Давид Дасаниа

(Источник фото: http://www.kiaraz.org/.)

Об авторе

Дасаниа Давид Мканович
(р. 1968)
Историк-этнолог, журналист, общественный деятель, предприниматель. Бывший научный сотрудник отдела этнологии Абхазского института гуманитарных исследований имени Д.И. Гулиа Академии наук Абхазии (г. Сухум). Окончил аспирантуру Карачаево-Черкесского госуниверситета. Готовится к защите кандидатской диссертации по теме истории и этнологии абхазских фамилий. Автор ряда книг и научных статей.
(Источник: http://www.drdasan.livejournal.com/.)





Давид Дасаниа

Статьи:


ИЗ ИСТОРИИ ИЗУЧЕНИЯ АБХАЗСКИХ ФАМИЛИЙ (ДО 1961 ГОДА ВКЛЮЧИТЕЛЬНО)

Знакомство с генеалогическими преданиями и фольклорными материалами позволяют утверждать, что происхождение абхазских фамилий сравнительно древнее: тем не менее, говоря словами профессора Ш. Д. Инал-ипа, редкий абхазский род, если не считать фамилию владетельных князей, зафиксирован ранее XVII века(1).

Наиболее ранним источником, впервые зафиксировавшим фамильное имя абхазских владетелей из рода Чачба в грузинизированной форме "Чачас-дзе" и упомянувшим предводителя абхазских войск Куабулела Чачас-дзе Отаго является "Летопись Картли" ("Матиане Картлиса") - одна из значительных сочинений в своде древнегрузинских летописей "Житие Грузии" ("Картлис цховреба"). "Летопись Картли" была составлена во второй половине XI века неизвестным автором из Восточной Грузии, являвшимся современником описанных в конце летописи событий.

В сочинении турецкого путешественника XVII века Эвлия Челеби "Книга путешествия" впервые были зафиксированы "сведения о жителях (Абхазии - Д. Д.), подчинённых определённому роду"(2), ошибочно отнесённых автором к племенам. В работе Челеби приводит интересные сведения о "племенах" чач, арлан, чанда, кечи и арт, названия которых связаны с фамилиями абхазских князей и дворян Чачба, Арлан, Цанба, Гечба и Ардба.

Известный грузинский ученый Вахушти Багратиони в своих работах указывает на происхождение княжеского рода Мачабели от пришедших из Абхазии Анчапидзе (Анчпадзе) и определяет их статус "ниже Шарвашидзе"(3). В "Географии Грузии" Вахушти Багратиони упоминает князей Бараташвили, владеющих эриставствами Гачиани и Гардабани и происходящих от Качибадзе, что "подтверждается гуджарами и сигелями их, пожалованными им царями"(4). Согласно Вахушти, фамилии Капланишвили, Абашисшвили, Зурабисшвили, Иаралисшвили и Солагошвили являются потомками Бараташвили(5).

Здесь стоит добавить, что фамилия Качибадзе, от которой произошли представители рода Бараташвили, являются грузинской формой абхазской княжеской фамилии Гечба. Об этом, в частности, писал С. Н. Джанашиа, подчеркивающий происхождение Бараташвили от Качибадзе - Гечба(6). Историк Д. В. Гвритишвили пишет, что "предки Бараташвили прибыли в Картли из Абхазии в X-XIII веках"; "они носили фамилию Качибадзе"(7).

На происхождение фамилии Качибадзе и их потомков Бараташвили от Гечба, по нашему мнению, указывает и топоним Гачиани (по-абхазски Гьачны) - владение князей Бараташвили. В основе данного топонима лежит фамильное имя Гечба (Гьачба), оформленное с помощью абхазского словообразовательного форманта "ны", имеющего локативное значение. "Гьачны" (Гочиани), в целом, переводится с абхазского языка как "местность Гечбовых".

В 1864 году в свет выходит книга русского офицера-разведчика Ф. Ф. Торнау "Воспоминания кавказского офицера". Работа содержит ценные сведения о существовании в Абхазии пяти сословий: князей ("тавад"), дворян ("амиста"), владетельских телохранителей ("ашнахмуа"), крестьян ("анхао") и рабов ("агруа"). Автор называет княжеско-дворянские фамилии абхазов, указывает на абхазское происхождение абазинских князей Сидовых и, объясняя этимологическое значение, приводит патронимические форманты грузинских, черкесских, абазинских и татарских фамилий(8).

В 1900 году на страницах газеты "Черноморский вестник" (№№ 121,124) была опубликована статья известного грузинского общественного деятеля К. Д. Мачавариани "Сословный вопрос в Абхазии". Автор решительно выступил против действий грузинских "культуртрегеров" - "недремлющих деятелей на поприще экономических завоеваний, покушавшихся и на больше относительно абхазцев, навязывающих им свой язык и поставивших задачу переделывать фамилии на свой лад, придавая им свои окончания"(9).

В том же году выходит работа К. Ф. Сталя "Этнографический очерк черкесского народа", где автор прямо указывает, что Черкесское (адыгское) дворянство "ведёт свой род по преданиям от двух братьев Аче (Ачба - Д. Д.) и Чаче (Чачба - Д. Д.)"10. К. Ф. Сталь также отмечает, что среди черкесского племени хатюкаев (хатукаевцев - Д. Д.) бытовала знатная фамилия Заурумовых, причислявших себя к роду абхазских князей Маршаниа(11).

В1907 году в Москве, книгоиздательством "Верность" издаётся работа "Абхазия - не Грузия", в которой затрагивается актуальная проблема грузинизации коренных фамилий Самурзаканской Абхазии.

В одной из своих работ, опубликованных в книге "Очерки и рассказы"(12), К. Д. Мачавариани затрагивает вопрос, связанный с распространением среди абхазских фамилий мегрельских, имеретинских, сванских и гурийских княжеско-дворянских фамилий, как, например: Абашидзе, Микеладзе, Ахвледиани и т. п. По мнению автора, объяснением этому факту может служить то, что "Абхазцы упорно настаивали, чтобы контингент пятого сословия (имеются в виду крепостные крестьяне - Д. Д.) состоял не из коренных Абхазцев, а из пленных, набранных во время нападения их на Мингрелию, Имеретию, Гурию и даже Грузию"(13). На самом же деле, абхазские крестьяне, являвшиеся носителями княжеско-дворянских фамилий грузинского происхождения, были коренными абхазами, чьи фамилии подверглись умышленной грузинизации либо со стороны абхазских феодалов, либо грузинского духовенства, либо насильственным образом были изменены в советское время.

Из ранних работ абхазских ученых, посвящённых этнографическому изучению абхазских фамилий, следует обратить особое внимание на статью видного представителя дореволюционной абхазской интеллигенции, этнографа- краеведа, педагога-методиста, детского писателя и общественного деятеля Н. С. Патей-ипа "Моление Лейбовых". Работа была опубликована в 1912 году и посвящена описанию традиционного моления фамилии Лейба из Мгудзырхвинской общины Гудаутского участка(14). В одной из своих работ педагог и этнограф, писатель и общественный деятель А. И. Чукбар упоминает божество Ет-ных-Аг-ных, считающееся принадлежностью рода Ампар из села Калдахуара Гудаутского участка и фиксирует фамильное предание Ампаровых(15).

В 1922 году Наркомпросом ССР Абхазии был издан "Сборник материалов по истории Абхазии" К. Кудрявцева. Здесь автором обстоятельно были рассмотрены версии происхождения абхазского владетельского рода Чачба (Шервашидзе) и упомянуты гурийские представители данной фамилии(16).

В 1928 году по поручению Закавказской научной ассоциации и по своему желанию в Абхазию прибыл широко известный ученый-этнограф, кавказовед Г. Ф. Чурсин. В общей сложности, проведя в Абхазии 32 дня, Г. Ф. Чурсин пишет работу, которая была издана в 1957 году Абхазским Госиздатом под названием "Материалы по этнографии Абхазии". Давая оценку труду ученого, абхазский этнограф Л. Х. Акаба пишет: "По количеству и разнообразию содержащегося сравнительного материала данная работа, несомненно, занимает первое место среди работ, касающихся этнографии Абхазии"(17).

В частности, весьма разнообразны материалы, опубликованные в работе Г. Ф. Чурсина по вопросам этнографического изучения абхазских фамилий. Это касается, например, обряда примирения кровников из различных фамильных групп, значения и могущества родовых божеств, святилищ фамилий Лейба, Ампар, Допуа, Адлейба, Амичба, Ашуба, Кяхир-ипа, Цымцба, почитания кузни у абхазов, фамильных запретных дней и их происхождения, пережитков тотемизма среди абхазских фамилий(18).

В начале 50-х годов прошлого века, с появлением на арене абхазоведения талантливых абхазских ученых, как, например, Г. А. Дзидзария, З. В. Анчабадзе, Ш. Д. Инал-ипа, Л. Х. Акаба и некоторых других, историко-этнографическая литература пополнилась рядом ценнейших работ по вопросам изучения абхазских фамилий.

В "Материалах истории Абхазского княжества" И. Антелава и Г. Дзидзария, изданных в Тбилиси в 1953 году, публикуются сведения о происхождении фамилий Дзапш-ипа, Чирикба и Баалоу; о том, как анхаю Цихичба и потомки анхаю Софыджа Гублия стали шинагмами; опубликованы также материалы по фамилиям Ахиба, Кецба, Гулиа, Шакрыл, Чаабалырхуа, Кокоскир, Эмхаа, Читана, Пилия, Анчабадзе, Миканба и др.(19).

Особое место в истории этнографии и во всей абхазоведческой литературе принадлежит крупному абхазскому учёному-этнографу, профессору, доктору исторических наук Ш. Д. Инал-ипа. В ряде работ учёного значительное место отводится и материалам по абхазским фамилиям. С этой точки зрения несомненный интерес представляют следующие работы Ш. Д. Инал-ипа: "Очерки по истории брака и семьи у абхазов" (Сухуми.1954), "К вопросу о матриархально-родовом строе в Абхазии" (Сухуми.1954), "Абхазы" (Сухуми.1960 и 1965), "Вопросы этно-культурной истории абхазов" (Сухуми.1976) и "Садзы" (Москва.1995).

