АнаидГогорян

(Источник фото: www.facebook.com)

Об авторе

Гогорян Анаид Журналист (г. Сухум; Радио "Свобода", газета "Чегемская правда", Абхазский медиа-клуб "Айнар").





Анаид Гогорян

Абазинская репатриация

Во время Отечественной войны народа Абхазии 1992-1993 гг. Руслан  Экба был командиром черкесских добровольцев. В канун пятнадцатилетия победы он стал кавалером ордена Леона. Как он сам говорит, орден он получил "за заслуги перед исторической родиной".
 
После войны Руслан Экба не раз приезжал в Абхазию, но переехать сюда окончательно не давала работа в милиции. И лишь полтора года назад он, уйдя на пенсию, решил окончательно переехать из Черкесска в Сухум. Через год сюда в Абхазию переехала его семья.
 
Руслан – отец пятерых детей. Сын Казбек закончил Сухумскую школу милиции, женился на абазинке и сейчас работает в России. "Наша кровь одна, ее не поменяешь, мы – внуки тех, кто когда-то переехали из Абхазии на Северный Кавказ. Мои предки из Псху. Мы хотим перенять все красивое у абхазов и передать абхазам все красивое, что есть у абазин. Ведь мы один народ", - рассказывает Руслан Экба.
 
Здесь в Абхазии у него небольшой бизнес: на сухумской набережной у него есть кафе, помимо этого на Центральном рынке семья Экба арендует ларек, где работают супруга и дочь Руслана. "Мы здесь себя лучше чувствуем, чем в Черкесске. В Черкесске абазину трудно найти работу, а здесь с этим, было бы желание, проблем нет. К тому же абазинам грех обижаться, что кому-то не дали дом или квартиру в Абхазии. Ни одному абазину не отказали. Просто надо приезжать и жить. Абазины не знают, как здесь хорошо!" - рассказывает супруга Руслана Маринетта.
 
Все послевоенные годы сохраняется общественный заказ решить демографическую проблему, с которой столкнулись абхазы посредством репатриации, как потомков махаджиров, так и абазин – самого близкого абхазам народа. В законодательном плане абазины приравнены к абхазам и имеют возможность без всяких проволочек получить гражданство Республики Абхазия, если даже здесь они до этого не прожили и дня. По данным Госкомитета по репатриации, на сегодняшний день абхазское гражданство получили 2011 абазин. Но сколько из них реально живет в республике - не известно, так как подобной статистики не ведется.
 
В России проживают порядка тридцати тысяч абазин. Представители абазинского этноса живут в Карачаево-Черкесии. Абазины - коренной народ, населяющий северо-западный Кавказ, родственный абхазам.
 
"Абазины – это часть нашей с абхазами общей нации. Часть из них вынуждены были уйти из Абхазии в результате Кавказской войны, в основном, это псхувцы и краснополянцы. Часть из них были вынуждены уйти в Турцию, часть на Северный Кавказ. Это ашхарцы, мы их лучше понимаем. Мы насильно никого не зовем. Тот абазин, который хочет жить с нами, создавать совместно с нами государство, мы его приветствуем и принимаем", - говорит председатель Госкомитета по репатриации Анзор Мукба.
 
В качестве стимула ехать в Абхазию государство помимо гражданства предлагает абазинам бесплатное жилье либо земельные участки в основном в Восточной Абхазии. Хотя многие абазины уже поселились и в Гагрском районе, и в Сухуме. Сейчас как правило, абазинам предоставляют бесхозное жилье, требующее, как минимум, капитального ремонта.
 
Чтобы избежать перепродажи жилья, с абазинами заключаются договора, запрещающие продажу дома или квартиры в течение 15 лет. Только после 15 лет люди имеют право выкупить вверенную им недвижимость. Тем, кто может строить дома своими средствами, государство выделяет земельные участки в основном в Очамчирском районе размером в 15-16 соток. Руководство Очамчирского района специально выделило для этих целей земли, и уже от абазин поступило более 80 заявлений.
 
Комитет по репатриации помогаем абазинам в оформлении жилья, но при этом, в отличие от репатриантов из Турции, материальную поддержку не оказывает. Анзор Мукба говорит, что сейчас ужесточились требования по выделению жилья абазинам, так как есть много фактов, когда квартира или земельный участок берется для дальнейшей перепродажи, а не для того, чтобы стать базой для того, чтобы пустить здесь корни. "Мы проверяем каждого человека, чего раньше не делали. Если мы почувствуем, что кто-то лжет и берет жилье для иных целей, мы аннулируем договора и в эти квартиры заселяем других. Домоуправы на местах нас держат в курсе событий. Сейчас мы каждого предупреждаем, говорим, мы принимаем только тех, кто будет постоянно жить в Абхазии", - рассказывает председатель Комитета по репатриации.
 
Супруга Руслана Экба Маринетта говорит, что когда ее семья вернулась на историческую родину, они не знали, что есть госкомитет по репатриации и что абазинам полагаются какие-то льготы по обретению жилья, поэтому им пришлось самим покупать квартиру в Сухуме. "Позже с оформлением гражданства помог Анзор Мукба, а старшей дочери комитет выделил квартиру в поселке Дранда, которую сейчас ремонтируют»", - сообщила она.
 
