Он заместил впервые в этом звании своего брата Гази-Гирея в апреле 1707 года, но в конце того же года был низложен по повелению турецкого султана и вновь возведен в ханское достоинство в 1713 году, вместо Девлет-Гирея. В 1716 г. он должен был уступить управление Крымом Сеадат-Гирею и сделался в третий раз ханом только в 1730 г., после низложения Менгли-Гирея. Крымский поход фельдмаршала графа Ласси в 1736 г. навлек на Каплан-Гирея неудовольствие султана, и он был окончательно лишен ханского достоинства (см. Hammer, Histoire de l'Empire Ottoman, Paris 1839, tom. XIII et XIV).

Поход Каплан-Гирея в Кабарду, о котором расcказывает в своем отчете Главани, описан турецким историком Рашидом. По его рассказу, приведенному у Гаммера (Hammer, Histoire de l'Empire Ottoman, tom XIII, рр. 191–193), кабардинцы, незадолго до возведения Каплан-Гирея в достоинство хана в 1707 году, отказались платить Крыму обычную подать мальчиками и девочками, известную под названием аиблик (т. е. постыдная или позорная подать), и, покинув свои жилища около Пиштав (= гора Бештау или Пятигорье), удалились в неприступные горы Балканджан (вероятно, в верховьях р. Малки). Каплан-Гирей пошел против них с многочисленным войском (более 30 тысяч воинов ногайских, черкесских и других), но потерпел совершенное поражение и сам едва спас свою жизнь. Неудача эта и была причиною низложения хана в декабре 1707 г.

Кабардинское предание повествует, что старший князь Кабарды Кургоко Хатожуков, получив сведение о силах хана, решился предупредить его нападение и употребил для этого следующую хитрость: навьючив 300 ослов сеном, он отправил их ночью к неприятельскому стану с приказанием зажечь сено и стрелять из ружей. Ослы криком своим до того перепугали врагов, что они стали рубить друг друга; с рассветом же стремительно бросились на них кабардинцы и совершенно разбили, взяв много пленных и большую добычу (Шора-Бекмурзин Ногмов, История Адыхейского народа, Тифлис 1861 г., стр. 141, 142). Несколько сведений об этом же походе Каплан-Гирея находится у С. Броневского в его «Новейших географических и исторических известиях о Кавказе» (Москва 1823, часть 2-я, стр. 82), при чем год события показан условно: или в 1705 или в 1708 году.

3. Непонятно, откуда взял Главани название Али-Дженги (ali-genghi) для владетельного дома крымских ханов. Известно, что члены этого дома носили родовое имя Гирей, или Герай и вели свой род от Джелалберды, сына Тохтамыша, который, в свою очередь, был потомком знаменитого татарского завоевателя Чингиз-хана.

4. По Гаммеру (Histoire, Т. XIII, tables genealogiques), Сеадет-Гирей был лишен ханского достоинства 16 октября 1724 г.

5. т. е. 24 декабря 1723 г., так как отчет Главани помечен 20 января 1724 года.

6. Цифра эта невероятна. Сам Главани определяет население Кабарды приблизительно в 3000 дымов.

7. Здесь опять недоумение: по тексту отчета выходит, что Салих-Гирей пустился в обратный путь 26 февраля 1724 г., а между тем отчет закончен 20 января этого года.

8. Забакское море, Mar delle Zabache. Так средневековые итальянские географы называли Азовское море. В. Семенов справедливо полагает, что название это переиначено из татарского Чабак-денгеси, под каковым именем море это было известно у крымских татар (см. Библиотека иностранных писателей о России. Иждивением М. Калистратова, трудами В. Семенова. Том I. Спб. 1886 г., примечание 19 к путешествию I. Барбаро в Тану).

9. Разделение племени бжедухов на два колена сохранилось и до наших дней. У нас они называются бжедухи-хамышевцы (бзедуг-хамыше) и бжедухи-черченеевцы (бзедух-черченей). Если принять во внимание разницу в транскрипции, то итальянские названия kimssi и kerkinoi совпадают с хамыше и черченей.