В "Очерках по истории брака и семьи у абхазов" Ш. Д. Инал-ипа указывает на виды брачных ограничений по родству и свойству, отмечает структурные строения "ажвла" (фамилии), называет связанные дуально-брачными отношениями фамилии Абжуйской Абхазии, приводит интересные факты избегания абхазами неравных браков между представителями различных сословий и выдвигает версию происхождения родов Ачба, Чачба и Чичба от представителей древнеязыческого жреческого сословия(20).

В статье "К вопросу о матриархально-родовом строе в Абхазии" Ш. Д. Инал-ипа пишет о фамильном молении Адлейбовых, перессказывает легенду о происхождении рода Ампар, отмечает патронимические окончания абхазских фамилий, указывает фамилии с элементом "ан" ("мать"), обращает внимание на отдельные случаи наследования абхазами родовых культов по материнской линии(21).

В первом томе "Кавказского этнографического сборника", изданного в Москве в 1955 году, были опубликованы две научные статьи, заинтересовавшие нас с точки зрения рассматриваемой нами темы: это работа Л. И. Лаврова "Абазины" и работа Л. Х. Акаба "Абхазы Очамчирского района".

В очерке, посвящённом абазинам, крупный советский кавказовед Л. И. Лавров допустил ряд ошибок и неверных толкований. В частности, этнографически автор сближает абазин с кабардинцами; в антропологическом отношении он не видит отличий абазин от соседних черкесов; современных абазин учёный считает потомками разноязычного населения "Части Черноморского побережья, которая расположена на северо-западе от нынешней Абхазии и частично в сопредельной части Абхазии"(22); близость абазинского языка к языку абхазов автор объясняет процессом его абхазизации.

В статье отражены некоторые фамильные материалы, касающиеся абазин Лоовых, Заурумовых, Тамбиевых и Кизилбековых. Отрицая происхождение Лоовых от абхазских князей Ачба, Л. И. Лавров пишет, что "многочисленная и сильная фамилия князей Лоовых выводила своё происхождение от арабских эмиров", а "фамильное имя Лоовых возникло на кавказской почве: оно произошло от названия реки Лоо, протекающее на Черноморском побережье северо-западнее Сочи, т.е. там, откуда абазины переселились на Северный Кавказ"(23). Автор приводит интересные сведения о князьях Заурумовых (Заурымаа), управлявших племенем тамовцев и причислявших себя к роду абхазских князей Маршанаа, а именно, к той половине, которые назывались Варданыжвлара(24). Тамбиевых, "игравших большую роль в истории Кабарды", - автор причисляет, хотя и неуверенно, к тамовцам; здесь же он отмечает, что "предания выводят фамилию Тамбиевых из мдавеев", которых считает джикетским (абазинским) племенем(25). Говоря о Кизилбековых, Л. И. Лавров пишет, что "эти князья, по одному преданию происходили от той ветви абхазских князей Марчанаа, которая называлась Лагажвлараа, а по другому - это потомки бежавшего на Кавказ крымского хануко (царевича) Кызылбека"(26). И, наконец, подтверждая существование среди абазин родового культа, автор сообщает, что среди стариков-шкараовцев сохранилась память о некогда существовавшем почитании "ущелья божества Маршаниев(27).

В статье Л. Х. Акаба "Абхазы Очамчирского района" опубликованы материалы об экзогамных ограничениях у абхазов, о происхождении запретного дня фамилии Адлейба, об усыновлении некоторыми абхазскими семьями детей русской национальности с присвоением им фамилий усыновителей и о приписывании представителям различных фамилий тех или иных знахарских способностей(28).

На страницах того же сборника опубликована статья Я. С. Смирновой "Семейный быт и общественное положение абхазской женщины", где автор очень коротко касается положения абхазских фамилий и патронимий в начале XX века(29).

Монография крупного абхазского ученого, профессора, доктора исторических наук Г. А. Дзидзария "Народное хозяйство и социальное отношение в Абхазии в XIX веке", вышедшая в Сухуме в 1958 году, была написана на основе архивных источников, материалов Сухумской сословно-поземельной комиссии и двух предшествовавших ей комиссий генерала Е. М. Понсэ и майора С. Г. Баратова, работ авторов дореволюционного и советского периодов, устных источников и потому содержит богатейший материал по абхазским фамилиям(30).

Вкратце зафиксируем основные положения, отражённые в указанной работе Г. А. Дзидзария по интересующей нас теме. Итак, абхазские фамилии подразделялись на "подроды", члены которых шли нисходящей линией от какого-нибудь замечательного предка. Социальный статус лиц и фамилий в абхазской этнической среде зависел от отношения к ним владетеля, причём покровительство владетеля считалось выше покровительства каждой из княжеских фамилий. Кроме Чачба (Шервашидзе), старинными абхазскими фамилиями считались князья Ачба (Анчабадзе), Эмхаа (Эмухвари) Чаабалырхуа, Инал-ипа, Дзапш-ипа Маршаниа и Чхотуа. Старинными и исконными дворянскими фамилиями считались Званба, Маан, Лакрба. Мелкие дворяне распадались на ряд категорий, носили насмешливые различные наименования. Категория "ашнакума", представители которого занимали промежуточное положение между дворянством и "чистым" крестьянством, формировалось из верхушечного слоя абхазского крестьянства, выходцев из адыгских племён и Мегрелии. Они состояли при владетелях Абхазии и некоторых других крупных князьях Чачба (Шервашидзе). Одним из признаков, определявших силу и значение абхазских феодалов, являлась возможность оказания ими "покровительства" асасам (гостям).

Профессор Г. А. Дзидзария в своей работе также сообщает о случаях принятия крепостными крестьянами из зависимой категории "ахоую" фамилий своих хозяев, о наличии внутриродовой борьбы за аталыков в княжеско-дворянской среде и о происхождении фамилий Капш и Апшцба.

Проблема происхождения абхазского феодального рода Чачба (Шервашидзе) обстоятельно рассматривается в книге З. В. Анчабадзе "Из истории средневековой Абхазии", изданной в Сухуме в 1959 году. Автор счёл возможным связать происхождение рода Чачба с родом Ширван - шахов (из княжества, располагавшегося на территории Северного Азербайджана). Он также выразил согласие с возможностью изменения в результате палатализации фамильного имени "Гечба" в "Чачба" и подверг сомнению положение об исконно-абхазском происхождении рода Шервашидзе(31).

Среди большого по объему и значению научного наследия Ш. Д. Инал-ипа особое место занимает его монография "Абхазы", изданная в Сухуме в 1960 году и переизданная с существенными дополнениями здесь же в 1965 году. В исследовании далеко не последнее место отводится вопросам изучения абхазских фамилий. Прежде всего, это касается фамильно-патронимической терминологии абхазского языка, соотношения рода и фамилии, происхождения фамильных имён и родовых культов абхазов. Работа содержит многочисленные сведения относительно сословных отношений и аталыческих связей. В ней отражены также сведения историко-этнографического характера, касающиейся жизни фамилий Амаба, Даутия, Папба, Ампар, Хашиг, Лейба, Адлейба, Куадзба, Ардзинба, Адзинба, Кварацхелия, Маршаниа, Ачба, Чачба, Сергегия, Трапш, Куруа, Шакрыл и мн. др.(32).

Анализ основных положений, указанный работой Ш. Д. Инал-ипа, даёт возможность зафиксировать ряд важных выводов по абхазской фамильной проблематике:

1) ажвла (фамилия) - это основная родственная и общественная единица, свойственная патриархату как реликт распавшегося отцовского рода, ажвла сохраняла в значительной мере свою силу и в условиях классового строя;

2) ажвла характеризовалась предполагаемым или реальным единством происхождения, экзогамностью, общностью территории, некоторых хозяйственных интересов и религиозной жизни, наличием общефамильной тамги и т. д.;

3) в состав фамильного союза вместе с членами одного родственного коллектива, ведущими своё происхождение от общего предка, могли входить семейства и инородного происхождения, примкнувшие к этому союзу по различным причинам;

4) княжеские, дворянские и коренные крестьянские фамилии имели свои родовые имена. Вместе с тем, низшие категории зависимых крестьян, рабы, пленники, купленные или похищенные лица, как правило, были лишены своего родового имени. Со временем они, или их потомки, могли получить фамилию патронимического характера.

Ценнейшие сведения по истории влиятельных грузинских фамилий абхазского происхождения содержит монография грузинского ученого Д. В. Гвритишвили "Из истории социальных отношений в позднефеодальной Грузии" (Тбилиси. 1961). Согласно сообщениям автора, использовавшего в своей работе многочисленные средневековые источники, предки князей Бараташвили прибыли в Картли из Абхазии в X-XIII веках, и они носили фамилию Качибадзе(33). Напомним, что фамилия Качибадзе в свою очередь, происходит от Гечба. Вскоре Бараташвили становятся владельцами Орбети и Самшвилде, а владение "Саорбело" превращают в "Сабаратиано". Ссылаясь на царевича Вахушти, Д. В. Гвритишвили уточняет границы Сабаратиано: "...Бараташвили владели Гачианским и Гардабанским эриставствовами, к югу от Тбилиси вплоть до Лори-Пановари"; "он включал в себя в XVI в., как это установил Г. Джамбурия, бассейны рек Машавери, Кция и Алгети"(34).

С течением времени все уделы князей Бараташвили и их потомков превратились в самостоятельные "сатавадо". В результате этого на территории Сабаратиано сложилось 10 феодальных владений: Сагосташабишвило, Сагерманозишвило, Сазурабишвило, Саабашишвило, Сапалаванхосрошвило, Сакавтаришвило, Саиаралишвило, Саиотамишвило, Сабараташвило и Сакапланишвило.

В монографии Д. В. Гвритишвили отражены следующие исторические сведения о фамилиях, связанных своим происхождением с родом Бараташвили (Качибадзе - Гечба):

1. Госташабишвили. Представители этой фамилии произошли от Госташаба Бараташвили в первой половине XVI века, владение которого было расположено в Алгетском ущелье.

2. Германозишвили. Их родоначальником являлся Германоз Кавтарович Бараташвили. Его сатавадо сложилось также в первой половине XVI века на территории Алгетского ущелья.

3. Зурабишвили. Сатавадо Сазарабишвило сложилось XVII веке в Дманисском ущелье. Основателем его был воевода Зураб Бараташвили.

