Об авторе

Ходжаа Руслан
Психолог, майор милиции, начальник Центра психологической диагностики МВД РА, организованный им в 1998 году. В том же году он учредил и открыл благотворительную общественную организацию – Центр психологической реабилитации «Радуга», основной целью которого является психологическая реабилитация воинов-участников Отечественной войны 1992 – 1993 гг. в Абхазии. Им изданы брошюры – «Документы и материалы Абхазского Народного Совета. 1918 – 1919 гг.», «Сборник статей и интервью по психологическим проблемам в Абхазии», «Психологическая подготовка сотрудников ОВД МВД РА» и другие.
(Источник: Р. Ходжаа. "Путь бессмертия". Сухум, 2003.)





Руслан Ходжаа

Путь бессмертия.
Абхазия. Отечественная война. 1992-1993 гг.

Сухум – 2003 г.

В публикации данной книги автор выражет признательность: Бганба В. Р., Бейя А. Г., Допуа Г. Х., Кварчия О. И., Тарба .., Харчилава .., Хашба О. В., Хеция О. М.

Под редакцией автора

© Издание 2003 г.


ОГЛАВЛЕНИЕ

ПРЕДИСЛОВИЕ АВТОРА 4
Глава I 7

  • Шартан Гиссы Мадиновича, 8
  • Каджая Сосо Ясоновича, 11
  • Бганба Ясона Ладиковича, 13
  • Агрба Гиви Камуговича, 16
  • Допуа Гиви Хонеловича, 26
  • Людмилы Аргун – 29
  • Хварцкия Заура Хумсаевича, 31
  • Микеладзе Александра Нестеровича, 40
  • Цвижба Беслана Андреевича, 44
  • Адлейба Дмитрия Антоновича, 49
  • Какоба Гурама Алексеевича 51
  • Лагвилава Отари Алексеевича, 54
  • Романова Юрия Алексеевича, 56
  • Лабахуа Мириама, 61
  • Бигвава Гарри Максимовича, 63
  • Когония Лауренса Рауфовича, 66
  • Габлая Рамина, 70
  • Джонуа Тимура Николаевича, 72
  • Ашуба Дамея Ивановича, 74
  • Габелия Тариела Сергеевича, 77
  • Учава Родама Алексеевича, 82
  • Ласурия Алхаса Спиридоновича, 83
  • Валерия Казбеевича Зантария, 85
  • Адлейба Нугзара Андреевича, 87
  • Циба Гули Михайловича, 89
  • Список 91
  • Джинджолия Раули Сергеевича, 93
  • ХАШБА Омара Янковича, 97
  • Лагвилава Ипполита (Ардашела)Писовича, 100
  • Туйба Заура Шаликовича, 102
  • Кучуберия Тенгиза Сергеевича, 104
  • Шанава Бондо Кондратьевича, 106
  • Аршба Олега Нуриевича 108
  • Амичба Резо Гариевича, 111
  • Харчилава Мурмана Алхазовича (Муха), 112
  • Пипия Рудика Петровича (Деда), 115
  • Севдар-оглы Владимира Чичикоевича, 117
  • Марченко Геннадия Викторовича, 120
  • Кварчия Зураба Джугутовича, 122
  • Никитченко Геннадия Васильевича, 123
  • Адлейба Астамура Антоновича, 126
  • Чагава Темура Левардовича (Джидж), 128
  • Осия Виталия Веноровича, 131
  • Гвинджия Вадима Ивановича, 133
  • Бганба Гарика Иликоевича, 137
  • Адлейба Рудика Паговича, 141
  • Ахсалба Платон Владимирович, 144
  • Багателия Беслана Шотовича, 146
  • Ханагуа Арвелода (Мегоны) Вартановича, 148
  • Шикирба Даура Анатольевича, 150
  • Какоба Адгура Паатовича, 154
  • Даура Латария 156
  • Жвания Эдуарда Николаевича, 159
  • Делба Беслана Владимировича, 163
  • Бли Мухамеда, 166
  • Хубулова Ираклия (Феликса) Алексеевича, 169
  • Палавандзия Отари Чичиковича, 171
  • Харазия Адгура Рафетовича, 173
  • Куцниа Аслана Георгиевича 175
  • Гиви Ивановича Цвинария 177
  • Джинджолия Зураба Карбеевича, 177
  • Адлейба Ибрагим (Чагу), 180
  • Закарая Нерона, 182
  • Жиба Отари Георгиевича, 185
  • Сангулия Гарика Владимировича 190
  • Мампория Геннадия Джейрановича 194
  • Амичба Славика Ильича 196
  • Хварцкия Эдуарда Азизовича, 199
  • Матосяна Сергея Владимировича 203
  • Джугелия Заканбея Георгиевича, 207
  • Авидзба Владимира Шакировича, 209
  • Дармава Виталия Меджитовича 213
  • Кварацхелия Левана 216
  • Надария Гиви Георгиевича, 218
  • Ходжава Левана Дитовича, 220
  • Ханагуа Мераба Ивановича, 222
  • Гегия Мурмана Константиновича, 224
  • Агрба Ирины (Аиды) Шаликовны 227
  • Джинджолия Алексея Жиговича, 229
  • Катиба Левана Александровича, 231
  • Катиба Л.А. 236
  • Капба Валериана Ивановича, 237
  • Еника Кучкана Владимировича 238
  • Авидзба Ибрагима Геннадиевича, 242
  • Авидзба Николая Саферовича, 244
  • Пачулия Лейлы; 246
  • Мархолиа Чичико Анатольевича, 249
  • Саманба Заура Кондратьевича, 252
  • Чалмаз Олега Заканбеевича, 253
  • Амаба Нури Зосимовича, 256
  • Цабария Астамура Владимировича, 259
  • Кварчия Лери Нуриевича, 263
  • Список раненых бойцов 7 роты – 266
  • Список раненых бойцов 267
  • Список раненых бойцов 268
  • РАПОРТ 269
  • Список погибших бойцов 270
  • Адлейба Беслана Иликоевича, 271
  • Хеция Отара Михайловича, 273
  • Гучетль Заура Абдуловича, 287
  • Ханагуа Рудольфа Владимировича, 291
  • Чачхалия Гиви Саулевича 293
  • Атрушба Мухаррема Ихсановича, 296
  • ЦКУИА Валерьяна Семеновича, 305
  • Фотоархив по ВФ 311

Глава II 322

  • ПРЕДИСЛОВИЕ АВТОРА 323
  • ПЕРВЫЙ ДЕНЬ ОККУПАЦИИ 325
  • Из «Дневника войны» Н. Какубава, 330
  • 20-й бой. 351
  • СПИСОК Бойцов группы «Скорпион» 355
  • СПИСОК Бойцов гупского Подразделения группы «Скорпион» 358

Глава III 362

  • Предисловие автора 363
  • Из военного дневника Р. Джелия 364
  • Шинкуба Гиви Ладиковича («Волк») 370
  • Джелия Роланда Северьяновича 372
  • Хашба Жанны Дмитриевны. 377
  • Джелия Рустама («Чыкан») Северьяновича 379
  • Какоба Адгура Паатовича 381
  • Джелия Элисо Северьяновны 382
  • СПИСОК бойцов отдельного взвода «Гроза». 383

Глава IV 385

  • Предисловие автора 386
  • Гварамия Мурмана Нуриевича 387
  • Джинджал Темура Николаевича 396
  • Делба Ахры Радионовича, 400
  • Булискерия Д. А., 403
  • Делба Беслана Радионовича, 405
  • Кварчия Гурама («Кырча») Владимировича 408
  • Джопуа Руслана Астамуровича (Юрьевича) 415
  • Какачия (Ялты) Александра Нуриевича, 419
  • Ходжава Джемала Викторовича 423
  • Тания Фредика Колиевича 426
  • Бганба Славика, 431
  • Зарандия Джона Отаровича 435
  • О погибших бойцах 436
  • О погибших бойцах 437
  • Список бойцов 445

ОГЛАВЛЕНИЕ 447

До предисловия

Р. Ходжава – психолог, майор милиции, начальник Центра психологической диагностики МВД РА, который организовал его по поручению министра МВД РА в 1988 году – А. И. Кчач. В том же году он учредил и открыл благотворительную общественную организацию – Центр психологической реабилитации «Радуга», основной целью которого является психологическая реабилитация воинов-участников Отечественной войны 1992 – 1993 гг. в Абха-зии.
Им изданы брошюры – «Документы и материалы Абхазского Народного Совета. 1918 – 1919 гг.», «Сборник статей и интервью по психологическим проблемам в Абхазии», «Психологическая подготовка сотрудников ОВД МВД РА» и другие.
Данный труд есть плод тщательной многолетней полевой ра-боты, которая часто – кроме сбора материала и опроса участников войны, сопровождалась оказанием психологической помощи по снятию посттравматического стрессового расстройства у участни-ков боевых действий. Грани Отечественной войны 1992-1993 гг. автор раскрывает через самих героев книги – через их воспомина-ния, что само по себе уже есть психологическая реабилитация.
Книга вызовет интерес не только у граждан Республики Абха-зия, но и у любого читателя, желающего познать что такое Апсны, Апсуара и абхаз.
Автор выражает искреннюю и глубокую благодарность всем тем, которые во время сбора и подготовки материалов книги – ока-зывали душевную и бескорыстную помощь. В их числе Делба В. В., Кварчия О. И., Адлейба А. А., А. З. Анкваб,  Ар. Аршба, Т. Бганба, Г. Х. Допуа, Г. В. Никитченко, Т. Габелия, Л. Кварацхелия, Г. Надария, Л. Когония, З. Барциц, Р. Зарандия, Н. Хагуш, А. Цабария, О. Чалмаз, К. Цвижба.
 

…НАМ НАВЯЗАЛИ ВОЙНУ.
НАС РЕШИЛИ ПОКОРИТЬ И УНИЧТОЖИТЬ.
НО НАШ НАРОД ВЫСТОЯЛ В СПРАВЕДЛИВОЙ БОРЬБЕ С ТЕМИ,
КТО ПОСЯГНУЛ НА САМОЕ СВЯТОЕ – НА НАШУ РО-ДИНУ,
КТО ПЫТАЛСЯ РАСТОПТАТЬ НАШУ ГОСУДАРСТВЕН-НОСТЬ.
И В ЭТОЙ СВЯЩЕННОЙ БОРЬБЕ
МЫ ОПИРАЛИСЬ НА БРАТСКУЮ ПОМОЩЬ
НАРОДОВ СЕВЕРНОГО КАВКАЗА, ЮГА РОССИИ,
ВСЕХ ЧЕСТНЫХ ЛЮДЕЙ МИРА.


Защитникам Абхазии посвящается
ко Дню десятилетия Победы!


ПРЕДИСЛОВИЕ АВТОРА

В настоящей книге, материалы которой собирал автор по всей территории Абхазии в течение шести лет – через воспоминания участников военных действий, он попытался отразить тот период в жизни абхазского народа, когда решалась судьба Абхазии.
Дух разъединения эстафетой передавался от центра до самих окраин бывшего Советского Союза. Как в годы Октябрьской рево-люции 1917 года, – малые народы требовали свободы для своего дальнейшего существования. Привычка властвовать и указывать, как жить другим, долго сохранялась. Видя, что Абхазия становится на путь самостоятельного развития, требуя, как и любой народ на Земле и себе этого права, режим Шеварднадзе решается уничто-жить абхазскую государственность. Планировалось коротким мощным военным броском быстро сменить неугодное руководство Республики Абхазия и «демократическим» образом «восстановить» зависимость, навязанную Сталиным абхазскому народу.
Методы для этой агрессивной цели оставались древними, как во время осуществления любых имперских амбиций. Это убийства, насилие, поджоги, пытки и все то грязное, что вбирает в себя поня-тие – война.
Абхазский народ войну 1992-1993 гг. назвал Отечественной. Не только абхазы и все представители многонациональной Абха-зии встали на защиту Родины от агрессора во главе со своим лиде-ром В. Г. Ардзинба. В первые же дни вторжения войск Госсовета Грузии на помощь Апсны, перейдя через горные перевалы пришли, родственные абхазам, представители народов Северного Кавказа и друзья Абхазии из Юга России, Москвы, Ленинграда, Урала, Приднестровья. Прибыли на помощь из-за Черного моря предста-вители абхазской диаспоры, живущие вне Абхазии и много других людей, просто решивших встать на сторону справедливости в этой войне.
Было много потерь и среди бойцов и среди мирного населе-ния. В первую очередь страдали женщины, старики и дети. На За-падном и Восточном фронтах рождалась Абхазская Армия. Учить-ся военному делу приходилось с охотничьим ружьем в руках или вовсе безоружным. Войска же Госсовета Грузии были вооружены, практически, всеми видами и коллективного, и индивидуального оружия, переданными режиму Шеварднадзе, покидающими терри-торию Грузии, бывшими советскими частями.
Вкратце о начале войны: вторгшись без предупреждения и с ложными заверениями накануне о невводе войск на территорию РА, войска Госсовета Грузии очень быстро дошли до столицы Аб-хазии – Сухума. Используя морской десант, захватили Гагру. Оста-вались не оккупированными Гудаута и Ткуарчал, включая абхаз-ские села, примыкавшие к горам ближе к Ткуарчалу.
1 – 6 октября 1992 года абхазские подразделения освобождают Гагру и Гагрский район вплоть до границы с РФ по реке Псоу. Это был переломный момент в ОВ 1992-1993 гг.
Январское и мартовское наступления 1993 года на Сухум на Гумистинском фронте, завершившиеся  неудачей.
Образование Министерства обороны Республики Абхазия и назначение Владислава Ардзинба главнокомандующим Вооружен-ными Силами Республики Абхазия, в октябре 1992 года и в январе 1993 года.
2 – 15 июля 1993 года – наступательная операция абхазской армии в районе села Тамыш на Восточном фронте с использовани-ем высадки морского десанта из Западного фронта. Одновременно – наступление на Гумистинском фронте: освобождение сел Кама-ны, Ахалшени, Гума, Шрома, что являлось значительным шагом для освобождения оккупированной столицы РА – Сухума.
16 сентября 1993 года – начало последней наступательной операции абхазской армии на обоих фронтах. Это происходит по-сле нарушения грузинской стороной своих обязательств по отводу войск, исходя из пунктов Сочинского соглашения о перемирии от 29 июля 1993 года.
27 сентября – день освобождения Сухума.
30 сентября – день освобождения Республики Абхазия от ок-купантов – День Победы.
Повествование о событиях войны ведут сами герои книги. Ав-тор стремился сохранить стиль и ритм, передаваемый каждым уча-стником ОВ 1992–1993 гг., который в своем рассказе передавал всю боль и душевную тяжесть, полученную им в годы войны.
Также, все те, от лица которых описывается война, просят их извинить за то, что в своих воспоминаниях они не сумели  упомя-нуть все тех, кто с ними был рядом в те дни. И ни в какой мере не умаляется героизм и отвага всех до единого участников ОВ 1992 – 1993 гг., которые внесли свою часть пота и крови для освобожде-ния и приближения Дня Победы.

Сентябрь 2003 года. Р. Ходжаа
 
Глава I

Из воспоминаний
Шартан Гиссы Мадиновича,
бойца-добровольца из Адыгеи,
начальника отдела УУР МВД РА, майора милиции

Вероломному вторжению войск Госсовета Грузии в Абхазию 14 августа 1992 года предшествовал многолетний искусственный накал политической ситуации в Абхазии, который проводился ру-ками как эмиссаров из Тбилиси, так и множеством общественных грузинских движений города Сухум и других регионов Абхазии. В 1989 году, благодаря им, произошло первое грузино-абхазское столкновение.
С развалом СССР в 1991 году во многих советских республи-ках стали образовываться национальные общественно-политические движения, целью которых являлось приобретение независимости или автономии с широкими полномочиями. Адыгэ-хасэ образовались в Майкопе и Черкесске. События в Чечне с по-становкой вопроса о выходе из состава Российской Федерации бы-ли известны всем.
Вопрос о независимости в трех адыгских республиках не ста-вился. Стояла задача образования из бывших автономных респуб-лик – союзных. То есть разговор шел о расширении статуса рес-публики. Но не все лидеры местных коммунистических комитетов были инициаторами увеличения автономного статуса до союзного. Продолжалось в дальнейшем обсуждение этого и других вопросов, связанных с образованием Советской Социалистической Республи-ки Адыгея. Не хочу отрицать того факта, что у Ардзинба В.Г. были встречи и с официальными руководителями ААО в г. Майкопе. Но первыми инициаторами постановки этого вопроса являлась ини-циативная группа Адыгэ-Хасэ и сам Ардзинба В.Г., который ог-ромное внимание и помощь уделял Адыгее, не различая понятие и значение слов «Адыг» и «Абхаз». Видимо, поэтому в одном из сво-их выступлений, Владислав Григорьевич сказал: «Я не знаю, кто я? Адыг или абхаз».
На этом и стояли первые добровольцы: адыги, черкесы, абази-ны и кабардинцы. И я убежден, что мы, северокавказцы, правильно тогда поняли слова лидера абхазского народа В.Г. Ардзинба и ни-кто из нас не жалел и не жалеет, что пришел защищать свою Роди-ну на земле братьев-абхазов. И сегодня стали пророческими слова Владислава Григорьевича о том, что «… после войны, со временем, вы должны приехать сюда (в Абхазию), жить и помогать строить новое цивилизованное независимое государство!»
В своих воспоминаниях хочется рассказать о причинах, побу-дивших зарождение добровольческого движения на Северном Кав-казе, направленное на помощь братской Абхазии, о том, почему лидеры общественных организаций республик Северного Кавказа стремились принять участие в разрешении конфликта в Абхазии. С этой целью я передаю слова участников инициативной группы от Адыгэ-Хасэ Адыгеи. Это Хуаде Адам и Шовгенов Мурат, прибыв-шие в первые дни добровольцами и погибшие 26 августа 1992 года, в г. Сухуме, через одиннадцать дней с начала Отечественной войны в Абхазии. А также, слова бывшего добровольца из Адыгеи Хана-хопа Назрета, живущего в настоящее время в Майкопе.
Еще в 1989 году, когда в Москве проходил 1 съезд Совета на-родных депутатов СССР, мы хорошо помним выступление депута-та съезда из Абхазии Ардзинба Владислава Григорьевича. После его выступления с ним познакомились вышеперечисленные участ-ники Адыгэ-Хасэ. Потом были их встречи. Встречи продолжились и в Абхазии, в Верховном Совете Республики  Абхазия и на абхаз-ских митингах.
И в те дни, когда было зримо видно, что распад СССР немину-ем, именно Владислав Григорьевич первым предложил написать Конституцию Республики Адыгея, первым набросал ее текст в пе-рерывах между заседаниями съезда.


Из воспоминаний
Каджая Сосо Ясоновича,
водителя охраны Президента Республики Абхазия.

Водителем у Владислава Григорьевича Ардзинба я начал ра-боту еще в 1989 году, когда его назначили директором АБНИИ. А до этого я работал у бывшего директора АБНИИ – Георгия Алек-сеевича Дзидзария.
С первого дня знакомства с В.Г. Ардзинба у меня создалось впечатление о нем, как о человеке простом, внимательном и обхо-дительном, несмотря на его должность и ученую степень. Я себя никогда не чувствовал рядом с ним скованным или ущемленным от того, что я простой водитель, а он доктор исторических наук и ди-ректор научно-исследовательского института.
Владислав Григорьевич познакомил меня со своими родите-лями. Тетя Надя, мать В.Г. Ардзинба, каждое утро, когда я приез-жал за ним, без завтрака меня не отпускала. Мы завтракали вместе с Владиславом Григорьевичем.
Через некоторое время его избирают депутатом Верховного Совета СССР. При этом он остался на прежней должности дирек-тора АБНИИ.
Во время грузино-абхазского столкновения в 1989 году он на-ходился на сессии в ВС в Москве. Фактически стараниями Влади-слава Григорьевича, благодаря его выступлениям в Верховном Со-вете, была остановлена стычка в июле 1989 года в Абхазии, кото-рая еще тогда могла перерасти в военный конфликт. Благодаря ему, были введены десантные части Советской Армии, которые встали между двумя противоборствующими сторонами.
В тот период Владислав Григорьевич был лидером в ВС СССР всех малых наций и народностей. После этого его назначают Пред-седателем Президиума ВС  РА, а затем, после развала СССР, Пред-седателем Верховного Совета Республики Абхазия.
С начала Отечественной войны 1992-1993 гг. в Абхазии я вы-нужден был находиться в родном селе Арасадзых Очамчирского района. Мои братья Мурман и Джон воевали на Гумистинском фронте, где погибает Джон. Я созвонился с Верховным Главноко-мандующим Вооруженными силами Республики Абхазия – Влади-славом Григорьевичем Ардзинба и прошу его помочь выслать ос-танки моего брата в Ткуарчал, так как полеты были прекращены из-за сбитого  14 декабря 1992 года в Латах абхазского вертолета, в котором погибли женщины и дети.
К середине января 1993 года возобновились перелеты в осаж-денный Ткуарчал. По распоряжению Владислава Григорьевича ос-танки моего брата были перевезены из Гудауты. После перезахоро-нения останков брата я вылетел в Гудауту и снова вступил на службу водителем к Владиславу Григорьевичу.
Практически круглые сутки находились в движении: то на по-зициях, то на различных встречах по многочисленным проблемам. Только за ночь он выкуривал по три-четыре пачки сигарет. Очень сильно переживал за военные операции, за гибель каждого бойца Абхазской армиии, о котором ему докладывали. Ездил сочувство-вать на похороны cемьям погибших ребят, чем мог, всячески помо-гал. Под его контролем находилось обустройство беженцев из ок-купированной восточной части Абхазии.
В общей сложности в охране Президента Республики Абхазия я проработал двенадцать лет.


Из воспоминаний
Бганба Ясона Ладиковича,
заместителя начальника охраны Председателя Верховного Совета Республики Абхазия, капитана милиции.

До Отечественной войны 1992 – 1993 гг. в Абхазии работал участковым на озере Рица. 14 августа 1992 года, узнав о вводе ваойск Госсовета Грузии на территорию Абхазии, выехал в Гудаут-ский райотдел. До середины октября вместе с сотрудниками Гудаутского РОВД, посменно держали позицию на Верхнегумистинском мосту. Возглавлял нашу группу Владимир Еминович Начач-оглы, начальник следственного отдела Гудаутского РОВД, майор милиции. В те дни  осколком ранило Авидзба Анзора Алексеевича в руку.
К середине октября меня срочно вызвали в Гудауту. Вызвал меня лично Председатель ВС РА Владислав Григорьевич Ардзинба, который и назначил меня на должность заместителя начальника охраны Председателя ВС РА. Суть дела в том, что еще в 1989 году, во время вооруженного грузино-абхазского столкновения я участвовал в охране Председателя ВС РА и поэтому, как уже проверенного сотрудника, меня и назначили на эту должность.
А в годы ОВ 1992-1993 гг., будучи в охране Председателя ВС РА, мы всегда находились рядом с ним. В начале в личной охране Председателя ВС РА служил Леонид Юрьевич Дзяпшба. Я часто сопровождал Владислава Григорьевича во время его частых пере-летов на вертолете то в Адлер, то в Сочи на переговоры с русской и грузинской сторонами. После освобождения Гагры, ездили уже на автомобилях.
Один раз обстреляли наш вертолет и нам предложили пере-ждать, – не лететь обратно в Гудауту, но В.Г. Ардзинба настоял, и мы в тот же день вылетели обратно.
Часто обстреливали Новый Афон, Гудауту. Владислав Григо-ревич очень сильно нервничал, переживал за каждого погибшего бойца. Он говорил: «Я здесь стою на балконе, а там ребята погиба-ют». Фактически он не ел, не обедал, не ужинал. Очень часто чаш-ка кофе и сигареты заменяли ему еду в течение суток.
Время от времени звонила мать Председателя – Надежда Шаабановна Язычба и спрашивала у меня: «Когда, Ясон, приедете обедать?» Но он почти не ездил к ней. Тогда я приобрел газовую плиту, чтобы он хоть здесь мог перекусить. Но это тоже не помога-ло. Тогда я просил Сократа Рачевича Джинджолия, чтобы он помог мне уговорить Владислава Григорьевича подкрепиться.
Когда он все же приезжал к матери, то она его начинала всяче-ски поддерживать. Она видела, какая огромная тяжесть лежит на сердце у сына. Говорила ему: «Сынок. Ты пример для народа. Ты не должен отчаиваться. Ты должен бороться до победного конца!»
Иногда мы поднимались в местечко Шубара, где были наши позиции фронта. Поднимались, не включая фар. Владислав Гри-горьевич беседовал с министром обороны С.А. Сосналиевым, с С.П. Дбаром – начальником Генерального штаба. И однажды, когда мы спускались с наблюдательного пункта, то попали под миномет-ный обстрел. Около семи снарядов упали рядом с нашей машиной. Мне пришлось Председателя прикрывать своим телом. Все же один осколок застрял рядом, у ног Владислава Григорьевича.
В декабре снова повторился такой же случай, когда мы попали под сильный артобстрел. Пришлось насильно усадить в «УАЗик» Председателя и везти от наблюдательного пункта. Восемь снарядов падали нам вдогонку, возможно противник знал о передвижениях нашего Верховного главнокомандующего.
А 26 апреля 1993 года, во вторник вражеским самолетом была обстреляна квартира, где находился Владислав Григорьевич. Также самолет бомбил все возможные точки нахождения руководителя Абхазии.
Постоянно ездили в Новый Афон, на позиции Гумистинского фронта, на аэродром. Нагрузка у Владислава Григорьевича была огромнейшая, нечеловеческая. Особенно во время мартовского на-ступления. Он фактически не спал.
После освобождения Абхазии он объезжал несколько раз всю территорию Абхазии. Ездили в Очамчиру, Ткуарчал, Гал, на Ингур. В любой момент дня или ночи он мог сказать: «Сейчас едем в Тку-арчал или в Гал». Помню интервью Владислава Григореьвича, ко-гда он дал ответ ведущему передачи «Момент истины» Караулову на его вопрос:
Владислав Григорьевич, вам русские помогали во время вой-ны?
Да. Помогали тем, что грузинам дали новейшую технику, а мы ее у них забирали.
В ноябре 1993 года Председатель ВС  РА назначает меня ди-ректором госдачи, которая впоследствии становится резиденцией первого Президента Республики Абхазия – Владислава Григорье-вича Ардзинба.


Из воспоминаний
Агрба Гиви Камуговича,
начальника Гудаутского гарнизона. Герой Абхазии

В Советской Армии службу прошел в Тамбовском высшем авиационном училище им. Марины Расковой. Закончил пединститут. Начал работу, будучи еще студентом, – старшим лаборантом кафедры литературы и языка.
С 1963 года преподавал в школе-интернате г. Сухуми. Работал старшим воспитателем интерната до 1972 года. Параллельно был назначен директором Мемориального музея им. Д. Гулия.
В 1972 году перешел в милицию. В 1974 году работал замести-телем начальника милиции Сухумского ГО ВД по воспитательной работе. Вскоре перевели в Абхазский Обком КП Грузии инструктором административного отдела. В один период исполнял обязанности заведующего отделом.
С 1979 по 1984 годы был начальником Сухумского ГОВД. С 1984 по 1989 годы – начальником отдела охраны общественного порядка МВД Абхазской АССР.
В 1989 году в результате участия в грузино-абхазском кон-фликте, меня освободили от занимаемой должности. Пытались привлечь меня к судебной ответственности, но грузинским властям это не удалось. Затем меня назначили начальником отдела 4-го Управления МВД СССР. После развала СССР в 1991 году остался без работы. Но в конце 1991 года после выхода Указа Президента РФ об расформировании подразделений внутренних войск СССР, расположенных на территории союзных республик – меня пригласил к себе Аршба Алик Ионович – бывший заместитель министра ВД Республики Абхазия. Он мне рассказал о двух батальонах ВВ, расположенных в Сухуми. Сославшись на указ Президента РФ, мы провели с ними переговоры, в результате чего они оставили свое вооружение, которым можно было обеспечить батальон.
С января 1992 года мы стали формировать полк внутренних войск. С самого начала меня назначили командиром полка ВВ ВС РА. В мае 1992 года меня назначают первым заместителем, а В.Ш. Какалия – командиром полка.
Май – июнь месяцы мы занимались формированием полка с привлечением туда призывников. К сожалению, основное воору-жение нашего полка базировалось в Агудзерах, которое из-за вне-запной оккупации войсками Госсовета Грузии нашей территории, попало к ним в руки.
14 августа 1992 года шел обычный рабочий день службы в полку и его подразделениях. В расположении полка в районе Ача-дары после завтрака проходил строевой смотр. Вдруг из окна по-мещения командира полка выглянул В.Ш. Какалия дает команду: «Тревога». Не поняв в чем дело, я отвечаю, что все в строю. Но он снова повторяет «тревога». Поняв, что это боевая тревога, я в ответ говорю ему с плаца, чтобы он включил сирену, кнопка которой у него в кабинете. Он, опомнившись, дал сигнал сиреной о боевой тревоге. Сам же выходит из здания и говорит, что едет срочно к Председателю ВС РА В.Г.Ардзинба. Время идет, а В. Какалия нет и нет никаких команд. Я звоню на наш Охурейский пост – без от-ветно, после в Ткуарчал, оттуда мне сообщают, что вошли грузин-ские войска и уже есть первый погибший служащий нашего полка Резо Гогиа. Я быстро в кабинет. Как раз звонит  Владислав Гри-горьевич:
– Что у вас за информация? Где ваша разведка? Где Какалия?
Я отвечаю:
– Какалия поехал к Вам.
Владислав Григорьевич:
– Сколько у вас людей?
– Пятьдесят – отвечаю.
– У меня информация, что они дошли уже до Адзюбжи. Что будешь делать? – говорит Владислав Григорьевич.
Я отвечаю, что буду перекрывать Келасурский мост и быстро к В. Цугба – заместителю командира полка по работе с личным со-ставом. Он тоже в это утро находился в расположении полка.
В общем, я решил заблокировать Келасурский мост, полно-стью заполнив его автомашинами. Для этой цели на моем «УАЗи-ке» посылаю В. Цугба и еще пятерых служащих полка. Сам еду следом. Но вначале пустил командира батальона Каинова с личным составом. Сел в БМП. Все вместе мы ехали еще на БРДМ и полко-вом автобусе.
В районе парка Курченко, встречаю Сергея Хашба, который остановил нас, сигналя фарами своей машины. Он уже успел побы-вать в перестрелке с грузинами и весь окровавленный сообщил, что ему с трудом удалось сбежать из Турбазы XV съезда, которая на-ходилась до Келасурского моста, куда я послал В. Цугба и личный состав полка. Но они, оказывается, уже столкнулись в районе че-тырнадцатой средней школы с противником в пятистах метрах от турбазы.
Тогда я понял, что если грузины продвинутся и дальше, то смогут арестовать весь наш Верховный Совет вместе с его Предсе-дателем В.Г. Ардзинба. Как раз в этот день шла сессия ВС  РА.
Подъехав на БМП к зданию ВС РА, останавливаю ее, и выхо-жу. На балконы высыпали депутаты и смотрят на нас. Я снизу кри-чу: «Уходите, уходите». Оставляю БМП с экипажем резервистов на охрану здания ВС  РА, с 800 боеприпасами, а сам с Дамеем Квици-ния едем дальше. В районе 14-й школы, под эстакадой уже шел бой наших служащих и срочников полка с госсоветовцами, под коман-дованием В. Цугба. Ранило Вянора Ашба. Отстреливались срочни-ки с командирами рот Гаркиным и Губиным. Отстреливалась и медсестра полка Эмма Инапшба.
Я считаю, что, описывая реальные факты, не следует припи-сывать тому или иному человеку того, что он не делал в годы вой-ны.
Держались мы, сколько могли. Вижу, что здесь невозможно укрепиться – нет позиции. Я говорю: «Отходите до Красного и Бе-лого мостов и там закрепитесь». Тем более, что со стороны моря нас могли окружить. Оставшись с семью военнослужащими для прикрытия, с большим трудом мне удалось отогнать от себя бойцов полка к Красному мосту. Они никак не хотели оставить меня.
В общем, оставшись под эстакадой с шестью служащими полка, среди которых были мой водитель Агрба Н. и В. Ашба, мы стали отстреливаться от противника, перебегая с места на место, чтобы создать видимость того, что нас больше, чем на самом деле. Дав отойти нашим к Красному мосту, мы по предварительному плану отошли через подземный переход и по улице Ладария к Белому мосту через Беслетку.
Подъезжаем к мосту, а оттуда стреляют в нас. Мы остановились перед мостом. Я выскакиваю из машины и, думая, что это наши, кричу: «Прекратить стрельбу». Выходят и остальные, но когда стрелять перестали, мы все думали, что это наши с той стороны моста. И тогда, наш водитель въехал на мост и выйдя из кабины стал разговаривать с теми, кто стоял на противоположной стороне моста. Вскоре его расстреляли в упор.
Поняв в чем дело, что наши по моему приказу не успели пере-крыть Белый мост, что это наши враги, я выхватил автомат и стал стрелять в тех, кто убил нашего водителя. В. Ашба откуда-то при-гнал автомашину с открытым багажником, куда мы запрыгнули и подъехали к нашим на Красный мост.
На удивление там было спокойно. Я дал замечание оборонявшим Красный мост, за то, что они не сумели перекрыть Белый мост. Ведь, фактически, на Белом мосту недалеко от них, мы провели короткий бой, где погиб наш служащий полка. Вскоре, взяв с собой Венора Ашба и еще до тринадцати вооруженных человек, мы незаметно подошли почти впритык к позиции про-тивника на Белом мосту. Приглядевшись, я заметил под грузовиком вооруженного гранатометом противника. Я выстрелил из автомата прямо в ногу гранатометчику. В это время, неожиданно для всех нас, В. Ашба выскочил из укрытия, к грузовику, где лежал противник и, схватив гранатомет, прибежал обратно. Все это произошло в считанные секунды. Хотя В. Ашба уже был легко ранен в голову.
Хочу сказать о том, что если я и заслужил звание Героя Абха-зии, то только за то, что в тот первый день – 14 августа 1992 года,  волею судьбы сумели удержать противника у 14-й средней школы и тем самым не дали войскам Госсовета Грузии захватить наш Парламент с его Председателем ВС РА В.Г. Ардзинба, так как ос-новная цель Госсовета Грузии заключалась в аресте Парламента и руководителя Абхазии, и в результате быстрой смене неугодных политическому курсу Грузии и установления своих марионеток в Абхазии.
Приходили к Красному мосту все новые и новые ополченцы. Каждую группу мы подключали в оборону Красного моста. В. Цугба стал самостоятельно, со срочниками полка и ополченцами готовить бутылки с зажигательной смесью. В этот первый же день Беслан Джелия – командир разведвзвода батальона полка ВВ ВС РА подбил первый грузинский танк, а В. Ашба завел его и перегнал на нашу сторону. Так прошел день 14 августа.
15 августа 1992 года от Красного моста я поехал на перегово-ры с представителями Госсовета Грузии. Я шел один. Перейдя Красный мост, сел в БМП противника. Внутри сидел человек, представившийся заместителем министра обороны Грузии. Он от-вез меня на дачу Совмина, где во время переговоров говорил, что случившееся – это недоразумение, что будет совместное патрули-рование и тому подобное.
Во второй раз я сопровождал парламентариев с нашей сторо-ны – З. Лабахуа, С. Багапш, А. Анкваб. Я шел впереди с рупором через Красный мост, передавая по нему о прекращении огня. На мосту меня встречал человек с белым флагом, за ним – БМП. После в БМП садятся наши парламентеры и их привозят через некоторое время. Они сообщили, что договорились с представителями Госсо-вета Грузии об отходе их войск за реку Келасур, и об отводе наших солдат и ополченцев за город в сторону р. Гумиста. Переговорную делегацию возглавлял С. Багапш, который все согласовывал с председателем ВС РА В.Г. Ардзинба. Перед отходом с Красного моста, я получил телефонограмму от В.Ш. Какалия – командира полка ВВ ВС РА, который передавал, чтобы я передал командова-ние Сергею Дбар. Тогда я передал эту информацию С. Дбар.
Было очень трудно убедить, стоящих на обороне Красного моста, – отойти, оставив оборонительный рубеж. Народ уговарива-ли кроме меня А.Анкваб – бывший министр МВД РА и представи-тели Общественно-политического абхазского движения «Аидгыла-ра». В конце концов, выполняя условия договора, мы отошли до типографии, что рядом с Универсамом, напротив поворота на Но-вый район.
В тот период я послал ребят на взятие позиции на Сухумской горе. Они поднялись на микроавтобусе, но попали в засаду: там уже сидели местные вооруженные грузины. Одного из оставшихся после отхода ополченца я стал опрашивать о том, где он при отходе потерял свой автомат. И когда тот стал говорить об этом месте, где мог находиться брошенный им автомат, рядом стоял несовершен-нолетний сын Джумы Ахуба. Он, никому не сказав, тайком от всех пошел на Сухумскую гору, рискуя быть убитым, и принес оттуда этот автомат.
17 августа снова поступила команда отхода, но уже за реку Гумиста. Вновь встали проблемы уговора, убеждения народа о це-лесообразности отхода. Народ не хотел отходить. И, когда мы уже заняли оборону по Гумисте, с встретил В. Какалия, который обняв меня, сказал: «Извини меня, я должен искупить свою вину кровью перед абхазским народом». Я объяснил ему существующую обста-новку и, выслушав меня, он ушел с проводником из Ткуарчала, а я поехал на своей «Волге» в город Сухум, так как у меня была ин-формация, что некоторые бойцы из полка остались в городе. Ехал я вооруженный пистолетом и автоматом Калашникова.
Проехав мимо вокзала, я через ул. Гоголя выехал на улицу Кирова. Город был пустой. Ни одной живой души. Думаю, где же их искать? Смотрю, по улице Ленина едет техника, слышу не-сколько выстрелов. Еду дальше в сторону рынка, мимо стадиона. Вижу, уже сооружаются блокпосты госсоветовцами. Проезжая ми-мо поста, который был на Маякском повороте, я опустил стекло и кричу: «Гамарджоба, бичебо». Они  тоже в ответ поздоровались, а я дальше еду на Маяк.
В районе 12-й средней школы тоже стационарный блокпост, рядом БМП. Думаю, что второй раз наглость  может не спасти. Давлю на педаль газа, набираю предельную скорость. Там как раз метров сто прямой отрезок шоссе. Держа руль двумя руками, голо-ву наклоняю вниз и проскакиваю мимо противника. Через некоторое время поднимаю голову, и как раз пулеметная очередь прострочила всю машину, но не задев ни  меня, ни колеса. В общем, мне повезло. Через улицу Гречко, на Верхне-Гумистинский мост, где уже находились наши.
Машину остави за гумистинским мостом, а сам снова пересел на полковой «УАЗик», за рулем сидел водитель Агрба Бесик (Биза) поехали к Нижнеэшерскому мосту, где шли оборонительные рабо-ты, проводимые как служащими полка, так и ополченцами. Там  находился один из служащих полка Агумава Валерьян Григорье-вич.
Пока шли работы по укреплению оборонительного рубежа, я решил поехать к 12-й средней школе, к госсоветовскому блокпосту. Но нас встретили выстрелами из танка. Еле успев развернуться, под три пролетевших над машиной снаряда, мы помчались обратно к мосту. А там как раз наши закладывали мины. Пришлось им ми-ны вынуть, чтобы мы проехали на мост, а после снова заминиро-вать дорогу.
Проехав мост, вижу, что здесь у Нижне-Эшерского моста ста-ло мало обороняющихся. Мне сказали, что большинство ополчен-цев собрались в ресторане на Верхней Эшере. Подъехав к рестора-ну, я выступил с речью на стихийно устроенном мной митинге. По-сле чего мы распределили людей по обороне Верхней и Нижней частей Гумисты.
Через несколько дней командир полка В. Какалия решил орга-низовать штаб в этом ресторане. Я же посоветовавшись с ним, ор-ганизовал другой штаб для себя, на Кутышьхе – на линии оборони-тельного рубежа. Готовить штаб помогали служащие полка: Дочия, Даур Маргания, Агрба Биза, Аслан Тарба, Алим Агрба – мой сын, Леонид Еник, Камс Тарба и другие. Отсюда я держал связь со шта-бом и контролировал весь берег реки, как свой, так и вражеский. Командирами подразделений были: Цкуа Рафик, Лесик Цугба, Тванба Виктор, Аполлон Шинкуба и другие. Практически весь оборонительный рубеж был обеспечен связью. О передвижении противника с мест докладывали мне, а я в свою очередь, В.Ш. Ка-калия.
Вскоре, до сентябрьского 1992 года перемирия, меня вызвали в штаб. Там находились представители «Аидгылара» С. Шамба и Н. Джонуа, которые ознакомили меня с приказом Председателя ВС РА В.Г. Ардзинба о назначении командующим Гумистинским обо-ронительным рубежом Мушни  Хварцкия, а меня – заместителем командующего. Это было тогда, когда грузинские танки форсиро-вали Гумисту, перейдя на наши позиции. Только через неделю мы их выбили с нашей стороны, взяв в трофеи: одну БМП и три танка.
Во время сентябрьского 1992 года перемирия я принимал уча-стие в миротворческом процессе. К этому времени я уже был в зва-нии полковника.
В нашу миротворческую группу кроме меня, входили: от гру-зинской стороны – полковник, а с русской стороны – полковник Аренахин. Жили мы на территории ДШБ. Двенадцать дней мы ез-дили на машине с российским флагом по всем позициям: и нашим, и грузинским. Одновременно я помогал выводить из Сухума абха-зов, русских, армян в Гудауту.
После окончания войны работал министром ВД РА, первым заместителем МО РА, советником президента РА, а в настоящее время председатель СГБ в звании генерал-лейтенанта.


Из воспоминаний
Допуа Гиви Хонеловича,
председателя Абхазского
Демографического общества

С 1989 года являюсь членом Президиума Республиканского Народного Форума «Аидгылара». В том же году меня избрали председателем Абхазского Демографического общества. С 1991 года здание Дома отдыха «Абхазия» целиком было передано в рас-поряжение нашего общества.
14 августа 1992 года я с утра находился на работе. Предстояла работа с представителями из сирийской диаспоры. Их было свыше сорока человек. Выбивали для них вид на жительство. Обычный рабочий день. Со всех районов Абхазии приезжали наши друзья, товарищи из Форума, из нашего Общества. В начале 11-го утра кто-то позвонил из Очамчир и сообщил, что в Охурее произошел бой с грузинами. Я срочно выехал в Форум с Кочубеем Авидзба и Бесиком Камкиа. В Форуме нам не сказали ничего определенного. Поехали в Верховный Совет. Там тоже никто ничего не знал конкретного. Тогда – вернулись на работу и быстро переодевшись в военную форму, вооружились. У нас было семь автоматов. Кроме меня были ребята: Авидзба Кочубей, Хамит Сергей – единственный убых в Абхазии (погиб при взятии Сухума в сен-тябре, награжден орденом Леона посмертно), Миквабия Арда, Хашба Гена, Хварцкия Зурик, Хагба Славик, Камкиа Бесик и Зе-кир-оглы Толик. Вышли, чтобы ехать в сторону Очамчир. В этот момент под эстакадой началась стрельба со взрывами снарядов. Первое, что увидели, – напротив нашего здания горел «Жигуле-нок», а под мостом горел наш полковой БРДМ. Выбегаем туда. Там уже Гиви Камуговияч Агрба командует обороной под эстакадой. Гиви Камугович дал команду, чтобы мы забрались на последние этажи Дома отдыха и начали оттуда стрельбу по противнику.
Двоих я направил наверх, а сам с остальными ребятами стал вывозить наших гостей через задние дворы. Часа полтора мы там находились у эстакады. Когда нас стал обстреливать вертолет, Ги-ви Камугович, я, Кочубей и другие остались там, Зурика Хварцкия Гиви Камугович отправил перекрывать Красный мост.
Вскоре и мы стали отходить к Красному мосту. В районе МВО встретили Бесика Джелия с несколькими служащими полка ВВ. он остался нас прикрывать, а мы пошли к Красному мосту: Г.К. Агрба – через Белый мост, а мы с ребятами – напрямую к Красному мос-ту.
По моему убеждению, если бы тогда в первые часы Гиви Ка-мугович Агрба не организовал бой под эстакадой, наверняка, наш Верховный Совет арестовали бы, и абхазской обороны не получи-лось бы, и в первый же день война нами была бы проиграна.
Постепенно, к Красному мосту подтягивались люди. Их ста-новилось много. Тогда Гиви Камугович дал мне поручение – с ре-бятами перекрыть улицу Горийскую, которая ведет на Сухумскую гору, чтобы местные вооруженные грузины не прошли нам в тыл. Стояли мы до 17 августа, пока  все не отошли к Универсаму.
14 августа 1992 года, в первый день войны, Беслан Джелия пригнал трофейный танк. После отхода наших сил к реке Гумиста, я находился на позиции оборонительного рубежа в составе 1-го ба-тальона, 1-й роты. Командиром роты был Кочубей Авидзба.
В те же дни мой младший брат, Гурам Допуа – министр транспорта, связи и энергетики –  по приказу командования орга-низовал в Гудауте резервный полк. Участвовал на позициях Гуми-стинского фронта, в освобождении  Гагры и Гагрского района. На-значен был начальником Гагрского военного гарнизона. А после Нового года его назначают первым заместителем министра оборо-ны. Награжден орденом Леона. После войны снова был на должно-сти министра транспорта, связи и энергетики. В настоящее время – начальник администрации морпорта г. Сочи.
После Мартовской операции 1993 года, я вступил во вновь созданный отряд особого назначения, под командованием Арды Миквабия. Бойцом этого же отряда стал и Кочубей Авидзба. Уча-ствовали в боях на Цугуровке и Шроме, а также в Сухумском на-ступлении. В освобожденном от грузинских оккупантов городе Су-хуме Сосналиев С. – министр обороны – назначает меня первым заместителем начальника Сухумского военного гарнизона. Началь-ником был Виталий Смыр. В настоящее время я председатель Гос-комитета по репатриации.
Погибшие бойцы-добровольцы, прибывшие на защиту Родины своих предков: Бахадыр Абагба (Герой Абхазии), Фарид Арютаа (награжден орденом Леона), Заур Чичба (награжден медалью «За отвагу»), Ханефи Иагож, Ведат Куадзба, Цыба Ефкан (награжден медалью «За отвагу»), Зафер Аргун, Гассан Джаркас.


Из статьи
Людмилы Аргун –
«Этот день мы отдаляли, как могли…»
(газета «Айтайра» № 13, август 2001 года)

Накал политических страстей в регионе Абхазия-Грузия в лето 1992 года явно не предвещал мира под кипарисами. Но нам, абха-зам трудно было представить себе, что грузины, и христианствую-щая, и демократствующая власть, примет такое непрестижное, с точки зрения здравого смысла решение, как война против Абхазии, а точнее, как война с малочисленным абхазским народом.
Не по недомыслию, а в силу своей ментальности абхазам не хотелось верить в угрозу войны… Словом, в массах войну мы от-даляли, как могли. Конец 80-х и начало 90-х уже прошлого века были временами оживления общения абхазов, как и всех горских народов Кавказа с потомками соотечественников, депортирован-ных в ХIХ веке в Турцию.
В целях активизации информационной связи с диаспорой, по согласованию руководства НФА и тогдашнего правительства Аб-хазии, было принято решение – открыть в столице Абхазии кор-респондентский пункт газеты «Нарт», издававшейся в Нальчике и рассылавшейся в 40 стран мира, где проживала кавказская диаспо-ра. Заведовать корпунктом поручено было мне, спецкором утвер-ждена Светлана Корсая.
14 августа 1992 года я и Светлана должны были приступить к своим обязанностям. Корпункт определили за Красным мостом, в здании Дома отдыха «Абхазия». (В то время Дом отдыха был пере-дан под гостиницу Демографическому фонду Абхазии). Совещание по поводу открытия корпункта было назначено на 11 утра. В вес-тибюле Дома отдыха собрались главный редактор газеты «Нарт» Шехархан Нагучева, представители из Сирии, Иордании, Турции и др. с некоторым опозданием приехали Геннадий Аламиа – тогда первый вице-премьер Конфедерации народов Кавказа – и Светлана Корсая.
Ирония судьбы: меня не очень устраивало, что корпункт уда-лен от центра города, а председатель Демографического фонда Ги-ви Допуа не очень охотно уступал помещение… В общем, я  и Ги-ви перед совещанием договорились в перспективе действовать со-обща, в обоюдных интересах. А пока что надо было принимать корпункт. Едва обговорили вопрос, ровно в 12.00 из окон коридора, по которому мы направились в свой кабинет, порог которого я и Светлана так и не переступили, полетели стекла.
14 августа, в самое сердце лета, в самое сердце дня, у здания Дома отдыха «Абхазия», завязался первый бой той войны без пра-вил, шлейф которой волочится по нашей земле по сей день… В мгновение ока сотрудники Демографического фонда: Гиви Допуа, Арда Миквабия, Гена Хашба преобразились. Ума не приложу, ко-гда они успели облачиться в военную форму.
Женщин и всех гостей без паники перевели в цоколь здания. К черному ходу подогнали «ПАЗик», чтобы перебросить нас в город, но госсоветовские «охранники железной дороги» стали обстрели-вать наш мирный автобус. Задними улицами мы выбрались на ули-цу Чанба. Женщинам через ограду перелезать помогали мужчины. Без помощи Максима Ахиба – директора Дома отдыха «Абхазия» – мне бы не преодолеть бетонные ограды задворков. Гиви Допуа и Арда Миквабия нас прикрывали с автоматами в руках, а Гена Хаш-ба сопровождал до конца. Перебегая улицу Чанба, я лицом к лицу столкнулась с небезызвестным журналистом Сашей Берулава. Он стремился туда, откуда мы бежали. На лице его были восторг и удивление. Наши взгляды встретились. Я впервые в жизни пожале-ла, что не родилась мужчиной… На проспекте Мира, похоже, еще не знали о нагрянувшей беде. Я забежала в магазин к Фене Авид-зба, в этот своеобразный штаб гражданской обороны. Ей бы да не знать о случившемся… Помчались дальше в Форум. У здания НФА стояло несколько легковушек. Гена Хашба наших зарубежных со-отечественников рассаживал по машинам и отправлял на спортбазу в Эшеру…
… Война по-абхазски – «аибашьра» – «взаимоубивание». И поражение,  и победа на войне пропитаны кровью, потом, слезами – горько!. Никогда не забуду, как на учредительном собрании «Айдгылара» крестьянин из села Куланырхуа Сергей Цушба по-просил только что сформировавшееся общественно-политическое движение «Айдгылара» не называть Народным фронтом Абхазии. «Слово фронт, - сказал он, - пахнет кровью. Мы абхазы ничьей крови не жаждем». Глас народа – глас божий. Президиум внял го-лосу, идущему от сохи (Как важно услышать!..). Геннадий Аламиа заменил в названии движения «фронт» на «форум». Сын и дочь Сергея Цушба с первых дней войны вступили в ряды защитников Родины. «Дочь вернулась, а вот сын Сергея погиб…


Из воспоминаний
Хварцкия Заура Хумсаевича,
командира разведдиверсионной роты, рядового

До начала грузино-абхазской войны работал в Министерстве бытового обслуживания. С 1987 года вступаю в Народный Форум Абхазии «Аидгылара» – общественно-политическое абхазское движение. Уже с 1986 года поползновения национализма из Грузии стали надвигаться на Абхазию. Это были первые сигналы грузин-ского национализма – отголоски политики Грузии в Абхазии 30 – 40-х годов ХХ века, когда сильно ущемлялся абхазский народ. Естественно, все это беспокоило не только меня, рядового абхаза, но любого, занимающего то или иное положение в обществе. Еще в 1968 году, когда я был школьником, произошел протест абхазов против шовинистской политики Грузии. Тогда во мне впервые проснулся этот протест. В те годы Форум сыграл огромную роль в росте национального самосознания абхазов. Абхазам, видевшим начало нового витка грузинской истерии, некуда было идти. Шли в Форум, который стал отдушиной для патриотов-абхазов. И я тоже пошел в Форум в ноябре 1987 года. А мой брат Мушни уже состоял там, в Правлении Форума.
Первое поручение я выполнил, набрав нужный текст на «Те-ке». Было ощущение, что все-таки у нас что-то есть, в ответ на происки политики Грузии. С того дня я практически не выходил оттуда. Как общественный участник Форума я стал чемпионом по посещению Форума. На работе, естественно, я появлялся. Только в 1991 году я, буквально, заставил себя месяца два поработать, чтобы пополнить семейный бюджет. К тому времени я был женат. У меня было двое детей. Мушни постоянно находился на археологических раскопках, а наши родители были пенсионного возраста.
Одним из деятельных общественных участников Форума яв-лялся Завер Тванба. Любые поручения он выполнял бескорыстно и без лишних слов, будучи искренним человеком.
В 1991 году многие члены «Аидгылара» стали депутатами Верховного Совета Республики Абхазия, где развернулся новый виток политической борьбы с нашими оппонентами. Тогда Сергей Шамба рекомендовал меня в Правление Форума. В этот период на-чал формироваться полк ВВ ВС РА, куда я рекомендовал многих участников Форума.
Национально-освободительная борьба абхазов до развала СССР была мирной, потому что обе противоборствующие стороны контролировала Россия. Когда надвинулась «перестройка», то Мушни из Правления Форума вместе с Вовой Аршба переходит в батальон полка ВВ ВС  РА.
С переходом руководителей Форума в Верховный Совет, ра-зошлись и многие рядовые, незаметные трудяги-исполнители. В результате, в 1992 году, 14 августа, когда началась война, Форум не совладал с ситуацией. А исполняющий обязанности председателя Форума – Рауф Эбжноу был в отъезде. Форум в тот момент как бы выпал из той цепи, которая могла в этой экстремальной ситуации сыграть существенную роль.
В 1992 году я уже работал заместителем председателя Де-мографического фонда Абхазии, председателем которого был Гиви Допуа. Демографический фонд находился в здании Дома отдыха «Абхазия». В то утро я находился в Доме отдыха. Были и репатрианты из стран Ближнего Востока. Среди них – женщины, старики, дети, которые собирались в ближайшие дни убыть на свою родину. В силу своих служебных обязанностей, я должен был обеспечить их билетами. В кармане у меня лежала валюта из разных стран, которую мне дали для приобретения билетов репатрианты. На своем зеленом «Москвиче»-пикапе я поехал в сторону Сухумского ЗАГСа за билетами. К 11.30, подъезжая в Дому отдыха, в районе 14-й сш, вижу бронетехнику полка. Посмот-рел и думаю: «Ага. Снова что-то случилось». Из машины мне показалось, что служащие Абхазской гвардии наводят порядок. Более не придав этому значения, заворачиваю к Дому отдыха «Абхазия».
Во дворе перед зданием Дома отдыха стояло много людей. Среди них, прямо у ворот, наш сотрудник – Толик Зекир-оглы. Въехав во двор, я из кабины спрашиваю его: «Что случилось, То-лик?» Он отвечает: «Война началась. Грузины перешли через Ин-гур.» «А где Гиви, Кочубей?» – уточняю я дальше. «Там они» - от-вечает Толик. У меня создалась ассоциация, что возможно снова на территорию Абхазии вошел Каркарашвили, как тогда в 1991 году «побряцать оружием» и выйти. И думаю, что как же это они без меня уехали. Выхожу из машины, чтобы раздать билеты и остав-шуюся сдачу денег. Зашел на первый этаж и стал писать, – кому сколько раздать денег. В это время в кабинете, где считаю, слышу хлопки «трах, трах», но не придаю значения, потому что в тот пе-риод выстрелы в городе были частыми. Еще очередные выстрелы и входит Толик. Я снова спрашиваю его: «Толик. Что случилось?» В ответ: «Я же тебе сказал, – война началась». Я, удивляясь: «Где война?» «Здесь», – и Толик показывает рукой в сторону эстакады. В следующую минуту я уже держал в руках АКСУ и свой охотни-чий нож за поясом. Побежал на верхние этажи в поисках удобного места для стрельбы по противнику. За мной в этой суматохе бегал Гечба – гость из Ближнего Востока, безоружный. Я его гоню обратно. У самого мелькнула мысль, что возможно он ждет, пока я погибну и после из моего автомата продолжить стрельбу. Дал ему свой нож.
Вскоре с ребятами стали через забор выводить людей из опасной зоны после того, как их вывели из подвала. Вначале они шли тихо. Кое-кто прикрывал лицо руками. Тут я не выдержал и рявкнул: «Бегом отсюда» – и показываю на заборы. После этого бегу к эстакаде, где идет перестрелка служащих полка с грузинами. Натолкнувшись на Гиви Камуговича Агрба, который руководил нашими, спрашиваю: «Что надо делать?» Он отвечает: «Перекройте Красный и Белый мосты» а в голове у меня никак не укладывается – война или не война?
Разворачиваюсь и с Бесиком Камкия на его автомобиле едем по улице Ладария к Белому мосту. По Белому мосту ехали потоки машин в три-четыре ряда и на нем уже стояли вооруженные в «гражданке» грузины. Перекрывать мост было уже поздно. Их бы-ло до двадцати человек, стоящих в разных точках. Едем дальше к Красному мосту, так как было бессмысленным в этой большой массе людей начинать стрельбу в противника явно превосходящего нас силами. Короче, мы проезжаем мимо них. На Красном мосту царила какая-то пустота. Машин почти не проезжало через него, и людей было совсем мало.
Я говорю: «В Форум, за людьми», чтобы перекрыть хоть Красный мост. У Форума стоит толпа. Женщины, старики, моло-дые. И ни одного с оружием. Многие из них ведут ожесточенный спор с сотрудницами Форума – где, мол, оружие? Ко мне подошли те, кто вел расспросы об оружии. Я им предложил ехать за мной перекрывать Красный мост. Но следом за нами никто не поехал. Видимо, из-за того, что у них не было оружия.
Приехав на Красный мост, видим, что абхазов стало больше, но с оружием почти никого. Царят суматоха и неорганизованность. Мне сказали, что Гиви Камугович уже вернулся с эстакады и вроде поехал к зданию ВС РА. Появляются Гиви Допуа и Арда Миква-бия. Стоим все на площади перед Красным мостом. Появляются служащие Абхазской гвардии. Тут начинается обстрел из вертолета по площади, где уже стояли наши машины и вооруженные защит-ники моста.
По команде я с пятью ополченцами бегу на занятие Сухум-ской горы. Вдруг Арда говорит: «Мушни пришел» Обернувшись, я заметил бегущего Мушни в сторону Красного моста. Тут я не вы-держиваю и говорю ребятам, чтобы они сами шли дальше, и что мне надо поговорить с братом. Бегу вниз за ним.  Вижу, он уже у аптеки, что на площади перед Красным мостом и бежит дальше к кинотеатру «Апсны». К этому времени пули стали летать гуще по площади. Подбегаю аптеке, у одной из колонн которой стоял отды-хающий и вслух рассуждал о том, что он видел. После короткого с ним разговора, я бегу дальше за Мушни, который на ходу успел дать распоряжение обороняющим мост. Те, после получения зада-ния по два-три человека побежали к Белому мосту. Сам Мушни встал с правой стороны от Белого моста, недалеко от ресторана «Москва» и совершил выстрел из подствольника. Попал в центр Белого моста, где прогремел взрыв. Потом он отдает приказ ребя-там, а сам бежит в сторону Красного моста. Я наперерез ему бегу от аптеки и, наконец, останавливаю его. Даже не поздоровавшись, дает мне команду: «Возьми пятерых и на четырнадцатиэтажное здание в ПВО».
Беру людей и иду в сторону моста. Там у парапета вижу, стоит в задумчивом состоянии Вова Аршба – командир батальона полка ВВ В С РА. Конечно же, он переживал за свой батальон, который остался в Агудзерах, где среди служащих были восемнадцатилет-ние срочники.
Воспользовавшись этой встречей, оставив людей, я побежал за братом. Он шел уже не один, а с четырьмя ребятами. Мы вшесте-ром шли в сторону 14-й школы. В районе Гастронома он преду-преждает нас, чтобы мы были осторожны, так как по улице Лада-рия, параллельно нашей, спускаются наши ребята. Как я понял, в тот момент это была контратака, проводимая Мушни с двух сторон – через Белый и Красный мосты. Проходим через территорию са-натория МВО и подбегаем к забору, через который хотим пройти к зданию 14-й школы. В этот момент видим: танки идут прямо на нас – к забору. Мушни командует: «Отход». Мы отошли назад. Дошли до четырнадцатиэтажного здания в ПВО. Там заняли позицию наши ребята, с которыми я стал разговаривать, а Мушни пошел вперед, на Красный мост. Я немного отстал от него. Подходя к Красному мосту я увидел, как Гиви Камугович Агрба – первый заместитель командира полка  ВВ ВС РА – командует обороной. Увидев это Мушни отошел ко Дворцу спорта, чтобы передохнуть после всего. Стал ходить перед зданием Дворца спорта, который стоит на площади перед Красным мостом. К этому времени первый танк подбил Беслан Джелия, который стал трофейным танком. Вижу – Беслан Джелия – весь довольный, радостный, смеющийся, с детской улыбкой на лице подходит к Мушни. Мушни серьезен, но глаза радостны. И они обнимаются, радуясь первой победе.
На второй и третий дни после начала войны я с несколькими ребятами сидел на позиции под телевышкой, над улицей Чанба, где находились вооруженные лица грузинской национальности. Пер-вую же ночь я переночевал на Красном мосту.
15 августа к одиннадцати часам ночи я с Бесиком (Биза) Агрба и еще с одним ополченцем сидим в «Волге» у спортзала. Бало так называемое «перемирие», стояла тишина. Беседуем, отдыхаем. В это время подходит Дамей Квициния и говорит, что Гиви Камуго-вич договорился с грузинской стороной о возврате тела его водите-ля, которого днем на Белом мосту убили грузины. И нужны добро-вольцы, которые переедут на сторону моста, в район эстакады, чтобы привезти тело убитого Нури  Агрба. Как мы поняли, сам Да-мей не ехал выполнять поручение, тогда мы решили подойти к са-мому Гиви Камуговичу Агрба для уточнения деталей. На мои тща-тельные вопросы он отвечал уверенно и убедительно, что во время переговоров им на самом высоком уровне, был оговорен вопрос о передаче тела Агрба Н. нашей стороне. Он убедил нас, что автома-ты не стоит брать с собой, также и пистолет Бизы. После таких раз-говоров я поленился снять со своего пояса «абхазский нож». Мы сели в машину, переехали Красный мост и соблюдая все условные сигналы поехали в сторону эстакады, рядом с 14-й школой. Едем тихо, по пути никого. И свет горел вдоль улицы. Но у эстакады стоял зловещий мрак. Лично мне стало не по себе. Гробовая тиши-на усиливала смутные предчувствия о том, что здесь может быть и обман. Так как я знал, что Гиви Камугович слишком порядочен и доверчив, противоборствующая сторона могла его подвести. Вы-вернули медленно влево после эстакады и остановились перед 14-этажным жилым зданием. Гробовая тишина и зловещая темнота. Очевидно и ребята почувствовали какое-то беспокойство. Ибо из машины мы вышли, подчеркнуто громко, хлопая дверцами. Также громко стали разговаривать на русском языке:
– А где они, слушай? Может там?
Рядом лежали обугленные две техники нашего полка после первого боя. И кто-то из нас даже подошел совершенно искренне к этой технике и не к месту, громко сказал:
– И здесь их нет!
Тут еще и Биза выкидывает новый номер, сказав: «А давайте еще ниже пойдем пешком». Он направился в сторону Домоуправ-ления, которое за 14-ти этажном зданием. Не успели мы и трех ша-гов отойти от машины, как из темноты, в пяти метрах от нас разда-лось:
– Стоять!
Мы остановились, подняв руки вверх.
– Ребята. Мы мирные люди, - произнес я почти весело.
– Ко мне! – последовало отрывисто и резко.
Втроем мы подошли к «голосу». Перед нами выросли пять-шесть фигур с наведенными на нас автоматами.
Нас стали обыскивать. Я в душе стал проклинать тот  день, ко-гда мне полюбился абхазский охотничий нож. Рука обыскивающе-го, нащупав нож резким движением сорвала его с пояса. Допрос начался прямо на месте. Мы были в «гражданке», они все в воен-ной форме и вооруженные. Я понял, что они о договоре с переда-чей тела погибшего ничего не знают, и что бы я ни сочинял, все должно быть увязано с ножом. Биза попытался было начать разго-вор, но я взял инициативу в свои руки, начав с самого простого.
– Ребята. Нас прислали за каким-то парнем, вроде бы которого убили.
– Кто присльаль?
– Наши. За убитым парнем. – ответил я, проклиная себя за до-пущенную оплошность, высказав слово «наши».
– Кто вашьи? Какои убити?
– Ну да, наши. Начальник милиции который. Я был в горах со скотом. А эти ребята меня встретили. А тут на Красном мосту сто-ят много машин, и начальник милиции наш остановил нас и сказал, чтобы мы пошли и нам дадут тело убитого парня. А что нам оста-валось делать! С милицией же не поспоришь! – в таком духе я пы-тался объяснить наше присутствие. Минут двадцать выступал в ро-ли  «колхозноватого» горца, не понимающего, что происходит во-обще. Биза Агрба благоразумно молчал, а второй на грузинском языке поддакивал моим словам (оказывается он знал грузинский язык). В итоге мы поняли, что противник  «сдался».
– Нимэдлена убираитес отсуда! – последовал приказ.
Вдохновленный успехом я окончательно ожил, набрался на-глости и сказал:
– Слушай. Я все время в горах: ты же знаешь, там без ножа нельзя. Я тебя прошу, верни его мне.
– Ножь ест  халодни аружиа! – с пафосом последовал ответ.
– Я тебя прошу. Как мужчина мужчину, - стал я дальше про-сить.
– Миеци, миеци (отдай, на грузинском языке), - сказал рядом стоявший в военной форме.
Нож мне вернули. С большими благодарностями, дружно их поблагодарив, мы «лениво» направились к своей машине. Не успе-ли сесть в машину, а из темноты с другой стороны вышла еще одна группа автоматчиков, и решительно направилась к нам. У одного из них бинтом была перевязана голова и проходил он в группе за старшего.
– Ребята…, - только я приступил к своей байке, как был грубо прерван.
– Рот закрой! – резко, без всякого акцента.
Первым делом они обыскали нас, после машину и только за-тем приступили к допросу. Видно было, что ребята действуют на-много грамотнее, чем первая группа, разумеется, я снова запел пес-ню про горы и отару овец. В течение получаса я сумел и его убе-дить в правдивости своей истории. Таким же способом манипуля-ции вернул свой нож, повторно отобранный второй группой при следующем допросе. Окончательно ожив, я стал спрашивать об убитом нашем водителе, но и эти тоже ничего не знали. Я стал бить на чувства с просьбой помочь нам в этом деле. На что они посове-товали пойти в 14-ю школу. Вначале я пошел туда и за мной по-следовали наши ребята, но спохватившись, я понял, что это излиш-ний риск. Попросил этого, с перевязанной головой: «По-братски, проводи нас».
– Больше мне делать нечего! Тебе надо – ты и иди.
Тогда я договорился с ним, что мы вернемся к своим, уточним местонахождение погибшего, и снова вернемся. В общем, уговори-лись, что возвращаться мы будем с условными знаками. Странно, но переход от диковатого пастуха, к парламентарию им остался не-замеченным. О том, какой мы национальности, мы ответили еще в начале допроса, ответив, что мы абхазы, как первой группе, так и второй.
В конце концов, мы возвращаемся к нашим, на Красный мост, и подходим к Гиви Камуговичу Агрба, который был в шоке от на-шего рассказа и категорически воспрепятствовал нашему повтор-ному переходу на грузинскую сторону – за Красный мост. Оказы-вается, днем, во время переговоров ему какой-то полковник обещал помочь передать погибшего Н. Агрба, но, видимо, проехал дальше куда-то.
На следующую ночь я снова попадаю в засаду, когда ехал с двоюродным братом Д. Хварцкия за своей семьей, на улицу Чанба. Но мне снова повезло, но уже благодаря способностям Д. Хварц-кия.
Впоследствии, исходя из пунктов договора, наши формирова-ния отошли. А грузинские, как известно, не сдержав пункта дого-вора, вероломно заняли город. Образовался оборонительный рубеж по реке Гумиста. Вскоре я сколачиваю группу ребят и меня назна-чают командиром разведывательно-диверсионного подразделения. Во время освобождения Гагры, я был ранен.


Из воспоминаний
Микеладзе Александра Нестеровича,
командира взвода Патрульной роты на автомобилях, полка ВВ РА, ст. лейтенанта, командира опер. отряда Военного гарнизона г. Гудаута. Награжден медалью «За отвагу», два ранения, три контузии.

С декабря 1991 года служил в полку ВВ РА в качестве коман-дира взвода ПРА в звании ст. лейтенанта.
С 13 на 14 августа 1992 года был ответственным дежурным по полку в Ачадарах. С двенадцати ночи до пяти утра принял радио-граммы о разоружении ВОХРа в аэропорту и нападении на подраз-деления ВВ в Охурее. К восьми утра пришел командир подразде-ления Виталий Климов. Построил полк, вызвал меня на плац. Дал приказ – отправить в район Маяка, где был гараж с нашей техни-кой, взвод в количестве двадцати человек, так как и оттуда посту-пило сообщение о нападении.
Где-то в девять двадцать майор В. Цугба говорит мне: «По-ехали. Танки идут». Мы поехали на полковом «УАЗике» с водите-лем Нуриком Агрба. Едем в сторону Келасурского моста. К нам подсел еще полковой старшина Мисак. С собой я имел АКСУ и од-ну гранату. На заднем сиденье я с Мисаком сидим. Подъезжаем к четырнадцатой русской средней школе, что справа от эстакады, ес-ли ехать в очамчирскую сторону. Нурик машину водил отлично. Через все пробки, множество машин он проехал лихо.
Я говорю В. Цугба:
– Вахо, пробка – не стоит ехать нам дальше.
– Нет, нет, мы должны доехать до Келасурского моста и хоть троллейбусом перекрыть мост, чтобы не пропустить танки, - отве-чает он.
– В районе Турбазы XV съезда, что до р. Келасур ведь «ахала-евцы» сидят, - говорю я.
В конце концов, мы решили поехать дальше, но, не доезжая до Турбазы VX съезда, завернули к Дому композиторов. Я сказал, чтобы машину развернули, чтобы быть готовыми в любой момент выехать оттуда. Мисака мы отправили к «XV съезду», потому что он был одет в милицейскую форму.
Вскоре он вернулся и сообщил, что всех абхазов ловят «ахала-евцы» и загоняют в подвал здания турбазы и отбирают машины. Едем обратно. В районе Красного моста я предлагаю ехать напере-хват к нашим ребятам, чтобы предупредить их и вместе в ними ос-тановить госсоветовцев Грузии, подобрав где-нибудь хорошую по-зицию.
Ребят мы перехватили в районе Госбанка. Они ехали на БТР-е, БРДМ-е, БМП-е, ГАЗ-53 тентованном и «КАВЗике». Бойцов наших было где-то до семидесяти человек. Из них сверхсрочников до пят-надцати, остальные срочники – по восемнадцать – девятнадцать лет.
Быстро посоветовавшись, решили поехать и развернуть обо-рону под эстакадой у четырнадцатой школы. Одновременно с на-ми, со стороны р. Келасур полз танк, беспорядочно стреляя из пу-лемета. Личный состав залег по кустам: слева и справа вдоль эста-кады. Все-таки, мы не ожидали танка. Это был Т-56. В этот момент подъехал и наш БРДМ. Он остановился и наши срочники, выско-чив из нее, примкнули к нам. И вовремя. Потому, что грузинский танк тараном протащил наш БРДМ несколько десятков метров и задним ходом вернулся обратно.
Вдруг из этой нашей БРДМ выскакивает еще один наш сроч-ник-армянин «Колобок» и с криком? «М….., что вы сделали с ма-шиной!» стал обстреливать танк из своего АКМ-7,62. Танк к этому времени ехал задом. Выстрелы «Колобка» пробили запасные под-весные двухсотлитровые баки, и солярка потекла из них. Весь зад танка был облит соляркой. В этом момент я не выдержал и с места бросил свою гранату. Позже я узнал, что в танк из подствольника стрелял и Венор Ашба. Танк загорелся и отъехал в сторону «XV съезда”, где он и догорел. Вскоре подъехал Г. К. Агрба.
Было уже где-то одиннадцать дня. А перестрелка  наша про-должалась около часа. И после последовала команда отходить к Красному мосту, к Площади Победы. Мы сели в БТР и заняли обо-рону перед Красным мостом и Белым мостом со стороны центра города.
Во время отхода от эстакады водитель командира полка Нурик Агрба ехал с военнослужащими через Белый мост. Перед мостом его остановили вооруженные местные грузины, голые по пояс. Он вышел из машины, и его застрелили выстрелом в голову.
В тот же день, попозже, Гиви Камугович Агрба, Зурик Киш-мария, я и еще несколько человек узнали, что возможно со стороны Белого моста будет нападение. Мы подошли туда незаметно, и по-сле Гиви Камугович выстрелил в госсоветовского пулеметчика из подствольника. Началась перестрелка. Где-то через полчаса, мы услышали рокот вертолетов, после чего услышали разрывы снаря-дов. Озирались по сторонам. В такой суматохе ничего не видели. Разрывы были слышны со стороны центра города. Через несколько минут после этого, я с несколькими ребятами пересекал площадь перед Красным мостом, вдруг кто-то из нас заметил «крокодила», который завис над спорткомплексом «Спартак», что находится на этой же площади.
Мы побежали к грузовой машине, которая стояла напротив «Спартака». Вертолет выстрелил. Два попадания было в машину. Осколком меня ранило в голову, а капитана Пчелкина из ВВ РА, который стоял рядом со мной за машиной, спас бронежилет. Оско-лок распорол этот  бронежилет.
Вскоре вертолет отлетел с Площади и стал расстреливать от-дыхающих на пляже МВО. Бил только с НУРСов.
В тот же день Беслан Джелия и Венор Ашба стреляли с под-ствольников в грузинский танк, который подъехал к Белому мосту, грабить коммерческий киоск. Попали в гусеницу. Он задымил, тан-кисты повыскакивали и бегом назад. Венор Ашба запрыгнул в танк, и подогнал его к кинотеатру «Апсны», что на Площади Побе-ды. Кстати в тот же день его контузило в этом танке.
Большинство защищавших Красный и Белый мосты, были без оружия.
После произошел развод противоборствующих сторон. Наши подразделения - за Гумисту, а грузинские должны были отойти за р. Келасур, в район Багмарани. Но после развода войск 18 августа 1992 года, грузинские танки подошли к Гумисте. Наши ополченцы уже заминировали все мосты. А железнодорожный мост мы зами-нировали «ткварчельской миной», чтобы противник не пустил пус-тые вагоны на прорыв. Перед подходом танков Гурам Джергения поджег эту мину буквально перед самым подходом вражеских тан-ков.  Шпалы были разорваны взрывом.
Один из танков подошел к шоссейному мосту и стал расстре-ливать установленные там кубы 1,5 х 1,5 метров. И со своей сторо-ны, и стоящие на нашей стороне. Были ранены осколками В.Г. Агумава – зам. командира полка ВВ РА по воспитательной работе и резервист ВВ РА Зурик Жанава.
28 августа тоже было наступление госсоветовцев, они даже прорвали на время нашу оборону. Большую роль тогда сыграл ко-мандир полка ВВ РА Виктор Шаликович Какалия, бывший пол-ковник танковых войск СА. Он из гранатомета расстреливал эту технику самоотверженно и геройски.
В годы войны 1992-1993 гг. участвовал и мой несовершенно-летний сын. Естественно, вопреки моему требованию, оставаться в тылу. Он служил бойцом военного гарнизона Гудаутского района под командованием Г.К. Агрба, в возрасте пятнадцати лет. Нес боевую службу на выделенном участке фронта со своими друзья-ми.
В промежутках между дежурствами на линии фронта я участ-вовал в Гагрской операции, будучи командиром Гудаутской ко-мендатуры в составе групп спецназа – 2. Комендантом был И.С. Нармания. Группа была из пятнадцати бойцов. Также участвовал в январской и мартовской операциях, взятии Сухума, как и мой сын, и в майской операции 1998 года.


Из воспоминаний
Цвижба Беслана Андреевича,
заместителя командира группы «Малыш»
с. Лашкендар (Цхенскар)

С декабря 1991 года я стал военнослужащим отдельного полка ВВ РА, когда стал агитировать «Народный Форум» – общественно-политическая организация Абхазии. Со мной вместе в те дни запи-сались в полк: Отар Турнанба, Венор Ашба (командир группы «Го-рец»), Мераб Басария (боец группы «Малыш»), Даур Кутарба, Амиран Берзения, Аслан Акиртава, Омар Хашба, Батал Джопуа, Валера Делба, Джон Гулария.
С января 1992 года прибыли группы Бесика Джелия, Аслана Зантария и другие. Почти со всех абхазских сел записывались ре-бята в Абхазскую гвардию. Располагались мы в Ачадарах, где раньше находился 8-й полк ВВ МВД. Вскоре присоединились Бе-сик Ходжаа, Нурик Багателия – зам. командира роты, В.С. Пигарь.
В феврале 1992 года подключились новые группы: Рауля Муцба (с. Адзюбжа), Игоря Миканба (Н. Афон). Был организован отдельный батальон, входящий в полк ВВ РА. Командиром назна-чили Аршба Владимира Георгиевича. В этот батальон влились раз-ведгруппы Б. Джелия (зам. О. Хашба), А. Зантария (зам. В. Анцу-пов). Зам. командира батальона по работе с личным составом на-значили Мушни Хварцкия.
Провели операцию по контролю над Аэропортом Сухума: по-ступила информация от наших разведгрупп, что из Грузии вертоле-тами завозится большое количество оружия и ими вооружают лиц грузинской национальности. Была проведена операция во главе с Г.К. Агрба. Конфисковали и сдали в полк ВВ РА большое количе-ство оружия. А впоследствии, отдельный батальон полка под ко-мандованием В.Г. Аршба уже вел там круглосуточное дежурство.
Также гвардейцы этого батальона участвовали в выдворении министра ВД РА Ломинадзе, где впоследствии вели дежурство на-ши гвардейцы. Участвовали в выдворении тоже смещенного быв-шего военного комиссара Чкадуа. Военным комиссаром Абхазии был назначен полковник Дбар Сергей Платонович, впоследствии командующий Гумистинским фронтом.
В мае 1992 года в абхазскую армию начался призыв на сроч-ную службу. На базе 2-го Агудзерского батальона создали 1-ю роту в Бабушерах из солдат срочной службы. Командиром роты назна-чили капитана Сергея Аршба (впоследствии командир группы «Го-рец» на Гумистинском фронте), заместителем командира этой роты назначили Имедо Хурцилава, который в первые дни войны предал личный состав, сдав оккупационным грузинским частям некоторое количество личного состава. Командиром 1-го взвода назначили Беслана Цвижба, 2-го – Лашу Когония, а 3-го – Динвара Асландзия.
В полку приняли присягу и роту отправили в Бабушеру. После того, как рота была обучена для несения службы, нас отправили в батальон «Катран», как роту спецназначения. А нас, офицеров, на-правили для подготовки 2-й роты из срочников – роты сопровож-дения и охраны спецгрузов. Это было уже в июне 1992 года. К это-му времени 1-я рота уже выполняла свои задачи – охрану объектов, мостов, патрулирование по районам, несение службы на постах, выезды на выполнение конкретных задач. Шло обучение 2-й роты. Командиром 2-й роты назначили Нури Багателия, зам. командира – Рауля Муцба.
12 августа 1992 года командир батальона Вова Аршба дает мне приказ вести охрану СФТИ в Синопе с восьмью солдатами. Мне выдали список служащих СФТИ, которых я не должен был запускать на работу, включая и директора СФТИ Салуквадзе. С вечера того дня я расставил своих солдат по стратегическим точкам. 13 августа утром подъехал Салуквадзе с инженером и бухгалтером. Я их не допустил на территорию института. Уходя, он пригрозил: «Через два дня посмотрим!» Вечером прибыло руководство батальона. Я доложил о случившемся факте. Они ответили, что все нормально и уехали.
14 августа утром подъезжает Лаша Когония, командир взвода и говорит, что сейчас выезжаем на Ингур. Я со своими солдатами сели на Лашин грузовик и поехали в Агудзеру вооружаться. Но в Агудзеру мы не попали, так как через двадцать минут мы лоб в лоб столкнулись с колонной грузинских оккупационных войск, кото-рые нас разоружили и всех посадили в кузов. Наш грузовик ехал четвертым в колонне. Впереди ехал Сосо Ахалая, возглавлявший банду из местных грузин. Дислоцировалась его вооруженная груп-па в турбазе «ХV съезда». Нас – пленных – завезли на территорию этой турбазы и сдали под охрану. Вскоре завели новых арестован-ных из нашего полка: командира роты Сергея Аршба с тридцатью бойцами. Среди них был и резервист полка Реваз Апшицба из с. Адзюбжа. Впоследствии Реваз погиб в Ахалдабской операции. Стоим мы все в одной куче. Потом загнали в подвал одного из зда-ний. В подвале душно и жарко. Три дня нас там держали. Нас хоте-ли два раза расстрелять грузинские солдаты, но их главарь Сосо Ахалая два раза на них орал: «Я что вас убивать сюда привел?»
Приезжал А. Анкваб – министр ВД РА, который вел перегово-ры по нашему освобождению из плена. В первый день он сумел вызволить абхазов, но гражданских. На четвертый день нас подня-ли на госдачу Сталина. Там нас снова охраняли ахалаевские солда-ты, не подпуская к нам госсоветовцев Грузии. Нас загнали на вто-рой этаж. Через два часа рассадили в два «ПАЗика» и в сопровож-дении охраны отвезли в Драндскую тюрьму.
Около месяца я там сидел и с последней «девяткой» пленных был обменян и перевезен на российском вертолете в Гудауту. Там находился недолго. Оттуда, получив задание от командования, был направлен на вертолете в штаб Восточного фронта, в г. Ткуарчал. В те дни командовал ВФ Д.Ч. Пилия. Меня назначили начальником одной из служб штаба.
Где-то месяц я прослужил в штабе и по моей просьбе был ос-вобожден от этой должности в звании капитана и по приказу ко-мандующего в тот период Мераба Кишмария был назначен коман-диром первой роты резервного батальона, дислоцировавшегося в с. Члоу. Командиром батальона являлся Александр Жук, заместите-лем Заур Зарандия. До этого назначения принял участие в Мер-кульском бою с Гиви Адлейба, когда уже был убит Луц Николай. В бою я участвовал со своим пулеметом РПК. До отъезда в с. Члоу, также по предложению Мушни Хварцкия, я стал создавать роту из тех ребят, которые входили в полк ВВ. База подготовки ребят на-ходилась в с. Наа. Мы ждали оружие, которое должен был привез-ти с Западного фронта Мушни. Это было уже в октябре 1992 года.
Тогда же атарцы позвали нас на помощь в наступлении на Старые Киндги. Эта операция была местного значения. Из созда-ваемой роты я выбрал пятнадцать солдат. Автоматов было три, один гранатомет и один миномет. В операции участвовали также атарцы с «Сухой» и Ромой Квициния, киндгская группа, адзюб-жинская и очамчирцы. Всего до восьмидесяти человек.
Из центра Атары Абхазской мы прибыли в Киндги, где нас ждали киндгские бойцы. Предварительно провели разведку. Раз-ведку провел Рамаз Цурцумия (Суслик) – киндгский боец. После, разделившись на три группы, мы пошли в наступление. Задачу операции мы выполнили – дошли до центральной трассы. Обстре-ляли дома, где засел противник. С нашей стороны погиб один боец из Атары – Беслан Квициния. Бой шел часа три  - четыре.
На второй день мы снова пошли в наступление. Но теперь нам оказали сопротивление, кроме личного состава противника, две тяжелые машины. В этот день отличились Батал Акашба и Гена Аргун – ткварчельские бойцы.
Вскоре приняли участие в боевой операции совместно с опол-ченцами из Цхенскара и из с. Моква, где участвовали бойцы из группы «Алания». 29 ноября 1992 года участвовал в Кочарской операции совместно с другими группами ВФ, когда основную группу возглавлял прибывший из Западного фронта Шамиль Баса-ев. Незначительное сопротивление было оказано в центре Кочары. Без жертв дошли до с. Цхенскар. На границе между этими селами напоролись на засаду, где погиб абхаз-доброволец из Турции, ра-нен в руку осколком гранаты Дима Барганджия, который прилетел с Западного фронта в группе Ш. Басаева. Позицию заняли в Цхен-скарской школе, где развилка дорог. Одна из дорог шла в с. Цагера.
За ночь мы укрепились, учитывая естественные преграды. К утру прибыли еще группы: Мушни Хварцкия с приднестровскими ребятами из Ткуарчала (Мурман и Бесик Джинджолия, Вадик Джинджолия и другие, которые с приездом Мушни из ЗФ, влились в его группу), «Скорпион» с командиром Н. Какубава, «Шаратын» во главе с Р. Кулава. Итого собралось абхазских бойцов до двухсот человек. Стали окапываться, строить блиндажи, как со стороны Ца-геры, так и Лабры.
Фортификационными сооружениями и обороной руководил М. Хварцкия. Ш. Басаев вскоре после Кочарской операции вернул-ся обратно на Западный фронт.
Группа «Шаратын» полностью заняла оборону со стороны с. Цагеры, группы «Апсны» (с. Гвада) во главе с командиром Мушни Ашуба и «Малыш», образованная в эти дни, расположились на по-зициях по центру. Отряд М. Хварцкия занял позицию со стороны Лабры и несколько бойцов из Приднестровья и Ткуарчала, устано-вив ПТУРС на высоте, контролировали подходы из с. Цагеры. Группа «Ласточка» вела посменное дежурство на всех позициях.
Первое грузинское наступление произошло через несколько дней. Наступление началось с привлечением авиации – СУ-25. По-том пошла бронетехника и живая сила. Пулемет КПВТ мы закопа-ли. За пулеметом сидел я. Вечерело к началу боя. Танк Т-55 подби-ли казак Андрей (Худой) и Руслан Дахцаев – чечен-доброволец, ос-тавшийся после Кочарской операции на ВФ. Танк подъехал прямо к окопу, где находился я за пулеметом. Следующий выстрел по не-му произвел Омар Джопуа.
Бой длился до темноты. Атака была отбита. Ночью нами был взят этот танк, который впоследствии стал одной из боевых единиц Восточного фронта. Среди нас были потери – геройски погиб Ген-надий Ашба (Герой Абхазии посмертно).
6 декабря 1992 года, через несколько дней после этого боя, противник снова пошел в наступление, пытаясь вернуть важную стратегическую позицию. После плотного огня наши подразделе-ния были вынуждены отойти от школы на шестьсот-семьсот мет-ров. Это произошло после трехчасового боя. К этому времени по-доспела подмога из адзюбжинских и беслахубских бойцов с БМП из Адзюбжи. Я стоял у траншеи с пулеметом, рядом – бойцы «Ша-ратына». Ко мне подошел Мушни Хварцкия со своими бойцами. Они пришли из своей позиции со стороны Лабры. Мушни приказал мне и как офицеру абхазской армии, и как выходцу из этих мест – идти вперед. Со мной пошел  один из бойцов М. Хварция – Бесик Джинджолия.
Вперед прошли мы с Бесиком на тридцать метров, дошли до высотки. Началась перестрелка между нами и противником. Меня ранило в голову осколком от снаряда гранатомета. Бесика ранили в руку. Из боя меня вытащил мой брат Азамат с одним из бойцов Ткварчальской группы. Отвезли в госпиталь. Через два часа при-везли погибшего Мушни Хварцкия.
Противник был выбит из высотки. Задача была выполнена. В бою был ранен Отар Барганджия, который впоследствии стал ко-мандиром группы «Малыш» и У. Квеквескир – боец из группы «Малыш».
После выписки из госпиталя участвовал в Меркульском руко-пашном бою, когда были взяты в плен и умерщвлены наши развед-чики во главе с Александром Жуком. Участвовал в составе группы «Малыш» в Цагерской, Тамышской и других операциях местного характера.


Из воспоминаний
Адлейба Дмитрия Антоновича,
заместителя председателя Народного Форума Абхазии,
награжден орденом Леона

14 августа 1992 года, в первый день агрессии Абхазии Грузи-ей, в 9-00 я уже был на работе. Полдесятого звоню министру внут-ренних дел Республики Абхазия Анквабу А.З.. Он мне сообщил, что танки Госсовета Грузии в Гале. Звоню в Парламент – там никто не берет трубку. Звоню Сергею Шамба домой, – говорят уехал на работу. Ближе к десяти звоню депутату Парламента РА Гурджуа В.. Он ответил, что сегодня сессия. Я ему говорю, что, видимо, война началась. Он подтвердил и сказал, что поедет ко мне. В это время подъезжает Дамей Квициния. Вскоре – к половине одинна-дцатого – я, полковник Какалия, Гурджуа и водитель Славик Коба-хия поехали в сторону Агудзеры. По дороге полковник В.Какалия – командир полка ВВ РА – выходит по рации на ребят, стоящих в Агудзерах – на Вову Аршба и Лашу Когония. В Агудзерах базиро-валась часть абхазского внутреннего полка «Катран». В. Какалия им приказал перекрыть трассу перед Агудзерой у профилактики.
Отсюда, из Агудзер мы поехали в другое подразделение ВВ РА, которое находилось на посту у с. Охурей. Командовал этим подразделением Хухут Бганба. Замом у него был Сергей Начкебия.
Едем к Охурейскому посту. Только въезжаем на мост и чуть не сталкиваемся с колонной танков Госсовета Грузии. Это проис-ходило на Кодорском мосту. Пулемет из второго танка стрелял в воздух. Мы благополучно проехали мимо колонны и доехали до Киндги. Не доезжая Тамыша, встречаем Вову Ануа и совещаемся о дальнейших наших действиях. Вова сказал, что Беслахубский пе-рекресток, ведущий в Ткуарчал, перекрыт и предложил ехать через чайсовхоз на Тхину и далее в Ткуарчал. Так и решили.
Приехав в Тхину, вместе с местными жителями стали ходить по домам села – искать оружие. Собрали сельский сход. Позже из Ткуарчала вернулся Гурджуа вместе с начальником Ткуарчальской милиции В.Лагвилава и Р. Киут – помощник прокурора города. С собой они привезли еще ребят – взрывников. Кроме этого, они со-общили, что автоматов всего пятьдесят семь стволов.
К вечеру подъехал Сергей Начкебия с группой из двадцати пя-ти человек. Это были солдаты срочного призыва, стоящие в с. Гу-дава. С ними была одна единица БРДМ. Как раз с пятьюдесятью стволами, плюс  к ним были 7 сотрудников Ткуарчальской мили-ции.
Также прибыли сотрудники Очамчирской милиции М. Киш-мария, Н. Сангулия, Г. Тужба, Л. Когония и другие.
Приняли решение – взорвать какой-нибудь мост по трассе, чтобы приостановить движение грузинской колонны на время. Вы-брали мост между Старой Киндги и Тамышом. Второй задачей бы-ло – выйти на Беслахубский перекресток и вступить в бой с госсо-ветовцами.
Мои обязанности были чисто комиссарские в тот период – подтягивать и поднимать народ на борьбу. Приняли решение: два-дцати пяти срочникам с Сергеем Начкебия отойти назад в местечко Аймара и на своей базе создавать партизанские формирования из жителей Очамчирского района. Были разосланы люди по всем се-лам.
Первое решение было выполнено – нашими взрывниками мост был взорван и движение грузинских войск было приостановлено до полудня пятнадцатого августа – следующего дня.
15 августа 1992 года рано утром Сергей Начкебия с частью своих призывников двинулся на место взорванного моста. Кстати, 14 августа эти ребята уже имели бой с госсоветовцами, когда вы-ходили из с. Гудава.
Подойдя к мосту, они обнаружили превосходящую силу про-тивника. Постоянно кружили вертолеты. Пришлось не вступать в бой – просто наблюдать и после вернуться в Аймару.
К вечеру 15 августа я поехал в Ткуарчал. Перед подъездом к городу вовсю кипела работа – ребята минировали дорогу, расстав-ляли посты. Это были ополченские отряды. В городе уже был соз-дан комитет по обороне города, и было принято решение оборо-нять город до победного конца. Ткуарчальцы на сходе сказали, что город никаким переговорам с грузинскими госсоветовцами не со-глашается и фактически Ткуарчал стал центром, вокруг которого объединился весь Восточный фронт, и он не был ни разу за два го-да войны доступен врагу.
В эти же дни подъехали те, кто вышли из окружения – бойцы ВВ Абхазии – абхазской гвардии – А. Зантария, «Джадж» Чагава, В. Пигарь, Ю. Романов и вместе с ними «срочники» и часть резер-вистов Абхазской гвардии. Кроме этого на Восточном фронте сти-хийно создаются партизанские отряды. Проводятся диверсионные операции.
 
Из воспоминаний
Какоба Гурама Алексеевича
командира группы Восточного фронта

Еще до начала войны 1992–1993 гг. с грузинскими оккупанта-ми, я, Бондо Аршба и Гиви Адлейба создали маленькую группу ре-зервистов Абхазской гвардии, где командиром был Гиви Адлейба. Мы делали самодельные гранаты, мины, участвовали в охране Охурейского военного объекта. С нами также были Венор Гвара-мия и Ивченко, который возглавлял гражданскую оборону. Прак-тически Ивченко обучал нас военному делу.
14 августа, в день начала агрессии Грузией Абхазии, я ехал из п. Акармара. В тот же день вместе с ткварчельцами Толиком Каку-лия и другими на моем автомобиле мы повезли самодельные сна-ряды и установили на Галидзгинском мосту – на подступах к Тку-арчалу. Кроме снарядов мы везли самодельные установки НУРС, которые изготовили Чичико Миная, Толик Какулия и другие ребя-та.
Когда после этого мы собрались у военкомата, то глава адми-нистрации Ласурия попросил группу сопровождения для Какалия В.Ш., которого командование вызывало на Гумистинский фронт. Вперед вышли Валера Тарба, Валера Адлейба, я и беслахубский парень по фамилии Кобахия.
Мы так спешили, что даже еду на дорогу не захватили. Пред-стоял путь по горам на р. Гумисту, так как трасса уже была занята госсоветовцами. Вначале мы поехали на машине Кобахия. Доехали до Атары Абхазской, заезжая по дороге в села: Тхина, Члоу, Гвада, Кутол, и после уже – в Атару Абхазскую. Во всех селах проводи-лась разъяснительная работа с местным населением, которую вел Какалия. Он учил местных ополченцев, как оборонять село, какие сопки выбирать для постов, как готовить зажигательные смеси.
К 14-ти часам того же дня мы приехали в Атару Армянскую. У висячего моста в с. Наа мы были в 16-00. Кстати, в А. Абхазской нам дали бинокль. Машина нами была оставлена в Наа. От Наа мы пошли в гору вдоль реки Кодор, вверх. Реку перейти не смогли.
С Атары Абхазской нашими проводниками были сван из А. Абхазской и Джон Квициния. После нескольких попыток перейти реку, вернулись обратно к висячему мосту и к 21 часу пустили этих ребят на разведку через этот мост.
Прошло много времени, а ребята не возвращались. Никаких сигнальных знаков от них не было. Ярко светила луна. Было очень светло. Мы больше ждать не могли. Решили переходить реку. Пер-вым шел Кобахия, затем Адлейба Валера, я, Какалия и замыкал В. Тарба. Справа от себя мы держали три соединенные между собой ольховые палки. До середины реки мы дошли. Дальше с большим трудом, отчаянно борясь с течением, переплыли Кодор. После дол-го шли, пока не потеряли ориентир. Остановились. Так как стало туманно, разожгли костер. Просушились. Днем собрали с кустов ежевики, сидя у какой-то дороги. Ни сигарет, ни еды у нас не было.
Вскоре мы услышали шум автомобиля. Сели в засаду. Это оказались местные пастухи армянской национальности. Они уго-стили нас сыром с чуреком и объяснили, как дальше идти на реку Гумисту.
Дальше пошли вдоль окраины леса. Вышли на кукурузное по-ле. Хозяином поля оказался мегрел – зять Муртаза Квициния. Он накормил нас. После куда-то ушел, приехал на ЗИЛ-131 через час и повез нас сквозь сванские засады до самых гор. Оттуда мы снова двинулись пешком. Дошли до с. Азанта, оттуда до р. Келасур. В верховьях р. Келасур мы наткнулись на дом некоего Вани-отшельника, русского старика. Он нас благословил, показал нам дорогу и сказал, что абхазы победят.
В Каманах, рядом с дачей Анастасиади, мы встретились  со стариком-греком, тоже Ваней. Ваня-грек тоже указал нам дорогу дальше к р. Гумисте и предупредил, в каких местах возможны сванские засады. Уже было темно, когда мы вышли к одному мегрельскому хозяйству. Так как Кобахия и я знали мегрельский язык хорошо, то мы выяснили, как выйти к Гумисте.
И только на третью ночь мы вышли к Гумистинскому цен-тральному мосту. И в ту же ночь пошли в штаб абхазских войск.
На Западном фронте я был двадцать восемь дней. Потом на вертолете вернулся в Ткуарчал. Участвовал со своей группой в 1-й Очамчирской операции, Охурейской операции. До зимы со своей группой имел позицию в Беслахубе.
Члены моей группы: «Чапчик» Тортия, Рудик Пипия, «Боц-ман» Пипия, «Кирпич» Марошия, Руслан Джинджолия, Гиви Ашу-ба, Валера Тарба, «Муха» Харчилава и другие.