10. Здесь, очевидно, вкралось какое-то недоразумение, замеченное уже и переписчиком, так как он, для ограждения себя, счел необходимым отметить против этого места на полях копии: copie mot a mot, т. е. переписано слово в слово. Дело в том, что здесь речь идет, очевидно, о племенах не черкесского происхождения, а только подвластных черкесам. Поэтому выражение «первый округ между черкесами» надо понимать в смысле первого округа из числа подвластных черкесам. Чегем есть татарское общество, занимающее ущелье р. Чегема; оно и ныне известно под тем же именем. Под Дюгер-Талкареги подразумеваются, очевидно, Хигорцы или дигорские осетины, которые, действительно, были подвластны кабардинцам; но вторая половина названия — Тал-кареги — не поддается объяснению. — Эбаги-бараки, подчиненные бесленеевцам, означают, вероятно абазинские [169] (абхазские роды Баг и Баракай, жилища которых были расположены по р. Ходзь, притону Лабы. Воспоминание об их пребывании в этих местах сохранилось в имени станицы Баговской на р. Ходзе. —Каракай есть, очевидно, татарское общество Карачай, занимающее и ныне верховья Кубани. Карачаевцы, действительно, состояли в зависимости от кабардинцев: — Название Карабай — неизвестно и не поддается объяснению.

11. Из описания Главани видно, что в его время первенствующее сословие, называвшееся по-черкесски пши, по-турецки бей, еще стояло во главе черкесских обществ и пользовалось властью над народом в делах общественных. Около середины прошедшего столетия высшие сословия (пши и ворк) утратили свои политические преимущества во всех черкесских племенах, за исключением кабардинского, и уравнялись в правах со средним сословием свободных людей (тльфекуатль). Об этом перевороте см. у Николая Карлегофа: «О политическом устройстве черкесских племен» (Русский Вестник, 1860 г., т. XXVIII).

12. Титул султана принадлежал всем членам владетельного дома крымских Гиреев.

13. (Сипаи (sipahi) или испаи называлась конная гвардия турецких султанов. Она была учреждена султаном Орханом в 14 столетии, одновременно с корпусом янычаров, и уничтожена во второй половине 17 века при султане Мохаммеде IV. У Главани название сипаи относится, вероятно, к конной свите черкесских беев и крымских принцев. Как видно из отчета, лица этой свиты заведывали селениями от имени тех беев и султанов, при которых состояли.

По словам Пейсоннеля сипаги составляют у черкесов особое сословие, образовавшееся из рабов, которые получили свободу. Он ставит это сословие выше узденей и утверждает, что только дворянство и сипаги имели право носить оружие. Вероятно сипаги было татарское название того сословия вольноотпущенников, которое у кабардинцев именовалось пшекеу.

14. На востоке франками называются европейцы и преимущественно представители романских племен.

15. В подлиннике стоить здесь слово, которое невозможно прочитать; но несомненно, что дело идет об известном черкесском обычае зашивать талью девушек в сафьян для придания стройности стану и задержки развития груди, так как считается неприличным девушке иметь пышный бюст.

