Дмитрий Маргания (Маан)

О авторе

Маргания (Маан) Дмитрий (Димитрий) Тлапсович
(1866—1946)
Один из выдающихся священнослужителей абхазской церкви, единственный среди абхазцев, возведенным в сан священника высшего чина — протоиерея. Вместе с тем он известен и своей педагогической и литературной деятельностью как просветитель. Родился в дворянской семье, в селе Бедиа. Сначала учился в бедийской церковно-приходской школе, а затем — с 1879 по 1881 год — в Сухумской горской школе, а с 1882 по 1885 год — Кутаисской учительской семинарии. После окончания семинарии до 1890 года Д. Маргания работал учителем в Сухумской горской школе, а затем — в Абашской и Хоршинской сельских школах. В дальнейшем, он решил посвятить себя церковной деятельности. После получения духовного звания в 1891 году Д. Маргания назначен священником Гупской церкви. Через два года перемещен в Аацинский приход с поручением обязанностей I-го Сухумского благочиннического округа. В 1894 году утержден в должности благочинного. Одновременно он уделял большое внимание школьному делу. Как указывает историк Б. Е. Сагария, по инициативе Д. Маргания в 1897 году была открыта школа в селе Ачандара. С 1898 года Д. Маргания переведен священником в Очамчирский приход, где одновременно назначен законоучителем местного двухклассного училища, а также председателем комиссии по испытанию кандидатов на церковнослужитские места в абхазских приходах в знании абхазского языка. В 1908 году Д. Маргания возведен в сан протоиерея и утвержден в должности уездного наблюдателя церковных школ Сухумского округа. За успешную церковную и просветительскую деятельность Д. Маргания удостаивался ряда почетных наград: в 1897 году награжден скуфьею и медалью за участие во всеобщей переписи населения, в 1901 — наперсным (нагрудным) крестом, в 1906 году — орденом св. Анны третьей степени. Д. Маргания был членом ряда обществ, как, например Сухумского общества сельского хозяйства, основанного в 1898 году, Сухумского Епархиального во имя св. благоверного кн. Александра Невского братства, Очамчирского отделении Абхазского культурно-просветительного общества. Д. Маргания вместе с другими абхазскими священниками и учителями сыграл значительную роль в деле перевода богослужебных книг на абхазский язык. Он является одним из переводчиков следующих книг на абхазский язык, изданных и Тифлисе в типографии царского Наместника на Кавказе: “Требник” (1907), “Божественная литургия Иоанна Златоуста” (1907), “Служебник” (1908), "Святое Евангелие” ( 1912 ). Помимо богослужебных книг Д. Маргания перевел на абхазский язык и издал в 1910 году в Тифлисе книгу под названием “Береженого и Бог бережет. — Чесотка. Оспа. Холера”. Вместе с тем заслуживают внимания также его статьи, публиковавшиеся в учебниках — “Книга для чтения на абхазском языке для абхазских училищ” (1908), “Абхазский язык” (1920) А. Чочуа, в газетах “Апсны” и “Апсны Капш”, в журнале “Сотрудник Закавказской миссии”. После установления Советской власти в Абхазии, через некоторое время церкви (в том числе и Очамчирская) были закрыты и абхазские священники вынуждены были отказаться от церковной службы, за исключением Д. Маргания, который не изменил своему нравственному духовному долгу и до конца жизни оставался верен избранному пути. Также он продолжил преподавание абхазского языка в Очамчирской школе (до 1926 года).
Х. С. Бгажба





Дмитрий Маргания (Маан) — протоиерей-просветитель

Статьи. Рапорты

На русском и абхазском языках

Дмитрий Маргания (Маан) - протоиерей-просветитель. Статьи. Рапорты (обложка)

Составление, предисловие и послесловие доктора филологических наук X. С. БГАЖБА
Редактор — кандидат исторических наук Р. Н. Кация
Издание осуществлено при поддержке Фонда духовного возраждения Абхазии.

