Алексей Гогуа

Об авторе

Гогуа Алексей Ночевич
(р. 15.03.1932)
Писатель, в 1988-1991 гг. - председатель Народного форума Абхазии «Аидгылара» («Единение»). Родился 15 марта 1932 г. в с. Гуп (поселок Аджампазра) Очамчирского района, в крестьянской семье. Абхаз. Единственный брат семи сестер.Учился в нескольких школах - в Аджампазре, г. Ткварчал и с. Поквеш. Окончив среднюю школу, попытался поступить в Сухумский государственный педагогический институт на факультет русского языка и литературы. Однако из-за незнания грузинского языка не был допущен к учебе. Затем работал на Ткварчальской шахте и на Центральной обогатительной фабрике г. Ткварчал. На следующий год стал студентом Сухумского пединститута. В 1955-1960 гг. - студент Московского литературного института им. А.М. Горького; учился у известных писателей и профессоров - В. Шкловского, В. Архипова, С. Бонди, Г. Поспелова, С. Артамонова и других. После окончания литинститута работал ответственным секретарем абхазского журнала Алашара (Свет), старшим редактором государственного издательства, главным редактором детского журнала Амцабз, председателем правления Союза писателей Абхазии, руководил общественно-политическим движением Народный форум Абхазии «Аидгылара», сыгравшим большую роль в национально-освободительной борьбе, был народным депутатом СССР (1988-1991). В настоящее время - председатель комиссии по государственным премиям им. Д.И. Гулиа. Стихи и рассказы писал с детства. Впервые напечатался в 1949 г. Автор более 10 книг прозы (рассказы, повести, романы), двух пьес, критических и публицистических статей и очерков. Лауреат премии им. Д.И. Гулиа по литературе. Переводился на русский и другие языки народов бывшего СССР. Отдельные рассказы переведены на французский, немецкий, польский, болгарский языки. Перевел на абхазский ряд произведений Л. Толстого, Ф. Достоевского, А. Платонова и других писателей. Женат, трое детей.
(Источник: C. Лакоба. После двух империй. 2004 г.)





Алексей Гогуа

Статьи, интервью:


ЗАСЕЯТЬ БОРОЗДУ ДОБРОМ

Алексей ГОГУА – известный абхазский писатель, с чьим именем связаны лучшие достижения национальной литературы последних десятилетий. Автор пяти романов, множества повестей и рассказов, нескольких книг публицистики.

– Алексей Ночиевич, прошло 15 лет, как закончилась грузино-абхазская война. Все эти годы Абхазия фактически находилась в изоляции. В этих условиях всякое полноценное развитие, как экономическое, так и культурное, практически исключено. Тем не менее Абхазия живёт, развивается. Каким представляется вам ближайшее будущее?

– Для такого народа, как наш, блокада и изоляция вместе со свежими ранами, нанесёнными войной, были особо тяжёлыми. Ведь наш народ кровью своих сынов в жестокой, неравной схватке пробивался к многовековой своей мечте – свободе.

Вообще, Абхазия была знакома с изоляцией особого рода задолго до распада Союза. Отцы союзнореспубликанского шовинизма делали всё возможное, гласно и негласно, чтобы умолчать об истории, культуре, языке, вообще существовании такого народа, как абхазский, или исказить всё до неузнаваемости и держать его в условиях негласной резервации.

И лучшая часть абхазского общества не прекращала борьбу с этим злом даже в условиях жесточайших репрессий под наблюдением лично Берии, не скрывавшего особой ненависти к народу, на земле которого он, кстати, родился.

Всё это – горький и жестокий опыт. Попав в какую-нибудь экстремальную ситуацию, в том числе изоляцию, народ начинает искать резервы внутри себя, учится выживать. Нашему народу за всю его историю неоднократно приходилось именно выживать, подниматься буквально из пепла. Поэтому, когда с войной пришли к нему, он не дрогнул, а взял оружие и пошёл воевать. Блокаду, изоляцию тоже встретил без истерики.

Несмотря на то, что сейчас наша страна постепенно входит в полосу созидания, совершенствуется законодательная, исполнительная система, требуется ещё очень много усилий для полноценного развития. Важно, что Россия с пониманием относится к Абхазии в её новом качестве, к её желанию быть независимой, суверенной.