4. Абашишвили. Генеология этой фамилии, по данным Ф. Жордания, начинается с XIV века.

5. Палаванхосрошвили. Данная фамилия выделялась из рода Бараташвили и упоминается уже с XVII века.

6. Кавтаришвили. Впервые упоминается в документах XVII века.

7. Иаралишвили. Также происходит от Бараташвили. В 1721году за ними числились крепостные крестьяне в 19 сёлах.

8. Иотамишвили. Происходят от Иотама Бараташвили. Их феодальное владение образовалось в 1536 году, когда Иотам отделился от своего Орбела. На территории Сатавадо находилось до 80 сёл.

9. Капланишвили. Феодальное владение этой фамилии возникло в 1536 году.

Примечания


1. Инал-ипа Ш. Д. Абхазы. Сухуми, 1965. С. 407.
2. Анчабадзе З. В. Вопросы истории Абхазии в книге П. И. Ингороква "Георгий Мерчуле - Грузинский писатель X века" // Труды АбИЯЛИ. Сухуми, 1956. XXVII. С. 270.
3. Абхазия и абхазы. Абхазия и абхазы средневековых грузинских повествовательных источников. Тбилиси, 1988. С. 115-116.
4. Царевич Вахушти. География Грузии // Записки Кавказского отдела Императорского Русского Географического общества: книжка XXIV. Выпуск 5-й. Тифлис, 1904. С. 19.
5. Там же. С. 19.
6. Инал-ипа Ш. Д. Вопросы этно-культурной истории абхазов. Сухуми, 1976. С. 404.
7. Гвритишвили Д. В. Из истории социальных отношений в позднефеодальной Грузии. (Сатавадо - сеньории). Тбилиси, 1961. С. 77.
8. Торнау Ф. Ф. Воспоминания кавказского офицера. Москва, 2000. С. 81-82, 122.
9. Инал-ипа Ш. Д. Ступени к исторической действительности (об этнической ситуации в Абхазии XV - начала XX вв). Сухум, 1992. С. 123.
10. Сталь К. Ф. Этнографический очерк черкесского народа. 1900. С. 67.
11. Там же. С. 85.; Лавров Л. И. Абазины (историко-этнографичесикй очерк) // Кавказский этнографический сборник. Москва, 1995. Т. I.
12. Мачавариани К. Д. Очерки и рассказы. Батум, 1909.
13. Там же. С. 69.
14. Патей-ипа Н. С. Моление Лейбовых // Избранное (статьи, рассказы, стихи). Сухум, 1978.
15. Чукбар А. И. Рассказы и статьи. Сухуми, 1975.
16. Кудрявцев К. Сборник материалов по истории Абхазии. Сухум, 1992. С. 127-128, 147.
17. Чурсин Г. Ф.. Материалы по этнографии Абхазии. Сухуми,1957. С. 5.
18. Там же. С. 12-13, 25-28, 32-35, 67, 69, 75, 119-122, 125-129, 133.
19. Антелава И., Дзидзария Г. А. Материалы к истории Абхазского княжества. Тбилиси, 1953. С. 242-243, 249-250, 253, 255-260, 275, 280-281, 296, 304.
20. Инал-ипа Ш. Д. 1954-б. Очерки по истории брака и семьи у абхазов. Сухуми. С. 19-24, 40-42, 174.
21. Инал-ипа Ш. Д. К вопросу о матриархально - родовом строе в Абхазии (по пережиточным этнографическим данным) // Труды АбИЯЛИ. Сухуми, 1954-а. XXV. С. 249-250, 253, 257-258.
22. Лавров Л. И. Абазины (историко-этнографичесикй очерк) // Кавказский этнографический сборник. Москва, 1995. Т. I. С. 8.
23. Там же. С. 23.
24. Там же. С. 29.
25. Там же. С. 29.
26. Там же. С. 29.
27. Там же. С. 34.
28. Акаба Л. Х. Абхазы Очамчирского района // Кавказский этнографический сборник. Москва, 1955. Т. 1. С. 84, 94, 103, 107.
29. Смирнова Я. С. Семейный быт и общественное положение абхазской женщины // Кавказский этнографический сборник. Москва, 1955. Т. I. С. 116.
30. Дзидзария Г. А. Народное хозяйство и социальные отношения в Абхазии в XIX веке (до крестьянской реформы 1870 года). Сухуми, 1958. С. 20, 149-150, 156, 160-161, 177-178, 181, 240, 250, 265, 290, 310, 345.
31. Анчабадзе З. В. Из истории средневековой Абхазии (VI - XVII вв.) Сухуми, 1959. С. 190-195.
32. Инал-ипа Ш. Д. Абхазы. Сухуми, 1965. С. 220-225, 256, 269, 293-294, 382-383, 396-397, 403-404, 406-408, 435, 443, 492, 500-502, 507, 549-559.
33. Гвритишвили Д. В. Из истории социальных отношений в позднефеодальной Грузии. (Сатавадо - сеньории). Тбилиси, 1961. С. 77.
34. Там же. С. 77.

(Опубликовано в: Абхазоведение. История, Археология, Этнология. Выпуск II, с. 199-209. Сухум, "Алашара", 2003 г.)

(Перепечатывается с сайта: http://www.kolhida.ru.)
_________________________________________________


О КНИГЕ М. ТХАЙЦУХОВА "АБАЗИНЫ"