Из воспоминаний
Лагвилава Отари Алексеевича,
зам. командира спецотряда «Егерь»,
награжден медалью «За отвагу».

В 1992 году я работал старшим оперуполномоченным ОУР Ткарчельского ГО ВД. 14-го августа того же года, приблизительно к двенадцати часам дня, спешно сотрудников Ткварчельского ГО ВД собрал наш начальник – подполковник милиции В.П. Лагвила-ва. Собрав весь личный состав, он поехал с нами к мосту через реку Галидзга. Это была стратегическая точка, которая открывала пря-мой путь к нашему городу. На этом участке мы стали организовы-вать совместно с местным населением блокпосты.
Затем, к шестнадцати часам того же дня прибыл полковник В.Ш Какалия – командир полка ВВ РА. Из находящихся на этом месте ополченцев он назначил командиром майора З.Д. Джопуа (начальника ОУР). Всего народу было до трехсот человек, из них сотрудников милиции до тридцати человек. Так, без происшествий простояли до вечера, за исключением того, что местные ребята со стороны центральной трассы доставили на «Жигулях» четырех го-лых по пояс гвардейцев Госсовета Грузии.
Затем к вечеру поступила команда организовать еще блокпост на дороге, ведущей к Ткуарчалу со стороны с. Бедия. Что и сделали сотрудники милиции Ткуарчала вместе с местным ополчением. В те дни все проходило хаотично и сумбурно. Пока настал кое-какой порядок, сотрудники милиции везде несли боевую службу с мест-ными ополченцами.
В один из этих августовских дней нас, офицеров ГО ВД, по-звали на встречу с депутатами ВС РА – В.Д. Гурджуа  и В.Ш. Ка-калия. Они сказали, что разрабатывается совместная операция с во-еннослужащими полка ВВ РА, сумевшими вырваться из грузинско-го окружения. Это было 14 августа 1992 года. Целью вылазки, в ко-торой участвовали абхазские гвардейцы, сотрудники милиции и ткварчельские ребята, было уничтожение либо повреждение броне-техники противника у въезда в Ткуарчал, у эстакады.
Ночью мы вышли на исходную позицию. Сотрудников было до пятнадцати человек, военнослужащих полка ВВ РА и ополчен-цев до пятидесяти бойцов.  Но операция не была осуществлена, так как на мосту, куда мы пробирались, попали в засаду, и пришлось, отстреливаясь отходить. В ответ госсоветовцы открыли шквальный огонь из танков  и автоматического оружия. Стали бомбить села Меркула и Беслахуба, а в Охурей не стреляли, потому что там про-живали жители грузинского и сванского происхождения.
Во время отхода, я помог выйти из этого огня Ю.Т. Багателия, нашему сотруднику.
После нас снова вызвали в комендатуру и ставили задачи, ко-торые нами выполнялись в различных селах нашего района, где были возможны прорывы грузинских подразделений. Одной из за-дач, выполненных нами также совместно с ополченцами и военно-служащими полка ВВ РА, была операция в с. Киндги.
Цель – выйти к Киндгской школе, которая располагалась у центральной трассы, уничтожить несколько автомашин с госсове-товцами и не допускать прорыва грузинской техники в село, удер-живая подходы к селу до особого распоряжения. Так как готови-лась другая операция в районе с. Меркула, а мы должны были от-влечь на себя силы противника.
Выехали из Ткуарчала под утро и к пяти часам уже были в с. Киндги. Вырыли индивидуальные окопы. К девяти утра появились по трассе танки, грузовики с личным составом и вертолет «кроко-дил», который обеспечивал им безопасность с воздуха. Около часа шла перестрелка. При появлении военного «УАЗа» и автомашины «КАМАЗ» с вооруженными госсоветовцами огонь открыли О.Л. Кархалава – начальник пожарной охраны г.Ткуарчал и зам. началь-ника Ткуарчальского ГО ВД, майор Аршба В.Г. После них открыли огонь и остальные ребята, последовав их мужественному примеру.
После перестрелки часть сотрудников во главе с капитаном милиции Берзения Аптой Миджовичем осталась в траншее, стоя по пояс в воде у въезда в село Киндги. Они вели перестрелку с госсо-ветовцами, подъехавшими на грузовике.
Кстати, во время 1-й Очамчирской операции в октябре 1992 года А.М. Берзения погиб, находясь в БМП, отстреляв все боепри-пасы. В те первые дни грузино-абхазской войны в большинстве своем сотрудники милиции включились в местные ополченские отряды родных сел. В тот период на вылазки я ходил с сотрудни-ками: Аршба В.Г. – зам. начальника ГО ВД Ткуарчала, Берзения А.М., Багателия Б.Ш., Турнанба Отаром – сотрудником Очамчир-ского РО ВД, Чкадуа В.Г. – начальником паспортного стола мили-ции, Нодаром Кварцхава, Ажиба Н.Ш. и другими сотрудниками.


Из воспоминаний
Романова Юрия Алексеевича,
майора, начальника штаба II-го батальона отдельного полка ВВ РА, награжден орденом Леона

14 мая 1992 года меня назначили начальником штаба II ба-тальона полка ВВ РА. Командиром был назначен В.Г. Аршба. Офицером ВВ я  служил с 1971 года, в так называемом «восьмом полку». Шел призыв в Абхазский полк. Призывники были в основ-ном абхазы, русские и армяне. Подразделение располагалось в Агудзерах, где ранее был гарнизон. Готовили наших срочников в учебном пункте на берегу моря в районе аэропорта г. Сухума.
14 августа 1992 года в 12 часов дня была объявлена боевая тревога. Но в это время наш батальон действовал по предваритель-ному обычному плану. Велась охрана СИЗО в Драндах. Начальни-ком наряда был прапорщик Дараселия Р.Б. С ним четырнадцать че-ловек от роты. Охраняли СФТИ – (лейтенант Б. Цвижба) и другие объекты, охраняемые нашими подразделениями батальона.
Я находился в штабе в Агудзерах с Борей Багателия – началь-ником физической подготовки – в день агрессии Госсовета Грузии. К двенадцати часам позвонил Гиви Камугович Агрба – заместитель командира полка ВВ РА и дал команду Сергею Аршба – командиру 1-й роты – с группой на ГАЗ-66 выехать для перекрытия Келасур-ского моста.
Наш БТР выехал за ребятами в аэропорт, попав под обстрел, вернулся обратно. Старший лейтенант Л. Когония на ГАЗ-53 с во-дителем Муратия выехал в Синоп, чтобы забрать оттуда наш пост. Они не вернулись. Сергей Аршба, Беслан Цвижба, Лаша Когония и Реваз Апшицба – командир отделения – вместе со срочниками по-пали в плен оккупационным войскам. В это время в батальон при-была группа резервистов нашего полка, до пятнадцати человек. Вооружились автоматами и гранатами. По центральной трассе сле-довала колонна бронетехники войск Госсовета Грузии и велась стрельба. Командир роты охраны объектов Н. Багателия на БТРе выехал к перекрестку и принял бой. Был обстрелян, но нанес неко-торые потери противнику, уничтожив пятерых госсоветовцев.
Поняв, что с нашей стороны существует реальная угроза, про-тивник пошел в наступление. Сначала нас обстреляли местные, ус-певшие вооружиться, грузины, после госсоветовцы. На ближай-шую девятиэтажку мы выставили двух снайперов – Воуба и рядо-вого Аргун. Рядовой Аргун поразил шестерых солдат Госсовета.
При нападении на наш батальон, здесь находились офицеры: м-р Романов, к-н Пигарь, ст. л-т Багателия Н., л-т Багателия Б., л-т Муцба, прапорщики Камкия Б. Кордзая В., Агрба Д. И солдаты срочной службы: Аршба Ю, Гамисония, Аргун, Воуба А.Ю., Воуба А.Н., Таркил, Губаз, Тарнава, Какава, Зингишвили, Кварчелия, Еник, Хаджимба, Джагмазия, Берулава Т., Касландзия, Аршба Э., Берая, Адлейба, Аршба Г., Харджелия, Агухава, Сангулия, Липар-тия, Куркунава, Берулава А. и другие.
В ходе боя храбро действовали и резервисты Э. Габуния, Дж. Цвинария и другие. С трассы из-за строящихся домов по батальону вели огонь два вражеских танка и БРДМ. Один из танков подбил Д. Цвинария связкой аммонала. В ходе боя, пытаясь обойти против-ника, погиб, застрелив двоих старший лейтенант Багателия Н.З. В него стреляли с ближнего дома местные грузины в спину.
Стрельба по нашему зданию велась автоматическая – из авто-матов, пулеметов, пушек. Личный состав батальона занимал второй и третий этажи здания, часть резервистов отстреливалась с бли-жайшей девятиэтажки. Часть личного состава снаряжала остальных боеприпасами: наш БТР и других.
Один из резервистов, Гена, сообщил, что противник с орудием пошел в обход, чтобы взять нас в кольцо. Другое же орудие поста-вили между девятиэтажками на прямую наводку. Видя угрозу ок-ружения, капитан Пигарь дал команду на отход. В ходе боя была нехватка патронов 5,45 мм, а 7,62 мм были в избытке.
Отходили через гараж СФТИ, через реку, в мандаринник. От-ход прикрывал БТР под постоянным огнем противника. В 15-00 начали отход. Вначале залегли в мандариннике, затем подошла группа резервистов. Всех вместе нас оказалось тридцать три чело-века с двадцатью автоматами. Далее нас обстреливали из танка. Но нам удалось скрыться и, дождавшись темноты, мы вышли на «Бо-танику». Здесь оставили четырех резервистов с Рудиком и двину-лись в Парнаут. Проводником был друг Мушни Хварцкия – Гена.
К четырем утра дошли до села Мясникова, оттуда двинулись на Шаумяновку. Вышли на стрельбище, затем поднялись в село, где нас тепло встречали местные армяне. После отдыха они прове-ли нас к верховьям гор. Затем мы спустились к реке Кодор по од-ной из речек. Недалеко от высоковольтной линии нас догнала группа в количестве шести человек – Гвинджия, Хаджимба, Кас-ландзия, Гамисония, Берая, Агрба. Когда спускались к Кодору – вперед оторвались Джелия, Чаблах, Романов. При  переходе реки мы попали в быстрое течение. Джелия утопил автомат, я утопил РПГ и чуть сам не утонул дважды. Я не смог преодолеть проток и вернулся к основной группе. С большим трудом уже с основной группой мы перешли реку ниже.
Оказалось, мы вышли перед селом Наа. Обсушившись у реки, вошли в ближайший дом. Хозяином оказался абхаз. Отправили его за транспортом в Атару Абхазскую. Сами пошли до Атары Армян-ской. Там нас и встретила машина.
В Атару Абхазскую нас прибыло тридцать один человек: два-дцать четыре солдата, пять резервистов и два офицера. По полу-ченным данным троих наших резервистов из первой группы взяли в плен, когда они сушились в одном из домов. Но затем их отпус-тили – Джелия, Чаблах и Гену.
По прибытии в Атару Абхазскую нас разместили на отдых по три-четыре человека по домам. Ведь мы не спали практически двое суток. Поспав часа четыре, мы с капитаном Пигарем выехали для подбора места в целях компактного размещения личного состава. Подобрав место, выехали в с. Адзюбжу для решения вопроса связи к Р. Мишелия.
Ночью 26 августа приехал резервист Гогия, сообщил, что Джелия прибыл в Ткуарчал и забрал с собой двенадцать солдат. Когда капитан Пигарь прибыл к сельсовету, они уже уехали. На следующий день мы с остальными солдатами срочной службы вы-ехали тоже в Ткуарчал.


ОФИЦЕРЫ И ВОЕННОСЛУЖАЩИЕ
СВЕРХСРОЧНОЙ СЛУЖБЫ
2-го батальона отдельного полка ВВ РА

1. Командир батальона, майор АРШБА В.Г. – орден Леона.
2. Начальник штаба, майор РОМАНОВ Ю.А. – орден Леона.
3. Зам. по работе с личным составом ХВАРЦКИЯ М.Х. – Герой Аб-хазии (посмертно)
4. Зам. по тылу, капитан ПИГАРЬ В.С. – медаль «За отвагу»
5. Начальник физ.подготовки БАГАТЕЛИЯ Б.К.
6. Командир 1 роты ст. лейтенант АРШБА С.А. – орден Леона.
7. Зам. командира роты, лейтенант КВАРЧИЯ Н.В.
8. Командир 1 взвода, лейтенант ЦВИЖБА Б.А. – орден Леона.
9. Командир II взвода, ст. лейтенант КОГОНИЯ Л.Ш. – орден Леона (посмертно).
10. Командир III взвода, лейтенант АСЛАНДЗИЯ Д.Л. – орден Лео-на.
11. Старшина 1 роты, прапорщик ДАРАСЕЛИЯ Р.
12. Инструктор рукопашного боя, сержант ГВИНДЖИЯ В.А.
13. Командир II роты, ст. лейтенант БАГАТЕЛИЯ Н.З. – Герой Абха-зии (посмертно).
14. Зам. командира II роты, лейтенант МУЦБА Р.М. – Герой Абхазии (посмертно).
15. Командир 1 взвода, лейтенант МИКВАБИЯ Л.М. – Герой Абха-зии
16. Командир III взвода, лейтенант ИСХАНЯН А. – Герой Абхазии (посмертно).
17. Старшина 2 роты, прапорщик МУЦБА А.М. – орден Леона.
18. Инструктор рукопашного боя, сержант БИГВАВА Д.Б. – медаль «За отвагу» (посмертно).
19. Командир развед.взвода, лейтенант ДЖЕЛИЯ Б.С. – Герой Абха-зии (посмертно).
20. Зам. командира развед. взвода, прапорщик АГРБА А.Д. – орден Леона (посмертно).
21. Командир хозотделения, прапорщзик Апшицба Р.К. – орден Лео-на (посмертно).


Из воспоминаний
Лабахуа Мириама,
комиссара II батальона III Ткуарчальского полка

13 августа 1992 года в с. Река был торжественный день. Мы подняли над сельсоветом новый абхазский флаг. Мы сами этот флаг сшили в деревне по чертежу. В то время я был директором Рекского цитрусового совхоза. Были приглашены на это торжество районное руководство, лектора, студенты АГУ, представители На-родного Форума «Аидгылара». Флаг поднимали Роман Кортава и Одик Кучуберия. Подняв флаг, они выстрелили из пистолетов. Они входили в группу резервистов с. Река Абхазской гвардии. Я был назначен командиром взвода Охурейского поста.
Потом был банкет до одиннадцати ночи. На следующий день 14 августа 1992 года, я со своим бухгалтером на легковой автома-шине поехал в г. Очамчиру за покупкой бензина. По пути подсадил секретаршу сельсовета Охурея Изольду Шония. Абхазские села уже назывались администрациями, а звиадистские – сельсоветами. По дороге на Очамчиру она сказала, что вчера по грузинскому те-левидению член Госсовета Грузии Китовани выступил, что пойдет на Абхазию. И добавила, что он уже второй раз выступает по теле-видению, что 14 августа 1992 года пойдет на Абхазию.
Приезжаем в Очамчиру. Я поднимаюсь к главе Администра-ции города И. Гургулия и задаю ему вопрос: «Тебе известно, что вчера выступал Китовани?» «Да, но это фикция» - ответил он. И добавил, что ему уже звонили из Гала и сообщили, что там танки Госсовета Грузии.
Где-то в начале одиннадцатого я забрал деньги из банка и по-ехал в сторону Охурейского поста. Но не подъехал, так как заметил танки, «Икарусы» и очень много открытых «виллисов». Вскоре в небе появился «крокодил». Я разворачиваюсь, и к Гургулия. Его не было на месте. Стучусь в кабинет заместителя Гугучия. Его не бы-ло на месте. Захожу к Бадия Борису Михайловичу – второму заму. Спрашиваю его, где Гургулия. Он отвечает, что его вызвали в ми-лицию. Оказывается, пока я был в банке, он поехал к Охурейскому посту, где его и арестовали.
Я стал звонить с Бадия в Сухум. Трубку поднял зам. председа-теля Совмина Лабахуа З.А.. Он не поверил нам и сказал, что Вла-дислав Ардзинба по телефону разговаривал с Э. Шеварднадзе, и что никакого ввода войск Госсовета Грузии невозможно. После к телефону подошел Владислав Григорьевич. С ним говорил Бадия. Но его тоже назвали паникером. Тогда трубку взял я и подтвердил, что своими глазами видел танки Госсовета Грузии и вертолет.
После я поехал в с. Река, сумев прошмыгнуть через с. Охурей, где местные мегрелы и сваны накрыли столы для прибывших «гос-тей» из Грузии.  В тот же день к вечеру в с. Река был создан штаб для создания ополченческого отряда…


Из воспоминаний
Бигвава Гарри Максимовича,
командира батальона с. Моква «Каскад»
награжден орденом Леона, дважды ранен.

Гарри Бигвава до войны работал начальником цеха, имел высшее педагогическое образование. С 1992 года был резервистом Абхазской гвардии. До войны патрулировал по городу. Был коман-диром резервной роты.
14 августа 1992 года, в первый день грузино-абхазской войны, придя с работы домой, по телевизору узнал, что началась война. Вместе с сыном Алиасом сразу пошли в подразделение Абхазской гвардии.
Я поехал, одевшись в военную форму. Там уже было полно народу. Стояли за оружием в очереди. Автоматов на всех не хватило. Но я сумел и себе и сыну взять оружие. Кто получил автоматы, в том числе и я с сыном, поехали на Красный мост. Было где-то уже четыре часа дня.
Там шла перестрелка, невообразимая суматоха. Ночь тоже простояли там. После сказали, что идут переговоры и нам нужно отходить до вокзала. А они, якобы, в сторону р. Келасур отходят. На второй день  были в районе вокзала, а третью ночь – до Нового района. До утра на постах и днем где-то к 12-ти часам, снова нача-лась перестрелка у Нижне-Эшерского моста.
В результате мы дошли до ресторана в Верхней Эшере – в ущелье, где находилось руководство нашего полка ВВ РА: Гиви Камугович Агрба, Мушни Хварцкия, Вадим Цугба и другие. Ночь тоже там провели. Из бывших резервистов нас собралось до пятидесяти человек. Мы говорим, давайте нам задание, не мандарины же охранять тут собрались!
Нас послали на нижний Гумистинский мост, где мы организовали посты длиной с километр. Большинство из нас, как и я считали, что через несколько дней мы вернемся по домам, что как в 1989 году при первом столкновении абхазов и грузин, нас разъединят русские. Поэтому траншеи начали рыть, спустя несколько дней. Командиром роты назначили моего брата Рауля Максимовича Бигвава, а меня – командиром взвода.
Пробыли мы на этой позиции три месяца. В этот период мы подкладывали мины под мостом. При грузинском наступлении один танк подорвался на нашей мине, пехота не смогла пройти, но оставшиеся два танка прорвались и несколько дней находясь на нашей стороне, обстреливали наши позиции, пока их не выбили от-туда.
В августе месяце был один случай, когда я стоял на мосту под же¬лезнодорожным мостом. Оказывается, местная русская жен¬щина с двумя малолет¬ними детьми решила пе¬ребраться по этому мосту в Сухум. На той стороне стояли госсове¬товцы Грузии. Млад¬шему было два года, старшему – четыре. Наши наверху на мосту ее отго-варивали, убеж¬дая, что опасно перехо¬дить, война все-таки. Но она уговорила – там ее семья, сын старший в Су¬хуме. Пропустили ее наши ребята. Где-то на середине моста грузины стали стрелять. Женщину ранило. Как раз надо мной. Слышу, дети орут, плачут. Я кричу снизу: «Детки, что с вами, что случилось?» В ответ четы¬рехлетний отвечает, что мама в крови и дальше рыдает. Я говорю: «Сы¬нок, беги обратно и позови санитаров». Но он продолжал плакать вместе с младшим братом. Тогда я прикрикнул на старшего: «Беги к началу моста!» Малыш, испугавшись, побежал.
Вскоре слышу голос бойца Вадика Тужба. Тут я, сам не знаю как, откуда у меня силы взялись – в считанные секунды забрался на мост. Схватил двухлетку, а Вадику говорю, чтобы обождал меня. Отнес ребенка к нашим. Вернулся, и тогда с Вадиком вместе пере-несли и раненую женщину на нашу сторону. Кстати, эта женщина выжила после ранения. А российское телевидение даже передало, что абхазские гвардейцы спасли русскую женщину.
В общем, через три месяца из Восточного фронта прилетел мой племянник Эрик Тужба и убедил меня в том, что нужно лететь на Восточный фронт, где очень тяжело из-за блокады. И вскоре, я со своей семьей вылетел 29 октября 1992 года в г. Ткуарчал, откуда -   в родное село Мокву. Два дня ко мне ходили односельчане и ополченцы из других- сел, чтобы я им рассказал, что делается на Гумистинском фронте. Я уверен, что в те дни я сумел вселить в сердца людей, приходивших ко мне, уверенность в нашей Победе, тем более после 2-й Очамчирской операции, где погибло много аб-хазских бойцов…
В тот период командиром в Мокве был Лорик Когония. Меня назначили командиром 1-й роты Моквского батальона. Туда вхо-дили ополченцы из сел Тхина, Отапи, Члоу. 1-й взвод Тхинский – командир Мурман Гамгия, II-й взвод Отапский – командир Заур Ферзба, III-й взвод Моквский – командир Вахтанг Тарба.
В феврале меня назначили комиссаром батальона. Наш ба-тальон входил во 2-й полк ВФ. 1-й батальон был Меркульский, II-й Моквский и III-й Чайсовхозский. В батальон входило до пятиста бойцов.
В Тамышской операции наш батальон участвовал в количест-ве семидесяти бойцов. С оружием шли шестьдесят человек, ос-тальные – без оружия. Тамышский коридор перекрывали почти все подразделения ВФ от Цагерского моста до Кодорского.
Позицию батальон занял напротив Обезьяньего питомника со-вместно с группами Важи Ашуба («Апсны») и Отара Барганджия («Малыш»). После этой операции я был назначен командиром ба-тальона. Батальон впоследствии принял участие в октябрьском на-ступлении – Ахалдабской, Кочарской, Мишвельской операциях – до этого.


Из воспоминаний
Когония Лауренса Рауфовича,
первого заместителя министра ВД РА,
награжден орденом Леона.
С 1983 года начал милицейскую службу рядовым милиционе-ром. В 1985 году был направлен в Карагандинскую высшую школу МВД СССР (филиал Московской). Окончил ее в 1989 году с при-своением диплома юриста-правоведа в звании лейтенанта милиции. Продолжил службу в 4-ом отделе на должности командира взвода. С 1991 года меня переводят на должность оперуполномо¬ченного ОУР.
14 августа 1992 года утром получил задание доставить из Очамчиры в Сухум депутата ВС РА – Д. Тарба. На служебном ав-томобиле вместе с опер¬уполномоченным ОБХСС Очамчирского РОВД – Квеквескири Р.А. доста¬вили депутата Д. Тарба в Сухум. Оставив его там, поехали обратно в Очамчиру. В районе села Дача Очамчирского района нам встретилась первая бронетехника с грузинским флагом, облепленная грузинскими боевиками. Мы проскочили мимо. Проезжая село Киндги нас остановила автомашина «Жигули», в которую пересел Р.А. Квекве¬скири. Я приехал один в РОВД. Замполит Эхвая А.В., подполковник ми¬лиции дал команду сдать табельное оружие в оружейку. Видя такую об¬становку, я не сдал ни автомат, ни пистолет. В это время часть грузинской колонны, которая въехала на центральную площадь перед администра¬цией, сбросила абхазский флаг с крыши здания администрации. После этого грузинские боевики открыли беспорядочную стрельбу в воздух. Грузинская часть сотрудников РОВД стала громко хлопать в ладоши, выражая свой восторг. Мы же, абхазы, Р. Тарба, Н. Какалия, М. Кишмария и я – повернулись к ним спиной  - лицом в сторону гор.  Вскоре мы поехали в село Мокву. Там поменяли машину. Сели в машину Джапки Тарба и выехали на центральную трассу. На развилке у въезда в город Очамчир нас остановили вооруженные полицейские из Грузии. Мы же с собой не взяли оружия. Потребовали выйти из автомобиля. Проверили документы. Стали придираться к тому, что мы не знаем грузинского языка. Мхедрионовец, который нас проверял, вид имел бандитский: в матроске, с перевязанной лентой на голове, весь обколотый.
В общем, нам приказали снова сесть в машину и ехать в сто-рону Сухума. Через метров восемьсот нас высадили. Думаем, что сейчас расстреляют, сердцебиение у нас участилось. Но они пере-сели на переднее сидение и сказали: «Идите, пока мы вас не за-стрелили». Техпаспорт с фамилией хозяина Тарба, они тоже забра-ли с собой.
Мераб Кишмария пошел в Мокву, а я решил найти и вернуть машину хозяину. Поиски заняли почти сутки. В результате я без машины добрался до Моквы. У Моквинского монастыря шел сход абхазов, вырвавшихся из города и  близлежащих сел. Оружие было в основном у собравшихся охотничьими, кроме трех автоматов, включая и мой. На сходе приняли решение организовать пар-тизанский отряд для борьбы с грузинскими оккупантами. Коман-диром избрали Мераба Кишмария. Более двух недель мы находи-лись у стен монастыря. Нас кормило населения села. За этот период мы провели диверсионные вылазки на центральную трассу с целью завладения трофейным оружием.
После того как стали летать грузинские вертолеты, бомбившие Ткуарчал, мы переехали в другое место. Также, считая кощунст-венным наше нахождение с оружием в церкви. До начала октября базировались в с. Моква, основав штаб в доме местного жителя Мыса Асландзия.
Командиром одного из взводов назначили меня. После назна-чения М. Кишмария начальником штаба ВНОА – Восточного На-правления Обороны Абхазии, а в последствии и командиром Вос-точного фронта, меня назначили на его место – командиром Мокв-ского батальона. На этой должности я пробыл около четырех меся-цев. К концу октября 1992 года задача по выравниванию линии фронта на отрезке Меркула – Моква в основном была выполнена.
В этот период наш батальон совместно с меркульцами участ-вовал в неудачной попытке занятия местечка Сакобалио. Рано ут-ром меркульцы пошли по своему направлению, но, потеряв до одиннадцати бойцов – отошли. Моквский батальон шел тремя группами. Где-то полтора часа мы вели бой. Погиб Гарик Адлейба. Противник находился на возвышенности, обстреливая нас из пуле-мета. Моя часть батальона заняла грузинские окопы первой оборо-нительной линии. Во время перестрелки погиб Нугзар Аршба, Алика Малания ранили в голову, ранили Отара Цвижба и Тимура Адлейба. Я шел с пулеметом калибра 5,45 мм. Пулемет к концу боя заклинил. Так как патроны были рассыпаны по карманам, то я в пылу боя случайно загнал патрон другого калибра.
По левому крылу шла группа, возглавляемая Гариком Бигвава. Его самого тоже ранило. Погибли бойцы из его группы Квициния и Адлейба. К противнику подоспело подкрепление. Нам пришлось отходить с потерями.
После этого боя, через месяц в Ткуарчал   был назначен на-чальником милиции Вова Абухба, который вызвал меня к себе. Я был назначен на должность зам. начальника РОВД по оперативной части. С личным составом организовал  и проводил работу по борьбе с преступностью – как в городе, так и по районам.
В мае 1993 года прибыл из Гумистинского фронта представи-тель МВД РА по Восточному фронту, полковник милиции Адлейба Рудик Пагович. По его приказу мне была дана команда собрать всех бывших сотрудников Очамчирского РОВД, чтобы создать мо-бильную милицейскую группу в с. Члоу, где находился штаб ВФ.
Р.П. Адлейба организовал работу со старейшинами оккупиро-ванной части Абхазии, Ходил по селам с нами, вел разъяснитель-ную работу. С 20 по 26 мая 1993 года реорганизовал комендатуру и милицию. Комендатура была введена в состав МВД  РА. Начались аресты мародеров, грабителей, убийц.
В результате мной была набрана группа из шестидесяти чело-век. В их числе ныне работающие – судья Очамчирского района – Т.А. Тарба, прокурор Очамчирского района – Р.Ш. Тарба, В.А. Бутба, Я.Т. Ласурия, Важа Ашуа и другие. Кроме выполнения чис-то милицейских функций, наш отдел милиции нес боевое дежурст-во на линии фронта в районе с. Моква. Там постоянно дежурили только сотрудники нашего подразделения.
Как начальник Очамчирского РОВД, находившийся с личным составом в Члоу, после изгнания оккупантов 30 сентября 1993 года, я со своим подразделением пришел в здание Очамчирского РОВД, где организовал круглосуточное дежурство, восстановил телефон – «02». Собрал с сотрудниками автотехнику, оружие для охраны правопорядка в городе.
В заключении хочу выразить свою благодарность – ныне по-койному Отару Омеховичу Ачба, сумевшего вывести из оккупиро-ванного города мою семью, когда я ушел в партизаны.


Из воспоминаний
Габлая Рамина,
начальника отдела УУР МВД РА,
подполковника милиции

Война застала меня студентом четвертого курса Абхазского Государственного Университета. В первые дни войны я находился на отдыхе в Ауадхаре Гудаутского района. 16 августа 1992 года спустились в Гудауту. Узнав об истинном положении вещей, с другими абхазскими ополченцами пошли на Гумистинский фронт. Я был со своим двоюродным братом Тенгизом Тарба.
После неудачной попытки прорыва фронта грузинскими формированиями Нижнеэшерских позиций, некоторых бойцов – в их числе и меня, отозвали в Верхнеэшерское ущелье. Вечером того же дня я встретился со знакомыми ребятами по Сухуму – Тимуром Джонуа, Димой Харазия и другими. Они ехали в сторону гор. Я запрыгнул к ним в машину. По дороге присоединился и мой друг Ахра Аршба. Группой командовал Зураб Кучубереия. Весь состав группы состоял из боевых и смелых ребят. Среди них были Адгур Хварцкия, Мушни Кварчия, Хенц Сангулия и другие.
В те дни мы проводили разведвылазки в Сухум. Но через не-сколько дней группа получила приказ выдвинуться через горные массивы в город Ткуарчал.
За три дня мы прошли около семидесяти километров. Дважды выходили из окружения.
В районе села Наа Гульрипшского района мы попали в окру-жение. В завязавшейся перестрелке погиб Мушни Кварчия, ранило еще троих бойцов. После чего нам пришлось сдаться у подножия горы перед рекой Кодор. Нас окружили в плотное кольцо. Грузин-ский вертолет обстреливал нас из пулемета. Мы были в основном с автоматами и охотничьими ружьями.
После сдачи, мы увидели, что первым кольцом нас окружали ополченцы из Абхазской Сванетии и Гульрипшская полиция, а вторым – подразделение войск Госсовета Грузии – «Белый орел». «Белый орел» возглавлял некий Ланчава, как он представился – комендант г. Тбилиси. Всего их было до трехсот человек.
Первоначально нас доставили в здание нынешней школы ми-лиции в Сухуме. Там нас построили в шеренгу, повторно произве-ли обыск. Отобрали золотые и остальные личные принадлежности. После нас стало снимать грузинское телевидение. Во время съемок, командующий грузинской армией Каркарашвили, всем нам задавал один и тот же вопрос: «Абхазия – это что?»
Первым в ряду стоял Адгур Хварцкия. Он ответил, что Абха-зия – это независимое государство. Остальные ребята дали такой же ответ.
После съемок часть из нас подверглась физическому насилию. Нас стали бить ногами и прикладами грузинские солдаты. Адгура Хварцкия отвели к берегу моря. Одет он был в военную форму с абхазскими нашивками. Несмотря на то, что он был ранен, Адгур оказал сопротивление госсоветовцам. Там же, у берега моря его расстреляли. Тогда геройский подвиг Адгура Хварцкия нас убедил в том, что победа в этой войне будет за Абхазией – нашей Родиной.
Вскоре нас отвезли в Драндскую тюрьму. И через некоторое время обменяли. После плена я лежал в больнице г. Харькова. Вер-нулся в ноябре 1992 года на Гумистинский фронт – в Гудауту.
Хотелось бы, чтобы мы – граждане Абхазии никогда на забы-вали таких ребят как Адгур Хварцкия, Мушни Кварчия, Наур Ху-пория и многих других бойцов, которые в годы ОВ 1992-1993гг. показали себя истинными героями и сынами своей родной Апсны.


Из воспоминаний
Джонуа Тимура Николаевича,
бойца отряда быстрого реагирования

В августе 1992 года я в составе своего взвода под командова-нием Зураба Кучуберия находился на охране здания ВС РА. С пер-вого дня грузино-абхазской войны – 14 августа 1992 года до 18 ав-густа 1992 года находились на охране. После, получив приказ, пе-решили за р. Гумиста, где в основном занимались обороной. Но 19 августа, по приказу от командира полка В.Ш. Какалия совершили вылазку на грузинские части, находящиеся в районе Сухумского вокзала. Выехали мы с ресторана Верхней Эшеры на грузовике, ве-зя с собой ящики с зажигательной смесью. Подъехали к вокзалу к двенадцати дня. Выскочили из машины, стрельнули из «Мухи» по грузинской технике. Около сорока минут шла перестрелка. За ру-лем машины сидел Адгур Хварцкия. Троих из взвода ранило. Кста-ти до начала боя на автомашине проехали наши ополченцы во гла-ве с Олегом Папаскири вглубь города.
Вскоре по приказу В.Ш. Какалия наш взвод – до двадцати пя-ти бойцов, решено было направить в Ткуарчал. Но к нам присоеди-нилась группа ребят из Очамчирского и Ткуарчальского районов. Наш взвод был вооружен автоматами. Среди ополченцев шли с на-ми Рамин Габлая, Дамей Ашуба и других. На четвертые сутки доб-рались до р. Кодор у Восточного моста. Все дни шел дождь, спали только один раз за это время. С нами переходили горы и три медсе-стры.
У Кодора попали в засаду. Видно было, что нас давно поджи-дали. После короткой перестрелки мы сдались. Погиб один опол-ченец, ранило двоих с нашего взвода – Тамаса Шинкуба и Адгура Хварцкия. Сдались мы после переговоров. Там были сванская группа, «Белый орел» и батальон Гии Ланчава – бывшего сухумча-нина.
По тропам вывели к Цебельде, оттуда в Сухум. Завели в дет-скую железнодорожную больницу, где сейчас находится школа милиции МВД РА. До конца дня были там и поздней ночью нас по-садили в Драндскую тюрьму. Большинство из нас было одето в гражданскую одежду. Наш друг Адгур Хварцкия был одет в воен-ную форму с нашивками на груди и на рукаве, где изображался аб-хазский флаг. Адгур был ранен в ногу. Когда  нас везли в машине после окружения, некоторые ребята уговаривали его снять абхаз-скую символику, но он категорически отказывался. Адгур был на-стоящим патриотом, гордым, уверенным в себе человеком. Рост имел высокий, и сам обладал сильным здоровьем.
Когда нас проверили и забрали личные вещи, то выстроили в шеренгу. Приехавшая журналистка из Тбилиси Нана Гонгадзе вела съемку и задавала провокационные вопросы. Когда спросили Ад-гура об Абхазии, то он ответил, что Абхазия – независимая страна и что она никому не принадлежала, и никому не будет принадле-жать впредь. Он отвечал очень громко и уверенно. При этом при-сутствовал Каркарашвили – командующий оккупационными вой-сками Госсовета Грузии. Услышав такой ответ, он приказал своим гвардейцам расстрелять Адгура. Его вывели на пляж трое солдат. Двоих он по дороге избил, а третьему уже удалось его застрелить. Так погиб наш боевой друг – Адгур Хварцкия.


Из воспоминаний
Ашуба Дамея Ивановича,
связиста Управления артполка Абхазской армии,
ранен 26 августа 1992 года в селе Ганахлеба

С апреля 1992 года записался резервистом в полк ВВ ВС РА. Вместе с другими резервистами дежурил на постах по г. Сухум.
В первый день оккупации Абхазии грузинскими оккупантами находился на работе в АТП-4. Услышав о вторжении, как и многие, побежал к Красному мосту. Там уже шли бои, захвачен служащими полка первый трофейный танк.
Не имея никакого оружия в тот же день 14 августа 1992 года – вместе с Мархолиа Юрой, Бечвая Леонидом, Абхазава Бесиком и Асландзия Виталием поехали в Гудауту за оружием. Вечером, вер-нувшись обратно к Красному мосту с оружием, – участвовали в обороне моста. На второй день наши позиции – абхазских опол-ченцев, бомбили с вертолетов. А после короткого перемирия об от-воде противоборствующих сторон, наши ополченские формирова-ния 17 августа отошли в район Универсама. Я с некоторыми резер-вистами и ополченцами переночевал в расположении полка в Ача-дарах и после встали на позициях у Универсама.
Командовал здесь В.Г. Аршба. В тот день в перестрелке по-гибло два наших ополченца. Через день образовали рубеж обороны по реке Гумиста. 18 августа 1992 года я записался в группу З. Ку-чуберия и вместе с остальными бойцами на «ГАЗике» Адгура Хварцкия поднялись на дачи Верхней Эшеры. Находились там на позиции, тренировались в военном деле. 20-го августа Зураб Кучу-берия сообщил нам, что поставлена задача от командования по горным тропам перейти в блокированный грузинскими войсками Ткуарчал для выполнения боевых задач.
Вечером к шести часам в количестве сорока пяти человек мы вышли для выполнения поставленной задачи. Кроме меня автома-тическое оружие имели до двадцати человек. Проводником был Карло Авидзба – охотник родом из Эшеры. С нами шли медсестры Дочия Наргули, Дасания Мадина и Жиба Инга. Прошли благопо-лучно до реки Кодор через трое суток. К двенадцати дня внезапно началась стрельба. Противник обстреливал нашу группу из различ-ных позиций. В перестрелке погиб Кварчия Мушни – уроженец се-ла Члоу. Меня ранило в правую руку. Обстрел противник произво-дил в нас также и с вертолетов. Во время боя мы убедились, что попали в плотное кольцо противника и сдались в плен.
Меня как раненого отвезли в Агудзерскую больницу, где ока-зал медицинскую помощь хирург Косян. У меня была перебита правая кисть. Сразу после операции меня посадили в Драндскую тюрьму. Я просидел там три дня. А 28 августа 1992 года в честь дня Георгия-Победоносца попал под амнистию и был выпущен из тюрьмы. В тот день грузины отпустили до пятнадцати пленных аб-хазов.
Меня положили во II-ю городскую больницу г. Сухума. Через два дня я сбежал к родственникам в Новый район, которые еще ос-тавались в городе. Лишь 17 сентября 1992 года вместе с сестрой, братом и несколькими абхазами вышел пешком на нашу сторону через Нижне-Эшерский гумистинский мост. С 1 октября 1992 года до 12 января 1993 года лечился в больнице г. Саратова им. Черны-шевского. 14 января вернулся в Абхазию с загипсованной рукой. Узнав, что сестра работает в Пицунде медсестрой в госпитале – по-ехал к ней и через нее нашел остальных своих родственников-беженцев из Сухума и Очамчирского района.
После полного излечения руки с 25 февраля 1993 года запи-сался в Эшерский артполк, где меня назначили связистом Управле-ния артполка. Начальником связи был Сангулия Сатбей Григорье-вич. Позже, во вновь созданный артполк назначили связистов: Та-ния Геронтия, Тания Радмира, Маргания Руслана и других. Коман-диром артполка являлся Кобахия Аслан Алексеевич, начальником штаба – Ардзинба Заур Джотович.
Вплоть до конца войны я находился на этой должности и еще до марта 1994 года. В Отечественной войне 1992-1993 гг. в Абха-зии участвовали и другие мои близкие родственники. Мой отец Иван Ашуба был командиром горно-стрелкового взвода подразде-ления «Чегем», где общее командование вел Гашек Адзинба. Мой старший брат Данакай Ашуба был помощником начальника штаба охраны береговой линии в батальоне у Виталия Дармава. Младшая сестра Адисса Ашуба служила медсестрой в Управлении артполка. Наш отец, Иван Французович Ашуба, будучи командиром взвода, постоянно дежурил в горных районах Восточной Абхазии. Во вре-мя дежурств на войне отморозил себе обе ноги. В результате забо-лев гангреной, после долгой болезни скончался в 1997 году.


Из воспоминаний
Габелия Тариела Сергеевича,
командира взвода ОГАИ УВД  г. Сухум, майора милиции
1965 г.р. – ранен в Тамышской операции

В милиции работаю с 1986 года. Перед ОВ 1992-1993 гг. я ра-ботал в ГАИ. 14 августа 1992 года  дежурил с другими сотрудни-ками ГАИ на улице Ленина. Где-то в 11.30 проехали в БТР, «ПА-Зик» и еще машины с военнослужащими полка ВВ РА во главе с Г.К. Агрба. Нам сказали, что началась война с грузинами и, что в Очамчирах разоружили наших ребят. Мы пришли в УВД. Нам при-казали ждать. Несмотря на эти указания, я с ребятами поехал в Но-вый район с сотрудником ГАИ – Джопуа Игорем. Семья моя нахо-дилась у моих родителей в Тамышах. Переодевшись, мы пошли в расположение полка ВВ РА. Там, Лещук П.А. – зам. по вооруже-нию полка, построил нас и распределил повзводно. Но оружия уже не было. Дали команду ждать. Прождав до четырех вечера – мы поехали в Гудауту. Там нам выдали оружие. После этого мы вер-нулись в Сухум. Мне поручили перекрыть дорогу по ул. Барата-швили, чтобы не пропустить вооруженных лиц грузинской нацио-нальности из села Шрома и с улицы Чанба. Со мной были Джопуа Игорь, Киут Тутка, Нугзар Начкебия и другие ребята. Вскоре подъ-ехала БМП с абхазскими срочниками для усиления нашей позиции. Утром 15-го августа 1992 года нас передислоцировали к Центро-банку РА. Там встретил коллегу – Н. Смыр. В этом районе абхаз-скими гвардейцами и ополчением командовал Беслан Джелия  - командир разведвзвода полка ВВ РА.
К вечеру поступила команда отходить до Универсама. По до-роге я встретился со школьным другом Чкония Есланом Рауфови-чем, который в последствии погиб в октябре 1992 года в с. Киндги. В районе вокзала мы заняли оборону. После перестрелок – ночью отошли к Универсаму. 16-го августа мы снова собираемся в распо-ложении полка, где я впервые увидел танк, захваченный абхазски-ми гвардейцами на Красном мосту. В это время в полку формиро-вался отряд из ополченцев, вооруженных стрелковым оружием. Перед ними стояла задача – прейти через горы на восточную сто-рону Абхазии.
Отряд возглавлял Кишмария Зураб Борисович служащий Аб-хазской гвардии. Я тоже примкнул к отряду. Было нас около вось-мидесяти человек. Там были служащие полка – Анзор Читанава, Эмзар Чкония, Нани Когония, Демука Сандзава, Даур Тугушидзе, Суслик Цурцумия, Анзор Акаба и другие. С расположения полка вышли 16 августа. Это была первая группа абхазских ополченцев, которая переходила по горным тропам в Ткуарчал. Мы не знали троп и часто брали в проводники местных лиц грузинской нацио-нальности, потому что они говорили, что не знают дорогу. Боль-шинство из нас не знали военного дела и были не приспособлены к горным переходам, не говоря о других физических нагрузках. Мно-гие из нас изрезали ноги до крови, пищи не имели.
18 августа мы вошли под утро в одно из греческих сел. Но не все, так как наша колонна растянулась на несколько километров. Тогда основная масса пошла вперед – в сторону Цебельды, чтобы пересечь р. Кодор, а я Суслик Цурцумия, Р.С. Чкония и Даур Ту-гушидзе остались подождать Еслана Чкония и Анзора Акаба. Мы прилегли на траву и задремали. Через двадцать-двадцать пять ми-нут мы пришли в себя от обстрела. Нас окружили и взяли в плен. Ночь продержали в с. Верхняя Келасур в машине – будке. Руслана Чкония узнал один из его знакомых водителей – грузин. Он его ос-тавил у себя. После этого случая он считается пропавшим без вес-ти.
Привезли нас на турбазу «XV-го съезда ВЛКСМ», подняли на госдачу, где находился бывший министр ВД РА – Ломинадзе. Уви-дел я и других сотрудников – Эмзара Чоплиани, Пату Берая, Эмза-ра Харчиванидзе, Сашу Пирцхалава и других. Нас, пленников, по-местили в клуб, где уже находились пленные абхазы. Там были как служащие полка ВВ РА, так и гражданские. Среди пленных узнал я Сергея Аршба – служащего полка. 19 августа 1992 года нас помес-тили в Драндскую тюрьму. Меня как сотрудника, начальник тюрь-мы Жора Хургуани посадил в четвертую камеру, где сидели Кейян – хирург Агудзерской больницы, который был сильно избит и бывший атаман казаков Сухума.
Через три дня меня пересадили на второй этаж, где я встретил ребят из основной группы. Немного стало легче. Зам. начальника тюрьмы – Пачулия сильно над нами издевался. Он лично спускался со своими сослуживцами с дубинками  по камерам, избивая нас до крови.
Через несколько дней в камеру ввели Диму Ашуба (танцора госансамбля «Шаратын»). Он был из второй группы, которая тоже попала в плен, пытаясь по горам перейти в г. Ткуарчал.
28 августа 1992 года в день Поминовения, оккупационные власти Госсовета Грузии показали жест  доброй воли. Раненных пожилого возраста и молодых пленных – без обмена передали аб-хазской стороне. Я с пятью бывшими пленными, по нашей просьбе, были отвезены до Кодорского моста и отпущены на абхазскую сто-рону.
Мы завернули на Адзюбжскую трассу. Усталых, голодных по дороге нас встретила специально направленная на встречу машина с вооруженными абхазскими ополченцами. Среди встречавших были братья Алик и Виталий Квициния. В Атарах нам рассказали о судьбе нашего отряда, который, попав в засаду, потерял до семи человек из отряда.
Из Атары  я пошел к своему тестю, живущему в Ст. Киндгах. Через час два, перейдя центральную трассу – в дом к Еслану Чко-ния. Его родители сообщили, что он избежал плена и находится в Джгердах. После узнал от него самого, что из окружения и его и Анзора Акаба вывел какой-то сван. Вскоре я встретился со своими родителями и семьей. Отец, ростом метр девяносто пять, увидев меня – обомлел, упал на колени и в благодарность всевышнему – что я жив, съел горсть земли. Через три дня я переправил родных в Ткуарчал, а сам поднялся в Ануа-рху, где находилась Тамышская группа. Непосредственно тамышскую группу возглавлял Зантария Даур Шотаевич (Дым). Даур был один из тех, который, давая ко-манду «вперед» - сам шел впереди. С начала войны и до декабря 1992 года группа Дыма держала центральную трассу. Располага-лась группа на сопке Ануа-рху, где была бывшая ферма. К середи-не сентября 1992 года я уже находился в составе тамышцев вплоть до его взятия в начале декабря 1992 года. Я был стрелком. Нас бы-ло до тридцати бойцов. Практически круглосуточно мы дежурили на сопке.
Первое боевое задание в тылу врага – подрыв железнодорож-ного моста через р. Тамыш. Даур послал троих – меня, Д. Герхелия и бойца Читадзе. Прошли благополучно, установили мины, но взрыва не последовало. Через несколько дней поступила команда из ставки главнокомандующего – любыми способами взорвать этот мост для остановки движения эшелонов с вооружением и боепри-пасами из Грузии в Сухум.
Через несколько дней привезли аммонал для взрыва моста – до пятисот килограмм. Каждый из нас в рюкзаках нёс по двадцать-двадцать пять килограмм аммонала. Только я шел с оружием, по-тому что лучше всех знал туда дорогу. Шли всей группой вместе с командиром – Д. Зантария. Заложили взрывное устройство под мост. Подождали пока основная часть группы не перешла цен-тральную трассу. Через полчаса взорвали мост.
Взрыв прогремел очень мощный. Втроем в прежнем составе мы вернулись к месту, где нас поджидала группа.
В этот период со мной на сопке Ануа-рху несли боевое дежур-ство – четырнадцатилетний Роман Ануа, Пачулия Нурбей, Валера Зантария, Вова Барателия (мой бывший учитель – физрук. Погиб 25 декабря 1992 года в с. Лабра), Джологуа Вадим, Бесик Ануа, Аркадий Зантария (погиб 25 декабря 1992 года в с. Лабра), Роман Гадлия (погиб в Лабрах), Родам Учава, Джидон Кутелия, Вова Ку-телия, Эдуард Тарба, Демур  Цицибава, Малыш Эзугбая (погиб 25 декабря 1992 года в с. Лабра), его брат, который тоже погиб в тот же день, Рома Митиевич Зантария, Роман Ваниевич Зантария, Ас-тамур Зантария и другие боевые друзья. Часто на боевое дежурство на Ануа-рху приезжала БМП из Ткуарчала.
После взятия Ануа-рху госсоветовцами Грузии, нашу группу передислоцировали в район села Лабры, где и там мы держали по-зицию. И там тоже на переднем рубеже фронта. Группой после ги-бели Даура Зантария руководил Демур Цицибава. Рядом распола-галась группа бойцов, которую возглавлял Гашек Адзинба и группа Камы Ласурия.
С мая 1993 года, когда Рудик Пагович Адлейба организовывал милицейскую службу по Восточному фронту, то я перешел в Тку-арчал. Несмотря на это я участвовал в Тамышской операции ВФ 1-9 июля 1993 года вместе с Тамышскими бойцами, а в Мишвельской – в составе Ткуарчальской милиции.


Из воспоминаний
Учава Родама Алексеевича,
бойца тамышской группы –
1971 года рождения

К началу войны находился дома – после трехлетней службы в Черноморском флоте – в селе Кутол, поселке Тоумыш. 14 августа 1992 года собралось все население поселка. Мы думали, что нам начнут раздавать оружие, но этого не случилось. Но началось пар-тизанское движение,  и добыча трофейного оружия.
В те дни я тоже ездил с ребятами за аммоналом в Ткуарчал для заминирования подступов к селу. Но 16 сентября 1992 года привез-ли убитого на Гумистинском фронте моего младшего брата. Он был младше меня на два года и, не предупредив меня, сбежал на Гумистинский фронт, чтобы воевать с теми ребятами, с которыми служил в Абхазской гвардии. В одну из вылазок, в которой он уча-ствовал с добровольцами из Чечни, он попал в плен на Сухумском вокзале.
Как мне рассказали – чеченов расстреляли сразу, а его долго пытали. Следы пыток остались на его теле. У него в военном биле-те было написано, что он снайпер, а также его участие с чеченами в вылазке, вызвали к нему страх  и ненависть. Его поэтому сильно пытали, а после застрелили, хотя в первые дни войны такой жесто-кости еще не было.
После похорон брата Романа, я пошел на передовую, вступив в группу Даура (Дыма) Зантария, в которой находился, пока в де-кабре не подорвался на мине, из-за которой потерял правую ногу. В этот день с Валерой Зантария шли в разведку. Некоторое время он тащил меня до безопасного места, а после привел ребят. Ногу ам-путировали хирурги Ткварчельской больницы Гургулия и Чагава.
Помню, один раз взяли в плен двоих госсоветовцев. Мне гово-рят: «Иди застрели, отомсти за брата». Я взял свое оружие, подо-шел к ним. Они лежали связанные. А потом я подумал, что моего брата мучили, пытали, но что за честь убить пленного, и я их про-сто отпустил, тем более один из них был в гражданской одежде.
В тот период в группе Д. Зантария кроме меня были бойцы: Валера Зантария, Степан Зантария, Вова Барателия, Аркадий Зан-тария, Рамин Зантария, «Мака» Бжания, Семен Зантария, Гурам Чагава, Генрих Квасия, Рома Пачулия, Нурбей Пачулия, Астамур Зантария, Ярослав Субелиани, Гия Маландзия и другие ребята.


Из воспоминаний
Ласурия Алхаса Спиридоновича,
бойца, стрелка группы «Катран»
1971 года рождения

До войны работал в г. Ткварчал на заводе «Заря» слесарем-сборщиком. Войну встретил в родном селе Кутол. В первый день войны 14 августа 1992 года с ребятами в составе семнадцати чело-век, подложили аммонал на мосту Тоумыш. В шесть утра 17 авгу-ста взорвали его. Более четырехсот килограммов аммонала взорва-ли прямо перед подходом грузинской военной колонны.
Операцией руководили Амиран Цвинария, Эдик Ласурия. С нами участвовали «Кот» Кутарба, Виталий Корсая, Адгур Пала-вандзия., Адгур Джинджолия и другие ребята. Уже светало, когда эта колонна подъехала. Мы сидели в ста метрах от взорванного моста в укрытии и видели, как разозленные грузинские солдаты от-крыли огонь во все четыре стороны изо всех видов оружия – танки, БМП, БТР, стрелкового оружия, гранатометов. Полчаса они стре-ляли. Потом прилетели два вертолета и стали кружить над мостом. У нас на семнадцать бойцов было только четыре автомата. При-шлось отойти, не вступая в бой…
В течение августа-сентября наша группа «Катран» пополни-лась до семидесяти ополченцев. А начинали с четырнадцати бой-цов под руководством Даура (Дима) Зантария. Группа Даура (Ди-ма) Зантария вошла позже в состав группы «Катрана», которой ру-ководил Аслан Зантария. В те августовские дни в группу Д. Занта-рия вошли кроме меня «Мака» Бжания, Демур Цыцыбава, Игорь Зантария, Астамур Зантария, Астамур Эзугбая, Рома Гадлия и дру-гие.


Из воспоминаний
Валерия Казбеевича Зантария,
командира 1-й роты Тамышского батальона,
главы Администрации с. Тамыш, награжден медалью
«За отвагу», ранен 2-го июля 1993 года, во время участия
 в Тамышской операции.

14 августа 1992 года – в день ввода госсоветовских войск Гру-зии в Абхазию – я был на работе в совхозе. Работал юрисконсуль-том в Эфиромасличном заводе. Где-то к десяти часам утра из-за шума вышли на улицу к центру. Шла колонна: танки, «Икарусы», госсоветовцы в тельняшках и голые по пояс. Местные жители смотрели на это с удивлением и непониманием. Толком ничего не поняв, мы все к телевизору. И к вечеру – выступление Председате-ля Верховного Совета В.Г. Ардзинба, где он говорил о начале аг-рессии Госсоветом Грузии нашей республики, о формировании  ба-тальонов для защиты Родины.
После этого абхазское население с. Тамыш собралось, где приняли решение о создании ополченского отряда села. Село до войны было большим. У нас жило до шестнадцати национально-стей, работало семнадцать организаций.
В тот же день Даур Зантария (Дым), сев в «Жигули» поехал в Агудзеру в подразделение батальона Абхазской гвардии. Забрав с собой двух тамышских ребят – он привез три автомата и один гра-натомет. По его инициативе в тот же день он с ребятами: Степаном Зантария, Романом Гадлия, Эдуардом Тарба, Асланом Квициния, Астамуром Зантария, Денуаром Зантария, Рафом Гадлия заняли по-зицию на Ануа-рху под фермой и стали обстреливать двигавшуюся по центральной трассе госсоветовскую военную колонну. Отстре-ляв во время перестрелки все боеприпасы, они вернулись обратно.
На второй день со своей группой «Катран», которая была под-разделением полка ВВ РА, Аслан Зантария разбил партизанский лагерь возле Кутольской чайной фабрики. Кто узнавал об этом, шел туда, чтобы записаться в его боевой отряд. В том числе и группа Даура (Дыма) Зантария влилась в «Катран». И в те дни «Катран» становится оплотом партизанского движения в этой час-ти Восточного фронта. Руководили движением Аслан Зантария и Владимир Анцупов. Начальником штаба был избран Заза Зантария. Вливались в «Катран» ребята из многих сел: Киндги, Атары, Ад-зюбжи, Цхенскар и других. Здесь в лесном массиве они получали оружие, задание. В те дни позиционных боев не было. Фактически совершались нами вылазки на трассу, подрывы мостов, минирова-ние определенных участков, добывание оружия.
Кроме этого основной задачей перед нами было – оказание помощи мирному негрузинскому населению. Мы выводили стари-ков, женщин и детей на безопасную абхазскую сторону. Многие не верили, что началась война, и не хотели покидать своих домов. Выводили мирных жителей по ночам, охраняя часть центральной трассы и через села в сторону города Ткуарчала.
За весь период войны в. с. Тамыш пропавших, погибших мир-ных жителей и бойцов – семьдесят шесть человек. Из них – два-дцать девять бойцов. Сожжено грузинами около трехсот  домов, разрушены все семнадцать зданий села, где находились различные организации.


Из воспоминаний
Адлейба Нугзара Андреевича,
бойца группы «Ветерок» Гумистинского фронта,
награжден медалью «За отвагу»

В первый день агрессии Госсовета Грузии, я на своем «ГАЗи-ке» ехал в сторону г. Очамчир. Но, по дороге, натолкнувшись на вооруженные грузинские формирования, развернулся и приехал к зданию, где располагалась «Аидгылара». Оттуда домой, в Новый район вместе с товарищем А. Цабария поехал в полк ВВ РА, куда мы входили резервистами. Оружие уже было роздано. С нашим командиром резервной группы Раулем Бигвава и другими ре-зервистами в количестве до сорока человек поехали вначале на Красный мост, а после, достав оружие в Гудаутах, вернулись снова на оборону Красного моста. За рулем нашего автобуса сидел Борис Инапшба, который позже погиб в Мартовском наступлении, будучи бойцом группы «Ветерок».
На Красном мосту участвовали в перестрелках. При нас был взят первый трофейный танк Р. Джелия и В. Ашба. После перего-воров с грузинской стороны по приказу нашего командования ото-шли от Красного моста в район «Универсама». Наша группа встала в кафе «Ветерок», что на въезде в Новый район.
Там изредка перестреливались с местными вооруженными грузинами. Утром 18-го августа к нам подошел командир полка ВВ РА, перешедший по горам из осажденного Ткуарчала в Сухум – В.Ш. Какалия. Он сказал нам, что в этом месте нет смысла держать оборону и неплохо бы перейти в район реки Гумисты. И хорошо было бы удержаться еще три-четыре дня, а к этому времени подос-пеют на помощь добровольцы из Северного Кавказа. Далее он под-сказал, что следует срочно вывезти всем абхазам свои семьи в Гу-дауту и сообщать это остальным абхазам.
В ту же ночь мы перевезли свои семьи на автобусе. Автобус был полон женщинами и детьми. Мы же остались в ресторане Верхней Эшеры. А наутро нам сказали, что паз группа вся воору-жена, то надо занять оборону в районе Нижнеэшерского моста. Так как грузинские части уже пытались закрепиться на нашей стороне. Этот приказ нам дал Гиви Камугович Агрба, который был замести-телем командира полка ВВ РА в то время.
К этому времени нашу группу мы назвали «Ветерком». Ко-мандиром оставался Раули Бигвава. Список бойцов группы «Вете-рок», погибших в годы ОВ 1992-1993 гг.: Гурам Капба, Игорь Туж-ба, Гиви Джопуа, Мурман Бигвава, Тариел Тапагуа, Боря Инапшба (Герой Абхазии посмертно), Эдик Касландзия, Руслан Лагвилава, Вадик Реквава, Вова Кутелия, Одиссей Адлейба, Чичико Горзолия, Аркадий Габелия – шестнадцати лет, грузин по национальности, Рома Цугба – пятнадцати лет. Все эти ребята погибли в боях за свободу Апсны.
До Январского наступления группа «Ветерок» входила в Афонский батальон, которым командовал Алик Смыр. А 5-го янва-ря 1993 года вышли на рубеж, но не смогли форсировать реку, и с пяти утра до темноты пришлось сидеть у реки Гумиста. После от-боя вернулись на прежние позиции.
7-го января я вылетел на «кукурузнике» на Восточный фронт, где и остался до конца войны в группе Гарика Бигвава из с. Моквы. Будучи бойцом Моквской группы принимал участие в Кочарской, Меркульской операциях, во всех вылазках группы на Моквском направлении.
Во время нашего наступления на село Араду с целью взятия школы, где засел враг погиб Заур Куркунава от снайперского вы-стрела, когда он вытаскивал из поля боя раненного в живот Зураба Адлейба – пулеметчика группы. В тот же день скончался от полу-ченных ран и З. Адлейба.
Дойдя с абхазскими подразделениями до реки Ингур, где ра-нило старшего брата Раули Адлейба, я с ним вернулся в Ткуарчал. А с октября 1993 года вступил в ряды Абхазской милиции, где и работаю по настоящее время – старшим инспектором ОГАИ УВД г. Схума, в звании капитана милиции. Воспитываю пятерых доче-рей.


Из воспоминаний
Циба Гули Михайловича,
начальника ЭКО МВД РА, полковника милиции

До войны занимал должность начальника следственного отде-ла МВД РА в звании подполковника милиции с 1989 года. 14 авгу-ста 1992 года находился в кабинете у себя на работе. Часов в 10 ут-ра позвонили из Очамчиры. Сообщили, что началась война. Колле-ги вначале не поверили. Но после – мы пошли на Красный мост. Часа три я с сотрудниками участвовал в перестрелке совместно с абхазскими ополченцами. Потом нам приказали возвратиться в здание МВД, которое я покинул 18 августа, не сдав автомат гру-зинским гвардейцам.
Ситуация в то время была неясной и запутанной. Нам каза-лось, что события развернутся как в 1989 году – при первом воо-руженном грузино-абхазском столкновении.
Я пошел к себе домой. Шел через кустарники и парки. Не дойдя до дома – меня перехватили на повороте к Маяку. Это были мои соседи – грузины, которые уже успели вооружиться и пере-одеться в военную форму. Автомат свой я припрятал по дороге. Меня стали избивать прямо на улице. Били руками, ногами и пал-ками. В конце концов, избив, они все-таки отпустили меня.
Жил я в ведомственном доме, где кроме грузин жили русские и греки. Они прятали по ночам у себя. Но 20 августа меня из моей квартиры вытащили голые по пояс грузины. Сдали в горотдел, где в клубе отдела уже находились сотрудники – абхазы. Меня узнал мой бывший сотрудник – Пачкория Заур. Он хотел меня расстре-лять, другие коллеги – грузины не дали ему этого сделать. Через двадцать дней нас всех посадили в «Икарус» и повезли в сторону Нового района. По дороге «Икарус» перехватили гвардейцы. Всех вывели из автобуса и перед вокзалом Сухума поставили к стене на расстрел. Случайно в это время мимо проезжавший комендант го-рода – Гулуа прогнал их. Отвез нас снова в клуб.
В ночь с 26 на 27 августа мне сообщили, что скончалась моя мать в Очамчирах. Меня повели к коменданту Гулуа. Пока дошел до него – раз десять получил прикладом. Он разрешил мне пойти домой. Супругу мою вызвали из дома. И мы вдвоем вышли из гор-отдела. К шести часам вечера добрались до Очамчиры. В это время дети мои отдыхали в Ткварчели.
В городе была проблема с гробами. Гробовщик – грузин ска-зал, что гробы абхазам не делают, только для грузин. С трудом удалось сколотить гроб для покойной матери. Хоронили ее в Гва-дах, что на абхазской стороне, не оккупированной госсоветовцами. Жену я там оставил, направив ее к детям, но сам снова вернулся в Очамчиру на автобусе с соседями. Среди них были и грузины., и русские, и сваны, и армяне. Я не мог автобус с ними отправить из села, не поехав с ними обратно. Потому что автобус по дороге был обстрелян вооруженными грузинами. Кстати автобус с большим трудом достал, заправил бензином мой сосед грузин. Я не мог под-вергать людей опасности. Вернулся с ними в Очамчиру. Стал жить у родной сестры. Пришлось прятаться в шалаше, в пустых домах. Так как каждый день заходили и грабили мирное население негру-зинского происхождения.
В середине сентября – после массовых убийств абхазов, со-жжения женщины – абхазки Казанба в Очамчирах, я ночью – тай-ком сумел перебраться в Гваду через Араду. Сестра тоже позже сумела перейти фронт.
Дня три я приходил в себя после всего пережитого. Через не-сколько дней меня избрали по просьбе старейшин села руководи-телем местного ополчения села. Оружия было мало у нас. Боль-шинство ополченцев имели самодельные гранаты и охотничьи ру-жья. Нас было до тридцати человек. Я организовал оборону села. Расставил посты, заминировал дороги. Ополченцы села, кроме де-журства по постам, ходили на дежурство в Ануа-рху.
Во время Кочарского наступления в ноябре меня контузило. После взятия Кочары я был откомандирован в штаб Ткуарчальско-го полка.


Список
бойцов – уроженцев с. Гвада, погибших в ОВ 1992-1993 гг.

1. Агухава Анзор Владимирович, 1974 г.р., погиб 16/VII – 92г. (р. Кодор)
2. Агухава Леонид Хутович, 1974 г.р., погиб 16/VII – 92г. (р. Ко-дор)
3. Амичба Василий Кунтович, 1974 г.р., погиб 16/VII – 92г. (р. Кодор)
4. Кварчия Роберт Сергеевич, 1974 г.р., погиб 2/X – 92г., г. Гагра
5. Кварчия Юра Антонович, 1951 г.р., погиб (с. Лабра)
6. Кварчия Миро Пштатович, 1956 г.р., погиб 27/II – 93г. (с. Коча-ра)
7. Аршба Амиран Николаевич, 1963 г.р., погиб 6/XII – 92г. (с. Лабра)
8. Чирикба Зураб Голевич, 1966 г.р., погиб 7/XII – 92г. (с. Лабра – Кутол)
9. Ашуба Дмитрий (Митя) Леварсович, 1949 г.р., погиб 2/0I – 93г. (с. Кочара)
10. Ашуба Омар Инверович, 1963 г.р., погиб 27/II – 93г. (с. Кочара)
11. Ашуба Мушни, погиб 27/II – 93г. (с. Кочара)
12. Ашуба Валерий Джотович, 1953 г.р., погиб 2/ VIII – 93г. (с. Лабра)
13. Ашуба Алиас Владимирович, 1971 г.р., погиб на Гумисте в 1993 году в июльской отвлекающей операции
14. Хатхава Руден Левардович,1954 г.р., 27/VII – 93г. (г. Сухум)
15. Шкерия Ираклий Калиментьевич, 1972 г.р., погиб 16/III (с. Эшера)
16. Гопия Валерий Ладикович, 1954 г.р., погиб 2/ VIII – 93г. (с. Лабра)
17. Агрба Руслан Леварсович, 1967 г.р., погиб 2/ VIII – 93г.
18. Дуган-оглы Руслан Османович
19. Адлейба Раули Кутиевич, 1960 г.р., погиб 3/ VIII – 93г. (с. Лаб-ра)
20. Матуа Ибрагим Потович, 1972 г.р., погиб 16/IX– 93г. (с. Лабра)
21. Воуба Джамбул Валерьевич, 1971 г.р., погиб 16/IX– 93г. (с. Ца-гера)
22. Псардия Заур Николаевич, 1954 г.р., погиб 18/IX– 93г. (с. Цаге-ра)
23. Чачхалия Аркадий Шарбеевич, 1961 г.р., погиб 16/IX– 93г. (с. Цагера)


Из воспоминаний
Джинджолия Раули Сергеевича,
старшего следователя следственного отдела МВД Респуб-лики Абхазия, преподавателя кафедры права в АГУ

13 августа 1992 года находился в Очамчирах, в своем доме. К вечеру пришел в гости сосед со своим родственником из Грузии. Во время разговоров за столом, гость из Грузии сказал, что завтра на работу не стоит ехать, так как всех абхазов будут снимать с ра-боты, а некоторых расстреливать. Даже предложил помочь выехать из Абхазии. Я, естественно, все его слова принял за глупую шутку. Утром, ничего не подозревая, я поехал на работу в Сухум, в уни-верситет.
14 августа 1992 года в 11 часов дня в Сухуме началась паника: выстрелы, крики. Говорили, что грузинские войска вторглись в нашу республику, что уже занят г. Очамчир и начались массовые расстрелы абхазов. Я срочно выехал в Очамчиру. Пришел к себе домой – в Девятый район. Вроде никого не расстреливают. Ходили слухи, что грузинские солдаты охраняют общественный порядок, чтобы не грабили поезда. Но 16 августа огромное число жителей Очамчиры в самом деле грабили целый день составы товарных ва-гонов. Чувствовалось, что «сверху» дана команда «грабьте», для подтверждения слабенькой версии Госсовета Грузии о причине ввода своих войск в Абхазию, якобы, для охраны  железнодорож-ных путей. Грабили и тащили все еще три дня, начиная с обычных ниток и заканчивая холодильниками, видеомагнитофонами, теле-визорами, сахаром и мукой. Это вызвало удивление,  так как ни милиция, ни солдаты грузинской армии не препятствовали этому грабежу.
В августе мой младший брат Алик, сотрудник милиции, сооб-щил из Сухума, что на Нижнем Гумистинском мосту погиб наш брат Рудик Джинджолия. В числе первых абхазов он влился в ополченскую группу и, находясь на позиции Гумистинского фрон-та со своим одноствольным ружьем погиб, защищая свою Родину 18 августа 1992 года – через четыре дня после начала войны Рудика похоронили в Гудаутах. Не было возможности переправить тело в Ткуарчал. Алик сообщил, что он сам не может выехать из Сухума.
В эти дни я иногда приходил в Очамчирскую милицию. Там говорили мои бывшие коллеги, что тбилисские грузины через не-делю-другую вернутся обратно. Ходил я по Очамчире с соседом-мегрелом.
К концу сентября стали появляться слухи о грабежах абхаз-ских семей. В те дни я предпринял несколько попыток выезда с семьей из Очамчиры. Старшей дочери было 10 лет, средней – 6, а сыну – два года. Выехать из города не получилось. К этому време-ни абхазские партизаны уже действовали по всей центральной  трассе в районе сел Тамыш, Меркула и других. Оккупационные власти Госсовета Грузии запретили мужской части населения по-кидать город. Моему соседу Толику Хашба удалось в те дни с семьей уйти через р. Галидзгу в село Пакуаш, когда был зверски замучен и убит сванами сотрудник Очамчирского РОВД Ашуба Нодар. Стало ясно, что это не наведение порядка на железной до-роге Абхазии, а усмирение абхазского народа, геноцид абхазов.
7 октября 1993 года в пять часов вечера, собрав кое-какие ве-щи, с женой и детьми я пошел к родственникам с целью выезда из Очамчиры. Добрались мы до дома жены, чтобы оттуда на следую-щее утро подойти в определенное место, где нас встретит провод-ник из Ткуарчала.
Но, буквально, через пятнадцать минут в дом ворвались воо-руженные автоматами бородатые военные. Как раз начинался сери-ал «Просто Мария». Схватили  меня, как бандита в берлоге. Пота-щили вместе с ребенком на улицу. Ребенка удалось передать ба-бушке жены, которая на коленях умоляла оставить нас, хотя бы ре-бенка.
Посадили меня в старенький «Москвич», который заводился только с толкача. Все те, которые сели со мной, были высокими и молодыми. В машине сняли с меня обручальное кольцо. Повезли к реке Галидзга, говоря, что я сотрудник КГБ. Я ответил, что я со-трудник МВД. Они не верили и добавили, что им сказали, что я аб-хазский шпион. И, если даже и не так, то я как сотрудник милиции, возможно, и их сажал в тюрьмы.
Подъехали к реке, вывели меня из машины.  Поставили на ко-лени и стали бить прикладами автоматов по голове, говоря при этом, что очень уж умные у меня глаза. После того, как я свалился, они хотели меня расстрелять. Но один из них сказал, что все-таки надо меня вначале допросить.
Привезли меня в район Дома культуры, в Ленинградский пан-сионат, где стояли деревянные домики для туристов. Завели в один из них. В первой же комнате измученный и окровавленный на ска-мейке сидел абхаз. Позже я узнал, что это был Рауль Дочия. Меня завели в другую комнату. Стали меня бить и бранить. Через два ча-са вывели к морю. Мимо проходили прохожие. Они снова посади-ли меня в «Москвич» и повезли на какую-то темную улицу. Выве-ли из машины и с близкого расстояния прострелили мне правую ногу. Я упал. Боли не чувствовал, но нога стала кровоточить. Меня подняли и забросили в багажник. Стали меня возить по городу и, как я понял, по домам моих родственников. Один из них часто от-крывал багажник и спрашивал меня: «Рауль, ты жив?» Потом подъехали ко мне домой. Я из багажника слышал, как избивали моего отца. Ломали стекла. С этого момента я стал терять сознание, от появившейся боли в ноге. Но временами приходил в себя. Ино-гда я слышал, как они расспрашивали у людей, которые меня зна-ли, о моей биографии. Слышен был визг свиней и мне в голову втемяшилась мысль: – «Откуда здесь свиньи?»
Спрашивали о моем характере, поведении. Один из соседей, я слышал, стал их уговаривать – выбросить меня из машины, но они наотрез отказались. Повезли опять в пансионат. Видя, что я не в состоянии выйти, вытащили и поволокли по земле, через лесенки, через комнату, где уже измученный Рауль Дочия висел вниз голо-вой, подвешенный за ноги. Бросили меня перед ним на пол и стали его спрашивать: знает ли он меня. Р. Дочия с трудом повел головой из стороны в сторону. После меня вновь закинули в другую комна-ту, где кто-то подошел и уколол меня в шею шприцем. Видимо это был морфин, потому что я перестал ощущать собственное тело, и стал видеть себя сверху. Как будто душа моя вышла из тела. Со-стояние было непонятным. Наверное, так умирает человек.
В сознание я пришел только утром, когда меня несли на но-силках. Оказывается, меня выбросили из машины на асфальт перед районной больницей. Уложили меня в палату. Вскоре пришел мой дальний родственник, который сообщил мне, что мою семью уда-лось переправить через села Меркула и Сакобалио в Ткуарчал.
После операции я лежал в гипсе с подвешенной ногой. Часто приходила мать, поглаживая ногу, плакала. И мне кажется, из-за этих пролитых слез, она и ослепла впоследствии. Она сказала, что отца еще несколько раз избивали вооруженные сваны, и он не мо-жет ходить.
Обслуживала меня в больнице Мзия Амичба, медсестра, кото-рая постоянно подбадривала меня. Но я был в полной апатии. Мне было все равно, что со мной сделают. Гири на мои ноги повесили врачи Маврик Чагава и Вова Шамба, которые вскоре с медсестрой покинули больницу. Они  все время говорили приходящим ко мне посетителям, чтобы меня как-нибудь увезли отсюда, так как обоз-ленные солдаты Госсовета Грузии могли за своих погибших одно-полчан отомстить – отыграться на невинных людях, беззащитных. Один раз вооруженные грузины врывались ко мне в палату, но вра-чи сумели  меня отстоять.
Фактически в больнице остался я – единственный абхаз. Со мной рядом лежал тоже с простреленной ногой Павел Хачарян и  пожилой русский – с простреленной ногой. Им тоже ноги простре-лили грузины. Жена Павла – Марго, часто приходила и делила ме-жду всеми нами еду и лекарства.
Один раз пришли гонцы из Ткуарчала, чтобы тайно меня пе-ревезти. Но я отказался – не мог ходить. Гири еще не были сняты со спицами из ноги. Приходил В. Шевченко – сотрудник милиции, который хотел меня переправить в Сочи на русском корабле. Но капитан корабля отказался, узнав, что я ранен. Сказал: «Вдруг ум-рет по дороге». Пытался меня спасти и Тамаз Заркуа – мой одно-классник по 5-й Очамчирской школе. Но ему также не удалось по-мочь мне.
После 12 октября 1992 года, когда была предпринята попытка абхазскими партизанами из Ткуарчала, взять город Очамчир, стало очень опасно. Операция хотя не была завершена, но после нее гос-советовцы сильно были встревожены. И меня в те дни с большими трудностями сумели перетащить в частный дом какие-то знакомые грузины. До 5-го декабря я находился у них. Они привели домой тайно врача, который вынул спицы из ноги. А на следующий день они сумели переправить меня через порт. После чего я долечивался в одной из московских больниц.


Из воспоминаний
ХАШБА Омара Янковича,
командира 3-го батальона III Ткуарчальского полка
с. Пакуаш, награжден орденом Леона

С начала 1992 года служил в полку ВВ РА в батальоне особого назначения, расквартированного в поселке Агудзера. Командиром батальона являлся В.Г. Аршба. Я служил в разведвзводе под ко-мандованием Б. Джелия.
14 августа 1992 года – первый день грузино-абхазской войны – находился в с. Киндги. В девять утра по рации вызывали в Агудзе-ру. Вызвал командир полка В.Ш.Какалия. Я ехал с четырьмя служащими полка ВВ РА на легковой автомашине. Одеты были по-военному и вооружены. По трассе уже ехала госсоветовская ко-лонна.
В районе села Лабра пришлось вступить в перестрелку с гос-советовцами и отойти в с. Лабру. В Лабре, с помощью лабринских армян доехали до Ткуарчала, куда попали вечером. Где-то до шест-надцати служащих полка ВВ РА были уже в г. Ткуарчале. Среди них кроме меня: Джугли Цулукия, Тамаз Хаджимба, Фред Тания, Муха Харчилава и другие.
Получили задание: восьмерых служащих оставить у Гупского моста, а остальные восемь к поквешскому повороту у Акваски – перекрывать трассу.
15 августа 1992 года умер мой отец, и я поехал домой в Паку-аш. После этого влился в пакуашскую группу бойцом. Возглавлял пакуашцев Рауль Кортава. Костяк организовали в те первые дни: Ахра Джинджолия, Джустан Джинджолия, Шампух Мурзал-оглы, Беслан Карбеевич Хашба, Беслан Алексеевич Хашба, Борис Корта-ва (Пеп), Роман Жоржович Кортава, Пачулия Роберт Родионович, Пах Цвижба, Пазик Мурзал-оглы, Анатолий Джинджолия (Коло-бок), Джума Тания, Сурам Джинджия, Омар Джинджия, Мераб Джинджолия, Тенгиз Чачхалия, Тимур Шалвович Гиндия, Бесик Джамферович Джинджолия и другие.
Всего было семь автоматов, у остальных охотничьи ружья. К середине сентября ополчение села уже было сформировано полно-стью. Командиром ополчения был избран селом и утвержден командованием – бывший майор милиции Сергей Ладмерович Зухба. Заместителями – Рауль Кортава и Омар Хашба. На-чальником штаба – Ардашел Лагвилава, комиссаром ополчения – Валерий Хашба (бывший гл. архитектор Сухумского района, ныне зам. главы Администрации Сухумского района).
Ополченцев было до четырехсот человек. 1-ю роту возглавлял Беслан Карбеевич Хашба, II-ю – Валерий Шаликоевич Джинджолия, III-ю Рафик Хубутия и IV-ю Феликс Джинджия.
Группу разведки поручили возглавить мне, куда вошли Джума Тания, Сурам и Омар Джинджия, Рудик Пачулия, Валера Морохия, Роберт Пачулия, Пах Цвижба, Концо Кацба (55-ти лет – опытный охотник, знавший все тропы в районе), Беслан Янкович Джинджо-лия, Зурик Капба.
До 26 декабря 1992 года госсоветовцы крупномасштабных на-ступлений на село не предпринимали. Но наши бойцы часто ходи-ли на вылазки. Был случай, когда мы пошли на разведку: Сергей Зухба (командир), Омар Хашба, Джума Тания, Джустан Джинджо-лия, Даур Бжания, Роберт Пачулия, Зурик Капба, Концо Кацба. Уже лежал снег. Перейдя оборонительный рубеж села Охурей, где проживали сваны и мегрелы, мы вышли во внутрь села, и взяли в плен командира взвода Охурейского батальона.
Участвовал я и в бою в Меркулах, когда погиб Николай Луц. От моего дома до места боя было ходьбы до получаса. С тремя ткварчельцами на красной «Ниве» мы подъехали вчетвером и всту-пили в бой. Танк и две БМП обстреливали меркульскую позицию. Вскоре подоспели моквинцы, цхенскарцы, а после – группа Н. Ка-кубава.
До двадцати пяти ополченцев из Поквеша участвовали в 1-й Очамчирской операции 12 октбяря 1992 года. Среди них: Рауль Кортава, Омар Хашба, Анатолий Джинджолия, Шампул Мурзал-оглы, Тимур Гиндия, Беслан Алексеевич Хашба, Роберт Пачулия, Джустан Джинджолия, Тенгиз Чачхалия, Даур Чачхалия, Валерий Морохия, Рафик Хубутия, Джамбул Булия, Беслан Джопуа, Даур Бжания и другие. Участие бойцов из поквешского батальона было и во второй Очамчирской операции.
26 октября 1992 года задачей пакуашской группы из двадцати бойцов было: выйти на новую трассу, через нее на ипподром. Но трасса была уже блокирована грузинской техникой и личным со-ставом.
26 декабря 1992 года началось всеобщене грузинское наступ-ление по всему Восточному фронту. По Поквешу обстрел начался с восьми утра. Вначале бомбили с вертолетов, после минометами и орудиями. Через час пошла бронетехника с пехотой. Они пошли по трассе села – через границу Охурея с Поквешем. Эту позицию за-нимала рота Феликса Джинджия. В результате сильного натиска противника ребята отошли на резервную окопную линию. Через нее они уже не могли пройти, так как эта линия обороны была за-минирована. Шла перестрелка из окопов. Но грузины закрепились в четырех поквешских пустых домах абхазов, которые стояли меж-ду первой и второй оборонительными линиями.
К вечеру прибыла подмога из Ткуарчала – группа «Ласточка». Ночью поквешцы вместе с бойцами Ткуарчальской группы – всего до двадцати пяти человек пошли в наступление, чтобы выбить про-тивника из этих домов. Операцию возглавлял Анатолий Джинджо-лия (Колобок). Операция была удачной, – противник был выбит из этих домов. Но в пятидесяти метрах от домов они закрепились уже до конца войны. Нападение их тогда и захлебнулось. Сопка наша не была взята. Бой длился до четырех часов вечера и на четвертом и пятом постах, где стояли бойцы роты Бесика Хашба.


Из воспоминаний
Лагвилава Ипполита (Ардашела)Писовича,
начальника штаба ополченского батальона «Пакуаш»

В августе 1992 года, когда началась агрессия грузинских войск, находился на работе в Администрации села Пакуаш, где я работал секретарем Администрации. Нас известили, что госсове-товцы Грузии находятся уже в селе Охурей, что взяли в плен главу Очамчирской алдминистрации И.А. Гургулия и вместе с ним бой-цов Абхазской гвардии, среди которых были и уроженцы нашего села Скверия, Дадай, Чачхалия Хеудар, Берзения Котик.
Вечером все село собралось в центре и избрало Совет обороны села, который впоследствии возглавил Заур Бутба. Туда вошли Па-чулия Э.И. – председатель Совета старейшин, командир ополчения Пакуаша Рауль Кортава. Я тоже был избран начальником штаба Совета обороны, а после и ополченского батальона.
Организовали линию обороны села, протяженностью до деся-ти километров, от реки Галидзга до района села Реки. Несмотря на договор с селом Охурей, где жили сваны и мегрелы, о ненападе-нии, нами были организованы посты на высотах. Это было в октяб-ре, а в ноябре мы заняли часть Охурея – Акуараш, где жили мегре-лы, так как началась угроза захвата сопки в этом районе. Заняли эту сопку по инициативе Р. Кортава и А. Джинджолия (Колобка). Практически это место было занято нами без боя. Противника воо-руженного на тот момент там не было. Вооруженные охурейцы временами заходили на высоту, обстреливали наше село, и уходили на исходные позиции.
В Акуараше создали четыре поста по шесть ополченцев на каждом. Высота называлась – Салиарху. Возглавлял вооруженных охурейцев Рузген Гогохия.
10 января 1993 года погибло во время Охурейской операции семеро пакуашцев Борис Кортава, Роман Кортава, Мераб Владими-рович Джинджолия, Беслан Янкович Джинджолия, Гарри Пачулия, Тенгиз Чачхалия, Сурам Ладикович Джинджолия.
Бойцы Пакуашского батальона во время войны принимали участие и в оказании  боевой помощи во время нападений госсове-товцев на абхазское село Река, участвовали в Лабрской, Ахалдаб-ской, Тамышской операциях. Во время Тамышского десанта при-было и шестеро пакуашцев из Гумистинского фронта с командой Лакута Зарандия. В этой операции погиб двадцатилетний Хашба Рудик Владимирович.
После Раули Кортава командирами являлись Сергей Зухба, Омар Хашба и Феликс Джинджия. В селе был организован комен-дантский взвод, командиром был назначен Карбей Джинджия, по-том  - Нугзар Шаматава. Санитарную часть возглавлял Николай Почтаков. В доме Арды Кобахия кормили бойцов батальона села всю войну.
В обороне села участвовали и пакуашцы преклонного возраста – шестидесятилетние: Алексей Хашба, Джамал Хашба, Ардаван Тания, Кондрат Тания, Лаури Хашба, Капитон Читанава, Вальтер Пачулия, Мушни Гогия. И также несовершеннолетние жители Па-куаша: Ян Каландия, Тимур Бганба, Анзор Кортава, Химца Чита-нава, Илона и Медея Квеквескири.
Всего за годы войны на обоих фронтах погибло на поле боя пятьдесят два бойца – уроженцев нашего села.


Из воспоминаний
Туйба Заура Шаликовича,
бойца разведгруппы 3-го Ткуарчальского полка

С 14 августа 1992 года до марта 1993 года служил в Поквеш-ском батальоне, в 1-м взводе. Ходил на позиции с бойцами взвода. Мой брат Даур Шаликович Туйба был назначен командиром взво-да, а Туйба Гоги Шаликович стал пулеметчиком Поквешской роты. Почти полтора месяца столкновений с грузинами не было. Но по-том они пошли в первое наступление, используя бронетехнику. По-сле пятичасового боя подоспели ткуарчальские группы «Ласточка» и «Скорпион». Атака с Охурея была отбита. Поквешские бойцы участвовали в оказании помощи рекцам и беслахубцам.
С марта 1993 годав я перешел в разведвзвод, который возглав-лял Гарик Шалодиевич Туйба. Дислоцировался взвод в Ткуарчале. Будучи бойцом разведвзвода принимал участие во взятии Миш-вельской сопки, в Тамышском «коридоре». Взвод наш сидел прямо на берегу моря, ожидая десант из Гудауты. Во время встречи вто-рой баржи, наш взвод принял участие в попытке взять Ануа-рху. С этой сопки велся постоянный обстрел противником. Это мешало барже подплыть к берегу. Мы были отбиты. Ранило командира взвода Гарика Туйба и еще шесть бойцов. Мы находились рядом с позициями группы «Скорпион», группой Лакута Зарандия и турец-кой группой, прибывшей на первой барже.
Будучи бойцом разведвзво¬да в дальнейшем участвовал в по-зициях Беслахубы и Поквеша на границе с Охуреем.


Из воспоминаний
Кучуберия Тенгиза Сергеевича,
бойца Рекского батальона

С первого дня грузино-абхазской войны вступил в ополчение своего села Река. Со всеми рекскими ополченцами стоял на по-зициях в лесу. У меня была двустволка. Но во время моего дежурства автомат мне передавал Роман Кортава. Вскоре под руководством военрука Поповича Алексея на сопке вырыли окопы и блиндажи. Сопка называлась «Фуникулер». Почти весь период войны он обстреливался из грузинских орудий, минометов, танка, «Града». Через некоторое время командиром ополчения выбрали Кучуберия Славика Лаврентьевича. Ополченцев записалось до семидесяти человек.
В Тамышской операции из Рекского батальона участвовали бойцы: Кучуберия Славик Лаврентьевич – командир батальона, Ку-чуберия Юра Кургович (погиб в этой операции, Герой Абхазии, по-смертно), Кучуберия Зури Кушакович (погиб в этой операции), Ку-чуберия Одик Лаврентьевич, Кучуберия Тенгиз Сергеевич, Кишма-рия Бесик Софронович (после гибели Юры он стал ПТУРСовиком), Кортава Эрик Шотикович (ранен в этом бою) – с поля боя его вытащила медсестра Люда Чачба, Абшилава Джамбул Заурович, Кучуберия Руслан Шалвович, Кортава Нодар Решович, Шакая Гено Валикович (ранен в этом бою), сам он из Ткуарчала, но всю войну был в Рекском батальоне, Кортава Гоги Рашевич (ранен в этой операции).
В Тамышской операции я шел с пулеметом. Встречал с ребя-тами баржу с моря. Там среди десанта я случайно встретился с дру-гом Абшилава Эдиком Ясбеевичем. После этой операции он, с полным боекомплектом, влился в наш батальон.
Участвовали мы и в Мишвельской операции. Погиб наш бое-вой друг Джигания Геннадий Шотович. Со мной рядом находились в окопе Одик Кучуберия, Зури Кишмария, Зураб Абшилава.
В Ахалдабской операции из рекинцев приняли участие: Славик Кучуберия – наш командир, Тарба Тамаз Акакиевич, Абшилава Джамбул Заурович, Кучуберия Тенгиз Сергеевич, Кор-тава Тараш Владимирович (погиб в этой операции), Абшилава Муртаз Шамильевич, Торуа Енрик Вовкович, Абшилава Зураб Ниязбеевич, Люда Чачба, Дзаламидзе Эльдар Георгиевич, Шакая Гено Валикович (ранен в этой операции), Кортава Нодар Решович (погиб в этой операции).
В остальное время мы участвовали в обороне рекских позиций или ходили на подмогу к соседним абхазским селам во время гру-зинских наступлений. В боевых дежурствах находились Кучуберия Омар Давехович, Омар Логуа, Рамин Хасия, Алексей Попович, Се-верьян Кучуберия, Кишмария Рамин Баджгович, Кишмария Роин Баджгович, Кучуберия Нугзар Сергеевич, Нодар Кучуберия и дру-гие.


Из воспоминаний
Шанава Бондо Кондратьевича,
командира Патрахуцской роты «Сарп», награжден орденом «Красной звезды», «За отвагу», медалью «От благодарного афганского народа», медалью «70-летие Вооруженных сил СССР», за участие в ОВ 1992-1993 гг. в Абхазии представлен к ордену Леона

В 1986-1988 гг. служил в Афганистане, в спецназе ВДВ. Там в боях был ранен трижды.
14 августа 1992 года, в первый день грузинской оккупации, принимал участие в народном собрании села Река, где присутство-вали и жители с. Патрахуцы. На второй день собрали ополчение нашего села и организовали пост для охраны села.
Около четырех месяцев боевых действий на территории Бедии и Патрахуцы не было. В течение восьми дней с начала войны я за-нимался сбором продуктов для беженцев из абхазских сел, оккупи-рованных захватчиками. После я встретился с бойцами группы «Катран», где командиром был Заза Зантария. У него в группе был мой однополчанин-афганец Кортава Роман Шотикович, который одолжил мне в одну из вылазок пистолет и гранату для приобрете-ния мной в бою трофейного автомата.
До февраля 1993 года я находился в группе «Катран» у Зазы Зантария. Его заместителем был Володя Анцупов. В группу входи-ли бойцы Кортава Роман (погиб), Кортава Резо – его брат (погиб), Кортава Эрик (ранен), Кучуберия Славик Лаврентьевич, Кучуберия Одик Лаврентьевич, Кучуберия Юрий Куркович (погиб в Тамыш-ской операции), Кучуберия Зурик Кушанович (погиб в Тамышской операции) и другие.
В течение четырех месяцев участвовал на позициях с ребятами в с. Тамыш. Участвовали в Тамышской операции по перекрытию центральной трассы на восемь дней. Наша группа стояла прямо пе-ред постом ГАИ в Тамыше и обстреливала трассу. В эти дни мы подбили два танка, один БМП и около семи легковых автомашин с госсоветовцами.
Но в конце января 1993 года я вернулся в свое село из-за ухудшения обстановки в Рекско-Патрахуцском направлении. Тогда и был назначен командиром Патрахуцской роты. Заместителем ко-мандира был Чкадуа Эмзар Хутаевич, комиссаром – Ханагуа Хе-удар Ясонович, радистом – Чкадуа Астамур Самсонович, зам. по тылу – Чолария Резо Ладикович, командиром 1-го взвода – Изория Резо Аполлонович, 2-го – Лакербайя Омине Алешович, 3-го взвода – Званбая Валерий Ванечкович, 4-го взвода – Твартвая Эмиль Му-хранович.
Почти месяц наша рота участвовала в обороне села Река, на границе с Охуреем. При всеобщем наступлении войск Госсовета Грузии, они поднялись также и в сторону Патрахуцы – в район Са-махарио. Шла пехота до двухсот человек, тяжелый танк, гаубица, зенитная установка. Наступление на Патрахуцу было отбито сила-ми не только патрахуцсев, но и группами, прибывшими на подмогу из Ткуарчала, Реки и 1-й Бедии. Около шести дней противник дер-жался здесь. На седьмой день мы выгнали их в с. Санардо. Вместе с госсоветовцами отошли и местные грузины. Отличились из нашей роты ребята: Изория Резо, Ханагуа Темур, Чкадуа Тамаз, Кучубе-рия Зураб.
Обстрел наших позиций происходил каждый день, особенно упорно обстреливали нашу позицию перед Бедийским храмом. Стреляли из гаубицы прямо в здание храма.
При взятии Мишвельской сопки бойцы Патрахуцской роты имели задачу держать оборону по направлению к Санардо.
После этого нападения грузин, я участвовал в операциях: Ахалдабской – с ребятами Кучуберия Славиком, Кучуберия Оди-ком – рекцами, Чкадуа Ревазом и Званбая Валерой – патрахуцсами; Тамышской, когда встречали баржу с десантом из Гудауты.
Уходя на операции из Патрахуцы, я оставлял вместо себя ис-полняющим обязанности командира – своего заместителя Чкадуа Эмзара Хутаевича.
После Победы над грузинскими оккупантами находился на дежурстве на государственной границе по реке Ингур до прихода миротворческих сил в районе каскада ИнгурГЭСа.


Из воспоминаний
Аршба Олега Нуриевича
командира батальона Юго-восточного укрепрайона

Приказом №6 от 28 августа 1992 года, подписанным коман-дующим обороной города Ткурчал – ст.лейтенантом Г. Адлейба были сформированы на базе групп и отрядов – роты и батальоны. Командиром укрепрайона  Бедийского направления назначили ст. лейтенанта Л.М. Миквабия, а начальником штаба – О.Н. Аршба. Впоследствии на базе укрепрайона сформировали батальон.
В июне 1993 года подразделения, базировавшиеся в районе села Реки стало отдельным. Наша линия обороны тогда стала протяженностью в 17 километров. Охватывала она села I-Бедию, Агубедию и Патрахуцу. Три роты входили в наш батальон, включая отделение связи, медслужбу и управление.
Позже – Л. Миквабия назначили командиром полка, меня – командиром батальона. Нашим противником был Самурзаканский батальон, 24-ой бригады, 2-го армейского корпуса. Комбатом был Тамаз Шония, командиром бригады Бутхуз Тохадзе, командиром корпуса, командующим Западным фронтом – генерал Учадзе.
Первые два месяца войны были спокойными в Бедиском на-правлении. Но, когда была сожжена машина с нашими бойцами во 2-ой Очамчирской операции, командование ВФ стало укреплять этот отрезок фронта. И не только возможной техникой, оружием, но и морально. Стали проводить работу с местным населением.
Сложной задачей было – вселить в людях уверенность, дав им увидеть, что сила на нашей стороне. Противник господствовал на высотах. Орудия позволяли ему наносить удары практически не только по нашим скудным  позициям, но и по любому жилищу. К примеру, I-ую Бедию составляет абхазское население, в Агу-Бедии же – пятьдесят процентов жителей стояло на стороне абхазов, три-дцать – нейтрального уклона, а двадцать – поддерживали оккупан-тов.
Будучи командиром батальона, я был на встрече с менгрель-ским эмиссаром, который предложил мне сдать линию фронта, в противном случае – обещали запустить подразделение «Мхедрио-ни». «Если в гости и без оружия – хоть сто человек проведу, но ес-ли с оружием, то пусть попробуют пройти», - ответил я эмиссару на переговорах.
26 декабря 1992 года на линии нашего участка фронта враг предпринял крупномасштабную наступательную операцию всеми видами оружия, кроме авиации. У них была ложная информация, что на нашей стороне стоят всего лишь пятнадцать крестьян с ви-лами, топорами и цалдами. Наступление началось со стороны села Чхуртал в два часа дня. К вечеру противник был вытеснен. В тот день на наши позиции были переброшены из Ткуарчала резервные силы. Равновесие было восстановлено. После этого – прежде всего, стали заниматься связью. Ибо связь – это управление. Начальником связи был Квеквискири Заур Акакиевич. Он проложил коммуника-ции из штаба по всем постам и окопам. У каждого командира под-разделения была связь со штабом и друг с другом. Начальник ты-ловой службы – Аргун Владимир Чичикович в условиях блокады умудрился наладить работу в тылу. Прежде всего по обеспечению бойцов пищей. Начальник медслужбы Дали Шакая, ее санинструк-торы, под обстрелом выполняли свои задачи по спасению раненых.
Начальник штаба батальона Андрияхин Виктор Владимирович – храбрый, смелый офицер, коренной Ткуарчалец. Лично сам с бойцами  участвовал в операциях. Погиб 2-го октября 2001 года, попав в засаду террористов в селе Георгиевке-Кодорском ущелье, будучи начальником штаба I-го батальона МСБ РА. В ОВ 1992-1993гг награжден медалью  «За отвагу» и орденом Леона – по-смертно в 2001 году.
Одной из причин усиления боевых действий противника на нашем участке было то, что наступали в основном  сколоченные из местных мингрелов – из сел Уакум, Царче, Чхуартал, Ачигвары. Они не хотели участвовать на Гумистинском фронте, так как дома их были в этом же районе. А, чтобы не думали, что здесь затишье – устраивали наступления на абхазскую сторону.
Нами же была проведена всего одна наступательная операция на нашем участке по занятию сопки «Мишвели». Она была тща-тельно продумана и запланирована в штабе Бедйского батальона. Операция была разработана мной и начальником штаба. После ее утверждения командующим Восточного Фронта, она была благо-получно претворена в жизнь. Под управлением М. Кишмария – ко-мандира ВФ, почти все подразделения быстрого реагирования ВФ совместно с бойцами Бедийского батальона приняли участие во взятии Мишвели – главенствующей высоты, которую занимал про-тивник.