Сухум — Алашара — 1999
72 с. Тираж 500.


Дырмит (Димитри) Маан

Астатиақәа. Арапортқәа
Аҟәа — Алашара — 1999

ОГЛАВЛЕНИЕ

  • Предисловие — X. С. Б г а ж б а      7

1.

  • Береженего и бог бережет      15
  • Обряды погребения и поминовения умерших у абхазцев      17
  • О построении очемчирской мечети      22
  • РАПОРТЫ      25

2.

  • Аҵара лашароуп, аҵарадара лашьцароуп     37
  • Аԥсуа ҭарџьман исалам шәҟәы         41
  • Зхы иацхраауа Анцәагьы дицхраауеит         42
  • Ҳгазет “Аԥсны” а-38 анумер аҿы иану аԥшьа Н. Патеиԥа истатиа аҵыхәала акыи-ҩбеи ажәа            45
  • Иҟаҳҵахьоузеи ҳара аԥсацәа ҳажәла дыргас иҳамоу ҳабызшәа змырӡша атәы         48
  • Аԥсуа газеҭ “Аԥсны ҟаԥшь” аҵыхәала акыи-ҩбеи ажәа      52
  • “Аԥсны ҟаԥшь” 10 анумер аҿы “Ҭыркәтәыла аԥсацәа рзы ҩбаҟа ажәа” ҳәа иану астатиа аҵыхәала         55
  • Аԥсуа жәлар рзыҳәан гәыкала аус зуқәо, бзиа жәуааит, дадраа!     56
  • Ҳгазет “Аԥсны” аҵыхәала ҩбаҟа ажәа         59
  • Аԥсуаа!                 61
  • Ашьҭахьажәа — X. С. Б ӷ а ж ә б а         62

Скачать книгу "Дмитрий Маргания (Маан) — протоиерей-просветитель. Статьи. Рапорты" в формате PDF (7,86 Мб)

(OCR — Абхазская интернет-библиотека.)


ПРЕДИСЛОВИЕ
( К 130-летию со дня рождения Д. Т. Маргания)


Он был одним из выдающихся священнослужителей абхазской церкви, единственным среди абхазцев, возведенным в сан священника высшего чина — протоиерея. Вместе с тем он известен и своей педагогической и литературной деятельностью как просветитель.

Димитрий Тлапсович Маргания (Маан) родился в дворянской семье в 1866 году, в селе Бедиа. Сначала учился в бедийской церковно-приходской школе, а затем — с 1879 по 1881 год — в Сухумской горской школе, а с 1882 по 1885 год — Кутаисской учительской семинарии.

После окончания семинарии до 1890 года Д. Маргания работал учителем в Сухумской горской школе, а затем — в Абашской и Хоршинской сельских школах. Как отмечается в официальных отзывах, он “проявил себя как неутомимый и полезный деятель на учительском поприще”.

Однако, в дальнейшем, не понуждаемый никем, он решил посвятить себя церковной деятельности и обратился к Епископу Сухумскому Александру с прошением о рукоположении его в священники, предварительно испытав его в познании священнических предметов. Испытание он выдержал в декабре 1890 года в Сухумском кафедральном соборе, в резельтате чего “он оказался удовлетворительно подготовленным к посвящению в сан священника”.

После получения духовного звания в 1891 году Д. Маргания назначен священником Гупской церкви. Через два года перемещен в Аацинский приход с поручением обязанностей I-го Сухумского благочиннического округа. В 1894 году утержден в должности благочинного. Одновременно он уделял большое внимание школьному делу. Как указывает историк Б. Е. Сагария, по инициативе Д. Маргания в 1897 году была открыта школа в селе Ачандара.

С 1898 года Д. Маргания переведен священником в Очамчирский приход, где одновременно назначен законоучителем местного двухклассного училища, а также председателем комиссии по испытанию кандидатов на церковнослужитские места в абхазских приходах в знании абхазского языка.

