Сергей Исаков

Об авторе

Исаков Сергей Геннадиевич
(1931—2013)
Эстонский литературовед, кандидат филологических наук, профессор-эмеритус отделения славянской филологии Тартуского университета, лауреат Государственной премии Эстонии; автор многочисленных трудов по истории русской литературы XIX века, русской печати, литературы и культуры в Эстонии, по русско-эстонским литературным и культурным связям, литературным и культурным контактам эстонцев с другими народами.
(Источник текста и фото: Википедия.)





С. Исаков

Эстонский ученый — исследователь абхазского языка

Давние исторические, культурные и научные связи соединяют Абхазию с Эстонией, несмотря на тысячи километров, разделяющие их географически. В 1880-е годы в Абхазию переселялись первые группы эстонских крестьян, основавших здесь свои поселения, которые существуют и поныне. В начале XX века в Абхазии побывали классики эстонской литературы Эдуард Вильде и Антон Таммсааре, запечатлевшие в своих путевых очерках жизнь края, быт населяющих его народов, социальные противоречия тех дней.

Немалые заслуги в изучении Абхазии имеют и ученые Тартуского университета, одного из старейших высших учебных заведений нашей страны, в котором получили образование не только тысячи представителей эстонской и русской интеллигенции, но и видные деятели грузинской, армянской, украинской, латышской, польской культур. Напомним в этой связи о воспитанниках Тартуского университета — основоположнике новой армянской литературы X. Абовяне и крупном грузинском медике академике К. Эристави.

Еще в 1844 году профессор Тартуского университета, почетный член Российской Академии наук и член-корреспондент Венской, Парижской и Берлинской академий О. X. Абих отправился на Кавказ для изучения его геологического строения. Он до того увлекся исследовательской работой и полюбил новый для него край, что оставил университет и полностью посвятил себя изучению Кавказа. Профессор О. Абих много сделал и для исследования природы Абхазии. Его усилия были продолжены в конце XIX — начале XX вв. профессорами Тартуского университета — ботаником Н. И. Кузнецовым, выдающимся русским ученым—геологом Ф. Ю. Левинсоном-Лессингом, геологом и палеонтологом Н. И. Андрусовым.

Свою лепту в изучение Абхазии внес и эстонский ученый-языковед, профессор Тартуского университета Л. Мазинг.

Леонгард Карлович Мазинг был широко образованным человеком. В степени кандидата богословия он отправляется в Германию для продолжения образования. Здесь он слушает лекции по языковедению, философии, истории, изучает сравнительную грамматику индоевропейских языков, а также старославянский и литовский, санскрит, старонемецкий, греческий, сербский и хорватский. Л. Мазинг становится подлинным полиглотом. В 1876 году он защитил в Лейпцигском университете докторскую диссертацию. Этот труд, в котором молодой ученый продемонстрировал исключительную эрудицию и широту обобщений, принес ему известность и признание. Работа Мазинга и поныне не потеряла своего научного значения.

В начале 90-х годов минувшего столетия Л. Мазинг заинтересовался и языками народов Кавказа. Он совершенно справедливо считал, что без знания их нельзя создать законченную теорию фонетики. С помощью грузинских и армянских студентов, обучавшихся в это время в Тартуском университете, Мазинг стал изучать их родные наречия. В это же время он, по-видимому, заинтересовался и абхазским языком. В архиве Мазинга, находящемся сейчас в Научной библиотеке Тартуского университета, хранятся его многочисленные выписки из трудов первых исследователей абхазского языка Г. Розена и в особенности П. Услара, замечания по поводу их трудов. В частности, Л. Мазинг указывает на недостатки и неопределенности, в описании многих звуков у П. Услара.

Но Мазинг скоро понял, что для подлинно научного изучения кавказских языков надо отправиться на Кавказ. Уже в конце 1894 г. он обращается в совет университета с просьбой командировать его на восемь месяцев «для продолжения и расширения моих знаний кавказских языков на месте употребления последних».

Однако дело с разрешением командировки затягивалось, и в мае-июне 1895 г. Мазинг вновь обращается с ходатайством к университетскому начальству. В подробном обосновании командировки Мазинг указывает, что цель его — «подвергнуть как можно более точному и всестороннему анализу звуковой строй кавказских языков. «Так как определение звуковой системы представляет собою первое и самое важное условие для понимания грамматического строя каждого языка и для разъяснения исторического развития этого строя, то необходимость исследований, имеющих целью подобные определения, конечно, не может подлежать никакому сомнению, — писал Л. Мазинг. — Между тем нельзя не видеть, что исследования по кавказским языкам, включая и армянский, не привели еще в указанном отношении к окончательным и вполне удовлетворительным результатам». И далее Мазинг приводит образцы ошибок в ученых трудах о кавказских языках, свидетельствующих о недостаточном знании их авторами.

