Константин Думаа

(Источник фото: http://ainar-media.ru/.)

Об авторе

Думаа Константин
Политолог, социолог. Доцент кафедры политологии и социологии АГУ (г. Сухум).





Константин Думаа

Статьи:


Бесславные наследники политики Сталина

Заметки политолога

Грузинское политическое руководство во главе с Саакашвили, после постигшей его катастрофы в пятидневной войне в августе 2008г. пребывает в состоянии шока. В случившемся оно готово винить кого угодно, но только не себя. В первую очередь, конечно же, «виноваты» русские, посмевшие, видите ли, прервать масштабную агрессию против Южной Осетии, и, разумеется, «несут ответственность» абхазские и осетинские «сепаратисты», не захотевшие вернуться под юрисдикцию Грузии. Грузинские лидеры недовольны и своими западными покровителями, от которых в Тбилиси ждали военной поддержки во время конфликта. Но этого оказалось мало. В числе виновных происшедшего оказался… и «товарищ Сталин».
В начале октября первый вице-премьер Г. Барамидзе на заседании грузинского правительства предложил убрать памятник Сталину из центра Гори, поскольку, дескать, «это недостойно героического народа Гори, который в это лето сопротивлялся той империи», которую этот вождь в свое время строил. «В стране, которая является символом свободы, – изрек Барамидзе, – недопустимо, чтобы в центре города стоял памятник Сталину, несмотря на то, что он был этническим грузином». (В то же время верноподданный Саакашвили, зам. министра иностранных дел Г. Бокерия, требует убрать прах матери вождя из Мтацминда, поскольку она не имеет никаких заслуг перед грузинским народом. Интересно, что 7 сентября с.г. в газ. «Свободная Грузия» 9 авторов с возмущением писали о российских войсках, «позабывших о священных обязанностях уважения памяти воевавших с фашизмом и вошли в город Гори, где родился и воспитывался в юности вождь – И. Сталин»). В Тбилиси вдруг обратили внимание на то, что взгляд вождя направлен в сторону Цхинвала, и это грузинскую политическую элиту ныне раздражает так де, как быка – красная тряпка. (Насчет «героизма» народа Гори и его сопротивления «империи» г-н Барамидзе явно слукавил, поскольку при появлении российских войск, армия Саакашвили вместе с жителями города, в том числе и его руководством, панически бежали без оглядки).
Когда размышляешь о нынешнем отношении к «отцу народов» в Грузии, невольно на ум приходит роман-антиутопия Оруэлла «1984», где сказано: «Необходимо твердить сознательную ложь и искренне верить в нее, забывать любой неудобный факт, а потом, когда понадобится, извлекать его из забвения…» Когда в 1956г. на XX съезде партии был разоблачен культ личности Сталина, было открыто сказано о злоупотреблениях им властью, приведших к массовым репрессиям ни в чем не повинных людей и другим преступлениям, в Грузии отнеслись к этому крайне отрицательно, посчитав это посягательством на святое имя своего великого соплеменника. В Тбилиси и других городах Грузии не давали возможность демонтировать памятники вождю, организуя митинги и круглосуточное дежурство возле них. Вспоминая об этом, обозреватель РИА «Новости» Б. Пипия, пишет в газете «Свободная Грузия» (11 окт. 2008г.) что, когда митингующие не подчинились требованию властей разойтись, по мирным людям открыли огонь и «в результате погибли около 150 человек». Однако господин Пипия не договаривает. Митинг в Тбилиси вовсе не был мирным. В действительности его участники бесчинствовали, было убито несколько советских военнослужащих, возбужденная толпа пыталась захватить радиоузел. Поэтому и было применено оружие, но количество жертв в Грузии подчас многократно преувеличивается. Так, 22 января 2001г. в программе московского ТВ «Как это было» небезызвестный грузинский оголтелый националист Н. Натадзе и другие, приехавшие на телепередачу в Москву, утверждали, что тогда в 1956г. в Тбилиси погибло более 1500 человек. Они, дескать, гордятся тогдашним восстанием. Гордится теми, кто отстаивал «доброе» имя чудовищного советского диктатора, угробившего миллионы граждан страны?! Удаление праха Сталина из Мавзолея в 1962г. хоть и не привело к массовым выступлениям в грузинской столице, но оно вызвало немало злобы со стороны общественности республики. И все это вместо того, чтобы проникнуться состраданием к миллионам людей невинно убиенных по вине их соплеменника.
Отношение к Сталину в Грузии всегда была достаточно трогательным. При коммунистическом диктаторе Шеварднадзе памятники Сталину, как грибы, возникали то там, то здесь, улицам и площадям присваивалось его имя – чаще всего без согласования с верхами, а вездесущее КГБ и шевардзнадзевское руководство ЦК партии закрывало глаза на это. Юбилей «отца народов» нигде в СССР не отмечался, кроме как в Грузии. (Уместно вспомнить и такой случай. В связи с 90-летием со дня рождения Сталина в газете «Правда» была опубликована редакционная статья, в которой была дана оценка его деятельности со стороны ЦК КПСС. Статью эту обязаны были перепечатать все республиканские газеты. Но тогдашнему секретарю ЦК КП Грузии по идеологии Д. Стуруа она явно не понравилась и он дал указание не публиковать ее в грузинской прессе. Это ему не прошло даром – он был снят с работы). В книге воспоминаний активного проводника сталинско-бериевского курса в Абхазии А. Мгеладзе «Сталин. Как я его знал» говорится о визите автора к первому секретарю ЦК КП Грузии Шеварднадзе 8 мая 1977г. По просьбе последнего он рассказал ему очень много о Сталине. Тому это настолько понравилось, что он предложил Мгеладзе: «Все это надо записать. Это очень важно…» Шеварднадзе при этом сообщил своему визитеру о том, что Политбюро ЦК (куда он входил) ныне располагает данными о невиновности «отца народов» и скоро ожидается пересмотр многих обвинений в его адрес. Но впоследствии, когда грузинский партийный лидер «одемократизировался», это свое глубокое убеждение он поменял и в интервью газете «Век» (2001г.) заявил: «Сталин для Грузии и для грузин ничего хорошего не сделал. В историческом плане он оказался даже хуже Тамерлана или Шах-Аббаса…» Не иначе как исторические познания Шеварднадзе только сейчас пополнились надлежащим образом.
Однако имя страшного советского диктатора вовсе не воспринималось его соплеменниками негативно. По словам того же Б. Пипия, до сих пор во всех ресторанах Грузии поют песни о нем. И тех, кто пытается обелить Сталина, здесь очень много. Так, не так уж давно некий сталинский апологет Т. Мирианашвили издал в Тбилиси книгу под названием «Корни нашей трагедии. Хроника 20-х – 80-х годов», отрывки из которой занимали обширное место во многих номерах правительственной газеты «Свободная Грузия». В этих «Хрониках» возвеличиваются «добрые» имена Сталина и Берия, которые представлены этакими «демократическими реформаторами», из-за чего «чиновники во главе с Хрущевым…убили их».
В книге оправдываются кровавые, беспощадные деяния этих садистов, которые напоминали историческую пару деспотов Ришелье-Мазарини. Можно провести такую параллель. Когда умирающего кардинала Ришелье священник спросил: «Прощаете ли вы своим врагам?» ответ последовал такой: «У меня никогда не было других врагов, кроме врагов государства». (Кстати, по утверждению историков, кардинал был настолько страшным человеком, что когда он умер, никто, даже за границей, не осмеливались говорить о его смерти – боялись, что зло и невероятное усилие воли помогут ему вернуться с того света. Примерно так воспринималось миллионами граждан СССР имя Сталина после его разоблачения. Эту мысль хорошо выразил поэт Е. Евтушенко в известном стихотворении «Наследники Сталина», опубликованном в 1962г. в газете «Правда, за что на автора в Тбилиси долго держали смертельную обиду).
Таким же, «кардинальским» аргументом обосновывали Сталин и Берия свои деяния по истреблению ни в чем не повинных лучших национальных кадров республик, особенно в Абхазии, и вслед за этим последовали вторая, после махаджирства в XIXв., массовая колонизация абхазской территории Грузией, закрытие абхазских школ и процесс искусственного огрузинивания абхазов (Однако г-н Саакашвили думает иначе. По его мнению, Сталин, оказывается «создал абхазскую и осетинскую автономии внутри Грузии не для того, чтобы сделать Грузии приятное…». Ему-де «нужны были рычаги» воздействия на Грузию, а «абхазская и южноосетинская номенклатура… напрямую отчитывалась перед Москвой, не желая подчиняться какой-то независимой Грузии». Это настолько абсурдно и цинично, что даже не стоит его комментировать). Лидер грузинских лейбористов Ш. Нателашвили категорически возражает против сноса памятника Сталину и наставляет Саакашвили против такой акции, считая куда более полезным для него подумать о способе ухода со своего поста. Он также напоминает грузинскому президенту о том, что «во времена Сталина Абхазия и Южная Осетия подчинялись Тбилиси…» В том-то и дело, что Сталину вовсе не были ненавистны Грузия и грузины и никак не был для них хуже Тамерлана и Шах-Аббас вместе взятых, в противном случае не включил бы насильно он совместно с Берия эти территории, вопреки желаниям их населения, в состав Грузии. Разве не о том же свидетельствует великодушный жест этих «славных сынов» Грузии, передавших территории ряда северокавказских народов, после их преступной депортации в 1944г., именно Грузии, отдаленной от этих регионов Кавказскими горами! Ведь было это сделано не из соображений удобства управления этими территориями (управлять ими из Тбилиси было весьма затруднительно в силу географических факторов, да еще с учетом примитивного состояния я тогдашних коммуникацийв ту пору), а в интересах приращивания своей «малой родины» новыми землями. И только. Этой акции не предшествовали какие-либо стихийные бедствия в Грузии или чрезмерное перенаселение этой республики, что вынуждало бы переселить часть ее населения в другие места. Численность населения Грузии тогда составляла менее 2,5млн. (см. БСЭ, 1952г.). На переданных Сакартвело обширных территориях образовывали новые грузинские районы, в частности, Клухорский, куда входили такие известные курортно-туристические объекты всесоюзного и мирового значения, как Домбай и Теберда. Причем, Тбилиси, осваивая чужие земли лихорадочно, как и в Абхазии, приступил к переименованию местной топонимики на свой лад. Можно не сомневаться в том, что, если бы Сталину и Берия было суждено еще пару десяток лет оставаться на политическом олимпе, эти территории наверняка были бы объявлены «исконно грузинскими» и тбилисские историки это «научно доказывали» бы. Точно так, как это делается в отношении Абхазии. (Кстати, аппетиты на чужие земли у грузинских националистов проявлялись и ранее. Вот, к примеру, что писал один из известных грузинских деятелей второй половины XIXв. Г. Церетели в 1870г. в газете «Дроеба»: «Весь Кавказ является нашей землей, нашей страной…Поселимся ли в стране черкесов, хоть в Дагестане, везде наша Родина»).
В «Дневнике писателя» Ф. Достоевского отмечается, как в одной из турецких песен поется: «Нет края на свете лучше, чем наша Турция, нет народа лучше осмаллистов, им аллах дал все сокровища мудрости, бросив другим только крупицы разумения, чтобы они вовсе не остались верблюдами». Подобные песни давно поют самовлюбленные грузинские националисты, подчеркивая «особость» своей нации. (Первый грузинский президент Гамсахурдиа, единомышленник нынешнего главы Грузии, говорил: «Всевышний возложил на Грузию великую миссию»). Стереотипы нарциссизма грузинского народа (в науке называемого этноцентризмом) сложились именно в период властвования Сталина (и Берия). В основе этой амбициозной философии лежал постулат: не может не быть «особым» народ, породивший такого «гения человечества» и его верного сподручника Лаврентия. Сталин сыграл для грузинского народа роль чудодейственного нибелунговского кольца, высоко возвысив его в собственных глазах и породив у него черты кичливости и самодовольства. Эти стереотипы, привившиеся грузинскому народу идеологической машиной представителями интеллигенции, пробуждали ненависть к абхазам. Именно такая стереотипизация массового сознания через СМИ, представлявшие абхазов как пришельцев и гостей на грузинской территории, низшую нацию, открыла карт-бланш грузинской военщине в поход на Апсны.
По большому счету, войны в Абхазии можно было избежать, если бы тогдашнее руководство Грузии, смогло, избавившись от стереотипов, вступить в диалог с абхазским руководством, село с ним за стол переговоров и проявило готовность к компромиссу. Однако тбилисскому начальству, прежде всего в лице Шеварднадзе и его тогдашних соратников Д. Иоселиани и Т. Китовани, помешало это сделать присущее грузинам амбициозное и пренебрежительное отношение к другим народам, в данном случае к абхазам. Именно высокомерие и тщеславие не позволило руководству Грузии оценить объективно создавшуюся обстановку. Оно пребывало в твердом убеждении, что единственным критерием правды есть сила, а не толерантность, предполагающая поиск соглашения на основе учета интересов сторон и обоюдного выигрыша. Н. Месхия, известный нейрохирург, профессор, бывший гражданин Абхазии, в обширном письме Э. Шеварднадзе от 10 сентября 2008г., наряду со множеством других, в адрес последнего высказывает и этот упрек, обвиняя его в том, что им и его окружением был проигнорирован традиционный метод мирных переговоров и консенсусов с абхазской стороной. Более того, автор письма уличает Шеварднадзе во лжи, поскольку тот в книге своих воспоминаний утверждает, будто перед войной он приезжал в Абхазию, чтобы встретиться с В. Ардзинба, но то, якобы, уклонился от встречи. Месхия ему напоминает, что он «приехал в Абхазию только спустя две недели после начала войны, а до этого нам прислал… танки. Надо спросить, кто от кого убегал и на что вам понадобилась такая неточность». (В действительности же В. Ардзинба с 15 по 20 августа 1992г. 9 раз обращался к Шеварднадзе с просьбой встретиться и найти пути урегулирования, но последний высокомерно проигнорировал). В указанном письме содержится много справедливых «если». Но Месхия не до конца откровенен. Ничего, в частности, не говорит деструктивной роли накануне войны грузинской депутации в абхазском парламенте, куда входил и он. Именно эта группа своими действиями приближала кровопролитную войну – при рассмотрении важных вопросов повестки дня, она не демонстрировала конструктивную позицию, и нередко вся депутация дружно покидала зал заседаний. Все ее члены подписали, отправленное в Тбилиси, на имя Шеварднадзе, письмо с просьбой прислать войска для «наведения порядка» в Абхазии.
Немалая доза яда национального превосходства была впрыснута госсоветовским воякам и «мхедрионовским» головорезам, присланным «наводить порядок» в Абхазии. Ланчава, генерал грузинских оккупационных войск, в первый день захвата Сухума, оказавшись в кабинете начальника Сухумского ГОВД, раздраженно поучал полковника милиции Валерия Какалия: «Что хотите вы, абхазы? Вы – кучка народа… Вы не имеете никакую историю и неизвестно, откуда появились. А знаете, кто мы, грузины?! Нас весь мир знает, мы – особый народ, нас можно сравнить лишь с французами…»
Этот «особый» народ вел войну с абхазами на их полное истребление. В недавно вышедшей в Сухуме книге «Абхазский дневник», напоминающей записи Тани Савичевой из блокадного Ленинграда, ее автор Людмила Тарнава (из репрессированной сталинским режимом семьи), немолодая и больная, чудом выжившая в холоде и голоде в постоянном страхе за свою жизнь в оккупированной столице Абхазии, сообщает о таком господствовавшем в городе настроении грузин тогда: «Вот с абхазами покончим, а русские и армяне уедут сами». То есть «освобождение от абхазов». Разве не такую же цель ставили перед собой грузинские агрессоры в августе с.г. в Южной Осетии, проводя операцию с кодовым названием «Чистое поле?!» (На фоне всего этого безмерно циничны попытки Саакашвили уйти от ответственности за войну в Южной Осетии, на том смехотворном основании, что «люди, живущие там, были на нашей стороне…». Попахивает цинизмом такое утверждение Д. Путкарадзе в редактируемой им газете «Абхазский меридиан»: «Мы испытываем глубочайшее уважение к Осетии и осетинскому народу…» Или чего стоит «трогательная забота» Грузии об абхазском народе, «который во многом уникален» и ныне стоит перед угрозой потери своей национальной самоидентификации. «Предотвратить ее – дело не только самих абхазов, но и нас всех». – как это лицемерно звучит из грузинской столицы, откуда была совершена кровавая агрессия против абхазов с целью тотального их уничтожения!...)
Все годы советской власти уровень жизни в Грузии был значительно выше, чем в целом в СССР, хотя производилось здесь намного меньше валовой продукции. Разве не помнят господа из Тбилиси о том, какв сталинскую эпоху грузины всегда ставились в особое положение среди народов СССР? В те времена было редким случаем, когда значительное художественное творение (например, кино) обходилось бы без того, чтобы в нем не фигурировали грузины. Герой Советского Союза Мелитон Кантария (житель Абхазии) в доверительных разговорах (свидетелем чему однажды был я) признавался, что его как грузина специально нашли для водружения флага над рейхстагом вместе с русским солдатом Егоровым. С престижем небольшой Грузии не могла сравниться тогда ни одна другая союзная республика СССР. Она должна была числиться во всем впереди. Порой это доходило до казуса. В книге «Берия: конец карьеры» (Москва, 1991г.) Н.П. Старостин – знаменитый советский футболист 20-30-х годов, лидер «Спартака», приводит такую историю. В 1939г. его команда в полуфинале розыгрыша Кубка СССР победила тбилисское «Динамо». После этого в финале «Спартак» выиграл у ленинградской «Зари» и получил Кубок. Победитель устраивает банкет, празднует победу… Но через месяц Николая Петровича неожиданно вызывают в ЦК партии и говорят: «Принято решение переиграть полуфинальный матч с тбилисцами». Удивленный Старостин говорит: «Это невозможно. Переигрывать полуфинал после финала – случай в мировой практике небывалый». Но для могущественных властелинов Сталина и Берия не существовало невозможного, и такая переигровка состоялась. Во втором тайме тбилисцам забили третий безответный гол – 3:0. Лаврентий, присутствовавший на матче, не выдержал, встал, со злостью швырнув стул в угол и покинул стадион.
В конце 30-х годов Сталин и Берия укрупнили грузинскую нацию за счет мегрелов и сванов. Но об этой услуге вождя в Тбилиси и вспоминать не хотят. Интересно, что мегрелам даже не была дарована символическая автономия. Они, как ни удивительно, согласились с уготованным им «небытием», с низведением их до субэтнической грузинской группы. Всесильных злодеев, распоряжавшихся судьбами народов СССР по своей прихоти, давно нет. Однако оцепенение мегрелов перед Тбилиси, как кролика перед удавом, продолжает сохраняться на протяжении многих десятилетий, и они никак не осмеливаются заявить о собственном «Я». Но ведь народ, потерявший чувство своей национальной идентичности, согласившийся с попранием святых своих прав, теряет уважение и в собственных глазах. Турецкие курды в итоге долголетней борьбы добились права говорить на своем языке в общественных местах. А могут ли мегрелы провести в грузинской столице (коих там много), скажем, митинг, собрание, разговаривать в общественных местах на своем языке? Вряд ли. Мегрельский язык со времен Сталина и Берия объявлен диалектом грузинского языка. (Хотя, если разобраться, например, разницы между русским и украинским языками гораздо меньше, чем между грузинским и мегрельским).
4 июля 1989г. сухумчанин, инженер Нугзар Джоджуа рискнул выступить по Абхазскому телевидению, с глубокой обидой поведав о том, как мегрелы были вычеркнуты из списка народов. Вот что он сказал: «В исторической хронике «Жизнь картлийских царей» мегрелы упоминаются как самостоятельный народ. А теперь в справочнике читаем: «Мегрелы – этнографическая группа в Западной Грузии. И получается, что когда-то свободный мегрельский (и немалочисленный) народ превратился всего лишь в этнографическую группу». «А ведь мегрельское княжество просуществовало до 1867г., имея собственное правление, и еще в 1803г. оно вступило в российское подданство». И далее: «Фамилия у меня мегрельская, родной язык – мегрельский, думаю по мегрельски, пою мегрельские песни, с друзьями разговариваю на мегрельском, а в паспорте пишусь грузином». «Когда меня спрашивают, кто я такой – говорю «грузин», но когда узнают мою фамилию, говорят: «Какой ты грузин, ты мегрелец»… Эта «дерзость» дорого обошлась Джоджуа. Последовали его травле, оскорблениям и даже угрозам расправы. Причем, как ни странно, в первую очередь бешенно ополчились против него сами мегрелы, чьи национальные интересы и достоинство он защищал.
Правда, в период гражданской войны в Грузии приверженцы звиадизма подняли головы в Мегрелии, заговорили об исторических несправедливостях, проявленных по отношению к ним со стороны центра. Вслед за расправой с Гамсахурдиа Тбилиси последовательно расправился с лидерами Мегрелии – Кобалия, Элиава и другими, что вызвало массовые выступления населения в регионе. На митингах впервые громогласно осуждалась политика властей Грузии в отношении мегрелов и заявлялось, что Мегрелия не может быть в составе Грузии. В частности, Дж. Гамахария, бывший преподаватель АГУ, заявил, что у мегрелов своя самобытная культура, свой оригинальный язык и свои этнографические особенности, имеется глубокая история, которая насчитывает не одно тысячелетие, поэтому, подчеркнул он, мегрелы должны иметь свое никому не подчиняющееся государство. В ноябре 2001г. члены координационного совета политических партий и неправительственных организаций, действовавших в этом регионе, на форуме в Хоби потребовали автономии Мегрелии и возможности обучения мегрельскому языку в школах. Однако эти и другие аналогичные акции оказались не более чем митинговыми, не повлекшими за собой конкретных дел. Все получилось по-шекспировски: «много шума – и ничего».
Слов нет, грузино-мегрельские отношения – не наши проблемы, это дело самих этих народов. Но нам приходится говорить об этом потому, что нынешние грузинские националисты, генетически унаследовавшие со сталинизма и бериевщины свою национальную «особость», умело манипулируют мегрелами. Хотя они считают их неполноценными грузинами и явно недолюбливают, тем не менее активно используют против нас, абхазов. Большое число мегрелов воевало против абхазов во время войны 1992-93 гг. (и больше всех в итоге пострадали именно они), хотя среди них было немало и таких, кто понимал суть преступной политики Тбилиси. Директор научной библиотеки им. Д.И. Гулиа АГУ Ш.С. Гварамия, оставаясь во время грузинской оккупации в с. Яштхуа Сухумского района, в своем дневнике 31 января 1993г. записала следующее высказывание своего 60-летнего соседа Г. Дзидзигури: «… грабят вас не мы, местные мегрелы (?!)… Вас грабят здесь приезжие грузины – кахетинцы, магометане, присланные Иудой Шеварднадзе. Они себе все позволяют, даже грязные тряпки и горшки берут. Иуда Шеварднадзе нас, мегрелов, и вас, абхазов, столкнул. Он хотел, чтобы мы друг друга уничтожили, а затем Мегрелию и Абхазию заселить грузными сванами и грузинами… »
Увы, представители «особой» нации до сих пор многие грязные дела в отношении абхазов вершат руками мегрелов. Именно последние по заданию грузинских спецслужб предпринимают в Гальском районе диверсии и покушения, что в конечном счете бумерангом ударит по местному, мегрельскому населению, которое, (после того, как граница будет наглухо закрыта), лишится возможности общения с теми, кто живет за Ингуром.
Грузинское руководство в последнее время увлечено политической музееманией. Сносимый памятник Сталину намерены установить в замышляемом Музее российской оккупации в XXIв. А до этого всего несколько лет назад в Тбилиси был открыт схожий музей – посвященный советской оккупации, причем посещение этого музея обязательным пунктом в программе пребывания всех официальных зарубежных представителей. (Здесь Мишико, как и во всем остальном, действует синхронно со своим украинским собратом по части русофобии Ющенко, создавшим мемориал о голодоморе, фактически назвав Россию страной, которая сознательно уничтожила украинцев в 30-х годах прошлого века).Но логично ли создание таких музеев в Грузии? Не лучше ли, как однажды заметил В.В. Путин, назвать это учреждение музеем оккупации Грузии грузинами, с учетом того, что на протяжении десятилетий у руля СССР находились такие «славные сыны» Грузии, как И. Сталин, С. Орджоникидзе, Л. Берия, А. Енукидзе, Э. Шеварднадзе. Если все советское прошлое преступно, и оно вредило Грузии, как это считают господа из Тбилиси, то честнее было бы грузинскому народу взять на себя моральную ответственность за них. Ибо все, что происходило в стране, главным образом от них исходило.
Многие поколения грузинской элиты грелись в лучах известности этих вождей, козыряя их именами и за их счет поднимая имидж своей нации. В Тбилиси не принято говорить о масштабах ущерба, нанесенных выходцами из Грузии, ставшими у руля власти в СССР, русскому и другим народам. Уместно вспомнить такой момент из истории. Наполеон (в 1800г.), во время посещения могилы своего бывшего духовного учителя Ж.Ж. Руссо сказал: «Будущее покажет, не лучше ли было бы для спокойствия земли, если бы ни Руссо, ни я никогда не существовали». Не будем гадать, что было бы без Руссо и Наполеона, но в нашем случае, не рискуя ошибиться, можно сказать: не будь этих «славных сынов» грузинского народа И. Сталина и Л. Берия, то сколько зла мы могли бы избежать, и вектор развития страны был бы явно другим. (Причем, нельзя забывать и то, что во всесоюзные властные структуры, особенно в карательные органы, они перетащили из Грузии своих сподручных, таких, например, как Абакумов, Цанава, Гвишиани и др., руками которых также совершалось немало злодеяний в стране).
Саакашвили, сменивший на президентском посту Шеварднадзе, учинившего кровавую расправу над мегрелами, начал заигрывать с населением этого региона, позиционировать себя другом мегрелов (подключил к этой игре и свою супругу, которая, якобы серьезно взялась за изучение мегрельского языка и песен), и последние активно поддержали на выборах его и его партию. Но в период августовских событий 2008г. свою милость в отношении мегрелов г-н Мишико сменил на недоверие, обвинив их в предательстве, поскольку они не проявили враждебности к вошедшим в этот регион российским войскам и не оказали им сопротивления. Но к чему обвинять в отсутствии отваги мирное население, тогда как основательно вооруженные грузинские вояки, не выдержав столкновения с русскими, драпали отовсюду, в том числе и из Кодорского ущелья, так и не вступив в столкновение с абхазскими вооруженными силами. Им пришлось пешком отмахать до полусотни километров в Мести – административный центр региона Сванетии.
Но вернемся к Шеварднадзе. Урон, нанесенный этим последним из могикан грузинских политиков всесоюзного масштаба, весьма значителен. С вышеуказанными злодеями, этого, одного из бывших непревзойденных брежневских подхалимов роднит не только национальность, но и немало общих авантюристических черт. Подхалимство, лесть и демонстрация клятвенной преданности Горбачеву привели его на высокие должности министра иностранных дел СССР и члена политбюро. (Будто во всей просвещенной стране не нашлось более подходящего профессионала, кроме как выпускника заочного отделения Кутаисского пединститута, владевшего, как в шутку говорили, «полутора языками»).
Содружество Горбачева и Шеварднадзе, пожалуй, можно выразить словами древнеримского поэта Катулы: «В чудной дружбе два подлых негодяя…» Ценой этой дружбы стал развал могучей страны, многочисленные кровавые войны, гибель тысяч людей, массы обездоленных и нищих и другие беды. Масштаб ущерба, нанесенный стране ими во внешней политике, не поддается измерению. Результатом их предательской уступки Западу стало возможным появление натовских войск у ворот России. А экономические потери? В интервью газете «Комсомольская правда» от 29 августа 2008г. госсекретарь союзного государства России и Белоруссии Павел Бородин, касаясь этого вопроса, вспоминает о своей беседе с бывшим канцлером ФРГ Г. Колем, который говорил, что они «готовы поставить памятник из золота» Горбачеву. Запад полагал, что он попросит за Восточную Европу 300млрд. долларов. То есть 244млрд. долларов – долги Советского Союза и 60млрд. долларов на инфраструктуру для войск, которые выводились Москвой. Мы таким способом готовы были с долгами рассчитаться. Если бы нас «придавили, то мы отдали и больше…», – сказал он. Но когда Горбачев попросил лишь кредит в 9 миллиардов и сто миллионов для своего фонда и столько же для фонда Шеварднадзе, западные партнеры от восторга, – по словам Коля, – «пили две недели». Да и т.н. «долги Советского Союза» были сделаны главным образом Горбачевым и Шеварднадзе и возможности их списания были сорваны ими же. Впоследствии ценой огромных усилий России, как правопреемницы СССР, пришлось платить эти долги. Эти фантастические услуги там оценили должным образом. Впоследствии Горбачев, прозванный «лучшим немцем», был удостоен престижной немецкой премии доктора Фридриха Хааса, а Шеварднадзе – премии, носящей имя великого гуманиста Канта, что, разумеется, является кощунством. Нельзя не сказать и о другой весьма ущербной для России сделке совершенной этими «чудными друзьями» – имею в виду передачу шельфа Берингова моря площадью в 40тыс. кв. километров чрезвычайно богатой рыбой, нефтью и газом, о чем с возмущением писал А. Солженицын в своей книге «России в обвале».
Симпатизаны грузинской националистической элиты многих поколений Сталин и Берия оставили после себя не только устойчивую психологическую установку «национальной особости» грузин, но и породили определенный стиль политического властвования, сохраняющейся до сих пор в грузинском политическом истеблишменте – разумеется, с учетом коррективов времени, исторической дистанции и личностного масштаба. Как и предыдущих лидеров Грузии, Саакашвили роднит с названным злодеями на «троне» ряд общих черт и личностных свойств. Прежде всего – это лживость, мстительность, подозрительность, склонность к коварству, преследование и расправа с неугодными лицами. О непредсказуемости поведения и несбалансированности состояния его психики, сказано многими. В одном из своих интервью в сентябре с.г. он заявил, что «Путин обращался» с ним, «как с сумасшедшим». «Самое печальное, – говорит он далее, – некоторые на Западе соглашаются с таким видением ситуации». Не соглашаясь с такой оценкой своей персоны, Саакашвили заявил, что он не сумасшедший, а «просто горячий человек…» (Жевавший свой галстук этот «горячий человек» особо может не огорчаться подобной характеристикой, поскольку о патологии Сталина (с которым, кстати, родился в один день) тоже много сказано. И, очевидно, не безосновательно). Западные журналисты как-то заметили, что он в течение двух часов давал им интервью в состоянии… сильного наркотического опьянения, что дополняет его незавидный образ. Эта «горячность» Саакашвили превращается уже в патологию, о чем свидетельствует устроенная грузинскими спецслужбами 23 ноября провокационная инсценировка покушения на польского президента Л. Качинского у границы Южной Осетии. Этот провокационный спектакль был опровергнут самими польскими властями. (Склонность к провокационным деяниям нынешний грузинский президент также заимствовал от указанных его соплеменников-злодеев. Кто не знает, например о сталинско-бериевских провокационных инсценировках показательных судебных процессов над «врагами народа»?. Сколько раз организовывал Лаврентий инсценировки «покушения» на Сталина, которые он каким-то чудесным образом «предугадывал» и спасал вождя?! Точно так, как древнеримского диктатора Тиберия «спасал» его приближенный охранник Саян! В мастерстве провокационных фарсов не откажешь и Шеварднадзе, который устраивал «покушения» на самого себя …) .
Между тем на Западе, особенно в США, как бы не замечают изъянов у их фаворита – мини-Сталина – Саакашвили. Американский президент Буш, в упор не видя диктаторские замашки грузинского президента, изображает его не иначе, как «мужественным демократическим борцом», а возглавляемую им страну – «форпостом демократии». (В Вашингтоне широко разыгрывают этот лживый тезис, изображая дело таки образом, будто маленькая Грузия избрала себе демократическую модель общественного устройства, чем и навлекла на себя гнев большого авторитарного соседа, т.е. России. Прикрываясь этой ширмой, в сентябре с.г. Саакашвили в одном из интервью заявил: «Они (русские) хотят избавиться от моего правительства, потому что мы – демократы»). На такой статус «форпоста» не повлияло и жестокое избиение и разгон участников митинга 7 ноября прошлого года в Тбилиси, и установление государственного контроля за всеми сферами жизни граждан Грузии. Экс-спикер грузинского парламента Н. Бурджанадзе, обрушившись на Саакашвили, констатирует установление последним в республике «беспрецедентного контроля над прессой и бизнесом , «реально однопартийный и фиктивный парламент» и зависимость судебных решений в стране от инструкции исполнительной власти», и главное то, что он не сделал для себя никаких выводов из горького опыта 7 ноября 2007г. (Однако интересно, что всего этого не замечала мадам Бурджанадзе, когда находилась у власти. Тогда она демонстрировала удивительное единодушие с Саакашвили и, защищая его от нападок, заявляла: «Миша очень умный человек!» Поддержав правительственную акцию по разгону митинга 7 ноября, она заявляла о том, как силовые структуры «хорошо» и «слаженно» действовали. Да и в «однопартийности» и «фиктивности» нынешнего грузинского парламента тоже немало ее вины, поскольку, будучи накануне выборов исполняющей обязанности президента, она ничего не сделала для того, чтобы не получился такой уродливый парламент). Ей также напомнили о том, что когда бывший министр иностранных дел Грузии С. Зурабишвили, будучи отстраненной от должности, уходя в оппозицию, критиковала своих бывших союзников, на это последовала также реакция Бурджанадзе: «Я мало верю людям, кто критику начинает после того, как лишаются кресла». Но не является ли ее нынешнее положение аналогичным?). Примечательно, что в опубликованном от имени «Движения сопротивления» в газ. «Свободная Грузия» от 1 ноября с.г. заявлении, в частности, сказано, что « и президент и парламент в 2008г. пришли к власти путем тотально фальсифицированных выборов». (Как тут не вспомнить слова Сталина: «Главное – не как проголосовали, а как посчитали». А «считать» голоса в Грузии всегда умели). Заявляется также о катастрофическом росте коррупции, расцвете «мафий под государственной крышей», об однопартийной диктатуре и гостерроре – «как прицельном, т.е. направленном на устранение неугодных фигур, так и неприцельном, т.е. направленный на устрашение массы…» (Справедливости ради заметим, что сейчас на Западе стали лучше разбираться в сущности Саакашвили. СМИ ряда стран, наконец, узрели, что в Грузии права человека нарушаются, прессу зажимают, да и вообще грузинский президент – диктатор. И задают вопрос: «Кого же мы поддерживаем?» Но это скорее спекулятивная уловка: вот если бы выиграл войну, то он был бы снова объявлен демократом. Но проиграл – значит, подставил Запад…).
Состоявшийся 7 ноября с.г. массовый митинг в Тбилиси по стилистике своих требований был аналогом прошлогоднего, звучала та же критика, высказывались требования ухода президента и правительства, новых выборов парламента и главы государства. На митинге собралось гораздо меньше, чем ожидалось. Его активисты хоть смотрят на будущее оптимистично, полагая, что гроздья антиправительственного гнева в Грузии будут нарастать. Однако, по мнению ряда грузинских аналитиков, уверенности в решительных переменах нет, т.к. ярких харизматических политических фигур у грузинской оппозиции нет. И полагают, что, если даже провести выборы, их результаты не изменят политической картины. Как бы ни винили Саакашвили за все его грехи и провалы, главный из которых – позорный проигрыш в войне и потеря Абхазии и Южной Осетии (впрочем, и до этого эти территории Грузии не принадлежали), он пока еще не является, так сказать, хромой уткой и имидж у него гораздо выше, чем у лидеров оппозиционных движений. К тому же из политического закашника Вашингтона, похоже, что пока некого достать вместо него. Социологические исследования показали, что как ни парадоксально, немалое число грузинских граждан полагает, убежденное в этом своим президентом, что в пятидневной войне Грузия не проиграла, а выиграла, и «победу» эту люди приписывают Саакашвили. (Эту мысль он выразил в ноябрьском интервью одной немецкой газете, заявив, что «для России успехом было бы получение контроля над трубопроводами, идущими через нашу страну», с помощью которых она бы контролировала «на 60 процентов больше транспортируемых энергоресурсов, чем сегодня» и тем самым получила бы «монополию на энергоснабжение Европы», в чем и «заключается цель Москвы».С помощью такой лживой провокации грузинский президент пытается столкнуть Россию с Европой, заручиться поддержкой последней, позиционируя себя этаким мужественным борцом за интересы старого света). В связи с таким бахвальством известный грузинский писатель О. Иоселиани с недоумением спрашивает: «После тех несчастий, которые обрушились на нас, можно ли говорить о том, что мы в войне победим?!» На самом же деле потерпела поражение не только Грузия, но и ее союзник – США, вся политика Штатов в регионе, причем проиграли они ситуацию здесь вчистую, чего никак не могли ожидать. Россия же укрепила свой авторитет. Оптимизм Тбилиси подогревается тем, что во время августовского кризиса западные страны поддержали Грузию, всемерно способствовали сокрытию реальной информации, чтобы не дать правде выйти на свет. У. Черчилль говорил: если истина многогранна, то ложь – многоголосна. С помощью этой многоголосности лжи, односторонней, недостоверной информации грузинским и другим заинтересованным СМИ Тбилиси первоначально удалось ввести в заблуждение мировое сообщество.
Российской стороне ценой немалых усилий удалось во многом выправить ситуацию. На это заметно повлияли встречи российского руководства с рядом европейских лидеров с «Валдайской группой» в ходе которых убедительно раскрывалась правда о том, кто начал войну. Не случайно за последнее время тональность западных СМИ сильно изменилась. Лживые нагромождения Тбилиси вокруг России растаяли, как снег на солнце. Надежды саакашистов на изоляцию России провалились. Прагматичный Запад не пошел на такой губительный для себя шаг ради прихоти Саакашвили. (Ох, как хотели в Тбилиси, чтобы глубокий кризис поразил Россию! Когда нефть подешевела, там от удовольствия потирали руки, предвкушая, что это принесет России большие убытки. Выдавая желаемое за действительное, трюкачески манипулируя фактами, грузинские СМИ взахлеб вещали о неимоверных финансово-экономических трудностях в России, о том, якобы доллар там поднялся до 40 рублей – т.д. и т.п. Нынешний мировой экономический кризис, возбудителями которого стали США, невозможно преодолеть без совместных действий ведущих стран мира, в числе которых и Россия. Этому содействует и недавно начавшийся процесс реанимации отношений России и Евросоюза.
Таким образом, кризисную кавказскую страницу, связанную с августовскими событиями, можно считать перевернутой. И тема Кавказа больше не является препятствием в контактах России с Западом. Россия сделала решительный, в то же время справедливый шаг, о чем неоднократно подчеркивал президент России Д.А. Медведев, раз и навсегда это должно быть ясно всем, особенно в Тбилиси, где все еще, витая в небесах, не желают опуститься на землю. Иные тамошние господа полагают, что Абхазия и Южная Осетия, с признанием их Россией, вовсе еще не потеряны для Грузии, лишь усложнилась возможность возвращения их в состав Грузии. А члены «Движения Сопротивления», затеявшие инициирующие псевдопатриотическую свистопляску, и вправду считают, что высшим приоритетом политики их государства на ближайшие месяцы и годы «является» все то же «восстановление территориальной целостности Грузии». (Еще в ноябре 2005г. Саакашвили вещал о скором овладении Абхазией – и что же?).
Полноте! Господа хорошие, не обманывайте свой народ и самих себя. Послушайте, что на этот счет говорят ваши здравомыслящие аналитики. Например, Сосо Цинцадзе, который, заявил: «Ничего странного в этом (признании Абхазии и Южной Осетии – Д.К.) нет, любое государство на месте России поступило бы также». Или Паата Закарейшвили: «Двух понятий – грузино-абхазский и грузино-осетинский конфликты – больше не существует». Когда его раньше спрашивали, «потеряны ли Абхазия и Цхинвальский регион, он всегда отвечал, что не потеряны, есть еще шансы спасти ситуацию…» Но сегодня я говорю, что все потеряно. И это действительно так. Джеймс Уильямс, известный американский философ и психолог, учил: «Согласитесь принять то, что уже есть. Примиритесь с тем, что уже случилось». А Георг V, король Англии в 1910-1936 гг. вывесил в своем кабинете надпись: «Научи меня не требовать невозможного и не говорить о непоправимом». В ситуации, в которой Грузия оказалась в связи с признанием независимости Абхазии и Южной Осетии, Тбилиси стоило бы прислушаться к этим мудрым советам. Как бы психологически ни было трудно, сложившуюся ситуацию надо принимать такой, какая она есть, как реалию. И не впадать в старый синдром типа «ни один грузин не согласится с утратой Абхазии».
Саакашвили, вспоминая старые добрые для себя времена, говорил: «Помню, как мы сидели в Пицунде с Нани Брегвадзе, пили «Киндзмараули» и пели «Сулико». Своими сказочными воспоминаниями об отдыхе в Абхазии делилась и мадам Бурджанадзе. Да сколько таких найдутся в Грузии?! Но все это дарованное Сталиным и Берия, безвозвратно от них ушло… Абхазия окончательно освободилась от угнетавшего ее тбилисского режима. И остается только невольно поблагодарить лидеров этой страны за то, что они своими деяниями, сами того не желая, приближали время признания Республики Абхазия. Впрочем, это признание было неминуемо.

Ноябрь 2008 г.
_______________________________


20 послевоенных лет: кто мешает ослаблению конфликтного потенциала между Грузией и Абхазией