Таким образом заложена основа для завтрашнего дня. Только научившись относиться к каждому народу, как к своему неповторимому, любимому дитя, человечество обретёт ту свободу, которой оно достойно.

– В современном мире нациям сохранить свою самобытность с каждым годом становится всё труднее. Это касается и абхазского языка. Сегодня вопрос о языке стоит очень остро. Как это влияет на развитие абхазской литературы?

– Конечно, играет немаловажную роль численность народа. Но колоссальное значение имеет энергия духа. Народ, как растение, обладает своими неповторимыми свойствами, лишившись которых, становится простым количеством, населением. Как, например, перец, лишившись своих качеств, становится обыкновенной пресной травой. На абхазском языке род, фамилию называют словом «семя». Известно, как защищены семена различных растений, какими прочными панцирями бывают они закрыты. Так же, чтобы сохранить свойства народа, обеспечить надёжную защиту его семени в этом быстро меняющемся, сложном мире, необходимы определённые условия.

Когда создаются неблагоприятные условия, панцири истончаются и семени грозит опасность. Именно поэтому конец II и начало III тысячелетия характеризуются активизацией национального начала, всплеском этнической энергии и одновременно усилением чувства единства человечества, по крайней мере, заметным стремлением к этому. С одной стороны – непреклонность немногочисленных народов в борьбе за самосохранение, желание защитить свои гнёзда от окончательного разорения, с другой – решительное наступление глобализации, спекулирующей на усилении в мире чувства духовного единства человечества, ведущей на самом деле к культурной нивелировке и, перефразируя Элиота, – к исчезновению чувств, дающих материал поэзии, дабы ускорить пришествие всемирного единообразия, в коем некоторым видится всемирное благо.

В мире всегда были силы, искусственно торопящие наступление единообразия. Они влияли на великое переселение народов, на образование огромных рыхлых империй, на унификацию религии, возбуждали коммунистические идеи… Параллельно с ними существовали и существуют силы, убеждённые в том, что мир может быть единым только в своём многообразии.

Жаль, первые всегда имели преимущество, ведь ими двигало исключительно потребительское отношение ко всему. Сейчас это преимущество, поддерживаемое и направляемое олигархической индустрией, сильно возросло.

Глобализация ставит многие языки и культуры, особенно немногочисленных народов, не имеющих достаточного иммунитета для сопротивления, в очень трудное положение. И если уже сейчас не принять чрезвычайных мер, то произойдут необратимые процессы. Абхазский язык не относится к категории малоупотребляемых языков. Его богатство явлено в литературных произведениях, он используется органами массовой информации, изучается во всех учебных заведениях, в том числе и высших, на нём создаётся не только художественная, но и научная литература. На этом языке говорит более 95% абхазского населения, он утверждён как государственный язык Республики Абхазия. Но, с другой стороны, уже немало лет существуют негативные тенденции, усиливающиеся с каждым годом, оттесняющие его на второй план. Он недостаточно внедрён в некоторые сферы жизни, например, в систему государственного управления.

Вызволить язык из такого состояния можем только мы, его носители. Да, наш язык в советском «содружестве братских народов» много лет подвергался открытой дискриминации, были закрыты абхазские школы, почти везде было приостановлено изучение абхазского языка, и это пагубно повлияло на его положение в обществе. Но всё время апеллировать к этому, сокрушаться и жаловаться бессмысленно. Надо действовать самим и немедленно. И главное, при разумном подходе к этой, безусловно, трудной, безусловно, требующей много средств проблеме пока ещё есть возможность встать на путь нормального развития, путь разумного сочетания национального языка с русским, вторым официальным языком Республики Абхазии. Если борьба за национальное самосохранение примет массовый характер, наверное, сами глобализаторы будут искать компромисс.

В оперативном разрешении современных языковых трудностей роль государства очень велика. Наше руководство, общественность уделяют немало внимания одной из главных проблем, и уже принят ряд конкретных мер в этом направлении.