16. Все сведения о поклонении черкесов священным рощам и деревьям собраны и сопоставлены в статье моей «Священные рощи и деревья у кавказских народов» (Известия Кавказского отдела Русск. Геогр. общества, т. V, № 3). В этой статье приведена выписка из сочинения Пейсоннеля, бывшего в половине прошедшего столетия французским консулом при крымском хане, о знаменитом дереве панжассан или панагиасан (panjassan ou panagiasan), к которому черкесы питают уважение, граничающее с идолопоклонством. Пейсоннель вполне основательно полагает, что название дерева происходит от греческого слова панагия (panagia = пречистая, пресвятая), — имя, которое греки дают Богородице (Peysonnel, Тrаite sur le commerce de la mer Noire. Paris, 1787, t. II, рр. 3 еt 316). В дополнение к сказанному мною в упомянутой статье о соединении в поклонении черкесов деревьям и рощам христианских и языческих элементов, считаю необходимым упомянуть здесь еще об одном обстоятельстве. На левом берегу Терека, в том месте, где река эта прорывается через южный Кабардинский хребет, находится древнее городище, называемое Татар-туп (= татарский холм). В настоящее время на месте городища, стоит только один высокий кирпичный минарет, но еще в конце прошедшего столетия были видны здесь развалины мечети, башен, двух церквей и следы обширного кладбища. В одной из этих церквей академик Гюльденштедт мог еще различить на стене изображение Богородицы и Иоанна Крестителя. Городище пользовалось прежде у кабардинцев и чеченцев величайшим уважением: клятва, произнесенная при Татартупе, считалась священною; преступники, отдававшиеся под покровительство Татартупа, считались неприкосновенными; здесь происходили народные собрания и совершались жертвоприношения. Нахождение на одном урочище христианских и мусульманских памятников и совершение здесь же религиозных языческих обрядов указывает, что в понятиях кабардинцев место это сохраняло священное значение в течение длинного ряда веков. Природный кабардинец Шора-Бекмурзин Ногмов, в своей «Истории Адыхейского народа» (Тифлис 1861, стр. 25) говорит, что кабардинцы, для подтверждения истинности чего-нибудь, имели обыкновение, вместо клятвы, произносить слова: татартуп пенжесен, т. е. «да буду в Татартупе многожды!» Но перевод этот не есть буквальный: пенжесен вовсе не значит по-кабардински «да буду многожды». Очевидно, что первоначальный смысл выражения утратился, и оно сохранилось в народе только в виде клятвенной формулы. На это намекает и сам Ногмов, называя это выражение пословицей. Мне кажется, что слово пенжесен имело у кабардинцев такое же значение, как и у других черкесских племен, т. е. панагия, с тем полухристианским и полуязыческим характером, о котором сказано выше. Таким образом, кабардинское восклицание татартуп пенжесен означало, по моему мнению, клятву именем татартупской панагии. Для окончательного разъяснения этого вопроса было бы желательно, чтобы лица, знакомые научным образом с кабардинским языком, высказали свое мнение о возможности объяснения слова, пенжесен элементами этого же языка.

17. Об особом уважении черкесов к трупам людей и животных, убитых молнией, говорят многие писатели. По словам Пейсоннеля (Traite sur le sommerce etc. T. II, р. 3), название кодош дается черкесами и абхазцами священным деревьям. Слово это Пейсоннель производит от еврейского кадош — святой. Путешественник Жан да Луна, посетивший Черкессию около 1637 г., рассказывает о кудоши (cudosci) или священных местах, в которых можно была видеть множество бараньих голов, оставшихся от курбанов или жертвоприношений (см. указанную в примечании статью о священных рощах и деревьях у кавказских народов, стр. 155). Поэтому показание Главани о том, что название кодош прилагалось черкесами к пораженным молниею, является весьма вероятным, хотя он ошибается, называя кодош божеством.

18. Коз (coz) есть, очевидно, искаженное автором тюркское слово кош, означающее временное, походное жилище (шалаш, балаган, палатку) и потому употребляемое также в смысле лагеря, стана, ставки. Заимствовав это слово от татар, Запорожские казаки назвали кошем свою главную квартиру, а атамана кошевым. Слово кош и ныне означает у горцев Северного Кавказа временный стан табунщиков, пастухов, работников в поле. В старое время, когда каждый должен был остерегаться хищников, черкесские князья, выезжали со своею свитою в поле для надзора за жатвою и сенокосом и для охранения самих работников, табунов и стад. Такая жизнь в лагерях (кошах) продолжалась около двух месяцев и требовала соблюдения всех воинских предосторожностей, так как летнее время было наиболее удобно для проявления молодечества, выражавшегося в похищении людей и отгоне скота и табунов. Подобного рода хищничество входило в курс воспитания черкесской молодежи благородного происхождения. Молодые князья отдавались в самом нежном возрасте на воспитание какому-нибудь узденю, который, в качестве дядьки (аталык), был обязан обучать его военному ремеслу. Для практики воспитанник отправлялся сначала в недальние поиски на воровство скота и лошадей, а эатем уже принимал участие в более крупных предприятиях, в роде похищения людей, отгона табуна и т. п. Добыча, приобретенная воспитанником, принадлежала его аталыку. Рассказ Главани об особых правилах, соблюдаемых при наездах, и об условиях, при которых похищенное подлежало возвращению, требует пояснения. Дело в том, что особы княжеского рода считались у черкесских племен неприкосновенными для лиц низших сословий и всякое покушение на них со стороны последних влекло за собою жестокое мщение и наказание. Поэтому понятно, что подвластные, потерпевшие от шалостей своих же молодых князей, не осмеливались употреблять против них силу для отнятия добычи и могли только просить о возвращении похищенного. Если же оказывалось, что хищники принадлежали к чужому племени или роду, то преследователи отваживались вступать с ними в бой, так как в случае убийства чужеродного князя могли рассчитывать на защиту и покровительство своего владетеля.