Из воспоминаний
Амичба Резо Гариевича,
бойца группы «Сарп» ВФ, награжден медалью «За отвагу»

14 августа 1992 года, будучи резервистом полка ВВ ВС РА, принимал участие и в дневном и в ночном боях на Беслахубском перекрестке со вторгшимися в Абхазию частями армии Грузии. Вместе со мной в первый день участвовали и Жожо Тарба, Нугзар Агрба, Валера Джинджолия, Лаврик Миквабия, Гека Джопуа и другие. Автобус к перекрестку вел Саша Басенцян. В дневном бою погиб Валера Нарсиа, а вечером – Резо Гогия и Валера Квициния (бывший депутат г. Ткуарчала, шахтер).
До войны я с другими резервистами полка осуществлял охра-ну на постах в  Ингур. После II-й Очамчирской операции я вошел стрелком в группу «Сарп», которую организовал Юра Кварчия. Нас было до двадцати бойцов. В группу входили Алик Джинджолия, Славик Джинджолия, Виталик Гварамия, сын Гварамия Толика, Алик Купалба, Юра Кварчия – командир группы; два брата Гергия – Тамаз и Тенгиз, Омик Хашба (скончался от ран, полученных при освобождении Ахалдабы), Рено Какулия (погиб в Ахалдабской операции), Джугли Цулукия (погиб в Ахалдабской операции, до этого был в группе «Ласточка»).
Наша группа участвовала в Патрахуцском бою во время на-ступления грузин в Мишвельской операции. Во время Тамышской операции бойцы группы держали позицию перед Обезьяньим пи-томником с группами «Апсны» и «Малыш».
Бойцы группы «Сарп» стояли на боевых позициях в Тамыше и Бедии. На Бедийской позиции мы находились дольше: у Бедийско-го храма. Мой младший брат Чачхалия Аркадий Шалбиевич, быв-ший солист госансамбля «Шаратын» на Западном фронте был бой-цом группы «Шаратын», а после Кочарского наступления вместе с Важей Ашуба создал группу «Апсны». Погиб он в Цагерском бою, вытаскивая с поля боя раненого боевого друга – Пузика Джинджал.
В группе «Сарп» я встречал Победу Абхазской армии над гру-зинскими оккупантами. В настоящее время работаю старшим ин-спектором батальона УГАИ МВД РА.


Из воспоминаний
Харчилава Мурмана Алхазовича (Муха),
бойца группы «Ласточка» ВФ, 1971 года рождения,
награжден медалью «За отвагу»

После службы в рядах Советской Армии в 1991 году вместе с ткуарчальцами Лавриком Миквабия, Амираном Ахсалба, Гиви Адлейба, Важей Адлейба и другими, я вступил резервистом в полк ВВ ВС РА. Записалось нас до тридцати человек. Нас сразу же направили на дежурство на государственную границу по реке Ингур. До начала грузино-абхазской войны мы несли там дежур-ство.
14 августа 1992 года в первый день войны наше подразделение после посменного дежурства находилось на отдыхе. Старшим в группе был Лаврик Миквабия. К часу дня у Ткуарчальского военкомата собралось много горожан. Подошли туда и мы – резервисты полка – каждый со своим автоматом. Вскоре нам дали команду – ехать к Беслахубскому перекрестку, где проходит центральная трасса на Сухум. Мы заняли там оборону. А я, Цулукия Джугли и Миная Астамур (Питкин) пошли к Охурейскому посту, где вели дежурство наши ребята. Туда мы пошли через лес, переодевшись в гражданскую одежду. Там уже стояли два грузинских танка, БТР и большое количество грузинских солдат. Подобравшись поближе к ним, из обрывков разговоров мы поняли, что ребят наших взяли в плен. Вернувшись обратно, мы рассказали о случившемся остальным. После мы провели короткий бой с гос-советовцами и Н. Агрба подбил грузинский танк. Подъехал другой танк и автобусы с личным составом противника. Они пошли в на-ступление. Поняв, что силы неравные, мы стали отходить. Во вре-мя перестрелки погиб один наш резервист.
В тот же день, вечером, я принял участие с ребятами и в ноч-ном бою на этом же перекрестке. В последующие дни в команде резервистов я находился на позициях к подступу в г. Ткуарчал – на Гупском мосту. Через две недели к концу августа 1992 года – мы продвинули оборону дальше от города до села Старая Акваска. Вырыли траншеи, заминировали дорогу. На этой позиции я пробыл тоже до полумесяца и к концу сентября записался в группу Вале-рия Пипия (Баламута). Всего в группу записалось до сорока чело-век. Серди них кроме меня Отар Ломия, Отар Кархалава, Корато Джинджолия, Вова Севдар-оглы, Рудик Пипия, местный грек по имени Юра и другие.
Через несколько дней группа В. Пипия приняла участие в бою в местечке Чааркыт, когда погиб Тутик Зарандия из группы Н. Ка-кубава. Фактически наша группа выполняла функции подразделе-ния быстрого реагирования. В случае необходимости нас посылали в любой район Восточного фронта, где была опасность прорыва обороны. Автоматическое оружие держали почти все бойцы груп-пы. В группе я был гранатометчиком, но также имел и свой авто-мат.
После боя в Чааркыте, группа участвовала в 1-й Очамчирской и II-й Очамчирской операциях в октябре 1992 года. 26 октября 1992 года в операцию на Очамчир мы шли совместно с группой «Скор-пион» по направлению к шестнадцатиэтажной гостинице, которая находится на берегу моря в г. Очамчир. Когда мы обстреливали это здание, уже рассветало. Вообще из-за погодных условий и потери связи мы поздно вышли в город, не уложившись в план операции. От гостиницы с боями наши подразделения выходили к своим, пройдя насквозь почти весь город. Я шел с гранатометом.
28-29 ноября группа, которую к этому времени мы назвали «Ласточкой», приняла участие в Кочарской операции, совместно с другими подразделениями Восточного фронта. На следующее утро, 29 ноября мы закрепились в Кочаре. Вырыли траншеи и окопы. И в тот день грузины пошли в контрнаступление. Во время боя я полу-чил пулевое ранение в области таза. Получил одновременно три пули. На своей машине в больницу г. Ткуарчала меня отвез Гена Аргун. После операции отправили в Гудауту, где меня оперировали еще семь раз.
В мае 1993 года, вернувшись после излечения в Ткуарчал, снова вошел в свою группу «Ласточка». С бойцами группы стоял на боевых позициях в Чхуартале, Пакуаше, Бедии, участвовал в Мишвельской, Ахалдабской, Киндгской боевых операциях, во взя-тии Кочарского моста.
Во время операции по освобождении Киндги от грузинских оккупантов, наша группа во главе с командиром Валерой Пипия (Баламутом) и частью местных бойцов имела задачу ночью – до начала  наступления – обойти противника и занять позицию у них в тылу. Задачу эту нам удалось выполнить незаметно для противни-ка. Но операция началась раньше намеченного срока, так как к гру-зинским позициям со стороны центральной трассы где-то к десяти утра приближались госсоветовцы. Мы вступили в бой. В пере-стрелке мы уничтожили двоих, а остальные – скрылись. Через пол-часа подъехал вражеский танк. Я совершил четыре выстрела из гранатомета. Танк был подбит. Кстати, этот танк и поныне стоит на том же месте, где я его и остановил. После этого в наступление на грузинские позиции пошли основные наши подразделения. Враг занимавший село был уничтожен. Потерь в нашей группе не было.
Во время Ахалдабской операции я получил осколочное ране-ние в голову. Пролежав в госпитале Ткуарчала вновь возвратился в «Ласточку». В Цагерском бою были ранены бойцы нашей группы Аршба Темур и Пипия Быба. Их обоих я отвез в санчасть села Джгерда. От полученных тяжелых ран скончался восемнадцати-летний Темур Аршба. А Быбу Пипия отвез в Ткуарчальский госпи-таль. Потом в районе города Очамчире догнал свою группу и вме-сте с бойцами преследовал противника до государственной грани-цы по реке Ингур.


Из воспоминаний
Пипия Рудика Петровича (Деда),
бойца группы «Ласточка», награжден медалью «Зва отвагу»

С апреля 1992 года я входил в резервную группу Абхазской гвардии. В августе 1992 года мне было уже пятьдесят три года. Наша группа дежурила на Ингурском мосту. Командиром взвода являлся Динвар Асландзия. Всего нас было тридцать шесть чело-век. Нашим отделением командовал Гиви Адлейба, а Саша Ивчен-ко был начальником штаба.
С начала агрессии войсками Госсовета нашей республики вместе с ополченцами Ткуарчала занимался укреплением подсту-пов к городу в районе Гупского моста. 16 августа вместе с ребята-ми Хаджимба Тамазом (погиб в ОВ 1992-1993 гг.) и Псардия Зури-ком (погиб в ОВ 1992-1993 гг.) мы встретились с тамышскими ре-бятами: Асланом Зантария, Зазой Зантария и Вовой Анцуповым и 18-го августа мы уже участвовали в первой вылазке с «катрановца-ми» на центральную трассу по уничтожению противника.
23 августа в Тамыше в районе Ачааркыт приняли участие в бою. Я был с двустволкой. На грузинском «ЗИЛе», полном госсо-ветовцев, на борту было написано «Банда воров и грабителей». На-верняка так и было. Вероятно, это были вооруженные Госсоветом Грузии выпущенные из тюрем лагерники и преступники. Этот «ЗИЛ» нами был уничтожен. Кроме тамышских партизан были и из Ткуарчала. В бою погиб Тутик Зарандия – боец «Скорпиона».
В конце августа 1992 года я перешел в комендантский взвод. Через месяц автомат Калашникова мне отдал Пипия Валерий Ми-хайлович (Баламут). Гиви Адлейба был назначен командующим обороной г. Ткуарчал. Я переведен был в охрану обороны города.
12 октября я участвовал в 1-ой Очамчирской операции, когда погиб Берзения Авто. Я был во взводе Отара  Гварамия, а команди-ром роты являлся Амиран Ахсалба. Эта рота входила в Ткуарчаль-ский батальон. До этой операции я участвовал в подмоге, когда в Реке был убит Роман Кортава.
Когда Валера Пипия (Баламут) организовал группу «Ласточ-ка» я перешел к нему. Во II-й Очамчирской операции я уже шел с «Ласточкой». Наша группа шла со «Скорпоном». Вел наш объеди-ненный отряд Зури Гогия. Разведку вели его ребята. Командовали всей операцией Д. Пилия и М. Кишмария. В ту ночь дождь лил как из ведра. У шестнадцатиэтажки после короткой перестрелки мы стали отходить тем же путем, каким пришли. Я шел во взводе Цур-цумия Толика.
В начале ноября наша группа участвовала в Цагерской опера-ции, организованной «цхенскарцами». Мы прикрывали со стороны Кочары.
С 29 на 30 ноября участвовали во взятии села Кочары. Наша группа шла по середине по Верхней Кочаре. По центральной доро-ге шел Шамиль Басаев с бойцами, а по нижней – команда Славика Джопуа из Члоу. На следующий день мы заняли оборону, вырыв окопы. Командовал в этом направлении Мушни Хварцкия, который был со своей командой. Была  группа «Шаратын» Руслана Кулаа, а также Цхенскарская группа.
И 5 декабря грузины вели с нами переговоры об обмене, но 6 декабря он пошли в наступление. Вперед пошла их техника. Один танк подорвался на мине Гены Ашба, который погиб 7 декабря 1992 года – на следующий день. Второй танк подбил боец из груп-пы «Шаратын», а Гена Мушба, подойдя к нему через кукурузное поле, остановил его окончательно выстрелом из гранатомета.
Бой начался в 7-30 и завершился с темнотой. К 14-00 подоспе-ла подмога. Это была группа Нодара Какубава и бойцы из других ткуарчалских групп. 6 декабря погиб Мушни Хварцкия. Он умер от ранения в затылок.
7 декабря нас заменила группа «Гроза» Руслана Джелия. В этом бою погибли из группы «Ласточка» бойцы Джопуа Омар и Ашхаруа Заур.
В Мишвельской операции я участвовал в группе Худого – Сердюкова. С нами шли Миквабия Дима, Миквабия Игорь и Ибра-гим Чкадуа. До двадцати пяти бойцов нас было. Проводником был бедийский боец, который очень толково нас провел в тыл  враже-ской позиции.
В этой операции и в Тамышской я участвовал в группе Худого вместе со своим младшим шестнадцатилетним сыном Эриком, с которым дошли до Ингура.


Из воспоминаний
Севдар-оглы Владимира Чичикоевича,
командира взвода «Ласточка», награжден медалью «За отва-гу»

Еще в 1989 году принимал участие в грузино-абхазском воо-руженном столкновении, когда вооруженные звиадисты шли на Сухум. 15 июля 1989 года я с ребятами выехали на моем «ЛАЗе» в Сухум. Там, голые по пояс, вооруженные автоматами грузины еха-ли на «МАЗе». Мы заехали на площадь Ленина, где собрались аб-хазы на митинг протеста. Увидев такую ситуацию, мы с ребятами, в их числе Валера Делба (впоследствии погиб при освобождении Сухума в районе с. Шрома в 1993 году, Герой Абхазии посмертно), поехали на военные склады стрельбища, где мы изъяли оружие и боеприпасы для охраны абхазов, находящихся на площади Ленина. В тот  вечер мы отбили от площади вооруженных грузин. И через несколько часов прилетевший из России взвод десантников взял под свою охрану людей на площади. После этого нас катерами пе-реправили в Очамчирский район, в село Киндги. 17-го июля в с. Беслахуба нас взяли в плен вооруженные грузины. Их было до пя-тисот человек. На следующий день нас обменяли на грузин. И, ко-гда две противоборствующие стороны были остановлены десант-никами, мы все оружие подбросили обратно. Несмотря на это меня посадили в тюрьму, как и Валеру Делба. Ему дали три года, мне – два. Отсидели мы в Армавирской тюрьме. В первый день, когда меня арестовали, то избили до полусмерти. Пичкали разными ле-карстами. В психиатрической больнице в Ганахлебе грузинские психиатры мне вынесли заключение об утере памяти. После снова посадили в ИВС МВД Абхазии, где продолжали меня избивать и после суда отправили в Армавир.
Отсидев, вернулся в Абхазию. С первого дня грузино-абхазской войны участвовал, будучи ополченцем г. Ткуарчала, в закладках мин, охране дорог, Гупского моста.
12 октября принял участие в 1-й Очамчирской операции в группе Ивченко с ополченцами Тарба Валерой, Джинджолия Дау-ром и другими. Во II-й Очамчирской операции – был в резервной группе, где мы держали позицию между селами Меркула и Бесла-хуба. А с 27 октября 1992 года стал бойцом группы «Ласточка». В ту ночь группа пошла на Цагеру.
В начале декабря 1992 года, после взятия Кочары, группа «Ласточка» вместе с другими группами Восточного фронта зани-мала позицию напротив школы, в селе Лашкиндар (бывш. Цхен-скар). Наступление госсоветовцев началось с утра, хотя накануне они прислали парламентера, якобы, по вопросам обмена пленными.
На сопках держала оборону группа «Шаратын». А за день до грузинской атаки боец из группы «Малыш», как будто предчувст-вовал, заминировал дорогу десятью минами. Бойца звали Гена Аш-ба (Малыш) Он и Мушни Хварцкия погибли на высоте, где сидел «Шаратын».
Бой начался с атаки вражеской бронетехники, которая в коли-честве двух танков подорвалась на минах, подложенных «Малы-шом». Два дня длился ожесточенный бой. Геройски погибли Джо-нуа Омар и Заур Ашхаруа. Ранило Отара Ломия и Мурмана Харчи-лава (Муху). Трофеи – десять автоматов, боеприпасы, экипировка. В «Ласточке» было до тридцати бойцов.
Чечен – Руслан Дохцаев принимал участие в этом бою. После того, как он отвез погибшего Мушни Хварцкия в Гудауту, Руслан вернулся обратно и влился в нашу группу. Его назначили команди-ром разведвзвода группы «Ласточка». Месяца два наша группа бы-ла прикомандирована к цхенскарским позициям. А в январе 1993 года ходили на помощь к атарцам, когда госсоветовцы заняли атар-скую сопку, но быстро оттуда ушли. Хорошо себя показали Горзо-лиди Вова, Квициния Раинди, Кекуа Мераб. В Цхенскарах нас за-менила группа «Ерцаху», но не успели мы после смены передох-нуть, как нас со «Скорпионом» направили на операцию в Пакуаш.
Несколько раз мы заходили в Охурей для возврата поквеш-ских позиций с целью выравнивания линии фронта, так как у бес-лахубовцев в тылу оказался противник. Когда пошли в следующий раз на Охурей, то в результате боя заняли позицию, утерянную по-квешцами. Но продержались только два часа. Ранило командира батальона Лаврика Миквабия, командира группы «Ласточка» Ота-ра Ломия, бойцов Отара Пипия и Карло Гварамия. Отход был со-вершен из-за контратаки грузинской бронетехники. Погибло семе-ро пакуашских бойцов. Операция завершилась неудачно.
Вскоре после этой операции, группу перевели на боевое де-журство у сопки Мишвели, что в Бедии. До занятия грузинским де-сантом горы Лашкендар, наши бойцы в количестве одиннадцати бойцов с некоторыми бедийскими пошли на боевую вылазку в село Чхуартал. Валера Джинджолия поднял со своими ребятами мино-меты на гору Ахраджара и стал обстреливать Чхуартальские вра-жеские позиции.
А мы, перейдя гору, спустились к селу и подошли к высотке, которая находилась в самом Чхуартале. Завязали бой. Ранило Беси-ка Какулия. Грузинская БМП подорвалась на мине, которую под-ложили бойцы Леонид Аргун – командир группы из Ткуарчала и Мурман Чолария из Бедийского ополчения. После короткой пере-стрелки мы заняли их позицию, через несколько часов отошли, унося своего раненого товарища.
Дней за двадцать до объединения Западного и Восточного фронтов на Кодорском мосту группа «Ласточка» совместно со «Скорпионом» и другими группами Восточного фронта должны были взять Ахалдабу. Но вначале под командованием Лаврика Ми-квабия был взят Кодорский мост. Операция началась в шесть утра. После короткого боя мост был освобожден от сил противника. К девяти подъехал танк экипажа «Тигра». При взятии шоссейного моста участвовала только группа «Ласточка». А железнодорожный мост был взят бойцами из Адзюбжи и Атары Абхазской.
Перед шоссейным мостом валялись бетонные плиты. К девяти подъехал командир «Ласточки» Валера Пипия (Баламут) и привез боеприпасы. В это время для взрыва моста адзюбжские бойцы пе-редали нам мины. Минированием занялся наш боец Славик Сангу-лия с прикомандированным к нам русским по имени Вова. Они вдвоем соединили провода. Но начался шквальный обстрел с про-тивоположной стороны моста. Один из грузинских снарядов попал в плиту и сдетонировали пять мин. Был огромный взрыв. Погиб наш боевой друг Славик Сангулия, который всю войну храбро вел себя, а Вова был ранен осколком снаряда в ногу.
Через два дня сдав смену, отдохнув день, на четвертый пошли в наступление на Ахалдабу. Кроме нас участвовали «Скорпион», группа (Худого) Сердюкова, «Гроза». В первый день наступления Ахалдабу не взяли, но на следующий день она была занята. Погиб-ли Джонуа Валерик, Джугли Цулукия, ранили Вову Горзолиди, Агали Назарова. В освобождении Очамчир погиб наш семнадцати-летний боец Мамука Барганджия-Шакая. Он был убит выстрелом из вражеского пулемета в грудь, когда проводил разведку боем на улицах Очамчир. Несмотря на юный возраст, он участвовал в боях в Беслахубе, Мишвели и других позициях Восточного фронта.
В мое подразделение входили Горзолиди Вова, Квицния Роин, Ажиба Лабан, Кекуа Мераб, Марченко Гена, Кирия Юра, Курт-оглы Бесик, Какулия Бесик, Назаров Агали, Аршба Толик, Тащян Матевоз Геворгович – старшина группы и другие.


Из воспоминаний
Марченко Геннадия Викторовича,
бойца группы «Ласточка» ВФ

В первые же дни войны директор ГРЭСа Джинджолия Хута Сидорович включил меня в группу специалистов, которая занялась ремонтом вооружения и изготовлением самодельных минометов, мин, гранат, начинкой кислородных баллонов взрывчаткой. До войны на Ткуарчальской ГРЭС я работал сварщиком. В бригаду, кроме меня, включили Коба Виктора Павловича, Джапаридзе Са-шу, Кирия Юру, Валехова Алексея, Валехова Александра, Вяче-слава Гварамия, Ханагуа Валико Исидоровича, который являлся старшим мастером. Также изготовляли самодельные водяные гене-раторы, дававшие электричество на больницу (операционные пала-ты), на штаб, комендатуру и столовую.
В январе 1993 года мой друг Кирия Ю. перешел бойцом в группу «Ласточка» и принимал участие в боях. В мае 1993 года и я вошел в это подразделение ВФ бойцом. «Ласточка» была разделена на две группы. Одной командовал Вова Севдар-оглы, второй – Бондо Аршба. Командиром был Отар Ломия, начальником штаба Отар Кархалава. А организатором этой группы, который вел общее руководство, был Валера Пипия (Баламут).
Я входил в группу В. Севдар-оглы. Находились мы в тот пе-риод на Бедийской операции. Первым боем, в котором я участво-вал, это была Мишвельская операция.
На Мишвели наша группа шла, ведомая местным проводни-ком, слева со стороны Чхуартала. Стоял густой туман. Проводник вывел нас прямо к вражеским дзотам. Я шел с пулеметом. С этой стороны оборона была слабая. Прорвали мы ее после короткого боя. В бой шли бойцы группы: Кархалава Отар, Севдар-оглы Вова, Пипия Валера, Ломия Отар, Кирия Юра, Харчилава Мурман, Ар-шба Демур, Джугли Цулукия, Кекуа Мераб, Курт-оглы Беслан, Аршба Сергей, Горзолиди Вова, Дахцаев Руслан, Сангулия Славик, Барганджия Мамука, Джопуа Валерий, Берулава Гурам, Аршба Дима, Роинди Квициния и другие.
Из нашей группы Джугли Цулукия погиб в Ахалдабской опе-рации, Джопуа В.С. погиб от ран, полученных в Ахалдабской опе-рации, Сангулия Славик – погиб на Кодорском мосту, Барганджия Мамука – погиб при освобождении г. Очамчира.
После взятия Мишвельской сопки пять дней бомбили нашу группу, дежурившую там, из РБУ с платформы на железной доро-ге, в районе села Ачигвара. Невозможно было поднять голову. Ра-нило только Берулава Гурама в ногу.
Посменное дежурство вели мы и в Беслахубе, Пакуаше, Реке. Около месяца работали на контрольно-пропускном пункте в селе Агу-Бедия по пропуску и проверке гражданских лиц, проходивших из Ткуарчальского района в Очамчирский и обратно. Участвовали в охране гуманитарного каравана из России, приехавшего в блокад-ный Ткуарчал. Обратно в Россию, в Гудауту увозили женщин, де-тей и стариков.
Дислоцировалась наша группа в детсаде «Ромашка» рядом со стадионом в Ткуарчале. Завхозом был Матевоз Тащян, зам. коман-дира по тылу – Лазария Валерий Иванович.
Во время Тамышской операции «Ласточка» должна была за-нять сопку, с которой простреливалась центральная трасса в районе с. Киндги. Вместе с нами эту задачу выполняли бойцы Джгердин-ской группы. Вышли под утро. Разведчиками-проводниками были бойцы из с. Джгерда. На этой сопке обнаружили пять грузинских дзотов, личного состава до тридцати человек. Располагались госсо-ветовцы в двухэтажном доме. Мы развязали бой, который длился часа четыре. После с помощью нашей БМП, мы уничтожили их. Отстреливались они очень упорно. Техники у них не было никакой. Пленных взяли до пятнадцати человек и отправили их в штаб. Трофей – новый «УРАЛ». Джгердинские ребята в это бою прояви-ли себя достойно. Трофеи были взяты и ими – автоматы и гранато-меты.
В тот же вечер мы получили приказ, выйти метров двести к трассе. Руслан Дахцаев шел с СПГ, Харчилава Мурман с гранато-метом. Вначале Р. Дахцаев попал в танк, а после его добил М. Хар-чилава из гранатомета. С танка сняли трофеи – пулеметы ДШК и ПКТ. После нас пошла пехота. Атаку до ночи мы отбили. На дру-гое утро мы получили приказ: «Зарыться в асфальт» и никого не пропускать со стороны Сухума...»


Из воспоминаний
Кварчия Зураба Джугутовича,
бойца Бедийской роты

В первые дни войны был ополченцем г. Ткуарчал с Русланом Хашба, Эдиком Чиковичем Кварчия, Эдиком Булия, Мари Делба и Зазой Джугутовичем Кварчия. Вместе с другими ополченцами ми-нировали и охраняли Гупский пост. Почти месяц находились на этом посту. Большинство были с охотничьими ружьями. К концу августа бомбили очень часто из вертолетов. В одну из бомбежек погибли двое ополченцев.
За этот период из нас образовалась группа во главе с Эдиком Кварчия, куда входили я, Заза Лагвилава, Руслан Хашба, Мари Делба, Реваз Цурцумия и мой брат Заза Кварчия. Группа базирова-лась на позициях села 1-я Бедия. Позиция наша находилась в цен-тре села, сзади шакаевского дома. Месяцев пять находились на этой позиции. Кроме частых перестрелок с противником, находя-щихся на сопке Мишвели, я участвовал в команде Бесика Квици-ния в атарском направлении. Тогда под Новый год население Ата-ры покинуло село. Мы вновь заняли его. И с этого момента я ос-тался в атарской группе. Во время Тамышской операции участво-вал в группе Лаврика Миквабия в районе села Киндги. Наша пози-ция была напротив выезда из Кутольской трассы со стороны моря. Рядом со мной находились бойцы Эдик Кварчия, Руслан Хашба, Реваз Цурцумия, Заза Кварчия, Заза Лагвилава. Ближе к нам распо-лагалась группа Нодара Какубава и казаки, прибывшие из Гудауты с Лакутом Зарандия.
За время войны меня четыре раза контузило. Два раза на Гуп-ском мосту – в начале войны, третий раз – в Киндгах и четвертый раз – от авиационных снарядов, когда отрезало ноги женщине и по-гиб один мужчина.
Участвовал также в майских событиях в 1998 году в группе Марьяла Квициния. Под его командованием было пятьдесят бой-цов. Среди них – Сундар Квициния, Чопка Квициния, Рома Квици-ния, Тан Квициния, Габруша Квициния, Валерий Квициния и дру-гие.


Из воспоминаний
Никитченко Геннадия Васильевича,
начальника штаба Меркульского батальона

Работал до войны начальником механизации. В августе 1992 года строили птицефабрику в Цагере. 14 августа я ехал на «МАЗе» в Цагеру. Там, на работе, по телевизору услышал о начале войны – о вводе войск Госсовета Грузии в Абхазию. Сразу поехал домой на своем «МАЗе». Кстати, эта машина во время войны служила наше-му фронту. Кран мы с нее сняли и поставили кузов.
В первый день войны грузинские солдаты вошли и вышли из нашего села Меркула. А местные грузины, живущие в Абхазии, а именно в нашем регионе, создали свои вооруженные подразделе-ния и наводили госсоветовцев на абхазские, русские и армянские дома с целью грабежа в свою пользу.
Где-то месяц было тихо и спокойно. Оборону села никто не организовывал. Но после прибытия с Западного фронта Луца Ни-колая Николаевича и Папаскири Тенгиза Илларионовича, стали рыть окопы у въезда в село. Н. Луц погиб в Меркульском бою, а Т. Папаскири – в Тамышской операции. Но до их прибытия грузины начали сжигать дома местных абхазов и русских, а после и убивать их.
В первые два заезда в село, грузины заезжали на танке – по-грабили несколько домов и уехали. Но во второй раз сельчане ока-зали сопротивление. И после этого, в первых числах сентября 1992 года и произошел первый бой, когда погиб Н. Луц. В село «нака-зать» за оказанное сопротивление въехали танк, три БМП и целый взвод грузинских солдат. В окопах сидел Н. Луц с шестью-семью меркульцами. До своей гибели он успел уничтожить две БМП. И потом прибыл «летучий отряд» из Ткуарчала. В начальный период войны большинство абхазского населения не верило, что это на-стоящая война началась, а не просто столкновение на короткий от-резок времени.
Грузины были отбиты и после этого боя линию обороны села отодвинули ближе к центральной трассе, подальше от села.
В ноябре 1992 года уже была линия фронта со своими пози-циями. Начальником всех позиций был Зарандия Илья Кучирович (впоследствии погиб на войне). В этом же месяце я организовал минерную группу и занялся минированием Меркульской линии фронта.
Вместе со мной минировал Владимир Камкия. Позже он стал разведчиком, был в плену, а в Тамышской операции погиб. Воевал он всю войну до смерти мужественно.
После того боя, когда двумя-тремя автоматами восемь человек удерживали целый взвод грузинских солдат, когда Н. Луц сжег две БМП, у народа поднялась вера в свои силы, уверенность в будущей Победе.
В конце декабря 1992 года меня перевели в Члоу для органи-зации коммуникаций штаба Восточного фронта со всеми его под-разделениями. Мы организовали мини-электростанцию, используя горную воду. Когда началось в декабре широкомасштабное грузин-ское наступление по всему Восточному фронту, я вернулся в Мер-кулу.
Два дня грузинские подразделения пытались занять наше село. Заняв Меркулу, они могли пресечь сообщения между подразделе-ниями Восточного фронта. В первый день наступления мы подор-вали три танка, одну БМП и один МТЛБ. На другой день они подъ-ехали на двух танках, чтобы утащить первый подбитый танк, но ночью мы подложили мины и эти два танка подорвались на них. После боя из трех танков мы собрали два боеспособных.
После этого боя сразу Астамур Миквабия с группой бойцов сливали солярку с подбитых танков. Вдруг к танку подъезжает во-енный «УАЗик» и выходят из него четыре полковника и водитель в военной форме. В общем, это оказались грузинские полковники.
Ребята не растерялись – взяли их в плен и передали их в штаб Восточного фронта, а после их переправили в Гудауту. Впоследст-вии Астамур Миквабия погиб в Тамышской операции.
В феврале 1993 года я был назначен начальником штаба Мер-кульского батальона. А в марте – заместителем командующего ВФ по технике с присвоением звания майора.
Во время февральского наступления грузин на Меркулу погиб Ахра Тужба. Во время боя из Члоу пригнали наши трофейные тан-ки – «Тигр» и «Ласточку». После этого грузины отступили. А группа из 15-ти бойцов во главе с Александром Жуком, попала в засаду, которая рано утром вышла на разведку. Большинство ребят были зверски измучены и казнены врагами.
В разное время Меркульским батальоном командовали Кам-кия Владимир, Хаджимба Амиран, Илья Зарандия, который коман-довал и позицией. Юра Квеквескири был начальником штаба ба-тальона. Пачулия Отар командовал позицией «Косяк», воевал с первого дня войны. Во время войны погибли уроженцы с. Меркула – грамотные и отважные бойцы: Зурик и Гарик Папаскири.
В Меркулах воевала группа уральских казаков (28 бойцов). Группа называлась «Медведь», Очамчирская группа Виктора Га-мисония (Гамса).


Из воспоминаний
Адлейба Астамура Антоновича,
командира группы «Зигзаг» Меркульского батальона

14 августа 1992 года, когда началась грузинская агрессия, я находился в Киеве. 16 августа был уже в Абхазии, а 18 августа вместе с другими ополченцами находился на позициях у «Универ-сама» в г. Сухуме. В тот период со мной был Толик Голандзия.
После с группой из сухумчан, стояли на позициях около школы в Н. Эшере. Я был пулеметчиком в группе. Но 12 октября 1992 года вылетел с группой абхазских бойцов, уроженцев Восточной Абхазии в г. Ткуарчал. В то время было короткое перемирие на Гумистинском фронте, – противоборствующие стороны производили обмен пленными. В вертолете в тот день со мной летела и группа Бориса Пачулия (Деда).
Прибыв в Ткуарчал, я два-три дня находился у родственников, затем выехал в село Члоу, в местечко Аймара, где в то время находился один из штабов Восточного Направления Обороны Аб-хазии (ВНОА). Командовал в этом участке фронта Леонид Начке-бия. Там же я встретил своих друзей-однокурсников: Нодика Джопуа, Бесика Джопуа, Сангулия «Старика», Зурика Квициния, Бесика Джинджал, Бесика Логуа, Омара Аршба, Бесика Аршба, Зу-рика Джопуа, Ахру Когония. У многих из них не было оружия. Но ребята по очереди, одалживая друг у друга автоматы, посменно принимали участие, как на вылазках, так и на постах. Я решил ско-лотить группу. В течение двух недель собрал ее, нам выдали рацию и по приказу командования «перекинули» в с. Гваду. В Гваде мы организовали оборону села вместе с ее населением. Наши позиции граничили с грузинским селом Кочара, поселком Кетеван. Вырыли окопы, заминировали подходы. Находясь в с. Гвада наша группа часто выезжала на подмогу  в с. Киндги – к центральной трассе, где курсировали госсоветовцы. Из десяти бойцов – группа возросла до двадцати пяти человек.
20-22 октября 1992 года нас снова перебросили на новую по-зицию в село Меркула, по Меркульской трассе, не доходя до по-селка Сакобалио – на высотке «Сека». Мы были подмогой для Меркульского батальона. У нас было пять постов. Наша группа ба-зировалась у местного жителя Дзуку.
До 26 октября совместно с меркульцами мы участвовали в вы-лазке на базу противника в районе Чайсовхоза. После предвари-тельно проведенной разведки с местным жителем-проводником, мы начали боевую операцию на рассвете. Я со своей группой шел с верхней стороны дороги, а вторая группа во главе с Лакутом За-рандия, обошла совхоз с тыла и мы одновременно вступили в бой. Длился бой около часа. Был очень интенсивным, несмотря на ми-нимум времени. К врагу мы подступили вплотную, после мы ото-шли. В тот  же день наши позиции практически целый день бомби-ли и с воздуха и из «Града» грузинские подразделения. От плен-ных, которых захватил Илья Зарандия (Басмач), мы через несколь-ко дней узнали, что в день нашей атаки грузины потеряли пятна-дцать человек убитыми, не считая раненых.
Группа «Зигзаг», начиная с Аймара, имела два боевых «КА-МАЗа», четыре гранатомета, кроме автоматического оружия. При-нимала участие в остальных операциях Восточного фронта…


Из воспоминаний
Чагава Темура Левардовича (Джидж),
начальника штаба 1-го полка ВФ, майора, Героя Абхазии

Темур Чагава был одним из тех абхазских парней, который с первых дней вошел в состав формируемого полка ВВ РА вместе с Асланом Зантария, Вахо Гвинджия, Адгуром Харазия, Вовой Ан-цуповым и другими.
Было создано подразделение Абхазской гвардии, где команди-ром назначили Аслана Зантария. «Нас в этом взводе было до три-дцати шести гвардейцев. Еще до начала грузино-абхазской войны, мы выловили многих грузинских эмиссаров, с автобусами, полны-ми автоматов, которыми они вооружали местных грузин для войны с абхазами. Операцию по выдворению министра ВД Абхазии Ло-минадзе, тоже наша группа выполняла. Среди них – Аслан Занта-рия, Славик Кобахия, Вова Анцупов, Рамин Хаджимба («Приклад» – прозвище, данное ему за то, что он ударил Ломинадзе прикладом автомата), Демур Бганба (Гвадала), Даур Ашхацава, Даур Багате-лия, Демур Кутарба, я и еще несколько ребят.
Дежурили на постах в сс. Гудава, Охурей, на р. Ингур. А 14 августа 1992 года, когда началась грузино-абхазская война, наш взвод находился в санатории МВД СССР в Бабушерах. И мы узна-ли о начале войны во время боя другого подразделения из ВВ РА в Агудзерах. Грузинские «крокодилы» бомбили наш аэропорт. Темур Чагава лично передал по рации в город, что грузины бомбят аэро-порт, что началась война. Но на том конце провода ответили, что-бы не паниковали, что никакой войны нет. После, когда поверили, дали команду выехать на помощь абхазским подразделениям в Агудзеры. Но по дороге взвод попал в засаду, устроенную тбилис-ским ОМОНом. В неравном бою пришлось отступать, оставив тех-нику. Пришлось двумя группами выходить в сторону неоккупиро-ванного госсоветовцами г. Ткуарчала. Вместе с Темуром отходили Читанава Виталий, Куталандия Демур, Кутарба Демур, Муцба Ду-ля, Ашхацава Даур, Багателия Даур, Бжания Гоги и другие. А наш командир Аслан Зантария вместе с Бганба Гвадалой и Сангулия Асланбеем поехали в город за Сулико Ласурия, который был до ут-ра отправлен за бензином в полк, в Сухум. В тот день им не уда-лось вернуться.
Нам же пришлось долго выходить к своим. По пути нас бом-били «крокодилы». Все же к реке Кодор мы подошли к рассвету. Через реку не смогли переправиться. С обмундированием было не-возможно ее переплыть. Тогда Темур Чагава с Дауром Кутарба пошли на разведку через Кодорский мост. Никаких постов там не оказалось. Только в овраге валялся грузинский танк.
К нашей радости, вскоре вышла в Адзюбжу и вторая часть нашего взвода. После мы пошли в с. Кутол, где провели собрание с местным абхазским населением и уехали в Ткуарчал. Вернувшись через некоторое время обратно, стали минировать подходы к селу, привезенным из Ткуарчала аммоналом. Склад аммонала на Ингуре был найден незадолго до начала войны нашим гвардейцем Резо Го-гия у одного грузина.
После в Кутоле было большое собрание сельчан. И Аслан Зан-тария предложил меня на должность командира батальона с. Кутол. Все одобрили этот выбор. Народ очень сильно уважал и любил Ас-лана Зантария. Авторитет у него был огромный среди людей.
Я стал орагнизовывать свой батальон из сел Тамыш и Кутол. В то время линии фронта пока не было. И мы в основном проводили диверсионные вылазки. В те дни рядом были со мной: Гурам Еник, Гурам Лагвилава, Гвадала Кутарба (Кот), Демур Куталандия, Ами-ран Цвинария, Астамур Зантария, Вели Юпов, Эрик Осия, Гиви Цвинария, Валерий (Бурди) Агрба, Отар Джинджолия и другие.
14 августа 1992 года Астамур Зантария, Цвинария Амиран и Вели Юпов взорвали Тамышский мост, остановив этим продвиже-ние грузинской колонны на сутки. Заместителем командира ба-тальона был А. Цвинария.
Участие с батальоном за сопку Тоумыш, совместно с Киндг-ской группой (командир Зорик Чкония). Погибли Гарик Енук (ко-мандир отделения разведчиков), Мераб Сандзава, Адгур Микая, Батал Лаквитава, Дима Амичба (семнадцати лет). Ранили Нани Бе-бия – командира роты и Гиви Агрба.
Участие в марте 1993 года в 1-й Лабринской и 2-й Лабринской операциях. Разрабатывалась операция в штабе. Кроме нашего ба-тальона приняли участие и бойцы из групп «Апсны» (командир Мушни Ашуба), Ласурия Камы, Цыцыбава Темура (Тамышская группа), «Чегем» (командир Асланбей Сангулия), «Катран» (ко-мандир Джемал Чагава), «Дельфин» (командир Виталий Осия), «Киндги» (командир Дима Кация), «Дельфин-2» (командир Адгур Дзвелая).
В операции погибли Бондо Бебия, Зураб Кварандзия, Гурам Папаскири, Темур Джалагония, Демур (Кот) Кутарба.
Во 2-й Лабринской операции 9 марта 1993 года погибли бой-цы – Роман Когония, Валера (Шила) Шакая (погиб в боях за Лабру 13 марта 1993 года), Геннадий Черников (доброволец из Ставро-польского края), Сергей Сапаров.
В Тамышской операции в июле 1993 года батальон находился с первого до последнего дня операции. Было взято много трофей-ного оружия. В Тамыше погибли бойцы Бесик Осия, Пантик Тор-чуа, Джамбул (Хусейн) Джалагония, Борис Табагуа, Бено Колбая, Рамин Дараселия, Мераб Самсония. Были ранены Андрей Кирки-надзе, Эрик Осия, Нодар Джалагония.
После этой операции наш полк, как и другие подразделения ВФ, участвовал в дальнейших операциях по освобождению Абха-зии от грузинских оккупантов.


Из воспоминаний
Осия Виталия Веноровича,
капитана милиции, награжден орденом Леона

Начало грузино-абхазской войны застало меня в родном селе Кутол, где я работал педагогом. Об оккупации Абхазии узнал по телевизору и о том, что глава Очамчирской администрации Гургу-лия Игорь Алмасханович пленен госсоветовцами Грузии. Лично меня это поразило…
Народное ополчение села возглавили Цвинария Гиви Ивано-вич, Агрба Валера Бабахович (Бурди), Пантик Торчуа (Герой Абха-зии посмертно), Эрик Осия (Герой Абхазии посмертно).
На второй день после начала войны кутольцы подготовили и взорвали мост через р. Тоумыш для остановки продвижения гру-зинских оккупационных войск в Сухум. Взрывчатку готовил Цвижба Шота Пилович – старый шахтер. Участвовали Тариел Са-кания, Велод Лукава, Ташь Блабба, Заур Чантурия (Герой Абхазии посмертно), Нодар Чагава, Адгур Дзвелая, Гиви Цвинария, Вита-лий Осия, Сурам Сакания.
16-17 августа уже рыли окопы в двух километрах от централь-ной трассы – между Тамышом и Кутолом. Первое столкновение с госсоветовцами произошло через несколько дней, когда погиб один из резервистов Абхазской гвардии Тутик Зарандия. Лишь в феврале 1993 года противник совершил очередную попытку захвата нашего села.
Через два-три месяца после начала ОВ 1992-1993 гг. в Абха-зии  Валера Агрба, Пантик Торчуа и Эрик Осия создают группу «Дельфин-1». Первым командиром был избран В. Агрба. Через не-сколько месяцев стал Чагава Руслан Акакиевич, затем Сичинава Игорь Шотович (Герой Абхазии посмертно). И после его гибели – 25 февраля 1993 года группа избрала своим командиром меня. И до окончания войны уже я возглавлял группу «Дельфин-1». Комисса-ром был Амиран Бжания.
25 февраля 1993 года грузины пошли в наступление с раннего утра. До атаки пехотой и бронетехникой они почти два часа под-вергали артобстрелу наши позиции. Обстрел производился из сис-тем «Град», «Алазань» и танков. В тяжелом бою было подбито пять вражеских танков и две БМП. В этом бою отважно проявили себя Батал Табагуа, Сурам Сакания, Ахра Голандзия, Джон Го-ландзия, Игорь Сичинава (командир группы), Руслан Чагава, Вале-ра Агрба, Гиви Агрба и другие.
В течение войны кроме боевых дежурств на позициях группа «Дельфин-1» приняла участие в Лабрской, Тамышской операциях, в боях Ануа-рху, Тоумыш.


Из воспоминаний
Гвинджия Вадима Ивановича,
начальника штаба 4-го батальона,
1-го полка Восточного фронта

15 августа 1992 года из г. Киева ехал в Абхазию. В г. Туапсе узнаю, что в Абхазии началась война и, якобы, Сухум взят войска-ми Грузии.
Вечером того же дня я, приехав в Сухум, пошел прямо в под-разделе¬ние полка ВВ РА, но оружия там не было. В полк я ходил вместе с пле¬мянником Адамуром Гвинджия и моей сестрой Гвинджия Раисой. Впо¬следствии Адамур стал бойцом Киндгского батальона, а Раиса – медсест¬рой батальона. Но, пока мы искали оружие, попали в окружение. При¬шлось пешими выходить через Яштуху, Шрому по горным массивам до Киндги, куда мы добра-лись 22 августа 1992 года.
В селе за эти дни уже было создано ополчение, которым в те дни ру¬ководил Рустем Цушба. Он погиб во время боевых вылазок на централь¬ную трассу в сентябре 1992 года. Также ополчением села руководили Дима Кация, Игорь Ломия, Гарик Хаджимба (погиб при освобождении села Коко-арху в Атаре Абхазской, 27 декабря 1992 года), Цулукия Гиви. Все они являлись резервистами полка ОВ РА. Имели че¬тыре автомата и один гранатомет с несколькими снарядами. В начале гру¬зино-абхазской войны набралось всего около двадцати ополченцев в селе.
Заминировали подходы к селу, закопали кислородные балло-ны со взрывчаткой. Минировали и центральную трассу, по которой проезжали госсоветовцы Грузии. До пяти километров линии обо-роны были взяты нами под контроль. В те же дни Джон Гогия, Зо-рик Чкония и другие ополченцы организовали подрыв железнодо-рожных и шоссейных мостов, включая железнодорожные полотна – для приостановки продвижения грузинских военных сил к Суху-му.
Из сельского ополчения организовали две партизанские груп-пы, куда вошли ополченцы из села Арасадзых и из Гудауты. Обеи-ми груп¬пами командовал Джон Гогия. Первая группа держала по-зицию с запад¬ной стороны села, где проживало вооруженное с пер-вого дня войны гру¬зинское население. За счет боевых вылазок, со-вершаемых почти еже¬дневно, трофейное оружие увеличивалось в наших рядах, соответственно и количество бойцов.
В начале сентября 1992 года наши ополченские группы орга-низо¬вали крупную диверсионную операцию на центральной Су-хумской трассе. Разделившись на три группы, стали поджидать ок-купантов. Пер¬вая часть поджидала на сопке, где Киндгская школа, вторая – возле моста Чашья, со стороны моря, а третья – за оста-новкой, со стороны Тамыша.
Выжидали мы противника двое суток. На третьи сутки где-то к две¬надцати часам дня показалась госсоветовская бронетехника: БМП и танк, за ними несколько «Икарусов» с личным составом и большое количество легковых автомашин. Госсоветовцев было до двухсот солдат.
Вначале мы взорвали мост через реку Чашья, после – второй взрыв по трассе. В результате техника оказалась в кольце. Грузин-ский танк был выведен из строя нашим гранатометчиком Гариком Хаджимба. Второй снаряд он запустил в один из «Икарусов». Две взрывчатки не сработали, третья – взорвалась под БМП, башню ко-торой заклинило от взрыва. Через двадцать минут после начала боя, нас стали бомбить из двух вертолетов. Более часа длился же-сткий бой. Из числа принимавших участие в бою, никто не погиб, но осколком от снарядов, выпущенных с вертолетов, был убит председатель колхоза села Киндги Киут Заур Хасанович, ранило аг¬ронома села и еще двоих мирных жителей.
Мы вынуждены были отойти вглубь села. Противник нас пре-следо¬вал. Госсоветовцы сожгли тридцать абхазских домов. Почти до вечера они вывозили с места боя своих раненых и убитых сол-дат на вертолетах и машинах «Скорой помощи».
В период до Нового года, наша группа решила выманить и уничто¬жить бронетехнику противника, спрятанную за Киндгской фермой, откуда грузинский танк постоянно обстреливал наше село, принося этим боль¬шой урон. Для выполнения задачи на сопке села Охвамаху установили ПТУРС, который обслуживали, приглашен-ные специально для этой цели, приднестровские казаки-добровольцы. В начале операции, для выманива¬ния танка Гогия Джон (Тамаз) Юрьевич и Киут Пеки Ладикович, а также другие бойцы, возглавляемые Д. Гогия, должны были подойти вплотную к ферме и начать бой. Но во время операции, на пехотных минах, подходя к ферме, подорвались П. Киут и Д. Гогия. Оба потеряли ноги. Остальные бойцы вытащили их. Первую медицинскую по-мощь Джону оказала мед¬сестра группы Раиса Гвинджия. Обоих раненых отправили в Ткуарчал, а оттуда в Гудауту.
На все наши вылазки враг отвечал наступлением на село. При этом личного состава обычно было до двухсот – трехсот солдат, сопровождае¬мых двумя танками или БМП. Практически каждую неделю мы выбивали их из села.
В этих боях нашими ополченцами было уничтожено немало тех¬ники. До сих пор останки грузинских подбитых танков стоят у нас на тер¬ритории села.
После ранения Джона Гогия, командиром ополчения избрали Кынту Пачулия. Где-то в начале декабря, грузинские подразделе-ния совершили широкомасштабное наступление на Ануа-рху, где держали оборону Та¬мышские бойцы, и на наши позиции в Кинд-гах. Такой контрудар они со¬вершили на наши позиции из-за того, что фактически с первого дня войны, как тамышцы, так и киндгцы перекрыли отрезок центральной трассы, на которой шло продви-жение грузинских оккупационных частей в сторону Сухума.
Наступление они начали с раннего утра, одновременно на по-зиции обоих сел. Силы их намного превосходили наши. Пришлось в жестоком неравном бою отойти от своих позиций и нам и та-мышцам. Мы отошли на позиции села Тоумыш – вглубь села, где-то на два километра. А тамышские бойцы – на позиции села Чаар-кыт.
26 декабря 1992 года в результате всеобщего грузинского на-ступления по всему Восточному фронту, погибло пятеро наших боевых товарищей, более девяти были ранены.
3 января я уже был избран командиром Киндгской роты, куда входила группа бойцов из сел Арасадзых и Тоумыш.
До середины января 1993 года мы дважды пытались вернуть утерянные позиции. Во время первой попытки мы потеряли шесть бойцов. В основном это были бойцы Кутольского батальона. Рани-ло двенадцать человек. В этом бою мы применили абхазскую бро-нетехнику из Кутола. Но наше наступление захлебнулось.
Через неделю, командир нашего батальона Джидж Чагава, вместе с нами разработал план операции по возврату старых пози-ций. С рассветом мы пошли в наступление. Бой длился до темноты. Грузины вызвали «крокодил» на подмогу. Глубокий снег помог нам. Вертолет был подбит «теплушкой». Подбил его Виктор Строй (Герой Абхазии) к вечеру мы вернулись на свои позиции по линии окраины села Тоумыш, граничащего с Киндги. В бою погибло чет-веро наших боевых друзей.
В плен взяли несколько госсоветовцев и много автоматов. Пе-ред нашими позициями в течение всей войны стояли подбитые на-ми танк, БМП и грузовой транспорт.
10го июня 1993 года рано утром на наши позиции незаметно пробрался противник, с целью забрать свою подбитую бронетехни-ку. Они подъехали на МТЛБ со взводом автоматчиков. Мы, заме-тив их, стали спускаться к ним, стараясь не привлечь внимания. Со мной шли восемь бойцов: Гарик Бганба, Сухорубченко (гранато-метчик), Габуния, Гогия и другие.
Столкнулись с ними неожиданно. Я произвел два выстрела из гранатомета. Не попал, но вспугнул противника. Техника их стала отходить прямо по чайной плантации. Бой завязался с личным со-ставом противника. Через полчаса прибыла к ним подмога с двумя минометами на технике. Совершили два гранатометных выстрела и попали в МТЛБ, который стал гореть. Нами было уничтожено до тридцати вражеских солдат. А взятый с плен шестнадцатилетний механик-водитель МТЛБ – житель Кахетии, сказал, что приехал воевать в Абхазию для того, чтобы после участия в течение года в войне, поступить без экзаменов в любое высшее учебное заведение Грузии.
Впоследствии его передали грузинской стороне, предвари-тельно вызвав на переговоры его родителей.
Было взято до сорока автоматов и пулемет. Ранило четверых бойцов, которых с поля боя вытаскивал на своих плечах Гарик Бганба. Через два дня противник предпринял контрнаступление с применением шести единиц бронетехники, минометов, АГС, арт-обстрела. В бою был подбит один наш танк. По радиоперехвату мы узнали, что в тот день мы уничтожили до восьмидесяти человек личного состава противника.
После этого боя противник нашу сопку назвал «долиной смер-ти» и отошел от наших позиций на расстояние до полутора кило-метров, укрепившись там по всем военным канонам – с блиндажа-ми, дзотами и траншеями.
Потом – участие в Тамышской операции и после перемирия, операции в сентябре, до изгнания противника за пределы террито-рии нашей Родины, через реку Ингур.


Из воспоминаний
Бганба Гарика Иликоевича,
командира IV батальона, 1-го полка

В первый день агрессии находился в родном селе Арасадзых. Село наше маленькое – проживает до двухсот семей. Но за оружие взялись почти все мужчины села. В конце августа я был избран председателем Совета обороны села. Оружия автоматического не было. Выкручивались, кто как мог, добывая в вылазках трофейные автоматы.
Как началось партизанское движение на Восточном фронте, то и мы – арасадзыхцы, решили иметь боевую позицию на линии фронта. Выбрали село Киндги, так как там вдоль центральной трассы партизанили уже пять – шесть ополченцев из нашего села. Я собрал свою группу, которая состояла из трех отделений. Первое отделение возглавил я сам, второе Бганба Валерий Михайлович, а третий Бганба Мамантий Константинович.
С киндгскими ополченцами на Киндгской позиции, кроме ара-садзыхцев, стояли и тоумышские ребята. Впоследствии в IV ба-тальон вошли 1-я рота Киндгская, 2-я Арасадзыхская.
До конца ноября 1992 года мы держали позицию в Киндгах. В результате упорного наступления грузинских частей, мы отошли в сторону Кутола – в Тоумыш.
26 декабря 1992 года, когда грузины пошли в широкомас-штабное наступление по всему Восточному фронту, мы отошли и от Тоумыша на полтора километра назад. Во время этого мощного наступления врагов было много раненых и убитых наших бойцов.
Из нашей роты ранило троих и погибли в бою Капба Батал Рофович, Капба Нурбей Каласович и Гарик Ахсалба. 28 декабря 1992 года наши бойцы вместе с киндгскими пошли в контратаку на грузин в сторону Атары, где они сидели в какобовских домах. В ре-зультате погибли Гарик Хаджимба – лейтенант, боец Арасадзых-ской роты, и боец Гвинджия, который 24 дня пролежал под снегом и по истечении этих дней мы сумели найти его и захоронить в Ара-садзыхе. Также был ранен Гиви Цулукия из нашей роты.
2 января 1993 года мы снова совершили атаку на отнятые у нас позиции, но безрезультатно. Но 15 января при повторном на-шем наступлении вместе с другими абхазскими подразделениями ВФ мы вернули наши позиции. В тот  день был сбит грузинский «крокодил» русским бойцом из Кутольской группы. Отличились также и наши ребята – Кация Дима (командир разведгруппы ба-тальона), Пантик Гвинджия, Рамин Гогия – награждены орденом Леона. Чхетия Мычь и Аполлон Ратия награждены медалью «За отвагу».
3 мая 1993 года меня назначили комиссаром батальона. На мое место назначили Гогия Рамина Сергеевича. Должность председате-ля Совета обороны села я тоже оставил.
1 июня 1993 года в Тоумышском направлении на нас пошел враг. Все началось с того, как наши бойцы заметили, что недалеко от позиции, где стояли подорвавшиеся грузинские танки, госсове-товцы вытаскивали мотор. Наши начали перестрелку, которая за-тем перешла в бой. С 6.30 до 14.00 длился этот бой. Противник стоял в пятнадцати-двадцати метрах от нас.
Нами были уничтожены двадцать два госсоветовца, один пол-ковник грузинской армии. Взяты трофеи – два ротных пулемета, восемнадцать автоматов. Подбили МТЛБ с минометной установ-кой. Взяли в плен водителя МТЛБ. Наших ранило четверых: Сухо-рубченко, который первым остановил МТЛБ, Арахамия, Джопуа и Гогия.
1 июня 1993 года этих раненых бойцов с поля боя я ползком вытащил через минное поле, а Сухорубченко выполз сам, раненый в руку и лицо. Командовали этой операцией командир батальона Чкониа Зорик и начальник штаба батальона Вадим Гвинджия. (Ге-рой Абхазии).
Вообще, в первую половину войны арасадзыхцы добыли в бо-ях семьдесят автоматов, ПТУРСы и гранатометы, а в начале войны нам было передано только десять автоматов.
Во время Тамышской операции в июле 1993 года перед нашим батальоном стояла задача освободить Киндги и занять позицию у центральной трассы. Наш батальон шел вместе с ткуарчальской  группой В. Пипия (Баламута) «Ласточкой». Руководил бойцами «Ласточки» тогда Отар Ломия. Нами была разбита грузинская по-зиция, которую занимал Душетский батальон. Бой длился с шести утра до часу дня. Эту занятую нами вражескую позицию мы про-держали во время тамышского коридора со 2-го июля по 8-е июля. В эти дни постоянный артобстрел шел с моря на наши укрепления. В наступление на нас шел тогда со своим подразделением Л. Коба-лия. После отхода групп «Апсны» и «Тамыш» отошли и мы на ста-рые позиции. За эти дни погиб наш пулеметчик из Арасадзыхской роты Габуния Робик.
После этого было перемирие. А перед последним наступлени-ем мы заминировали мосты. Руководил операцией Кация Дима, командир батальона и я. 16 сентября 1993 года мосты были взорва-ны нами. Третий мост был взорван 17 сентября. Наши подразделе-ния заняли трассу с Цагерского моста до Новых Киндги и грузин-ский поселок в с. Н. Киндги.
22 сентября на наши позиции грузины пошли с трех сторон в наступление. На железнодорожном Киндгском мосту держал обо-рону командир батальона З. Чкониа, со стороны Очамчир – на-чальник штаба батальона В. Гвинджия, а я со своей частью бойцов со стороны Н. Киндги. Я был с пулеметом ДШК. Наступление бы-ло очень мощным. В. Гвинджия из ПТУРСа подбил танк и БМП. Госсоветовцы пробили нашу оборону, так как их также не смогли отбить тамышские бойцы, державшие позицию на трассе. Одно-временно другие абхазские подразделения вели наступление на Ахалдабу. Противник прорвался у Киндгского железнодорожного моста идя в атаку со стороны моря. Пришлось батальону отойти назад. Удерживали мы позиции с 16-го по 22-е сентября. В этот  период из Гумистинского фронта высаживался десант. Отходили мы в час ночи. На второй день командир полка Вова Ануа напра-вил нас на позиции в с. Дача.
24 сентября враг снова пошел в наступление. На наши пози-ции шла бронетехника. Было подбито много грузинской техники. Наш боец Гогия Серапион Шапович вскочил на танк во время боя и открыв люк пытался его уничтожить, но был убит выстрелами про-тивника из танка.
Нашей задачей было удержать противника, не допустить его прорыва в Ахалдабу, где шли бои за взятие Ахалдабы.
28 сентября, получив полные запасы боеприпасов, я стоял с арасадзыхской ротой прямо на центральной трассе. На нас пошла вражеская пехота в количестве до пятисот человек. Шли они при-меняя психическую атаку, открыто, в полный рост. К середине боя они сумели нас окружить, идя в атаку «Г-образно». Заканчивались боеприпасы. Стояла угроза полного уничтожения нашей роты. Нас было до девяноста бойцов. Я дал команду кому-нибудь пойти за боеприпасами. Вызвался доброволец Тарба Даур, который сумел под огнем противника притащить ящик боеприпасов. По моей ко-манде эти боеприпасы были распределены между нашими бойца-ми. Благодаря Дауру Тарба, мы сумели отбить наступление про-тивника. К концу боя подоспела группа казаков во главе с Сердю-ковым (Худым).
28 сентября утром, по рации звонит командующий Восточным фронтом Мераб Кишмария и радостно сообщает: «Поздравляю! Сухум освобожден!» наш батальон, как и другие абхазские подраз-деления ВФ, получил задание встретить части Абхазской армии из Западного фронта. 29 сентября 1993 года в районе Кодорского мос-та наши фронты объединились.
29 сентября объединенная Абхазская армия пошла на освобо-ждение Очамчиры от грузинских оккупантов. Наш батальон шел первым в колонне в сопровождении экипажа танка «Тигр». В пол-первого ночи мы подошли к подступам города. Утром 30 сентября наш батальон свернул с основной трассы в Очамчиру и вместе с частью абхазских подразделений вошел в Очамчиру, к зданию Очамчирской милиции. После боя город был освобожден. В этот же день мы дошли до государственной границы по реке Ингур. Там: Вова Ануа, Лаврик Миквабия и я расставляли посты по охра-не государственной границы.
30 сентября 1993 года – день Победы, день изгнания грузин-ских агрессоров с территории  нашей Родины – Апсны.


Из воспоминаний
Адлейба Рудика Паговича,
представителя МВД Республики Абхазия
по Восточному фронту, полковника милиции

С мая 1984 года по 1990 год занимал должность начальника отдела милиции Сухумского ГОВД. После событий 1989 года, ко-гда произошло вооруженное грузино-абхазское столкновение, ме-ня, как и многих сотрудников абхазской национальности, пытались обвинить по какой-либо уголовной статье. Но, не сумев докопать-ся, упразднили мой отдел, переведя меня на должность заместителя начальника уголовного розыска МВД РА. Начальником был Саги-надзе Б.В., который фактически отсутствовал на работе, так как по-стоянно находился в Тбилиси.
В 1991 году В.Г. Ардзинба  назначили председателем Верхов-ного Совета нашей республики. Министром МВД назначили Ло-минадзе, а заместителем – Ломинашвили, который курировал мою службу. Но мы с ним с первых же дней разругались. В тот период я вел много дел, связанных с межнациональными вопросами. Было ясно, что грузины готовятся к войне – тайно вооружаются. Мили-ция в республике стала раскалываться по национальной принад-лежности. Приходило в МВД много информации о завозе большого количества оружия из Грузии в Абхазию. Эта информация исходи-ла от самих грузин, потому что были и такие грузины, которые не хотели втягиваться в провокацию. Очень часто представители вла-стей из Грузии умышленно создавали конфликтные ситуации для провоцирования абхазов на вооруженное столкновение. Но лично сам председатель ВС РА В.Г. Ардзинба контролировал такие шаги со стороны Грузии, не давая им повода для начала конфликта. Хотя поводов было очень много: сотрудники милиции имели данные о  вероятных местах хранения оружия тбилисскими эмиссарами  на нашей территории, которые прятали на складах высокопоставлен-ные грузинские чины.
За четыре дня до начала войны произошел полный раскол ми-лиции. 13-го августа 1992 года я и другие сотрудники нашли воро-ванные машины и вернул их хозяевам – двоим русским, еврею, грузину. И, кстати, до 17 августа 1992 года эти люди носили нам, сотрудникам милиции абхазской национальности, еду в здание МВД.
Прибыв в Ткуарчал в мае 1993 года, как представитель МВД РА, я стал проводить со своими помощниками большую разъясни-тельную работу среди населения. Начал со старейшин абхазских сел. С 20 по 26 мая 1993 года реорганизовал комендатуру и мили-цию. После 26 мая 1993 года Верховный Главнокомандующий –   В. Г. Ардзинба прислал шифрограмму о том, что я назначен одно-временно представителем МВД и ВС РА. Комендатуру ввел в МВД, стал производить аресты мародеров, грабителей и убийц. Для пленных облегчил условие их содержания: кипятили им воду для купания, выдавали горячую пищу.
По всему Восточному фронту организовал отделы милиции, которые занялись охраной правопорядка, как в г. Ткуарчале, так и в селах Очамчырского района. Для этой цели мной было отдано ука-зание, – вызвать в Ткуарчал всех бывших сотрудников, большинст-во которых были на фронтах. В то же время сотрудники милиции, исполняя милицейский долг, участвовали как в боевых дежурствах на линии Восточного фронта, так и шли на боевые операции.
По окончании ОВ 1992-1993 гг. в Абхазии, сотрудники про-должили службу по восстановлению милицейской работы уже по всей территории нашей Республики.


Как вспоминает
Ахсалба Платон Владимирович,
полковник милиции, начальник отдела охраны УВД
г. Сухума в настоящее время, награжден медалью «За отва-гу»

В годы грузино-абхазской войны я служил заместителем на-чальника комендатуры в г. Гудаута, которая выполняла свои функ-ции в пределах всей Республики Абхазия. Она подчинялась МО РА. Служащие комендатуры большей частью времени занимались охраной правопорядка, работая одновременно, и как сотрудники органов внутренних дел, и как военные.
В мае 1993 года по приказу военного командования была организована из числа сотрудников милиции группа для оказания помощи по укреплению службы милиции на Восточном фронте. Старшим был назначен Р.П. Адлейба, а я – его заместителем. В группу также входили: Толик Кортава, Нодар Ломия, Рома Тарба, Бесик Тарба, Руслан Зарандия, Дима Шакая и Реваз Кация.
Вплоть до окончания войны мы находились на Восточном фронте и во главе с Адлейба Р.П. организовали милицейские структуры по всему Восточному региону.


Из воспоминаний
Багателия Беслана Шотовича,
начальника УУР МВД РА, полковника милиции
бывшего командира группы «Зет» ВФ


Службу в правоохранительных органах начинал с должности инспектора ИДН, потом – сотрудником УР Ткуарчальского ГОВД. 9 августа 1992 года я взял очередной отпуск. А 13 августа, за день до начала грузино-абхазской войны, пошел на охоту вместе с То-ликом Гварамия, Русланом Гварамия и Дауром Гварамия. К вечеру поднялись на гору Ходжал. 14 августа рано утром вышли на охоту. Целый день ходили, разбившись на две группы. Я был с Русланом. Ни одного следа дичи не было. Видимо природа, заранее чувствует экстремальные ситуации. Было удивительно много комаров. Целый день проходили без толку. На другое утро Толик Гварамия – самый опытный из нас и старый охотник, сказал, что оно возвращается обратно, так как видел сон, как будто  бы его сосед забеременел и попал в плен. Да, к тому же – днем он в упор  стрелял в медведя, и тот сумел убежать от него.
Все-таки он убедил нас в том, что следует возвратиться в го-род. Спустя несколько километров, мы встретили охотников, у ко-торых имелась рация. Они сказали нам, что началась война. Мы не поверили, но спускались дальше. По пути встретили долгожителя – ста десяти лет – Кямшиша Гварамия, который говорит, что его ко-зы паслись вместе с косулями, что это очень нехороший признак. В городе мы узнали, что война уже началась.
В первые дни войны все были растеряны, большинство по привычке ждало указания сверху. Но были среди нас и те, которые потянули массы за собой. В первый же день начала грузинской аг-рессии были заминированы подходы к городу, народ записывался в ополчение, образовывались партизанские группы. Начались вылаз-ки. Мы, работники милиции, в те дни, по пять-шесть сотрудников шли с различными создаваемыми отрядами на боевые вылазки в села, куда входили оккупационные формирования Госсовета Гру-зии. Самообороной города Ткварчели в те дни руководил, приле-тевший из Гудауты Давид Пилия.
В Советской Армии я служил в мотострелковом полку. Был командиром БМП, водил и стрелял из танка. В общем, имел навыки по военному делу. И, когда Д. Пилия пригласил к себе, то он пору-чил мне и Олегу Пилия – зам. начальника УР Ткварчельского ГОВД – создать комендантский взвод, мобильную, сильную груп-пу, которая в считанные минуты она могла бы реагировать на лю-бую экстремальную ситуацию – как военную, так и по соблюдению правопорядка.
Кроме сотрудников милиции в комендантский взвод записали гражданских лиц, пользующихся уважением и авторитетом в горо-де. В начале было тяжело. Не хватало оружия. Комендантом города назначили Джинджолия Валеру Шалодиевича, работника Шахто-управления, заместителем – Олега Пачулия, меня – командиром взвода. Начав со взвода, мы сделали роту. Открыли свою столовую с разовым питанием в день. В роту входило три взвода. Два первых взвода состояли из лиц среднего и старшего возраста, которые на-правлялись на любые боевые задания. Третий взвод состоял из мо-лодых ребят не старше двадцати трех лет. Третий взвод проходил обучение военному делу. Совершали марш-броски, обучали владе-нию оружием.
Командиром роты назначили меня. Командиром первого взво-да – Юру Цвижба, второго – Нодара Кварацхелия, третьего – Ти-мура Аркания. Имели один гранатомет, самодельные ПТУРСЫ, НУРСЫ и двадцать три автомата Калашникова. Посменно дежури-ли на фронтовых позициях. К концу января нас было до ста пяти-десяти бойцов в роте. Прежде чем идти в бой или на боевые вылаз-ки, бойцов приучали к войне на позициях. Они там обстреливались, набирались опыта. Позиции наши располагались в селах Поквеш и Беслахуба. А после второго всеобщего грузинского наступления – и в Бедии. Это было в феврале 1993 года. К монастырю в Бедии мы поднялись на БМП. Оставив ее внизу, поднялись на позицию сзади, т.к. подъем был крутой, а спереди уже сидел противник.
Сутки шли интенсивные бои. Они били прямой наводкой по Бедийскому храму. Мы подоспели вовремя – у местных ребят уже оставалось по несколько патронов в рожках. Подоспели рекинцы. Дав плотный контрудар, наши формирования отбили грузинское наступление.
Во время Тамышского коридора мою группу оставили на Бе-дийских позициях, чтобы не оголять важный участок фронта, а в остальных операциях Восточного фронта – Мишвельской, Ахал-дабской, Лабрской, Кочарской вплоть до реки Ингур мы учавство-вали, где, продежурив, нас сменили другие абхазские подразделе-ния. Я же вернулся в Ткварчельский РОВД, где меня назначили за-местителем начальника Ткварчельского РОВД, а начальником на-значили – Отара Ладиковича Кархалава – начальника штаба груп-пы «Ласточка» - одной из оперподразделения ВФ.


Из воспоминаний
Ханагуа Арвелода (Мегоны) Вартановича,
бойца II батальона Ткуарчальского полка, группы «Зет»

С первого дня ОВ 1992-1993 гг. вместе с ребятами Инвером Ходжава, Тенгизом Амичба и другими по октябрь того же года, находились в местечке Акуарчапан. Укрепляли с другими ополченцами оборонительные рубежи.
С октября по декабрь 1992 года служил в комендантском взводе г. Ткуарчал. Начальником был Джинджолия Валерий. Находясь там, участвовал в боевых операциях в селе Пакуаш в группе Нодара Кварцхава, в селе Беслахуба.
С января 1993 года стал рядовым IV-го Ткуарчальского батальона. Потому что всетаки комендантский взвод большинство времени находился в городе, а не на позициях. А многие ребята хо-тели участвовать в боевых операциях. Командиром батальона на-значили Олега Пилия, заместителем Беслана Багателия. Участие на боевых позициях чередовалось то группой О. Пилия, то – Б. Бага-телия. Менялись каждую неделю. Я был в группе Б. Багателия.
Позиции наши, ткуарчальцев, начинались с Ачигварской границы, через Чхуартал, Бедию до полосы гор в районе I-ой Бедии. Наша группа дежурила у с. Первая Бедия. Мы защищали эту позицию со сторон сопки Мишвеле, сел Чхуартал и Ачигвары. Основной удар наша группа принимала со стороны сопки. Там у грузин стояли пушки, БМП и танк. Находясь во взводе Б. Багателия, я с другими бойцами участвовал в Мишвельской и Ахалдабской операциях. Во взводе я был пулеметчиком. Также в группу входили бойцы: Т. Амичба, Д. Нармания, В. Гогуа, Т. Ас-ландзия, Р. Зарандия, И. Ходжава, Л. Малания и другие


Из воспоминаний
Шикирба Даура Анатольевича,
командира 2-го взвода 2-й роты 5-го батальона,
села Атара Абхазская, 5-я позиция, поселок Наа

Когда основали полк ВВ РА, то я вместе с атарскими и ад-зюбжинскими ребятами записались туда. Командиром нашего под-разделения был назначен Чаквитадзе Гурам. Кроме меня во взвод входили Квициния Карло, Квициния Соломон, Бесик Квициния (впоследствии погиб в годы грузино-абхазской войны в Киндгской операции), Квициния Адгур (Марьял), Квициния Батал, Квициния Симон, Квициния Рома, Квициния Суха, Квициния Толик, Чанба Аркадий (погиб в 1-й Лабрской операции), Квициния Артем (скон-чался от ран, полученных на войне), Альберт Квициния и другие.
В те месяцы – перед войной – мы вели охрану Сухумскогто аэропорта. До 10 августа 1992 года дежурили там постоянно. Но после того, как мы не давали садиться грузинским вертолетам из Тбилиси, везущим оружие в Абхазию, нас сменила афонская груп-па резервистов Абхазской гвардии (полка ВВ РА), которых в пер-вый день оккупации грузинскими войсками, 14 августа 1992 года, взяли в плен. Мы же разошлись по домам тогда.
14 августа 1992 года я с Бесиком Квициния находился  в Очамчире. Видим, танки мимо проезжают. Сели в автобус «Сухум – Зугдиди». Вышли в районе Дача. А колонны войск Госсовета Грухзии все ехали в сторону Сухума.
Вскоре мы пришли в Атару Абхазскую и сообщили нашим односельчанам, что грузины пошли на нас войной. Народ не пове-рил нам. Все говорили, что мы преувеличиваем, что это не война, а столкновение на неделю, как было в 1989 году. Пошли в Сельсовет – ноль эмоций. А вот адзюбжинцы быстро сориентировались, по-няв, что это не недельная стычка, а настоящая война.
Мы с Бесиком поднялись домой. Он взял свою «мелкашку», а я «вертикалку». Мои родители лечили виноград. Увидев меня с ружьем, они подняли крик. Под их крики я пошел в центр села. Там уже шел сход села, который организовали Рома и Суха Квициния. Они же и создали штаб села. Суха был очень талантливым органи-затором. Когда завершился сход, те, кто записался в ополченцы, поднялись на машине к окраине нашего села – к местечку Атар-баихуста, где проходила граница с Атарой Армянской.
Записалось всего в ополчение в тот день пятнадцать атарцев. Мы разделились на три группы. Я вошел в пятерку Бесика Квици-ния. Кроме нас еще Соломон Квициния, Альберт Квициния и Мур-гулиани Саша.
Настоящая фамилия Саши Майданчук была (погиб в годы войны). Возглавляли наше ополчение Суха и Рома Квициния. Большинство из нас имели охотничьи ружья, самодельные гранаты и пару гранат Ф-1.
Наша пятерка после участия в нескольких совместных вылаз-ках с адзюбжинцами и другими атарскими ополченцами, решила по горам пробраться в Гудауту за автоматическим оружием. Шли без проводника и попали в плен к сванам в районе Латы. Хотели нас сперва расстрелять, но после споров, повели в штаб к Зауру Квициани – председателю общественного движения сванов, про-живающих на территории Республики Абхазия. Все сваны были вооружены автоматами Калашникова. Содержали нас на Багаде, над Латой. Через две недели меня, Бесика и Мургулиани Сашу от-пустили за оружием. Мы должны были привезти два «ствола» для того, чтобы обменять их на своих друзей, которые оставались у них в заложниках.
В Атаре Абхазской мы нашли два охотничьих ружья и верну-лись обратно в договоренное время, где чуть выше обговоренного места нас встретил «УАЗик», на котором нас повезли в другое село – Ажару. Привезли нас в дом к Квициани. К нашему приезду стол для нас уже был накрыт. После застолья, нас снова повезли вглубь Абхазской Сванетии.
Где-то к четырем часам утра мы подъехали к дому, где нахо-дились Соломон и Альберт. Честно говоря, они уже не ждали на-шего возвращения. Там тоже нас угостили и после отвезли на «УА-Зике» поближе к нашему селу. Кстати, все дни нашего плена, они нас кормили и поили вином.
Раздобыв автоматическое оружие уже к октябрю месяцу, мы стали ходить на боевые вылазки. В начале октября, когда на Гуми-стинском фронте велась операция по освобождению Гагры и Гагр-ского района, госсоветовцы в количестве до шестисот человек, со-провождаемые бронетехникой и артиллерией, через село Ганахлеба и реку Кодор, вошли в село Наа, которое возвышается над нашим селом. Занятие этой высоты означало контроль над абхазскими близлежащими селами Очамчирского района. При переходе через реку, подорвались два грузинских танка на наших минах и МТЛБ, экипаж которого сгорел от взрыва на мине. Грузинская пехота, со-провождавшая бронетехнику, сумела подняться в Атару Армян-скую. Четверых наших ополченцев взяли в плен: Квициния Темура, Квициния Тенгиза, Багателия Романа и Квициния Игоря. Квициния Игоря, зверски замучив и поиздевавшись над ним, убили. На до-просе Игорь смело и дерзко отвечал им, утверждая, что земля аб-хазская принадлежит абхазам, что они испокон века на ней живут. Враги привязали его к танку и тянули по проселочной дороге Ата-ры Армянской.
Багателия Роман сумел сбежать, остальных позже обменяли в Гудауту. Через день госсоветовцы поспешно ушли из села, так как в те дни абхазские подразделения Западного фронта освобождали Гагру и Гагрский район. В этот день к нам на подмогу подоспели ополченцы из абхазских сел Киндги, Тамыш, Кутол и Джгерды. К вечеру того дня я обменял свой автомат на танковый пулемет.
3 декабря 1992 года противник снова поднялся в село с целью захвата сел Атара Абхазская и Атара Армянская. Наступали они двумя путями. Со стороны центральной трассы, через село Аракич в Атару Абхазскую и снова сверху через село Наа. Произошел сильный бой. В этом бою кроме атарских ополченцев участвовали, прибывшие с Гумистинского фронта Квициния Габруша с сыновь-ями Русланом и Асланом, Квициния Ремзик, Батал Квициния. Бой длился с восьми утра до шести вечера. В бою я был ранен в обе но-ги. Это были пулевые ранения. Из-под пуль меня вытащил Аслан Квициния. Меня повезли в госпиталь с. Джгерды. По дороге в гос-питаль я узнал, что Аслана тяжело ранили в позвоночник. Меня от-правили в Ткуарчал, а его направили в Гудауту, так как рана у Ас-лана была очень серьезной. Через две недели после излечения я вернулся в группу. Меня назначили командиром второго взвода, а Бесика Маршания – первого взвода.
13 февраля 1993 года противник в очередной раз предпринял попытку захвата села. Снег еще лежал на полях. Атаковали они че-рез Ганахлебу. Бой шел с утра до темноты. С их стороны участво-вали снайперши «белые колготки». Бронетехника подорвалась на наших минах. В бою участвовала и Тамышская группа. На сле-дующее утро в перестрелке погиб наш боец Квициния Гарик, сту-дент пятого курса Киевского авиационного института. Он награж-ден медалью «За отвагу» посмертно.
Помимо участия в этих оборонительных боях, атарские бойцы участвовали в диверсионных вылазках в Ахалдабу, на центральную трассу, в Кочарской и Ахалдабской операциях лета 1993 года.
На последнее сентябрьское наступление 1993 года атарские бойцы шли с другими подразделениями Восточного фронта. Наша рота имела задачу держать оборону в районе железной дороги око-ло Кодорского моста. 15 дней мы находились на этой позиции без пересменки. В бою был ранен Ремзик Квициния. Обстреливали нас также с моря из РБУ, танков, гаубиц. В эти дни погиб боец из мое-го взвода Бутба Беслан.
После Победы 30 сентября 1993 года служил на государствен-ной границе по р. Ингур, в селе Чубурхинджи.
С 1994 года начал работать в органах внутренних дел. Работал начальником отдела по угонам автомашин, начальником милиции рынка, а с 1997 года – старшим оперативником в СИЗО.
В годы войны, кроме вышеперечисленных боевых друзей ря-дом со мной воевали за Родину следующие ребята: Агрба Раули, Квициния Адгур Карбеевич, Агрба Реваз, Квициния Валерий со своими сыновьями Робертом и Тариелом, Квициния Игорь, Квици-ния Важа, Закарая Валера (Века), Квициния Пантик, Багателия Ар-кадий, Квициния Арста, Квициния Ирадион (Паза), Квициния Янек, Квициния Зуфтик, Квициния Мурман, Квициния Славик, Квициния Нугзар (Тан), Квициния Коля, Квициния Гарик Шакуро-вич, Квициния Дамей Данилович, Квициния Карло, Габуния Бесик, Квициния Ремзик и другие бойцы с. Атары.
Также во время войны, на Западном фронте служил мой стар-ший брат Шикирба Темур Анатольевич, кадровый сотрудник ми-лиции. Он был оперативным дежурным комендатуры Гудаутского военного гарнизона вместе с Устахмед-оглы Валерием Саидови-чем. Потом был командиром роты комендатуры по обеспечению охраны города. Одновременно с сотрудниками комендатуры участ-вовал на позициях Гумистинского фронта в районе Нижнегуми-стинского моста. Позже был переведен начальником ОК МО РА. Темур награжден медалью «За отвагу».


Из воспоминаний
Какоба Адгура Паатовича,
ст. лейтенанта, командира III-й роты V-го батальона
 1-го полка Восточного фронта, награжден орденом Леона

С первого дня грузино-абхазской войны принял участие в ней еще с обороны Красного моста вместе с друзьями – Валерой Делба, Ильюшей Гуния, Бесиком Чкадуа, Гурамом Кокаия, Арсеном Ажи-ба и другими. До 26-го сентября 1992 года я участвовал в обороне на Гумистинском фронте. Участвовал в контратаке абхазских ополченцев, когда выбивали грузинскую технику, сумевшую пере-браться на нашу сторону. Я входил в экипаж БМП, командиром ко-торой был Валера Делба, механиком – Казанджи-оглы, наводчиком – сам Валера, а остальные одиннадцать бойцов, включая и меня – стрелками. В этих перестрелках принимали участие уже первые добровольцы из Северного Кавказа.
26 сентября я вылетел на вертолете с Чиа Гемуа, Лёней Нако-пия, Аполлоном Шинкуба. Все были вооружены. В тот же день я пешком добрался до Атары Абхазской. У большинства ополченцев Восточного фронта были охотничьи ружья, а дороги минировали самодельными взрывными дистанционными устройствами.
27 сентября – на следующий день после прибытия из Гудауты, я собрал десять однополчан и организовал из них постоянную группу. Позиция наша была перед газопроводом, со стороны Атары Армянской. Держали оборону со стороны птицефабрики, где нахо-дилась вражеская позиция. Сухумское  центральное шоссе контро-лировали киндгские и арасадзыхские ребята. А тамышские ребята совместно с кутольскими и киндгскими – в местечке Ануа-рху.
В мою группу входили: Ладария Джумбер, минер (резервист полка ВВ), Какоба Рузик, гранатометчик (резервист полка ВВ РА), Какоба Аслан, Какоба Валерик, Какоба Ирадион (резервист полка ВВ РА), Геннадий Чапагуа (резервист полка ВВ РА), Квициния Амиран, Какоба Руслан (погиб 30 сентября 1992 года), Квициния Руслан, Квициния Капто, Джалагония Руслан. До войны и я являл-ся резервистом полка ВВ РА. Участвовал в посменной охране аэ-ропорта вместе с этими односельчанами в должности командира взвода.
Во время 2-й Очамчирской операции, 26 октября 1992 года, атарская группа почти в полном составе, а киндгские все под руко-водством Джона Гогия – кингдгского командира – перекрывали Сухумское шоссе.
В наступление мы вышли во время обеда. Вышли тремя груп-пами. Я шел со стороны Ануа-рху, к ферме у трассы, где сидел противник, вторая колонна по сельской дороге к центральной трас-се, а третья – в обход через лес к птицефабрике. В ходе боя мы их выбили из трассы и контролировали ее до вечера. После вернулись на исходные позиции. Атарскую группу возглавлял Сатбей Квици-ния (Суха). Из атарского ополчения погиб Квициния Беслан Джум-кович.
30 декабря 1992 года, во время всеобщего грузинского наступ-ления, бойцы нашего села из-за неимения боеприпасов покинули село, выведя сначала женщин, стариков и детей, в Джгерду. Но 1-го января 1993 года мы все вернулись обратно, имея по два-три рожка боеприпасов. Грузины успели занять местечко Пангана-арху и поселок Какоба-арху. Ночью с первого на второе января я пошел на разведку с Цецхладзе Джумбером и Бутба Гурамом. Снег дости-гал полутора метров высоты. Три дня мы были в разведке, где и уточнили, что на вышеназванных пунктах было до ста – ста пяти-десяти единиц личного состава противника. 30 декабря 1992 года, во время нашего отхода из  села в Джгердах сформировали баталь-он, куда вошли ополченцы и атарские, и адзюбжинские. Команди-ром был назначен Квирая Беслан из адзюбжинской группы.
После разработки плана действий батальон 7-го января пошел в наступление с целью выбить врага из занятых территорий.
Бой длился с шести утра до шести вечера. Нас было до ста тридцати человек. Шли мы двумя группами. Из Пангана-арху и Ка-коба-арху они были выбиты. Но подоспевшая грузинская подмога из птицефабрики сумела отбить высотку Пангана-арху. Погибли командир батальона Квирая Беслан, Цвижба Илларион (уроженец с. Члоу), Квициния Астамур Алеонович, Апшицба Юрий.
Мы вернулись на прежние позиции. В бою были ранены Кви-циния Инда, Квициния Габруша, Квициния Джумбер, Гвинджия Нури. Трофеи: гранатомет, два пистолета, четыре автомата Калаш-никова и боеприпасы.


Из воспоминаний
Даура Латария
бойца группы «Удав» 1-го батальона II полка Восточного фронта  (с. Атара Абхазская)

До ОВ 1992-1993 гг. я работал в аэропорту, а 14 августа 1992 года в первый день грузино-абхазской войны после пересменки на-ходился у родителей в Атаре Абхазской. Часам к двенадцати дня в центре села собрание провел Димер Джинджал. На собрании при-няли решение собрать все вооружение села и вести круглосуточные дежурства в центре села. Поставили дежурного и у транзистора.
Командирами ополчения села избрали Рому Квициния и «Су-ху» Квициния. Они организовали атарский отряд, в основном, из близких родственников. В первые месяцы войны и в других селах Абхазии тоже создавались вначале группы из родственников.
Почти месяц с начала войны прошло, но боевых действий не было. Ополченцы привезли аммонал из Ткуарчала. Но подходы за-минировали только к середине сентября, потому что народ все еще не верил, что война началась настоящая. Собрали урожай в сентябре по договору о ненападении с грузинскими селами.
В середине сентября из села Ахалдаба по проселочной дороге через село Добаакыта в Атару Абхазскую направлялся грузинский отряд с БМП и ГАЗ-66, полным солдат. Но на окраине с. Добаакыта их встретила Адзюбжинская группа. Завязалась перестрелка. Вскоре подоспели и атарцы. Но после короткой перестрелки грузины повернули обратно в Ахалдабу. Ополченцев из Атары возглавляли Рома и «Суха» Квициния.
В те же дни была и вторая попытка зайти в село. Грузины пе-реходили р. Кодор по газопроводу с правобережья. Мы открыли огонь, но преждевременно. Они отступили. Но вскоре закружил боевой вертолет и обстрелял НУРСами. В результате в голову смертельно был ранен адзюбжинский боец, который скончался от ран.
В этот период в селе стали организовываться и другие группы. Я стал бойцом группы местечка Набжоу нашего села Атара Абхаз-ская. Нас было до двадцати человек. Командирами нашей группы избрали Бесика Квициния и Ренеля Латария. В основном имели охотничьи ружья. В группе к началу октября было два автомата  у Б. Квициния и Р. Латария.
В основном, охраняли свое село. Заминировали центральную атарскую дорогу на подходе к центру со стороны с. Аракич. Зало-жили семь кислородных баллонов, полных аммоналом, которые взрывались с помощью аккумулятора.
20 октября 1992 года, взяв заложников-абхазов, до пятнадцати женщин и детей, пустив их перед собой, на «УРАЛе» госсоветовцы доехали до центра села, проехав через заминированное место. Ме-стных грузин с госсоветовцами было до двухсот пятидесяти чело-век. Население села убежало в лес. А наша группа была бессильна что-либо предпринять. У нас было два автомата, две гранаты Ф-1. Отряд же, охранявший подступы к селу со стороны Атары Армян-ской и села Наа, где жили сваны, тоже не мог оказать сопротивле-ние.
По дороге грузины обстреливали, а после грабили абхазские дома. На обратном пути они отсалютовали в центре Атары выстре-лами из автоматов, сожгли три абхазских дома и при выходе из се-ла отпустили заложников. Но при выходе из села, они попробовали нашу самодельную мину. Выковыряли  вначале наш кислородный баллон с аммоналом, после стали стрелять  из БМП пулеметом. В результате от взрыва баллона погиб их командир БМП, который выглядывал из люка. Воронка образовалась до двух метров глуби-ной и до трех шириной.
Все это время наши обе группы шли за ними по лесу и наблю-дали за их действиями.
После этого случая сознание односельчан изменилось. Мы по-няли, что это настоящая война и надолго. Крупномасштабных дей-ствий не было, но на вылазки наши ребята стали ходить часто. Шло накопление оружия, как трофейного, так и присылаемого из Ткуар-чала.
К 5-му декабря в нашей группе уже было пять автоматов, один гранатомет с десятью снарядами. Гранатометчиком стал Батал Квициния.
5 декабря 1992 года было первое крупное наступление на на-ше село. Их было где-то до трехсот пятидесяти солдат. Но вначале пошла тяжелая техника и до ста пятидесяти солдат.
В семь тридцать наши позиции облетел грузинский вертолет. В это время я с ополченцами Анзором Квициния и Аликом Дья-ченко охраняли подходы со стороны птицефабрики. В восемь часов утра мы услышали выстрелы со стороны с. Аракич. Мы побежали туда. Первый наш пост у границы Аракич уже был взят грузинами. Бой шел у второго поста около речки, где мы и вклинились в бой. В тот момент там дежурили Русик Квициния (автомат), Даур Квици-ния (автомат), Батал Квициния (гранатомет). Там был и Сурам Аш-харуа. Я с Баталом начали обстреливать противника с одной сторо-ны, а другая часть ребят стреляла с другой стороны. Одного из на-ших бойцов мы послали за помощью к адзюбжинцам.
Из гранатомета Батал подорвал груженый личным составом «КАМАЗ», через сорок-пятьдесят минут мы начали отходить вглубь села. Километра два отошли отстреливаясь. Дошли до моего дома, откуда километр до центра села. К этому времени подоспела адзюбжинская группа в количестве до двадцати бойцов. Все были вооружены автоматами, гранатометами. Здесь позиция была не очень удобной – продолжали отступление до последней позиции перед центром села – к газопроводу. Я же, с Русланом Квициния и Сундаром Квициния остались возле моего дома. Остался с нами и Катат Джинджолия. В это время из леса вышли грузины – прямо перед моим домом, и попытались сжечь мой дом – отцовский дом. До этого они сжигали предыдущие абхазские дома.
Троих мы застрелили. С остальными завязалась перестрелка. Я выпустил полный рожок в самую гущу противника. Под прикрыти-ем ребят, я последним покинул свой дом.
Мы еле добрались до поста «Газопровод», где нашими был подбит «Урал». Бой шел дотемна. Была подбита одна вражеская БМП. Позже стала подъезжать вторая БМП, но мы не дали ей заце-пить первую БМП. Во время боя подоспели пятеро атаровцев из местечка Аюца, а вторая группа ополченцев Атары Абхазской не сумела прийти на помощь, так как грузины пошли в наступление и со стороны села Наа.
Мы взяли трофеи – пять автоматов, один СВД, одну БМП, гранатомет, боеприпасы. Потерь в живой силе не было.
Очень тяжело было смотреть, как сжигают собственный дом, в котором прошло детство. Если бы не ребята, я бы пошел на верную гибель от боли и ненависти к врагам.
После этого наступления было еще много попыток со стороны грузин занять наше село. Бомбили и «Градом» и танками нас. Вплоть до всеобщего наступления 26 декабря 1992 года.


Из воспоминаний
Жвания Эдуарда Николаевича,
начальника штаба 1-го батальона 1-го полка,
награжден Орденом Леона
(осколочное ранение в руку во время взятия Кодорского моста в сентябре 1993 года, перед воссоединением Западного и Восточ-ного фронтов).