В 1908 году Д. Маргания возведен в сан протоиерея и утвержден в должности уездного наблюдателя церковных школ Сухумского округа. В связи с выдвижением на эту должность епархиальный наблюдатель церковных школ Сухумского округа С. А. Алферов дал ему следующую характеристику: Я со своей стороны нахожу вполне пригодным для означенной должности благочинного, протоиерея Д. Маргания, как весьма опытного и образцового законоучителя, как человека в достаточной мере знакомого благодаря своей учительской практике с правильными методами преподавания всех предметов, входящих в программы церковных школ, и владеющего в равной мере русским, абхазским и грузинским языками, равно как и мингрельским наречием.

При сем имею присовокупить, что протоиерей Д. Маргания, как пользущийся очень большим влиянием в Кодорском участке и весьма уважаемый абхазским населением Гудаутского участка, как человек, проникнутый горячею ревностью служить делу просвещения Абхазии, представляет и весьма желательным кандидатом для должности Уездного наблюдателя церковных школ Сухумского округа”.

В 1909 году Сухумская Епархия постановила: “Благочинного, протоиерея Димитрия Маргания откомандировать на три года в Сухум для занятий в Сухумской переводческой комиссии по переводу богослужебных книг на абхазский язык, так как он рекомендован самими представителями Абхазии как прекрасно знающий абхазский язык, как лицо не только желательное, но и необходимое для переводческой комиссии”.

За успешную церковную и просветительскую деятельность Д. Маргания удостаивался ряда почетных наград: в 1897 году награжден скуфьею и медалью за участие во всеобщей переписи населения, в 1901 — наперсным (нагрудным) крестом, в 1906 году — орденом св. Анны третьей степени "за усердное , в течении 12 лет сряду, прохождение им благочиннической должности”, как писал Епископ Сухумский Кирион Экзарху Грузии Никону.

Д. Маргания был членом ряда обществ, как, например Сухумского общества сельского хозяйства, основанного в 1898 году, Сухумского Епархиального во имя св. благоверного кн. Александра Невского братства, Очамчирского отделении Абхазского культурно-просветительного общества.

Как вспоминают знавшие его и работавшие с ним люди, протоиерей Д. Маргания был принципиален, справедлив, строг к нарушителям своего служебного и нравственного долга, отстаивая культурно-просветительские интересы
местного населения. И на этой почве ему приходилось сталкиваться с недображелателями, нередко с высшими чинами очамчирской администрации, а также с отдельными служителями церкви. Однажды его обвинили даже в том, что во время молебствия он якобы не провозгласил многолетия в связи с 300-летием дома Романовых. По этому поводу Димитрий Тлапсович писал в апреле 1913 года Епископу Сухумскому Андрею: “Слух, дошедший до Вашего преосвященства, о том, что будто мною на молебствии, совершенном в феврале месяце, не было произнесено многолетия Царствующему Дому, лишен всякого основания и представляет чистейшую ложь, вымышленную кем-либо из моих недоброжелателей.

К моему сожалению, до сего времени мне все же не верилось, что у меня есть такой опасный и низкий душой враг, который в своих коварных действиях против меня не брезгает никакими средствами, прибегая к ложным доносам и клевете... Но, да будет воля божия во всем, я не боюсь, ибо прав и нечего мне удивляться подобным ненормальным явлениям, так часто встречающимся в нынешнее время и особенно в нашей среде”.

В 1914 году судебными следователями Очамчирского участка было возбуждено дело по обвинению Д. Маргания за нанесенные им оскорбления, и оно было направлено прокурору Кутаисского окружного суда. Поскольку без согласия церковного руководства судить духовное лицо не полагалось, Епископ Сухумский Андрей, ознакомившись с этим делом, так ответил окружному суду: “... Объяснение о. Маргания, скрепленное свидетельскими показаниями, я признаю основательным и не усматриваю вины о. протоиерея пред следователями“. И дело было закрыто.