На этот раз разрешение было получено, и с 1 сентября 1895 г. по 31 марта 1896 г. Л. Мазинг находился в научной командировке на Кавказе. Много внимания он уделял исследованию чеченского и грузинского языков (в частности, мингрельского диалекта последнего). Эстонский ученый побывал и в Абхазии и очень заинтересовался языком ее коренного населения. Он стал записывать абхазские тексты (видимо, иногда и фольклорные) и отдельные слова, желая составить словарь-картотеку абхазского языка. Мазинга, как мы видели, более всего интересовал звуковой строй, фонетика кавказских наречий. Но при записях абхазских слов он столкнулся с большими трудностями: принятые до тех пор в науке способы написания абхазских звуков не передавали в точности их реального произношения. И Мазинг разрабатывает свою систему их транскрипции, чтобы иметь возможность максимально точно фиксировать подлинное звучание звуков абхазского языка.

В Тарту Л. Мазинг вернулся с обширными записями абхазских текстов и картотекой абхазского языка. В свои лекции по фонетике и общему языкознанию, которые он читал в Тартуском университете, Мазинг стал широко вводить примеры из кавказских языков и в особенности из абхазского. Об этом вспоминают все его бывшие слушатели. Мазинг хотел обработать свои материалы в виде научного исследования и публикаций, однако перегруженность учебной работой, а затем преклонный возраст помешали этим планам.

Как известно, в конце XIX в. делалось еще мало строго научных записей абхазского языка, поэтому картотека Л. Мазинга и принадлежащие ему записи текстов представили бы большой интерес для абхазских исследователей. К сожалению, судьба материалов профессора Мазинга не ясна.

После смерти профессора его архив перешел в Научную библиотеку Тартуского университета. Там и ныне хранятся большие пачки материалов по чеченскому языку и мингрельскому диалекту грузинского, собранных в свое время Л. Мазингом на Кавказе. Но картотеки абхазского языка в архиве нет.

Как считает академик П. Аристэ, слушавший в свое время лекции Л. Мазинга и разбиравший после кончины профессора его архив, абхазские материалы, по всей вероятности, попали в Финляндию. Дело в том, что изучением кавказских языков занимался и профессор Хельсинкского (Гельсингфорского) университета Густав Шмидт, друг Л. Мазинга. И последний перед смертью попросил свою дочь Венделу Мазинг-Куузик передать профессору Г. Шмидту абхазскую картотеку. Как нам сообщили из Финляндии, в хранящейся в настоящее время в рукописном отделе библиотеки университета Хельсинки коллекции бумаг профессора Г. Шмидта имеются материалы по абхазскому языку, насчитывающие примерно 1.800 записей. Это, видимо, и есть картотека и записи абхазских текстов эстонского ученого, профессора Тартуского университета Леонгарда Мазинга.

__________________________


Редакция, получив это интересное письмо, обратилась с просьбой прокомментировать его к профессору Абхазского института языка, литературы и истории им. Д. Гулиа Академии наук Грузинской ССР Ш. Инал-ипа. Вот его ответ.

Статья доцента Тартуского государственного университета С. Исакова представляет исключительный интерес. Сведения о жизни и деятельности выдающегося эстонского ученого XIX—XX вв., дважды доктора филологии, профессора Тартуского университета Л. К. Мазинге, его кавказоведческих исследованиях, в особенности о его абхазских материалах в количестве 1.800 записей текстов, хранящихся ныне в рукописном отделе Хельсинкского университета, привлекут к себе пристальное внимание всех тех, кто занимается изучением абхазского языка и филологии.

Кроме того, Л. К. Мазинг был одним из учителей известного абхазского ученого С. М. Ашхацава, который с большой теплотой отзывался о нем, отмечая бескорыстную помощь и поддержку со стороны достойного сына братского эстонского народа. В своих «Путях развития абхазской истории» С. М. Ашхацава, в частности, писал, что оригинальный алфавит, выражающий все звуки абхазского языка, был им составлен в 1906 году в Юрьеве с помощью профессора Мазинга, работавшего много лет над исследованием абхазского языка по поручению Венской Академии наук.

Абхазские ученые благодарны и признательны С. Исакову за проявленный им знак доброго сотрудничества и считают, что его статья открывает новую страницу в развитии плодотворных культурных и научных связей, существующих между Эстонией и Абхазией.

Ш. ИНАЛ-ИПА, доктор исторических наук, профессор Абхазского института языка, литературы и истории им. Д. Гулиа Академии наук Грузинской ССР.


(Опубликовано: газ. Советская Абхазия, 13 марта 1968 г.)



Некоммерческое распространение материалов приветствуется;
при перепечатке и цитировании текстов
указывайте, пожалуйста, источник:
Абхазская интернет-библиотека, с гиперссылкой.

© Дизайн и оформление сайта – Алексей&Галина (Apsnyteka)

Яндекс.Метрика