Войну застал, когда ехал в Сухум, в Драндах. Тогда я работал директором совхоза в Адзюбже. Ехал один, в своей машине. Это было в первый день грузино-абхазской войны 14 августа 1992 года. Ехала по трассе колонна из госсоветовских солдат. Я сразу же раз-вернулся - и обратно в село.
Они  шли полуголые. Хозяева ларьков, которые стояли по трассе, стали их закрывать, проклиная непрошеных «гостей». Я приехал прямо в контору. Контора, в настоящее время сгоревшая, находилась у центральной трассы.
Местные ребята в первый день собрались у меня в конторе – обсуждать ситуацию. Но на второй день уже у местного жителя Раули Дзадзамия – где-то в километре от трассы.
Сразу начали организовывать группы. Омара Акшба избрали руководителем ополчения. Бетоном перекрыли въезд в село, хотя это ничего не дало: танк сразу же расшвырнул их.
Где-то 14-15 августа 1992 года госсоветовский танк съехал в кювет с трассы. Танкисты были пьяные. На ночь они ушли. Мы же ночью попытались угнать танк двумя гусеничными тракторами. Но у нас это не вышло. И тогда мы вытащили оттуда снаряды и ото-слали в Ткуарчал.
18-го августа в деревню заехали БТР и две легковушки. Подъ-ехали к дому Котика Пантия, так как его сыновья уже участвовали с оружием в руках против госсоветовцев Грузии. Они вышли из машин, облили бензином из канистры дом. Домочадцы успели убежать. После грузины выехали из села.
В конце августа заехали три машины бронетехники, встали в центре села и начали обстрел. Жители поразбежались в лес. Госсо-ветовцы с местными грузинами стали грабить село. А именно: аб-хазские дома. Они знали, где кто живет. До войны в Адзюбже было 380 дворов и 1750 человек. В самой Адзюбже преобладало абхаз-ское население. С приезжими гвардейцами бесчинствовали уарчин-ские грузины. Из населения в этот день никто не пострадал, но со-противления мы тоже не сумели никакого оказать.
Но через несколько дней мы получили от Аслана Зантария ко-манду взорвать Кодорский мост. В этой диверсии принимали уча-стие адзюбжинские ребята, большинство которых до войны служи-ли в Абхазской гвардии. Они 15-го августа перебрались из своего расположения в Агудзерах, к нам в Адзюбжу. Старшим среди них был Алексей Муцба «Дуля» Но ребята из Адзюбжи остались в ополчении села, а Муцба А. с остальными пошли тогда в штаб в Ткуарчал, затем в с. Члоу.
К этому времени в ополчении было до четырнадцати автома-тов. Мы подложили под мост два кислородных баллона с аммона-лом. В два часа ночи одна сторона моста обвалилась в реку. После перестрелки ребята благополучно ушли в село.
На следующий день поднялись гвардейцы до двухсот человек, три тяжелые машины, вертолеты, самолет. Бомбили село, в основ-ном, границы села, обстреливали дома. И в плен взяли мирных жи-телей – стариков и женщин. После – грабежи: брали машины, вещи и т.п.
Во взрыве моста приняли участие: Юра Кварчия, Бесик Делба, Зурик Кокаия, Эдик Жвания и другие. Где-то до пятнадцати опол-ченцев села. После этого нами была предпринята вторая попытка взрыва Кодорского моста. На сей раз мы загрузили «ГАЗ-21-фургон» аммоналом и пустили по мосту.
В машине были Зурик Кокаия, Вова Мишелия, «Пушка» До-пуа. Рано утром, предварительно зажгли бикфордов шнур и вы-прыгнули из машины. Машина проехала приблизительно до сере-дины моста и ткнулась в бордюр. Подошедшие к ней два солдата Госсовета, были уничтожены взрывом этого аммонала. Взрыв был большим, но в мосту проделал только небольшую дыру. Вся удар-ная сила взрыва ушла вверх.
Снова вертолеты, самолеты бомбили село. Во время бомбежки погиб Эдем Квирая – восемнадцати лет, срочник полка ВВ РА.
В сентябре 1992 года командование поручило мне, хотя я и был ополченцем села, как председателю совхоза, собрать продо-вольствие для блокадного города Ткуарчала. Я с ребятами собрал несколько «КАМАЗов» кукурузы. Но нас кто-то выдал, и 15 сен-тября снова налетела авиация, которая стала нас обстреливать и бомбить в поле. А подъехавшие госсоветовцы забрали наши «КА-МАЗы» и легковые автомобили полные кукурузы.
Через несколько дней уже на совхозных тракторах мы все же собрали двадцать тонн кукурузы и пять  тонн мяса и отправили в Ткуарчал. В Ткуарчале уже было перенаселение беженцами из сел, занятых госсоветовцами Грузии.
Население нашего села: женщины, дети, старики – тоже вы-нуждено было переселиться ближе к Ткуарчалу, потому что в Ад-зюбже мы не могли тогда создать оборону из-за близости воору-женного грузинского села Ахалдаба (там жили переселенцы из Грузии, которых насильно переселял Берия во время огрузинива-ния Абхазии в 30-х годах). С другой стороны - штаб госсоветовцев, рядом с Кодорским мостом.
Наше ополчение тоже отошло вверх к атарским лесам. Но по-стоянно мы совершали вылазки на трассу, забирая трофейное ору-жие. В конце сентября, рано утром госсоветовцы вместе с ахалдаб-цами обстреливали из танка Адзюбжу из Уарчи. В тот день в заса-ду попали наши ребята. Погибло четверо ополченцев: Вова Мише-лия, Мераб Гвинджия. Джамбул Допуа, Славик Северьянович Хашба, ранили в ногу Рамина Акшба. Все пятеро ехали в машине к шоссе на разведку. Попав в засаду, они были обстреляны прямо в машине. Рамину Акшба удалось соскользнуть на обочину. И когда подошел один из сидевших в засаде, он, со слов Рамина, узнал его и пустил очередь в землю, рядом с ним. А своим сказал, что, якобы, добил абхаза.
В тот день они зашли почти во все абхазские дома. Награб-ленное вывезли под прикрытием танка и БТР. Сожгли дом Допуа Пааты «Чапты» – отца погибшего Джамбула Допуа. После маро-дерства, к обеду, взяв в плен мирных жителей, посадили их в ма-шины и пустили перед танками, а также пеших пленных, создав живой щит, боясь окружения. Так они  и выехали из села, пустив перед собой мирных граждан – заложников.
В ноябре 1992 года к нам в село из Западного фронта примк-нули односельчане со своим вооружением. Это были Бесик Квирая – бывший сотрудник охраны ВС РА, Рауль Муцба, Гурам Дочия. В тот же вечер командиром Адзюбжинской группы избрали Бесика Квирая, Рауля Муцба – начальником штаба, а меня – заместителем командира по тылу. К этому времени ополченцев в селе было до пятидесяти человек, автоматов – до двадцати пяти штук.
Через несколько дней госсоветовцы предприняли попытку взять Атару. Наша Адзюбжинская группа тогда базировалась в Атарском лесу. Когда начался бой, – атарцы позвали нас на по-мощь. Мы подоспели, когда бой еще шел.
Венор Кянхва – наш гранатометчик – в этом бою подбил БМП. Этот БМП назвали «Венором». Так и остался он у нас в группе до конца войны. Венор Канхва – Герой Абхазии, Рауль Муцба – Герой Абхазии, Бесик Квирая – Герой Абхазии.
В последующие дни  над лесом летал вертолет. Вероятно, они искали свой БМП.
28 ноября адзюбжинцы с атарцами участвовали во взятии Ко-чары во главе с Мушни Хварцкия. От адзюбжинцев вместе с Беси-ком Квирая были: Делба Беслан, Кокаия Зурик, Кация Султан, «Пушка» Допуа, Вадим Лорткипанидзе, Вальтер Кварчия, Вадим Дочия, Беслан Акшба, Венор Канхва, Зурик Муцба и еще несколь-ко ребят.
Еще до Кочарского наступления, после того, как была взята БМП, по ночам прилетал вертолет, кружа над нашими лесами.
В нашу группу из Гумистинского фронта был прислан Артур Тарба с «теплушкой». После бомбежки вертолета, я поехал за ним в Кутол. Была поставлена задача, – подкараулить вертолет.
Мы караулили на одной из полян леса Атары Абхазской. Были две «теплушки» у Артура. Одна дала осечку, но вторая догнала вертолет и уничтожила его. Артуру Тарба присвоили звание Героя Абхазии. Это был уже второй вертолет, подбитый на Восточном фронте. Первый подбил тоже боец, присланный с Артуром из Гу-дауты.
В декабре началось всеобщее наступление подразделений Гос-совета Грузии на наши позиции. Бои шли четыре-пять дней…


Из воспоминаний
Делба Беслана Владимировича,
начальника штаба, капитана 1-го Адзюбжинского батальона
1-го полка Восточного фронта награжден орденом Леона

До войны работал преподавателем в Адзюбжинской средней школе по трудовому обучению, по механизации - в старших клас-сах, служил в ВВ РА с 1991 года в Агудзерской части у командира батальона В.Г. Аршба. В тот период со мной служили Мераб Кар-чава, Владимир Мишелия, Нугзар Апшицба, Вадик Дочия. Дежу-рили перед войной на постах в Бабушерском пансионате МВД СССР, так как получили информацию, что в июле 1992 года этот пансионат должны были занять «мхедрионовцы». Но мы их опере-дили на день. В результате произошла перестрелка без жертв, тогда они перешли на турбазу «XV съезда», где директором работал Мишвелиани, где уже находились бандформирования  С. Ахалая.
Где-то в конце июля поступил приказ министра МВД Абхазии Ломинадзе о расформировании нашей абхазской гвардии, и все ра-зошлись по домам, кроме двух групп – нашей «Акула» и «Катран». В «Акуле» – командир Вова Мишелия, а в «Катране» А. Зантария. По совету Мушни Хварцкия – замполита батальона – мы с воору-жением скрылись в горах, в районе с. Псху. Вместе со мной были: Рома Гвинджия, Даур «Дым» Зантария, Даур Харазия, Гурам Го-гидзе, Ахмед и Махмуд Куртамедовы, Николай «Никсон» Адлейба, Дима Адлейба, Аслан Адлейба, Аслан Агрба. А в «Катране» Аслан Зантария, Заза Зантария, Астамур Зантария, Вова Анцупов, Аслан Камкия и другие ребята. И лишь 5-го августа 1992 года мы разо-шлись по домам.
10-11 августа я получил проверенную информацию о том, что товарный эшелон до двадцати вагонов привез оружие из Грузии и что этот состав находится на Келасурском вокзале, но когда мы его оцепили, - грузины уже, оказывается, развезли на грузовиках ору-жие по грузинским селам.
14 августа я находился дома и должен был поехать в Сухум на встречу с членами группы «Акула» и в начале 10-го утра мы вы-ехали на трассу, находясь в своем автомобиле, из Адзюбжи. Кроме меня в машине сидели Вова Мишелия, Мераб Карчава, Вадик До-чия, Нугзар Апшицба. Но, выйдя на трассу, мы еле успели завер-нуть вправо на Адзюбжинскую трассу, так как со стороны Очамчир ехала колонна из БМП, танков, «Уралов», полных гвардейцами Госсовета. Впереди колонны на БМП или БТР на открытом люке сидел С. Ахалая на пулемете.
Мы были в «гражданке».  Когда один из грузинских танков, не справившись с управлением, упал за обочину в маленький обрыв, то колонна остановилась. Рядом был центр Адзюбжи и контора, где мы стояли с работниками конторы. Грузинские гвардейцы вышли из колонны, пили воду, ждали. Танк они оставили и уехали, сняв оттуда пулемет.
Ночью, когда прекратилось движение, мы с местными ребята-ми, попытались вначале вытащить танк. Но даже с двумя тракто-рами нам это не удалось. Тогда мы взяли из танка сорок снарядов и через Кутол на грузовике отправили в Ткварчели.
На второй день приехали грузины и вытащили танк. Увидев, что нет снарядов, они начали угрожать. Больше, чем от них, угрозы шли от наших соседей из с. Ахалдаба, в основном, они были гру-зинского и сванского происхождения.
После этого на второй – третий день молодежь села стала со-бираться, вооружаться, кто чем мог, готовили бутылки со смесью, привезли из Ткварчели аммонал и построили баррикаду на основ-ной трассе, ведущей в деревню, чтобы туда не заехали госсоветов-цы, установив там дежурства. Одновременно начали ночные вы-лазки на трассу, обстреливали военные и другие машины, так как ездили только госсоветовцы.
На третий – четвертый день к нам примкнули срочники из Агудзерского батальона, перейдя через Кодор. Вооружение на тот период, в начале войны, по сравнению с другими селами, у нас бы-ло приличным: восемнадцать автоматов, два пулемета Дегтярева и три гранатомета.
В эти же дни вооруженные «ахалдабцы» в первый раз заехали к нам в деревню с угрозами, чтобы мы ничего не предпринимали, с целью напугать. На четвертый день они же днем на танке и на «Урале», на легковых автомашинах, разрушив баррикаду, подожг-ли мирные абхазские дома. При этом взяли с собой женщин и детей в количестве до двадцати пяти человек в заложники. Держали дня три, после отпустили, предупредив, чтобы их сыновья не подняли оружие за Абхазию…
Впоследствии, когда сформировался Адзюбжинский батальон, меня назначили начальником  штаба батальона.
К концу августа нас уже стало до тридцати бойцов, мы в до-мах уже не ночевали, жили в лесу на границе Адзюбжи и Атары Абхазской. Предпринимали операции на Кодорский мост, на трас-су в Адзюбже. Они мстили, убивая наших мирных жителей. Мы шли еще дальше – предпринимали ночные вылазки уже в Киндги, Новые Киндги, причиняя урон их колоннам, едущим в Сухум.
Все эти операции нами проводились стихийно и спонтанно – планировали и сразу исполняли. Почти до декабря мы действовали как партизанские отряды, выполняя боевые задания с различными группами.
Где-то в октябре 1992 года прилетел с Западного фронта наш земляк Беслан Квирая – бывший афганец, которого ребята выбрали командиром Адзюбжинского партизанского движения. С его при-ходом установилась военная дисциплина: он разбил на взводы и отделения, назначил командиров в нашем ополченском отряде…


Из воспоминаний
Бли Мухамеда,
командира отдельной десантно-штурмовой роты, майора

Когда началась война в Абхазии, то в Гудауту я прибыл чет-вертого октября. Пятого уже принимал участие в освобождении Гагрского района. После ноябрьского наступления на Шрому, на Гумистинском фронте было временное затишье. Наша кабардин-ская рота, которую возглавлял Гена Карданов, стояла на позициях Верхнего моста Эшеры Гумистинского фронта. Я был заместите-лем командира роты. Рота входила в батальон Вовы Начач-оглы.
В Гудаутах мы встретились с Лакутом Зарандия, который формировал отряды для участия на Восточном фронте. Он и пред-ложил нам вылететь в Ткуарчал.
26 октября 1992 года во время Очамчирской операции погиб в группе Деда Пачулия наш земляк Трунов-Канукаев Руслан, которого мы разыскивали почти два месяца. Это было решающим фактором для вылета на Восточный фронт. И первая группа кабардинцев в составе пятнадцати бойцов вылетела в Ткуарчал во главе с Геной Кардановым. Я остался готовить людей и обмунидирование для второй группы. По неотложным обстоятельствам я на три дня выехал на Северный Кавказ. Когда вернулся в Гудауту, то меня ждала неприятная весть о том, что в Гудаутском госпитале лежат раненые и убитые из той первой группы.
Как я узнал, оказывается, в момент взятия Кочары, кабардин-ская группа совместно с меркульцами, очамчирцами и другими бойцами Восточного фронта инсценировала наступление на Очам-чиру в районе Очамчирской птицефабрики. Всего погибло 12 чело-век, до тридцати бойцов было ранено. Из них погибли четыре ка-бардинца и ранило семерых. Погибли Абаев Р., Хагабанов А., Аги-ров О. (абазин из Черкесска), Харунов. Раненые Дзагоев, Карданов Г. – командир роты, Шекихачев А., Кусиков Ю., Абаев «Малыш», Абаев Валера, Каляков М.
Гена Карданов и Миша Каляков остались в ткварчельском госпитале, а остальных, тяжелораненных отправили в Гудауту.
В начале декабря 1992 года я вылетаю с четырьмя бойцами в Ткуарчал. Среди них Бикалдиев Феликс, Шоов Руслан и Шагепов Аслан (впоследствии пропавший без вести). В Меркулах мы примкнули к четырем кабардинцам из первой группы.
В том бою, 30 ноября 1992 года, кроме наших бойцов погибла и медсестра Саида Делба. А другая медсестра Завьялова Ирина вы-таскивала бойцов под огнем противника. Родом она из Кабарды. Приехала в Абхазию после того, как погиб в бою ее парень – абхаз.
Вскоре из Гудауты вернулись на Восточный фронт ребята, ле-чившиеся в госпитале. Их было пятнадцать бойцов с Шоровым Муаедом. Прибыли они со спецзаданием. Всего кабардинских под-разделений в период ОВ 1992 –1993 гг. было три: Ибрагима Ягано-ва, Гены Карданова и Феликса Бикалдиева.
26 декабря 1992 года началось всеобщее грузинское наступле-ние на Восточном фронте. 27 декабря госсоветовские танки пошли на Меркулу. В количестве пяти бойцов мы пошли на позицию «Ахра». С нами шел пулеметчик Зурик Зарандия, который впо-следствии погиб. Пришлось занять оборону рядом с блиндажом, так как он был полон воды. Кстати, до начала этого наступления – 24 декабря – в количестве десяти бойцов мы перешли нейтральную зону, заняв позицию в трех местах. Задача состояла – разведать си-туацию в этом районе. Но бомбили нас постоянно. Видимо они знали, что мы в нейтральной полосе, потому что 26 декабря там же завязалась перестрелка с противником. Нам дали приказ вернуться. До отхода, зайдя в один из домов, мы играли на фортепиано. Один из местных бойцов запел вначале песню на грузинском языке, а ко-гда начал петь абхазскую песню, то начался мощный обстрел в на-шу сторону. Мы открыли ответный огонь.
27 декабря на позицию «Ахра» в Меркулах шло до восьми штук бронетехники и до трехсот человек. Связи у нас не было, ра-ция была испорчена. Наш гранатометчик Балкаров Аслан влез в окоп. Вода достигала ему до горла. Его первый выстрел попал во вражеский танк. Танк стал крутиться на месте и заехав на нашу мину, подорвался. Подъехал второй танк – вытягивать подбитый, но и он подорвался на другой мине. Мы радостно кричали «ура». Дотемна шла перестрелка. Ночью было спокойно. Мы успели пе-реодеться, обсушиться в доме, который стоял от позиции в ста мет-рах.
На второй день противник снова пошел в наступление. На на-ших минах еще подорвались танк и БМП. Схему расстановки мин меркульцам до этого давал я. После этого в контрнаступление на противника пошли наши все подразделения. Враг отступил, бросив 3 танка, один – МЛТБ, один БМП, оставив пятнадцать убитых сво-их солдат. На одном из танков впоследствии ездил армянский эки-паж «Тигр» и абхазский «Ласточка». БМП тоже обслуживали мер-кульцы.
На Восточном фронте в мою группу входили добровольцы из Кабарды: Аслан Балкаров (гранатометчик), Хадис Масаев (стре-лок), Анзор Шарданов (Рембо) – пулеметчик, Мухамед Дыгов (стрелок) и другие.


Из воспоминаний
Хубулова Ираклия (Феликса) Алексеевича,
командира группы «Алания» III-го полка ВФ

До войны я жил в Новом поселке села Новые Киндги Очамчирского района. Работал в столовой Киндгской птицефабрики кондитером. Обслуживал школьные буфеты.
С первого дня грузинской оккупации оказался в плену, когда, узнав, что началась война, отвозил детей – абхазов из пионерлагеря «Шахтер» в г. Ткурачал. Их я благополучно передал родителям, но на обратном пути вооруженные лица грузинской национальности, проживавшие в Цагерах остановили меня, забрали мою машину, а меня посадили под замок у себя в селе.
Пять дней меня держали запертым, а на следующий день мои охранники дали в руку лопату и я начал копать себе могилу под дулами их автоматов. В этот момент случайно здесь оказался мой бывший знакомый грузин. Он сказал, что у него со мной свои личные счеты и забрал меня к себе домой. Накормил, дал помыться и на своей машине довез до абхазского селения. Оттуда на лошади меня повезли Таф Киут и Квач Лаквитава.
Утром 28 августа 1992года стали обстреливать наш поселок. Я вместе с семьей перебрался в Атару Абхазскую, где меня приютила семья Нодара Квициния. Позже я узнал, что меня искали воору-женные сваны, узнав, что я по национальности осетин. Из Атары Абхазской я с семьй перебрался в Ткуарчал. Купил себе автомат и вместе с ополченцами дежурил на позициях в Беслахубском на-правлении. Дежурили по пять дней. В моей группе были Толик Го-гохия, Абрек Квеквескири, Рауль Джинджолия, Нодар Багателия, братья Гулия и другие. Я с ребятами находились на четвертом и пятом постах.
С ребятами участвовал в нескольких вылазках в тот период. Нами было взято несколько трофейных автоматов и боеприпасов. Малышом Квеквескири в Поквеши были взяты два ящика боепри-пасов и несколько автоматов.
После, осетины, живущие в Ткуарчальском районе, собрали свою группу, а меня выбрали командиром. Группу назвали – «Ала-ния». Нас было до тридцати бойцов. Кроме осетин в группе были абхазы, армяне и русские. Заместителями у меня были Иван Багаев и  Яша Джиоев. Яше было шестьдесят лет. Он погиб при взятии Ингургесса в селе Чегали. В этом же бою погиб Леха Тамохин. В группу входили бойцы – Басацян Алексей (Босяк), Нури Зарандия, Рауль Джинджолия – погиб в Ахалдабской операции, Бицоев Нугзар – погиб при изгнании врага за пределы Абхазии в Галльском районе, Багаев Эдуард – погиб в Ахалдабской операции, А.И. Багаев, Тадтаев Темур, Тадтаев Рамаз, Румен (Малыш) Квеквескири – погиб в Ахалдабской операции.
Наша группа участвовала в Киндгской, Мишвельской, Лаш-киндарской операциях, в изгнании противника за пределы республики. За время войны все ребята показали себя отважными, смелыми бойцами.


Из воспоминаний
Палавандзия Отари Чичиковича,
командира группы «Душман». Награжден медалью «За боевые заслуги» в Афганистане, афганскими наградами  и «За отва-гу» - за участие в ОВ 1992-1993гг.

Еще в 1989 году я участвовал в грузино-абхазском вооружен-ном конфликте, являлся членом «Айдгылара» - общественно-политической организации Абхазии. С первых дней создания Аб-хазской гвардии вступил в нее вместе с ребятами Пантиком Тор-чуа, Вианором Ашба, Вовой Аршба и другими. Одними из первых служащими полка ВВ РА стали работники автобусного парка авто-колонны №2658 г. Сухум. До начала оккупации Абхазии госсове-товцами Грузии в звании майора служил в полку. Вместе с ребята-ми расставлял и дежурил по постам на р. Ингур и в Охурей.
14 августа 1992 года со служащими полка ВВ РА участвовал в обороне Красного моста. После на позициях в Верхней Эшере. Че-рез некоторое время по приказу командования выполнял задание по снабжению подразделений ополченцев, а потом сформировал группу для выполнения боевых задач на Восточном Фронте.
В отряд входило шестьдесят бойцов. Все были вооружены по полному боекомплекту. Начальником штаба у меня был – Славик Бебия, замполитом – Дима Джинджолия, медсестры – Марина Бганба и Нанули Ашуба.
В ноябре на двух вертолетах мы приземлились в Тхинах. Большинство личного состава составляли добровольцы из РФ. Дислоцировалась наша группа в селе Кутол.
Группа «Душман» участвовала в Тамышской операции, в бое-вых вылазках в районе Киндгской птицефабрики, когда противную сторону занимали добровольцы из Украины, воюющие на стороне Госсовета Грузии. Участвовала группа в обеих Лабрских операци-ях. После взятия Лабры дежурила там на позициях. По соседству располагались группы из Джгерды, Кутола и Гвады.
В последние дни конца войны бойцы группы «Душман» при-няли участие во взятии Сухума на Старом поселке. После моей контузии, на следующий день, группа совместно  с различными подразделениями Абхазской Армии дошла до государственной границы по реке Ингур, где отмечали Победу над грузинскими ок-купантами.


Из воспоминаний
Харазия Адгура Рафетовича,
участника ОВ 1992 – 1993 гг.

Командование, назначив Мушни Хварцкия своим представи-телем, направляет его на Восточный фронт. Вначале М. Хварцкия прилетел на ВФ, а на другой день прибыл его заместитель Адгур Харазия. После них следом вылетел туда весь отряд Мушни Хварцкия, состоящий из добровольцев Приднестровья и ленин-градцев – друзей Мушни, которые ради него и приехали воевать за свободу Абхазии. Среди них Нина Полякова, Миша Демьянов и другие. С приднестровцами прилетел и Бесик Гурджуа. Всего до тридцати человек. Кроме организационных вопросов М. Хварцкия ставил и боевые задачи, которые выполняли его бойцы с местными ополченцами.
Первой операцией был выход на центральную трассу в районе Тамыша – от поста ГАИ до Тамышской школы. Количество бойцов до восьмидесяти человек. Отряд был разделен на три части.
Основная цель – дать бой и отойти.
В шесть утра вышли с Ануа-рху, прямо с абхазской позиции, вниз к трассе. Одна группа с Зазой Зантария, где были Анцупов Вова, бойцы Гопия, Кутелия, я и другие – засели под мостом. Вто-рая группа – группа Даура «Дыма» Зантария, с которой пошел сам Мушни, пересекла трассу и со стороны берега моря с тыла подо-шла к посту ГАИ, где находилась тяжелая госсоветовская техника. Третья же группа – группа «Джиджа» Чагава пошла к школе.
В общем, первый выстрел совершил Мушни, стрельнув из гранатомета в один из танков, который выезжал из базы. Расстоя-ние было слишком близким, танк без повреждений доехал до мос-та, где сидели мы, и вернулся обратно в базу. Мы с Зазой Зантария швырнули в него две гранаты с парашютом, но тоже безуспешно. Но с выскочившими госсоветовцами был проведен бой во всех трех точках. Через полчаса наше подразделение отошло на свои пози-ции.
В этот же период Мушни продолжал встречи с местными бой-цами. Мушни пояснял, что следует занимать трассу, а для этого предложил блок-посты передвигать ближе к центральной трассе. То есть переходить от оборонительной тактики, защите своих сел – к наступательным операциям.
Один раз он лично, взяв лопату в руки, начал рыть окопы на Ануа-рху. На следующий день привел трактор и уже тракторист выкапывал ковшом траншеи. В результате абхазские позиции ока-зались более защищенными и ближе к трассе. И после этого трасса была перекрыта нашими бойцами на восемь-десять дней.
Вскоре госсоветовцы вошли в Кочару – мингрельское село и заняли там позиции. Это было серьезной угрозой для «дороги жиз-ни», которая вела в Ткуарчал, огибая Кочару. Возможно, потому госсоветовцы вошли в Кочару, чтобы ослабить наши силы на Ануа-рху, где наши контролировали немалый отрезок центральной трас-сы.
Операцию по взятию Кочары пришлось разрабатывать наспех. В Джгердах среди местного населения даже началась паника: жен-щины с детьми хотели уходить в Ткуарчал. План операции исходил от Мушни.
Атарцев и адзюбжинцев он лично повел в бой. Джгердинцы с опозданием на час вышли следом с Гашеком Ардзинба. Так как их наспех поснимали с занимаемых позиций, это и послужило причи-ной их опоздания. Со стороны Члоу и Гвады подразделения тоже запоздали. Подмога оттуда подоспела уже после того, как сопка была взята бойцами во главе с Мушни.
Сопка эта нависала прямо над «дорогой жизни». На ней нахо-дилось кладбище, где засели госсоветовцы. Кочарцы участия не принимали в захвате сопки, потому что у них была договоренность с абхазскими формированиями об их нейтралитете.
У госсоветовцев было два БМП и где-то сто человек. Нас – до шестидесяти…


Из воспоминаний
Куцниа Аслана Георгиевича
– бойца Атарского батальона

 Война застала нас – 14 августа 1992 года – как и всех в горо-де. Вместе со старшим братом Русланом и отцом и другими опол-ченцами участвовали в перестрелках на Красном мосту.
В те первые дни мы влились в отряд Мушни Хварцкия, во взвод Беслана Джелия. Вначале весь батальон Мушни  находился в Верхней Эшере, на Уазабаа. После опустились в «Мимозовую ро-щу». Оттуда Беслан Джелия, собрав добровольцев до двадцати че-ловек, пошел в тыл к противнику, но в районе с. Шрома их окру-жили и уничтожили.
На самом переднем крае Гумистинского фронта на наших по-зициях сидели ополченцы Гайдара Язычба, а рядом – мы. В конце сентября госсоветовцы прорвали нашу оборону и перешли через Гумисту. Пехота их шла в сопровождении танков и БМП. 11 октяб-ря их согнали обратно. В те дни Мушни проявил себя отважно, вдохновляя своим личным примером нас.
Весь этот период мы состояли в группе Бориса «Деда» Пачу-лия, куда влились бойцы Беслана Джелия. К концу октября я, с от-цом и братом вылетели со своим вооружением в Ткуарчал. А отту-да сразу в свое родное село – Атару Абхазскую. К нашему приезду госсоветовцы дважды уже входили в Атару.
Наши позиции были у окраины Атары, со стороны Наа. На спуске с Наа у нас находился основной пост.
Вплоть до Кочарской операции мы находились на этой пози-ции. На позиции с нами дежурили: Шикирба Даур и Темур, Куцниа Беслан, Бесик Маршан, сыновья Валерия (Шукрана) Куцниа – Кумпа, Хачи и Хазына, Куцниа Дамей и Гарик, Шота Куцниа с племянниками и другие.
 Кочарскую операцию планировал Аслан Зантария и Мушни Хварцкия, а исполняли адзюбжинцы, атарцы и кутольцы, Заза Зан-тария с тамышской группой и ткварчельские группы с Шамилем Басаевым. Но из-за плохой согласованности и трудностей сбора сил к началу операции опоздали некоторые подразделения. Еще одними сутками раньше до начала операции, ночью,  Аслан Занта-рия ходил по постам, проверяя готовность. У него не было уверен-ности, что наши подоспеют к началу операции. Группа во главе с Шамилем прибыла на другой день после взятия сопки Кетеван.
Ключевой точкой операции была сопка Кетеван, на вершине которой находилось кладбище. Заняв эту точку, можно было кон-тролировать, как всю Кочару, так и безопасность «дороги жизни», ведущей в Ткуарчал.
Операция началась на рассвете. Моросил мелкий дождь. Было еще темно. Мы вышли из двора Амичба. Пошли сбоку от трассы, после через речку и ползком, с помощью местных проводников, по тропинке вышли к сопке.
Под кладбищем – вторая сопка, кукурузное поле. На нем уже была собрана кукуруза. Госсоветовцев там не оказалось. Из-за до-ждя они покинули свой пост. Мы заняли их позиции. Тогда Мушни сообщил об этом по рации Аслану в штаб, что на посту никого нет. Аслан ответил, чтобы проверили кладбище, – нет ли там противни-ка. Там тоже никого не оказалось. Мы заняли позицию на кладби-ще. В результате мы оказались на двадцать – двадцать пять метров выше госсоветовцев, в выгодном для нас положении.
Заняв позицию на сопке, мы подожгли курятник, что было ус-ловным  знаком  начала боя для других групп. И одиночными стали обстреливать госсоветовцев, находящихся в селе. Это была окраи-на Кочары – поселок Кетеван.
Приблизительно через тридцать-сорок минут опомнившийся противник пошел в атаку. Завязался бой. Меня с девятью бойцами М. Хварцкия оставил  на кукурузном поле прикрывать их тыл, а сам с группой вел бой в районе кладбища. Вскоре подъехала БМП с украинцами, которые выкрикивали: «Сдавайтесь абхазцы». Муш-ни выскочил и стал забрасывать его гранатами. Одна из них, попав в БМП, скатилась к гусенице и повредила ее. БМП остановилась. Их пехота пыталась тоже пробиться к нам, но была отбита. Бой шел до вечера. Потом госсоветовцы отошли. Очень долго отстре-ливался противник в одном доме. После занятия этого дома, мы за-ночевали в казарме этого дома.
Утром Мушни  сказал: «На Кочару!». В самом бою нас было до тридцати бойцов с Мушни. В течение боя погиб Алхас Когония – младший брат Лаши Когония, тяжело ранен в голову был Соло-мон Куцниа. Мой брат Руслан в течение всего боя находился с Мушни на сопке.
После того, как Мушни с бойцами пошли в Кочару, где-то че-рез час, мимо кладбища прошел Шамиль с бойцами из Ткуарчала.


Из рукописи
Гиви Ивановича Цвинария
главы Администрации с. Кутол, участниа ОВ 1992-1993 гг.
28 ноября 1992 года – взятие Кетеван. Командовал операцией Мушни Хварцкия. Из Кутола принимали участие бойцы группы Юры Бебия, Раули Кварцхава – Тоумыш.
Во время сбора разведанных погиб Папаскири Тамаз Рудико-вич.


Из воспоминаний
Джинджолия Зураба Карбеевича,
бойца группы «Ислам»

Группа «Ислам» создалась в первые дни войны. В нее входили Адлейба Сурам Язбеевич, Адлейба Зураб Янкович, Амичба Резо Михайлович, Джинджолия Зураб Карбеевич, Шамба Расим Семе-нович, Пипия Отар Сергеевич, Пипия Тенгиз Ахрович, Кварчия Нугзар Иванович. В таком составе, имея пять автоматов и два гра-натомета, участвовали в начале войны в Беслахубском направле-нии. Имели свою дизельную машину, которую сами и отремонти-ровали. Во время вылазок и засад учились воевать.
После участия в операции в Моквском чайсовхозе, группу на-звали «Воины ислама». Командиром избрали Адлейба Сурама Яз-беевича. Кроме вышеперечисленных бойцов в этом бою участвова-ли в группе-Ашуба Гиви Ясонович, Гварамия Виталий Кемшишо-вич и Квеквескири Вахо Георгиевич.
26 октября 1992 года группа приняла участие в II-й Очамчир-ской операции. Нам совместно с беслахубской группой был дан приказ вести обстрел противника отвлекающего характера. Сигна-лом всеобщего наступления наших подразделений Восточного фронта послужил взрыв вагона со взрывчаткой. После взрыва на своей машине мы подъехали к железнодорожному переезду, и пе-ресели в батальонную БМП. Стреляя, доехали до наших позицией. Со стороны противника начался сильный обстрел. Метров триста мы пробежали и заняли окопы. Из-за непрерывного дождя, окопы стали заполняться водой. Танковые снаряды падали вокруг нас. Наша БМП отстреливалась тоже, в свою очередь. У меня с собой были самодельные взрывчатки. Для усиления шума, я стал их под-жигать и бросать в сторону врага. Наступило внезапное затишье. А патроны были уже на исходе. До штаба идти по грязи и воде было очень тяжело. За боеприпасами шли я и Сурам. Вернувшись на по-зиции с патронами, мы досидели на позиции до десяти утра. В де-сять нас заменила другая группа. Мы зашли в штаб и спрашиваем о результатах операции, заняли ли наши Очамчиру. В штабе ответи-ли, что в городе идут бои, что группа Деда дошла до здания Очам-чирской милиции. Около трех-четырех часов дня поступило сооб-щение, что среди наших ребят есть уже и убитые и раненые. К ве-черу нас привезли в Ткуарчал. На следующий день около город-ской больницы скопилось множество людей. Говорили, что группу Деда всю расстреляли. Лишь успели спастись несколько человек. Среди спасшихся называли Темура Джинджолия.
Вскоре подъехала грузовая автомашина. Стали просить людей отойти в сторону. Плач и крики усилились. Но никто не отходил. Стали из машины выгружать обугленные трупы. Кое-кто стал ухо-дить, кто-то упал в обморок. Трупы невозможно было узнать, до того они были сгоревшие. Крики женщин все усиливались. Матери и сестры не могли узнать своих погибших. Говорили, что из груп-пы Нодара Какубава не вышли из города восемь бойцов. На третий день привезли их тела. Говорили, что они погибли, отсреливаясь до последнего патрона.
После этой операции группа «Ислам» снова была на позициях села Буслахуба. В ноябре 1992 года приняли участие в Киндгском бою со стороны птицефермы. Бой был жестоким. Враг был отогнан от занимаемой позиции. 22 дня наша группа находилась на этой позиции. В бою у Гиви Ясоновича Ашуба оторвало правую кисть из-за самодельной взрывчатки. Через полтора суток нас направили в село Патрахуца, где мы находились около месяца. А из Киндг-ской позиции нас тогда забрал Алик Аршба – командир Бедийского батальона, так как основные силы в тот момент были брошены в Кочару. Но до этого в конце октября 1992 года группа участвовала в Моквской операции. Из группы «Ислам» были: командир Адлей-ба Сурам, Адлейба Зураб, Амичба Резо, Кварчия Нугзар, Шамба Расим, Гварамия Виталий, Ашуба Гиви, Квеквескири  Вахо, Тарба Валера, Нармания Эдик, Джинджолия Зураб.
В Мокву мы прибыли около часу дня. Нас накормили и потом командир Моквской группы, поставив нам задачу, направил на по-зицию с местным бойцом-проводником. Пунктом назначения явля-лась чайная фабрика. Вместе с командиром Сурамом и проводни-ком я пошел в разведку. Дойдя до позиции, мы проводника послали обратно за нашими и местными бойцами. Но до их прихода неожи-данно для нас появился грузинский танк в сопровождении пехоты. Четыре раза я выстрелил из гранатомета. Четвертый снаряд попал в моторный отсек танка. Вскоре подоспели остальные бойцы. Бой был сильным. Но мы их все-таки остановили. В бою отличились Ашуба Г.Я., Квеквескири  В.Т. и Гварамия В.К.
Во время киндгской операции в группу «Ислам» вступил Ад-лейба Ибрагим (Чагу). До этого он принимал участие в военных действиях ВФ, будучи в других группах.
27 февраля 1993 года была проведена Меркульская операция. Разведдиверсионным батальоном командовал Александр Жук – доброволец из Ленинграда. В этот батальон группа «Ислам» вхо-дила, как один из взводов. Батальон назывался «Сова».
В этой операции погибли Ашуба Нури Иванович, Рамаз Ака-ба, боец по фамилии Капба, Курская Ирина Петровна, Адлейба Ру-дик Алексеевич, Адлейба Джамбул Николаевич. Погиб командир – Александр Жук. Погибли меркульцы Торнанба и Зарандия. Живы-ми вышли тяжело раненый Ибрагим Адлейба (Чагу), Кварчия Нуг-зар (ранен), Кортава Джамбул (ранен), Хурцилава Вахо, Нармания Борис, Квеквескири Вахтанг, Панцулая Зураб, Адлейба Сурам, Ад-лейба Важа, Нармания Эдик.
С января по февраль группа «Ислам» в составе разведбатальо-на «Сова» два раза шла на Лабру. А. Жук лично тренировал нас. Учил наступать, отступать, стрелять с колена. В Меркульской опе-рации группа попала в засаду в районе Сакобалио.


Вспоминает
Адлейба Ибрагим (Чагу),
Герой Абхазии:

«Перед тем как пойти на операцию, Александр Жук разбил нас на тройки. Разведданные говорили о том, что там три  враже-ских дзота, а личного состава не более ста человек. Но на самом деле дзотов оказалось до пятнадцати, а госсоветовцев – до пятисот. А в течение боя к ним прибыла подмога: БМП, КАМАЗы, полные солдат и около десяти машин «Скорой помощи» с личным соста-вом.
В первую тройку на разведку пошли я, Торнанба и Зарандия. Они были бойцами из Меркульской группы – разведчиками. Вна-чале на моих глазах погиб Зурик Зарандия, затем Торнанба смер-тельно ранило в район солнечного сплетения, когда он пытался вы-тащить Зурика.
Бой мы открыли в четыре утра. До десяти утра продержались в неравной схватке. А. Жук посылал нас тройками. Мы должны были  в обход подойти к позициям противника, вычислить пуле-метные точки и уничтожить их. Но из-за неверных разведданных мы попали в окружение. Половину «троек» враг уничтожил. Под-мога не могла вовремя пробиться на помощь. Стоял густой туман. Только к четырем часам дня меркульцам удалось взять Сакоба-лио…»

В этой операции погиб брат Ибрагима Адлейба – Джамбул Николаевич Адлейба, зам. командира разведбатальона «Сова», Ге-рой Абхазии посмертно.
27 декабря 1992 года бойцы группы «Ислам»: Адлейба Сурам, Адлейба Зурик, Адлейба Ибрагим (Чагу), Адлейба Джамбул, Джопуа Алик, Убилава Гиви (Дикий), Кварчия Тамаз, Адлейба Бесик, Нармания Борис, беслахубские бойцы Бигвава Тука, Буава Вахо участвовали на позиции в Беслахубе во время крупно-масштабного наступления грузин. Тамаза Кварчия ранило в ногу. И. Адлейба (Чагу) в ногу и в голову. Несмотря на полученные раны, Ибрагим вытащил с поля боя раненого Т. Кварчия.
И в этот же день другая часть бойцов из «Ислама» участвовала в обороне Патрахуцской позиции во главе с З. Джинджолия. Из «Ислама» с ним были: Харчилава Гарик, Джинджолия Алик, Хур-цилава Вахо, Квеквескири Вахо.
9 февраля 1993 года был убит боец группы «Ислам» Эдиев Хасан Азрет-Алиевич – доброволец из аула Верхняя Амара Кара-чаевского района. Он был единственным добровольцем в нашей группе. Прибыл из Гудаут в январе 1993 года. Похоронили его как героя, в Парке Победы г. Ткуарчала.
Впоследствии группа «Ислам» участвовала в операциях: Мишвельской, Ахалдабской, Тамышской.


Из воспоминаний
Закарая Нерона,
начальника штаба 4-го батальона 3-го полка ВФ,
награжден орденом Леона

До начала ОВ 1992-19933 гг. шесть жителей с. Беслахуба вхо-дили в Абхазскую гвардию. В начале войны в селе ни у кого не бы-ло автоматического оружия. Гвардейцы полка ВВ РА – наши одно-сельчане – находились в местах дислокации. Тогда я, Славик Квек-свескири, Юра Воуба, Гиви Квеквескири решили найти наших ре-бят из гвардии. Из всех ребят только Даур Киртадзе имел автомат. Тогда я снова организовал сбор в селе, где Д. Киртадзе был избран командиром группы.
Из 750 дворов  в селе, около двухсот  были абхазскими. В те-чение месяца ребята проводили разведку, вылазки, засады. Мини-ровали подходы. Участвовали во взрыве «Запорожца» Игоря Тхвазба, заправленного аммонитом и направленного на противника в районе перекрестка. За рулем сидел сам И. Тхвазба.
После взрыва вагона со взрывчаткой, напичканного в Ткуар-чале взрывчатым веществом, грузины покинули высотку, где нахо-дился завод газовой аппаратуры. Впоследствии на этой позиции была организована наша линия обороны.
Линия обороны беслахубцев достигала семи километров. На-ходилось четырнадцать позиций на оборонительном рубеже. Такая насыщенность постов объяснялась тем, что здесь проходила основ-ная трасса на  г. Ткуарчал.
За неделю до 1-й Очамчирской операции мы заняли оборону на спуске около завода газовой аппаратуры. 11 октября грузинские формирования пошли в наступление по ткуарчальской трассе. За-вязался бой. За танком ехал грузовик с госсоветовцами. Юра Чис-тяков, Тука Бигвава и Юра Пачулия стали обстреливать их с пози-ции. На железнодорожном переезде, где мы организовали завал за-ранее, стоял со мной Виталий Воуба. Бесик Кикория стрелял из ближайшего леса. После перестрелки госсоветовцы уехали обрат-но. Но к вечеру к нам подоспела группа Нодара Какубава с грана-тометчиком. Раза четыре он совершал выстрелы в противника, что привело к отходу противника на перекресток, к центральной трас-се. В нашей группе в тот период было только шесть автоматов. А на следующий день 12 октября 1992 года и была проведена 2-я Очамчирская операция, в результате которой они уже были ото-гнаны к центральной трассе.
Во второй Очамчирской операции 26 октября 1992 года наш взвод входил в резерв. Но во время отхода беслахубцы встречали выходившую из Очамчир группу «Скорпион» Нодара Какубава.
26 декабря 1992 года – всеобщее наступление войск Госсовета Грузии. Бой на нашей линии фронта продолжался с утра до утра, целые сутки. Наступление началось с обстрела «Градом». Тяжело ранило З. Читанава.
С утра было тихо. В этот день должен был быть произведен обмен. Мы уже передали гражданских грузин им раньше, а 26-го они по договору передавали нам гражданских абхазов. Через неко-торое время видим – издали идут гражданские с белыми повязками и флагами. Подпустили их до ста метров. Но, смотря в бинокль, мне что-то не понравилось и я позвонил пятому взводному Лизберу Порцхал-оглы (командир 5 взвода), чтобы он повнимательнее при-гляделся к ним. С их позиции обзор был лучше. Лизбер вскоре пе-резванивает и говорит: «У одного из-под плаща автомат торчит». Он открыл со своим взводом по ним огонь. Это оказались не жен-щины с детьми, а замаскированные под женщин солдаты, а в руках они несли не ребенка, а снаряды от гранатомета. Мы поняли, что они таким образом хотели дойти до наших мин и разминировать их. Этих мы загнали между позициями пятого и третьего взводов. До нашей минной преграды им оставалось тридцать метров. Они  залегли в яму, оказавшись под нашим перекрестным огнем. Вскоре подоспел их танк, затем второй. Оба танка были подбиты Асланом Сократовичем Джинджолия. Их третий танк все-таки сумел выта-щить эти подбитые танки и под своим прикрытием вызволить из ямы госсоветовцев.
Была ранена наша медсестра Заира Квеквескири. Трофеи – семь автоматов, две снайперские винтовки, пистолет Марголина, гранатомет со снарядами, ПТУРовские снаряды и патроны.
Наступление госсоветовцев продолжалось  дотемна. Танки ими были отбуксированы ночью. Бесик Кикория и Аслан Джинд-жолия – оба Герои Абхазии. В этом бою вся беслахубская группа проявила себя мужественным образом.
Очередное наступление на наши позиции грузины повторили 26-28 марта 1993 года. На этот  раз они более четко спланировали свою операцию. Если в первом наступлении на нас шел кутаисский батальон «Белый орел», то во втором участвовали и местные мег-релы и грузины.
В феврале позицию Беслахубского пятого взвода занимала группа «Абрек» (командир Зурик Джинджолия), посменно меняясь с группой «Поляна» (командир Нодар Багателия). Атаку на нас на-чали рано утром с двух сторон – слева от наших позиций и с цен-тра. 6 единиц бронетехники двигались на нас: два танка, МТЛБ с зенитной установкой и три БМП.
Две БМП разбил Аслан Джинджолия, третья – подорвалась на мине. Один танк подбил Рома Тортия. Отличился в этом бою и ми-нометчкик Кемел Асландзия, прикомандированный к нам из Тку-арчальского полка.
После этого наступления госсоветовцы уже не пытались про-биться через Беслахубу в Ткуарчал. И все свои силы они бросили на Бедийское направление.
Кроме обороны беслахубских рубежей, беслахубские бойцы принимали участие в других операциях Восточного Фронта: Мер-кульской, Лабрской, Тамышской. В последних операциях шел Н. Закарая со своим пятым взводом Беслахубского батальона.


Из воспоминаний
Жиба Отари Георгиевича,
бойца группы «Апсны»,
уроженца села Гвада Очамчирского района

14 августа 1992 года вместе с ребятами: Робертом Кварчия, Отари Ашуба, Славиком Малазония, Язбе Ашуба, Ахрой Лацужба – служащими Абхазской гвардии – участвовал в обороне Красного моста. В тот  же день нас отправили на охрану Абхазского телеви-дения. Вооружены были кто чем: винтовкой, двустволками, грана-тами. У троих были автоматы. С отходом абхазских сил, наша группа отошла за Гумисту. 17 августа 1992 года я, Славик Малазо-ния, Язбе Ашуба участвовали с другими ополченцами, среди кото-рых были Шота Адлейба и Леван из Батуми, в угоне двух прогу-лочных катеров, одного грузового корабля с горючим и баржи. Ох-раны никакой там не было и нам без труда удалось эти плавсредст-ва перегнать в Новый Афон.
Первые три месяца войны я находился на Западном фронте в подразделении Мушни Хварцкия.
26 октября 1992 года я был десантником на барже, которой не удалось десантироваться в районе Очамчир во время II-й Очамчир-ской операции, когда погибли бойцы группы Деда Пачулия. Из Гу-даут мы отплыли в пять часов вечера. Но наш десант не смог выса-диться из-за шторма и технических неполадок в барже. Всего нас было двести пятьдесят бойцов. Тот же батумский Леван и спас нас, пересадив на «Радугу». Кроме десанта мы везли три «КАМАЗа» с вооружением, два танка и «Урал» с боеприпасами, четыре зенит-ные установки, из которых мы стреляли в грузинскую «Сушку», бомбившую наши плавсредства. Я был во взводе с ребятами Сла-виком Малазония, Язбе Ашуба и другими.
После этого неудавшегося десанта с неделю нам дали отдых. Потом нас построил Ибрагим Яганов и мы перешли в группу «Ша-ратын» Руслана Кулаа. В начале ноября мы участвовали в наступ-лении на Каманы в Верхнеэшерском направлении и на Шрому. Бой начали в пять утра. Длился он до шести часов. Погибло до двадца-ти пяти абхазских бойцов. Троих «шаратыновцев» ранило. Из ок-ружения я выходил вместе с Заканом Маршания. На следующий день после Шромской операции, я, Ардеван Ашуба, Отар Ашуба, Нодар Жиба и Ахра Лацужба – все односельчане – вылетели в Тку-арчал. Прибыли в родное село Гвада. С собой привезли оружие, ор-ганизовали отряд. Командиром избрали Мушни Ашуба, который впоследствии погиб в Лабрской операции.
В середине ноября грузины пошли в наступление на Гваду из Кочары. Атака началась в четыре часа дня. Они заняли сопки меж-ду Джгердой и Гвадой и между Гвадой и Члоу. Таким образом они хотели контролировать «дорогу жизни», которая соединяла Кодор с Ткуарчалом, проходя через абхазские села.
Обстрел начался почти из всех видов оружия. Разрушили шесть абхазских домов и там враги заняли позицию. Наши позиции находились по центральной дороге, которую они обошли. В ре-зультате они заняли полсела. Жители успели покинуть свои дома. На помощь подоспели абхазские группы: группа Димы Гогия из Моквы и «Шаратын» во главе с Р. Кулаа. В ту же ночь «шараты-новцы», взяв местных бойцов в проводники, перекрыли подходы к грузинским позициям с тыла, уничтожили один «КАМАЗ» и легко-вушку с солдатами Госсовета Грузии.
Из командования Восточного фронта был дан приказ не на-ступать на эти сопки. Стали разрабатывать план по захвату всей Кочары. Занятие одних сопок не снимало угрозы повторного гру-зинского наступления в этом районе. План подготовили Аслан Зан-тария, Володя Анцупов и Мушни Хварцкия.
С шести утра до обеда шел бой за освобождение этих сопок. В результате был освобожден поселок Кетеван. А на следующий день вечером, под командованием Шамиля Басаева абхазские подразде-ления вошли в село Кочару и заняли его. В районе села Лашкендар (Цхенскар) мы закрепились. Но после взятия Кочары, Басаев выле-тел в Гудауту.
Через день началось грузинское наступление на наши позиции в Лашкендаре под командованием Иоселиани. Применяли все виды оружия вплоть до снарядов с иглами. Позиции мы удержали. Во время атаки они применяли и психологическое наступление, идя на наши окопы во весь рост. После этой операции гвадскую группу назвали «Апсны». Командовал Мушни Ашуба. В наш батальон входила цхенскарская группа «Малыш». Командиром «Малыша» являлся Отар Барганджия.
Наши позиции находились от Моквского совхоза до Лабры. А после всеобщего наступления госсоветовцев, вторая позиция поя-вилась в левой части села Лабра. 31 декабря 1992 года погиб наш боец Митя Ашуба. Бой длился три часа на кочарских сопках. При-нимала участие и группа (Худого) Сердюкова. В феврале 1993 года мы попытались освободить от  врагов лабрскую высоту, но неудач-но. Погиб Юра Кварчия. Через несколько дней было повторено на-ступление на Лабру, но уже со многими подразделениями Восточ-ного фронта. Лабра была нами занята. Но вечером ее снова отбили у нас. Погиб наш командир «Апсны» Мушни  Ашуба. После его гибели командиром стал Важа Ашуба. Погибли, попав в засаду в перестрелке, бойцы Ашуба Омар, и Миро Кварчия.
В результате повторного боя было взято много трофейного оружия: танк Т-54, восемь минометов, ДШК, противотанковые и противопехотные мины, несколько автоматов АКС. Трофеи были поделены между группами. Командовали операцией Заза Зантария и Вова Ануа.
Мы заняли левую часть Лабры и там окопались. На трех соп-ках организовали три позиции. В этом бою отличилась группа «Малыш» Отара Барганджия, которая вошла в тыл противнику со стороны трассы, перекрыв их путь к отступлению. Из группы «Ша-ратын» в «Апсны» находился боец Аркадий Чачхалия, отважно проявивший себя в бою. До Тамышской операции мы занимали по-зицию в Лабре. Шли позиционные бои, вылазки, разведка. На по-зиции стояла пушка. Обслуживал ее Андрей (Худой). Его группа тоже находилась с нами. Из «Апсны» в расчет входили Даур Жиба и Рауль Ашуба, остальные из группы Худого.
Батальон «Апсны» принял участие в Тамышской операции в июле 1993 года. С батальона шло до восьмидесяти наших бойцов. С нами следовал наш танк, который до этого постоянно находился на Лабрских позициях. Командир танка – Эдик Аршба, наводчик Бемби Шакая.
Задача стояла перед «Апсны» – занять Обезьяний питомник, уничтожив противника и окопаться вдоль трассы. С нами шла и группа «Малыш». Перед началом операции, ночью заняли исход-ную позицию в лесу – между Лаброй и Цхенскаром (ныне Лашкен-дар). Пустили разведку, которая доложила, что в районе питомника до сорока человек живой силы противника и нет никакой броне-техники. Под Лаброй в резерве находилась Моквская группа до тридцати пяти бойцов под командованием Нодара Какалия.
В шесть утра, выйдя на центральную трассу прямо перед пи-томником, мы завязали бой, потеряв двух бойцов. В течение полу-часа мы заняли вражескую позицию. Погибли Валера Ашуба и Ва-лера Пипия, который скончался от полученных ран уже в госпита-ле.
Сразу окопались. Через часа полтора на нас двинулась Душет-ская колонна со стороны Тамыша. Позицию перед питомником мы заняли не со стороны моря, а со стороны гор. Эта колонна ехала из тамышской турбазы в Очамчиру. Везли продовольствие, боеприпа-сы. На «ЗИЛе» стояла зенитная установка с расчетом. Всего машин было двенадцать, личного состава до двадцати человеек. При  их приближении мы дали команду остановиться и сдаться. Они про-должали ехать. Мы открыли бой. Через полчаса колонна была уничтожена. В этом бою участвовала и Моквская группа.
На второй день нас начали бомбить из минометов и установок РБУ с Очамчирского порта, с кораблей. На третий – бомбежки продолжались. Погибло двенадцать бойцов из Моквской группы.
Десант из Западного фронта высадился в Тамыше, где его встречали другие подразделения Восточного фронта. На третий день высадки десанта к нам с боями пробрался Андрей Сердюков, который лечился от ран в Гудаутах. Он прибыл с пятнадцатью бойцами из Гудауты. На пятый день от бомбежек погиб боец «Апсны» Рауль Адлейба. На шестой день погиб Русик Дуган-оглы, ранило Агухаа Вику, Лацужба Гену, Ашуба Джамбула. На седьмой день госсоветовцы со стороны Цагеры пошли в наступление. После двухчасового боя противник был отбит. В этом бою к нам на по-мощь подоспела группа Р. Джелия «Гроза», которая до конца опе-рации оставалась уже на наших позициях. На восьмой день бом-бежка началась из всех видов оружия, кроме авиации, снова атака из Цагеры, но безрезультатная. На нашей мине подорвался один грузинский танк. Воуба Топа подбил из гранатомета БМП. «Урал» с личным составом на борту подбил Аркадий Чачхалия.
На девятый день со стороны Очамчир грузины пошли в круп-номасштабное наступление. Поступила команда отступать на свои позиции. Цель операции была достигнута: баржа с десантом была встречена и вместо двух дней, мы продержались девять дней, сумев оттянуть от Западного фронта большие силы противника. В Миш-вельской операции бойцы «Апсны» до двадцати человек участво-вали во взятии Мишвели, находясь в группе Худого.
Наступило перемирие – 27 августа 1993 года. В Сочи было подписано соглашение о прекращении огня и механизме контроля за его соблюдением.
16 сентября 1993 года подразделения Восточного фронта по-шли в наступление вследствие нарушения грузинской стороной своих обязательств. Во время перемирия на наших позициях в Лаб-рах находились российские и грузинские наблюдатели.
В наступление из наших позиций наша группа «Апсны» шла вместе с «Маугли» – группой из Кутола и цхенкарской группой «Малыш». Задача – захватить и уничтожить грузинские позиции в Цагерах и укрепиться там.
Члоуская и Моквская группы должны были выйти со стороны гор – с левой стороны на Цагеру. Но они не сумели выполнить по-ставленную им задачу. А группы «Апсны», «Малыш», «Маугли» сумели захватить правую часть села Цагеры, что и должны мы бы-ли сделать по плану.
С пяти утра до пяти вечера длился бой. При  взятии села погиб пулеметчик из «Апсны» Джамбул Воуба, из группы «Маугли» по-гиб тоже один боец. К пяти вечера стали отходить, видя, что другие абхазские подразделения не атакуют Цагеру. При отходе нас стали обстреливать из РБУ. Погибли бойцы «Апсны» Чачхалия Аркадий, Матуа Ибрагим, Джинджал Пузик, ранили Ардевана Ашуба и Ва-лико Руруа. Всего в этот день погибло двенадцать бойцов, включая ребят и из других групп, которые шли с нами на Цагеру. В даль-нейшем батальон «Апсны» вместе с командиром Важа Ашуба уча-ствовал в Кодорской операции, 29 сентября воссоединились два наших фронта: Западный и Восточный на Кодорском мосту. Вме-сте с колонной Абхазской Армии наши бойцы достигли абхазо-грузинской границы по реке Ингур.


Из воспоминаний
Сангулия Гарика Владимировича
заместителя командира батальона «Шаратын»

О начале грузино-абхазской войны я узнал, находясь в Греции, в составе Госансамбля РА «Шаратын». В Греции у нас проходило турне. О войне узнали только 19 августа 1992 года и то из уст гру-зинки, которая там жила. Буквально за полчаса до начала концерта она нам сообщила об этом. Мы сразу же позвонили в Москву.
Нам сообщили, что Сухум взят, идут бои на реке Гумиста. Что и как, мы не знали. Мы растерялись. Решили расторгнуть наш кон-тракт и тут же выезжать на Родину. Но наш импресарио Янес Сте-фаниди отговорил нас, убедив, что у нас есть шанс выступить в ку-рортных зонах Греции с десятью политическими антивоенными концертами, направленными  против грузинских агрессоров. На греческих курортах отдыхали туристы со всего мира. Мы согласи-лись на это предложение.
Перед каждым концертом проводили минуту молчания по по-гибающим за свободу Абхазии. Участвовали в двадцатитысячном антивоенном митинге против агрессии Грузии в Салониках. Там же дали концерт. И только 11 сентября 1992 года мы прибыли в Гу-дауту, где я узнал, что мои дети оказались в оккупированном Очамчире с моей сестрой и матерью.
Недели две мы работали в порту по разгрузке продовольствия для Гумистинского фронта. После этого встретились с Русланом Кулаа, Аркадием Чачхалия, Дауром Акаба, Русланом Бебия, Беси-ком Джинджия и Бесиком Киркинадзе – танцорами из Госансамбля «Шарантын». Р. Кулаа, А. Чачхалия и Д. Акаба – Герои Абхазии посмертно.
Они предложили собрать боевую группу из состава Госан-самбля. Группа была создана и названа «Шаратын». Подключились и другие наши танцоры – Анзор Джинджолия, Леван Бжания, Нуг-зар Воуба, Сервент Ахуба, Джука Джугелия и другие. Группа ребят с Р. Кулаа уже участвовала во взятии Гагры. Собралось нас до два-дцати пяти бойцов «Шаратына». Мы вступили в группу кабардин-ца Ибрагима Яганова.
26 октября наша группа в составе кабардинской группы с дру-гими бойцами Гумистинского фронта в количестве двухсот пятиде-сяти человек участвовали в неудавшемся десанте на Восточный фронт. Руководить десантом было поручено Ибрагиму Яганову.
На барже мы везли два танка и две зенитные установки с бое-припасами. Все были вооружены до мелочей. В 18 часов 26 октяб-ря 1992 года десант двинулся из Гудаутского порта. В основном все ребята были обстрелянные. К двум часам ночи подплыли к с. Гудава, где должны были высадиться. Но, к сожалению, с двух ча-сов ночи до шести утра, курсировали от Очамчир до Гудавы. Из-за шторма не могли высадиться. Когда стало светать, – нас стали с берега бомбить. По ошибке госсоветовцы затопили свою баржу, которая направлялась к нам.
После, с большим трудом, вошли в нейтральные воды и оттуда в Пицундскую бухту. Несколько раз  мы думали, что пойдем ко дну, перебегая с одной стороны на другую, для удержания равно-весия. С баржи нас перегрузили в катера, которые нас и выручили.
Потом группа «Шаратын», снова находясь в подразделении Ибрагима,  участвовала в 1-й Шромской операции. Мы должны были занять Шрому и выйти в район Красного моста. Рядом шла группа Шамиля Басаева. Но операция завершилась неудачно. До двадцати человек погибло из группы Ибрагима. Он сам был ранен в голову.
Во время наступления Бесик Джинджия из трофейного грана-томета первым выстрелом подбил грузинский танк. Ранили Закана Маршания.
1-я Шромская операция проводилась 3-го ноября 1992 года. Все-таки некоторый урон, несмотря на неудачный исход, наши подразделения нанесли противнику.
Через несколько дней после этой операции, группа «Шара-тын» в составе тридцати пяти бойцов, на вертолете вылетела в Тку-арчал. Мы все были вооружены. Где-то десять дней находились на позиции в Киндги. Окапывались, собирали разведданные. Наступ-ления со стороны госсоветовцев Грузии не было.
В те дни они пытались захватить высотку Ануа-рху в районе Тамыша, которая контролировала центральную трассу, по которой поступало подкрепление для грузинской армии.
28 ноября получаем приказ об участии во взятии поселка Ке-теван, который находился перед Кочарой. С нами были джгердин-ская и члоуская группы. Нашим гранатометчиком Бесиком Джинджия была уничтожена живая сила противника – «КАМАЗ», с сидящими в нем госсоветовцами. Они ехали на подмогу с тыла в поселок Кетеван. В перестрелке был ранен Беслан Киркинадзе.
На следующий день совместно со многими восточными груп-пами, в их числе и наша, с группой Шамиля Басаева, без особого сопротивления заняли села Кочару и Цхенскар (нынешнее село Лашкиндар), так как основной бой для занятия этих сел уже был проведен во время занятия с. Кетеван во главе с Мушни Хварцкия.
Мы закрепились перед центральной трассой за триста метров. Перед этим прошел короткий бой с остатками грузинского подраз-деления, стоявшего в этом месте, которые вскоре отошли. Позиция, на которой окопались мы, оставалась абхазской до конца войны, несмотря на взятие сопки Ануа-рху противником. Задача по вырав-ниванию фронта была выполнена в те дни, кроме с. Цагера.
Через три дня – 6 декабря 1992 года – на нас пошло сильное наступление – живой силы до двухсот человек. Во время нападения на наши позиции, мы по рации перехватили команду Каркарашви-ли об уничтожении группы «Шаратын». Вместе с члоуской груп-пой и группой Отара Барганджия нас было до пятидесяти бойцов. Грузинское наступление началось в шесть утра с обстрела позиций из танков и БМП. Мы оказались в окружении, – часть превосходя-щей силы противника шла на нас через село Цагеру, которая была у нас за спиной.
Бой продолжался до наступления темноты. Через Гваду по ле-су к нам прибыла помощь в лице десяти бойцов с двумя гарантоме-тами из Ткуарчала. А ближе к вечеру прибыла БМП из Джгерды. Обороной командовал Мушни Хварцкия (Герой Абхазии посмерт-но), который геройски погиб в этом бою, 6 декабря 1992 года. Ко-мандовал же нашей группой «Шаратын» – Руслан Кулаа.
В этом бою погибли еще шесть абхазских ребят. Из группы «Шаратын» Амиран Аршба, Геннадий Ашба, ранены – Бесик Джинджолия, Джамбул Джинджия и Даур Акаба.
Как вспоминает Валера Зантария – участник этого боя: «2-го декабря 1992 года на сопке Ануа-рху осталось всего нас до пятна-дцати бойцов во главе с командиром Дауром (Дымом) Зантария. Основные наши силы были переброшены на другие позиции. Мы думали, что это обычная перестрелка, но оказывается госсоветовцы Грузии, обозленные тем, что трасса перекрыта почти две недели, пошли на тактический ход. Ведя, якобы, обычную перестрелку, они вели перестрелку малыми силами всю ночь. Вечером того же дня Даур (Дым) Зантария был тяжело ранен. По пути он скончался, когда мы его раненого отправили с сопки.
За эту ночь нас полностью окружили и с раннего утра до полудня до трехсот человек живой силы противника выбивали нас из траншеи, не говоря о технике. Мы в количестве двенадцати бойцов с трудом вышли из окружения, оставив сопку Ануа-рху».
После этого боя 12 декабря 1992 года по приказу командования был вызван на Западный фронт командир группы «Шаратын» – Руслан Кулаа, с которым полетел и я (т.е. Гарик Сангулия – Прим. автора). Остальная часть «шаратыновцев» осталась на Восточном фронте, потому что после сбитого вертолета с абхазскими беженцами из Ткуарчала 14 декабря 1992 года грузинскими подразделениями над селом Лата, полеты прекратились.
Впоследствии находясь в группе «Шаратын», Г. Сангулия участвовал в январском, мартовском наступлениях и наступлении на Сухум в качестве заместителя командира батальона «Шаратын».


Из воспоминаний
Мампория Геннадия Джейрановича
бойца группы «Шаратын»

В мае 1992 года я был призван в восемнадцать лет на срочную службу. Службу нес в полку ВВ РА – в Ачадарах. Командиром роты был Вианор Ашба. 14 августа 1992 года наш взвод с офицера-ми А.Я. Кация и Б.К. Авидзба охраняли нарсуд, что в районе Красного моста. На весь взвод было два автомата. Где-то к двенадцати часам дня у Красного моста началась перестрелка. Офицеры сообщили в полк об этом, и наш взвод выехал в расположение полка, чтобы вооружиться. Когда мы приехали, то оказалось, что наше оружие уже раздали резервистам полка. Не-смотря на это, наш взвод вернулся на Красный мост и стал нести боевое дежурство, меняясь автоматами. Шла перестрелка, стояла суматоха. Тогда я с Ахрой Дочия, его братом – Романом Дочия, Дауром Дзидзария поехали в Гудауту за оружием. Д. Дзидзария погиб на третий день войны, попав в засаду у телевышки вместе с Джоном Габуния и Юрой Адзинба. До октября 1992 года я находился на позициях Гумистинского фронта вместе с земляками из Адзюбжи – А. Дочия, Д. Маргания, Р. Дочия, Р. Камлия, Э. Вардания, К. Пантия, Д. Абухба и другими. Старшим среди нас был Аслан Кация. Всего в группе нас было двенадцать человек. На всех три автомата. В то время у многих не было оружия.
Участвовал во взятии Гагры в группе Апшицба Ревки. В сен-тябре – октябре 1992 года я стал бойцом третьего батальона. Со мной несли службу Нугзар Дгебия, Игорь Цаава, Нодар Цаава и другие. Позиция наша находилась в Верхней Эшере, где мы дежу-рили посменно по 30-40 человек. Я был связистом. Принимал уча-стие в мартовском наступлении. После я перешел в группу «Шара-тын». В моем взводе были Рудик Зетба, Рауль Ашуба (погиб в Шромской операции), Батал Акшба (погиб в Шромской операции), Седой Квирая, Дима Абухба, Рома Дочия, Руслан Камкия. В гурппе «Шаратын» я был стрелком. Участвовал с ними в Шромской опе-рации. Когда наш батальон поднимался с Нижнего Камана в на-правлении с. Шрома, то мы попали под массированный артобстрел. Снарядом убило четверых и ранило четверых. Во время наступле-ния на Сухум через Шрому кроме вышеназванных бойцов я шел с Дауром Дараселия, Нугзаром Гвинджия, Асланом Ченгелия и Дау-ром Сангулия. Спускались по улице Бараташвили и через села со стороны гор. После взятия Сухума абхазской армией, наш батальон вместе с другими подразделениями дошел до Ингура.
До прихода русских миротворцев я нес службу по охране го-сударственной границы РА по р. Ингур в районе с Чубурхинджи в составе Адзюбжского батальона.


Из воспоминаний
Амичба Славика Ильича
заместителя командира I- го полка

До начала ОВ 1992-1993 гг. я работал в колхозе с. Джгерда экономистом-бухгалтером. С 15-го августа 1992 года записался в ополчение села. Организатором ополчения  был Адзинба Гашек Чикович. Вначале нас было до двадцати человек. В основном име-ли охотничьи ружья. Автомат в те дни имел И.Я. Сангулия – слу-жащий полка ВВ РА. Сход села в тот же день, возглавляемый Г.Ч. Адзинба – бывшим директором школы-интерната №1 Г. Сухума, прошел в центре села Джгерды. Записались в ополчение: Гашек Чикович Адзинба, Гарик Ионович Чкотуа, Гурам Ионович Чкотуа, Гарик Кучирович Капба, Инал Вианорович Амичба, Руслан Геор-гиевич Бадиа, Сослан Аполлонович Амичба, Мушни Сандрович Ашуба (погиб 1 марта 1993 года в Лабринской операции, будучи командиром батальона «Апсны» - Герой Абхазии посмертно), Игорь Ясбеевич Сангулия, Славик Ильич Амичба, Тимур Чикович Адзинба (погиб 25 февраля 1993 года в Лабринской операции –  Герой Абхазии посмертно), Алхаз Михайлович Когония (погиб 28 ноября 1992 года при освобождении Кочары, награжден орденом Леона посмертно), Данакай Иванович Адзинба (погиб 1-го октября 1993 года в с. Приморское), Геннадий Чикович Адзинба, Виталий Владимирович Амичба (погиб 1-го октября 1993 года в Примор-ске), Ардашел Константинович Жанава (погиб 1-го октября 1993 года в Приморске), Дмитрий Валерьевич Зведелава (ранен в Та-мышской операции), Азамат Потович Амичба (зам.командира джгердинской роты), Зураб Владимирович Кварандзия (погиб 4.04.92 г. В Лабрах).
Основная группа ополченцев во главе с Г.С. Адзинба держала позиции в Ануа-рху совместно с Тамышской группой. В Ануа-рху дежурила и кутольская группа. Основная цель – защита высотки Ануа-рху.  Так как заняв ее, госсоветовцы могли бы с легкостью обстреливать села Кутол, Джгерду, Гваду и другие села. Дежурив-шие ополченцы защищали и вход в село.
Первое наступление со стороны грузинских военных форми-рований было уже 18 августа 1992 года. Дорога нами была замини-рована кислородными баллонами, как и подступы к Ануа-рху. Этими минами были подорваны две БМП и четыре танка. Впослед-ствии эти танки отремонтировали в ремроте в Джгердах под нача-лом Михаила Гогия.
Джгердинские ополченцы совместно с тамышскими и кутоль-скими взорвали центральные мосты для задержки передвижения грузинской техники.
II-ой пост джгердинцы держали с начала оккупации грузин-скими войсками Абхазии – на границе Кочары и Джгерды, по реке Кетеван. Мы вели с ними переговоры о нейтралитете их жителей. И до 24 ноября 1992 года с. Кетеван держало нейтральное положе-ние. На этом посту боевое дежурство несли Павел Квициния, Зураб Амичба, Гарик Кварацхелия (погиб 25 февраля 1993 года во время грузинского наступления), Тамаз Амичба, Муртаз Амичба. Но пост Ануа-рху грузины бомбили и обстреливали почти каждый день. Они прозвали его «долиной смерти». До начала декабря 1992 года на этом посту постоянно несли боевую службу тамышские, джгер-динские и кутольские бойцы.
С декабря 1992 года образовывается группа «Чегем», вошед-шая в состав Кутольского батальона. До 5-го февраля 1993 года командиром был Гашек Адзинба, а после Сангулия Асланбей Ана-тольевич. В этот же период меня назначили зам. комполка по тылу и вооружению, одновременно – главой администрации села Джгер-да. Во время же участия Джгердинской роты в боевых действиях шел бойцом-стрелком.
В конце ноября 1992 года бойцы села вместе с ребятами из Адзюбжи, Атары Абхазской, Гвады  приняли участие в Кочарской операции. К концу операции подоспели и кутольские бойцы.
Операцию разработали и руководили ею Аслан Зантария, Мушни Хварцкия, Адгур Харазия и Гашек Адзинба. Целью опера-ции было – освобождение поселка Кетеван, где засели госсоветов-цы Грузии, взяв под контроль важнейший участок дороги, который входил в «дорогу жизни». «Дорога жизни» соединяла весь Восточ-ный фронт – от села Адзюбжа до г. Ткуарчала. Поселок Кетеван, соединяясь с Кочарой, граничил с абхазскими селами и с этой до-рогой. 24 октября 1992 года госсоветовцы заняли пос. Кетеван, пройдя через Кочару. По информации, полученной тогда, их было до двухсот человек и две БМП. 28 ноября 1992 года Кочара была занята  абхазскими подразделениями. Для занятия Кочары – в на-чале надо было взять поселок Кетеван. В этой операции участвова-ло до ста бойцов. Среди них более двадцати – из Джгердинской ро-ты: Алхас Когония (погиб в этой операции), Тимур Адзинба, Тамаз Мишелия (ранен), Азамат Амичба (ранен в этом бою), Эмзар Габе-лия, Зосим Шларба, Гарик Капба, Мушни Ашуба (впсоледствии командир гр. «Апсны»), Айдын Караосман-оглы. Без оружия по-шли Щукри Караосман-оглы, Спиридон Амичба, Зураб Кваранд-зия.
В наступление на Кетеван мы вышли в 4.30 утра, без техники. Командовал операцией Мушни Хварцкия. Он руководил боем как опытный дирижер. В короткий срок запомнил наши имена. Вы-стрелом из гранатомета остановил БМП. Говорил всем как себя вести во время боя. Из гранатомета произвел выстрел и Гарик Кви-циния, боец из Атарской Роты. В 16.30 госсоветовцы оставили по-зицию и отступили. В наших рядах кроме вышеперечисленных бойцов, участвовал и доброволец из Чечни Руслан Дахцаев, Алмаз Амичба – шестнадцати лет. В бою ранили Тамаза Мишелия, Тиму-ра Адзинба и Азамата Амичба. Погиб Алхаз Когония. Входили в Джгердинскую роту также Сосран Еринба, Тенгиз Герджин, Даур Кур-оглы, Эдик Эмин-оглы, Гурам Джеливдаров.


Из воспоминаний
Хварцкия Эдуарда Азизовича,
рядового стрелка Гудаутского гарнизона, участника Отече-ственной войны в Абхазии 1992-1993 гг.

С 1980 года я находился в Перми, где закончил Пермский го-сударственный университет им. А.М. Горького. После распределе-ния там и остался жить и работать.
15 августа 1992 года смотрел телевизор в кругу своей семьи и вдруг по «Новостям» показывают, как войска Госсовета Грузии для наведения порядка на железной дороге дошли до Н. Афона со сто-роны реки Гумиста и взята Гагра со стороны реки Псоу. В общем, вся Абхазия взята ими, кроме Гудаутского района.
Бросаю все дела, покупаю авиабилет и на первом же рейсе 17 августа 1992 года вылетаю в г. Сочи. В 10.15 я уже прилетел в Со-чинский аэропорт. Подхожу к таксистам с просьбой довести до границы России с Абхазией. Ни один таксист, ни за какие деньги не согласился везти до реки Псоу. Лишь один старик лет семидеся-ти на старом «Жигуленке» довез меня за пять тысяч до Псоу.
Приезжаем на границу. Останавливаемся в метрах пятистах от нее. Вокруг никого, кроме одного милиционера. Я встаю на белую полосу и по ней к нему. Подошел, поздоровался. Он спрашивает – куда? Отвечаю – туда, в Абхазию. «Ты что сумасшедший! Тебя же убьют!» – говорит он мне. Отвечаю: «Это мои проблемы. Ну, пока. Я пошел». В общем, тихо перехожу границу, не спеша, медленным шагом.
Видно мне везло, – проверил мои документы всего один пред-ставитель власти и то сотрудник ГАИ. Возвратив документы, тихо шепчет: «Иди потихоньку вперед». Иду потихоньку вперед. Кило-метров через четыре-пять догоняет меня какой-то автобус. Оста-навливается. Смотрю – одни армяне в нем.
– Куда едешь? – спрашивают.
– Домой, в Эшеру, - отвечаю.
– Тебя же убьют! – завопила одна из женщин.
– Сынок, не надо туда ехать!
Но я не послушал их, сел в автобус. Доезжаем до объездной гагрской дороги. Людей – тьма. Как на границе, где я недавно про-скочил. Ну, точно муравейник людской. Кого-то бьют госсоветов-цы Грузии, кого-то проверяют. В общем, издеваются над людьми.
Открывают дверь к нам в автобус. Входит один милиционер. Видно – местный, гагринский грузин. Только влез в автобус и словно в автобусе серди людей одна обезьяна.
С радостью бросается ко мне и приглашает с сарказмом к вы-ходу из автобуса:
– Вихади, вихади, дарагой!
Мы вышли из автобуса. Я ему предъявил свой паспорт по его требованию. Он стал листать его. И сразу стал громко и с большой душевной радостью смеяться. Так радостно и ласково, наверное, смеется человек, который или находит давно пропавшего ребенка или огромный клад. Все мои запасы денег и сумку с блоками сига-рет он забрал. А вокруг нас одни грузинские «Рембо» снуют с ав-томатами ниже колен, черными лентами на голове и в черных оч-ках.
Этот «родной» милиционер подзывает одного из «Рембо» и сует ему мой паспорт. Заодно при  этом добавляет:
– Ну что, воевать приехал?
– Да нет. Домой еду на каникулы. Студент я.
Они отошли в сторону и стали шептаться по-грузински. Вско-ре подошел «Рембо» и говорит мне «Раздевайся». Я говорю: «Как раздевайся!? Вокруг ведь женщины, люди».
– Ты что! Не понималь? Раздевайся!
Я снял майку. Жара ведь до 30-ти градусов. Перед тем, как снимать брюки, говорю:
– Как же так. Ведь мы мужчины.
Но он так закричал слово «Раздевайся», что я понял, если не разденусь, то меня тут же и застрелят. Снимаю брюки. Смотрю на него. Он тычет автомат, снимает затвор. Короче, снял и трусы. Стою, в чем мать родила посреди копошащихся людей – прямо у центральной трассы. Прикрыл ладонями срам свой. Мимо проез-жают машины, женщины глаза прикрывают ладонями. Стою не шелохнувшись. Жара ужасная. Губы высохли, стали трескаться. Он ковыряется в моих снятых вещах. В сумке были остатки сигарет. Он их пнул ногой – сигареты рассыпались вокруг по асфальту. Приподнял штаны мои брезгливо двумя пальцами. Вытащил из кармана двадцать пять тысяч, которые не заметил милиционер. Жутко обрадовался:
– Во! На пиво деньги имею!
Стою как живой труп уже часа четыре. Разок попытался при-сесть. Но получил прикладом по почкам. Стою дальше. Проходят  еще два часа. Вдруг вертолет какой-то опускается. Пока он при-землился, все пятьсот – шестьсот госсосветовцев стали бегать и сновать вокруг. Видно их генерал прилетел. Мой «Рембо» тоже убежал встречать начальство.
В это время молодой парнишка, тоже грузин и в военной фор-ме, подходит ко мне и тихо говорит:
– Сейчас хороший момент.
Я стал одеваться. Майку, брюки и туфли без носков. Вроде меня никто не замечает в суматохе. А вокруг БМП гудят, вертолет гудит. В общем, потихоньку, набирая скорость я попятился в кус-ты. Но брюки в панике так и не одел. Майку, туфли, брюки в руки и бегом.
Два – три кустарника пробежал. Весь, оказывается, оцарапал-ся. Жду выстрелов в спину. Но, все нормально. Наверное, не заме-тили. Так добежал до берега моря. Эти два километра до моря, не чувствуя колючек, пролетаю в считанные минуты. Сажусь на песок и вытягиваю из различных частей тела колючки.
Оглядываюсь по сторонам, – куда идти, что делать – не знаю. Пошел по берегу. В одном месте слышу грузинскую речь. Вернул-ся обратно. Подождал и уже стал окольными путями, не спеша ид-ти к горам.
Где-то к двенадцати ночи добрел до Пицундского поворота. Видно я уже прошел их линию обороны. Вижу стоят старики ка-кие-то. Оказались нашими, абхазами… ошарашенные, смотрят на меня, как на сумасшедшего. Вскоре и бойцы подошли, услышав громкий разговор.
– Ты откуда? – говорят.
– Со Псоу иду, – отвечаю.
– Ты точно свихнувшийся. - говорят в ответ.
В общем, чуть посидел, пришел в себя в родном кругу. Узнаю, что родная Эшера не взята. Они говорят: подожди до утра. Но уго-воров я не послушал. Пошел дальше все также пешком. Так и иду с одиннадцати утра по Абхазии. Дохожу до Бзыбского центрального моста.
Курю «Астру» абхазскую. Иду по абхазскому мосту. Живот голодный, пить – умираю. На бзыбском мосту стоит пожилой абхаз с берданкой и говорит, чем дальше идти, лучше здесь могилу вы-рой и ложись. Я отмахиваюсь от него и как заведенный дальше иду. Где-то в районе Черной речки «Волга» двадцать первая наго-няет с военными. Говорят:
 «Это ты тот сумасшедший? Садись в машину».
К четырем утра приезжаем в Гудауту. Иду к дому тети, кото-рая проживала в Гудауте. В доме никто из взрослых не спал. Как будто средь бела дня все бодрствовали. Я говорю: «Где осталь-ные?» «Где-то там» – отвечают.
Сажусь в кресло и резко вырубаюсь. Заснул. Видимо, устал, переутомился уже. В семь утра проснулся, перекусил и пошел дальше. Дошел по Приморска. После попуткой до Н. Афона. Дальше пешком. Потом – снова довезли, но уже до поворота к мо-ему дому. В тринадцать ноль-ноль вхожу в отцовский дом. Встре-чают меня родители. Отец спрашивает?
– Ты где был? Как сюда попал?
Смотрю, брат просыпается. Отдыхал после дежурства. Гово-рит, что я дурак. Отсюда люди убегают, а ты чего приехал?
В общем, влился в группу ополченцев из тридцати человек, которую сами же создали. В тот период был один автомат на три-дцать бойцов…
В течение войны служил в группе Алима Гивиевича Агрба. Вместе с бойцами: Читанава Резик Сергеевич, Читанава Рома Ха-ритонович Читанава Руслан Харитонович, Читанава Радион Хари-тонович, Читанава Ахра Харитонович, Читанава Анзор Владими-рович, Читанава Ремзик Владимирович, Хварцкия Эдуард Азизо-вич, Боджгуа Аслан Михайлович, Авидзба Гоча Викторович и дру-гие…


Из воспоминаний
Матосяна Сергея Владимировича
начальника отдела по работе с личным составом,
полковника милиции, Героя Абхазии,
командира МСБ-2 1-й бригады (Сухумского батальона), ранен дважды: при освобождении Сухума 22 сентября 1993 года и в апреле 1994 года в с. Лата

В своей жизни я всегда стремился выучиться чему-то новому.  Работал поваром, слесарем, водителем, кочегаром и строителем. Но, закончив экономический факультет, стал экономистом и с 1981 года занялся коммерческой деятельностью, организовав свою фир-му.
До Отечественной войны 1992-1993 гг. часто ездил на курсы офицеров запаса. В 1991 году тоже прошел полугодичные курсы и перед войной был офицером запаса ПВО в звании капитана.
14 августа – в первый день  грузино-абхазской войны – нахо-дился дома, в Гаграх. 15 августа в пятой Гагрской школе попытался создать свой взвод из ополченцев. До 18-го августа 1992 года зани-мался обороной города Гагра совместно с другими ополченцами. Но 18 августа поступило распоряжение, чтобы абхазское ополче-ние оставило город. Мы вышли за городскую черту. Это был хит-рый маневр со стороны грузинской части населения Гагры, потому что уже в тот же день, в городе стали появляться «мхедрионовцы» и вооруженные местные грузины. В те дни за мной стали охотиться вооруженные «мхедрионовцы», подосланные местными грузинами, но с помощью других соседей-грузин мне удалось скрыться. А че-рез несколько дней ночью, тайком на «Ниве» вывез свою семью и выехал в Белоруссию. Оттуда родом  моя жена. Через некоторое время я переехал с семьей в Лениград. В Ленинграде по телевиде-нию я услышал об освобождении Гагры абхазскими формирова-ниями от грузинских оккупантов. На следующий день я вылетел в Сочи и прибыл в Гагру. Приобретя трофейный автомат, я записался бойцом-добровольцем в Гагрский батальон под командованием Виталия Ажиба.
Через две недели меня назначили заместителем командира ро-ты. Через некоторое время меня назначили командиром роты, вы-делили конкретный отрезок линии фронта на р. Гумиста – от Ниж-него Эшерского моста (железнодорожного) до берега моря. Прово-дили боевое дежурство по пять суток.
К середине января 1993 года приказом Генштаба меня назна-чают командиром 1-го батальона Гумистинского фронта. Это про-изошло после ранения Владимира Шакировича Авидзба – первого комбата этого подразделения. 5-го же января 1993 года я участво-вал в операции, руководя своей ротой в районе Н. Эшеры.
16 марта 1993 года в качестве командира батальона принимал участие в мартовской операции. Вместе с батальоном форсировал р. Гумисту. Но до нашего перехода линии фронта прошла штурмо-вая группа «Учитель» под командованием Руслана Зардания. Бой-цы Р. Зардания дошли до оборонительных рубежей противника, неся при этом потери в личном составе.
Мой батальон перешел реку в три часа ночи. Мы тоже дошли до вражеских оборонительных рубежей, провели там бой и вечером к восьми часам вернулись на исходные позиции. Активные бои шли днем. Было, естественно, тяжело переходить через холодную реку, под обстрелом. Мы тоже понесли потери в тот день.
В тот период замом у меня был Артур Авидзба, начальник штаба – Юра Цулукия, зам. по вооружению Шота Гривапш, зам. по тылу Сергей Гривапш (брат Ш. Гривапш), комиссаром Вадим Че-пия, командиром роты Чингиз Джотович Бигвава, который был ра-нен в этом бою. Отважно проявили себя братья Дзяпш-ипа Арон, Мирон и Рауль. Мирон и Рауль погибли в этой операции. Они от-мечены посмертно высокими правительственными наградами.
До конца марта я находился на этой должности и около месяца занимался по приказу командования формированием нового ба-тальона. По различным причинам у меня это не получилось. На ме-сто же, которое обслуживал ранее мой батальон, выдвинулся 3-й батальон 1-й бригады под командованием Зураба Кутелия.
Во второй половине апреля  по инициативе сухумчан, которые меня знали еще по первому батальону, я был приглашен на долж-ность командира Сухумского батальона. Нам выделили позицию в районе Кутишхи. По левому флангу от нас располагался армянский батальон Вагаршака Косяна, а по правому – III-й батальон Зураба Кутелия.
Начальником штаба был Леван Микаа, комиссаром Роман Гвинджия, замом – Даур Харазия, начальником разведки Харитон Папба, начальником связи - Толик Джонуа, одним из командиров - Юра Хватландзия.
Производили те же посменные  боевые дежурства на позици-ях, но уже силами только своего батальона. До июля  месяца были задействованы на вышеназванной позиции по реке Гумиста, а по-сле Сухумский батальон был выдвинут в Шромском направлении. На горе Ахбюк, которая расположена над с. Шрома, провели две смены, во время которых батальон вел позиционные перестрелки.
После заключения перемирия, батальон некоторое время на-ходился на отдыхе вплоть до девятого сентября 1993 года, когда мы выдвинулись в район Н. Эшеры.
В 13-00 16-го сентября 1993 года личный состав батальона первым пересек реку по Нижне-Эшерскому шоссейному мосту и, перейдя линию фронта, опрокинул противника. Благодаря внезап-ности наступления, мы заняли их позиции, глубиной до двухсот метров и закрепились там. 17-го сентября совместно с третьим ба-тальоном наши заняли территорию Учхоза. Каждый метр, как го-ворится, занимали с боями. Особенно, при вытеснении противника из района Учхоза, шли ожесточенные бои. После наш батальон отошел от Учхоза: часть я повел в сторону моря, а часть – началь-ник штаба Леван Микаа – к железной дороге. На второй день, по приказу мы вернулись в Учхоз.
И через некоторое время уже весь Сухумский батальон занял железную дорогу до железнодорожной платформы Ачадара.
До 22 августа были попытки выбить нас оттуда со стороны противника, но безуспешно. 22 августа нам приказали штурмовать массив Гумисту. Бойцы батальона отважно, среди бела дня выши-бали противника из занимаемых позиций.
Общие потери батальона с апреля по сентябрь 1993 года со-ставили тридцать пять человек. Среди погибших 22 сентября 1993 года и начальник медслужбы батальона капитан Матосян Виталий Владимирович.


Из воспоминаний
Джугелия Заканбея Георгиевича,
подполковника милиции, зам. начальника Управления обще-ственной безопасности, награжден орденом Леона

В органах внутренних дел работаю с 1983 года. Перед ОВ  1992-1993 гг. нес службу в горотделе Сухума на должности начальника уголовного розыска.
14 августа 1992 года, когда пришел в отдел, то мне позвонили из Галлской милиции. Сказали, что к нам едут танки Госсовета. Я доложил по инстанции и пошел на Красный мост, где держали оборону гвардейцы полка ВВ РА и абхазские ополченцы. Там я находился с сотрудником милиции Лариком Маргания. В тот день Б. Джелия подбил первый грузинский танк, который был взят в трофей.
Постепенно отошли в начале к Универсаму, где снарядом из вертолета контузило В.Г. Аршба – командира батальона ВВ РА, после в Н. Эшеру. Но нас – сотрудников ОВД вернули в горотдел. В результате сотрудники милиции абхазской национальности оказались в оккупированном городе. На второй день мне сообщили, что погиб мой шурин – Руслан Квициния и что тело его в морге. Я выехал в морг и отвез погибшего в Атару Абахзскую – к родным.
До 20 сентября 1992 года я находился в горотделе. После су-мел перебраться к своим, приехал в Гудауту. Пришел на прием к министру ВД – А. Анкваб и доложил о ситуации в Сухуме. Всту-пил в Гудаутскую милицию, которая одновременно выполняла ко-мендантские функции.
С 15-го по 16 марта 1993 года в составе боевого батальона «Шаратын», которым командовал Руслан Кулава, участвовал в Мартовском наступлении. Командиром роты в «Шаратыне» был мой младший брат Назыбей Джугелия, который воевал в этой группе с первого дня ее создания.
Перед батальоном стояла задача – в пять часов утра пересечь Верхнеэшерский мост и через объездную дорогу выйти на улицу Чанба, которая ведет в центр Сухума. Я был пулеметчиком. Когда подошли к мосту, стало рассветать и стало ясно, что операция про-валилась. Весь батальон, оказался на трассе, над которой возвыша-лась сопка. С этой сопки два грузинских пулеметчика стали нас расстреливать. Я сумел подняться метров сто выше трассы и за-сесть между бетонными плитами. Открыл огонь по пулеметным вражеским точкам, чтобы прикрыть батальон. С шести утра до се-ми вечера выходил батальон из этого места, при этом неся потери. Во время боя мне подвезли боеприпасы, стволы для пулемета ПКМ. Я сжег четыре пулеметных ствола, пока наши вышли из-под огня противника. Когда стало темнеть, мы забросили дымовые шашки. Под дымовой завесой батальон отошел вверх. В момент боя ко мне спустилась медсестра Зейналова Ирина, которая перевя-зала мне обгоревшую руку. Но патроны я все-таки не мог ставить. Тогда подполз доброволец из Кабарды, который стал заряжать пу-леметные ленты. Позже он погиб от снайперской пули. Батальон сумел отойти в блиндаж, который обстреливался со всех видов оружия. Ранили комбата – Р. Кулава, еще двух командиров рот. Ко-гда мы вышли на связь, то получили приказ взять бойцов и органи-зовать отход оставшихся бойцов с утра 17 марта. Так как команди-ры подразделения были ранены, я принял командование на себя и с десятью бойцами, среди которых был гранатометчик Малыш Джо-нуа, стал спускаться к Висячему мосту, вниз к речке. Но, не доходя до речки – возле меня взорвался снаряд. Я повредил позвоночник. Пришел в себя уже в Гагринском госпитале.
Через пятнадцать дней ко мне подошли мои сухумские друзья – Виталий Корсантия и Рома Гвинджия. Они предложили мне пе-рейти  в Сухумский батальон, который уже был сформирован. Ко-мандиром батальона являлся Сергей Матосян. Меня назначили ко-мандиром роты. Вплоть до конца войны я служил там.
В сентябрьской операции, когда мы взяли Гумистинский мас-сив, мы получили приказ отойти к прежним позициям и с утра брать штурмом железнодорожный вокзал Сухума. Были ранены командир штаба Л. Микаа, погиб родной брат комбата. Управление батальоном принял я. К обеду бойцы батальона заняли вокзал, и вышли к району Маяка. Соединившись с другими частями абхаз-ской армии, заняли центр города и водрузили абхазское знамя на здании Совмина.


Из воспоминаний
Авидзба Владимира Шакировича,
командира Первого батальона Гумиситнского оборонитель-ного рубежа. Награжден орденом Леона, ранения в легкие, кишечник, печень, двумя снайперскими пулями на позиции Н. Эшера на р. Гумиста перед Январским наступлением

Профессиональный юрист, сотрудник правоохранительных органов с 1975 года. Перед ОВ 1992-1993 гг. занимал должность председателя общества «Динамо», которое входило в структуру МВД. До этой должности проработал участковым инспектором, инспектором УР и старшим инспектором боевой и служебной под-готовки.
«14 августа 1992 года, когда войска Госсовета Грузии оккупировали Абхазию, находился на работе. Увидев выступление Председателя ВС РА Ардзинба В.Г., оставил рабочее место и по-ехал в расположение  полка ВВ РА, в район Ачадары. Там сказали, что все оружие уже раздали ополченцам, и доставайте как можете. Я поехал домой и сказал супруге, чтобы взяла детей и поехала в Н. Эшеру к моим родителям. Сам поехал на Красный мост, но оружия не было. Но мне дали задание, чтобы я – как уроженец Н. Эшеры – собрал местных ребят и организовал оборону нижнеэшерского мос-та из различной техники и приспособлений.
До 18 августа 1992 года я сумел собрать ребят. Имел табель-ный пистолет. У ребят было шесть гладкоствольных ружей, одна мелкокалиберная винтовка и один пулемет, который держал Авид-зба Джон Хушитович. Собрал я до тридцати пяти ополченцев из Нижней Эшеры и Шицквары.
 18 августа, на четвертый день грузино-абхазской войны, к мосту подъехали четыре госсоветовских танка. Открыли огонь по нашим укреплениям. Танк, который хотел выехать на мост, подор-вался на нашей мине. Остальные развернулись и уехали. Жертв не было, но от взрывной волны отбросило Джона Авидзба.
На следующий день – прямо с берега моря вдоль реки – стали выкапывать траншеи и блиндажи. Организовали постоянное де-журство. В тот период я был одним из ополченцев. Руководил нами Аполлон Шинкуба и Витя Тванба. После ранения А. Шинкуба – командиром батальона назначили В.Г. Авидзба. А всем Гумистин-ским оборонительным рубежом в тот период командовал Мушни Хварцкия. К середине октября он вызвал меня в штаб – в Верхне-эшерский ресторан и предложил пойти на должность первого зама командира I-го батальона. До конца ноября я занимал эту долж-ность. А после перевода В.Г. Авидзба был назначен командиром I-го батальона.
Должность начальника штаба занимал Рафик Цкуа, первого зама – Заур Джотович Ардзинба, зама по вооружению – Фазлыбий Лизберович Авидзба, зама по тылу – Мирод Пачалия, начальника медслужбы батальона – Инга Барциц, замполита – Тимур Джумко-вич Хаджимба, начальника разведвзвода – Харитон Чичиевич Пап-ба. Бойцов было до трехсот человек. Почти все уже были вооруже-ны автоматическим оружием. Наша позиция на рубеже занимала три километра от берега моря до Висячего моста. Оттуда начина-лась позиция II-го батальона, который возглавлял Владимир Еми-нович Начач-оглы.
Боевое дежурство батальон вел посменно. Смену производили через сутки. Заступало – до ста бойцов. В основном вели оборону своей части фронта и сбор разведданных о передвижениях против-ника и тому подобное. Часто совершали вылазки через реку вброд в ночное время. Непосредственно этими операциями командовали Р. Цкуа – начальник штаба и З. Ардзинба – первый заместитель ба-тальона. Это было в декабре 1992 года. Но с 30 августа по 6-е сен-тября 1992 года госсоветвоцы прорвали тогда наш оборонительный рубеж. Понапичкали минами занятый район. На них подорвались на смерть моя мать, старший брат потерял обе ноги. Иван Шакиро-вич Авидзба награжден орденом Леона. Сын Георгия Шакировича Авидзба – Беслан Авидзба награжден орденом Леона. Всю войну был бойцом I –го батальона. Награждены многие бойцы из нашего батальона – Тванба Касик Викторович – Герой Абхазии, Рафик Цкуа – Герой Абхазии, Тимур Хаджимба награжден орденом Лео-на.
Наш первый батальон практически участвовал во всех опера-циях и наступлениях на Гумистинском фронте, так как мы находи-лись все время на передовой линии фронта.
Ранило меня в январе месяце 1993 года. В первом январском наступлении наши бойцы заняли грузинские позиции и семь часов вынуждены были сидеть в ледяной реке под шоссейным Гумистин-ским мостом. Это были бойцы из взвода Вити Тванба. Среди них Беслан Авидзба, Касик Тванба, два брата Ладария – один из них там погиб, Витя Тванба, Тимур Хаджимба. Они сидели в воде вод перекрестным снайперским огнем. Им удалось выбраться лишь благодаря мужественному поступку бойца нашего батальона армя-нина, Артура.
Артур в открытую взошел на железнодорожное полотно и прямой наводкой ликвидировал снайпера, стрелявшего из дзота. В последствии ему присвоили звание Героя Абхазии.
В эти дни геройски погибли бойцы батальона Х.С. Бганба и Р.Ф. Эшба, которые, пытаясь вытащить раненого товарища, попали под прямой огонь противника. Их тела остались лежать на остров-ке в середине реки. Подойти к ним было очень трудно. Так как противник находился через линию фронта в пятидесяти метрах от нас. Тогда – ночью, я с медсестрой Ингой Барциц пошли за телами ребят. Хотя было три часа ночи – вражеский снайпер засек нас и стал обстреливать. Нырнув под воду, я сумел доплыть до островка. По одному переправил к берегу, где ждала Инга Барциц…
5-6 января 1993 года особо отличилась рота Новоафонцев, ко-торую возглавлял А.К. Смыр. Почти до половины реки прошли они под огнем противника и лишь после отбоя вернулись на наши по-зиции. В те дни нас выручил густой туман со снегом. Не то – большие  потери были неизбежны.
Начальник разведвзвода Х.Ч. Папба по  прозвищу «Одинокий волк» - почти каждую ночь в одиночку переправлялся на сторону противника. Собирал разведданные о количестве живой силы и графиках смены дежурств солдат Госсовета Грузии.
После моего ранения командиром батальона назначили Рафи-ка Цкуа. Когда его ранили в Каманах его место занял Камса Тарба, который оставался командиром батальона до конца войны. Замес-титель по вооружению Фазлыбий Авидзба был назначен команди-ром танкового батальона, а начальником штаба Цкуа Валерий Се-менович.
С января месяца по май 1993 года я лежал в Новоафонском госпитале. Весь медперсонал во главе с главврачем В.З. Аргун по-казали себя истинными  врачевателями не только тел, но и душ ра-ненных бойцов. Май, июнь, июль месяцы на средства госпиталя лечился в Москве. С помощью В.М. Аргун был четырежды опери-рован для извлечения пули из печени. С. Гаспарян – уроженец Н. Эшеры помог мне материально за время лечения. Э. Капба, Л. Шамба и еще много добрых людей помогли мне в тяжелые для ме-ня дни.
Всем выражаю свою благодарность за оказанную мне под-держку. Если кого и не вспомнил в своих воспоминаниях, то не преднамеренно. Прошло десять лет после войны. Всем бойцам моего батальона, друзьям по фронту мое искреннее спасибо. И в лице моих однополчан, погибших на поле брани, моих близких родственников – племянника В.С. Смыр, племянницы В.В. Клиев-ской, матери – желаю вечной памяти ушедшим за свободу своей Родины Апсны.