Д. Маргания вместе с другими абхазскими священниками и учителями сыграл значительную роль в деле перевода богослужебных книг на абхазский язык. Он является одним из переводчиков следующих книг на абхазский язык, изданных и Тифлисе в типографии царского Наместника на Кавказе: “Требник” (1907), “Божественная литургия Иоанна Златоуста” (1907), “Служебник” (1908), "Святое Евангелие” ( 1912 ).

Эти книги явились главным стимулом в деле проведенния в абхазских приходах богослужения на родном языке. В своем рапорте Епископу Сухумскому Димитрию Д. Маргания писал в 1910 году: “В настоящее время в девяти абхазских приходах Сухумского округа, а именно: Мгудзырхском, Лыхненском, Ачандарском, Дурипшском, Джирхвинском, Поквешском, Моквинском, 2-м Бедийском и Киндгском состоят священниками природные абхазцы, могущие беспрепятственно совершать богослужение на родном своем языке, по имеющимся в переводе на этом языке книгам... Кроме того, в пяти абхазских приходах Сухумского округа: Гупском, Цхенисцкальском, Беслахубском, Квитаульском и Адзюбжинском служат священниками лица, которые хотя не абхазского происхождения, но достаточно владеют абхазским языком и, при желании, могут также совершать церковные службы и требы на оном языке”.

И далее, учитывая важность “скорейшего и успешного проведения в жизнь абхазского народа нововведенного богослужения на означенном языке”, он просит распоряжения Епископа Сухумского “о вменении в обязанность священникам названных приходов совершение богослужения и треб, главным образом, на абхазском языке”.

Как видно из материалов историка Г. А. Дзидзария, впервые на абхазском языке богослужение в торжественной обстановке было совершено в ноябре 1907 года в древнем лыхнинском храме семью абхазскими священниками во главе с Д. Т. Маргания. С речами выступили он и священник Н. Ладария, также один из ревностных проводников богослужения на абхазском языке. В качестве почетных гостей здесь присутствовали принц А. П. Ольденбургский и член Совета Наместника Кавказа Е. Г. Вейденбаум. После Лыхны подобное богослужение было совершено и в другом древнем храме — Моква, где, как пишет Г. А. Дзидзария, приняли участие известный писатель и общественный деятель Г. М. Шервашидзе (Чачба) и много других князей и дворян, а также священники во главе с Д. Маргания.

И в дальнейшем Сухумская епархия всячески поддерживала совершение богослужения на абхазском языке. Получили распространение в абхазском переводе проповеди выдающихся церковных деятелей, например, “Слово Иоанна Златоуста” в переводе Д. Маргания, Д. Гулиа и священника Н. Патейпа. По распоряжению Епископа Сухумского благочинному священнику Иосифу Лакербая (Лакрба) было поручено печатные экземпляры “Слова” “разослать всем церквам и церковно-приходским школам в абхазских приходах, с предписанием, где окажется возможным, прочитать сие слово в первый день предстоящей св. Пасхи” (1911).

Помимо богослужебных книг Д. Маргания перевел на абхазский язык и издал в 1910 году в Тифлисе книгу под названием “Береженого и Бог бережет. — Чесотка. Оспа. Холера”. Болезни, о которых идет здесь речь и с которыми связан ряд поверий, в то время были распространены в Абхазии, особенно в деревнях, поэтому это научно-популярное издание давало полезные сведения об этих недугах и средствах борьбы с ними.

Вместе с тем заслуживают внимания также его статьи, публиковавшиеся в учебниках — “Книга для чтения на абхазском языке для абхазских училищ” (1908), “Абхазский язык” (1920) А. Чочуа, в газетах “Апсны” и “Апсны Капш”: “Ученье свет, неученье — тьма”, “Несколько слов о газете “Апсны Капш”, “Что делаем мы для развития нашей духовной основы — абхазского языка” и др. В них он выступает как просветитель, за внедрение в народные массы просвящения и полезных знаний, критически относясь к отрицательным явлениям окружающей действительности.