Заметки политолога

Старый афоризм гласит о том, что сон разума рождает чудовищ. Разум грузинского шовинизма в своем сонном бездушии породил чудовищ в лице отправленных в Абхазию варваров, беспощадно уничтожавших абхазов на их земле, разрушая, грабя и предавая огню не только их дома, но и важные научные и исторические объекты. Сон или не сон, но встает вопрос: была ли война запрограммирована взаимоотношениями между грузинами и абхазами? Ведь вроде бы не логично допустить, чтобы люди, хоть и разных национальностей, но живущие всю жизнь бок о бок, делившие в быту и горе и радость, могли втайне ненавидеть друг друга. Всё так, но есть стереотипы, которые будут всегда, пока существуют разные нации. И эти национальные стереотипы способны легко трансформироваться в агрессивную ненависть и шовинизм, когда осознанно и целенаправленно раздувают их массам различными идеологическими средствами, что и делалось тбилисским режимом. Самым активным образом в это дело включилась грузинская интеллигенция, которой со времен печально известной горбачевской перестройки были созданы условия для вседозволенности и неуправляемости в стране. Сначала взяли на вооружение агрессивный национализм звиадисты, а при сменивших их режимах Шеварднадзе и Саакашвили стереотипизация массового сознания грузин в отношении абхазов и осетин достигла своего апогея. Массам стали внушать чувства ненависти к последним «как к пришельцам на грузинскую территорию» и нациям низшего уровня.
Весьма результативными в этом деле оказались перманентные массовые антиабхазские акции, проводившиеся под руководством тбилисских эмиссаров. Организаторы многолюдных митингов учитывали психологическое воздействие толпы на людей. Толпа ведь иррациональна, в ней даже люди здравого ума ведут себя не так, как в обычной ситуации. Толпой руководят эмоции и те, кто воздействует на неё. В ней срабатывает эффект бикфордова шнура. С учетом этого грузинские оголтелые шовинистические лидеры добивались создания такой атмосферы в массовых акциях, когда их участники, да и все соплеменники, видевшие все это действо по ТВ, стали воспринимать абхазов не иначе, как лютых своих врагов, которые, как это утверждалось в мифах психовойны, намерены истребить всех грузин в Абхазии. Фантастика! Но она срабатывала. Говорят же, реальность и вера не пересекаются. Вера зависит не от фактов и реалий, а от частоты повторения внушения. Если упорно и настойчиво повторять, то большинство поверит во все что угодно. Один западный философ сказал по этому поводу: у большинства людей чаще всего не бывает мнения, поэтому то или иное мнение, им надо «влить, как смазочное масло в машину». В результате такого «вливания» мифов, лжи и полуправды об абхазах, готовых, якобы, устроить грузинам в Абхазии «Варфоломеевскую ночь» с помощью конфедератов, население, послушное бесноватым тбилисский лидерам, встало перед ещё вчера невероятной дилеммой: убить или быть убитыми. ( Интересно заметить, что генпрокурор Грузии Д. Бабилашвили, выступая перед грузинским парламентом 5 апреля 1996 года, в оправдание грузинской агрессии против Абхазии привел именно этот миф об ожидавшимся геноциде грузин в Абхазии, и де-мол, благодаря вступлению грузинских войск на эту территорию, была предотвращена планировавшаяся трагедия.). На фундаменте такого убеждения и настроения и ворвалась лавина грузинских вояк во главе с известными «ворами в законе» Дж. Иоселиани и Т. Китовани в 1992 году в Абхазию, совершив масштабные, чудовищные преступления. Война эта, как известно, длилась год и два месяца и закончилась полным поражение грузинских вояк, их бегством из Абхазии вместе с их местными пособниками.
В СМИ Грузии, равно как и в работах на эту тему, постоянно, грубо и искаженно преподносятся материалы о грузино-абхазской войне хотя и встречаются (правда, редко) авторы, которые, берут на себя смелость сказать правду о прошедшей войне. Так, Н. Месхия, в своей книге «Как отторгалась Абхазия», изданной в Тбилиси в 2011 году, предлагает как бы политическое расследование цепочки трагических и кровавых событий в Абхазии, скрупулезно «инвентаризуя» едва ли не все главные причины, приведшие к войне. Высказывая немало правдивых суждений, он, в частности, верно усматривает истоки напряженности между нашими народами, подчеркивает, что Тбилиси изначально несправедливо строил свои отношения с Абхазией и другими автономными формированиями. Мы «обижались, – пишет Н. Месхия, – когда нас называли малой империей, хотя характерные черты и признаки таковой, безусловно, были налицо». Автор уличает грузинских лидеров антиабхазского движения, которые «своими экстремистскими выступлениями и лозунгами открыто призывали «к войне, угрожая, что уничтожат абхазов, а оставшуюся их часть прогонят в краснодарские степи», поскольку, дескать, « с ними нельзя жить в мире и согласии и т.д.». Месхия называет и провокационные действия антиабхазских сил, в частности, «поход на Псоу и стадный водопой с рога». И этот «поход, и акции псоупития» поддерживались в Госсовете, что иллюстрировалось соответствующими передачами по грузинскому ТВ. Организаторам и исполнителям этих акций было наплевать на то, что все это раздражающе действует на абхазов, оскорбляет их. Впрочем, они этого и добивались – спровоцировать столкновение, которое дало бы повод для широкомасштабного военного вторжения, чтобы раз и навсегда расправиться с абхазами.
По мысли Месхия, истоки войны находились в Тбилиси, не желавшего найти взаимоприемлемую форму отношений с Абхазией. Он подтверждает, что абхазская сторона на всех этапах, включая период военного противостояния, была готова к компромиссу, к взаимным уступкам, но грузинская сторона не делала встречных шагов. «Мы с самого начала, – пишет Н. Месхия, – стали твердо на силовой путь и напрочь отвергли путь переговоров и мирного решения проблем. Решили урезонить и подавить абхазский народ». При этом он приводит список матерых главарей антиабхазского движения. « Ни тени покаяния на лицах» этих «героев», «на чьей совести львиная доля того, что произошло в Абхазии», – сокрушается Месхия. Какое покаяние! Они и сегодня готовы вновь поступить так же, и если что и удерживает их, так это боязнь последствий такого реванша. (Правда, Н. Месхия хотя и старался передать объективно то, что происходило, но все-таки не обошелся без «ложки дегтя» – без замшелого вранья, давным-давно опровергнутого и высмеянного, коим, в частности, является утверждение: «В Абхазии мы воевали с Россией и проиграли войну не в борьбе с абхазскими вооруженными силами». Так и хочется сказать верующему Напо: Побойся Бога! Где же погибли тысячи абхазских ребят, если не на войне с грузинскими оккупантами? Столь же грубым вымыслом является и другое его утверждение, будто бы Конфедерация Народов Кавказа была создана КГБ СССР, специально « для деструктивной деятельности на Кавказе», в Грузии – в особенности.).
Постоянно о прошедшей войне пишет небезызвестный оголтелый антиабхазский экстремист, историк З. Папаскири. Будучи родом из Зугдиди, за несколько лет до войны он был направлен из Тбилиси (можно сказать навязан) в качестве преподавателя в АГУ. Здесь он быстро нашел интриганов – единомышленников, сначала подспудно, а затем открыто будораживших межнациональные отношения, провоцируя их до столкновения. Он активно подбивал студентов грузинской национальности к этому, одновременно конфликтуя с абхазской частью аудитории, грубо искажая историю Абхазии на своих лекциях. Весомый вклад он внес в раскол АГУ, что стало детонатором июльских событий 1989 г., а затем и грузино-абхазской воны. В списке матерых главарей антиабхазского движения у Н. Месхия он значится. Он был агентом КГБ Абхазии. Воевал, но его, капитана, как он пытается нас убедить, не пускали на боевые позиции – видите ли, «берегли как ценного кадра»… Во время освобождения Сухума он попал в плен. Каялся, умолял отпустить, обещал, что отныне никогда ничего предосудительного против абхазов и их истории не напишет и не сделает. Если бы знали доподлинно, кто он есть, могли запросто пустить его «в расход», но ему повезло, в обстановке неразберихи, отпустили и отправили через границу к своим. Однако он своего обещания не выполнил. Продолжает с новой энергией строчить антиабхазские трактаты. В 2013 году издал очередное «творение» под названием «Моя Абхазия». Его Абхазия!.. Видите ли, не Зугдиди, где его дом и где он рос, где все время жили его родители, даже не Тбилиси, а Абхазия, оказывается, его родина, где он успел прожить всего несколько лет. ( Здесь невольно вспомнилось написанное группой абхазских патриотов конца 20-х прошлого века письмо «К достойным сынам Абхазии», в котором выражался протест по поводу массового заселения Абхазии грузинским и мегрельским населением явочным порядком. В нем говорилось: «ночью грузины и мегрельцы приезжают на фелюгах, высаживаются на берег, строят хижины и на следующий день объявляют себя жителями страны – Абхазии». Авторы этого письма впоследствии были репрессированы сталинско-бериевским режимом».). Книга З.Папаскири написана развязно, в подчеркнуто злых, ернических тонах, подчас цинично. Так, в частности, автор пренебрежительно, свысока по-хамски, пишет о руководителе Счетной палаты России С.Степашине, характеризуя его как одного из «современных российских держиморд». Весь пафосный смысл издания – вылить как можно больше яда и вздорной лжи на абхазов и тогдашнее их руководство. К слову, «абхазы» у него проходит как синоним «сепаратисты», и это повторяется чуть ли не на каждой странице. При этом, не смущаясь, он выражает в предисловии надежду, что его «абхазскими братьями» будут достойно оценены его «искренние помыслы». Интересно, с каких пор этот циничный лицемер стал «братом абхазов», которых он так люто ненавидит? Более того, у него хватило наглости свое по сути провокационное антиабхазское «творение» в немалых экземплярах прислать к нам, в Сухум: так и видишь за этим его циничную ухмылку – мол, читайте и знайте, абхазы, кто вы такие… Обращает на себя внимание и то, что в своем опусе он постоянно героизирует себя. Однако своими деяниями он предстает перед читателем экстремистом, самодовольным хвастуном, честолюбцем, пронырой и карьеристом. (К слову, по части самовосхваления, равных этому писаке, вероятно, трудно сыскать. Здесь он явно предстает страдающим нарциссизмом, доходящим до шизофренической стадии. Например, он пишет о том, будто бы при освобождении его из-под стражи в Сухуме министр ВД Абхазии Г. Агрба на прощание с ним (лютым врагом нашего народа) сказал ему: «… такие люди как Вы, обязательно должны вернуться».). В дополнение к его нравственному облику следует напомнить как в середине 80-х годов напролом он пролез в ряды КПСС, будучи абсолютным ее противником, или же лицемерно получал премию комсомола, о чем сам пишет с усмешкой и возвеличивая себя.
У несведущего читателя книги Папаскири может создаться впечатление об ангельской непогрешимости Грузии и оправданности ее агрессии против Абхазии, поскольку автор ни в чем не винит грузинскую сторону (включая все ее акции, разжигавшие межнациональную рознь, активным участником которых он являлся, не говоря уже о кровавой грузино-абхазской войне, принесшей столь масштабную трагедию нашим народам). Автор не удосужился сказать хотя бы единым словом о жертвах, людских и материальных потерях, которые понесла Абхазии вследствие агрессии Грузии.
Спорить с такими людьми, беспардонно и целенаправленно искажающими реалии прошедшей войны и стремящимися свалить всю вину на абхазскую сторону, бесполезно. Их можно только подлавливать в подтасовке фактов и вранье, уточняя детали, в которых, как известно, скрывается «отец всякой лжи». Каждый пассаж З. Папаскири стоит отдельного комментария, но для этого потребуется книга такого же объема, как и работа этого лжеученого. Однако слишком много чести отвечать на всю его галиматью! Но коль уж речь зашла об этом авторе, хочу кратко парировать его выпады по некоторым моментам, прежде всего по военным событиям. Например, на 163-ей странице своей книге Папаскири пишет о том, что 2 июля 1993 года «в районе села Тамыш была осуществлена высадка абхазского десанта, основной костяк которого составляли вооруженные до зубов российские спецназовцы». Далее описывает, как умело действовало грузинское командование для уничтожения десанта. И впервые, как он вещает, в военных действиях приняли участие бойцы национальной гвардии Вахтанга (Лоти) Кобалия. Бои, длившиеся со 2-го по 10 июля, были успешными для грузинской стороны и будто бы ей удалось ликвидировать «около 600 боевиков», были потоплены три баржи и один корабль, выведены из строя два танка, сбиты два вертолета». (В способности самопоздравлении и самовосхвалении представителей грузинской элиты не откажешь!). Автор этих строк лжет. Никакого успеха у грузинской стороны не было. Достоверные сведения об этом сражении имеются, есть живые его участники, в том числе и полевые командиры, которые все помнят до деталей. Никакая баржа не была потоплена, равно как не выведен из строя ни один вертолет, танк и корабль. Наоборот, были разгромлены пять грузинских батальонов. Например, из Терджольского батальона в составе 300 человек осталось всего в живых два человека. С абхазской стороны погибло 67 человек, ранения получили 153. Задача, поставленная абхазским командованием, была выполнена – трассу вместо семи дней держали девять, что дало возможность бойцам Западного фронта занять важные стратегические высоты вокруг Сухума, и это сыграло решающую роль в исходе войны в целом. (Кстати, последнее не отрицает и сам автор). Папаскири лжет, когда говорит, что основной костяк десанта состоял из российских спецназовцев. Десант во главе с Героем Абхазии Зауром Зарандия (Лакут), в количестве 300 человек, состоял в основном из бойцов Очамчирского района, среди них были 23 представителя зарубежной абхазской диаспоры, 18 казаков и ни одного российского спецназовца. К ним присоединились около тысячи бойцов Восточного фронта. Что касается гвардии Кобалия, то она просто обнаружила здесь своё присутствие по договоренности с абхазской стороной и как только началось сражение, повернулась и ушла, вовсе не вступая в бой.
На странице 171-ой книги Папаскири предстает со смехотворной байкой о том, что во время перемирия между воюющими сторонами «в окрестностях села Линдава (Сухумский район), на линии фронта был разыгран футбольный матч между бойцами противоборствующих сторон. В своем ли уме этот господин?!. Это такая же правда, как и то, что абхазы, после освобождения Гагры, на местном стадионе играли в футбол отрубленными головами грузин, о чем очень долго разглагольствовали на весь мир в Тбилиси. (Даже Саакашвили вещал в одном из своих выступлений об этом). Ультранационалистам не стыдно так чудовищно лгать! Беспардонно лжет Папаскири, когда утверждает, что план захвата Сухума разрабатывался Генеральным ШТАБОМ Министерства обороны России. На его взгляд, это доказывается тем, что в середине сентября 1993 г. на заседании Госдумы РФ начальник Генштаба Колесников заявил о неминуемом падении Сухума в ближайшие сутки. Разве не глупо из этого делать заключение об участии российского высшего военного ведомства в разработке военной операции по освобождению от оккупантов абхазской столицы? Ведь элементарно, что анализ хода событий, расстановка сил и занимаемые позиции противных сторон объективно показывали российским специалистам, безошибочно спрогнозировать исход сражения. Но грузинскую сторону такая правда не устраивает. Ей удобнее оправдываться за свое поражение с помощью таких вымышленных аргументов.
Много рассуждает Папаскири о проявленных «жестокостях» абхазской стороной во время войны и после нее, убийствах невинных граждан грузинской национальности, об их ограблениях и т.д. В частности, пишет «о зверском расстреле» известного юриста семидесятилетнего Ш. Баркалая. В действительности же, последнего никто не убивал, работал в прокуратуре Абхазии после войны, пользовался уважением, умер своей смертью в Тбилиси, куда выехал накануне навестить родственников. Указывает некоторые факты расправы с невоевавшими грузинами во время освобождения г. Сухума, в том числе и Г. Комошвили (Комоян), бывшего председателя КГБ Абхазии, присланного из Тбилиси (в чьем тайном услужении находился сам Папаскири). Однако замечу, что Комошвили вовсе не был этакой овечкой. Ведомство, которое он возглавлял ряд лет, «охотилось» на абхазов, о чем все знали. И во время войны, будучи уже на пенсии, он активно помогал оккупантам. В частности, вместе с А. Москаленко (бывшим секретарем ОБКОМа партии, тоже посланцем Шеварднадзе, явно прогрузинской ориентации, участвовавшим во всех грузинских сходках и акциях) он ездил в Краснодар, чтобы уговорить казаков отказаться от поддержки абхазов и т.д. Все те, кто за собой чувствовал грехи, бежали вовремя из Сухума, а у Комошвили, видимо, не сработал инстинкт самосохранения и, прогуливаясь по улице города, он попался под горячую руку… Такая же участь постигла и С. Саакяна, о котором пишет Папаскири. Он ведь перешел на сторону оккупантов, предал тем самым своих соплеменников – армян – которые, в количестве более 1500 человек вместе с абхазами воевали с агрессорами. (Он, кстати, зная, каким издевательствам и грабежам подвергались его соплеменники во время войны, уверял прибывшую из Еревана делегацию, которая интересовалась судьбой местных армян, что с ними все в порядке…). Не оставил автор книги без внимания и расстрел группы грузин, захваченных во главе с Ж. Шартава в плен при штурме Дома правительства в г. Сухуме. Лично я, не сторонник такого выяснения отношений с поверженным врагом. Многие абхазы до сих пор очень сожалеют об этом. Однако надо понять и наших бойцов, на чьих глазах на площади Дома правительства гибли их товарищи от пуль снайперов, удобно расположившихся в этом высоком здании – не смогли они перебороть в себе святое чувство мести. С другой стороны, господин Папаскири не хочет видеть чудовищные факты злодеяний, проявленные грузинскими агрессорами в отношении абхазов и представителей других национальностей, попадавших к ним в плен. Их четвертовали, заживо хоронили завязанных колючей проволокой. Разве Папаскири не знает о чудовищном глумлении над абхазскими бойцами, попавшими в грузинский плен в марте 1993 года, когда 12 из них буквально перед выдачей абхазской стороне садистки были умерщвлены (и трупы еще не успели остыть), что подтвердила экспертная комиссия. Факт этот стал достоянием широкой общественности, о нем писала пресса. Пыткам подвергались и простые граждане, не участвовавшие в военных действиях, арестованные в Драндской тюрьме, как и на всех оккупированных абхазских территориях. В селе Тамыш, Очамчирского района был совершен такой страшный акт вандализма. Старого человека, участника ВОВ 89-летнего И. Чачхалия с супругой 85-летней Н. Иванба, оставшихся дома, надеясь на свой возраст, грузинские нелюди заживо сожгли. Душераздирающие ужасные крики несчастных были слышны далеко в округе, но никто не осмелился попытаться их спасти. А через несколько дней их 40-летний сын Юра – инвалид (без одной ноги), вернувшийся узнать о судьбе своих родителей, был схвачен и расстрелян, а затем сожжен вместе с домом. (Следует заметить, что грузинские оккупанты нередко сжигали расстрелянных ими военнопленных, о чем поведали по абхазскому ТВ очевидцы и указали места таких злодеяний.). Кто не знает о том, как в городе Очамчыра на привокзальной площади оголтелой толпой грузин, облитая бензином, заживо, также по методу средневековой инквизиции, абхазка Ц. Казанба была сожжена. Самое интересное то, что отснятое это «зрелище» на видео показывали по тбилисскому ТВ, комментировали его таким образом, будто бы это абхазы поступили так с грузинкой. (Замечу, что подобные циничные пропагандистские манипуляции имели место и в августе 2008 г. в Южной Осетии, во время грузинской агрессии против неё. Заснятый кем-то на видеотелефоне расстрел грузинскими агрессорами осетинской семьи представили по Испанскому ТВ так, будто это русские так жестоко расправляются с грузинской семье. Тогда все западные СМИ целиком все свои репортажи посвящали страданиям мирного населения Грузии. В то же время, не как не упоминались жители Южной Осетии, которые страдали все дни войны от массированных атак грузинской артиллерии.). Фактов бесчинства и жестокости на территории Абхазии уйма. Они создают впечатление, что некий варварский дух древних кочевников проснулся во внешне цивилизованных грузинах, проявивших свою дикую жестокость на абхазской земле. Во многих случаях по своему характеру изощренное физическое насилие грузинских оккупантов в отношении военнопленных и мирных граждан на территории Абхазии вполне сопоставимо с нашумевшими на весь мир деяниями американцев в тюрьме Абу-Грейб, недалеко от Багдада. Приведенные многие факты изучены, а многие из них опубликованы. Поэтому, когда грузинские авторы говорят о беспощадности абхазской стороны, следовало бы подумать о своих злодеяниях. В Тбилиси прекрасно обо всем помнят. Однако за рассуждениями об экстремальности военных ситуаций и непредсказуемости поведения человека на войне они уходят от главного в этом вопросе – о том, что, как уже выше было сказано, подобное чудовищное отношение к нашим людям не было спонтанным или случайным, а было вызвано крепко вдолбленным в головы грузинских вояк внушением, что абхазов как о «нелюдей», убивать, истязать не грешно. Разве не об этом говорит хладнокровное заявление Шеварднадзе по поводу сбитого над Латой вертолета, где находились более десятка малолетних детей, беременных женщин, истощенных от голода людей, а также раненых – «Война есть война!»…
Что же касается ответных действий абхазской стороны, то они, во-первых никак не сопоставимы с деяниями оккупантов – ни по масштабам, ни по характеру. Во-вторых, у них было стремление симметрично ответить на злодеяния кровавого врага. И справедливость была на их стороне, поскольку не они начали войну, и стали убивать людей, грабить и поджигать дома. У, Черчилль в своих мемуарах пишет: «Когда люди борются за свою жизнь, они часто не склонны соблюдать вежливость по отношению к тем, кто пытается их уничтожить». Иного не бывает. Действие рождает противодействие, зло никогда не остается безнаказанным, зло может породить только зло. Великий Ф. Искандер устами своего Сандро говорит: «… Вот как одна дикость дает другую дикость, а эта дикость дает третью дикость». Так ведь было всегда. Издревле говорят: «Веди себя в отношении других так, как ты хотел бы, чтобы они вели себя в отношении тебя». Невинно пролитая кровь родных, близких и друзей призвала абхазов к мести, к адекватным действиям. И не зря говорят: « Тот, кто хоронил погибших на войне друзей, знает, что нет на свете тяжелее ноши, чем тело друга». Жажда мести за погибших товарищей и близких всегда подвигала на беспощадную ярость врагу.
Оправдывая агрессию Грузии против Абхазии, ее элита, равно как и официальные власти страны, мотивируют действия Тбилиси тем, что территория Абхазии, де-мол, является исконно грузинской, а абхазы, видите ли, пришлый народ «ассимилировали» местные грузинские племена, называвшиеся «абхазами», и переняли это название и т.д. В подтверждение этой неуклюжей легенды приводятся вкривь и вкось толкуемые источники. (Если уж быть исторически точными, то надо признать, что и сам термин «Сакартвело» появился только в 11 веке. Авторитетные ученые Н. Бердзенишвили и И.Джавахишвили грузин считали пришлым народом, то же утверждается и в «Картлис цховреба»). В 1989 году, когда имела место антиабхазская митинговая вакханалия, управляемая из Тбилиси, случился такой конфуз. Прибывший на подобный митинг в Гулрыпше один из главных лидеров неформалов Грузии А. Бакрадзе, поднявшись на трибуну, через микрофон обратился к грузинской толпе: «Здравствуйте, абхазы!». Слушатели спрашивали друг друга в недоумении: в своем ли он уме?
Ряд грузинских ученых утверждают: абхазы ниоткуда не приехали, они – коренные жители этой земли, но ни одни они являются таковыми – а вместе с грузинами. (Может нам надо перед ними шляпы снимать за такую «уступчивость»?). Таких представлений придерживаются известные своими антиабхазскими убеждениями историки Н. Ломоури, М. Лорткипанидзе, куча других их единомышленников, а примкнувший к ним З. Папаскири, делает при этом «уточнение» о том, что грузины на этой земле являются «в большей степени коренным, аборигенным населением». Ломоури, в частности, несколько лет тому назад в газете «Свободная Грузия» безапелляционно утверждал, что в верховной зоне Гулрыпшского района в античные времена проживали сваны, а нижней – грузины и абхазы. Как мог такую чушь твердить маститый ученый – историк, просто диву даешься. Ведь мало-мальски образованный житель Абхазии знает, что в верхней зоне указанного района, называемый по-абхазски Дал и Цабал, плотно жили издревле одни абхазы. Сколько абхазских сказаний и легенд связаны с этим регионом, его жителями! Да и вся топонимика здесь сплошь абхазская. Абхазскими этнографами во всем этом ареале было зафиксировано порядка четырехсот таких древних наименований – сел, поселков, рек, гор и т.д. И никаких следов грузинских топонимов здесь не обнаружено. Сваны в этих местах появились лишь в конце 19-го века ( равно как и в других местах компактного проживания грузин (мегрелов )на территории Абхазии). Да и сами сваны, жившие в этих местах до войны, прекрасно знали о том, как они, перевалив через горы, обосновались на освободившихся после махаджирства землях.
Если бы здесь в древности обитатели являлись грузины, то это обязательно должно было бы найти соответствующее отражение в топонимике. Кто не знает значимость топонимики для истории любого народа. Название местностей – это не только наши ориентиры в пространстве, но еще и символы нации, которые объединяют людей внезависимости от их взглядов и интересов. К. Паустовский по этому поводу говорил: «Название – это народное, поэтическое оформление страны, названия нужно уважать, меняя их в случае крайней необходимости». Грузинская антиабхазская элита, решила закрепить «принадлежность» данной территории Грузии и с помощью звучания местных наименований на грузинский лад. Это подтверждается ухищрениями некоторых грузинских авторов. Т. Ачугба в своей книге «Этническая история абхазов 19-20 вв.» (г. Сухум 2010), разоблачая эти попытки, в частности, приводит смехотворные утверждения некоего грузинского профессора Г. Гасвиани, пытающегося представить как «древнегрузинские» такие переименованные исконно-абхазские наименования на грузинский лад в период организованного массового переселения грузин в Абхазию, как Гантиади, Леселидзе, Ахалшени, Одыщи и др. (В книге Ачугба также справедливо высмеивается голословное утверждение другого лжеца эпического масштаба, академика М. Лорткипанидзе – наставника З. Папаскири – о том, что в 19 веке у населения «Абхазии было грузинское национальное самосознание», а затем, в 20 веке происходит «процесс отчуждения и образования негрузинского самосознания апсуа». Что только не позволит себе человек, когда его покидает совесть! Чего здесь больше – хамства или недомыслия? И того, и другого – в угоду политическим интересам. Так что совершенно ясны подлинные причины воспрепятствования Тбилиси исправлению, искаженных топонимических наименований в Абхазии.
Лживыми изысканиями об исторической принадлежности этой территории Грузии является утверждение о том, что себя считающие себя абхазами являются вчерашними грузинами, точнее мегрелами. На этом настаивает и «неутомимый изыскатель» З. Папаскири. Он прямо пишет: « Со всей ответственностью можно констатировать, что около 60%, если не больше, теперешних абхазов – вчерашние грузины, ( в основном мегрельцы в их генетическом плане, абсолютно ничего не связывает с абхазо-адыгским миром)». Какая узколобая, примитивная трактовка вопроса! К лицу ли человеку с мантией доктора наук и профессору такой подход к этническому вопросу, с таким грубым прагматическим фанатизмом?! Откуда он взял указанные им проценты? Как он их подсчитал?! Да не иначе, как с потолка взял! Во-первых посоветовал бы этому «мудрецу» почитать Н. Марра, который указывает на то, что фамилии с окончанием на «уа», «иа» принадлежат абхазскому антропоническому формату. Во-вторых, почему бы ему скрупулезно не посчитать, сколько ныне считающихся грузинскими (мегрельскими) по своему генетическому происхождению лиц имеют абхазо-адыгское происхождение? В связи с этим, ему следовало бы прочитать хорошо мотивированные книги известного абхазского ученого академика АНА А.Э.Куправа «Из истории абхазской антропонимии» (г.Сочи 2013) и «Вопросы традиционной культуры абхазов» (Сухум. 2008г.). В-третьих, «всезнающему» Папаскири должно быть известно существующее в определенных научных кругах мнение о том, что мегрелы генетически являются осколками абхазо-адыгского мира, их стали ассимилировать, но, перестав быть частью абхазо-адыгского мира, они не успели стать картвелами.
В четвертых, хочу ему напомнить о деятельности церкви в Абхазии после её присоединения к России в 1810 г., когда, как писал Д.И. Гулия «сюда, в Абхазию, стали назначаться в качестве духовных пастырей и проповедников Слова Божия исключительно грузины, не знавшие ни полслова ни местного, ни государственного языка, и даже малограмотные на своем родном грузинском языке… И были заняты они лишь переделкой абхазских фамилий и названий сел и деревень на грузинские, например, Маан – Маргания, Ачба – Анчабадзе, Инал-ипа – Иналишвили, Шат-ипа – Сотиашвили и т.д.» (Сотрудник Закавказской миссии. Сухум, 1912 г. № 10, ст. 152-153). Эти церковные деятели исковеркали уйму абхазских фамилий. Встречаясь порой с труднопроизносимыми для них фамилиями, они их меняли на знакомые им мегрельские фамилии. Например, Кехир-ипа – Бения, Дзгип-ипа – Алания, Джидж-ипа – Кардия, Сабыда-ипа – Сабекия, и много других. Пусть успокоится Папаскири, фамилия Дамения, к которой он столь пристрастен, тоже является заменой абхазской Абрагь-ипа. Кроме того, многие фамилии с двумя «а» в окончании заменяли на «ва» – (с неким мегрельским «оттенком») – например, Агумаа – Агумава, Бигуаа – Бигвава, Думаа – Думава, Куркунаа – Куркунава, Абгадж – Абгаджава и т.д.
И, наконец, в-пятых, обратим внимание Папаскири, который по недомыслию или конъюнктурным соображениям несет ересь по части критериев определения национальной принадлежности человека, на то, что с позиции научной рациональности каждый человек, безотносительно звучания его фамилии, принадлежит той национальности, с которой он сам себя идентифицирует. Назовем не менее 250 тысяч ассимилировавшихся осетин с изменением окончаний фамилий на грузинский лад и считающих себя этнически грузинами, ещё большее число армян, которых постигла аналогичная участь в Грузии! Почему об этом ничего не говорит Папаскири и иже с ним «правдоискатели?!».Да и где сей господин может сейчас найти «чистокровных» представителей каких либо народов вообще? Не к лицу не знать об этом сверхамбициозному и самодовольному профессору Папаскири, каким он явно предстает на всех страницах достаточно объемной своей книги.
Большинство грузин верит в постоянно внушаемые им с помощью произвольно подобранных фактов псевдонаучные доказательства принадлежности абхазской территории Грузии. Политизируя эти фантастические домыслы, А. Чикваидзе, однокурсник печально известного М. Горбачева, бывший высокий партгосчиновник, министр иностранных дел Грузии в правительстве Шеварднадзе в 90-х годах, в своей книге «На сломе истории» (М., 2006 г.) пытается доказать «историко-юридическую правоту» Грузии «в абхазском кон-фликте». При этом его угнетают «гибель множества грузин и утраченная грузинская зем-ля». И его совсем не волнует то, что тысячи абхазов погибли в результате тбилисской во-енной авантюры. Что же касается утраченной земли, то она действительно потеряна – да ведь и не грузинская эта земля.
При этом обращает на себя внимание, с каким цинизмом и как бы с хихикающей из-девкой пишет этот автор об абхазах. В период очередного обострения ситуации в Абхазии в 70-х годах, вещает он, когда «абхазские вожаки (!) требовали союзной республики», в Грузии, мол, тогда широкое хождение имела молва о том, что в Кремле, в ходе встречи с абхазской делегацией тогдашний секретарь ЦК КПСС А. Кириленко, подтвердив возмож-ность создания абхазской союзной республики, изложил свою мысль таким образом: не-освоенных мест в СССР много и вполне можно будет найти такую территорию для новой союзной республики где-то недалеко от Биробиджана, а о разделении территории Грузии не может быть и речи… Чикваидзе прекрасно знает, что такого факта не было, знает и о том, что абхазы не требовали статуса союзной республики, а требовали выхода из состава Грузии, куда Абхазия произвольно была включена в свое время по воле Сталина, Орджо-никидзе и Берия, и вхождения в состав РСФСР. Всю эту галиматью г-н Чикваидзе выду-мал для того, чтобы оболгать, унизить абхазов. Просматривается здесь и давнишнее жела-ние оголтелых антиабхазских грузинских кругов иметь Абхазию без абхазов.
Опустившись до уровня обывательских пересудов, сей господин рассуждает о том, как якобы «за высокими заборами правительственных резиденций в Гагре и Пицунде» «вальяжные господа походя» решали «политические вопросы», и «посредством личных контактов с высокопоставленными партийными чиновниками формировалось мощное проабхазское лобби» в Москве и т.д. Все это вздор, выдумки. Доступа в эти резиденции кремлевских фигур абхазское руководство не имело, а если даже такое и случалось, то любой визит контролировался тбилисским оком, службой КГБ Грузии, но именно грузинское руководство планировало свои отпуска в Абхазии исходя из графика приезда на отдых высших кремлевских вельмож. На этих, равно как и на других измышлениях, формируется грузинское общественное мнение, что явно служит углублению отчуждения и неприязни между нашими народами.
Все понимают, что пожар надо тушить водой, а не бензином. Немецкий социолог Р. Дарендоф, один из наиболее известных конфликтологов нашего времени, подчеркивал, что даже в ситуации борьбы «не на жизнь, а на смерть» не следует отказываться от всяких попыток перевода конфликта в русло мирного разрешения, создания условия для прекра-щения войны. Из вышеприведенных слов Н. Месхия (депутата грузинской фракции в аб-хазском парламенте, человека, находящегося в гуще событий и одной из знаковых фигур в грузинском лагере) свидетельствует, что абхазы были готовы к прекращению огня и компромиссам, в то время как противоположная сторона не шла на это. Представители грузинской интеллектуальной элиты поступали диаметрально противоположно, содействуя, говоря словами М. Булгакова, «разрухе в головах» соплеменников, пробуждая в них агрессивные чувства. Они выступали в роли поджигателей войны с абхазами. Возьмем, к примеру, известного грузинского писателя Дж. Амирэджибы, вдохновлявшего грузинских агрессоров на истребление абхазов. Выступая по российскому радио в январе 1993 г. он самодовольно предрекал, что абхазский вопрос будет решен окончательно, если даже для этого потребуется жизнь15 тыс. грузинских ребят. (В другом случае, характеризуя абхазов, заявлял: «Абхазы – это грязный и мелкий народец…» («Известия, 2 июня 2001 г.) Здесь уместно мнение русского писателя Н.С. Лескова: «…каково слово, излетающее из уст человека, таков и сам человек.»). Сей романист с радостью послал на эту войну во имя «правого дела» своего сына. Сын погиб, но уверенность писателя – «ястреба» в победе Грузии не поколебалась. (А ведь этот господин, демонстрирующий такую органическую ненависть к абхазам, в былые времена, бывая в Абхазии, изрекал весьма возвышенные слова об абхазах во время застолья, и, как говорят, с гордостью сообщал, что у него бабушка была абхазка.). По части антиабхазской оголтелости Амирэджибы не уступали и другие грузинские мастера пера, у которых градус радикализации ничуть не меньше, хамские, а точнее расистские высказывания последнего в отношении абхазов, органический вписываются в их политический и стилистический репертуар, для них перестав это быть дурным тоном. Чего стоил, например, Г.Панджикидзе, который своими, по сути, профашистскими публикациями накануне воины, разжигал у своих соплеменников патологическую ненависть к абхазам (Кстати. Тоже в былые времена за абхазским столом воспевал дифирамбы нашему народу.) К лицу ли писателям такая воинственность, по своему долгу обязанных быть выразителями высоких, гуманистических ценностей, толерантными, лояльными к малым нациям, выступать за справедливое и цивилизованное решение возникающих на национальной почве проблем ?...
В ходе войны были моменты, возможность остановить кровопролитие. Однако вся-кий раз представители грузинской элиты упрямо настаивали на продолжении войны до победного, как они были так уверены, конца. В частности, в июне 1993 г., во время пере-мирия была такая возможность зачехлить пушки. Но горячие головы из числа грузинской интеллигенции жаждали иного. Без малейшего сожаления об этом пишет Папаскири. В его книге читаем о том, как на одном совещании в Сухуме с участием Э. Шеварднадзе, Г. Каркарашвили, вновь назначенного министра обороны Грузии, других высоких военных чинов и гражданских лиц, он обрушился на главу грузинского военного ведомства «обви-нив его в непоследовательности». Оказывается, Каркарашвили «сразу же после назначе-ния министром обороны в интервью… он признался, что военное решение абсолютно бесперспективно». (Кстати, это тот самый Каркарашвили, который в начале войны заяв-лял, что он готов даже ценой жизни 100 тысяч грузин уничтожить всех 97 тысяч абхазов. Очевидно, время кое-чему его все же научило.). Этот «патриотический» порыв Папаскири поддержали такие же, как он, экстремистские «интеллигенты», – Т. Мибчуани, Дж. Джа-нелидзе, Д. Джаиани, Г. Мешвелиани и др. Г-н Папаскири и сегодня считает, что тогда он и его единомышленники мыслили правильно.
Если гипотетически представить себе, что – грузинская сторона согласилась бы то-гда пойти на компромисс, то сколько жизней можно было сохранить с обеих сторон. Но руководство Грузии и ее военное командование поддались настроению таких, как выше-перечисленные персоны, и многих похожих на них апологетов насилия, которые собра-лись в центре Сухума клялись, что абхазов ни за что не пустят в столицу Абхазии.
Грузинская элита, выступая в роли поджигателя войны и, виртуозно играя на чув-ствах своих соплеменников, убеждала их, что с абхазами, кроме как языком «насилия», невозможно говорить. Уже упомянутый прокурор Бабилашвили, представ перед грузин-ским парламентом, нагло врал, утверждая, что «сепаратисты (т.е. абхазы – К.Д.) десятиле-тиями насаждали человеконенавистническую доктрину (!) о невозможности совместного мирного сосуществования грузин и абхазов…». Это называется валить вину с больной го-ловы на здоровую. (Верно говорят, что пропаганда не боится неточностей и вранья). Но, увы, эту стену слепой предубежденности и предвзятых мнений возведенную грузинской элитой, не брался разрушить. А между тем в прошлом отношение абхазов к грузинам бы-ло вполне уважительное. Когда в сталинско-бериевский период в Абхазию были пересе-лены десятки тысяч грузинских семей, абхазы делились с ними тем, что имели, помогали, чем могли, были рядом в горе и радости, находили среди немало друзей, близких по духу, понимавших наши проблемы, о чем свидетельствует немало фактов. Под известным Лых-ненским письмом, например, в котором излагались насущные проблемы абхазского наро-да, в частности, вернуть его в лоно России, стоят подписи более 3-х тыс. грузин. Об этом же говорит факт участия сотен грузин на стороне абхазов в развязанной Тбилиси войне. 86 из них пали смертью храбрых.
Но, попирая все это нас изображали неблагодарными перед Тбилиси, который види-тели, так много сделал для нас, в частности, «подарил» университет и телевидение. Но ведь это было завоевано массовыми акциями абхазов с отстаиванием своих национальных интересов, исходя из необходимости самосохранения как этноса. Послушаешь Папаскири и ему подобных грузинских патентованных ксенофобов, так Абхазия во все времена «процветала» в лоно Грузии даже в период меньшевистской диктатуры. Тот же Э. Ше-варднадзе заявлял, что за Грузией не числится каких-либо грехов по отношению к Абха-зии, и выражал возмущение по поводу того, что грузин называют завоевателями и асси-миляторами (газ. «Демократическая Абхазия». 25 ноября 1992 г.). Но он забыл, что ранее – 27 июня 1978 г. – на пленуме ЦК КП Грузии говорил по этому же вопросу. А он призна-вал: «Прямо надо сказать, что в прошлом, в известном нам периоде, в отношении абхаз-ского народа проводилась политика, которую практически следует назвать как шовини-стическую». Ничего не скажешь – существенное признание. Как говорили древние рим-ляне, умному достаточно. Но наповерку выходит, что и тогда он был не искренен, лице-мерен. Кто не знает о политическом вальсировании Шеварднадзе. «Белый лис» всегда го-ворил одно, а делал другое. Фактически его режим, что называется, в ежовых рукавицах держал Абхазию, не давая ей никакой самостоятельности, насаждая здесь доносительство и шпиономанию, что являлось для всех нас «секретом полишинеля». (В частности, одним из прямых агентов Шеварднадзе был К. Сичинава, председатель комитета народного кон-троля, ярый антиабхазский шовинист. Поэтому первый секретарь обкома партии Б.В. Адлейба ничего не мог с ним делать. Однако в удобный момент давал ему чувствитель-ный нагоняй, чему я лично однажды был свидетелем. Свою злобу в отношении Б. Адлейба Сичинава, вкупе с Комошвили, стал выражать на бюро обкома партии после ухода Бориса Викторовича, позволяя себе «проезжаться» по его адресу, чего делать ранее не осмеливался.). Засланные им кадры для «укрепления» руководства республики, за исключением двух-трех (конкретно В. Алавидзе и Ю. Убилава) проводили шовинистическую политику в отношении абхазов. Чего стоил, например, А. Сакварелидзе! По сути, он был типичный бериевиц, шовинизм и ненависть к абхазам у него просто выпирали наружу. Как нагло вел он себя на бюро обкома партии и как безапелляционно выступал! Натравливал курируемый им МВД, где верховодил и бывший зам. министра внутренних дел Шеварднадзе Ковальчук и его правая рука тоже посланец из Тбилиси – Илуридзе на «охоту» за абхазами. В конце концов, оскандалившегося шовиниста по настоянию Б. Адлейба пришлось убрать отсюда. Столь же неблаговидно вели себя Хачидзе, Кванталиани, Жоржолиани, Беридзе и др. Последний, кстати, будучи зав. орготделом обкома партии, минуя свое непосредственное руководство, систематически информировал по прямому проводу ЦК Грузии о здешних делах, в его преломлении, в особенности об абхазских кадрах, лояльных и нелояльных шеварднадзевскому режиму. Когда В. Алавидзе стало известно об этом, он выразил воз-мущение против этой возмутительной практики в стенах ЦК партии Грузии, заявив, что при таком отношении к абхазам нельзя ожидать доверия с их стороны к грузинам.
Упомянутые господа своими деяниями на абхазской земле в немалой мере удобряли почву межнациональной напряженности, впоследствии перешедшую в фазу острой не-приязни и противостояния. Некоторые из них словом и делом раздували военный психоз у соплеменников. Иные и непосредственно участвовали в военных действиях. Например бывший первый секретарь Гагрского горкома партии, возглавлявший затем в Тбилиси школу милиции Г. Кванталиани со своими подопечными воевал в Гаграх. (Правда, он оказался никудышным командиром, погубив зря множество курсантов, бежал, за что был снят с работы и разжалован.). Другой «ценный» кадр, «парашютированный» Шеварднадзе Жоржолиани руководил сухумским горкомом партии, во время войны философствовал в духе национал-социализма: «Если бы одна шестая часть Абхазии (имел в виду абхазов – К.Д.) изначально была бы обеспечена лишь культурной автономией…. Не было бы ника-ких претензий к Грузии». Ему вторил уже упомянутый Чикваидзе, считавший абхазскую автономию искусственно созданной территориальной единицей, равно как и аджарскую и юго-осетинскую. Это, дескать, было сделано Сталиным, для того, чтобы предостеречь в будущем «от попыток политического развода». Шеварднадзе вещал: «Почему абхазы и осетины получили автономию? Потому что они поддерживали большевиков». И это гово-рит столь цинично о большевиках человек, который всю сознательную жизнь был самым что ни есть оголтелым большевиком (коммунистом), неукротимо пробиравшимся до вер-хотуры партии – политбюро ЦК КПСС, став по сути завзятым брежневским подхалимом. Тогда у него претензий к СССР в части решения национального вопроса не было, о чем свидетельствует и его заявление на торжествах в честь 200-летия Георгиевского трактата, где он с пафосом заявил: «В мировой истории единственно правильное решение нацио-нального вопроса дал лишь социализм». Кстати, помнит ли Шеварднадзе, какое было гос-ударство у его народа до 1917 г. и было ли оно вообще?..
Сами же грузины в национальном вопросе давно в качестве жупела использовали фактор численного доминирования грузин в Абхазии. Хотя грузины здесь, вопреки утверждению их ангажированных историков, не являются автохтонным населением. Их компактного поселения в Абхазии почти не было до махаджирства. Перемещались сюда мегрелы на постоянное жительство по разным социальным причинам – в поисках рабо-ты, нередко после совершенных в Мегрелии преступлений, боясь мести. (На этот счет бывший первый секретарь Гальского РК партии, ныне покойный, весьма добропорядоч-ный человек Шота Шарангия рассказывал забавную историю о версии появления рода Шарангия в Гальском районе. По его рассказу, их далекий предок, совершив убийство в Мегрелии, убегая от преследования кровников, переплыл Ингур. Те погнались за ним. И когда должны были вот-вот догнать его, он в отчаянии залез на дерево, густо обвитое плющом, и спрятался. Голуби, сидевшие высоко на дереве, почему-то не взлетели – «не выдали его». Участники погони покрутились, покрутились и, никого не найдя, повернули обратно. У образовавшегося впоследствии в этом районе многочисленного рода Ша-рангия долгое время был табу на охоту за голубями – в знак спасения ими жизни родоначальника их рода. Другой, не менее занятный случай. Перед грузино-абхазской войной, пожилой житель села Кочара Очамчирского района Ироди Пайчадзе рассказывал о том, как его дед в этом селе арендовал землю у абхазского князя, живя вместе с женой в хибарке. Однажды во время пахоты дед наткнулся на закопанный кем-то давно клад – сложенные друг на друга, как мельничные жернова, слои воска. Радостный найденным, он побежал к хозяину и сообщил ему об этом. Тот, поздравив с находкой, великодушно сказал: раз ты нашел этот клад, пусть он будет твоим. Воск тогда был в цене и дед, продав его, получил хорошие деньги, на которые купил землю и стал жить нормальной жизнью. Рассказав об этом Пайчадзе подытожил: в древности эта земля была не наша, но попробуй об этом сказать ныне нашей молодежи…).
Нет здесь надобности говорить о том, как заселялись опустевшие после махаджир-ства земли Абхазии – в основном мегрелами. Остановимся лишь немного на том, как в сталинско-бериевские времена искусственно в массовом порядке увеличивалась числен-ность грузин на этой территории по мотивам, якобы, нехватки рабочей силы. К этому надуманному аргументу Папаскири добавляет столь же смехотворную причину массового переселения грузин в Абхазию – будто бы переселялись из пострадавших от стихийных бедствий районов. Но это вранье! Потому что эти люди не хотели никуда переезжать, бросить свои дома и могилы предков, но их после наступательной агитации, подчас под надзором милиции заставляли переселяться. Были и такие, которые, рискуя преследованиями бежали из Абхазии. Известный абхазский государственный деятель, председатель Совета Министров Абхазии в 1953-1957 гг., мужественный борец против попрания прав родного народа А.М. Лабахуа на XXII областной партконференции в 1954 г. говорил, что переселение грузин под видом нехватки рабочих рук и наличия в Абхазии многих свободных земель «было использовано в целях ликвидации этнографической самобытности абхазского народа – искусственной (принудительной) ассимиляции абхазского народа… Подселение проводилось к абхазским селам. В Гальский район – ни одного человека… А в Гагрский р-н, где земель не хватает, переселили 950 хозяйств. В Сухумском р-не, в села примыкавшие к городу Сухуми переселили 1250 хозяйств. В г. Сухуми в 1949 г. вселено не менее 2500 семей вместо греков (из коих 2000 семей советскоподданных были веселены для освобождения места для доселения в Абхазию грузин». (Обращаем внимание читателя на то, что здесь не приводятся сведения о переселении грузин в Гудаутский, Гульрипшский и Очамчирский районы, а это составляло достаточно внушительную цифру.). Оратор спрашивает: «Для чего надо было в Сухуми привозить людей, когда здесь нет производства, много неработающего населения?» – задавался вопросом А. Лабахуа и в то же время отвечая, что активно проводилось выживание из Абхазии представителей других национальностей: за три года (1949-1952 гг.) были вынуждены покинуть Абхазию и переехать в Краснодарский край 1500 хозяйств превосходных табаководов колхозников – армян, коренных жителей Абхазии». (Здесь хочу заметить, что А. Лабахуа, большой патриот и яркая личность, который мог принести много пользы своему народу, да и всему населению Абхазии, фор-мально под благовидным предлогом – повышение в должности – был переведен на работу в Тбилиси одним из замов Председателя СМ Грузии по строительству и промышленности, где он оставался на протяжении 16 лет без продвижения. Пришедший к власти «великий реформатор» Шеварднадзе в 1973 г. отправил его в отставку. Его просто оторвали от своего народа, «запрятали», не дав возможности реализовать свой потенциал. Для спокойного проведения политики грузинизации Абхазии.).
Осуществлению этой политики служило и закрытие абхазских школ, отрицание са-мобытности абхазов, умышленно проводилась линия на ликвидацию национальной куль-туры абхазов. Кто не помнит слова А. Мгеладзе, первого секретаря Абхазского обкома партии (впоследствии – первый секретарь ЦК компартии Грузии), апологета сталинско-бериевского режима (кстати, наставника молодого Э. Шеварднадзе), который заявлял: «Такого языка, как абхазский, не существует. Абхазы говорят на испорченном грузинском языке, для исправления которого сейчас принимаются энергичные меры». В решениях ЦК КПСС от 1953 и 1956 гг. получили осуждение эти и другие извращения в Абхазии (как, впрочем, и в Южной Осетии). Многое было исправлено, но далеко не все. Как можно было исправить, например, резко нарушенный баланс численности абхазов и грузин резко нарушенный в пользу последних? Они оставались здесь жить и размножались. Мало того, приток их соплеменников постоянно нарастал и другими более «мягкими» методами. Став численно доминировать, местная грузинская элита (с подачи Тбилиси), под воздействием ветров горбачевской перестройки, быстро «просекла» ситуацию и принялись оттеснить на обочину жизни аборигенов этой земли, чьим именем она названа. Грузинская элита заявила: нас, дескать большинство и, соответственно, дайте нам большинство портфелей; мы здесь хозяева и никто не должен указывать нам, как расставить мебель в нашем доме. Вспоминается в связи с этим разговор с ныне уже покойным Д.А. Бигуаа, известным хозяйственным руководителем республики. Последние годы до начала войны он был директором цитрусового совхоза им. Ильича в Гульрипшском районе. Когда начались турбулентные политические процессы, инициированные звиадистами, Дмитрий Алхасович решил пригласить и поговорить наедине с коллегой – авторитетным директором другого совхоза О. Гвичия – в связи с масштабным нагнетанием межнациональной напряженности его соплеменниками, в гуще которых он вращался. Инициатор встречи говорит откровенно коллеге: «Отари, мне очень не нравится поведение твоих соплеменников, совершающих провокационные действия. Вы все – переселенцы и разве плохо живете? Ты, например, живешь богато. Твой дом по габаритам своим не уступает школьному зданию и т.д. Если не остановить этот процесс, – продолжил он, – все это плохо кончится и исправить его потом будет очень трудно». Дмитрий предложил собеседнику позитивно повлиять на ситуацию. Но в ответ, кипя от злости, нервно топая ногами, надув губы, Гвичия заявил: «Нет, Дмитрий, здесь мы второсортные. Нас большинство, но мы соответственно нашему числу не представлены в руководящих структурах Абхазии…». Вскоре началась война, Дмитрий Алхасович и его семья подверглись грабежу и издевательствам (грузинские вояки ночью вывезли его на окраину Сухума, на кладбище и, имитируя расстрел, автоматной очередью обстреляли, потребовали денег). Ему с большим трудом удалось вырваться из оккупированной столицы Абхазии и добраться до Москвы, где его вместе с семьей приютил старый друг… Закончилась война. Грузины бежали из Апсны. И надо же было случиться такому. Однажды, идя по одной из московских улиц, Бигуаа встретил своего бывшего коллегу Гвичия, который, ещё нервно воинственно настроенный, теперь не успев подать руку, вымолвил: «Дмитрий, ты был прав тогда. Нам надо было объединиться и дать отпор тбилисским агрессорам и мародерам…». Как видно, сей господин протрезвел уже, когда арба перевернулась, когда рак на горе просвистел, и жареный петух своим клювом побеспокоил в одно место. Самоослепление прошло. А сколько таких! Тех, кто был под напором шовинистической эйфории, царившей во всех грузинских СМИ, массовых акций. Ведь большую часть местного грузинского населения охватил какой-то дикий африканский экстаз абхазоненавистничества и агрессивного энтузиазма – они-то и броса-ли на танки оккупантов цветы.
Действительно, в составе депутатского корпуса абхазов было чуть больше грузин – 28 и 26, также и количество министров. Но это была чистая формальность, ширма, ибо тогдашние депутаты по сути являли собой «свадебных генералов». Самостоятельности их было микроскопически мало. По сути, они ничего не решали, все решалось там – в Тбилиси. Скажем, министр просвещения или культуры без санкции своего тбилисского начальства не мог даже назначить директора средней школы или дома культуры района. Из более чем полутора сотен промышленных предприятии Абхазии, лишь единицы находились в местном подчинений, а все остальные управлялись из Тбилиси. Спрашивается: в конечном итоге разве вся власть в Абхазии находилась не в руках грузин?! Но в условиях горбачевской псевдо демократии грузинские антиабхазские силы решили начать не медля ловить пескарей в этой мутной воде. Они истерично ратовали за отмену квоты на выборах – де мол, это дискриминация грузинского большинства, настаивали пустить демократию в свободное плавание, что в итоге означало бы не повышение статуса Абхазии, как это произошло с автономными формированиями в РФ, а, наоборот, привело бы к реализации «проекта» вышеупомянутых шовинистов Шеварднадзе, Жоржолиани, Чикваидзе и иже с ним – низведения ее до статуса культурной автономии. (Между прочим, небезызвестный каратель Т. Китовани, оккупировав со своей сворой Сухум, в августе 1992 г. в переполненном грузинском театре, полагая, что судьба абхазов уже предрешена, прямо заявил, что никакой республики у абхазов не будет, мол, им вполне достаточно культурной автономии, что было встречено присутствующими (т.е. нынешними так называемыми грузинскими беженцами, бурными аплодисментами.). Учитывая, что выборы были на носу и чтобы их не сорвать, стороны договорились по квотам, как раньше было – 28 и 26. (Причем среди участников переговорах с грузинской стороны были такие махровые шовинисты, как Мгалоблишвили, Лордкипанидзе, Джанелидзе, Каландия и др. Важную роль в достижении договоренности сыграл своим авторитетом, тогда уже находившийся на пен-сии Б. В. Адлейба.). Но этот факт достижения консенсуса до сих пор грузинские ксенофо-бы продолжают мурыжить, как «дикий» случай дискриминации грузин в Абхазии. (Об этом, в частности, истерично пишет уже знакомый нам «герой» Папаскири.). На память здесь приходит выступление по центральному телевидению в 1990 г. классика калмыцкой литературы Д. Кугультинова, который, касаясь вопроса соотношения численности и прав народа, иронизировал: если чем больше число нации, тем больше прав, то по этой логике в ООН миллиардный Китай должен иметь не одно, а больше мест, пропорционально своей численности. В нашем случае искусственно созданное численное превосходство грузин выставляется как основание для аннулирования Абхазской республики вообще. Демократия, хоть и лучшая форма правления, но она имеет и недостатки, о чем говорил еще У. Черчилль. Её нельзя огульно, без учета специфики страны пускать в «свободное плавание». Когда бывший президент США Буш – младший, находясь в Китае с визитом, сделал «замечание» хозяевам о том, что у них в стране демократии маловато, ему сразу же заметили: «У нас другая культура». Речь идет о том, что при реализации принципов и норм демократии следует учитывать специфику страны, все нюансы, традиции ее народа. Вопрос этот тонкий и щепетильный, и при подходе к нему надо руководствоваться врачебным постулатом: «не навреди». Как высказываются аналитики, аборигены, чьим именем названа страна должна иметь определенные преимущества, установленные путем консенсуса, без чего невозможно сохранение и возрождение данного этноса. Подход же с точки зрения лишь простого арифметического большинства в решении возникающих национальных проблем контропродуктивен. Ведь демос, народ невозможен без этнического основания. Без хотя бы минимума национализма народ не выживет – как не выживет индивид без минимума эгоизма. Грузинская же сторона хотела использовать в отношении абхазов демократию в ее «свободном плавании» в качестве инструмента опустошения национальной идентичности абхазов, растворения в общей массе и атомизации, а это ведет к потере исторической памяти, без чего нет и этноса. Поэтому коренная нация, судьба которой связана только с этой землей, должна иметь преимущественное представительство в государственном управлении. С учетом этих принципов и строится государственная политика РФ в отношении входящих в нее республик. Это прежде всего отражается в формировании их депутатских корпусов, в которых определенное преимущество предоставляется титульным нациям. Например, в Адыгейской республике адыги составляют меньше 24 процентов населения, но в республиканском парламенте имеют 50 процентов депутатских мест.
Нет слов, учиненная шовинистическим режимом Э. Шеварднадзе трагедия в Абха-зии стала самой масштабной после махаджирства трагедией в истории нашего народа. Но последствия ее, неожиданно для инициаторов войны, оказались не в пользу Грузии, по-терпевшей сокрушительное поражение и нанесла ущерб ее территориальной целостно-сти. Абхазия же вследствие этой войны обрела независимость, признанную великой Россией и рядом других государств. В итоге мы, абхазы, можем сказать: не было счастья, да несчастье помогло. Одно только больно щемит сердце – то, что нашему народу пришлось заплатить за это слишком дорогую цену.
Шеварднадзе, затевая совместно со своей камарильей агрессию против нас, казалось бы, как хороший математик, все просчитал, все учел. Все, кроме одного: ментальности абхазов, почитающих святым делом самопожертвование в борьбе за свою историческую территорию, их готовность бесстрашно и самозабвенно стоять за свою землю. Шеварднадзе же, не сообразуясь с чувствами абхазов, исходил из их малочисленности, несопоставимости вооруженных сил. Он этим козырял, угрожая выставить с оружием против нас один миллион человек. Кроме того, он был уверен в том, что после оккупации уже части территории Абхазии появится легион коллаборационистов из числа абхазов, но и в этом также просчитался. И вовсе не учитывал «белый лис» северокавказский фактор, хотя лидеры общественных движений этих народов заблаговременно предупреждали Тбилиси не испытывать судьбу и советовали договориться с абхазами. И в действительности, когда агрессоры, вопреки предупреждению, вторглись в Апсны, сотни северокавказских единокровных братьев, по зову сердца из чувства братских побуждений, оставив работу и семьи, пешком, преодолевая хребты, по трудным горным тропам в считанные дни прибыли и встали рядом с нашими воинами. Немало погибло их, защищая всех нас от варваров. Идя на такой шаг, они исходили из того, что братский абхазкий народ уже перенес геноцид в 19 веке, и вторую такую трагедию не допустят. (Летом, 2013 г., в период подготовки к 20-й годовщине Победы представители ветеранской организации, матери погибших побывали на Северном Кавказе и в Южной Осетии, в семьях, чьи сыновья погибли на войне с грузинскими агрессорами, посетили их могилы. Волнующими были встречи с их роди-телями, у некоторых из них павшие были единственными сыновьями.). Вклад их в победу над врагом огромен и воспринимается нашим народом с глубоким чувством благодарно-сти. Эти чувства созвучны принципам, сформулированным французским моралистом 17 в. Жаном де Лабрюйером: «Нет на свете излишества прекраснее, чем излишек благодарности». Многие из добровольцев удостоены высоких наград республики Абхазия. Чего стоит, например, славное имя Султана Сосланиева, возглавлявшего министерство обороны Абхазии, непосредственно осуществлявшего руководство военными операциями, или Мусы Шанибова, сыгравшего столь большую роль в организации консолидированной поддержки северокавказскими народами воюющей Абхазии. Их имена, как и многих и многих других, будут вписаны в новейшую историю Абхазии. Проявленный нашими братьями образец ратной доблести, несомненно, станет примером для воспитания новых поколений в духе более тесного единения наших на-родов.
Размышляя о грузино-абхазской войне, ее итогах и порожденных ею проблемах, не-вольно вспоминаешь поучительный совет покойного президента США Р. Рейгана: «Если ты испробовал все и ничего не добился, попробуй сказать правду». А правда в нашем слу-чае состоит в том, что фатальной неизбежности войны между Грузией и Абхазией, как уже сказано не было. Всего-то и надо было, чтобы глава Госсовета соизволил прибыть в Сухум и сесть за стол переговоров с руководством Апсны. Путем диалога можно было прийти к консенсусу. Как говорит Аллах в одной из сунн: если твои оппоненты склонны к миру, и ты склонись к нему. Но и этому мудрому повелению не последовал Ше-варднадзе. Видите ли, он посчитал ниже своего достоинства удостоить своим вниманием абхазов, с брезгливой гримасой, надсмехаясь над которыми позже он назвал с оскорбительной усмешкой «лилипутами» с высокой трибуны ООН. Вариант войны показался грузинскому лидеру наиболее подходящим, простым и удобным. Он поддался великому искушению сразу, одним махом избавиться от «зубной боли» – абхазской проблемы. (Что ж, бывает, что искушение целиком захватывает человека. Как признался английский писатель 19 в. О. Уайльд, он может «сопротивляться всему, кроме искушения».). Причем, предвкушая быстрый и благоприятный исход в затеянной им авантюре, Шеварднадзе вещал: «Надо найти самый короткий путь, даже если он будет… жертвенным. В Грузии невозможна длительная война. Она должна закончиться в месяц-полтора…». (Говорят же: «Скоро сказка сказывается, да нескоро дело делается». Ему было бы не до мудрости, его ничто не могло остановить, он рвался к наполеоновской славе.). Поддавшись этому иррациональному желанию, госсоветовцы ввергли в большую беду наши народы. В результате случилось то, что случилось – непоправимое. Погибли тысячи людей, растоптаны и покалечены многие судьбы, большей частью – молодых людей. Собственно говоря, и после войны оставались какие-то шансы договориться путем взаимных уступок сторон. Предлагалось нечто среднее между федеративной и конфедеративной моделью взаимоотношений. Но Тбилиси с самого начала взял не ту ноту, настаивая лишь на вхождении Абхазии в состав Грузии с прежним подчиненным статусом, что было не приемлемо для нас. Теперь же и тот вариант модели, который предлагался, Абхазия никак не примет. Время упущено по вине Тбилиси, а потерянное время «отыграть» назад невозможно.
Нашей Победе в войне 20 лет. Постоянного состояния войны не хочет абхазская сто-рона. Пора бы подвести черту под прошлым. Тбилиси тоже на словах за это. Но на прак-тике это оказалось архисложно! На сегодняшний день нет фактора, вселяющего даже осторожного оптимизма в разрешении данного вопроса. Создается впечатление, что в грузинской столице, судя по тем условиям, которые предлагаются, заинтересованы иметь в лице абхазов и впредь врагов, как бы соответствуя изречению Ницше: «Кто живет борь-бою с врагом, тот заинтересован в том, чтобы враг сохранил жизнь». Женевский перего-ворный процесс является фактически процессом ради процесса, затратным с точки зрения времени и не приносящим конкретных результатов. А между тем ключ к решению этой проблемы находится там, в Тбилиси, откуда пришла к нам война, принесшая нашему народу безмерно тяжелые утраты и жертвы, скорбь о которых еще долго будет жечь души и сердца наших людей. Надо признать свою ответственность за все происшедшее, равно как и сложившиеся реалии в итоге войны. Грузия навсегда потеряла Абхазию, и с этим в Тбилиси должны согласиться, понять, что историю повернуть вспять невозможно. Это правда. А правда имеет право быть беспощадной, отбросив всякого рода химеры «полит-корректности». Как советовал в подобных случаях Б. Спиноза, не надо плакать или сме-яться, а надо понимать. Такое понимание даст возможность установить добрососедские, цивилизованные взаимоотношения между нами. Взять вину на себя трудно. Д. Карнеги говорил, что в девяноста девяти случаях из ста люди ни в чем себя не упрекают, как бы неправы они не были. Но другого выхода нет. Наполеон, оказавшись в ссылке на острове Святой Елены, сказал: «Никто, кроме меня самого не виновен в моем крушении… Я сам – причина моей трагической судьбы». (Столь же уместна грузинская поговорка: «Во всем, что с тобой случилось, Давид, виновата твоя голова.»).
Однако грузинская сторона демонстрирует свою неспособность отказаться от амби-ций и объективно оценить прошедшую войну и ее последствия, осмыслить преступные деяния своей политической элиты в отношении Абхазии (равно как и Южной Осетии). Тбилиси в миниатюре, можно сказать, совершил в отношении абхазов почти то же самое, что гитлеризм в отношении ряда европейских народов. Но у немцев хватило мужества извиниться перед всеми народами, которым режим Гитлера учинил ущерб. От этого пре-стиж Германии в мире не понизился. (Даже некоторые евреи ныне извиняются перед Рос-сией за ущербные деяния по отношению со стороны некоторых их соплеменников. Так, М. Фринкель, раввин, доктор юридических наук, в газ. «Завтра» (№ 35, 2012 г.) пишет: «Мне стыдно и больно за евреев-революционеров, внесших свою лепту в развал Россий-ской империи, виновных в многочисленных преступлениях гражданской войны, уничто-жении православия, духовенства, аристократии, интеллигенции русского народа – Троц-кого, Свердлова, Юровского, Каменева, Зиновьева, Ягоды…»). К сожалению, со стороны грузинской элиты такого покаяния незаметно. В угоду собственным фобиям они не хотят извиниться за содеянную трагедию в отношении абхазов и осетин.
И как следствие всего этого продолжается вражда и взаимное анафемствование, не дающие возможность даже минимально продвинуться к дальним подступам договоренно-стей. По существу, позиция грузинской стороны сводится к императивному пониманию проблемы – требованию возвращения к предвоенному положению статус-кво, т.е. вернуть Абхазию в свое лоно. А это, как сказано, дело бесперспективное, тупиковое.
Я не допускаю, чтобы в Грузии не было людей, не понимающих ответственность своей страны за содеянное. Но их голосов не слышно. Видимо никто не желает принципиальными суждениями навлекать на себя неприятности. Приведу пример как информационная машина тут же готова подавить каждого, кто осмелиться высказать мнение иное, чем устоявшееся. Народный писатель Азербайджана, отмеченный многими званиями и орденами А. Айлисли написал роман-реквием «Каменные силы» и опубликовал в конце 2012 г. В журнале «Дружба народов». Роман он посвятил азербайджано-армянскому кровавому конфликту. Героя романа, человека благородного и совестливого, жестоко избивают за то, что он попытался защитить армянскую женщину. (Аналогичные факты, кстати, имели место и у нас во время войны, когда иные грузины, рискуя своей жизнью, спасали соседей-абхазов, друзей и знакомых.). Писателю эта правда обошлась очень дорого. Указом президента Азербайджана И. Алиева он был лишен звания и других регалий, уволили с работы его сына и жену, на митингах в центре Баку раздавались угрозы в адрес автора романа, его книги сжигали на площади. Да еще лидером проправительственной партии было заявлено о том, что тот, кто отрежет ухо писателю, получит премию в размере 10 тыс. манат (около 12 тыс. долларов). Какой дикий факт! А ведь, в Азербайджане, как и в Грузии, много разглагольствований о демократии, правах человека, плюрализме и т.д. Но все это, как видно, рассчитано на наивных простаков и несведущих людей! Кузьма Прутков прав: «Если на клетке со львом написано «буйвол» – не верь своим глазам». И здесь то же самое – нельзя верить в рекламируемую демократию, если за ее ширмой допускаются прямо противоположные ей деяния.
Хоть таких чудовищных случаев в Грузии вроде бы не было, но и в ней царит анало-гичный, как уже сказано, психоз ненависти в отношении абхазов, жажда «проучить» их. Особенно это настроение насаждалось режимом Саакашвили, в то же время накладывав-шего на себя макияж демократа, чтобы выглядеть перед Западом привлекательнее. Разу-меется, и абхазская сторона испытывает, мягко говоря, далеко не дружественные чувства в отношении грузин, причины здесь вполне понятны и в Тбилиси не должны удивляться этому, тем более, что небольшие по численности народы отличаются обостренным чув-ством самосохранения и долгой памятью на причиненное им зло. При этом мы понимаем, что нельзя обвинять всех грузин скопом, считать их всех нашими врагами. Во время войны с Германией немецкий фашизм не отождествлялся с немецким народом. Национальность не связана с тем, подонок ты или святой – в каждом народе есть те и другие. Беда, когда к власти приходят люди низменных устремлений и навязывают народу свою волю, что имело место в Грузии почти на протяжении 20 лет.
В этой стране всех тех, кто осмелится написать или публично заявить об ответственности грузинской высшей элиты за все, что произошло между нами, шельмуют, подвергают травле, создавая вокруг них враждебную морально-психологическую атмосферу. Такая участь постигла, в частности, Нико Чавчавадзе, известного ученого-философа, директора Института философии АН Грузии, который вскоре после войны, в Австрии на семинаре по проблемам конфликтологии заявил о виновности своей страны во всем случившимся и допустил возможность предоставления Абхазии права на самостоятельность. Такую «дерзость» не простили в Тбилиси. Начали его травить, оскорблять, в том числе посредством анонимных телефонных звонков. Все это не могло не сказаться на хрупком здоровье пожилого человека и ускорило его смерть. Подвергались шельмованию и другие. Один из лидеров Республиканской партии Давид Бердзенишвили осмелился написать в газете «Кавказский акцент» (2000 г.) следующее: «Мы – грузины – были надменны по отношению к абхазам и национальным меньшинствам…». Высказал он мнение и о «праве абхазского народа» на создание собственного суверенного государства. Резало ухо у оголтелых шовинистов также его высказывание в отношении т.н. правительства Абхазии в изгнании, которое, как он справедливо считал мешает в переговорном процессе сторон, поскольку «участниками конфликта являются Тбилиси и Сухуми…». Особенно бесило воинствующих ксенофобов, в их числе и З. Папаскири, мнение Д. Бердзенишвили о том, что реально надо смотреть на сложившуюся ситуацию и следует «отказаться от требования восстановления довоенной демографической ситуации», имея в виду, что «абхазы не могут примириться с тем, чтобы грузин опять было в два с половиной раза больше них в Абхазии». Эти здравые высказывания были встречены в штыки, а их автора клеймили, как предателя.
В большинстве случаев, когда речь заходит об ответственности за все случившееся в Тбилиси рассуждают в том смысле, что не может быть, чтобы только одна грузинская сторона виновата во всем, а абхазская – ни в чем. Априорно, если абстрагироваться от конкретики, такая логика вполне уместна. Однако явный факт неспровоцированной же-стокой агрессии грузинских войск против Абхазии говорит сам за себя и не оставляет ме-ста для иного толкования случившегося. Поэтому разделить вину с грузинами мы не мо-жем, как бы на этом не настаивала противная сторона. Шеварднадзе и иже с ним мисти-фикаторы лгут, когда говорят о том, что абхазы давно готовились к войне. В этом отно-шении, как ни странно, шеф военного формирования «Мхедриони», один из главных ор-ганизаторов войны в Абхазии и каратель, «вор в законе», Дж. Иоселиани оказался более правдив. Он в своих воспоминаниях пишет: «У нас доминирует мнение, что Ардзинба был готов к войне. На основе впечатлений от первых дней войны у меня сложилось иное мнение. Мы нигде не встретили с их стороны заранее запланированных провокаций и ответных акций… Наши первые успехи в Очамчире и Сухуме свидетельствуют о том, что они не были готовы к конкретно создавшейся ситуации и сознательно не давали нам по-вода для ее дальнейшего обострения… И далее: «Это мнение у меня еще больше укрепи-лось в Гагре, когда они покинули город, а также в ходе боевых действий в Очамчирском и Ткварчельском районах… На вооружении они имели самодельные гранаты, охотничьи ружья и самодельные взрывные устройства». В свете этого разве можно говорить о том, что абхазы хотели войну и долго готовились к ней?! Господа, верующие христиане, зачем же так лукавить, побойтесь Бога!..
Технология примирения сторон, как видно, весьма сложна. Тем более что Тбилиси своей твердолобой позицией – возвращения Абхазии и ничего иного – ситуацию загоняет в тупик. Там не желают понять, что Рубикон давно пройден, он остался далеко позади. В грузинской столице не могут никак отказаться от имперских амбиций, используя в своей политике нечто вроде ультиматума: подчинитесь, признайте наше господство доброволь-но, и тогда все будет о' кей, в противном случае – перманентная вражда и даже снова вой-на. Такая политика Тбилиси не имеет перспективу. Река Кура скорее потечет обратно, чем Абхазия, получившая независимость, уступит своей позиции. Тем не менее, грузинская политическая элита, находясь в плену самообмана, полностью игнорируя этот фактор, продолжает убеждать своих сограждан, что возвращение Абхазии и Южной Осетии неизбежно. Шеварднадзе и Саакашвили уверяли, что это произойдет скоро, они даже предприняли для этого авантюрный военный реванш, и чем это закончилось, известно. Нынешняя политическая власть, как считают, несравненно вменяема, но она тоже не считается со сложившимися реалиями, выражая убеждение в восстановлении так называемой территориальной целостности своей страны, хотя оговаривает сроки этого не менее двух десятилетий. Образно говоря, это напоминает планы известного восточного мудреца Ходжи Насреддина, который обязался перед падишахом за 20 лет научить ишака говорить, а на недоуменные вопросы здравомыслящих жителей с усмешкой отвечал, что за 20 лет умрут или осел, или падишах. Так и здесь. Однако вопреки всякой логике грузинская политическая элита продолжает обманывать свой народ по этому вопросу. Так, в очередной раз М. Саакашвили 9 августа 2013 г. в интервью телеканалу «Рустави-2» уверял своих слушателей в том, что Грузия «непременно» восстановит свою «территориальную целостность». В связи с этим этот строитель воздушных замков для пущей убедительности телезрителей поведал о своих личных планах в Абхазии – о намерении построить свой следующий загородный дом в «утопающей зелени» в селе Эшера, откуда предки его матери. С ним, Мишико, всё ясно, не зря так в Грузии много говорят о его психических проблемах. Но, когда другие известные персоны, у которых вроде бы нет подобных патологических отклонений и уверенно твердят о том же, вбивая в головы людей иллюзии о возвращении «потерянных территорий», вопреки очевидным реальным фактам – это не может не вызвать удивление. Имею, прежде всего, предстоятеля грузинской православной церкви Илью II, который в конце января 2013 г. комментируя свою встречу с президентом Российской Федерации в Москве сказал: «Я думаю, что Владимир Путин – тот мудрый руководитель, который обязательно сможет помочь переломить ситуацию, и Грузия вновь станет единой». Утверждая подобное, носитель слова божьего, абсолютно не учитывает волю абхазов и осетин. А ведь попытка натянуть «смирительную рубашку» на волю народов ведет к войне. Это ли желает глава грузинской церкви?.. (Это не исключено, памятуя поведение Ильи II, как вдохновителя войны в Абхазии в начале 90-х годов.).
Напрасно грузинский патриарх расточает комплименты в адрес российского прези-дента, ибо руководством РФ неоднократно заявлялось, что у нее в этом вопросе заднего хода не будет. В июне 2013 г. на телеканале «Россия сегодня» на вопрос журналистки Со-фико Шеварднадзе о Грузии В. Путин сказал: «Я считаю, что действующий президент совершил большую ошибку. Я ему говорил: … ни в коем случае не доводите до кровопро-лития», на что тот соглашался и говорил «наберемся терпения, будем работать с Абхазией и Южной Осетией. Но все, к сожалению, закончилось войной». И далее Владимир Влади-мирович заметил, что как реакция на такие действия Грузии, «Россия сделала шаг, кото-рый привел к признанию независимости Южной Осетии и Абхазии. Я не представляю себе обратного шага». В унисон Владимиру путину говорил в интервью телеканалу «Рос-сия тодей» 4 августа 2013 г. премьер-министр Российской Федерации Д.А. Медведев, ка-саясь признания Абхазии и Южной Осетии, сказал, что по вине Саакашвили шансы «склеить развалившееся государство» Грузией были упущены и тем самым «он, по сути, вбил гвоздь в крышку гроба такого прежнего государства, он собственными руками похо-ронил эти надежды». Дмитрий Анатольевич далее сказал: «российская Федерация не раз-рывала дипломатических отношений с Грузией. Мы готовы к их восстановлению при определенных условиях, а они простые – признание того факта, что произошло». И доба-вил: «уверен, что возврата к прежнему не будет».
Совершенно справедливо по этому поводу заметил и политолог С. Маркедонов: «Россия в каком-то одностороннем порядке,… без участия самих конфликтующих сто-рон» здесь ничего не сможет сделать. Тут, по мнению политолога, «действует правило «вход один рубль, а выход – два». Если не три. Отказ от покровительства союзникам чре-ват подрывом доверия к Российскому государству, как надежному патрону. Не только СНГ, но и внутри страны». От себя добавим – прежде всего доверия Северного Кавказа. Отступление России от ныне занимаемой позиции в отношении Абхазии вызовет без со-мнения, негативную реакцию у братских народов Северного Кавказа, вклад которых в из-гнание грузинских оккупантов с этой земли огромен. Многие добровольцы положили свои жизни на алтарь победы в этой войне. И там, за горами Кавказа, по-прежнему чутко следят за событиями вокруг Абхазии, всегда готовы остро реагировать на возможные нежелательные колебания ситуации здесь. В грузинской столице это хорошо понимают. Поэтому альфой и омегой грузинских политиков является воздействие на народы Северного Кавказа, при этом они позиционируют себя, рвущих на себе рубаху, в их глазах этакими филантропами. Создав для них безвизовый режим, зазывают к себе как можно больше наших братьев посетить Грузию, развивать совместный бизнес и т.д. Цель этой возни – вбить клин между нами и адыгами (черкесами), по крайней мере, постараться поколебать нашу дружбу с ними. Грузинской шовинистической элите давно не дают покоя такие наши близкие отношения. Так, в частности, грузинский политический аналитик Д. Квициани в газете «Свободная Грузия» (1 июля 1996 г.), озабоченный стремлением наших народов к единению, писал: «Анализируя активность, последовательность адыгских и других соседних народов к единению, удивляешься политике грузинской демократии на государственном уровне, вернее ее отсутствию по отношению к народам Северного Кавказа… Ничего не делается… для нейтрализации неблагоприятных для Грузии тенденций, что может угрожать ее национальной безопасности». Автора статьи тревожат контакты этих народов с абхазами.
Как видно, такого рода критические суждения возымели своё действие. Они были услышаны грузинскими властями и, как говорил печально известный Горбачев, процесс пошел. Большие усилия в этом проявили саакашисты. Активно отметился в этом деле не-кий раввин А. Шмулевич, характеризуемый российской прессой (в частности, «ВПК») русофобом и сионистом – он совершал посреднические вояжи между Тбилиси и северокавказским регионом. (К слову говоря, в своих бесцеремонных суждениях об абхазах в интернет-сайте он позволял себе обозвать их «неблагодарными», пытаясь внести раздор между ними и северокавказскими их братьями.). Проявляя свое «сердолюбие» к черкесам, серьезно пострадавшим во время русско-кавказской войны в 19 в. (в которой, кстати, участвовало немало грузин на стороне русской армии), тбилисский режим возвел в Анакли, вблизи границы с Абхазией памятник черкесским махаджирам. Однако насколько логично (главное искренно) такое поведение Тбилиси, имея в виду самое активное участие Грузии в этой воине против адыгов (черкессов)? Достаточно сказать, что высшем командном составе воюющей царской армии состояло более 50 генералов грузинской национальности. Когда, принимавший парад на Красной поляне (где принимали участия грузинские военные подразделения) в честь завершения кавказской воины великий князь Н.М. Романов, наместник кавказа, вернулся в Тифлис, ему была устроена торжественная встреча. Известный грузинский просветитель Д. Кипиани от имени грузинской знати обратился к нему со словами : «… Вы довершили покорения кавказа и тем внесли в историю неразлучное с Вашим именем событие громадной важности…» От имени своего народа Кипиани поздравил наместника с такой блистательной победой. На фоне этого Тбилиси имеет ли право винить лишь Россию в трагедии Кавказской воине в 19 века, в которой доля грузи существенно ?.. Конечно же это не логично, но логика, как известно, пасует перед политикой.(Вообще, нужно сказать, что для грузинской элиты характерной чертой является умение ретушировать или табуировать неприятные и неприглядные для нее страницы истории.)
На открытии указанного памятника прибыла небольшая делегация из Северного Кавказа, среди которых находился и весьма уважаемый у нас Ибрагим Яганов, Герой Аб-хазии. (При этом интересно, что, будучи в Сухуме в июне 2013 г., он заявил, на состояв-шейся здесь встрече с представителями общественности, что грузины чувствуют свою ви-ну перед черкесами за участие в той войне, потому и построили этот памятник. Однако публично они об этом нигде не говорили, разве что, может, откровенничали в личной бе-седе с ним, но у него даже не возникло сомнение в искренности этих заявлений. А по сути же с помощью такого пропагандистского захода грузины выкручиваются за проделки своих предков – активного их участия в геноциде адыгов во время кавказской войны в 19 в.). С тех пор Ибрагим зачастил в Тбилиси, где он стал своим. Лицемерно заискивая перед приглашенными кабардинцами, саакашисты пошли на нарушения собственного закона, в соответствии с которым человек, въехавший в Абхазию не со стороны Грузии в случае его появления затем на грузинской территории подлежит аресту либо платит крупную сумму штрафа. (В отношении Яганова эти санкции не были применены. Зато визит знаменитого французского актера Жерара Депардье в Абхазию в июле 2013 г. вызвал негодование в Грузии, власти которой официально заявили, что теперь, если Депардье ступит ногой на территорию Грузии, то ему грозит 2-4 года тюрьмы или же штраф в 6 тысяч долларов.).
Не желая вдаваться в подробности сути контактов Яганова и его окружения с Тби-лиси, хотел бы остановиться на его посреднических попытках. На встрече в Сухуме он без всяких оговорок огласил слова столь любезно принимавших его в Тбилиси хозяев о том, что «война в Абхазии была большой ошибкой, нас натравливали друг на друга, и мы чуть не перегрызли горло друг другу», и предлагал найти общий язык и прийти к компромиссному согласию с Тбилиси. На этой же встрече в Сухуме однополчанин Яганова, Герой Абхазии Аслан Кобахия справедливо заметил ему, что это старая байка о том, что кто-то нас натравил друг на друга. Во всяком случае, нас, абхазов, никто не натравливал на грузин, а если кто на них воздействовал, пусть скажут внятно и доказательно об этом. Хотел бы заметить Ибрагиму, что ошибка ошибке – рознь. Агрессия, устроенная тбилисским режимом, в результате которой погибли тысячи с обеих сторон, объективно надо называть не просто ошибкой, а преступлением, за которое надо было судить инициаторов войны. Между тем Э. Шеварднадзе спокойно продолжает доживать свой век в комфортных условиях. (А Саакашвили, который, по словам Б. Иванишвили, спровоцировал войну с Южной Осетией, разве не преступник? Еще какой! Ибо в результате этой военной авантюры погибли сотни человек с обеих сторон, не говоря уж о материальном ущербе. На преступления Шеварднадзе и Саакашвили Запад закрыл глаза, зато сполна он отыгрался на Милошовиче, хотя прегрешений его было гораздо меньше, чем у указанных персон, что явно подтверждает политику двойных стандартов Запада). Вызывает недоумение призыв Ибрагима к абхазам договориться с Тбилиси. На каких условиях? Интересно, готов ли он пожертвовать результатами победы над грузинскими агрессорами, добытыми усилиями таких, как он, тысячами других, в том числе погибших? К какому же компромиссу он призывает нас? Согласен ли он на то, что бы Абхазия отказалась от своей независимости и вернулась в лоно Грузии, на что настаивает Тбилиси ? ( Или же мы должны поверить в заявления такого рода, какое обнародовал аппарат государственного министра по вопросам реинтеграции Грузии в связи с пятилетием признания независимости Абхазии и Южной Осетии, Россией, где звучит «плач Ярославны» по поводу того, что «осетины и абхазы потеряли ту малую долю свободы, которая была у них до этого», в связи с чем говорится о «глубокой обеспокоенности» грузинских властей за судьбу абхазов и осетин, существование которых, вне Грузии, якобы, ставит под вопрос? В нем сказано, что они «заботятся и собираются еще более проявить заботу об абхазском и осетинском языках, о сохранении их культуры и культурной идентичности» и т.д. И мы должны в это поверить ? А как все это согласуется с тем, что еще вчера они воевали с нами, намериваясь тотально истребить нас?!...) Во всяком случае без учета непоколебимо неизменяемой твердой позиции противной стороны призывать абхазов найти общий язык с Тбилиси просто несерьезно. Причем, интересно, что раньше он не желал идти ни на какие контакты с Тбилиси, о чем, в частности, свидетельствует отказ от участия в работе т.н. международной научной конференции, проведенной в грузинской столице 21 марта 2010 г., посвященной адыгам и их судьбе в 19 в., по итогам которой этот форум обратился в грузинский парламент с просьбой о признании геноцида последних со стороны России. Об этом свидетельствуют слова самого Яганова из его интервью в газете «Комсомольская правда» от 2 сентября 2010 г.: «В форуме, несмотря на приглашение, не участвовал ни один представитель Ка-бардино-Балкарии, в том числе и я сам. Для этой темы место было выбрано довольно не-удачно. Я воевал в Абхазии и мне, откровенно говоря, очень неудобно перед своими това-рищами, особенно перед памятью погибших. Я по моральным причинам никак не мог ту-да поехать». Почему же он затем изменил свою позицию и что на это повлияло?..
У В.И. Ленина есть выражение о том, что за всякими призывами, лозунгами и декла-рациями непременно скрывается определенный интерес и потому надо ставить вопрос: кому это выгодно? Когда Ибрагим, обращая свои взоры на Грузию, говорит, что черкесы не могут «жить только абхазскими интересами, есть еще общечеркесские интересы», он, думается, явно лукавит. Здесь скорее всего, просматриваются прагматические интересы и выгоды его, а также окружающего его круга. Не потому ли в руководстве Кабардино-Балкарской республики не одобряются его реверансы в сторону Тбилиси, осуждаются они и общественной организацией Союза добровольцев КБР, воевавших в Абхазии против грузинских агрессоров. Нельзя не видеть в заигрывании Тбилиси с народами Северного Кавказа, в стремлении наладить с ними контакты глубоко осмысленные действия. Они рассчитаны на определенную политическую «рентабельность» – на отдачу, результат в деле дестабилизации ситуации в этом регионе РФ, в чем очень заинтересованы в грузинской столице. А заправляют этим процессом западные спецслужбы, желающие расчленить Россию. Они же и дергают веревочкой в этом процессе, не жалея для этого средств.(Не в этом ли русле идет и рассуждения известного грузинского артиста В. Кикабидзе о России: «Мы должны постараться каким-то образом покончить с этой страной. В этом нам должен помочь Запад…»?) Грузия же выступает сегментом этой системы, включена в программу скрытой поддержки ситуации постоянного напряжения и нестабильности этого региона. На Западе это называется управляемой напряженностью. Г.Н. Колбая в своей весьма глубокой и содержательной книге «Сочинская Олимпиада в глобальной политике» (М., 2013 г.) пишет о том, что «заветная мечта» грузинского «политического класса – крушение России,.. способствовать этому крушению всеми доступными ему способами или хотя бы, как минимум, вредить ей в меру своих возможностей!». И подход Тбилиси к этому процессу сродни с прагматизмом фанатика: « хоть с чертом, но против России». А стратегическая цель всей этой возни – отрыв с Северного Кавказа от России . Причем эта цель мотивируется тем, что Кавказ един в плане историческом и культурном, он не делиться на северный и южный. Эту идею выдвинул с трибуны ООН в сентябре 2010 года Саакашвили, который заметил что «Кавказ в целом принадлежит Европе, и в один прекрасный день он последует по Грузинскому пути и присоединится к европейской семье свободных народов.» Центром же единого Кавказа, по мысли Саакашвили и его единомышленников, должен быть Тбилиси. При этом интересно, что в этом деле сходятся две крайние силы – зарубежные русофобы и кавказофобы в самой России, ратующие за отделение этого региона от РФ под лозунгом: «Хватит Кавказ кормить!». (Не напоминает ли это эйфорию начала 90-х годов, когда Ельцин и его апологеты рушили СССР под мотивом «хватит кормить чурок?». Тогда убеждали легковерных граждан в том, что, выйдя из состава СССР, Россия будет жить как Швеция, Финляндия, Дания и другие развитые европейские страны, она расцветет, кК только отрежет всех, кого она содержит. Осуществились ли эти прогнозы ?... Пошло ли это на пользу России и в результате не получили, как у Ильфа: думали будет радио – бу-дет счастье, радио есть, а счастья нет?). Здравомыслящие люди на Северном Кавказе хорошо понимают пагубность дезинтеграционной политики в их республиках, проводимой из-за пределов страны, в том числе из Грузии, на что, в частности, обратил внимание глава Кабардино-Балкарии Арсен Каноков, который заявил, что «…нас очень умело пытаются вытолкнуть из российского пространства и кому-то очень хочется, чтобы здесь постоянно происходило что-то негативное» («ВПК», № 20, 2013 г.). Там осознают, что Кавказ весьма разнообразен. И роль России в обеспечении цивилизованного взаимоотношения населяющих его народов чрезвычайно высока, которая также содей-ствует сохранению их самобытной культуры, традиции, языка и религии.
Возвращаясь к проблеме грузино-абхазских отношений, в заключение хочу отметить откровенно, что с самого начала Тбилиси не ту ноту взял. Если бы грузинская сторона прибегала к тонким, осмотрительным мерам в отношении абхазов, если бы изначально ею были бы проявлены мудрость, терпение, дальновидность, дипломатичность, если хотите, и хитрость, а не вероломство и коварство, если бы поумерили свой гонор и обуздали чувство некоего превосходства, то не возникло напряженности и процесс развивался бы в удобном для нее направлении. Уже упомянутый Наполеон говорил, что самый легкий способ одолеть противника – сделать его своим другом. Не многим пришлось бы пожертвовать Грузии, пойди она по пути удовлетворения желаний абхазов, прояви она искреннее уважение к ним, как говорят, погладила их по голове. Ну чего могли добиваться? Например, они настойчиво требовали на протяжении долгого времени восстановления топонимики. Кому это мешало? Почему препятствовали, не проявили понимания, великодушия, если хотите? И в итоге разве не пошло бы это, как и многое другое, на укрепление доверия между двумя народами? А зачем надо было оспаривать автохтонность абхазов на этой земле, историческую ее принадлежность им, учитывая особо восприимчивое, ранимое их отношение к родной территории и глубокую чувствительную привязанность к ней, их острую реакцию ко всякого рода псевдонаучным изысканиям, якобы доказывающим пришлось абхазов на этой «исторической грузинской территории?...». Сказать абхазу, что он живет не на своей исторической родине, а на чужой территории – это для него не просто обида, а глубокое оскорбление. У французского баснописца эпохи Просвещения Бонплины есть такой сюжет. Некоему путешественнику очень докучали своим щебетанием кузнечики. Он вздумал перебить их всех до единого, но был застигнут за этим занятием наступлением ночи и сбился с дороги. Если бы он спокойно продолжал свой путь, заключает баснописец, кузнечики не стали бы причиной его беды, т.к. сами перемерли к концу недели. Может быть, не совсем удачная аналогия. Но ничего бы не потеряли грузины, ес-ли бы проявили благоразумие и доброжелательность, заявив: да, эта ваша историческая территория, но так получилось, что мы уже давно вместе живем одной семьей, так что будем вместе защищать ваши интересы и т.д. При этом Сакартвело ничем бы не рисковало, зато вызвало бы к себе доверие со стороны абхазов, а за этим последовала бы искренняя дружба. Чего грузины опасались, имея такой фактор, как численное доминирование в Абхазии, которое исподволь постоянно наращивалось? Добавьте к этому, что экономические рычаги находились в их руках. Никто никого к тому же отсюда не выгонял. И постепенно, шаг за шагом, незаметно, естественно, мирно, «по-братски» они могли бы растворить абхазов в своей среде, кА это в сое время случилось в Гальском районе. То есть могли таким методом достичь цели, которую намеревались осуществить посредством войны. Но грузины пошли другим путем и получили то, что получили. Абхазы хоть и дорого заплатили, но зато обрели независимость, пусть и не всеми признанную, чему активно препятствуют Грузия и ее западные покровители, но в судьбе абхазов это ничего не меняет. Пора бы там, в Тбилиси, понять, и не ставить нам палки в колеса в международной сфере, в том числе мелкими, комариными укусами, наподобие действий МИД Грузии по недопущению абхазского детского ансамбля на фестиваль в Турции весной 2013 года – это ничего не дает. Или пиратские захваты в нейтральных водах грузовых кораблей, идущих в Сухум. Такие акции только усиливают напряженность, конфликтный потенциал в отношениях между нашими народами, и никаких дивидендов от них Тбилиси иметь не будет.
Абхазская мудрость гласит: что нет человека, который не ожидал бы лучшего. Это, очевидно, заложено в его природе, иначе бы у человека не было бы стимула к жизни. По аналогии в индийской исторической культуре есть такое понятие, как «культура ожида-ния», смысл его в том, что появится такой человек, который спасет мир. И мы тоже будем надеяться, что на политической сцене Грузии появятся персоны, которые поймут, что по-скольку мы обречены быть близкими соседями, то надо жить в цивилизованных взаимо-отношениях и потому неразумно смотреть друг на друга через прицел оружия. Время по-казало бесперспективность такого подхода. Надо бы уж это понять, но прежде признать сложившиеся в результате войны реалии…
____________________________________