Поводом для написания данного критического материала послужило издание в Карачаево-Черкесской республике книги « Абазины (Страницы древней и средневековой истории)». Вышла она в 2006 году, но увидел я её практически недавно, а именно несколько месяцев назад. Увы, реальность наших дней такова, что мы , учёные Абхазии, получаем книги российских, в том числе и северокавказских авторов, с большим опозданием. Получив указанную книгу, я прочёл её на одном дыхании, и подстегнули меня к этому не столько её достоинства, сколько тенденциозные утверждения, содержащиеся в ней. Вначале я хотел разъяснить автору её смысл и особенности его ошибок в ходе личной встречи. Но поскольку труд М. Тхайцухова был опубликован тиражом в тысячу экземпляров, счёл необходимым оградить от дезинформации читателей, выступив с критикой тезисов автора в республиканской печати и Интернете.
Теперь, что касается недостатков работы. Во-первых, современная историческая наука окончательно установила факт близкого генетического родства абхазо-адыгских народов с древнейшим народом хаттов или протохеттов, обитавших в Малой Азии в III – начале II тысячелетия до н.э., но не хеттов, как об этом утверждает автор научной работы (с. 11).
Чтобы никто более не путал хаттов с хеттами, отмечу, что гипотеза о родстве хаттского и абхазо-адыгских языков впервые была высказана в 20-х годах XX века швейцарским востоковедом Э. Форрером. В хаттский союз племён, как известно, входили почти идентичные по отношению друг к другу племена касков – кашков (протоадыгов) и абешла (предки абхазов и абазин ). Хеттами же в науке принято называть индоевропейское население, проникшее в Малую Азию около 2000 года до н.э. и ассимилировавшее местное хаттское население. Кстати, «хетты», о которых упоминает Библия, являются хаттами. Хаттский союз племён на протяжении столетий являлся серьезной угрозой для индоевроязычных хеттов. Хеттские цари даже обращались к богам с обещаниями принести богатые дары в жертву, если они помогут хеттам одолеть племена кашков и абешла.
Во-вторых, никоим образом не упоминая абхазов , автор книги тенденциозно утверждает, что русские летописи конца I – начала II тысячелетия н.э. под «обезами» упоминают абазин , которые «выдавали своих дочерей замуж за киевских и русских князей» (с. 16-17).
Я вполне согласен с М. Тхайцуховым, когда он пишет, что Биберди – правитель княжества Кремух, которого упоминает автор XV века Иосафат Барбаро, «судя по фамилии, абазин ». Никаких споров не вызывает сообщение, что «первое письменное свидетельство о пребывании абазин в верховьях Кубани содержится в сочинении персидского автора XV века Шерефа ад-Дина Йезди» (с. 17). Вызывают спор лишь попытки автора создать отличную от истории абхазов абазинскую историю за счёт всё тех же абхазов . Кстати, все обратили внимание, как упомянутый персидский автор передал название местности проживания абазин ? «Абаса». И чем, как вы считаете, данное название отличается от самоназвания абхазов «апсуа» и названия страны «Апсны»?
В-третьих, по убеждению М. Тхайцухова, кавказоведу Л. Лаврову, который, полемизируя с ведущими абхазскими учёными, отрывает абазин от абхазов и сближает их с кабардинцами, близость абазинского языка к абхазскому объясняет процессом его абхазизации, а абазин считает всего лишь потомками разноязычного населения Северо-Западного Кавказа, «нужно дать должное за весомый научный вклад в абазиноведение» (с. 35).
С явным удовлетворением автор отмечает, что «причину близкого сходства абазинского и абхазского языков» Л. Лавров видит в том, что «предки абазин в течение ряда столетий обитали по соседству с обществами, складывавшимися в абхазскую народность, и в силу этого не могли не испытать влияния более высокой в ту пору культуры своих соседей» (с. 24). Иными словами, автор через посредничество Л. Лаврова намекает на абхазизацию абазинского языка. Далее, на 93-й странице он пишет, что под влиянием апсилов, находившихся в постоянных сношениях с Грузией и Византией, а потому имевших более развитую культуру, происходит вытеснение древнего языка абазгов (протоубыхского) и распространение среди них абхазских диалектов.
Л. Лавров, вырывая абазин из общей абхазо-абазинской этнической массы, по сути, действует по вполне понятному имперскому принципу «разделяй и властвуй». Тот же принцип действовал и в отношении адыгов, разорванных по трём национально-государственным образованиям. Всё тот же Лавров внушает абазинскому учёному кощунственную мысль, что его (абазинский) родной язык, оказывается, чужой для абазинского народа. А по версии автора получается, что предки абазин говорили аж на протоубыхском! Означает ли это, что убыхи произошли от абазин или абазины произошли от убыхов? Дальше – больше. Л. Лавров утверждает о том, что абазины – потомки разноязычного населения Северо-Западного Кавказа, а Тхайцухов и рад это слышать. И как он вообще понимает смысл слов «потомки разноязычного населения»? Непонятно. А вот по всем абхазским понятиям, потомки разноязычного населения, где бы они ни находились, в составе народа или фамилии, всегда и при любых обстоятельствах имеют более низкий социальный статус, чем те, кто может гордиться тем, что не оторвался от ствола своего этноса.
Из всего сказанного и отмеченного напрашивается вывод: предки абхазов были более развиты, чем предки абазин , а вот грузины были гораздо культурнее абазин и абхазов вместе взятых. Разве это не провокация? Между тем о превосходстве грузинской культуры мы можем говорить лишь касательно советского времени, когда Грузия находилась под покровительством вначале Сталина и Берия, а затем и Л. Брежнева, благодаря которым превратилась в процветающую и привилегированную мини-империю.
Что же касается древнего периода и эпохи средневековья, то всему объективному учёному миру давно известно об абхазских истоках грузинской государственности. Именно наши с абазинами предки создали Абхазское царство, которое затем эволюционировало в «царство абхазов и картлийцев». О культурном и политическом превосходстве наших общих предков с абазинами и адыгами говорят и многие другие факты: 1. Ближайшее родство с хаттами (изобретателями металлургии железа). 2. Генетическая близость к шумерам (создателям первой цивилизации в мире). 3. Обладание древнейшей псевдоиероглифической письменностью. 4. Развитая дольменная культура. 5. Возникновение под влиянием абхазо-адыгских народов особого варианта античной культуры греков. 6. Грандиозная по своему значению победа над арабами в VIII веке. 7. Создание могущественного Абхазского царства и многое другое.
Я более чем уверен, что если бы абазинский язык отличался от абхазского настолько, насколько, к примеру, адыгейский язык отличается от кабардино-черкесского языка, то ни у Лаврова, ни и у Тхайцухова не было бы желания заострять внимание доверчивой читательской аудитории на факте абхазизации абазинского языка. Но, к сожалению для автора книги « Абазины », абазинский язык за некоторым исключением – это почти точная копия абхазской речи. Тот же грамматический строй, та же морфология, идентичный словарный фонд. Исключением являются лишь многочисленные заимствования из адыгских и тюркских языков в языке абазин и некоторые картвелизмы в абхазском языке.
Цитируя тех или иных абхазских языковедов, автор приводит в пример их доказательства близости абхазского и абазинского языков, но тут же упрямо заявляет: «Изложенные выше точки зрения по вопросу абазинского языка и его диалектов никак не согласуются с концепцией Л. И . Лаврова» (как будто мнение Лаврова является истиной в последней инстанции) (с. 37).
Спору нет, термин «абаза», как пишет М. Тхайцухов, «уходит в глубокую древность». Но в какую древность? – позволю вас спросить. Насколько глубока та древность, которая дала миру термин «абаза»? Что первично: термин «абазг» (абасг) или «абаза»? «Апсуа» (самоназвание абхазов ) или «абаза»?
Автор явно пытается в нарушение логики и исторических фактов монополизировать термин, под которым адыги, турки и арабы подразумевали вначале абхазов , а затем абхазов и абазин . Какие есть основания, чтобы утверждать, будто абазги являлись прямыми предками только абазин , а апсилы – прямыми предками только абхазов ? Тхайцухов пишет, что Арриан во II веке до н.э. впервые упоминает термин «абаза» (с. 39). На самом деле он использует не форму «абаза», а «abask», что ближе к самоназванию абхазов «апсуа». Но по сути к «апсуа» близки как термин «апсил» или «апшил», так и «абаск», «абасг», «абазг», «абаза», потому что здесь в той или иной форме проявляется один и тот же корень – «пс» («бз»).
Как вы думаете, если бы этноним «абаза» был бы исконно абазинским самоназванием, должен был ли он широко отразиться в самом языке абазин ? Я считаю: «да». Посчитаем: сколько слов с корнем «абаза» есть в современном абазинском языке?
Чтобы ответить на этот вопрос, открываю «Абазинско-русский словарь», изданный в 1967 году в Москве под редакцией В. Тугова. В данном словаре я обнаружил всего лишь одно слово – абаза ( абазин , абазинец, абазинка, абазинский). Слово «абазакра» (избивать друг друга, драться друг с другом), которое следует за словом «абаза», к абазинам не имеет какого-либо отношения. Элемент данного слова в форме «аба» в слове «абазакра» ничто иное, как аналог «аиба-» - абхазской словообразовательной глагольной приставки взаимности. В таком случае слово это по-абхазски будет звучать как «аибазакра», что по смыслу соответствует абхазскому «аибазакра» или «аибадыкра» (избивать друг друга). Добавим к слову «абаза» и наименование «Абазашта», являющееся не историческим, а, скорее, поэтическим названием местностей проживания абазин .
А теперь возьмём «Абхазско-русский словарь», составленный В. Касландзиа и изданный в 2005 году. В нём указаны следующие слова с интересующим нас корнем «пс»: апсуа ( абхаз ), Апсны и АпсынтIвыла (Абхазия), апсуара (абхазство), апсшва (абхазский язык), апсуажьыш (абхазский сорт винограда), апсуатшы (абхазская порода лошади), апсуащха (абхазянка), апсшвахIвара (приветствие). Не забудем и о тех популярных абхазских словах, которые близки к корню самоназвания абхазов : это апса (сосна, стоимость), апсаа (птица), апсабара (природа), апсадгил (родина), апсы (душа, а в древности и «вода»). И ещё один штрих. Кстати, те же абхазские слова встречаются и в абазинском языке.
Если бы термин «абаза» был исконным самоназванием отличного от абхазов народа, то самих абхазов ни адыги, ни турки, ни арабы не называли бы «абазой». Да и абхазы , скорее всего, именовали бы абазин только как «абаза» или «абазаква» во множественном числе, а не использовали бы иной, абхазский термин для обозначения абазин как «ашвыуа». Даже зная о том, что этноним «абаза» является самоназванием абазин , абхазы предпочитают называть их термином «ашвыуа», но не словом «абаза», которое, как они считают, является одним из иноназваний абхазского народа. Другим делом является утверждение, что «абаза» - это общее обозначение единых по происхождению «апсуаа» ( абхазов ) и «ашвуаа» ( абазин ) - двух частей прежде единого народа.
Различные авторы, прекрасно понимая то, о чём они говорят и пишут, отмечали, что под терминами «апсуа», «абаза», «абасг», «абазг», « абазины » известны представители единокровного абхазо-абазинского народа. Все эти данные в виде цитат имеются и в книге « Абазины », однако её автор их упорно не замечает или трактует так, как считает нужным.
Я считаю, что абазги и апсилы являются прямыми предками как абхазов , так и собственно абазин . Почему, например, абхазские историки могут спокойно писать и говорить о том, что абхазский народ сложился путём слияния апсилов, абазгов, санигов, мисимиан и отчасти зихов (одного из протоадыгских племён), а вот абазинские историки буквально трясутся, когда слышат об апсильских генах в генеалогии современного абазинского народа?
Достаточно наивным, на мой взгляд, выглядит следующее строгое предупреждение автора: «Таким образом, данная точка зрения, т.е. о том, что абазги являются прямыми предками современных абазин , стало уже не только общепринятой, но и общепризнанной, и сегодня ни у кого нет каких-либо оснований для пересмотра этого положения» (с. 71). Нелогично звучит заявление автора о том, что его кумира Л. Лаврова никто никогда не опровергал, тогда как в самой книге « Абазины » он сам неоднократно писал, что его, Лаврова, не раз критиковали.
Не совсем точны, тенденциозны или вовсе провокационны следующие утверждения автора: 1. «В абхазской историографии в одностороннем порядке преподносится, что царь Леон – это царь абхазов , в данном случае не придавая значения тому, кто он был по своему этническому происхождению» (с. 90). 2. «Апсилы, находившиеся в постоянных сношениях с Грузией и Византией, имели более развитую культуру, чем их соседи абазги, поэтому образование в Апсилии Абхазского царства должно было сопровождаться ростом апсильского влияния на горцев-абазгов» (с. 93). 3. «Переселялись на Северный Кавказ абазины , уже будучи “абаза”, а не “апсуа”» (с. 96). 4. К горным и причерноморским абазинским обществам относятся: Мдавей, Псху, Ахчипсы, Аибга, Садзы, Цандрипш, Кечь, Аредба (с. 242).
Подобных примеров я могу привести ещё с десяток. Для того чтобы мне ответить на все недостоверные сведения, отражённые в данной книге, нужно будет написать фундаментальный труд. Однако увольте, ни рамки данной публикации, ни время, которым я располагаю, не позволяют мне более конкретно проанализировать весь комплекс представленных в данной работе версий и утверждений. Надеюсь, в своей дальнейшей деятельности автор учтёт мои замечания и не будет более наступать на указанные мною «грабли».

(Опубликовано в: Чегемская правда, 15 сентября 2009 г. Затем, с небольшими изменениями, автор опубликовал текст и на своем форум-сайте.)

(Перепечатывается с сайта: http://www.drdasan.forumssity.ru.)
___________________________________________________________


ОТКРЫТОЕ ПИСЬМО ДЭВИДУ ЛЭНГУ, ИЗВЕСТНОМУ АНГЛИЙСКОМУ КАВКАЗОВЕДУ, ПО ПОВОДУ ЕГО КНИГИ "ГРУЗИНЫ - ХРАНИТЕЛИ СВЯТЫНЬ"

Уважаемый господин Лэнг!

Вот уже второй раз за последние два года в московском издательстве «Центрполиграф» выходит Ваша книга «Грузины – хранители святынь». На первый взгляд выглядит как парадокс тот факт, что Ваша книга, вышедшая в оригинале под простым названием «Грузины» («The Georgians»), в переводе на русский язык почему-то получило новое и более сложное наименование, а именно «Грузины – хранители святынь». Однако, на мой взгляд, здесь нет ничего парадоксального. Второе издание Вашей книги на русском языке, которая, по всей видимости, отныне будет издаваться каждые два года, существенное изменение ее названия и, самое главное, тенденциозность и лживость ее содержания наталкивают меня на мысль, что в данной Вашей работе весьма заинтересованы силы, отвечающие в Грузии за ведение информационной войны с целью утверждения превосходства грузин над негрузинами в Грузии и кавказскими народами на Кавказе.