Впечатляет его заботливое отношение к развитию родного языка как средства, скрепляющего народ воедино, как важного фактора национального самосознания, национальной культуры и истории.

Опираясь на высказывания великого русского педагога К. Д. Ушинского о значении родного языка, Д. Маргания писал: "К какому народу принадлежит человек узнают прежде всего по языку. Для каждого народа родной язык основа его жизни, самая прочная, живая связь, соединяющая его прошлое, настоящее и будущее. Когда исчезает народный язык, народ перестает существовать”.

В связи с этим он ссылается на Гальский район, где большинство населения (по его данным), по происхождению было абхазским, но затем, с течением времени, оно, постепенно теряя свой родной язык, восприняло мегрельскую речь.

Д. Маргания выступал за расширение сферы влияния абхазского письменного языка, как государственного, за чистоту и совершенствование его выразительных средств, опираясь на народные устноречевые основы. Он глубоко переживал равнодушное отношение некоторой части абхазской интеллигенции к своему родному языку, что означало недооценку его значения в деле развития абхазской культуры и просвещения.

В журнале “Сотрудник Закавказской миссии” Д. Маргания опубликовал две статьи: “О построении очемчирской мечети” (№ 13, 1912 г.), “Обряды погребения и поминовения умерших у абхазцев” (№ 23, 1912 г.). В первой статье говорится о распространении христианства в Абхазии, а также проникновении магометанства в ней, в частности в Очамчирском участке. “Предки нынешних абхазцев, — писал Д. Маргания, — исповедовали православную христианскую религию, и исповедовали они ее чистосердечно, с подобающим благоговением; вследствие сего религия эта бесспорно процветала у них. Все это подтверждается историческими данными, многочисленными христианскими памятниками (развалины древних храмов и монастырей), разбросанными по всей абхазской территории, нравами и обычаями, сохранившимися и до сих пор у сего народа. И действительно, даже магометанствующие абхазцы в жизни своей имеют больше элемента христианского, чем магометанского: обряда обрезания, считающегося у магометан главным символом религии, они совершенно не соблюдают, и его у них никогда не было и ныне не существует; магометанских праздников они не чтут, постов почти не соблюдают, омовений и ежедневных молитв, положенных по мусульманскому обряду, также не совершают. “Далее он пишет, что Турция, покорив восточный берег Черного моря и подчинив своей власти Абхазию в течение около 300 лет, не смогла совершенно уничтожить здесь христианство; “много христианского осталось у местных жителей в обычаях и нравах, но все же магометанство успело создать в абхазцах большое, хотя и поверхностное, влечение к нему”. По его данным в то время в Очамчире жили несколько десятков приверженцев ислама, однако по инициативе пришлых мулл, было решено построить мечеть, что, как полагает автор, “послужит большим соблазном для населения и будет иметь крайне пагубное значение для христианского дела в этом крае”.

Вторая вышеупомянутая статья, как видно из ее заглавия, дает описание веками сложившихся абхазских обрядов погребения и поминовения умерших. Это описание, несомненно, содержит ценный этнографический материал, зафиксированный знатоком народной жизни.

После установления Советской власти в Абхазии, через некоторое время церкви (в том числе и Очамчирская) были закрыты и абхазские священники вынуждены были отказаться от церковной службы, за исключением Д. Маргания, который не изменил своему нравственному духовному долгу и до конца жизни оставался верен избранному пути; но надо было жить, содержать большую семью. И в августе 1921 года он обратился в Наркомпрос Абхазии с прошением, в котором писал: “Признавая своим нравственным долгом постоянно служить делу просвещения родного мне абхазского народа, я более двадцати лет занимаюсь преподаванием абхазского языка. В течение этого времени я неоднократно участвовал в Переводческой абхазской комиссии, а также по силе возможности немало трудился над переводами и составлением книг и брошюр на абхазском языке. О моей работе в деле преподавания абхазского языка и вообще развития абхазской письменности, если не ошибаюсь, знает вся сознательная часть Абхазии...