Из воспоминаний
Дармава Виталия Меджитовича
командира отдельного батальона, полковника милиции,
заместителя министра ВД РА, награжден орденом Леона

В милиции я работаю с 1977 года – после окончания Калинин-градской школы милиции. Начинал с должности оперуполномо-ченного уголовного розыска Гудаутского РОВД, в звании лейте-нанта милиции.
К началу оккупации госсоветовцами Грузии Республики Аб-хазия – занимал должность старшего о/у УР Гудаутского РОВД в звании майора милиции. В тот же период с группой сотрудников Гудаутской милиции и некоторыми гражданскими лицами дежури-ли на посту на Ингури. Командиром этой группы был назначен я. В группу входило тридцать человек. 4 апреля 1992 года во время бое-вого дежурства погиб сотрудник, входивший в это подразделение – Джон Агрба.
О начале ОВ 1992-1993 гг. я узнал дома, в Гудауте, находясь в отпуску. В тот же день – 14 августа 1992 года  я собрал своих ре-бят. Так же и ополченцев. Всего – сто сорок человек. Приехал с ними в расположение полка ВВ РА. Из Гудауты мы приехали все вооруженными автоматами Калашникова.
Мою группу передали в распоряжение Гиви Камуговича Аг-рба – заместителя командира полка ВВ РА и Владимира Георгие-вича Аршба – командира батальона полка ВВ РА.
По группам нас разбросали вдоль берега моря и на охрану Аб-хазского телевидения. Часть оставили на Красном мосту. Происхо-дило это уже к вечеру первого дня грузино-абхазской войны.
17 августа нас собрали в Ачадарах – в расположении полка ВВ РА и перебросили на охрану Верхнегумистинского шоссейного моста. Большая часть моей группы разошлась по различным опол-ченческим подразделениям Гумистинского фронта. Со мной в группе остались ребята из Замостянского района Гудауты, часть лыхненцев и джирхвцев. Командиром этого подразделения, со-стоящего уже из шестидесяти человек, назначили Вову Начач-оглы.
В августе, во время прорыва грузинских танков в Кутышьху, к нам на позицию перед мостом, подъехал командир полка ВВ РА В. Какалия и приказал взорвать верхнегумистинский мост, т.к. со сто-роны Кутышьхи мы можем оказаться в окружении и передислоци-роваться в район  Верхнеэшерского ресторана. Мост нами был уже заминирован. Часть ополченцев отошла, а мы оставались в количе-стве сорок один человек и вечером в одиннадцать часов попробо-вали взорвать этот мост. Но взрыв был слабый, так как после дождя капсулы были мокрыми. Но дыры появились на мосту приличные. После, мы спустились к реке и на рассвете поднялись в район Уа-забаа. Там встретили Мушни Хварцкия, который приказал нам вернуться на прежние позиции по обороне моста. Наша группа снова заняла прежнее место.
Кроме дежурства на позициях, ополченцы группы участвовали в вылазках в оккупированный Сухум. Была серьезная вылазка на-ших ребят в район Сухумского железнодорожного вокзала, когда они нанесли ощутимый урон агрессору. Участвовали – Шамба Ад-гур, Кове Герман, Дармава Игорь, Агумава Ельмар и другие. Погиб доброволец – адыгеец из Майкопа по имени Руслан.
До конца сентября 1992 года я находился на этих позициях, но после меня вызвал Председатель ВС РА – В.Г. Ардзинба. Я был на-значен его указом – заместителем коменданта республики. После освобождения Гагры был образован Гудаутский гарнизон. Я же на-чал формировать батальон. Через две недели он был сформирован. Одной из рот командовал Язычба Гайдар. Рота располагалась в Гагрском районе. Другая рота под командованием Чамагуа Зурика в Цандрипше. Еще две роты дислоцировались в Гудаутах. Пройдя боевую подготовку, батальону поручали в основном охрану бере-говой линии, начиная с реки Гумисты до реки Псоу. А во время на-ступательных фронтовых операций – подразделения батальона принимали участие в них. Во время Июльской и Сентябрьской операций рота Чамагуа Зурика действовала в составе батальона Джумки Чирикбая.
Рота Айба Толика шла в наступление с другими абхазскими подразделениями в Шромском направлении. Рота Гайдара Язычба и замостянская участвовали в операции по направлению Учхоза во время сентябрьского наступления. Комиссаром батальона был Ардзинба Амиран. В наступление на Сухум я шел с пятидесятью бойцами батальона в направлении Нового района совместно с ро-той Алика Смыр.
После освобождения Сухума – 27 сентября 1993 года, мне ска-зали, что ранены мои родные младшие братья Джубей и Гулик. В мартовском наступлении, будучи командиром роты, в I-ом гудаут-ском штурмовом батальоне Камсы Авидзба, погиб наш брат Игорь Дармава, который является Героем Абхазии посмертно.
Гулик – лежал в Гудаутской больнице, а Джубей в Афоне. От полученных ран брат Джубей скончался в тот же вечер. Награжден орденом Леона посмертно. Гулик на Сухумское наступление шел в составе Куланурхвской роты батальона, которым командовал Ака Ардзинба. И во время этого наступления он был ранен в ногу в бо-ях у Совмина. Он награжден орденом Леона. А до этого в составе группы Ш. Басаева он вылетал на восточный фронт со своим дру-гом Германом Кове. Участвовали в боях за Ануа-рху и в Кочарской операции.
После Победы – 9 октября 1993 года меня назначают началь-ником Гудаутского РОВД, в 1996 году – начальником Гудаутского РОВД, в  июле 2000 года – начальником ОООП  МВД  РА, в декаб-ре 2000 года – начальником Управления УР МВД РА и с марта 2002 года – заместителем министра ВД РА.


Из воспоминаний
Кварацхелия Левана
начальника ГАИ УВД г. Сухума,  подполковника милиции

В начале августа 1992 года отдыхал с семьей в Ауадхаре, где тоже отдыхал мой сосед со своей семьей – Дима Хагба. 14 августа мы спустились на озеро Рицу. Там мы узнали, что грузинские тан-ки добрались до Красного моста. Свои семьи перевезли в Госдачу, что у озера Рицы, сами поехали в Сухум.
Убедившись, что война действительно началась, что грузин-ские войска оккупировали часть Абхазии – вернулся за семьей на Рицу и перевез в с. Дурипш, в отцовский дом. После, вернулся на Гумистинский фронт и вместе с Джамалом Ардзинба записались в одну из первых ополченческих групп, состоящих из Эшерских ре-бят. В те дни встретился с нашим будущим командиром – Джения Игорем, выпускником танкового училища. Когда сформировали из нашего ополчения батальон, то попал в четвертую роту под коман-дованием И. Джения. Командиром батальона назначили В.Ш. Авидзба, начальником штаба – З.Д. Ардзинба.
Позиция наша находилась в районе Н. Эшеры – в Кутышьхе. Когда туда прорвались ненадолго грузинские танки, там еще не были укреплены позиции, так как большинство думало, что это просто столкновение, а не начло войны. В тот день погиб Аслан Тарба, родом из с. Дурипш, пытаясь взорвать грузинский танк. А. Тарба был выпускником вертолетного училища.
Со мной на позициях находились бойцы – Ираклий Скверия, погибший в Мартовском наступлении, Руслан Амеркечипа, Зураб Смыр, Астамур Тарба и многие другие бойцы батальона.
19 мая 1993 года я перешел в артиллерию – батарею Алексан-дра Гумба. Артиллерия в Абхазской армии сформировалась 1-го мая 1993 года. Командиром был назначен Аслан Кобахия. Бойцы нашей батареи обслуживали «Град». Курсировали вдоль всего фронта.
После окончания войны, наша батарея находилась на охране государственной границы нашей республики по реке Ингур. В ба-тарею входили – командир А. Гумба, Гарик Хашиг, Гена Накопия, Ричард Канделаки и другие.
Будучи бойцом Эшерского батальона, принимал участие в Мартовском наступлении, когда погибли мои друзья – Руслан Авидзба, Ираклий Скверия, Кумпыл Аджба.


Из воспоминаний
Надария Гиви Георгиевича,
бойца Западного фронта

 В первый же день агрессии войсками Госсовета Грузии, в на-шем селе Куланурхва собралось ополчение, куда я и записался. Командиром был избран Лева Килба (награжден орденом Леона) – сотрудник Гудаутской милиции. Записалось до пятидесяти одно-сельчан. Вооружены были, в основном, охотничьими ружьями. До освобождения от грузинских оккупантов Гагры и Цандрипша наше ополчение дислоцировалось в Бзыбской средней школе. Дежурили на двух позициях в районе Красного Креста г. Гагра.
В те дни со мной рядом участвовали на боевом дежурстве Ва-лера Трапш, Сергей Трапш, Лаврентий Гулия, Гарик Тыркба, Вита-лий Агрба (погиб в январском наступлении 5 января 1993 года), Лёня Агрба, мои братья – Гурам Надария и Рафик Надария (награ-жден орденом Леона), Джубей Гулия – командир орудийного рас-чета и другие. После освобождения Гагры наша группа перешла на боевое дежурство в район с. Кутышьха – на Гумистинский фронт. В январском наступлении нас подняли к школе в Верхнюю Эшеру. Ночью, незамеченными, подошли к мосту через р. Гумиста. Там командовал В. Начач-оглы. Со стороны противника шел сильный обстрел. Стало ясно, что идти напролом невозможно. И к утру нас отозвали на прежние позиции.
После этой операции я перешел в артиллерию в подразделение А. Гумба. В расчет входили Гарик Хашиг, Лаврентий Гулия, Гарик Гонджуа, Руслан Агрба, Моисей Шакрыл, Гена Гулия, Эдик Трапш, Гурам Надария, Заур Смыр. Вначале обслуживали «Град», затем – гаубицу.
Дислоцировались на Верхней Эшере, в районе пятнадцатого участка и Шицкварского пансионата. Постоянно меняли место рас-чета. Перед каждым наступлением Абхазской армии обстреливали вражеские позиции. С апреля 1993 года наша служба стала дейст-вовать более часто. Во время наступления на Сухум батареей ко-мандовал Темчик Квициния. Работали по корректировке наших бойцов, находящихся в соприкосновении с противником. Следуя за пехотой, мы дошли до государственной границы по реке Ингур.
По окончании войны стал работать сотрудником Управления ГАИ на должности старшего инспектора по административной практике. В настоящее время – старший инспектор по технадзору в УВД г. Сухум, в звании капитана.
26 ноября 1996 года был ранен в с. Чубурхинджи Гальского района, где входил в группу сотрудников, обеспечивающих безо-пасное проведение выборов в Парламент.
Произошел бой с грузинскими диверсантами. Ранили в пра-вую ногу. Благодаря хирургам Миквабия, Чайлян и Чагава ногу не ампутировали.


Из воспоминаний
Ходжава Левана Дитовича,
бойца спецподразделения «Беркут»,
награжден медалью «За отвагу»

До начала ОВ 1992 – 1993 гг. участвовал в Гантиади в пере-стрелках с вооруженными грузинами, будучи резервистом Абхаз-ской гвардии. Командиром нашей группы был Темур Надарая. В группу входили также Инвер Тарба, Гена Асландзия, Инвер Цкуия, Мирон Цимцба, Анзор Цкуия, Гарик Кучуберия и другие.
14 августа 1992 года, оставив Гагру, заняли с другими аб-хазскими ополченцами оборону в районе Красного креста г. Гагры. В освобождении Гагры и Гагрского района я участвовал с ребятами – Геной Чанба, Ревазом Ходжава, Рамином Ходжава, шел с груп-пой Берзения. После освобождения Гагры я с бойцами – Мироном Цимцба, Гариком Кучуберия, Левой Рабая, Куариком Тория пере-шли в группу «Беркут», которую возглавлял Гена Маргания. Нас было до семидесяти человек в подразделении. Самым старшим по возрасту был Заур Тыркба по прозвищу «Братишка», который яв-лялся нашим комиссаром. Дислоцировались мы в Верхней Эшере, на высоте Уадзаба.
В мартовском наступлении наша группа ночью, в числе первых форсировала реку Гумиста. Выходили мы в районе Висяче-го моста, возле центральной шоссейной дороги. Дошли до поворо-та в Ачадарах, где стояло зеркало. На операцию шли всей группой. По пути напоролись на вражеские мины. Многие из ребят подорва-лись на них. Но все-таки, добрались до «зеркала». Это было в два часа ночи. Там ранило в голову Гарика Кучуберия. Шел сильный бой. Обстреливали нас практически из всех видов оружия. Потери были большие. Раненого Гарика мы вытащили, выходя из окруже-ния лишь на рассвете. Славик (Мегона) Ходжава с ребятами вышел только на третий день. Вместе с Валерой Мхонджия (Бронедедом) я вытащил из поля боя еще раненого Леву Ашян родом из Гантиа-ди. В этой операции мы потеряли до пятнадцати наших боевых друзей.
После мартовского наступления мы снова продолжили бое-вое дежурство на Гумистинском фронте. В апреле 1993 года я с С. Ходжава, Г. Елерджия и еще восемнадцатью бойцами Гумистин-ского фронта вылетели в осажденный Ткуарчал. Перед вылетом меня вызвали в штаб и завели к нашему Главнокомандующему В.Г. Ардзинба. После беседы, где были поставлены передо мной неко-торые боевые задачи, Владислав Григорьевич вручил мне государ-ственный абхазский флаг, и сказал, чтобы я его водрузил на самой дальней точке Восточного фронта. Этот флаг, как святая реликвия после Победы над грузинскими оккупантами, хранится у меня.
Во время полета нас волею судьбы занесло на Северный Кавказ в район Пхи. Только через сутки, переждав неблагоприят-ные погодные условия, мы вылетели в Ткуарчал. 2 мая 1993 года мы прилетели в Ткуарчал и оттуда в Бедию, где меня назначили командиром Бедийской роты. Свою группу я назвал «Беркут-2». Подразделение участвовало на боевых дежурствах в этом районе Восточного фронта и в Мишвельской операции, которая была ус-пешной.


Из воспоминаний
Ханагуа Мераба Ивановича,
радиста Восточного фронта

Как и весь город, с 14 августа 1992 года дежурил у военкомата, чтобы записаться в ополчение города. Через несколько дней Д.Ч. Пилия организовал ополченцев на защиту подступов к городу. Вместе с ополченцами Бесиком Делба, Толиком Цвижба, Жорой Гогия и другими охраняли Гупский мост, минировали дорогу, ведущую в Пакуаш. Но к концу августа 1992 года ко мне подошел Нодар Кварцхава и сказал, что нужен радист. Меня привел к Темуру Гогуа – военкому города Ткуарчала. Через день в напарники мне дали Реваза Харчилава. В один период ОВ 1992 – 1993 гг. начальником у нас был Мусса Дауров – доброволец из Кабарды – обходительный, вежливый человек.
В советское время я служил в Баку, когда шла армяно-азербайджанская война. Находилось наше подразделение между Арменией и Азербайджаном, выполняя миротворческие функции в Нахичевани, Джульфе, в селе Кавраге. Принимали участие в спасении людей, попавших под зелетрясение в г.Спитаке.
В грузино-абхазской войне участоввал в Лашкендарской опе-рации.


Из воспоминаний
Гегия Мурмана Константиновича,
начальника уголовного розыска Гудаутского РО ВД,
капитана милиции, ранен в Шромской операции
12 июля 1993 года

Отечественную войну1992-1993 гг. в Абхазии встретил в должности начальника УР Гудаутского РО ВД. А 15 августа 1992 года вместе с коллегами – сотрудниками со своими автоматами участвовал в обороне Красного моста: Цугба Леонидом, Хутаба Виталием и Джения Аликом. Утром Вова Аршба – командир ба-тальона полка ВВ РА и Мушни Хварцкия – заместитель командира батальона по работе с личным составом – выстроили нас – сотруд-ников и ополченцев, до шестидесяти человек, по улице Ленина (Ныне Леона) вдоль гостиницы «Рица», проверили оружие, бое-припасы и поставили задачу держать здесь оборону. 16 августа к часу дня на Красный мост снова нас перекинули. По команде бе-жим по набережной. Вдруг меня резко отдергивает за ворот Рафик Айба (Душман), сотрудник милиции. Я не понимаю в чем дело. Оказывается, из здания ПВО стрелял в нас снайпер.
Рассредоточились вдоль лодочной станции. Через час – снова на исходные позиции.
16 августа поехали в расположение полка, в Ачадару, 17-го отошли к Универсаму. Там мне сказали, что в перестрелке ранили моего двоюродного брата Вову Аршба и я поехал с. В. Хутаба. Оказывается, Вову контузило. До вечера пробыли у него в Гудаут-ской больнице. После - снова в расположение полка. Там по ко-манде А. Анкваба – министра ВД РА – мы, сотрудники милиции должны были прибыть в Гудаутский РО ВД. Но многие сотрудники милиции переходили из райотделов на боевые позиции. Как на-чальника УР меня отозвали с оборонительного рубежа и я занялся милицейской работой, возглавляя группу из тридцати сотрудников милиции.
К декабрю 1992 года создали милицейскую роту и 5 января 1993 года мы приехали к Верхне-Эшерскому ресторану для полу-чения дальнейшего приказа. Пока мы шли по горному массиву, по-ступила команда отходить на исходные позиции, так как Январское наступление абхазских подразделений Гумистинского фронта то-гда захлебнулось.
Продолжились милицейские будни: раскрытие убийств, краж, разбоев, угонов автомобилей. Во время Мартовского наступления нам, милицейской роте, снова дали отбой.
Во время Июльского наступления сотрудники милиции в ко-личестве до сорока человек приехали в Каманы, которые были уже освобождены передовыми частями Абхазской армии. Бои шли чуть выше – за села Шрома и Цугуровка. 11 июля по приказу командо-вания мы расположились на границе между Шромой и Каманами. Я с водителем Буава Отаром на «ГАЗике» поднялись в Шрому, ко-торая была частично освобождена и где располагался штаб фронта. Там мне поставили боевую задачу для милицейского подразделе-ния – охранять западную часть Цугуровки, чтобы не пропустить грузинские подразделения в тыл к нашим. При выходе из штаба артобстрел противника возобновился. Рядом упал снаряд. Взрыв-ной волной меня отбросило вперед. Буава выскочил из машины, и мы успели забежать в подвал ближайшего разрушенного дома. Не дожидаясь полного окончания обстрела, мы выехали к своим. Приехав, поставил задачу – расположил сотрудников милиции со-гласно указания командования штаба фронта: вдоль реки у моста за бетонными дамбами.
Вскоре начался минометный шахматообразный вражеский об-стрел. Через два часа я почувствовал боль в правой ноге. Сняв бо-тинок, я увидел, что он весь в крови. Медбрат милицейской роты Алик Джинджолия подошел ко мне и сделал мне в мышцу укол ношпой, сказав, что боль  скоро утихнет. Но через час стало невы-носимо больно. Мне кажется, он перепутал в такой суматохе укол – вместо морфина вогнал ношпу. Когда мы осмотрели ногу, то уви-дели порез, но не придали этому значения. Оказывается, там сидел осколок. Так как боль не прекращалась, то меня на «ГАЗике» от-везли в лазарет – в Каманы. Там уже медсестра сделала мне внут-ривенный укол морфином. Буквально через пять минут боль исчез-ла, и тогда я снова вернулся на позицию.
Наш «ГАЗик» водитель поставил на спуске из-за плохого ак-кумулятора. Через некоторое время двое абхазских бойцов, объез-жая нашу машину на «УАЗике» подорвались на грузинской мине. Взрывной волной «УАЗик» забросило на нашу машину, и обе ма-шины стали гореть.  А так как на «ГАЗике» лежали наши боепри-пасы, то они стали взрываться. В этот момент снова начался артоб-стрел противника. Стояла ужасная суматоха вокруг и невообрази-мый шум.
Под этим обстрелом медсестры нашей роты Аида Агрба и Римма Авидзба сумели рискуя своими жизнями вытащить обож-женных бойцов из «УАЗика». Потом их отправили в госпиталь.
Ближе к ночи у меня снова возобновилась боль в ноге, и тогда Гогуа Русик и Аншба Арнольд отвезли меня в Каманы. Там я нахо-дился всю ночь, а утром следующего дня меня отвезли в Гудаут-ский госпиталь. Первая операция прошла безрезультатно – хирург не смог найти осколок в ноге. Но после повторного снимка рентге-ном, хирург З.Я. Миквабия с помощью двух спиц определил ме-стонахождение осколка и на следующий день меня проопериро-вал. Из-за задетого осколком сухожилия, я пролежал в госпитале почти два месяца. После долечивался в Краснодаре из-за загнива-ния ноги. Но к середине сентября, до конца войны приехал в Гу-дауту на костылях, так как ступать на землю я еще не мог. Во время войны мы с Мусой Шанибовым – председателем КНК ста-ли «кровными братьями», так как, когда его ранило, понадобилась срочно кровь, и тогда влили ему мою кровь.


Из воспоминаний
Агрба Ирины (Аиды) Шаликовны

До войны ходила в Общество «Динамо» на секцию по пулевой стрельбе. Где-то 25-го сентября 1992 года я приехала из Греции до-мой , в Нижнюю Эшеру. Восемь часов плыла из Сочи в Гудауты, потому что Гагра уже была в руках у грузинских оккупантов. Приехав домой, я узнала, что мои старшие братья Валера и Шота уже воюют на Нижне-Гумистинском оборонительном рубеже. А старшая сестра служила в Гудаутском госпитале реаниматором. Я тоже стала проситься на фронт, но мои братья насильно увезли ме-ня к родственникам в Гудауту. С одноклассницей Ирой Сангулия я помогала вместе с моими родителями создавать госпиталь. Мы од-новременно учились медицинскому делу.
До войны я окончила Челябинский университет, филфак, пре-подавала в Нижне-Эшерской школе. Госпиталь не стали создавать, так как слишком близко находилась линия фронта, тогда я, по на-стоянию братьев, стала преподавать в Гудаутской первой абхазской школе. Среди многих беженцев из оккупированных зон Абхазии оказались и мои бывшие ученики, которые с радостью меня приня-ли. Работая в школе, с июня 1993 года я стала одновременно ин-спектором по делам несовершеннолетних.
Во время школьных каникул, не предупредив родных, я с двоюродной сестрой Риммой Авидзба пошла в Июльское наступ-ление через Шрому в Каманы вместе с милицейской ротой, кото-рой командовал Алик Джения. Мы пошли в качестве медсестер. Но нас не сразу взяли с собой. Я тайком одев военную форму брата Шоты, которую он дал мне постирать, поехала на это наступление. На грузовых машинах через Озабаа спустились в Каманы. Там уже шли бои за Цугуровку и Шрому. Нашей роте поставили задачу оборонять мост, соединяющий Каманы со Шромой. Это был стра-тегический мост. Мы втроем: я, Римма и Алик Джинджолия – мед-брат, находились чуть в отдалении от позиции, занимаемой нашей ротой.
Вскоре начался мощный артобстрел противника и наши со-трудники подтянулись к нам. После, проезжавший мимо «УАЗик» с бойцами из другого подразделения, объезжая наш грузовик, по-дорвался на мине. Я стала пытаться оказать им помощь. Через не-которое время подъехала военная «скорая» и оказала квалифици-рованную помощь, чудом выжившим бойцам. В то же время взо-рвалась наша машина с боеприпасами и вооружением. Нас спасло то, что мы побежали спасать раненых, потому что наша машина находилась недалеко от нас.
Вернувшись в Гудауту я, до освобождения Сухума, работала в МВД. После Победы начала работу в ОК МВД РА, где и работаю по настоящее время старшим инспектором отдела кадров в звании майора милиции.
 
Из статьи
Джинджолия Алексея Жиговича,
«Девушка не робкого десятка» газета «Эхо Абхазии» № 36 (293) от 5 сентября 2001 года, стр. 6

В первых числах июля 1993 года в районе села Шрома сложи-лась очень тяжелая ситуация…
Из числа сотрудников МВД была сформирована группа доб-ровольцев. Перед отправкой к месту боевых действий, к нам при-шла Аида Агрба и стала просить, чтобы мы ее взяли с собой.
… Ей несколько раз отказывали, но…, буквально, в послед-нюю минуту, на ходу, мы втащили ее в машину…
На подъезде к селу Шрома мы попали в страшный обстрел. Машина с трудом, на большой скорости, пересекала открытые мес-та. Когда мы спустились в Каманы, наши бойцы заняли линию обороны вдоль моста, а мы втроем (я, Аида и Римма Авидзба – вставка автора), пристроились около машины с боеприпасами, ко-торая стояла на развилке у моста… на противоположном конце моста стоял наш БМП и обстреливал позиции противника. Как только БМП отстреливался, от него на мост выезжал «УАЗик» за боеприпасами… спасаясь от обстрела, он завернул на мост, и за-ехал на то место, где мы недавно сидели, за машину с боеприпаса-ми. И тут же раздался чудовищный взрыв. Оказывается, мы сидели на противотанковой мине…
Все наши бойцы с позиций переместились в тот самый разби-тый домик, где были мы с ранеными. В этот  момент наш командир отдает приказ: немедленно оказать помощь водителю «УАЗика». Аида со своей сумочкой рванулась из нашего домика и ползком стала подбираться к раненому… Ей на помощь бросился Олег Га-гусония (он приехал воевать из Татарстана) и подобрался к Аиде ползком. Вдвоем они вытащили раненого, он был без ноги, весь обожжен. Штаб вызвал «скорую» и его увезли в тыл…»


Из воспоминаний
Катиба Левана Александровича,
первого командующего Военно-Морскими Силами
Республики  Абхазия

В 1972 году закончил Батумскую мореходку. После становлюсь штурманом малого плавания, чуть позже дальнего плавания. В 1983 году окончил Калининградское инженерное мо-реходное училище (заочное отделение). На сегодняшний день – капитан дальнего плавания.
14 августа 1992 года я находился на причале, напротив ресторана «Рица» и беседовал с таможенником из Батуми. Время было – начало первого. Вдруг видим, – два вертолета очень низко летят над пляжами МВО и ПВО. Сделали круг, а на втором заходе стали обстреливать туристов из России, загорающих на пляже. Мы бегом – в Народный Форум «Аидгылара». Ждали долго, но не получив оружия побежали на Маяк, где тоже не оказалось автоматов. Потом с Толиком Голандзия поехали в Гудауту. Ничего не достав, записались в разведвзвод. Стояла суматоха, все мотались кто куда. Вернулись обратно в Сухум. С утра с соседом Русланом Маргания спустился к причалу. Там я получил поручение от Вовы Аршба и побежал его выполнять. Вернувшись вместе с Р. Маргания, Юрой Мархолиа пошли на оборону Красного моста. Но у нас с Русланом не было оружия. 17-го августа 1992 года наши ополченцы отошли до «Универсама», исходя из договора с грузинами.
В эти дни у меня возникла идея, с которой я пришел в штаб. Там перед дверьми С.П. Дбара просидел два дня, но так как Сергей Платонович был сильно занят, то он меня отослал к Вове Аршба, который сразу же поддержал мою идею о плавсредствах Абхазии, которые я решил перегнать в Гудауту. Вова расспросил меня о том, какие там, на Маяке сконцентрированы плавсредства, как их мож-но применить в военных целях. После расспросов он дал мне гру-зовик с десятью вооруженными служащими полка. Поехали мы в Верхнюю Эшеру, где я выбрал из ополченцев мотористов-моряков. В их числе моториста-глиссериста Славика Агрба. Всех вместе на грузовике нас было шестнадцать человек. Так как было перемирие, то, хотя грузинские БТРы ездили в городе, но никого не останавли-вали. Там, на Маяке, в мастерских мы встретили капитана-механика прогулочного катера «Комсомолец Абхазии», который тоже подключился к нам. Грузовик я отпустил назад. В общем,  всё, что там было на плаву, мы завели. Все плавсредства я отправил за р. Гумиста. И в конце, последним выплыл на портовом буксире «Дельфин». Угнали мы до девяти единиц плавсредств: «Комсомо-лец Абхазии», «Гумиста», «Радуга», «Радуга-8» и т.д. На «Гуми-сте» забрали с собой 60 тонн солярки, забрали понтон-тысячетонник.
Пригнали все плавсредства в Новый Афон, и в два часа ночи я доложил С. Дбару о пригнанных плавсредствах. Тогда он выдал мне удостоверение об уполномачивании по этим делам. Плавсред-ства я рассредоточил в Гудауту, Пицунду и в Новый Афон, чтобы они кучно не стояли в одном месте, в случае бомбежки. Часть кате-ров я загнал на дачу М. Горбачева, в район Мюссеры.
Где-то через неделю, меня вызвал в штаб Сосналиев С.А. рас-спросил обо всем и дал предписание. Спустился я в Гудаутский порт. В те дни в Пицунду заплыла «Комета» экипаж мы отпустили, а «Комету» взяли на вооружение. На этой «Комете» в конце авгу-ста 1992 года мы провели первый бой с госсоветовцами. Капита-ном «Кометы» был я. Было у меня до двадцати стрелков, из них половина – добровольцы  из Кабарды.
С грузинами столкнулись в двенадцать ночи напротив Пицун-ды. Они плыли на стотонном кране, а на буксире перевозили бро-нетехнику и личный состав. Я решил плыть вокруг них кругами, спиралеобразно. Они увидели нас, когда мы подошли совсем близ-ко. Мы начали обстреливать их из гранатомета. Госсоветовцы плы-ли в Гагру, чтобы укрепить там свою обороноспособность. Судно их мы сильно повредили: они стали тонуть. Но тут появился рос-сийский военный пограничный корабль (ПСКР-205), который пре-дупредительными выстрелами из пушки отогнал нас от противника и помог им добраться до Гагры. Мы же были вынуждены вернуться в Пицунду, так как я не знал, стрелять в ПСКР или нет. Прибыв, я доложил командованию о случившемся, и о факте вмешательства российских пограничников.
В бою был ранен в ногу наш стрелок-абхаз. После этого боя я получил указание от Верховного главнокомандующего В.Г. Ард-зинба, чтобы я начал формировать структуры Военно-Морского Флота Республики Абхазия. В течение двух-трех месяцев я создал штаб, набрал глиссеры, личный состав, оружие. Помогали мне в этом Султан Гицба, Славик Агрба, Ираклий Чепия, Воронин Игорь, Бебия Гена, Цвижба Аслан, Зарандия Даут (Тукин). В ночном бою из гранатомета мы подбили буксир с госсоветовцами и плавкран, на котором везли бронетехнику. Гудаутский дивизион возглавил Коля Еник, который набрал прекрасных бойцов-моряков.
Командующим ВМФ РА меня назначили в октябре – перед ос-вобождением Гагры и Гагрского района от грузинских оккупантов.
ВМФ РА в этой операции сыграл большую роль. Во-первых, мы высадили десант в Гагру, на «Гребешке». Во время высадки по-гиб от снайперской пули местный пицундский осетин Челосхаев Тамерлан. А девятнадцатилетний Анзор Купалба погиб до Гагр-ской операции, при самовольной вылазке группы на катере в Гагру. С Анзором плыли и другие ребята. При этом, на десять человек у них было всего два автомата. На эти действия их подтолкнули ме-стные старики-пенсионеры, подняв панику и сказав ребятам, что, якобы, наши в окружении, а «вы здесь рыбу ловите».
В Гагрской операции ВМФ РА участвовал на трех адмираль-ских катерах, глиссере и «Комете». Гагрскую операцию начали мы, подплыв близко к берегу, обстреливая госсоветовцев и их технику. В общей сложности нас было до сорока бойцов-моряков.. С два-дцатью десантниками и я вышел на берег принимать участие в бо-ях. Как раз при мне был сбит грузинский вертолет. Госсоветовцы бежали, оставляя свою заведенную технику. Абхазские же опол-ченцы садились в них и ехали за убегающим противником. Я со своим десантом шел, держа в руке рацию, и руководил обстрелом грузинских позиций с наших боевых катеров.
Мой старший сын Давид тоже участвовал рядом с моими мо-ряками в Гагрской операции. С 20 августа 1992 года он участвовал в Морфлоте, бросив учебу в Государственной морской Академии имени Макарова. Билет на дорогу собирали ему однокурсники. В Гагре он едва не попал в плен к грузинам, которые уже имели свои блокпосты по трассе.
Мой младший сын Темур также принимал участие в ОВ 1992-1993 гг. в качестве матроса-стрелка. Участвовал со мной лично во всех выходах в море – на боевые операции, в Тамышской опера-ции. Давиду тогда было восемнадцать лет, а Темуру – тринадцать. Всю войну меня укоряли сослуживцы, что, дескать, нельзя сразу двоих сыновей брать в море.
Операцию в октябре 1992 года по неудавшейся высадке десан-та из Гудауты в район Очамчир тоже возглавлял я. В два часа ночи мы должны были высадиться на берег близ Очамчир. Сам десант возглавлял Ибрагим Яганов – доброволец из Кабарды.
Во время сильного шторма баржа потеряла управляемость из-за остановки одного, а затем и второго двигателей. Волной оторва-ло носовую аппарель и вода начала заливать технику: танк, БМП и грузовики с боеприпасами. По этой причине до места высадки де-сантная баржа не дошла. Она могла затонуть, и тогда я принял ре-шение – весь десант пересадить на пассажирский катер «Радугу», которым командовал в тот момент я сам. В семи милях от берега произвел я эту пересадку бойцов на катер. В то же время нас об-стреливали с берега и с кружащих над нами самолетов. К тому же на берег невозможно было высадиться из-за больших волн. Только к пяти вечера нам удалось вернуться в Пицунду.
До освобождения Гагры и Гагрского района Западная часть Абхазии оказалась в блокаде и, благодаря морскому транспорту вновь созданного Флота РА, народ обеспечивался продовольстви-ем. Ребята рисковали своей безопасностью, когда перегружали ка-тера в несколько раз продовольствием и в ночное время доставляли его в Гудауту, не говоря о том, что попадали и под обстрел против-ника. Помимо этого мы перекрыли морской транспортный путь для снабжения грузинской Гагрской группировки техникой, боеприпа-сами и личным составом.
Также в мою бытность командующим ВМС РА, было захваче-но три грузинских сейнера и катер «Радуга» в целом, с уверенно-стью могу сказать, что моряки Абхазского флота с честью и досто-инством выполнили все стоящие перед ними задачи в годы ОВ в Абхазии.


Из личного архива
Катиба Л.А.
командующего ВМС РА

«Удостоверение, данное полномочному представителю МО РА по гражданскому и военному дел Катиба Л.А.
Тов. Катиба Л.А. уполномочен решать все вопросы, касаю-щиеся переоборудования, укомплектования экипажем, документа-ции, эксплуатации т/х «Рица», а также приобретения других судов и кораблей для нужд Республики.
Тов. Катиба Л.А. имеет право подписывать все документы, не-обходимые для этого, включая контракты и информации. Считают-ся действительными печать и штамп торгово-транспортной фирмы «Катиба».
19.12.1992 г.

Первый зам. министра обороны Республики Абхазия
Начальник Генштаба
полковник С.А. СОСНАЛИЕВ

Как вспоминают Давид и Тимур Катиба, моряки-стрелки ВМС РА, в 1992-1993 гг. с самого начала участниками ВМС стали: Агрба Вячеслав (командир Невки), Бганба Леван, Кяхба Ясон, Отырба Вячеслав (Сява), Цвижба Аслан (Сайка), Цвижба Руслан, Герия Ба-тал, Лакойя Даур, Пилия Даур, Ермолов Даур, Агрба Костя, Барциц Зурик, Тополян Артур, Мирошниченко Рома (Цыган), Бганба Гу-рам, Квасия Саша, Мукба Аслан, Воронин Игорь, Ампар Алхас, Левачев Саша, Бутба Мераб, Тополян Лева, Агрба Алик, Астамур и Адгур Сымсым, Чичба Адгур, Латария Мамука и другие.


Из воспоминаний
Капба Валериана Ивановича,
начальника ОК ВМФ РА, в/ч 237943

В ВМФ РА я начал служить с декабря 1992 года, в качестве рядового оперативной части. В тот период командующим ВМФ яв-лялся Нанба Рауль Кимсович, служивший ранее в военной части в Очамчире мичманом. Во Флот входили два подразделения: Гудаут-ский и Пицундский дивизионы. В первом командиром был Воин-ский Александр Александрович, а во втором – последние 8 месяцев до окончания войны – Левачев Александр Иванович.
Начальником штаба ВМФ был Морозов Юрий Николаевич,
начальник штаба Пицундского дивизиона – Бганба Лев Лади-кович,
начальник штаба Гудаутского дивизиона катеров Сангудия Евгений.
Начальник службы ГСМ Чантурия Тенгиз Ражденович, кото-рый вместе с матросами часто выходил на боевые дежурства в тыл врага.
По Пицундскому дивизиону зам. командира по материальному обеспечению был назначен Нахапетян Виктор Вартанович.
Командиром одного из боевых катеров являлся Адлейба Шота Константинович («Шеварднадзе»).
Начальником арт.части меня назначили в марте 1993 года, а через три месяца перевели начальником ОК ВМС РА.
В августе 1993 года во время последнего перемирия два наших теплохода: «Комсомолец Абхазии» – командир Есебуа Артур Не-сторович и «Сухуми» – командир Малия Лаврентий Бедзугович приплыли в Очамчирский порт, чтобы вывезти из Восточного фронта в Гудауту казаков-добровольцев. Часа два мы ждали каза-ков, которые прибыли в порт на грузовиках и автобусе с песнями, в сопровождении командующего Восточным фронтом М.Б. Кишма-рия
С начала войны командующим ВМФ РА был абхаз, родом из Батуми Леван Катиба. С весны 1993 года – назначили Ачба Юрия Григорьевича. Под конец войны начальником штаба ВМС РА на-значили Алиева Али Михайловича, капитана 1 ранга, очень эруди-рованного, грамотного профессионала, родом из Дагестана. Ко-мандиром РЛС – радиолокационной службы – ВМФ РА являлся Ласария Борис Васильевич.


Из архивных
документов заместителя командующего МВФ РА
 подполковника командира береговой охраны
Еника Кучкана Владимировича

По приказу полковника Сосналиева С.А., начальника штаба Госкомитета обороны Республики Абхазия Еник К.В. было предоставлено право отбирать необходимых специалистов и морские катера по всей территории  Гудаутского района, а начальники учреждений и командиры подразделений должны были оказывать необходимую помощь и выделять в распоряжение Еник К.В. специалистов и морскую технику по его требованию с 29.08.1992 г.

Из приказа № 01 от 12 ноября 1992 года

Личному составу Гудаутской базы береговой охраны передис-лоцироваться на центральную базу ВМФ Республики Абхазия, а именно:
1. Амаев Булат Сулумбекович – командир взвода
2. Ермолов Даур Алексеевич
3. Сулава Тимур Алексеевич
4. Воуба Даур Карбеевич
5. Чепия Ремзик Шаликоевич
6. Болджая Султан Меджидович
7. Кяхба Ясон Михайлович
8. Болохов Андрей
9. Мархолия Роман Рауфович
10. Кове Руслан Хирсонович
11. Куценко Николай Анатольевич
12. Кове Джума Сардионович
13. Авидзба Аслан
14. Логуа Тенгиз Владимирович
15. Цкуа Анзор
16. Лепартия Беслан
17. Берулава Александр.
С личным составом передислоцируются следующие плавсред-ства и оружие:
1. Рейдовый катер «Стриж» – 1 единица
2. Глиссер «Волга» - 1 единица
3. Автомат АКС – 1 единица
4. Автомат АКС – 1 единица.
Основание: приказ командующего Флотом Республики  Абха-зия Катиба Л.А.
Командир береговой охраны - К.В. Еник.

В декабре 1992 года Еник К.В. в связи со сменой командова-ния ВМФ РА входил в комиссию по инвентаризации Гудаутской базы ВМФ:
1. Еник К.В. – командир базы
2. Морозов Ю.Ю. – начальник штаба
3. Мириков К.В. – зам. по технической части
4. Базильский А.И. – начальник ремонтной группы
5. Гумба Е.К. – моторист
6. Амаев Б.С. – зам.командира по боевой части

Список личного состава Гудаутской береговой охраны

1. Еник Кучкан Владимирович – командир
2. Морозов Юрий Николаевич
3. Мириков Константин Владимирович
4. Акусба Вячеслав
5. Мирошниченко Роман Иванович
6. Дасания Гиви Ружевич
7. Малия Гари Сергеевич
8. Базильский Александр Иванович
9. Гунба Евгений Кямынович
10. Михайлиди Николай Степанович
11. Цкуа Сократ Исмаилович
12. Харазия Леонид Сергеевич
13. Чепия Ремзик Шаликоевич
14. Кяхба Химса.

Командир береговой охраны К. ЕНИК


Из приказа командующего ВМФ РА
21.03.1993 г. г. Гудаута

ПРИКАЗЫВАЮ:
Считать ответственным за учет, выдачу и сохранность оружия следующих служащих:
1. Командира Пицундского дивизиона катеров Адлейба И.К.
2. Командира Гудаутского дивизиона катеров Воинского А.А.
3. Командира ПСК «Виктория» Нанба Р.К.
4. Капитана т/х «Комсомолец Абхазии» Есабуа А.Н.
5. Капитана т/х «Сухуми» Малия Л.Б.
6. Начальника оперативного отдела Морозова Ю.Н.

Командующий ВМФ РА
Капитан II ранга АЧБА Ю.Г.

СПИСОК
служащих Пицундского дивизиона катеров
(август 1992 года)

1. Бганба Л.Л. – командир ПДК, капитан-лейтенант
2. Левачев А.И. – начальник штаба, ст. лейтенант
3. Крия Р.В. – командир экипажей катеров, лейтенант
4. Гольтягин В.П. – старшина дивизиона, мичман
5. Мамуладзе З.Г. – начальник оружейной части, мичман
6. Чантурия Т.Р. – начальник хоз.части, мичман
7. Шамба В. – фельдшер, мичман
8. Бельцева В.А. – кок
9. Одинцова Н.В. – кок
10. Ружьева С.Е. – рабочая по кухне
11. Иванов О.М. – водитель
12. Чиквиладзе – начальник ремонтной группы
13. Шилестюк А.П. – слесарь
14. Нахапетян В.В. – командир СКК (01), мичман
15. Квачёв В.Л. – моторист, старшина 1 статьи
16. Ершов В.Г. – моторист, старшина 1 статьи
17. Чеилян Э.К. – моторист, старшина 1 статьи.
18. Воробьев П.В. – моторист, старшина 1 статьи
19. Герасименко – моторист, старшина 1 статьи

Из служебной характеристики  на заместителя командую-щего ВМС РА – начальника береговой охраны, подполковник Еник Кучкана Владимировича

С 29 августа 1992 года был назначен начальником береговой охраны РА. Является одним из создателей Военно-Морского флота Республики Абхазия. Участвовал в Гагринской и Тамыш-ской операциях по высадке десанта. Непосредственно участво-вал в захвате вражеских судов.
За проявленное во время военных действий мужество, ге-роизм и высокую боевую подготовку, в январе 1993 года ему было присвоено воинское звание подполковник.
После передачи флота является заместителем командую-щего ВМС РА. Подполковник Еник К.В. обладает хорошими ор-ганизаторскими качествами. Требователен к себе и своим под-чиненным, способен выполнить поставленную задачу.

Командующий ВМС РА
капитан 3 ранга ВОИНСКИЙ А.А.


Из воспоминаний
Авидзба Ибрагима Геннадиевича,
матроса боевого катера «Чибис», старшины 2-ой статьи

В советское время служил в ВМФ СССР. В начале в Крон-штадте, затем в Каспийской флотилии. После службы вернулся в Сухум, где занялся коммерческой деятельностью. В первый день начала грузино-абхазской войны находился на своей квартире в Новом районе. Вдруг в дверь стучатся. Открываю – мой брат Астик и друг детства Рафик Ашуба, впоследствии оба вошли в ополчение Гумистинского фронта. Они приехали с района турбазы и сообщи-ли, что началась война. Пошли в расположение полка ВВ РА. Там стоит толпа народа, а оружия нет. Поехали в Гудауту в поисках оружия. Достали несколько лимонок и штык-нож. Вернулись в Нижнюю Эшеру, где в те дни образовался фронт. Там встретил младшего брата Джано, который с ополченцами уже несколько дней находился на р. Гумисте. Спросил о судьбе среднего брата Астика у него. Джано ничего не знал о нем.
Пришлось мне снова вернуться в Новый район. Дома находи-лась двоюродная сестра в положении. 26 августа 1992 года я сумел ее переправить в Сочи на барже. Через несколько дней выехал и я в Сочи. Пошел в роддом и узнал, что она родила мальчика. Купил для ребенка все необходимое. В общем волею судьбы я оказался в Симферополе. В декабре приехал ко мне отец Г. Авидзба с братом Астиком. Оказывается, они с первых же дней войны находились на позициях Гумистинского фронта с другими бойцами абхазских частей. Астика сильно контузило в одну из бомбежек. Он находил-ся в тяжелом постстрессовом состоянии. Я тогда этого не понимал и сильно переживал. Вскоре отец уехал на фронт, а брата я помес-тил в больницу – в реабилитационный центр. В течении месяца он там лечился. Каждый день я ездил к нему. Астик хотел снова в Аб-хазию. Через месяц отец приехал к нам в Симферополь, мы выеха-ли в Абхазию.
Я с отцом записался во вновь образовавшийся в те дни Мор-флот РА. Нам дали катер, который  мы стали готовить. Астик по-был с нами неделю и у него начался рецидив. Тогда мы его отпра-вили с братом Джано на лечение в Москву.
Катер имел название «Чибис». В экипаж входили отец, Игорь Джопуа и я. Первую «ходку» мы совершили в Новый Афон, где, проводя дежурство, попали под обстрел. Были и другие катера Морфлота. Игорь Силин успел выплыть в открытое море. Женя Сангулия и Лева Хишба тоже выплыли. Наш же катер не заводил-ся, а вокруг падали снаряды. Мы думали нам конец. Но ребята воз-вратились обратно и взяв нас на буксир с трудом под обстрелом доставили на базу.
На катере мы установили НУРСы и крупнокалиберный пуле-мет. Днем готовили снаряды, заправлялись, а вечером выходили на боевой рейд. Плыли до аэропорта, к Маяку, к фронтовой линии – обстреливали противника.
Во время Тамышской операции с 1-го по 9-ое июля 1993 года наш катер вместе с другими участвовал в Тамышском десанте. Мы прикрывали баржу с десантом.
Когда в те дни вторично из Гудауты плыли в Тамыш, попали под сильный артобстрел противника. Пришлось с баржей плыть в открытое море. Обстреливали нас из Очамчир и Сухума. Чтобы спасти нас с баржей, наш боевой корабль «Гриф» принял огонь на себя.
В одно время мы охотились за грузинским судном, которое имело мощные локационные системы. Несколько раз мы тащили с собой самодельный катер-торпедо, но безуспешно.
Кроме нашего катера было много экипажей боевых катеров. Экипажи Левы Хишба, Джемала Дбар и Жени Сангулия, Толика Тарба, Игоря Силина, Гиви Дасания. Военный «Гриф» под коман-дованием Зурика Авидзба.
В Морфлот РА входили бойцы Адгур Инал-Ипа, Чичико До-пуа, Гена Авидзба, Николай Авидзба, Валера Кутелия, Даур Допуа, Костя Стратилов, Кот Харазия, Валико Тания, Алик Шанава. А. Инал-Ипа, В. Тания и А. Шанава подготовили тогда тот самодель-ный катер-торпедо. Были среди нас и добровольцы из Приднестро-вья – Дима Нечимов (Китаец), Сергей Бузука. Во время Тамышскго десанта до прибытия баржи в Тамыш вначале высадились двена-дцать добровольцев из Приднестровья на катере Толика Тарба.
Одним из наших командиров был – опытный и смелый коман-дир Александр Александрович Воинский.


Из воспоминаний
Авидзба Николая Саферовича,
бойца II-го Эшерского батальона и ВМФ РА

С 17 августа 1993 года я с Зауром Габлая, оставив свои семьи в Гудауте, вернулись в Нижнюю Эшеру – на Гумистинский фронт. Заура, как сотрудника милиции, отозвали в РО ВД г. Гудаута, а я на его красной «Ниве» вступил во II-й батальон, во взвод Жоры Ми-ная. После моим командиром стал Ахра Бжания. Позиция нашего взвода находилась на первом холме от  Гумистинского моста. Блиндаж мы выстроили сами, а часть бойцов взвода сидели в трубе перед автодорожным мостом. Во время бомбежек наших позиций, мы также сидели во второй трубе, которая находилась сразу же за холмом.
В первые недели войны мы стояли у штаба и ждали, когда нам выдадут оружие и пустят на боевое задание. На целый взвод у нас было пять автоматов, четыре «Мухи», три  охотничьих ружья.
Дежурили на позиции, посменно передавая друг другу ору-жие.
До Мартовского наступления наше подразделение проходило обучение в Пицунде и мы, пожилые бойцы, тоже бегали, трениро-вались. Тогда нам и выдали форму, автоматы. До Мартовского на-ступления на «Ниве» мы с ребятами установили НУРСовскую ус-тановку и обстреливали грузинские позиции. В расчет кроме меня входили Жора Миная, Амиран Векуа, Гена Авидзба, Анкваб Эду-ард (Мороз), Астамур Авидзба (сын Гены).
До 16 марта 1993 года мы имитировали наступление на весь фронт. А с 15 на 16-е марта началось наступление наших войск. Наш командир батальона Амиран Берзения нас, старых бойцов не взял, сказав, что надо будет долго идти по горам пешком. Тогда мы снова сели на мою «Ниву» и производили обстрел грузинских по-зиций с Верхней Эшеры. «Нива» была с прицепом, там лежали на-ши снаряды. Позже мы спустились к висячему мосту и оттуда про-должили обстрел по противнику.
Потом я перешел в созданный Военно-Морской флот МО РА. Вместе с другими ребятами выезжали по ночам на боевые вылазки во вражеский тыл. На каждом боевом катере стояли установки и подплывая к берегу в ночное время, мы бомбили расположения личного состава противника, аэропорт и места скопления броне-техники.


Из статьи
Пачулия Лейлы;
«В бой шли одни добровольцы», к годовщине
июльского наступления. Газ. «Республика Абхазия»
№ 75 (593), 11-12 июля 1996 года.

«Альяс Ашуба родился в многодетной семье Владимира Ашу-ба и Заиры Кутелия…
Фашизм в новом обличье посягнул на родную землю, и с ним надо было бороться. Ушли воевать отец и брат Алмас, ушел и Аль-яс. Воевал в 3-м батальоне, участвовал в различных операциях, был в разведроте у Гиви Смыра, пережил неудачное мартовское насту-пление на Сухум.
… Это был бой с 3 на 4 июля 1993 года… Накануне к ним в траншею на передовой пришел командир роты Чичико Мархолиа, пришел с совещания, на котором был собран весь командный со-став бригады и сообща, до мелочей разрабатывалась операция, предопределившая затем весь исход войны. Позже командир роты расскажет, что по пути в траншею мысленно проигрывал свои дей-ствия, думал о том, что и как сказать… Он сказал, что для проведе-ния успешной наступательной операции на Сухум, необходимо от-влечь на себя основные силы группировки противника на Гуми-стинском фронте, отвлечь так, чтобы убедить врага: именно здесь, через это направление в районе Нижне-Эшерского моста начался прорыв абхазской армии.
«И очень прошу Вас, – постарайтесь при  этом все-таки вы-жить, - сказал командир, - Добровольцы есть?» все 75 бойцов ото-звались: «Я». В случае, если с командиром что-то произойдет, его должен был заменить Нури Отырба. Так и случилось, когда Ч. Мархолиа получил ранение. Командиром батальона был Зураб Ку-телиа, а общей операцией по взятию плацдарма руководил и с боем перешел через мост его заместитель Зурик Саманба. Первые же минуты сражения показали, что оно будет жесточайшим.
 Альяс одним из первых преодолел простреливаемый против-ником железнодорожный мост и вместе с боевыми друзьями во-рвался во вражеские окопы. Враг в течение целого дня обстреливал из тяжелого орудия небольшую горстку абхазских солдат.
Альяс Ашуба, Нурбей Квициния, Беслан Дзыба, Аслан Хад-жимба и другие рвались вперед… В первой группе шли братья Мархолиа Нури (погиб), Рауф, Русик. Воевали еще два брата Мар-холиа – Генгиз и Тамаз (погиб).
Никто из бойцов не получил пулю в спину. Был такой случай: один из грузин бросил гранату и Роман Смыр («Цыс») поймал ее и кинул обратно, у них она и взорвалась. Позже Роман наступил на мину, ему ногу оторвало, а он все же бросился вперед. Мурат Га-мисония со своим отделением занял вражеский дзот под железно-дорожным мостом, захватил вражескую радиостанцию, вышел на частоту противника и сумел ввести его в заблуждение.
Вместе с бойцами, несмотря на запрет идти  на эту операцию, перешли мост и медсестры батальона Мадина Дасания, Инга Бар-цыц, Виолетта Матосян, Манина Дбар.
Задача была выполнена. Воины заняли вражеские позиции, дзоты и продержались не 4, а 18 часов. Вспомним же поименно всех погибших бойцов из 1-й роты 3-го мотострелкового батальона 1-й бригады. Это Теймураз и Нури Мархолиа, Рауль Арчелия, Даур и Рауль Шамба, Кас Папба, Виталий и Джамал Базба, Вахтанг Бганба, Батал Аршания, Химца Отырба, Дмитрий Анкваб, Альяс Ашуба. Каждый из них посмертно награжден орденом Леона. А Зурабу Бокелия посмертно присвоено звание Героя Абхазии.
Благодаря этому удачному наступлению, абхазским воинам удалось взять важные высоты, а противнику пришлось пойти на переговоры.
Это наступление явилось шагом к Победе, поэтому все, кто принимал в нем участие, не струсили, не бросили товарищей, не повернули назад, не вправе оставаться забытыми. Среди них и Альяс Ашуба.
Светлая память ему и его товарищам по оружию!»


Из архива 3-го батальона 1-й бригады Западного фронта

Только командиру 3 батальона 1 бригады

БОЕВОЕ РАСПОРЯЖЕНИЕ № ____________________

КП Сан. «Эшера» 01.07.1993 г. 22-00
Карта 1:50000 изд. 1978 года

1. Противник силами 23 бригады в составе 5 батальонов от-дельного танкового и артиллерийского полков занимает оборону на участке Лечкоп – Шрома – Ахалшени – Келасури. Ближайшие ре-зервы – 24 бригада в районе Келасури. Подход основных сил ре-зервной бригады через 2 часа.
2. С «Ч» 4.00 до «Ч» 3.30 по плану Министерства обороны РА наносится огневое поражение по артиллерии, батальонам 1-го эше-лона противника. Справа соседей нет. Слева действует 2 бригада с приданными силами. Разграничительная линия: отм. 334,0 Верхний мост, сев. окр. Тависуплеба.
3. 1 бригада имеет задачу – сковав основные силы противника на рубеже устья реки Гумиста, ж.д. мост, В. Эшерский мост, нанес-ти удар в направлении Н. Эшера – Лечкоп и к «Ч» 1.30 захватить плацдарм: угол дамбы, ж.д. мост, пекарню.
4. 3-му батальону с прежними средствами усиления к 4.00 02.07.1993 г. завершить перегруппировку согласно ранее отданного распоряжения.
В «Ч» 3.30 форсировать р. Гумиста по броду атакой в направ-лении: Брод – Маяк с рубежа; трансформаторная будка, автомо-бильный мост – разгромить  противника в районе: бассейн, ж.д. мост, пекарня и к «Ч» 1.30 захватить плацдарм, ж.д. мост, пекарню, канал. В дальнейшем обороной плацдарма не допустить прорыва противника в направлении Маяк – Н. Эшера.
5. Справа соседей нет. Слева – 2 батальон.
6. УКП 1 бр. – Санаторий «Эшера»

Командир в/ч 237924
Подполковник М. КИЛБА

Начальник штаба части
Подполковник З. НАНБА


Из воспоминаний
Мархолиа Чичико Анатольевича,
командира 7-й роты, 3-го батальона 1-й бригады,
Герой Абхазии

Из газеты «Республика Абхазия» № 13 (531) от 3 февраля 1996 года.

«О присвоении звания Героя Абхазии»

За мужество и героизм, проявленные при защите Отечества,
ПОСТАНОВЛЯЮ:
Присвоить  звание Героя Абхазии:
МАРХОЛИА Чичико Анатольевичу – майору милиции
ПАПБА Харитону Чичиковичу – капитану
САМАНБА Зауру Кондратьевичу – майору милиции.

Президент  Республики Абхазия В. АРДЗИНБА
г. Сухум, 22 октября 1995 года.»

Из июньского представления 1992 года Гудаутского ВК:
«Мархолиа Чичико Анатольевич, предчувствуя нависшую над родиной смертельную опасность, еще в июне 1992 года в составе отряда Гудаутского РО ВД осуществляет охрану восточных границ Республики по р. Егры.
С 14 августа 1992 года принимает участие в боях в районе Красного моста г. Сухум и тем самым вступает в схватку с окку-пантами насмерть.
Позже Ч. Мархолиа принимает активное участие в составе Афонской группы в сооружении оборонительных рубежей по р. Гумиста, продолжая участие в боях с вражескими подразделения-ми, которые в то время стремились во что бы то ни стало прорвать-ся к г. Гудаута.
С января 1993 года капитан Мархолиа Ч.А. переводится ко-мандованием в 5-й батальон командиром взвода и участвует 5 – 6 января в операциях, проводимых абхазской армией. За сравнитель-но короткий срок, он сумел сколотить боеспособный взвод. Так 15 – 16 марта 1993 года Мархолиа Ч.А., форсируя р. Гумиста со своим взводом, первым уничтожает огневую точку противника, которая прикрывала брод р. Гумиста, обеспечив возможность форсирова-ния реки другими подразделениями, участвующими в наступатель-ной операции по освобождению г. Сухум. В ходе этой операции взвод лишается своего боевого друга Бения М.А. В ходе выполне-ния боевого задания, Мархолиа Ч.А. со своим взводом удается уничтожить по линии обороны противника, зайдя с тыла, до 9 дзо-тов и оборонительных сооружений, а также десятки человек живой силы противника. Следует отметить его бойцовские и командир-ские качества особо. Так, ведя бой, взвод попадает в окружение. Не вдаваясь в панику, он сначала организовывает круговую оборону, а затем, нащупав слабую точку противника атакует его, забрасывая гранатами, и практически без потерь (лишь при одном убитом Де-мерчян М.Л.) выходит из окружения, выполнив до конца постав-ленную боевую задачу и выведя с поля боя раненых боевых това-рищей (Кварчия Л.Л., Отырба З., Базба В., Отырба Х.). За умело проведенную операцию Мархолиа Ч.А. получает внеочередное во-инское звание – майор и назначается командованием командиром 7-й роты 3-го МСБ в/ч 237924, представляется к ордену «Леона».
В ночь с 3 на 4 июля 1993 года, после сложившейся неблаго-приятной обстановки на Гумистинской линии фронта, рота под ко-мандованием Мархолиа Ч.А. получает боевое задание – форсиро-вать р. Гумиста с целью захвата у противника плацдарма в районе Н. Эшерского моста, вдоль железнодорожного полотна района Уч-хоза, и с помощью маневров отвлечь на себя главные силы против-ника, чтобы обеспечить успех наступательной операции нашей ар-мии по освобождению города Сухума на других участках фронта.
Список добровольцев, как и подобает командиру, возглавляет сам Мархолиа Ч.А.. он объясняет каждому из подчиненных в па-мятную ночь поставленную задачу, проверяет готовность каждого бойца, проводя необходимые мероприятия по прикрытию насту-пающих групп плотным огнем. Он увидел, что всем пришлось за-лечь под градом обстрела противника. И тогда Мархолиа Ч.А., чет-ко понимая, что боевое задание может быть не выполнено, и, пред-ставляя, какой ценой это может обернуться для абхазской армии, на личном примере, проявляя героизм и мужество, поднимает сво-их товарищей по оружию в бой. Он первым переходит мост и всту-пает в схватку с врагом. Забросав гранатами, он уничтожает пер-вый,  хорошо укрепленный вражеский дзот и до семи человек жи-вой силы противника. Рота под его командованием проявляет чуде-са храбрости и самоотверженности, справляется с поставленной боевой задачей. Из 75 человек его подразделения 25 представлены к ордену «Леона», 35 – к медали «За отвагу» и 3 – к званию «Герой Абхазии». В этом жестоком по накалу, ни с чем не сравнимом бою, он получает сначала пулевое, а затем осколочное тяжелые ранения и контузию, которые выбивают его из колеи сражений за освобож-дение Абхазии.
За героизм и личное мужество, высокую воинскую дисципли-ну и боевую выучку, проявленные в боях за Родину, Мархолиа Чи-чико Анатольевич представляется к званию «Герой Абхазии».


Из представления
к званию «Герой Абхазии»,
Саманба Заура Кондратьевича,
майора, зам. командира 3-го батальона в/ч 237924, участника боевых действий против грузинских оккупантов в ОВ 1992-1993 гг. с августа 1992 года.

Саманба Заур Кондратьевич – начальник поста ГАИ с. При-морское, капитан милиции. Свой боевой путь начинает в составе отряда Гудаутского РО ВД с августа 1992 года. Он участвует в операции по ликвидации танкового прорыва противника в районе с. Н. Эшера, где проявил свои бойцовские качества и личное муже-ство, с бутылками с зажигательной смесью в руках. Участник Гагр-ской освободительной операции, где сумел захватить из-под носа  у противника полную машину «КАМАЗ» боеприпасов и сдал в Ми-нистерство обороны Республики Абхазия. Затем, в бою сумел за-хватить в качестве трофея гранатомет и автомат АКМ 7-62. Саман-ба З.К. принимает участие в операциях прикрытия абхазских войск 5-6 января и 15-16 марта 1993 года.
3-4 июля 1993 года он во главе добровольцев, будучи зам. ко-мандира батальона, возглавляет всю операцию по отвлечению главных сил противника на себя и захвату плацдарма в районе Н. Эшерского моста. В ходе этой тяжелой операции ему самому уда-ется уничтожить до 9 человек живой силы противника и дзот врага. Своим личным примером, мужеством и героизмом он способствует выполнению поставленной боевой задачи и успешно справляется с заданием, за что командование присваивает ему внеочередное во-инское звание – майор.
В этом страшном, тяжелейшем по накалу бою, он получает тяжелое ранение, после чего ему не представляется возможность вернуться в строй – инвалид 2-й группы.
За проявленный героизм и личное мужество в боях за Родину Саманба Заур Кондратьевич представляется к званию «Герой Аб-хазии».
В настоящее время Заур Кондратьевич в звании подполковни-ка служит в МРЭО МВД РА.


Из воспоминаний
Чалмаз Олега Заканбеевича,
начальника штаба 3-го батальона 1-й бригады,
награжден орденом Леона

С 1981 года я работаю в органах внутренних дел Абхазии по-сле окончания Высшей школы милиции МВД СССР в Горьком. Начинал службу с должности старшего инспектора ОБХСС Сухум-ского ГО ВД. К началу ОВ 1992-1993 гг. я работал на должности начальника дежурной части Сухумского ГО ВД в звании капитана милиции.
14 августа 1992 года, в первый день оккупации нашей респуб-лики грузинскими частями, находился дома. К 11 часам дня слышу шум с улицы. Звоню в Отдел, – там отвечают, что якобы ловят звиадистов. Скоро стало ясно, что это не «ловля» звиадистов, а на-стоящая война, так как шум с улицы перешел в рев бронетехники и выстрелы из автоматического оружия.
После того, как абхазскими ополченцами был подбит грузин-ский танк, служащим полка ВВ РА Б. Джелия, я пошел на работу.  В те же дни вывез семью за Гумистинский фронт, сам же стал ра-ботать в Гудаутском РО ВД. В РО ВД прослужил до марта 1993 го-да. Шла обычная милицейская служба по охране правопорядка в городе. Министром ВД РА был А.З. Анкваб.
В марте Виталий Смыр – командир батальона – предложил мне перейти в его 5-й батальон. Я согласился. Назначили меня зам. начальника штаба батальона. В батальон входили три роты. Задача – береговая охрана. На Гумистинском фронте несли посменное боевое дежурство. В батальон входили многие сотрудники органов внутренних дел Абхазии. А командный состав состоял практически из сотрудников: Смыр Виталий Хазаратович – командир батальона, начальник ОВО Гудаутского РО ВД, зам. командира Дгебия Аслан Тачевич, зам. по личному составу Боциев Владимир Ильич, коман-дир 1-й роты Саманба Заур Кондратьевич, командир 2-й роты Зух-ба Валерий Владимирович, командир 3-й роты Цугба Александр Джотович (погиб 4 июля 1993 года).
16 марта 1993 года была создана рота добровольцев, идущих в наступление из числа бойцов нашего батальона. Потери в подраз-делении были большие. Погибло двадцать семь бойцов нашего ба-тальона, ранено – тридцать один человек. После мартовского на-ступления стали организовывать бригады. Формировали наш ба-тальон в Новом Афоне. В. Смыра назначили зам. командира 1-й бригады. Командир бригады Килба Мухамед. Командиром нашего батальона назначили Кутелия Зураба Чичиковича, заместителем -  Заура Саманба, начальником штаба – Олега Чалмаза, вторым замом командира батальона – Нури Отырба, зам. командира по вооруже-нию – Дгебия Аслана Тачевича. Командирами рот назначили: 7-й роты Чичико Мархолия, 8-й роты – Алика Лазба, 9-й роты – Алек-сандра Цугба.
Июльская операция по первоначальному замыслу командова-ния должна была начаться 2-го  июля 1993 года силами нашего ба-тальона. Как и перед мартовской атакой, в наступление шли только по добровольному согласию, записавшиеся в список добровольцев до форсирования реки Гумиста. Но ночью 2-го июля атаку отмени-ли из-за высокого уровня воды в реке. Тогда в наступление бойцы пошли 3 июля. Задачи остались те же. Но теперь бойцы должны были идти в атаку на врага не в брод, а через шоссейный замини-рованный мост. Следовало разгромить противника в районе бас-сейна, ж/д моста, пекарни и к 1.30 захватить плацдарм от железно-дорожного моста до берега моря, и ждать подхода основных наших сил.
Бой был очень жестоким. С наших позиций мы видели, как подходили к противнику свежие подкрепления к месту боя. Про-должался бой с ночи весь следующий день. Только к вечеру 4 июля выходили бойцы, выполнив поставленную задачу по стягиванию на себя основных вражеских сил.
Фактически наш батальон формировался заново два раза: по-сле мартовской и июльской операций, где погибло более пятидеся-ти бойцов батальона, и почти каждый участник операции был ра-нен.
Впоследствии батальон снова становился на позиции Гуми-стинского фронта. Участвовал в освобождении Сухума и победном шествии с изгнанием противника за пределы Республики до госу-дарственной границы по реке Ингур.
В сентябрьском наступлении по освобождению столицы на-шей Родины, мы снова шли прежним маршрутом через Нижне-Эшерский шоссейный мост. Сухумский батальон под управлением С. Матосяна первым перешел мост. Сразу за ними перешел мост наш батальон. Сухумский батальон пошел влево от моста, а рота Нури Отырба – вправо, в сторону моря. В течение дня практически все подразделения Западного фронта пересекли реку Гумиста. Де-сять дней в жестоких боях абхазская армия продвигалась к центру столицы.
В двух домах над рекой стояло грузинское подразделение до трехсот человек. Почти сутки с ними шел бой. Бомбили нас из всех видов оружия. И к обеду следующего дня бойцы роты Нури Отыр-ба, прошли под дамбами вдоль реки и сумели обойти противника, войдя к ним в тыл. Только после этого враг отошел, бросая свою технику и вооружение. После этой операции остальным подразде-лениям Западного фронта уже было легче форсировать реку: не только по мосту, но и по краю берега, где мины были смыты вода-ми реки и моря. Пока не были уничтожены вражеские подразделе-ния на Гумистинском массиве, невозможно было быстрое продви-жение наших войск к центру города.


Из воспоминаний
Амаба Нури Зосимовича,
командира взвода 7-й роты 3-го батальона 1-й бригады, на-гражден орденом Леона

До начала грузино-абхазской войны работал прорабом РСК бытового обслуживания в г. Сухум. Входил в качестве резервиста в Абхазскую гвардию.
14 августа 1992 года вместе с Адгуром Ласурия и другими ополченцами охранял Абхазское телевидение. Там же с сотрудни-ками телевидения готовили самодельные взрывчатки. Сотрудники телевидения Нодик Сагария, Анзор Кварчелия тоже помогали в этом. 17 августа мы были в охране оборудования абхазского теле-видения, когда все вывозили за реку Гумиста.
После установления Гумистинского фронта я вступил в груп-пу Мушни Хварцкия, которая дислоцировалась в Замке феодалов в Верхней Эшере. У меня  была двустволка. Я входил в отделение Заура Хашба. Там были также Руслан Делба,  Олег Папаскири, Бе-сик Джелия, Ака Ардзинба, Виталий Корсантия, Гарик Айба, Саша Амичба и другие.
Когда в августе 1992 года погиб почти весь взвод Бесика Дже-лия, мы должны были под командой Мушни идти в Шрому, но по-ступило указание об отмене операции и нас перекинули в школу Верхней Эшеры. В тот период грузинская техника прорвалась на нашу сторону – на Кутышьху. Мушни Хварцкия, собрав нас до пя-тидесяти ополченцев, для перекрытия им пути дальнейшего про-движения. А к утру в количестве восемнадцати человек он повел нас в атаку на них. Рядом шли Нодик Кварчия, Астамур Ашуба, Алим Агрба и другие ребята. Но атака наша провалилась из-за не-хватки оружия и боеприпасов. Через неделю прорвавшийся враг был изгнан общими усилиями ополченцев Гумистинского фронта.
Во время сентябрьского перемирия в 1992 году я вылетел на Восточный фронт, чтобы забрать своих детей из с. Кутол в Гудау-ту. Вскоре я сумел их переправить, но сам остался на Восточном фронте, вступив в Моквскую группу Лорика Когония, во взвод За-зы Воуба, в отделение Димы Гогия (впоследствии погиб при взятии Араду. Герой Абхазии посмертно). Нугзар Какалия возглавлял вто-рой взвод. Миша Куркунава был со мной во взводе. Он погиб тоже при взятии с. Араду. Миха Джелия, Витя Адлейба с братом тоже входили в наше подразделение.
Позицию мы держали на окраине села, где находилось село Араду с вооруженными грузинами. Находились в доме Норы Тарба – нашей медсестры.
Во время 1-й Очамчирской операции бойцы нашего Моквско-го батальона стояли в Беслахубе, где находился штаб. Со мной также были Дима Гогия и Невка Воуба и другие. Но после отбоя мы вернулись на исходные позиции.
Вплоть до начала декабря, я находился на позициях с мокв-скими бойцами, а после с Куткой Тарба, Зауром Адлейба и други-ми вылетел на Северный Кавказ, оттуда в Гудауту. Через три дня отдыха в кругу своей семьи я записался в батальон Виталия Смыра.
5-го января 1993 года нас хотели направить в наступательную операцию, но из-за того, что не получилось широкомасштабное на-ступление, вернули обратно.
Во время Мартовского наступления я прикрывал переходив-ших реку Гумиста наших бойцов.
В феврале нас перебросили в Афон, когда формировались бригады на Гумистинском фронте. Мы заступили после этого на боевое дежурство по оборонительному Гумистинскому рубежу, от Мельзавода до Кутышьхи.
В Июльское наступление я шел с семью бойцами из моего взвода. Как и остальные участники операции, мы перебежками прошли ночью через заминированный шоссейный мост р. Гумиста на Нижней Эшере. Перейдя мост в темноте ночи, мы стали падать в ров, вырытый противником. Кстати, медсестры батальона за ночь по несколько раз переходили этот мост, вытаскивая наших раненых бойцов.
По команде З. Саманба мы стали занимать плацдарм перед противником. Шквальный обстрел со стороны врага начался бук-вально с момента выхода на мост. Я с бойцами взвода занял пози-цию слева от моста. Другая часть штурмовой роты заняла позицию ближе к берегу моря. Мы же залегли под железнодорожным ваго-ном.
Приказ был: «Продержаться сколько сможете для стягивания на себя основных сил противника». Всю ночь и на следующий день нас обстреливали практически из всех видов оружия. К утру меня ранило, как и Гену Бения. Мы оба отошли к шоссейному мосту, где раненых обслуживали медсестры Дочия Ирма и Дасания Мадина. Они сделали нам перевязку. После этого стали решать, как перейти на нашу сторону. Поступило даже предложение – взорвать грана-тами водопроводную трубу и образовав в ней дыру, влезть во-внутрь нее, для перехода через нее к нашим. Основная масса ране-ных бойцов не согласилась с этим предложением.
Тогда я предложил ползком вдоль берега, укрываясь возвы-шенностью берега реки, доползти до железнодорожного моста и вброд перейти реку. Многие отказались от этой идеи, так как берег был заминирован грузинами и шанс был очень маленький остаться в живых. Но меня поддерживал молодой боец Гена Хецуриани. Я пополз вперед, а он точно по моим следам двигался чуть в отдале-нии от меня. Ему было тогда семнадцать лет. По счастливому сте-чению обстоятельств, я сумел, выбирая верно незаминированные места, доползти с Геной до намеченной цели. И под скалой, кото-рая прикрывала нас, в два часа дня нам удалось выйти на нашу сто-рону. Гена полз след в след. Это спасло его. Потому что позже, многие решили идти по нашим следам, но некоторые отклонив-шись в сторону от наших следов, подорвались на минах.
На нашем берегу нас встречали Вадик Джопуа и Яшка Шван-ба. Сделали мне обезболивающий укол, заново перевязали. Потом я решил пойти к нашим зенитчикам, чтобы поддержали огнем ос-тавшихся боевых друзей, но по дороге рядом со мной взорвался грузинский снаряд. Меня контузило, множество осколков попало мне в грудь и ноги. Придя в себя, я все же дошел до зенитчиков. Оттуда меня уже повезли в Гудаутскую больницу.
После излечения я вновь вернулся в свое подразделение. Уча-ствовал в сентябрьском наступлении по освобождению Сухума. Дошел в составе батальона до государственной границы по реке Ингур.

Из воспоминаний
Цабария Астамура Владимировича,
бойца восьмой мотострелковой роты третьего мото-стрелкового батальона, награжден орденом Леона

О начале войны узнал от подъехавшего к нашему дому Бори Инапшба. Жил я тогда в Новом районе г. Сухума. Все жители дома спустились с квартир. К этому времени подъехал и другой сосед – Нугзар Адлейба.
Все вошли в автобус  Б. Инапшба и влезли на грузовик Н. Ад-лейба. Поехали в расположение ВВ РА, где некоторые, как и я, числились резервистами Абхазской гвардии. Там находилось мно-жество народа, но оружия уже не было. Видя, что нет оружия, мы поехали на Красный мост, где уже шла перестрелка с передовыми оккупационными частями войск Госсовета Грузии. Без оружия там было нечего делать, и мы поехали за оружием в Гудауту. Получив там оружие и боеприпасы, мы снова вернулись на Красный мост и вступили в оборону нашей позиции. Допоздна 14 августа 1992 года – мы находились там. После по команде перешли на оборону за кафе «Ветерок» в Новом районе. Там же и назвали свою группу «Ветерком».
С августа по декабрь 1992 года я находился на боевом дежур-стве на Гумистинском фронте в группе «Ветерок» - от железнодо-рожного моста до целлофанового цеха, что в сторону гор. Коман-диром «Ветерка» был Раули Бигвава.
В тот период общее командование (до октября месяца) прово-дил Мушни Хварцкия. В боях на Цугуровке десять бойцов из «Ве-терка» тоже приняли участие. Несколько наших бойцов там погиб-ло.
Перед Мартовским наступлением за месяц нашего командира вызвали в штаб оборонительного рубежа и поставили задачу, что-бы наша группа, достигшая уже семидесяти бойцов, поменялась позицией с другим подразделением. Нас передислоцировали в Пи-цунду – в пансионат «Кодор».
Месяц нас муштровали как в учебке. Устраивали марш-броски, форсировали реку, мост. Наше подразделение, объединив с другим, образовали батальон. Командиром после ранения Р. Бигва-ва у нас назначили Руслана Зардания. Второе подразделение воз-главлял Амиран Берзения. Оба батальона обучались штурму и бы-ли названы штурмовыми батальонами.
15 марта 1993 года мы форсировали реку Гумиста около же-лезнодорожного Нижнеэшерского моста, одевшись в форму хим-защиты.
В середине ночи, цепью по пять-шесть бойцов, переходили реку. Выйдя на противоположный берег, перед самым противни-ком, сняли с себя комбинезоны химзащиты. Проверили все ли пе-решли реку. Нас было до ста пятидесяти бойцов. Короткими пере-бежками стали продвигаться к позиции противника. Неожиданно часть ребят, наткнувшись на минное поле, стала подрываться. Ста-ли раздаваться взрывы. У многих поотрывало конечности тела. Меня ранило осколком в лицо, в левую руку и левую ногу. Несмот-ря на эту неудачу, мы стали продвигаться еще ближе к врагу. Но, оказывается под стеной, которая проходила перед нами, были пу-леметные дзоты. Из дзотов нас стали расстреливать в упор. От-стреливаясь, мы сумели засесть в котлован.
Виталику Аристава оторвало ногу, Зурику Кархалава – тоже ногу. Погибли Эдик Касландзия, Борис Инапшба, Чичико Горзо-лия, Руслан Лагвилава, Вова Кутелия, Эдик Шанава – девятнадцати лет.
Поняв, что наша операция захлебывается мы, засев в котлова-не, вели огонь по противнику. До противника расстояние было метров сорок- пятьдесят. Но, кроме них, нас отстреливали и с дру-гих позиций – Учхоза и сверху.
Рядом со мной погиб командир роты – Тариел Тапагуа от снайперской пули. К рассвету под прикрытием наших бойцов из-за реки, мы попытались отойти. Но из-за шквального огня – не суме-ли. Лишь только к вечеру второго дня под прикрытием вертолетов и огня из наших позиций сумели вернуться, переходя реку. Погиб-ло много ребят. Но мы сумели перенести только тело погибшего Эдика Шанава. Сын командира, Тапик Тапагуа, перед отходом по-целовал отца в лоб, прося у него прощения за то, что оставляет его здесь на территории, занятой врагом.
Некоторых бойцов, во время форсирования реки, унесла вода. После лечения в госпитале – я возвратился в свое подразделение. Теперь наш батальон стоял на позициях оборонительного рубежа от Нижнеэшерского моста до берега моря. С нашей группой «Вете-рок» дежурили бойцы из Лыхненской и Калдахварской группы. Отдыхали посменно там же – в дзотах. До третьего июля 1993 года вели позиционные бои с противником.
Командиром роты, после погибшего Т. Тапагуа назначили Алика Лазба. Второго июля все группы собрали и сказали, что нужны добровольцы для наступления напрямую через реку. Сооб-щили, что нет гарантий остаться в живых. Так как надо в открытую перейти через Нижнеэшерский шоссейный мост группами по четы-ре бойца и завязать бой на их стороне, углубляясь в тыл врага, сколько возможно вглубь. Нас предупредили, что операция носит отвлекающий характер для привлечения на себя основного огня противника. Чтобы в другом месте прошли наши основные силы и закрепились на подступах к Сухуму со стороны гор. Записалось нас бойцов – смертников до ста человек. Все мы были из различных групп, дежуривших на Гумистинском фронте.
В ночь с 3-го на 4-ое июля 1993 года мы начали операцию. Как только начали перебежки по мосту – сразу же начался шкваль-ный огонь по нам из пулеметов и гранатометов. Первые погибшие были уже на мосту. Все-таки большинство из нас сумело перейти мост. Неожиданно мы стали падать в ров, вырытый госсоветовца-ми. Мы засели в этот ров и стали отстреливаться. Особенно тяжело приходилось из-за пулеметного дзота, который был сильно укреп-лен. С большими трудом удалось бойцам подползти к дзоту и заки-дать его гранатами.
Стрельба шла в упор. В жестоком бою потери наши увеличи-вались. Метров сто мы еще сумели от рва вклиниться вглубь и за-крепится. Задача стояла – «продержаться сколько сможете». К пяти часам следующего дня стали отходить группами. Я с бойцом Раси-мом Гопия отходили по трубе, которая шла параллельно моста. Попав под обстрел противника, через десять метров спрыгнули вниз – под мост. Я уже был ранен в ногу. Наш отход прикрывали бойцы с оборонительного рубежа. Под мостом нас собралось три-дцать человек.
Вечером с абхазской стороны подплыли бойцы с веревкой. Один конец которой, был привязан с той стороны моста, а второй закрепили на этой стороне. Так, по веревке с большим трудом мы переправились на нашу сторону. Где уже прямо на передовой жда-ли под обстрелом противника машины «скорой помощи». Оттуда нас отвезли в пансионат «Шицквара», где находился штаб мед-службы. Оттуда на поезде в Гудауту и дальше, прямо с перрона, в больницу.
В этой операции погибло до 40 бойцов. Кроме меня выжили – Борис Кокба, Расим Гопия, Дада Кокба. Были абгархукцы, лыхнен-цы. Погибли Арушан Джелия, Отар Джинджолия. К моему глубо-кому сожалению, я не знал и тогда этих ребят, так как нас собрали из разных групп и не могу сейчас их перечислить всех до единого и геройски погибших и геройски выживших. Вечная память погиб-шим!
Через неделю после выздоровления, я снова влился в свою группу, находившуюся на прежней позиции.
В сентябре во время перемирия я на насколько дней выехал в Гудауту повидать родных. Там я узнал, что наши подразделения пошли на Сухум. Примкнуть к своим я не успел, и во время взятия Сухума, участвовал в батальоне Аки Ардзинба. С села Каманы, за-няв сопку Бирцха, продвигались к Сухуму. Тяжелые бои шли в районе Сухумской телевышки. После освобождения нашей столи-цы с бойцами дошел до государственной границы по р. Ингур. А спустя шесть месяцев со Дня Победы стал работать в ОВД МВД РА, где и служу по настоящее время в ОГАИ УВД г. Сухум.


Из воспоминаний
Кварчия Лери Нуриевича,
командира 7-й роты 3-го батальона 2-й бригады, награжден орденом Леона, ранен трижды во время наступательных операций Гумистинского фронта

До начала грузино-абхазской войны работал командиром от-деления ППС Гудаутского РОВД. В начале августа 1992 года нахо-дясь в отпуске, отдыхал в с. Приморском Гудаутского района. 14 августа 1992 года, узнав о грузинской оккупации, поехал на работу. В тот же день Смыр Виталий Хазаратович – зам. начальника Гуда-утского РО ВД – сформировал милицейский взвод из сотрудников РО ВД, куда я записался.  17 августа мы уже находились на пози-циях Гумистинского фронта. А 18 августа два отделения из нашего взвода ночью пошли на первую боевую вылазку в район Учхоза. Вел нас Смыр В.Х. Перейдя реку, через мандариновые рощи, через два километра обнаружили скопление вражеской техники и лично-го состава. По приказу В. Смыра наш гранатометчик совершил вы-стрел. Попал в башню БМП. Снаряд отрикошетил прямо в дом, где сидели госсоветовцы Грузии. В панике они выбегали из дома. Вто-рой снаряд попал под башню, прямо в боекомплект машины. БМП взорвалась. Мы стали обстреливать противника. Выпустив по два рожка, мы вернулись на исходные позиции. Также в этой вылазке приняли участие сотрудники: Саманджия Батал, Агрба Даур, Куте-лия Зураб, Цугба Сандро, Бения Лютик, Ашхацава Батал и другие.
В течение нескольких месяцев наш милицейский взвод вырос до роты. Командиром назначили Смыр В. Х. Наша позиция распо-лагалась от целлофанового цеха до моря. Обороняли мы до трех километров участка фронта. Рота принимала участие в изгнании вражеской техники, которая прорвалась в район нашего оборони-тельного рубежа. Их пехота до тридцати человек засела тогда в школе в с. Кутышьха.
В конце ноября на Гумистинском фронте формировали ба-тальоны. Присоединив к нашему подразделению в основном опол-ченцев из сел Гудаутского района, образовали 5-й батальон. Но в командный состав входили сотрудники милиции, обстрелянные и испытанные в боях. Командиром батальона назначили Смыр В.Х., командиром рот: Заура Саманджия, Зураба Кутелия и Чичико Мар-холия. Начальником штаба Олега Чалмаз, зам. комбата Аслана Дгебия, Нури Отырба (Рыжик) – командиром взвода гранатометчи-ков, меня – командиром разведвзвода батальона, Рауфа Агумаа – командиром взвода огневой поддержки.
Первый раз меня ранило во время прорыва грузин в августе 1992 года осколком гранатометного снаряда в голову. Во второй раз, 15 января 1993 года, когда я возвращался из разведки на рас-свете из-за реки Гумисты, с вражеской позиции, попав под мино-метный обстрел. Ранило в тот день и Заура Саманджия, Квициния Руслана, Матуа Рыжика из п. Приморское Гудаутского района, ко-торый погиб от полученных ран в Гудаутской больнице. А третье ранение я получил во время мартовского наступления.
Во время январского наступления мы, бойцы батальона, сиде-ли на прикрытии наших наступавших подразделений. Но в мартов-ском наступлении мы перешли через Гумисту, напротив целлофа-нового цеха. Впереди нас шла Афонская рота, затем наш батальон. Совместно с нашей ротой в наступление шла рота «Ураган» (Лых-ненская группа). Из 120 бойцов нашей роты погибло до сорока че-ловек. Ранило почти всех. Наше подразделение возглавлял Смыр В.Х.
В июльской операции нас вел Чичико Мархолиа. Ранены были в бою командир батальона Зурик Кутелия, Чичико Мархолиа и Зу-рик Саманджия. После занятия плацдарма мы отбили до восьми ожесточенных контратак противника.
В начале операции мы, перебежав мост по несколько человек, стали неожиданно падать в выкопанную грузинами траншею. Этот ров нам помог. По нему некоторые из нас продвигались влево, а другие вправо, в сторону моря. С группой бойцов я шел в левую сторону. Наша группа подавила два вражеских дзота, закидав их гранатами. Пытаясь уничтожить третий дзот, погибло много наших ребят. Среди них: Отырба Химца и Мархолия Нури. Потом мы ре-шили прорваться вперед, еще глубже на позиции противника, но из-за сильного отпора противника, подкрепленного артобстрелом из различных позиций, мы не смогли сделать этого. Враг находился в десяти-пятнадцати метрах от нас: стреляли друг в друга с этого расстояния. Выкатив танк, грузины прямой наводкой обстреливали нас. Меня ранило в ногу. С трудом мне удалось переползти через мост на наши позиции. После медицинской помощи снова попы-тался по мосту вернуться в бой, но не вышло. Тогда вместе с Отырба Ромой и Кетия Дыком, с которыми я переполз мост, выхо-дя из поля боя, мы забрались наверх в наши траншеи, и до вечера, пока наши бойцы не вышли, прикрывали их отход.
С поля боя Заура Саманджия  вытаскивал Гулия Астамур (Муха) – боец 1-го взвода.
В последнюю наступательную операцию по взятию Сухума, наш батальон снова шел через Нижне-Гумистинский мост. Вначале мост проходил Сухумский батальон. Наши бойцы пошли сразу за ним. Сухумский батальон сразу налево пошел, а наш направо, в сторону моря. Задача у нас стояла – занять район Учхоза и ждать дальнейших указаний. Пришлось проходить через минные поля. Мощная оборона противника противостояла нашим бойцам. Пози-ции перед нами занимали грузинские танковый и полицейский ба-тальоны. Первые два дня наступления были очень жестокими. Враг дважды пытался нас выбить за Гумисту, но безуспешно. Перекрыв наше дальнейшее продвижение минами, оставив заслоны из живой силы и бронетехники, основная часть грузинских сил отошла. Мы укрепились плотно на занятых позициях и лишь 27 сентября 1993 года, только через десять дней после начала наступления, вошли в Сухум. Это произошло после того, как части абхазской армии с боями через Шрому и Верхне-Гумистинский мост вошли в столицу и освободили ее от захватчиков.
В составе нашего батальона в должности заместителя коман-дира батальона, я дошел до государственной границы по р. Ингур. В течение трех месяцев мы находились там на боевом дежурстве. Спустя три месяца я был отозван и назначен оперуполномоченным УР Гудаутского РО ВД, затем – старшим опером. В настоящее вре-мя являюсь старшим инспектором ДПС батальона УГАИ МВД РА.


Список раненых бойцов 7 роты –
участников боевой операции с 3-го по 4-е июля 1993 года

№ Фамилия, имя отчество Год рожд. Адрес
1 Мархолия Чичико Анатольевич 1960 Аацы
2 Мархолия Руслан Тачевич 1967 Аацы
3 Габния Заур Аксентьевич 1969 Аацы
4 Отырба Роман Заканович 1962 Аацы
5 Габния Мирон Тасимович 1966 Аацы
6 Мархолия Рауф Тачиевич 1958 Аацы
7 Отырба Анзор Михайлович 1971 Аацы
8 Багателия Вадим Миродович 1969 Абгархук
9 Бения Геннадий Назбеевич
10 Отырба Хирбей Кучевич 1970 Аацы
11 Бармашава Руслан Джотович 1958 Аацы
12 Хаджимба Аслан Константино-вич 1974 Сухум
13 Касанадзе Тамаз Валерияьнович 1972 Лыхны
14 Базба Налик Мустабиевич 1973 Абгархук
15 Смыр Адгур Горошбеевич 1969 Аацы
16 Дзыба Беслан Леонидович 1974 Сухум
17 Ладария Славик Михайлович 1965 Абгархук
18 Лакербая Батал Ражденович 1967 Абгархук
19 Отырба Руща Фазылбеевич 1956 Аацы
20 Шамба Валерий Чантович 1965 Абгархук
21 Амаба Нури Зосимович 1962 Звандрипш
22 Махария Заур Спиридонович 1957 Бармыш
23 Дауров Владимир Аркадьевич 1974 Абгархук
24 Дочия Ирма Владимировна 1972 Очамчира
25 Отырба Владимир (Кучович) За-канбеевич 1970 Аацы
26 Косенков Александр Владимиро-вич 1950 Абгархук
27 Дзяпшипа Константин Ладович 1950 Мгудзырхва
28 Хагба Харбей Ладикович 1967 Ачадара
29 Шамба Геннадий Тышкович 1963 Абгархук
30 Смыр Роман Хицкурович
31 Хаджимба Соломон Ардович 1962 Сухум


Список раненых бойцов
8 роты 3 батальона  – участников
 боевой операции с 3-го на 4-е июля 1993 года

№ Фамилия, имя отчество Год рожд. Адрес
1. Хашба Зураб Арушанович 1947 Сухум
2. Сакания Рамаз Отарович
3. Лазба Рауль Анатольеивч 1972 Сухум
4. Магамедов Будин Вухадино-вич 1968 Грозный
5 Старшинов Роман Анатолье-вич 1969 Сухум
6 Когба Борис Алексеевич 1958 Поквеш
7 Цабария Астамур Владими-рович 1969 Сухум
8 Айба Алхас Азаретович 1972 Гудаута
9 Ажиба Станислав Ильич 1972 Н.Эшера
10 Жулев Сергей Владимирович 1971 Н. Эшера
11 Курт-оглы Рустам Хутович 1973 Сухум
12 Джинджал Борис Эдуардович 1973 Лыхны
13 Курт-оглы Рауль Сергеевич 1964 Аацы
14 Чанба Вячеслав Вадикович 1972 Багмарани
15 Пачалия Арустан Шарифович 1950 Эшера
16 Отырба Джубей Арустанович 1952 Аацы
17 Квасия Вадим Николаевич 1959 Гагра
18 Пкин Мурман Александрович 1971 Блабурхва
19 Ажиба Шалва Миродович
20 Агрба Роман Юрьевич Калдахва-ра
21 Габуния Лесик Шарадикович 1948 Сухум
22 Ахуба Дмитрий Аполлонович 1974 Сухум
23 Акаба Дмитрий Михайлович 1974 Сухум
24 Герия Юрий Анатольевич Лыхны
25 Дворник Виталина Виталиев-на 1970 Пицунда
26 Зухба Алексей Иванович 1959 Гудаута
27 Маргания Рауль Джотович 1965 Джирхва


Список раненых бойцов
9 роты 3 батальона  –
участников боевой операции с 3-го на 4-е июля 1993 года

№ Фамилия, имя отчество Год рожд. Адрес
1 Барциц Зосхан Алексеевич 1973 Отхара
2 Панцава Алхас Васильевич 1969 Сухум
3 Харисов Канан Абакарович 1963 Дагестан
4 Хагуш Павел Шаникович 1949 Бзыбь
5 Хецуриани Геннадий Омарович 1964 Бзыбь
6 Каладжян Гарик Вагаршакович 1970 Гагра
7 Хагуш Ремзи Шаликович 1952 Бзыбь
8 Багателия Абрек Юрьевич 1963 Отхара
9 Аршба Геннадий Карапетович 1943 Сухум
10 Сичинава Батал Викторович 1972 Отхара
11 Ажиба Анзор Валикоевич 1965 Гудаута
12 Кардия Данарий Шарахович 1970 Отхара
13 Кация Виктор Арсенович 1965 Сухум
14 Хагуш Руслан Заканбеевич 1965 бзыбь
15 Квициния Валерий Мамиевич 1948 Сухум
16 Чанба Заур Максимович 1964 Сухум
17 Денилов Павел Николаевич 1953 Бзыбь
18 Хагуш Игорь Баджович 1959 Бзыбь
19 Кутарба Рауф Михайлович 1956 Сухум
20 Харания Вячеслав Шотович 1964 Сухум


Командиру в/ч 237924
П/полковнику
СМЫР В.Х.

РАПОРТ

Докладываю, что 30, 31 июля 1993 года были выданы грузин-ской стороной трупы погибших бойцов 3 МСБ

№ Фамилия, имя отчество Год рожд. Адрес
1 Багба Виталий Владимирович 1962 Примор-ское
2 Бганба Вахтанг Георгиевич 1950 Н. Эшера
3 Шамба Рауль Михайлович 1965 Абгархук
4 Аршания Батал Львович 1971 Абгархук
5 Базба Джемал Георгиевич 1962 Аацы
6 Отырба Химца Заканович 1965 Аацы
7 Джелия Арушан Мушниевич 1958 Сухум
8 Джинджолия Отар Шаликович 1954 Сухум
9 Цвижба Рустам Борисович 1968 Гудаута
10 Гобечия Роман Владимирович 1959 Лыхны
11 Бакурия Зураб Шотович 1959 Мгудзыр-хва
12 Цугба Александр Джотович 1950 Гудаута
13 Лейба Робик Шутевич 1970 Бзыбь
14 Конджария Геннадий Львович 1968 Сухум
15 Айба Аслан Алмасханович 1958 Отхара
16 Багателия Мурат Шаликович 1964 Отхара
17 Барциц Темраз Хирбеевич 1962 Отхара
18 Габлия Даур Ромазович 1962 Сухум
19 Абиджба Роман Семенович 1952 Сухум
20 Халия Фазылбей Спиридоно-вич 1955 Лыхны
21 Анкваб Дмитрий Чагович 1973 Хуап


Командир 3 МСБ КУТЕЛИЯ З.И.

31.07.93 г.

Список погибших бойцов
3-го МСБ 4-й бригады в бою с 3-го на 4-е июля 1993 года
№ Фамилия, имя отчество Год рожд. Адрес
7 рота
1 Бокелия Зураб Заканбеевич 1965 Абгархук
2 Мархолия Нури Тачевич 1962 Аацы
3 Арчелия Рауль Владимирович 1972 Абгархук
4 Шамба Даур Васильевич 1973 Абгархук
5 Мархолия Теймураз Арзабеевич 1960 Аацы
6 Ашуба Алиас владимирович 1971 Сухум
7 Папба Кас Такчичович 1962 Бармыш
8 Базба Виталий Владимирович 1962 Приморское
9 Бганба Вахтанг Георгиевич 1950 Н.Эшера
10 Шамба Рауль Михайлович 1965 Абгархук
11 Арлания Батал Львович 1971 Абгархук
12 Базба Джемал Георгиевич 1962 Аацы
13 Отырба Химца Заканович 1966 Аацы
14 Анкваб Дмитрий Чагович 1976 Хуап
8 рота
15 Агрба Харбей Михайлович 1959 Калдахвара
16 Джарсалия Гурам Викторович 1973 Гудаута
17 Болоджая Султан Меджитович Сухум
18 Джелия Арушан Мушниевич 1958 Сухум
19 Джинджолия Отар Шаликович 1954 Поквеш
20 Цвижба Руслан Борисович 1968 Гудаута
21 Гобечия Роман Владимирович 1959 Лыхны
22 Бакурия Зураб Шотович 1959 Мгудзырхва
9 рота
23 Куруа Вахтанг Чинчорович 1968 Бармыш
24 Хагуш Рауль Анатольевич 1968 Бзыбь
25 Джанджгава Александр Алексеевич 1959 Бзыбь
26 Цугба Александр Джотович 1950 Гудаута
27 Лейба Робик Шутевич 1970 Бзыбь
28 Абиджба Роман Семенович 1952 Сухум
29 Конджария Геннадий Львович 1968 Сухум
30 Айба Аслан Алмасханович 1958 Отхара
31 Багателия Мурат Шаликович 1964 Отхара
32 Барциц Темраз Хирбеевич 1962 Отхара
33 Габлия Даур Рамазович 1962 Сухум
34 Халия Фазылбей Спиридонович 1955 Лыхны
Из воспоминаний
Адлейба Беслана Иликоевича,
заместителя министра ВД РА, подполковника милиции

Наша милицейская рота, куда входили сотрудники Гагрского РОВД по освобождению Гагры, вошла в пятый батальон второй бригады. Бригадой командовал сотрудник милиции Гена Чанба, приехавший на защиту своей Родины Апсны из РФ, где он работал в ОВД. После его гибели во время Шромского наступления, комбригом назначили Гарика Саманба, комбатом Виталия Тарнава (награжден орденом Леона), заместителем командира батальона – Отара Хеция (Герой Абхазии), начальником штаба Юру Цулукия, меня комиссаром 2-ой милицейской роты. Командиром милицейской роты до назначения заместителем комбата был О. Хеция, а после – Отар Бганба. Командиры взводов – Косян Артин Нешанович (погиб при наступлении на Сухум, награжден медалью «За отвагу» посмертно). Комиссар батальона – Виталий Сулава (погиб в 1998 году в столкновении с грузинскими диверсантами), Аслан Хагуш – боец роты (награжден орденом Леона за проявленную храбрость и мужество во время наступления на Сухум), Радик Хеция, Арзанбей Хагуш, Закан Тулашвили – пулеметчик роты (награжден орденом Леона), Рома Сичинава, Шуля Барциц – командир отделения, Геннадий Сичинава, Тарас Барциц, Кяамын Хагуш, Рома Барзания, Омар Агрба. Командиром первой роты был Камас Айба (награжден орденом Леона).
Наш батальон целиком состоял из жителей Гагры. Был очень дисциплинированным. И не даром перед ним ставили ответствен-ные и трудные задачи. Участвовал батальон в освобождении сел Гума, Ахалшени, СухумГЭСа перед всеобщим наступлением на Сухум. Большую работу в тот период сыграла разведрота под ко-мандованием Гены Маргания. Во время взятия высот также отли-чились подразделения Лесика Цугба.
При взятии Ахалшени наши бойцы вступили в первый кон-тактный бой с грузинскими подразделениями, где наши бойцы-сотрудники ОВД на растерялись и проявили в полной мере свое мужество и героизм.
После освобождения Республики Абхазия от грузинских ок-купантов как многие сотрудники ОВД МВД РА – я вернулся в Гагрское РОВД, где работал с 1989 года.