Ознакомившись с Вашей работой, господин Лэнг, я понял, что она более «солидна» по форме, нежели по содержанию. За пышным типографским декором Вашей книги скрывается облик изобретательного мифолога, который, игнорируя данные истории, этнографии, антропологии и лингвистики, вознамерился выдвинуть и доказать «наукообразный» вывод о святости, Богоизбранности и чрезвычайной древности грузинской нации. Подпитывая генетическую предрасположенность грузинской нации к алчной ксенофобии и шовинизму, Вы, в угоду Вашим вероятным «заказчикам», пытаетесь доказать, что, например, история и культура абхазов и южных осетин являются собственностью Грузии.
Однако, уверяю Вас в том, что вся Ваша затея с треском провалилась. И я, человек без громких научных титулов, с легкостью докажу, что Вы, Дэвид Лэнг – известный английский кавказовед, профессор Лондонского и Кембриджского университетов, бывший почетный председатель Королевского Азиатского общества в Лондоне, автор книг «Жития и легенды о грузинских святых (1956), «История Грузии» (1962), «Современная история Грузии» (2003) и некоторых других – являетесь никем иным, как дилетантом, тезисы которого не выдерживают даже элементарной критики, и провокатором, чьи работы натравливают народы друг на друга, дестабилизируя и без того сложную обстановку на Кавказе.

Мне искренне жаль одураченных Вами студентов престижных английских вузов. Я, честно говоря, не могу понять одного: почему в столь развитой и цивилизованной державе как Англия, к чрезвычайно ответственной работе по обучению будущих специалистов в области кавказоведения и международных отношений допускают дилетантов вроде Вас, прошу простить меня за откровенность. В своей книге Вы совершили не просто одну какую-то конкретную ошибку. Вся Ваша работа буквально наводнена всевозможными байками и легендами, используемых Вами для обоснования тех или иных Ваших антинаучных утверждений.

Вы знаете, для того, чтобы ответить на все Ваши лживые тезисы, необходимо написать и издать целую книгу, которая по объему намного превзойдет Ваш «бесценный» труд. Написав это, я вспомнил, как еще в 19 веке, а именно в 1838 году, замечательный русский писатель, журналист и востоковед, член-корреспондент Петербургской Академии наук Осип Иванович Сенковский писал: «Да, очень опасно было бы влюбиться в грузинскую словесность с самого начала, в первый день рождения ее академической славы в Европе; потому что, однажды преувеличив ее достоинство, легко распространить в ученом свете насчет истории Грузинов такие заблуждения, на опровержение которых нужно будет потом сорок лет времени и сорок томов печати, то есть, ровно в восемьдесят раз более нежели чего, как кажется, стоит вся эта история».

В начале, господин Лэнг, позвольте мне определить круг тех Ваших тезисов, с которыми я, абхазский историк-этнолог категорически не согласен:

1. Вы утверждаете, что «сегодня грузины являются одним из наиболее примечательных народов», чью «эволюцию можно проследить достаточно четко на протяжении трех тысяч лет», и что «заселили они свою землю и прилегающие территории задолго до этого времени» (с.11).

2. Ставя знак равенства между понятиями «население палеокавказской группы» и «предки современных грузин», Вы совсем не упоминаете другие народы Кавказа, как будто считаете, что палеокавказцами были только предки грузин (с.11).

3. Сообщая о выдающихся орлиных носах населения Картли и Кахети, Вы изначально поставили перед собой цель подготовить читателя Вашей книги к восприятию придуманной Вами сенсационной теории о близком генетическом родстве орлиноносых грузин с хаттами или протохеттами, а также с носителями преобладающего в современной Турции этнотипа, не имеющего «ничего общего с узкоглазыми представителями тюрков-кочевников с Алтая» (с. 14).

4. Вы утверждаете, что «сильная отдаленность Грузии от основных путей миграций и маршрутов вторжений привело к большой демографической однородности» грузин, и что поэтому они «могут восприниматься как потомки коренных жителей кавказского перешейка и близлежащих территорий, расположенных к юго-западу» (с.14). Даже Ваше утверждение звучит совершенно абсурдно и в корне противоречит упрямым фактам истории.

5. Упоминая абхазов, вы пишите, что они «принадлежат к северо-западной или адыгейско-черкесской группе кавказских народов» (с.15). Вы либо толком не знаете к какой группе народов Кавказа принадлежат абхазы, либо выступаете как сторонник и продолжатель деятельности знаменитой школы фальсификации истории абхазского народа, руководителем которой был печально известный грузинский лже-ученый Павле Ингороква.

6. Не имея никаких на то оснований, вопреки существующим материалам археологии, Вы утверждаете, что «именно Грузия является прародиной металлургии» (с.16). См. Шамба Т.М., Непрошин А.Ю. «Абхазия: правовые основы государственности и суверенитета», Москва, 2005, с.10-11.

7. Далее Вы пишете, что «грузины, сваны и мингрело-лазы образуют иберо-кавказскую группу внутри кавказской семьи языков» (с.18). Кстати, то, как Вы пишете, не позволяют себе писать более-менее информированные историки и языковеды. И к Вашему сведению, кавказская семья языков состоит из двух языковых групп: абхазо-адыгской и нахско-дагестанской. А т.н. картвельские языки, являясь южнокавказскими лишь по территории своего распространения, на самом деле, согласно ингушскому ученому Н.Кодзоеву, не входят в кавказскую семью языков и составляют отдельную языковую семью, родственную индоевропейской. «Некавказское происхождение древних носителей грузинского языка, - продолжает Н.Кодзоев, - подтверждает и анализ письменных источников» (Н.Кодзоев. История ингушского народа. Магас, 2002, с.84).

8. Вы, не имея каких-либо оснований, опровергаете вывод ряда ученых о том, что «протогрузинская цивилизация зародилась где-то в другом месте» (с.25). Между тем, история располагает рядом фактов, причем, выдвигаемых и высказываемых самими грузинами о приходе их предков на территорию Грузии извне.

9. Не утруждая себя поиском фактов, вы приписываете грузинам этническое родство с хурритами, на которое в регионе Кавказа могут претендовать лишь армяне и нахско-дагестанские народы.

10. Ваше утверждение о том, что «автохтонное население Древней Анатолии происходило от носителей индоевропейской культуры» противоречит всем известным в хеттологии фактам и материалам (с.57).

11. Вы ошибочно связываете этногенез современных грузин и армян с хеттами, которых, почему-то, считаете не пришлым, а автохтонным населением Древней Анатолии, тем самым проявляя свою явную некомпетентность в этом вопросе (с.57).

12. Ложным является Ваше мнение о том, что под названием «иберийцы» в классические и византийские времена, якобы, были известны лишь западные грузины (с.60).

13. Я категорически не согласен с Вами, когда Вы заявляете о принадлежности колхов грузинской народности (с.63).

14. Путая значение таких исторических понятий, как «народ» и «племя», вы сообщаете о представленности на рынках Диоскурии во времена Страбона до 70 различных племен и затем здесь же утверждаете, что «за исключением грузин, ни один из семидесяти кавказских народов не обладал своей собственной письменностью до тех пор, пока современные русские колонизаторы не обеспечили их алфавитами в XIX и XX вв.» (с.83).

15. вы почему-то считаете т.н. племя «пожирателей вшей» (фтейрофаги) племенем «явно местного, грузинского происхождения», хотя они к грузинам, как и следовало ожидать, не имели никакого отношения (с.85).

16. Иоанна Марушисдзе, влиятельнейшего абхазского князя, наместника абхазского царя Феодосия III Слепого в Картли Вы именуете царем карлти в то время, как эта территория в ту пору полностью принадлежала Абхазскому царству. Там не было ни царской короны, ни титула «царь картлийцев» (с.124).

17. Говоря об известном абхазском (абазгском) философе Иоанне Петрици, Вы ошибочно утверждаете о его грузинском происхождении, с чем я категорически не могу согласиться (с.204).

В Вашей книге есть и немало других грубых ошибок и неточностей, однако, рамки нашего письма не позволяют более задерживать внимание на недостатках. Пора переходить к конкретным аргументам в пользу перечисленных нами утверждений.

18. Ваш тезис об эволюции грузин на своей территории в течение последних трех и более тысяч лет опровергается многими фактами, в том числе и утверждениями самих грузинских ученых. В частности, И.Джавахишвили писал, что «Кавказ, оказывается, не является первоначальной родиной грузин, и поэтому здесь не надо искать источники их культуры» (Джавахишвили И. «Сочинения на грузинском языке». Т. 1, Тбилиси, 1959, с.47-48).

19. Согласно М.Церетели, «нет смысла искать на Кавказе древние следы грузин. Раньше грузин здесь жила другая раса – длинноголовые, которая на этой территории прошла обе эпохи камня и бронзы» (Церетели М. «Нация и человечество». Тбилиси, 1990, с.229-232).

20. Другой, более ранний грузинский автор, Г.Кикадзе, еще в 1917 году писал: «До сих пор не установлено, кто мы и откуда мы, поскольку на земле у нас нет родственных народов. Мы не знаем, куда нас ведет наша судьба. Правда, говорят, мы жили на берегах рек Тигр и Евфрат, но и там нас не любили, не давали жить соседи, они ненавидели нас. Мы не знали куда нам податься. Вот так мы проводили наши дни в единстве… Мы были изгнаны из наших земель нашими соседями, они ничего не оставили нам, а аланы пожалели нас и приютили в Колхидской долине, дали нам земли, приласкали нас, обучили нас военному делу, привили нам свою культуру, свои обычаи, защитили нас от внешних врагов» (Газета «Сакартвело», № 4, 1917).

21. Не только аланы, но и абхазы, предки современных представителей моего народа, не раз защищали грузин от внешних врагов. Они точно так же прививали им свою культуру и свои обычаи. Абхазы не раз принимали грузинских беженцев, бежавших практически от всех более или менее воинственных народов: персов, хорезмийцев, хазар, монголов, арабов, турок и других. Грузины носят нашу национальную одежду. Все наиболее яркие этикетные нормы грузин проистекают из культуры абхазо-адыгских народов. Даже государственность грузинского народа целиком сформирована абхазами. А знаете ли Вы господин Лэнг, как Ваш «примечательный» народ отплатил абхазам и потомкам алан за благородство их души? Не знаете. Скорее всего, Вы просто не хотите об этом знать. Так вот, грузины устроили кровавый геноцид абхазского и осетинского народов. Они повинны в насильственной грузинизации абхазов и осетин во времена правления Сталина и Берия; зверском насилии над стариками, женщинами и детьми в ходе грузино-абхазской и грузино-осетинской войн; варварском уничтожении памятников истории и культуры; сожжении домов и целых селений; взятии заложников и продаже трупов убитых ими людей; грабежах и мародерстве, экономической и информационной блокаде Абхазии и Южной Осетии… См. Шамба Т.М., Непрошин А.Ю. «Абхазия: правовые основы государственности и суверенитета», Москва, 2005, с.10-11.