Ввиду изложенного, так как преподавание абхазского языка является моим любимым занятием, покорнейше прошу Вас о предоставлении мне возможности и в дальнейшем трудиться на этом поприще в интересах самого же абхазского языка. Протоиерей Д. Маргания”.

На это прошение дал следующий ответ один из руководителей народного образования в Абхазии А. М. Чочуа: “Протоиерей Д. Т. Маргания известен как знаток абхазского языка и опытный преподаватель, он должен оставаться и в дальнейшем преподавателем абхазского языка в Очамчирской школе”.

Таким образом, просьба Д., Маргания была удовлетворена и он продолжил преподавание абхазского языка в Очамчирской школе (до 1926 года). В 1924 году его учениками по этому предмету были будущий абхазский поэт Леонтий Лaбахуа (живший у него) и пишущий эти строки. До сих пор незабываем образ пастыря, высокого роста, в бархатном головном уборе, задумчиво-серьезного, с длинным посохом; говорил он медленно, живо и образно; ученики слушали внимательно, соблюдая глубокую тишину.

Семья Д. Маргания была дружной, многодетной. Жена — Пелагея Лукинична (урожденная Асатиани) была образованной женщиной и верным спутником до конца его жизни (1946), она отдавала все свои силы на воспитание шестерых детей — 5 сыновей и одной дочери Веры, которая была замужем за абхазским партийным и государственным деятелем Алексеем Агрба, ставшим жертвой незаконных репрессий 1937 года, за что пострадала и она. В последние годы Вера Димитриевна работала в библиотеке Академии наук Грузии, где уделяла большое внимание абхазским аспирантам.

Как рассказал внучатый племянник Д. Т. Маргания — Даур Астамурович Маргания, трое из сыновей Димитрия Тлапсовича — Кондратий, Иван и Петр служили в армии Деникина и в 1921 году вынуждены были эмигрировать во Францию, четвертый сын — Валериан обосновался в Тбилиси, где ныне живет его внук Димитрий Наурбеевич Маргания, а пятый сын Димитрия Тлапсовича — Николай поселился в Москве.

Следует отметить, что Петр Димитриевич интересовался литературой; как пишет Г. Д. Гулиа в повести о своем отце — “Дмитрий Гулиа”, Петр печатал в газетах стихи, в одном из которых сказано: “Я абхазец-горец вольный ... Где б я ни был, край родной — для меня кумир святой”. Он являлся также автором пьесы “Махаджир”, поставленной в г. Ростове в 1918 году. Как сообщалось в абхазской газете “Апсны” в 1919 году, пьеса имела успех у ростовских зрителей.

Имя протоиерея Д. Т. Маргания не унесено временем в небытие, его духовно-просветительская деятельность не позабыта, она останется в истории абхазской культуры.

Нынешнему читателю мало что известно о жизни и деятельности Д. Т. Маргания. В советские годы, как духовному лицу, к нему не проявляли интереса и о нем существенного ничего не написано. Публикуемые здесь материалы призваны восполнить этот пробел. Они расскажут о жизненном пути и литературно-переводческой деятельности этого выдающегося абхазского священнослужителя-просветителя.

Х. С. Бгажба


Некоммерческое распространение материалов приветствуется;
при перепечатке и цитировании текстов
указывайте, пожалуйста, источник:
Абхазская интернет-библиотека, с гиперссылкой.

© Дизайн и оформление сайта – Алексей&Галина (Apsnyteka)

Яндекс.Метрика