Ход истории вспять не обратить

Абхазия и Южная Осетия задолго до 2008 г. являлись де-факто самостоятельными государствами в соответствии с проведенными референдумами и принятыми конституциями. Грузинские власти не примирились с утратой этих территорий и систематически осуществляли диверсионно-террористические акции, военный шантаж и попытки прямого военного вторжения на территории республик. Все попытки заканчивались провалом для их организаторов. И случилось то, что случилось… Нравится кому-либо или нет, признание Абхазии и Южной Осетии состоялось, и главное – великой Россией. Расчеты саакашвилистов на обратный ход истории напрасны. Грузии надо считаться с этими реалиями, альтернативы которым нет.
Можно сказать, что август стал занимать в историческом календаре абхазов судьбоносное место. Август 1992 года принес нашему народу большую трагедию – началась грузино-абхазская война, длившаяся почти четырнадцать месяцев и завершившаяся (ценой огромных потерь) сокрушительным разгромом агрессора, позорно бежавшего со своими пособниками с территории Абхазии. Август 2008 года ознаменовал собой осуществление долгожданной мечты абхазского народа – признания независимости Абхазского государства великой Россией. 16-тилетний интервал между этими двумя августами был тяжелым, отмеченным, кроме всего прочего, провокациями со стороны Грузии и нажимом ее западных покровителей на руководство Абхазии с целью возвращения ее в лоно Грузии. Все это потребовало от него (руководства) большого терпения и выдержки. Чтобы в должной мере оценить характер событий последних лет и всю значимость достигнутой нами независимости, уместно обратиться к прошлому.
Абхазия, равно как и Южная Осетия, неправомерно находясь в составе Грузинской ССР, постоянно была, мягко говоря, в состоянии политического, экономического и нравственного дискомфорта. Этим и объясняются массовые выступления абхазского населения с требованием выхода из состава Грузии, куда их страна, без их согласия, по воле грузинских вождей (прежде всего Сталина) была включена. Но Центр на эти выступления и требования никак не реагировал. Ситуация изменилась с началом процесса разрушения большой советской империи, вместе с которой не могла не размываться и малая (грузинская) империя. Интересно, что сама Грузия мотивировала свое желание выхода из состава СССР правом нации на самоопределение, забывая при этом, что аналогичным правом обладали Абхазия и Южная Осетия, которые, как уже сказано, изначально были несправедливо включены в ее состав.
В то время как после развала СССР автономные образования в РФ заметно повысили свой статус, став полноценными республиками, режим Гамсахурдиа-Шеварднадзе предпочитал держать Абхазию и Южную Осетию в жестких рамках символических автономий советского образца, или даже вовсе ликвидировать их (что и случилось, когда грузинский парламент при Гамсахурдиа несмолкающими овациями принял решение о ликвидации автономии Южной Осетии). Эта же участь ожидала и Абхазию, о чем прямо заявил глава военных формирований Госсовета Грузии Т. Китовани в столице Абхазии, в грузинском театре. Его патетическое заявление об уничтожении республики на этой земле и сохранении для абхазов лишь культурной автономии, было встречено с горячим одобрением собравшимися здесь его местными соплеменниками.
Существование абхазской и южноосетинской автономии в составе советской Грузии, даже в их символическом статусе, не давало покоя официальному Тбилиси. И если в советские годы об этом открыто не заявлялось, то с началом развала СССР об этом стали говорить громогласно. Более того, зазвучали требования, чтобы абхазы и осетины, живущие, якобы, на грузинской земле, покинули ее. В частности, Гамсахурдиа на одном массовом митинге прямо заявил: «Мы поможем абхазам, если они оставят наши земли и вернутся туда, откуда пришли... Абхазской нации вообще не существует...». Или: « Осетины – не народ, а мусор, их надо изгнать грузинской метлой» и т.п.
Тема «неправомерности» абхазской и южноосетинской автономий стала постоянной в устах грузинских политиков. Один из них, А. Чикваидзе, прошедший в свое время все карьерные ступени комсомольско-партийной и дипломатической иерархии в СССР, а после развала последнего состоявший в шеварднадзевской команде, в своей полной самолюбования книге «На изломе истории СССР – Россия – Грузия» заявляет: «Были созданы искусственные территориальные единицы вроде Южно-Осетинской автономной области, Аджарской и Абхазской автономий. Все это были мины замедленного действия». Причем, как он считает, это было сделано специально Сталиным для того, чтобы «предостерегать будущие поколения от попыток политического развода». Такие же мысли неоднократно высказывал и Э. Шеварднадзе, подчеркивая, что если бы большевики не «подарили» абхазам и югоосетинам автономии, никакой войны не было бы.
Несомненно, целью грузинской агрессии в начале 90-х годов и было уничтожение этих «искусственных территориальных единиц», даже если для этого понадобилось бы истребить тысячи и тысячи людей. Шеварднадзевский сумасбродный командир Г. Каркарашвили, командующий грузинскими оккупационными войсками, на весь мир заявил о своей готовности пожертвовать 15 тыс. грузин ради уничтожения всех абхазов. Растроганный решимостью своего фашиствующего любимца-вояки, Шеварднадзе отозвался о нем, как о «молодом человеке с рыцарским мышлением» и вскоре присвоил ему воинское звание бригадного генерала.
О намерении Тбилиси уничтожить абхазскую нацию целиком поведал также госминистр и чрезвычайный представитель Госсовета Грузии в Абхазии Г. Хаиндрава, который в апреле 1993 г. в интервью французской газете «Le Mond» заявил: «... Абхазов всего 80 тысяч, что означает, что мы можем полностью уничтожить генетический фонд их нации путем убийства 15 тысяч их молодежи. И мы вполне способны на это». Однако этим человеконенавистническим планам не было суждено реализоваться ни в Южной Осетии, ни в Абхазии, где грузинские агрессоры потерпели сокрушительное поражение. Именно это фиаско Тбилиси объективно предопределило путь независимого развития и Абхазии, и Южной Осетии.
Тбилисские реваншисты не смирились с этим, заявляя, что ни один грузин никогда не согласится с потерей этих «исконно грузинских земель», и при поддержке западных покровителей стали лихорадочно готовиться к новой войне против Абхазии и Южной Осетии. Особенно отчетливо это проявилось с приходом к власти нынешнего грузинского президента Саакашвили, обещавшего своему народу обязательно решить проблему территориальной целостности Грузии. Достаточно сказать, что военный бюджет Грузии за период президентства Саакашвили возрос более чем в 30 раз, чтобы стало понятно, как он собирался «решать» эту проблему. Грузию вооружали, что называется, «всем миром», но наиболее интенсивно это делали США, Болгария, Чехия, Украина, Израиль, Греция, другие западные страны, а также Турция. К тому же, как отмечалось в американской газете «Foreign Affairs» (11.10. 2009 г.), до августа 2008 г. западные правительства безоговорочно принимали позицию Грузии в отношении Абхазии и Южной Осетии, не предпринимая никаких усилий, чтобы посмотреть на вещи другими глазами, уловить иные нюансы ситуации. Это придало правительству Саакашвили уверенности, что оно может без труда вернуть отколовшиеся территории силой путем быстротечной войны. Так, например, в апреле 2008 г. молодой министр обороны Грузии Д. Кезерашвили говорил известному российскому тележурналисту П. Шеремету: «Три дня – и мы возьмем Абхазию под полный контроль, три часа – и мы возьмем Цхинвали». На вопрос журналиста: «Вы отдаете отчет своим словам?» последовало безапелляционное: «Да, мы готовы выполнить любую задачу» (П. Шеремет. Погибшие мечты. – М. 2009. – С. 21).
Казалось бы, зная воинственный настрой Саакашвили, его американские покровители должны были, так сказать, «надеть» на воинственного лидера Грузии смирительную рубашку. Однако они заняли иную позицию – подстрекательскую. Еще 26 октября 2006 г. в интервью российской газете «Коммерсант» помощник госсекретаря США М. Брайз, говоря об отношении США вокруг ситуации в Абхазии и Южной Осетии, заявил: «На наш взгляд, признание территориальной целостности Грузии дает ей право на проведение операций по уничтожению террористов» (заокеанский грузинский друг воспринимал абхазов и южных осетин не иначе, как «террористов»).
Саакашвили, посчитав, что больше нельзя ждать, в начале 2008 г. приступил к осуществлению своих замыслов, о чем свидетельствовали многочисленные провокации со стороны Грузии на границе Южной Осетии, передислокация грузинских войск вблизи абхазской границы, участившиеся облеты территории Абхазии беспилотными самолетами-разведчиками с целью уточнения предполагаемого военного удара (кстати, большое число беспилотников были сбиты абхазскими ПВО).
Тбилиси явно планировал напасть на Абхазию весной 2008 г. Это лишний раз подтвердил бывший посол Грузии в России Э. Кицмарашвили, выступая перед парламентской комиссией Грузии, образованной после провала военной акции против Южной Осетии. Причем предусматривалось приурочить эту операцию к 7 мая, ко дню инаугурации нового президента России – Д. Медведева: воспользовавшись занятостью политического руководства России, нанести мощный удар по Абхазии, после чего поставить Москву перед фактом. По словам Е. Примакова («Известия», 29 окт. 2009 г.) грузинский президент планировал ударить по Абхазии еще в апреле 2008 г., о чем ему поведал посол США в России. Но тогда, по словам последнего, американцы удержали Саакашвили, хотя все было готово к агрессии (планировалась высадка до 3 тыс. десанта и захват стратегических объектов на побережье Абхазии). На границе с Абхазией уже были сконцентрированы до 7,5 тыс. грузинских военнослужащих и военная техника. Позже решено было перенести театр военных действий в Южную Осетию, посчитав ее более слабым звеном. При этом обращает на себя внимание безмерный цинизм Саакашвили, изрекавшего перед началом агрессии: «... Я предлагаю руку дружбы и партнерства всем... Я считаю, что мир – это больше, чем другие категории. И ради мира мы готовы пойти на любой компромисс, на любое соглашение... Еще раз хочу обратиться к вам, мои дорогие, мои соотечественники, я очень люблю осетинский народ (!), как президент и как рядовой человек. Я очень уважаю осетинскую культуру, осетинскую историю... Пусть никто не пытается представить правительство Грузии в качестве сторонника какого-либо насилия... Мои дорогие, я надеюсь на вашу мудрость, на ваш большой исторический опыт. Это Кавказ, где насилие всегда приносит очень плохие результаты...». Как это напоминает цинизм Гитлера! А. Швейцер, немецко-французский мыслитель, лауреат Нобелевской премии мира, писал: «Я узнал, что Адольф Гитлер произнес речь, в которой пытался заверить весь свет в том, что мир – единственная цель всех его действий. Речь эта была патентованной уловкой, и я понял, что война близка». Уже через несколько часов после объяснения в своей «бесконечной любви» к осетинам Саакашвили отдал приказ штурмовать Цхинвал, что привело к известным последствиям.

Саакашвили отрицает свою вину за военную авантюру против Южной Осетии и, в то же время, говорит, что если, мол, «мы что-то натворили в Южной Осетии – разве это не внутреннее дело Грузии»? Вызывает удивление его абсурдное заявление о том, что грузинская армия, видите ли, «не была рассчитана на ведение полномасштабной войны, она была рассчитана на мирные полицейские операции». Выходит, задействованные им танки, БТРы, система залпового огня, ПВО и другие дальнобойные орудия, а также авиация, пущенные на Цхинвал, были средствами «мирной» полицейской операции?! Накануне годовщины начала так называемой «пятидневной войны» он в интервью BBC заявил, что ни о чем не жалеет, и хвастался, что главная цель Москвы – отстранение его от власти – до сих пор так и не достигнута. Градус цинизма этих высказываний грузинского президента настолько высок, что не стоит их комментировать. Удивительно то, что сумасбродный Саакашвили, жаждавший восстановить территориальную целостность и допустивший разгром своей распиаренной армии, в панике прятавшийся под телами охранников от российских самолетов и жевавший собственный галстук, ни о чем не жалеет и не раскаивается! Но дело не только в самом Саакашвили. Грузинская политическая элита, равно как и масса простых грузинских граждан, ликовала по поводу вторжения их войск в Цхинвал. Министр реинтеграции Грузии Т. Якобашвили уже делал восторженные победоносные заявления, хотя вынужден был потом (когда 10 августа войска Сакартвело ретировались из Южной Осетии) объяснять это не как отступление, а всего лишь как «военный маневр», «передислокацию», «чтобы получить возможность противостоять... российским вооруженным силам иными методами».
Сокрушительное поражение Грузии в «пятидневной войне» явно огорчило их покровителей на Западе, к тому же превратно истолковывавших действия России, предпринятые для спасения жителей Южной Осетии и российских миротворцев. Тем не менее, на фоне массированных антирусских нападок со стороны западных средств массовой информации, обвиняющих Россию в агрессии, появились и объективные оценки произошедшего. В частности, турецкая газета «Turkesh Daily» писала: «То, что сделал грузинский лидер, просто не поддается никакой логике. Вы нападаете на миротворческие силы огромной страны прямо перед ее носом и надеетесь, что эта страна примет ваши правила игры и допустит то, что вы делаете. Глупость». В конце концов, Еврокомиссии пришлось официально и документально подтвердить виновность Грузии в развязывании войны.
Если гипотетически допустить невмешательство российской армии в августовский конфликт, неизбежной была бы его эскалация. Саакашисты в случае успеха планировали всю свою военную силу направить на завоевание Абхазии. Российский президент Д.А. Медведев во время своего пребывания с визитом в Абхазии 8-го августа 2010 г., заявил: «Мы правильно действовали: и людей спасли, и не допустили кровавой бойни здесь» (т.е. в Абхазии – К.Д). И действительно, в грузинских планах и картах операции «Скала» подробно излагалось, как, в какой последовательности и в какие сроки планировалось установить полный контроль над территорией Абхазии от Ингура до Псоу. Какие последствия могли быть у этого военного демарша, – трудно даже вообразить.
Однако есть и рассуждения иного ракурса. Так, политический аналитик Л. Радзиховский в своей статье на Интернет-ресурсе (10.08. 2009 г.) утверждает, что Россия спасла Саакашвили, разгромив его, потому что теперь он может изображать из себя «жертву», а если бы победил с такими жуткими последствиями, то на Западе его ожидало бы осуждение общественного мнения, включая СМИ, его деяния были бы квалифицированы как гуманитарная катастрофа. В качестве примера он приводит Буша-младшего, которого «в газетную пыль стерли за Ирак и Гуантанамо», и Израиль, который в Европе «самая проклинаемая страна». Позволим себе не согласиться с автором.
Во-первых, Россия вступила в конфликт с Грузией не для свержения Саакашвили, а, как сказано, для защиты населения Южной Осетии, подвергшегося агрессии со стороны Грузии, и спасения своих миротворцев.
Во-вторых, если бы Россия не вмешалась, маленькая республика явно не устояла бы перед многотысячным, до зубов вооруженным агрессором, и человеческих жертв и разрушений было бы многократно больше. И что тогда смогло бы изменить мировое общественное мнение, какую бы оно имело силу? Ведь жизнь людей дороже всего!...
В-третьих, реакция общественного мнения Запада, вопреки представлению Радзиховского, была бы не такой уж действенной. Мировое общественное мнение очень своеобразно осуждало «неоимпериалистический блок НАТО, присвоившего себе право нападать во имя демократии и соблюдения прав человека на маленькое государство Сербию», которая «никоим образом нам (американцам – К.Д.) не угрожала ... и тем не менее они бомбардировали сербские города, заставляя сербов вспомнить гитлеровскую оккупацию...», – пишет в своей книге «Смерть Запада» (М., 2004 г.) известный американский политик П. Бьюкенен. За Сербией последовали неблаговидные деяния Америки в Ираке и Афганистане, а также кровавый рейд Израиля против Ливана. В результате этих акций погибли сотни тысяч ни в чем неповинных людей, виновники же этих злодеяний и в ус не дуют. Мировое сообщество пошумело-пошумело и забыло. Но даже после острой критики в западной прессе по поводу тайных тюрем и пыток в них заключенных они (тюрьмы) не перестали существовать.
Говоря обо всем этом, надо иметь еще ввиду свойственную Западу политику «двойных стандартов» в оценке схожих ситуаций и событий. Когда, например, реакционный грузинский политический режим устроил в начале 90-х годов кровавый геноцид абхазам и осетинам, на Западе, это не вызвало никакой тревоги и обеспокоенности. Действо агрессора характеризовалось как «наведение конституционного порядка» в своих провинциях. Ободренный таким отношением, главный виновник той войны – Шеварднадзе, высокомерно заявил, что на Западе в оценке событий вокруг Абхазии и Южной Осетии имеет значение только его мнение. В то же время действия Сербии по «наведению порядка» в своей провинции Косово Запад расценил совершенно по-иному, подвергнув суровому наказанию Белград. К слову заметим, что в подобных неправедных деяниях потери несут обе стороны, и поэтому Р. Макнамара, министр обороны США времен вьетнамской войны, в которой погибло одних американцев 58 тыс., в своих мемуарах под названием «Трагедия и уроки Вьетнама», счел эту войну трагической, ужасной ошибкой. Долгие годы его мучила совесть. Она терзала его за непосредственную причастность к совершенным в чужой стране злодеяниям... Но загубленных жизней ведь не воскресить!.. Вот и Шаварднадзе тоже говорит иногда, что война в Абхазии была ошибкой. (В действительности же, она была преступлением со стороны Грузии). Но ООН, мучимый чувством вины, кается? Никак нет! Напротив, подчас пытается оправдать военный поход возглавляемой им страны в Абхазию. Так, 4 октября 2010 года в интервью «Грузия онлайн» прямо заявил, что « с первого дня ее (войны – К.Д) начала и до конца мы были правы». Этого же мнения придерживаются и многие нынешние грузинские политики. В частности, один из известных политиков современной Грузии – И. Аласания – провокационно вещал, будто бы «у абхазов есть чувство вины, которое будет преследовать их до тех пор, пока в Сухум не вернутся грузины».
В Тбилиси немало и других политиков, «помудревших» только после того, как арба, фигурально выражаясь, перевернулась. Один из них – вышеупомянутый А. Чикваидзе считает, что фатальной необходимости войны с Абхазией не было, и сетует на отсутствие активных контактов и открытого диалога между сторонами перед войной. Виной тому он считает высокомерие Шеварднадзе, его пренебрежение к тогдашним абхазским властям. В связи с этим Чикваидзе вспоминает такой случай. Делегация Грузии во главе с Шеварднадзе принимала участие в работе Организации Черноморского экономического сотрудничества (ОГЭС) в Анкаре. После окончания совещания Шеварднадзе распорядился, чтобы по пути в Тбилиси самолет приземлился в Батуми. Когда Чикваидзе спросил, чем вызвана такая корректировка маршрута (ведь остановка в Батуми изначально не предусматривалась), ответ Шеварднадзе был таков: «Перед вылетом в Анкару мне звонил Ардзинба и предложил на обратном пути встретиться в Абхазии. Но в Абхазию я не поеду, не хочу с ним встречаться. А в Батуми мы залетим и тем самым поставим Ардзинба на место...».
Тот же автор говорит и о другом случае. Если верить ему, накануне штурма абхазскими вооруженными силами Сухума, ему в Тбилиси звонил Ардзинба и сообщил, что хочет встретиться с Шеварднадзе, заявив: «Я готов к переговорам когда и где угодно...». Чикваидзе стал разыскивать Шеварднадзе в Сухуме, где он в то время находился, связался с его ближайшим помощником В. Лордкипанидзе и просил сообщить главе Госсовета о телефонном звонке абхазского лидера. Лордкипанидзе, после общения с грузинским лидером, позвонил Чикваидзе и сказал: «Шеварднадзе просил передать, чтобы вы сказали, что не смогли его найти». Автор в догадках: почему Шеварднадзе не хотел разговаривать с Ардзинба? Может, он счел его позиции слабыми? Или его отговорило сухумское окружение? Мол, мы дадим ему достойный ответ! Чикваидзе не полагает, что отказ от этой встречи оказался для Грузии роковым.
На наш взгляд, такое поведение Шеварднадзе объясняется его ксенофобством (равно как и большинства грузинской интеллигенции), а также пренебрежительным отношением к абхазам, не могущим, дескать, быть достойными партнерами, равными участниками переговоров. Правда, в годы своего коммунистического диктаторства в Грузии он заявлял – лицемерно – о своем уважении к абхазскому народу и даже однажды с высокой трибуны осмелился открыто поведать о тех несправедливостях, которые были допущены прошлыми грузинскими властями в отношении абхазов. Теперь же, сняв маску, сей «демократ» заявляет, что, оказывается, абхазам не была положена даже и та куцая автономия, которую они имели; что в нынешнем его понимании абхазы – это некие «пигмеи, поднявшие мятеж против человечности», – как он об этом заявил с трибуны ООН. А не возжелал он встретиться с Ардзинба будучи уверенным, что его воякам удастся одержать победу и поставить абхазов на колени. Тогда он и подумать не мог, что скоро ему придется вместе со своими «доблестными» вояками спасаться бегством с абхазской земли.
А. Чикваидзе верно рассуждает о важности в государственной политике «вовремя разглядеть приближающиеся события. Если политик не обладает обостренным чутьем на это, – он не политик». Однако разве сам он, профессиональный политик с большим опытом, согласовывал свои действия с этой формулой?!. Во время грузино-абхазской войны он был имманентной частью политического режима Шеварднадзе, находился на высоком посту министра иностранных дел страны, и хоть и говорит, что не совсем ладил с Шеварднадзе, но почему-то же не выступил против войны в Абхазии, не увидел, что дело идет к геноциду немногочисленного народа? Мог бы, в конце концов, в знак протеста, уйти в отставку, но не сделал это и не сделал потому, что сам явно поддерживал эту агрессию, проводя соответствующую активную работу по дипломатической линии в зарубежных странах: мол, иначе с абхазами нельзя.
Войну в Абхазии, равно как и в Южной Осетии, они, «прозревшие» грузинские политики считают ошибкой только, потому, что проиграли в ней. Между тем, замышляя военную акцию, следовало бы учитывать психологию и настрой абхазов, и не предаваться иллюзиям, считаться с реальностью, отдавать себе отчет в том, что абхазы не безродны – у них будут заступники на Северном Кавказе. О этом не раз их предупреждали и «Конфедерация народов Кавказа», и многочисленная зарубежная диаспора, представители других народов, для которых непримиримость столь варварскому попранию справедливости не была лишь формальной! Но просчитать на несколько ходов вперед, подумать, какие далеко идущие последствия может иметь эта авантюра, организаторы военного похода на Абхазию не захотели. Ничто не могло противостоять иллюзии Шеварднадзе и его окружения, уверовавших в возможность блицкрига на Абхазию. И если бы им удалось одержать победу, даже ценой жизней всех абхазов, как это обещал Каркарашвили, в Тбилиси никто и не заикнулся бы об «ошибочности» предпринятого военного похода – это однозначно! Ошибочность войны с Абхазией в августе сей автор (А. Чикваидзе) видит в том, что Шеварднадзе и еще «какие-то несколько человек», принявшие агрессивное решение, дали поймать себя в расставленную для них ловушку – «на довольно незамысловатую провокацию определенной части российских политиков и военных кругов среднего и высокого уровня».
Не хочется комментировать этот и аналогичный ему бред других всезнаек о, якобы, тайных контактах абхазских представителей власти в советские годы с кремлевскими вельможами во время летнего отдыха последних в Гагре и Пицунде. На этих, мол, неформальных встречах, по утверждению того же Чикваидзе, «формировалось мощное проабхазское лобби», которое, дескать, во время войны работало против Грузии... Но почему-то он не говорит, о том, чем мотивировался ввод грузинских войск 14 августа в Абхазию. А причина была смехотворная – охрана абхазского участка железной дороги и пресечение грабежей грузов. Но именно грузины и грабили транзитные товарные поезда! И нить этих деяний тянулась из Тбилиси, откуда антиабхазские силы получали инструкции о провокационных действиях, в том числе о бандитских налетах на поезда. Их цель – создать повод для введения войск в Абхазию для прекращения, якобы, указанных безобразий. Руководил этим процессом Г. Ломинадзе, министр ВД Абхазии, тбилисский посланец и один из самых ярых антиабхазских лидеров. Тому есть множество свидетельств. Приведем одно из них.
Ш. Киут, бывший начальник объединенного гаража Минторга Абхазии, рассказывает о том, как однажды утром сторож гаража (и одновременно школьный преподаватель) – грузин Кандид Джакония приехал на работу на новеньком «Запорожце». На вопрос Киута, где и когда тот купил машину, Кандид «по секрету» поведал ему о том, что стащил авто с грузового поезда, следовавшего в Ереван, – и не хотел он этого делать, да заставили. Многие местные грузины, по его же словам, совершают такие хищения, следуя указаниям Г. Ломинадзе, который тут же содействует быстрому оформлению таких автомобилей и выдаче для них номеров.
Так что грузинские политики и аналитики, «валят с больной головы на здоровую», утверждая, что, якобы, русские спровоцировали войну в Абхазии. Будь у них мужество, они сказали бы правду о тех «незамысловатых провокациях», которые совершали представители грузинской Партии войны в Абхазии перед началом военной агрессии. Это было бы в какой-то степени актом самоочищения. Ведь нашел же в себе мужество Вилли Брандт, бывший канцлер ФРГ в конце 70-х годов, извиниться перед всем миром за совершенные немцами в период гитлеризма злодеяния. Аналогично поступил в 1990 г. президент США Джордж Буш, извинившись перед американскими японцами за то, что в 1941 г., после разгрома американской военной базы на острове Перл-Харбор Японией, тысячи этнических японцев в США были репрессированы. Им была выплачена значительная компенсация.
Но для высокомерной грузинской политической элиты такой шаг неприемлем. Это, видите ли, «унижает» достоинство гордых грузин. Как видно, в Тбилиси предпочитают держаться вымыслов, даже сплетен, от которых не смог уйти названный автор, когда утверждал о том, что «абхазский кризис не имел и не мог иметь места без хорошо продуманного плана...». И таким планом, оказывается, было «изгнание с абхазской территории грузинского населения». Осталось бы еще вспомнить «эффектную» байку о том, как на Гагрском стадионе абхазы играли в футбол «отрезанными головами грузин» (?!). Мера должна быть во всем, в том числе и в клевете!.. Но в Тбилиси, очевидно, исповедуют старый нехитрый прием: чем чудовищнее ложь, тем легче в нее поверят.
Чикваидзе заявляет: «главная трагедия Абхазии – гибель множества грузин...». Действительно, грузин погибло в затеянной ими же войне немало (называют разные цифры – 7, 10 и даже 15 тыс.), и хоть и неделикатно, но в данном случае само собой напрашивается сказать известное выражение: «за что боролись, на то и напоролись». Хотя погибших вояк, оболваненных грузинской пропагандой, и их родителей, конечно же, жалко. Но почему же бывший министр иностранных дел Грузии ничего не говорит о жертвах войны со стороны абхазов? Ему это безразлично. Может быть, для этого надо, чтобы абхазов погибло еще больше? Когда 20 февраля 2010 г. в Риге отмечалось 20-летие независимости Латвии, подчеркивалось, что у латышей не угасает память о 16 соплеменниках, погибших во время столкновения с советскими войсками, и этот факт постоянно побуждает их к крайне негативному отношению к русским. А что же тогда сказать нам, у которых в результате «ошибок» Тбилиси погибли тысячи лучших сыновей и дочерей – значительная часть нашего генофонда? Забыть, простить это злодеяние? Вряд ли это возможно.

Л. Гумилев (создатель собственной теории этногенеза) писал о стереотипности и устойчивости моделей поведения народов, которые во многом складываются в зависимости от конкретных обстоятельств и специфических условий жизнедеятельности этносов. Примером такого стереотипа является враждебное отношение армян к Турции, хотя со времен армянского геноцида прошло немало времени. Соответственно, порожденная грузинской агрессией ненависть к грузинам также стала стереотипом в поведении современных абхазов. И этому стереотипу суждено существовать на протяжении многих будущих поколений. Грузинской элите следовало бы знать об этом.
Отношение к Саакашвили его западных опекунов после того, как в августе 2008 г. он их подвел своими авантюрными действиями в Южной Осетии, стало прохладным. Это проявляется и в вопросе воссоединения Грузии и Южной Осетии. Администрация Барака Обамы признала, что США не собираются строить свою стратегию в регионе на возвращении Грузии отколовшихся территорий. Тем не менее, хотя для многих лидеров Запада глава Грузии, говоря словами Ф. Рузвельта «конечно, сукин сын», но это «их сукин сын». Поэтому руководители стран Запада, особенно США, не оставляют без внимания своего младшего «шаловливого» грузинского партнера и Грузию в целом. Суть в том, что программа Вашингтона нацелена на доминирование США в странах бывшего СССР, в том числе через программу «управляемых конфликтов». Важным составным компонентом этой программы является Грузия, которую США считают главным своим политическим форпостом на Кавказе. Этим, в частности, объясняется неоднократное обсуждение в Конгрессе США программы поддержки Грузии.
Улучшая отношения с Россией, Вашингтон уведомляет Тбилиси, что этот процесс не будет проходить за счет Грузии. Администрация США пытается уравновешивать отношение с Россией и Грузией. Так, когда Барак Обама в 2009 г. побывал в Москве с визитом, вскоре в Тбилиси приехал вице-президент США Байден, а вскоре после ответного визита Д. Медведева в Вашингтон в июне 2010 г. в грузинскую столицу поспешила Госсекретарь США Х.Клинтон. Оба визитера в Грузию заверили грузинские власти в том, что «перезагрузки» отношений Америки и России не будет происходить за счет ущемления интересов дружественной Грузии. И, конечно же, не упустили еще раз подтвердить свою приверженность к ее территориальной целостности. При этом они пытались неуклюже обосновать правомерность независимости Косово. Заявив в Тбилиси, что США, видят большую разницу между Абхазией, Южной Осетией и Косово, г-жа Клинтон, тем самым, еще раз подтвердила политику «двойных стандартов». По ее утверждению, с самого начала распада Югославии Косово хотело получить независимость и «там (в Косово – К.Д.) считали, что этот регион был включен в состав Югославии насильно». Разве не то же самое было с Абхазией, включенной против ее воли в состав Грузии?
Или другое же утверждение г-жи Клинтон о том, что, мол, Грузия была «более сплоченной страной, чем Сербия». Как же надо не ведать то, о чем говоришь, делая такие заключения! Очевидно, грузинские консультанты не информировали ее о неоднократных массовых выступлениях со стороны абхазов с требованием выхода из состава Грузии. Оснований признания независимости Абхазии международным сообществом гораздо больше, чем у Косово по той простой причине, что независимость последнего связана с агрессией НАТО против Югославии. И Косово до этого не было независимым, в то время как Абхазия и Южная Осетия еще в начале 90-х годов, а не в 2008 году, ценой громадных жертв, достигли де-факто независимости. На протяжении всего этого времени Абхазию и Южную Осетию ничего не связывало с Грузией. Кроме того, независимость Косово получило после нескольких лет нахождения иностранных войск на его территории. Провозглашение независимости Косово было спровоцировано внешними силами, т.к. Белград, в отличие от Тбилиси, не готовил его возвращения силой. К этому надо добавить и то, что албанцы в Косово являются пришлым народом из соседней Албании. Несмотря на все это и им позволено быть независимыми, в то время как абхазы, живя на своей территории испокон веков, не имеют на это права. Не парадокс ли это?!
И еще. При всем том, что западные страны скоординированно опекают Косово, с признанием его независимости разожженный энтузиазм стал угасать. Вызвано это, прежде всего, ухудшением социальной жизни населения, 15% которого страдает от голода, а 40% живут в крайней нищете. И это при постоянном росте цен и ряде других экономических проблем. Нет и политической стабильности, гибнут люди, о чем свидетельствуют периодические столкновения между местными сербами и албанцами, («Российская газета», 30 июля 2010 г.). В Абхазии же, напротив, ситуация стабилизируется, наблюдаются позитивные изменения во всех сферах социальной жизни, настроение в обществе улучшается.
Поэтому говорить здесь о какой-либо презумпции беспристрастности и добросовестности Запада, особенно США, не приходится. После развала СССР, Вашингтон, подобно тому, как Ватикан является столицей католичества, а Мекка – столицей ислама, объявляет себя центром мирового порядка и выносит вердикт правым и не правым, исходя из собственных интересов. (Причем, интересно, что США, «радетель» справедливости и «цитадель» демократии, коим они себя позиционируют, вопреки решению Нюрнбергского суда 1945 года, на протяжений многих лет укрывали у себя десятки нацистских преступников, о чем поведал недавно опубликованный там скандальный доклад.) 22 июля 2010 г. в Международном суде в Гааге было сделано заключение о законности одностороннего провозглашения независимости Косово. Абхазия и Южная Осетия, как независимые государства, несмотря на сопротивление со стороны Запада, признаны рядом стран, прежде всего Россией, с которой они заключили военные соглашения, гарантирующие недопущение силовых провокационных поползновений со стороны Грузии*. Для дальнейшего признания Абхазии и Южной Осетии нет необходимости оказывать на кого-либо давление, как это делают США для признания Косово. Абхазии и Южной Осетии спешить некуда. Их будут признавать! В Латинской Америке, в частности, этот процесс уже пошел. Импульс ему, несомненно, придал государственный визит президентов Абхазии и Южной Осетии – С. Багапша и Э. Кокойты. Скептические усмешки грузинского лидера по этому поводу совершенно неуместны. Признание независимости этих двух республик весьма важно для обеспечения безопасности на Кавказе, и Россия, не отступая от этой принципиальной позиции, конечно же, будет верна своему решению.
Однако грузинская элита не желает считаться с реалиями. Ей не хватает мудрости и смелости взглянуть правде в глаза. Будучи в плену своих амбиций, они не теряют надежду на откат? независимости Абхазии и Южной Осетии, причем мирным путем (об этом мы слышали и до августа 2008 г.). Расчет делается на то, что в Грузии будет создана такая соблазнительная райская жизнь, что сами абхазы и осетины с радостью будут проситься обратно в ее состав. Об этом говорили и вышеуказанные заокеанские визитеры в грузинской столице. Но абхазы и осетины, говоря словами Путина, между колбасой и жизнью выбирают, разумеется, последнее. Они никогда не вернутся в состав той страны, которая истребила тысячи граждан, растоптала судьбы огромного числа людей в этих республиках. И это не могут не понимать в Тбилиси, то и дело, традиционно неискренно декларируя о своем намерении мирного урегулирования отношений с абхазами и осетинами и, в то же время, всячески уходя от подписания договора о неприменении силы. А в грузинской столице звучит и воинственная риторика. Саакашвили не раз заявлял о своей решимости создать с помощью Запада и, прежде всего, США качественно новые вооруженные силы, и, дескать «пусть ни у кого не будет иллюзий на этот счет». В феврале 2009 г., выступая в грузинском парламенте, он заявил: «Война не проиграна, потому что она еще не закончена».
П. Шеремет в вышеупомянутой книге приводит слова нового грузинского министра обороны Д. Сихарулидзе, назначенного на пост после «пятидневной войны», о том, что ему по душе сделать Грузию «Израилем Кавказа»; что грузинская армия молодая и вскоре она будет радикально другой; что они проиграли битву, но не войну, а война, мол, еще впереди. Не обошелся «стратег» и без агрессивного выпада против России, которая, якобы, выстроила «берлинскую стену» у Абхазии и Южной Осетии, но ей самой и придется ее разрушить.
Саакашвили тоже склонен сравнивать Грузию с Израилем в контексте арабо-израильского противостояния. Ему импонирует воинственность евреев, которые в весьма затянувшемся конфликте с соседями, в конце концов, одержали победу и превратили свое отечество в государство-крепость. И, что интересно: столь возвышаемая им нация, оказывается находится в близком родстве с грузинами, и, мол, евреи – это те самые семитские племена, которые когда-то переместились из Палестины на Кавказ. Но почему же тогда к этим «родичам» все долгие предшествующие годы грузины относились пренебрежительно и гнали, как «сидоровых коз» из Грузии?).
Французский писатель XVII в. Ларошфуко говорил: «Политик в состоянии заглядывать вперед ровно настолько, насколько он в состоянии оглянуться назад». Но, похоже, у грузинских политиков, сполна испытавших позорные военные поражения, на этот счет другое мнение. Методика изучения уроков войны в Минобороны Грузии, после краха в «пятидневной войне», вовсе не преследуют цели правильных выводов из августа 2008 года и расставания с бессмысленными попытками решения своих проблем с абхазами и осетинами силовым методом. Задача стоит другая – ремилитаризация страны для попытки нового реванша. В этом неблаговидном стремлении Грузии активно содействует ряд западных стран, оснащая ее в больших масштабах наступательным вооружением. Но Грузии и этого мало – она по-прежнему настойчиво рвется в НАТО, полагая, что это поможет ей быстрее решить территориальные проблемы.
В то же время в грузинском обществе обсуждается и идея о нейтралитете страны. Ее сторонники считают, что отказ грузинских властей от вступления в альянс, был бы благом для страны. Приверженцы этой идеи, в числе которых и экс-президент Грузии Шеварднадзе (бывший, заметим, апологет НАТО), в один голос твердят, что придание стране нейтрального статуса будет способствовать решению ее проблем, особенно территориальных. Логика их проста: такой внешнеполитический курс будет способствовать оздоровлению отношений Тбилиси с Москвой, и, в конечном итоге, Россия станет учитывать интересы Грузии, то есть откажется от признания Абхазии и Южной Осетии. Зачастившие с нейтральной идеей в Москву бывшие премьер-министр З. Ногаидели и спикер грузинского парламента Н. Бурджанадзе (кстати, до недавнего времени считавшая Россию лютым врагом ее страны), активно стремятся довести ее (идею) и до общественного сознания в своей стране. Однако их оппоненты считают, что идея эта хоть и привлекательная, но на практике – не более чем утопическая. Надо быть, мол, дилетантами, чтобы не понимать: нейтральность Грузии невозможна уже в силу ее геополитического положения, которым она и интересна миру.
Главной своей трагедией грузины считают утрату Абхазии и Южной Осетии. Поэтому, почти как молитвенная фраза, в Тбилиси звучит пожелание об их возвращении. Интересно, при этом, что историческая принадлежность Грузии этих территорий считается аксиомой, само собой разумеющимся фактом. Так рассуждает и «горе-герой» упомянутой выше книге – Чикваидзе, который считает не требующим особых доказательств «тот факт, что территория современной Абхазской автономной республики (?!) изначально относилась к грузинскому историко-культурному пространству», что со второго тысячелетия до н.э. Западное Закавказье было заселено «в основном картвельскими племенами». Он также утверждает, что Колхидское царство занимало всю западную Грузию, включая Диоскурию (Сухум). Тем самым он следует линии фальсификации истории Абхазии, принятой в тбилисских научных кругах. Возьмем Колхидское царство. Изначально, со второго тысячелетия до н.э. там обитали абхазо-адыгские племена (об этом свидетельствует и сохранившаяся местами за Ингуром топонимика, о чем писал академик А. Чикобава), а картвелов тогда здесь и в помине не было. Желающие объективно разобраться в этом вопросе могут ознакомиться с работами тбилисского ученого О. Джапаридзе и известного московского ученого Я. Федорова. Грузинские интеллектуалы Л. Хаиндрава и Э. Шенгелая в открытом письме А. Солженицыну, заметили, что абхазы, осетины и др. негрузинские народы в Сакартвело чувствуют себя вполне комфортно, и, де мол, «если грузины их притесняли, избрали ли бы они местом жительства Грузию?». Профессор из Северной Осетии В. Дзидзоев, высмеяв эту глупость, спрашивает: Если, скажем, «русские притесняли кабардинцев, балкарцев, осетин, избрали бы последние местом своего жительства Россию»? Ведь от этого они не перестали бы быть коренными народами на своей территории! То же самое надо сказать и об абхазах, которые обитают на этой земле не одно тысячелетие. Свидетельства этому сохранились в трудах великих историков и летописцев, таких как Страбон, Прокопий, Зонар, Нестор и другие, которые обозначали абхазов, как абешла, абасги, абазги, обезы, абхазы.
Высказывания Чикваидзе и многих других ультра-грузинских патриотов, ведуших речь о территории Абхазии, и ничего при этом не говоря об абхазах на ней, приводят к мысли о том, что вновь обрела популярность осужденная в свое время теория П. Ингороква, которая в период разгула сталинщины, предназаначалась для обоснования политики огрузинивания абхазов. Ингороква твердил, что абхазы не являются автохтонными на этой земле, они спустились с гор и ассимилировали живших здесь до них грузин. Доказательств этим сказкам – никаких! Но если абхазы были осколками адыгов, как твердят Ингороква и его нынешние последователи, то, как быть тогда с абхазским языком? Он, несомненно, родственен адыгскому. Дифференциация и распад единого языка, размежевание между этими двумя народами, по утверждению специалистов, в частности академика РАН Кумахова, охватывают период в тысячелетия. А топонимика? Можно ли найти на территории Абхазии хоть одно древнее название местности, звучащее по-грузински? Едва ли. И это несмотря на то, что в результате постигшей в XIX в. абхазов трагедии («махаджирство»), основная часть народа эмигрировала, и грузины стали , лихорадочно заселять опустевшие земли в Абхазии. Тем не менее, согласно переписи населения 1897 г., численность абхазов на своей земле составляла 86 %. В последующем, особенно в период осуществления официальной политики ассимиляции абхазов, численность грузин в Абхазии резко возросла, а доля коренного населения опустилась до 17-18 %. До сих пор, расплодившиеся антиабхазские интеллектуалы, не видят ничего предосудительного в том, что лидеры их страны осуществляли массовое переселение в Абхазию грузин и мегрелов с целью растворения среди них абхазов и их ассимиляции. Они обосновывают это тем, что – Абхазия – это частица Грузии и потому, такое переселение в пределах Грузинской ССР было вполне допустимо. Такое утверждение, равно как и масса извращений, касающихся Абхазии, содержится, в частности, в книге небезызвестного оголтелого шовиниста с учёным званием З. Папаскири «Абхазия. История без фальсификации» (Тбилиси, 2009г.). К сожалению, этот «труд» с претенциозным названием до сих пор не получил должной оценки со стороны наших учёных. (Автор, названной книги участвовал в войне против абхазов, даже попал в плен и, боясь мести за свои деяния и антиабхазские публикации в трусливой дрожи каялся и обещал впредь этого не делать. Но, как видно, не сдержал своего слова). Верный своим антиабхазским воззрениям, Папаскири также считает, вполне логичным закрытие абхазских школ и открытие вместо них грузинских, в которых только и могли обучаться абхазские дети на том основании, что до этого последние «были лишены возможности овладеть государственным языком союзной республики, т.е. грузинским». При этом, сей господин и его единомышленники ничего не говорят о том, почему с переселением грузин понадобилось переименование в массовом порядке местных топонимических названий на грузинский лад. Стратегическая цель этих деяний была ясна – начисто стереть всё абхазское на абхазской земле. (Даже в 60-е годы, во время строительства Пицундского курорта, худфонд Грузии, энергично занимался его оформлением на грузинский лад. В частности, на больших камнях в парках и скверах выдалбливали грузинские эмблемы и надписи. Руководил этим делом скульптор З.Церетели, вокруг одиозного имени которого, ныне в Москве, столько словопрений и осуждений его творчества). Грузинские националисты всегда бравировали своим численным доминированием, ущемляя интересы абхазов и ни во что их не ставя. Это вынуждены признать ныне даже некоторые политические деятели современной Грузии. Так, один из лидеров грузинской оппозиции И. Аласания в интервью газете «Абхазский меридиан» (№8, 2010 г.) заявляет, что «…одна из главных причин наших поражений последнего времени… состоит в том, что мы не считались с мнением, не заботились о том, как мы выглядим, скажем, в глазах абхазского общества. Свою политику строили, исходя только из своих собственных интересов».
Другие «умники» из Тбилиси, не отрицая автохтонности абхазов, ограничивают ареал их исторического проживания на этой территории. Так, З. Гамсахурдиа, став президентом Грузии, уже не говорил об абхазах, как о пришлом народе. Итальянской газете «Stampa» он заявил: «Абхазы – коренное население». Но добавил, что «им советская власть подарила чрезмерно большую территорию. Они могут остаться (благодарим его за такую щедрость! – К.Д.), но на меньшей, чем сейчас, территории» (кстати, когда в Тбилиси во время войны поняли, что не смогут завоевать Абхазию, то стали склоняться к мысли о ее расчленении на грузинскую и абхазскую зоны).
Ныне с грузинской стороны раздаются смехотворные суждения о том, что, якобы, в Галском районе и части Очамчирского района абхазов никогда не было. Хотя всем известно, что указанные территории всегда принадлежали абхазам, и потому вся древняя топонимика этого региона является абхазской. Правда, в Галском районе постоянно оседали люди из соседней Менгрелии и постепенно ассимилировали там абхазов, меняя сугубо абхазские фамилии на менгрельский лад, а в 30-е годы, не спросив, и вовсе записали их грузинами.
Об Очамчирском районе и говорить не приходится. Кстати, насильственной ассимиляции подвергались и осетины. Чтобы удержаться на работе, они вынуждены были не просто менять фамилию на грузинскую, а и саму этническую принадлежность. То же самое делалось и с армянами. В начале ХХ века в Тбилиси армяне составляли более 40 %, а грузины – всего 20. В течение последующих лет армянское население было насильственно ассимилировано либо выселено, составляя в нынешнем Тбилиси меньшинство (кстати, одним из лидеров и идеологов этих акций был Ш. Окуджава, предсовнарком тогдашней Грузии, отец Б. Окуджавы, знаменитого русского поэта-песенника).
Разумные грузины понимают, что Абхазия исторически – родина абхазов, что именно они и только они являются ее обитателями с древнейших времен. В частности, один из них С. Абашидзе, известный бизнесмен, уроженец Гагры, заявляет, что Абхазия – это земля «тех, кто отстоял свое право называть ее своей. Тех, для кого она является единственной родиной на всей планете» («Абхазский Меридиан», 2009, №6). Однако такого рода суждениям, в которых мнение об Абхазии, как части грузинской территории, считается ложным, нет шанса быть услышанным в Грузии.
Нельзя также не заметить, что аппетиты Грузии не ограничиваются только лишь Абхазией. Иные грузинские ура-патриоты замахиваются и на весь Краснодарский край, объявляя его тоже своей территорией. Один из них, некто Г. Мархулия, на сайте «Грузия он-лайн» в декабре 2009 г. сделал грозное заявление о том, что его страна, создав сильную армию, восстановит территориальную целостность грузинского государства. Причем, он имеет ввиду возвращение не только Абхазии и Южной Осетии, но и Краснодарского края, который, по его утверждению, «был оккупирован» Россией «намного ранее» (?!). Он даже называет срок, когда это осуществится: к 2020-му году «грузинская армия освободит т.н. Краснодарский край от России и проведет победный парад в этой древней провинции Грузии…».
Выдвигаются дерзкие версии о том, что земли от Псоу до Анапы тоже принадлежали грузинам. Только непонятно почему, когда в Тбилиси в июне 2010 г. проводили конференцию, посвященную Кавказской войне, и, в частности, депортации убыхов с их исторической родины в Сочинском регионе, об этом не было говорено. Организаторы этой конференции, в которой участвовало несколько человек из Северного Кавказа, а также представители зарубежной диаспоры кавказских народов, фальшиво имитировали «сопереживание» убыхам и адыгам по случаю постигшей их в XIX в. трагедии. Только почему-то они не вспомнили об участии грузин на стороне царской России в этой трагической акции; почему не принесли в связи с этим свои извинения потомкам убыхов и адыгов? Тем более что в многочисленных статьях и книгах, посвященных в последнее время этой трагедии, говорится об активном участии грузин в карательных акциях против этих народов. В частности, из содержательного труда В. Ворошилова «История убыхов» можно узнать о том, что в июле 1837 г. в составе десантных войск, высадившихся на Адлерском мысе и вступивших в войну с убыхами, было «8 рот грузинского, 6 рот тифлисского, 6 рот мингрельского», а также «гурийская, имеретинская и мингрельская милиция». Грузины проявили себя и на других участках. В книге В. Удовика «Михаил Воронцов» сказано, что во второй половине апреля 1845 г. в корпусе Воронцова, воевавшего в Чечне, участвовало более тысячи грузинских милиционеров. Собственно, с этой войной и связано появление грузинских общин в Сочи. Их усердие в изгнании убыхов было вознаграждено правом на поселение в этих местах, в которых их потомки проживают до сих пор. Это находит отражение в ряде грузинских топонимов, встречающихся в этом регионе.
Сама по себе упомянутая конференция в Тбилиси явилась антирусской акцией и носила явно подстрекательский характер в отношении народов Северного Кавказа, с прицелом на срыв Сочинской Олимпиады 2014 г. и с желанием лишний раз «напакостить» России за признание ею Абхазии и Южной Осетии. Досадно, что этого не поняли присутствовавшие на данном мероприятии наши северокавказские братья.
К слову сказать, грузинские «правдолюбцы», позиционируя себе этакими «сердобольными заступниками» адыгов и напоминая о приращивании Россией к своей территории сопредельного Кавказа в имперские времена и проявленных при этом ею жестоких методах, умалчивают о том, что в ту эпоху политика всех великих держав была экспансионистской, и соответственно, черных страниц в их прошлом достаточно.
Если говорить о России, то всепроникающие великорусские настроения в ту эпоху были столь сильны и заразительны, что их не смогли избежать и широко известные представители просвещенной творческой интеллигенций. Так, А.С. Пушкин в « Кавказском пленнике» (1820г.) удостоил восхвалений завоевателей Кавказа: «пылкого Цицианова», генералов Котляровского, Ермолова («Поникни снежною главой, смирись, Кавказ: идет Ермолов»!). Однако нельзя не заметить, что такая хвала воспринималась не всем обществом. Так, свободолюбивый поэт П.А.Вяземский в письме, адресованном писателю, историку и общественному деятелю А.И. Тургеневу, счел нужным заметить: « Мне жаль, что Пушкин окровавил последние стихи своей повести. Что за герои Котляровский, Ермолов? Что тут хорошего, что он, « как черная зараза, губил, уничтожил племена»? От такой славы кровь стынет в жилах и волосы дыбом становятся. Если бы мы просвещали племена, то было бы что воспеть. Поэзия – не союзница палачей».
Из песни, как говорится, слов не выбросишь. Так было в царской России, такова была ее политика. Что уж говорить о главном нынешнем покровители Грузии – США, кичащихся имиджем самой свободной и демократической страны. Именно Соединенные Штаты в 18-19 вв. совершили страшный геноцид, уничтожив несколько миллионов аборигенов данной территории – индейцев. Известный американский кинорежиссер Спайк Ли по этому поводу замечает: «Америка вознеслась на геноциде исконных жителей американского континента и порабощении африканцев. Отрицать это означает переступить Закон». А по словам его соотечественника, историка Ф. Тернера, история США – эта история «непрерывно расширяющихся границ». В дополнение к геноцидному экскурсу напомним, что в середине 19 в. Штаты захватили свыше половины земель Мексики, колонизовали Кубу, а в конце этого столетия – Филиппины, Пуэрто-Рико, и т.д. Не меньше, если не больше России грешны в этом плане Великобритания, Франция, Испания, Германия и другие европейские страны. Например, кто не знает о захватах британской империи обширных территорий на различных континентах и жестоком обращений с аборигенным населением, беспощадным уничтожением ею, тех, кто пытался покушаться на целостность ее владений?!. Известно, в частности, как индийских повстанцев британцы живыми привязывали к пушкам, а затем, выстрелом разрывали их на части. Не отличались толерантностью по отношению к населению захваченных территорий и французы. Последующее освобождение, например, Алжира стоило жизни каждого шестого его гражданина. А, о Германии, дважды ввергшей народы в мировые войны, вообще не приходиться и говорить. Так что, предъявлять России счет за деяния 150-200-летней давности – это политика нечистоплотной тенденциозности.
Возвращаясь к неожиданно вспыхнувшей симпатии Грузии к Северному Кавказу, заметим, что, желая причинить вред России, тбилисские лидеры постоянно проявляют заинтересованность в дестабилизации ситуации на Северном Кавказе. Ее спецслужбы оказывают всяческое содействие существующим там бандформированиям. Так, например, в октябре 2009 г. глава спецслужб РФ А. Бортников сообщил, что у захваченных и уничтоженных в этом регионе боевиков были обнаружены аудиоотчеты, свидетельствующие о том, что у террористов, совместно с эмиссарами «Аль-Каиды», установлены контакты с представителями спецслужб Грузии, при участии которых организована переброска боевиков на территорию Чеченской Республики. Сообщалось также об их помощи террористам в доставке оружия, взрывчатки и денег для диверсии на объектах повышенной опасности на Северном Кавказе («Российская газета», 14.10.2009 г). О том же говорит и глава Чечни Р. Кадыров, по словам которого «на российском Кавказе у боевиков не осталось ни помощников, ни финансовой базы… Единственным источником, где им помогают, где они готовятся, остается Грузия» («Комсомольская правда» 1-7 ноября 2010г.).
Явно антирусским является и указ Саакашвили от 11 октября 2010г. О безвизовом режиме въезда в Грузию граждан из некоторых республик Северного Кавказа. В официальных заявлениях правителей этой республики лицемерно утверждается, будто бы направленность данного акта сугубо гуманная – дать возможность желающим из Северного Кавказа посещать Грузию в коммерческих, туристических и других целях, а также для поступления в грузинские вузы. Но это же нелепо и смешно! В какие такие вузы, более престижные, чем российские, они намерены приглашать на учебу? И в чем состоит их привлекательность? Но главное – на каком языке будут обучаться в этих вузах представители народов Северного Кавказа – на грузинском?.. Ведь в высшей школе этой страны давно прекращено обучение на русском языке!.. Еще нелепо ожидать, что сюда хлынут граждане из указанного региона по экономическим соображениям, в частности, устроиться на работу – ведь хорошо известно, что в самой Грузии безработица в два с половиной раза выше, чем в России, и более миллиона грузин, оказавшихся лишним на местном рынке труда, вынуждены были уехать на поиски работы в РФ. Многочисленная армия грузинских мигрантов содержит свои семьи благодаря зарабатываемым на российских просторах деньгам. Поэтому комментарии официального Тбилиси к этому указу никого не могут ввести в заблуждение. Это просто ширма, причем плохо сшитая. А подлинный смысл этого шага заключается в намерении шантажировать Россию и дестабилизировать ситуацию в этом ее регионе, создать по наушничанью с Запада дополнительные лазейки связи с террористическими группировками, транзитный коридор для них с целью активизации экспорта терроризма в неспокойном Северном Кавказе. ( И не в последнюю очередь использовать эти контакты для воздействия на абхазов и южных осетин в нужном для Тбилиси провокационное направление. Не секрет, что с некоторого времени саакашисты такого рода работу ведут среди северокавказских братьев. В своей подрывной работе саакашисты акцентируют свое внимание на общность исторических судеб Грузии и народов Северного Кавказа и потому, видите ли, им необходимо объединиться в целях противостояния «российской империи»). В этом же ряду – недавно предпринятая попытка создания в грузинской столице мощной радиостанции для вещания на Северный Кавказ. Тогда это не получилось. Посмотрим, что даст режиму Саакашвили указанный акт.
Контрпродуктивность такой политики – войны нервов против России – для Грузии понимают некоторые здравомыслящие грузинские аналитики. Один из них, П. Закреишвили по этому поводу замечает: «Надо перестать ковыряться в проблемах Северного Кавказа, перестать раздражать Россию». По его мнению, Грузия, утратив «свои позиции, свое влияние на Южном Кавказе», стремится это компенсировать, «вмешиваясь в дела Северного Кавказа» (газета «Абхазский меридиан», №6, 2010 г.). Цель этих и им подобных пропагандистских уловок – поколебать убежденность наших граждан в отношении тбилисского режима, заронить в их душах зерна сомнений, совершить «мягкий» переворот в их сознаний и тем самым подготовить почву для создания пятой колонны в нашей республике. Но они явно не хотят понять, что у нашего народа давно выработался стойкий иммунитет против такого рода акций.
А. Солженицын писал: «Нации – богатство человечества…, даже у мельчайших из них есть собственные цвета и собственное место в Божественном узоре. Исчезновение нации обеднит мир не меньше, чем ободинаковение всех людей, с единым лицом и единым характером». Абхазы, обретя независимость и возможность строительства собственного государства, получили шансы иметь «собственное место в Божественном узоре». Конечно же, это не по нутру тбилисским озлобленным ксенофобам, которые считают, что абхазы вступили в фазу своего исчезновения. По словам некоего грузинского «мыслителя» И. Цкитишвили, у абхазов не было проблемы сохранения языка и культуры «пока они находились под покровительством Грузии», а теперь над ними «висит дамоклов меч в виде русского сапога». Если послушать этого «мудреца», получается, что грузины «кормили» нас «на протяжении веков», а мы, почему-то, «загипнотизированы ненавистью к грузинам» и т.д. Ему вторит вышеупомянутый И. Аласания, который, оказывается, весьма «опечален» за судьбу абхазов, и, выдавая желаемое за действительное, заявляет: «…положение осетин и абхазов еще более усугубилось, а их самобытность сегодня подвергается большей опасности, чем раньше» («Свободная Грузия», 19.12.2009 г.).
Как все это перекликается с заявлением И.Рамишвили, представителя грузинского меньшевистского правительства, установившего свою кровавую диктатуру в Абхазии, в марте 1919 г.? Этот «благодетель» тогда заявлял: « Мы знаем стремление реакционных групп народа к «независимости», но для этого маленький народ еще не готов и его могут взять в руки и в рабство поработители, и из этой петли сам народ не сможет освободиться…». Поэтому, позиционируя тбилисский режим единственным спасителем абхазов, он далее вещал: « Мы не похожи на завоевателей и не земля здешняя нам нужна, мы ищем соратников в борьбе, с которыми мы пойдем к славному великому будущему – социализму». Как видно, все повторяется.
Фантазии у грузинских шовинистов – хоть отбавляй! Так, газета «Сакартвелос республика» в мае 2009 г., сообщала, что недалеко то время, когда абхазы и грузины будут сидеть в одном окопе в борьбе с единым врагом – Россией. Послушаешь Саакашвили – такое «братанье» уже началось. В газете «Свободная Грузия» от 4 марта 2010 г. он писал: «Недавно несколько десятков семей этнических абхазов выехали оттуда (Абхазия – К.Д.) и перешли на нашу сторону», потому что, оказывается, «им войска иностранные не очень понравились на своей родной земле». Но это не что иное, как обман и провокация. А вот совсем недавно – 11 января сего года – корреспонденту 5-го канала ТВ Украины сей озлобленный мистификатор заявляет, будто бы «большая часть осетинов, абсолютное большинство, убежало в те районы Грузии, которые контролирует правительство Грузии» из-за того, что « в Южную Осетию вошли российские войска». И Абхазия тоже, оказывается, «опустела», где всего «осталось 20% от доконфликтного населения – меньше 100 тыс.человек», а «иностранные войска…осуществляют контроль за этой опустошенной территорией», куда «не пускают любых граждан неправильного этнического происхождения», каковыми, по его мнению, в Абхазии являются «грузины, украинцы, греки, эстонцы, евреи – все кто там жил». Это бесстыдная ложь. Грузины бежали отсюда потому, что воевали с нами или пособничали кровавым оккупантам. Что же касается греков, эстонцев, евреев, то их грузинские оккупационные власти депортировали из Абхазии. Об этом даже есть у Абхазского телевидения трофейные документальные ленты, снятые грузинами и брошенные во время своего бегства. Тут невольно на ум приходит оруэлловская антиутопия «1984», в которой сказано, что « необходимо твердить сознательную ложь». Причем это «ложь всегда должна на один прыжок опережать правду». ( Да и вообще, как может язык поворачиваться у грузинских властей и обвинять кого-либо в ксенофобии, забывая о своей официальной политике « Грузия – для грузин», объявленной официально в постсоветское время?! Кто не помнит о том, что в следствие этой политики эмигрировало на свою историческую родину огромное число греков, составлявших значительное большинство населения района Цалке? А депортация более 4-х тыс. аварцев, которые компактно проживали в нескольких горных селах Кварельского района на протяжении полутора веков? Или чего стоит предписание негрузинским семьям в Грузии иметь только одного ребенка, а также препятствия возвращению на родину своих соплеменником турок-месхетинцев).
Не могу не сделать здесь отступление и не заметить с сожалением, что иные наши сограждане, проявляя недальновидность, невольно льют воду на мельницу грузинских недругов, позволяя себе в своих самоуверенных рассуждениях в местных СМИ или в Интернет-ресурсах бестактные и некорректные высказывания, а то и просто оскорбительные выпады в адрес России и её граждан – должностных лиц.
Чего стоит, например, недавний скоропалительный Интернет-выпод одного из представителей нашей оппозиции, который, утратив в азарте нагнетаемых политических страстей благоразумия, всякую меру так то и явно поддавшись импульсивным эмоция, позволил себе опрометчиво и не отдавая отчета своим словам – хочется верить, все же не по душевной злобе – оскорбительные, грубые высказывания в адрес побывавшего недавно в Абхазии с рабочим визитом весьма уважаемого должностного лица Российской Федерации – председателя Счетной палаты С.Степашина. И это, естественно, не могло не вызвать возмущение со стороны большей части общественности Абхазии.
А сколько порой проявляется апломба в неуместных потугах просчитать, кто кому нужнее – Абхазия России, или Россия Абхазии! Конечно, каждый имеет право на собственную точку зрения, но неплохо было бы сверять ее, прежде чем озвучивать, с логикой, с интересами родной страны, и прежде всего ее безопасности. Необдуманные же высказывания наших «премудрых сверх патриотов», претендующих на глубокомыслие, приводят к тому, что, вопреки их желанию этого, в Тбилиси утверждаются в своих иллюзиях о скором и неизбежном обострении отношений между абхазами и русскими, между Абхазией и Россией. Кстати, не прошло мимо внимания наших заингурских недругов поднятый у нас ажиотаж, вокруг вопроса передачи трех курортных объектов России. Интерпретируя эту дискуссию с торжествующим злорадством, потирая руки наши «благодетели» с берегов Куры заявляют, мол, в Абхазии идет уничтожение существующей символической государственности. Тот же И. Цкитишвили, к примеру, цинично утверждает в интернете: «Поиграли в эту самую государственность – и хватит. Ее забирают у абхазов, как игрушку, которую дали ребенку поиграть лишь на время – чтобы не ревел…» Продолжая в том же духе, далее он твердит: когда они (грузины) говорили абхазам о том, что «целью Москвы не является обеспечение независимости Абхазии, а только обеспечение собственных военно-политических интересов в регионе», им в Сухуме не верили. Ясно, что грузинские господа не дождутся исполнения своих чаянии, которые абсолютно беспочвенны, ни чем не мотивированны. У нашего народа нет и быть не может русофобства, что доказано всей историй взаимоотношений с этой великой державой. И тем более неприемлемый безответственные, безосновательные заявления, высказываемые с одной лишь, надо полагать, целю – выпятить себя, обозначить свою якобы весомую фигуру в общественно-политической жизни нашей страны. Однако, как отмечалось на недавней встрече президента и вице президента С.В, Багапш и А.З. Анкваб с интеллигенцией, надо отдавать себе отчет в том, что полезно твоей стране, а что совершенно не отвечает ее интересам, не допустить, чтобы вражеская пропаганда получала пищу из наших собственных рук, и не делать того, что может порадовать «доброжелателей» на заингурской стороне.
А не радует их, кстати, то, что начался процесс возвращения на свою историческую родину зарубежных абхазов. Восстанавливается историческая справедливость: если когда-то грузины осели на местах махаджиров на этой земле, то теперь потомки последних, возвращаясь на свою историческую родину, занимают свои исконные земли, занятые в недалеком прошлом грузинами. И это выводит из себя Чикваидзе, который хамски заявляет: «Территорию Абхазии стали заселять и осваивать чужаки, пришельцы, лица «абхазского происхождения» из Турции, Сирии, Северного Кавказа» и т.д.
Да, слабонервных грузинских ксенофобов бесит мысль, что отныне Абхазия, являвшаяся для них столь продолжительное время вотчиной, как говорит Н. Бурджанадзе, « частью души миллионов грузин», потеряна навсегда. (Интересно, что тоска об этой счастливой жизни охватывает и первую грузинскую леди Сандру Рулофс – голландку, которая в те годы не проживала в Грузии. В своей книге «Рассказ идеалиста» (Тбилиси, 2007), она пишет о том как иногда «накатывает типичная грузинская ностальгия» и хочется ей «перенестись на двадцать лет назад и хотя бы на один день увидеть Грузию того времени» – какими «весёлыми, жизнерадостными, полными надежд, устремлёнными на абхазские курорты» были грузины…) И в Абхазии, и в Южной Осетии прекрасно понимают, что с точки зрения руководства Грузии цель урегулирование конфликтов с ними может заключаться только в возвращении этих республик под юрисдикции Тбилисского режима, а все другие аспекты должны подчиняться этой цели. Поэтому расчеты экс-премьера Грузии З. Ногаидели и его единомышленников начать восстанавливать с Абхазией и Южной Осетией экономические отношения, а уж затем обсуждать вопрос о статусе, тщетны и необоснованны. Политика ведь – это искусство возможного, а у грузинских политиков в данном случае нет возможностей достичь результата, потому что эти республики не хотят развивать экономические отношения с Грузией, в которых усматривается, в первую очередь, политическая составляющая. Та же самая идея заложена и в проекте грузинского министерства по реинтеграции. Речь идет о так называемой «Новой стратегии» в отношении Абхазии и Южной Осетии. Поэтому сделать надо все наоборот: сначала Тбилиси признает независимость этих республик, а потом все остальное...
Предпринимаемые спорадически некоторые шаги по налаживанию отношении между Москвой и Тбилиси создают иллюзии у части граждан Грузии, что Россия, что бы не иметь под боком еще одну натовскую страну, обязательно пойдет на сближение с Грузией. Но для этого, как вещал в интернете в декабре прошлого года грузинский аналитик Г. Ардазишвили, требуется постоянно демонстрировать неуступчивую и жесткую политику руководства Грузии, «спокойно и жестко стоять на своем… Еще немного «нажать» и Россия пойдет на уступки… И победа будет за нами». Под уступками сей «пророческий», «прорицатель» имеет в виду отзыв Москвой признание Абхазии и Южной Осетии. Такими химерами и сказками официальная грузинская пропаганда дурачит головы своим гражданам, скрывая от них реальную ситуацию – отсутствие даже теоретической возможности восстановления территориальной целостности Грузии и попытки возврата к границам бывшего ГССР.
А. Линкольн говорил, что от истории не убежишь. Абхазия и Южная Осетия кровью и по праву завоевали свою независимость. С этой неоспоримой действительностью Грузия должна считаться и успокоиться, понять, наконец, что движение истории в обратную сторону невозможно. Это должны понять и западные её покровители (особенно США) и побудить грузинское руководство проявить благоразумие и примириться с данной реальностью, а не потворствовать неконструктивной позиции Тбилиси, как это ныне делается.
____________________________________