19. Главани пишет двояко: Джурлак (giurlak) и Гюрлак (ghiurlak). По его словам это грузинское название реки, отделяющей на юге Кавказский перешеек от Персии; следовательно — р. Кура, но самое название остается необъяснимым и не встречается, кроме Главани, ни у одного автора.

20. Большое море, Mare Maggiore. Так называли итальянские географы средних веков Черное море.

21. Кобан — р. Кубань.

22. Имени кабак не носит ни одно подразделение ногайского племени. Надо думать, что Главани, неправильно поняв слова рассказчика, принял слово кабак за название народа, тогда как речь шла о каком-нибудь ногайском поселении. О значении слова кабак см. примечание 1.).

23. Казаки эти известны под названием некрасовцев. После усмирения Булавинского бунта, они бежали с Дона под предводительством Игнатия Некрасова и поселились на Таманском полуострове в нескольких городках. По Главани это случилось около 1700 года, но показание его неточно: известно, что некрасовцы оставили Дон в 1708 году.

24. Казан значит по-татарски котел. Так как каждая семья собирается около своего котла, то численность кочевого населения определяется количеством котлов.

25. Комуки. Тюркский народ, известный у нас под именем кумыков, занимает северную часть дагестанского прибрежья Каспийского моря приблизительно от устья Терека до Дербента. На западе они соприкасаются с чеченцами, аварцами и даргинцами. — Сафкал есть искаженное слово шамхал, — титул, который носил владетель тарковский. В 1867 г., за отказом шамкала Шамсудин-хана от своих прав по управлению народом, владение или шамхальство тарковское вошло в состав Темир-хан-шуринского округа Дагестанской области.

26. Джетсан и Тиджан-бойлук суть искаженные названия поколений ногайцев: Едисан и Джембулук. Название Турван мне неизвестно.

27. Ачикбаш значит по-турецки обнаженная голова. Под этим именем известны у турок жители Имеретии и вообще долины Риона, которые или вовсе не носят никакого головного убора, или же покрывают только темя небольшим круглым куском ткани, который держится посредством тесемок, завязываемых под подбородком. Убор этот, называемый куди или папанаки, представляет в точности форму пращи. Турки, считающие неприличным обнажать голову, не могли не обратить внимания на странный для них обычай имеретин и прозвали их ачик-баш или баш-ачик, т. е. открытая, обнаженная голова.

28. Кадаки. Такого христианского народа нет за Кавказом и не было в то время когда писал Главани. По всей вероятности упоминане об этих кадаках есть отголосок показаний средневековых путешественников и католических миссионеров о кайтаках или кайдаках, живших на Кавказе и исповедывавших христианскую веру. В действительности народ, называемый Кайтах или Хайдак, обитает и поныне в Дагестане. Но в средние века название это распространялось некоторыми писателями почти на все Закавказье. Так, Иосафат Барбаро, в своем «Путешествии в Тану», в 1436 г., говорит, что кайтаки занимают все пространство между Мингрелиею и Каспийским морем. В другом своем сочинении «Путешествие в Персию» тот же автор рассказывает, что между кайтаками встречается много христиан греческого, армянского и католического исповеданий. Критический разбор средневековых известий о кайтаках и принятии ими христианства мог бы дать много важных указаний для этнографии и истории Кавказа.