Из воспоминаний
Хеция Отара Михайловича,
начальника УВД г. Сухума, полковника милиции

В начале августа 1992 года, находясь в отпуску, отдыхал в деревне Блабурхва Гагрского района. Тогда я был слушателем Ака-демии высшей школы милиции МВД СССР в г. Минске. О начале грузино-абхазской войны узнал от отца, который приехал с этой вестью в деревню. В тот же день записался в ополчение. Автомат я имел уже с 1989 года, когда произошло первое грузино-абхазское столкновение.
В те дни нам дали команду организовать пост в районе Бзыби. Со мной несли дежурство на этом посту мои бывшие коллеги Гагринского РОВД – Джон Чукбар, Закан Тулашвиили, Аслан Хагуш, Нугзар Хагуш, Даур Барциц, Рудик Агрба (погиб во время наступления на Сухум в сентябре 1993 года, Герой Абхазии по-смертно), Радик Хеция, Виталик Харазия, Леонид Ампар (погиб в Сухумском направлении), Дима Барциц – гранатометчик, Завер Тванба, Лаврентий Цкуа, Фанта Хишба, Занбей Хагуш, Игорь Акиртава – наш связист, Арзанбей Хагуш, Нугзар Чичба, Маркарян Геворк, Тимур Ахвледиани.
На Бзыби, кроме сотрудников Гагрской милиции, собрался народ, городская администрация. Нам предложили заняться чисто милицейской работой. Мы, естественно, отказались. Собралось со-трудников до тридцати человек. На этом собрании меня избрали командиром этой группы сотрудников.
Мы поднялись на сопку, где несли боевое дежурство ополчен-цы под руководством Джемала Чирикбая. Стали дежурить с ними на этой сопке, меняясь каждый третий день и обмениваясь оружи-ем, так как оружия было мало в то время.
Вырыли окопы, организовали посты. Стали совершать боевые вылазки в район Ольгинского ущелья, в поселок Колхида, где про-живали грузины, которые были вооружены и занимали там пози-цию вместе с госсоветовцами Грузии. В наш милицейский отряд влились несколько гражданских ребят – ополченцев – Астик Сан-гулия, Юра Бармышава, Игорь Мукба.
На одну из вылазок, однажды пошел с нами С.П. Дбар, коман-довавший в тот период Гагринским направлением. Неожиданно пойдя в наступление, мы выбили грузин из занимаемых позиций. Продвинулись мы до трех километров. Имели на вооружении одну «Муху», гранатомет с одним снарядом. Еще один снаряд от грана-томета приобрели в отбитых позициях.
Не успели мы как следует укрепиться на этой позиции, как по-казались танки и две БМП-1. Из Т-55 вел огонь пулемет. Технику сопровождал личный состав до пятидесяти человек.
Дима Барциц выстрелил из гранатомета в танк. Попал в баш-ню, но снаряд не взорвался. Второй тоже отлетел не взорвавшись. Но башню танка заклинило от этих выстрелов. А выстрел из «Му-хи», совершенный Аликом Ампар взорвался, не долетев до гусениц танка.
Из БМП стали строчить пулеметы. Мы приняли решение от-ходить. При отходе погиб ополченец родом из Лыхны – Мамацев. Вытащив его, мы вернулись на прежние позиции. Это было наше первое боевое испытание, при котором при отходе наши бойцы подбили БМП, взяли два трофейных автомата и боеприпасы. Но к сожалению в бою погиб наш боец Мамацев.
Наш отход поддерживал из наших позиций экипаж абхазской БМП под командованием Роберта Кварчия. Им и была подбита грузинская БМП.
В одну из вылазок я пошел с двумя бойцами – Леонидом Ма-мацевым и Фатой Дбар. Пошли мы днем. Обогнули позиции про-тивника, пройдя через густые заросли колючек ползком. Зашли им в тыл. Задача стояла – уничтожить две вражеские пулеметные точ-ки. Позже мы узнали, что в этих блиндажах находились сотрудни-ки Тбилисской высшей школы милиции. Оба блиндажа мы закида-ли гранатами и под огнем противника сумели благополучно уйти.
Были моменты, когда враг и нас неоднократно окружал на на-ших позициях. Раз после окружения пришлось нам с боем отойти.
В наступление на Гагру во время ее освобождения наш мили-цейский отряд шел с подразделениями Джемала Чирикбая и Зурика Хварцкия. Всех вместе нас было до ста бойцов. Шли мы через Оль-гинское ущелье. Во время сильного боя погиб Завер Тванба, ранило Зурика Хварцкия и Лаврентия Цкуа в восьмилетней школе, где в засаде в подвале засел противник. Он затаился в подвале каменного здания школы и стреляя снизу через деревянный пол ранил наших бойцов и убил одного. Когда я вошел в комнату школы, то ребята уже лежали на полу. Зурик, лежа на полу, подал мне знак не идти дальше. Но я все же шагнул неосторожно, и тогда из-под пола вы-летела автоматная очередь. Предупрежденный З. Хварцкия, я еле успел отскочить в сторону.
Дальше мы продвигались через Колхидскую развилку. Раньше там был совхоз «Сихарули», слева – АТП. Нам дали приказ занять рубеж до этого места. Но, взяв нескольких ребят, я пошел на раз-ведку выше – к объездному мосту. Уже вечерело. Начинало тем-неть. Когда мы вышли к мосту, то заметили как грузинская техника – МТЛБ отходит в тоннель.
Мы остались на мосту. В один момент оказались меж двух ог-ней. Отошли за мост к какому-то домику, где чуть не вступили в бой с другими абхазскими ополченцами. Разобравшись в ситуации, все вместе отошли в мандариновую рощу. Через некоторое время на наших глазах прогремел взрыв и мост рухнул.
Утром абхазские позиции стали бомбить из самолета и верто-лета. После грузинской бомбардировки абхазские подразделения пошли в наступление на Гагру. В районе КБРЦ отступавший враг оказал сильное сопротивление.
На второй день мы закрепились у санатория «Украина». Не-смотря на ожесточенное сопротивление, госсоветовцы убегали, бросая всю свою технику. Слева от моего подразделения в наступ-ление шла группа Ш. Басаева.
После вытеснения госсоветовцев Грузии и вооруженных ме-стных грузин из Гагры, наступление наших подразделений про-должалось до государственной границы по р. Псоу.
Группам Ш. Басаева, М. Капш, Л. Чкадуа (который после ра-нения З. Хварцкия стал командиром) и моей, дали команду через альпийские луга выйти в обход на Гантиадский большой мост че-рез Хашупсе.
Без остановки шли до моста с места высадки в Ашхабаше. От-туда пешком по перевалу километров тридцать по полной экипи-ровке. Проводниками имели местных охотников. Определенный бросок совершили все четыре группы вместе, а после разделились исходя из поставленных задач.
Ночью – моя группа, окружив одну из стоянок пастухов, взяла в плен с десяток грузинских солдат. Мы им дали нести наше воо-ружение дальше по маршруту.
Вскоре вышли на Гантиадский мост и оттуда дошли до грани-цы Псоу. У р. Псоу было множество техники и оружия, брошенные отступавшими грузинскими «гостями». Далее – еще десять дней наш объединенный отряд преследовал в горах Сальминского на-правления убегавшего врага. Трофейного оружия и там было взято немало.
Фактически, в первый день наступления на Гагру приняли участие до четырехсот пятидесяти абхазских ополченцев, которые пошли в наступление с берега моря цепью до дороги и горе Мам-зышха. Таким малым количеством и был совершен прорыв Гагр-ской обороны грузинских формирований. В последующие два дня наступления абхазские формирования увеличивались с увеличени-ем трофейного оружия, взятого в первый день наступления.
В Гаграх же вооруженных грузин было до трех тысяч человек.
После освобождения Гагры и Гагринского района наш мили-цейский отряд вырос до семидесяти бойцов. Присоединилось мно-го гражданских лиц. Этим составом мы выдвигались на боевое де-журство в районе Нижней Эшеры – от Нижнего моста до берега моря.
Во время наступления 16 марта 1993 года, наше подразделе-ние не переходило реку Гумисту. Мы прикрывали отход абхазских подразделений после неудавшегося Мартовского наступления в те-чение двух суток. По приказу А.Шинкуба и М. Килба с прикоман-дированными тридцатью добровольцами – абазинами мы помогали отходить нашим подразделениям из района Ачадары.
Когда стали формировать абхазские подразделения по армей-скому образцу, то наша рота вошла в пятый мотострелковый ба-тальон второй бригады. Виталия Тарнава назначили командиром батальона, заместителем командира батальона – меня, командиром первой роты – Камаса Айба, второй роты – Отара Бганба (это была милицейская рота), третьей роты – Херсона Айба.
Летом 1993 года, до перемирия, наш батальон был высажен на вертолетах в районе двуречья Сухумского района. Чтобы отвлечь силы противника от горных массивов и нашего передвижения там – в Нижней Эшере на р. Гумиста другими абхазскими подразделе-ниями были совершены наступательные операции  с форсировани-ем реки.
Вместо роты Херсона Айба к нам присоединили роту «Ураган – Сатурн» под командованием Адика Отырба.
По прилету в Двуречье к нам еще прибавилась горно-стрелковая рота Лесика Цугба. Батальон разросся до четырехсот пятидесяти бойцов, включая и разведподразделение Гены Марга-ния.
Стояла задача – занять Сухум ГЭС, населенные пункты Гума и Ахалшени. Выйти на Ахалшенскую развилку. Взяв Ахалшенскую развилку, мы дали бы  возможность армейской технике, заняв по-зиции в Ахалшени, обстреливать противника в Шроме.
Маршрут был очень тяжелым. С района Двуречья шли по хребту, по горным тропам. Кроме личного оружия с боеприпасами – несли большое количество гранатометов, огнеметов, АГС, СПГ («Шайтан-труба»). Естественно, к ним снаряды. Все шли бодро и мужественно, сознавая, что задача очень важна, стоящая перед на-ми.
Не доходя до СухумГЭСа, разведка доложила, что в этом рай-оне – вооруженные люди. Было  принято решение незаметно взять в кольцо СухумГЭС силами Бзыбской роты без вступления в бой, а остальным подразделениям продвигаться дальше по намеченному курсу.
Пройдя Волчьи ворота, мы заняли Гуму. Уже темнело. Лил сильный дождь. Привал организовали там же в каком-то большом сарае. Рано утром разведка доложила, что в населенном пункте Ахалшени находится противник. Мы вступили в бой. Погибло не-сколько наших бойцов, некоторых ранило. Там были хорошо укре-пленные пулеметные дзоты. Взяв часть бойцов, я пошел в обход села. После трех часового боя враг был вытеснен из Ахалшени.
Было взято до десяти автоматов Калашникова и взяты в плен несколько госсоветовцев Грузии. Ими оказались сотрудники Гагр-ской милиции.
Как правило, после потери позиции, грузины начинали мощ-ный артобстрел утерянных позиций. После долгого артобстрела, рота Лесика Цугба вернулась в СухумГЭС, для совместной опера-ции с оставшимися там подразделением ГЭСа.
Пошли в штурм. После часового боя командир грузинского подразделения принял решение сдаться, после того как понял, что взяты в кольцо. Им оказался генерал грузинской армии со своим сыном и тридцатью тремя бойцами. Все были уроженцы Тбилиси. Пленных мы передали в Гудауту.
Вернувшись в Ахалшени – на прежние занятые позиции, мы встретились с местным армянином, который нам сказал, что суще-ствует грунтовая дорога, которая ведет в с. Одиши. Мы не знали о существовании этой дороги. Командованием батальона было при-нято решение направить взвод бойцов для наблюдения за этой до-рогой. Шли третьи сутки после начала операции. Утром бойцы из этого взвода доложили, что большое количество военнослужащих видели в бинокль и, что именно по этой дороге они движутся к се-лу Гума. Было ясно – они направлялись к нам в тыл. С частью роты и бойцами Г. Маргания, я организовал засаду к подступам села Гу-ма.
При приближении противника, мы вступили в бой, который длился до часу. Основная часть госсоветовцев была разбита, ос-тальная же часть отступила по той же дороге назад. Взяли в плен одного солдата, который оказался родом из Тбилиси. У пленного мы увидели бронебойно-зажигательные патроны калибра 7,62 мм. У нас тогда не было на вооружении таких патрон. Он объяснил, что им всем раздали такие патроны, так как «у абхазов могут быть на-деты бронежилеты».
Потерь у нас не было. Трофеи были в количестве до тридцати единиц, включая в это число гранатометы, пулеметы и автоматы. После артобстрела противника, я с начальником штаба Цулукия Юрой пошли в штаб – в Ахалшени с целью отправить пленного. Но по дороге попали под шквальный артобстрел. Юру ранило оскол-ком в ногу, меня – в плечо, пленнику осколок пробил грудь. Вскоре он скончался от полученных ран.
Осколок от раны у меня засел крепко, и пришлось мне с ос-тальными ранеными бойцами идти в сторону Двуречья, где должен был высадиться наш вертолет.
Двое суток мы ждали его прилета. Но, оказывается, он попал в засаду на горе Ахбьюк, где геройски погибли наши ребята. После – прилетел другой вертолет,и нас переправили в Гудаутский госпи-таль.
После недельного излечения в госпитале, я вновь вернулся в свое подразделение, часть которой находилась в Ахалшени, а другая в Шроме. Я пошел в Шрому, где была передовая линия фронта. По утрам ходил на перевязку в санчасть. Артобстрелы были частыми.
Батальон наш находился на высоте Бешкардаш. Оттуда мы со-вершали вылазки на вражеские позиции. Но вскоре нас перебро-сили на высоту 920, Апианду (самую высокую вершину над Суху-мом). Наши позиции занял Чеченский батальон. Это было во время последнего перемирия. По приказу комбрига Гарика Саманба, я с десятью бойцами наблюдал за отводом грузинских подразделений от исходных позиций на определенное расстояние, исходя из мир-ного соглашения.
Через некоторое время, после нарушения условий перемирия грузинской стороной, по приказу командования наш батальон че-рез заминированный участок – вышел на Квемо-Линду. После ко-роткого боя батальон занял с. Линдаву и улицу, ведущую к мосту царицы Тамары.
Нами также была занята высота Гварда. А батальон под ко-мандованием Аки Ардзинба занял высоту Бирцха, оказавшись, справа от нас. Подразделение Лесика Цугба продвигалось к селу Павловка в Одиши.
Ближе к вечеру – рота Камаса Айба попала в окружение вме-сте с разведротой Гены Маргания, которые находились на высоте Гварда. На высоте завязался бой.
Я с тремя бойцами  Рудиком Агрба (Герой Абхазии, посмерт-но) и Аликом Хашба в сопровождении экипажа БМП-2 (командир экипажа Рафик Ампар), стали продвигаться по ущелью вниз. На-ткнувшись на засаду, приняли бой. Враг отступил после короткого боя. В трофеи взяли два пулемета ПКТ, гранатомет и большое ко-личество противотанковых мин и МОНок. От полученных тяжелых ран погибли бойцы батальона – сотрудники милиции – Рудик Аг-рба и Арут Косян.
После взятия ущелья, мы заминировали дорогу, которая вела в Линдаву, организовав там пост. Направили технику на помощь к попавшим в окружение на Гварде. Наша БМП-1 была подбита вра-гом. Погибли братья Ариставовцы и другие бойцы экипажа. Мы поняли, что оказать помощь окруженным очень сложно. К нам на подмогу подоспел батальон Джемала Чирикбая.
Приняли решение по крутой скале на веревках поднять воо-ружение и бойцов на верх в Гварду. Первыми поднялись мы – командиры подразделений. Затем поднялась рота Д. Чирикбая, которой командовал Отар Гунба. Из-за крутизны поднимались часа два. Поднявшись наверх и воспользовавшись временным затишьем, уставших от боя бойцов заменили свежей ротой О. Гунба, а также незаметно продвинули свои позиции вперед ближе к противнику. Было уже темно.
На рассвете с криками: «Сдавайтесь абхазцы…» на нас пошло подразделение противника. Они шли снизу вверх и получив неожиданно сильное сопротивление – вынуждены были отступить с потерями и закрепиться на кладбище села. Бой шел часа два. После боя, мы командиры подразделений, спустились вниз по скале и спустили погибшего командира взвода Григолия из роты К. Айба.
В ущелье, где мы поставили пост, отправили два БМП, гото-вых в случае наступления на движение в Сухум. Но вскоре – про-тивник, пробравшись в тыл, подбил одну из БМП и после отпора отошел.. Мы уже приняли решение атаковать госсоветовцев Гру-зии, занявших позиции на кладбище. Первое наступление, совер-шенное нашими силами они отбили. Тогда – мы использовали на-шу артиллерию. По рации вышли на Лесика Цугба, который из Одиши тоже поддержал нашими ротными минометами. Только на третьи сутки с потерями отошел противник. По оставленным в спешке документам мы узнали, что нам противостоит Горийский батальон.
Вечером, после их отступления, отправили в село разведку. Старшим был Емик Чакмач-оглы с десятью бойцами. Через неко-торое время он доложил, что все спокойно. Мы перебросили весь личный состав в село и заняли его.
Но окраина села еще оказывалась в руках госсоветовцев. Про-исходили даже гранатометные дуэли. Противостояние продолжа-лось и на развилке.
Погиб наш гранатометчик Зурик Лоскутов, который пошел на разведку в поисках вражеского гранатометчика. Погиб от пули пу-леметчика. Впоследствии я с тремя бойцами вытаскивали его с того места, где он погиб.
При взятии Гварды к нам в руки попались в качестве трофея два артиллерийских дальномера, гранатомет, два пулемета ПКТ, несколько автоматов и два дипломата курсантов высшего Тбилис-ского артиллерийского училища. Это было очередным доказатель-ством для нас, что против нас воевали квалифицированные офице-ры училища. В дипломатах лежали конспекты по артиллерии с первого по пятый курс, со всеми расчетами и формулами.
Вечером следующего дня, получив приказ от командования, я оставил набольшую часть бойцов в Гварде и с остальной спустился вниз – в с. Линдаву, где уже находились другие абхазские подраз-деления.
На Гварде мной было оставлено разведподразделение под ко-мандованием Г. Маргания. И на двух грузовиках с остальными бойцами через Нижний Каман и село Яштуха, спустились вниз, в сторону Сухума, по ул. Бараташвили (ныне – Гумская улица). Так дошли до абхазских подразделений. На рассвете, отдохнув ночью, по команде наше подразделение перешло на позиции у телевышки, сменив находящихся там абхазских бойцов. После – по общей ко-манде пошли по ул. Ласурия  и Красному мосту, блокируя выходы к горам, отступающим грузинским войскам.
На улице Ласурия бойцы батальона захватили штаб С. Ахалая. Взяли трофеи: два БРДМ, две автомашины ГАЗ-66, уничтожили КШМ, забрали два шлема с биноклем ночного видения и большое количество боеприпасов.
К вечеру этого дня Совмин был взят нашими подразделениями абхазской армии и вплоть до Красного моста город Сухум был ос-вобожден от оккупантов.
Ночь, переночевав в городе, батальон вернулся на старые по-зиции с. Гварды и с них – по сопкам двинулся вперед через улицу Комсомольская, поселок Багмаран, с. Мерхеул очищая участки территории от врага. Преследование убегающих продолжили до села Чина и закрепились там, так как приказа не поступило о даль-нейшем преследовании врага. Бои шли еще несколько дней в с. Мерхеул. После чего нас сменил армянский батальон.
После короткого отдыха наш батальон проводил боевое де-журство в Латском направлении.
На Сухумском направлении вместе со мной участвовали сле-дующие сотрудники ОВД – ком-р роты Отар Бганба, Гиви Чанба, Радик Хеция, Закан Тулашвили, Аслан Хагуш, Махтырбек Акирта-ва, Даур Барциц, Хачик Пахлян, Шуля Барциц, Рома Барзания, Ра-дик Гунба, Джубей Хеция, Арзаабей Абиджба, Отар Чанба, Арзан-бей Хагуш, Бесик Адлейба – комиссар милицейской роты, Рома Сичинава, Джон Чукбар, Рудик Агрба (погиб в Июльской опера-ции), Арут Косян (погиб в Июльской операции), Рудик Чхапелия (погиб в Июльской операции), Андрей Харазия, Ремзик Барзания, Харазия Виталий, Дикран Барциц и другие.
Отдежурив, милицейская рота вернулась в Гагру и приступила к своим профессиональным обязанностям. В тот период меня на-значили заместителем начальника Гагрского РОВД.


Из воспоминаний
Гучетль Заура Абдуловича,
бойца-добровольца из Адыгской группы Западного фронта,
ранен в Галском районе (осколочное ранение в руку)

В сентябре 1993 года перед наступлением на Сухум нашу группу из тридцати шести бойцов поделили на два взвода. Коман-диром группы был Зехов Амин. Часть бойцов пошла в наступление с А. Зеховым, а другая, в количестве четырнадцати человек – с ка-бардинцами под командованием Шорова Муаеда.
Шли рано утром через Верхнюю Эшеру. Вначале спустились к реке по проселочной дороге. Затем поднялись на шоссе и, незаме-ченными, прошли по шоссейному Гумистинскому мосту. Заняли оборону в Ачадарах под горой – прямо на трассе. Около суток ждали команды атаковать грузинские позиции. За это время нас обстреливали с горы минометами, а с других вражеских позиций «Градом» и гаубицей. Но личный состав противника нас не атако-вал.
Поступила команда «вперед». Дошли до жилого шестнадцатиэтажного дома. В районе профилактики провели короткий бой. В группе шли и добровольцы-абазины, человек десять. Во время боя они сумели отбить у противника БМП и отогнать ее на нашу сторону. Когда обстреливали нас с «шестнадцатиэтажки» пулеметной очередью, ранило одного черкеса и одного кабардинца. Выстрелами из гранатомета пу-леметные точки были уничтожены. К вечеру нас стали окружать. Тогда наш командир Шоров Муаед вместе с добровольцем пошёл в штаб – узнать, почему наш отряд попал под перекрестный огонь противника и наших. Ночью они вернулись и сообщили, что по-ступила команда отходить на исходные позиции.
Отошли без потерь. Перед мостом через р. Гумиста нас под-жидали абхазские бойцы. Один из них сказал, что в боях за Шрому погиб мой земляк. Им оказался мой односельчанин семнадцати лет Хабаху Рустам Юрьевич. Узнав об этом, мы повезли тело погибше-го боевого товарища на Родину в Адыгею. В этом же автобусе вез-ли еще четверых погибших ребят, сложивших головы за Абхазию. Они были добровольцами из Кабарды, Чечни и Осетии.
Сразу после похорон я, Ашинов Хозрет Саферович и Уджуху Мурат Рамазанович снова влились в нашу Адыгскую группу доб-ровольцев. В наступление на Сухум группа пошла в составе под-разделения Шамиля Басаева. В наступление шли прежним путем. Через Новый район вышли к Учхозу. По дороге были перестрелки с госсоветовцами. Они бросали свои позиции. Ожесточенных боев на нашем пути не было, так как в наступлении  участвовали многие подразделения Абхазской армии. По нижнеэшерской трассе с ко-роткими перестрелками вошли в город до улицы Ленина (ныне Ле-она). По набережной вышли к Красному мосту. В этот момент Су-хум был уже полностью освобожден от грузинских оккупантов. Выстрелами из оружия салютовали Победу над врагом.
До этого наступления, находясь в Кабардинской группе участ-вовал в боях за Цугуровку, в операции на Ахбюке. Со мной рядом шли боевые друзья – добровольцы из Адыгеи: Хачецухов Рустам, Махаев Казбек, Ашинов Хазрет.

СПИСОК
добровольцев, участников Отечественной войны
1992-1993 гг. в Республике Абхазия из Адыгеи
(информация взята из книги Ивана Цушба «Добровольцы Отечественной войны народа Абхазии. Август 1992 – сен-тябрь 1993 гг.)

1. ХУАДЕ Адам Ильясович, командир группы добровольцев-адыгов. Погиб в бою в ночь с 26 на 27 августа 1992 г. Герой Абха-зии посмертно.
2. НИХАЙ Казбек Газизович, участник освобождения г. Гагры, оборонительного Гумистинского рубежа, Мартовской операции (15-16 марта 1993 г.) Погиб 4 июля 1993 года смертью храбрых в районе Учхоза. Награжден орденом Леона посмертно.
3. ХАБАХУ Рустам, участник Гумистинского фронта, Январской, Мартовской операций, Сентябрьской операции 1993 г. по освобож-дению г. Сухум. Погиб в последней операции. Награжден орденом Леона посмертно.
4. ЖЕЛОГОТОВ Нурбий Довлетович, участник ОВ 1992-1993 гг. в Абхазии с августа 1992 года. Принимал участие в операциях по освобождению г. Гагра, Январской, Сентябрьской, когда освободи-ли Сухум от грузинских оккупантов. С боями дошел до государст-венной границы по р. Ингур.
5. СИЮХОВ Рамазан Асланович, участник освобождения г. Гаг-ры. Храбрый и отважный воин. Боец оборонительного рубежа по р. Гумиста. Участник Мартовской операции и Сентябрьского наступ-ления 1993 г. по освобождению столицы Абхазии. Награжден ор-деном Леона.
6. МЕРЕТУКОВ Беслан Рамазанович, награжден орденом Леона посмертно. С самого начала грузино-абхазской войны в Республике Абхазия был назначен начальником штаба по формированию и пе-реброске через Республики Ичкерия и Карачаево-Черкесия группы добровольцев. В общей сложности переправил в Абхазию до 700 добровольцев, доставил более 50 тонн продовольствия, обмуниди-рования и ГСМ для Ахазской армии. Участник Январской и Мар-товской операций. Погиб в г. Туапсе 2 июля 1993 года.
7. ГВАШЕВ Руслан Индрисович, участник ОВ 1992-1993 гг. в Абхазии. Награжден медалью «За отвагу».
8. ГУКЕТОВ Юсуф Цицимович, участник ОВ 1992-1993 гг. в Аб-хазии. Награжден медалью «За отвагу».
9. ЗЕХОВ Амин, участник ОВ 1992-1993 гг. в Абхазии. Награж-ден медалью «За отвагу».
10. ДРЯНИЧЕВ Александр Викторович, участник ОВ 1992-1993 гг. в Абхазии. Награжден медалью «За отвагу», посмертно.
11. МАКАЕВ Казбег Хабиевич, участник ОВ 1992-1993 гг. в Абха-зии. Награжден медалью «За отвагу».
12. ДИКОЛЕНКО Сергей Валерьянович, участник ОВ 1992-1993 гг. в Абхазии. Награжден медалью «За отвагу», посмертно.
13. ЕВТИХ Тембот Юсуфович, участник ОВ 1992-1993 гг. в Абха-зии. Награжден медалью «За отвагу».
14. КОЦЕВ Мурат Кимович, участник ОВ 1992-1993 гг. в Абхазии. Награжден медалью «За отвагу».
15. НЕГУЧ Али, участник ОВ 1992-1993 гг. в Абхазии. Награжден медалью «За отвагу».
16. ПЕТРЕНКО Евгений Викторович, участник ОВ 1992-1993 гг. в Абхазии. Награжден медалью «За отвагу».
17. САМОГОВ Мурат Хасаблиевич, участник ОВ 1992-1993 гг. в Абхазии. Награжден медалью «За отвагу».
18. ТХАГАПСОВ Батырби Раджобович, участник ОВ 1992-1993 гг. в Абхазии. Награжден медалью «За отвагу».
19. ХАЧЕМИЗОВ Славик Хаджиретович, участник ОВ 1992-1993 гг. в Абхазии. Награжден медалью «За отвагу».
20. ХАЧЕЦУКОВ Рустем Джемботович, участник ОВ 1992-1993 гг. в Абхазии. Награжден медалью «За отвагу».
21. ШЕХМИРОВ Нурбий Хабиевич, участник ОВ 1992-1993 гг. в Абхазии. Награжден медалью «За отвагу».
22. ПХАНАЕВ Сафербий, участник ОВ 1992-1993 гг. в Абхазии. Награжден медалью «За отвагу», посмертно.
23. САБИРОВ Михаил, участник ОВ 1992-1993 гг. в Абхазии. На-гражден медалью «За отвагу», посмертно.
24. МУКОВ Аслан Битлюстенович, участник ОВ 1992-1993 гг. в Абхазии. Награжден медалью «За отвагу», посмертно.
25. ХАТКОВ Алихан Туркубиевич, участник ОВ 1992-1993 гг. в Абхазии. Награжден медалью «За отвагу», посмертно.
26. ШОВГЕНОВ Мурат Хасанбиевич, участник ОВ 1992-1993 гг. в Абхазии. Награжден медалью «За отвагу», посмертно.


Из воспоминаний
Ханагуа Рудольфа Владимировича,
бойца Сухумского батальона

В начале Отечественной войны 1992-1993 гг. находился в Мо-скве по личным делам. В Абхазию приехал 5 октября 1992 года, в день своего рождения. Вступил бойцом в ополченский Эшерский отряд, где служили ребята Манта Хварцкия, Мацай Ашуба, кото-рые погибли в Сентябрьском наступлении, при освобождении на-шей столицы.
Наша группа несла боевое дежурство на Гумистинском фрон-те. С Эшерскими бойцами участвовал в январском и мартовском наступлениях. Потом я записался в Сухумский батальон во взвод Аслана Харазия. Наши позиции располагались в районе Кутышьхи Гумистинского фронта. На позициях и наступательных операциях я участвовал с бойцами Адлейба Нодаром, Гурамом Гогидзе, Амичба Сашей, Ардбелава Дато (погиб в Сухумском наступлении), Ашуба Мацаем (во время Сентябрьского наступления 1993 года подорвал-ся на своей машине ГАЗ-66 на вражеской мине), Киут Демуром (начинал свой боевой путь воина с добровольцами из Чечни, вме-сте с северокавказскими добровольцами в начале войны вступил в войну, перейдя горные перевалы).
Во время Шромской операции бойцы нашего батальона шли за Афонскими и Эшерскими бойцами. И бой на Хабюке. Позже пе-ремирие.
16 сентября 1993 года я с несколькими ребятами Сухумского батальона ехали к Гумистинскому фронту. Был период последнего перемирия перед изгнанием грузинских оккупантов с территории нашей Родины. Обогнав кортеж ООНовских машин, ехавших в Су-хум, мы подъехали к дислокации  батальона – Военному санаторию в Нижней Эшере. Через час поступил приказ – форсировать реку Гумиста. Мы прошли через Нижне-Гумистинский шоссейный мост. Свернули вправо. Вступили в бой. К вечеру погиб наш боец Ршту-ни Эрик. Ночь провели под плотным огнем противника. На сле-дующий день пошли по команде к пятиэтажке. Я шел рядом с бой-цами: Цвинария Гена, Ашуба Робик, Жиба Валера (погиб в этом наступлении), Адлейба Виталий (погиб в этом наступлении), Скли-евская Виолетта (погибла в этом наступлении), Ардбелава Дато (погиб в этом наступлении), Маршания Адик (погиб в этом наступ-лении), Гонджуа Бесик (погиб в этом наступлении), Матосян Вита-лий (погиб в этом наступлении), Вардания Джека, Ладария Лева, Адлейба Нодар и другими.
После упорных боев у пятиэтажки мы перешли через дорогу в сторону города к Гумистинскому массиву – подступам к Новому району. Целые сутки мы участвовали там в боях. Рядом на Массиве сражалась группа Язычба Гайдара, «замостянские» бойцы из Гу-дауты. На Массиве, под девятиэтажным домом ранило нашего ко-миссара Гвинджия Рому. Мы его вынесли до нашего передвижного медпункта у железной дороги. Потом я, Виталий Адлейба, Джека Вардания и Лева Ладария (боец пятидесяти двух лет) остались пе-ред «девятиэтажкой», так как батальон уже прошел левее нас. Об-стрел шел очень мощный – мы не могли перебежать к машинам. Но ночью мы, присоединившись к нашему батальону по команде ото-шли к «железке» – на прежние позиции. На следующий день, со-вместно с другими абхазскими подразделениями с боями мы про-должили продвижение к центру города. Я шел с Адлейба Нодаром, Вардания и другими бойцами по Верхне-Гумистинскому шоссей-ному мосту.
27 августа 1993 года мы отмечали освобождение нашей сто-лицы.


Из воспоминаний
Чачхалия Гиви Саулевича
бывшего командира роты полка ВВ РА, зам. нач-ка ОСБ МВД РА, подполковника милиции, был ранен при взятии Сухума 24 сентября 1993 года в составе
Афонского  батальона

С осени 1992 года начал службу в Абхазской гвардии. В гвардию я записался вместе с танцорами госансамбля «Шаратын» - Русланом Кулава, Гусликом Акаба, Аркадием Чачхалия, Вовой Адлейба, Алексеем Аршба, Виталием Кварчия, Назыбеем Джугелия, Бесланом Джинджия, Гариком Сангулия, Анзором Джинджолия, Геной Аршба, Нугзаром Воуба, Гиви Воуба, Вовой Квиквискири, Кыной Бжания.
Я был назначен командиром роты «Шаратын», заместителем – Виталий Кварчия. В те же дни  со всех регионов Абхазии записалось до пятидесяти ребят в состав создавшегося полка ВВ РА. Полк наш расположился на месте бывшего 8-го полка. На занятия ходили на спортбазу в Н. Эшеру, находясь в казарменном положении. После осложнения обстановки на грузино-абхазской границе, нас переселили на охрану границы. В течение месяца мы патрулировали прямо на мосту. Через несколько дней моя рота бы-ла переведена на охрану железнодорожного Ингурского моста. Хотя шел май 1992 года – между нами и грузинскими формированиями происходили перестрелки. И в этот период уже были первые погибшие из Абхазской гвардии.
В результате абхазо-грузинских переговоров общественно-политическая ситуация приутихла и нас распустили. Свое оружие мы сдали на склад ВВ РА. Я же по личным делам выехал на своей автомашине в Казахстан. 13 августа я приехал в Усть-Каменогорск, а на следующий день слышим – война в Абхазии! Оставив свою машину там, я срочно вылетел в Сочи.
На прогулочном катере из Сочи попал в Гудауту. Кстати на этом же катере в Гудауту плыли Анри Джергения и Константин Озган, которые возвращались из Северного Кавказа. Происходило это 20 августа 1992 года. Так как наша группа «Шаратын» в первые дни войны записалась по разным ополченческим подразделениям, то я вступил в группу  военизированной автоколонны г. Гудаута. Доставляли оружие, продукты на линию фронта.
5 января 1993 года в группе Гурама Шоуа я на «Уазике» вы-таскивал раненых в январской операции из Нижней Эшеры. В сен-тябре 1993 года я перешел в Афонский батальон, где командиром был Камс Тарба, командиром роты Алик Смыр, командиром моего взвода – Виталий Аргун.
Наш батальон заходил с Верхнего Гумистинского моста. Пе-рейдя мост, совместно с казаками – добровольцами, окопались и четверо суток держали оборону, пока линия фронта не выровнялась благодаря спускавшимся со Шромы абхазским частям. Все эти че-тыре дня нас бомбили полковыми минометами, шла пехота. Но мы выдержали оборону. На третий день грузины даже вышли на пере-говоры с белым флагом. Они сказали, что если их выпустят в Рос-сию с оружием, то они сдадутся. Естественно, на такие условия мы не согласились.
 На пятые день дали приказ идти вперед. В течении дня с тя-желыми боями мы дошли до Ачадарской профилактики, которая располагалась на холме. Ночью мы там укрепились. Грузины же засели в шестнадцатиэтажном здании и обстреливали нас из грана-тометов и минометными снарядами. Последовал приказ о взятии шестнадцатиэтажного дома.
Предварительно наши обстреляли зениткой здание, где засел противник, после – мы пошли. В течение трех-четырех часов шел бой, пока заняли этот дом. Снова последовал приказ: «Вперед. На новый район.» Приходилось в жестоких боях брать рядом стоящие двенадцатиэтажные и пятиэтажные здания. Во время взятия «пяти-этажки» меня ранило, а до этого – брата Заура Чачхалия. С боями дошли до химзавода. Ночью остановились там. На моей ране кровь не могли остановить, пошло загниение. Меня отправили в Афон-ский госпиталь, где меня оперировали хирурги Миканба и Аргун.
После госпиталя меня направили в Гал, где два с половиной года я проработал на должности зам. начальника Галского РОВД. Приходилось постоянно бороться с грузинскими диверсантами. Один раз мы задержали командира одной из диверсионных подраз-делений. С 1996 года я работал зам.комбата, командиром 1-ой роты батальона ГАИ МВД РА. Принимал участие со своим батальоном в количестве шестидесяти пяти сотрудников в Майских событиях в Галском районе, когда грузинские формирования перешли на аб-хазскую сторону и в октябрьских событиях 2001 года в Кодорском ущелье при изгнании диверсантов за пределы Республики Абхазия в составе сотрудников МВД.


Из воспоминаний
Атрушба Мухаррема Ихсановича,
участника ОВ 1992-1993 гг. в Абхазии,
потомка махаджиров из Турции

За годы войны в Абхазии всего участвовало потомков махаджиров до 105 человек. Но постоянно, с начала войны и до конца ее нас воевало 38 бойцов. Погибшие из нашего подразде-ления: Сыпа Ефкан, Квадзба Ведат, Аргун Зафер, Бахадыр Абагба. Остальные в боях практически все были ранены. Среди нас есть и инвалиды войны.
Наша группа входила в батальон Шамиля Басаева. Наш состав мы назвали именем Конфедерации народов Кавказа. В группу входили представители различных диаспор народов Кавказа: абха-зы, адыги, чечены, убыхи, ингуши, шапсуги, кабардинцы, дагестанцы. Прибыли они из Турции, Сирии, Иордании, Палестины и других стран.
Батальон Ш. Басаева, являясь спецподразделением, выполнял разные боевые задачи по всему Гумистинскоиму фронту. Участвовали мы в освобождении Гагры и Гагрского района. В те дни, во время освобождения Гагры, Абагба Бахадыр из своего гра-натомета подбил автобус, полный госсоветовцев, танк, БМП и БТР. После войны останки этой техники долго еще валялись под Гагр-ским  мостом. Позже Бахадыр вылетал с Ш. Басаевым в Ткуарчал. Был ранен в Кочарской операции. После излечения в госпиталях Абхазии и Турции, снова вернулся на Родину своих предков и про-должил воевать. Геройски погиб во время наступления Абхазской армии в сентябре 1993 года, прикрывая ребят в районе села Яшту-ха. В этот же день, незадолго до освобождения Сухума, был ранен и Кутарба Архан – боец из Турции. Спустя три года после оконча-ния войны, Аркан вытащил из тела три пули. Вскоре еще одну пу-лю, калибра 5,45 мм будут вытаскивать у него из ноги.
После освобождения Гагры мы вначале дислоцировались в Гудаутах, а потом жили в Доме отдыха «Гагра» и оттуда выступали в различные операции. Наш батальон назывался «Чеченским». За-местителем у Басаева был Омалт – доброволец из Чечни. Чеченов было до двухсот бойцов. Шамиль пользовался большим авторитетом не только у чеченов, но и у нас – добровольцев из разных диаспор народов Кавказа, потомков махаджиров. Если он видел, что среди тех, кто приехал добровольцем, попадаются ма-родеры, он тут же сажал их под замок и под охраной солдат выдворял из Абхазии, предварительно забрав у них оружие.
Участвовали мы, практически, во всех наступлениях Западно-го фронта: Ахалшени, Каманы, Шрому, где было много раненых из нашего батальона. Потом – участие в Январском, Мартовском, Июльском и Сентябрьском операциях, вплоть до самой государст-венной границы по реке Ингур.
В Июльском наступлении Абхазской армии часть нашего ба-тальона вошла в Тамышский десант на добровольных началах. Возглавлял наш десант Лакут Зарандия. На второй день высадки десанта в Тамыше, Лакут был ранен в голову. Заместителем у него был Темур Жанава. Всего нас десантников участвовало двести семьдесят бойцов. Кроме бойцов нашего батальона входили ребята из различных подразделений Западного и Восточного фронтов. Участвовали и казаки-добровольцы, во главе с их командиром Сердюковым (Худым).
В 4.30 мы высаживались в Тамыше 2-го июля 1993 года. Нас заметили и стали обстреливать из Очамчиры артиллерией. Вскоре подплыла вторая баржа с вооружением. Продвигаясь к централь-ной трассе, мы столкнулись неожиданно в районе кладбища с сильно укрепленной позицией грузин. Завязался бой. Во время боя мы по очереди бегали к барже за боеприпасами.
Поняв, что на кладбище противник засел плотно, мы разби-лись на две части и стали их обходить. В районе железнодорожных путей столкнулись с очамчирскими партизанами, но вовремя уз-нали друг друга по предварительно обговоренным знакам.
До семи вечера вели ожесточенный бой с противником, засевшим на кладбище. После того, как наш десант совместно с подразделениями Восточного фронта выбил врага из кладбища, по-шли в наступление на Тамышскую школу, где вели такой же жестокий бой до одиннадцати вечера. Противник в школе был укреплен очень сильно: отстреливались они из пулеметных дзотов, зенитных установок, танков и разных видов оружия.
В первый день десанта погибло десантников до двадцати пяти человек, ранено до сорока бойцов. По информации, полученной через радиоперехват, противника уничтожили мы до пятисот чело-век.
Вместо двух дней продержали Тамышский коридор восемь дней, а на девятый отошли на позиции абхазских подразделений Восточного фронта. Будучи в разведке в те дни, Агрба Рыдван, Куджба Окан и я подсчитали на десятый день операции, 64 автобу-са, полных госсоветовцев, не считая большое количество броне-техники и артиллерийских установок. На разведку мы ходили по приказу Темура Жанава.
Тяжело ранеными были бойцы: Шамба Осман, Цугба Хаджа-рат, Сангулия Омар, Имдат Агос. Также в Тамышской операции рядом находились Ашуба Олджай, Саид-адыг из Турции, Какубава Даур из Ткуарчала, Когония Дима из Ткуарчала, Агрба Рыцдван из Турции, Абагба Бахадыр (Герой Абхазии посмертно), Члахуа Ер-хан – убых из Турции, Бганба Альпер из Турции, Хутаба Инал – из Турции, Мефуа Жанберк, Алхас Аргун из Гудауты,  Хильми Акю-мыш, Тахамзола Садат и другие. Кстати, все добровольцы из груп-пы Конфедерации народов Кавказа – добровольно отказались от наград за участие в ОВ в Абхазии, так как каждый из них считал простой естественной необходимостью защищать честь, достоин-ство и свободу своей Родины – Апсны.


Из воспоминаний
ЦКУИА Валерьяна Семеновича,
начальника штаба бронетанкового батальона
МО Республики Абхазия, полковника милиции,
заместителя министра ВД РА, награжден орденом Леона

До грузино-абхазской войны работал старшим оперуполномо-ченным ОБХСС в отделении Гудаутского РОВД – в Новом Афоне, в звании майора милиции. После грузино-абхазского столкновения в 1989 году, меня вызвал начальник Берулава Ю.М., предложив пе-рейти на работу в Гагрскую милицию. Обосновал он это предложе-ние тем, что Народный Форум просит, чтобы опытный сотрудник был в Гаграх. До этого я помог Валерию Хазаратовичу Смыру – нашему сотруднику милиции, чтобы его не осудили за то, что во время столкновения, он раздал народу оружие. Я согласился на предложенную мне должность, хотя она и была с понижением. Ра-ботал до 14 августа 1992 года там.
После дежурства в опергруппе, 14 августа 1992 года я поехал к семье, которая отдыхала в пансионате «Ауадхара». Там по радио я узнал о начале грузинской агрессии.
Когда ехал из пансионата, встретил сотрудников Гудаутского РО ВД: Джугелия Зурика Владимировича (ныне покойного) и Цуг-ба Сандро Джотовича (командира 3-го батальона, погиб в Июль-ской отвлекающей операции на Нижне-Эшерском мосту). Свою семью – жену и троих детей я привез домой в Гудауту, а сам поехал в Гагру. Там уже, в связи с началом войны царили суматоха и бес-порядок. 15-го августа грузинский морской десант уже вошел в го-род, грузинская часть населения Гагры тоже быстро вооружилась. Начались мародерство и грабежи населения, как со стороны гру-зинских формирований, так и со стороны вооруженных групп ме-стных грузин. Начались звонки от абхазов, что их грабят, отбирают машины. Пару раз мы выехали, но смысла не было. Гагра раздели-лась по национальному признаку. В городе была большая часть грузинского населения, как и в милиции.
15-го августа 1992 года мы, сотрудники абхазской националь-ности, собрались в кабинете начальника отдела вневедомственной охраны, подполковника милиции, Квициния Валерия Арчиловича. В три часа ночи в здании  милиции неожиданно появились сотруд-ники грузинской национальности с белыми повязками на головах. С нами они не вступали в контакт.
На другой день в этой суматохе, мы перекрыли мост, где Гагр-ская пожарная часть, чтобы взорвать мост у санатория «Украина», чтобы не пропустить грузинский десант в город. Проезжавшие ми-мо армяне и русские из Гульрипшского района сообщили, что гру-зины заехали на танках. Колхида была перекрыта грузинскими ме-стными группами и прибывшими «мхедрионовцами» из Грузии. Штаб у них был в школе.
17-го августа нам сказали, что администрация города и мили-ция покинули город. Но пока абхазы в городе, мы решили не поки-дать Гагру. Квициния В.А. подтвердил это и сказал, что поедет вы-возить своих родственников. Через некоторое время до нас дошли слухи, что бывший сотрудник милиции – грузин Гаделия арестован абхазами и вывезен в Гудауту и что в отместку, якобы, забрали в заложники В. Квициния. Вскоре подошел Павел Кокоскир, сотруд-ник УР и говорит, что надо уходить, а то и нас возьмут в заложни-ки. Я сказал, что пока обождем. Но уже было бессмысленно ожи-дать, и мы, всего семь сотрудников-абхазов, в их числе и Закан Ту-лашвили, сели в милицейский «УАЗик» и с большим трудом, по бездорожью, вдоль берега моря, через оползневую сторону пробра-лись к нашим позициям.
Первым нас встретил Виталик Харазия – начальник транс-портной милиции Гагры. Он удивился тому, как мы сумели избе-жать плена. Потом ко мне подошел Ажиба Эдуард Санардович (Ге-рой Абхазии посмертно). Говорит: «Помоги, пожалуйста, переубе-дить паникеров». Я пошел с ним. Позже я встретил избитого В. Квициния, которого после возврата Гаделия, отпустили на нашу сторону. В общем, все сотрудники сосредоточились у Бзыбского отделения милиции, где проводили дежурство на посту. Общее ру-ководство проводил В. Квициния. В то же время часть из нас вы-звали в штаб и кому хватало оружия – шли на позиции, где стояли абхазские ополченцы. Сотрудников возглавлял Хеция Отар.
Приблизительно десять дней я вместе с Есметом Тарба, был включен в группу по выявлению и фиксации лиц, пострадавших в Гагрском районе от мародерства грузинских войск. Вместе с На-рмания Ильей Саввовичем мы выполняли различные поручения. По просьбе Сергея Платоновича Дбара мы привозили пастухов и охотников, знавших местные тропы. Проводили беседы и давали им задания.
2 сентября 1992 года, во время танкового прорыва госсоветов-цев Грузии, погиб мой племянник, сотрудник Гудаутского РО ВД Ашхацава Батал Владиславович. После похорон племянника я был переведен в следственную группу при МВД РА.
Во время Гагрской операции я шел с сотрудниками и комен-дантским взводом Мукба Игоря, совместно с ополченцами. Впере-ди шла наша техника. В районе Красного креста была найдена ра-ция. Мы, сотрудники милиции, шли с пистолетами. На рассвете второго дня операции, взяли в плен одного грузинского солдата. При допросе он сказал, что заснул во время отхода других. Осо-бенно тяжелые бои шли на второй день в районе КБРЦ. Госсове-товцы отступили только после артобстрела, произведенного добро-вольцами-казаками.
После освобождения Гагры было тяжело: шла работа с маро-дерами. Сотрудников не хватало, так как сотрудники также по-сменно находились на дежурстве на Гумистинском фронте. Наша позиция была от берега моря и выше.
Вскоре я встретился с Асланом Кутарба, который после ране-ния лечился в Гагрской больнице. Танк он взял по время боя у Хо-лодной речки. Вначале он был заряжающий, а после – командир танка. Он мне сказал, что не хватает экипажу наводчика. К этому времени начальником Гагрской милиции работал Вахтанг Агухава. Я пришел к нему с просьбой о переводе. Он не в состоянии был решить эту проблему. Тогда пришел начальник бронетанковой группы Гумистинского фронта – Мхонджия Валерий Чакович, и только через министра ВД РА А. Анкваба, получил официальное разрешение – прикомандировать меня, как специалиста наводчика, к танку № 003.

Из газеты «Гагра» 1 – 8 июня 1994 года –
автор статьи Геннадий Смыр, заместитель командира баталь-она.

«… Валера занял место в танке. Хотя он отслужил двадцать лет назад, азы танкового дела он восстановил быстро. Сегодня в нашем кругу, мы его любим и уважаем как настоящего героя».
Статью эту Геннадий Смыр (Герой Абхазии) написал, когда лежал после ранения в Калужской больнице.


Из газеты «Гагра» от23 – 28 ноября 1994 года,
автор В.С. Цкуиа, начальник штаба бронетанкового батальона МО РА.

ВОИНЫ БЕЗ СТРАХА И УПРЕКА

«Танк, захваченный на Красном мосту под № 150, стал впо-следствии танком Абхазской Армии № 1. 31 августа 1992 года гру-зинская армия предприняла попытку прорваться на абхазскую сто-рону. Однако, не вышло. В результате и там нам досталась техника. После освобождения Гагры и Гагрского района тоже осталась бро-нетехника врага.
В освобождении  Гагры погибли танкисты: Кварчия Роберт Сергеевич, Авидзба Леонид Фазылбеевич, Агрба Астамур Кон-стантинович, Григолия Гурам Григорьевич.
Непосредственно на линии фронта танкисты приобретали бое-вой опыт, умение заменять друг друга в бою.
Бронетанковый батальон принимал активное участие во всех наступательных операциях, задачи, поставленные МО РА батальон выполнил с честью от Сухума до Псоу и от Псоу до Ингура».
Командир бронетанкового батальона, майор Авидзба Фазыл-бей Элизбарович,
командир роты, капитан Зантария Тимур Аквсентьевич,
командир роты, капитан Герия Роман Шотович.
Комиссар батальона  Чичба Арзанбей Владимирович.
Наши танкисты:
Кварчия Роберт Сергеевич (Герой Абхазии посмертно);
экипаж танка № 004 «Мустанг»:
Джопуа Джамбул Рауфович – командир танка,
Конджария Зураб Заканбеевич – механик-водитель,
Конджария Игорь Львович – оператор-наводчик,
Еник Геннадий Сергеевич – заряжающий орудия.
Погибли танкисты:
Чкок Аркадий Лагустанович, сержант, 1951 г.р.
Джопуа Джамбул Рауфович, 1967 г.р. сержант
Конджария Зураб Заканбеевич, старшина, 1968 г.р.
Еник Геннадий Сергеевич, рядовой
Конджария Игорь Львович, рядовой
Бранзия Тимур Шалвович, 1954 г.р., сержант
Запуниди Савелий Александрович, 1968 г.р., сержант
Байракторов Алексей Алиевич, 1971 г.р., рядовой,
Казанджи-оглы Н.Р., 1964 г.р.
Авидзба Эдик Джугович, 1948 г.р., десантник БМП-2 № 80
Захаров Сергей Алексеевич, 1962 г.р., десантник БМП-2 № 111
Аркудж Виталий Васильевич, 1955 г.р., командир взвода
Хашба Кучита (Сардионович) Сергеевич, 1972 г.р. БМП, ме-ханик-водитель
Аристаа Сафер Резович, 1971 г.р., БМП
Самава Джамал Константинович, 1959 г.р., БМП, механик-водитель,
Читанава Лев Мухранович, БМП № 14, механик-водитель.
(Информация взята из представленных документов В.С. Цку-иа).
Список дополнен фамилиями танкистов, имена которых уве-ковечены на памятнике в Яштухе: Делба В.Р., Дзвелаиа Ю.В., Ку-рикба Ю.П., Лакырба А.П., Матуа А.Д., Пачулиа А.Т., Псардиа Р.Л., Саканиа Т.С., Тарба Э.Х., Хонелия Э.С., Чепиа В.Л., Шакрыл З.Д.


Фотоархив по ВФ


Глава II


ПРЕДИСЛОВИЕ АВТОРА

14 августа 1992 года начало абхазо-грузинской войны, которая принесла абхазской земле горе и страдания, многим и многим жи-телям Абхазии, которые считали себя детьми этой земли. Эта война была навязана абхазскому народу режимом Шеварднадзе для того, «чтобы ликвидировать абхазскую государственность, навязать аб-хазскому народу чуждую политическую волю, территориально и административно инкорпорировать абхазские земли в постсовет-ские границы Республики Грузия. Агрессором ставились и другие цели – уничтожение культурного потенциала абхазского народа… Убийства, насилие, пытки, разрушения и поджоги, изгнание тысяч людей из своих домов – все это стало повседневностью кошмарных дней на той части территории Абхазии, которая временно была ок-купирована войсками противника» («Абхазия. 1992 – 1993 гг.» Под общей ред. Г. Гагулия, М., 1995 г.). Война эта явилась героическим этапом в жизни абхазского народа и названа она была Отечествен-ной.
Отечественная война, которую вел абхазский народ вместе с другими народами Абхазии, добровольцами с Северного Кавказа, Юга России и другими завершилась 30 сентября 1993 года изгна-нием агрессора за пределы Республики Абхазия.
Время не властно над памятью народа. Навсегда в сердцах жи-телей Апсны останутся имена и подвиг защитников Родины, при-близивших День Победы. Начав с партизанского движения, с обо-ронительных операций, абхазские ополченцы как Западного, так и Восточного фронтов, постепенно учась на ходу боевому военному делу, перешли в наступательные операции. Надежды Госсовета Грузии на кратковременную победную войну с быстрой сменой на-родного абхазского правительства, потерпели крах. Остановка войск противника у Гумисты, взятие Гагры, организация обороны Ткуарчала и начало партизанской войны на востоке Абхазии – это начало Победы.
Боевые действия на Восточном фронте Абхазии проходили не изолированно от военных событий на Западном Фронте. Генштаб находился на Западном Фронте, но общее руководство крупномас-штабными операциями Восточного фронта осуществлялось из Гу-дауты, где находилось руководство Республики.
В ходе Отечественной войны 1992 – 1993 гг. абхазская армия приобрела богатый опыт боевых действий в горных условиях, де-сантных операциях, борьбы в приморских районах сухопутных войск во взаимодействии с морским десантом. Этот опыт и сего-дня, спустя десять лет, не потерял своего значения.
В настоящей книге автор стремился наиболее реально воссоз-дать ту обстановку, в которой абхазский народ, представители дру-гих народов Абхазии героически отстаивали свободу Абхазии в буднях войны. Автор попытался через живые воспоминания участ-ников боевых операций воссоздать картины тех страшных месяцев и на примере Ткуарчалской боевой группы «Скорпион» запечат-леть в памяти народа боевой подвиг ребят, которые просто и гордо встали на защиту Апсны.

1994 - 1996 гг.    Р. Ходжаа


 
ПЕРВЫЙ ДЕНЬ ОККУПАЦИИ

Лишь через месяц после начала войны, народное ополчение по обороне города из стихийного формирования становится воинским, с надлежащей в этом случае структурой. Командующим обороной г. Ткуарчал утвержден ст. лейтенант Адлейба Г.Р. приказом Совета Обороны города от 17.09.1992 г., а 28 сентября 1992 года коман-дующий обороной города назначает:
Ст. лейтенанта Джинджолия В.Ш. – зам. командующего обо-роной города.
Ст. лейтенанта Гамисония И.Ш. – начальником штаба оборо-ны города.
Ст. лейтенанта Вардая О.И. – пом. командующего обороной по вопросам тыла и обеспечения.
В те же дни создается структура обороны, куда вошли опол-ченские формирования города и Ткуарчалского района. Команди-ром II роты был назначен Н. Какубава – командир группы «Скор-пион». По свидетельству начальника штаба И. Гамисония группа «Скорпион» под командованием Нодара Какубава уже с первого дня войны прошла военное крещение как первая Ткуарчалская группа. Естественно, такие же группы стихийно сформировались и в других районах Восточной Абхазии – фактически в каждом аб-хазском селе.
Костяком группы стали ребята из с. Аджампазры, откуда ро-дом сам Н. Какубава. А группе дали название «Скорпион» лишь через два месяца после начала войны.
14 августа 1992 года началась война в Абхазии. Нодар Каку-бава еще в Ачигварах с друзьями увидел вторжение госсоветовцев Грузии и с этой вестью прибыл в Ткварчели. И, как вспоминает Динвар Асландзия, назначенный в первые дни войны начальником оперативного отдела в штабе обороны г. Ткуарчал:
«В 9-40 14 августа 1992 года я встретил в Ткуарчале Нодара Какубава, который рассказал о захвате Охурейского поста войска-ми Госсовета и их передвижений по направлению к столице – Су-хуму. А в Ткуарчале в тот день я был по заданию командира ба-тальона полка ВВ РА – Аршба В.Г., будучи зам. командира роты в звании ст. лейтенанта. Я сразу же пошел в Ткуарчалский военкомат и оповестил полк внутренних войск о передвижении госсоветовцев. В это время в город прибыл Лаврик Миквабия, офицер спецназа, расквартированного  в Агудзерах. Мы решили пробираться к своим подразделениям. Переоделись в гражданскую одежду. Лаврик сло-жил свой короткий автомат в сумку, а я пистолет – в кобуру. Мы переоделись в военкомате и собрались было ехать, как встречаем В.Ш. Какалия – нашего командира. Это было где-то к одиннадцати дня. К этому времени перед военкоматом собралось много народа. Среди них были бывшие резервисты Ткуарчалского батальона, у которых имелось оружие. Их было двадцать семь человек. Увидев меня, Какалия В.Ш., забрал меня и повез к зданию Администрации, к его главе. Он дал приказ не ехать никуда, а организовывать со-противление здесь на месте. Отдал приказ – взять пятнадцать ре-зервистов и атаковать Охурейскую часть. Я построил все двадцать семь человек в ряд и сказал им: «Я – пятнадцатый. Нужны четыр-надцать. Не гарантирую, что будет сладко». Первым вышел Валера Нарсиа, который и погиб в этот день. Я тоже взял автомат, и мы выехали на «виллисе» без тента. Среди нас были: Валера Нарсиа, Валера Джинджолия, Алик Аршба, Зураб Гварамия, Славик Сангу-лия (погиб на Кодорском мосту в сентябре 1993 года), «Жожо» (Георгий Иванович) Тарба – самый старший из нас, 57 лет, Валера Инапшба, Важа Адлейба, Амиран Кварчиа, Заур Псардиа (погиб в Цагерах 16 сентября 1993 года), Реваз Цурцумиа, Мурман Харчи-лава, Астамур Миная, Джугли Цулукия, Нугзар Агрба.
Оставшиеся должны были подготовить бутылки с горючей смесью и приехать за нами на автобусе. Мы прибыли в район пере-крестка, где эстакада по новой трассе. Решили перекрыть ее. Встречаем там Резо Гогиа – офицера группы «Катран» полка ВВ РА. Он сказал, что пойдет в Очамчиру с разведкой. С ним был – Ахра Делба. Они ушли. А мы поехали тремя КАМАЗами перекры-вать дорогу. В район Охурейского поста я послал в разведку двоих ребят – А.Миная и М.Харчилава. С ними – местного мингрельца с его машиной. Ребята были в «гражданке». В это время со стороны Сухума подъехала «легковушка» с тремя солдатами Госсовета. Ва-лера Джинджолия выстрелил в воздух и остановил машину… Мы их разоружили. На их же машине, под охраной Зураба Гварамия, отправили их в тюрьму г. Ткуарчал.
К этому времени подъехали Резо Гогиа и Ахра Делба (пулевое ранение в грудь во II Очамчирской операции). А.Р. Делба расска-зал, что в Очамчиру с Резо они поехали на его мотоцикле, невоо-руженные. «В Очамчире основных грузинских колонн уже не было. В городе ходили много вооруженных сванов, мегрелов и грузин. Наверняка они знали и давно готовились к этому дню вторжения. Кстати, на вокзале мы встретились с танцорами из группы «Шара-тын». Их было человек восемь. На вокзале они, видимо, имели ка-кую-то встречу и обсуждали, что предпринять дальше. Вернувшись на перекресток, мы были свидетелями, как остановили красную «семерку» и троих военных связанных отправили в Ткуарчал…»

Динвар Асландзия:
 
«Вернулись из разведки двое наших ребят. Сказали, что там находится одиннадцать    танков, три БМП и около трехсот человек личного состава. И что, услышав выстрелы в воздух, произведенные нами при разоружении троих госсоветовцев, танки поехали в нашу сторону. Мы втроем – я, Славик Сангулия и Нугзар Агрба – решили подорвать танк. За нами пошел Алик Аршба. У меня было две гранаты, а у ребят – по одной. В это время показался танк Т-55. Он ехал медленно, с поднятым вверх стволом. Проезжает мимо нас. Славик и я были ближе всех к танку, Нугзар Агрба – подальше. Со Славиком мы бросили по ближайшей гусенице по гранате. Гусеницу сорвало. А Нугзар попал прямо в моторный отсек и танк остановился перед «КАМАЗами». Танк подбитый, но живой. Он развернул башню в нашу сторону и начал стрелять из пулемета. Славик успел уйти в кукурузное поле, а я, Нугзар и Алик не могли перепрыгнуть через забор – нас бы под-стрелили! Прыгнули в болото. В это время подъехал второй танк…»

Ахра Делба,
боец группы Г. Шинкуба Ткуарчальского полка:

«А второй легкий танк начал обстреливать нас из пулемета, и болванками. Во время этого обстрела они ранили В. Нарсиа. И по-сле этого затишье. Мотоцикл мой был новенький и жалко было его оставлять. В момент этого затишья я перебрался по кукурузному полю, которое у трассы. Вижу – там прячутся муж с женой – хозяе-ва этого дома и кукурузного поля. Это была мегрельская семья. Они говорят: «Не ходи – убьют!». Я пошел дальше. Весь дрожу от страха. Не знаю, что со мной сделают, если попадусь. Остановился перед забором у калитки, перед которой стоит мой мотоцикл, пря-мо перед шоссе. Дом стариков стоял на перекрестке – перед трас-сой. В общем, вижу – танкист открыл люк, вылез оттуда и стал тросом цеплять первый подбитый танк. В этот момент я выбегаю и сажусь на мотоцикл. Выжидаю удобного случая. И только они на-чали оттаскивать подбитый танк, – резко завожу мотоцикл и с ре-вом на перекресток. Выстрелы были слышны, но над головой. Я еще подумал, если бы хотели, то убили бы. На повороте меня зава-лило и я, чудом выровняв мотоцикл, поехал дальше к своим.


А. Асландзия:

«После болванок, второй танк стрелял и осколочным снаря-дом. Тогда и ранило В. Нарсиа, которого после нашли госсоветов-цы и добили выстрелом в голову.
Вскоре возле нас появился Валера Джинджолия. Но я ему ска-зал, чтобы он с ребятами выходил на второе кукурузное поле, ко-торое повыше, в случае появления пехоты. А я остался один, чтобы найти момент и добить экипаж подбитого танка. В это время поя-вился БМП, полный солдат. Следом ехал «Икарус» тоже с госсове-товцами. Они все вышли и растянувшись цепочкой, обойдя меня стали стрелять по кукурузному полю. В это время с танка этим кричат, чтобы дальше не шли. И когда они прошли, в конце шли двое госсоветовцев, я понял, что они последние в цепочке и не вы-держав, стрельнул в них. В тот момент, в этом невероятном шуме убитых не обнаружили. Обратно же они шли не стреляя. Проходя мимо меня два госсоветовца сели рядом с забором, где я прятался, и стали разговаривать. Остальные пошли чинить подбитый танк. Мне некуда идти. Одели гусеницу, но завести не смогли. Ларек, стоявший рядом, они разграбили и стали курить сигареты. Этим, двоим, тоже подкинули. В это время раздались выстрелы со сторо-ны Очамчиры. Стреляли из двух автоматов. Два моих «охранника» бросились на животы и залегли в сторону Очамчир. Используя это время, я вылез из болота, и полез через кукурузное поле. И так дво-рами, вдоль трассы пошел в сторону Ткуарчала.
После узнал, что Вианор Гварамия и Вова Багателия, решив меня вытащить из этой критической ситуации, в гражданской оде-жде пошли вниз к перекрестку. И как раз столкнулись с прочесы-вающей цепью. Их заметили и скрутили. Гранату они успели вы-кинуть, а пистолет Вианора нашли. Их стали избивать, показали им убитого Валеру Нарсия, убитых и раненых грузин, которых убили, когда те подъезжали сидя верхом на БМП. Ребят хотели расстре-лять, но им повезло, – они отправили их в Галскую тюрьму. В Гал-ской тюрьме уже сидели ребята с Охурейского поста с командиром Х. Бганба.
До Ткуарчала меня довез молодой парень Ахсалба на «БелА-Зе». Было уже 5 – 6 часов вечера. В военкомате, встретив полков-ника В.Ш. Какалия, я доложил о том, что было. В это время с боя-ми через Адзюбжу прибыла и группа «Катран» ВВ РА. Получив новое задание, с вооруженными ребятами мы поехали в Меркулу, а после с частью гражданских лиц забрали труп Валеры Нарсиа. Гру-зины стояли там на танках и не воспрепятствовали этому. Все-таки, был первый день войны и такой жестокости не было, которая поя-вилась в следующие дни…»


Из «Дневника войны» Н. Какубава,
командира группы «Скорпион»
Героя Абхазии:
«1-й бой. 14 августа вечером ходили на перекресток… Бой был очень невыгодный для нас».


Динвар Асландзия:

«… У Меркульского поворота я нашел Резо Гогиа. Он сказал, что задача, поставленная В. Какалия такова: одна группа с эстака-ды должна была обстрелять танки из самодельных НУРСов, вторая – моя группа – выйти к месту дневного боя и обстрелять личный состав, а третья группа – к Охурейскому посту. Первую группу возглавил Резо Гогиа – 15 бойцов, третью – Рауль Туйба - 15 бой-цов, в моей – тоже 15 бойцов. Всего 45 человек. Операцию должны были начать в двенадцать ночи.
За час до назначенного срока, мы начали пробираться к трассе. Вдруг со стороны первой группы, которая шла по рельсам на эста-каду, началась стрельба. Оказывается, в кустах перед мостом у же-лезной дороги, госсоветовцы устроили засаду. Двое погибли, одно-го ранили. Погибли Резо Гогиа (присвоено звание Героя Абхазии – посмертно) Валера Квициния (награжден медалью «За отвагу» по-смертно) и ранило Рустема Цушба (погиб впоследствии в октябре 1992 года, присвоено звание Героя Абхазии – посмертно). Саша Ачба и еще несколько успели отстреляться. Танки открыли огонь в ту сторону. Со своей стороны мы тоже открыли отвлекающий огонь. Где-то с полчаса шла перестрелка, затем утихло. Мы верну-лись к автобусу. Но автобуса не было на месте. Некоторые ребята нас ждали, которые сказали, что на автобусе отправили раненого и подвернувшего ногу ополченца. Пошли пешком и уже в Акваске встретили наш автобус, который и довез до Ткуарчала. В Ткуарча-ле полковника В. Какалия уже не было – оказывается, он с провод-ником Гурамом Какоба и другими ребятами через горы все-таки ушел в Гудауту по приказу из Гудауты, с целью снабжения Ткуар-чалской стороны вооружением и разобраться в обстановке….»


Из военного дневника Н. Какубава:

«2-й бой. 23 августа 1992 года. Село Кутол… Жестокий бой, убит один, ранен в ногу один. Погиб Гурам Зарандия (Тутик), ра-нен Какубава Амиран.»


Из воспоминаний
Р. Джелия,
зам. командира группы «Скорпион», впоследствии командир группы «Гроза», Герой Абхазии:

«В августе 1992 года группа «Скорпион» была вызвана в с. Кутол Очамчирского района, где была разработана операция по уничтожению госсоветовского формирования «Белый орел», кото-рое базировалось в средней школе с. Тамыш. Но разведгруппа «Скорпиона» узнала, что грузинская военная техника прорвала аб-хазскую линию обороны в местечке «Чааркыт» с. Кутол. Группа «Скорпион» последовала в это место и заняла позицию рядом с домом местного жителя Сакания. Так как оружие было не у всех, то позицию заняли вместе с командиром Н. Какубава и его замес-тителем Р.Джелия еще двенадцать бойцов, имеющих оружие.
Мимо были пропущены две БМП, которые проехали в сторону с. Джгерда. Но автомашина ЗИЛ-131 с госсоветовцами на борту, была нами обстреляна.
Было убито четыре госсоветовца, а из группы «Скорпион» в перестрелке погиб Гурам (Тутик) Зарандия, ранен Амиран Какуба-ва. Группа приобрела четыре автомата с боеприпасами, которые были распределены между бойцами «Скорпиона».

Из военного дневника Н. Какубава:
«3-й бой. Село Моква – без потерь».


Из воспоминаний
Э.Ю.Кархалава,
бойца группы «Скорпион»,
награжден медалью «За отвагу»:

«Пока я попал в группу «Скорпион», с неделю ходил в горком в надежде получить оружие. Записался в список будущих бойцов. И там случайно встречаю своего друга, с которым вместе работал на заводе «Заря» - Орданбея Гемуа (Чиа). В разговоре с ним я ска-зал, что до войны служил в десантных войсках и был гранатомет-чиком, кстати, об этом я и в списке указал. Орданбей, оказывается, уже состоял в группе Н. Какубава и сказал, что им как раз нужен гранатометчик.
Через два-три дня О. Гемуа, как и обещал, подъехал ко мне на квартиру и позвал. В машине сидели ребята, рядом лежал гранато-мет. Чиа говорит: «Если хочешь, гранатомет достали. Давай к нам в группу». Я сел в трехмостовой «КАМАЗ» – будку и мы поехали к горкому. С этого дня и до конца войны я прослужил гранатометчи-ком в группе Н. Какубава.
Первым боем для меня был бой в с. Моква, куда нашу группу вызвали по рации.
Операция проводилась совместно с группой «Катран» ВВ РА и группой из бойцов с. Моква. Нам сообщили, что в с. Мокву в верхний чайсовхоз вошли госсоветовцы в составе БТР и двух взво-дов личного состава. К трем-четырем часам дня наши объединен-ные группы подъехали к селу. Машины оставили перед чайсовхо-зом и в количестве двадцати – двадцати пяти человек по трассе вошли в деревню. Там стоял невообразимый шум, который учини-ли мародерствующие госсоветовцы. Они  стреляли, кричали, руга-лись… Наше появление для них было неожиданностью, так как ча-совых вообще не было у них. Завязалась перестрелка. Госсоветов-цы свернули с трассы вместе с БТР-ом и укрывшись за лесными насаждениями продолжили стрельбу. Через минут пять-десять по-сле перестрелки установилось затишье. Володя Анцупов говорит: «Не нравится мне эта тишина, давайте отойдем». Все-таки грузин было намного больше нас. Мы начали отход. В. Анцупов оказался прав – они пошли в наступление, используя БТР-овский крупнока-либерный пулемет. Следом, растянувшись цепью, стреляла пехота. Отстреливаясь, мы отошли в лощину. Вскоре подошли еще воору-женные абхазские ополченцы. Но госсоветовцы дальше уже насту-пать не рискнули. К тому времени стало темнеть, а мы в свою оче-редь, ночью не начали контрнаступление…»

Из военного дневника Н. Какубава:
«4-й бой. 5 сентября 1992 года. Атара Абхазская, сванское се-ло, бой без потерь для нас, операция проведена успешно».

Из воспоминаний
Р.Джелия
зам. командира группы «Скорпион»:
«5 сентября 1992 года группа «Скорпион» вместе с другими группами Восточного фронта, приняла участие в бою в селе Наа, рядом с Атара-Абхазской. Стояла задача – очистить от госсоветов-цев данное село, так как их нахождение там угрожало тылу г. Тку-арчала. Операция прошла успешно для абхазских партизанских формирований.  В этом бою «скорпионовцы» приобрели трофеи – один СКС, калибра 7,62 мм. и трактор Т-62, где впоследствии бой-цами «Скорпиона» был установлен восьмиствольный НУРС.

Из военного дневника Н. Какубава:
«5-й бой. 26 сентября 1992 года. Село Меркула. Бой там шел долго – шесть часов. Меркульцы сдерживали натиск противника, мы пришли на помощь. Было подбито четыре БМП и один тяжелый танк. Врагу удалось увести все, кроме двух БМП. Они были приво-лочены нами в город, тащили всю ночь, через два дня были отре-монтированы. В бою погиб местный парень Николай Луц».


Из воспоминаний
Э. Кархалава
бойца группы «Скорпион»:

«Когда мы подъехали в Меркулу – уже шел бой отряда Лакута Зарандия с госсоветовцами. Кстати, к этому времени, там была на-ша первая позиция, самая ближняя к грузинским позициям.. когда мы подъехали, то уже было видно, что грузинские солдаты вытес-нили наших из занимаемой позиции. Перед абхазским окопом стояла грузинская БМП, а вокруг ходили госсоветовцы. Бой в Мер-куле до нашего прибытия приняли семь-восемь меркульцев. И они подбили две БМП и один танк. То есть бой уже был принят. Нас было до восьмидесяти бойцов. Сразу пошли в наступление. Госсо-ветовцы начали отходить…»
Из воспоминаний
Роланда Джелия,
 командира взвода Моквского батальона, впоследствии бой-ца группы «Гроза», награжден орденом Леона:

«Двадцать шестого сентября 1992 года наша маленькая группа тоже подоспела на помощь меркульцам, когда погиб Николай Луц. Я подъехал на своей «Ниве» с семью бойцами. Две БМП уже стоя-ли подбитые Н. Луцем, третья шла вместе с пехотой по беслахуб-ской трассе прямо на нас. Вижу одного гранатометчика из наших, у которого из-за высокого сетчатого забора не получался выстрел. Я находился по другую сторону забора. Кричу: «Давай гранатомет». Беру у него оружие и выхожу на трассу. А гранатомет впервые в своей жизни держу в руках . После его подсказки, я навожу грана-томет и выстреливаю. Как говорят игроки – новичкам везет! Попал прямо в башню. Движение противника остановилось. Тут появля-ется четвертая БМП, которая стреляла в нас. Уверен, что я нахо-дился в шоке. Этот выстрел, стрельба со всех сторон… в общем, я еще четыре раза выстрелил из гранатомета. В результате эта БМП тоже остановилась. Становилось темно. Бой потихоньку затихал. Кстати, до конца боя на наших минах подорвался грузинский танк, который объезжал подбитые БМП. От взорвавшегося рядом танко-вого снаряда, я был контужен. Но не в силах остановиться, после боя вместе с другими ребятами подошел к подбитой мной второй БМП и снял с нее грузинский флаг. Один из трофейных БМП был назван именем Николая Луца, геройски погибшего в тот день обо-роны села Меркула.

Из военного дневника Н. Какубава:

«6-й бой. 12 октября 1992 года. Очамчира. Перекресток, бой был очень ужасный для нас, была ошибочная расстановка сил, бой закончился для нас неудачно. Ранены десятки, погиб один – Автан-дил Берзения.»
«Несмотря на то, что основная задача по захвату Очамчира не была выполнена во время 1-й Очамчирской операции, все-таки урон противнику был нанесен тогда нашими подразделениями» - вспоминает начальник штаба III-го полка майор И. Гамисония.


Из воспоминаний
Седыл-оглы Гарри,
бойца группы «Скорпион»:

«В 1-м наступлении на Очамчиру кроме нашей техники – од-ного БТР и двух БМП (одна из них «Н. Луц») в этой операции практически участвовали все партизанские группы Восточного фронта. По беслахубской  трассе рано утром ехала наша техника с группами «Катран», «Скорпион», комендантским взводом и други-ми. Они должны были ехать по трассе до перекрестка. Другая часть, состоящая из минометчиков и гранатометчиков, была на-правлена тоже туда, но с правой стороны от перекрестка. Когда вышли на исходную – мы начали стрельбу. А другая часть наших, при въезде в Беслахубу столкнулась с двумя грузинскими танками,  которые подбили наш БТР. Когда  стали стрелять наши БМП и пе-хота, грузинские танки вернулись к перекрестку. Нас гранатомет-чиков и минометчиков тоже пустили за БМП по трассе к перекре-стку. Вместе с нами вся оставшаяся пехота. При подходе к пере-крестку первый БМП тоже подбили с танка и осколками зацепило многих. Осколком был ранен в ногу боец «Скорпиона» Роберт Эмурхба (Цыган) (награжден медалью «За отвагу»). Второй БМП, подбитый тоже, но сумел задним ходом вернуться на исходную по-зицию. В общем, наступление наше захлебнулось. Нам пришлось отступить. Но Беслахубу мы заняли плотно и с этого дня наши по-зиции начинались не с Новой Акваски, а с Беслахубы. Фронтовая граница была отодвинута от г. Ткуарчал ближе к центральной трас-се. И капитальная позиция там у нас была уже до конца войны. В первой БМП погиб Автандил Берзения – боец из комендатуры, был ранен Дима Чхетия из «Скорпиона». Как и из других групп Вос-точного фронта, бойцы «Скорпиона» участвовали все.

Из военного дневника Н. Какубава:

«7-й бой. С. Киндги. Нас было сорок пять человек. Противник использовал тяжелую технику, бой шел три часа. Ребята проявили себя достойно. Противник был остановлен, в плен взято несколько человек, на которых обменяли наших мирных пленных. Противник в отместку за поражение при возвращении зашел в поселок Киндги и зверски расстрелял больную оспой двенадцатилетнюю девочку, ее бабушку и дедушку».


Из военного дневника Н. Какубава:
«8-й бой. С. Охурей. Бой без потерь. Из-за несогласованности в руководстве операцией в село вышла только группа «Скорпион», остальных групп не было. После перестрелки мы оставили село».

Из воспоминаний
Эмурхба Роберта Сергеевича (Цыган)
бойца группы «Скорпион»,
награжден медалью «За отвагу»:

«Мы приехали в Пакуаш и пошли на Охурей. Гурам Какоба возглавлял эту операцию. Кроме «скорпионовцев» были Тенгиз Пипия, Зурик Адлейба, Джугли Цулукия и поквешские ополченцы. Короче, нас стало до восьмидесяти человек. По реке Галидзга дош-ли до трассы. Разведчики пошли вперед, сказали, что никого нет. По предварительным данным – должен был быть БТР. После того как разведка сказала «все чисто», мы вышли на обочину перед трассой. Сурам Багателия, Володя Гоголин, Джамбул Аршба, Те-мур Чкадуа и я пошли по трассе влево, а другие, тоже несколько человек - вправо. Через пятьдесят – семьдесят метров мы заметили какой-то силуэт и сразу перешли на обочину. Было очень темно. Подойдя поближе, мы увидели грузовую машину и услышали от-туда грузинскую речь. Гоголин остался у кустов, а мы пошли к машине поближе. Слышу звук открываемой и закрываемой дверцы. Вышел госсоветовец, накрытый пленкой от дождя, и пошел на мою и Джамбула Аршба сторону. В руках держит автомат. В этот мо-мент Джамбул поскользнулся на бруствере, я решился – вроде на меня грузин с автоматом идет, асфальт кончается, карабин на взво-де. Привстал, чтобы стрелять. А Джамбул только хотел прилечь, как раздалась длинная очередь. От выстрелов госсоветовец подско-чил и отлетел. Автомат упал далеко от него. Слышим крик Гоголи-на: «Стреляйте в машину». Мы начали стрелять в кузов. Внезапно рассвело, хотя операцию мы начали в три часа утра. Стоит машина исковерканная. Вижу, из кузова пули вылетают трассирующие. В этот момент слышим: «Отход, отход». Наши подали знак ракетни-цей и стали отходить. Не успели мы отойти от этого места, как сверху, метров двести от нас начал стрелять ДШК. Выстрелы слы-шим и поняли, что БТР во дворе дома стоит. Володя говорит: «стреляйте туда, откуда стреляют». А потом быстро отходим. Но уже никого из наших нет. Мы заблудились. Но тут Джамбул Аршба вспомнил, что по дороге сильно воняла околевшая лошадь. По за-паху мы вышли на нее. Дальше Гоголин командует: «Я стреляю, – вы отходите. Когда закончу я, вы стреляйте – я отхожу». Так и от-стреливались. Сами слышим, как пули свистят, и видим, как от пуль кукуруза отваливается. В это время со стороны перекрестка началась стрельба, где стояли госсоветовцы. Фактически эти две грузинские позиции стали расстреливать друг друга. Через некото-рое время мы вышли к своим».


Из воспоминаний
И. Гамисония,
начальника штаба
3-го Ткуарчальского полка:

«В те дни, седьмого октября 1992 года командующим фронтом Восточного направления избрали начальника штаба Восточного направления обороны Абхазии майора М. Кишмария, он был из-бран на совещании командиров рот, отрядов и отдельных групп фронта восточного направления. Кроме них присутствовали члены ВС РА Гурджуа В.Г. и Адлейба Д.А.»

Из военного дневника
Н. Какубава:

«Мы должны были взять город Очамчиру. Я вошел с ротой в 3 часа ночи в город. Мы незаметно дошли до гостиницы 16-этажной, что стоит на берегу моря. Нас заметили, началась перестрелка. Но перевес был на нашей стороне: мы огнем прошли практически весь город. Нас должны были там поддержать со стороны группы (Деда) – Бориса Пачулия, но этого не случилось, при возвращении домой погибла практически  вся группа Деда. Со стороны Меркулы должна была спуститься группа Лакута. Мы остались одни внутри города в количестве 65 человек, практически без шанса на выход из города, нас должны были поддержать с моря 200 человек и два танка, но шторм не дал высадиться… погиб один – Вахтанг Цецх-ладзе, ранено около десяти человек. Ребята в количестве 10 чело-век, пока остаются в городе. Мы выбрались чудом».


Из воспоминаний Р. Джелия,
зам. командира группы «Скорпион»:

«26 октября – II Очамчирская операция. Участвовали почти все группы Восточного направления обороны Абхазии. Среди них группы «Скорпион» (командир Н. Какубава), «Ласточка» (коман-дир О. Ломия), отряды Лакута Зарандия, Деда Пачулия и другие. Задача – встретить баржу с вооружением и взять Очамчиру.
Группа «Скорпион» была поделена на два взвода: первым ко-мандовал Н. Какубава (командир «Скорпиона»), вторым – Р. Дже-лия (зам.командира). Двум разделенным взводам была дана коман-да встретить баржу с моря, из Гудаут в районе с. Гудава. По пред-варительному плану группа «Скорпион» должна была объединить-ся с группой Деда Пачулия, которая на тот момент состояла из пер-вобедийских бойцов и группы Нодара Кварчия, прибывшей нака-нуне в Ткуарчал из Гудаут.
В ту ночь шел проливной дождь. На море штормило. Бойцы Деда Пачулия и Нодара Кварчия разожгли сигнальные костры на берегу. Но барже не удалось подплыть к берегу и высадить десант. Тогда объединенный отряд Б. Пачулия и Н. Кварчия вошел в г. Очамчиру, устроил перестрелку с госсоветовцами. А при отходе нарвался на засаду, где трагически и геройски погиб почти весь от-ряд…»

Эдик Кархалава:

«Когда мы подошли к шестнадцатиэтажке, то там вовсю шла гулянка на втором этаже. Ребята говорили, что там какая-то деле-гация из Тбилиси. Вокруг гостиницы было полно машин. По на-шим же сведениям здесь должна была быть солдатская казарма. Когда мы слишком близко подошли к зданию, то нас заметили, на-чалась перестрелка. Мы стали стрелять в здание и по грузовым машинам. Понемногу рассветало. Все-таки мы шли долго по мар-шруту из-за дождя и незнания дороги. К тому же наш связист по дороге утерял антенну и мы никак не могли наладить рацию. Пред-варительный план никак не сходился с реально сложившейся си-туацией. Мы не объединились с группой «Деда» и десантом, ника-ких выстрелов в городе не слышали. У гостиницы остались восемь бойцов, в том числе я, а остальные около семидесяти человек по-шли в центр Очамчиры.


Роберт Эмурхба:

«Я был среди тех, кто через город пошел от шестнадцатиэтаж-ной гостиницы. Каждый перекресток приходилось брать боем. Впереди нас шел с пулеметом Сурам Джинджолия. Очень отважно тогда он себя показал. Вышли мы к детскому автодрому, качелям. Видим вооруженных госсоветовцев, до трехсот человек. После не-долгой перестрелки повернули назад и, найдя «дыру» в одном из перекрестков, выбрались к Беслахубе. Хотя от шестнадцатиэтажки мы вышли до семидесяти бойцов, по дороге группками отходили, кто как мог. Некоторых ранило – они оставались там, некоторые даже два дня в Очамчире находились, пока вышли к своим. В плен попали Вахо Ласурия, Отар Матуа, Омар Матуа, Амиран Джопуа «Чыркина», Вахтанг Цецхладзе, Ваня Гуния. Кроме Вахо Ласурия всех убили в плену.
А Гена Кархалава (Гаубица) - погиб у шестнадцатиэтажного здания…»

Из военного дневника Н. Какубава:

«10-й бой. 1 – 2 ноября с. Цагера. Рота выполнила задачу: вы-ходили на центральную трассу в районе питомника. Были обстре-ляны грузинские позиции. Вернулись без потерь».

«11-й бой. 6 декабря 1992 года с. Кочара. Я поехал с десятью бойцами на помощь в Кочару. Когда пришли туда, окопы наши об-стреливались с высотки. Мушни Хварцкия спросил: «Могу ли я взять высотку, откуда стрелял противник?» Я с группой пошел на штурм и тогда Мушни пошел рядом со мной во время взятия высо-тки. В это время в нас полетела граната – Мушни был убит, еще одного парня ранило в ногу. Он просил о помощи, я ему перевязал рану.  Робик спустил Мушни вниз. В этот день мы уничтожили 3 танка, потеряли пять человек, но удержались на месте».

«12-й бой. 26 декабря – массированная атака врага по всей ли-нии фронта. Наша группа участвовала активно».


Из воспоминаний
Хажомия Бронислава Вячеславовича,
бойца группы «Скорпион»:

В группу «Скорпион» я вошел как боец со 2-го октября 1992 года, а до этого находился в военктомате вместе с Эмзаром Гемуа, Асланом Джинджолия, Вахтангом Зантария и другими. Готовили самодельные взрывчатые вещества. Скоро мне это надоело, и в конце сентября я подошел к Нодару Какубава – командиру группы «Скорпион» и попросил, чтобы он записал меня в свою группу. «Оружия не имею», - ответил он. Я сказал: «Мне все равно». Тогда мне выдали гранатомет. 2-го октября я  пошел на позицию в Бесла-хубу с Раулем Сарсания, Эмиром Качабава, Аликом Багателия, Славиком Дочия. Я тогда был в беслахубской шестой позиции «Акакан». В ту ночь я впервые понюхал «пороху». Почти всю ночь нас обстреливали из миномета.
В беслахубской позиции я был приблизительно полтора меся-ца, после перешел на позицию в Бедию, где часть «скорпионовцев» тоже дежурила. Казарма наша находилась в Бедийской школе.
26 декабря 1992 года грузины начали всеобщее наступление в районе Бедийского направления с 6-30 час. утра. Проснулись мы от выстрелов. Снега было выше колена. Грузинская пехота пошла на нас с Чхуарталского поворота – из рядом находящегося села, кото-рое занимали они. Шла одна пехота до двухсот человек. Бой длился часа четыре – пять. На второй день Лаврик Миквабия – командир Бедийского батальона, рано утром взяв несколько бойцов и меня с гранатометом, повел нас на грузинские позиции в с. Чхуартал, от-куда они начали наступление. Было три часа ночи. Обойдя грузин-ские позиции с тылу, мы обнаружили, что они отошли вглубь села. По рации вызвали остальных и заняли полностью всю позицию. А во время дневного боя, они снова отошли на свои прежние позиции – напротив 1-й Бедии, где и сидели до этого наступления с начала войны.
В этом бою у Лаврика Миквабия было до двадцати своих бой-цов, а «скорпионовцев» пять человек, бедийцев тоже пять человек. Среди нас был Леван Логуа, семью которого госсоветовцы Грузии взяли в заложники во время наступления. Они заняли оборону в его доме. Часа два мы не шли в наступление из-за его семьи. Но после решили атаковать максимально осторожно, чтобы случайно не причинить вреда его семье. Во время наступления я даже зацепил цоколь его дома. Госсоветовцы бежали из дома. А семья осталась в живых.
Один раз под вечер, после этого боя, когда мы находились на занятых позициях, – слышим очереди из «зениток», из пушек, из танков, БМП – и все выстрелы почему-то в воздух. Выстрелы шли из с. Чхуартал. На второй день мы поняли, в чем дело. Оказывает-ся, грузинское телевидение засняло этот холостой «бой» и пустило по грузинскому телевидению. Это было очень смешно – как в кино. По телевизору говорили, что вчера прошел бой, и при этом показы-вали позиции, где, якобы, шел «бой».

Из воспоминаний
Гогуа Дениса Максимовича,
бойца группы «Скорпион»,
награжден медалью «За отвагу»:

«Общее наступление грузинских войск началось 26 декабря 1992 года не только в Бедийском направлении, но и в Беслахуб-ском. На беслахубских позициях, кроме беслахубской роты, посто-янно несла дежурство и часть бойцов «Скорпиона». После 2-й Очамчирской операции 26 октября 1992 года я тоже там постоянно дежурил, не считая общих выездов «Скорпиона» по всей линии фронта, когда нас срочно вызывали.
В тот день 26 декабря, наступление грузин началось в 12 часов дня. Это было похоже на психическую атаку, как в фильме про Ча-паева. Грузинские солдаты шли в полный рост на наши окопы, оде-тые в гражданские костюмы. Рауль Пилия командовал нашим взводом «Скорпион», а Мирон Закарая всей позицией – как на-чальник штаба Беслахубского батальона.
Грузины шли плотным строем, с автоматами наперевес, ведя огонь по нашим позициям. Мы их подпустили до тридцати метров и начали ответный огонь. Мы сначала подумали даже, что это на-ши. После боя, когда мы их атаку отбили, они пришли за трупами, просили, чтобы мы им вернули пятнадцать убитых. Но их у нас не было, оказывается, кто-то из них сам запрятал своих убитых в ку-курузном поле, вечером после боя. Бой этот шел до позднего вече-ра. А за убитыми они приходили на второй день.
В этом бою грузинский БТР подбил боец Асландзия из штаб-ной группы Ткуарчала выстрелом из гранатомета. В тот день в на-ступлении со стороны грузин принимал участие и отряд местного жителя Цабрия. Называл он свой отряд «Цабриони». В основном этот отряд состоял из местных жителей Беслахубы – мингрельцев. При наступлении грузин погибли два бойца из «Скорпиона» – Га-буния Гурам и Черкезия Амиран. 26 декабря 1992 года во взводе Рауля Пилия (командира взвода «Скорпион») на позиции находил-ся практически весь взвод. Среди них: Мурман Качабава, Игорь Гемуа, Рамаз Кварчия, Северьян Гогуа, Шалва Хинтуба, Тамаз Цу-лукия, Гарик Седыл-оглы, Нодар Багателия, Славик Дочия, Даур Какубава, медсестра Нани Тория, ее родной брат и другие».


Из военного дневника  Н. Какубава,
Командира группы «Скорпион»:

«13-й бой. Село Лабра. 5 марта 1993 года. Бой принимали группы «Скорпион» и «Гроза» из Ткуарчальского батальона быст-рого реагирования. Бой был успешным, но при контратаке при-шлось бой принимать только группам «Скорпион» и «Гроза» по-гибли трое, все ткуарчальцы. Контратаку удалось отбить. После мы вернулись на место дислокации. По некоторым причинам после нас село было сдано врагу, затем обратно отбито».

«14-й бой. Март 1993 года. Тяжелый бой, в котором принима-ла участие группа «Скорпион», проходил на подступах к Бедии. Бой шел двое суток. Отличились в бою Тенгиз Гемуа и Тимур Чка-дуа, который вторично был ранен в этом бою за время войны».

«15-й бой. Март 1993 года. Бой на подступах к Бедии. Про-тивник хотел пройти через Бедию в Ткуарчал. С остальными груп-пами, в бою участвовала и группа «Скорпион». Бой шел сутки. В бою отличились: Вахтанг Маан, Валера Гогошвили. Противник был остановлен.

Э. Кархалава:

«Разведчиками ВФ из радиоэфира была перехвачена инфор-мация о готовящемся наступлении грузинских воинских формиро-ваний в районе сел Патрахуцы и Бедии. Взвод «Скорпиона», кото-рым командовал Вахо Маан, был туда направлен. Наш взвод до 1-й Бедии доехал на грузовике, а дальше, к Бедийскому храму пешком. Там у храма располагалась абхазская позиция из патрахуцских ополченцев. Оттуда уже ночью пришли в штаб, где и переночева-ли. Утром нас накормили, а потом патрахуцовцы стали показывать свои позиции. В это время неожиданно начался обстрел со стороны противника. Я с Вахо Маан сели в окоп и осмотревшись, заметили БМП, которая из пушки стреляла в наш окоп,  перекрывший Бе-дийско-Патрахуцскую дорогу. После пушечного обстрела пошла грузинская пехота. Их наступление держали кроме нашего взвода и патрахуцская группа, где я запомнил и Темура Ханагуа. Фактиче-ски бой продолжался с утра до наступления темноты. Атака про-тивника была отбита. Одного нашего ранили. К вечеру мы, заняв их позицию, обнаружили одного убитого госсоветовца, которого они не успели забрать при отступлении. Ребята наши сражались дружно: Вахо Маан – наш командир взвода, Валера Гогошвили, Темка Чкадуа, Тенгиз Гемуа, Джон Габуния, Бесик Лорткипанидзе и другие.
В процессе боя нас обстреливали также из танка и зенитной установки. Подмога нам подоспела со стороны Бедийского храма: Алик Аршба с бедийцами и рекинскими бойцами. Был момент, ко-гда В. Маан, пока я побежал за боеприпасами, оставался один в окопе с одним рожком патронов… Вахо Маан награжден орденом Леона».

Из дневника Н. Какубава –
командира группы «Скорпион»:

«16-й бой. 15 апреля 1993 года. Гора «Лашкендар». В два часа тридцать минут ночи нас подняли по тревоге. Противник был за-мечен на горе «Лашкендар» нашими разведчиками. Мы поднялись на вершину в девять утра, подошли незамеченными, благодаря проводникам (один из которых был Арда Самсония). Бой начался в девять пятьдесят. Он шел до 19-00. Бой был тяжелый, учитывая горную местность. Противник сопротивлялся ожесточенно, так как, если бы они здесь еще оставались некоторое время, то смогли бы обстреливать с этой горы любую точку города, любые наши пози-ции. Это была стратегическая точка.
Два раза подлетал их вертолет, забирая их оттуда: и убитых и раненых тоже.
Кроме группы «Скорпион» в этой операции участвовала и группа «Ласточка». Отличились Славик Дочия и Роин Квициния, они же и были ранены, также и командир «Ласточки» – Отар Ло-мия и Игорь Гемуа.
Противник был изгнан с сопки, было взято много боеприпа-сов, палаток и бинокль».