Вопреки логике: Грузия продолжает жить несбыточными надеждами

Contrary to logic: Georgia is going on living with the past and unrealizable hopes.

ANNOTATION

Georgia does not want to accept the loss of Abkhazia. It can be understood. No one wants to lose such a fabulous land which had served a patrimony for the Georgian nobility for a long time. Yearning for the loss is unbearable for all of them. They only forget in Tbilisi that they had started a bloody war against Abkhazia at the result of which the invaders suffered a crushing defeat and the Abkhazian people gained their independence.
More than three years ago Russia recognized the independence of Abkhazia (as well as South Ossetia), and its example was followed by a number of other states-members of the UNO. It is clear that life cannot be ordered to flow according to somebody’s wish. The Georgian side does not seem to understand it This is being the principal reason of a non-productivity of the negotiations between Georgia and Abkhazia. Significant responsibility in the absence of the progress in the solution of the conflict between those countries is bared by the West demonstrating its special interests and trying with the methods of sophistic to justify the solicitations of Georgia toward independent republics Abkhazia and South Ossetia.
The preservation of independence of Abkhazia is a categorical imperative for our people. It was paid by the lives of the best sons of Аpsny and our brothers from the Northern Caucasus and the Turkish and Syrian diasporas. Hopes that Russia would recall its recognition of Abkhazia and South Ossetia are unreal. There is no alternative to that. Until Tbilisi and its protectors from the West recognize that the menace of war between Georgia and Abkhazia and Georgia and South Ossetia will be preserved.

Ключевые слова: война, покровительство, вмешательство, признание, суверенитет, агрессия, оккупанты, иллюзия, Запад, прагматизм, политизирование, демократия, парламент, конфликт, урегулирование, утопия, самовнушение, мираж, необратимость, провокация, компромисс, экстремисты, махаджирство, беженцы, спекуляция, злоба, ислам, Северный Кавказ, абхазы, осетины, Красная поляна, геноцид.

Минуло более трех лет с тех пор, как Абхазия и Южная Осетия были признаны Россией как независимые государства. Москва пошла на такой шаг, заведомо зная, что западные покровители Грузии, невзирая на совершенную последней агрессию против народа Южной Осетии, с завидным упорством будут защищать своего фаворита – тбилисский режим – этакий «маяк демократии» на всем постсоветском пространстве.
Касаясь агрессии Грузии, нельзя не видеть, что в немалой степени она была обусловлена сумасбродной ретивостью ее лидера. Оливер Кромвель, лидер английской буржуазной революции XVII в., говорил: «Никто не заходит так далеко, как человек, который не знает, куда он идет». Именно таким человеком оказался грузинский президент Саакашвили, когда своей авантюрной акцией (хотя она была затеяна не без ведома США) против Южной Осетии угодил в заведомо проигрышную ситуацию. Тогдашний госсекретарь Кондолиза Райс, находясь незадолго до начала агрессии в Тбилиси, уверяла Саакашвили в том, что в случае похода на Южную Осетию, Россия не станет вмешиваться. А сам план операции по захвату Южной Осетии, как сообщалось об этом в печати, был разработан Пентагоном еще 13 лет назад и впервые был обкатан во время расчленения Югославии. (Интересно заметить, что сумасбродный грузинский президент настолько был уверен в успехе своей авантюры, что даже позаботился об устройстве победных торжеств в Цхинвале. С этой целью из Тбилиси были направлены разобранные сцены и трибуны, сотни флагов. Трибуны предназначались для Саакашвили и коллаборациониста, главы т.н. «альтернативного» правительства Южной Осетии – Д. Санакоева, которые, по завершению военной операции, должны были выступить перед населением. Но весь этот груз довезли только до г. Кварели, а оттуда его срочно пришлось вести обратно, потому что грузинская армия в панике бежала с места сражения).
В самой Грузии вооруженный рейд Тбилиси многие считают самодеятельностью Саакашвили. Но если бы это было так, то это шло бы в разрез с планами США, и г-н Мишико на второй же день распрощался бы со своей должностью. Ведь именно так поступили с Э. Шеварднадзе, который после своего изгнания из власти прямо заявил, что его уход с должности является результатом операции, которую задумали и разработали в США. Как посчитали тогда в Вашингтоне, Шеварнадзе исчерпал себя, а нынешнего грузинского президента терпят потому, что решили до конца выжать его ресурс, затем Америка назначит «на Грузию» другого «своего сукина сына».
Политика покровительствования режиму Саакашвили и, в целом, неуклюжее вмешательство США в дела Южного Кавказа часто подвергаются суровой критике со стороны американских аналитиков. Один из них, Гордон Хан в своей статье «Россия: другая точка зрения» на Интернет-сайте в конце августа 2011 г. осуждает Вашингтон за упрощённую оценку пятидневной августовской войны 2008 г. между Грузией и Россией и за то, что США вместе с НАТО «влезли в межэтнический котел. Предвзятость и невежество Вашингтона и Брюсселя неизбежно привели к скачку температуры в этом котле – а результаты всем хорошо известны». И в реакции России на агрессию Грузии против Южной Осетии автор не видит ничего предосудительного, считая, что «у Москвы не было выбора», и, как он полагает, – это даже к лучшему. Поскольку, «если бы Москва воздержалась или вообще отказалась от вмешательства, осетины из российской Северной Осетии двинулись бы на Юг защищать своих соплеменников, и это могло вызвать длительную партизанскую войну. То же самое случилось бы и в Абхазии, уроженцы которой являются этническими родственниками российского адыгского этноса…». Все это могло вылиться в крупную общекавказскую войну, «в которую оказалась бы втянутой Россия, а позднее и другие великие державы…». По его мнению, по такому сценарию вполне могли развиваться события, если Россия вовремя не вмешалась бы в этот конфликт.
Признание Абхазии и Южной Осетии было вполне ожидаемым. Произошел этот исторический акт потому, что на стороне абхазов и осетин была справедливость, хотя борьба за ее отстаивание стоила им чудовищных жертв. И Абхазия, и Южная Осетия, по сути, еще задолго до 26 августа 2008 г. были де-факто самостоятельными государствами, не имеющими ничего общего с начала 90-х годов (с того момента, как с их территорий были изгнаны кровавые грузинские агрессоры и их пособники) с тбилисским режимом. Поэтому явно лукавит Э. Шеварднадзе, когда заявляет агентству «Интерпресс ньюс», что «до того, как мы вошли в Цхинвал…, перспектива возвращения Абхазии и Южной Осетии была довольно определенной», причем мирным путем, поскольку, мол, и многие абхазы и осетины были готовы к этому. (Не этот ли «миротворец» изначально хотел решить абхазскую проблему путем военного насилия. 7 декабря 1992 г. Шеварднадзе по грузинскому радио заявлял: «Я говорю, что сейчас нет шансов на политическое решение… Это будет последний конфликт между грузинами и абхазами. Мира в Абхазии можно достичь только военным путем» («Московский комсомолец», 9 декабря 1992 г.).
Народы Абхазии и Южной Осетии верили, что настанет их час, чего нельзя было сказать о многих аналитиках, громоздивших так много демагогии, доказывая невозможность признания Абхазии и Южной Осетии, убеждавших своих и «чужих» в неизбежности возвращения этих республик в лоно Грузии. Назывались даже конкретные сроки, когда это произойдет. Например, ген. директор Совета по национальной стратегии России Станислав Белковский высказывал в 2003 г. убежденность, что «абхазская проблема может полностью решиться к 2010 году», когда, дескать, Сухум обязательно согласится быть в составе Грузии, так как у абхазской стороны нет другого выбора. А если, – глубокомысленно заявлял он далее, – абхазы на это не пойдут, «заупрямятся», то в это дело вмешаются США со статусом союзника Грузии, и существующий в Абхазии режим полностью будет уничтожен.
В том же ключе выступает преподаватель факультета журналистики Тбилисского госуниверситета Г. Сиамашвили: «Решение абхазского вопроса зависит исключительно от воли Запада (США), который в один прекрасный день потребует вывести войска (российских миротворцев – Д.К.) с территории республики и вернет Абхазию в состав Грузии». Многие грузины сами полагали, что, став одним из самых преданных союзников США и добровольно отправив в Ирак и в Афганистан свои войска, Грузия сможет рассчитывать на то, что Америка поможет ей вернуть контроль над «оккупированными», как там считают, Абхазией и Южной Осетией. Но это оказалось пустой надеждой: помощь США во время военного конфликта в августе 2008 г. выразилась в доставке американскими военными самолетами грузинских солдат, служивших в Ираке, домой, в Грузию. К этому времени война была уже проиграна. Объективно США не могли пойти на большее – в глобальном плане им сегодня не выгоден конфликт с Россией.
Несколько иначе рассуждал наш бывший земляк, проживающий в Москве, – грузинский политолог Александр Чачия. Возвращение Абхазии в состав Грузии он связывал с уходом Э. Шеварднадзе и В. Ардзинба и началом, после этого, двухсторонних переговоров. Но если и при этом абхазская проблема не решится, – рассуждал далее Чачия, – то остается лишь надежда на Россию. «Со стороны России должна быть продемонстрирована возможность применения силы. Россия – единственная страна, которая имеет моральное право на применение силы… От других демонстрацию силы абхазы не примут», – твердил г-н Чачия.
Другие грузинские «мудрецы» склонны считать, что причины грузино-абхазского конфликта кроются в перераспределении сфер влияния на Кавказе, и потому проблему восстановления территориальной целостности Грузии можно решить путем компромисса между Россией и США и последующими соглашениями. Мнение абхазов при этом никак не учитывалось. В подтексте этого тезиса лежат все еще раздуваемые в тбилисских кругах домыслы о том, что Россия участвовала в войне 1992-93 гг. на стороне Абхазии. В вышедшей в этом году в Тбилиси книге Напо Месхия «Как отторгалась Абхазия», представляющей собой политическое расследование цепочки трагических и кровавых событий в Абхазии, скрупулезно «инвентаризируя» едва ли не все главные причины, приведшие к войне, высказывается немало правдивых суждений. И, тем не менее, автор не удержался от того, чтобы не заявить: «В Абхазии мы воевали с Россией и проиграли войну не в борьбе с абхазскими вооруженными силами». Так и хочется сказать верующему Напо: побойся Бога! Где же погибли тысячи абхазских ребят, если не на войне с грузинскими оккупантами?! (Выдумкой является и дважды повторяемое им утверждение, будто бы организация «Конфедерация народов Кавказа» была создана КГБ СССР специально «для деструктивной деятельности на Кавказе», в Грузии – в особенности).
Жизнь посрамила названных, а также других прорицателей, которые, очевидно, не хотят понять, что абхазы и осетины завоевали свою свободу и независимость, столь дорогой ценой, не для того, чтобы вновь вернуться к совместной жизни с теми, кто истреблял их как этнос. Ныне многие здравомыслящие грузины понимают это. Так, известный грузинский ученый-психолог Нодар Сарджвелидзе в интервью греческой русскоязычной газете «Афинский курьер» (19-26 сентября 2008 г.), по поводу печальных для Грузии итогов агрессии против Южной Осетии, заявлял: «Реальные потери Грузии в этой войне весьма велики… Какой абхаз или осетин скажет после всего происшедшего, что он хочет жить вместе с грузинами в одном государстве? Сегодня в глазах осетин и абхазов грузины являются агрессорами, и какие бы аргументы не приводились этому в противовес, …оно (мнение – Д.К.) вряд ли изменится».
Возвращаясь к прогнозу о силовом вмешательстве США в урегулирование абхазской проблемы в угоду Грузии, заметим, что в вашингтонском руководстве находятся люди куда более ответственные и понимающие, какие пагубные последствия имело бы ввязывание, из-за Грузии, в войну с Россией – великой ядерной державой. Совсем уж были наивными те, кто надеялся на решение абхазской проблемы со сменой руководства Грузии и Абхазии. Возможно, авторы этой идеи исходили из разглагольствований противников прихода к власти С. Багапша и его команды в Абхазии, позиционирующих последних как «прогрузинских» политиков. Саакашвили, вдохновленный этими иллюзиями, заявлял, что он с Багапш обязательно найдет общий язык.
Судя по всему, г-н Чачия недооценивал степень отчужденности и вражды между Тбилиси и Сухумом, вызванной кровавой агрессией Грузии против абхазского народа. И никакое соглашательское правительство (если даже гипотетически предположить возможность его появления в Абхазии) не может изменить волю и настрой абхазов, да и представителей других народов республики в этом вопросе. Правда, иным в Тбилиси это видится по-другому. Так, вышеупомянутый Сиамашвили пребывает в странном убеждении в том, что «режим нынешних властей Абхазии не имеет поддержки со стороны населения и он держится российской силой оружия». Совсем уж абсурдны иллюзорные надежды на то, что Россия принудит Абхазию возвратиться в состав Грузии.
Абхазы никому не намерены давать право совершать над собой насилие, даже России, несмотря на ту исключительную роль, которую она играет в судьбе нашего народа. Вспомним, хотя бы 2004 год, когда Москва настойчиво навязывала нашим избирателям рекомендованную уходящей властью Абхазии кандидатуру в президенты. Но из этого ничего не вышло – большинство голосовавших поддержало С. Багапш. Даже если Москва, «потеряв лицо», попытается оказать давление, о котором говорят в Тбилиси, внутри самой России это вызовет мощную негативную реакцию, особенно в Северокавказском регионе (где и без того ситуация не простая), тем более что сотни добровольцев из его братских республик пролили свою кровь за освобождение этой земли от грузинских варваров. С другой стороны, нельзя не учитывать, что Россия, взявшая на себя обязательство быть гарантом безопасности независимой Абхазии и Южной Осетии, одновременно получила возможность укрепления своих позиций на Южном Кавказе и Черном море, – это весьма важно с учетом планов расширения североатлантического альянса.
Первоначальная реакция западных стран на позорное поражение Грузии в затеянной ею войне против народа Южной Осетии в августе 2008 г. известна. Она была антироссийской. (Вспомним, например, как в течение нескольких дней после начала конфликта не было сказано ни одного слова правды в западных СМИ. Все они врали дружно, согласованно, организованно. В эфире даже не произносилось слова «осетины», зато постоянно транслировалась лживая информация из Грузии без какого-либо комментария и, тем более, – анализа). Тбилиси полагал, что своими санкциями Запад поставит Россию на место. Но вскоре эти иллюзии растаяли, поскольку такую мировую державу, как Россия, невозможно наказать без того, чтобы не быть наказанным самому. У западных стран на первом месте – прагматизм, и они никак не готовы жертвовать своими интересами для решения грузинских проблем. Потому отношения их с Россией не только не ухудшились, а обрели тенденцию углубления содержания. Так, во время саммита «восьмерки» во Франции в мае 2011 г. на встрече Д. Медведева и Саркози был решен, к явному неудовлетворению Тбилиси, вопрос о покупке четырех вертолетоносцев «Мистраль». По итогам этой встречи Саркози заявил, что «…между Францией и Россией сложилась обстановка глубокого доверия, «холодной войне» пришел конец, и мы рассматриваем Россию как дружественную страну и готовы размышлять вместе с ней о создании широкого пространства доверия». О нынешнем политическом настрое Франции свидетельствует и интервью посла этой страны в Грузии – Эрика Фурнье – журналу «Тбилисели», в котором на вопрос об ответственности Франции в августовской войне 2008 г., он заявил: «В Грузии ищут ответственность за войну не там, где ее нужно искать. Кто начал войну? Кто первым выстрелил в направлении Цхинвала? Вы не сможете заново написать историю и искать ответственность в другом месте, а не там, где она есть. Если копнуть немного глубже, то должны потребовать разъяснений у меньшевистской республики, которая в 1921 г. истребила осетинское население, а не во Франции или другой стране» (Интернет-сайт. Обзор СМИ Грузии, 23.06.2011).
США также не намерены портить отношения с Россией. В июле 2011 г., в ходе визита министра иностранных дел РФ С. Лаврова в Вашингтон, после подписания целого ряда соглашений с американской стороной, Госсекретарь США Х. Клинтон заметила, что за последние два года отношения между США и Россией все больше и больше улучшаются. Там же, в Америке, было обговорено вступление России в ВТО, причем, вопреки нежеланию Тбилисского режима, который, политизировав этот вопрос, на протяжении долгого времени обуславливал свое согласие, ни мало, ни много, получением доступа к таможенному контролю на абхазской и южноосетинской границах с Россией. Однако подобный шаг был бы равносилен отзыву российским государством своего признания суверенитета Абхазии и Южной Осетии – на что оно, естественно, пойти не могло. В конце концов, домогательства Тбилиси, за которыми нельзя было не видеть политической подоплеки, были отвергнуты, и, в тоже время, найден другой – компромиссный – вариант, в соответствии с которым на границах Абхазии и Южной Осетии мониторинг за перемещением грузов будут вести не грузинские представители, как того хотели в Тбилиси, а нейтральные международные наблюдатели – из швейцарской частной компании. Найденное решение выгодно как для России, так и для международного сообщества: РФ добилась реального вступления в ВТО, что отвечает ее экономическим интересам, для западных стран упрощается торговля с российскими партнерами. Выгода же для Грузии состоит, пожалуй, единственно, в том, что появляется возможность вернуть на российский рынок грузинские вина и минеральные воды – и не более того. И хотя Саакашвили видит в найденном решении победу грузинской дипломатии, но это, как говорится, хорошая мина при плохой игре. Не случайно грузинская оппозиция остро критикует руководство своей страны за данное соглашение, которое ничего не дает Грузии в стратегическом плане.
Нельзя не заметить, что общественность в Абхазии и Южной Осетии неоднозначно восприняла соглашение по ВТО. В частности, оппозиция усмотрела в этом угрозу национальной безопасности и суверенитету страны. Однако заявления, сделанные представителями властных структур России и Абхазии, как и выводы политических аналитиков-обозревателей, звучат достаточно убедительно: указанное соглашение не влечет какого-либо урона для независимости этих кавказских республик, признанных Российской Федерацией и рядом других стран.
Надо полагать, что в Тбилиси, как раз, и рассчитывали на то, что договоренность по ВТО вызовет в нашем обществе глубокое разочарование действиями властей, в первую очередь, российских, недоверие к ним и даже массовые акции протеста. Однако «прогнозистов» с берегов Куры ждало разочарование. О том, что отношение жителей Абхазии к нашему стратегическому союзнику не изменилось, свидетельствует уже то, что население, имеющее российское гражданство, весьма активно участвовало в недавних выборах в Госдуму и президента РФ.
Не сказались отрицательно события августа 2008 г. и на отношениях России с Германией и другими западными странами. Это явно беспокоит Тбилиси. В частности, в интервью французской газете «Лемонд» (22.06.2011) госминистр Грузии по вопросам европейской и североатлантической интеграции Г. Барамидзе прямо заявил, что «его страна опасается потери интереса со стороны западных партнеров, которых заботит улучшение отношений с Москвой». Об этом же свидетельствует аналитический документ о ситуации в Грузии и ее перспективах, подготовленный послом США в Грузии Джоном Р. Басс 17 февраля 2010 г., и получивший огласку, появившись на скандальном сайте «Викиликс». В этом документе констатируется, что Саакашвили обеспокоен четко выверенным подходом руководства США к сотрудничеству с Москвой и потому надеется на смену ориентиров США в их же интересах. Заметим также, что американский посол счел необходимым упомянуть и о страхе Мишико, обеспокоенного тем, что «история его осудит за окончательную потерю оккупированных территорий».
Впрочем, все это не означает, что отношения России и Запада близки к идиллическим. Как заявил Д.А. Медведев, «у нас существует разное понимание решения целого ряда задач, которые существуют в сфере безопасности». К тому же, Запад не повернулся спиной к Грузии, которую по-прежнему называет союзником номер один на Южном Кавказе и заверяет, что Сакартвело в одиночку не оставят, а отделившихся от него «сепаратистов» не признают. В очередной раз это было продемонстрировано на заседании Европарламента 17 ноября 2011 г., резолюция которого отличается подчеркнутым пристрастием и ангажированностью, являясь зеркальным отражением позиции грузинского руководства (без учета интересов другой стороны конфликта, что и было подчеркнуто в Заявлении МИД РА от 22 ноября 2011 г.). Отстаивая незыблемость так называемой «территориальной целостности Грузии», Европарламент предъявляет России, немного, ни мало, требование отозвать признание независимости Абхазии и Южной Осетии и «прекратить их оккупацию».
Однако, составляя сей категоричный, нетерпящий возражения документ, его авторы, позиционирующие себя рьяными борцами за справедливость и гуманизм в международных отношениях, напрочь забывают антигуманные и несправедливые действия своих стран в различных регионах мира. Кому, к примеру, неизвестно, как беспощадно и жестоко обошлись с Югославией – страна бесповоротно расчленена силами НАТО, которое, по словам известного западного политического аналитика П. Бьюкенена, превратилось «в неоимпериалистический блок». Вспомним, в этом же контексте, бомбардировки сербских городов, вызвавших в памяти местного населения ассоциации с гитлеровским нашествием.
А разве можно забыть целенаправленное низвержение в хаос и разруху Ирака, фактически ставящее под сомнение его государственность; циничную по своему замыслу и исполнению расправу с Ливией с побуждением к возрождению в ней средневекового варварства и дикости. При этом западные претенденты на установление т.н. «мирового порядка» даже не посчитали нужным услышать прозвучавшую угрозу: это же может произойти и в других странах. Навсегда остались в анналах новейшей истории и этнические чистки, и геноцид сербов в Косово. Н.В. Гоголь о таких «сеятелях» разумного и доброго, говорил: «Стань прежде сам почище, а потом уже старайся, чтобы другие были чище». Поэтому не только парадоксально, но и кощунственно, что агрессивное содружество стран, натворившее столько бед, имеющее на «лицевом счету» тысячи погубленных человеческих жизней и неисчислимые масштабные разрушения, берет на себя право поучать других, навязывая ту или иную манеру внешне- и внутриполитического поведения. Этому содружеству не знакома не только оценка своих действий, но и исторических событий, и уроков истории. Потому-то для Запада, как видим, ничего не значат те факты, что Абхазия и Южная Осетия были незаконно, вопреки воле их народов, по велению тирана Сталина, включены в состав Грузии. А когда справедливость восторжествовала, и эти страны обрели независимость, мировому сообществу, казалось бы, надлежало только приветствовать ее. Ан, нет! Ведь, в данном случае, происшедшее не вписывается в глобальные планы Запада. Зато вписывается другое – предоставление независимости Косово, произошедшее за счет разгрома Сербии и оккупации ее НАТОвскими войсками. Это ли не предвзятость! По этому поводу Д.А. Медведев заметил: «Невозможно говорить абхазам и осетинам, что им не подходит то, что подходит косовским албанцам. В международных отношениях нельзя иметь одно правило для некоторых и другое – для других». Абсурдность, несостоятельность такого подхода подчеркивается не только российским лидером, но и многими западными аналитиками. Так, например, американский аналитик Джошуа Фауст в журнале «Атлантик» (8.08.2011) пишет: «аргументы, которыми американские политики оправдывают независимость Косова от Сербии, вполне применимы и для оправдания независимости Абхазии и Южной Осетии». Тот же Бьюкенен заявляет: «Когда мы признали независимость Косово, Россия признала Абхазию и Южную Осетию. Разве в этом нет определенной симметрии? И разве мы натворили не достаточно в Ливии, Ираке, Йемене, Сомали, Афганистане и Пакистане, чтобы не говорить русским, как им вести себя на территориях, которые ближе к ним, чем к нам – Гренада или Куба?» («The American Conservative», август 2011 г.).
Возвращаясь к резолюции Европарламента, отметим, что ее посылы относительно т.н. «оккупации» Абхазии и Южной Осетии, не выдерживают никакой критики. ( Как Аладдин открыл для себя значение волшебной фразы «Сезам, откройся!», так и ныне грузинские политики и их зарубежные покровители хорошо усвоили, как попугай, повторяемые ими слова «оккупированные территории».) Обратимся к самой сути слова «оккупация». Статья 42 Гаагской конвенции 1907 г. гласит: «Территория признается оккупированной, если она действительно находится во власти неприятельской армии». Но, как говорится, «кто не слеп, тот видит», что ничего этого и в помине нет ни в Абхазии, ни в Южной Осетии, где полноценно функционируют никем не оспариваемые, избранные демократическим путем (без какого бы то ни было участия иностранных военных сил) системы государственного управления. Как дань нелепым измышлениям грузинских властей, звучит и содержащаяся в этой резолюции попытка представить грузино-абхазский и грузино-осетинский конфликты, как грузино-российский конфликт.
И не удивительно, что столь пристрастная, далекая от объективности, резолюция была воспринята в Грузии едва ли не как эпохальное событие, хотя понятно, что решение Европарламента не может иметь никаких практических последствий. Россия, как уже неоднократно заявляло ее руководство, не откажется от признания Абхазии и Южной Осетии, а российские войска, пребывающие в этих странах в соответствии с официальными договоренностями и являющиеся гарантом безопасности в указанных регионах, не будут выведены. ( В конце апреля 2012г. Сразу после того, как президент РФ Д. А. Медведев в интервью СМИ обозначил Саакашвили «ноль» или «пустое место» и сказал, что Россия готова восстановить отношения с Грузией после ухода в отставку ее нынешнего президента, последний цинично заявил: Если, де мол, Россия вернет Грузии оккупированные ею территории, то он готов в тот же день уйти в отставку. Этому господину невдомек, что Россия тут не при чем. Все дело в том, что ни абхазы, ни осетины не хотят жить в составе Грузии, не хотят поступиться со своей независимостью, завоеванной столь дорогой ценой. ) Страны-подписанты резолюции не подумали о других ее последствиях, которые состоят в том, что гражданам Абхазии и Южной Осетии еще раз были продемонстрированы пресловутые двойные стандарты и вся фальшивость лозунгов европейских «демократов» об их приверженности принципам признания прав человека и другим гуманистическим ценностям. В самой неприкрытой форме было явлено стремление к защите исключительно интересов Грузии. Как мы можем после этого верить европейским эмиссарам, декларирующим уважение к нашему народу и измышляющим всякого рода постулаты, вроде «вовлечения без признания», что, по сути, является простейшей пропагандистской конструкцией, угодной тбилисскому политическому режиму. Настойчиво навязываемые Евросоюзом Абхазии и Южной Осетии, так называемые, «нейтральные паспорта» являются грузинским проектом. И вовсе не являются «нейтральными», а всего лишь его ширмой. Достаточно заметить, что в этом паспорте, в графе «код государства», выдавшего его, значится «Грузия». Тбилисским стратегам и их зарубежным покровителям не удастся повесить лапшу на уши нашим гражданам, закрутить политическую игру вокруг этого вопроса. Для них очевидно, что все эти паспортные манипуляции исходят из, так называемого, плана действий стратегии по «оккупированным территориям», принятом грузинским руководством в начале 2010 года, в котором предусмотрены конкретные шаги по возвращению Абхазии и Южной Осетии в лоно Грузии . Одним из сегментов этой программы и является данное действие. Оно явно не принесет его авторам никаких дивидендов. У абхазов есть свой загранпаспорт, по качеству отвечающий международному стандарту, и почему бы его не признавать на Западе так же как аналогичный документ еще непризнанного Северного Кипра?.. Но для этого, очевидно, требуется отход от принципа двойного стандарта.
Давно простив своего «шаловливого выкормыша» Саакашвили за то, что он своей военной авантюрой в Южной Осетии подставил их, западные сюзерены по-прежнему холят и лелеют, даже пытаются реабилитировать его действия. Свидетельством тому, в частности, является выпущенный Голливудом к третьей годовщине грузино-российского военного конфликта фильм, целиком и полностью построенный на ложной грузинской версии. И это несмотря на то, что его поведение весьма далеко от известных стандартов демократии. Американский Интернет портал « World Politics Review»(17.12.2011) писал о том, что «в то время, как политика в России, Южной Осетии и Абхазии, как ни странно, стала состязательной, Грузия политически отвердевает». Газета заключает, что если у грузинской власти не хватит «способности изменить курс и направить развитие по демократическому пути, … она потеряет свою единственную привлекательную позицию для Запада…».
В Грузии налицо давление на частных инвесторов посредством невероятных налоговых претензий, политически мотивированных ловушек, провокаций, о чем писала американская газета «Антигеополитик» (17.06.2011). В парламенте страны нет реальной многопартийной системы, в нем господствует партия Саакашвили «Единое национальное движение». В обнародованном весной 2011 г. ежегодном отчете Госдепартамента США о состоянии прав человека сказано о вопиющих беззакониях в Грузии, о фактах насилия и пыток над задержанными и заключенными, жестоком обращении с ними и со стороны сотрудников исправительных учреждений, и полиции – а заключенных ныне в Грузии больше, чем в 1937 г. Госдеп США подчеркивает, что в течение года в тюрьмах Грузии скончались 75 заключенных, в том числе пятеро покончили жизнь самоубийством. В документе также говорится о преследовании и клеветнических кампаниях против оппозиционных активистов, неправительственных организаций, задержании по сфабрикованным обвинениям, вмешательстве правительства в деятельность профсоюзов и т.д. Судя по докладу Госдепа, Грузия – это не «маяк демократии», как окрестил ее в свое время Джордж Буш, а скорее диктаторский режим личной власти с демократическим фасадом.
Легенда советских шахмат Нонна Гаприндашвили заявила: «Это невозможно дальше терпеть. Саакашвили делает все, чтобы отупить нацию, сделать ее послушным стадом. От Грузии скоро ничего не останется… Посмотрите, что происходит с экономикой, как живут люди. Им не хватает ни на что… Говорят, что Саакашвили победил коррупцию. Это не так. Коррупция сейчас на самом высоком уровне. Суда просто нет. Десятки адвокатов сидят в тюрьмах. О какой демократии можно тут говорить?!» («Известия», 26 мая 2011 г.). А бывший госминистр Грузии по урегулированию конфликтов Г. Хаиндрава, выражая мнение многих представителей общественности страны, заявил в апреле 2011 г., что «во власти в Грузии находятся преступники, весь мусор оказался у власти». Однако огражденная мощными полицейскими силами (высокооплачиваемыми и привилегированными), эта власть держится незыблемо и, не в последнюю очередь, потому, что она устраивает западных ее покровителей (особенно – США) по соображениям их геополитических интересов. Достаточно сказать, что сразу после война 2008 г. только в виде единоразовых выплат эта страна получила $4,6 млрд. – в дополнение к тем нескольким сотням миллионов долларов, что поступают в Грузию ежегодно. Большие потери военной техники и вооружения, понесенные Грузией в пятидневной войне, с помощью Запада давно восстановлены, и наращивание их продолжается, в том числе наступательным вооружением. Ясно, делается это для попытки очередного реванша в отношении Абхазии и Южной Осетии, о чем свидетельствует упорное нежелание Тбилиси заключить с Сухумом и Цхинвалом юридически обязывающие соглашения о неприменении силы.
В Грузии все еще продолжают верить в мифы о возвращении Абхазии и Южной Осетии. Эта иллюзия вышла здесь на уровень национальной идеи. Грузинская политическая элита, захваченная этой утопичной идеей, добровольно поддается сильному самовнушению подобно человеку, оказавшемуся в пустыне и испытывающему жажду выпить: оазисов c водой вокруг нет, но он, самообманываясь, представляет их в миражах, (а обман самого себя, способный выступать своего рода тонизирующим средством, как говорили древние, является самым худшим обманом и когда он становится частью разума, освободиться от него очень трудно). Выдавая мираж за реальную идею, пришел во власть режим Саакашвили, на его иллюзии «купились» реваншисты. Но его пребывание у власти сделало еще более неневозможным возврат Абхазии, особенно после агрессии против Южной Осетии в августе 2008 г. и последовавшего за этим признания Россией независимости Абхазии и Южной Осетии.
Увы, иллюзии продолжают жить в Тбилиси и сегодня. Так, Э. Ткешелашвили – министр реинтеграции Грузии (есть там и такое ведомство с непонятным содержанием) –в интервью латвийской газете «Диена» (14.06.2011) уверенно заявила, что реинтеграция Грузии обязательно состоится, поскольку, мол, «такая несправедливость не может быть вечной. Когда-то и Германия была разделена, и Балтия находилась под оккупацией». Это – демагогия, ибо мадам Ткешалашвили должна понимать, что нельзя проводить параллели между разделенностью Германии и разделенностью Абхазии с Грузией. Там был разделен один народ – немецкий – в наказание за деяния гитлеровского нацизма. Если и есть здесь аналогия, то только в том, что обретение независимости Абхазией стало возможным вследствие тех же нацистских действий Тбилиси в отношении абхазского народа и сокрушительного поражения Грузии в развязанной против него войне. А существенная разница в том, что абхазы и грузины – два разных народа, даже отдаленно не связанные родством. Абхазия в свое время несправедливо, без учета мнения самих абхазов, была включена в состав Грузии, где ее коренное население – абхазы – мягко говоря, чувствовали себя некомфортно.
Не стану чрезмерно сосредоточиваться на общеизвестных фактах, лишь замечу, что
грузинские агрессивные силы масштабно сеяли вражду между нашими народами, чернили все, что связано с Абхазией и абхазами, выворачивая все наизнанку, разнузданно и злостно клеветали на них, подвергая моральному террору. В эпицентре этого политического тайфуна находилась грузинская интеллигенция, «пудрившая» мозги соплеменникам, создавая демонизированный образ абхазов, что, соответственно, «отливалось» в стереотипы их сознания (это сознание, кстати, помогало грузинским завоевателям быть жестокими и беспощадными). Кстати, совестливые грузины, сами откровенно говорят об этом. Так, в вышеуказанной книге Напо Месхия, вспоминая о тех временах, прямо пишет: Тбилиси «полностью упускал из виду состояние дел в бывших автономиях, обижались, когда нас называли малой империей, хотя характерные черты и признаки таковой, безусловно, были налицо…» (Правда, в другом месте, противореча самому себе, он заявляет противоположное – будто «в руках этого малочисленного этноса (абхазов – К.Д.) были сосредоточены все рычаги и приводные ремни государственного правления автономной республикой», и, мол, здесь на протяжении долгого времени имела место «этнократическая привилегия»).
Даже в период обострения межнациональных отношений грузинской стороной не было предпринято никаких шагов для создания реальных площадок сотрудничества с абхазской стороной для того, чтобы отвести нависшую беду. По свидетельству того же Месхия, лидеры антиабхазского движения «своими экстремистскими выступлениями и лозунгами» открыто призывали «к войне, угрожая, что уничтожат абхазов, а оставшуюся часть прогонят в краснодарские степи», поскольку, дескать, «с ними нельзя жить в мире и согласии и т.д.». Далее автор указывает, какие провокационные действия они совершали, в частности, «поход на Псоу и стадный водопой с рог». И этот «поход и акции псоупития» поддерживались в Госсовете», что иллюстрировалась соответствующими передачами по грузинскому ТВ. Организаторам и исполнителям этих акций было наплевать на то, что все это раздражающе действует на абхазов. Впрочем, они этого и добивались – спровоцировать столкновение, которое дало бы повод для широкомасштабного военного вторжения, чтобы раз и навсегда расправиться с абхазами.
По мысли Месхия, истоки войны исходили из Тбилиси, из его нежелания найти взаимоприемлемую форму отношений с Абхазией. Он подтверждает, что абхазская сторона на всех этапах, включая период военного противостояния, шла к компромиссу, взаимным уступкам, но грузинская сторона не делала встречных шагов. «Мы с самого начала, – пишет Н. Месхия, – стали твердо на силовой путь и напрочь отвергли путь переговоров и мирного решения проблем. Решили урезонить и подавить абхазский народ». При этом он приводит список матерых главарей антиабхазского движения. «Ни тени покаяния на лицах» этих «героев», «на чьей совести львиная доля того, что произошло в Абхазии», – сокрушается Месхия. Какое покаяние! Они и сегодня готовы вновь поступить так же, и если что и удерживает их, так это боязнь последствий такого реванша. (Заметим, что в книге Месхия подвергается суровой критике Э. Шеварднадзе, в то же время возвышенно, с придыханием говорится о З. Гамсахурдиа, чьи махрово-шовинистические взгляды и высказывания всем известны. В частности, кто не знает о его кровавом походе в Цхинвал, его желании «железной метлой вымести осетин за хребет» или о его заявлении: «Абхазская нация исторически никогда не существовала… Они (абхазы – Д.К.) борются с грузинами, с Грузией для того, чтобы обруситься». На хорошем счету у Месхия и Л. Берия, который, оказывается, «во многом» определил «победу над фашистской Германией» и спас мегрелов от поголовного выселения).
Разделяя взгляды Месхия относительно идеологического воздействия грузинских антиабхазских экстремистов на своих сородичей в Абхазии, заметим, что было бы упрощением полагать, что создание образа врага в лице абхазов в грузинском общественном мнении явилось только результатом навязанного перед войной пропагандистского манипулирования. Никакая пропаганда не может быть действенной, если не ложится на соответствующую почву, если не опирается на определенные ожидания и запросы массового сознания. Если же она не адекватна уже имеющимся представлениям и стереотипам понимания происходящего, то такая пропаганда не имеет шансов быть эффективной, поскольку внести совершенно новое в массовое сознание – дело безнадежное. Антиабхазские пропагандистские манипуляции имели успех потому, что они актуализировали неприязнь к абхазам, которая была свойственна большинству местных грузин. Абхазы, видите ли, «мешали» им более комфортно жить на этой земле. Был же в ходу лозунг: «За Абхазию без абхазов». Не этим ли объясняется небывалая единодушная поддержка и радость подавляющего большинства местных грузин при появлении войск Госсовета в Абхазии? Ни одного слова возражения против этой акции не было высказано ни одним грузином.
Столь омерзительные образ мыслей и поведение со стороны грузин объясняются их ничем не мотивированной убежденностью в том, что они (грузины), видите ли, хозяева этой земли, в то время, как абхазы здесь – «гости». И когда последние потребовали внимания к своим правам, особенно в период «перестройки», в условиях преобразования автономий в равноправные республики, грузинские шовинисты встали на дыбы. Взявшие верх, по словам Месхия, «грязные амбиции горячих голов», агрессивно настроив массы своих соплеменников, разглагольствовали: «Кто такие они эти абхазы? Что они хотят более того, что имеют?! Что, в Грузии больше нет дел?! Если они не будут вести себя нормально, приведем их в порядок» и т.д. (Давая должное г-ну Месхия за столь правдивое свидетельствование о фактах безудержно-шовинистической антиабхазской демонстрации его соплеменников, заметим, что Напо не всегда оказывался в стороне от этого оголтелого хора. И речи его на этих сборищах, мягко говоря, не отличались своей благоразумностью, а бывало, что и подливали масло в огонь. Слово ведь, говорят на Кавказе, – что выпущенная пуля. Чего стоит, например, его заявление на одном из таких сборищ о том, что абхазы…убили его ребенка. В действительности же, ребенок трагический погиб, упав в глубокую яму во время игры со своими сверстниками. Разве достойно с его стороны политизировать собственную трагедию?!,).
Впрочем, до сих пор в умах многих и многих картвелов довлеет убеждение, что они – аборигены этой земли. Хотя пора бы постичь правду: массовое появление грузин на этой территории произошло после трагедии «махаджирства» (чужое несчастье для них стало благом) и в период сталинско-бериевской диктатуры, благодаря чему и было достигнуто численное доминирование грузин в Абхазии и последовавшее за этим ущемление интересов абхазов. Думается, уместным будет привести здесь суждения известного писателя и правозащитника А. Солженицына, который говорил: «Чтобы уничтожить народ, нужно отделить его от корней». Решить эту гнусную задачу можно, лишь погрузив нацию в невежество относительно ее прошлого, ее древней государственности, ее героических предков, ослабив, а затем уничтожив вековую память людей касательно того, кто они на этой Земле и каковы их корни. Не эти ли мотивы двигали грузинскими неофашистами предавшими огню Абхазский госархив и Институт Гуманитарных исследований в городе Сухуме?! Среди белого дня на глазах сухумчан было уничтожены огромное количество источников, свидетельствовавших об истории абхазов и их корнях, восполнить которые никогда не удастся.
Злобствующие националисты неотступно преследовали цель избавления абхазского народа от родного языка и культуры. Потому-то и была переименована местная топонимика в массовом порядке (часть исконных топонимов впоследствии была восстановлена, но многие наименования оставались в грузинской транскрипции – Тбилиси и местное грузинское население «насмерть» стояли за сохранение искаженных наименований). Единственного грузина, заикнувшегося против сложившейся ситуации, – Лоренцо Шарангия едва не «сожрали» его соплеменники. Еще Конфуций говорил, что исправление дел в государстве следует начинать с исправления имен. «Если имена неправильны, то дела не могут осуществляться, и народ не знает, как себя вести». Поэтому значимость топонимики трудно переоценить. Ибо название местностей – это не только наши ориентиры в пространстве, но еще и символы нации. А национальный символ – это то, что объединяет людей вне зависимости от их взглядов и интересов. К. Паустовский по этому поводу говорил: «Название – это народное поэтическое оформление страны, названия нужно уважать, меняя их в случае крайней необходимости».
Против этих национальных символов и действовали грузинские шовинисты. Им надо было подкрепить «принадлежность» данной территории Грузии, в том числе и с помощью звучания местных наименований на грузинский лад. Озвучив на весь мир клич о массовом возвращении грузинских беженцев в Абхазию, главным аргументом Тбилиси выставляет тезис об их, якобы, автохтонности. На этом настойчиво настаивает и Месхия. Если послушаешь его, получается, что «значительная часть Абхазии – Самурзакан (территория Гальского района от Ингури до Галидзги), вместе с населением Кодорского ущелья», находились в покровительстве Менгрелии «и вместе с ней вошли в состав Российской империи» раньше, чем это сделала остальная часть Абхазии и независимо от нее. Это обстоятельство, как он считает, грузинская сторона «может выставить как существенный контраргумент абхазам. С учетом этого исторического факта, диалог между абхазской и грузинской сторонами может приобрести качественно новое содержание» и даже «может стать поворотным моментом, если разумно им воспользоваться».
Хочу разочаровать г-на Месхия: этот «контраргумент» никак «не может стать поворотным моментом» в урегулировании грузино-абхазских отношений – в силу своей абсурдности. Напомним ему суть дела. Само название «Самурзакан» восходит к имени Марзакана Чачба (Шервашидзе) – абхазского владетельного князя этой земли. Манучар Чачба (Шервашидзе), являясь владельцем Самурзакан, находился в браке с сестрой мегрельского князя Левана Дадиани. После смерти Манучара мегрельский владетель Дадиани с помощью определенных манипуляций добился передачи этого региона в свое покровительство и опеку. Но это длилось недолго – всего несколько десятилетий, после чего он был возвращен Абхазии. И здесь всегда жили абхазы. Колонизация этой территории мегрелами происходила постепенно и по разным причинам. Имеется множество источников и исторических свидетельств, публикаций, объективно освещающих, как все это происходило, например, недавно вышедшая в Сухуме книга абхазского историка Т. Ачугба «Этническая история Абхазии XIX-XX вв.».
А что же касается утверждения Месхия о том, что Кодорское ущелье, якобы, входило в состав Менгрелии и вместе с последней вошло в состав Российской империи – это какое-то недоразумение, если не сказать большего. Интересно, где он почерпнул такие сведения?! Ведь до махаджирства ни одна грузинская нога не ступала в этот регион Абхазии. Только после вынужденного переселения многих и многих тысяч абхазов, испокон веков обитавших на этой территории, здесь появились сваны. Кто об этом не знает?!
Грузинские авторы, пишущие об Абхазии, порой выдают свои убеждения за знание, свои желания – за реальные факты. Один из таких «истинно-любителей», некто Нугзар Бердзенишвили, в газете « Афинский курьер» (30.01-6.02 2009) вещал, что «абхазы столетиями жили в Абхазском княжестве, князьями которого были Шервашидзе», в составе Грузии,. Столь же усердно сей «мудрец» заявляет и о том, что «абхазы – такой же этнос в Грузии, как мегрелы и сваны», т.е. в его понятии абхазы – одно из грузинских племен. Говоря высоким слогом, само небо восстает против этой «научной стряпни»! Не вдаваясь в подробности, заметим, что абхазы не могли жить «столетиями» в составе Грузии хотя бы по той простой причине, что последняя на протяжении многих веков была раздроблена на княжества и не составляла единого государства. А что касается князей Шервашидзе – Чачба, то они были этническими абхазами и к грузинской знати себя никогда не относили.
Однако хочу заметить, что мы давно привыкли к таким манипулятивным приемам и псевдоаргументам со стороны грузинской интеллектуальной элиты, к ее рабулистике – искусству изощренной аргументации, идущей на поиск любой зацепки (пусть даже она будет заведомо ложной), чтобы исторически «закрепить» за собой абхазскую территорию. Делается это сознательно, ибо, если приводить объективные доказательства, поле для антиабхазского политико-дипломатического наступления начинает суживаться, как шагреневая кожа.
Возвращаясь к вопросу о беженцах, отметим, что в Тбилиси продолжают обманывать их обещаниями, что все они, вот-вот, вернутся в свои дома. Убеждая своих соплеменников в этом, грузинский политолог Д. Сакварелидзе, обращаясь к абхазам, цинично заявляет: «В Абхазии должны привыкнуть к мысли о нашем возвращении». Мало того, настроившись на маниловский лад, он обещает: «если жить в Сухуми будет интереснее и если там найдется работа более серьезная, более высокооплачиваемая, то туда поедут не только те, кто вынужден был оттуда уйти, … но и из Тбилиси тоже…». Оставим в покое тбилисцев. Число самих так называемых «беженцев» чудесным образом постоянно возрастает, едва ли, не в геометрической прогрессии: вначале называли 250 тыс., потом, постепенно увеличивая, дошли до 500 тыс. человек. С такими цифрами власти Грузии неустанно обивают пороги соответствующих международных организаций, которые, время от времени, принимают декларативные решения, реально, как они сами понимают, не исполнимые.
Так, 29 июня 2011 г. на пленарном заседании Генеральной Ассамблеи ООН, по предложению грузинской делегации, было принято решение по вопросу беженцев и перемещенных лиц из Абхазии и Южной Осетии (опять же без присутствия представителей последних – им в очередной раз отказали в выдаче виз). Интересно, что большинство государств – членов ООН либо воздерживались, либо не обозначили свое присутствие при рассмотрении этого вопроса. Поддержали резолюцию 57 государств, 13 выступили против и 74 – воздержались. Из этого решения, вопреки грузинской пропаганде, ставшей раздувать иллюзорные ожидания, по сути, ничего не последует, ибо массового возвращения грузин, покинувших Абхазию после ее освобождения от грузинских агрессоров, не состоится никогда: большинство их либо воевало с оружием против нас, либо пособничало оккупантам, встречало с цветами, клялось на многотысячном митинге в Сухуме (в нем, кстати, участвовал и сам Шеварднадзе), что абхазов сюда никогда не пустят, никогда с ними вместе жить не будут.
Это стало, своего рода, спусковым крючком в судьбе будущих беженцев. Об этом здесь хорошо помнят. Их никто не изгонял – сами бежали, боясь возмездия за свои деяния. Как говорится, кошка знает, чье мясо съела. (Интересно, что грузинские официальные власти все еще продолжают разглагольствовать о том, что якобы Россия провела этнические чистки в Абхазии и Южной Осетии. Они даже направили в начале 2011 года иск об этом в Международный Суд ООН, однако, там его отклонили по мотивам необоснованности. ) Абхазская сторона, несмотря на это, более 50 тыс. беженцев вернула в Гальский район. Но такой акт доброй воли Сухума в Тбилиси интерпретируют по-своему. Так, например, вышеупомянутый Бердзенишвили по этому поводу цинично замечает: «Эти 50 тыс. возвращенцев, наверное, хотели использовать как живой щит в случае возобновления боевых действий…». (Ему явно не чужды и провокационные слухи. В своей статье он, например, повторяет изрядно набившую оскомину сплетню о том, «как головами грузин играли в футбол на стадионе в Гаграх», чему, как твердит автор, «есть документальные кадры». Сколько лет живет эта «полюбившаяся» легенда в грузинских кругах, которая не имеет ничего общего с действительностью ?!.).
Представляют ли грузинские власти зашкаливающий градус взаимной ненависти абхазов и грузин, и что произойдет, если «беженцы» появятся в массовом порядке в Абхазии? А произойдет то, что Варфоломеевская ночь покажется детской забавой. И, кстати, многих ли беженцев вернули туда, где имели место военные конфликты, например, в Палестине? Почему не вернули сербов, изгнанных со своей исконной земли в Косово? Да и сами грузины почему-то до сих пор не распахнули двери перед турками-месхетинцами, насчет которых тоже есть соответствующее решение международного сообщества? С другой стороны, самих беженцев из Абхазии в Грузии не так много. Многие из них давно обосновались в России, в европейских странах. Но вся эта вакханалия нужна для спекуляции перед международным сообществом. Если реально разобраться, число беженцев, могущих вернуться согласно договоренности 90-х годов, не превышает нескольких десятков тысяч человек. Иные аналитики, в частности, доктор политических наук Н. Арбатова (ВПК, 7-13.09.2011г.), считают возможным решение грузино-абхазского конфликта «путем перекрестного признания независимости с последующей компенсацией Грузии», т.е. беженцам. Однако, прежде, грузинская сторона должна заплатить Абхазии за нанесенный ей материальный ущерб в результате кровавой агрессии в сумме около $15 млрд.
Конечно же, вожделенная цель, как уже сказано – возвращение не беженцев в Абхазию, а самой Абхазии в лоно Грузии. Хотя для любого объективного наблюдателя очевидно, что Абхазия ни при каких условиях не вернется в состав Грузии. Этого нельзя сделать ни посредством военного реванша, ни предполагаемой «привлекательностью» Грузии для абхазов – о чем так часто декларируют в грузинской столице. Президент Абхазии А.З. Анкваб заметил, что «у «Тбилиси просто нет перспектив разрешения конфликта – ни военным путем, ни другим». Абхазы впервые за многие века сумели получить возможность возродить свою национальную государственность, от которой они никогда не откажутся, а потому мифической территориальной целостности (в пределах границ ГССР) Грузия не дождется. Это понимают многие трезвомыслящие тбилисские аналитики. Они видят, что Грузия не в состоянии реально воспрепятствовать расширяющимся внешнеэкономическим связям Абхазии. В качестве примера он называет Турцию, которая «уже несколько лет свободно торгует с Абхазией, и власти Грузии опротестовывали это еще со времен Шеварднадзе, однако ничего изменить не смогли». А ведь международные экономические связи, по мнению известного грузинского аналитика и руководителя исследовательского центра по конфликтам Г. Хуцишвили, вполне могут вызвать и политические новации. Потому властям Грузии только и остается, что направлять ноты протеста. В том же духе высказался и другой грузинский аналитик Т. Татишвили в газете «Джорджиан Таймс»: «По данным экспертов, в том случае, если власти Грузии перекроют Абхазии все источники существования, сепаратисты будут вынуждены принять предложения грузинской стороны, и нерешенные в течение многих лет политические проблемы уладятся. Такая попытка грузинской стороны уже была, но, к сожалению, ничего получилось».
В свете всех этих обстоятельств понятен затаенный смысл предложения грузинского эксперта по вопросам Кавказа М. Арешидзе о целесообразности признания Абхазии с условием, что из Абхазии будут выведены российские войска и возвращены беженцы. (Эту идею поддержал Э. Шеварднадзе, заметив, что Абхазия уже никогда не станет обычным регионом Грузии, она потеряна как часть единого государства, но есть возможность «достичь хотя бы мирной совместной жизни» двух народов). Предложение Арешидзе вызвало в тбилисских политических кругах резкий протест, Арешидзе называют предателем, адресуют ему и другие бранные слова. Шовинистов выводит из себя само слово «независимость», употребленное грузином в отношении Абхазии. Но, по сути, этот демарш Арешидзе – лишь хитроумная комбинация по имитации решения абхазской проблемы, которая, если присмотреться, не противоречит стародавней тбилисской модели, о чем говорит пакет самих условий (деталей), которыми оговаривается эта идея. Не зря говорят: «дьявол кроется в деталях». Цель прежняя, но пути – окольные. При этом все обставляется мнимой заботой о судьбе абхазского этноса, который, якобы, может исчезнуть в скором времени, если Грузия не бросит спасательный круг. На этом настаивает и руководитель грузинской церкви Илья Второй, который «отечески» предостерегает абхазов и осетин: «если они останутся без Грузии, возможно, будут существовать регионы Осетии и Абхазии, но там не будут жить абхазы и осетины, и это будет для них Божьей карой».
Гитлер и Геббельс тоже любили говорить о «культурной» миссии Германии, которую она несет покоренным народам. Вспомним, что апостол Павел предупреждал: «Самой страшной болезнью души является лицемерное братолюбие». Зададимся вопросом: не парадоксально ли, что «спасителем» абхазов позиционирует себя представитель той страны, которая намеревалась тотально уничтожить их всех? Как можно забыть прозвучавшее на весь мир в августе 1992 г. заявление командующего грузинскими войсками Каркарашвили о том, что он готов пожертвовать жизнью 15 тыс. грузин ради уничтожения всех абхазов? А если какой-то части из них и суждено было уцелеть, то они должны были распрощаться со своей этнической принадлежностью. Так, гражданам-абхазам, захваченным в Очамчирском районе, небезызвестный каратель полковник Курашвили сурово внушал: «Дети ваши уже, очевидно, не могут быть грузинами, но внуки должны обязательно ими быть. Это наша политика. Потому что теперь Абхазии, как таковой, в сущности, не будет».
Что же касается нынешних философствований Арешидзе, то расчет тут таков: признать независимость Абхазии и дистанцировать ее от России. Он прямо заявляет: «Нам следует предпринять такой неожиданный ход, который разоружит соперника (Россию – Д.К.), то есть вызовет определенные дистанцирования между ним и абхазами», и при прямом формате грузино-абхазского переговорного процесса добиться от Абхазии искомых уступок в части возвращения беженцев. В целом же, по мысли автора этой идеи, признание Абхазии – лишь начало пути, ведущего к ее возвращению в лоно Грузии.
Но напрасно стараются господа из Тбилиси. У них не получится рассорить нас с Россией, с нашим стратегическим союзником. И военные базы России в Абхазии находятся на законной основе, в соответствии с нормами международного права. И потому все злобные разговоры об «оккупации грузинских территорий» лишены всякого основания. 5 августа 2011 г. российский президент Д.А. Медведев, отреагировав на решения Сената Конгресса США, в котором Москва обвиняется в оккупации грузинских территорий, заявил, что «формулировки Сената ни на чем не основаны», лишь «отражают вкусовые пристрастия отдельных престарелых членов Сената», «это – иностранный парламент…, мне безразличны их формулировки». О них, правых сенаторах, пишет и уже упомянутый американский аналитик Д. Фауст: они любят «совершать увеселительные поездки за казенный счет в Тбилиси и объявляют Россию злодеем», хотя нет «никакого оправдания Грузии, которая без разбора обстреливала Цхинвал, и особенно в связи с тем, что в результате обстрелов погибли российские миротворцы».
Другие грузинские мифы о возможном возвращении Абхазии зиждутся на том, что, мол, когда с помощью зарубежных покровителей Грузия превратится в сказочную страну, тогда сами абхазы к ней «приползут». Министр иностранных дел Грузии Г. Вашадзе в июне 2011 г. заявил, что возвращение Абхазии и Южной Осетии «произойдет, если мы сможем предложить все лучшее, чем Россия – лучшие школы, лучшие аэропорты, лучшую инфраструктуру, лучшую систему здравоохранения и лучшую политическую систему». Это клишированное пропагандистское представление Тбилиси в последние годы неустанно тиражируется. Мадам Н. Бурджанадзе в интервью «Известиям» (9.08.2011) делится своей мечтой о том времени, когда вместо нынешнего лидера Грузии придет «ответственный политик», который «будет налаживать диалог с Абхазией и Южной Осетией и сделает все для восстановления территориальной целостности Грузии». (Она очевидно, забыла, что абхазская сторона не раз твердо заявляла о неприемлемости обсуждения с кем бы то ни было состоявшегося статуса Абхазии). Другие, менее терпеливые, как Напо Месхия, ратуют за активные народные движения, «перманентное проведение многотысячных митингов на берегу Ингури», а также за вывод «народной дипломатии на правительственный уровень», участие в диалоге с абхазами представителей беженцев, за установление с Абхазией экономических отношений и т.д. Чтобы все это заработало в нужном направлении, он предлагает учредить должность представителя президента Грузии или посла по особым поручениям из числа беженцев, предлагая свою кандидатуру на эту должность. Он выражает готовность приехать в Абхазию, выступить в абхазском парламенте, перед народом в Лыхнах и в Дурипше, и, словно, в духе прорицательницы Кассандры расскажет, о том , как губительно нам всем вне Грузии и без которой нам не удастся самосохраниться как этносу. Как все это наивно! Г.Н. Месхия явно преувеличивает свою способность «волшебным» образом воздействовать на абхазскую аудиторию в нужном для Тбилиси направлении, совершенно при этом не учитывая стойкий морально-психологический настрой населения нашей республики в отношении к Грузии. (Как тут не вспомнить Г. Лихтенберга, яркого немецкого представителя эпохи Просвещения, утверждавшего: «Есть люди, способные верить всему, что им по душе»!). Для него, равно как и для большей части грузинской элиты, «разрешить» конфликт с абхазами и осетинами означает вернуть все к исходной точке, что, как уже сказано, невозможно. Притормозить, заморозить историю не удастся. Этот факт настолько очевиден, что его вынужден признать бывший министр иностранных дел Грузии А. Чикваидзе, которого никак нельзя заподозрить в симпатии ни к абхазам, ни к осетинам. Он заявляет: «время беспощадно, его не повернуть вспять, и работает оно против Грузии». Разделяя эти взгляды, Д. Путкарадзе в редактируемой им газете «Абхазский меридиан» (№12, декабрь 2011 г.) с горечью констатирует, что «во многих отношениях мы сегодня дальше от Абхазии, чем 10 или, скажем, 5 лет назад. А завтра будем еще дальше…». Чтобы такое не произошло, грузинским горячим головам нужно было думать, когда раздували массовую антиабхазскую истерию и развязывали войну на уничтожение абхазского народа. У тбилисских агрессивных ксенофобов просто не сработало золотое правило: прежде, чем войти, подумай, как выйти. (При этом хочу напомнить, что изначально был реальный шанс избежать конфликта, если бы Тбилиси решительно не отверг предложенный абхазской стороной модель федеративного устройства Грузии. Такой шаг на фоне развала СССР, несомненно, был бы выходом из ситуации. Теперь же, когда случилось то, что случилось, похоже, там непрочь трансформировать свое государственное устройство в федеративное, если вернутся в его состав Абхазия и Южная Осетия. Но, как говорится, дорого яичко к Христову дню. Поезд, ведь, уже ушел, и в Абхазии, равно как и в Южной Осетии, не найдется никого, кто бы согласился его остановить. В грузинской столице, не желая понять это, продолжают потрясать вдогонку кулаком).
Не будем слишком привередливыми к этому человеку уже хотя бы потому, что он, проявив мужество, написал много правды о той войне. Ни один грузинский автор до сих пор не осмелился на такую правду (в определенных тбилисских кругах его за эти откровения объявили врагом нации). И по-человечески его можно понять. Он вырос здесь, здесь могилы его детей, здесь у него было немало друзей, в том числе и абхазов. Напо, как он признается, «был воспитан в духе абхазских нравов и обычаев», которые «всегда подкупали его». Поэтому, как и многим другим, ему тяжко жить вне Абхазии, одолевает ностальгия, не проходит боль из-за того, что ситуация не меняется. Но его радужные прогнозы и надежды на возвращение Абхазии в состав Грузии, при условии реализации его проекта, по меньшей мере, наивны. Это, очевидно, проистекает от незнания ситуации в Абхазии, мотивации ее населения в отношении к Грузии. И ничего удивительного в этом нет – так бывает везде, где агрессоры оставляют жестокие следы. Так что не помогут предлагаемые им извинения «перед абхазским народом». Уместна в этом плане реплика Шеварднадзе, заметившего, что он готов извиняться сколько угодно и где угодно, но этим ничего не исправишь. Кстати, Месхия, которого буквально душит злоба в отношении Шеварднадзе и он выставляет его (и справедливо) главным виновником всего произошедшего, пишет: «Г-н Шеварднадзе, если не сегодня, то завтра может быть назван героем Абхазии, награжден орденом Леона I степени, и монумент Э. Шеварднадзе будет установлен на площади в Сухуми, на том месте, на котором так долго стоял В.И. Ленин. Он этого заслуживает по праву, и абхазский народ должен воздать ему должное».
Это не простительный цинизм со стороны Месхия. Не к лицу ему опускаться до уровня обывательских разговоров среди части его соплеменников. Шеварднадзе и его команда принесли нашему народу неизмеримую трагедию, вследствие которой мы лишились огромного числа нашего генофонда, не говоря уже о других потерях. Мы агрессорам, истреблявшим наш народ, не ставим памятников, а ставим тем, кто героически сражался с завоевателями. Если на то пошло, почему бы грузинам не воздвигнуть памятник Шах-Аббасу?
В таких условиях грузинская политическая элита, задыхаясь от злости, что не получается вернуть Абхазию и Южную Осетию, бросается на всех, кто кажется ей виновным в этом. Недооценив того, что натворили его предшественники, Саакашвили, придя к власти, опрометчиво наобещал обеспечить возвращение потерянных территорий. Давая такое легкомысленное обещание своему народу, он, очевидно, рассчитывал, что Россия на тарелочке преподнесет ему эти самоопределившиеся республики. И потому не скупился на лестные слова в адрес Москвы. Но поскольку Кремль не счел нужным побуждать народы этих республик вновь оказаться в объятиях Грузии и, напротив, после августа 2008 г. признал независимость Абхазии и Южной Осетии, Саакашвили и его окружение, оказавшись под тяжестью страха, осуждения историей за окончательную утрату этих территорий, прибегли к оголтелому русофобству. При этом Тбилиси демонстрирует такую концентрацию лжи, вздора и провокационных действий в отношении России, что диву даешься. Как только они не костерят Россию, в каких только грехах не винят ее?!. Просто омерзительно! И не надо быть семи пядей во лбу, чтобы понимать: деструктивные действия Грузии на Северном Кавказе вызваны именно злобной местью России за линию ее внешней политики. Об этом свидетельствует, в частности, недавнее заявление постоянного представителя Грузии в Совете Европы З. Чиаберашвили: «Мы получили от министра МИД инструкции и задание работать на международной арене над созданием максимального дискомфорта России и ее позициям на международных форумах и мероприятиях». Грузия развязала против России информационно – психологическую войну под лозунгом борьбы за права «угнетенных Москвой» народов Кавказа.
Иначе говоря, у тбилисских политиков стало правилом « выплеснуть море выдумок» ( Вольтер), извергать потоки лжи на Россию. Вся их проекция света, пропущенная через лупу, сконцентрировалась в одной точке – в ненависти к России. Это бесовщина, вселившаяся в головы грузинской политической элиты. И потому ясно, что все помыслы и действия во внешней политике Грузии направлены на то, чтобы во что бы то ни стало нанести ущерб своему северному соседу _ России. В частности, ныне, по существу, Грузия открыто выступает в качестве консолидирующей все русофобские настроения на Кавказе силой. Ею учрежден соответствующий центр в Тбилиси под названием «Конгресс народов Кавказа», целью которого, как официально заявлено, является «объединение кавказских народов, их сближение и совместная работа против российской агрессии». Самым активнейшим образом используется недавно созданный на грузинской территории с помощью Запада телеканал – «ПИК», вещающий на северо-кавказский регион РФ, выражая в нем внезапный приступ «любви» к его населению. В этих целях уже несколько лет в Тбилиси функционирует специальная школа по подготовке сотрудников СМИ страны, финансирование которое осуществляет Великобритания. В рамках объявленной широкой информационной и политической войны против России, Грузия старательно пытается навязать антирусскую «повестку дня», используя для этого каждый удобный случай и любую зацепку. Ничем иным, как коварством, продиктовано признание Грузией геноцида черкесов Россией в XIX в. Возбуждению русофобских настроений на Северном Кавказе служит открытие в середине февраля 2012 года Адыгского центра в Тбилиси ( где, кстати, не проживает ни один адыг). Апофеозам этой компании стал 21 мая того же года. В этот день у границы Абхазии, в местечке Анакли , был торжественно открыт большой памятник в честь адыгов, подвергшихся, как было заявлено, геноциду во время Кавказской войны. В нем приняли участие и представители Кабарды, в числе которых был Ибрагим Яганов – герой Абхазии, удостоенный этого высокого звания за заслуги в войне с грузинскими агрессорами в Апсны, позабывший известную мудрость о том, что нельзя служить одновременно Богу и мамоне. В своем выступлении на этих торжествах он выражал глубокую благодарность за столь «трогательное – сочувственное» восприятие беды, постигшей адыгов в 19 веке. Под аранжировку таких чувств у строителей этой акции Ибрагим не удержался от восхваления нынешней Грузии, пытающуюся создавать себе фальшивый имидж подлинного демократического государства.
Но при всем при этом интересно то, что выбор места для указанного памятника мотивирован тем, что якобы адыгские махаджиры, гонимые русской армией, отсюда погружались на турецкие корабли и в связи с этим участниками акции было совершенно форесейское действо – в море были пущены венки с зажженными свечами… только непонятно, как огромные массы адыгов , покидавшие свою родную землю через кавказские горы, в условиях холодов и стуж могли оказаться в Анакли ?обман и мистификация все это !..
Ту же русофобскую цель преследует и введение Тбилиси безвизового режима для жителей республик Северного Кавказа. Нет сомнений, что эти шаги саакашистов направлены на разжигание межэтнических и межрелигиозных раздоров и ненависти в регионе. И, не в последнюю очередь, фактические действия рассчитаны на подрыв взаимосвязей между адыгами и абхазами, внесение раздора между ними., а также сорвать проведение зимней Олимпиады 2014 года в Сочи. Парламентом Грузии в ноябре 2010 года был рассмотрен и принят план действий по выражению протеста против проведения сочинской Олимпиады, в котором предполагается организации активной пропагандистской кампании в международных СМИ., а также проведение демонстрации представителей диаспор Кавказских народов в Турции и столицах европейских государств, ряд других действий. Определенные внешние силы – Запад и, в первую очередь, США, подталкивающие Грузию на такие акции, исходят из возросшего фактора ислама и его влияния на Северный Кавказ. Лидеры радикального мусульманства считают, что с распадом СССР открылась возможность замещения на территории бывшего Советского Союза коммунизма исламом, создания исламского шариатского государства от Черного моря до Памира. В унисон им действует руководство Грузии, сделавшее свою территорию транзитной зоной для доставки оружия, боеприпасов, взрывчатых веществ и финансового обеспечения террористов, от рук которых гибнут российские граждане.
На сайте «Грузия онлайн» (27.06.2011) размещены рассуждения о возможности того, что «радикальный ислам» достигнет на Кавказе своей цели, и здесь будет создано теократическое мусульманское государство, которое будет полностью контролировать эту территорию, и этому государству, дескать, «обязательно придется блокировать союзников России на юге», т.е. абхазов и южных осетин. И когда, таким образом, последние «окажутся загнанными в клещи», «сохранившие трезвость мышления осетины и абхазы сами призовут своих сородичей вернуться в состав Грузии». Звучит угрожающе, но на что другое способен пойти непредсказуемый Тбилиси?
Мало кто усомнится в циничности и лицемерии «горестного переживания» нынешней грузинской политической элиты по поводу трагедии черкесов в XIX в. Этот тот случай, когда говорят: «гусь свинье не товарищ», ибо судьбы черкесов грузин абсолютно не волнуют – только личные корыстные политические цели. Если они такие «сердобольные» в отношении судеб малых народов, то почему не проявлено внимания к абхазам, тоже разделившим судьбу черкесских махаджиров? И, вообще, какое моральное право имеют грузины поднимать эту тему, если они сами принимали участие в Кавказской войне на стороне царской России, и их войска участвовали в торжественном параде на Красной поляне в честь победного завоевания Кавказа? Но об этом – ни слова! Как и о геноциде в Южной Осетии в 1921 г., не говоря уже об аналогичных акциях там же и в Абхазии в начале 90-х гг. (Кстати, стоило послу Франции в Грузии Э. Фурнье напомнить об этих их деяниях, как сразу же в Тбилиси ополчились против него, заявив, что пусть, мол, он сначала «пересмотрит историю собственной страны и только после этого критикует другое государство»). И, наконец, почему в Тбилиси ничего не говорят о геноциде армян в первом десятилетии XX в. – против своих непосредственных соседей?!
Нет сомнения в том, что Грузия использует кавказскую национальную трагедию 150-ти летней давности, чтобы отомстить России за признание ею Абхазии и Южной Осетии. К сожалению, некоторая часть наших единокровных братьев на Северном Кавказе и представители их зарубежных диаспор, не усмотрев этих подлых целей, поверили в искренность грузинских этнофобов, не поняли суть их навязчивой «филантропии» и не увидели того, что Грузия старается вбить клин между нашими братскими народами, которые, совместно неся большие потери, насмерть сражались с теми же грузинами-оккупантами здесь, на абхазской земле. Появились у Грузии и зарубежные, далекие от Кавказа, советники по этому вопросу. Так, некий гражданин Израиля, грузинский наймит – Авраам Шмулевич винит абхазов в «подлости», за не проявление интереса к современным черкесским проблемам и поддержку проведения Сочинской олимпиады в 2014 г. А его провокационное утверждение о том, будто «абхазы…хотят добиться признания, что Сочи – не черкесская земля, а абхазская…», имеет целью поссорить братские народы. Сей «друг» черкесского народа дает также руководству Грузии инструкции, какую работу проводить с абхазской диаспорой в Турции и как добиться возвращения грузинских беженцев в Абхазию. Напомним, что сам Шмулевич представляет страну, которая оккупировала значительную часть территории соседних государств и не пускает палестинских беженцев на их земли вот уже сколько десятилетий?!
Что же касается Кавказской войны XIX в., конечно же, она была ужасной – об этом много написано. Еще в 70-е XX в. Г.А. Дзидзария в книге «Махаджирство и проблемы истории Абхазии XIX в.», на основе огромного фактического материала, сделал обобщающий анализ тех трагических событий. Об убыхах и постигшей их трагедии говорится в романе Б.В. Шинкуба «Последний из ушедших», переведенном на многие языки. Но, думается, не следует судить о том, что тогда произошло, с сегодняшних позиций. Для империи, каковой была Россия, характерны были захват чужих земель, расширение своих границ и.т.д. Не было тогда понятия о правах человека, не существовали ООН, ОБСЕ и другие ныне функционирующие международные организации, следящие за недопущением гуманитарных катастроф (хотя при всем при этом в мире все еще не редкость проявления варварства). Однако не надо приписывать России того, чего она не совершала. В резолюции грузинского парламента говорится, будто царская Россия искусственно распространяла голод и болезни с целью уничтожения черкесов. ( Еще дальше пошел известный грузинский аналитик И.Хаиндрава, заявивший, будто «большая часть адыгского этноса, в том числе свыше 90% населения Кабарды, была фактически уничтожена». Абхазский Меридиан №11 2011 года). Не было у нее такой задачи – в отличие от колонизаторов Америки, которые за убийство индейцев платили деньги, истребив миллионы аборигенов. Широко известный российский политолог А. Пушков в своей книге «От Давоса до Куршавеля» пишет о том, как расстреливали индейцев, «сжигали, душили, жарили на кострах и варили на медленном огне, женщин и девушек насиловали, детей безжалостно убивали – и все это под благосклонным взором Ватикана». И автор дает всему этому объяснение: «Тогда было время создания великих колониальных империй, и это время требовало идеологии, оправдывавшей их создание любыми средствами и любой ценой». К тому же предки нынешних американцев были рабовладельцами и работорговцами. Собственно, политическая история США является в большей степени историей жестокости к рабам, геноцида по отношению к коренным жителям и откровенного расизма и первые этнические чистки «именем закона», по признанию З. Бжезинского, проходили именно на американской земли. Почему же Соединенным Штатам и другим державам, совершившим эти деяния, не предъявляется счет ?.. ( Правда, в Дурбане, Южной Африке, осенью 2000 года состоялась международная конференция «Мир против расизма», целью которой являлось добиться от США официальных извинений за «трансатлантическую работорговлю» и согласия выплатить десятки миллиардов долларов репарации африканцам за совершенные тогдашние преступления против человечности, на что Вашингтон не как не отреагировал.)
И еще. Оставшиеся на родине черкесы (равно как и абхазы) не исчезли, сохранили язык, получила развитие их самобытная национальная культура, выросли поколения ученых, писателей и т.д., чего нельзя сказать о тех, кто оказался за рубежом. Интересно, что Тбилиси приписывает национально-культурное строительство себе в заслугу. Тот же Бердзенешвили, в частности, заявляет, что после того, как большинство абхазов было выселено в Турцию, «те немногие, которые остались, сохранили свою самобытность только благодаря тому, что жили рядом с грузинами…». Очевидно, этот господин, полагаясь на свою заурядную казуистику, не боясь Бога, пытается представить черное белым. (Как здесь не вспомнить Марию фон Эбнер-Эшенбах, которая писала: «На свете творилось бы очень мало зла, если бы нельзя было творить зло под маркой добра».) Ведь его страна делала все для нивелирования (ассимиляции) абхазской нации. Нетрудно себе представить, что ожидало последнюю, если бы просуществовал еще несколько десятилетий сталинско-бериевский режим в СССР.
Политика грузинизации абхазов не прекратилась и после смерти этих злодеев, приняв лишь более «гуманные» формы. (Правда, Бердзенешвили не позиционирует себя почитателем Сталина и винит его за сегодняшние «проблемы с территориальной целостностью» Грузии: если бы Абхазии и Южной Осетии, мол, в свое время не были даны автономии, нынешних проблем у Сакартвело не возникло. Так рассуждают многие грузинские политики, в том числе и Э. Шеварднадзе. Но при этом забывается, что Абхазия изначально была союзной республикой, и только потом волей Сталина и других лидеров-грузин была включена в состав Грузии как бесправная автономия.)
Из сказанного явствует, что акцентирование внимания на фактах исторического прошлого, без учета тогдашних конкретных условий, ведет к ошибочным заключениям. В этой связи уместно вспомнить слова известного исследователя русской культуры Ю. М. Лотмана: «В истории знать какие-либо факты и понимать их – вещи совершенно разные. События совершаются людьми. А люди действуют по мотивам побуждении своей эпохи. Если не знать этих мотивов, то действия людей часто будут казаться необъяснимыми или бессмысленными». Все это, несомненно, в Тбилиси знают, но им, вкупе с зарубежными подстрекателями, важно не постигать историческую правду, а усугубить внутриполитическую ситуацию на Северном Кавказе, чтобы, блокируясь с местными «горячими головами», довести ее до политического цунами, т.е. до политического взрыва, добиться неуправляемости и хаоса, а там, как говорится, рукой подать до отделения этого региона от РФ – голубой мечты грузинских «ястребов». Эта мечта не имеет перспектив. Вынашиваемая некоторыми радикалами идея «Великой Черкесии» или создания государства «Страны Горцев», объединяющего территории северокавказских республик, Абхазию и Черноморское побережье Кавказа от Сочи до Туапсе, по утверждению известного адыгского ученого М. Беджанова, резко отвергается народами и политическими лидерами Кавказа.
Вместе с тем, грузинским господам, потирающим руки от радости в связи с деструктивными процессами на Северном Кавказе, напомним, что межэтнической идиллии, к сожалению, нигде нет. Где-то больше, где-то меньше, но везде эти проблемы существуют. Об этих процессах, в частности, в Америке с большой озабоченностью пишет уже упомянутый П. Бьюкенен в своей книге «Смерть Запада», отмечая нарастающий интерес к самоидентичности у представителей нацменьшинств, всплеск национализма, следствием чего становятся политические эксцессы.
Что далеко ходить! Сама Грузия разве не испытывает межэтнических проблем? Более того, имеющие там место латентные межэтнические трения, прежде всего, грузино-мегрельские, имеют тенденцию выйти из-под контроля. В книге Месхия сказано много горестных слов по поводу того, что в стране «огульно отвергается» и игнорируется мегрельский язык, язык «ведущего населения старой Колхиды», определяющий самобытность и самосознание более чему полутора миллионного населения Грузии». В правительственных кругах Тбилиси обвиняют мегрелов в том, что в быту они говорят на официально не существующем мегрельском, а также на русском языках, что они сроднились с абхазами, вовсе забывая, что они грузины. (Тут в скобках замечу, что весь парадокс в том, что грузины, мегрелы и сваны, испытывая друг к другу скрытый антагонизм и нелюбовь, всегда едины, когда дело касается абхазов. В числе самых оголтелых и матерых застрельщиков антиабхазского движения значительную часть составляли мегрельцы, причем, вскоре после того, как грузинские танки катками прошли по Менгрелии, совершив множество злодеяний. О том же свидетельствует обширный список самых отъявленных из их числа сторонников войны в Абхазии, приводимый в книге Месхия, большую часть которых составляют менгрелы. Огонь, зажженный этими им подобными горячими головами и старательно ими раздуваемый оказался эффективным средством для подогрева воинствующих настроений у грузинского народа, что стало естественной предпосылкой начала агрессии против Абхазии). Время от времени их еще обвиняют и в «национализме», «в провинциальном фашизме», «сепаратизме», «предательстве» и других грехах. Это высокомерное, несправедливое отношение картвелов к мегрелам, вызывает глубокую обиду у последних. И где гарантии, что эта накапливаемая критическая масса не приведет к взрыву – только на этот раз масштабнее, чем это имело место во времена Шеварднадзе? Ведь ныне во всем мире явно наблюдается рост этнической идентификации. Над Тбилиси нависает еще и проблема армян, которых они пока не сумели ассимилировать волевым способом. Армяне, компактно проживающие в Джавахети (Джавахке), пребывая под сильным давлением грузинских шовинистов, в один прекрасный день тоже могут громко заявить о своих правах.
Насаждаемая в грузинском обществе ментальная ненависть к армянам, непрекращающиеся разглагольствования о некоем опасном для Грузии «армянском национализме» усиливают провокационность ситуации, распространяя далеко за пределы собственно Грузии шовинистические «труды» грузинских авторов. Посмотрите, до чего докатился в этом злобном усердии доктор исторических наук, некий Г. Мархулия (этнический менгрел). «Армения, – ядовито измышляет он, – это раковая опухоль на теле Южного Кавказа и ее необходимо ампутировать. В свое время эту опухоль вырезали в другом регионе, а через некоторое время эта опухоль появилась на наших родных землях – на Южном Кавказе…». И далее: «Армянский национализм имеет и осуществляет по отношению к Грузии те же захватнические планы, что и против Азербайджана» (цитирую Интернет-сайт). Автор, исходя из лютой ненависти, негодует по поводу терпимости грузинского общества к обозначенной им опасности, якобы, исходящей «от армянского национализма». Вот уж действительно – с больной головы на здоровую! И кто бы говорил о национализме! (Раздувает антиармянские настроения в Грузии и небезызвестный Э. Шеварднадзе, в былые времена неустанно ратовавший за последовательный интернационализм. Поводом для такого демарша этот политический мистификатор избрал строительство автодороги, ведущей из Армении в Аджарию, что, по его мнению, создаст серьезную демографическую угрозу этому региону Грузии, позабыв при этом об экономических выгодах для последней реализации этой совместной армяно-грузинской транспортной программы. Одновременно старому «лису» напомним, что в советские годы, находясь на вершине власти Грузии и систематически проводя политику по «насыщению» Абхазии своими сородичами, его не волновали демографические последствия такой политики).
В заключение заметим: история развивается сложными и подчас неисповедимыми путями. Именно такой и была история политических взаимоотношений между Грузией и Абхазией на протяжении долгого времени. Но теперь, вероятно, можно сказать, что, в конце концов, был разрублен гордиев узел – и во многом благодаря Тбилиси и, в итоге, в ущерб самогό недальновидного зачинщика войны. В одну и ту же воду, как говорят, невозможно войти дважды. И то, что произошло, изменить нельзя. Как невозможно заставить Куру течь в обратном направлении, так никто не в силах вернуть Абхазию в состав Грузии. Особенно после того, как великая Россия признала ее независимость, равно как и независимость Южной Осетии (которую, кстати, ныне в Тбилиси именуют «Цхинвальским регионом», подобно тому, как после польского восстания 1863 г. Царство польское в Российской империи предпочитали назвать «Привислянским краем»). Это уже историческая реальность, не считаться с которой нельзя. Как подчеркнул президент Абхазии А.З. Анкваб, «на сегодня имеются все условия для того, чтобы Абхазия могла считаться полноценным, самостоятельным государством». Стало быть, у Тбилиси объективно шансов на возвращение Абхазии нет, если он не надеется на то, что эта страна в недалеком будущем станет каким-то образом подарком слепой фортуны. В Грузии, в общем-то, это понимают, в том числе и в политикоформирующих кругах, но они не готовы строить свои отношения с Абхазией как с равным, суверенным государством. Однако, надо заметить, что официальный Тбилиси с помощью своих западных покровителей, пытается что называется, костьми лечь, но не допустить дальнейшего признания Абхазии и Южной Осетии. В этом своем усердии саакашисты иногда доходят до безответственных действий , когда делаются официальные заявления, и исходящие лишь из предположений, основанных на логических допущениях. Об этом, в частности, свидетельствует провокационное заявление, сделанное Саакашвили в конце января сего года, о том, будто бы М.Маргелов, спец представитель президента РФ, отправлен в страны Африки с целью подкупа их лидеров, чтобы побудить их на признание Абхазии и Южной Осетии. Сам Маргелов расценил это заявление злобным домыслом, очередным пиар-ходом, стремлением «обвинить противника в чем попало…» В этическом плане иначе, как неприличным и даже низкопробным не назовешь действия грузинской стороны накануне визита министра иностранных дел РФ С,Лаврова в январе 2012 года в небольшую островную страну Фиджи. Тбилиси померещилось, что Лавров едет в эту страну для того, чтобы склонить ее к признанию Абхазии и Южной Осетии, делегация МИДа Грузии, поспешно опередив на несколько дней этот визит, прибыла в эту страну и преподнесла ее руководству 200 ноутбуков. Заместитель главы МИДа Грузии Д.Джалагания, не стесняясь, таким унизительным действиям своего ведомства, самодовольно заявил, что теперь Фиджи устоит перед «давление или искушением» и откажется признать независимость Абхазии и Южной Осетии ( «The Independent», 15 февраля). С другой стороны, разве саакашистам не все-равно признают независимость Абхазии и Южной Осетии другие государства, имея ввиду, что они не намеренны вернуться в лоно Грузии не при каких условиях ? Даже если никто их больше не признает. Тайвань, например, никем не признанно, но существует независимо более 50-ти лет.
Эффект усталости от бесплодных ожиданий неосуществимого уже налицо у многих грузин, которые хотят исходить из сложившихся реалий. Попросту говоря, грузинская политическая элита поступает аморально, внушая своим согражданам лживые надежды возвращения Абхазии и Южной Осетии. У. Черчилль говорил, что «нет худшей ошибки для государственного руководства, как поддерживать ложные надежды». Как известно, политика – это искусство возможного. Исходя из этого грузинская сторона с самого начала должна была занять реалистическую позицию, без понимания этого все ее усилия так и останутся не более чем словесным эскападам. Абхазская сторона, не желая вечной вражды с Грузией, давно предлагает подвести черту под сложившимися реалии и открыть новую страницу в цивилизованных взаимоотношениях между нашими народами. Знаменитый писатель современности Ф. Искандер в феврале 2012 года на вопрос корреспондента «Аргументы и Факты» о возможности договориться абхазов и грузин, заметил: «Могут ли абхазы и грузины в будущем мирно жить дальше рядом ? А почему нет?.. Но лучше все-таки, я думаю, им будет не в одном государстве, а действительно, как добрым соседям». Только это спасет будущие поколения наших народов от генетической передачи существующих ныне чувств вражды и неприязни друг к другу. Но, к сожалению, на международных переговорных площадках не удается достичь такого понимания из-за неконструктивной позиции Тбилиси. Еще древние философы пришли к выводу: истина в спорах иногда рождается, но иногда она в них и гибнет. Действия грузинской стороны, пока еще направлены не на обретение истины. Политика официального Тбилиси ныне фактически сводится к дихотомии: либо добровольное возвращение Абхазии (равно как и Южной Осетии) в состав Грузии, либо вечное состояние войны с ней. По верному замечанию грузинского аналитика А. Гегешидзе, эта ситуация объясняется неспособностью его соплеменников «адекватно осмыслить и понять настроения, взгляды превалирующие сегодня в Абхазии», происшедших «глубочайших трансформаций» в абхазском обществе и прежде всего «в оценочных критериях своих приоритетов» ( «Абхазский Меридиан», №2 2012г.). И до тех пор, пока там не произойдет «изменение умов» (Конфуций) и не будет признана бесперспективность любых вариантов «возвращения, ситуация в наших взаимоотношениях не изменится. Это однозначно.