29. Гелинджик-лиман есть известная Геленджикская бухта на восточном берегу Черного моря.

30. Каффский пролив —ныне Керченский пролив. Кафа или Каффа, ныне Феодосия в Крыму, который по имени города даже называли у итальянцев островом Каффа (isola di Caffa).


ЗАМЕТКИ


Желая, с своей стороны, содействовать разъяснению некоторых мест этого любопытного документа, позволяю себе к ценным примечаниям многоуважаемого Е. Г. Вейденбаума присоединить и своих несколько заметок.

К 2.) Предание о поражении крымского хана сохранилось в Кабарде до настоящего времени, при чем оно связано с именем какого-то хана Мамая. См. статью «Крымцы в Кабарде», Сборник мат. для описания мест. и пл. Кавк. Вып. XII, 1891 г.

К слову Mokosigilan. Я полагаю, что это слово составляет сочетание из племенного названия махошцы (махоcе) и жыllе-жилище, селение (по аналогии с натхо-куаже). Махошцы — это было небольшое племя, жившее поблизости с бесленеевцами.

К 10.) Карабай можно объяснить перестановкой согласных в абазинском племенном названии Баракай; это был небольшой народец, живший к югу от темиргоевцев.

К 13.) В кумыкском языке испаи означает симпатичный, ispaji-улан статный юноша, молодец.

К 16.) Шора-Бекмурзин Ногмов считал слово пенжесен черкесским. Если, действительно, объяснять это слово черкесскими корнями (пен или пе — нижне-черкесское слово, соответствует кабардинским: код или хе и означает множество; cыcын — состоять (быть) есть собст. гемированный корень cы от cыан быть), то передачу его по-русски «да буду многожды» можно бы допустить. Но, конечно, подобный перевод будет натяжкой, и поэтому объяснение этого слова из греческого panagia вполне основательно. В подтверждение того, что христианское верование легко могло срастись с языческим культом на почве, с неокрепшим еще христнством, с перенесением даже на эту почву самого наименования, можно еще сослаться на объяснение значения thV PanagiaV uywsewV eiV bohJeian pantwn в прекрасном издании: Glossarium ad Scriptores mediae et infimae graecitatis, Auct. Car. du Fresne, Dom. du Cange, Eff. resens, Vratislaviae 1891, T. I, р. 1087.

К 17.) Кодош. По-кабардински слово кодca (код много, давно — cа прич. ф. гл. cы'ан) означает старинный — освященный давним обычаем.

К 19.) На наречии адербеджанских татар кyрлак страна по Курп; подобные же словообразования: даклык гористая страна, кыштак зимовка, jailak кочевка.

К 25.) Сафкал (шамхал) является у кумнвов в форме шаухал.

К 26.) Под именем Tourvan следует, по моему мнению, разуметь город Дербент: кумыкское наречие тюркского языка имеет наклонность к переходу язычно-зубного голосового д в безголосый т и губного гол. б в голосовой же спирант в; конечное же д персидского *** (бенд) не всегда слышится.

Л. Г. Лопатинский.

-----------------------

(пер. Е. Г. Вейденбаума)
Текст воспроизведен по изданию: Ксаверио Главани. Описание Черкесии 1724 г. // Сборник материалов для описания местностей и племен Кавказа. Вып. 17. Тифлис. 1893

© текст - Вейденбаум Е. Г., Лопатинский Л. Г. 1893
© сетевая версия - Тhietmar. 2006
© OCR - Дудов М. Х. 2006; A-U-L. www.a-u-l.narod.ru. 2009
© дизайн - Войтехович А. 2001
© СМОМПК. 1893

(Перепечатывается с сайта: http://www.vostlit.info/.)



Некоммерческое распространение материалов приветствуется;
при перепечатке и цитировании текстов
указывайте, пожалуйста, источник:
Абхазская интернет-библиотека, с гиперссылкой.

© Дизайн и оформление сайта – Алексей&Галина (Apsnyteka)

Яндекс.Метрика