17-й бой. 1 июля 1993 года.
Тамышский «коридор»:

«Восточный фронт должен был пробить коридор к морю для того, чтобы подошли наши корабли с боеприпасами и десантом. Операция была самой крупной и оправданной из предыдущих. «Скорпион» должен был освободить участок Ануа-рху, чтобы от-туда враг не мог обстреливать наши части, которые прочищали проход к морю. Операция началась 2 июля 1993 года в 7 часов ут-ра, хотя планировалось начать в шесть часов. «Скорпион» пошел на Ануа-рху, который был у врага длительное время, где погибли наши славные братья Зантария, в том числе Даур Зантария («Дым»). Ребята-проводники очень точно подвели нас к позициям врага. Это были отважные тамышские ребята, которые воевали с первого дня. Мы в бой вступили сразу. Мы очень быстро овладели высотой. Через 18 минут бой был завершен. Но высоту держали всего часа два. Причина в том, что с правой стороны от  нас долж-ны были к этому времени освободить Киндги другие наши подраз-деления, но, к сожалению, к тому времени еще враг находился на месте – практически сзади нас. Один танк поднялся в обход сзади, другой – прямо спереди. По шедшему спереди танку было выпу-щено три гранатометных выстрела, все попали в цель, но танк так и шел вперед. Нам пришлось отойти. При отходе взяли ДШК и не-сколько гранатометов. Мы спустились в низину и заняли позицию от центральной трассы до моря со стороны Сухума.
Временами нас сменяла группа «Дельфин», которая также принимала бой в этом направлении. Прямо на нас шел танк со сто-роны Сухума для прорыва нашей обороны. Танк был уничтожен Виктором Хинтуба.
Во время этой операции был момент, когда хотели сложить оружие солдаты врага со стороны Сухума, но что-то помешало им. Некоторые наши ребята плакали, полагая, что это уже конец вой-ны. Но все радости оказались преждевременными. После этого по-гибло много ребят. Нас бомбили с моря из РБУ (ракетно-бомбовой установки), с воздуха – самолетами и с двух сторон с суши из всех видов орудий;  каждый квадрат поражался артиллерией врага. Мы стояли насмерть со стороны Сухума, казалось, что это наш послед-ний бой, но все же мы сумели принять баржу с установкой «Град», боеприпасами, десантом.
Во время этой операции мне, командиру роты «Скорпион», пришлось два раза выезжать в Ткуарчал и привозить с собой для удержания коридора резервы. Но все же на девятый день враг предпринял атаку всем имеющимся арсеналом вооружения. К это-му времени у нас из имеющихся шести танков осталось два танка – один из них не на ходу, остальные подорвались. Враг пошел со стороны Очамчира. Наша группа «Скорпион» наполовину осталась в окружении. Враг занял дорогу. Вышли мы с помощью проводни-ков по территории Киндги  под прикрытием сильного огня группы «Ласточка». Наши обе машины были повреждены бомбами…В «коридоре» были только полевые командиры, не было человека, который мог бы навести порядок непосредственно…  Лично я счи-таю, что мы были в состоянии удержать этот плацдарм…
Нас обрадовала весть о том, что наши взяли Шрому…

Э. Кархалава, Г. Седыл-оглы,
бойцы группы «Скорпион»:

«Как нам объяснили, основными задачами операций в Тамыше было перекрытие на два дня центральной трассы, ведущей в Су-хум, и обеспечение высадки десанта из Западного фронта для от-влечения грузинских сил от Западного фронта.
Группа «Скорпион» участвовала в операции полностью. У нас стояла задача подняться в местечко Ануа-рху, где находилась гру-зинская позиция, занять ее, чтобы отвлечь их для захвата другими группами трассы. Сбор сил проходил в с. Кутол. Оттуда каждое подразделение Восточного фронта направлялось по своим задан-ным местам. Тамышская группа «Катран» во главе с Зазой Занта-рия еще ночью заняла позицию на берегу моря – в месте высадки десанта. Группа «Ласточка» под командованием Отара Ломия должна была выйти на трассу со стороны Киндги. А на трассу шли со всеми и остальные военные подразделения Восточного фронта. Мы должны были одновременно начать операцию по занятию от-резка трассы.
Группа «Ласточка» по причине сложности занятия позиции начала наступление позже намеченного срока. В это время начался бой. Наша группа тоже пошла на Ануа-рху. Позиция была взята за восемнадцать минут. Там были окопы, блиндажи. Оттуда мы со-гнали госсоветовцев. Но, когда пошла их тяжелая пехота, нам при-шлось отойти. Гарик Седыл-оглы из гранатомета, который он при-обрел во время наступления, три раза выстрелил в грузинский танк, но не смог его остановить. С другой стороны тяжелая грузинская техника тоже пыталась нас обойти. Потому мы и отошли. Были ра-нены Вадик Аргун и Нодар Багателия. Ануа-рху грузинские фор-мирования вновь заняли. Но мы вместе с остальными группами вышли на трассу по центральной кутольской дороге. И коридор был открыт от Цхенскара до Тамышской средней школы. Вместо двух дней мы продержались восемь дней. Часть нашей группы, как и группа «Гроза», в последний день попала в окружение. Танки, БМП противника растянулись по трассе и местные ребята из групп Восточного фронта помогли выйти нашим из кольца. В окружении были бойцы взвода Вахо Маан. Вышли мы без потерь.

Из воспоминаний
Анатолия Сергеевича Тарба:
бойца ВМФ РА, участника Тамышского десанта

«Перед июльской операцией по высадке десанта в Тамыше ле-том 1993 года десант находился в Мюссерах во главе с Лакутом За-рандия. В десанте участвовало две баржи. На одной – десант, на второй – грузовики с боеприпасами и «Градом». Кроме этого два катера по десять десантников, не считая экипажей катеров. На на-шем катере мы везли казаков-добровольцев, а на втором – пицунд-ских бойцов. На катере за рулем сидел Игорь Силин, у пулемета – я. Вначале мы высадили десант с катеров. После стали курсировать вдоль берега. Баржу прикрывал «Гриф» – командир Зурик Авидзба. Первой подошла к Тамышу баржа с людьми, которая высадила де-сант ночью. Когда стали выгружать вторую баржу с вооружением, начался обстрел со стороны грузин. Тогда наш «Гриф» поплыв в сторону Очамчир, стал бомбить город для отвлечения огня против-ника на себя. В следующие дни на катере высадили десант в районе Киндги. В те июльские дни с 1-го по 9-е, на моем катере два раза еще выгружали боеприпасы. Один раз мы даже сели на мель и нас обстреливали из миномета. Со мной были Робик Ладария, Игорь Силин. А при высадке десанта: Александр Воинский – командир Гудаутского дивизиона, Евгений Сангулия, Лаврик Ахба, Зурик Авидзба (командир «Грифа»), Лева Хишба, Руслан Гицба (капитан баржи), Гена Авидзба, Коля Авидзба, Ибрагим Авидзба, Игорь До-пуа, Чичико Допуа, Валера Кутелия, Отар Тания, Алик Шанава, Адгур Инал-ипа, Валико Тания и другие.

Из воспоминаний
Эмурхба Роберта Сергеевича («Цыган»):

В последний день Тамышской операции 9-го июля 1993 года, когда мы должны были организовать новые позиции по трассе, мы находились под мостом. Там проходила большая труба, по которой мы передвигались. Наш штаб был в шестидесяти метрах от нас. Я пошел в штаб, и мне сказали, что наши, человек триста, пошли на ферму. А мне с ребятами дали задание – снять шины, чтобы на по-мощь нашим бойцам мог подъехать наш танк. После сообщили по рации, что танк загружен, но не может проехать по той дороге и потому следует взять ПТУРС и взорвать грузинские дзоты. По приказу Вовы Ануа, я с одним из казаков и Виталиком Осия – ко-мандиром «Дельфина», пошли в школу. Я и казак-доброволец по-шли в школу, а В. Осия – за снарядами дальше на позицию группы «Дельфин». Мы с казаком сидели на чердаке и наблюдали за гру-зинскими дзотами, которые были в метрах ста от нас. Из дзотов шел обстрел. Минут сорок прошло, – снарядов нет. Я спустился с чердака и вышел на трассу. Смотрю, стрельба идет. Ничего не по-нимаю. Вернулся снова в школу. Сидим с казаком и курим. После перекура снова спустился вниз. Стою спокойно и жду. Вдруг, во-круг меня пули трассирующие. Ничего не понимаю. Смотрю, – оказывается, стою на танковой мине. Как я встал на нее – не пом-ню. В этот момент слышу шум танка. Обрадовался. Наконец-то, думаю, наш танк объявился. Иду к танку и вижу, – он палит в сто-рону Кутола. «Наверное, это пьяные танкисты» – думаю. Подхожу еще ближе к танку и стреляю из Калашникова в воздух, чтобы они обратили внимание на меня. Наконец-то триплекс  повернулся на меня. Я ему и кричу и показываю «твою мать» – куда стреляешь – наши  там.  Тут    ствол   танка  стал  поворачиваться. Вдруг заме-чаю – грузинский черный флаг и на танке грузинские буквы… В общем, смываюсь оттуда в считанные секунды. Отбежал метров восемьдесят и оборачиваюсь. Думаю, – танк пойдет на меня и не достанет. Я где-то слышал, что в восьмидесяти метрах от танка – невозможно экипажу достать человека. Здесь что-то не то – пуле-метная очередь из танка прямо по мне. Бегу дальше, все-таки, со-храняя эти восемьдесят метров. Вокруг с деревьев ветки падают рядом. Добегаю до школы, где-то с трех метров забрасываю в бли-жайшее окно свой автомат и с фантастической скоростью запрыги-ваю в это окно. В этот момент взрыв снаряда. Я кричу: «Казак, ка-зак! Вокруг грузины, к своим!» Казак спускается с чердака, и мы вдвоем выскочили из школы и бегом к лесу. Наших нигде нет. Уже два часа ходим по лесу. Мы поняли, что грузины прорвали нашу оборону у обезьяньего питомника, потому что основные силы от-туда были перекинуты на взятие и укрепление Ануа-рху. В резуль-тате грузинские войска вошли к нам в тыл.
Через лес мы снова вышли на старые наши позиции и наткну-лись на взвод «Скорпиона» Вахо Маан, который тоже попал в ок-ружение. После, уже с местными бойцами, и благодаря им, мы вы-шли к Киндгскому мосту. Там нашу перебежку через центральную трассу прикрывала группа «Ласточка».

Из воспоминаний
Хажомия Бронислава Вячеславовича
бойца «Скорпион»

«9-го июля 1993 года сидим на позициях в Тамыше, неожи-данно слышим стрельбу из танкового пулемета. Вначале подумали, что это казаки-добровольцы на танке разъезжают по трассе, по-стреливая из ДШК. Оказалось – это окружение. Мы не поверили, и тогда Вахо Маан с несколькими бойцами пошел на разведку, где убедился, что это госсоветовцы, а не казаки. Пока решали, что де-лать, слышим, собак спустили в нашу сторону. Пошли в обход вдоль моря, по лесу. Проводником был боец из «Катрана». Если бы не он – мы не вышли бы из окружения. «Скорпионцев» было до во-семнадцати бойцов, а из «Катрана» и «Дельфина» до двенадцати. Потом мы вышли в район с. Киндги, где нас ждала группа «Лас-точка» и одновременно вела бой с противником. С нашим прихо-дом бой еще минут на пятьдесят затянулся. После боя частями мы вернулись к нашим через с. Тоумыш в Ткуарчал. Честно говоря, там нас уже не  ждали. Вышли из окружения чудом».

Из воспоминаний
Дениса Гогуа,
 бойца группы «Скорпион»:

В последний день Тамышской операции 9-го июля 1993 года, когда мы попали в окружение, то вышли только благодаря мест-ным бойцам из группы «Катран». Выходили из окружения вдоль моря с двух часов дня дотемна. Во время окружения нас заметили две местные женщины-грузинки, которые и сообщили солдатам Госсовета Грузии о нашем местонахождении. Тогда и пустили со-бак по нашим следам. Мы сразу же пошли гуськом. Без жертв, пройдя километров пятнадцать – двадцать, вышли к своим в районе Киндги. Кстати, группа «Дельфин», которой командовал Батал Та-багуа, вышла только через три  дня. Бойца «Дельфина» – выходцы из этих мест и как местные жители – они знали все тропы на своей земле.


Из военного дневника
Н. Какубава
командира группы «Скорпион»:

«18-й бой. «Мишвели». 19 июля 1993 года. «Мишвели» – это гора, господствующая высота в районе Бедии. С этой высотки можно было обстреливать все наши позиции и дорогу, ведущую от Ткуарчала до бедийских позиций. Враг все это знал и занял эту вы-соту без всякого сопротивления, так как наших солдат там не было, не хватало людей. После возвращения с тамышского боя вскоре была поставлена задача, занять эту высоту. В этой операции участ-вовало несколько групп. У нас была задача, т.е. у Ткуарчальского полка, незаметно подойти к позициям врага. Дорога была долгая и трудная. Мы подошли к позиции врага на рассвете. Нас с врагом разделяла большая поляна. Для нас было очень невыгодным насту-пать отсюда, – это означало положить здесь всех. Тогда мы с Лав-риком Миквабия и Отаром Ломия приняли решение отойти назад и найти более удобный подход. Все ждали нашего сигнала. Мы до-ложили, что наступать отсюда невозможно и пошли в обход. До то-го, как мы добрались до намеченной цели, уже бой начался. Бой открыла группа казака Сердюкова (Худой). Эта группа была за спиной у врага, и только боем можно было пройти назад. Одновре-менно в бой вступил со своей группой Леня Аргун. Мы подошли к разгару боя.
Было уничтожено несколько десятков солдат противника из Восточной Грузии. Находящиеся с ними местные жители – мин-грелы, бросили их и убежали. А они, не зная хорошо местности, остались. Там мы захватили минометы, автоматы, пушку. Пушка была доставлена в штаб на боевой машине группой «Скорпион».
На второй день наша группа ушла в город, чтобы переодеться, просушиться и вернуться назад. Позиция оказалась покинутой все-ми. Ночью по тревоге группу «Скорпион» подняли. Практически пустовавшие позиции нами были опят заняты, без разведки, так как на разведку у нас не было времени… Все сослались на усталость, а также была нехватка людей.
На этой горе во время патрулирования на нашего бойца Вале-рия Пилия набросился прятавшийся в кустах грузинский автомат-чик, который оказался отрезанным от своих. Рукопашный бой ме-жду ними длился несколько минут. Наш боец звал на помощь. Ко-гда прибежали ребята, враг был уже убит, а трофейный автомат отобран».


Из военного дневника
Н. Какубава
командира группы «Скорпион»:

«19-й бой. 14 сентября 1993 года. Группа «Скорпион» в соста-ве 150 человек выступила в село Атара в ночь с 13-го на 14-е сен-тября. Задача – перекрыть главную трассу «Очамчира - Сухум» между Кодорским мостом и селом Ахалдабой. Группа «Ласточка» должна была перекрыть движение через мост реки Кодор. Мы вы-ступили в 12 часов ночи из с. Атара. Была очень темная ночь. С помощью местных бойцов-проводников мы приблизились к насе-ленному пункту «Ахалдаба». Мы остановились перед дорогой, где «Ласточка» и «Скорпион» разделились в двух направлениях. «Лас-точка» – к мосту, с целью там укрепиться. При выходе на дорогу нами были захвачены в плен вооруженные солдаты Госсовета Гру-зии. Мы вышли на дорогу. По всей трассе до Цагеры все группы вышли на дорогу. Но клином между нами оставался пункт «Ахал-даба». Вся верхняя часть от центральной дороги к горам была заня-та абхазскими войсками. Мы получили приказ захватить с. Ахалда-ба. Этот приказ получили и другие группы. Мы пошли в атаку, хо-тя были без бронетехники. Продвинулись немного, группа «Скор-пион» потеряла трех бойцов: Тенгиза Какубава, Гарри Хашба, Ба-тала Хеция. Мы отступили. На другой день мы им предъявили уль-тиматум о сдаче. Перед первым наступлением мы также давали им такие условия, на что они и в первый раз отказались. Они отказа-лись и во второй раз. Мы вынуждены были выступить. Наша груп-па пошла по главному направлению – по трассе. «Ласточка» - по левую сторону от трассы. Также были привлечены и другие груп-пы. Мы продвинулись на полсела, – дальнейшее продвижение было невозможно, так как противник окопался и ждал нашего продви-жения. Многие были ранены. Гемуа Арданбея и Хашба Игоря я от-правил за единственным танком. Они привели танк. Мы укрылись за домом. Огонь был с двух сторон: от наших и от врагов. Из груп-пы «Ласточка» погибло 7 человек. Но все же танк помог продви-нуться вперед. «Скорпион» потерял убитыми двух бойцов, не-скольких ранило.
После освобождения села в нем остались  600 женщин и детей. От 50 до 70 воинов противника было убито только группой «Скор-пион». Было взято много боеприпасов и стрелкового оружия. Де-тям и женщинам была оказана первая медицинская помощь. Мы освободили село и поставили охрану, чтобы не было грабежей и насилия. Погибли Квеквескири Румен и Капба Русик».

20-й бой.
16 сентября 1993 года.

«После взятия Ахалдабы мы приехали на похороны друзей. Приехали под утро. Только успели сменить вещи, пошли на похо-роны. Туда же за нами приехали к Баталу Хеция из штаба. Нам ска-зали, что Поквеш нуждается в помощи. Даже не передохнув, ребята поехали на помощь. Вместе с поквешскими ребятами удалось за-щитить село и остановить продвижение врагов к городу Ткуарчал. Они сожгли несколько домов, пытались отвлечь наши силы с «ко-ридора». Я отправил со снарядом ПТУРСа в с. Река Гемуа Ардан-бея. Оттуда рекинцами был уничтожен один танк. А второй танк подорвался на мине. К вечеру мы получили по рации радостную весть о том, что наши фронты соединились.
Это был перелом войны.
Сразу по возвращении из Поквеш, мы получили приказ рано утром идти в бой в с. Ачигвара через Окум и Бедию, хотя мы должны были пройти через Очамчиру. Но так как наши войска продвигались по трассе в сторону Ингура, мы должны были обес-печить безопасность им сбоку. Рано утром мы выступили и без особого сопротивления к вечеру вышли через Окум и Бедия на Ачигвару . В это время со стороны Ингур – мы услышали шум вы-стрелов и гул взрывов, видны были вспышки зениток. Это наши войска вышли к реке Ингур и салютовали. Но так как была ночь, мы остались на местах по приказу командующего С. Сосналиева. Потому что продвижение по трассе было опасным в ночное время. Рано утром мы двинулись к границе…
Мы тоже салютовали. Радовались здесь не только абхазы, но и добровольцы с Северного Кавказа, России и других государств.
Здесь не указаны все бои. Только основные. Мы много раз вы-езжали на помощь нашим товарищам по всему Восточному фрон-ту.
С появлением позиций в зоне Беслахуба и Бедии наша группа была разделена на два подразделения и несла службу до Победы.

Из воспоминаний
Б. Хажомия,
бойца группы «Скорпион»:

Летом 1993 года, в сентябре, мы поехали на помощь к по-квешцам. Были разведданные, что госсоветовцы пойдут в наступ-ление со стороны с. Охурей. Когда мы приехали в Поквеш, ребята из Поквешской роты предложили мне, как гранатометчику, пойти с ними. Сказали, что надо один грузинский блиндаж снять. Нас было человек семь. Выходим на одну из тропинок. Вперед пошел боец-проводник, следующий – поквешец, за ним я с гранатометом. А четвертый, шедший за мной, наступил на мину. Мина ему ногу сломала. Он и по сей день ходит. Это был Рудик Тания. Его спасли английские ботинки. Они были противоминные. Пришлось нам возвращаться с раненым.
До начала грузинского наступления, я с Мерцхулава Отаром и Вовой Зарандия зашли в заброшенный дом. Я сел за фортепиано и стал играть. Где-то с полчаса мы пели песни, и нас никто не беспо-коил. Но потом начался обстрел со стороны противника. В общем, наш «концерт» был грубо прерван выстрелами из БМП. Нам повез-ло, – снаряды нас не задели».


Из воспоминаний
Седыл-оглы Гарика,
бойца группы «Скорпион»:

«В начале войны находился в Ткуарчале. В первые дни вместе с ребятами делал ручные гранаты и дежурил на Гупском мосту. Мы думали, что вторжение грузинских войск в Абхазию будет как в 1989 году – на два-три  дня. Вместе с ребятами ходил по домам, – доставали гладкоствольные ружья. Но вскоре  я понял, что это на-стоящая оккупация, что это не просто столкновение, а настоящая война.
После 23 августа 1992 года я вступил в группу Нодара Каку-бава. Меня назначили вторым номером у гранатометчика «Скор-пиона» – Эдика Кархалава. Пришлось таскать снаряды для Эдика. А после, когда выдали гранатомет, тоже стал первым номером. В советское время я служил в стройотряде и когда первый раз увидел гранатомет, то спросил у Эдика, для чего ему на войне самогонный аппарат нужен.
Но вскоре я уже в бою применил свой гранатомет, когда наша группа сидела на позиции в с. Акваска. Мы решили войти на трассу за любым трофеем, так как оружия и техники катастрофически не хватало. Со мной были «скорпионовцы» – Славик Хашба, Вова Ко-валенко, Мурман Джинджолия, Амиран Джопуа. С нами шли со-трудники Ткварчальской милиции Бесик Багателия, Авто Берзения, Валера Аршба, Отари Кархалава и другие. Также Арасадзыхская группа с командиром Рамином Хаджимба. Мы пошли в сторону грузинских позиций в надежде подкараулить «УАЗик» с госсове-товцами, который часто ездил по трассе и обстреливал район. Только мы добрались до намеченной цели, как «УАЗик» появился. Мы начали обстрел. Я тоже стрелял со своего гранатомета, но не знаю, правда, попал или нет. Потому что, вскоре появилась грузин-ская техника – БМП и пехота на грузовиках. Пришлось вступить в бой. Мы потеряли одного бойца – Рустама Цушба и после, из-за нехватки боеприпасов, отошли.
После этого случая я на четыре – пять месяцев перешел слу-жить на БМП имени «Николая Луца» водителем. По вызову на БМП мы ездили по всем участкам Восточного фронта, где требова-лась наша помощь. Наш состав: Чолокуа Зураб – командир, погиб при взятии Цагеры, Ибрагим Гадлиа, Порцхол-оглы Эмзар, Гуниа Беслан, Робик Харчлаа и я. Участвовали в боях в Ануа-рху, Поку-аш, Бедиа, Беслахуба. В октябре в экипаж наш вступил Зураб Ма-ландзия, который принимал участие во всех операциях экипажа. В декабре 1992 года он геройски погиб в бою в Ануа-рху. Он погиб со своим трофейным автоматом в руках, идя на противника в от-крытую, во весь рост.
С января я снова перешел в группу «Скорпион» во взвод Вахо Маан и до конца войны участвовал с группой во всех операциях, где находился «Скорпион».


Из воспоминаний
Качабава Алика,
бойца группы «Скорпион»:

В группу «Скорпион» я вступил с октября 1992 года после то-го, как туда вошел мой брат Рафик Качабава. А до этого – ходил по позиции с ополченцами без оружия, сидел на рации на позиции в с. Акваска. Когда я был уже в группе, то и там не хватало оружия – мы посменно передавали друг другу оружие.
Участвовал во взводе В. Маан в Поквешской, Тамышской, Мишвельской и Ахалдабской операциях Восточного фронта.


Из воспоминаний
Рабстана Шикуровича Хашба (Чиня),
бойца группы «Скорпион»:

«В начале войны находился в России, выполняя работу на гру-зовой машине. После, как услышали, что началась война, я с бра-том и другими водителями-абхазами – собрали деньги. На них ку-пили медикаменты и на катере из Сочи прибыли в Гудауту.
С братом Славиком и еще шестью ребятами мы в конце сен-тября прибыли в Ткуарчал. Тогда и вступили в группу Н. Какубава. Мы служили во взводе Вовы Гоголина, бывшего «афганца». Участ-вовали в Меркульской, 1-й Очамчирской, Лашкендарской и Та-мышской операциях».


СПИСОК
Бойцов группы «Скорпион»

1. КАКУБАВА Нодар Тарасович – командир группы
2. КУБРАВА Беслан Сергеевич – комиссар
3. ГЕМУА Ардамбей Иванович – зам. командира роты
4. МААН Вахтанг Отарович – командир взвода
5. ПИЛИЯ Раули Хигович – командир взвода
6. ГЕМУА Тенгиз Иванович
7. ГОГУА Отар Карбеевич
8. ДОЧИЯ Исидор Шалодиевич (Робик)
9. ДЖИНДЖОЛИЯ Валерий Шалодиевич
10. ДЖИНДЖОЛИЯ Эрик Шотович
11. ДЖОПУА Джумбер Шалодиевич
12. ЕМУРХБА Роберт Сергеевич
13. ЕЛИЗБАРИЯ Абель Иродович
14. КАПБА Руслан Валикоевич (погиб в ОВ 1992 – 1993 гг.)
15. КАЧАБАВА Олег Шакрович
16. КАЧАБАВА Эмир Давидович
17. КАЧАБАВА Алик Шалодиевич
18. КАЧАБАВА Рафаэль Шалодиевич
19. КАЦИБАЯ Рамаз Малхазович
20. КВАРЧИЯ Джон Эдисонович
21. ГОГОШВИЛИ Валерий Николаевич
22. ЛОРТКИПАНИДЗЕ Беслан Денварович
23. ПАРУЛУА Нодар Аджуевич
24. САРСАНИЯ Раули Шаликович
25. СКВЕРИЯ Игорь Владимирович (Тукуна)
26. ЧЕНГЕЛИЯ Даур Михайлович.
27. ЧКАДУА Темур Шаликович
28. КВЕКВЕСКИРИ Румен Нурьевич (погиб в ОВ 1992 – 1993 гг.)
29. КАКАЛИЯ Беслан Фриканович
30. КВЕКВЕСКИРИ Геннадий Нурьевич
31. ГОГОЛИН Владимир Ренович – командир взвода
32. АРГУН Даур Агаметович
33. АШУБА Геннадий Сардионович
34. БАГАТЕЛИЯ Зураб Иванович
35. БАГАТЕЛИЯ Аполлон Елизбарович
36. БАГАТЕЛИЯ Сурам Калодиевич
37. БЕРЗЕНИЯ Гарри Чичикоевич
38. ДЖИНДЖОЛИЯ Сурам Валериевич
39. КАРХАЛАВА Эдуард Юрьевич
40. КАКУБАВА Ахра Ильич
41. КАКУБАВА Амиран Ильич
42. КАКУБАВА Ерик Михайлович
43. КАКУБАВА Отар Шалвович
44. КАПБА Валерий Валикоевич
45. МАТЕРШЕВ Юрий Павлович
46. КОВАЛЕНКО Владимир Муратович
47. ХАЖОМИЯ Бронислав Вячеславович
48. ХЕЦИЯ Батал Хухутович – (погиб в ОВ 1992 – 1993 гг.)
49. ХИНТУБА Шалва Шипович – (погиб в ОВ 1992 – 1993 гг.)
50. КАКУБАВА Северьян Иванович
51. ГОГУА Северьян Григорьевич
52. БАГАТЕЛИЯ Нодар Ратович
53. ГОГУА Денис Максимович
54. ГЕМУА Игорь Эдуардович
55. КАЧАБАВА Мурман Шалвович
56. КАЧАБАВА Нугзар Ильич
57. КАЧАБАВА Вахтанг Николаевич
58. КВАРЧИЯ Рамаз Тукович
59. ЛОГУА Гиви Шаликович
60. ПИЛИЯ Вячеслав Кучирович
61. ПИЛИЯ Валерий Нестерович
62. СЕДЫЛ-ОГЛЫ Гарри Борисович
63. ХИНТУБА Виктор Шаликович
64. ЦУЛУКИЯ Тамаз Шотович
65. ТОРИЯ Вахтанг Андреевич
66. КАКУБАВА Даур Мамкович
67. КВАРЧИЯ Амиран Яковлевич
68. ГОГУА Гарри Даратович
69. ДАРСАЛИЯ Игорь Павлович
70. КАКУБАВА Тенгиз Квачевич – (погиб в ОВ 1992 – 1993 гг.)
71. КАЧАБАВА Игорь Шакрович
72. ДОЧИЯ Джон Шалодиевич
73. ДЖИНДЖОЛИЯ Георгий Валериевич
74. ДЖИНДЖОЛИЯ Рустам Валериевич
75. АНДРИЯХИН Тимур Викторович (Пират)
76. АРГУН Тенгиз Георгиевич
77. ГОГУА Феликс Федорович
78. ХАШБА Игорь Варламович
79. КАПБА Зураб Валикоевич
80. КАКУБАВА Сергей Валикоевич
81. ЛАСУРИЯ Вахтанг Леварсович
82. ДАМЕНИЯ Ахра Алексеевич
83. НАКОПИЯ Леонид Индикович
84. ДЖИОЕВ Артур Яшович
85. ДОЧИЯ Вячеслав Естатович
86. МАРШАНИЯ Изольда Зауровна – медсестра
87. ДЖОПУА Элла Зауровна – медсестра
88. ТОРИЯ Нани Андреевна – медсестра
89. ХАШБА Рабстан Шикурович (Чина)
90. ХАШБА Вячеслав Шикурович
91. ЧЕРКЕЗИЯ Виталий Каласович
92. КУЧУБЕРИЯ Заур Карбеевич
93. КОБАХИЯ Роман Язбеевич
94. ДОЧИЯ Геннадий Шаликович (Душман)
95. ЧХЕТИЯ Дмитрий Багратович
96. ПИЛИЯ Заур Григорьевич
97. МАТУА Омар Нуриевич – погиб в ОВ 1992 – 1993 гг.
98. МАТУА Зураб Нуриевич  – погиб в ОВ 1992 – 1993 гг.
99. ГУНИЯ Ваня Сергеевич – командир взвода – погиб в ОВ 1992 – 1993 гг.
100. ДЖОПУА Амиран Мушниевич (Чырхына)–погиб в ОВ 1992-1993 гг.
101. КАРХАЛАВА Геннадий Ясонович – погиб в ОВ 1992 – 1993 гг.
102. ЧЕРКЕЗИЯ Амиран Тарович – погиб в ОВ 1992 – 1993 гг.
103. ГАБУНИЯ Гурам Патович – погиб в ОВ 1992 – 1993 гг.
104. ЧЕРКЕЗИЯ Гиви Каласович – погиб в ОВ 1992 – 1993 гг.
105. ХАШБА Г.М. – погиб  в ОВ 1992 – 1993 гг.
106. ЗАВЬЯЛОВА Ирина – медсестра
107. ДЕЛБА Саида – медсестра – погибла в ОВ 1992 – 1993 гг.
108. ЛАКЕРБАЯ Д.                                
109. ЦЕЦХЛАДЗЕ В. – погиб в ОВ 1992 – 1993 гг.                              
110. МИНДЖИЯ Л. – погиб в   ОВ 1992 – 1993 гг.
111. ГВИНДЖИЯ Роман Иванович
112. АРГУН Вадим Чичикович


СПИСОК
Бойцов гупского
Подразделения группы «Скорпион»

1. КАПБА Аркадий Цакович – командир роты
2. КАРХАЛАВА Геннадий Сократович – командир взвода
3. БАГАТЕЛИЯ Раули Нуриевич – командир взвода
4. БАГАТЕЛИЯ Заур Нуриевич
5. БАГАТЕЛИЯ Валерий Шаликович
6. АХБА Геннадий Арсанович
7. МИНДЖИЯ Геннадий Янкович
8. ЦУРЦУМИЯ Арзанбей Исидорович
9. МИНДЖИЯ Лерик Каласович
10. КАКАВА Славик Кутатович
11. КАКАВА Гарри Шаликович
12. ШАНАВА Рудольф Терентьевич
13. ЛАЗАРИЯ Виталий Решович
14. ЦУРЦУМИЯ Реваз Тарасович
15. САБЕКИЯ Лаврентий Кыпович
16. КВАЧАХИЯ Алик Иванович
17. БАГАТЕЛИЯ Эдуард Валерьевич
18. МКВАДЗБА Игорь Федорович
19. КАЧАБАВА Дмитрий Николаевич
20. КАРХАЛАВА Борис Иванович
21. ПИЛИЯ Ираклий Юрьевич
22. ШАНАВА Вахтанг Панджович
23. КАРХАЛАВА Руслан Джотович
24. БАГАТЕЛИЯ Аркадий Елизбарович
25. БАГАТЕЛИЯ Джумбер Иродович
26. АШУБА Леонид Индикович
27. КАДЖАЯ Роберт Данилович
28. ГАБЕЛИЯ Джумка Назибович.
29. ГАМГИЯ Мурман Валикович
30. ГВАРАМИЯ Юрий Цакович
31. БАГАТЕЛИЯ Игорь Юрьевич
32. ГОГИЯ Амиран Фриканович
33. ПИЛИЯ Батал Юрьевич
34. ЛАЗАРИЯ Юрий Хачович
35. ГАРМЕЛИЯ Янгул Варламович
36. ДОЧИЯ Вячеслав Александрович
37. ГАРМЕЛИЯ Беслан Шотович
38. АХАЛАЯ Виталий Владимирович
39. ГОПИЯ Валерий Севович
40. ГОПИЯ Зураб Амиранович
41. МИНДЖИЯ Валерий Борисович (Пуша) – погиб в ОВ 1992 – 1993 гг.
42. САЛАКАЯ Темур Николаевич
43. ГОГУА Маврик Даротович
44. ПИЛИЯ Алик Шарифович
45. ПИЛИЯ Амиран Акакиевич
46. ГАМИСОНИЯ Рудик Юрьевич
47. ДЖИНДЖОЛИЯ Ерик Юрьевич
48. ЭШБА Сергей
49. ШЕЛИЯ Темур Григорьевич
50. ГОГУА Виталий Харитонович
51. САЛАКАЯ Тенгиз Николаевич
52. КАКУБАВА Гиви Багратович


Глава III


Предисловие автора

Данный труд выпущен ко Дню Победы, освобождения Абха-зии от грузинских оккупантов. Вот уже десять лет нас отделяют от войны. Но еще свежа рана на абхазском народе и всех тех народов, которые живут в Абхазии. Еще не сняты боль и обида за потери, полученные в годы войны. Абхазский народ помнит и отдает дань почтения всем тем, кого унесла война, всем тем, кто не пожалел своей крови для свободного, равноправного существования и со-вершенствования Республики Абхазия.
В этом маленьком труде автор попытался внести свой вклад в увековечивании памяти тех «кого судьба не сберегла».

Р. Ходжаа, г. Сухум, 2003 г.


Из военного дневника Р. Джелия
командира гр. «Гроза», Героя Абхазии
и воспоминаний бойцов «Грозы»
 
В первые дни войны почти все население города Ткуарчал со-бралось перед горвоенкоматом. Мужчины записывались в ополче-ние для обороны города. Штабом города ополченцы были разбиты по взводам, которые дежурили в двух укрепрайонах: «Мост» и «Ацхыда». Эти укрепрайоны прикрывали основные пути, ведущие в город. Оружия почти не было ни у кого. Ополченскими отрядами в те дни руководили комендант города Г. Адлейба и военком Т. Го-гуа.
Но, буквально, в первый день войны появились и такие ребята, которые успели и создать боевую группу, и совершить боевые вы-лазки. К их числу относятся бойцы группы «Скорпион», которые с командиром Н. Какубава уже 14 августа 1992 г. участвовали в ночной вылазке на трассу, ведущей в Сухум, на перекресток в местечке Беслахуба. Заместителем командира группы «Скорпион» был избран Р. Джелия, который с первого дня агрессии Абхазии грузинскими частями, примкнул к группе Н. Какубава.
В августе 1992 г. осуществлялись вылазки в районе с. Беслахуба Очамчырского района. 22 августа 1992 г. группа «Скор-пион» была вызвана в с. Кутол Очамчырского района, где была раз-работана операция по нападению и взятию госсоветовского грузин-ского формирования «Белый орел», который базировался в средней школе с. Тамыш. Но разведгруппа «Скорпиона», которой руководил Руслан Джелия раздобыла информацию о том, что грузинская во-енная техника прорвала абхазскую линию обороны в местечке «Ча-аркыт» с. Кутол. Группа «Скорпион» последовала в это место и за-няла позицию рядом с домом местного жителя Сакания. Так как оружия не было у всех, то позицию заняли вместе с командиром Нодаром Какубава и его замом Русланом Джелия ещё 12 бойцов, имеющих оружие.
Мимо были пропущены 2 БМП, которые проехали в сторону с. Джгерда. Но автомашина ЗИЛ – 131 скорпионовцами была обстре-ляна. Было убито четыре госсоветовца, из группы «Скорпион» по-гиб Тутик Зарандия, ранен Амиран Какубава. Группа приобрела че-тыре автомата с боеприпасами, которые были распределены между бойцами «Скорпиона»
Вернувшись из этого «жестокого боя», Р. Джелия был неожи-данно обрадован возвращением своего родного брата Рустама «Чы-ка», который находился в плену у Сосо Ахалая – предводителя бан-ды, сколоченной из проживавших в Сухуме грузин и мегрелов. Рус-там рассказал, что он чудом спасся от расстрела, благодаря армян-ской женщине из с. Дача. Члены бандформирования С. Ахалая уг-рожали расправиться и с их третьим братом Бесиком Джелия, кото-рый подбил первый грузинский танк на Красном мосту в Сухуме. Кроме Руслана и Рустама на защиту Родины встали и другие братья – Бесик и Роланд.
24 августа 1992 г. Руслан Джелия находился на позиции в рай-оне с. Беслахуба, когда к нему пришел Рустам и сообщил трагиче-скую весть о геройской смерти их младшего брата Бесика Джелия, который со своей группой погиб в с. Шрома Сухумского района. В тот же день тело погибшего Бесика было привезено домой в с. Тхи-на. Бесика оплакали и похоронили на семейном кладбище, где по-коилась их мать.
Уже пятого сентября Руслан в составе группы «Скорпион», а также с другими группами Восточного фронта, принимал участие в бою в с. Наа, рядом с с. Атара-Абхазская. Стояла задача – очистить от госсоветовцев данное село, т.к. их нахождение там угрожало ты-лу г. Ткуарчал. Операция прошла успешно для абхазских партизан-ских формирований. В этом бою Руслан Джелия приобрел трофей – один СКС, калибра 7,62 мм и трактор Т-62, где впоследствии бой-цами «Скорпиона» был установлен восьмиствольный НУРС.
В середине снетября Р. Джелия с четырьмя друзьями, совмест-но с беслахубцами, организовали взрыв автомашины марки «Запо-рожец», наполненной тротилом. Хозяин «Запорожца» Игорь Тхваз-ба, сам сев за руль, разогнал машину и направил её на беслахуб-ский перекресток, где находились госсоветовцы Грузии. Подъезжая на прямую к объекту взрыва, он на ходу спрыгнул с машины и пе-ресел на едущую сзади автомашину, где сидели ребята.
26 сентября группа «Скорпион» получила задание выехать в село Меркулу, куда прорвались госсоветовцы. Бой приняли, пока подоспела подмога, семь бойцов Меркулы, входящие в боевой от-ряд Лакута Зарандия. Руководил обороной Николай Луц, который до прибытия группы «Скорпион» подбил два вражеских БМП. Не-смотря на это, госсоветовцы уже начали вытеснять меркульцев с занимаемых позиций. Третий БМП стоял прямо перед абхазским окопом, вокруг которого ходили грузинские солдаты.
Подъехав на грузовиках, бойцы «Скорпиона» вступили в бой. «Скорпионовцев» было до восьмидесяти бойцов. Еще два БМП были подбиты Роландом Джелия («Кака»). Госсоветовцы начали отступать, но всю бронетехнику, кроме двух БМП сумели отбить. Оставшиеся два БМП бойцы «Скорпиона» и других групп приво-локли в г. Ткуарчал, таща их всю ночь. Через несколько дней их от-ремонтировали и поставили на вооружение. Один из БМП был на-зван именем Николая Луц, который геройски погиб в тот день, обо-роняя с. Меркулу.
Первые числа октября 1992 г. - боевая вылазка «Скорпиона», совместно с другими группами Восточного фронта в с. Охурей. Проводником был боец Борис Пачулия, известный как «Дед».
26 октября 1992 г. – Очамчырская операция. Участвовали поч-ти все группы ВНОА – Восточного направления обороны Абхазии. В их числе группы: «Скорпион» (командир Н. Какубава), «Ласточ-ка» (командир О. Ломия), отряд Лакута Зарандия, Деда Пачулия и другие. Задача – встретить баржу с бойцами из Западного фронта с вооружением и взять Очамчыр.
Группа «Скорпион» была поделена на два взвода: первым ко-мандовал Н. Какубава (командир «Скорпиона»), вторым  - Р. Дже-лия (зам. командира). Двум разделенным взводам была дана коман-да встретить баржу с моря, с Гудауты в районе с. Гудава. По пред-варительному плану группа «Скорпион» должна была объединить-ся с группой Деда Пачулия, которая на тот момент состояла из пер-вобедийских бойцов и группы Нодара Кварчия, накануне прибыв-шей в Ткуарчал из Гудауты.
В ту ночь шел проливной дождь. На море штормило. Бойцы Деда Пачулия и Нодара Кварчия разожгли сигнальные костры на берегу. Но барже не удалось подплыть к берегу и высадить десант. Тогда объединенный отряд Б. Пачулия и Н. Кварчия вошел в г. Очамчыр, устроил перестрелку, а при отходе нарвался на засаду, где трагически и героически погиб почти весь отряд.
Группа «Скорпион», дойдя до шестнадцатиэтажного здания на набережной г. Очамчыр, ввязалась в бой. Во время боя один из бойцов спросил у Руслана: «Откуда будем отходить?». Он пошутил: «Морем – через Турцию!». Как пишет в своем военном дневнике командир «Скорпиона» Нодар Какубава: «… Мы остались одни внутри города в количестве шестидесяти пяти человек, практиче-ски без шанса на выход из города, нас должны были с моря под-держать двести человек и два танка, но шторм не дал высадить-ся…Погиб один – Вахтанг Цецхладзе, ранено около десяти чело-век. Ребята в количестве десяти человек пока остаются в городе. Мы выбрались чудом.». Эти строки Нодаром были записаны в дневник после операции.
В этом бою Р. Джелия вытащил раненого Гену Дочия, взял трофей – один автомат АКМ - 7,62 мм.. Всего погибло восемь бой-цов «Скорпиона». После этой неудачной операции 26 октября 1992 г. Р. Джелия организовал свою группу «Гроза-10», которая уже как отдельная боевая единица участвовала в остальных операциях Вос-точного фронта: в селах Меркула, Араду и Лабра. А при взятии с. Куачара группа «Гроза» в бою приобрела трофеи: один гранатомет, которого до этого боя не было в группе, два автомата, четыре цинка патрон, двадцать два вещмешка с военной формой и медикаменты.
8 января 1993 г. «Гроза», совместно с Поквешской группой и группой «Ласточка» пошли на вылазку в тыл противника в с. Охурей. При попытке захвата Охурейского штаба погибло семь бойцов из Поквешской группы.
Всю зиму до лета группа Р. Джелия постоянно занимала по-зицию в с. Беслаху Очамчырского района. 5 марта 1993 г. командир полка Лаврик Миквабия по рации вызвал группу «Гроза»   в с. Кутол для взятия с. Лабра, которую занимали госсоветовцы. При взятии села, кроме групп «Скорпион» и «Гроза», которые входили в Ткуарчалский батальон быстрого реагирования, участвовали и дру-гие группы ВНОА, но «при контратаке пришлось бой принимать только группам «Скорпион» и «Гроза»  . погибли трое, все ткуар-чалцы. Контратаку удалось отбить…» (Из военного дневника ко-мандира группы «Скорпион» Н. Какубава). В этом бою погиб Зурик Капба – гранатометчик группы «Гроза», а командир – Руслан Джелия, несмотря на полученную контузию, не оставил свою группу до конца боя.
После трехдневного отдыха группа «Гроза»  вновь заняла по-зицию в с. Беслахуба. Как и другие отряды Восточного фронта, бойцы «Грозы» часто по несколько дней дежурили на позициях без еды и питья. Но основной задачей группы, как и других групп бы-строго реагирования, было оказание своевременной помощи на местах – по всей линии фронта ВНОА.
В июне 1993 г. группа «Гроза»  , совместно с группой «Афон», принимала участие при встрече баржи из Гудаут в районе с. Тамыш Очамчырского района. Бойцами группы была подбита автомашина УАЗ с семью солдатами Госсовета Грузии. А из группы «Гроза»   было ранено трое бойцов. 7 июля 1993 г., во время Тамышской опе-рации, группа заняла грузинские позиции по трассе у обезьяньего питомника в районе с. Цагера. 9 июля абхазская оборона была про-рвана и абхазским подразделениям Восточного фронта вместе с де-сантом из Западного пришлось оставить «Тамышский коридор». Во время отступления Роланд Джелия («Кака») подбил две вражеские БМП и в бою было ранено пять бойцов группы. Тяжело ранеными были Геннадий Дочия и Роланд Джелия. Вдобавок группа попала в окружение и только к ночи вышла к своим.
18-23 сентября 1993 г. группа «Гроза»  , вместе с группами Восточного фронта, участвовала при взятии с. Ахалдаба. В этом бою особо проявили себя: Гиви Шинкуба («Волк»), Роланд Джелия («Кака»), гранатометчик Гена Гогусания, медсестра Жанна Хашба, которая в бою оказала своевременную медицинскую помощь ране-ному Бесику Аргун.
30 сентября 1993 г., вместе с другими подразделениями Абхаз-ской Армии, группа «Гроза» с боями заняла город Очамчыр и дош-ла до реки Ингур. И после освобождения Абхазии от грузинских оккупантов, несла службу и держала оборону на Ингур – ГЭСе, вплоть до марта 1994 г.
Семнадцатого марта 1994 г. командир группы «Гроза»   Р. Дже-лия был назначен командиром 3-го полка Восточного фронта. 19 марта того же года получил приказ от командующего Восточным фронтом В. Ануа о взятии с. Лата. На автомашине бойцы во главе с командующим Восточным фронтом В. Ануа доехали до места на-значения. Командующий, построив все группы -  численностью двести тридцать восемь человек, назначил Руслана Джелия коман-диром Латской операции. В тот же день, вечером, все двести три-дцать восемь бойцов с Р.С. Джелия пошли к с. Лата, ведомые мест-ным проводником. Но приказа не было дано о начале операции. Он поступил только двадцать четвертого марта.
В горах лежал снег, с ущелья дул пронизывающий ветер, съе-стных припасов тоже не хватало на всех. До приказа о наступлении, двадцать второго марта Р. Джелия с семью бойцами спускался в тыл врага.
24 марта 1993 г. сто семь бойцов объединенных абхазских групп двинулись на Лату. Завязался бой. Под вражеским обстрелом Р. Джелия с бойцами прошел по висящему мосту через р. Кодор и под обстрелом, находясь на мосту, сумел «снять три противотанко-вые гранаты». К вечеру были взяты школа и центр с. Лата, захваче-на одна бронетехника с «Шилкой». Пробиваясь вглубь села Р. Дже-лия был ранен в колено. Пртивник был вытеснен до Верхней Латы.
Один из участников Латской операции, Туйба Даур Шалико-вич рассказал, что во время операции лежал снег, постоянно дул холодный ветер, отсутствовала еда и, несмотря на холод и голод во время всех боев, командир группы «Гроза» Р. Джелия всегда шел впереди своих бойцов.


Из воспоминаний
Шинкуба Гиви Ладиковича («Волк»)
заместителя командира группы «Гроза», Героя Абхазии

«В начале войны я клал паркет на Маяке в доме О.Ш. Джинд-жолия. Как только до меня докатилась эта весть, я сразу же поехал на своих «Жигулях» к Красному мосту, где уже шел бой. По дороге я достал шестьдесят гранат Ф-1, которые раздал нашим бойцам по пять-десять штук. Там же я увидел Гиви Камуговича Агрба, кото-рый руководил обороной Красного моста. Оружия не хватало и с несколькими ребятами я выехал в Гудауту на своей машине в его поисках. К вечеру того же дня семь автоматов Калашникова мы раздали бойцам.
В момент раздачи оружия, на противоположной стороне, в районе санатория ПВО, мы заметили абхазских солдат – срочников, которые пытались через р. Беслетку переплыть на нашу сторону. Я где-то раздобыл длинную веревку и, бросая её через реку, с други-ми ополченцами переправил всех ребят.
Шестнадцатого августа 1992 г. я снова поехал в Гудауту и за-писался в группу ополченцев – жителей из Ткуарчалского района, которые в день начала войны волею судьбы оказались оторванными от своих семей. Информация поступала самая разнообразная и большей частью трагическая. Группу создал Гурам Какоба – житель Ткуарчала и Валерий Адлейба, которые будучи про-водниками, провели в Гудауту через горы В. Какалия – командира Абхазской Гвардии. Нас собралось до сорока человек. Среди них был и Маврик Тортия. Оружие было у каждого.
Шесть дней мы добирались до местечка Псху. За это время многие разодрали обувь, исцарапали ноги, заработали кровяные мозоли, остались без провианта. Поэтому двадцать человек по-вернули обратно в Гудауту. Остальная половина, в их числе и я, продолжили тяжелый переход. Пройдя двенадцать километров, мы наткнулись на сванскую засаду. Из-за невозможности их обойти, пришлось возвращаться обратно и нам.
В Ткуарчал все же я попал, но уже на вертолете, где-то через месяц. Тогда и записался в группу «Гроза-10» Р. Джелия. С группой «Гроза-10» я прошел весь боевой путь…».
В октябре 2001 года, защищая свою Родину, Гиви Шинкуба и Динвар Асландзия – полковник Абхазской Армии погибли, выпол-няя боевое задание, зайдя вглубь к террористам в районе сопки Са-харной головы.


Из воспоминаний
Джелия Роланда Северьяновича
 бойца Восточного фронта

«14 августа 1992 г. ко мне в с. Тхина, где я находился у деда, подъехали Мераб Кишмария, «Джапка» Тарба и Гарик Адлейба. Всех троих я знал как сослуживцев моего брата Бесика Джелия, ко-торый с ними служил в Абхазской Гвардии. Время было около трех часов дня. Они говорят: «Бери все оружие что имеешь». Беру авто-мат Калашникова, шесть полных рожков, две гранаты Ф-1, одну «Муху» и все это складываю в свою «Ниву». Все пересели в «Ни-ву» и по дороге говорят, что грузины напали на нас, началась война.
В тот же день мы  вчетвером поехали в Очамчырский горотдел милиции для захвата оружия. К 18:00 мы подъехали к горотделу. Не подчинившихся нашему приказу милиционеров – грузин, закрыли в камеру предварительного следствия, а сотрудника – абхаза Нугзара Какалия, запертого там - освободили. С его помощью мы забрали двенадцать стволов, четыре ящика боеприпасов и, вступив в пе-рестрелку с подъехавшими госсоветовцами, помчались по городу. За нами увязались ГАЗик и БМП. Они стреляли в нашу «Ниву», но мы благополучно прорвались на Меркульскую трассу. По дороге по нам была открыта пулеметная очередь из «Мерседеса». Проехав несколько десятков метров, мы с разворотом остановили «Ниву» и впятером открыли огонь по преследующему нас «Мерседесу». Пу-лемет в «Мерседесе» скоро замолк, не доехав до нас сорока-пятидесяти метров. Подойдя к автомобилю, мы увидели двоих уби-тых в военной форме – майора и подполковника. Пулемет мы не успели забрать, т.к. показался БМП, который открыл в нашу сторо-ну огонь.
К восьми вечера мы уже были в с. Моква, ходили по домам и назначали сход у Моквской церкви. Через час собралось до восьми-десяти жителей. Командиром этого стихийно собранного ополче-ния, избрали Мераба Кишмария. Из восьмидесяти ополченцев, ав-томаты были у двадцати, считая и те, которые мы привезли. Опол-чение, Мераб Кишмария, разбил повзводно и каждому взводу дал конкретное задание. Меня он назначил командиром группы спецна-за из нескольких человек. В их число входили Рома Ашуба, Зураб Кишмария, «Джапка» Тарба и другие. Основная цель группы – проведение диверсионных операций. Выезжали как днем, так и по ночам на центральную трассу, обстреливая грузинские автомашины с госсоветовцами. Один раз подорвали мост в Араду по трассе. По-сле взрыва машины на мосту, госсоветовцы перекрыли нам выезд из с. Араду.
Двадцать шестого сентября 1992 г. наша маленькая группа то-же подоспела на помощь меркульцам, когда погиб Николай Луц. Я подъехал на своей «Ниве» с семью бойцами. Два бойца были ране-ны из моей группы.
Две БМП уже стояли, подбитые Н. Луцем, третья шла вместе с пехотой по беслахубской трассе прямо на нас.. Вижу одного грана-тометчика из наших, у которого из-за высокого сетчатого забора не получался выстрел. Я находился по другую сторону забора. Кричу: «Давай гранатомет». Беру у него оружие и выхожу на трассу, а гра-натомет впервые держу в своей жизни. После его подсказки, я на-вожу гранатомет и выстреливаю. Как говорят игроки – новичкам везет! Попал прямо в башню. Движение противника остановилось. Тут появилась четвертая БМП, которая стреляла в нас. Уверен, что я находился в шоке. Этот выстрел, стрельба со всех сторон… В об-щем, я ещё четыре раза выстрелил из гранатомета. В результате этот БМП тоже остановился. Становилось уже темно, бой поти-хоньку затихал. Кстати, до конца боя, показался грузинский танк, который, объезжая подбитые БМП, подорвался на наших минах. От взорвавшегося рядом танкового снаряда, я был контужен. Но не в силах остановиться, после прекращения боя, вместе с другими бойцами, подошел к подбитой миной второй БМП и снял с него грузинский флаг. Два БМП наши сумели оттащить, но остальные нет. Отступившие было госсоветовцы, снова начали наступление и под прикрытием огня уволокли танк и два БМП.
Некоторое время я находился в госпитале, но вскоре, выпи-савшись, вступил в группу «Гроза». Вспоминая Лабринский бой, который длился с раннего утра до трех – четырех часов дня, хочу сказать, что группе «Гроза» тогда очень повезло. Бойцы группы за-няли именно ту высоту, куда направились основные силы против-ника. Шел март месяц, окоп наш был залит наполовину водой. В этом окопе мы оказались всемером: Руслан Джелия, Гиви Шинкуба, Такуна Скверия, Зурик Капба (погибший в этом бою), Роланд Дже-лия, Жанна Хашба и Омар Хашба – командир Пакуашского баталь-она. Это был жестокий бой, где из-за шквального огня противника и неудобства позиции, в основном, при контратаке госсоветовцев, участвовали бойцы «Грозы»  и «Скорпиона».
Одна из важнейших и удачных операций Восточного фронта – это Тамышская. В тот день – первого июля 1993 г. почти все группы Восточного фронта вышли на центральную трассу и отрезали гру-зинские формирования со стороны Очамчыр. Группа «Гроза» в ко-личестве сорока трех бойцов со своим командиром Русланом Дже-лия выехала на место сбора на «КАМАЗе». Ехали через села Мер-кула, Моква, Кутол, а в Лабре оставили машину. Нас – бойцов Вос-точного фронта – собралось до тысячи человек. Ночью подошли к грузинским позициям и внезапно для них пошли в наступление. Заняв грузинские позиции, вышли к морю и к утру встретили бар-жу из Западного фронта. После с десантом из Гудаут пошли на Та-мышскую школу, где базировались госсоветовцы.  Там прошел сильный бой. После взятия школы, где погибло много ребят, в ос-новном от пуль снайперов, стрелявших из окон школы, наши дви-нулись на Ануа-рху.
Во взятии Ануа-рху вместе с группой «Скорпион» Н. Какуба-ва, участвовала и группа «Гроза» Р. Джелия. Один грузинский танк подорвался на мине. В этом бою экипаж абхазского танка «Тигр», когда у него закончились снаряды, тараном скинул грузинский дру-гой танк в овраг. После этого боя группа «Гроза» заняла позиции у обезьяньего питомника со стороны с. Цагеры. Со стороны Очамчыр постоянно шли на нас грузинские техника и пехота, с моря обстре-ливали морскими бомбами РБУ, пытаясь прорвать «Тамышский ко-ридор». Бомбежки продолжались седьмого, восьмого и девятого июля.
В Тамышской операции с моквскими бойцами участвовал и мой брат Рустам Джелия («Чыка»). Он с ребятами был на тракторе Т-16 с установленным на нем СПГ.
Девятого июля 1993 г., после очередной бомбежки занятых аб-хазскими формированиями позиций, госсоветовцы пошли в мощ-ное наступление, поддерживаемые тяжелой бронетехникой. Одно-временно нас стали бомбить их «Сушки». Наши на минут пятна-дцать – двадцать сумели остановить наступление. Настала тишина. После один БМП с пехотой двинулся на наши позиции. Перешел реку и, заняв одну из абхазских позиций, развернулся в нашу сто-рону, откуда мы вели огонь. К этому времени второй БМП, но без пехоты тоже приближался к нам. По рации нам не удалось вызвать подмогу. И со стороны трассы позицию «Грозы» стал обстреливать танк. Наши гранатометчики никак не могли попасть в них. Тогда, как и в прошлый раз (во время Меркульского боя), я говорю им: «Дай гранатомет». Первым же выстрелом останавливаю первую БМП. Взяв заряженный гранатомет у второго гранатометчика, стре-ляю и попадаю в следующий грузинский БМП – тоже с первого раза. Ребята от радости стали поздравлять и обнимать меня. В этот момент Руслан Джелия дает приказ десяти бойцам «Грозы» пойти на помощь цхенскарским бойцам, т.к. мы видели, что пехота шед-шая с первой БМП осталась там. Гена Дочия с десятью бойцами перед уходом говорит мне: «Пошли с нами. Ты и разведчик, и гра-натометчик. Так что идем!». Я встал и пошел с ними. Время было около трех часов дня.
Эту местность я знал хорошо и, поэтому говорю ребятам и Ге-не: «Давай, пойдем в обход». Они согласились с моим предложени-ем. Мы пошли по заросшей бурьяном дороге, между заборами из сеток, стараясь не шуметь и не переговариваться. Я с Геной шел впереди. Вдруг, за одним из заборов замечаю сидящего на коленях бородатого военного с автоматом наготове. Он сидел в засаде, во дворе перед маленьким одноэтажным домом. Я говорю Гене Дочия: «Стой! Что-то он мне не нравится». Гена в ответ: «Да ты что! Это наши ребята. Там не могут быть грузины.». Я взял на мушку этого человека и говорю Гене: «Не иди передо мной». Интуиция мне подсказывала, что это засада для нас и наших ребят, для дальнейшего нашего окружения в кольцо. К этому времени наша цепь из одиннадцати человек сбилась в одну кучу. Я говорю: «Разойдитесь!». Но почти все сгрудились сзади Гены и меня. Тот нас пока не обнаружил. Тут Гена не выдерживает, выходит впереди меня и по-абхазски кричит: «Кто вы там?». Это на коленях оборачивается и стреляет. Попадает Гене в плечо. Так как я держал бородатого на мушке, то в ту же минуту стреляю и попадаю ему в голову. Сразу из дома выскакивают двое с автоматами. Этой же оче-редью стреляю в них. Они падают. И тут начинается стрельба в нас со всех сторон. Кричу: «Ложись! Занимай позицию!». После начинаю менять рожок автомата и, вдруг, окно в доме резко распахивается и начинает строчить пулемет. Получаю пулю в левое плечо. На мое счастье пулемет заклинивает. А рожок вставить не могу, рука не слушается, но боли не ощущаю. Вижу рядом наш гра-натомет лежит. Кое-как кладу на плечо и выстреливаю прямо в это окно. После, прошу гранатометчика, чтобы он зарядил гранатомет. Он помог мне его установить на плечо и говорю: «Идите обратно, я буду прикрывать». Но в это время появился Руслан с остальными бойцами, поняв, что мы попали в окружение. Силы мои были на исходе. За эти пятнадцать – двадцать минут я потерял много крови. Очень благодарен нашей медсестре Жанне Хашба, которая остановила кровотечение. Благодаря ей – я не умер. Руслан, подбадривая меня говорит: «Держись! Вспомни нашего брата Бесика, который с тридцатью шестью пулями в теле, в рукопашном бою сумел выхватить гранату, взорвать себя и своих врагов». Эти слова мне тогда здорово помогли.
После этого Руслан с остальными бойцами успели подбить «Урал» с пехотинцами и ближе к вечеру мы отошли в Лабру. Пом-ню, как вместе с Русланом и Гиви Шинкуба на своих плечах Жанна тоже тащила СПГ».


Из воспоминаний
Хашба Жанны Дмитриевны.
санинструктора группы «Гроза»

С самого начала войны Жанна всё порывалась на позиции. Но родители  были против, всячески её убеждая, что необязательно де-вушке в двадцать один год идти на войну. В конце октября 1992 г. её отправляли на вертолете с женщинами, детьми и стариками из бло-кадного Ткуарчала в Гудауту. Жанна случайно разговорилась с бой-цами, находящимся на вертолетной площадке и приняла беспово-ротное решение идти на войну, тем более ей обещали личный авто-мат.
До войны Жанна окончила Сухумское медучилище, работала медсестрой на заводе «Аргонавт». Так что, её профессия определи-ла её основное занятие на войне. Она стала санинструктором в группе «Гроза». Но она не сразу попала в это подразделение.
Жанна часто вспоминает, как она тренировалась в стрельбе по бутылкам, и как скоро настал тот день, когда она с первого выстре-ла попала в «яблочко». Её всегда поражал командир – Руслан Дже-лия – про которого с уверенностью можно было сказать, что этот человек – точно рожден для военных баталий. Сегодня, просматри-вая «боевики», Жанна вспоминает, как часто в бою Руслан, в счи-танные секунды, выхватывал пистолет или автомат, разряжал, за-ряжал и с точностью поражал цель.
За все время войны у Жанны была внутренняя уверенность в том, что она не погибнет. Осознание этого и вера в себя давали ей всегда без страха наравне с другими бойцами идти под пули. Хотя, часто ей было страшно, что вдруг она не успеет оказать раненому бойцу своевременную и нужную медицинскую помощь. Служа медсестрой, Жанна почти никогда не находилась в медпунктах или опорных точках со своей медицинской сумкой, с автоматом шла со всеми бойцами рядом. Поэтому группой она была избрана зампо-литом.. фиксировала каждую операцию, каждый выход на ту или иную позицию Восточного фронта.
В Тамышской июльской операции, когда абхазские подразде-ления перекрыли трассу Сухум – Тбилиси, Жанна внезапно вспом-нила, что все-таки она испытала страх за свою жизнь, когда группа «Гроза» оказалась в окружении, когда неожиданно показались гру-зинские танки, ярко блестевшие под солнцем. И все инстинктивно побежали в укрытие, и только через несколько сот метров, когда все остановились решая, что же делать дальше, куда идти, Жанну как током резануло – она вспомнила, что часть ребят пошла на разведку в тыл к противнику, думая, что бойцы из другой группы попали в окружение, которых там уже не было – они успели выбраться из окружения. Все побежали обратно и вовремя, потому что двое бой-цов из группы были ранены в засаде. Это были Гена Дочия («Душ-ман») и Роланд Джелия («Кака»). Жанной им была оказана свое-временная медицинская помощь и в перестрелке они сумели выйти из этого места. Со всеми бойцами отстреливалась и Жанна.
С трудом вспоминая военные события, Жанна вспомнила и ка-кой-то момент, когда она в какой-то короткий период служила в группе с родным братом Тамазом. Она поняла тогда, что, находясь в этой группе, она не могла быть медсестрой для всех бойцов. Пото-му что и на позиции, и в бою, и на коротком отдыхе, переживала только за него. Переговорив с братом, она ушла из группы и тогда стала санинструктором в группе «Гроза».
Несмотря на ужасы войны, Ж. Хашба считает, что военный период оставил в её душе светлый след. Она никогда не забудет тех отношений между людьми, ту взаимопомощь, тот братский союз, ту любовь к Родине – Апсны, которая проявлялась в военных буд-нях без пафоса, фальши и корысти в защитниках Отчизны.
В характеристике, данной на Ж.Д. Хашба, командир «Грозы» пишет:
«… Ж. Хашба несла службу не только в качестве медсестры, но была и смелым бойцом.
Принимала участие в боях за освобождение с.с. Кочара, Лабра, Паквеш, Бедия, Беслахуба, Тамыш, Цхенскар, Ахалдаба и города Очамчыр.
Везде проявила героизм, отвагу и на всех рубежах была на са-мых трудных участках, и вместе со своими ребятами дошла до Го-сударственной границы Ингур.
… на протяжении всей войны в группе «Гроза» занимала должность замполита, было присвоено звание лейтенанта.
Хашба Жанна Дмитриевна проявила мужество и отвагу перед Родиной и представлена к боевой награде – ордена Леона…».
Награждена медалью «За отвагу».


Из воспоминаний
Джелия Рустама («Чыкан») Северьяновича
бойца группы «Аджажь» ВФ

Службу в Абхазской Армии  я начал с 1991 г., встав в ряды Аб-хазской гвардии вместе со многими будущими защитниками Абха-зии. Со мной вместе тогда начинали службу Аксент Агрба (погиб в группе Б. Джелия при попытке взятия с. Шрома 24 августа 1992 г.), Аслан Акиртава, Омар Хашба, Бесик Цвижба, Аслан Адлейба, Бе-сик Адлейба, Нури Багателия ( погиб 14 августа 1992 г. в пос. Агуд-зера), «Дуля» Муцба, Бесик Джелия и многие другие. Командиром полка Абхазской гвардии был Г.К. Агрба. А В.Г. Аршба – команди-ром военной части Абхазской гвардии, расположенной в пос. Агуд-зера. В этой части я тоже нес службу. В тот период наша часть не-сла дежурство на постах - с. Тагелони, Ингурский мост, с. Охурей и Аэропорт. Мы постоянно находились в нарядах, контролируя все эти места. Когда приезжал Каркарашвили, мы его сопровождали до Псоу и обратно до Ингура. Вместе с другими бойцами я также уча-ствовал при выдворении министра ВД  Ломинадзе из здания МВД РА.
14 августа 1992 г. я находился по делам гвардии в г. Сухум. В этот день с девяти утра шло совещание в Агудзерской части у Вовы Аршба, где присутствовали и командиры взводов. В их числе и мой брат Бесик Джелия. Когда поехал обратно в Агудзеру на своей «се-мерке», то на Красном мосту увидел скопление машин. Все-таки еду дальше и, подъезжая к эстакаде, что напротив четырнадцатой средней школы, вижу стоит полковая Ачадарская техника – БТР и БРДМ, а рядом рассредоточены бойцы Абхазской гвардии. Подъез-жаю, выхожу и подхожу к одному из офицеров – майору В. Цугба. Он поставил мне задачу – узнать что делается впереди – в районе Турбазы XV съезда ВЛКСМ (нынешняя тургостиница «Айтар»). Поехал один, не успев и ста метром проехать, на встречу танк Т-55, сверху на пулемете ПКТ – сидит Сосо Ахалая. Он тут же открывает по мне огонь. Сумев сориентироваться, я проскакиваю мимо и еду дальше до Агудзеры. В Агудзерской части был Нури Багателия – зам. командира  - В.Г. Аршба. А сам Вова Аршба вместе с братом Бесиком уже выехали в г. Сухум. В это время по рации из Ачадары звонит Гиви Камугович Агрба и приказывает поехать в аэропорт и с. Охурей, где расположены наши посты, чтобы узнать, что там творится.
Мы сели в БТР и по центральной трассе поехали в аэропорт. Но на повороте при въезде с трассы на Аэропорт нас остановил Бо-рис Пачулия «Дед» и говорит, что в Драндах уже пятнадцать танков Госсовета не считая пехоты. Мы разворачиваемся и в этот момент показывается КАМАЗ с мхедрионовцами. Началась перестрелка. Машину эту мы остановили. Затем возвращаемся в Агудзерскую часть. Вскоре эти пятнадцать танков заезжают в Агудзеру и начи-нают в нас палить. Мы поднимаемся на чердак девятиэтажного до-ма и начинаем отстреливаться. В этой перестрелке погибает Нури Багателия. Срочников мы сразу отправляем в сторону гор через совхоз Ильича. А сами с двенадцати дня почти до шести вечера держим оборону.
После – начали отход поодиночке. В начале отходили к морю, а дальше тоже через совхоз Ильича. Нас было тридцать один чело-век, среди нас и оставшиеся срочники, которыми руководил коман-дир взвода В.С. Пигарь – капитан ВВ РА.
С этого дня и до Победы Рустам Джелия также, как и осталь-ные братья участвовал в Отечественной войне 1992 – 1993 г.г., вно-ся свой личный вклад в дело освобождения Абхазии от грузинских оккупантов.
Р. Джелия «Чыкан» был ранен в бою за с. Араду, ранен в руку в Лабринской операции, контужен два раза – в Меркульской и Та-мышской операциях.


Из воспоминаний
Какоба Адгура Паатовича
командира третьей роты V-го батальона
I-го полка Восточного фронта

Четырнадцатого августа шли приемные экзамены в АГУ. Я по-дошел туда, чтобы узнать как сдал вступительные экзамены мой друг Валера Делба – командир роты солдат срочной службы ВВ РА. Как только шум от выстрелов докатился до АГУ, мы с В Делба по-ехали в полк и, взяв оружие, вместе с солдатами заняли оборону Красного моста. Валера Делба вместе с двадцатью военнослужа-щими, заняли позицию на крыше ресторана «Москва». Оттуда мы могли контролировать ул. Чанба, где в основном проживали мегре-лы и грузины.
В тот же день группа Бесика Джелия захватила трофейный танк, который подключился в оборону Красного моста… Три дня мы с ребятами участвовали в обороне Красного и Белого мостов, которой руководил командир ВВ РА  Г.К. Агрба. На третий день, в результате переговоров, наше командование приказало отходить в район вокзала, затем до «Универсама». При отходе с Красного мос-та Б. Джелия раздавал нам бутылки со смесью, который был коман-диром разведгруппы отдельного батальона Абхазского полка. Вме-сте с ним раздавал и Вахо Гвинджия – командир взвода. Б. Джелия утверждал, что грузины не отойдут, что это привычная хитрость с их стороны.
На четвертый день наши подразделения и абхазские ополчен-цы перешли на правую сторону реки Гумиста. А группа Бесика Джелия поднялась в Шрому и, войдя в тыл противника, завязала бой. После продолжительного боя, окруженная почти всеми видами оружия, включая и вертолеты, группа Б. Джелия была уничтожена.


Из воспоминаний
Джелия Элисо Северьяновны
участницы ОВ 1992-1993 г.г.,
санинструктора группы «Шаратын» Западного фронта

До войны жила в г. Сухум. Как началась война – меня вывез из Сухума брат Бесик в Новый Афон. С первых дней просилась на боевую службу, но Бесик сказал: «Только через мой труп». Два-дцать четвертого августа 1992 г. погиб Бесик. Мне никто об этом не сообщил. Его друзья сказали, что он ранен в ногу и находится дома у родителей в Тхинах. На вертолете они отправили меня в Ткуар-чал. И только выйдя из вертолета, встретив Рустама «Чыкана» я поняла, что Бесика нет в живых. Оказывается я попала домой на сороковой день после гибели брата . Нас в семье было четверо братьев и две сестры. Я самая младшая в семье – после сестры. А Бесик был третьим из братьев.
Где-то полтора месяца я провела в Ткуарчале, а к концу ноября сестра и братья меня насильно отправили в Гудауту. Они говорили, что все семейные, а мне всего девятнадцать и надо жить дальше. У Бесика осталась жена и двое мальчиков – Рустик и Рафаэль.
Некоторое время я жила у родственников в Гудаутах, затем, чтобы не быть обузой у них, переехала в Пицундский пансионат, где по дороге познакомилась с санинструктором Тиной. В разговоре с ней, я приняла решение записаться в санинструкторы. Так я попа-ла в батальон к Вове Начач-Оглы. Но после мартовского наступле-ния перешла в группу «Шаратын», где командиром был Руслан Ку-лава. С группой «Шаратын» я участвовала в июльской операции, во взятии Сухума, вплоть до Ингура.
Во время войны я случайно встретилась с братом Роландом «Какой» в КБРЦ, где он лечился от ранения в руку. В те дни я силь-но нервничала за всех моих близких. А после взятия Сухума встре-тилась с братом Рустамом «Чыканом». Я поняла, что будучи в тылу, в неведении – испытываешь большой страх за близких, друзей, за себя. Но попав на передовую, с автоматом в руках,  уже становится легче на душе.
В те дни со мной рядом находились: Амичба Марина – санин-структор, Какалия Астамур, Джопуа Сатбей, Роган-Оглы Даур, Квициния Мурман, Кишмария Дима (мой супруг), командир «Ша-ратына» - Кулава Руслан, Акаба Гуслик, Инапшба Гурам, и многие другие.


СПИСОК
бойцов отдельного взвода «Гроза».

1. Джелия Руслан Северьянович – командир «Грозы»
2. Шинкуба Гиви Ладикович – зам. командира – погиб за Апсны
3. Дочия Геннадий Шалвович («Душман»)
4. Минджия Резо Владимрович
5. Какубава Геннадий Ингиштерович
6. Джелия Роланд Северьянович
7. Аргун Беслан Николаевич
8. Гогусания Геннадий Григорьевич
9. Адлейба Демьян Юрьевич
10. Тодуа Гиви Кучирович
11. Миквабия Эмзар Резович
12. Аргун Гурам Ингиштерович («Малыш»)
13. Латиф-Оглы Артур Георгиевич
14. Демирджи-Оглы Язбей Асланович («Маугли»)
15. Качабава Резо Хиударович («Мистер Питкин»)
16. Качабава Гурам Хиударович
17. Шанава Заур Алексеевич («Кынтыр»)
18. Ригвава Омар Михайлович
19. Ашуба Демьян Расимович
20. Харчилава Игорь Владимирович («Малыш»)
21. Хашба Жанна Дмитиревна
22. Шлык Татьяна Анатольевна
23. Гогусания Рудольф Шаликович
24. Мепория Манчо Сергеевич
25. Адлейба Важа Радионович
26. Кархалава Геннадий Сократович – погиб за в ОВ 1992-1993 гг.
27. Шанава Вахтанг Баедович
28. Ахалая Виталий Владимирович
29. Кархалава Борис Иванович
30. Кархалава Бочий Сергеевич
31. Качабава Дмитрий Николаевич
32. Дочия Родион Акунович
33. Гамисония Рудик Юрьевич
34. Пилия Саша Юрьевич
35. Минджия Руслан Владимирович
36. Ахба Геннадий Арсанович
37. Багателия Валерий Шаликович
38. Ладария Виталий Саманович
39. Ашуба Леонид Иункович
40. Салакая Тенгиз Николаевич
41. Скверия Такуна Владимирович
42. Джинджолия Сурам Владимировч
43. Багателия Заур («Пырра»)
44. Капба Зурик – погиб за Апсны в ОВ 1992-1993гг.


Глава IV


Предисловие автора

Войну, развязанную Госсоветом Грузии 1992-1993 гг. в Абха-зии, абхазский народ назвал Отечественной. На защиту Республики Абхазия встали, кроме абхазского народа, все те представители различных национальностей, которые и до войны проживали здесь. Воевать на стороне Справедливости, Человечности – означало пой-ти на помощь маленькому абхазскому народу, который издавна живет на своей земле – Абхазии.
За свободу Абхазии сложили свои головы ребята из Северного Кавказа, из Приднестровья – из различных мест Российской Феде-рации. Абхазия никогда не забудет их имен и подвигов.
В этом труде раскрыта всего одна операция, проведенная за-щитниками Апсны против оккупантов 25-27 октября 1992 года. Это был начальный период войны, когда простые ребята в боях и вы-лазках учились воинскому делу, когда командиры – также осваива-ли искусство управления и планирования операций, соизмеряя время и место с учетом различных возможностей. Не хватало ору-жия. Часто в бой шли безоружными – в надежде добыть его в бою.
Вскоре, обученные жестокими уроками войны, защитники Апсны сумели изгнать из территории своей Родины агрессора, от-крыв путь для свободного развития Абхазии.
Основной задачей операции – 26 октября 1992 года – было за-нятие города Очамчыр. Она называется 2-ой Очамчырской опера-цией. Кроме вытеснения противника из города стояла задача встре-тить баржу с десантом из Гудаутского фронта на окраине Очамчыр.
Абхазские формирования шли на город тремя группами. Уча-ствовали почти все ополченцы Восточного фронта. По-первому на-правлению шел отряд, возглавляемый Н. Какубава. По-второму – З. Зарандия и по-третьему – Б. Пачулия. Операция была неудачной с большими потерями. Десанту не удалось из-за сильного шторма высадиться на берег. Стабильной связи, как со штабом, так и меж-ду подразделениями, не было. Группам из-за вышесказанных фак-торов не удалось одновременно войти в город. Но был сделан еще один героический шаг, приблизивший Победу!
Защитникам Республики Абхазия посвящается ко Дню деся-тилетия Победы!

Р. Ходжаа, г. Сухум, 2003 год.                                            


Из воспоминаний
Гварамия Мурмана Нуриевича
бойца группы Бориса (Деда) Пачулия

 Меня с братом Автондилом Гварамия война застала 14 авгу-ста 1992 г. когда в окно смежной комнаты нашей квартиры на Красном мосту, где мы сидели ни о чем, не догадываясь, залетел «нурс»-снаряд выпущенный с грузинского «крокодила», и вот с этого момента для нас началась боевая служба. Мы были среди тех ополченцев, которые обороняли Красный мост, Авто в течение ча-са раздобыл где-то, ручной пулемет «Калашникова» калибра 5,45 мм, с чем не расставался до своей гибели, он также стал меня уго-варивать, чтобы я бросил воевать и уехал в Россию и продолжил учебу, на что я не соглашался.
На третий день войны нам дали задание отступать на Гумисту и мы потеряли друг друга.  Все ополченцы собрались в воинской части полка внутренних войск Абхазий в с. Ачадара, где стали раз-биваться на взвода и группы. В основном все были безоружными, я попал в 9-ый взвод Бесика Кварчия вместе с моими соседями и друзьями по Сухуму братьями Омаром и Вахо Мацхарашвили. Первое наше задание было  захватить в районе Маяка плавсредст-ва. Нашему взводу удалось захватить три катера, один сейнер и пе-реправить в Новый Афон. Вместе с Адлейба и Цурцумия, имен их я не запомнил, мы захватили сейнер вместе с экипажем и находились в нем до его переправки и передачи нашим в Новом Афоне, у нас троих был всего лишь один автомат Калашникова и один муляж гранаты РГД-5.
После этого уже на Гумистинском фронте я стал бойцом зе-нитного расчета, который входил в ПВО под командованием Олега Чанба. В группе со мной были еще Омар и Вахо Мацхарашвили. Совместно с добровольцами из Приднестровья одними из первых мы изучали также применение ракет класса земля-воздух непо-средственно в боевых условиях.
Во время сентябрьского перемирия мы с братом Авто разы-скали друг друга, хотя ходили слухи о том, что он погиб во время танкового прорыва в Н. Эшерах. Я не хотел верить слухам, но все же не знал ничего о его местонахождении и как выяснилось позже, он был в группе Кочубея и тоже искал меня. Имея информацию о том, что на восточном фронте продолжаются ожесточенные бои, и еще больше возрастают бесчинства с грузинской стороны над мир-ным населением, не имея вдобавок ко всему никакой информации о родных, решили, что на данный момент мы там нужнее. Разыскав как можно больше боеприпасов, мы приложили, все наши усилия на то что бы с замаскированным арсеналом попасть на один из двух вылетавших вертолетов с гуманитарным грузом в блокадный город Ткуарчал. В этом же вертолете летел «Дед»-Борис Пачулия, Славик Бганба, «Иоска» - Руслан Салакая. С Дедом я был знаком раньше, по совместным вылазкам в тыл врага на Гумистинском фронте. По прилету в Ткуарчал мы тут же все вместе  договорились о встрече и на следующий же день оперативно создали мобильную группу, куда входили первоначально Борис Пачулия, Славик Бганба, Руслан Салакая, Авто Гварамия и я. На третий день нашего приезда вечером к Авто подошли его друзья с просьбой о помощи в ночных вылазках, у них группа не была укомплектована оружием, и он согласился, пообещав примкнуть к нам попозже, и вернулся 26 октября вместе с Аркадием Абеловым и Зуриком Харчилава. Далее в нашу группу попали Фред Тания, Джума Бочава, Рудик Пачулия. Были и такие кто приходили к нам и, не выдержав испытания, уходили с группы сами. В группе все были проверены, понимали друг друга каким то внутренним чутьем, без слов, мы были звеньями одной цепи, понимали и то, что от каждого из нас зависит жизнь товарищей и в целом группы, и это нас роднило. О нашей группе ходили разные легенды, но мы всего лишь, как и все другие защитники нашего отечества делали все, что могли для изгнания агрессора, приближения дня победы и восстановления справедливости на нашей богом данной земле - Родине Апсны. От чистой души и без всяких корыстных побуждении, мы стояли на защите нашей Апсны, каждый из нас мог отдать не задумываясь свою душу за товарища, за друга и в первую очередь за Отчизну!  
Штаб нашей группы находился в верхней школе с. Пакуаш. Кроме оказания помощи селам Восточного фронта мы занимались диверсией в тылу у врага. Участвовали в Моквском, Рекинском, Беслахубских боях, разведывали Охурейский тыл. А в первой Очамчырской операции с нами участвовали против грузинских сил Лоте Кобалия с семидесятью бойцами - звиадистами. До октября 1992 года я с Ялтой Какачия по заданию Деда встречались с ними для предварительных переговоров об участии звиадистов в войне против госсоветовцев Грузии совместно с нами.
В ночь с 25 по 26 октября 1992 года – Вторая Очамчырская операция. Цель – встретить баржу с десантом, и совместно с дру-гими абхазскими подразделениями вытеснить противника до Кодор реки, захватив при этом Очамчыру. А в случае не возможности вы-садки десанта, в худшем варианте, продержаться дня три в городе с остальными двумя подразделениями, которые должны были одно-временно с нами войти в город с противоположных от нас разных окраин города.  Операция была запланирована в Генштабе и была засекреченной.
 Задача нашей группы заключалась во встрече десанта и даль-нейшее с ним продвижение к реке Кодор, в сторону Сухума. В тот день наша группа пополнилась группой «МГУ» Нодара Кварчия - «Старого», которая прилетела после освобождения г. Гагры в со-ставе около пятнадцати бойцов и нашими старыми знакомыми - первобедийской группой с их командиром Ялтой Какачия. Всего нас собралось тридцать два бойца. Оружие не имели трое, среди них Темка Джинджал.
 Рудик Пачулия и Руслан Салакая не попали в эту операцию т.к. на этот день нами не было ничего запланировано, и они отпро-сились по домам навестить своих родных. Все произошло внезап-но.
Вышли из Пакуаша где-то в десять вечера через Охурей в сто-рону с. Гудаа. При выходе со штаба нас ждала грузовая автомаши-на, которая должна была подбросить до границы села, перед выез-дом кто-то затянул народную абхазскую песню о героях, и все под-хватили. К двенадцати ночи мы были в условленном месте и в нужное время дали сигнал барже. Но баржа не могла из-за сильно-го шторма и проливного дождя высадиться, мы это поняли по вспышкам со стороны моря.
В два часа ночи - условленного времени для начала операций и прогремевшего взрыва – знака к наступлению мы вышли на связь с исходной позиции – перед шоссейным мостом через реку Аалдз-га. По рации мы сообщили, что баржи нет, и что нам делать. Нам дали приказ наступать.
Вошли в город, уничтожая свет и сея панику, взяли под кон-троль три улицы, дошли до милиции и развязали перестрелку с противником. Во время передышек между перестрелками, мы слышим – полная тишина, т.е. только мы в городе вели бой. Тогда как по плану – должны были вступить в Очамчыру еще два абхаз-ских подразделения. Было слышно и видно, как военные вместе с гражданским населением в панике на автомашинах и бронетехнике покидают город в сторону г. Гал, а многие с радостными лицами и криками приветствия выглядывали из окон своих домов, на что мы советовали им не высовываться в целях их же безопасности.
По-прежнему лил дождь. Около часа в городе мы вели бой, не видя и не слыша других групп, в центре города, где должна была произойти встреча с другими группами - участниками операций. Мы опять вышли на связь с командованием. На вопрос где осталь-ные группы мы услышали ответ что они пока пробираются к ок-раинам города, и это тогда когда ранее перед началом операций в городе нам было доложено что они уже на исходных позициях и им тоже дан приказ наступать одновременно с нами. Мы были сильно возмущены, после чего связь вовсе отключилась.  При таком исхо-де операций было немыслимо оставаться в городе, тем более и про-тивнику со временем становилось ясно, что в городе всего лишь маленькая группа и паника стихала, был слышен гул приближаю-щейся техники противника, мы решили отступать. Хотя все заранее Дедом были предупреждены о том что, при переходе моста надо уходить вдоль по реке Аалдзга в сторону села Баслаху то по плану не получилось по некоторым обстоятельствам. Пока часть нас: Бо-рис Пачулия, Славик Бганба, я который был всегда рядом с ними, Авто и еще несколько человек прикрывала обратный отход по мос-ту через реку Аалдзга, другая часть вместо того, что бы повернуть вверх – противоположную сторону течения реки, пошла прямо в сторону с. Гудаа с некоторым отрывом от нас. И мы не могли бро-сить ребят одних, и пошли их догонять, так как ни на отклики Де-да, ни на наши отклики вернуться назад они не отреагировали. Ко-гда догнали их где-то у села Гудаа, кто-то уже достал бортовой «Уазик». Несмотря на то, что Дед предложил добираться пешком через лес, большинство ребят решили пробираться на автомашине.  Когда он сломался, в районе населенного пункта, где – то в селе Ачгуара рядом с автодорогой во дворе какого то частного жилого дома стоял «Газик» типа «Техпомощи» и ребята стали пересажи-ваться в нее. Дед опять стал уговаривать всех о том что бы завер-нуть в лес и пробираться пешком, сам же категорически отказыва-ясь садиться в машину. Аслан Джопуа предложил поддержать Деда словами «Давайте пройдемся боем!» но, к сожалению, большинст-во ребят к их словам не прислушались, т.к. многие из них еле пере-двигались от усталости и сырости, все были мокрыми до ниток от недавно прекратившегося дождя. Группа Нодара Кварчия впервые принимала совместно с нами участие в военной операции, они по-шли с нами, не успев даже отдохнуть нормально после перелета с Гудауты, и не успев, как следует познакомиться с нашей груп-пой и группой Ялты Какачия. По моему мнению, такой ситуа-ции трудно было избежать, даже если бы все знали друг друга хорошо, учитывая тот немаловажный фактор, побудивший та-кой разлад: ранее в начале и в середине операции мы все вме-сте взятые несколько раз были введены в заблуждения по рации нашими.
Конечно, я не хочу думать, и не думаю о том, что нас могли умышленно подставить. Но факт в том, что почти все в то время, и даже командование, находилось на стадии становления, набирали опыт. В результате погибло большинство ребят из нашего объеди-ненного отряда. Первые же пули сразили Деда на повал, и его тело прикрыло меня, упав прямо на меня. Ему пришлось сесть в маши-ну, т.к. он был командиром, и просто даже совесть не позволяла бросать ребят на произвол судьбы, хотя он знал, что его ждет вер-ная смерть. Авто Гварамия выскочил из машины уже раненый и, выдвинув ножки своего ручного пулемета, отстреливаясь лежа на асфальте, погиб со словами на устах «Уходите, я вас прикрою!». Погиб чуть позже, Аслан Джопуа также сумевший выскочить пер-вым, вместе с Авто отстреливаясь левее от него. Благодаря их на-чальному ответному прикрывающему огню смогли постепенно выйти со всех сторон обстреливаемой машины, все оставшиеся в живых ребята. В том числе и мне, самому удалось выбраться, из уже горевшей машины и помог выйти израненному кабардинцу Руслану Трунову. Мы с ним уже раненные отстреливались с маши-ны, пока она не загорелась, вдвоем с одного автомата, я направлял ствол, он нажимал на курок, было невозможно поднять голову или руку т.к. со всех сторон свистели пули. Машина загорелась от взо-рвавшегося пятилитрового бочка с бензином в противоположном от нас углу кузова. Запах свежей человеческой крови с порохом смешался с горелым запахом человеческого мяса и обволакиваю-щим дымом, кругом были слышны адские стоны заживо горевших товарищей, от окутавшего кузов дыма стало темно, и ничего не видно, огонь постепенно подбирался к нам, дышать было нечем, я уже спокойно ждал своей участи. Вдруг заметил через образовав-шуюся дырку от пули рядом со мной в жестяной стенке кузова на улице Славика Бганба с окровавленным лицом, и меня осенила мысль, я решил выбрать из двух зол менее страшное, т.е. все равно погибать, но не сгореть заживо. Кое – как, высвободившись от ле-жащего с раздробленной головой на моих ногах мертвого тела Де-да, захватив гранатомет, и свой автомат я чудом выскочил через боковую форточку горящего и простреливаемого кучным огнем ку-зова автомашины. Затем за руки выволок в буквальном смысле слова приподнятого до той же самой форточки Русиком Джопуа Руслана Трунова, тяжело раненного, истекавшего кровью, таз у не-го был раздроблен, и никак не представлялось перетянуть его рану. Он сам, ощупав свою рану, вытащил оттуда большой кусок раз-дробленной тазобедренной кости, сказал «Посмотрите, что они со мной сделали». Видя что, умирает,  он обратился к нам, с послед-ними словами «Если кто из вас сможет выжить, то отправьте мою фотографию моей матери в Кабарду». Во мне сидели четыре пули, одна в левой руке, одна в груди, рядом с сердцем и две в левой но-ге, но я еще мог ходить, прихрамывая, и действовать. Авто был уже мертв. Аслан пока строчил из автомата, и вдруг слышим его голос «Убили меня, убили собаки!». Русик сразу же вскочил, чтобы по-бежать к брату на помощь, но я набросился на него сзади и повалил с целью остановить его, когда он начал выскальзывать, кто-то еще помог мне. Иначе было нельзя, так как помочь уже было поздно, а его неминуемо ждала бы такая же участь пробеги он несколько ша-гов в сторону брата.  Еще минут сорок, пятьдесят после моего вы-хода мы продолжили ответный, но неравный бой. Сдвинуть маши-ну с места нам тоже не удалась, хотя двигатель работал и горел по-ка только кузов, при попытке отъехать он тут же заглох, не проехав и сантиметра. В кабине сидел раненный Бесик Делба. «Турка» - Зу-рик Харчилава до этого, не подавая признаков жизни лежавший на асфальте начал шевелиться, и карабкаться. Увидев это, я понял, что нам надо уходить отсюда, и начал кричать о том, чтобы отходить всем выжившим, находящимся возле машины – в зоне обстрела. И мы: Славик Бганба, Русик Джопуа, Джон Зарандия, Гурам Кварчия и я, помогая тяжело раненным Зурику Харчилава, Дауру Квачахия и Бесику Делба, начали отход. Я шел, подставив плечи Зурику Харчилава, у него был пробит живот, самостоятельно не мог пере-двигаться. Впереди шел Славик Бганба раненный в голову и с пе-ребитой правой рукой, остальные шли сзади, таща Бесика и Даура. Хотя все из нас были ранены, этим троим, было тяжелее, их мучи-ли сильные боли, шок уже прошел. Перейдя через дорогу, и прохо-дя, какой то двор, Зурик попросил передохнуть, и я, посадил его на стоявшую, сзади дома лавочку. Позже посадили с ним рядом на эту же лавочку Даура и Бесика. Чуть отдышавшись, решили продол-жить путь, тогда Зурик стал  просить нас пристрелить его т.к. не может больше шевелиться, Даур с Бесиком стали просить нас о том же, мы не могли сделать то о чем просили нас. Но потащить их, подняв на плечи у нас тоже не было сил. В итоге нам пришлось ос-тавить их в этом доме. С целью добраться до наших, что бы позже вернуться за ними с подмогой, строго наказав хозяевам дома спря-тать их до нашего прихода. В последствии их, оказывается, нашли грузинские солдаты и повезли в Галскую больницу. Где Дауру Квачахия в больничной палате после удачно проведенной местны-ми врачами операции, зверским образом перерезали горло, скон-чался от ран Зурик Харчилава, а Бесика Делба спасли звиадисты, выкрав его из больницы, выходили где-то в Мингрелии и с трудом, скрытно передали нашим. Уходили цепочкой, впереди Славик, да-лее я, Джон, Русик и Гурам. Пройдя метров 800 от того дома, я ос-тался прикрывать огнем из автомата ребят, пока они не прошли по-ляну, когда, обойдя с холма, сверху в нас начали стрелять. Все про-бежали поляну, и я поворачивался что бы догнать остальных, в мою уже раненную ногу попали еще две пули ниже колена, что раздробили и малую и большую берцовые кости. Славик имевший возможность незамеченным пройти через чайные плантаций, и дойти до леса, увидев, что меня подбили под свистом пуль прибе-жал ко мне. Я сказал ему «Дядь Славик, оставь меня, моя участь уже решена, я все равно не выживу. У тебя ноги целые и имеешь шанс выбраться, выбирайся один» на что он ответил. «Нет, сынок, как я могу оставить тебя», и потащил меня из места обстрела. До-тащив меня до леса, он нашел хорошее укрытие, где мы перетянули и перевязали свои раны и стали ждать вечера, что бы продолжить свой путь дальше. Был и такой момент когда солдаты с собаками прочесывали лес ища нас, Славик взял гранату Ф – 1 своей целой левой рукой, с целью взорваться с ними если заметят нас и подой-дут ближе и посмотрел на меня, я молча дал свое согласие, но про-несло, они прошли мимо не заметив нас. С наступлением темноты, Славик пошел за помощью, пообещав вернуться к утру следующе-го дня, т.к. я истекал кровью, и необходима была срочная медпо-мощь, но не дойдя до на наших позиций около 100-200 метров, он попал в плен. На полдня раньше попали в плен также Джон Заран-дия, Русик Джопуа и Гурам Кварчия. Утром следующего дня, по-няв, что со Славиком что-то случилось, решил добираться своими силами. Без перерыва лил дождь, полз два дня и две ночи, без еды и питья, испытывая огромную жажду и голод, в целом лесу не обна-руживая даже лужицы чтобы напиться, вся влага впитывалась в почву. Рано утром 29 октября дождь перестал лить, на небе появи-лись звезды, стало холодно, и меня охватил озноб, стало труднее, силы начали покидать меня, но я продолжал ползти, чтобы ни за-мерзнуть. Когда я выполз на опушку леса, ко мне одна за другой по очереди стали подлетать вороны, почуявшие разлагающийся запах, исходивший от моей перебитой ноги, где уже образовались черви, но, видя, что я пока жив, отлетали, выжидая мою смерть. Мне пришлось подумать над тем, что могу умереть в лесу, и оказаться пищей для воронья. Тут я первый раз в жизни кое – как, встав на колено, помолился Богу, что бы он мне дал силы для того, что бы выжить, увидеть своих родных и отомстить за ребят. С тех пор я перестал быть материалистом. Собрав покидавшие уже меня силы, хорошо спрятав в лесу свои оставшиеся после боя боеприпасы и автомат АКМ, кроме одной гранаты Ф-1 я дополз до одного бедно-го крестьянского дома, где за какие то считанные минуты собра-лось человек 15 – 20. Первое, что я попросил это был стакан воды, какая то женщина, подавая его мне, нагло вылила на замлю, боль-ше я руки не протянул. Но мир не без добрых людей, какие то двое, как выяснилось, у меня с ними были общие знакомые, помогли мне, не дождавшись человека которого местные отправили за гру-зинским гвардейским патрулем, в течение 1-1,5 часа доставили ме-ня к нашим, в центр села Бедиа. В тот день провожали в вечность: Деда – Бориса Пачулия, Руслана Трунова, Дади - Автондила Гва-рамия, Аркадия Абелова, Аслана Джопуа, Ахру Берзения, Старого – Нодара Кварчия, Джуму Бочааа, Славу Инапшба, Руслана Хад-жимба, Ахру Хаджимба, Турку – Зурика Харчилаа, Заура Харчи-лаа, Омара – Романа Ходжаа, Даура Квачахия, Петю – Эдика Ас-ландзия, Платона Бигуаа, Сократа Самсония. Узнав это, по дороге в Ткуарчал я настоял на том, чтобы меня повезли, минуя госпиталь к Дади, проводить его в последний на этой земле путь.
Я никогда не забуду слова Старого – Нодара Кварчия, те, что произнес перед операцией «Может случиться такое, что не вернет-ся никто живым, никому не будет дан упрек, если пожелает остать-ся здесь», и никогда не забуду ответ ребят, сказанный всеми хором «Раз надо Родине, мы пойдем!». Они все выполнили поставленную перед ними задачу.
Я никогда не забуду в шутку произнесенный тост Ахрой Бер-зения и Ахрой Хаджимба перед боем «Если мы не вернемся, то пусть нас всегда поминают как за живых», над, чем стоит заду-маться и сегодня, и что мне напоминает изречение Ролана «Есть мертвецы, в которых больше жизни чем в живых, но есть и живые которые мертвее всяких мертвецов»
Я никогда не забуду текст письма присланного Славиком Бганба после его обмена, с Гудауты мне в Ткуарчалский госпиталь: «Мурманчик! Ты не думай, что я тебя бросил на произвол судьбы», хотя у меня не было противоположных мыслей, он искренне пере-живал душой за меня – обычного человека, что лишний раз дока-зывает его человечность, и большой потенциал вложенного в его душу Аламыса, что является эталоном Апсуара – Абхазства -Человечности.
Я никогда не забуду лица, представителя нашего братского, этнического народа РУСЛАНА ТРУНОВА мужественно спокойно встретившего смерть, ради СВОБОДЫ И СПРАВЕДЛИВОСТИ на земле своих братьев – АПСНЫ.
Я никогда не забуду тот душевный патриотический настрой каждого истинного гражданина страны души АПСНЫ, не поки-нувшего свою Родину в трудный момент, вставшего на его защиту во время войны 1992-1993 г.г., и не дававшего его в обиду, где бы не находясь, который еще больше актуален сегодня – в мирное время.     
Отказаться от своего прошлого – значит закрыть себе дорогу в будущее. Мы, поколение за поколением, никогда не должны забы-вать имена всех наших героев, которые не ради своей славы, а ради Свободы и Справедливости на нашей земле испокон веков, ради нашего же счастья отдавали, не задумываясь, свои жизни. Мы ни-когда не должны забывать, какой ценой достается Свобода Народа, и что величие Народа не измеряется ее численностью, как величие человека его ростом. Если ты любишь свой дом, это не значит, что ты должен сжечь дом соседа своего. Если любишь свой народ, это не значит что все остальные народы дрянь; – вот у меня какая фи-лософия: У меня есть только лишь совесть и совесть говорить мне, что если не видишь бревна в своем глазу, то не указывай на сорин-ку в глазу другого. Все мы ответственны за все… Пусть никто не забывает что ДОБРО-вечно что оно жило и накапливалось в душах даже там, где его и не предполагали, что оно – никогда не умирало и не исчезало. И все что живет, дышит, бьется, светит, что цветет и плодоносит – все это существует только ДОБРОМ и РАЗУМОМ и во имя ДОБРА и РАЗУМА на всей нашей милой, измученной Зем-ле.