Литература

1. Н. Арбатова. Фантомы прошлого и реальные опасности XXI века. «ВПК». 7-13.9.2011г.
2. Т. Ачугба. Этническая история Абхазии XIX-XX вв. – Сухум. 2009.
3. О. Дамения. Абхазия на рубеже веков. – Санкт-Петербург. 2011.
4. Э. Баграмов. Национальная проблематика: в поисках новых концептуальных подходов // Вопросы философии». – 2010 – № 2. С.
5. П. Бьюкенен. Смерть Запада. – Москва. 2004.
6. М. Беджанов. Общественный кризис и проблемы национального возрождения. –Майкоп, 1995.
7. В. Ворошилов. История убыхов. – Майкоп. 2008.
8. В. Захаров, А. Арышев, Е. Семерикова. Абхазия и Южная Осетия после признания. – Москва. 2010 г.
9. Н. Месхия. Как отторглась Абхазия. – Тбилиси. 2011.
10. Политическое возрождение на Кавказе и Грузия. («World Politics Review»,США) 17.12.2011.
11. А. Пушков, «От Давоса до Куршавеля» – Москва 2011.
12. П. Самнеби. Неразрешенные конфликты блокируют некоторые из путей, которые могут проходить по Южному Кавказу // 1NEWS.AZ. 31.10.2011 г.
13. Л. Нароушвили. Первая самостоятельная инициатива Грузии на международной арене. Интервью с А. Шмулевичем // Грузия онлайн. 30.05.2011 г.
14. Н. Николаев. Грузия: агрессивным курсом. «Республика Абхазия». 10-11.09.2011г.
15. В Грузии есть множество героев любой национальности, кроме армян, которые воевали против нас. Интервью с профессором Мархулия // http://1news.az/interview/20111123010530643.html
16. А. Чикваидзе. На изломе истории. СССР – Россия – Грузия. – Москва. 2006.
17. А. Циганок. Война на Кавказе 2008: русский взгляд. – Москв. 2010.
18. Политическое возрождение на Кавказе и Грузия // Американский Интернет портал «World Politics Review». 17. 12.2011.
________________________________


Одна, но пламенная страсть – любой ценой опорочить власть

Точка зрения политолога по поводу стиля деятельности оппозиции

Не скажу ничего нового, если замечу, что человек, идущий в политику, заведомо должен знать о том, что он непременно окажется на перекрестье критического огня. Если он внутренне к этому не готов и у него нет запаса прочности, ему там нечего делать. Говорю об этом потому, что объективная, как я считаю, критика, содержащаяся в одной моей статье в адрес одного из высокопоставленных чиновников, была воспринята последним с обидой и недоумением: чего это, мол, я к нему пристал? Однако никаких пристрастий к этому господину не испытывал ни прежде, ни теперь. Просто, анализируя прошлые парламентские выборы, я посчитал действия и оценки его небезупречными. Не исключаю, что в моем «авторском подходе» были некие изъяны, но винить меня в конформизме, в подлаживании под чужое мнение и в способности безоглядно менять знаки с плюса на минус и наоборот – вряд ли справедливо. Как туту не вспомнить суждения Салтыкова-Щедрина: «Я мыслю так, а не иначе, следовательно, имею право так мыслить». И напомнить эту мысль своим злобным оппонентам, которые порою, не в силах опровергнуть ни одного моего тезиса, тем не менее, позволяют себя, мстительно копаясь в грязном «белье», «одаривать» меня поклепами и домыслами, достойными судебного разбирательства. И делают это известные еще с советских времен кляузники, утонувшие в интригах, по чьим доносам, бывало, освобождали людей с высоких должностей.

Предваряя, таким образом, эту критическую статью, хотел бы отметить, что ни в коей мере не намерен уподобляться в этом жанре на оппозиции, выступления которой, особенно ее печатные, поражают неудержимой агрессивностью и злобным тоном.

Всем нам памятна атмосфера прошлых президентских выборов, когда без преувеличения, политическая борьба охватила все наше общество, и последствия массового психоза на политической почве могли быть непредсказуемыми… Увы, политика, проникнув во все поры общества, воздействовала даже на семейные отношения, политические симпатии и антипатии обострили отношения между родными и близкими людьми, что поныне дает о себе знать. И теперь в связи с предстоящими в конце этого года очередными президентскими выборами и нарастанием накала политических страстей, былые психологические отчуждения между людьми могут углубиться. К сожалению, такие признаки уже явно просматриваются.

Это объясняется отставанием в развитии политической культуры, культуры ведения политической борьбы в нашем обществе. В связи с этим приведу такой, пусть уж далекий, факт. В 1778г. начинающий русский писатель и историк Н.Карамзин, встретившись в Кенигсберге с Кантом, отметил для себя его терпимость, уважение к чужой точке зрения. «Тот есть для меня истинный философ, кто со всеми может ужиться в мире; кто любит согласных и не согласных с его образом мыслей… Скажи человеку, что он ошибается и почему, но не поноси сердце его…», – записал Карамзин. Ныне на дворе XXIв., но культуры терпимости и уважения к иной точке зрения, что было проявлено Кантом в XVIIIв., явно не хватает многим из нас. У нас еще не сложилась традиция спокойного взаимоуважения и рационального обсуждения различных проблем нашего общественного бытия. Расхождение позиций между сторонами подчас сопровождается такой непримиримой полемикой, что доходит до грубых выпадов и даже взаимных оскорблений. Такая агрессивная форма полемики приобрела, можно сказать, затверделый характер. Иные наши оппозиционные активисты меняют время от времени политическую позицию, кочуя от одного партийного стана к другому, порой диаметрально противоположному, но избранному ими агрессивному тону в полемике они не изменяют.

Японская мудрость гласит: «У каждого человека есть сердце, а у каждого сердца свои наклонности». Наши «несгибаемые» оппозиционеры не считаются с этим мыдрым изречением. Ратуя за демократические нормы жизни и плюрализм, они, не пренебрегая тем, что у каждого могут быть свои политические симпатии и антипатии, предают «анафеме» всех тех, кто думает и высказывается не так, как они. Их могут облить грязью, даже навесить им клеветнический ярлык «предателя», как это, например, сделала оппозиционная газета «Новый день» в прошлом году, оклеветав двух известных представителей абхазской интеллигенции, (за что, кстати, виновным пришлось держать ответ на суде и были освобождены от ответственности лишь в связи с их просьбой амнистировать).

Неумение выслушать оппонентов, понять их мотивы и аргументацию, торопливость в оценке чужого мнения, стремление навязать свое мнение как заведомо единственно верное и непререкаемое приводит к тому, что вместо обмена, плодотворных дискуссий следует череда монологов. А ведь диалог и диалогическое мышление, предполагающие внимательное и заинтересованное отношение к иной точке зрения, давно стали необходимыми атрибутами цивилизованных западных обществ, что способствует взаимному доверию. К сожалению, такая норма жизни для нас пока еще не стала характерной. Дефицит культуры диалогического мышления явно налицо.

Свидетельством этому являются конфликты политического характера, ложь и лицемерие СМИ (что, кстати, типично и для всего постсоветского пространства). В силу всего этого и выборы у нас превращаются в чрезвычайное событие, не став, как это имеет место в цивилизованном мире, в привычное мероприятие, ни малейшим образом не связанное с какой-либо истерией. Судя по всему, и на предстоящих президентских выборах нам не удастся избежать чрезвычайных ситуаций. Оппозиция, как говорится, во всеоружии готовится к очередному политическому реваншу. И ничего необычайного здесь нет. Критически оценивать политику руководства республики имеют право все, и в том, что оппозиция обрушивается с критикой на власть, нет ничего катастрофического, лишь в очень немногих странах (таких, например, как Северная Корея) массы считают, что им руководят непревзойденные гении во всех областях общественной жизни. Полное единение власти и общества, как показывает история, бывает редко, главным образом в экстремальных условиях, как, например, видели во время Отечественной войны 1992-1993гг. Однако после войны уровень доверия к власти существенно снизился, и в этом нельзя усматривать нечто неординарное – недоверие к власти достаточно широко распространено в мире, в том числе в странах с развитыми демократическими институтами. Объективной стороной для этого является то, что совершенного государственного механизма не бывает, он может быть только в мечтах, в Раю, на небесах. Какими бы совершенными не были бы избирательная система и кадровая политика, гарантии от проникновения в различные уровни исполнительной и законодательной власти людей недостойных, тех, для кого важнее не интересы народа, а собственные корыстные цели. Среди факторов, объясняющих отчуждение от власти, надо назвать и роскошную жизнь иных чиновников, никак не соразмерную с их законным заработком. Впрочем, на Западе на это смотрят как на банальное явление. Известный мыслитель XXв. Ф. Хайек говорил об этом как о «здоровой подозрительности к властям», другой западный политолог М. Лернер заявлял: «В Америке считается, что необходимо быть против государства и против политиков…»Такая точка зрения мотивируется тем, что полностью исключить злоупотребление чиновников едва ли удастся. Поэтому подозрительность, как считают, выступает фактором противовеса этим явлениям, побуждает быть бдительным.

Молодое абхазское государство, постигающее азы демократии, не может быть в этом отношении экзотическим феноменом. Поводов для недоверия к власти в республике есть. Из этого и исходит оппозиция, но это не дает основания вести разнузданную борьбу с руководством страны с позиции хронической враждебности, гипертрофируя при этом существующие реалии, и сознательно обозначая разрыв между обществом и властью до критических пределов. Такое раскачивание лодки явно вредит нашему небольшому, не успевшему твердо встать на ноги государству. Не надо забывать также о том, что предназначение оппозиции состоит не только в постоянной критике правительства, как справедливо заметил Посол Российской Федерации в Республике Абхазия С, Григорьев, она также «должна предлагать реальную альтернативу тому, что ставит под сомнение. Этого пока что не вижу» (газета «РА» 13-14 июня, 2009 года). Более того, оппозиция должна понимать трудности власти и относиться к ней с терпением (что вовсе не означает прекращение давления на нее), находить пути сотрудничества с нею, но этого, к сожалению, мы не видим. В ее лексиконе вообще отсутствует слово «компромисс».

Проявление необъективности и голословное обвинение неугодных оппозиции лиц у нас не внове. В 2004г., например, в предвыборный период они истерично убеждали доверчивых граждан в том, что, якобы в случае прихода к власти Багапш и Анкваб, «тбилисских симпатизантов», Абхазию непременно приведут в лоно Грузии. Кто из нас не помнит увиденную по абхазскому ТВ в г. Гудаута провокацию, устроенную оппозиционными активистами С. Багапш во время встречи его с избирателями! Собранная у входа в дом культуры агрессивная толпа, добрую часть которой составляли сухумчане, выкрикивала: «Зачем ты сюда приехал?! Езжай в Зугдиди!..» Больше всех кричал прибывший из Сухума руководитель научной организации, что было весьма «похвально» для «интеллигентного» человека! (Представьте, могли ли Г. Дзидзария, ш. Инал-ипа, Х. Бгажба и другие ушедшие от нас ученые-интеллигенты так повести себя?!). А то, что их прогноз, столь настойчиво внедрявшийся в сознание людей, оказался лишенным всяких оснований, никак ими не было прокомментировано и не вызвало у них никаких угрызений совести. А ведь люди, претендующие на звание духовных поводырей, должны были мужественно и без всяких оговорок сознаться в дурном или неловком поступке.

Кстати говоря, если тогда «правдолюбцы» обвиняли Багапша в прогрузинской ориентации и «русофобстве», то теперь – в чрезмерном «русофильстве», мол, «все отдал русским». Имеется в виду поднятый радикальной частью оппозиции ажиотаж по поводу заключенных с руководством РФ соглашений о совместной охране грузино-абхазской границы, передаче железной дороги республики в управление российской компании и с разработке нефти. (Между прочим, многие стратегические объекты Грузии принадлежат России, стране, которую там считают врагом номер один. Но из этого в Тбилиси не делают трагедии.) При этом звучат провокационные заявления о том, что тем самым, дескать, С. Багапш возбуждает антироссийские настроения среди абхазов. Именно с таким заявлением оппозиция выступила в день прибытия в Абхазию Спикера Госдумы Б. Грызлова, а затем отправила письмо с аналогичным содержанием президенту и премьеру РФ – Д. Медведеву и В. Путину. (Парадоксально, что именно те, кто ныне явно не приемлют указанные соглашения, в недалеком прошлом самым активным образом ратовали за вступление Абхазии в состав РФ. В организованном ими в Сухуме грандиозном митинге от имени народа Абхазии было принято обращение к руководству России, в котором выражалась эта просьба). По этому поводу известный российский политолог М. Виноградов с недоумением заявил: «Это очень показательная ситуация – представители одного суверенного государства обращаются с жалобой на своего президента руководителям другого суверенного государства. И никому из участников и авторов этого письма это не кажется странным». Комментируя эту ситуацию, С. Григорьев, встречавшийся с представителями оппозиции, инициировавшими эту кампанию, заметил, что они не обладают полнотой информации по поднятым ими вопросам. Но последних это не останавливает. Монополизировав звание патриотов, они выставляют руководителей республики, особенно Президента Багапш, лишенными этих качеств. Такие утверждения они распространяют и за пределами Абхазии, в частности, на Северном Кавказе, где распространяются слухи о том, что, якобы, им все земли в Абхазии проданы русским, не осталось ни клочка свободной земли для тех наших братьев с Северного Кавказа, кто желает сюда переселиться. Одновременно хвастливо заявили, что уже создана мощная оппозиционная партия, которая сметет нынешнюю власть и т.д. Аналогичные слухи распространяются и среди нашей диаспоры в Турции. Все это не остается незамеченным нашими врагами. В Тбилиси злорадствуют: «Мы предупреждали абхазскую сторону, что бесплатный сыр бывает только в мышеловке. Нам не верили и с Грузией разговаривать не хотели. Но теперь в Сухуме начнут ощущать все прелести суверенитета от России» («НГ» 22 мая 2009г.). Тбилисская газета «Абхазский меридиан» дает комментарий в такой же тональности: мол, абхазы за что боролись, на то и напоролись. Правда, более «разумные» грузины советуют: «Надо не злорадствовать, а помогать. Встать рядом с абхазами…». И на Западе заговорили наши «благодетели» на эту тему. В частности недавно английская газета «Файненшл таймс» поведала о том, как «россияне скупают прибрежные виллы и отели». А Бразильская газета «Монитор меркантиль» к этому добавляет: «Они(абхазы) потихоньку начинают понимать, что означает для них подаренная Путиным – Медведевым «независимость», и их недовольство уже бросается в глаза. Если так будет продолжаться, не исключено, что дело дойдет до кровопролития». Не даем ли сами пищу для таких разглагольствований?

Слов нет, ложь существует в людском обществе. Вопрос в том, как она используется. Есть в английском языке термин «хамбага», что означает ложь, ловко замаскированная под правду. Преднамеренно возводя заведомо неверные представления в ранг истины, ложь используют для принижения политического конкурента, получения каких-либо преимуществ за его счет и в ущерб ему. Наша оппозиция в этом последовательна и неукротима. Возьмем, например, Кодорское ущелье. Прежде оппоненты власти постоянно подбивали ее на военную операцию по освобождению этой территории и тут же цинично заявляли – есть ли, мол, у нас власть, которая обладала бы такой смелостью? Президент Багапш понимал, какие тяжелые последствия могла иметь такая операция. Пойди он на такой шаг, сколько матерей, жен, сестер могли надеть траур! Они все должны быть благодарны ему за это. И разве не благодаря его выдержке, выверенным действиям, в том числе дипломатическим, эта территория без единой жертвы была возвращена в лоно Абхазии! (Еще, когда оккупанты обустраивали этот регион – строили здания, инфраструктуру, Багапш заявлял: «Пусть строят, все это нам достанется». Так ведь и случилось!..) Но оппозиция делает все для того, чтобы обесценить эту заслугу президента, приуменьшить, даже нивелировать его роль в этом деле. Причем действует она вполне осознанно, поскольку понимает, что стремительная и удачная акция по освобождению ущелья заметно повысила в глазах граждан имидж президента Багапш. С бычьей яростью ополчаясь на правительство, оппозиция не видит в его деятельности никакого позитива – оно, оказывается, не причастно ни к обретению независимости страны, ни к строительству дорого, реконструкции школ, больниц, объектов культурного назначения, ни к процессу заметного улучшения социальных условий жизни, как и к освобождению Кодорского ущелья. Все, дескать, произошло само по себе, благодаря лишь усилиям Москвы. (Между прочим, там, в Москве, считают иначе).

Я далек от мысли идеализировать руководство, в деятельности которого есть немало недостатков, упущений, подчас серьезных, что не отрицается и самой властью (в частности, об этом С. Багапш говорил на встрече с общественностью Гудаутского района в начале июля). Разумеется, надо акцентировать внимание власть предержащих на допущенных просчетах. Как сказано, это обязанность оппозиции. Но когда недостатки смакуются, когда о них говорят со злорадством, такая критика теряет позитивный смысл. Главный прицел непримиримых наших радикалов сфокусирован на С. Багапш (очевидно, по рекомендации наемных зарубежных политтехнологов, услугами которых они пользуются), которому консолидировано намеренно объявили своего рода «крестовый поход». В целях его дискредитации все, что он ни делает, подвергается разнузданному бичеванию и шельмованию, не гнушаясь и нападками личного характера. Создается впечатление, что за ним просто-таки «охотятся», пытаясь из любого случайно оброненного неосторожного слова сотворить общественную сенсацию. От неточностей в речах никто не застрахован. Но справедливо ли лишь на основе этого лепить образ руководителя?! Ден Сяо Пин, признанный в мире феноменальной фигурой, говорил, что было бы смешно, если бы человек никогда не ошибался, всегда говорил и действовал правильно. (В своих ошибках признавались и другие политические деятели. В частности, когда в 1954г. «Таймс» и другие английские газеты указали У. Черчиллю на нелогичность его излишней антисоветской риторики в момент его стремления наладить отношения с новыми лидерами СССР, он отвечал: «Я беспокоюсь по поводу этой глупой ошибки…»).

И в наши дни просчеты и ошибки случаются везде, едва ли не в каждом правовом государстве. Правда, устраняются они там путем откровенного информирования народа и при участии представителей различных слоев населения, чего, к сожалению, пока у нас нет. И это понятно, ибо, по словам премьера РФ В. Путина «Абхазия находится на старте становления своей государственности», в «сложных, непростых условиях». Ребенок рождается в муках…»

Критика результативна, когда она конкретна и основывается на объективном, скрупулезном, глубоком и фактически профессиональном анализе затрагиваемых проблем. Со стороны оппозиции, например, очень часто можно услышать (причем вполне справедливо), о коррумпированность чиновников, о баснословном их обогащении, приобретении ими недвижимости за пределами Абхазии и т.д. Но при этом ни разу не был назван конкретно ни один такой чиновник. Не осмелился это сделать и оппозиционный фаворит Р.Хаджимба, более 4,5 лет пребывший в должности Вице-президента страны. (Кстати, должность эту, после того, как он ее покинул, считает ненужной). На своей пресс-конференции он с гневом говорил об иных чиновниках с зарплатой, не превышающей 6тыс. рублей, ухитряющихся жить на широкую ногу, иметь жилье вне Абхазии и т.д. На вопрос журналистов о том, как он сам умудряется на свою зарплату обустраиваться, содержать детей в Москве, его ответ был невнятным. Позиция г-на Хаджимба, который обрушивает на руководство страны водопад критических извержений, весьма уязвима. Если, абстрагировавшись от его интерпретации и обратиться к фактам, то мы не найдем подтверждения его критическим воззрениям и дерзким реформаторским замыслам. Не знаем никаких публичных его заявлений, сделанных им во время нахождения на высоких должностях, сначала на посту премьер-министра, а затем вице-президента республики. (Кстати, почему-то в период его премьерства, он не замечал, как иные непосредственно подчиненные ему чиновники проявляли лихоимство, подчас выделяемые отдельным персонам и организациям деньги, осуществлялись по правилам 50 на 50, совершали манипуляции с лимитами для поступления в российские вузы, о чем говорилось достаточно много. Он не настоял на том, чтобы довести до завершения дела, по факту хищения более 5млн. рублей, предназначенных на ремонт школ, совершенных работниками Администрации г. Сухума). На этот счет, видимо, правильно говорят: поучать легче, чем следовать поучениям.

Вообще надо отметить, что многих оппозиционеров, считающих свои действия безупречными и позиционирующих себя этакими борцами за блага народа, не назовешь бессеребрениками. В свое время иные из них, завладев трофейной и другой недвижимостью изрядно разбогатели. Среди них есть и бывшие чиновники, вошедшие в свое время во вкус коррупции и надеющиеся, что в случае победы на президентских выборах одного из их фаворитов, есть шанс вновь оказаться в руководящих структурах. Страсть возвращения к власти таит в себе не только тщеславие и амбиции, но и выгоду, «звон злата», корысть. Этим, собственно, объясняются я раздающиеся подчас угрозы досрочного отрешения президента от должности и роспуска парламента. Но вряд ли эти господа радикального настроя могут надеяться на поддержку большинства общества.

Стиль деятельности оппозиции опасен тем, что они – вольно или невольно – делают ставку на раздоры и разлады, что вредит обществу, блокирует общественную консолидацию и солидарность, а это чревато снижением уровня межличностного доверия в обществе.

Нельзя здесь не сказать и о том, что и деятельность четвертой власти – наших СМИ – не способствует преодолению недоверия в обществе. Это касается прежде всего тех из них, которые обслуживают оппозицию. Все знают, что «хлебом» для такого рода журналистов стало преувеличивать, лгать, извращать факты. Методы используют для этого разные. Напишут, например, гадость, под которой значится имя и фамилия вымышленного человека (могут указать, что он, якобы, не местный автор), скрыть свое авторство под ширмой «аналитический отдел», или могут уговорить подписать под такой статьей простака совершенно не имеющего к этой публикации никакого отношения. Или бывают «заказные» публикации и передачи, сеющие дрязги и интриги и ставящие целью оклеветать политического противника, облить грязью неугодное лицо, о чем с торжествующей радостью пишут их грузинские коллеги. Ни одна такая газета не критикует своих хозяев, то есть тех, кто их финансово поддерживает. Не случайно все больше людей теряют доверие к этим изданиям, понимая всю цену их так называемой «независимости».

Возвращаясь к вопросу о плюрализме, находящим свое отражение в разных политических партиях, надо признать, что они являются как бы посредниками между обществом и государством, создают возможность для влияния граждан на власть, доносят до нее их чаяния и требования. Однако не слишком ли много партий у нас?

Если, например, в США их только две, то у нас вместе с общественными движениями – свыше десяти. И если они отличаются друг от друга, то лишь по названию, поскольку они в основном действуют в однородной культурной среде, с одними и теми же ценностями. Целесообразно ли обилие политических партий в такой небольшой стране, как нашей с ее малочисленным населением? Между тем, иные представители оппозиции считают, что политических партий должно быть столько, сколько народ захочет. Контрпродуктивно множить число политических партий в нашей стране, особенно если учесть нашу невысокую политическую культуру, где почти каждый знает друг друга, что означает расширить и углубить раздор и недоверие в обществе. А хочет ли народ «растаскивать» наше небольшое общество по политическим партиям? Скорее этого хотят отдельные персоны, желающие под ширмой борьбы за интересы граждан достичь своих корыстных целей.

В связи со сказанным нельзя обойти вниманием отношение нашей интеллигенции к политической борьбе и деятельности политических партий. Возможно, здесь излишне напоминать о социальной роли интеллигенции и влиянии ее на умонастроения широких масс. Но, как говорил Гете, чтобы истина торжествовала, к ней надо многократно возвращаться. Поэтому напоминаю, что во всяком нормальном обществе для его функционирования и развития необходима сравнительно немногочисленная группа людей, называемая духовной элитой, призванная выполнять роль руководящего меньшинства, занятая осмыслением исторического пути этого общества и разработкой перспектив его дальнейшего развития. Одновременно оказывающая воздействие на массовое сознание и тем самым влияющая на развитие общества. Она также удерживает власть от необдуманных решений, давая нравственную оценку ее действиям и сохраняя за собой независимость в суждениях. Это предполагает сознательное дистанцирование от власти (что, разумеется, не означает враждебного к ней отношения), отсутствие стремления занять высокие посты в государственном управлении (хотя это и не исключается полностью). Основной путь ее влияния на общество связан с идейным влиянием, отсюда ее неучастие в политической борьбе, примыкать к какой-либо политической партии. Ведь по большому счету, у интеллигенции функция объединения, а не разобщения. И если с этих критериев посмотреть на абхазскую интеллигенцию, то нельзя не заметить, что многие ее представители излишне политизированы, чрезмерно увеличены политической борьбой. Для них политика стала своего рода азартной игрой, которой они отдаются до самозабвения. Например, в центре Сухума есть кафе, ставшее своего рода политклубом, где постоянно, включая и рабочее время, завсегдатайствуют иные научные и творческие работники, главным образом представители оппозиционных организаций. Поносят на чем свет стоит тех, кто придерживается отличных от их взглядов и позиций, окутывая их густой накипью молвы. (Среди них там «прописаны» и бывшие чиновники, которые целенаправленно раскололи Союз писателей Абхазии, Абхазский гос.театр, что потянуло за собой шлейф раскола и среди некоторой другой части интеллигенции. Эти герои оказывали медвежью услугу тогдашней власти, в доверие которой они втерлись и своими шушуканьями ей на уши добились неприязни между ею и части интеллигенцией). В этой связи хотелось бы привести суждения академика РАН Н. Моисеева: «Нам (т.е. интеллигенции) не нужно ни постов, ни должностей. Нас вполне устраивает наше общественное положение. Но отнюдь не административное. И в такой роли мы гораздо нужнее народу». Стоило бы подумать над этими словами ряду наших научных и творческих работников, вовлеченных в политические интриги и стремящихся прорваться во властные структуры. Куда было бы полезнее им всецело посвятить себя своей профессии…

У Ф. Бекона (английского философа начала 17 века) сказано об искусственно создаваемых ложных авторитетах, навязываемых обществу с помощью «театра» – разного рода пропагандистских спектаклей. С такого рода «спектаклями» мы уже встречаемся в оппозиционных СМИ. Простые люди далеко не всегда разбираются в тонкостях таких политических игр, но они чутко, интуитивно улавливают те пределы публичного приличия, переходить которые не положено. Об этом, в частности, свидетельствуют прозвучавшие по абхазскому ТВ высказывания представителей общественности Гудаутского района, ряда сел Очамчирского района в ответ на заявление оппозиции в связи с вышеуказанными российско-абхазскими договоренностями и нападками на президента Абхазии. И такие нападки не внове. В частности в 2008г. вдруг была затеяна кампания по поводу переименования улицы Бзыпского шоссе на имя Б. Адлейба (который, кстати, к тому времени носил это имя уже более двух лет).

И все это было политизировано с позиции «районного патриотизма». В эту кампанию тогда включился из далекой Москвы уважаемый Герой Абхазии Р. Харабуа, который высказав резкие обвинения в адрес президента Багапш, заявил, что при предыдущей власти этого не могло быть, и, заодно, пренебрежительно отозвался о Борисе Викторовиче как о «каком-то секретаре». Пусть не в обиду Руслану будет сказано, но ведь он и не был обожателем и прежней власти. Не от того ли он и еще троим, придерживавшихся этой позиции, под надуманным предлогом – якобы собранные для их регистрации подписи неподлинные – им было отказано в регистрации. Об этом было тогда много разговоров. Об этом сейчас не стал бы я говорить, если бы уважаемый Руслан в недавно помещенной на интернет-сайте статье среди прочих претензий – в унисон оппозиции – не вменил бы вновь в вину Багапшу этот факт. Я полагаю, что Харабуа не знал Бориса Викторовича, о котором он так непочтительно говорит – в пору его деятельности Руслан был слишком молод и потому, очевидно говорит, о нем, руководствуясь некими недобрыми слухами об этом человеке. Между тем, Б. Адлейба является одним из видных деятелей послелакобовского периода. Таким он вошел в историю и останется в ней. А кто собственно тогда не состоял в компартии и не жил по тогдашним нормам? В. Ардзинба также был членом партии, даже – секретарем парткома крупного научного учреждения, и глупо было бы за это его винить?! Не с позиции сегодняшнего надо оценивать прошлых деятелей. Для этого нужно перенестись в соответствующую эпоху, осознать дух тогдашнего времени. Ведь цвет нашего народа состоял в рядах этой партии?!