Анзор Мукба сообщил, что в настоящее время до 12 абазинских семей живут в Сухуме на съемных квартирах, и они стоят на учете комитета. Всем им в будущем предоставят жилье. По его словам, проблем много, так в той же Дранде, где абазинам выделяют квартиры, есть проблемы с их ремонтом. И в этом аспекте возможности помощи со стороны государства весьма ограничены.
 
Сейчас реально в Абхазию переезжают те абазины, кто в Карачаево-Черкесии плохо устроены. "Работы у нас в Карачаево-Черкесии не было, поэтому приехали. Мы здесь у себя дома, нет никакого дискомфорта", - признается Аминат Шармат.
 
Ветеринар Хабас Шармат переехал с семьей в Абхазию из аула Красный Восток, что в Карачаево-Черкесии, в 2006 году. У Хабаса четверо сыновей. В Сухуме семья Шармат приобрела дом с участком. Частично расходы оплатил Комитет по репатриации. Абазинская семья сама отремонтировала его, теперь это – уютный дом с большой гостиной, в центре которой стоит специально заказанный на мебельной фабрике огромный стол, ведь «когда семья собирается в полном составе, всем должно хватить места за столом, и не только им, но и гостям». Процесс адаптации у семьи Шармат прошел настолько успешно, что ее глава не без гордости говорит "мы уже укоренились".
 
Все сыновья работают в государственной строительной компании, занимаются кровлей крыш. Старший в этом году женился. Троим сыновьям в п. Дранда в ДСК Комитет по репатриации выделил квартиры на восьмом и девятом этажах, нуждающихся в капитальном ремонте. Хабас говорит, что когда он ездит в Черкесск, долго там не может оставаться. "Увижу родственников и возвращаюсь в Абхазию, домой тянет", - говорит он.
 
По словам главы госкомитета по репатриации Анзора Мукба, абазинская репатриация сдвинулась с места лишь в последние пять лет. Однако о массовом переселении ни абазин из Северного Кавказа, ни потомков махаджиров из дальнего зарубежья речи не идет.
 
После признания Абхазии в республику стали возвращаться беженцы - русские, греки, армяне, они пытаются восстановить свое жилье. "Если они не утеряли право на жилье, мы уступаем. Были случаи, когда мы возвращали им жилье", - рассказывает Мукба.
 
Год назад профессор АГУ, абазин Эльвер Экба создал общественную организацию "Абазара", которая помогает абазинам адаптироваться и решать проблемы, которые возникают при переселении представителей этого народа в Абхазию. Также организация участвует в общественной жизни, организует выставки художников из Карачаево-Черкесии, концерты.
 
В девяностые годы в России наука не была востребована, старания ученых никому не нужны были, и хотя физик Эльвер Экба был завкафедрой Ставропольского госуниверситета и директором Геофизического центра, он в определенный момент решил переселиться в Абхазию. И сейчас об этом не жалеет. "Я здесь востребован. Здесь мне создали все условия для работы. В Абхазии изданы три мои книги, одна из них удостоена Госпремии им. Дзидзария. Самое главное – моральный климат! Я служу абазинскому и абхазскому народам и вношу свою скромную лепту на сближение наших народов", - говорит профессор.
 
Анзор Мукба говорит, что когда возникают те или иные проблемы, связанные с абазинами, он советуется с представителями данной организации. Эльвер Экба считает, что должна быть создана государственная программа по поддержке переселяющихся в Абхазию абазин. Кроме того, он считает, что абазин в Абхазии законодательно должны наделить статусом репатриантов.
 
Также, с учетом мнения организации, госкомитет по репатриации должен распределять жилье, решать вопросы трудоустройства и т.д. Анзор Мукба сетует: чтобы запустить госпрограмму по абазинам, должны быть серьезные деньги. "Мы пока не столь сильны, чтобы программу создавать, но через год в принципе государство эту госпрограмму сможет осилить, а значит – и взяться за нее", - предположил он. Мукба говорит, что в отношении абазин "официальной формулировки нет", они – переселенцы.
 
При этом он констатирует, что абазинам легче освоиться в Абхазии, нежели репатриантам из Турции. Все они хорошо говорят по-русски, менталитет почти тот же, что и у местных абхазов, в то время как турецким абхазам намного сложнее. Они выросли в другом обществе, в другой системе.
 
Так что процесс переселения абазин в Абхазию в перспективе будет самым реальным элементом репатриации.
 

(Опубликовано: Чегемская правда, 20.10.2009.)


(Материал взят с сайта: http://era-abkhazia.org.)


Некоммерческое распространение материалов приветствуется;
при перепечатке и цитировании текстов
указывайте, пожалуйста, источник:
Абхазская интернет-библиотека, с гиперссылкой.

© Дизайн и оформление сайта – Алексей&Галина (Apsnyteka)

Яндекс.Метрика