22. О том, что до грузин и прочих т.н. «картвелоязычных» народов на территории Грузии жили абхазо-адыгские племена, недвусмысленно указывают многочисленные топонимические материалы; черепа абхазо-адыгского типа, найденные в различных уголках Грузии; антропологический тип современного населения Западной Грузии; наличие абхазо-адыгских корней в грузинских этнических терминах и «картвельских» языках, о котором не раз писали такие именитые грузинские ученые, как Н.Джавахишвили, С.Джанашиа и А.Чикобава. См. Чикобава А. «Грамматический анализ Чанского (Лазского) диалекта», Тбилиси, 1936, с.288. Инал-ипа Ж.Д. «Вопросы этнокультурной истории абхазов», Сухуми, 1976, с.104,334,385-387.

23. Ничем не примечательным, рядовым государственным образованием являлось Картли – историческая область настоящих грузин. Положение Картли было ничуть не лучше положения десятка других закавказских княжеств. В то время, как иные государственные образования управлялись представителями коренных народов, в Картли вся власть принадлежала правителям из династий некартлийского происхождения: это Аршакиды (армянские персы), Багратиды (армянские потомки ханаанеян), Селевкиды (эллины) и другие. Около 904 года абхазский царь Константин III, воспользовавшись распадом Армянского царства, полностью овладел территорией Картли. А примерно в 930 году абхазский царь Георгий II сделал 50-м правителем Картли своего старшего сына Константина. С тех пор Картли являлось неотъемлемой частью могущественного Абхазского царства.

24. Рассмотрим некоторые факты, которые, опровергая Вашу надуманную торию родства грузин с «древними хеттами» (или хатами), красноречиво свидетельствуют о ближайшем генетическом родстве хаттов с абхазо-адыгскими народами. Вопреки здравому смыслу, Вы утверждаете о том, что автохтонами Древней Анатолии были индоевропейцы. Более того, Вы не различаете понятий «хаты» и «хетты». Итак, хатты или протохетты являлись предшественниками индоевроязычных хеттов в Центральной Анатолии. На близкое родство абхазо-адыгов и хаттов указывает наличие в их языках: префиксального формообразования, целого ряда лексических совпадений, соподчиненных префиксов в структуре глагола, широкого использования словосложения по типу «существительное + существительное», общего суффикса женского рода, суффикса «ра» и элемента «нда» в топонимических названиях, сходства и джае тождественности данных теонимии, ономастики и религиозных культов, совпадение некоторых орнаментальных мотивов и т.д. На хаттском языке в указанной выше территории говорили, начиная с III тыс. до н.э. и самое позднее по 1400 год до н.э. В хаттский союз племен входили почти идентичные по отношению друг к другу племена касков (протоадыгов) и абешла (протоабхазов). Кстати, этноним «абешла» в качестве синонима названия касков фигурирует в надписи ассирийского царя Тиглатпаласара (1115-1077 гг. до н.э.). Каски и абешла, а вместе с ними и хатты, как представители единого этномассива, являются создателями старофригийской культуры. К их вероятным потомкам относятся и пафлагоняне, жившие в начале I тыс. до н.э. в районе современного турецкого города Синопа, а также хйасцы – создатели страны Хайаса-Ацци. Несмотря на то, что историки касков в целом отождествляют с протоадыгами, у них немало черт, сближающих их с предками абхазов. Например, среди касков были распространены племена Хутпа и Касипа, которые оформлены как абхазские фамилии Хутаба и Шатипа. В анналах хеттских царей упоминается каскская гора Ашхарпайя, названию которой соответствует абхазское слово «ашьхарпы», что означает «предгорье».

25. Грузия, к Вашему сведению, никак не может быть признана «прародиной металлургии». Изобретателями металлургии железа признаны хатты и только они. Области проживания хаттов были знамениты производством железа, начиная приблизительно с 2100 г. до н.э. Знакомо было хаттам и метеоритное железо. Металлургия железа и название этого металла распространились по миру именно из области культуры хаттов. И если, например, широкое освоение железа начинается в странах Европы с VII в. до н.э., то впервые изделия из железа появились у хаттов и их предков в V-IV тыс. до н.э.

26. Ваш тезис об «отдаленности Грузии от основных путей миграции и маршрутов вторжений» и о «большой демографической однородности грузин» опровергается следующими утверждениями: во-первых, согласно Т.Шамба и А.Непрошину, говорить о каком-либо расцвете Картли в какой-нибудь период его существования невозможно, «поскольку этот участок Закавказья на протяжении всей своей истории до конца XVIII века не имел и десятка лет подряд, свободных от нашествий иноземных захватчиков, сжигавших дотла города и селения, уводивших в рабство детей и женщин, уничтожавших мужчин; во-вторых, по словам тех же авторов, с которыми мы полностью солидарны, «в данной ситуации не приходится говорить об этночистоте картлийского (грузинского, в современном понимании) народа» (Шамба Т.М., Непрошин А.Ю. «Абхазия: правовые основы государственности и суверенитета». Москва, 2005, с.11).

27. В завершении своего открытого письма к Вам, господин Лэнг, я процитирую отдельные заметки различных авторов, которые, на мой взгляд, сокрушают все Ваши «наукообразные» утверждения. А) Относительно Баграта III, которого Вы именуете «Грузинским» и при котором, по Вашему мнению, произошло «великое объединение грузинских земель», - абхазский историк А.Л.Папаскир пишет, что Баграт III никогда не причислял себя к «грузинским царям; он «был единственным наследником абхазских Леонидов», «наследником престола той популярной Абхазии, которая, в отличие от всех закавказских государств, сумела освободиться от власти Византии еще в конце VIII века»; Баграт III не мог гордиться своими предками по отцовской линии, так как отец Баграта, Гурген Багратид «был от природы ограниченным»; «кстати, и дед Баграта III, Баграт II, как сообщают Вахушти и М.Броссе, был глупым» (Папаскир А.Л. «Баграт III и Абхазское царство». Сухум, 2003, с.14, 20).

Б) Относительно существования письменности у древних предков абхазов – согласно академику Г.Ф. Турчанинову, творцами древнейшего «ашуйского»письма были далекие предки современных абхазов, абазин и убыхов, именовавшие себя в ту пору ашуйцами, а страну свою Ашуей»; «памятники ашуйского письма охватывают по времени огромный период – с середины III тыс. до н.э. (энеолит) по IV-V вв. н.э. (время поздней античности); «ни один из народов Кавказа не обладал в прошлом письменностью такой давности в таком количестве столь древних памятников»; далее Г.Ф. Турчанинов отмечал, что «самые старые памятники государства Урарту датируется IX в. до н.э., самые ранние памятники армянской письменности восходят к IV в., а грузинской к V в. н.э.» (Турчанинов Г.Ф. «Открытие и дешифровка древнейшей письменности Кавказа». Москва, 1999, с.18).


Приведенные мною факты, материалы и цитаты, уверен, убедят основную читательскую аудиторию в том, что Ваша книга не заслуживает доверия, а Ваша личность – признания в качестве профессионального кавказоведа. Поверьте мне на слово, на Вашем месте я не давал бы согласия на издание этой книги через два года. Надеюсь, что урок, полученный Вами, пойдет впрок.

(Перепечатывается с сайта: http://www.kiaraz.org.)
______________________________________________________


АБХАЗО-АДЫГСКИЕ НАРОДЫ СЕГОДНЯ: АКТУАЛЬНЫЕ ПРОБЛЕМЫ И ПУТИ ИХ РЕШЕНИЯ

Актуальные проблемы абхазо-адыгских народов – это проблемы, затрагивающие жизненные интересы близкородственных абхазов, абазин, адыгейцев, кабардинцев и черкесов, от решения которых зависит дальнейшее существование их уникального этнокультурного массива. К актуальным проблемам этих народов относятся: проблемы языка и культуры, образования и науки, демографии и здравоохранения, криминала и коррупции, экономики и финансов, внешней и внутренней политики. Достаточно актуальны в среде абхазо-адыгских народов и проблемы, связанные с неопределённостью идеологических ориентиров общества, национальной идеи, а также с отношениями между властью и гражданским обществом. Набор существующих проблем в этой среде обозначен мною исходя из их приоритетности в соответствии с мнением и взглядами абхазов и абазин. Приоритетность зафиксированных проблем, проявляющаяся среди адыгов, до недавнего времени была почти аналогичной с абхазами. Но со временем, на мой взгляд, приоритетность обозначенных проблем среди них изменилась по причине усиления политизации адыгского общества, особенно в сфере отношения адыгов с Грузией и странами Запада.

Исходя из уровня сложности и объёма темы, а также небольшого отрезка времени, отведённого для доклада, считаю необходимым постараться раскрыть её в сжатой тезисной форме, указывая лишь на основные факты и причины проблемных явлений, а также способы и методы их решения. Из обозначенных мною проблем, скорее всего, я успею раскрыть суть лишь некоторых из них, а именно проблемы абазинского народа, этого своеобразного альтер-эго (второго «я») абхазов, абхазо-адыгских отношений, развития абхазо-адыгских языков и демографии абхазов.

Более полугода назад, благодаря ссылке, присланной мне на электронную почту раввином, известным и во многом скандальным политологом Авраамом Шмулевичем, я вышел на сайт «youtube.com», где был размещен видеоматериал с выступлением режиссёра Андрея Кончаловского под заголовком «Ужаснись самому себе» о большой российской драме.