В своей статье Руслан Забеевич, целиком и полностью солидаризуясь с злобными нападками олигарха Б. Бутба на власть, содержавшихся в докладе последнего на втором съезде партии ЭРА (кстати, написанного, как и прочие его громкие речи, наемными спичрайтерами), особо выделяет то место, где докладчик использует термин «обкомовские методы», вкладывая в него циничный и издевательский смысл. Что же в нашем советском прошлом много драматичного и трагичного, но оно отмечено не только сталинизмом и бериевщиной, и при всем диктате официального Тбилиси все же Абхазия достигла немалого в ту пору. В частности, в сфере культуры, уровень которой был впечатляющим. Во всем этом – огромный вклад обкома, высмеиваемого Харабуа и Бутба. Со времен Н. Лакоба в этом самом обкоме и в других руководящих органах Абхазии работало немало достойных и патриотов абхазов и огульно их всех предавать анафеме просто нелепо. К тому же это наша история, а с историей так не поступают. Капитализм – тоже не рай земной, у него много пороков. Кстати, в пять раз больше абхазов, чем на родине, живет в капиталистической Турции, но есть ли у них то, что есть у нас – литература, искусство, национальные школы и т.д. Они даже лишены возможности носить исконные свои фамилии, указывать в паспортах свою национальность.

Настойчиво культивируя недоверие к нынешней власти, оппозиционные популисты обещают «райскую жизнь» в Абхазии в случае их прихода к власти, позиционируют себя этакими народными благодетелями. Разъезжая по селам, они раздают выборочно людям – покрышки для автомобилей, пилы «Дружба», мешками сахар и муку, помогают многодетным семьям, студентам. Все бы хорошо, да ведь такие «благотворительные» акции ничто иное, как подкуп избирателей. Активно в это дело вовлечен рвущийся в президенты упомянутый олигарх Б. Бутба, который, воспользовавшись моментом «прихватизации» в России зарабатывал средства в тот период, когда его сверстники в Абхазии насмерть сражались с агрессорами. Однако не всего можно достичь с помощью денег. На прошедших парламентских выборах, выставив себя кандидатом в них, самоуверенно и цинично на предвыборной встрече в с. Араду заявил, что им уже куплены четыре села. Не помогли и подачки – большое количество саженцев киви, подаренных им избирателям. Теперь же Бутба намерен брать планку повыше – взойти на «капитанский мостик» государства, и, чтобы завоевать доверие избирателей, преподносит себя филантропом, широко афиширует свои благодеяния. Пытаясь искусственно поднять свой имидж Бутба работает на публику (для чего использует высокооплачиваемых политтехнологов из Москвы), паразитирует на нерешенных социально-экономических задачах республики, используя их в своих политических целях. Он, в частности, вещая через канал «Абаза» о сонме нерешенных правительством проблем, самоуверенно заявил: «Если они не могут решить их, то пусть уходят, мы придем вместо них!». Какая амбициозная самоуверенность! Он даже обещает поднять среднюю зарплату в республике до 20тыс. рублей. Влезая в душу доверчивых простаков, Бутба и его наемные пропагандисты рассказывают им приятные сказки. Но вряд ли это сработает, вердикт избирателей, скорее всего, будет не на его стороне.

Стремление во что бы то ни стало, переломить свою волю на президентских выборах, объясняется столь яростная реакция оппозиции вокруг вопроса гражданства населения Галльского района. Ею были организованы шумные акции в г. Сухуме с привлечением значительного числа людей и спровоцировано возбужденной толпой нападение на парламент республики. (Причем среди последних было немало обманутых простаков, которых убедили в том, что якобы власти намерены выдать паспорта тотально не только гальцам , но и всем беженцам, что даст им возможность вернуться в Абхазию.) Восстают против паспортизации жителям Самурзакана из-за опасения, что они отдадут свои голоса Багапшу. Именно это является главным мотивом реакции оппозиции вокруг указанного вопроса, а все другие рассуждения – ширма, дымовая завеса. Но интересно спросить: разве Сергей Васильевич про-грузински настроен ? Разве он не демонстрирует свое «излишнее русофильство», раздавая все наши земли русским и русифицируя Абхазию, о чем они так громко заявляет?! Просто нет логики….

Не могу не согласиться с оппозицией по части отсутствия решительной борьбы с преступностью, наличия правового нигилизма в республике. Но парадоксально, что у представителей оппозиции слова расходятся с поступками. С одной стороны, они призывают к наведению порядка, а с другой – сами порой демонстративно нарушают законы, срывают, собирая толпу, судебные заседания, уводя из зала суда обвиняемого, блокируют здания других правоохранительных органов (заодно закрывая глаза на действия близких им людей, находящихся не в ладах с законами). Увы, в этих акциях активно участвуют их единомышленники из депутатского корпуса парламента республики, чья обязанность – творить законы, а не нарушать их. Вопросы борьбы с преступностью, наведение правопорядка – непростая проблема (она, кстати, злободневна для всего постсоветского пространства) и вряд ли возможно решить ее одной лишь власти, без поддержки широкой общественности, в том числе оппозиции, функция которой состоит, как сказано, не только в критике государственных структур.

Сроки президентских выборов в Абхазии приближаются. Примерно известно, между какими кандидатами развернется борьба. Иные из них уже активно действуют на политической сцене и недвусмысленно заявляют о своих амбициях, другие воздерживаются признаться в этом, демонстрируя свое безразличие к высокому посту. К примеру, Р. Хаджимба заявляет: «Я никогда не ставил и не ставлю перед собой цели добиться поста президента» («РА», 6-7 июня 2009г.). Между тем, Рауль Джумкович в 2004г. уже баллотировался в президенты, и официальными властями все силы были брошены на то, чтобы он победил на выборах. В силу этого ситуация была доведена до опасной черты, до такого накала, что способна была взорваться, как Везувий… (Один из его заместителей в правительстве, сея смуту, пошел на провокационный шаг, сфабриковав якобы от русскоязычного населения Абхазии письмо на имя российского президента с просьбой направить сюда войска для «усмирения» сторонников нынешнего президента Багапша, будто бы толкающего страну в состав Грузии.… Что озвучивалось по ТВ…

Кстати, новая власть не спросила виновного за эту провокацию, намериваясь начать свою деятельность с «чистого листа», цинично отвергнутого оппозицией и избравшая линию противостояния «мы»-«они». Этой политической дихотомии продолжают предерживаться до сих пор наши радикальные оппозиционеры.) И выходит, что все это делалось вопреки его желанию? А как же тогда оценить, например, его угрозы пулей в лоб тогдашнему Генпрокурору Р. Коруа за то, что его ведомством были вскрыты факты фальсификации во время первого тура голосования, совершенные сторонниками Хаджимба? (И факт этот для него явно неудобный, но он имел место). Зачем же лукавить? И нынешний демонстративный уход Хаджимба с поста вице-президента и активное его участие в антиправительственной пропаганде, его выступления (причем в резкой и язвительной тональности), и заявления, разве не говорят о том же! О стремлении занять высокий пост? Создается впечатление, что г-н Хаджимба все эти годы, находясь рядом с Багапшем собирая негативные факты о деятельности последнего (и всего правительства) с тем, чтобы обрушить их в нужный момент на него и этим заработать очки. Но это ведь, мягко говоря, неприлично!..

Несомненно, одним из главных фаворитов в президентской гонке будет нынешний президент С. Багапш, хотя он сам еще не сообщал о своем желании баллотироваться. Очень хочется, чтобы выборная кампания прошла в нормальном русле, не повторив горький опыт 2004г. Тем более, что это первые после признания Абхазии выборы, по ним во многом будут судить за рубежом нашей страны о нашей государственности, ее стабильности и жизнеспособности. Прежде всего это означает, что гражданам должна быть предоставлена возможность для стабильного выбора, свободного волеизъявления, чтобы они могли отдать предпочтение тому, кого они считают наиболее достойным.

Многие, можно сказать, уже определились в этом плане. Их симпатии, как мне представляется, на стороне нынешнего президента С. Багапш. Поддерживающие кандидатуру Сергея Васильевича также исходят из того, что какими бы они ни были его упущения, недостатки и ошибки (а они неизбежны и при идеальном руководителе государства) в первом сроке своего президентства, он, несомненно, является наиболее предпочтительной фигурой в сегодняшних реалиях. Люди все больше утверждаются в пользу этого мнения, что сегодня пока еще нет достойной альтернативы ему. Об этом твердит и хорошо информированный в реалии нашей республики Н. Злобин, директор российских и азиатских программ Института безопасности, Вашингтон, США, который «Российской газете» от 5 августа 2009г., пишет, что нынешние абхазские «власти продемонстрировали свои высокие управленческие, политические и дипломатические способности, В итоге в стране пока нет, на мой взгляд, адекватной им альтернативы с точки зрения передачи власти». При этом учитывается немалый опыт руководства страной, которым ныне обладает Багапш, возросший уровень его компетенции в этом деле. Теперь он лучше видит и понимает прошлые свои упущения, глубже знает проблемы Абхазии и то, как их решить. Присущие ему личные качества – спокойствие, уравновешенность, отсутствие комплексов, незлопамятность и не мстительность, толерантность, не заносчивость, доброжелательное отношение к людям и умение говорить с ними – достоинства, которыми немногие могут похвастаться – являются важными факторами для государственного деятеля. Адам Смит говорил, что для блага государства среди прочих факторов важна «терпимость в управлении». Этим свойством вполне обладает Багапш. Все это позволит ему более эффективно исполнять свои обязанности. Верится, что в случае его избрания на новый президентский срок он сможет решительно вести борьбу с преступностью и повысить уровень законности и правопорядка в республике. И избавится от людей случайных (подчас и нечистоплотных), окопавшихся в структурах власти, для которых интересы общества значат явно меньше, чем собственные карьерные и корыстные соображения и которые рассматривают занимаемые должности лишь в качестве плацдарма для достижения личных целей. Верю, что С. Багапш сможет собрать команду единомышленников (преимущественно молодых, своих дворковичей), профессионально подготовленных и честных работников в управленческих, особенно в высших структурах власти, одновременно существенно сократив численность чиновников, иные из которых восседают в креслах искусственно созданных ведомств, не имеющих по сути фронта работы, но обходящихся недешево казне.

При определении предпочтений кандидатуры на пост президента нашего государства, как это заметил руководитель Центра стратегических исследований при Президенте Абхазии О.Д. Дамения, надо учитывать и российский фактор. Как мы знаем, руководство РФ доверяет С. Багапшу, желает иметь с ним дело, прежде всего в деле реализации намеченных совместных проектов, столь важных для социально-экономического развития Абхазии. В этом смысле надо понимать и заявление премьера РФ В, Путина 12 августа в Сухуме об абсолютном взаимопонимании между российским и абхазским руководствами.
_________________________________________


Телеканал – в услужении у грязной политики грузинского режима

Окончательно потеряв Абхазию и Южную Осетию вследствие признания их Россией и рядом других государств в качестве самостоятельных рес-публик, Грузия резко усилила уровень своей пропагандистской войны против этих государств. С тбилисских печатных страниц, экранов телевидения, дру-гих СМИ изрыгаются фонтаны клеветы в отношении России, Абхазии и Южной Осетии. В этих информационных потугах пальма первенства при-надлежало до недавнего времени грузинскому телеканалу «Пик», созданному на деньги западных налогоплательщиков вскоре после провала военной авантюры Саакашвили против Южной Осетии в 2008 г. и специально направленному на «обслуживание» Северокавказского региона и Черномор-ского побережья на понятном всем русском языке. Целью этой свирепой пропагандистской войны являлось в конечном счете дестабилизировать ситу-ации в России, подогрев ее оппозиционные силы, вызвать политический шторм на территории РФ. Возглавляла этот «Пик» (продумано и это) Алла Дудаева (вдова небезызвестного Джохара Дудаева), которая, к слову, в 1996 г. по российскому телевидению призывала избирателей голосовать на прези-дентских выборах РФ за Ельцина, инициировавшего бойню в ее родной Чечне, а до этого, в начале 90-х годов, устроившего показательный расстрел не согласных с ним у Дома правительства РФ.
Сказать, сколько политической пошлости, скабрезности и непристойно-стей выплескивалось «Пиком» на своих зрителей, невозможно. По степени разнузданности, мерзости и злости пропагандистских материалов, обрушива-емых им на людей, он явно был сопоставим с черным размахом геббельсов-ской хроники. И контингент «телепросветителей» для него был подобран соответствующий. (Причем, они подобраны расчетливо из представителей разных национальностей – дабы создать впечатление объективности и един-ства мнений. Как говорят, «хитер бобер»). Один из них – трепетно обслужи-вавший режим Саакашвили, отъявленный русофоб со стажем М. Ганаполь-ский. О таких обычно говорят, как о людях, лишенных стыда и совести еще при рождении. Перед телезрителями он представлял этаким доверчивым и сладкоголосым простачком, но эта непосредственность нечто иное как отре-жиссированное кокетство, и оно не в состоянии маскировать его злобной и коварной сущности клеветника и злопыхателя. Его пустозвонный треп никого мало-мальски просвещенного, не убеждал, послушав один раз, не захотел больше «просвещаться» его демагогическими вещаниями. Но хозяева «Пи-ка» ценят его, платят ему отменные гонорары, поощряют семейными тури-стическими путевками по земному шару.
Под стать ему другая наемная русофобская персона – О. Панфилов, ко-торый не может вызвать доверие не только в силу только от изливаемого яда из его уст против породившей его страны – России, но и по причине самого его внешнего облика – опухшая и покрытой щетиной физиономия делает его схожим с бомжем алкашом. И брался Панфилов рассуждать – вкривь и вкось – о вопросах, в которых мало что смыслит. Так, разбирая в одной из передач со своим собеседником – грузином тему истории российско-грузинских взаи-моотношений клевета в адрес России была допущена, что называется, «ниже плинтуса». Они договорились до того, что, оказывается, нашествие и столет-нее господство Персии над Грузией не принесли последней столько вреда, сколько покровительство России. Какая фантастическая неблагодарность за свое сохранение! Каким изощренным, холодным цинизмом нужно обладать, чтобы утверждать такое?! Ведь если бы не Россия, сегодня на политической карте мира Грузия точно не значилась бы.
Верноподданным служением режиму Саакашвили отрабатывали свой хлеб на этом телеканале осетинка Н. Плиева и армяне В. Романянц, А. Чо-локян и Д. Тосунян, также цинично пытающихся пудрить своей галиматьей мозги людям. Последняя, например, в одном из своих аналитических обзоров убеждала слушателей в том, что, якобы, Россия заинтересована в войне за-падных стран с Ираном, поскольку это приведет к росту цены на нефть. Это утверждение откровенно клеветническое, ибо, как всем известно, Россия ни одним своим шагом не продемонстрировала своей заинтересованности в войне с Ираном. Напротив, вместе с Китаем она делает все, чтобы этого не случилось, хорошо понимая, что война в Иране может вызвать колоссальные изменения в геополитике явно не в пользу России. С недопущением войны в этой стране в немалой степени связано и стремление Москвы мирного урегу-лирования ситуации в Сирии, так как в случае устранения режима Асада руки США и Израиля будут развязаны для атаки атомных объектов в Иране, кото-рые будут иметь ужасные последствия. Этот всем ясный факт как бы не до-ходило до «мудрецов» телеканала «Пик».
Изощряясь в услужении режиму Саакашвили, они экзальтированно, подчас истерически распинались в поливании грязью России и его руковод-ства, а также с ней тесно связанные Абхазию и Южную Осетию, посредством мешанины фактов, слухов и домыслов, целенаправленно изображали ситуа-цию в этих республиках превратно. Имя российского президента В.В.Путина постоянно звучит в устах всех пиковцев в самом негативном ключе, без этого не бывала ни одна передача канала.
Волновало ли у этих господ, демонстрировавших столь фанатическую преданность тогдашнему грузинскому политическому режиму, роль Грузии в судьбе породивших их народов – осетин и армян? В отношении осетин гру-зинский геноцид был неоднократным. Последний был осуществлен именно бесноватым Саакашвили и его кукловодами из бушевской администрации США (помогавшей ему поверить в свою «звезду») летом 2008 г. Практикова-лась безжалостная ассимиляция и преследование осетин. Равно как и армян. Например, в начале XX в. в Тбилиси армянское население составляло более 40 процентов, их было больше самих грузин. В последующем часть из них была выселена, а другая – подверглась грузинизации, о чем свидетельствова-ли и новые концовки их фамилий с добавлением грузинских «швили», «дзе», (например, Саакян-Саакашвили). Да и сейчас, мягко говоря, армяне не в чести в Грузии. Иные грузинские авторы пугают соотечественников «армянским национализмом», «захватническими планами Еревана не только в отношении Азербайджана». К примеру М. Мархулия, называют Армению раковой опухолью «на теле Южного Кавказа, которую необходимо ампутировать». Кто не знает о том, что правительство Грузии держит под жестким прессингом армянское население в Джавахке, подвергая его активных пред-ставителей преследованиям и даже арестам по надуманным предлогам? Де-путат парламента Армении, руководитель земляческого союза «Джавахк» Ш.Торосян резко осудил действия тбилисских властей, направленных на ограничение политических прав армян указанного региона. О том же безза-конии, творимом режимом Саакашвили, заявил и Г.Жвания (брат экс-премьера Грузии З.Жвания). Раздувание антиармянских настроений порой трансформируется в конфликты с диаспорой, доходящих до физических столкновений в быту. Однако им не даются адекватные оценки. Далеки от того, чтобы проанализировать их, и вышеупомянутые господа с телеэкрана. Очевидно, у коллаборационистов не сохраняются этническое самосознание и чувство национальной идентичности.
Весьма некомфортно себя чувствует и представители азербайджанской диаспоры в Грузии, о чем красноречиво свидетельствует заявление директора Центра политических инноваций и технологии М. Ахмедоглу, изложенной в газете «Абхазский меридиан» (№11, 2012г.). В нем говорится о том, как в Грузии наблюдаются частые случаи религиозной и этнической нетерпимости в отношении азербайджанцев. Целенаправленно подвергаются грабежам, со-вершаются другие акты насилия, нападая на азербайджанские семьи, поку-шаясь на честь девушек азербайджанок и др. причем все это происходит на глазах у правоохранительных органов республики. Очевидно, это давление имеет целью вынудить азербайджанцев вернуться на свою историческую ро-дину, точно так как это было сделано в начале 90-х годов в отношении даге-станцев компактно проживавших в одном из районов Грузии.
Весьма по душе телеканалу «Пик» пришлись массовые акции в России в связи с прошедшими президентскими и парламентскими выборами. Ряд их участников винили власти в фальсификации итогов выборов и стремились бросить страну в пучину смуты, чего с таким вожделением ждали грузинские лидеры и их подпевалы. (Такую же, кстати, радость у «пиковцев» вызвало массовое выступление украинских националистов в связи с принятием Радой решения о русском языке, «Пик» просто с придыханием вещал о протестных настроениях в Киеве). На экране «Пик» с почестями величали организаторов московских акций, брали интервью у таких как любимца Ельцина Немцов, а также Касьянов, Явлинский, Рыжков и других, уже побывавших во власти, но оставивших о себе печальную память. С этого экрана долгое время не вы-лезал патологический русофоб сподручный Новодводской, Шендорович, ко-торого, как он заявил, «тошнит от народа» (разумеется, от русского), а также душечка телеканала К. Собчак, часто выступавшая на канале «Пик» со своей программой. Телеканал «пик», да и вся официальная грузинская пропаганда неистово поддерживал ту часть русской либеральной интеллигенции, которая стремится оклеветать и смешать с грязью свою страну ради собственного мо-рального комфорта и оправдания себя в своих собственных глазах. Таким предстает, например, любимец грузинской элиты журналист Ю. Рост, открыто заявляющий: «Мне плевать на президента этой страны. Мне наплевать на население этой страны. Мне наплевать на телевидение этой страны… Я – грузин!» (Кстати, это тот самый Рост, который в свое время испытал канни-бальское удовлетворение истреблением абхазов грузинскими агрессорами и демонстративно (это показывалось по телевидению) обнимал в Тбилиси Ше-варнадзе – главного организатора геноцида нашего народа). «Пику» вполне импонировали и такие одиозные фигуры, как Илларионов, Пархоменко, Па-нюшкин и др. Последний из этих «интеллигентов», как бы желая прямо по-пасть в точку грузинской мечты, вещал: «Россия – бешеная собака, и лучше ее пристрелить, пока она не укусила.(Как заявил Сергей Капица в одной из своих интервью в «Новой газете» (17.08.2012г.), такие «итнелегенты» у него оссоцируются с «Бесами» Достоевского, заметив, что «тот гиперкритицизм, который они распространяют, страшный и безответственный», для них «пусть ценности горят белым пламенем. Лишь горячее горели…..) «Пик» резко критиковал российские власти за то, что они принимают меры по нейтрализации западных конспирологов, подогревающих, в том числе и в финансовом плане, российских «оранжистов» в антиправительственных мас-совых акциях. Кстати, известен факт выявления громадной суммы денег у К. Собчак в долларах, евро и рублях, разложенных в конвертах для вознаграж-дения активистов антиправительственных акций. Телеканал «Пик» негодует по поводу принятых Госдумой РФ решений по борьбе с подобными явления-ми, но как бы он оценил ситуацию, если бы во внутренние дела Грузии вме-шивались из за рубежа подобным образом?.. «Пик» активно сотрудничал с радиостанцией «Эхо Москвы», сотрудники которой отличаются своей агрес-сивной оппозиционностью по отношению к российским властям и не потому ли их, как и других их российских единомышленников, так радушно встре-чают в Грузии (К. Собчак, кстати, там себя чувствует, как в собственном до-ме). О тесной связи саакашистов с лидерами оголтелой российской оппозиции свидетельствует документальный киноролик, показанный 5 октября с.г. на российском телеканале «НТВ». Зрители воочию увидели, как один из наиболее приблеженный, руководитель парламентского комитета Грузии по обороне и безопасности к Саакашвили Г.Таргамадзе, имеющий опыт органи-зации цветных революций в Грузии, на Украине и беспорядков в Белоруссии во время выборов, тайно встречался с лидером крайне левых С. Удальцовым и некоторыми его единомышленниками, как они обсуждали программу про-ведения массовых антиправительственных акций вРосии. Тбилисский посла-нец говорил о своей недавней поездке в Лондон, встречах там с Березовским и другими состоятельными выходцами из России, готовых финансово под-держать предполагаемые в российской столице и других регионах акции, да и сам Таргамадзе выражал готовность выкладывать для этого ежемесячно по 35 тыс. долларов, но при этом предупредил, что эти выплаты прекратятся, если массовые акции не станут перманентными. Таргамадзе подстрекал участников встречи к насилью, советовал захватить власть одновременно в Калининграде и во Владивостоке. В отношении Удольцова и некоторых его соратников заведено уголовное дело за подготовку массовых беспорядков, чем «Пик» не пременула возможностью злобной клеветой на российских властей. Интересно знать. Как прореагировал был этот канал, если подобный случай имел бы место в Грузии?!.
Зашоренный ненавистью к России телеканал «Пик» изыскивал любые, даже самые ничтожные негативные факты из жизни этой страны, раскручивал их до вселенских масштабов с тем, чтобы повысить градус негативного вос-приятия России у своих зрителей. Выволакивают из блогов (в которых, как известно, пишут все, что угодно) только негативные факты касательно России и запускали их в эфир. Телеканал подвергал клевете и поношению все действия российских властей, нередко даже такие, в которых и в микроскопе не увидишь какого-либо прокола. Так, «Пик» в июне 2012 г. прокомментиро-вал как злонамеренное заявление руководителя Миграционной службы РФ Рамадановского о том, что в настоящее время в России находятся нелегально более 9 тыс. иностранных граждан, которых российские власти будут вы-нуждены депортировать. Здесь, например, установлено, что за последние го-ды из каждой тысячи мигрантов остаются более половины – 566 человек. Это отражается на межнациональных отношениях, структуре преступности и т.д. Казалось бы, что здесь незаконного, противоречащего установленным в мире нормам? Во всех цивилизованных странах это делается, принимаются такие меры. В частности, все видели по телевидению, как в 2011 г. из Франции вы-дворялись тысячи этнических цыган с семьями. В США постоянно вылавли-вают тысячи нелегалов латинос и насильно выдворяют из страны. А вот в Грузии аналогичные действия российских властей воспринимают как прояв-ление этнической нетерпимости. Не парадокс ли?!...
«Пиковцы» постоянно грубо искажали российско-абхазские взаимоот-ношениях. Абхазию выставляли как «оккупированную», «бесправную» и «угнетенную» Россией. Об этом, в частности, твердил с телеканала «Пик» 8 октября с.г. известный грузинский политолог и считающийся там специали-стом по Абхазии П.Закарешвили ( нынешний министр по реинтеграции ), по мнению которого «абхазы и осетины получили не ту независимость, какую хотели». Его очень беспокоит сильное влияние России в этих странах (но при этом, интересно, что он и не задумывается о влиянии Вашингтона не его страну, с которым Тбилиси согласовывает каждый свой шаг). О несостоя-тельности утверждений об оккупации Абхазии и Южной Осетии сказано много, в том числе и рядом международных экспертов, поскольку реалии в указанных республиках не подпадают в определение «оккупации», отсут-ствуют в них ее признаки. Надо заметить, что Абхазия не понаслышке знает, что такое оккупация. Память о тяжелой грузинской оккупации у нашего народа жива. Первый раз это имело место в 1918-1921 гг., когда меньшевист-ская Грузия, называвшая себя «демократической» (прямым преемником ко-торой является нынешний Тбилисский режим), оккупировала Абхазию и установила свою кровавую диктатуру. И второй раз – более масштабная и более трагичная – в 1992-1993 гг., захват и оккупация значительной части Апсны, включая ее столицу Сухум, во время которой целенаправленно осу-ществлялось истребление абхазов как этноса). Если эти господа хотят, как говорится, в «живую» увидеть, что такое «оккупация», то пусть заглянут в Палестину, Афганистан и Ирак. Возьмем, к примеру, интервенцию США в Ирак, после чего из светской эта страна превратилась в религиозную и опорный пункт «Аль – Кайды», в плацдарм терроризма. До появления американцев Ирак был достаточно целостным государством, а после оккупации оно оказалось на грани его раздела на части и внутренней войны – шииты и сун-ниты взрывают друг у друга мечети – их столкновения происходят на рели-гиозной основе, сколько уже погибло и продолжает гибнуть, да и американ-цев в том числе!
Кстати, в Ираке и Афганистане находится большой грузинский контин-гент военных, посланных Саакашвили, чтобы выслужиться перед своим ва-шингтонским хозяином и заработать дивидендов, в том числе содействия в вступлении в НАТО. Одновременно, как выясняется из высказываний Саакашвили, грузинская армия находится в Афганистане, оказывается, для того, чтобы набраться опыта «активной войны». «Поэтому, – считает он, – грузинские солдаты воюют в Афганистане, тем самым усиливая армию, и Грузия продолжит готовить там своих военных, которым нужна боевая подготовка». То есть для Грузинской армии Афганистан – полигон для реваншизма. Несо-стоявшийся полководец явно намерен вновь попытаться освободить «окку-пированные территории», хотя об этом и не говорит открыто, желая усыпить бдительность абхазов и осетин.
Здесь же надо заметить, что «Пик» не упускал возможность порассуж-дать о беженцах из Абхазии, их бедственном положении.( Что интересно при этом – «Пик» обходит молчанием факты проявления бездушия и пренебре-жения к ним.) Иногда кое-кого из них «вытаскивали» в эфир и пудрили им мозги, обманывали, внушая мысль об обязательном скором их возвращении в родные дома, подбадривая решениями международных сообществ. «Пик» в частности, вдохновенно вещал о том, что в начале июля с.г. ООН принял очередное – уже четвертое – решение о «достойном» возвращении беженцев в Абхазию и Южную Осетию и признании последних как оккупированных территорий (при этом «Пик» промолчал о раскладе голосования в ООН, а он был таким: «за» проголосовали 60 стран, «против» – 15, «воздержались» – 82). Вслед за этим Ассамблея Европарламента приняла аналогичное решение, которое телеканал «Пик» расценил как большую победу грузинской дипломатии. Но это скорее, как говорится, телячий восторг, поскольку никакого практического значения эта резолюция не имеет. Многие в Грузии понимают, что такие решения, сколько бы их ни было, ничего не дадут.( Получается как у Ильфа в «Записных книжках»: «Думали, будет радио – будет счастье. Радио есть, а счастья нет»). Интересно. Что бессмысленность такого решения понимает и экс-президент Э. Шеварднадзе с именем которого изначально связаны и утрата Абхазии и Южной Осетии, и массовый исход беженцев из этих территорий. Грузинской газете «Асавал-дасавал» 17 июля с.г. он прямо завил: «Давно знаем, что наши западные друзья называют оккупированными потерянные территории, но какой это дает итог? Чему мы радуемся? Признание оккупации не вернет нам эти территории».
Диалектика учит, что тенденции бывают тупиковые и прогрессивные. Тенденция понуждения Абхазии и Южной Осетии к возвращению в лоно Грузии является не просто тупиковой, но еще и проявлением безответственной политиками, следствием близорукого подхода к решению проблемы. Что и говорить, обескураженность от результатов войны с абхазами и осетинами нанесла сильнейшую психологическую травму ее зачинщику – Грузии. Но случилось то, что случилось и должно было случиться. Сложившуюся в этой связи ситуацию можно определить словами известного философа Б. Спинозы: «Не плакать, не смеяться, а понимать». Однако, этого не желает понимать грузинская сторона. Эту свою агрессивно выраженную позицию она вновь продемонстрировала в начале августа с.г. в связи с четвертой годовщиной ав-густовской войны против Южной Осетии. (В организованном «Пиком» об-суждении с претензией на дискуссию на эту тему ее участники единодушно вынесли вердикт виновности России во всем случившемся, но ни словом при этом не было прокомментирована военная операция своего правительства против осетин под названием «Чистое поле», равно как и о заблаговременном предупреждении Москвы воздержаться от искушения попыток военного решения данного конфликта, воспринятого в Тбилиси лишь как дань риторике. В то же время, высказанные по телемосту российскими политологами Г. Марковым и М.Шевченко объективные и мотивированные суждения о том, как все это произошло и по чьей вине, в студии «Пика» встретили в штыки). Между тем нелишне напомнить, что на многолюдном митинге в Гори 6 авгу-ста Саакашвили, разучившиеся мало-мальски трезво смотреть на реалии в следствие своего пламенного воображения, с металлом в голосе сделал (в какой уже раз!) заявление: «Мы обязательно объединим нашу страну и обя-зательно вернем наши земли» и далее: «Россия никогда не сможет проглотить оккупированные земли центральной Грузии»… Причем, грузинский мини-фюрер рассчитывает добиться этого с помощью Евросоюза и НАТО, куда, по его расчету, Грузия очень скоро вступит. Говорят, мечтать не вредно. Но напомним многократное сказанное о том, что Грузия имеет ныне именно территорию, которую исторически ей принадлежала, а те, что Мишико называет «нашими землями», имея ввиду, Абхазию и Южную Осетию, таковыми не являются. Абхазия (Апсны) – исконная территория абхазов, да и само название об этом свидетельствует, и всякие там спекуляции и манипу-ляции грузинских ученых, начиная от печально известной лжетеории Инго-роква до псевдоизысканий наших дней о пришлости абхазов на этой, якобы, грузинской земле – не более чем сказка для наивных, изощренно предлагае-мая несведущим грузинскими политиками. (Эту убогую версию постоянно пестуют, холят и в результате не хитрого процесса – механического его по-вторения в сознании поколений грузин она укоренилась, к ней привыкли и расставаться с ней трудно. Всякая логическая цепочка доводов тех, кто за-являет о несостоятельности и лживости этой версии, в Тбилиси не только от-вергается с нордической твердостью, но и клеймят всеми мыслимыми эпите-тами). Иные патентованные абхазоненавистники из Тбилиси, такие как А.Чикваидзе, бывший высокий партчиновник и министр иностранных дел в шеварднадзевском правительстве в постсоветское время, исходя из вышеука-занной лживой версии, цинично рассуждает об ошибках создания «искус-ственных территориальных единиц», вроде абхазской автономии и других, ставших минами «замедленного действия», при этом ничего не говоря о том, что до низведения до автономии, Апсны изначально, после революции имел статус союзной республики. И продолжая в русле этой логики, делает вывод, что в лице Абхазии его страна «потеряла исконную грузинскую землю…».
Нет надобности напоминать о том, как Абхазия незаконно была включена в состав Грузии, что и вызвало в последующие годы неукротимое желание абхазского народа выхода из нее. Итоги кровавых войн, которые Тбилиси навязал абхазам, равно как и осетинам, все расставили по своим местам… Исходя из этого грузинским господам давно пора знать, что вынашиваемая ими цель не реализуема. После того, что произошло между Грузией и Абха-зией им уже вместе не сойтись никогда. Нельзя совместить несовместимое. ( Ничего назад открутить нельзя!). Их разделила кровь... А «голос крови» – вещь упрямая. В народной памяти пылают страшные, кровавые преступления грузинских агрессоров, оставивших незаживающие раны на душе и на теле абхазов, потерявших тысячи лучших своих сыновей. И, говоря словами по-эта, В.Жуковского, «их родные, для которых давно свершившееся бедствие не состарилось, а свежо и живо, как в первую минуту». Речь может идти о цивилизованном соседстве, но и это возможно лишь тогда, когда в грузин-ском руководстве возьмут верх лица, придерживающиеся реалистических взглядов, понимающие, что абхазы испокон веков живут на своей историче-ской родине, ни у кого ничего не отобрали, навеки привязаны к своей земле, пережили много страданий, особенно в связи с грузинской агрессией, в кото-рой они дали достойный отпор, завершив войну победой. (В связи с этим разве не удивительно, что проигравшая в войне грузинская сторона на чем-то настаивает?..) И все это дает им право на собственное государство и безопас-ность. Однако, как сказано, вопреки всему этому в грузинском обществе продолжают насаждать иллюзию возвращения Абхазии и Южной Осетии. Интересно, что единомышленников в этом вопросе им иногда удается найти среди россиян. Так 25 июля с.г. в интервью телеканалу «Пик» политолог из МГИМО Ю. Никитина заявила, что признание Абхазии и Южной Осетии было «спонтанно и необдуманно», которое ничего не дало России и прибави-ло ей проблемы. (Может, с ее точки зрения, албанцы, живущие в Косово и получившие признание независимости со стороны почти всех западных стран, к тому же не на своей исторической родине, имеют на это больше оснований, чем абхазы и осетины?!) Политолог высказала также мнение, что нельзя исключить в будущем отказ от признания указанных республик. Смеем заме-тить, что госпожа Никитина весьма легковесна в своих суждениях, демонстрирует отсутствие адекватного понимания ситуации. Во-первых устами первых руководителей российского государства неоднократно было заявлено, что решение это является окончательным и не подлежит пересмот-ру. К тому же в геостратегическом плане эти территории важны для России, тем более в обстановке, когда США и их союзники продолжают создавать военные базы вокруг России по всему периметру, в том числе и в Грузии, ко-торая фактически стала одним из форпостов проведения курса Вашингтона. К сведению Никитиной и иже с ней, рассуждающих об обузе Абхазии для РФ, заметим, что Косово обходится его покровителям гораздо дороже, чем Апсны – России. (Что уж говорить о Грузии, которая давно прочно сидит на дотации тех же западных стран?!.) К тому же, там, в Косово, уже созданы две американские военные базы. Во-вторых, цена отказа Москвой от выше-указанного признания может оказаться слишком высокой, вызвать такую тектонику на Северном Кавказе (которого враждебные России силы стремятся превратить его во внутренний Афганистан), последствия которой трудно предсказать, процесс этот охватит весь регион, включая и Северную Осетию, считающуюся наиболее благоприятной и спокойной. Тогда уж явно может встать вопрос об отделении всего Северного Кавказа от России и создание конфедерации населяющих его народов, за что они ратуют в Тбилиси. Думала ли над этим мадам Никитина? Вряд ли… Правда, иные российские уль-тросолидарны с «уходом с Северного Кавказа». Но при этом они не утруж-дают себя подсчетами, какими масштабами ущерба для России геополитиче-ского, социального и другого рода будет связано такое решение. Ведь из-вестно, что свято место пусто не бывает – вакуум этот заполнит Евро-Атлантический альянс, считающий Кавказо-Каспийский регион своим жиз-ненным интересом. Можно также ей напомним, что Запад, особенно США непрочь, в след за СССР, видит Россию расчлененной. Кто непомнит вы-ступление Б.Клинтона 25 октября 1995 г., на совещании Объединенного ко-митета начальников штабов вооруженных сил США, где торжествующее за-являя о том, как им удалось добиться «того, что собирался сделать президент Трумэн с Советским союзом посредствам атомной бомбы», добавив, что в «ближайшее десятилетие предстоит расчленение России на мелкие государ-ства путем межрегиональных войн, подобных тем, что были организованы нами в Югославии». Задача фрагментации РФ снять с повестки дня там никто не собирается.
Извращенно трактовали «пиковцы» и отказ абхазской стороны в пребы-вании в Апсны представителей ОБСЕ для мониторинга соблюдения прав че-ловека в республике, а при этом еще и винят российскую сторону. (Подспуд-но намекая на набившую оскомину, утверждение Тбилиси о том, что якобы между Грузией с одной стороны и Абхазией и Южной Осетией, с другой сто-роны нет конфликта, а конфликт существует только между Грузией и Росси-ей). Хотя «пиковые» идеологи и их вдохновители прекрасно знают, что мо-тивацией отказа Абхазии в доступе этих «миротворцев» на нашу территорию является то, что указанные представители до 2008 г., находясь на нашей тер-ритории, вели себя не как нейтральные посредники, а постоянно демонстри-ровали нарочитую односторонность, почти не скрываемую приверженность интересам Грузии. С учетом этого руководство Абхазии справедливо решило, что таким «миротворцам» здесь нечего делать. Но об этом в комментариях «Пика» ничего не говорят потому, что правда не вписывается в предвзятую схему.
Говорить об “угнетении” абхазов и ущемлении их прав русскими могут лишь иррациональные патологические русофобы, каковыми является коллек-тив телеканала “Пик”. Абхазия, вышедшая ценой огромных потерь, из-под ига “малой империи” (А.Сахаров), шаг за шагом строит свое независимое государство вопреки попыткам Грузии и ее покровителей ставить палки в ко-леса ее развития. Когда-то римский философ и политический деятель Сенека писал: «Ни один ветер не будет попутным для того, кто не знает, куда ему плыть». Так вот Абхазия знает, куда ей плыть, и держит свой курс уверенно. Каждый, кто хочет видеть, не может даже визуально не заметить существен-ные перемены, произошедшие за последние годы, необратить внимание на строительный бум в нашей республике, заметное улучшение состояния дорог, а также значительные подвижки в сфере культуры. И уровень жизни населения тоже не стоит на месте, о чем косвенно свидетельствует и суще-ственно возросшее число личных автомобилей в республике. Мауриция Дженкинс, супруга бывшего посла Великобритании в Грузии, многократно бывавшая ранее в Абхазии, прибыв вновь в Апсны в апреле 2012 г. и знако-мясь с жизнью населения, поделилась своими весьма лестными впечатления-ми в статье для газеты “Республика Абхазия”. Она была приятно удивлена теми большими переменами, которые произошли здесь за последние годы. Общаясь со множеством людей, она уже не обнаружила, читаемых ранее на их лицах стресса, усталости и страдания. Добрые перемены произошли бла-годаря поддержке и помощи именно России, а не Запада, который со времен войны в Абхазии помогал и продолжает помогать Грузии всеми возможными средствами, одновременно продолжая держать Абхазию в изоляции. Разуме-ется, сказанное вовсе не означает, что у нас нет проблем и трудностей. Они есть. Прежде всего это проблемы преодоления коррупции, обеспечение заня-тости населения и другие, что осознается властями республики. Есть уверен-ность, что они постепенно будут решены.
Возвращаясь же к «Пику» отмечу, что, следуя своему стратегическому направлению этот телеканал особое внимание уделял Северокавказскому ре-гиону. Здесь, несомненно, присутствует рука Запада, поскольку внутриполи-тическая нестабильность на Северном Кавказе, да и в Закавказье в целом, в значительной мере выгодна ему. При этом имеется в виду тактика, апробиро-ванная в ряде регионов мира: сначала внести хаос, а затем управлять. Для со-здания желательной обстановки на Северном Кавказе делается ставка на ар-хаизации и ретрадиционализации сознания его населения, т.е. добиться неот-вратимости процесса исламизации и шариатизации этого региона Российской Федерации. Используется в этих деструктивных целях и неуемные амбиции Тбилисского режима. Вспомним, что Саакашвили в 2010 г. на заседании Ге-неральной Ассамблеи ООН заявил, что Северный Кавказ и Южный Кавказ представляют собой единый организм, в котором Тбилиси принадлежит роль центра и образца для подражания. Исходя из этого в Тбилиси пытаются путем всевозможных ухищрений повернуть население Северного Кавказа в сторону Грузии, притянуть его к себе . Один из инструментов реализации данного замысла – истошное вещание «Пика» об «угнетенном положении» народов, населяющих этот регион. Канал имеет контакты с рядом их зарубежных диаспор, которых привлекают к передачам с оголтело антирусским содержанием. Позиционируя себя «защитником угнетенных народов», режим Саакашвили активно использовал тему геноцида черкесского народа во время русско-кавказской войны в XIX веке. Построен памятник жертвам геноцида недалеко от абхазской границы, о чем широко вещал “Пик”. Этот же «Пик» демонстририровал и свою «озабоченность» судьбой черкесов в Сирии, где ведется гражданская война. С его экрана в начале августа с.г. прозвучало предложение руководству Грузии, используя свой авторитет в содействии репатриации черкесов на свою историческую родину. Весьма трудно пове-рить в искренность этих предложений. Они скорее являются мимикрией про-явления мессианства. Трудно также предположить, что организаторами и исполнителями указанных выше акций, руководили добрые чувства и благие намерения в отношении адыгов. Если не стараться быть незрячим, смысл этого фальшивого спектакля всем ясен. Мотив этой загадочной филантропии состоит в патологическом и исступленном стремлении свести счеты с Россией за поддержку Абхазии и Южной Осетии и признание их независимости. Грузия ведь обусловливает возможность своего доброго расположения к Рос-сии отказом ею от признания независимости указанных стран. Саакашвили нагло заявил по этому поводу: «Они (т.е. русские) должны покинуть нашу территорию, вывести войска, закрыть свои базы и позволить нам оставаться самими собой! После этого они найдут в лице Грузии доброго друга». А раз Россия не идет на это, вот мол, получайте такие «сюрпризы» и т.д. Целью данной акции также является вызвать разлад между кровно родственными абхазами и адыгами, вместе проливавшими кровь в войне с грузинскими агрессорами в 1992-1993 гг. С другой стороны, имеют ли вообще грузины моральное право говорить о той войне, когда сами участвовали в ней на сто-роне российской империи. В частности, из книги В.Ворошилова «История убыхов» (Майкоп. 2008.) можно узнать о том, как в июле 1837 г. в составе десантных войск, высадившихся на Адлерском мысе и вступивших в войну с убыхами, было «8 рот грузинского, 6 рот тифлисского, 6 рот мингрельского», а также «гурийская, имеретинская милиция». В параде в честь завершения Кавказской войны на Красной поляне участвовали и грузинские подразделе-ния. Поэтому нет сомнения в том, что «переживания» грузин по поводу чер-кесской трагедии в XIX веке, является сугубо спекулятивными. Если не так, тогда почему им не признать геноцид армян в Турции? Тем более, что они являются их ближайшими соседями. К тому же это произошло в исторически более близкий период, в 1915 г., да и потери при геноциде – ужасающи – бо-лее 1,5 млн. человек.
У режима Саакашвили имелась продуманная программа практических действий по дестабилизации ситуации на северном Кавказе и в реализации плана участвуют различные зарубежные государства посредством создания различного рода неправительственных организаций, финансируемых не только частными структурами. Такой организацией, в частности, является со-зданный в Тбилиси «Фонд Кавказа». Под благовидным предлогом этим фон-дом проводятся в Тбилиси разного рода громкие мероприятия, например, та-кие, как международные научные конференции под названием «Черкесы и народы Северного Кавказа – между прошлым и будущим», «Археология, эт-нология, фольклористика Кавказа», ряд конгрессов, симпозиумов с пригла-шением на них представителей Северного Кавказа и их зарубежных диаспор. Организаторы этих мероприятий декларировали стремление популизировать культуру народов Кавказа и кавказской цивилизации. Но все это – лишь ширма, манипуляция сознанием этих народов, «промывание мозгов» и явно не соответствовало заявленным задачам. Подспудно же вся эта возня подчи-нена далеко идущим геополитическим планам Грузии и стоящим за ее спиной силам. Тбилисский режим позволяет заботу о подготовке кадров из этого региона с перспективой их использования в проведении своей политики на Северном Кавказе. В этих целях при Тбилисском госуниверситете при содей-ствии «Фонда Кавказа» осуществляется подготовка специалистов по полито-логии, юриспруденции, кавказоведению и экономике из числа представителей коренных национальностей Северного Кавказа. Учеба для них бесплатная. Им выплачивается стипендия по 400 долларов США ежемесячно, оплачивается их проживание, действуют и другие льготы. Все они, естественно, пестуются в русофобском духе и ориентируются для последующего создания управляе-мых слоев населения на Северном Кавказе.
«Пиковцы» претендуют на звание цивилизованных радетелей демократии – у них даже есть такая программа. Но при этом здесь не допускают раз-номыслия, в передачах царит редкое единомыслие, как в былые советские времена. Как говорится, вся проекция света сконцентрирована в одну точку – на поношение России, абхазских и осетинских «сепаратистов». Между тем в Грузии не все так думают и почему они, «пиковцы», не дают им возможность высказаться, избегают полемики на телеэкране, чтобы слушатели сами делали выводы? Да потому что им это не выгодно и выполнение поставленных перед ними недвусмысленных задач оказалось бы под вопросом.
Если послушаешь передачи телеканала «Пик», то все очень просто: в Грузии все хорошо, «ангелоподобно» (как в известной оперетте «Все хорошо, прекрасная маркиза»), а в несимпатизируемой ими России, Абхазии и Южной Осетии все «мерзопакостно», и тут ненависть брызжет фонтаном. Самовосхвалению властей в Грузии нет предела. Вряд ли где еще такое встретишь – ну хоть заноси в книгу рекордов Гиннесса. Этим постоянно за-нимаются, прежде всего, сам президент и его услужливые пропагандистские «мудрецы» и в их числе телеканал «Пик».В марте 2009 года Саакашвили обещал, что к концу его президентства портовые города Батуми и Поти со-льются в единый мегаполис, равны Дубаю, а Кутаиси к тому времени «пре-вратится во второй Париж».(И все это перемежалось заявлениями о неизбеж-ности возвращения Абхазии и Южной Осетии под юрисдикции Тбилиси.) Выступая перед большой аудиторией в Баку, в конце июня с.г., Саакашвили, в частности, хвалился, что в Грузии покончено с коррупцией, она, мол, по этому показателю находится на первом месте в мире, достигнут высочайший уровень демократии, дан широкий простор разномыслию, достигнуты боль-шие успехи в решении проблем безработицы, а ежегодный темп развития экономики весьма внушительный и т.д. А несколько ранее он, анализируя ситуацию в мире эйфорически глаголил о том, что ежегодный прирост эко-номики Грузии, составляет 6 процентов, что даже, оказывается, выше амери-канского показателя. У несведущего могло сложиться впечатление, что вся планета с восхищением наблюдает за семимильными шагами грузинского прогресса. Разумеется, Грузия не стоит на месте, подвижки есть. Но многие показатели не репрезентативны. То есть эти «успехи» многократно преуве-личены, большой частью выдуманы, основаны на псевдо-фактах, что сильно искажало реальное положение дел в стране, «лакирует» действительность. (Причем, интересно, что в «лакировке» режима Саакашвили участвуют и за-падные покровители).
Однако многие наблюдатели, равно как и оппозиция, констатировали, что реалии Грузии не вписываются в рисуемые радужные картины «пиковцами» и другими пропагандистскими апологетами Саакашвили. «Пик» часто хвастливо вещает о туристическом буме в Грузии. Утверждается, что еже-годно Грузию якобы посещают более 3-х миллионов отдыхающих. Между тем, по мнению сведущих, это – чистой воды вранье. Завышение стократное! Парадоксально, что в число туристов в статистике включают всякого при-бывшего по тем или иным делам в республику и проживал в гостинице. Сюда же включаются на время приехавшие из-за рубежа работающие там соотече-ственники. Неправда и то, что достигнуты большие успехи в решении про-блемы занятости населения в Грузии.
Французская газета «Siate» (29.05.12 г.) писала, что, «хотя грузины и признали улучшение их жизненного уровня, безработица и застой… порож-дают углубляющуюся горечь». Фактический уровень безработицы по срав-нению с 2004 г. вырос и, по утверждению национального демократического института Грузии, составляет 67 процентов. Однако лукавые статистические службы, желая создать благоприятное впечатление, прибегают к хитроумным способам, включая в категорию трудоустроенных каждого гражданина, име-ющего в своей собственности хоть какой-то клочок земли, при этом не учи-тывается, насколько получаемый от этого клочка доход покрывает потреб-ности его семьи. Та же газета пишет, что когда ее корреспондент в 2011 г. в Париже спросил замминистра иностранных дел Грузии Т. Гордадзе о рефор-мах, то последний расхваливал их, но затем, услышав сопутствующий вопрос о недовольстве населения, презрительно заявил, не скрывая раздражения: «Если бы вы побывали в Грузии, то увидели бы, что в деревнях люди ничего не делают и целыми днями курят и играют в нарды». Да и вообще можно ли хвастаться высоким уровнем занятости населения, если 1,5 миллиона граждан страны в поисках работы вынуждены было выехать в зарубежные страны, где заняты в основном неквалифицированным, низкооплачиваемым и не-привлекательным трудом, имея за плечами солидное образование? О каком улучшении социального самочувствия большинства населения республики можно говорить, если более двух миллионов граждан Грузии пребывают за чертой бедности. Жизнь здесь продолжает дорожать. Растут цены на все, в том числе тарифы на коммунальные услуги, особенно за электроэнергию, ко-торые подчас становятся не по карману даже людям со средним достатком. За все приходится платить. Например, чтобы получить какую-нибудь про-стейшую справку из ведомства, надо выложить не менее 70 лари, что равно-значно почти 1000 рублей. В стране много нищих. И если ранее, в советские годы с гордостью говорили, что грузины никогда не рылись в мусорных ба-ках, то теперь, увы, эти баки в том же Тбилиси оказались «освоенными»… К сказанному можно добавить и неуклонный рост внешнего долга Грузии. Если в 2003 г. он составлял 1,7 млрд., то к настоящему времени он вырос до 8,5 млрд. долларов при годовом бюджете всего в 4,2 млрд. Многие аналитики за-являют, что Саакашвили превратил страну в должника.
Насаждавшее с подачи Саакашвили органами верными его режиму агит-пропами, прежде всего телеканалом «Пик», мнение о победе над коррупцией и установлении в республике цивилизованного правопорядка также было непомерно завышено. Задачи искоренения коррупции в обществе не решают-ся лишь на низовую на уровне, скажем патрульной службы на автотрассе, как это имеет место в Грузии. Куда важнее выкорчевать коррупцию в других, в первую очередь высших эшелонах власти и среди чиновничества, где она расцвела пуще прежнего. Здесь Мишико и его грузинские апологеты особо не могут похвастаться, в чем их постоянно упрекала оппозиция. Более того, в этих грехах все больше винили самого Саакашвили – к примеру, в хищении одного миллиона долларов, в разворовывании предоставленных республике западных финансовых вливаний. Впрочем для тогдашней власти здесь это уже было традицией. Возьмем Н. Бурджанадзе, долгие годы пребывавшую в высших эшелонах власти Грузии, в том числе в должности спикера, бывшая верная соратница Саакашвили со времен так называемой «розовой револю-ции», но с некоторого времени перешедшая в оппозицию. На одном митинге в Тбилиси из толпы кто-то во весь голос крикнул ей: «Снимай бюджет!» Намек состоял в том, что мадам Бурджанадзе была обвешена такими дорогими бриллиантами, что они тянули чуть ли на годовой бюджет страны. Однако парадоксально, что перед выборами она громко заявляла о коррумпирован-ности грузинской политической элиты, не думая о своем моральном праве осуждать по этому вопросу других.
Явно уязвима позиция Саакашвили и его пропагандистов насчет того, что в Сакартвело установлены образцовая демократия и законность. Телеканал «Пик» постоянно долдонил о жестком обращении московских властей с участниками митинга, но при этом забывается о том, как грузинские силовики разгоняли участников бессрочного митинга оппозиции 26 мая 2011 г. в Тбилиси, в результате чего погибли 5 человек.( Интересно,Запад, столь остро демонстрирующий свою чуткость к правам человека, промолчал об этом пре-ступлении, в Европарламенте не было принято никаких гневных резолюции. Какой невообразимый шум был бы поднят там, случись нечто подобное в России! В последней, говоря словами уже упомянутого С.Капицы, «любое поползновение ограничить беспредел воспринимается ими, как попытка ограничить свободу». Несомненно, такая разность подходов связанна с гео-политическими интересами западных заправил в отношении Грузии.) А кто не знает, что грузинская оппозиция постоянно подвергалась преследованиям режимом Саакашвили. В СМИ сообщалось, что за время его пребывания в должности президента счет убитых идет на десятки, в их числе бывший премьер – министр З. Жвания, а избитых – на сотни. Факты террора грузин-ских силовиков против своих сограждан становились достоянием не только печати, но и даже Страсбургского суда. А до судов Грузии эти дела не могут дойти, потому что грузинская фемида находится в услужении у власти. Но уже не могут умалчивать даже западные покровители Грузии, поскольку происходящее в стране, как они признают становится все чаще объектом острой критики со стороны оппозиции. Вышеупомянутая французская газета замечает: «Сразу несколько неправительственных организаций говорят о са-моуправстве в вынесении судебных решений и чрезмерно тяжких мерах наказания за незначительные правонарушения. Грузия уверенно занимает второе, после США, место в мире по количеству заключенных на душу населения». Это подтверждает и грузинский парламентарий А. Минашвили заявивший: «Сегодня наши тюрьмы забиты…».
Впечатляющим свидетельством укоренение преступной практики в пра-воохранительной системе Грузии является . показанный 18 сентября сего года многими телеканалами видеоролик .В этом телерепортаже из глданской тюрьмы запечатлены шокирующие кадры жестокого насилия и пыток заклю-ченных , в том числе несовершеннолетних. (Один из очевидцев этого кошма-ра, 29 летний Н.Амашукели, оппозиционера, отсидевший 4 месяца в тюрьме лишь за то, что пытался организовать в Кутаиси митинг в поддержку Б.Иванишвили, в беседе с корреспондентом «КП», рассказал о том, как од-нажды ночью, услышав крики, увидел в глазок, как «одного парня вытащили из камеры и избили, а потом остальных пятерых его сокамерников заставляли языками слизать кровь с пола…») Все это
вызвало взрыв массового негодования общественности Грузии. Участники проходивших митингов требовали сурового, вплоть до ареста, наказания виновных и ухода в отставку правительства и президента. (Обнародованные в ролике факты преступлений в грузинской правоохранительной системе , вызвавшие столь масштабный политический кризис в республике , получили негативный резонанс в покровительствующих Тбилиси западных странах, чьи высокие представители , в том числе генеральный секретарь НАТО Расумссен , побывали до этого в грузинской столице для выяснения шансов правящей элиты на предстоящих парламентских выборах. Эмиссары выражали восторг и умиление по поводу ,»образцовой демократии» в Грузии, едва ли не ставшей «бастионом свободы» для всех постсоветских стран ,что открывает этой стране широкую дверь в Североатлантический альянс. Слушавший все это Саакашвили просто светился от счастья. И вдруг случилось такое – злополучный ролик, произведший эффект разорвавшейся бомбы, снявший фальшивый покров с режима Саакашвили , ввергший последнего в патовую ситуацию и состояние близкое к трансу .И как это обычно у него водится, грузинский лидер заявил , что все это козни Москвы…)
Существует такая статистика: ежегодно в среднем в Грузии возбуждают 20 тысяч уголовных дел, из них только 20 получают оправдательные приго-воры, что составляет 0,2 процента. Между тем даже в страшные годы сталин-ских репрессий оправдательные приговоры составляли около 10 процентов. По числу арестованных Грузия в Европе занимает первое место. Содержать такое количество людей невозможно – просто не хватает мест. Поэтому идут на такой хитрый ход: если обвиняемые подпишут процессуальное соглаше-ние, т.е. признают свою вину, то их отпускают на свободу с условным сро-ком. Многие заключенные пользуются такой возможностью, но над каждым из них судимость висит, как дамоклов меч. По поводу этой практики Тбилиси пишет член общественной палаты РФ и телеведущая Т.Канделаки, по словам которой ежегодно несколько десятков миллионов долларов приходится на эти процессуальные соглашения. И это «фактически узаконенная форма коррупции: если ты обвиняешься в преступлении, есть два варианта – сесть или заплатить дань. И люди платят…»
К сказанному хочется добавить и такие вопиющие факты произвола гру-зинских властей, как арест граждан других государств, прибывших в Тбилиси по каким-то частным делам, если до этого они побывали в Абхазии через границу на Псоу. Было несколько случаев, когда таких российских граждан держали в тбилисской тюрьме в течение месяца и более, а затем отпускали по вышеуказанному «процессуальному соглашению» и при уплате 3 тысяч дол-ларов США. Но при этом парадоксально, что на российских граждан Север-ного Кавказа это правило не распространяется. Например, о нем и не вспом-нили, когда на открытие памятника махаджирам в Анакли весной этого года прибыл в числе других гостей из Кабарды, которые бывали в Абхазии и даже воевали с грузинскими агрессорами (например И. Яганов, Герой Абхазии). Ясное дело, для северокавказцев создается «режим благоприятствования», дабы привлечь их на свою сторону. Принятый грузинским парламентом такой бесстыдный закон, очевидно, был рассчитан на то, чтобы «наказать» абхазов, нейтрализовать их от внешнего мира. Ничего из этого у вас, господа, не получится, только лишний раз озлобите наших людей против себя. С другой стороны, на фоне этого как выглядит «забота» Тбилисского режима об деизоляции Абхазии путем предоставления ее гражданам пресловутого «нейтрального» паспорта?!
Но вернемся к внутригрузинским реалиям
Благодаря Саакашвили силовые структуры Грузии превратились в высо-кооплачиваемый класс, в то время как больше половины населения страны пребывает за чертой бедности. Телеканал «Пик» не без удовольствия посто-янно рекламировал полицейскую академию в Тбилиси, в котором с гордостью рассказывается о том, как тщательно, на основе большого конкурса подбираются слушатели этого учебного заведения, какие комфортные усло-вия созданы в нем. Разумеется, столь подчеркнутое внимание к этой катего-рии людей со стороны президента и его челяди, прежде всего,было связано с тем, что основой политического режима Саакашвили являлись именно сило-вые структуры, поэтому режим этот многие называют полицейским. В этом же русле и шло иназначение главой правительства республики главного гру-зинского полицейского В.Мирабишвили.
Это означало дальнейшее усиление полицейской линии во властной структуре Грузии, рост давления на протестные движения, которые будут ак-тивизироваться в связи с приближением парламентских выборов в республи-ке. Они вскоре дают о себе знать. Так, по инициативе оппозиционной коали-ции «Грузинская мечта», митинги-протесты прошли в Тбилиси, Кутаиси, Озургети и других регионах. По словам грузинского социолога Наны Сумба-дадзе, наряду с экономическими вопросами, участников этих протестных движений «волнует то, что люди унижены, человек унижен в этом государ-стве, и нет свободы, нет свободы выражения…» (интернет-сайт. 19.06.12г.).О том же самое твердит и бывший активный сподвижник Саакашвили Г.Хаиндрава в интервью « комсомольской правды» ( второе ноября 2012г.): «Все заслуженные люди в Грузии, начиная с ученных и кончая артистами и педагогами, были унижены». И вот на этом фоне «Пик» без стеснения посто-янно вещал о нарушении прав человека в России, стремясь не отстать в этом от своих западных хозяев, особенно США, чьи слова и действия – какими бы они ни были – получают раболепное одобрение и подражание. (Заметим, что раболепие грузинской политической элиты перед Вашингтоном – это особая тема, о ней не скажешь в двух словах. Обратим лишь внимание на недавний визит госсекретаря США Хиллари Клинтон в Грузию. Полководец Суворов в письме к своей дочери Наталье наставлял: «…избегай людей, любящих бли-стать остроумием, ибо по большей части эти люди извращенных нравов». Сколько же такого «блистательного» остроумия продемонстрировали летом 2012, в дни пребывания в Сакартвело высокого заокеанского гостя Саака-швили и его окружение! С каким счастливым трепетом и восторгом они встречали эту персону! Как только ни изощрялись и кокетничали, чтобы предстать перед этой дамой с фасадной стороны, чтобы во что бы то ни стало очаровать! И с каким подобострастием вещал об этом «Пик». Невольно всплыл в памяти аналогичный «праздник» – встреча Л.Брежнева в Тбилиси, устроенная его непревзойденным подхалимом Э.Шеварднадзе. Все то же са-мое!..) Не забыть, например, как неистово, в унисон Вашингтону, «ПИК» де-монстрировал бурную свою негативную реакцию по поводу дела «Пусси райт». И как только не винили российские власти в связи с этим! А по сути же говорить о заботе правительства США о каких-то трех российских женщин, просто смешно на фоне тех злодеяний, которые они творят в различным регионах мира. Заокеанские покровители режима Саакашвили цепляются за малейший повод для русофобского возбуждения мирового общественного мнения, поскольку российское руководство мешает реализации вашингтон-ских планов относительно Ирана и Сирии. То же самое можно сказать и о вакханалии, поднятую вокруг Магницкого, обвинявшегося за неуплату нало-гов в сумме 500 миллионов рублей и скончавшегося в московском СИЗО в 2009 г. Без этой темы на протяжении долгого времени не обходится ни одна передача «Пика». Равняясь на США, где это дело квалифицируют как факт преследования за правозащитную деятельность, грузинская оголтелая пропа-гандистская служба, в первую очередь телеканал «Пик», едва ли не завывал, упоминая имя Магницкого. Но при этом и за океаном, и на берегах Куры ста-рательно обходят вопрос о том, как соблюдал режим Саакашвили права че-ловека. Разве показанный широкой телеаудитории злополучный ролик об из-девательствах над заключенными наглядно не свидетельствует с этим в Гру-зии? Саакашвили сокрушался, истерично заявляя, что ничего не знал о фактах террора и творимых беззакониях в правоохранительной системе, чему верить никак нельзя. Грузинская оппозиция об этом заявляла постоянно, не молчали и СМИ. О бесправии и ужасах в грузинских тюрьмах говорил и народный защитник Тугуши. Но Саакашвили все это пропускал мимо ушей и обманывал свой народ, заявляя, что все в стране хорошо. Немецкий писатель Э.Гофман говорил, что если «существуют неоспоримые доказательства лжи, а обманщик, зная об этом, все равно продолжает лгать», то это уже не просто ложь, а наглая ложь. Это именно тот случай.
Говоря о правах человека уместно вспомнить известную русскую пого-ворку: «Чья бы корова ни мычала, твоя бы молчала». Или как сказано в Еван-гелии: «Комара оцеживают, а верблюда поглощают». Потому имеют ли США моральное право кого-либо винить в нарушении прав человека, когда они располагают секретными тюрьмами в Европе, Гуантанамо, Ираке и других местах, где подозреваемых в преступлении подвергаются пыткам методами средневековья. Бывший сотрудник британских спецслужб доктор Джон Ко-леман в своей книге «Комитет 300» (М., 2008 г.) пишет о зверстве американ-цев в Ираке, что никак не может характеризовать США «светочем» демокра-тии и справедливости. В книге читаем о том, как 150 тыс. иракских солдат в колонне военных машин с белыми флагами возвращались из Кувейта, куда они по велению С.Хусейна вторглись перед этим, по приказу Буша – старшего были зверски убиты. А «на другом участке фронта, – говорится далее в книге, – 12 тыс. иракских солдат были заживо погребены в траншеях, которые они занимали». (А, когда узнаешь, как обращаются с палестинскими узниками в опекаемом США Израиле, волосы дыбом встают. Обращаются с ними хуже, чем с животными. Это широко известно, но США и их союзники, столь «чут-кие», казалось бы, к вопросам прав человека, об этом молчат.) И, еще Конгресс США озаботился судьбой одного человека – Магницкого, но поче-му-то не проявил «чуткость и заботу» в октябре 1993 г., когда в Москве среди белого дня у «Белого дома» были расстреляны сотни ни в чем не по-винных людей. Ведь ни слова осуждения по этому ужасному факту там не было вымолвлено. Потому что за этим стояли Ельцин, Гайдар, Чубайс, Бере-зовский и другие разрушители страны, что вполне импонировало Западу. (Кто не помнит заявления бывшего премьер-министра Англии Маргарет Тэтчер о том, что «…россиян следует сократить до 15 миллионов человек, обслужи-вающих скважины и рудники», или сменившего ее на посту премьер-министра Джона Мэйджера: «Задача России после проигрыша Холодной войны – обеспечить ресурсами благополучные страны. Но для этого им нужно всего 50-60 миллионов человек. Мадлена Олбрайт, бывшего госсекретаря США, тоже «беспокоила» Россия, когда она рассуждала о «несправедливости» принадлежности стольких природных ресурсов только ей одной). Что же касается Грузии, то Западу не выгодно, чтобы разрекламированная им эта страна выглядела с такими вопиющими изъянами, связанными с фальсифи-кацией выборов.
Между тем как вяжется с гуманистическими нормами демократии про-вокационный 40-минутный сюжет с проворством карточного шулера, пока-занный по воле Саакашвили на телеканале «Имеди» в марте 2010 г., накануне выборов в местные органы Грузии, вызвавший у населения страны панический шок? В нем телезрителям сообщалось о гибели президента Грузии и вторжении российских войск в эту страну. Лишь краткие сопроводительные титры в начале передачи предупреждали о том, что такое лишь «возможно», если на этих выборах одержат победу не сторонники Саакашвили, а «пророс-сийская оппозиция», и тогда, мол, прольются реки крови невинных людей! Об этом писали с возмущением не только в Грузии, но и за рубежом. Грузинская оппозиция даже грозилась обратиться в ООН, с требованием созыва чрезвы-чайной сессии Совета Безопасности, чтобы дать анализ этой и других провокаций грузинского президента. Но у его западных покровителей подоб-ные преступные ухищрения Саакашвили, ничем не брезгующего ради сохра-нения власти, не вызвали осуждения.
Возвращаясь к телеканалу «Пик», отметим, что его журналисты прямо-таки распинались, стремясь внушить людям, что предстоящие выборы в рес-публике будут безукоризненно честными. Часто в эфире можно увидеть гос-подина Мишико, ратующего за самое широкое участие зарубежных наблю-дателей в выборах в Грузии. При этом грузинский лидер рассчитывал, прежде всего, на западных наблюдателей, которые уже точно не найдут никаких изъянов. К тому же методы фальсификации выборов здесь отработаны до та-кого изощренного совершенства, что заметить их не так-то просто. Даже если и заметят… В прессе, например, сообщалось, как во время предыдущих пар-ламентских выборов в Грузии один из оппозиционных лидеров повел наблю-дателя из Германии в окрестности г. Рустави и, показав, чистое поле, где нет ни одного дома и улицы, предусматривал большой список избирателей, ко-торые якобы здесь проживают. Наблюдатель все это записал и грозился до-ложить там, где надо. Может, и доложил, но никакого реагирования не по-следовало.
Саакашвили и его челядь делали все, чтобы новый грузинский парламент был таким же карманным, с вкраплениями безропотных оппозиционеров, как и прежний. Тем более, что заканчивая второй срок своего президентства, он вовсе не желал уходить от власти. При поддержке послушного ему парламента Саакашвили изменил конституцию страны, и отныне Грузия ста-нет парламентской республикой с сильным премьер-министром и слабым президентом (так подсказали вашингтонские смотрящие). Вот ему и нужен был такой парламент, который безоговорочно поддержал бы его кандидатуру на главную государственную теперь должность в стране – премьер-министра. Он сразу занялся осуществлением этой цели (для этого им были созданы не-законные вооруженные формирования в Западной Грузии, которые планиро-валось задействовать в случае победы оппозиции на выборах), обещал «зо-лотые горы» народу. Одновременно вновь, как и ранее, он разыгрывал карту возможной российской агрессии с целью посеять страх, панику. «Пик» по-стоянно вещал об этом. Такие страшилки, дезинформация, по расчетам Саа-кашвили, заставят людей консолидироваться вокруг него и обеспечить голоса на выборах его сторонникам. Однако, как говорят, обещания, данные в бурю, забываются в тихую погоду. Граждане Грузии это знали по своему опыту и сделали соответствующие выводы.
Всякими хитромудрыми ухищрениями, в том числе с помощью СМИ, Саакашвили стремился нейтрализовать своих потенциальных конкурентов, в первую очередь, миллиардера Б. Иванишвили. Занимаясь благотворительной деятельностью, последний по всей стране открыл центры в поддержку своего проекта «Грузинская мечта», после чего авторитет его еще больше возрос. Режим Саакашвили все сделал, чтобы помешать Б. Иванишвили баллотиро-ваться в депутаты парламента: его лишили грузинского гражданства, по-скольку, дескать, у него французский паспорт, ему приписали некие наду-манные финансовые махинации, а еще стали называть «кремлевским канди-датом», о чем широко вещал и телеканал «Пик». Но из этого ничего не вы-шло. Кстати, исследование, проведенное Национальным демократическим институтом США в июле с.г., показало, что 71 процент опрошенных считали несправедливым решение властей о лишении Иванишвили права баллотиро-ваться в парламент. Но грузинские власти считали по-другому. Это и есть показатель ее демократии, столь пышно восхваляемой тем же Западом. Меж-ду тем скандальный видеоролик о тюремных издевательствах еще раз воочию показал подлинный облик режима Саакашвили, эти кадры сыграли роковую роль для последнего и его партия потерпела поражение на выборах в парламент. Титанические усилия, приложенные грузинским лидером, и его сторонниками, ни к чему не привели. Не помогла и поддержка из-за рубежа. Чего стоит, на пример, грандиозный митинг в Кутаиси за три дня до выборов в поддержку партии Саакашвили, на котором с горячей речью выступил глава правительства Венгрии В.Орбан – сам по себе, прямо скажем, случай бес-прецедентный. Какой шум был бы поднят на Западе, например, если бы во время прошедших президентских выборов в России в поддержку кандидату-ры Путина выступил бы руководитель правительства какой-либо зарубежной страны! (Можно утверждать, что Саакашвили и его сторонники допустили серьезный промах, пригласив для поддержки на выборах главу венгерского правительства. Эти господа не учли, что между ближайшим соседом Грузией – Арменией и Венгрией недавно разразился конфликт из-за освобождения Будапештом за денежную мзду азербайджанца Сафарова, пожизненно осужденного за убийство армянского офицера, что привело к разрыву ди-пломатических отношений между этими странами. И могли ли после этого десятки тысяч армянских избирателей голосовать за Саакашвили?). В то же время надо отдать должное усилиям Иванишвили и его команды, сумевших развеять обольстительный туман, которым окутал Грузию самоослепленный пиарщик Саакашвили. Виртуозно играя на чувствах людей, не скупясь на обещания земных благ гражданам, он старался привлечь их к себе при каж-дом удобном и неудобном случае, одновременно выступая и как мастер ин-триг и как неутомимый изобретатель небылиц, которым умел придавать
видимость правдоподобия( чего стоило, например, постоянное пропаган-дистское оболванивание людей относительно того, будто российские войска вот-вот вторгнуться в Сакартвело), что должно было, по его расчетам, умно-жить число избирателей, поддерживающих его партию. Но, как бы не изощ-рялись в своем одурманивании населения подобные «вожди», говоря слова-ми русского поэта П. Вяземского, «злые не всегда торжествуют». Мишико проиграл, как говориться, вчистую, что было воспринято им, его окружением и близкими, как катастрофа. (Его супруга голландка Сандра Рулофс, плача навзрыд, сетовала на «неблагодарность грузин», не оценивших великие свершения ее мужа.)
Нельзя не заметить, что в отношении Грузии США вели двойную игру. Они постоянно официально поддерживали Саакашвили (в том числе оказы-вали серьезное влияние на формирование его демократического имиджа, равно как и Грузии в целом, затратив на это огромные деньги), но параллель-но тесно контактировали с оппозицией. Так они, впрочем, везде поступают (наглядный тому пример – Египет). Смысл такой тактической игры в следу-ющем: кто бы ни выиграл, контролировать будут они. До 2003 года они, бу-дучи друзьями Шеварднадзе, в поле зрения держали Саакашвили, которого и привели к власти. Ясно, что Вашингтон ныне сдал своего фаворита Саака-швили, не дав ему развернуться по части фальсификации выборов, как это ранее делалось, хотя подтасовки итогов голосования – к примеру, в Зугдиди, в Хашури и некоторых других местах – все же имели место, о чем не смог умолчать даже телеканал «Пик». С уходом режима Саакашвили, скорее все-го, перевернута последняя страница «оранжевых революций» на постсовет-ском пространстве. А каких усилий стоило Вашингтону удержать своего вас-сала Мишико от силовых действий против оппозиции, чтобы помешать ее к приходу к власти, никто, наверное, не узнает. Но можно безошибочно утверждать, что для заокеанских патронов своего рода усмирительной ру-башкой Саакашвили стал вышеуказанный видеоролик.
Однако все же трудно предугадать, как сложится в Грузии политическая ситуация в будущем, имея ввиду фактическое двоевластие.не исключено нарасстание конфликтного потенциала, если учесть, что сторонников Саа-кашвили, ныне ставших в оппозиции немало ( даже при том, что ряд веду-щихлиц из их числа сбежало за рубеж) и они имеют в парламенте 40% депу-татских мест. Соратники Саакашвили недвусмысленно заявили, что нынешний президент остается на своем месте еще в течение 12 месяцев и по Кон-ституции после истечения шести месяцев со дня выборов имеет право распу-стить парламент… Вопрос в том, осмелится ли Саакашвили это предпринять. Особенно если иметь ввиду то обстоятельство, что вышеупомянутый ви-деоролик, перевернувший политическую ситуацию в стране накануне выбо-ров, является лишь маленькой толикой того большого отснятого материала, в котором содержится не менее шокирующие документальные кадры. Заоке-анские хозяева Тбилиси наложили табу на его обнародование, так как в этих материалах вскрывается неблаговидная роль Вашингтона в деятельности режима Саакашвили. Помимо этого, в политических кругах грузинской сто-лицы все активней говорят о вероятности привлечения к уголовной ответ-ственности нынешнего главы грузинского государства за допущенные им преступления. В частности, член нынешнего грузинского парламента Жвания требует расследования убийства его родного брата премьер – министра Зураба Жвания, и прямо называет главным виновником этого преступления Саакашвили. Явно стало заметно, что выложит весь имеющийся арсенал пре-ступных деяний режима Саакашвили противодействует Запад, о чем свиде-тельствуют окрики оттуда в адрес нового руководства в Грузив в связи с его стремлением привлечь к уголовной ответственности за неблаговидные дела персон, находившихся под обаяние бывшего грузинского лидера.
Судя по всему, новый грузинский лидер Б.Иванишвили, в отличие от своего предшественника, более трезво и приземленно мыслит. Рациональны-ми являются некоторые его заявления и намерения, прежде всего стремление наладить отношения с Россией. В этом контексте, в частности надо понимать закрытие им оголтелого, злоязычного русофобского телеканала ПИК,
который главную свою задачу видел не в объективном освещении происхо-дящих процессов в стране и за рубежом, а все внимание концентрировал на том, чтобы озлобить зрителя против всего того, что не отвечает интересам режима Саакашвили. Занятие «пиковых» журналистов заключалось в том, чтобы толочь грязную воду в ступе, добавляя в нее то соли, то перца. Такое отвратительное поведение никак не могло способствовать оздоровлению «организма» самой Грузии и ее отношений с другими странами. И кроме омерзения, эти беззастенчивая ложь, клевета, дезинформация, извергаемые телеканалом «Пик», не могли вызвать никаких иных эмоций у здраво-мыслящих людей.
Проявлением конструктивизма и здравомыслием воспринимается и намере-ние новых грузинских властей восстановить прерванные по вине прошлого режима экономические связи с северным соседом и в силу чего особенно по-страдали грузинские крестьяне, составляющие почти 40 процентов населения. В сельской местности царят нищета и безработица, главным образом потом у что не т смысла производить продукцию, поскольку негде ее продавать.
Вместе с тем, как явствует из заявлений Б.Иванишвили и представителей его команды, в стратегическом направлении приоритет Запада будет сохранятся.
Т.е. стремлению Грузии вступить в Евро Союз и НАТО остается незыблемым, что не противоречит, как здесь считают, горячему желанию наладить полноценные дружественные взаимоотношения с Россией. Иванишвили, же-лая, уместится на двух стульях, уверен, что ему удастся убедить Москву примириться со вступлением его страны в Североатлантический альянс, по-скольку, дескать, НАТО не таит ничего опасного для России. Однако, едва ли ему удастся выполнить эту миссию, поскольку почерк этой агрессивной во-енно-политической организации, оставивший и продолжающий оставлять кровавые «автографы» в различных регионах мира, слишком очевиден, что-бы убедить кого либо в ее миролюбии.
Следует также заметить, что декларируемая ныне в Тбилиси готовность нор-мализовать взаимоотношения с Россией повисает в воздухе в силу того, что это обставляется явно неприемлемыми условиями. Так, новый министр ино-старанных дел Майя Панджикидзе (родная племянница писателя Г.Панджикидзе, небезызвестного ярого абхазоненавистика, активнейшего идеолога, противостояния с абхазами ), заявила: «Пока в Цхинвали и Сухуми будут функционировать российские посольства, речи о восстановлении ди-пломатических отношений с Россией не будет». Аналогичные заявления де-лают и другие члены команды Иванишвили. В частности, как вещал телеканал «ПИК», министр по интеграции П.Закарейшвили не считает возможным восстановление дипломатических отношений с россией пока военные базы последней находится в Абхазии и Южной Осетии. Эта линия ведет ни к чему, т.е. в тупик. Потому, что совершенно ясно, что отношения Россией с послед-ними, основанные на двусторонних договоренностях, никто не намерен под-вергать сомнению. Заявление, сделанное главой российского МИДа С.Лавровым вскоре после указанных выборов о том, что переговоров с Гру-зией об Абхазии и Южной Осетии не будет, кладет конец всяким иллюзиям на этот счет. Вновь повторим, что никакой откат назад здесь невозможен. Объективно нет основанный для дилеммы: возвращается или не возвращается Абхазия в лоно Грузии, поскольку вопрос независимости Апсны уже решен окончательно и бесповоротно.
______________________________________