Из воспоминаний
Джинджал Темура Николаевича
бойца группы Ткуарчальского полка Восточного фронта, участника II-ой Очамчырской операции

За день до 26-го октября 1992 года, прилетевшая из Гудауты группа Нодара Кварчия, перед операцией собралась у штаба. В этой группе я увидел своих друзей детства: Руслана Хаджимба, Бесика Делба и Ахру Делба. И на эту операцию я решил идти с ними.
Всех нас к себе вызвал Давид Пилия и стал записывать наши фамилии для участия в этой операции. Бойцы Нодара Кварчия – все бывшие участники освобождения Гагры. Всех вместе нас записали тридцать три человека. Тридцать третьей была медсестра. Нодар Кварчия отказался быть старшим в этой операции, говоря, что это безумие выполнить такую операцию по взятию Очамчыр. А так как Дед Пачулия был разведчиком и знал эти края лучше, то ему штаб поручил быть старшим в этой операции. Когда нас записывали на эту операцию, то члены группы «МГУ» Н. Кварчия, накануне – уже выполняли задание в Поквеши, и только вернулись оттуда.
В семь-восемь часов вечера на ЗИЛе-130-бортовом поехали в Поквеш. Там присоединились еще бойцы. Где нас и стало тридцать три человека для выполнения своей части операции. Операцию на-чали с 25-го на 26-ое октября 1992 года. Вышли в одиннадцать ча-сов ночи, шли цепочкой. Шел сильный ливень с ветром. Погода была ужасной. Вышли сперва на Илори через Охурей. Там стояла БМП, но мы не рискнули шум поднять, и пошли дальше на При-морск и по берегу моря вышли к кладбищу в с. Гудава, на предпо-лагаемое место десанта. Было десять ночи. Баржа должна была причалить в двенадцать ночи. Расселись по кладбищу и стали ждать сигнала со стороны баржи – с моря. На море был сильный шторм.
Ровно в 12.00 ночи для отвлечения грузинских сил должны были в районе перекрестка взорвать локомотив с вагоном, полный взрывчатки. Локомотив гнали среди других ребят Толик Делба и Нугзар Делба. Взрыв прогремел в двенадцать ночи, как и было до-говорено. После взрыва мы ждали на берегу моря до двух часов ночи баржу с десантом. И как было сказано по плану – должно бы-ло начаться всеобщее наступление абхазских партизанских подраз-делений на Очамчыр. Нам сказали: «Идите и вы вперед по предва-рительному плану». Мы пошли к мосту, через р. Галидзгу. Это был шоссейный мост. По левой стороне реки стоял автобус «ЛАЗ» с двумя госсоветовцами. И как раз подъехал «Москвич» - «пирожок» к будке от «УРАЛа». Там горел свет. Мы решили начать наступле-ние. Аслан Джопуа, из группы Н. Кварчия, произвел выстрел в эту будку, а мы – очередью из автоматов. Через несколько минут мы перешли мост и видим со стороны центра города подъехали «КА-МАЗ», полный гвардейцев и «Жигули» одиннадцатой модели. Пе-рестрелка с ними шла до десяти-пятнадцати минут. Пошли дальше к центру. По дороге обстреляли горотдел милиции. К горотделу шли цепочкой. Видим – шум мы подняли немалый, а других абхаз-ских частей не видно – кроме нас. Пытаемся соединиться рацией с Ткуарчалом. Но никак не получается. Видимо, или батарейки от-сырели, или они промокли под таким дождем. Дед говорит: «Ну что – возвращаемся назад. Видимо план наступления сорвался окончательно». За это время Бесик Делба уже был ранен осколком гранатомета в шею и лопатку. У грузин уже пошла паника, но и мы растерялись в такой ситуации, оказавшись одни в тылу врага боль-шего количеством и без связи.
Отходили отстреливаясь. Наш связист Фред Тания даже под-нялся на крышу одного из домов в попытке связаться со штабом после обстрела горотдела. Потом – как наша медсестра перевязала Бесика, по ее просьбе она осталась в одном из пустых домов.
Дед предложил возвращаться тем же путем, как и пришли в город, разговаривая по-грузински. В один момент у нас это полу-чилось, что якобы мы госсоветовцы, идущие на помощь другим к мосту. Дед даже по-грузински и по-менгрельски с ними перегова-ривался. Но, подходя к мосту, они все же догадались, что мы абха-зы и стали стрелять в спину. Наш отход прикрывали Аслан Джо-пуа, Дед Пачулия, Бесик Делба, Ахра Делба и я. К середине моста обстрел стал массированным, почти со всех сторон. По предвари-тельному плану мы должны были, перейдя мост, сразу повернуть налево – вверх – к ипподрому. У Деда одна нога хромая, и когда он догнал впереди идущих, то они не свернули к ипподрому, а пошли по той дороге, по какой мы пришли. Дед стал кричать, убеждать, но в этой суматохе никто не согласился и все пошли по берегу мо-ря километров пятнадцать – до с. Гудава.
Дождь, как прежде лил без остановки, но уже стал мельче. Где-то было семь тридцать утра. Дед Пачулия снова предложил вернуться по другой дороге и даже неожиданно напасть на госсо-ветовцев, так как повторного нападения они наверняка не ждут. Но уже светало и боец из Первой Бедии Игорь Нармания предложил достать «УАЗик» - бортовой у дальнего родственника, живущего в тех местах. Все были истощены и уставшие. Деду было тяжело. Его вели, поддерживая с обеих сторон. Стало трудно и Нодару Квар-чия, у которого после ночных боев, открылась старая рана, полу-ченная на гумистинском фронте. Вот так мы и шли по гудавской дороге. Дед говорит, чтобы прохожим отвечали, что якобы мы звиадисты и «тогда здесь все будет спокойно». Но местные, увидев нас в папахах (некоторые из нас были в абхазских папахах) стали кричать, что чеченцы идут и в панике убегали прочь. Ахра Делба тащил на себе несколько автоматов Калашникова и мелкокалибер-ную винтовку.
Вскоре подъехал «УАЗик» и большинство из нас село в него. «УАЗик» не выдержал: в центре села Ачигвара отвалилось колесо. В ста метрах от сломанной машины, мы увидели во дворе, мимо которого проезжали, «ГАЗик». Зашли в этот дом. Там была только женщина. Она сказала, что хозяин ушел на сходку села. Так как из-за паники о «чеченцах» все собрались где-то в селе. Она пошла за ним. Пока она вернулась, мы выгрузили из машины кукурузную чалу. Она пришла с мужем и еще пятью местными ребятами. Хо-зяину сказали: «Поехали с нами. После на машине вернешься». Он наотрез отказался. «Где-нибудь бросьте», - говорит, - Когда-нибудь вернете».
Мы еще достали трактор, зацепили нашу первую машину и за-тащили в дом этого человека. Выкачали оттуда десять литров бен-зина. Пять залили в «ГАЗик», а пять в канистру и положили у дверцы будки справа, так как «ГАЗик» наш имел не кузов, а будку «техпомощь». Несколько связок кукурузной чалы закинули в буд-ку, чтобы не сидеть на железе. Предложили еще раз хозяину вести машину, но он снова отказался и тогда за руль сел Ахра Берзения. В кабину к нему сели раненый Бесик Делба и Нодар Кварчия. По-сле – сел Д. Ходжава за руль. Не проехали мы и двух километров, как при подъезде к бедийскому повороту, Аслан Джопуа, который стоял у окошка говорит: «Вижу вооруженных людей. Буду стре-лять». Дед говорит: «Не надо. Они ведь не знают, что это именно мы ведем». И отговорил Аслана стрелять, но предложил рассто-рмошить всех остальных, которые от усталости задремали, и быть готовыми к бою. Ребята не успели в себя прийти, как началась стрельба в упор по нашему «ГАЗику». Машина едва успела завер-нуть направо с трассы на бедийский поворот. Обстрел шел сбоку, справа, сзади и спереди.
Страх, крики, ужасный запах крови распространились в ма-шине. Несмотря на это, Гурам Кварчия выпустил четыре снаряда с гранатомета. Ахра Делба успел выпустить восемь рожков из авто-мата. Тех, кто пытался выйти из будки, расстреляли сразу же. Абе-лова Аркашу убили при попытке выйти из этой задней дверцы. Он упал простреленный внутрь будки. Вскоре от канистры с бензином в машине начался пожар.
Руслан Хаджимба погиб сразу с первых выстрелов. Аслан Джопуа сумел выпрыгнуть из задней дверцы и лежа под колесом, долго отстреливался, пока погиб...


Из воспоминаний
Делба Ахры Радионовича,
участника I-ой Очамчырской операции

...Когда начался густой дым, пожара еще не было. Я не выдержал и стал вылезать из форточки с левой стороны машины, где шел не такой сильный обстрел, как с правой. В левой руке держал автомат с одним оставшимся рожком, где-то с десятью па-тронами. Вначале высунул одну ногу, затем вторую. И только хотел спрыгнуть вниз, как заметил мужчину в гражданской одежде с целившимся ружьем в меня. Я резко развернулся влево, но пуля все же достала меня. Она попала в грудь, но прямо в мой крест, висевший у меня на груди. Эта пуля вместе с крестом с центра груди сместилась влево и, содрав кожу с мясом, улетела вбок.
Я упал на асфальт, присел на корточки, и когда вскочил на обе ноги, то со рта и из носа хлынула кровь. Не помню – сколько вре-мени я так простоял. Потом меня резанула мысль о брате Бесике, который сидел в кабине. Сделал два долгих для меня шага к каби-не. Смотрю – наш водитель, то ли раненый, то ли ошеломленный происходящим, сидит на подножке машины, не осознавая, что во-круг происходит. Я подхожу к нему, толкаю его в спину и спраши-ваю: «Где мой брат Бесик?» Тот отвечает, что его нет в кабине, что ушел куда-то. Вокруг стрельба по машине продолжается. Я загля-дываю в кабину. Вижу – убитый Нодар Кварчия сидит с пробитой головой и кровью залита кабина. А брата там не оказалось. Стал медленно отходить от машины, все время, боясь, что кровь снова хлынет из носа и со рта. Потихоньку дошел до забора и дальше к калитке. Она была закрыта. Через калитку я увидел мужчину лет шестидесяти – высокого роста, который стоял не лестнице второго этажа. Так как говорить я не мог, то стал жестами показывать, что-бы он впустил меня. Но он жестом ответил – ладонью махнув от шеи вперед. Мол, иди-иди отсюда.
Я пошел дальше, вдоль забора. Вдруг вижу Тимура Джинд-жал, который тоже выбрался. Заметив меня, он стал прикрывать мой отход. Я шел со стороны кабины вперед, и когда мы поравня-лись, то пошли по дороге. Отойдя метров триста от машины, мы решили снова зайти в какой-нибудь дом, чтобы или переждать, или найти людей, которые помогли бы нам выбраться отсюда. В бли-жайшем доме оказались старик со старухой. Они выгнали нас со двора. Дальше, метров через сто мы перешли улицу и вошли в сле-дующий двор. Кстати, в первом дворе, мы заметили Фреда Тания, уходящего через двор стариков. В этом дворе мы встретились с Д. Ходжава и Я. Какачия. Я сказал, что дальше идти не могу, и пусть они сами идут за помощью, а меня оставят здесь. Темур Джинджал сказал «нет». Я знаю, что в тот момент он подумал, хоть и не ска-зал вслух. Он не мог уйти без меня, потому что – как он вернулся бы один к моим родителям, сказав, что оба сына погибли. А в смерти Бесика мы не сомневались, потому что он сидел в кабине под прямыми выстрелами врагов.
В общем, мы вчетвером остались в этом же дворе и влезли в маленький сарайчик, похожий на свинарник. И как раз вовремя- подоспели четверо вооруженных с собакой. И то, что Фред Тания пошел дворами – это нас и спасло. Потому, что собака побежала по его следам, потеряв наши. Эти люди были под прицелом у Тимура. Но скоро они ушли вниз по огородам. Мы сразу вышли из свинар-ника и видим – перед домом хозяин-мингрелец стоит. Он махнул нам рукой. Жестом, показав – «ко мне». Мы подошли к нему. Это был солидный мужчина в фирменной спортивной двойке. Он завел нас внутрь дома. Там были его дети. Он предложил нам сдаться. Хотел отпустить своих дочерей. Но мы не разрешили, сказав, что до нашего выхода никто отсюда не выйдет. Тогда они позвали нас поесть. На столе лежала гора хачапуров. Видимо для наших врагов. Но мы не могли есть в такой ситуации, когда живьем горели наши друзья и братья.
Мы ему предложили: «Выйди, узнай, что и как там, что слу-чилось с нашими». Он отказался, сказав, что его там убьют. Тогда мы сказали, чтобы он нашел такого человека, который вместо него сможет выполнить наши требования. Он привел такого человека. Им оказался его сосед и некоторое время мы вели с ними разгово-ры. После, вновь пришедшему дали поручение, чтобы он передал нашим врагам, что если нам не дадут выбраться отсюда, то мы уничтожим всю семью. После этого дом окружили со всех сторон. Мне промыли рану.
Наш посредник-парламентер долго ходил между нами и на-шими врагами. Наше первое условие, чтобы вначале убитых отпра-вили в Ткуарчал – не получилось. Но обещали, что на следующий день их доставят в город. Также парламентер узнал, что среди ра-неных оказалось трое и среди них – один с перевязанной шеей. Я понял, что Бесик жив. Он сказал, что их там уже избили – раненых раздели догола и, бросив на кузов автомобиля «комби» без крыши, повезли в больницу.
В течение нескольких часов пригнали «Маз». Но позже – «Москвич». И на этом «Москвиче» к двум часам дня мы подъехали до Бедии. Мы высадились там, а машина повернула обратно.
Наш парламентер обещал нам, что убитых он завтра привезет. На второй день он привез тела ребят в нашей сожженной машине, прицепив ее к трактору...


 

Из воспоминаний
Булискерия Д. А.,
жителя с. Окум Галского района

      26 октября 1992 года я находился у тетки в с. Репи. Утром – часов в девять собрался ехать в Гал. Смотрю – люди бегут с тач-ками, детьми. Спрашиваю: «Что случилось?» «Чеченцы зашли, мы идем в Зугдиди. Они, говорят, людей сжигают живьем».
Доезжаю кое-как до Гала. Город пустой. Встречаю одного знакомого жителя Гала и он сказал, сто грузины сожгли живьем двадцать пять абхазов. Стою в городе, в пустом центре и не знаю, что делать. Через некоторое время на большой скорости мимо про-мчались две автомашины в сторону Галской больницы.
Вечером узнал, что это пленных абхазов, которых везли гвар-дейцы Госсовета Грузии, повезли в больницу. От местных ребят – мингрельцев, которые вели подпольную борьбу против бесчинств и зверств госсоветовцев, я узнал, что это были Зурик Харчилава, Бе-сик Делба и Даур Квачахия. Там же во время нашего сбора – меня и Гелу отправили для охраны раненых абхазов в больницу. Я имел с собой нож, а Геле наш старший дал пистолет. Но в тот момент – я не знал, что у него с собой пистолет. Когда мы пришли в больницу – Зурик Харчилава уже скончался от ран, а Дауру Квачахия делали операцию.
Мы зашли к Бесику Делба в палату. Раны у него были в трех местах. Местные врачи пулю вытащили, а две пули оставив в теле, зашили раны. Он кричал: «Помогите, успокойте, снимите, с меня боль». Уколов ему не делали. Тогда, когда вышли врачи из его па-латы, Гела, так как был Галский, то нашел старуху-медсестру и тайком достал у нее болеутоляющие ампулы. Мы ввели ему боле-утоляющие уколы и стали ждать, пока ему не станет легче. А он в беспамятстве кричал и стонал.
В это время в палату вошла та старая медсестра, которая нас выручила с ампулами для Бесика и говорит, что Даура Квачахия выносят из операционной. Я говорю Геле: «Гела, попробуй что-нибудь сделать для Даура». Он выбежал и тут в палату зашел Бад-ри Джобава, которого привели с собой в больницу местные со-трудники Галской милиции и сказали ему, что его брата «абхазцы убили в Гаграх и сожгли». На самом деле его брат уже находился в России. И сотрудники милиции говорят ему: «Отомсти за брата – убей абхазцев». Заходит этот Бадри и с ним четыре сотрудника ми-лиции. По дороге в палату, они узнали Гелу и стали допытываться, что ему надо в больнице. Гела еле выкрутился, прикинувшись, что хотел лекарства. Он не мог применять своего пистолета – сотруд-ники были вооружены.
Но в палату, где лежал Бесик Делба, этот Бадри вошел один с криками: «Где этот абхазец?» Как сейчас помню: бородатый, с су-масшедшим взглядом, с гранатой в руках – в одной, и с ножом в другой. Он криком спрашивает у меня: «Ты кто?» Я отвечаю: «Джимшер Булискерия. А ты кто?» Он отвечает: «Я Бадри. Я убил уже одного абхазца и сейчас этого тоже убью. А тому, я уже горло перерезал и этого тоже сейчас зарежу». Я отвечаю: «Не может быть, чтобы ты убил лежащего, раненого человека в палате». «Не веришь – иди, спустись и посмотри». Я выбегаю вниз, на второй этаж – в палату Даура Квачахия и вижу – лежит Даур на кровати убитый. Я бегу обратно к Бесику в палату. А там этот Бадри сорвав капельницы с раненого, начал его допрашивать. Он кричал: «Ты помнишь, как я сжигал твоих абхазцев?» Бесик был без сознания. А мне кричит: «Ты уходи отсюда, а то сейчас я тебя взорву». Я кричу в ответ: «Какой ты мужик, если хочешь убить беззащитного, ране-ного и без сознания человека». Тут он схватился за голову, поло-жив рядом гранату и нож, молчал минуты три-четыре. После я его еще отговорил и он, согласившись со мной, спустился вниз на ули-цу перед больницей. Он говорит: «Может я и не прав, что сделал это. Но все-таки, я думаю, все же я прав». Он стоял как живой труп. К нему подошли, ждавшие его сотрудники Галской милиции и ста-ли хвалить его: «Молодец Бадри! Ты отмстил за своего брата».
Тут я не выдержал и говорю им:
- Если бы вы были настоящие мужики, то сказали бы ему, что-бы он пошел на поле боя мстить за брата.
Они уехали, а я вернулся в палату к Бесику охранять его. Стал оказывать ему медицинскую помощь. Оказывается, пока я бегал в палату Д. Квачахия, этот Бадри пырнул ножом в рану Бесика. Бе-сик все еще находился без сознания.
Мы дежурили до ночи там. И к трем часам утра, выкрали его из больницы, тайно увезли в Джвари...


Из воспоминаний
Делба Беслана Радионовича,
бойца группы «МГУ»

...Когда мы разместились в «ГАЗ – 53» Техпомощь, то не ус-пели проехать и двухсот метров от того дома, откуда отъехали, как попали в засаду противника. Засаду нам устроила группа Шония, которая состояла из местных ачигварских жителей.
Только наш водитель вывернул на поворот, как резко затормо-зил. Так как я сидел в кабине нашей машины – то сразу заметил в пятидесяти метрах от машины человека в военной форме, начавшего в нас стрельбу из автомата. Машина успела свернуть вправо и пули попали в моего командира Нодара Кварчия. Он сразу же скончался от первых выстрелов. Одна из пуль, пройдя сквозь него, попала мне в копчик и застряла в левом бедре. В кабине я сидел между водителем и Нодаром Кварчия.
С задней дверцы первыми успели выпрыгнуть из будки Аслан Джопуа и Авто Гварамия, получив при этом ранения. Она залегли под колеса и стали отстреливаться. После того как наш водитель вылез из машины и сумел уйти с несколькими ребятами, придя в себя, я с трудом переполз к рулю. Некоторое время, я был в шоке, уронив голову на руль. Но, услышав крики ребят из будки, принял решение завести машину, чтобы отъехать с места засады хотя бы на сто метров.
Ноги меня не слушали, боли я не чувствовал. В конце концов, я завел ее и в этот момент дверцу с моей стороны открыл Русик Джопуа и говорит: «Не заводи, глуши. Там под колесами ребята отстреливаются». Я заглушил мотор. Он имел с собой гранатомет и говорит: «Подавай снаряды». Снаряды от гранатомета лежали в кабине. Кое-как я подал их ему. Он произвел около четырех-пяти выстрелов в сторону противника. На время прекратился сплошной обстрел. Тогда Русик Джопуа сумел меня вытолкнуть из кабины под переднее колесо.
Аслан Джопуа и Джон Зарандия стреляли из-под машины. Ря-дом лежал Руслан Трунов. Он был еще жив, но из-за тяжелой раны в ногу лежал неподвижный. Это был восемнадцатилетний добро-волец из Кабарды. Еще на западном фронте мы начали вместе вое-вать. Он был веселым, смелым парнем. Погиб у меня на глазах. Не-которые из наших бойцов тоже отстреливались из-под колес.
После, Русик потащил меня по асфальту, а Джон Зарандия прикрывал наш отход одиночными. Я был парализован от ран. От-тащив меня метров пятьдесят, мы приблизились к какому-то дому. Там нас не впустили, указав на детей и на месть от наших врагов. А в следующий дом мы уже вошли и обойдя его, видим на широкой лавке лежит раненый Зурик Харчилава. Он был тяжело ранен. Ре-бята меня уложили у его ног. Тогда мне было двадцать два года, а Джону Зарандия – восемнадцать лет. Я говорю им, чтобы они нас оставили здесь. Они отказались, но я их убедил, что нас раненых не тронут, а также следует сообщить нашим о случившемся, в случае обмена пленных. Я убедил их уйти, но, к сожалению, к вечеру того дня их все-таки взяли в плен. Еще сидя в кабине, я видел, как впе-реди по улице снуют вооруженные люди. Их было достаточно мно-го.
Минут через десять после ухода, во двор забежало человек де-сять. Они не заметили нас и пробежали было мимо, но последний в цепочке заметил нас. Нас окружили. Минут десять они боялись по-дойти. Видимо думали, что мы держали в руках гранаты. После кто-то один из окружавших решился и потянул меня за ноги.
В начале стали меня избивать, а после Зурика. И в один мо-мент, когда после удара Зурик упал головой мне на грудь, он успел шепнуть: «Держись, все будет в порядке!». Они решили нас прямо здесь добить. Но прибежал их главарь Шония и после долгого спо-ра, приказал нас вести в больницу. Ко двору подогнали «Москвич» грузовой без крыши и нас туда закинули. Кто-то набросил одеяло. Нас раздели почти до гола и отвезли в Галскую больницу.
После того, как меня оттуда выкрали звиадисты, я находился в Джвари девять дней. Но в ту ночь звиадисты с собой забрали врача, который в лесу на следующий день в каком-то балагане, опериро-вал меня вторично. После укола новокаином, он вынул оставшиеся пули и осколки, и заново перешил меня. При этом ругался про се-бя, называя предыдущего хирурга скотом.
В Джвари я лежал в джварской больнице и в течении этих де-вяти дней меня посещало много народу. Приходили и молодые и старые. У многих женщин на груди были приколоты фотокарточки их близких, которых зверски убили госсоветовцы Грузии. Они жа-ловались, что до войны в Абхазии, грузины всячески их притесня-ли и уничтожали. Убивали молодых ребят и даже неделями не да-вали забирать трупы убитых.
Каждый из приходивших приносил с собой самое вкусное. Но я, практически, есть не мог. Ел только каши и супы.
Через девять дней на «МАЗе» с большими трудностями и смертельным риском для себя, звиадисты переправили меня на аб-хазскую сторону, к нашим. А пока я лежал в палате у них, тайком перебирались в Ткуарчал к моим родителям, чтобы передать, что я жив и нахожусь в безопасности у друзей. А в доказательство даже мое детское фото привезли из дома.
В это время меня опекал Кравцов. Он же и перевез меня на этом «МАЗе» в Ткуарчал.


Из воспоминаний
Кварчия Гурама («Кырча») Владимировича
бойца группы «МГУ», 1968г. рождения

После службы в Морфлоте Советской Армии находился дома. В одно время работал на заводе «Заря», а после – маляром на авто-профилактике.
14 августа 1992 года, находясь во дворе дома двоюродного брата Адгура Кварчия, узнал о начале агрессии войсками Госсовета Грузии от Омара Кварчия.
На моем «Пирожке» поехали к зданию администрации. Первые два дня развозил продовольствие к ополченским постам, после не выдержал и пошел на позиции в Гупи. Как и большинство ребят – у меня тоже не было автоматического оружия. Я имел мелкокалиберное пятизарядное ружье.
Один раз в Гупи попали под обстрел «Крокодила». Погиб один ополченец «Туз» Аргун и ранило тоже одного. Ездил с ополченцами в Беслахубу на разведку.
После этого мои родственники вынудили меня вернуться в го-род. Они переживали за меня из-за того, что я единственный сын в семье. Тогда я понял, что надо вылетать в Гудауту – на Гумистин-ский фронт. Ходили слухи в городе, что там раздают автоматы.
В общем – я стал дежурить на стадионе, чтобы улететь в Гу-дауту. В день вылета, когда я якобы провожал Омара Кварчия в Гудауту, случайно встретил маму. Она говорит: «Смотри. Не взду-май улететь». Видимо она чувствовала...
В Гудаутах я в первое время находился с Омаром Кварчия и с ребятами Маврика Тортия. Помогал в тылу. После из Ткуарчала прилетел Руслан Хаджимба, которого я давно искал в надежде, за-писаться в его группу.
Ахра состоял бойцом в группе Нодара («Старый») Кварчия и вместе с группой уже принимал участие в обороне Красного моста и дежурил с бойцами на позициях р. Гумисты. Мы с Русланом Хаджимба тоже влились в группу Н. Кварчия. В группе были кро-ме нас – Аслан и Руслан Джопуа, Марьял Квициния, Бесик Делба, Игорь Джинджал, Ахра Берзения и другие. Где-то до двенадцати человек.
В начале октября мы приняли участие в освобождении Гагры. От осколка снаряда выпущенного из вертолета меня ранило в руку. В Гаграх я вооружился шестнадцатикалиберной винтовкой. После вместе с ребятами группы участвовал в изгнании врага из территории Абхазии через реку Псоу. Снова попал под обстрел – чудом уцелел.
После взятия Гагры и освобождения Западной Абхазии, многие выходцы из Восточной Абхазии, в том числе и наша группа, хотели перейти воевать на ВФ трофейным оружием, взятым в боях за Гагру. Я – свое ружье поменял на пистолет, пистолет на гранатомет.
Мы записались в десантную группу для высадки на Восточный фронт. И даже проводили тренировки, прыгая с баржи на берег с полным боекомплектом, производя выстрелы, на ходу.
Но судьба повернулась иначе. 25 октября 1992 года мы выле-тели в г. Ткурчал. Вот состав нашей группы, вылетевшей в тот день на Восточный фронт: Нодар Кварчия – командир группы, Бесик Делба, Аслан и Руслан Джопуа, Руслан Хаджимба, Руслан Трунов, Ахра Хаджимба, Ахра Берзения, Эдик Хашба (снайпер), Славик Инапшба, Платон Бигвава, Гурам Кварчия, Марьял Квициния и Ахра Кварчия.
В Ткуарчал мы прилетели после обеда – на Акуарчапанский аэродром. Прилетели мы полностью экипированными. Глядя на нас, люди радовались. Пока разошлись по домам, стемнело. Пото-му что встречали по дороге многих знакомых, которые хотели уз-нать много подробностей о ситуации на Гумистинском фронте. Мы, расходясь, договорились о встрече на следующий день у шта-ба в послеобеденное время. Руслана Трунова – добровольца из Ка-барды – молодого парня, я забрал к своим родным. Сначала мы за-шли к моему деду – ветерану Великой Отечественной войны 1941-1945гг. – Баграту Цвижба. Он накрыл нам стол, посидели с ним.
После мы пришли ко мне домой. Все плачут от радости. Иску-пались, побрились. Утром позавтракали, потом в гости к соседям – выпили кофе. Потом к нашему бойцу Ахре Берзения, который жил по соседству. Прежде чем пойти к штабу, Руслан оставил свои до-кументы у меня дома, сказав «мало ли что будет со мной».
Где-то к двум часам дня – подошли к штабу. Потихоньку со-брались все, кроме Марьяла Квициния и Ахры Кварчия, которые выехали в села к своим родным.
У штаба нам сказали, чтобы мы не расходились. Говорят – скоро будет наступление. Мы отвечаем: «Конечно, пойдем. За этим и приехали в Ткуарчал». Вечером загрузились в бортовой «ЗИЛ» и поехали в Поквешскую школу. По дороге Ахра Хаджимба начал петь военные песни про Абхазию. Мы все подхватили. Так – с пес-нями и приехали в село. Там встретились с другими бойцами.
Перед отправкой из Ткуарчала на борт насильно запрыгнули ребята без оружия – Темур Джинджал, Эдик Асландзия, Даур Ква-чахия – он нес мои снаряды от гранатомета, Джон Зарандия. Джона отговаривал Нодар Кварчия, но Джон отказался наотрез, сказав, что он не напрасно ждал приезда группы из Гудаут. Подсел и Ахра Делба, увидев своего брата Бесика Делба. Ребята говорили, что хоть чем-нибудь помогут в бою.
В Поквешском штабе Борис Пачулия (Дед) рассказал о плане операции – о входе в г. Очамчыру. Нодар Кварчия предложил ос-таться тем, кто хочет, так как операция будет тяжелой и опасной. Но никто не остался в селе – все решили встречать баржу.
К тому времени как мы вышли – дождь, начавшийся по доро-ге, разошелся вовсю. Пошел сильный ливень. Шли цепочкой. Впе-реди шел Дед Пачулия. Хотя мы промокли до костей, но Дед нас вывел к морю – чисто.
У берега мы увидели, что на море сильно штормило. Баржи с десантом не было. Некоторое время мы все-таки в надежде ждали баржу с десантом. Пили воду, которая стекала с желобов навесов могил.
Местом встречи баржи было кладбище в с. Гудава, которое находилось у берега моря, куда мы вышли из Поквеши.
Медсестра тоже шла с нами, неся с собой рюкзак с медика-ментами.
Через час – после выхода к морю – мы пошли в Очамчыру. Подойди к мосту, Аслан Джопуа взял у меня гранатомет и выстре-лил в будку, которая стояла перед въездом в мост. Потом он вы-стрелил в автобус, который тоже стоял рядом. Стали переходить мост. Видим – едет «Камаз». Теперь я уже произвел выстрелы в не-го.
Мост мы прошли. Без перестрелок дошли до здания очамчыр-ской милиции. В милицию снова стрельнул Аслан. Не видя ника-ких признаков боя со стороны других абхазских подразделений, мы решили связаться с «центром». Для этого Фред Тания поднялся на одно из зданий но «выйти» в Ткуарчал не смог. На улице уже стали появляться вооруженные люди. Пошла перестрелка и неразбериха. Решили возвращаться по берегу обратно к нашим. Вышли без по-терь. Отходили всю ночь по берегу. Зашли в какой-то дом. Попро-сили воду и хлеб. Пошли дальше. Так дошли до Приморска, где взяли «УАЗик».
Ходить уже не могли. Нодара (Старого) вели под руки. Ос-тальные тоже были очень уставшие. А уже – рассвет. На «УАЗике» проехали недолго – отвалилось колесо.
Потом пересели в «Техпомощь». В начале Ахру посадили, но после другого бойца. Потом попали в засаду, и начался обстрел нашей машины.
Я из окошка вылез только после криков Руслана Джопуа, ко-торый уже был на улице, перед кабиной. Но до этого я произвел выстрел из гранатомета.
Руслан говорит: «Отстреливайся». А Темка Джинджал с Джо-ном вытаскивал кого-то из ребят. Отстрелявшись некоторое время, мы потащили от машины Бесика Делба и Зурика Харчилава. В ка-кой-то двор мы их положили сзади дома. Нам помогли хозяева – старик со старухой.
Далее я, Джон Зарандия и Русик Джопуа стали отходить. Нас взяли где-то под вечер. По дороге мы взяли в проводники какого-то местного подростка – грузина и он повел нас через чайные планта-ции и лесочки. По дороге мы остановились в каком-то сарае. Там нас окружили. Меня ударили ногой. Один из окружавших, шепнул мне на ухо с менгрельским акцентом, что нас спасут. Возможно, это был звиадист.
Уложили на землю вниз головой, завязали руки за спиной и отвезли в Очамчырскую администрацию. Уже темнело, когда нас привезли в Очамчыру. На улице, при нас, расстреляли пленных ре-бят – абхазов с группы «Скорпион». Стали и нас ставить к стенке, но после почему-то передумали и потащили на второй этаж здания администрации.
Наверху, в большом зале, сидели военные, нас посадили спи-ной к стене. Руслана Джопуа, связанного по рукам и ногам присло-нили рядом тоже к стене. Я сидел на стуле. Военные госсоветовцы, местные грузины – подходили, угрожали. Подошел даже паренек лет четырнадцати в военной форме, которые звали окружающие «Гаврошем». Стал угрожать, что сейчас мне пальцы будет отрезать на руках. Руки у меня были развязаны. Я не выдержал издева-тельств и говорю «режь». «Гаврош» посмотрел на меня и отошел в сторону.
У Джона левая рука была прострелена в двух местах. А у меня надо лбом, под кожей сидела пуля, о которой я узнал через семь лет после войны. Думал, что жировик выскочил.
Потом подсел какой-то парень двадцати двух – трех лет, пред-ставился жителем Тбилиси. Говорил о бессмысленности войны, о том, что из Тбилиси их насильно гонят на войну. В это время с улицы раздались крики из толпы, которая стояла перед админист-рацией, чтобы нас тоже расстреляли.
Тбилисец говорит: «Не бойся, вас не убьют. Попомни мои слова!» Мы в ответ лишь усмехнулись. Он стал меня уговаривать, чтобы я вышел с ним в другую комнату. Я стал отказываться – он предлагал поменять мне брюки, которые были полностью мокры-ми. Все-таки он вывел меня. В самом деле – в соседней комнате дал переодеться в сухие брюки и снова посадил меня на место.
После – помню только темноту в глазах и оглушительный взрыв. Оказывается у кого-то то ли выпала граната, то ли кто-то за-кинул ее. Меня и Русика зацепило по ногам осколками. Привели доктора Малишава. Сделали нам обезболивающие уколы. Я «по-плыл» и отключился. Когда, через некоторое время, нас привели в Очамчырскую тюрьму, то снова угрожали расстрелом и избивали.
Потом водили на допрос с приставленным к голове наганом. Завели в комнату. Там была женщина – репортер. Она стала зада-вать вопросы, вроде того, что «почему мы в военной форме», знаем ли мы, что войска Госсовета приехали охранять железную дорогу от мародеров и другие. Я отвечал, что ведь не танками нужно ох-ранять железную дорогу.
Потом нас снова вывели на улицу. Мы думали, что на рас-стрел. Но нас посадили в «Рафик» и на стадион повезли. Кто-то из охранников сказал, что нас в Кутаиси повезут. Посадили на верто-лет, где мы увидели раненного в живот Вахо Ласурия и раненного Славика Бганба. Напротив сели два автоматчика. Мимо проходив-ший вертолетчик сказал нам, что он бомбил Ткварчели. Когда взле-тели – нас стали прикладами бить эти автоматчики. Сели в Кутаи-си. Вскоре полетели дальше. Сказали, что – в Тбилиси летят. Ви-димо автоматчики были под воздействием наркотиков, так как пе-рестали над нами издеваться.
Когда прилетели в Тбилиси, идти уже не было сил. Мы с Ру-сиком, обхватив друг друга за плечи, пошли вдвоем. Нас встретили конвоиры – автоматчики – человек двадцать-тридцать. Они не дали нас растерзать толпе, явно ожидавшей нас. Было темно. Нас повез-ли на легковушках. По дороге один из встречавших приставил ко мне пистолет в голову и спрашивал, абхазец ли я. Я ответил, что абхаз.
После он говорит, что, мечтал ли я когда-либо, что в кортеже меня будут везти по Тбилиси. Я сказал, что об этом с детства меч-тал. Он рассмеялся в ответ. Подъехали к какому-то зданию. Види-мо к МВД. Повели в подвал. Принесли воды в ведре и одну круж-ку. Мы стали пить воду. Вскоре подошли три молодые корреспон-дентки в коротких юбках. Стали задавать вопросы. Предложили связаться с родственниками или знакомыми в Тбилиси. Мы отказа-лись. Когда они ушли, пришла медсестра и говорит, что нас надо в больницу везти. После ее ухода, пришел какой-то боевик. Тихо прошелся перед нами и встал передо мной. Я понял, что сейчас что-то произойдет. Он резко выхватил нож и выбросил руку в ме-ня. Я успел увернуться. Но позже все-таки вонзил он мне нож в ле-вое плечо и, вытягивая, успел ее вывернуть в плече. Прибежали милиционеры и оттащили его от нас. Он ушел. После нас повезли в больницу. Когда зашивали мне рану, я упал в обморок. Пришел в себя от ударов по лицу. Смотрю – это тот самый боевик, что хотел нож мне в сердце вонзить. Он стал просить прощения у меня. При-нес воды, вывел меня в коридор.
Потом пришли какие-то молодые парни в гражданке. Принес-ли нам лаваш... Вскоре нас рассадили по камерам. Я попал к уго-ловникам. Они меня приняли, посадили на единственное одеяло. Я снова упал в обморок. Меня лихорадило три дня. Они меня выхо-дили. Где-то с две недели я там сидел. Через неделю, кто-то гово-рит в окошко, что решается наша судьба – расстрелять или обме-нять нас. Я стал вспоминать своих близких. Сон у меня пропал. Один раз вывели на допрос. Там меня допрашивали. После переве-ли в камеру к Руслану Джопуа. Я был сильно рад нашей встрече. Помню, как Русик собирал чаинки, чтобы покурить их. В один из дней нас собрали пятерых: меня, Русика Джопуа, Туза Лагвилава, Чагава из Кутола и Славика Бганба. Вывели из здания и на «Икару-се» полным гвардейцев, едущих на войну в Абхазию, повезли. До-везли до Поти. Из Поти на «Комете» - глиссере в Сухумский порт.
Три дня мы просидели в Сухуме – в подвале республиканско-го военкомата. После нас обменяли. Так мы попали к нашим в Гу-дауту. После лечения я вступил бойцом в группу «Шаратын». Уча-ствовал в мартовском наступлении...


Из воспоминаний
Джопуа Руслана Астамуровича (Юрьевича)
бойца группы «МГУ», 1969 г. рождения,
осколочное ранение в ногу

После службы в Советской Армии – находился дома – в Тку-арчале. А 14 августа 1992 года – в день начала грузино-абхазской войны был у родного старшего брата Аслана, который учился в АГУ на третьем курсе филологического факультета. Жил он в об-щежитии университета вместе с женой и ребенком. Но 14 августа его семья находилась у наших родителей в Ткуарчале.
В тот же день Аслан, я, Игорь Джинджолия, Нодар Кварчия «Старый» уже участвовали при обороне Красного моста в Сухуме. Вооружились мы ближе к вечеру.
К 17-ому августа отошли к «Универсаму», что на въезде из города Сухум.
 Возглавлял всю эту оборону Г.К. Агрба. Его сын Алим Агрба был тоже в первых рядах. Раз – в те дни – я с Игорем Джинджолия поднялись на «четырнадцатиэтажку» - на крышу. Нас стал обстреливать вертолет. Пришлось нам убегать с крыши. Наши выстрелы по нему из автоматов ничего не дали.
Отошли вместе с абхазскими ополченцами за Гумисту. Имели позицию в Эшерах, то в Верхней Эшере, то в Нижней – как бойцы группы «МГУ», где командиром был Нодар Кварчия. Я был все время с братом Асланом.
Но до взятия Гагры – я с (Дедом) Борисом Пачулия не раз со-вершал диверсионные вылазки в Сухум, который уже был занят госсоветовцами Грузии. Сидели в Ачадарах где-то с неделю. По приказу Мушни Хварцкия выходили за трофейным оружием.
Дед прекрасно знал грузинский и менгрельские языки. Он в ночное время вылазок останавливал машины, отвлекал солдат про-тивника разговорами, после чего мы захватывали оружие у них.
Во время Гагринской операции при взятии Гагринского уни-версама я участвовал вместе с казаками и приднестровцами. Тогда мы взяли в плен до шестидесяти грузинских солдат.
До самого конца гагринской операции – мы с братом в группе «МГУ» дошли до границы Псоу. Во время операции меня легко ранил в голову снайпер. Пока не стемнело – я лежал на асфальте, притворившись убитым.
25 октября 1992 года, вечером мы с братом в составе группы «МГУ» со своим командиром Нодаром Кварчия прилетели в Тку-арчал. В штабе, в тот же день, мы встретились с Мушни Хварцкия, который прилетел до нас с Гумистинского фронта. Группа наша была вооружена до зубов: у каждого до восьмисот патронов и гра-наты, два гранатомета. Один гранатомет имел – Аслан – мой брат, а второй – Гурам Кварчия «Кырча».
В тот же вечер меня и Бесика Делба Мушни забрал с собой в Атару. Вернулись к родителям мы только в три часа ночи.
На следующее утро мы с братом к обеду подошли к ЖКО, где был расположен штаб. Там мы и встретились с другими членами нашей группы. Нодар Кварчия нам говорит, что ночью надо в Очамчыру – встречать баржу. Я говорю «встречать, так встречать».
Выехали на бортовом «ЗИЛе». По дороге песни распевали. В темноте прибыли в Пакуаш. Там нас накормили, проверили наше вооружение в Пакуашской школе. Кое-кто еще досел и нас отвезли на «ЗИЛе» ближе к линии фронта.
В это время дождь уже хлестал прилично. До моря дошли нормально – чисто. К двенадцати часам ночи были на берегу моря – на месте предполагаемой высадки баржи. Дождь лил как из вед-ра. На море ужасно штормило. Мы поняли, что никакая баржа не сумеет причалить в такую погоду. Но до положенного срока все-таки ждали ее, надеясь, что она сумеет причалить.
Кто-то говорил, что раз баржи нет, то надо возвращаться об-ратно. Но мы пошли. Перед мостом Аслан и Гурам выстрелили по посту и автобусу, которые находились с нашей стороны моста. Пе-решли мост, посоветовались. Обошли здание очамчырской мили-ции справа. Аслан произвел еще выстрел – уже по зданию мили-ции. После слышим, что кроме нас никто не стреляет. Мы поняли, что одни в городе и стали отходить.
Уже ближе к мосту кто-то стал кричать «Кто вы такие?» Поя-вились вооруженные люди.
Все перешли мост. Перед переходом до конца моста, мы от-стреливались от наступавшего противника.
Пол-группы уже ушло вперед. Тогда и мы прикрывавшие сза-ди, пошли дольше за ними вдоль моря, растянувшись в длинную цепь. В селе Гудава уже было светло, когда мы вошли в один из дворов и погрелись в коровнике. Костер разожгли сами. Пока неко-торые грелись, другие пригнали бортовой «УАЗик». Не доехав до нас, где мы грелись – около восьми человек с Дедом, Старым и другими – «УАЗик» сломался.
Дальше все тридцать два человека пошли пешком. Недалеко от места, где сломался «УАЗик» увидели «Техпомощь». Хозяину говорим: «Сядь за руль, повези нас». Он отказался – «берите» го-ворит.
Выгрузили чалу. Загрузились. С собой взяли бензин с канист-рой. После за руль сел Ахра Хаджимба. В середине Бесик, с краю – Старый – Кварчия Нодар.
Метров пятьдесят не проехав, поменяли водителя. Я брату, Аслану говорю: «Садись. Чего стоишь?» А он стоит, держась за дверь, что в конце машины. Я сидел с Ахрой Хаджимба. Не выдер-жал от усталости, стал засыпать. Сквозь сон уже услышал выстре-лы.
С первых выстрелов на месте погибли Ахра Хаджимба, Дед Пачулия. Снаряд от «Мухи» противника попал по покрышке, и машина подпрыгнула на месте. Обстрел шел с двух позиций по задней двери «Техпомощи».
Брат Аслан выскочил из машины, уже раненый, успев выпус-тить пару очередей. А на меня навалился убитый наповал Ахра Хаджимба. На нас были одеты лифчики, и они зацепись. Я с боль-шим трудом их отцепил друг от друга. Машина была в дыму. До тог, как выпрыгнуть из бокового окошка, я помог Дауру Квачахия вылезти, Руслану Трунову, еще кому-то. Я не был ранен. Поэтому у меня были силу помочь ребятам. Понемногу я чувствовал, как начинает гореть спина, но промокшая от дождя одежда удерживала жар.
Выскочив из окошка – вижу – Джон Зарандия отстреливается из автомата, а Гурам Кварчия стреляет из гранатомета.
Я ему говорю: «Стреляй по остановке». Джон отстреливался из-под колеса. Я стрелял из автомата Русика Трунова. В один мо-мент я говорю Джону: «Что с моим братом?» Джон посмотрел на Аслана и качнул головой. Я понял, что Аслан погиб. Меня словно перемкнуло. Я встал и с автомата во весь рост стал стрелять во вра-гов. Бесик Делба передавал Гураму снаряды для гранатомета. Он схватил меня за ноги и я упал на землю. И говорит мне: «Перенеси меня – я живой». Я поднял его, поддерживая одной рукой, другой – отстреливался. Дотащил его до ближайшего дома. А Джон отстре-ливался из-под машины. Бесика я уложил рядом с Зауром Харчила-ва, который был тяжело ранен. Потом я, Джон и Гурам притащили сюда и Даура Квачахия. А до этого оттащили Русика Трунова.
После уговоров Бесика и Зураба – я, Гурам и Джон пошли. Идем дальше. Встречаем мальчишку лет пятнадцати. Говорим: «Не бойся, просто дорогу покажи к нашим». Где-то с километр пацан этот нас провел. Потом уверяет, что он звиадист и брат его – тоже. Оставил нас в каком-то сарае. Мы его отпустили за братом – звиа-дистом.
Через некоторое время, когда его брат пришел – говорит: «Выходите». Я помню, как вышел из сарая, а очнулся уже в Очам-чирах, связанный по рукам и ногам. Меня сильно ударили по за-тылку. Я был полностью одет по военной форме и с бородой. По-этому, наверное, связанный валялся в углу. Когда у грузина в ад-министрации выскочила с рук граната, который, кстати, геройски ее накрыл грудью, показав свое мужество, меня ранило осколком.
В очамчырской тюрьме я сидел с Вахо Ласурия. Когда на до-прос первым вызвали его, то он попросил, чтобы я передал его близким, как он погиб. Я тогда находился в состоянии шока. Мне было все равно – хоть в упор расстреливай. Нас там били прикла-дами. Боли я не чувствовал. Наверное, от пережитого у меня нервы притупились.
После нас – пленных, перевели в Тбилисскую тюрьму. Оттуда уже обменяли вначале меня, Гурама Кварчия, Славика Бганба, Тата Лагвивлава и Аркадия Чагава. А после – Вахо Ласурия и Джона За-рандия.
Обмен произвели в Сухуме – на Маяке. Пятерых живых – на пятерых живых. Мы в живых остались лишь потому, что среди гру-зинских пленных находился сын генерала грузинской армии.
Помню – раз в Тбилисской тюрьме, когда у меня нога с оскол-ками резко заболела, то сидевшие со мной в камере заключенные вызвали охранника. Мол – «плохо раненому». Охранник спрашива-ет: «Кому?» Отвечают: «Абхазцу». «А-а. Сейчас-сейчас».
Вообщем – вошли человек восемь с дубинками и всю камеру избили до полусмерти, включая, естественно и меня.
Когда я пришел в себя, то попросил их больше не помогать мне. Как-нибудь, говорю, боль выдержу до смерти...
Из воспоминаний
Какачия (Ялты) Александра Нуриевича,
командира патрульного взвода Охурейского гарнизона, ко-мандира Бедийской роты III-го Ткуарчальского полка.

До грузино-абхазской войны 1992-1993гг. занимался сельским хозяйством в родном селе – I-ой Бедии. А в абхазской гвардии служу с начала ее формирования. Начинал вместе с ребятами-односельчанами: Джемалом Ходжава, Славиком Ходжава, Миро Шадания, Виталиком Джинджолия, Бесланом Гварамия, Юрой Джинджолия, Колей Горгондзия, Карло Шакая, Джустаном Ходжава, Чичико Шадания, Гия Шакая.
До начала войны мы патрулировали в Охурее, где проживали сваны и мегрелы. Также в нашем селе. Мы имели шесть стволов, имели удостоверения и военную форму, выданную нам в полку ВВ РА. Были служащими полка. Штаб наш находился в расположении бывшей советской военной части.
В первый день ОВ 1992-1993гг. я был в г. Ткуарчал. Услышав об этом, сразу поехал в село I-ую Бедию. Забрал из сейфа свой автомат и  возглавил ополчение села. Выезжали с ребятами на вылазки, подкарауливая машины с госсоветовцами. Часто на такие вылазки нас водил (Дед) Борис Тарасович Пачулия.
В I-ой Очамчырской операции – в середине октября 1992 года я со своими ополченцами из I-ой Бедии участвовал совместно с по-квешцами и звиадистами из Грузии.
25 октября 1992 года по приказу М. Кишмария я прибыл с ополченцами из нашего села в Ткаурчал. Мы выехали на тракторе Т-16, который вел Омик Ходжава. С собой я забрал следующих ре-бят: Славика (Мегону) Ходжава, Джемала Ходжава, Игоря Нарма-ния, Заура Буджговича Харчилава, Романа Ходжава и Сократа Самсония. У всех были стволы, кроме Сократа, который взял с со-бой мелкокалиберную винтовку.
Выехали из села где-то в пять часов вечера. Через час были у штаба, который находился в ЖКО города. Вскоре собрались и бой-цы из группы Н. Кварчия, которые накануне прилетели из Гудауты. Около двадцати бойцов нас собралось перед штабом.
Мераб Кишмария завел нас в штаб – командиров групп – Деда Пачулия, Старого Кварчия и меня. Сказал, что намечена операция по встрече баржи с десантом из Гумистинского фронта в районе кладбища села Гудава. Поставил задачу – встретить баржу и вместе с десантом занять Очамчыр, где в этом будут задействованы и дру-гие группы.
Через два часа мы выехали в Поквеш. По дороге пели песни. В селе нас накормили и там подключились еще бойцы. Включая мед-сестру, нас стало тридцать три человека. Моросить начало еще с Ткварчала. Снова поехали на «ЗИЛе». Через несколько километров – пошли пешком. Прошли с. Охурей, центральную трассу, Илор, до Приморского поворота. Дождь уже шел проливной.
Оружия у нас хватало, также как и боеприпасов: несколько гранатометов, гранаты, автоматы, до восьмисот патронов на каждо-го. С рацией шел Фред Тания – поквешский боец. Но на обратном пути рацию нес я. К двенадцати ночи были на кладбище в с. Гуда-ва. Штормило ужасно. Стало ясно, что никакой баржи не будет с десантом. Как мне известно – мы вышли по рации и сообщили, что баржи нет. Тогда нам сказали: «Идите по намеченному плану в Очамчыр».
Старшим в операции был Дед Пачулия. Повел он нас вперед. Перед мостом через р. Галидзга стояли пост-будки и автобус. Дед приказывает: «Стреляйте из гранатомета по ним». Стрельнули по этим точкам. Уничтожили эти опорные пункты. Прошли мост и вошли в город. Видим «КАМАЗ», на котором находились воору-женные люди. Начали стрелять по нему. Его тоже остановили. По-сле отошли вправо от моста и попытались выйти на штаб, но без-успешно.
В Очамчыре кое-кто из наших выключал уличные фонари, так как в городе было светло как до войны. Пошли в сторону милиции. Выстрелили из гранатомета. Мы поддержали из автоматов.
Когда стали появляться в разных сторонах вооруженные лю-ди, Дед говорит, что они могут взять в кольцо и надо отходить. Пе-решли мост, некоторые из отряда прикрывали наш отход. Сильного боя не было. Перейдя мост, вернулись к кладбищу у моря. Стали решать по какой стороне отходить. В результате пошли вдоль бере-га. К этому времени стало светать. Один из наших был ранен в плечо.
Прошли с десяток километров. Во дворе какого-то дома не-много обсушились – человек десять. А остальные пригнали «УА-Зик». Но много не проехали – отвалилось колесо в районе Ачигва-ры. Рядом, видим в одном из дворов, «ГАЗик» - техпомощь стоит. Вытащили чалу. Один слой оставили для сидения и в будку зане-сли канистру с бензином.
Пока готовили машину к отъезду – я вышел по рации. Дед го-ворит по рации в штаб, что мы в районе Ачигвары. Где-то девять утра было. В течении часа готовили машину для отъезда. За это время подъехало несколько «легковушек» и уехали обратно. После их отъезда мы выехали, погрузившись, все тридцать два человека в «Техпомощь». Вначале за рулем был Ткварчельский боец, но он хорошо не знал дорогу и посадили Джемала. Выехали через Окум-ский мост. После налево. Дед говорит «Не стойте у окошек, чтобы не заметили». Подъехали к повороту. Я незаметно выгладывал из окошка будки. Вижу у киоска человек с автоматом и в тот момент наша машина свернула вправо и началась стрельба по нашей «буд-ке». Машина остановились. Наши стали выскакивать из машины. Заура Харчилава, Романа Ходжава, Деда Пачулия расстреляли сра-зу, когда они выпрыгивали из будки с задней дверцы.
Стрельба шла с водительской стороны и с двух точек сзади. Я выпрыгнул из форточки с водительской стороны. Вижу, Джемал стреляет с подножки назад. Я тоже стал отстреливаться. У меня за-клинило автомат и я побежал. За мной Джемал, который шел с од-ним из наших. Следом Темур Джинджал отстреливался.
Вчетвером пошли по дворам. В одном из дворов спрятались в свинарнике. После подошел хозяин и завел нас к себе домой. Там были жена его и двое дочерей. Дочери стали кричать, чтобы он нас не заводил, а то их убьют и дом их подожгут. Но жена его сделала нам уколы. После Джемал послал хозяина за каким-то человеком, который нас и сумел вывезти в Бедию.
В начале хозяин никого не нашел. Говорит, что они знают о том, что я прячу двоих абхазов. И предложил, чтобы двое из нас сдались, а двое пусть прячутся, пока шум не уляжется. Мы, конеч-но, не согласились с таким предложением. Послали его второй раз за человеком, который мог бы нам помочь. Когда тот приехал, то поставил условие от окруживших нас, чтобы мы оставили оружие и тогда они нам позволят выехать. Мы согласились, доверившись нашему проводнику.
Я сел с Тимуров в багажник, а Джемал с Ахрой в кабину. Ма-шину вел посредник, а рядом с ним еще один кто-то сел. В общем, этот человек сдержал свое слово и вызволил нас из окружения, от-вез в Бедию.
Игорь Нармания вышел из облавы только на следующий день...

От автора

Игорь Нармания – житель села I-я Бедия. В настоящее время проживает и работает в родном селе. Семейный – имеет двоих сы-новей.
Во время ОВ 1992-1993гг. являлся с первого дня ополченцем, затем и бойцом Бедийской роты. Участвовал в I-ой Очамчырской, II -ой Очамчырской операциях. 26 октября 1992 года сумел выйти из окружения, не потеряв своего автомата. Раненый в спину он все же к двум часам ночи вернулся в Бедию.
После лечения Игорь принимал участие во всех операциях Бе-дийского направления.


Из воспоминаний
Ходжава Джемала Викторовича
бойца Первобедийской группы

С первого дня грузино-абхазской войны стал ополченцем с. I-ой Бедии – откуда и я родом. Костяком ополчения в те дни стали служащие полка ВВ РА, куда входили Ялта Какачия, Игорь Нарма-ния, Бондо Шакая, Сократ Самсония, Заур Харчилава, Славик (Ме-гона) Ходжава, Лифтер Нармания и другие.
В августе-сентябре 1992 года – создавались группы по фамилиям. Ходжавовцы тоже создали свою группу из однофамильцев. В первые месяцы ходили на вылазки. Погибли Джамбул Ходжава и Гия Ходжава – уроженцы г. Ткуарчала. Дежурили на постах села, где проходили границы с грузинскими селами.
В октябре приезжает Дед Пачулия в I-ую Бедию и говорит, что нужны семь человек, чтобы приехали в Ткуарчал – добровольцы.
Наш командир Ялта Какачия собрал нас, и мы поехали на тракторе Т-16: Ялта Какачия, Славик Ходжава, Игорь Нармания, Роман Ходжава, Сократ Самсония, Заур Буджгович Харчилава и я – Джемал Ходжава.
Приехали в Ткуарчал – в штаб, где встречает нас Дед Пачулия и говорит: «Никуда не уходите. Вечером мы уезжаем». Но куда пока не говорит. К вечеру подъезжает ЗИЛ-130 – мы загружаемся. Приехали в Пакуаш. Раздали боеприпасы. Дед построил нас в Поквешской школе и говорит: «Едем в Очамчиру – в наступление». Мы переглянулись и говорим: «Едем – так едем». Дед говорит дальше, где надо войти в город, что кроме нас еще входят другие Ткуарчальские группы и что мы должны встретить баржу на берегу моря, недалеко от Очамчиры.
В это время дождь шел вовсю. Нас еще довезли на машине. После дошли до Поквешского перекрестка. Дед говорит: «Стойте! Там казарма. Проверьте – Ялта и Джемал. Мост проверьте». Про-верили – чисто. Доложили, что везде чисто. Пошли дальше. Дошли до Илорской церкви. Дождь идет проливной. С трудом перешли речку, набухшую от воды и дошли до кладбища с. Гудава. Пришли мы раньше намеченного и залегли там. Вооружение у каждого из нас было полное. На море был сильный шторм. Мы поняли, что в такую погоду – десант невозможен! Но – ждали до намеченного срока.
После Дед говорит: «Вперед – в Очамчыру».
Он приказал Ялте и мне проверить Галидзинский мост. Мы проверили и доложили: будка-пост и автобус рядом – охрана мос-та».
Дед говорит: «Вперед. Гранатометом и по будке и по автобу-су». Отсыревшие снаряды вначале отказали, но после того как их протерли – наши выстрелили по точкам.
Мы стреляли из автоматов. Когда шли к зданию милиции, то обстреляли «Камаз» и «Жигули», едущие в нашу сторону. Медсе-стру мы оставили при входе в городскую черту. Находясь в городе, мы не слышали звуков боя ниоткуда, кроме наших выстрелов.
Стали возвращаться обратно по мосту, но прежде обстреляв здание Очамчырской милиции. Не перейдя мост до конца, мы за-легли у пешеходной дорожки моста и, отстреливаясь, пошли даль-ше.
Затем Дед Пачулия предложил идти вверх – в сторону гор по короткому пути. Но Н. Кварчия (Старый) предложил идти тем пу-тем, которым мы пришли. В результате пошли по Гудавской доро-ге. По дороге – уставшие, голодные, мокрые, мы растянулись в длинную цепь. Я с некоторыми бойцами пока грелись в одном из домов, Игорь Нармания, от своих родственников, живущих в с. Гу-дава, чтобы облегчить отход всем нам – вместе с Романом Ходжава пригнали «УАЗик». По дороге ребята запрыгивали в него.
Но, не доехав до того дома, где сидели мы, «УАЗик» сломался. Рядом от этого места – во дворе стоял «ГАЗик». Было светло. «ГА-Зик» мы разгрузили...
Когда отъехали от этого дома, то за рулем вначале сидел Тку-арчальский боец, но через метров триста – четыреста он тормознул, спросив: «Кто знает дорогу?». Дед тогда меня пустил за руль. Ки-лометра три я проехал от центра Ачигвары до Бедийского поворо-та. Заехали на поворот метров десять-пятнадцать. По дороге, когда ехали, кое-где в переулках мелькали машины. Суматоха чувствова-лась вокруг. Но все были уставшие, переутомленные и скорее хо-тели попасть домой.
В конечном итоге, чтобы не наехать на женщину – я тормоз-нул. Возможно, ее специально пустили наши враги, чтобы остано-вить нас. После остановки «ГАЗика» начался обстрел из различных видов оружия. Одна пуля только слегка коснулась моего правого бока. Нодар Кварчия – командир группы «МГУ» погиб на месте. После я выскакиваю из машины. Потом – вижу Ялту Какачия. Мы стали отходить еще с двумя бойцами.
Когда я стоял у машины, то видел как из машины выпал мой брат Роман Ходжава. Я подошел к нему и говорю Ялте, что Рома убит... Вчетвером мы стали отходить через дворы. В один период спрятались в сарайчике, похожий на свинарник, потом вошли в дом местного мингрельца, которого я знал до войны. Его жена нам сде-лала уколы, промыла раны всем. Кстати, когда мы заходили в один из дворов – Ялту ранило в руку.
После эту хозяйку, я спрашиваю: «Где хозяин». Она привела его и я послал его за человеком, который имел авторитет в этом районе. Хозяин его привел. К этому времени дом, в котором мы находились, окружили, приехавшие еще на «КАМАЗе» вооружен-ные грузины. Этот авторитет передал при нас своему брату, чтобы ни один волос с нас не упал.
Пригнал «Москвич» - сел за руль сам и в двенадцати часам дня мы были уже в Бедии. На второй день он же и привез трупы погибших наших друзей и братьев, прицепив «ГАЗик» к трактору «Беларусь».


Из воспоминаний
Тания Фредика Колиевича
начальника РЛС, ст. л-та в ОВ 1992-1993гг., награжден орде-ном Леона, ранен во II-ой Очамчырской операции
26 октября 1992 года.

Еще в 1989 году, когда произошло грузино-абхазское столкно-вение, остановленное советским спецназом, и был арестован сило-выми структурами Грузии. Тогда, вооруженные звиадисты, голые по пояс пошли в наступление на абхазов. Во время столкновения погибли люди. Через несколько дней я был выпущен из тюрьмы в связи с бездоказательностью фактов.
Потом я стал служить в Абхазской гвардии – полку ВВ РА с 21 марта 1992 года в качестве резервиста. Участвовал в охране границы на реке Ингур с другими резервистами Ткуарчальского резервного полка. Командиром у нас был Гиви Адлейба.
В конце мая 1992 года я в числе двадцати шести добровольцев из Абхазии – поехал в Южную Осетию, когда грузинские военные формирования начали грузино-осетинскую войну. Добровольцев из Абхзазии возглавлял Николай Джонуа. До начала же оккупации грузинскими формированиями Республики Абхазия, я по-прежнему служил в Абхазской гвардии. В группе нас было четыр-надцать резервистов, включая Омара Хашба, Джугли Цулукия и других. Дислоцировались мы в поселке Киндги – в детском саду. Имели пять Калашников и посменно проводили службу.
14-го августа 1992 года около десяти утра по рации нам сооб-щили из полка ВВ РА, чтобы наша группа выехала в район Оху-рейского поста. Там дежурили служащие полка. Вскоре мы вышли на главную трассу. По ней уже шествовала грузинская колона. Я с частью ребят успел пересечь трассу со стороны гор, а другая оста-лась со стороны гор. Им пришлось отойти обратно.
Я же с пятью ребятами были обстреляны. Пришлось скрыться в кукурузное поле, где нас еще обстреливал вертолет. После того, как он перестал обстреливать, мы вначале вышли к берегу моря. Потом – снова к трассе и через канализационную трубу в сторону гор. Встретились с остальной частью группы в с. Кутол. В ту же ночь в селе Кутол мы поймали трех вооруженных сванов, которые хотели угнать «УАЗик» из села.
После этого я поехал в родное село Поквеш, установил рацию и наладил связь с Гудаутой, где находилось командование полка ВВ РА. Через малый промежуток времени в селе был организован ополченский отряд, куда в конце сентября я записался радистом.
В то время я участвовал с ополченцами в диверсионных вы-лазках. Был в операции, когда поквешцы с рекцами по приказу, прибывшего из Гумистинского фронта В.Г. Аршба, взорвали Оху-рейский пост. Мы подложили 450 кг взрывчатки. Мост взорвали в четыре утра. К нам прибыл наш земляк Дед Пачулия, и он, как опытный разведчик, водил нас по сбору разведданных в Ачигвар-ском районе. Когда вооруженные грузины с Охурея пошли в на-ступление на с. Река, мы с Борисом Пачулия (Дедом) – находились в тылу противника, в оккупированной зоне – в районе церкви Илор. Но на второй день мы уже были у своих. Тогда погиб рекинец Ро-ман Кортава. Это было в сентябре 1992 года...
Как вспоминает комиссар Рекского батальона Мириам Ла-бахуа: «Где-то на рассвете, после первого широкомасштабного гру-зинского наступления со стороны Охурея с двумя танками, БМП – которое было отбито общими усилиями, утром – 1-го сентября 1992 года Роман Кортава пошел на разведку вниз к взорванному мосту. Он шел с рекцами, а с поквешцами Дед Пачулия. Через пол-часа вернулся Роман и попросил у меня мой «Москвич». Забрал с собой Зураба Кишмария, Омина Логуа и Тамаза Тарба. Подъехали они к взорванному мосту. Там их обстреляли. Через десять минут вернулся Зураб с оторванным ухом. Началась перестрелка Зураб говорит: «В машине остался Роман и по-моему он убит». Тогда Фред Тания под обстрелом противника, ползком влез в машину, завел его и привез убитого нашего бойца – Романа Кортава, быв-шего афганца. Этот отважный поступок Фреда Тания – есть на-стоящий подвиг, который совершает человек ради другого».
Когда я подполз к машине, то Роман еще был жив, хотя пуля попала ему в затылок. Я сумел его незаметно оттащить от руля. После чего, лежа под прикрытием очередей ребят – завел «Моск-вич» и привез нашего бойца.
11 октября 1992 года была дана команда М. Кишмария о взя-тии Охурейского поста. В этой операции кроме поквешцев и бе-дийцев участвовали и звиадисты. Операцию начали с рассветом. Мост, взорванный нами раньше – был восстановлен. Бой шел около четырех часов. С поквешцами был Борис Пачулия, бедийцев воз-главил Ялта Какачия. Нас – абхазских ополченцев было до пятна-дцати человек, а звиадистов было до сорока. Сопку один раз мы за-няли, но после контратаки госсоветовцами тяжелой техникой – мы отступили. Нами было взято – шесть трофейных автоматов 5,45 мм.
В том же месяце – до 26 октября 1992 года вместе с Дедом Па-чулия наша поквешская группа выезжала в с. Мокву. В тот период, если где-нибудь было тяжело, то на помощь приезжали большие группы из Ткуарчала и мобильные группы из сел – по пять-семь бойцов. В Моквах мы были трое суток вместе с моквскими опол-ченцами.
26 октября 1992 года перед наступлением в Очамчыру мы с Борисом Пачулия находились в Ткуарчале. Выехали на «ЗИЛе»-130м. Указания Дед получил в штабе. С нами ехали и другие бой-цы. В Поквеши еще подсели ребята. Несколько ребят было без оружия.
Выехали из Поквеша где-то к девяти вечера. Дождь к тому времени уже шел. Доехав до Кацихабла, вышли из машины. Вперед пустили разведку. Дошли до кладбища в с. Гудава, которое распо-ложено у берега моря. Включили две коногонки - шахтерские фо-нари. Это было сигналом для баржи из Гудаут, которая должна бы-ла высадить десант. К назначенному месту мы пришли вовремя. В нужное время показали «маяки» в сторону моря. Более двух часов еще ждали баржу. После Дед по рации передал, что баржа не при-была. Дал команду идти по берегу к Галидзинскому шоссейному мосту. На посту перед мостом – будка, автобус. По приказу Деда были совершены по ним гранатометные выстрелы и точки уничто-жены.
Перешли мост, на котором я обстрелял горевшие лампы. За мостом – справа, собрались и некоторое время там постояли. Ви-дим, едет «Камаз» и легковая, которая тоже была нами обстреляна. Далее с северной стороны обошли на квартал выше здания мили-ции. Дошли до него без препятствий и стрельнули в него из грана-томета. Потом вошли в какой-то пустой двухэтажный дом, и я стал связываться с Центром. Но меня стали глушить и на основной и на резервной волне. Не видя других абхазских подразделений, не имея связи – Дед дал команду «отходить»...
К рассвету мы были в конце полигона, когда над нами проле-тели два грузинских самолета в сторону Сухума. Зашли в какой-то дом, перевязали рану Бесику Делба. Все мокрые идем. Перешли полигон. Зашли снова в какой-то дом, где были старики. Мы вошли в их сарай, разожгли там костер. Дед говорит: «Пойдем пешком че-рез лес – мимо озера». Но многие отказались от его предложения, так как много сил ушло во время переходов. Уже, после, ребята по-догнали «УАЗик», подбирая нас по дороге. На выходе в Ачигварах отлетело заднее левое колесо – словно бритвой отрезали. Видим – рядом «ГАЗик». «УАЗик» затащили во двор дома, где стояла «Тех-помощь». Хозяин говорит: «Берите «ГАЗик». Время было где-то к девяти утра. Пока разгружали чалу, заливали бензин – час ушел. Н. Кварчия и Б. Делба посадили в кабину. Поехали, спустились к реке Окум, проехали под железнодорожным мостом, чтобы выехать на бедийскую дорогу...
Помню – один выстрел из будки нашего «ГАЗика», совершен был нашим гранатометчиком. После дым пошел. Я сидел рядом с Русланом Хаджимба и Тимуром Джинджал. Руслан Хаджимба по-гиб на месте. Огонь со стороны врага велся перекрестный. Солнце еле-еле светило, а дождь по-прежнему лил, но уже – мелкий. К этому времени я успел выскочить из форточки и встать у переднего колеса. В этот момент у машины стоял Темур Аджинджал и от-стреливался. Я заметил, что стреляют с остановки. Вижу – летит граната. Я к колесу. Но граната закатилась под машину и, взорвав-шись, попала мне в ногу. 37 осколков впилось мне в обе ноги. Не знаю что делать, куда идти. Отстрелял почти два магазина и бегом вдоль заборов к домам. Бегу, а вокруг пули летят. В одном из до-мов встретился с Тимуром, который перевязывал себе ногу. У меня тоже кровь потекла, но мне повезло, что раны оказались не глубо-кими. Где была рана поглубже – перевязал и пошел через ближай-шие дома к чайным плантациям. Шел долго, петлял, выжидал, ду-мал, что возможно по моим следам отходят ребята. Вижу – идут. Подполз поближе. Слышу – менгрельская речь. Где-то три-четыре часа они сидели в засаде. Я оказался в ловушке. Не знал, куда идти дальше. С одной стороны какой-то местный гражданский чинил за-бор. Все-таки я спустился с чайной плантации, которая находилась на холме, и незаметно подошел к гражданскому. Взял его на муш-ку, приказал ему молчать, завязал ему руки, ноги, рот заткнул вет-ками бузины и пошел в сторону наших. Нога уже серьезно давала о себе знать. Ночь провел в Охурейском лесу, т.к. ночью было опас-но идти из-за того, что возможны были посты сванов, живущих в селе Охурей. Замерз в своем мокром бушлате до костей, проголо-дался. Выжал тряпку, перевязал заново рану. Всю ночь просидел в лесу, а к утру – перешел дорогу. Добрался не спеша до сопки и увидел сопки села Реки. Но не знаю, как идти дальше...
Кое-как добрался до штаба Рекского батальона. Рекцы вызва-ли «скорую» и отправили меня в госпиталь. Где-то пять дней нахо-дился в госпитале, после – 2 декабря 1992 года меня назначили ко-мандиром поквешской группы, названной в честь Бориса Тарасо-вича Пачулия – «Дедом». Приказ №52 «Об организации группы» подписали командующий фронтом Восточного направления обо-роны Абхазии – Д. Пилия и нач. штаба ВНОА – М. Кишмария.
12 декабря 1992 года меня как специалиста по связи направи-ли на Гумистинский фронт и 25 декабря 1992 года назначили зам. Начальника связи МО РА. Восстанавливал радиолокационную станцию дальнего и ближнего обнаружения для Центрального ко-мандного пункта. Участвовал в мартовской операции. Со мной вместе несли боевую службу как специалисты ПВО – ст. л-т И.Ф. Иванов и другие...


Из воспоминаний
Бганба Славика,
бойца из группы Бориса «Деда» Пачулия

Операция по освобождению г. Очамчыра.
Поражение или победа?
С точки зрения стратегии и тактики войны, Очамчырскую операцию вряд ли можно назвать неразумной, а ее итог – безре-зультатным или поражением для нашей стороны
Фактор влияния этой операции не ограничивается кратким временем ее продолжительности; она наложила глубокий отпеча-ток на весь ход войны, став одной из важнейших слагаемых, пре-допределявших ее исход.
Так, если Гагрская операция открыла нам «дорогу жизни», то Очамчырская операция, если и не перекрыла «артерию жизни» ок-купационных сил, то, по крайней мере, продемонстрировала им, что это всегда возможно, что если востребована будет ситуация, которую принято называть ситуацией здесь и теперь (hic et nuns), ее можно будет осуществить.
Как мне представляется, в том, что ожесточенное сопротивле-ние  оккупационных сил нашим войскам после освобождения г. Сухум сменилось поспешным их отходом за Ингур реку, во многом мы обязаны именно Очамчырской операций.
Немаловажен и человеческий фактор. Ночь с 25 по 26 октября оказала существенное влияние на умопостроения как освободите-лей Родины, так и оккупантов – разного характера влияния, разу-меется.
Так, вставшие на защиту Родины окончательно уверились в том, что несмотря на огромные преимущества оккупантов в живой силе и технике, они с малыми силами сумеют одолеть врага; что бьют не числом, а умением, что техника бессильна перед духом, что волонтеры свободы всегда и везде сильнее душителей свободы. И девиз защитников Родины – «погибнем, но не сдадимся», вскоре сменился на уверенно - оптимистически - «не сдадим, победим».
С другой стороны эта операция вселила неуверенность и страх в оккупантов. Она дала им понять, что нет на земле абхазской и пя-ди земли, где бы они могли чувствовать себя в безопасности. Что даже с надеждой как им казалось вначале, была, их может ждать сокрушительный удар; что в случае поражения и надежного то пу-ти для отступления может и не быть.
Очамчырская операция окончательно смыла с лица оккупан-тов остатки белозубой улыбки победителя, все еще остававшиеся после Гагрской операций. Думаю, после нее многие из гвардейцев начали осознавать, что умирать стоит лишь во имя свободы.
На войне как на войне. Бывают ситуации когда малозначи-тельный , казалось бы, просчет или эпизод, в конечном итоге сыг-рает решающую роль в исходе битвы. Бывает что, неожиданное стечение множества непредвиденных, неблагоприятных неведомо кем и какой силой приведенных в движение обстоятельств, ставят под удар исход, казалось бы, предрешенной ситуации или судьбы.
И поражения, бывает, в конечном итоге выливаются в победу.
Операция по освобождению г. Очамчыра не завершилась во-дружением стяга победы над административным зданием города. Роковое стечение множества обстоятельств не позволили основным силам наступающих быть задействованными в операции. Лишь партизанскому отряду легендарного Деда – Бориса Пачулия, уда-лось овладеть мостом через Аалдзгу реку и ворваться в город с Востока.
В течение часа отряд освободил свой сектор. Дальше идти бы-ло нельзя: могли столкнуться со своими же…
Лишь часа два спустя свой поистине героический «кинжаль-ный проход» по оккупированному городу совершил отряд «Скор-пион». Но было уже поздно. Слишком поздно…
Так и не «столкнувшись» со своими, отряд Деда оставил город – свой, родной, очищенный от оккупантов город – часть города.
Тяжел был обратный путь. Никем не выбитые из города, побе-дители, уходили из города…
Шли по окружному, роковому, не по предусмотренного, зара-нее обго-воренного пути отступления. Была уверенность – и не без основания – что отступления путь и не понадобиться.
В общем, то так и было. Ребята не отступали; они возвраща-лись с похода – похода, так и не завершившегося освобождением многострадального города. Не по их вине. Не по тому пути. Вы-полнив, однако, свой долг до конца. Дождь хлестал нещадно по лицам возвращавшихся с похода. Возможно, природа таким обра-зом старалась отводить ребят от того рокового пути, выступая в роли «союзника» Деда – вожака, который, казалось, не чутьем, не интуицией, а обладая каким – то иным, неведомым нам способом предвидения предстоящего, знал: гибелен тот путь.
Ни непреклонный командир, ни косматый дождь так и не смогли предотвратить того, чему суждено было (?) сбыться.
Порою мне кажется, что не было никакого кружного рокового пути, что не было засады и ситуации подлой, при которой победи-телей расстреливали в упор, а они, победители, находясь в «мыше-ловке» - обитой железом машине - будке – и не имея возможности ответить ударом на удар, гибли как обыкновенные смертные.
Такого не должно было быть. Не могли так погибать те, кто развернувшись малыми веерами – цепочками, уверенной поступью брали мост что перекинут через Аалдзгу реку – твердыню, осве-щенную пламенем множества горящей им же подбитой вражьей техники.
Взятие моста… То было зрелище – зрелище неописуемое и прекрасное, если прекрасному есть место на поле войны.
Приходилось мне наблюдать бои, в том числе и за взятия мос-тов, но при слове «война» перед взором снова и снова возникает тот мост, а на мосту – ребята: - гордые и непреклонные, готовые ежесекундно «взять» на себя уготованную для друга неумолимую пулю – дуру… Они были дерзки как нарты, и красивы как боги войны. Тогда, там, на мосту, и пули – дуры , казалось не смели тронуть их – богов войны.
Иногда мне видится, а, может, и снится, что вознеслись ребята вместе со своим командиром прямо с того моста туда, где положе-но обитать богам – богам войны: гордым и снисходительным и красивым. СВЕТЛЫМ. Возможно, они и были востребованы неведомой нам силой туда, где в схватке смертной, длящейся тысячелетиями, сплелись силы Добра и Зла, Света и Тьмы. И в смертном том бое, наверное, также таемы, также мягки, также мужественны и прекрасны наши – покинувшие нас: Дед – Борис Пачулия, Руслан Трунов, Дади - Автондил Гварамия, Аркадии Абелов, Аслан Джопуа, Джума Бочава, Слава Инапшба, Руслан Хаджимба, Ахра Хаджимба, Старый – Нодар Кварчия, Турка – Зурик Харчилаа, Заур Харчилаа, Омар – Роман Ходжаа, Даур Квачахия, Ахра Берзения, Петя – Эдик Асландзия, Платон Бигуаа, Сократ Самсония.
Немногие вернулись с того похода: не по годам серьезный, дерзкий и всегда решительный Мурман Гварамия, рассудительный и мужественный Ялта - Александр Какачия, Темыр Джинджал, Руслан Джопуа, Беслан Делба, Ахра Делба, Гурам Кварчия, Фред Тания, Джон Зарандия, Игорь Нармания, Джамал Ходжаа, Славик Ходжаа, в числе вернувшихся и я, выпихнутый в буквальном смысле этого слова из горящей машины через маленькое оконце Русланом Джопуа, последним из оставшихся в живых покинувшим объятую пламенем машину.
Смог бы я, будучи на его месте, поступить подобным обра-зом? Не знаю. Не уверен. Но хотел бы!
Одно могу сказать определенно: Руслан – Герой. Не каждому, из удостоившихся высокого звания «Героя Абхазии» дано в анало-гичной той ситуации поступить ему подобным образом. И говорю об этом я не, потому что человеком, ради которого он тогда риск-нул своей молодой жизнью, оказался именно я. Просто, в этом его суть, и дети его знать об этом должны.
 

От автора

Славик с начала ОВ 1992-1993гг. находился в группе Бориса «Деда» Пачулия. До того, как со своей группой перейти на Восточ-ный фронт обороны Абхазии Дед Пачулия уже на Западном фронте прославился как легендарная личность, почитаемая и бойцами и народом. Кстати, такими же личностями, которые имели уважение и легендарный ореол во время войны, являлись бойцы – Мушни Хварцкия и Лакут Зарандия.
Дед был человеком интуиции, прирожденным для экстремаль-ных ситуаций, где требовались большая гибкость и аналитический ум. Со слов С. Бганба его можно смело назвать народным героем.
 


Из воспоминаний
Зарандия Джона Отаровича
участника 2-ой Очамчырской операции

С 14 августа 1992 года уже стоял на обороне Красного моста с другими ополченцами и гвардейцами полка ВВ РА. Участвовал в вылазке на Белый мост, когда был ранен гвардеец абхазского полка – Джемал.
Когда участвовал в Гагринской операции, то по рации переда-ли, что убили дядю – родного брата отца – Тутика Зарандия – Гурама в одном из боев на Восточном фронте. С помощью ребят нашей группы «МГУ» 5 октября 1992 года вылетел в Ткуарчал, чтобы успеть на похороны любимого дяди. А группа – прилетела в Ткуарчал уже 25 октября 1992 года – за день до 2-ой Очамчырской операции во главе с командиром Нодаром Кварчия.
В тот день, когда мы все собрались перед штабом в Ткуарчале – Нодар стал отговаривать меня от участия в операции. Но я воспротивился его уговорам, сказав, что «я ведь не напрасно все эти дни ожидал группу». В общем – я все равно сел в кузов отправлявшейся машины и со всеми выехал на операцию.
В конце операции попал в плен и через некоторое время был обменян...
Автор приводит ниже письмо младшего брата Джона Зарандия – Зарандия Джамбула Отаровича, бойца группы «Шаратын», 1974 года рождения, погибшего 16 марта 1993 года в мартовском насту-плении. Джамбул Зарандия погиб, когда ему не исполнилось и де-вятнадцати лет. Он награжден посмертно медалью «За отвагу».
Вот строки из его письма, которые он написал за несколько дней до своей гибели:
«Привет! Пишет вам Джамбул.
Как вы – мама, папа? Мы с Джоном не раз и не два покупали продукты для отправки вам, но возможности такой не было. Как остальные?..
Коротко о себе:
Мама у меня все нормально. Жив, здоров. Сейчас нахожусь в Гудаутах. Джон в Пицундах… У него все нормально. Там – Бесик Делба, Русик Джопуа, Гурам Кварчия. Они находятся все вместе. У них все хорошо. Наш Бесик Езугбая, находится в Леселидзе (На самом деле Бесик после ранения в январском наступлении – нахо-дился в госпитале, но Джамбул скрыл от матери этот факт, т.к. Бесик – родной брат его матери – слова автора)…
Папа я купил автомат, военную форму, гранаты, рожки. Полно-стью вооружен. Нахожусь в Гудаутах, в части, в группе «Шаратын», в первом отделении. Ну, пока.
Я сейчас в казарме, и может еще напишу, а может сам прие-ду. Целую всех.
13 марта 1993 года».
 
О погибших бойцах

Так называемая – «группа Деда» была в тот вечер 25 октября 1992 года укомплектована из различных групп, входящих в под-разделения ВФ. А группа «МГУ» - Нодара Кварчия только приле-тела на вертолете из Западного фронта после участия в Гагринской операции.
Большинство участников 2-ой Очамчырской операции только в день операции познакомились друг с другом. Из-за этого в их воспоминаниях о тех трагических днях нет подробных рассказов о своих боевых товарищах, большинство которых погибло в момент засады – даже не осознавая того, что с ними происходит. Поэтому – автор в конце брошюры дает краткую информацию о ребятах – со-бранную как от родственников, знакомых погибших ребят, так и из письменных источников.

ХАШБА Эдуард Шикурович, 1972 года рождения, боец группы «МГУ», погиб во второй Очамчырской операции. До этого в составе группы участвовал в боевых дежурствах и освобождении города Гагры.
В день отправления в город Очамчыра 26 октября, как вспо-минают его старшие родные братья – бойцы группы «Скорпион» - Славик и Рабстан (Чиня) Хашба, Эдик наотрез отказался остаться дома. Славик ему говорил: «Эдик оставайся дома. Не обязательно, чтобы с одной семьи все мужчины воевали». Но Эдик был непреклонен. Он ответил коротко: «Я еду со своей группой!» Так погиб Эдик Хашба, в возрасте двадцати лет, отдав свою жизнь за Апсны.

ИНАПШБА Вячеслав Сергеевич, боец группы «МГУ», уча-стник Гагринской операции, 1950г – рождения, погиб во II-ой Очамчырской операции.
В своем рассказе о нем – К.С. Цвижба – старший брат Слави-ка, поведал о том, что где-то в двадцатых числах августа 1992 года Славик и Инвер Инапшба перешли на Гумистинский фронт. Про-дали свою машину «Луаз». Приобрели два автомата и четыре «Му-хи». Встали на позициях Гумистинского фронта. Участвовали в ос-вобождении Гагры. После взятия Гагры и Гагрского района, Сла-вик Инапшба в составе группы «МГУ» отправляется на Восточный фронт. Там находилась его семья – жена и четверо детей. Часть се-мьи – в с. Члоу, а дочь Карина в с. Отап – у других родственников. Кроме Карины, Славик до своей гибели успел увидеть семью. До войны он работал завотделом в «Универсаме».
Когда он приехал в Члоу – мать на радостях приготовила кур. Но буквально перед ужином Славика вызвали бойцы… До сих пор Ксения Разановна Шинкуба в честь памяти о сыне не готовит еду из курятины. Сын – Беслан Инапшба учится в АГУ, Кристина – стала историком, Асида – учится в школе, а Карина волею судьбы – вышла замуж за Гурама Кварчия – участника той же операции, где погиб ее отец.

Лагвилава А.П. – глава администрации с. Поквеш вспоминает о своем ученике Джуме Бочава:
 БОЧАВА Джума Алексеевич – мой бывший ученик и мой близкий сосед. Он рос на моих глазах. Службу Родине он еще на-чал в Абхазской гвардии со своими односельчанами: Омаром Хаш-ба, Котиком (Кват) Берзения, Хеударом Чачхалия и другими.
В ополчение села, он вступил с первого дня начала войны. Был одним из первых разведчиков села, отважным боевиком. В тот день – 26 октября 1992 года он пошел добровольцем вместе с Дедом Пачулия. Кроме матери и сестры оставил после гибели дво-их девочек и одного сына.

АБЕЛОВ Аркадий Георгиевич, погиб в II-ой Очамчырской операции, 1965 года рождения. Учился в Московском строительном институте на четвертом курсе заочного отделения. Активный участник в деле приобретения независимости Абхазии, член «Айдгылара» - общественно-политической организации. Как и все участники в этой операции – добровольно пошел в Очамчыр. После гибели оставил сын.

ГВАРАМИЯ Автандил Шалодиевич (Дади), погиб во II-ой Очамчырской операции. Участник боевых действий и взятия Гагры на Гумистинском фронте. Сотрудник телерадио РА. В команде Де-да Пачулия ходил на вылазки на Восточном фронте. Доброволец – участник этой операции. Перед смертью, отстреливаясь, прикрывал отход друзей.

ХАРЧИЛАВА Заур Шалодиевич, боец группы Деда Пачулия, житель г. Ткуарчала. До войны работал водителем, двадцати пяти лет. Смелый, отважный боец Восточного фронта.

БЕРЗЕНИЯ Ахра Романович, погиб в возрасте двадцати лет. Боец группы «МГУ». Участник освобождения Гагры. Весь боевой путь свой прошел с ребятами: Б.Делба, Р. Труновым и другими боевыми членами группы «МГУ».

БИГВАВА Платон Ардаванович, родом из Очамчырского района. Боец группы «МГУ». Участвовал в освобождении Гагры от оккупантов. Дважды ранен во время Гагринской операции. Погиб в Ачигварах во время II-ой Очамчырской операции. Платон был двоюродным братом Нодара Кварчия – командира группы «МГУ». Встретился с Нодаром случайно в госпитале после полученного ранения при освобождении Гагры. Как услышал о войне в Абхазии – сразу прилетел из Донецка, где он жил и работал. Несмотря на рану, вместе с Нодаром вылетел в Ткуарчал.
Элисо Шамильевна Кварчия, вспоминая о своих двоюродных братьях, рассказала, что родные ребят не думали, что их могут включать в эту операцию, не дав им побыть у родственников.

КВАРЧИЯ Нодар Хутович, командир группы «МГУ», участ-ник освобождения Гагры. Житель села Члоу. Был женат, единст-венный ребенок – мальчик умер во время войны. Окончил члоу-скую школу, служил в элитных Войсках СА в Восточной Герма-нии.
Э.Ш. Кварчия вспоминает: «Нодар имел хорошую военную подготовку. Когда он прилетел с группой из Гудауты, то сказал нам, что приехал защищать свое родное село. Похвалился хорошим вооружением, приобретенным во время освобождения Гагры. В тот вечер он сказал мне, что если в чем-то виноват перед молодыми, то в настоящее время он своим поведением заслужил положительное отношение к себе. Кстати, отец Нодара – участник ВО 1941-1945гг.
В тот вечер Нодар не хотел идти на эту операцию, мог сослаться на усталость, что не видел свою семью, но он не мог бросить свою группу, бойцы которой были в основном молодыми ребятами. Его боец – Гурам Кварчия был сыном его однокласс-ницы Риммы Цвижба. Всех своих бойцов он любил, как родных сыновей. Поэтому они его прозвали Старый. Нодар очень хвалил своих ребят, тепло отзывался о бойце-добровольце Р. Трунове. Сказал, что прозвали его сами ребята – Кабардинец.
Но – через два дня мне пришлось опознавать их среди сожженных трупов... Родители погибших были в огромной скорби, они желали лишь одного – предать земле своих сыновей. Было тяжело смотреть и на родителей, чьи дети попали в плен. Их оплакивали как погибших в те дни...

Из информации Г.Д. Ходжава, радиста Бедийского фронта Восточного направления обороны Абхазии:
ХАРЧИЛАВА Заур Буджгович, боец Бедийского батальона. Заур в первый же день начала войны записался в Первобедийское ополчение. По профессии строитель, семейный. Сын его учится в настоящее время в восьмом классе. Заур был хорошим охотником, следопытом. Поэтому сразу же был включен в разведку. До II-ой Очамчырской операции, где он погиб, он участвовал в I-ой Очам-чырой операции – 10 октября 1992 года. Был резервистом в Абхаз-ской гвардии. На эту операцию пошел добровольцем.

О Дауре Квачахия
Ирина Шикуровна Квачахия – мать Даура, показывая его ар-мейский альбом, с трудом сдерживала свои слезы. Но все-таки они полились – эти материнские слезы. Как крик души – ее израненное больное сердце поведало о короткой жизни старшего сына.
Даур 1969 года рождения, 27 августа. Он не был женат. Окончил четвертую среднюю школу города Ткуарчал. В рядах Советской Армии служил вместе с земляком Бесланом Делба во времена Армяно-азербайджанского конфликта. После службы – поступил в Машиностроительный Университет в Москве. Очень любил технику, постоянно возился в машинах. В семье был старшим сыном. Младший Рауль уже женат. Имеет сына, на-званного в честь брата – Дауром.
В начале войны Даур вместе с друзьями входил в ополчение Ткуарчала. Он с Отаром и Тимуром Шанава участвовал в укреплении позиции в Гупах. Ходили на вылазки в Беслахубу, Меркулу, готовили самодельные гранаты. О всех вылазках и даже о своем отлете в Гудауту – Ирина Шикуровна узнавала от других. В Гудаутах Даур снова встретился с Бесиком Делба. Вместе с ним и другими бойцами «МГУ» освобождал Гагру.
В тот день – 24 октября 1992 года они прилетели из Гумистин-ского фронта и сразу в Очамчырскую операцию, где он в Галской больнице был зверски убит.


Об Эдуарде (Пете) Асландзия
Петя Асландзия окончил первую ткуарчальскую школу. От-служил в СА. Как вспоминает тетя, Гарцкия Тина Валикоевна, у сестры – матери Пети была большая семья – одиннадцать детей. Её муж погиб на шахте еще до войны. Детей воспитала она сама. Петя был третьим ребенком.
К началу войны он был в России. Услышав об оккупации Аб-хазии войсками Госсовета Грузии, сразу вернулся на Родину. Всту-пил в группу «МГУ». Освобождал с ребятами Гагру. Был неженат. С детства занимался вольной борьбой. Характер имел спокойный и с чувством большой ответственности.
В день выхода на операцию, он сказал: «Если будет судьба, то вернусь живым». Рая – мать Пети, в ту ночь не спала, как будто чувствовала, что в семью приближается большое горе.
Похоронили Петю на семейном кладбище, рядом с его отцом.

САМСОНИЯ Сократ Естатович, боец I - Бедийского батальона. Резервист Абхазской гвардии. До войны работал в Гаграх – в строительной организации. На эту операцию пошел добровольно с мелкокалиберной винтовкой в руках, надеясь, что в бою добудет себе оружие. Был холост.

ХОДЖАВА Роман (Омар) Арвелодович, ополченец села I-я Бедия. До войны работал крановщиком в Ткуарчеле. Был женат, оставил двоих дочерей. Как и остальные ребята – в первые же дни записался в ополчение села. В ту ночь, Роман насильно забрав автомат у товарища, запрыгнул в Т-16, который вез ребят в Ткварчал. Многие его отговаривали, но он как С. Самсония и Д. Ходжава добровольно ушли на вылазку.

ХОДЖАВА Славик (Мегона) Мушниевич, резервист Аб-хазской гвардии. До II-ой Очамчырской операции, участвовал в I-ой Очамчырской операции. Из второй операции вышел раненый в челюсть. После того, как вылечился в Гудаутском госпитале, вое-вал на Западном фронте в группе «Беркут» рядом со своим двою-родным братом Леваном Ходжава. Участвовал в мартовской и ян-варской опирациях. 2-го мая 1993 года с Л. Ходжава возвращается в Ткуарчал и до окончания войны несет боевую службу в отдель-ной I – Бедийской роте, где командиром был назначен Л. Ходжава, а заместителем командира – он – Славик (Мегона) Ходжава. После окончания войны дежурил на границе Ингур. Женат, имеет троих дочерей.

ХАДЖИМБА Ахра Нодарович, 1971 года рождения. Окон-чил Ткуарчалскую школу. Служил в СА, в г. Борисове БССР. Из армии прибыл в июне 1992 года. В тот месяц, как вспоминают ро-дители Ахры, он находился с младшим братом Тимуром в Сухуме, чтобы устроиться на работу. В первый день войны – 14 августа 1992 года они приобрели пулемет и автомат. Но позже Ахра отпра-вил младшего брата в Анапу. Сам же – записался в группу «МГУ» пулеметчиком. Принимал участие в освобождении Гагры и Гагр-ского района.
В день прилета из Гудауты до дому он добрался только к одиннадцати вечера. Передав матери письма, весточки от бойцов Западного фронта, для того чтобы она раздала их родителям, Ахра ничего не сказав ушел на эту операцию – 26 октября 1992 года. Двадцать один год было тогда ему. Но еще в 1989 году он стоял на р. Галидзга с двустволкой в руках со многими, не допуская в Сухум вооруженную толпу звиадистов. Был холост.

ХАДЖИМБА Руслан Леварсович, боец группы «МГУ», участник освобождения Гагры и Гагрского района. Находясь в Ткуарчале – в начале войны, вылетает в Гудауту к Ахре Хаджимба, вступив в группу «МГУ». Ахра и Руслан Хаджимба были привязаны друг к другу как родные братья. Во II-ой Очамчырской операции они погибли оба. Р. Хаджимба оставил после своей гибели сына Тимура.


Список бойцов
объединенного отряда Бориса Пачулия (Деда)

1. Пачулия Борис (Дед) – командир группы, Герой Абхазии посмертно.
2. Кварчия Нодар (Старый) – командир группы «МГУ», на-гражден орденом Леона посмертно.
3. Джопуа Аслан Юрьевич – награжден орденом Леона по-смертно.
4. Хаджимба Руслан Леварсович – награжден орденом Лео-на посмертно.
5. Хаджимба Ахра Нодарович – награжден орденом Леона посмертно.
6. Трунов Руслан Геннадиевич – награжден орденом Леона посмертно.
7. Бочава Джума Алексеевич – награжден орденом Леона посмертно
8. Гварамия Авто (Дади)– награжден орденом Леона по-смертно.
9. Абелов Аркаша Георгиевич – награжден орденом Леона посмертно.
10. Харчилава Заур Шалодиевич – награжден орденом Леона посмертно.
11. Харчилава Зурик Буджгович – награжден орденом Леона посмертно.
12. Ходжава Роман (Омар) Арвелодович – награжден орде-ном Леона посмертно.
13. Квачахия Даур Илларионович– награжден орденом Леона посмертно.
14. Берзения Ахра Романович – награжден орденом Леона посмертно.
15. Хашба Эдик Шикурович– награжден орденом Леона по-смертно.
16. Асландзия Эдик (Петя) Карбеевич – награжден орденом Леона посмертно.
17. Инапшба Вячеслав (Славик) Сергеевич– награжден орде-ном Леона посмертно.
18. Бигвава Платон Ардаванович – награжден орденом Леона посмертно.
19. Самсония Сократ Естатович – награжден орденом Леона посмертно.
20. Делба Бесик
21. Делба Ахра
22. Джопуа Руслан
23. Кварчия Гурам
24. Джинджал Темур
25. Тания Фред
26. Гварамия Мурман
27. Бганба Славик
28. Зарандия Джон
29. Какачия Александ (Ялта)– командир первобедийской группы
30. Нармания Игорь
31. Ходжава Джамал Владимирович
32. Ходжава Славик (Мегона) Мушниевич

_______________________


© Copyright: Руслан Ходжаа, 2012

(Перепечатывается с сайта: http://www.proza.ru/.)


Некоммерческое распространение материалов приветствуется;
при перепечатке и цитировании текстов
указывайте, пожалуйста, источник:
Абхазская интернет-библиотека, с гиперссылкой.

© Дизайн и оформление сайта – Алексей&Галина (Apsnyteka)

Яндекс.Метрика