Данные, с которыми знакомит нас Кончаловский, просто шокируют. На протяжении всего выступления Кончаловского чувствуется боль известного режиссёра, которую он испытывает по отношению к родной России, русскому и, в целом, российскому народу. После просмотра видеоматериала я вновь, уже в более острой форме, задумался о положении дел в своей стране и в своём народе. И именно тогда у меня возникла мысль написать статью об актуальных проблемах абхазо-адыгских народов и о путях решения этих проблем. А ситуация в среде наших народов действительно сложная, драматичная, но далеко небезнадёжная. Причём драматичность эта из-за численности, к примеру, моего народа, как мне кажется, быть может более глубока, нежели современное состояние жизни российского общества и конкретно русского народа.

Каждый народ, как известно, имеет свою национальную сущность, которая отражает его мировоззрение, психологию и культуру. Сущность абхазов раскрывается через Апсуара (абхазство), а сущность адыгов – через адыгагъэ (адыгство) – уникальную, самобытную, универсальную и богатейшую культуру, являющуюся общепризнанным обозначением абхазской и адыгской этики, совокупностью её принципов и норм, морального идеала, воплощающего лучшие черты абхазско-адыгских народов.

К сожалению, сегодня в абхазо-адыгской этнической среде происходит заметное снижение качества восприятия и оценки этой национальной культуры, наблюдается укрепление позиций норм западной морали. Скажу за абхазский народ: он в настоящее время достаточно быстрыми темпами сползает в овраг большой гуманитарной катастрофы, из которой лет через 15-20 ему просто не выйти. Местный социум подвержен многим язвам современного быта. Это и криминал, и наркомания, и массовые злоупотребления алкогольными напитками, и коррупция, из-за которых мы подвергаем себя огромному риску потерять целое поколение современной молодёжи.

Кризис, ощущаемый в абхазской этнической среде, весьма ощутимо отражается на всём народе, на всех без исключения родственных фамильных группах, из которых складывается сам абхазский народ. Что сегодня более всего беспокоит абхазов в жизни молодёжи? Как мы её воспитали? Достойны ли они, могут ли развить абхазское государство до процветания? Судите сами…

Факт криминализации жизни общества за послевоенные годы привел к реанимации кровной мести, которую подавляющая часть абхазов считала давно изжитым явлением. Если же ранее в абхазском обществе существовали неписаные правила взаимоотношений между обидчиком и мстителем, получившие яркое отражение в ряде произведений абхазской литературы, то в наши дни имеются случаи убийств обидчиков из-за угла, в присутствии детей, женщин, большого скопления людей.

По-прежнему высока смертность людей, попадающих в автокатастрофы по вине пьяных водителей. Происходит неуклонный рост численности наркоманов и криминализированной молодёжи, среди которой процветают воровские нравы и понятия. Растёт число самоубийств, причём сразу после грузино-абхазской войны произошло омоложение возраста самоубийц. Теперь налагают на себя руки и те, кому не более 12-15 лет. В Абхазии сложилась воистину драматическая ситуация с состоянием здоровья у граждан страны. Резко сократилась продолжительность жизни абхазских долгожителей. В домах престарелых, увы, недавно появились первые абхазские старики. Ещё раньше республиканские СМИ заговорили о первых абхазских детях-беспризорниках.
В условиях большей свободы нравов, характерной для современной молодёжи, растет количество грубых нарушений экзогамии, не говоря уже о других формах брачных ограничений. Причём эти нарушения в ряде случаев сопровождаются самоубийствами старших членов семьи, былой авторитет которых был известен далеко за пределами села или района их проживания.

Положение в Абхазии действительно сложное, однако следует отметить, что только после прихода к власти нынешнего Президента Абхазии Александра Золотинсковича Анкваб ситуация стала медленно, но верно выправляться. Да, пока ещё мы далеки от совершенства. Но уверяю вас, общественность Абхазии и нынешнее Правительство страны знает о проблемах нации. Мы не просто знаем о них. У нас болит душа за будущее нашего государства. И мы, несмотря на трудности, сделаем всё зависящее от себя, чтобы вывести нашу страну вперёд по пути прогресса.

Конечно, более всего обидно не то, что у нас есть обозначенные мною проблемы. Всё познаётся в сравнении. У любого иного государства мира, возьмём хотя бы Россию и её регионы, проблем гораздо больше и острее, чем в Абхазии. Обидно то, что страна-победительница несправедливой и кровопролитной грузино-абхазской войны – Абхазия сегодня вынуждена бороться и с такими проблемами, которые давно уже решены в Грузии.

Остановимся на конкретных проблемах, волнующих абхазский народ. Рассмотрим факты, причины и результаты обозначенных мною проблем в алфавитном порядке. Хочу прежде всего затронуть абазинскую проблему, которая волнует жителей и властей Абхазии. Являясь выходцами из исторической Абхазии, предки абазин одними из первых оказались на территории Северного Кавказа и прежде всего современной КЧР. Первые инфильтрации протоабхазо-абазинского этнического элемента произошли в начале нашей эры. В VIII веке они массово заселили нынешнюю территорию Карачаево-Черкесии. В XIV веке сюда пришли носители тапантинского говора абазинского языка. В XVII-XIX веках – носители ашхарского диалекта. Все те из них, кто не известен нам своими абазинскими потомками, были ассимилированы в аланской, тюркской и адыгской среде. Из них наиболее известны потомки адыгов абхазо-абазинского происхождения. Их было столь много, что один из самых талантливых адыгских литераторов, а именно Заур Налоев, с которым я неоднократно встречался, определил их количество в среде кабардинцев цифрой до 40-50 процентов.

Образовывая Карачаево-Черкесскую автономную область постановлением ВЦИК РСФСР от 12 января 1922 года, её создатели проигнорировали факт большей численности абазин в сравнении с черкесами (абазин было больше на 325 человек), образовали не Карачаево-Абазинскую, а Карачаево-Черкесскую автономную область. Перед этим они переписали два абазинских аула, Абазакт и Псаучье-дахе, в черкесские населённые пункты и стали запрещать их жителям говорить по-абазински. До сравнительно недавнего времени абазины в КЧР, являясь коренным народом, не имели своей национальной территории. Но 1 июня 2006 года район абазинам был образован. Из 13 абазинских аулов в состав района вошло лишь пять. После принятия в КЧР нового закона «О границах муниципальных образований в КЧР», под прикрытием реформирования местного самоуправления у абазин в ауле Кубина было решено «отрезать» самый лакомый кусок в 600 гектаров в пользу соседнего города Усть-Джегута, кстати, бывшего родового владения абазинских князей Джегутановых. «В пользование» соседям планировалось передать и крупнейший в республике сельскохозяйственный комбинат «Южный», принадлежащий правительству Москвы и находящийся на абазинской национальной территории.

Тогда конфликт был улажен, но совсем недавно разгорелся новый конфликт, а именно из-за абазинских земель, расположенных в ауле Гумлокт (Красный Восток). Аул большой, но он единственный абазинский среди двенадцати карачаевских аулов. И для того, чтобы рано или поздно отхватить земли абазин, администрация Малокарачаевского района делает всё возможное для усложнения жизни аульчан. Она не строит здесь газопровода и не решает проблему обеспечения аула водой. Вместе с красновосточными жителями страдает и карачаевское население аула Кызыл-Покун. Последние не раз говорили, что страдают именно из-за абазин, дескать, если бы не проблема ненасильственного выселения абазин из аула Красный Восток, они получили бы газ давно и без какой-либо проблемы. Не так давно из района в аул прислали некоего Османова, являющегося, как мне объяснили, внешним управляющим по банкротству. Приехав в аул, он составил документы и распродал всё имущество совхоза «Красновосточный». Османов составил письмо в администрацию района, чтобы те забрали в районный фонд до 830 га земли (по другим данным – 487 га). Земельные участки были переданы фирме «Хаммер». Далее он указывает, что основой для такого решения якобы является сход жителей аула, которого на самом деле не было. Вполне вероятно, что до 1 января 2013 года, в случае продолжения такой политики, более тысячи аульчан потеряют ещё до 3 тысяч га настоящих абазинских земель. Такая антиабазинская политика властей и района, и КЧР может привести к плачевным результатам, ибо абазины здесь являются самым терпеливым, но в то же время и тем народом, который бесшабашно может пойти до конца.

Являясь коренным, но не «титульным» народом, абазины финансируются из республиканского центра по остаточному принципу. Абазинскую проблему можно решить, только изменив эту ситуацию. Пусть абазинские аулы и разбросаны по всей республике, главное их, для пользы дела и общественного спокойствия, связать неразрывными административными узами с руководством Абазинского района. При этом оставить все замыслы по отторжению абазинских национальных земель в чью-либо пользу. Иначе, уверяю вас, недалеко до беды в этом наиболее сложном регионе Северного Кавказа.

Вторая серьёзная проблема, которая напрашивается на рассмотрение, исходя из темы нашей конференции, это проблема абхазо-адыгских отношений, возникшая несколько лет назад. Проблема эта целиком и полностью инспирирована Грузией и беспокоит мой народ даже больше, чем ряд более острых и катастрофичных проблем, стоящих перед самой Абхазией. Ведь адыги – наши кровные с абазинами братья. Родство наших народов проверено временем и подтверждено всеми языковыми и генеалогическими материалами. Нет у абхазов и абазин в мире более близких братьев, чем адыги, и нет у адыгов более близких братьев, чем абхазы и абазины. Наш народ прекрасно помнит, как братья-адыги с оружием в руках отстаивали наравне с абхазами свободу и независимость Абхазии. Ближайший по хронологии пример – движение добровольцев в период Отечественной войны народа Абхазии 1992-1993 годов.

Абхазо-адыгские противоречия возникли не на пустом месте. Подобно тому, как СССР был взорван изнутри в результате тонкой и кропотливой деятельности американских политических институтов и спецслужб, абхазо-адыгское этнокультурное единство было максимально дестабилизировано грузинской стороной за период с 1994 по 2010 год. Я могу сегодня говорить лишь о дестабилизации абхазо-адыгских отношений, но никак не о разрыве единства наших братских народов.

Всё началось с навязчивых попыток Грузии завязать дружбу с адыгами. Цель такой политики ясна: оставить абхазов без физической поддержки со стороны ближайшего по родству и наиболее многочисленного народа на случай возобновления грузино-абхазской войны, противопоставить адыгов России, использовать «черкесский вопрос» как мощный фактор, дестабилизирующий ситуацию на Кавказе с целью недопущения проведения олимпийских игр 2014 года в городе Сочи.