Служение Абхазии было смыслом его жизни

Очень трудно говорить о человеке, которого знал и душевно, проникновенно понимал. Пусть это и прозвучит парадоксально, но так оно и есть. Мне хочется особо подчеркнуть, что человек, которому посвящена данная публикация, прожил сложную, богатую событиями и глубокими волнениями жизнь. Судьба определила очень Борису Викторовичу Адлейба быть в течение десяти лет в центре, на самом острие политической жизни Абхазии, что диктовалось его постом первого секретаря Абхазского обкома партии (тогда это была самая высокая должность в республике).
Следует заметить, что не все люди с высокими должностями являются личностями. С уходом иных в небытие ничего не остается, память о них как бы испаряется или хуже того, выявляются сокрытые ранее от взора общественности, неприглядные стороны их деятельности. К счастью, ничего подобного не грозит доброму имени и памяти Б.В. Адлейба. Время, прошедшее после его смерти, наглядно это подтверждает. Число его почитателей не только не убавилось, но, наоборот, увеличилось. В их числе порой оказываются даже те, кто в свое время, мягко говоря, отзывался о нем недобрым словом. Ничего удивительного. Время расставляет все на свои места.
История, листая свои страницы, обостряет зрение и выбирает, кого оставить в народной памяти, а кого – нет. Сила памяти о таких, как Б. Адлейба, прежде всего в том, что их дела или тех делах, в которых они принимали участие, служили прогрессу, продвижению жизни вперед, развитию культуры, цивилизации.
Борис Викторович Адлейба, несомненно, является одним из самых значительных и ярких руководителей на абхазской политической сцене, после лакобовского периода истории Абхазии. Приход его в партийное руководство Абхазии был естественным велением времени. Сила, выдвинувшая его на гребень политической жизни республики, была в нем самом. Она коренилась в его натуре, в и тех деятельных качествах, что по мере его духовного созревания все более и более вовлекали его в эту сферу. Он понимал, что при всем благородстве выбираемого им пути он весьма ответственен и не лишен риска.
Борис Викторович прошел большой жизненный путь, посвятив его служению интересам народа Абхазии. Находясь на протяжении десяти лет на посту первого секретаря Абхазского обкома партии, и будучи депутатом Верховного Совета СССР, он неизменно проявлял глубокое знание жизни республики, интересов различных слоев населения и общественного мнения. Был близок к народу и в служении ему видел свое призвание и смысл своего бытия. От его взора не могла ускользнуть ни одна сфера общественной жизни республики. И, как правило, о каждой из них он имел свое компетентное мнение. Он прекрасно знал жизнь простых тружеников, особенно крестьян, общение с которыми доставляло ему огромное удовлетворение. И когда его окружали сельчане, эти живые беседы продолжались долго. Особенно ценил он в абхазских крестьянах цельность их характера, которая проявлялась во всем и, конечно же, в их языке. А язык абхазский, как и нравственные основы своего народ он знал прекрасно. Эти познания и живые ощущения были им усвоены в юности, связанно хоть и не очень продолжительное, но впечатляющее время с селом Отап. Бывало, вспоминая в разговоре о том времени, он много рассказывал об этом полюбившемся ему горном селе, его жителях, приводил высказывания почтенных старцев, с удовлетворением воспринимал их юмор, колоритный абхазский язык, с характерными выражениями и т.д. Он считал крестьян носителями народной мудрости, наделенными богатым природным умом.
В то время, как известно, крестьянам не особенно позволялось развернуться в личном владении землей, площадь которой не должна была превышать одного гектара. Несмотря на это, Борис Викторович как бы исподволь, давал возможность крестьянам пользоваться земельными угодьями в размерах больших, чем предписано законом. Я помню, например, как к нему однажды явился один пожилой абхаз из горного села, который пожаловался на то, что местное начальство не позволяет использовать землю сверх приусадебного участка. Адлейба ему сказал: «Сколько можешь обработать земли, столько и возьми». И велел, чтобы его мнение он передал местному руководству. Хорошо понимая психологию земледельца он говорил: «Абхазский крестьянин прочно стоит на ногах, когда его амбар полон».
Высоко он ценил и умных и энергичных хозяйственных руководителей, проявлявших заботу о рядовых тружениках. Со многими из них был лично дружен. С такими, например, как Хакибей Айба, Илларион Шакая, Дмитрий Бигуаа, Иван Таркил, Иван Миквабия, Шалико Гиндия и многими другими. Он всячески настаивал, чтобы труд таких людей был оценен должным образом, добиваясь от грузинского руководства достойных наград для них и рядовых тружеников, в том числе и звания Героя Социалистического Труда. Известно, как было трудно получить эту высшую награду СССР, ею награждались крайне ограниченное число людей. Он рассказывал, что когда в один из годов (не помню точно, когда) Грузии было выделено из Москвы всего две награды Героя Социалистического Труда, одну из них ему удалось отвоевать у грузинского руководства для Норы Сакания.
Много внимания уделял он научной и творческой интеллигенции Абхазии, глубоко вникал в их жизнь и нужды, тем более что в этой сфере нередко возникали достаточно непростые проблемы. Двери его кабинета для представителей интеллигенции всегда были открыты. Не быдло дня, чтобы он не общался с ними, помогал им в решении разных проблем, включая жилищную.
О его отношении к людям искусства, заботе о его развитии свидетельствуют следующие примеры. Помнится, как, побывав на вернисаже, ое стал побуждать руководителей городов и районов приобрести ряд выставленных в этой экспозиции художественных полотен – для материальной поддержки местных мастеров кисти. Сам он был тонким ценителем искусства, и будучи его почитателем, стремился, чтобы к миру прекрасного приобщались широкие массы.
Касалось это и абхазского театра. Так, когда здесь прошла премьера спектакля по роману Б. Шинкуба «Последний из ушедших», по инициативе Бориса Викторовича он был показан и на Лыхненской поляне. Тысячи зрителей Гудаутского района стали зрителями этого театрального действа. Увидели этот спектакль и в Абжуйской Абхазии, где импровизированная сцена была развернута у Моквского собора. Бывало и так, что многоместные «Икарусы» привозили жителей отдаленных сел – опять же по инициативе руководителя республики – на просмотр спектаклей в Абхазский драмтеатр. По этому поводу он говорил: «Одно дело смотреть пьесы в сельском Доме культуры или в клубе, и другое – в столичном театре, где сама обстановка, сценические атрибуты вызывают особые ощущения, да и общение между собой в другой атмосфере, прогулки перед спектаклем рождают чувство праздничности». (Хотя и в этих случаях неуемные критиканы находили повод для иронии: мол, Адлейба палкой загоняет людей в театр).
Отмечая заботу и внимание Б. Адлейба к абхазской культуре, нельзя не сказать об его усилиях, направленных на возвращение останков выдающегося абхазского художника Александра Чачба на родную землю из Франции, где он прожил долгие годы. Дочь художника Русудан Александровна на протяжении многих лет добивалась этого, но безуспешно, и только благодаря тому, что Б. Адлейба сумел склонить Тбилиси и другие высшие инстанции тогдашнего режима к разрешению данного вопроса, были изысканы необходимые валютные средства, и в мае 1985г. При стечении огромного числа представителей общественности состоялось торжественное перезахоронение великого сына абхазского народа в Сухуме. Кстати, для участия в этом мероприятии специально приехал известный лицемер, мимикрировавший этакое уважение к абхазам – первый секретарь ЦК КП Грузии Э. Шеварднадзе.
В планах Б. Адлейба была и установка памятника на могиле художника. В свете всего этого несколько странно выглядит то, что в очерке, помещенном в книге о творчестве Александра Чачба, изданной в 2009г., в повествовании о его захоронении в Сухуме, не нашлось места для того, чтобы отметить, как много сделал для этого Борис Викторович. Будем считать это досадной оплошностью автора.
Говоря о Борисе Викторовиче невозможно не сказать о его облике, о его внешней привлекательности и внутреннем душевном богатстве. Знакомясь с ним, человек не мог не очароваться его обаянием и одухотворенной внешностью, к нему смело можно отнести слова К. Паустовского, в свое время сказанные им о В. Гиляровском: «Он был живописен во всем, во внешности, манере говорить, держаться с людьми…». Его появление в обществе – высокого, подтянутого, со стройной осанкой, одетого в строго подогнанный костюм – сразу обращало внимание присутствующих. Знакомый работник аппарата ЦК КПСС рассказывал мне о том, как он первый раз увидел Б.В. Адлейба. В просторном фойе здания ЦК партии шла регистрация участников предстоящего большого совещания. Они непрерывно подходили отмечаться, и мы, говорит он, еще издали обратили внимание на одного из них – с интересной внешностью, элегантного, стройного. Никто из нас не знал его. И когда он подошел к нам, поздоровавшись, вежливо предложил документ для регистрации, мы узнали, что он – абхаз, руководитель коммунистов Абхазии.
Его классический внешний облик удивительным образом гармонировал с его непоказной добротой, человечностью и душевностью. И не побоюсь соотнести это с чеховским пониманием человеческого таланта щедрой доброты. И в этом я воочию не раз убеждался, непосредственно наблюдая за его отношением к людям. Говорят, что человек редко способен по-настоящему сочувствовать тому, чего не испытал сам. В таком случае Борис Викторович был именно тем редким человеком, который обладал этим качеством. В этой связи мне живо приходят на память несколько характерных случаев. Помнится, как участливо отнесся Борис Викторович к судьбе тогда еще сравнительно молодого , а в будущем известного ученого В.Л. Цвинария, который нуждался в квалифицированном медицинском обследовании и лечении. Борис Викторович посредством своих связей смог поместить его в Кремлевскую больницу, куда доступ для неноменклатурных персон был крайне затруднен. Мало кто знает, что глубокая чуткость и человечность героя моей публикации спасли Г.А. Дзидзария, который, доведенный до отчаяния некоторыми сослуживцами, собирался… покончить с собой (о таком намерении Георгия Александровича я узнал от него самого, о чем с тревогой стазу же поставил в известность первого секретаря обкома партии). Б. Адлейба намеревался помочь в решении жилищной проблемы Ш.Д. Инал-ипа, предоставив квартиру его сыну Адгуру, в семье которого были четыре человека, однако помешали опять-таки некоторые сослуживцы Шалвы Денисовича, которые явившись к Борису Викторовичу категорически воспрепятствовали этому. Объяснения Адлейба о том, что жилье Адгуру Инал-ипа выделяется не из фонда Абхазского института, не вразумило их. Но это не остановило Бориса Викторовича в намерении выполнить свое обещание и он выделил семье Адгура квартиру по ул. Имама Шамиля. Однако сам Шалва Денисович, узнав обо всем этом, наотрез отказался от выделенной его сыну квартиры. Довелось мне засвидетельствовать разговор Адлейба в его кабинете со специалистом медицинского центра из Москвы. Он говорил гостю о председателе колхоза с. Ачандара Гудаутского района, Джемале Гумба, серьезно болевшем, и просил помочь ему. Я обратил внимание не столько на сам факт внимания первого секретаря обкома к больному человеку, сколько на то, с каким искренним состраданием он это делал, словно, это касалось его близкого родственника.
Все, кто его знал не мог не заметить отсутствия в нем кичливости и высокомерия, неестественной напускной важности. И сама простота его была не наносной, а глубоко естественной, являлась важным достоинством его и как человека, и как руководителя. При встрече со знакомыми, кто бы они не были – должностные лица или рядовые граждане, невозможно было выразить приветствие раньше него. Я был свидетелем случаев, когда увидев знакомого человека, идущего пешком, он останавливал машину, подсаживал его в нее и довозил до нужного места.
Очень серьезно относился он к приему граждан, вообще к общению с людьми. Для него это было интегральным показателем, если хотите, лакмусовой бумагой, показывающей профпригодность руководителя любого ранга. Черствость и бессердечность к людям он не терпел. Сколько раз повторял на аппаратных и других совещаниях, обращаясь к должностным лицам: «Не будьте бюрократами в общении с гражданами, посещающими вас, относитесь к ним по-человечески участливо. Если даже ничем не сможете помочь, то хотя бы проявите теплоту к ним». Сам он показывал пример в этом отношении. По регламенту приемным днем повсеместно во всех ведомствах республики был определен понедельник – с 2 часов до конца дня. В обкоме партии, как правило, большинство стремилось попасть на прием к первому секретарю. Таких набиралось в день порой до 30 человек, а то и более. Внимательно выслушивая каждого из них, располагая их к доверительному разговору, он всегда находил в беседах нужную тональность, порой задерживаясь с посетителями допоздна.
Бывали случаи, когда к нему на прием приходили эмоционально возбужденные, что называется, заведомо готовые «сразиться», но Борис Викторович своим добродушием, терпением и корректностью как бы «обезоруживал их» и умело переводил разговор в нормальное русло, хотя сделать это не всегда бывало легко. По этому поводу он говорил: к нам обращаются люди разного темперамента, порой недостаточно уравновешенные, а иногда и откровенные кляузники и скандалисты, если с такими посетителями будешь разговаривать на их «волне, столь же эмоционально – ничего не получится, можешь с ними просто разругаться». Делаю акцент на этом вопросе потому, что были руководители (очевидно, они есть и сейчас), лишенные элементарной культуры общения с людьми, не способные видеть в другом человеке личность, прислушиваться к мнению других. Более того, были и такие, которые в непростых ситуациях вообще скрывались от людей, заставляя своих помощников лгать, будто их нет на работе. Могу упомянуть одного из них: Г. Анчабадзе, присланного из Тбилиси, уже после ухода Б. Адлейба, как тогда было принято говорить, «для укрепления руководства Абхазии» – на должность председателя СМ Абхазии.
Из числа тбилисских посланцев крайне редко попадались порядочные и достойные, но этот весьма неумный и напыщенный чиновник, возможно, являл собой один из наихудших образцов демагогии, беспринципности, никчемности, трусливости. Помню, как из Гагр несколько рабочих от имени стачкома, приехало к нему, он их не принял, передав им через технического секретаря, чтобы они пошли в обком партии, куда, мол, он сам скоро подъедет. Однако, он туда не явился, скрылся попросту. А обманутые им рабочие потом смеялись над ним, восклицая: «Кто нами правит!».
А ведь этот, с позволения сказать, деятель, ранее работал на разных высоких должностях, в том числе и в ЦК КПСС. К сожалению, он не составлял исключения. Очень был похож на него, например, Л. Маршания (кстати, его родственник), бездеятельный тип и демагог, вознесенный вверх по лестнице по милости Шеварднадзе и служивший верой и правдой до конца жизни тбилисскому режиму.
Не все знают, каких усилий стоило Борису Адлейба убрать из Абхазии этого холуя тбилисского антиабхазского режима.
Он никогда не уходил от трудного и неприятного разговора с людьми, хотя плюрализма в обществе тогда еще не было, тем более оформленной оппозиции, однако, были те, кто открыто критиковал деятельность руководства Абхазии под тем или иным углом зрения. Я здесь не касаюсь анонимщиков, людишек, привыкших всех мерить на свой аршин. О чем только они не писали! Благо, в отличие от нынешнего времени, тогда было много инстанций, куда можно было посылать грязные поклепы. «Писателей», сочинявших «такие творения», тогда хватало! И сейчас их предостаточно. Интересно, что если тогдашние клеветники винили Адлейба в раздаче земель грузинам, то нынешние «сверх-патриоты» упрекали недавно безвременно ушедшего от нас С.В. Багапш в том же самом, но на сей раз за раздачу земель русским. Причем, последние, не ограничившись масштабами Абхазии, свои злобные инсинуации против Сергея Васильевича, основанные главным образом на мелких мотивах, распространяли и за пределами страны. Что и говорить, демократия позволяет им делать это. Увы, она не только дарит свободу человеку, но и развязывает руки нечистоплотному, позволяя ему творить грузные дела. Представители этого племени были, есть и будут в избытке всегда, что является аксиомой жизни. В подобных случаях Адлейба поступал, как Наполеон, который о распространителях оскорбительных слухов по его адресу говорил: «Пусть болтают, они непорядочные люди, но они из тех, кого мы должны терпеть». Когда Борис Викторович встречался с ними, своими критиками, спокойно выслушивал их, как мог, давал честный ответ и отмечал для себя что брать «на вооружение» из высказанных ими предложений. То есть не впадал в амбиции. Не ударялся в истерику оттого, что его критикуют, не соглашался с ним и т.д. Ибо прекрасно понимал, что высоко вознесенные во властные структуры персоны, обречены на горько-сладкое бремя повышенного людского внимания к своей личности.
Жизненный опыт показывал, что у того, кто идет в политику, не все может получиться, так как хотелось бы ему. И понравиться всем он не может. Поэтому должностное лицо должно заведомо знать, что имеет все шансы оказаться под перекрестным огнем критики. Борис Викторович никогда не преследовал и не пытался мстить своим критикам, свести с ними счеты, считал это унизительным и недостойным для настоящего руководителя. Напротив, когда его критикам приходилось обращаться к нему, он уделял им должное внимание. При служебном продвижении кадров он никогда не исходил из того, нравились люди ему или нет. Среди его выдвиженцев на солидные посты оказывались и те, которые явно наговаривали на него. Что ж, как говорил Б. Спиноза, нельзя заставить человека полюбить того, кого он не любит. Но, конечно же, Борис Викторович не мог быть настолько святым, чтобы любить своих врагов. Это было бы идеалистично и слащаво. Он обладал свойством налагать ограничения на свои обиды, как это делал и его достойный ученик С. Багапш.
При всем том представляется, что подчас в отношении к нему проявлялась явная несправедливость со стороны части нашей общественности, которая требовала от него решения вопросов, непосильных ему. Ведь надо понимать, что он был ограничен в своих действиях, находился под давлением тбилисского режима, под прицелом КГБ Грузии, но говорить вслух об этом он не мог. Этого, к сожалению, многие тогда не понимали.
После известного «абхазского письма» общественность остро ставила вопрос об освобождении от высоких должностей ряд лиц, в их числе и некоторых представителей абхазской национальности, продемонстрировавших солидарность с курсом Тбилиси в отношении Абхазии, (что особенно проявилось на бюро Обкома партии при рассмотрении указанного письма). Задача эта была непростая, так как все они были номенклатурой ЦК КП Грузии. Тем не менее Б.В. удалось убедить тбилисское руководство в необходимости отстранения от своих должностей ряда из них, ставших наиболее одиозными в республике. К ним, в первую очередь, относился вышеупомянутый Л. Маршания, которого Тбилиси до последнего, что называется, «зубами защищал». Не просто было избавиться и от А. Сакварелидзе, деятеля бериевского пошиба. Борис Викторович прямо заявил Тбилисскому руководству: «Если вы не уберете Сакварелидзе, то я ухожу с работы». Только после такого ультиматума пришлось извести из Абхазии оскандалившегося шовиниста. Также поступил он и с заведующим организационным ведущим отделом обкома – Беридзе, тоже шеварднадзевского посланца, который окопавшись как крот, ежедневно по прямому телефону информировал Тбилиси обо всем, что происходило здесь, в особенности, о конкретных персонах, тем более если они были не лояльны в отношении тбилисского режима.
Общественность Абхазии требовала от Бориса Адлейба, чтобы вместо удаленных шеварднадзевских посланцев были назначены лица абхазской национальности. Но первый секретарь обкома партии не в силах был изменить давно установившуюся схему, которая определяла, какие номенклатурные должности закрепляются за той или иной национальностью. Порядок этот, обрел характер закона и грузинское руководство категорически не желало его нарушить.
Как известно, когда вместо Скаварелидзе из Тбилиси, не посчитавшись с требованием абхазской общественности, вновь направили грузина – Ю. Убилава – руководить Советом Министров Абхазии, в ответ начались массовые акции забастовок. (Хотя замечу, что Ю. Убилава, равно как В. Алавидзе и Р. Кецбая оказались единственными из всей плеяды шеварнадзовских посланцев в Абхазии справедливыми и порядочными людьми, лояльно относившимися к нашему народу). В результате отдыхающие в том числе и иностранцы, туристы остались без обслуживания, граждане без средств передвижения и т.д. В ту пору это сурово осуждалось. В конечном итоге, эти акции ничего не дали, зато вызвали крайне отрицательную реакцию со стороны высших инстанций, в том числе и московских, воспринявших этот факт как чрезвычайный.
Те, кто упрекали и даже обвиняли Бориса Викторовича в неправильных действиях, в тот момент, умалчивали это – очевидно, так было удобнее для обмана масс.
Не хочу бросать камни в адрес некоторых авторов тогдашних публикаций об этом событии, с ядовитой злобой выплеснувших ушат помоев – и не только на Бориса Викторовича, но и на ряд представителей нашей интеллигенции. Но они должны бы задуматься над тем, как должен был поступить первый секретарь обкома партии на пленуме обкома, созванном по требованию руководства Грузии с присутствием самого Шеварднадзе. Похвалить организаторов акции и заявить: «Молодцы, вы, ребята, правильно поступили»? или бросить вызов грузинским властям и, махнув рукой, уйти? Может быть, этого хотели ретивые критики. Но это ведь было бы безрассудно, означало – опуститься до уровня вожака неорганизованной массы, раствориться в ней, стать сиюминутным героем, но недальновидным политиком.
Один известный русский публицист XIX века говорил: «Героизм, лишенный практического результата, есть парадное донкихотство». Ведь безумный, неоправданный риск ни к чему хорошему не приведет. Разве лучше было бы, если бы Б.В, Адлейба покинул свой пост? Вряд ли. Какие были бы последствия? Поставили бы вместо него лучшего, более «патриотичного?». Было бы гораздо худе! Лютовала бы реакция, а в руководстве Абхазии оказались бы люди типа Маршания, о чем, кстати, он мечтал.
Будучи трезвым и опытным политиком, Б. Адлейба далеко не обо всем мог сказать открыто препятствующих ему в его стремлении сделать больше для своего народа. Как сказано, кругом были шпики, официальные и неофициальные, которые доносили информацию о каждом его шаге и слове в цитадель шовинистического режима Грузии.
Помнится, как однажды в разговоре я уловил его переживание относительно одной из злободневной для нашего народа проблеме. Тогда я по наивности спросил у него, нельзя ли вопрос этот пропустить через бюро обкома партии? В ответ он сказал: «Не видишь Комошвили (председатель КГБ), который сидит на бюро. Он для того там и сидит, чтобы все, что нами здесь говорится и кем говорится, докладывать Тбилиси». Однако, переживая обо всем этом, он не уклонялся от решения насущных проблем народа. И нес свой крест достойно и честно, никогда не жалуясь на загруженность непомерной работой. Под тяжестью проблем и сложных ситуаций он не сгибался, не разводил руками растерянно, не суетился и не давал волю нервам, проявляя спокойствие и выдержку.
О человеке безошибочно можно судить по тому, как он действует, ведет себя в трудные, критические моменты и насколько при этом сохраняет достоинство, мужество, верность долгу. Таким знаковым моментом в жизни Бориса Викторовича было лыхненское событие в марте 1989г., когда все взоры были направлены на него – люди ожидали, как поведет он себя в этой ситуации. Без никаких колебаний он принял единственно верное решение, оставшись со своим народом… И этот его поступок, учитывая характер и реалии того времени, несомненно был сродни подвигу.
Глубоко осознавая меру ответственности, лежавшей на нем, Борис Викторович, можно сказать, целиком отдавался работе. За все 10 лет его деятельности на посту первого секретаря обкома партии, он ни разу не был в отпуске и это притом, что здоровье уже подводило его, перенес инфаркт. Для него не было выходных дней, приходил он на работу в половине девятого, а уходил не раньше 10 вечера. Когда его спрашивали, почему же он так не щадит себя, говорил, что с него – первого лица в республике – берут пример все должностные лица и потому он не имеет права расслабляться.
Он очень требовательно относился к себе. Не допускал барских замашек в быту. Не был озабочен собственным обустройством и комфортом, обходился средним достатком, стандартом комфорта тех времен, не стремясь выделяться среди остальных.
Он настоял на том, чтобы старший сын, Темур, окончивший московский вуз, отправился работать рядовым агрономом в колхоз, в родное село Члоу. Другой бы на месте Бориса Викторовича, наверное, подыскал бы для своего чада какое-нибудь теплое место поблизости от себя. Младший сын Астамур со второго курса сельскохозяйственного института был призван в Советскую Армию, и никаких отсрочек от службы его отец не добивался.
Самым огорчительным в жизни для Бориса Викторовича стал факт, имевший место в день работы областной партконференции в начале 1989г., когда некоторые из числа горячих голов радикалы, в целях его дискредитации собрали большую группу людей возле здания обкома партии. Некоторые из них вели себя вызывающе, держали в руках карикатуру на которой Б. Адлейба был изображен сидящим на коне с уздечкой, тянущейся в сторону Тбилиси. Они шумели, стучали в дверь здания обкома, намереваясь сорвать работу конференции. И не против тогдашнего общественного строя они выступали, а просто хотели другого первого секретаря обкома. Правда неясно было, кого они имели в виду и в каких таких достоинствах ему уступал Борис Викторович.
Организаторы этой постыдной акции прекрасно знали, что так не решаются кадровые вопросы и понимали, что шансов на успех у них нет, но им нужен был инцидент, хотелось громко продемонстрировать свое отношение к первому секретарю, на их взгляд, не столь «патриотичному», как им хотелось бы. Интересно, что среди «штурмовавших» двери обкома был и человек, которому Борис Викторович делал добро и не раз. То есть за добро ему было заплачено злом. Борис Викторович и ранее сталкивался с проявлениями злобы в отношении к себе с гнусными анонимными поклепами, но все это не шло ни в какое сравнение с последним фактом. Я помню, как он, подавленный этой вопиющей акцией, в состоянии шока, прохаживаясь по кабинету, повторял: «Как они оскорбили меня!!!» Это оскорбление, столь потрясшее его, как он ни старался скрывать его, осталось острой занозой в его и без того больном сердце и с ней, этой занозой, он ушел от нас.
Борис Викторович не держался «мертвой хваткой
За свою должность, поэтому он и не испытывал никаких сомнений, направляясь на Лыхненский сход. Здесь важно заметить, что его оставление на следующий срок было согласовано по тогдашним правилам в высших партийных инстанциях, таким же образом был настроен и актив республики. И сам он не чувствовал себя, как говорят «утратившим форму. К тому же, явной эквивалентной замены его – с его опытом работы с людьми и авторитетом, тем более в осложняющейся обстановке не было. Все это и предопределило мнение в пользу его кандидатуры.
Будучи избавлен как от личного страха так и от лицемерия Борис Викторович никогда слепо не выполнял приказы сверху и предписания начальства не были для него истиной в последней инстанции. Он мог в высоких кабинетах отстаивать свою точку зрения, при необходимости показать характер. И если раньше, до него, грузинские ведомства позволяли себе ревизовать, проверять объекты в Абхазии и т.д., вследствие чего, как правило, «разоблачались» главным образом абхазы, то при нем они поумерили свой пыл. И не случайно в период его пребывания на высоком посту первого секретаря обкома партии, в Абхазии не было ни одного громкого дела. Многие знают о том, как он мужественно отстаивая свою позицию, не допустив строительства атомной электростанции в Галском районе. А ведь вопрос об этом в верхах был согласован. С таким предложением приехал сюда тогдашний председатель СМ Грузии Картвешвили. С ним Борис Викторович на вертолете вылетел в Гальский район, село приморское, где и планировалось строительство этого объекта. Прямо на поле, в присутствии крестьян, Картвелишвили, выложив схемы, проекты и другие документы будущей станции, доказывал о благах, которые принесет она Абхазии. Но Борис Викторович с этим не согласился, мотивируя свой отказ возможными бедами в случае ее аварии – тогда у всех на слуху были аварии на армянской и, особенно, на Чернобыльской АЭС. Дело закончилось тем, что, поругавшись с председателем СМ Грузии и не попрощавшись с ним, Адлейба уехал в Сухум. Крестьяне, видевшие все это, удивлялись смелости секретаря обкома, не оробевшего перед высоким тбилисским начальником. (Впоследствии, как рассказывал Борис Викторович, встретившись с ним, Картвешвили извинился за свою тогдашнюю бестактность).
Известный французский художник XIXв. Оноре Домье говорил, что каждый человек должен принадлежать своему времени. Борис Адлейба был яркой фигурой во времена, которое выбрало его, но он не мог не видеть наступления новых реалий, который вызовут ожесточенную политическую борьбу. Уйдя с работы, не занимая официальной должности, Б. Адлейба не испытывал ощущения оторванности от своего народа, оставался в гуще его жизни, помогал советом и делом новым руководителям Абхазии. Философия созерцательной безмятежности была в корне ему чужда. Не все знают, например, о его большой заслуге в единогласном избрании В.Г. Ардзинба тогдашним парламентом председателем Верховного Совета Абхазской АССР (вместо ушедшего с этого поста В. Кобахия), а также в установлении квот на предстоящих выборах в Верховный Совет Абхазии), что до сих пор рассматривается тбилисскими шовинистами как акт проявления дискриминации по отношению к местному грузинскому населению. Сделать это Адлейба удалось при содействии своего давнишнего тбилисского приятеля М. Оманидзе, оказавшегося первым заместителем председателя правительства Грузии при Гамсахурдиа и вхожего к нему.
Говоря о Борисе Викторовиче, нельзя сказать, что он был соткан из одних достоинств. Этим мог бы похвастаться лишь Христос, но он не был богом. При всей своей незаурядности, он не был механическим счетчиком, не делающим ошибок. При этом замечу, что он делал их гораздо меньше, чем сделал бы всякий другой на его месте. Ден Сяо Пин, ныне в мире признанный феноменальной фигурой и чьими идеями живет сегодня Китай, достигая при этом замечательных результатов, говорил, что было бы смешно, чтобы человек никогда не ошибался, всегда говорил и действовал правильно. Для себя он определял 60% он делал все правильно, а 40% – нет. Для Бориса Викторовича идеалом руководителя был Нестор Лакоба, чья высокая планка оказалась недосягаемой, как он говорил, ни для кого в Абхазии. Он знал много о нем и пытался хотя бы в чем-то походить на него. Но при этом он хорошо понимал, что нельзя повторять действия других, важно быть самим собой поскольку каждый человек – продукт своего опыта, времени, окружения и т.д. Нельзя не заметить, что Борис Викторович рос как политический руководитель, преодолевая свои недостатки, а это, как известно, под силу не всякому. В этом ему помогали большой запас жизненных наблюдений, его пытливость, постоянное общение с народом.
Говорят, что по мере того, как идет время, бледнеют символы, которые еще недавно были знаковыми в определении температуры общественной жизни. Да, время, в которое жил и творил Борис Викторович, отличалось от нынешнего, называлось оно социализмом, которого уже нет. Китайцы говорят, что нельзя возвращаться туда, где уже было счастье. Я далек от того, чтобы восторгаться тем временем и не считаю его сплошь отрадным периодом. Однако, эпоху эту однозначно не оценишь. В ней ведь было много хорошего (о чем ностальгические рефлексии сохраняют у огромного числа на постсоветском пространстве) и плохого, вызывающего осуждение и отторжение. Без объективного учета всего этого невозможно глубоко осознать атмосферу современных смыслов и бессмыслиц, надежд и планов. Н.В. Гоголь говорил: «Прежде, чем устремиться вперед, надо оглянуться назад, в прошлое, чтобы понять, куда идти и с чем идти». Сегодня на всем постсоветском пространстве, в том числе и у нас, стоит именно такой вопрос. Многие трезвомыслящие люди пред лицом нынешнего, скажем прямо, бездушного и сурового времени задумываются: не переборщили ли мы в своем стремлении всеобщего отрицания и разрушения прошлого. Очевидно, был прав старый немецкий мудрец, который советовал: «на разрушайте слишком поспешно здание в чем-то неудобное, чтобы не подвергаться новым неудобствам». Сегодня многие это понимают и приходят к выводу, что надо сохранить, восстановить то хорошее, что было выстрадано при социализме. Ведь не секрет, что несмотря на политическое давление Тбилиси, политические ограничения и т.д. в Абхазии было немало достижений как в экономике, так и социальной и культурной сферах. Ф. Искандер заявляет: «… сохранить чистоту своей совести при советской власти было легче, чем сегодня… При советской власти была уверенность, что хуже не будет. Сейчас такой уверенности нет». И распад СССР он считает огромной трагедией («Российская газета», 4.03.11) . То же самое твердил Р. Гамзатов, называя эпоху социализма для малых народов эпохой Возрождения и Ренессанса («Незав. газета », 16.01.2001). Значит, в прошлом было немало таких непроходящих ценностей, которые следовало бы соединить все это с тем новым полезным, которое с такими трудностями, жертвами рождается. Естественно, когда речь идет о том хорошем, что было в прошлом, то деятели, под чьим непосредственным руководством это осуществлялось, не могут быть забыты, они останутся в доброй памяти народа и займут достойное место в его истории.
К таким замечательным государственным и общественным деятелям несомненно относится и Б.В. Адлейба.

Июнь 2011тг.

Постскриптум. Уже когда эта статья была завершена, пришел на память еще один факт, связанный с Борисом Викторовичем. Быть может, кому-то он покажется малозначительным, но мне представляется характерным штрихом к биографии человека, которому посвящена данная публикация. Пляж, что у реки Сухумки, вблизи устья Баслы, долгое время являл собой песчаную пустошь, которую то и дело размывало волнами. «А ведь можно этот приморский участок города сделать более привлекательным, если посадить здесь деревья» – этой своей мыслью Б. Адлейба поделился с коллегами, а затем дал поручение городским властям, и вскоре здесь зазеленела тенистая роща, которая и сегодня радует взгляд. А главное, посадки укрепили здесь грунт, защитили прибрежную зону. И думалось мне сегодня аллегорически вот о чем: а разве не направлял все свои усилия Борис Викторович на то, чтобы укреплять абхазское общество, и таким образом защитить от грядущих волн испытаний. По cути всю свою жизнь он посвятил именно этому.
_____________________________________


Крикливые речи с истиной не дружат

В последнее время едва ли не в центре внимания значительной части общественности Абхазии стала ситуация, связанная с действием председателя народной партии Я.Лакоба.
Речь идет о его недавнем скоропалительном интернет –выпаде.
Один из представителей нашей оппозиции – лидер НПА Я.Лакоба, утратив в азарте нагнетаемых политических страстей благоразумие, всякую меру приличия и явно поддавшись импульсивным эмоциям позволил себе оскорбительные, грубые высказывания в адрес, побывавшего недавно в Абхазии с рабочим визитом, весьма уважаемого высокого должностного лица Российской Федеации – председателя Счетной палаты С.Степашина и его семьи. И эти безответственные заявления, естественно, не могли не вызвать возмущения со стороны большей части общественности Абхазии.
А что же говорит сама оппозиция? На проведенном ею в Гудауте 26 января с.г. собрании своих сторонников было выражено безапелляционное осуждение властей за принятые правоохранительными органами определенные меры по привлечению к юридической ответственности Я.Лакоба. Такую реакцию данного собрания, хотели того его участники или нет, нельзя расценивать иначе, как потворствование огульной, бездоказательной критике, поощрения вседозволенности в стремлении выпятить себя на общественном поприще.
Усиливая остроту выпадов своего единомышленника против С.Степашина и его семьи, ораторы, в тоже время, непомерно возвеличивали образ своего протеже, наделяя его преувеличенными достоинствами и воздавая ему щедрые почести. Ну, просто гигант интеллекта предстал в глазах публики, как образец мудрости и бесстрашия, перед которым едва ли не надлежит всем нам снимать шляпу и, которого впору ставить в один ряд с Нестором Лакоба и другими легендарными личностями.
Понятно, что как политик Я.Лакоба не может не заботиться о своем рейтинге. Вспомним, что он выставлял свою кандидатуру на президентских выборах в 2004 г., значился он и в числе соискателей звания депутата Парламента Абхазии, да только количество им голосов оказалось довольно-таки мизерным.Что ж, популярность завоевывается повседневной, напряженной деятельностью, конструктивными предложениями, но никак не словопрениями, тем более не отличающимися мотивированностью…
И думается, собрание в г. Гудаута мало способствовало авторитету Я.В.Лакоба, да и самому оппозиционному течению. Кстати, выступавшие там не уступали ему своими тирадами. Многие участники прений также преступали грань приличия и такта в отношении должностного лица Росии, весьма уважаемого общественностью.
Но и этого было мало. Кому на пользу прозвучавшие там же эмоциональные декларации на предмет непропорциональности, якобы, вклада регионов Абхазии в победу над врагом в минувшей войне, голословные утверждения о том, что все тяготы войны вынесло на своих плечах население Гудаутского района и в горестной статистике погибших тоже превалируют представители данного региона? Насколько нравственны и продуктивны такого рода умозаключения? Надо отдавать себе отчет в том, что преподносишь аудитории. Да и не могут не знать те, кто разглагольствует на эту тему, каким тяжелым катком прошлись грузинские оккупанты по Очамчирскому району, каким ужасным истязаниям и пыткам подвергали они здесь абхазское, армянское и русскоязычное население, не щадя женщин, стариков и детей. Казалось бы, об этом доподлинно всем известно. Как и о том, в каких неимоверно тяжелых условиях оказывалось здесь с первых дней войны сопротивление врагу, как создавались боевые группы и отряды. А разве можно предавать забвению подвиг жителей Ткуарчала, которому неслучайно было присвоено звание Города-Героя. Мы, как урок, должны запомнить одно, что каждый район Абхазии внёс свой посильный и непосильный вклад в победу над оккупантами.
Смущает то, что никто из присутствовавших в зале не решился возразить разошедшимся в обличительной страсти ораторам. А приструнить таковых надлежало бы, кстати говоря, в первую очередь, старейшинам – людям, умудренным жизненным опытом, которые могли бы своим весомым словом призвать к сдержанности в речах, как это было свойственно абхазскому обществу. Ведь, исходя из освящённых веками традиций абхазского народа, члены Совета старейшин призваны быть объективными, беспристрастными и тактичными, не подверженными никаким страстям, посредниками (медиаторами), своего рода «независимыми экспертами». Благодарная функция старейшин – способствовать налаживанию спокойного, без всплеска эмоций и без интриг, диалога между различными представителями общества, активно противостоять провокационным попыткам того или иного разлада, тем более, когда речь заходит о надуманных коллизиях между регионами республики. Именно содействие единению общества должно главным образом занимать Совет старейшин,а не пытаться заниматься функциями, входяшими в компетенцию ученых. Успокаивает лишь одно, но важное обстоятельство, что прозвучавшие «красноречивые перлы» не принадлежат всем жителям Гудаутского района. Они остаются грязными выпадами отдельно взятой горстке озлобившихся борцов за государево кресло.
Нельзя было не заметить, что инициаторы данной акции, движимы жаждой повысить свой политический имидж в стране. Люди, не изменяющие своей приверженности к неконструктивным методам действий, руководствуются одной лишь слепой ненавистью к власти и как бы сами себя подогревают в непреходящей озлобленности за поражение в минувших президентских выборах. Не иначе, к примеру, как сумасбродством можно назвать прозвучавшее в пылу ярой риторики запальчивое «резюме» о том, что наше руководство является носителем мингрельской ментальности и психологии.
Разбросались словами и не призадумались: разумно и осмысленно ли то, что произносится?
Интересно, что, допуская такие беспочвенные словопрения, ораторы пытались убедить своих слушателей (репортаж о собрании, как известно, транслировался по Абхазскому телевидению) в том, что они преисполнены самыми благородными побуждениями. В действительности, они намеренно драматизировали общественно политическую ситуацию в республике, пытались внести как можно больше разлада в стране и, страдая комплексом собственной нереализованности, убедить граждан в том, что именно она, оппозиция, истинный ревнитель государственных интересов. И для этого, оказывается, все средства хороши. Звучали даже угрозы и заявления близкие к ультиматуму и шантажу. И это цивилизованное поведение политических оппонентов?!
Автор этих строк не собирается выставлять себя этаким бравым заступником органов власти, глядящим на жизнь сквозь розовые очки. И мне, и другим известны огорчительные явления, мешающие поступательному развитию независимой республики Абхазия. В первую очередь, это коррупция в чиновничей среде, и нас не может успокаивать то, что она наличествует во многих странах, особенно в тех, где только происходит становление рыночной экономики. Но говорить о коррупции надо не вообще, как это делает оппозиция, а конкретно и адресно, оперируя скрупулезно и тщательно изученными материалами.
Но, быть может, этому мешают определенные пикантные обстоятельства? Вспомним библейское: «Кто без греха – пусть первый бросит камень». Вот тут-то и возникает мысль: а безгрешны ли, на словах пекущиеся о благе народа «правдолюбцы» из оппозиционного стана? Ведь не трудно вспомнить, что иные из них, причем самые бес компромиссные сегодня, пребывали в свое время у кормила власти и что-то не помнится, что бы при них в стране было больше порядка. И население при их власти не благоденствовало, да и были ли они столь стерильно благообразными, чтобы наделять себя сегодня моральным правом уличать в греховности других?!.
В Абхазии слово всегда имело высокую цену. И никогда не пользовались уважением люди, не отдающие отчёта своим словам. Столь же значим смысл высказываемого человеком и сегодня. И потому хочется пожелать рьяным ораторам: остудите свои эмоции, умерьте пыл, подумайте, в конце концов, как слово ваше отзовётся. Громкие, крикливые, непродуманные речи чаще всего, бывают далеки от истины.
______________________________________