Наша художественная литература возникла из устной словесности, без которой была бы невозможной оригинальная национальная культура. В период становления на её неокрепшие плечи навалилось всё: гнёт идеологии, цензура, политика ассимиляции. Но, несмотря на это, в подлинных произведениях искусства всегда жило стремление выразить особенности народного духа, сочетать его тысячелетний опыт с современной действительностью. Сегодня литераторам приходится работать в условиях резких перемен. Был тоталитарный режим и нужно было осваивать целую систему приёмов, с помощью которых иногда удавалось донести до читателя правду жизни. Но нелёгким оказалось для писателей и испытание свободой. Наступило какое-то замешательство, возникла опасность смешения свободы и вседозволенности. Оказалось, благо свободы тоже надо осваивать. В связи с этим хочется привести два примера. Первый: герой абхазского эпоса Абрскил сбросил оковы и вышел из мрака пещеры, в которой томился, и тут же ослеп от резкого света. А второй – высказывание Сальвадора Дали о том, что всё стоящее даётся наперекор, благодаря несвободе, а свобода, если определить её как эстетическую категорию, есть воплощение бесформенности, аморфности. Некоторая часть наших писателей, к сожалению, застряла именно в этом вакууме бесформенности.

Безусловно, есть в нашей литературе и несомненные успехи, и писатели, которые успели перестроиться и успешно работают. Самое главное, что есть молодые и талантливые, свободные от старорежимных комплексов. Они сравнительно безболезненно осваивают нынешние реалии. А главный стимул и тема лучшей нашей литературы – свобода.

– Русский язык и русская культура оказали огромное влияние на абхазских писателей, на весь строй абхазской жизни. Не ослабло ли это влияние в последнее время?

– После распада СССР, его огромного духовного пространства, рухнули старые связи, возникло чувство изолированности. Но не так-то просто духовно изолировать культурного человека, оставить его вариться только в собственном соку. Ведь современный человек содержит в себе мощный интеллектуальный и духовный арсенал. И не надо забывать, что львиную долю этого богатства мы получили через русский язык и смогли выйти в международное интеллектуально-духовное пространство именно через него. И прежде всего благодаря русскому языку нашим достоянием стала великая русская литература, а она оказала огромное влияние на всю нашу культуру.

Дело, по-моему, не в ослаблении роли русского языка, оно не наблюдается, а в вопросе художественного перевода на русский язык, напрямую связанного с его межнациональной миссией. В советское время, несмотря на множество негативных моментов, с переводом дело обстояло благополучно. Сегодня перевод произведений наших писателей на русский язык превратился в серьёзнейшую проблему, что для литературы с такой немногочисленной читательской аудиторией просто катастрофично.

– Несмотря на трудности, последние 15 лет писались и издавались книги на абхазском языке, литература в целом живёт и вызывает интерес. Вы один из тех, кто интенсивно работал все эти годы. Недавно вышел пятитомник ваших избранных произведений. Над чем работаете сейчас?

– Наша литература, как и вообще культура, нуждается в государственной поддержке. И Кабинет министров Республики Абхазия взял на себя пятитомное издание моих произведений, за что я ему благодарен. Как-никак это некоторый итог моей литературной работы. Сам я с повышенной ответственностью отнёсся к своему первому такому изданию, старался тщательно отбирать и редактировать тексты. И, к моему удовлетворению, тираж издания расходится успешно. Некоторые главы администраций, радеющие за все сферы деятельности в подведомственных им регионах, сами приобретают книги для своих библиотек, школ и разных организаций. Очень важно поддержать их инициативу.

Если в молодые годы иногда искал повода отдохнуть от работы, отвлечься, то сейчас ищу повода от неё не отвлекаться. Писателя в определённом возрасте посещает не столько вдохновение в обычном смысле, сколько страсти и муки по слову. Потому он работает медленнее, но вернее. И как это ни банально, не перестаю ещё мечтать написать своё лучшее произведение, как один из моих персонажей, пахарь, мечтает опоясать земной шар свежей бороздой, засеянной добром.

Беседу вёл Даур Начкебиа.

(Источник: Литературная газета, № 25 (6177) (2008-06-18))
__________________________________________________




Некоммерческое распространение материалов приветствуется;
при перепечатке и цитировании текстов
указывайте, пожалуйста, источник:
Абхазская интернет-библиотека, с гиперссылкой.

© Дизайн и оформление сайта – Алексей&Галина (Apsnyteka)

Яндекс.Метрика