Народы Северного Кавказа, и прежде всего адыги, были нужны Грузии для того, чтобы не остаться на Кавказе, среди кавказских народов в изоляции, после имевших место в Южной Осетии и Абхазии зловещих преступлений против человечества. Грузия признаёт геноцид черкесского народа со стороны Российской империи, создаёт в Тбилиси Центр черкесской культуры, основывает т.н. грузино-черкесские школы, работает с адыгскими общественными деятелями, финансирует деятельность антироссийских и антиабхазо-абазинских сайтов Интернета. Следует отметить, что Грузия демонстрирует завидную изобретательность в своей внешнеполитической деятельности в северокавказском направлении. Я имею в виду следующие факты, а именно: установление в одностороннем порядке избирательного безвизового режима для жителей северокавказских республик; учреждение льгот и квот для жителей Северного Кавказа при получении образования или медицинской помощи в Грузии; открытие специального телеканала «Пик», вещающего для северокавказских народов; признание Парламентом Грузии геноцида черкесов; открытие Центра черкесской культуры; объявление конкурса на лучший мемориал черкесским изгнанникам, который почему-то был построен непосредственно вблизи восточных границ Абхазии.

В итоге всей этой деятельности Грузии резко ухудшилось отношение большинства черкесов к России. Появились и первые абхазо-черкесские противоречия. Отношения между нашими народами, пусть временно, но всё же были отравлены десятками известных и даже «популярных» со знаком минус в глобальной сети антиабхазских заявлений нескольких адыгских сайтов, как например (приведу лишь несколько): 1) абхазы появились на этот свет две с половиной – три тысячи лет назад от смешения адыгов с женщинами какого-то народа, полученных адыгами, которым 7 тысяч лет от роду, вместе с детьми в качестве очередного военного трофея; 2) абхазы диаспоры, например, проживающие в странах Ближнего Востока, являются адыгам родными по ДНК, а вот абхазы Абхазии таковыми не являются, так как абхазы диаспоры и абхазы сегодняшней Абхазии – это два совершено разных народа; 3) территория Гагрского района Абхазии есть неотъемлемая часть Черкесии, к которой абхазы не имеют какого-либо отношения, а потому Грузия после наведения «порядка» в Абхазии должна переименовать этот район в «Черкесский кантон» и напрямую подчинить Тбилиси; 4) если абхазы хотят быть частью черкесской нации, то для этого им придётся объявить Абхазию государством не абхазского народа, а государством исключительно черкесской нации, отказаться от каких-либо преимуществ абхазов и абазин над черкесами и пустить черкесов диаспоры свободно переселиться в Абхазию и свободно получить её гражданство и т.д.

Посеять сомнения между нами, раздуть противоречия, либо натравить доверчивых адыгов на Россию – это Грузия может. Может и делает. Но вы сами посмотрите на результат всей антироссийской риторики и антиабхазско-абазинской кампании. Что получила Грузия от этого? Не спорю, со стороны адыгов Грузия заимела новых виртуальных друзей, сидящих у компьютера за Интернетом, чернящих всё абхазо-абазинское, банящих и удаляющих с адыгских сайтов абхазских пользователей. Но, в целом, в глобальной сети, за всё время работы грузинской идеологической машины появилось лишь два прогрузинских адыгских сайта с ежедневной аудиторией от 30 до 60 человек. Есть несколько известных адыгских общественных деятелей, которые стали придерживаться прогрузинской ориентации в отношениях с Абхазией. И всё. Остался лишь небольшой осадок в душе и холодок от былого разочарования. Но это поправимо, особенно если принять во внимание позицию Президента Абхазии Александра Анкваб.

Вот некоторые заявления абхазского президента, которые проливают свет на абхазскую позицию в «черкесском вопросе»: 1) «Абхаз черкесу – брат, был и остается, нравится это кому-то или нет»; 2) «На то, чтобы посеять недоверие и вражду между Абхазией и народами Северного Кавказа (из-за океана с подачи Грузии) выделяются огромные средства, которыми пользуются и представители черкесских народов»; 3) никаких обвинений в адрес Абхазии и её властей на заседаниях Совета Международной Черкесской Ассоциации никто не высказывал, как об этом пишут в социальных сетях; 4) МИД Абхазии находится в постоянном контакте с нашими соотечественниками в Сирии, а также российским консульством, которое решает, в случает необходимости, вопрос выдачи выездных виз; 5) Абхазия не будет строить свои отношения с Россией на теме признания геноцида черкесов грузинами, она будет строить их не на плохом вчерашнем, а на хорошем сегодняшнем; 6) Абхазия в лице Президента и Парламента не могут согласиться с автоматическим предоставлением абхазского гражданства всем черкесам: никому из тех, у кого есть законные основания, не отказывают в получении абхазского гражданства; «на каждом заседании комиссии по гражданству рассматриваются вопросы предоставления абхазского гражданства добровольцам, действительно воевавшим здесь, а не тем, кто с помощью наших же граждан достает «липовые» справки об участии в войн»; «мы никому из добровольцев не отказали, мы предоставляем гражданство и их семьям, женам, детям».

Несколько слов о проблеме абхазо-адыгских языков. Так получилось, что данная проблема наиболее остра в абхазской и особенно абазинской среде. Адыги, в целом, больше и лучше знают свой язык. Давно уже кануло в Лету политика запрещения абхазского языка и грузинизации абхазов, проводимая бывшей Грузинской ССР. Лишилась остроты своей фазы и политика мирной русификации абхазов, причём доминирование в Абхазии русского языка произошло естественным путём, особенно после того, как доля абхазского населения в республике была низведена с помощью властей Грузинской ССР до 18 процентов.

Особенности актуальной языковой проблемы, волнующей абхазов, таковы: скромность мер, предпринятых государством в течение последних 20 лет, по развитию абхазского языка; полное отсутствие каких-либо препятствий в развитии государственного языка (никто не мешает абхазам принимать правильные решения в этой области); осознанный выбор родителями абхазских детей русских школ вместо абхазских, уступающих русским учебным заведениям по техническому оснащению и качеству организации учебного процесса; слабость деятельности Абхазской государственной телерадиокомпании; отсутствие качественной учебной литературы.

Для укрепления и развития абхазского языка необходимо: изучить опыт стран, которые в достаточно сжатые сроки справились с языковой проблемой; ввести в абхазских сёлах делопроизводство на родном языке; укрепить материально-техническую базу республиканских и районных телекомпаний; увеличить объём теле- и радиовещания на абхазском языке; открыть в Интернете популярный и мощный абхазоязычный портал; обеспечить кадрами и повысить финансирование студий по переводу популярных художественных, мультипликационных и документальных фильмов с русского и английского языков на абхазский язык; создать абхазский спутниковый канал в системе Триколора; поднять зарплату и повысить престиж работы преподавателей абхазского языка и литературы, а также воспитателей детских садов; открыть бесплатные центры ускоренного изучения абхазского языка; шире использовать метод проведения различных конкурсов и олимпиад на абхазском языке с материальным и моральным стимулированием победителей проводимых мероприятий. В вопросе проведения языковой политики в Абхазии полностью согласен с мнением известного блоггера Михаила Джергения, который подчеркнул, что «этот вопрос не может быть оставлен нашим потомкам, которых в первую очередь затронет принятое в наши дни решение, так как невозможно предсказать, сохранится ли до того времени абхазский язык». Согласен и с мнением абхазских пользователей Интернета, что нам целесообразнее стремиться к созданию общества активного билингвизма, что подразумевает отличное владение, как родным абхазским, так и русским языком.

Несколько слов о демографическом кризисе, в котором уже долгое время находится абхазский народ. Особенности и реалии этой тяжелейшей проблемы таковы: в Абхазии ежегодно рождается в среднем от 1500 до 1800 детей, из них абхазов меньше половины; в сравнении с 1995 годом численность рождающихся в стране детей уменьшилось на 33 с половиной процента; снижение численности населения приводит к сокращению числа школьников (если сравнивать с серединой 90-х годов прошлого века, то ныне количество школьников, идущих в первый класс, сократилось на более чем 25 процентов); по данным независимого социологического исследования в Абхазии ежегодно умирает до 3300 абхазов и рождается всего лишь 800, то есть ежегодное сокращение составляет 2500 человек; власти Абхазии не смогли выполнить обещания ликвидировать оплату за роды в родильных домах, которая равняется сегодня, в зависимости от региона, сумме от 15 до 30 тысяч рублей, но у людей нет таких денег; в стране, известной своим феноменом долголетия, резко сократилось количество долгожителей; высок процент мужчин от 35 до 65 лет, которые ведут холостой образ жизни и ни разу не женились (таковых в Абхазии, в среде абхазов, более 12 тысяч человек, это ни много, ни мало более 10 процентов от общего количества абхазов, проживающих на территории Абхазии).

Демографическая ситуация в Абхазии требует целенаправленного вмешательства законодательной и исполнительной власти в процессы воспроизводства населения, обеспечения его здоровья, снижения смертности. Нужно разгрузить граждан от бремени оплаты за рождение детей; все расходы по родам должны быть отнесены за счёт государства; необходимо последовательно внедрять современные технологии выхаживания детей первого года жизни; уделить особое внимание здоровому образу жизни детей и подростков; по примеру России принять национальные программы, такие, как например, «Дети Абхазии» и «Безопасное материнство»; обеспечить семьи т.н. «материнским и отцовским капиталом»; принять закон «О государственных пособиях гражданам, имеющим детей», а также закон «О компенсационных выплатах на питание учащихся школ и дошкольных учебных заведений»; обеспечить школы и иные учебные заведения грамотными и опытными психологами; развернуть скорую психологическую помощь. Есть масса иных мер и возможностей для улучшения демографической ситуации. Было бы только желание…

Материал подготовлен на основе выступления автора в ходе международной научно-практической конференции «Южный Кавказ: перспективы безопасности и сотрудничества в регионе» (Москва, 24 октября 2012 г.)

(Перепечатывается с сайта: http://www.kavkazoved.info/.)
____________________________________________________


Некоммерческое распространение материалов приветствуется;
при перепечатке и цитировании текстов
указывайте, пожалуйста, источник:
Абхазская интернет-библиотека, с гиперссылкой.

© Дизайн и оформление сайта – Алексей&Галина (Apsnyteka)

Яндекс.Метрика