Тщетные надежды лидеров Грузии

Заметки политолога

В газете «Свободная Грузия» от 17 января с.г. ее редактор Т.Ласхишвили назидательно пишет: «Предаваться иллюзиям нельзя ни в коем случае. Нужно иметь мужество смотреть в лицо действительности…» Хотя при этом он имел ввиду внутриполитическую ситуацию Грузии, однако слова эти можно соотнести и к сложившимся новым геополитическим реалиям на Южном Кавказе после августовских событий прошлого года, да, пожалуй, и во всем мире, если учесть, что август 2008 г. серьезно поставил вопрос о дальнейшей судьбе однополярного мира. (Модель такого мироустройства, которую Америка самоуверенно пыталась насаждать после окончания «холодной войны», фактически рухнула. К тому же экономический его фундамент на деле оказался явно зыбким).
Но грузинская политическая элита не желает замечать факта стремительного изменения мира, и в частности Кавказа. Между тем не считаться с тем, что здесь произошли необратимые перемены – означает пребывать в отрешенном политическом сознании… Впрочем, нежелание Тбилиси признавать поступательный ход истории проявляется уже и после грузинской агрессии в Абхазии. Сухум постоянно заявлял о невозможности возвращения Апсны в лоно Грузии. Наша страна приступила к строительству своего независимого государства и преуспела на этом пути во многом. Но Тбилиси, не обращая внимания на это, продолжал попытки, в том числе силовые, для достижения своей захватнической цели.
Грузинские политические прогнозисты и в мыслях не допускали признания Россией Абхазии. Шеварднадзе с апломбом «политического мудреца» и прорицателя, вещал, что независимость Апсны никак не приемлема для России, т.к. в этой многонациональной стране много национальных республик, которые тоже могут потребовать независимости. То же самое говорили многие политологи, в один голос твердя об опасности этого шага для самой России. Высказывались и другие доводы о незаинтересованности России в признании независимости Абхазии. В частности, профессор А.Чачия обосновал это не только северокавказским фактором, но и тем, что, дескать, в случае получения Абхазией независимости, она «получит право заключать международные договоры и соглашения». «И какими же будут эти соглашения, – задавался вопросом Чачия – если учесть, например, огромную заинтересованность Турции в распространении своего влияния на Кавказ?» Этим он и мотивировал то, что Москва воздержалась от признания независимости Абхазии «даже при наличии Косовского прецендента».
Ни одно из этих предсказаний не подтвердилось, в первую очередь в части цепной реакции на Северном Кавказе, хотя иные грузинские аналитики до сих пор думают, что признание Россией независимости Абхазии будет иметь разрушительные последствия для северокавказского региона, и даже полагают, что процесс этот уже начался. Так думает Шеварднадзе, заявляющий, что Россия «создала прецендент» и «поощрила свои сепаратистские территории», и учредитель Медиа холдинга «Джорджия таймс» М.Гулашвили, считающий, что признание РФ Абхазии и Южной Осетии независимыми республиками тут же взорвало ситуацию в Ингушетии, пошли теракты в Дагестане и т.д.
Между тем президент Дагестана Муху Алиев отметил, что провалившиеся расчеты на осложнение на Северном Кавказе показали банкротство политики Тбилиси и стоящих за ним США. Что же касается терактов в этом регионе, то они являются следствием не августовских событий (они имели место здесь и до этого), а той преступной войны, которую затеяло в свое время бездарное ельцинское руководство РФ. Нынешняя же напряженная ситуация во многом объясняется социальными проблемами, решением которых вплотную занимается российское руководство. Так что нечего злорадствовать по поводу терактов на Северном Кавказе, они никак не связаны с признанием независимости Абхазии и Южной Осетии.
В то же время следует заметить, что в грузинском политическом бомонде не перевелись те, которые все еще считают возвращение Абхазии, равно как и Южной Осетии, вопросом времени. Такого убеждения придерживается, в частности, известный грузинский эксперт М.Арешидзе, изложив его в интервью газ. «Свободная Грузия» 17.01.2009. По его мнению, «даже в сегодняшних условиях у Грузии есть множество механизмов для возвращения оккупированных (?!) Россией территорий» (то бишь Абхазии и Южной Осетии). Но при этом не говорит, какие же это механизмы. Зато не жалеет красок для того, чтобы изобразить абхазов этаким непонятливым народом, не сознающим свое «неопределенное политическое будущее». Не известно на что опираясь, он заявляет: «Абхазы обвиняют нас во всех тех бедах, которые с ними произошли. Они говорят – мы хотели независимости, но не в той форме, так как сейчас мы чувствуем себя жителями оккупированной территории и ваша вина во всем, что с нами происходит». Демонстрируя «свою осведомленность» в абхазских делах, далее он твердит: «Очамчирские абхазы считают, что проживают на оккупированной территории, в Гудауте и Сухуми такой ситуации действительно нет, а в Очамчирском районе есть, там для российского солдата, который грабил население, было все равно, кто был абхазом, и кто – грузином». Вторя ему, Д.Путкарадзе, редактор газеты «Абхазский меридиан», пишет, что в приватных беседах с грузинами абхазы неоднократно отмечали: «Вы, грузины, сделали все, чтобы потерять Абхазию. А сейчас делаете все, чтобы и мы, абхазы, потеряли Абхазию».
Что можно сказать по поводу этих утверждений? Только одно – циничная ложь! Невозможно даже представить, чтобы абхаз сетовал на оккупацию их территории русскими, и тем более – чтобы они жаловались по поводу утраты своей родины грузинам, которые еще вчера нас хотели тотально уничтожить! Это провокация, цель которой – выдать желаемое за действительное. (Любителям поболтать об «оккупации» Абхазии русскими посоветовал бы обратить внимание на ситуацию в Косово, независимость которого с таким воодушевлением была признана Западными странами год назад. Ведь там «правят бал» не косовары, а страны ЕС, осуществляющие прямой надзор над этой страной. Они контролируют там все и вся. Вот, господа, где имеет место оккупация, а не в Абхазии!). Что же касается вины грузин во всех бедах абхазов, то это – сущая правда. На протяжении многих десятилетий официальный Тбилиси ущемлял интересы абхазов, подавлял их, угрожая их самоидентификации, объявляя их грузинскими племенами, лишая их собственного языка и навязывая вместо него грузинский язык.
Своего рода венцом всех антиабхазских деяний Грузии явилась ее военная агрессия против Апсны и геноцид ее народа, разрушения и предание огню его материальной культуры (Чего стоит, например, поджог Абхазского научно-исследовательского института им.Д.И.Гулиа и Абхазского Госархива, в которых были спрятаны ценные источники истории и культуры нашего народа. Кстати, один из ярых антиабхазских радикалов, мегрел Д.Гамахария, бывший преподаватель истории КПСС в АГУ, впоследствии при встрече с абхазами заявил: «Мы сожгли ваш архив, потому что вы на его основе написали антигрузинскую книгу». Имелся в виду изданный в Сухуме сборник документов под названием «Документы свидетельствуют: 1937-1953». Но в сборнике всего-навсего лишь приводились решения и постановления тогдашних властей о массовом переселении грузин в Абхазию в указанный период, содержались списки переселенцев с указанием из каких мест они сюда попали, в каком районе, селе их поселили и т.д. Такова правда истории времен сталинизма и бериевщины, и что же здесь антигрузинского?!) Правда в том, что сама Грузия ускорила независимости Абхазии. Это стало логическим следствием неправедных деяний официального Тбилиси, особенно навязанной им в 1992 г. кровавой войны. Но по сути никто, за редким исключением, в грузинской столице до конца этого не осознает. Прав профессор ТГУ З.Пиралашвили, заметивший: «Мы постоянно пытаемся увидеть причину и перенести центр тяжести за все наши беды куда-то вне нас. Не хотим ее видеть в себе самих. В этом состоит первооснова наших поражений». Понимания своей вины перед абхазами, равно как и перед осетинами, у грузинского политбомонда нет. С их точки зрения в том, что произошло виноваты абхазы, осетины, русские, еще кто угодно, но только не они – грузины. Помните, как громогласно вещал Саакашвили: «Перед абхазами нам незачем извиняться!» Так думает большинство в Грузии.
Продолжая свои злословные измышления, Арешидзе убеждает кого-то в том, будто бы ныне абхазы испытывают серьезное давление со стороны русских, «страх того, что сегодня или завтра им навяжут президента – не этнического абхаза, потому что никому не нужна Абхазия в руках абхазов…» Исходя из этой, прямо скажем, примитивной логики, аналитик прогнозирует исход предстоящих президентских выборов в Абхазии. В частности, касаясь шансов С.Багапша на них, он выдает такую бредовую мысль: ему, дескать, не прощают в Москве того, что победил на предыдущих президентских выборах, а также того, что не пожелал штурмовать во время последних событий Кодорское ущелье. Оказывается, ему «не прощают и желания проводить независимую политику. Багапш считается проабхазским политиком, и он никому не нужен». Почему-то г-н Арешидзе, топорно анализирующий политтехнологию прошлых президентских выборов в Абхазии, ничего не говорит о том, что С.Багапша воспринимали тогда в Тбилиси «своим». Саакашвили, наслушавшись молвы о якобы прогрузинской ориентации Сергея Васильевича, раздутой противниками его кандидатуры, заявлял, что обязательно найдет с ним общий язык. Но, конечно, иной ориентации, кроме патриотической, у С.Багапш не могло быть. Заметим также, что Арешидзе и некоторые другие грузинские аналитики, берущиеся предугадать будущих кандидатов в президенты Абхазии, демонстрируют незнание конституционных установлений республики на этот счет, а именно: кандидат должен быть этническим абхазом и знать хорошо родной язык, проживать непрерывно в Апсны не менее пяти лет. Без этих обязательных условий претендент на президентский пост не подлежит регистрации. Но, собственно, господа, вам должно быть все равно, кого изберут президентом Абхазии. Кого бы не избрали, он ни на йоту не будет отступать от избранного вектора развития страны. Это однозначно! Но в Тбилиси надеются на чудо. Как тут не обратиться снова к тому же профессору З.Пиралишвили, заметившему: «Мы любим существовать среди мифологизмов».
Арешидзе и иже с ним – грузинские аналитики, обслуживающие информационные службы, озлобленные необратимыми итогами послеавгустовских событий, склонны воспринимать все, что происходит в Абхазии, через привычное им кривое зеркало. Ясно, что с устоявшимися стереотипами расставаться очень тяжело. И потому они изображают нынешнее положение Абхазии незавидным, а завтрашний день – мрачным. (Абхазы говорят: сначала разберись со своими делами, прежде чем заниматься чужими. Но грузинским аналитикам, страна которых охвачена кризисом, безудержной политической вакханалией и стоит перед сложными социальными проблемами, следовать этой мудрости, похоже, не с руки. Им проще говорить о чужих проблемах). Поразительно, как после обретения Абхазией независимости, в Тбилиси вдруг «воспылали» пламенной «любовью» и «заботой» о ее народе. Не дает, видите ли, им покоя, что этот «братский народ» оказался перед перспективой исчезновения, с чем они никак не могут мириться и льют по этому поводу крокодиловы слезы. (Говорят, что свойственный природе человека гамме чувств столько же ненависти, сколько и любви. Так неужели презрение к абхазам у грузинской элиты сменилось ныне любовью к ним? Разумеется, нет. Это – расчетливое лукавство…) В Тбилиси готовы биться до конца для возвращения Абхазии в лоно Грузии, где только и может она, по их высокомерному разумению, обрети «счастье» и процветание. Словом, они хотят вернуть Абхазию в состав Грузии исключительно для блага абхазов, не помышляя при этом ни о какой-либо выгоде для себя. Вот какие они филантропы – наши соседи! А как они сокрушаются по поводу «непонятливости» абхазов, избравших себе «гибельный» путь! Этот мотив присутствует почти во всех аналитических публикациях, касающихся Абхазии. Особое старание в этом отношении демонстрирует Д.Путкарадзе. Страницы редактируемой им газеты «Абхазский меридиан» изобилуют такими рассуждениями. Но никто в Абхазии не верит в эту «сердобольную доброжелательность» тбилисского режима. Это всего лишь ширма, под которой стараются скрыть постигший их шок в связи с окончательной утратой жемчужины Причерноморья – Абхазии, которая на протяжении всех советских лет являлась их «вотчиной» и к которой они так привыкли. Поэтому в конце концов Путкарадзе, вынужденный открыть карты, надрывно кричит, призывая всех помочь во что бы то ни стало вернуть Абхазию в состав Грузии, иначе, мол, будет закрыта дорога к «скорейшей интеграции Грузии в Европейскую семью народов». Об этом идет речь и в инициированных им коллективных письмах на имя грузинского президента и координатора Группы стран-друзей Генсека ООН, Чрезвычайного и Полномочного посла германии в Грузии г-же Патрисии Флор, пронизанные тревогой по поводу утраты Абхазии (странно, что среди подписантов этих писем и Гурам Одишария, который всегда отличался трезвостью ума и добропорядочностью). Не усматривая никакой вины официального Тбилиси в пятидневной августовской войне и обвиняя во всем российскую сторону, авторы писем констатируют: «Россия приняла парадоксальное решение, признав независимости Абхазии и Южной Осетии… Но она не может себе позволить их долговременное существование в таком статусе» и потому вхождение их в состав РФ может состояться в любое время». А такое развитие событий неприемлемо для Грузии и для мирового сообщества, для абхазов особенно, которым грозит катастрофа», авторы писем криком кричат, призывая использовать все силы и средства для недопущения такой трагедии. Не желая понять бесперспективность надежд на возвращение Абхазии, подписанты предлагают некие химерические проекты, граничащие с фантастикой.
В сущности, в Тбилиси могут строить какие угодно планы, но их вожделения не осуществимы. Абхазия ценой огромных утрат добилась своей цели – независимости. Ее признала Россия и обратный ход невозможен, о чем многократно на различных уровнях заявляло российское руководство.
Возвращаясь к возглавляемой Путкарадзе газете, хотел бы заметить, что в ней не увидишь оголтелых антиабхазских публикаций, которых великое множество в других грузинских изданиях, да и сам редактор позиционирует себя миротворцем, работающим на примирение абхазов и грузин. Однако при достаточно вдумчивом анализе нельзя не увидеть главный прицел этого самого «Меридиана» – воссоединение Абхазии с Грузией. Правда, факты и аргументы, с помощью которых он это пытается делать, до смешного примитивны, главное – надуманные. Вот один из них: «Все, кто прошел войну в Абхазии, отлично знают и помнят случаи братания грузин и абхазов на линии фронта. Они были не такими уж редкими… Но сегодня официальные Тбилиси и Сухуми предпочитают не вспоминать об этом» («Абхазский меридиан», № 1, 2009 г.). Кстати, аналогичную дешевую фальшивку он выдал в той же газете несколько лет тому назад: о том, как в ходе войны где-то в районе села Мгудзырхуа тяжело раненый абхазский боец попал в грузинский плен и как гуманно к нему отнеслись, выходили его и т.д. Кто-кто, а Дэви Исмаилович, будучи инспектором ЦК КП Грузии по Абхазии на протяжении долгого времени, должен знать, что Мгудзырхуа находится в Гудаутском районе, а туда грузинские вояки, как ни бились, не смогли продвинуться ни на шаг за рекой Гумиста в Сухумском районе.
Никакого братания во время грузино-абхазской войны не было. Зато известно о варварском, человеконенавистническом поведении грузинских агрессоров, которые не щадили никого, особенно военнопленных. Многочисленные факты леденящих душу изощренных зверств свидетельствуют о том, что для абхазов они создали поистине дантовский ад. Даже в детях агрессоры видели врагов и убивали их. Применяли тактику выжженной земли. Соответствующими документами подтверждены случаи, когда пленных выдавали абхазской стороне убитыми и изуродованными, в то время как своих получали невридимыми. По Абхазскому ТВ, в частности, показывали, как в марте 1993 г. 12 абхазских пленных, подлежащих выдаче, в самый последний момент были садистски умерщвлены, их тела еще не успели остыть. Недавно в Сухуме провожали в последний путь известного врача-хирурга Антона Багателия. На его похоронах вспоминали о том, как во время войны он спас в сухумской городской больнице только что прооперированного им больного абхаза – мирного гражданина – от нагрянувших грузинских боевиков. На вопрос непрошенных «гостей»: «Где здесь лежит абхаз?» он ответил: «Здесь нет ни абхаза, ни грузина, ни русского. Здесь находятся только больные и я за них в ответе». И не пустил их в палату. Разве не о геноциде говорит стремление уничтожить любого абхаза как такового? О каком же «братании» могла идти речь! Или, может, Путкарадзе скажет, что чувство «братания» собрало на митинге в оккупированном Сухуме летом 1993 г., во время перемирия, многочисленных представителей грузинского населения?.. Разве ему не известно, как агрессивная толпа кричала, что не пустят в столицу Абхазии ни одного абхаза? Такая озлобленность грузин в отношении абхазов явилась результатом длительной идеологической обработки, искусственного нагнетания атмосферы недоверия к абхазам, демонизации их образа. (Г-н Путкарадзе должен хорошо помнить, как это делалось изощренно, исподтишка, под ширмой внешне благозвучной риторики официального Тбилиси, причем как он сам, будучи инспектором ЦК Грузии по Абхазии, следуя указаниям Шеварднадзе, всячески выискивал факты нелояльности абхазов к тбилисскому режиму (в информаторах у него здесь не было недостатка). Хотелось бы ему напомнить о конфузе, который произошел у него с одним из новых ответработников Обкома партии, которого Путкарадзе упрекнул в том, что, в отличие от своего предшественника (присланного в свое время Шеварднадзе), тот в Тбилиси не информирует о делах в Абхазии и о том, как В.Алавидзе по этому поводу поднял шум в руководстве ЦК Грузии… Правда, Путкарадзе ныне готов демонстративно оплевать своего бывшего всемогущего шефа и выдает откровение: «Шеварднадзе, вечно цеплявшийся за свое кресло, … принес горе и грузинскому, и другим народам Кавказа, во многом из-за этого самого кресла начавший войну в Абхазии»… Но эти негодующие излияния в адрес Белого Лиса не помешали ему присутствовать на свадьбе его внука и яркими красками живописать это событие в газете…).
Но грузинские политики не склонны подвергать глубокому анализу все предвоенные действия тбилисского политического режима в отношении абхазов, за которыми последовала логическая развязка. И вместо того, чтобы признать открыто и честно то, что было совершено грузинской стороной на земле абхазов, они всячески изыскивают оправдательные мотивы. Следуя утвердившемуся в грузинской среде политическому макиавеллизму – изощренному обману, хитрости, клевете – Тбилисская элита склонна, как это ни парадоксально, вину за случившееся приписать абхазам – жертвам грузинской агрессии. Так, в частности, в газете «Свободная Грузии 19 июля 2008 г. была опубликована статья под названием «Сколько можно лгать», явившаяся реакцией на показанный по российскому телеканалу РТР документально-публицистический фильм об Абхазии. Ни один факт или документальный сюжет, показанный в нем, не убеждает автора статьи в преступных деяниях шеварднадзевского режима в Абхазии в 1992-1993 гг. Вообще отрицается какая-либо вина грузинской стороны применительно к этой войне. Более того, автору фильма С.Пашкову высказывается упрек в том, что он, дескать, «поверил в утверждения сепаратистской пропаганды о том, что 14 декабря 1992 г. грузины якобы сбили вертолет, вывозивший из Тварчели жителей и часть военнослужащих…» Утверждается, что к падению вертолета над Латой грузинская сторона не имеет никакого отношения, а случилось это из-за перегрузки вертолета, в котором., мол, «была группа военных, перевозивших оружие и боеприпасы, которые взорвались в момент катастрофы». Все это циничная ложь! Ведь комиссия с участием российских представителей, а также международных организаций установила, что вертолет был сбит ракетой «земля-воздух». Да и грузинское руководство, в лице Шеварднадзе, не пыталось опровергнуть это. Более того, во многих СМИ тогда цитировалось его циничное высказывание по этому случаю: «Война есть война!...» Сообщалась и фамилия сбившего вертолет, который был поощрен за содеянное. Что же касается военных на борту вертолета, то их было всего двое, остальные же – истощенные голодом мирные граждане, в том числе дети, а также очамчирские беженцы, спасавшиеся от бесчинств грузинских оккупантов. Совсем смешно утверждение газеты о том, будто бы в вертолете перевозили оружие и боеприпасы. Даже идиоту понятно, что из блокадного Ткуарчала оружие и боеприпасы во время войны не вывозились, напротив, они поступали туда (хоть и с трудом) из западного фронта – из Гудауты. Автор статьи подвергает сомнению и то, что Ткуарчал находился в блокаде и упрекает создателя фильма в том, что он умалчивает то, как «часть абхазского руководства Ткварчели готова была признать контроль властей Грузии…», о чем, мол, «пишут сами абхазские СМИ» и «для подтверждения этой договоренности на один день абхазское руководство Ткварчели водрузило над городом флаг Грузии». Все это вранье. Никто грузинского флага над Ткурчал не водружал. Правда, в одной из оппозиционных газет Абхазии сообщалось об этом факте, но это «утка» была решительно опровергнута самими ткуарчальцами, о чем рассказывалось по Абхазскому телевидению. (Кстати, замечу, что грузинские аналитики часто спекулируют не тенденциозных, в угоду сиюминутной конъюнктуре, публикациях иных наших радикальных авторов, видимо, не осознающих на чью мельницу они льют воду. Тем не менее вышеупомянутый аналитик М.Арешидзе считает, что «в Тбилиси, к сожалению, не привыкли читать внимательно абхазскую прессу», а в ней, по его мнению, содержится немало материала, который можно использовать как разоблачительный).
В упомянутой публикации немало и других нелепых утверждений – одно из них о том, «как после войны 1992-1993 гг., по словам ряда абхазских политиков, Москва мешала достижению договоренности между Сухуми и Тбилиси…» Кто же и когда из «абхазских политиков» об этом заявлял?.. Чушь какая-то! Такая же, как и то, будто бы Ардзинба и Шеварднадзе по телефону договорились о вводе грузинских войск 14 августа. Далее эта нелепица интерпретируется так: «Ардзинба, имея поддержку из Кремля, дал согласие Шеварднадзе и заманил грузинские части в Абхазию, а затем заявил о «грузинской агрессии». Может ли серьезный человек высказывать столь бредовое мнение!
История еще даст оценку той зловещей роли, которую сыграла в разжигании антиабхазской истерии грузинская интеллигенция. Знаменитый киргизский советский писатель Ч.Айтматов отмечал как-то способность интеллигенции «вырисовываться», как катализирующий фактор и в качестве провоцирующей сатанинской силы, …рождая эпидемию – чуму ненависти». Именно такую чумную функцию осуществляли т.н. грузинские интеллектуалы, подбрасывая дрова в костер антиабхазских деяний грузинских официальных властей. Во время войны известный грузинский артист В.Кикабидзе заявил: «Мы их (т.е. абхазов – К.Д.) уничтожим». (Кстати, свое ксенофобство он продемонстрировал заявлением, сделанным недавно одной грузинской газете: «…русские должны как-то убраться отсюда…»), кинорежиссер Э.Шенгелая приветствовал «уничтожение Абхазии и разорение сухумского музея», а писатель Чабуа Амиреджиби в кулуарах грузинского парламента при большом стечении народа презрительно говорил: «Абхазы – это грязный и мелкий народец». И высокомерно добавил: «Абхазы – грузинские племена. А те, кто пришел к ним – всякая шваль, Адыгея, убийцы, полудикие племена…» Что может преподнести читателям столь нацистски настроенный писатель! Добавим сюда то, что в ходе войны в интервью одной московской радиостанции он патетически заявлял о готовности грузинских парней довести до конца начатое дело и, пусть, мол 15 тыс. из них погибнет, но зато будет положен конец абхазскому вопросу. Погибло примерно столько грузин, в том числе и его сын, но результат-то получился совсем не тот, который он прогнозировал. Когда недавно в Тбилиси чествовали юбиляра Амиреджиби, в его адрес прозвучало много пафосных слов. Говорилось о нем и как о великом гуманисте, но сочетаем ли гуманизм с ксенофобией – вот в чем вопрос! Амиреджиби и многие другие представители грузинской интеллигенции то и дело спекулируют провокационным тезисом о пришлости абхазов на этой земле. Между тем всем хорошо известно, что эта антинаучная теория печально известного П.Ингороква, появившаяся в период разгула сталинизма и бериевщины и являвшая собой соцзаказ руководства Грузии, давным-давно опровергнута. Но нынешним наследникам этих двух «славных грузинских сынов» очень импонирует эта «липа» и они изо всех сил внедряют ее в сознание своих граждан.
Не пристало представителям грузинской творческой интеллигенции, элите нации вести себя столь непорядочно, оскорблять целый народ. Что уже говорить о том, что ни один из них не выступил с осуждением варварской войны, развязанной Грузией в августе 1992 г. (Если не иметь в виду профессора Нико Чавчавадзе, директора Института философии АН Грузии, который, как нам известно, был против военного похода в Абхазию. У него был свой взгляд и на итоги грузино-абхазской войны, явно не совпадающий с позицией грузинской «ультра-патриотической» элиты. Будучи реалистом, он сомневался в возможности совместного проживания абхазов и грузин в одном государстве после того, что произошло. Об этом Чавчавадзе, в частности, говорил в 1997 г. в Австрии на встрече с представителями НПО Абхазии. Последовавшая после этого жестокая травля и террор вскоре загнали уважаемого ученого в могилу). Говоря словами известного российского политолога и общественного деятеля Р.Абдулатипова, «те, кто по своему предназначению были призваны стать воспитателями, просветителями… стали оракулами жестоких насилий, сеятелями народной беды». В массе своей грузинская интеллигенция так же вела себя и в начале августа 2008 г., когда Саакашвили благословил военный поход против Южной Осетии и планировал, в случае удачи, совершить аналогичную акцию в Абхазии.
Причем вся риторика грузинской интеллектуальной элиты подается под ширмой патриотизма, но при этом она забывает о том, что основной составляющая этого качества является способность честно анализировать, диагностировать собственные изъяны и слабости. Один из лидеров польской «Солидарности» А.Михник утверждает, что «патриотизм определяется мерой стыда, который человек испытывает за преступления, совершенные от имени его народа». Мало кто из числа грузинской интеллигенции сумел подняться до такого уровня, чтобы до конца оценить масштаб трагедии, устроенной от имени грузинского народа абхазам и осетинам. В Тбилиси в 1992 г. все знали (в первую очередь, интеллигенция), что затевается агрессия против Абхазии в 1992 году. Знали там и о том, что готовится новая война против Южной Осетии и Абхазии в 2008 г. Все прекрасно понимали, что в итоге этих походов погибнут тысячи людей, главным образом мирные граждане. Но грузинская интеллигенция не только не пыталась образумить своих правителей, а, напротив, вдохновляла их на эту преступную акцию. Странным образом совмещают они любовь к своей родине с уничтожением других народов и пытаются строить счастье свое на несчастье других.
Парадоксально, что многие представители либеральной русской интеллигенции (главным образом западной ориентации), на это обстоятельство не обращают внимания при анализе августовских событий. Более того, их раздражают итоги социологических опросов в России, согласно которым подавляющее большинство респондентов поддержало действия руководства страны во время этих событий. (В частности, одна читательница писала в «Комсомольскую правду»: «Здорово, что представители нашей страны выступили такой единой и слаженной командой. Горжусь, что мы не бросили абхазов и осетин. Другие малые народы в Европе пусть задумаются и позавидуют, что у Абхазии и Южной Осетии есть такой друг, как Россия»). Поражает позиция уважаемого писателя Виктора Ерофеева, который свою страну выставляет в ранге «имперского патриотизма», сетует на то, что «у нас у всех, почти всех существует такой животный империализм в крови». Между тем года два назад Ерофеев заявлял: «Я был недавно в Абхазии и видел ужасные последствия войны. Грузии в Абхазии действительно делать нечего, она устроила там настоящий геноцид…» Но ведь по этому же агрессивному сценарию действовали «посланцы» Саакашвили в августе в Южной Осетии, а затем уже, как сказано, планировали взяться за Абхазию… Россия защитила слабого, спасла малочисленных осетин от истребления. Разве многочисленные документальные кадры, показанные миллионам телезрителей, не убеждают в этом?! К тому же Москва предупреждала о том, что в случае попытки силового решения конфликтов в Южной Осетии и Абхазии, она не останется безучастной. Российские вооруженные силы могли войти в столицу Грузии и, как писала одна американская газета, «Саакашвили сбежал бы еще до появления там российских войск, и мы наблюдали бы в прямом эфире, как он жует сой галстук во время долгого перелета в Америку». Верно говорил В.Жириновский о том, что «если бы вместо России была Америка, Саакашвили не избежал бы судьбы С.Хусейна». Начинающий войну должен отдавать себе отчет в том, что не только его войска имеют право наступать, но и жертва агрессии имеет право занять территорию агрессора, включая его столицу. Однако Москва продемонстрировала сдержанность, реакция ее была дозированной – применить силу для принуждения зарвавшегося грузинского авантюриста к миру. Если уж говорить об «имперских амбициях», то их надо искать в США, зловещий почерк которых запечатлен в Хиросиме и Нагасаки атомными бомбардировками, в выжженном напалмом Вьетнаме, в войнах в Югославии, Ираке и Афганистане, оплаченных ценой крови сотен тысяч людей. В сущности же ныне США внешний мир воспринимает как продолжение своей территории, как большой американский дом, помещения которого они обязаны приводить в порядок на свой лад. Как хорошие хозяева!.. Не это ли реальный воинствующий империализм, ускользающий из поля зрения иных российских радикальных критиков внешней политики своей страны?!
Кстати, и в августовских событиях виден почерк Вашингтона – ведь штаты готовили Грузии к реваншу. Так, печально известный бывший экс-министр обороны Грузии Г.Каркарашвили (в 1992 г. он грозился тотально уничтожить всех абхазов, если даже для этого понадобится пожертвовать жизнями ста тысяч грузин), в недавно опубликованном своем расследовании августовских событий, прямо заявляет, что о предстоящей войне было известно всем, включая «международное сообщество». А 6 августа американские офицеры, которые натаскивали грузинских солдат, покинули учебный центр в Крцаниси и в тот же вечер эвакуированы из Грузии самолетами. Покинули министерство обороны Грузии также командированные сюда военные советники и инструкторы». Что же касается убежденности Саакашвили и его окружения в том, что Россия не вмешается в военный конфликт, то как замечает автор расследования, «Госсекретарь США Кондолиза Райс… убеждала представителей грузинской власти в том, что Россия не посмеет вторгнуться в Грузию. В кулуарной информации, власти именно ее обвиняют в заблуждении». (Кто не знает, что без санкции стран Запада, особенно США, официальный Тбилиси не предпринимал ни одну враждебную акцию в отношении Абхазии и Южной Осетии? С их благословения было, в частности, совершено военное вторжение Грузии в верхнюю зону Кодорского ущелья и создан плацдарм для наступления вглубь Абхазии. По их же проекту создавалось т.н. «альтернативное правительство» Южной Осетии. Известно, что через помощника заместителя госсекретаря США Мэтью Брайза был реализован этот проект, стоивший западным спонсорам около 800 миллионов долларов. По проекту Запада было создано в свое время т.н. правительство абхазской автономии , которое при всей его карикатурности до сих пор существует – на бумаге! На содержание этого «легитимного» правительства и парламента, состоящего из 28 депутатов, а также исполнительных органов, тратится немало средств зарубежных спонсоров. Каждому «депутату», например, ежемесячно выплачивается 1800 лари или около тысячи долларов. Такие же суммы выплачиваются и «министрам», коих здесь более десятка, а также главам администраций городов и районов Абхазии. Фарс, достойный пера Сервантеса!) Спецкомиссия ЕС, созданная в декабре прошлого года по просьбе Тбилиси, в марте с.г. в немецком журнале «Шпигель» опубликовала свой вердикт: войну в Южной Осетии развязал именно Тбилисский режим. И ни о каком «отражении российской агрессии» речи не может быть. Кроме того, стало известно и о таком другом авантюрном плане Саакашвиои. Он, оказывается, надеялся на то, что захватив Цхинвал, сможет договориться о разделе Апсны с русскими с тем, чтобы «у России была легитимная возможность в Абхазии». О таком своем несостоявшемся плане он открыто проведал в грузинском парламенте после провала его военной операции. Почему как бы не замечают этого обстоятельства представители российской либеральной интеллигенции А.Илларионов (снятый с кремлевской должности и потому, озлобившись, ударившийся в русофобство), небезысвестный Б.Немцов (один из высокопоставленных чиновников периода «прихватизации» и разрушений, политический банкрот, снискавший ненависть миллионов россиян), музыкальный критик А.Троицкий, историк и литературовед профессор Б.Соколов, Ю.Латынина и другие, подвергающие острой критике российскую власть, выискивающие бреши в ее действиях в августовских событиях?! (Кстати, Латынина в декабре 2008 г. из рук К.Райс получила премию Госдепартамента США «Защитник свободы», а Госдеп отстаивает национальные интересы своей страны, так что смысл этой премии понятен.) Другой «правдолюбец», зам. Председателя общественной правозащитной организации «Гражданский контроль» (из Санкт-Петербурга) Ю.Вдовин откликнулся на августовские события большой эмоционально-гневной статьей под названием «Грузия – любовь и боль моя» в газете «Свободная Грузия» от 4 октября 2008 г. Охваченный большой любовью к Грузии, ее культуре, польщенный «фантастическим гастрономическим гостеприимством», он восстает против руководства своей страны, осмелившегося дать отпор агрессору, виня его в диктаторстве, и не видя при этом ни малейшего греха грузинского политического режима. По логике этих господ выходит, что Америка, НАТО могут иметь свои геополитические интересы на Кавказе, а Россия – нет. Между тем должно быть понятно, что Россия должна оставаться здесь главным политическим игроком, поскольку в этом регионе у нее имеются геополитические интересы, к тому же она не может абстрагироваться от интересов своих соотечественников (этнических русских), граждан России, составляющих значительное число населения в республиках, которые Москва взяла под свое крыло.
Совершенно прав знаменитый музыкант, руководитель оркестра Мариинского театра Валерий Гергиев, заявивший, что Россия сделала мощный шаг, признав независимость Осетии и Абхазии. На Западе у многих было ощущение, что Россия уже не является сверхдержавой… Это ощущение разрушилось, как карточный домик! Все убедились, что Россия по-прежнему – сверхдержава. («КП», 13.03.09.). Сегодняшние реалии показывают, что решающим фактором политического успеха в мировой политике выступает сила, и в связи с этим всякого рода разговоры о нелюбви к России никчемны, ибо в политике всегда константным является интерес. Именно национальный интерес предстает важнейшей движущей мировой силой и политики вообще. Ясно, что вредно исходить из абстрактных идеалов в обстановке, когда другие исходят из конкретных национальных интересов. И всплеск «нелюбви» на Западе к России в связи с августовскими событиями, мотивирован именно геополитическими интересами ряда стран на Кавказе.
Россия много сделала для свертывания «холодной войны» и разработки нового политического мышления с надеждой на строительство новой Европы без военных блоков и взаимопонимание. Но разве это было оценено Западом! А сколько уступок ему сделали Горбачев и Шеварднадзе в ущерб собственной стране! Ответным шагом Запада явилось расширение НАТО на восток и другие действия, явно противоречащие интересам России. Такая политика, и прежде всего со стороны США, вызывает неприязнь во многих странах. Многочисленные опросы по всему миру показывают, что степень ненависти к Америке почти везде гораздо выше, чем уровень неприязни к России. Повсюду отмечается негативное влияние Вашингтона на внешний мир. (Градус ненависти к США еще больше возрос в связи с мировым экономическим кризисом, истоки которого проистекают оттуда). Так что всякие разговоры о подрыве авторитета России на мировой арене в связи с августовскими событиями и признанием независимости Абхазии и Южной Осетии лишены всякого смысла. Чем больше проходит времени после «грузинского обострения», тем все больше меняется отношение к России за рубежом. Целый ряд идей и предложений по новому мироустройству, выдвинутых ею, получает понимание лидеров великих держав, которые активно заговорили о важности стратегического сотрудничества в рамках треугольника – России, ЕС и США. Особенно важна готовность новой администрации Вашингтона к отходу от бушевского наследия в отношениях с Москвой. Все это, естественно, идет в разрез политики Саакашвили. Судя по всему, ему все сложнее будет зарабатывать дивиденды, натравливая западные страны, особенно Америку, на Россию, как он это делал при Буше, перед которым он пресмыкался. (Интересно, сохранится ли название Тбилисского проспекта, которому было дано имя обожаемого Буша?! Или его переименуют, дав имя нового американского президента? Так, на всякий случай!.. Потому, что здесь кое-кто уже начал понимать тот ущерб, который нанесла Грузии политика безоговорочного следования курсу заокеанского суфлера. Тбилисский профессор Нестан Киртадзе считает, что в результате «розового государственного переворота» пришедшая власть – марионетка администрации Дж.Буша» – сложилась как «крайне антидемократичный, антигуманный, антинародный, антигосударственный режим, жесткий и беспощадный… и пошла на открытую конфронтацию с Россией». И делалось это по науськиванию из Вашингтона, и в результате Грузия оказалась отнюдь не в выигрыше… Академик Надирашвили замечает: «Вместо того, чтобы думать о том, как найти общий язык с Россией, мы прибежали к Америке с просьбой о помощи и включились в войну…»). Грузия, которая почти всецело посажена на «экономическую иглу» западных стран, особенно США, ослабления их поддержки вскоре почувствует плоды авантюристической политики своих лидеров. По словам экс-премьера Грузии З.Ногаидели, «после войны инвестиции в республике снизились практически до нуля. Заводы и фабрики встают. До лета примерно 120-150 тыс. человек потеряют работу – это огромная цифра для Грузии». Огромные убытки несет она из-за экономических санкций, объявленных Россией. Вследствие этого, как отмечалось на втором съезде грузин в России в начале февраля с.г., большинство грузинских крестьян потеряло источник своего дохода. Некуда сбывать грузинское вино, фрукты, цитрусовые. А какие проблемы для граждан Грузии создал инициированный Тбилиси разрыв дипотношений с Россией, вызвавший сложность с транспортным сообщением, получением виз и контактам с родственниками, живущими на территории РФ, которым приходится ездить друг к другу через третьи страны?! Возросло количество покидающих Грузию граждан. По словам писателя Г.Одишария, их число достигает «почти двух миллионов человек». Для маленькой страны это ощутимая цифра. Все эти политические негативы являются прямым следствием авантюристической политики Саакашвили. А он, несмотря на мощные акции против него, глаголет, что «не покинет досрочно свой пост и продолжит борьбу за объединение Грузии и возвращение территорий, оккупированных Россией». Он обещает до конца своего президентского срока решить и важные социальные задачи. В частности, портовые города Батуми и Поти соединить в единый мегаполис, равный Дубаи, а Кутаиси вовсе превратить во второй Париж…Его словам мало кто там верит. В Тбилиси все чаще стали говорить, что у них фактически нет президента. Саакашвили занят тем, как себя спасти, получить гарантии неприкосновенности и спасения своего имущества, а многие прогнозируют, что Мишико просто так, без жертв, не уйдет, что не тот человек, который так просто уйдет. Здесь, очевидно, многое зависит от позиции Вашингтона и будет так, как там скажут.
Хотя западные лидеры открыто и не выражают своего недовольства режимом Саакашвили, но чувство сильного разочарования с их стороны налицо. Вице-премьер правительство Грузии Г. Барамидзе заявил, что « на западе… некоторые политики считают Грузию головнои болью, потому что хотят иметь нормальные отношения с Россией». И сам Мишико не отрицает этого.В одном своем интервью он признал : « Раньше американские политики относились ко мне лучше.» (Грузия теряет лестную характеристику «маяк демократии», данную Бушем. Авторитетная неправительственная организация «Фридом Хаус» в ежегодном отчете вывела эту страну из ряда выборных демократии и включила в группу «частично свободных государств». Понижение рейтинга Тбилиси свидетельствует о том, что Запад начинает понимать реальное положение с уровнем демократии и в целом ситуации в Грузии.) По словам одного из лидеров республиканской партии Д.Бердзенишвили, «Запад тоже не собирается стоять за Саакашвили, как раньше. Он создал огромные проблемы не только для Грузии, но и для Запада». О негативном восприятии последнего грузинского президента свидетельствует и то, что на последней Мюнхенской конференции, которую грузинский президент хотел использовать для очередной антироссийской риторики, ему не предоставили слово для выступления (причем, несмотря на многократные попытки). Грузинский лидер, теряющий американскую поддержку и шансы вступления в обозримом будущем вместе с раздираемой противоречиями и политическими интригами Украиной в НАТО, в своих темпераментных тирадах предает анафеме Россию на организуемых им и его политбомондом шумных акциях. Здесь давно создана ситуация, пресекающая проявления малейшей симпатии к России. Тот, кто осмелится на такой шаг, сразу же объявляется врагом грузинского народа, шпионом, агентом Кремля и даже может быть арестован. (Разве не парадокс в том, что Б.Патаркацишвили, объявленный Россией в розыск, числится у Саакашвили агентом Москвы?!) Узкий круг политических сил страны, считающий необходимым выстраивать добрососедские отношения с Россией, вынуждены молчать – чтобы не навлечь на себя беду. Раздувая антироссийский психоз, он намерен удержаться у власти перед лицом набирающих обороты противостоящих ему сил. Этот лжелидер хитрыми и лукавыми методами манипулирования сумел в свое время завоевать доверие своих сограждан и ныне продолжает дурачить их, заявляя, что безвыходных ситуаций не бывает и, де мол, он продолжает «борьбу за объединение Грузии», возвращение Абхазии и Южной Осетии. В достижении этой цели Саакашвили возлагает большие надежды на подписанный, как он считает, исторический документ с Вашингтоном – Хартию о стратегическом партнерстве между США и Грузией 9 января с.г. На его взгляд, этот документ настолько важен для грузинского народа, что способен заменить Георгиевский трактат 1783 г. (т.е. того договора, в соответствии с которым Грузия перешла под покровительство России, благодаря которому была отведена угроза физического уничтожения грузинского этноса). Оснований восторгаться подписанным документом со старой администрацией Вашингтона под занавес ее ухода не так уж много, ибо не известно, возьмет ли на вооружение это соглашение новое руководство США, которому Буш оставил в наследство столько проблем. Да и в самой Грузии отношение к этой Хартии явно скептическое, считая ее лишь декларацией, не имеющей никакого реального значения. Ему ведь не впервые дурачить своих сограждан!
Впрочем, обманывает свой народ и оппозиция. Не способная реально смотреть на вещи и не желая переломить националистический настрой, она также заявляет о своей способности решить проблему территориальной целостности страны. Тот же З.Ногаидели, например, создав свою оппозиционную партию и претендующий на место президента Грузии, заявляет: «Когда мы придем к власти …поменяем лозунги «Вернуть Абхазию и Цхинвальский регион» на «Вернем абхазцев и Абхазию, вернем осетин и Южную Осетию». Апофеоз абсурда! Саакашвили тоже пришел к власти под лозунгом скорейшего возвращения Абхазии и ему поверили грузинские избиратели. Но историю нельзя повернуть вспять. И что не предпринимал сей лидер, фактически он все сделал для того, чтобы ускорить признание Абхазии. Не пора ли, господа, перестать дурачить свой народ заведомо невыполнимыми обещаниями?! Побойтесь Бога, грешно постоянно обманывать свой народ. Абхазию признала великая держава Россия – член ООН, ОБСЕ и других важных международных организаций – при всем противостоянии западных стран. (Верно, такое противостояние еще будет продолжаться. Чего стоит, например, беспрецендентное давление на Белоруссию, чтобы не допустить признания ею Апсны. Верховный комиссар Евросоюза Хавьер Салана специально приехал 19 февраля в Минск, чтобы остановить Лукашенко от этого шага). Тем не менее процесс признания нашего государства пойдет – нам торопиться некуда. И хотя Саакашвили повторяет: «Безвыходных ситуаций не бывает», но это как раз тот случай, когда никаких «территориальных» выходов у г-на Мишико нет.
Даже такой последовательный прогрузинский политолог, как москвич Д.Орешкин, постоянно ратовавший за территориальную целостность Грузии, теперь понимает, что Тбилиси настолько антагонизировал абхазов и осетин, что они уже не хотят жить с грузинами в одном государстве. В интервью газете «Свободная Грузия» (28.02.09.) он с оговоркой – «Только вы не обижайтесь!» – заявляет: «Думаю, что у Грузии мало шансов вернуть контроль над Абхазией и Южной Осетией. Здесь даже дело не в России… Ситуацию осложняет то, что абхазы и югоосетины хотят иметь свою страну, и если грузинская сторона пожелает вернуть их силой, они окажут сопротивление. Точно так же, как грузин не вернуть силой в Советский Союз. Поэтому я не вижу перспектив возвращения этих регионов в состав Грузии…». Но при этом Орешкин, как бы оставляя лазейку для надежд Тбилиси, заключает, что «единственный вариант» возвращения этих республик «состоит в привлекательности Грузии». И добавляет: «…Возвращение этих территорий в ближайшее время является несбыточным ожиданием». Относительно возможной привлекательности уровня жизни г-н Орешкин явно ошибается, потому что, говоря словами В.Путина, абхазы и осетины между колбасой и жизнью выбирают последнюю. И не смогут интегрироваться с теми, кто у них отбирал жизнь, родину… Их не поколеблет «привлекательная» жизнь Грузии – если даже она состоится. (Почему, кстати, ни одна из восточноевропейских стран не изъявила желание войти в какую-нибудь центральноевропейскую страну, в которой уровень жизни намного выше, чем у первых?!). Возвращение абхазов и осетин в лоно Грузии не только «в ближайшее время», но и в далекой перспективе объективно нельзя ожидать. И ничего в этом неестественного нет (Еще в XIX в. известный русский публицист и социолог Н.Я.Данилевский, касаясь самоопределения народа, писал: «Всякий народ имеет право на самостоятельное существование в той мере, в какой он его сознает, и имеет на него притязание».) А ситуация для грузинских лидеров действительно безвыходная. Шансов на то, что Россия когда-нибудь пересмотрит свое решение по поводу признания Абхазии, нет. Но не исключено, что в Тбилиси рассчитывают на то, что в России произойдут некие социально-политические катаклизмы в результате мирового экономического кризиса, и это позволит вернуть Абхазию. Такие взгляды разделяются и некоторыми русофобствующими персонами и в самой России. В частности, уже упомянутый профессор Б.Соколов в интервью газете «Свободная Грузия» от 7 февраля с.е. «успокаивает» Тбилиси тем, что «революционные перемены в России могут наступить к 2010 году», что к этому времени кризис углубится до предела, и в связи с этим он «пророчествует»: «Отмена независимости Абхазии и Южной Осетии с российской стороны возможна только в случае смены политического режима в России». Напрасные потуги! Г-ну Соколову и иже с ним столь пессимистично прогнозировать судьбу России, она выстоит и при нынешних трудностях, и вряд ли стоит ожидать смены ее политического режима. Российский народ, наученный горьким опытом, не допустит прихода к власти новых разрушителей типа Горбачева, Яковлева, Ельцина и Шеварднадзе.
В то же время в Тбилиси, несмотря ни на что, стали раздаваться голоса о том, что нет иного выхода, как наладить отношения с Россией, дружба с которой спасет Грузию. Если это не произойдет, то совершенно не исключен процесс полного распада страны. Расчет прост: Грузия станет нейтральным государством, не будет размещать на своей территории военные базы США и стран НАТО, тогда Россия «смягчится» и вернет Абхазию и Южную Осетию. Звучит весьма непрофессионально с политической точки зрения. Прежде всего потому что абхазов и осетин нельзя представлять этакими игрушечными мячами, которые можно перебрасывать туда-сюда по чьему-то желанию. Да и Россия не может заставить их принять решение, которое они не воспримут. Потому Москва однозначно подтверждает о невозможности пересмотра своего признания Абхазии и Южной Осетии.
Между тем Абхазия, прошедшая суровую проверку на прочность, после своего признания продолжает наращивать усилия по строительству цивилизованного, правового и демократического государства. Решающим фактором в этом является всесторонняя поддержка и помощь России, которая всегда, во все трудные времена находилась рядом с ней. Как отмечают «Известия» (16.01.09.) «внешняя политика Абхазии видна как на ладони», она сориентирована на Россию, иное ее истолкование будет неверным. Иные суждения не имеют под собой никаких оснований. Так, турецкий профессор Митхат Челикпала, высказывает совершенно недопустимую мысль о том, что Абхазия в будущем «может стать членом НАТО, учитывая тот факт, что подавляющее большинство граждан этой страны живет в Турции», входящей в североатлантический альянс.
Не будем судить строго турецкого профессора, который, очевидно, не так глубоко информирован о политике нашей страны и настроениях в нашем обществе. Но как расценить умствование московского ученого А.Крылова, позиционирующего себя абхазофилом и написавшего докторскую диссертацию на абхазском материале и потому обязанного хорошо знать глубину российско-абхазской интеграции! В своем докладе «Ситуация в независимой Абхазии» на семинаре в Московском центре Карнеги в октябре прошлого года Крылов допустил ряд извращений (оценку которым дал ст. научный сотрудник Абхазского института гуманитарных исследований им.Д.И.Гулиа и доцент Абхазского государственного университета В.Бигуаа в своей статье «Республика Абхазия», № 20, 24, 5 февраля с.г.), одним из которых является тезис о том, что у абхазов «есть надежда и на Европу, и на Америку, а «отношение к Российскому государству весьма настороженное, скептическое, раздраженное». Это безответственное и, пожалуй, даже провокационное заявление, фактически льет воду на мельницу оголтелых тбилисских русофобов и абхазоненавистников, да и не имеет под собой никакого основания. В соответствии с заключенным между Россией и Абхазией Договором о дружбе, сотрудничестве и взаимопомощи осуществляется все более тесное сближение двух государств, начинают воплощаться на практике многие совместные проекты на территории Абхазии, строятся российские военные базы с целью пресечения возможных военных авантюр со стороны агрессивного восточного соседа. Абхазы давно определили вектор своего развития, хорошо знают значимость дружбы и тесной связи с Россией и этот свой приоритет не намерены менять.

Март 2009 г.
___________________________________


Демагогические ширмы тбилисских политиков

Изгнание Шеварднадзе с президентского поста в Грузии вылилось в феерический праздник, во всеобщее ликование. Вот уж удивительно: как лидеру страны удалось "умудриться" довести до таких масштабов ненависть к себе народа!.. В грузинском обществе идет состязание в исполнении од в честь пришедших в руководство страны крайних националистов. Грузинский народ поверил, как и предыдущим лидерам (в частности, Гамсахурдиа), и новому кумиру поверил, что он быстро решит все проблемы Грузии. Саакашвили толкнули во власть крайне националистические силы Грузии, наиболее агрессивно настроенные в отношении Абхазии и Южной Осетии, которым не терпится прибрать их вновь к рукам. Новый президент сразу же продемонстрировал враждебное отношение к Апсны уже в выступлении в Тбилиси 30 сентября 2003 г. у места захоронения участников военной агрессии против Абхазии. Там он дал клятву, что в случае прихода его к власти в течение кратчайшего времени вернет Абхазию и Южную Осетию.

В унисон Саакашвили заговорил и небезызвестный услужливый раб грузинских властей Л. Маршания, опубликовавший в газете "Свободная Грузия" от 11 мая 2004 г. статью "Надежда на политическое урегулирование". Если послушать Маршания, то благодаря усилиям народной дипломатии за последние 3-4 года проделана гигантская работа по примирению грузин и абхазов, удалось "повернуть лицом и сердцем друг к другу абсолютное большинство крайне радикально (враждебно) настроенных абхазов и грузин".

Однако прожекты Маршания резко расходятся с выводами отдельных серьезных грузинских аналитиков (П. Закарейшвили, Г. Сарджвеладзе и др.), которые считают нереальным ставить сегодня вопрос о совместном проживании абхазов и грузин.

Н. Сарджвеладзе, профессор ТГУ, руководитель неправительственной организации "Фонд развития человеческих ресурсов", в частности, отмечает, что абхазский народ понес значительные потери в войне и вряд ли забудет об этом, и даже если ему предложить доллары, едва ли он продаст свою независимость.

П. Закарейшвили, которого в Грузии за здравый в ряде случаев взгляд на абхазскую проблему окрестили "проабхазски настроенным" человеком, советует политикам уходить от лозунга: "Мы вернем Абхазию". Он осуждает тех, кто ратует за силовое решение конфликта, и справедливо считает, что война приведет к окончательной и бесповоротной потере Абхазии. А между тем грузинские власти все еще пытаются использовать этот инструмент для достижения своих целей. Г-жа Бурджанадзе заявила журналистам, что Тбилиси невыгодна процветающая Абхазия, ибо "единственный рычаг давления Грузии на Абхазию – экономический... Если там (в Абхазии. – авт.) вовсю будет идти курортный сезон, будет процветать экономика, если у них будет все замечательно и хорошо, мы не сможем принудить Абхазию к ведению мирных переговоров". Поэтому грузинские власти каждый раз перед началом курортного сезона усиливают бряцание оружием и реваншистские провокации, чтобы отпугнуть желающих приехать на отдых в Абхазию, сорвать курортный сезон и тем самым нанести Абхазии экономический ущерб.

Циничной и злобной клеветой явилось и заявление грузинского президента в феврале 2004 г. в прямом эфире "Эхо Москвы", где он убеждал слушателей в том, что "в Абхазии... все пляжи заминированы, ситуация безысходная... Любой человек грузинской национальности, который попадет в Абхазию, будет там убит...". Такие безответственные заявления могут делать только провокаторы.

А как выглядело поведение Саакашвили во время его инаугурационных торжеств? Подыгрывая чувствам собравшихся людей, он не упустил случая пригрозить Абхазии в случае непринятия его варианта урегулирования конфликта. Во время его пребывания в Аджарии, увидев в море катера, Мишико скаламбурил: "Хорошие катера, они нам в Абхазии пригодятся". Агрессивный дух царил и в храме Гелати, где грузинский католикос Илья II, проявивший себя еще в ходе грузино-абхазской войны как ее поджигатель, преподнес Саакашвили икону Георгия Победоносца в знак напутствия в поход на Абхазию. Символический смысл этой акции состоит в том, что икона эта из Абхазии, из Елырского храма. Глава грузинской церкви в своей речи откровенно заявил, что с этой иконой президент добьется победы и восстановит территориальную целостность страны.

Госминистр Грузии по вопросам урегулирования конфликтов Г. Хаиндрава 21 мая с. г. в прямом эфире телекомпании "Рустави-2" сказал: "В октябре в Абхазии будут проходить такие же важные события, какие были в ноябре 2003 г. в Грузии. Я имею в виду уход Шеварднадзе. В отношении Абхазии – это уход эпохи Ардзинба в прошлое... Мы думаем над этим много и предпринимаем активные шаги для прихода к власти в Абхазии таких сил, которые будут думать о будущем Абхазии, а не служить интересам другого государства". Напрасные надежды, г-н Хаиндрава! Уход Ардзинба не повлияет на политический курс Абхазии. Все политические партии и общественные движения стоят на позиции независимости страны. Так что, кто бы ни занял пост Президента Абхазии, он будет следовать этому курсу, да и народ не позволит никому вести себя иначе. Таковы политические реалии Абхазии. И непонятно, как на этом фоне Хаиндрава собирается добиться прихода в руководство Абхазии угодного Тбилиси лидера?

Саакашвили, как и его предшественники, стремится "проучить" абхазов "за строптивость" путем изоляции Абхазии от внешнего мира. Особенно его раздражают ее хозяйственно-экономические отношения с российскими регионами. Находясь с визитом в Москве в феврале 2004 г., на встрече с представителями российского бизнеса, позабыв, что Абхазия давно вне юрисдикции Грузии, он потребовал, чтобы все инвестиции в экономику нашей республики осуществлялись лишь на основе грузинского законодательства и регистрировались только в Грузии.

Снедаемый чудовищным тщеславием, желанием войти в историю "спасителем" Грузии, Саакашвили может разжечь такой пожар, потушить который будет весьма и весьма трудно. Причем он полагает, что в итоге своего сценария получит Абхазию без абхазов (давнишняя мечта его соплеменников-единомышленников), но это – трагическое заблуждение его и тех, кто вдохновляет нынешний режим на такой шаг.

Если даже, допустим, грузинским реваншистам удастся прибрать к рукам Абхазию, то это вряд ли означает овладение ею. Еще В. Гюго говорил, что "...захватить – не значит владеть. Владеть страной можно лишь с ее согласия". Это подтверждают не только давнишние исторические факты, но и реалии новейшей истории – Южный Вьетнам, Палестина, Афганистан, Ирак и др.

Газета "Ахали эпоха" (6-12 февраля 2004 г.), с умилением констатируя ультимативную риторику Саакашвили в адрес абхазов и осетин, "упрямство которых он не намерен терпеть", пишет, что грузинские власти найдут рычаги, чтобы Цхинвал и Сухум согласились на совместное проживание с грузинами. Сутью же этого "рычага" является демонстрация лисьего хвоста и волчьей пасти – сочетание популистских гуманитарных акций с военным кулаком, как и пытается ныне действовать Тбилиси в Южной Осетии.

Тбилиси хочет абстрактную возможность сделать реальной – заставить жить вместе абхазов, грузин и осетин. Но, по крайней мере, в обозримом будущем, это невозможно. Ведь нельзя примирить непримиримое, совместить несовместимое. Лишнее тому доказательство – события в Косово в феврале 2004 г. Там, как известно, в присутствии значительных международных миротворческих сил произошло страшное межэтническое столкновение, вследствие которого множество людей погибло, полностью уничтожены 7 сербских деревень, сожжены и разграблены сотни домов, в том числе 37 православных церквей, тысячи семей, в одночасье потеряв все, спасаясь, покинули свои родные места. И это несмотря на то, что в течение пяти лет здесь стояли внушительные миротворческие силы, которые считали, что все здесь идет хорошо, и в отчетах ООН, Евросоюзу и НАТО называли это моделью построения межнациональных отношений в посттоталитарном обществе. Примирить враждующие народы ускоренным маршем, заставить "полюбить" друг друга тех, между которыми протекли реки крови, как того желает Тбилиси, – утопия. Среди мыслящих политиков есть хорошо понимающие эту ситуацию, но их нет среди власть предержащих. Тот же П. Закарейшвили считает: "Если мы не найдем с абхазами общий язык – то никогда не сможем жить вместе, даже если априори допустить, что их заставят пойти на это. Настоящего мира не будет". Аджарского варианта здесь не может быть, здесь совсем другой случай...

Однако, похоже, что тбилисские реваншисты не склонны свернуть с избранного курса, веря в легкость его реализации. Г-жа Бурджанадзе, у которой желчь разыгрывается, когда заходит речь об абхазах, едва сдерживая свою воинственность, заявила о своей готовности послать двоих своих подрастающих сыновей на войну: одного – в Южную Осетию, другого – в Абхазию, чтобы вернуть "грузинские земли". Интересно, не подумала ли при этом мадам Нино, что ей, возможно, придется надеть траур? Как тысячам ее соплеменниц и соплеменников, пославшим своих сыновей на "священную войну" в Абхазию в 1992-93 гг. Небезызвестный оголтелый реваншист Т. Надарейшвили в феврале 2004 г. заявил побывавшему в Тбилиси корреспонденту газеты "Эхо Абхазии", что если в течение полугода Саакашвили не удастся договориться с абхазской стороной, то "при поддержке американцев, европейцев, других политических сил Грузия поставит на повестку дня на государственном уровне силовое разрешение абхазской проблемы".

Кстати, об американцах, перед которыми Тбилиси все последние годы до неприличия лакействует. Грузия очень рассчитывает на поддержку США в деле "усмирения" абхазов, а нам хорошо известно о масштабах военной помощи США и других членов НАТО, оказываемой Грузии.

Некоторые российские аналитики (в частности, В. Игрунов) в унисон грузинским политическим мистификаторам заявляют, будто бы изначально ухудшение грузино-российских отношений связано с Абхазией: поскольку, дескать, абхазская проблема не решается, Грузия подозревает, что Россия ведет дело к отторжению Абхазии и, мол, по этой причине Тбилиси держит курс на Запад. А между тем Тбилиси повернулся спиной к России и взял уверенно курс на Запад еще со времен Гамсахурдиа, то есть до возникновения абхазской проблемы. Что же касается Шеварднадзе, то он, после свержения Гамсахурдиа, чтобы не осталось у его соплеменников никакого сомнения в его приверженности Западу, сразу же начал с русофобской риторики. В апреле 1992 г. на встрече в Союзе писателей Грузии Шеварднадзе, будучи председателем госсовета, т.е., даже еще не став легитимным главой государства, заявил: "Умерло время, когда все решалось в Москве. Отныне решающую роль в жизни Грузии будут играть Германия и Соединенные Штаты Америки". Грузия, считавшая (и до сих пор продолжающая считать) во всех своих бедах виновной Россию, с распадом СССР резко стала дистанцироваться от Москвы и взяла курс на Запад. И в СНГ она вошла лишь после окончания грузино-абхазской войны, по конъюнктурным соображениям.

И нынешние "любвеобильные" излияния новых грузинских властей к России явно конъюнктурны. Саакашвили и его команда хорошо понимают, что даже при столь мощной поддержке Запада, особенно США, в решении абхазского конфликта без России им не обойтись. Если у Америки, расположенной на другом континенте, есть свои стратегические интересы на Кавказе, в первую очередь, в Грузии и Абхазии, то у России их объективно во много раз больше. До прихода к власти нынешние грузинские правители не думали об этом и нещадно поносили Москву, как "виновницу" всех бед Грузии. В общественном сознании активно формировали оголтелое русофобство, вспомним поведение "триумвирата": Бурджанадзе – Саакашвили – Жвания.

Теперь же, оказавшись у власти, эта дружная (по крайней мере, пока) компания пытается запеть по-новому. Саакашвили, что называется, начал стелиться перед русскими. Мы, не веря своим ушам, из его уст услышали о его "любви" к русским, о том, что он, оказывается, "воспитывался на русской культуре", что он "свой в доску" и т.д. и т.п. Саакашвили "сокрушается" по поводу того, что за последние годы взаимоотношения двух стран были очень испорчены, винит в этом лишь экс-президентов России и Грузии и, словно переродившись, ратует за избавление от "подозрительности" и "импульсивности" во взаимоотношениях Москвы и Тбилиси. Во время своего пребывания в российской столице Саакашвили выражал готовность пойти на самые тесные связи с Россией с неукоснительным соблюдением ее интересов, приглашал российских бизнесменов выйти на грузинский рынок, обещал им создать благоприятнейшие условия и гарантии. Апофеозом чувствительных "излияний" Саакашвили явилось его поведение на встрече с Президентом РФ В. Путиным, построенное по заранее отработанному сценарию, в духе традиций грузинских лицемерных лидеров, обладавших искусством подлизывания, мимикрии перед высокими лицами, чьи поддержка и доверие весьма много значили для проворачивания ими сомнительных, а то и вовсе черных замыслов. Он, прямо скажем, не по-кавказски, льстиво набивался к Путину "в друзья". "Я хочу с вами дружить. Я хочу быть вашим другом!..". Ах, как он благодарил его за все, что делает Россия для Грузии, в том числе и за доброе отношение к грузинам, проживающим в РФ, и т.д. И по возвращении в Тбилиси вещал в СМИ о том, как подружился с Путиным о том, что часто с ним тепло переговаривается по телефону и т.д.

А ларчик просто открывается. Прибегать к таким манипуляциям Саакашвили вынуждает Абхазия! И больше ничего! Саакашвили всячески пытается склонить Россию к решению абхазской проблемы по тбилисскому сценарию. Грузии очень хочется, чтобы Россия, как и США, безоглядно поддержала ее в этом вопросе, учитывая значимость для Абхазии России и традиционно прорусскую ориентацию абхазов.

Саакашвили и команде надо бы понять, что Россия не будет насильно "вталкивать" Абхазию в состав Грузии. Она не пойдет, во-первых, на такую величайшую несправедливость. Во-вторых, Россия объективно не может предать своих граждан, коими является абсолютное большинство населения Абхазии, пользующихся всеми правами россиян – участвуют в выборах в высшие органы власти РФ, получают российские пенсии и т.д. Что же касается угрозы Саакашвили относительно "кошмарного сценария", который он намерен устроить нам, то и здесь ему следует хорошо подумать, прежде чем идти на такую авантюру. В. Путин однозначно заявил: "Мы вторую войну в Абхазии не допустим". Надо понимать, что это не просто слова!.. Председатель комитета по международным делам Совета Федерации В. Маргелов заметил: "У многих абхазов российские паспорта. За своих граждан Россия не может не нести ответственности". И не только в этом состоят интересы России в Абхазии. У нее на этой территории вполне обоснованные собственные стратегические интересы.

Российский Президент В. Путин, заявляя, что Россия не допустит второй войны в Абхазии, естественно, учитывает и фактор Северного Кавказа, население которого в большой степени составляют единокровные абхазам народы, и они, в случае новой авантюры против Абхазии, непременно окажутся рядом с абхазскими братьями, как это уже было.

Союз абхазских добровольцев Кабардино-Балкарии 29 января 2004 г. направил обращение Президенту РА В. Ардзинба, в котором заявляет о "своей готовности в любую минуту прийти на помощь родным братьям". В случае беды абхазов вновь решительно поддержат казаки Юга России. Тому наглядное свидетельство – принятие Землячества казаков Абхазии в Кубанское казачье войско. Абхазские казаки уже имеют собственные подразделения в составе Вооруженных сил Абхазии. Не случайно в военно-штабных учениях ВС РА в марте 2004 г. принимали участие представители Юга России и резервисты с Северного Кавказа. Это совместное учение получило высокую оценку руководства Минобороны и специалистов. Аналогичные учения будут проводиться и впредь.

Чутко следит за событиями, происходящими на исторической родине, и многочисленная абхазская диаспора за рубежом. В случае необходимости она не окажется в стороне.

В свете этого явно заблуждается П. Закарейшивли, утверждающий, что "у конфликта в Абхазии другой антураж", дескать, в отличие от Нагорного Карабаха, Кипра, Северной Ирландии или Чечни, "за Абхазией никто не стоит". Тогда спрашивается: как смогла выстоять Абхазия в войне с Грузией, десятикратно превосходившей ее во всех отношениях?

Более десяти лет Абхазия, вопреки усилиям Тбилиси, держится не без поддержки названных сил. Не в меру горячим тбилисским политикам во главе с Саакашвили следует серьезно задуматься над этими факторами. Трагедия Шеварднадзе состояла в том, что он не взял в расчет все эти обстоятельства. Стоит ли вновь испытывать судьбу? Разжигаемый Саакашвили новый факел войны связан с большой кровью тысяч людей. Тбилиси, кстати, вновь подставляет мегрелов, ибо театром военных действий может стать Гальский район, в основном населенный мегрелами.

Правда, в лексике Саакашвили и его соратников присутствует и выражение "мирное решение абхазской проблемы". 26 мая 2004 г. в Тбилиси, на торжествах по случаю дня независимости Грузии Саакашвили, разыгрывая обращение к населению Абхазии и Южной Осетии (причем он попытался это сделать на абхазском и осетинском языках – по-гамсахурдиевски!), этим народам-"братьям" обещал все блага жизни, выражал готовность мирно рассмотреть все проблемы и т.д. Но все это является дымовой завесой и казуистической уловкой. Даже в этом "примирительном" обращении он, как всегда, не обошелся без явного намека на возможность воздействия на абхазов и осетин другими (т.е. силовыми) методами.

Для правителей Грузии решение абхазского вопроса означает только одно – возвращение Абхазии в состав Грузии и авральное возвращение без исключения всех беженцев. А то, что Абхазия не "временно" ушла от Грузии, а уже де-факто стала самостоятельной, там пропускают мимо ушей.

А ведь у нас есть немало вопросов, по которым можно договориться.

Например, вопрос железной дороги. По подсчетам экономистов, Грузия и Армения в результате простоя железной дороги через Абхазию ежегодно теряют 20-30 млн. долларов ("Кавказ-пресс"). Но Тбилиси политизирует решение этого вопроса, увязывает его с полномасштабным возвращением беженцев. Среди тех, кто настаивает на таком решении, находится и Л. Маршания. Он, в частности, дает такой "мудрый" совет: если "начинается реконструкция и функционирование железной дороги на отрезке Гагра, то это надо делать после того, как вернутся бывшие жители этого города. И таким путем до самого Ингури". В контексте его требований возвращения всех беженцев сказано, что должны вернуться и "ни в чем не повинные абхазы". Кого он имеет в виду? Не себя ли, пребывавшего в руководстве оккупационных властей Абхазии?! Но господа из Тбилиси при этом не вспоминают о четырехстороннем соглашении 1994 г., где четко сказано, кто из беженцев имеет право на возвращение. Абхазская сторона никогда не согласится на авральное возвращение беженцев, ибо хорошо понимает, что это чревато новыми трагическими последствиями. Грузинская сторона, маниакально добиваясь возвращения всех беженцев в Абхазию, ставит цель – добиться восстановления былого демографического доминирования картвелов в Абхазии, что, по их расчету, позволит повернуть события в нужном Тбилиси направлении. Этот "секрет" выдал некий Л. Антадзе в газете "Мтавари газети" от 24 апреля 2004 г. в статье "Аджарский урок. Идея федерализма теряет актуальность". В ней черным по белому написано: "Политический статус абхазской автономии тоже есть временное явление, так как на определенном этапе, после возвращения 300 тысяч грузин в Абхазию, мы станем там свидетелями такой же центростремительной тенденции, какую наблюдаем сейчас в Аджарии. Таким образом, со временем произойдет трансформация статуса абхазской автономии". Яснее не скажешь! Этот автор обнажил то, что тбилисские политики тщательно скрывают. В свете этого всякие декларации "о расширенных правах Абхазии" являются демагогической ширмой.

(Опубликовано: газ. Республика Абхазия, 27 июля 2004 г.)
______________________________________

 



Некоммерческое распространение материалов приветствуется;
при перепечатке и цитировании текстов
указывайте, пожалуйста, источник:
Абхазская интернет-библиотека, с гиперссылкой.

© Дизайн и оформление сайта – Алексей&Галина (Apsnyteka)

Яндекс.Метрика