Об авторе

Чакветадзе Гульнара Владимировна
Кандидат исторических наук.





Г. В. Чакветадзе

Статьи:


Конфессиональная ситуация у народов современной Абхазии

На правах рукописи

Специальность 07.00.07–этнография, этнология и антропология

АВТОРЕФЕРАТ
диссертации на соискание ученой степени кандидата исторических наук

НАЛЬЧИК – 2008 г.
 
Работа выполнена на кафедре отечественной истории Карачаево-Черкесского государственного университета имени У.Д. Алиева

 Научный руководитель: доктор исторических наук, профессор, заслуженный деятель науки КЧР Смыр Григорий Вахайдович

 Официальные оппоненты: доктор исторических наук, профессор Маремшаова Ирина Исмаиловна; кандидат исторических наук Кишмахов Магомет Хаджи-Бекирович

 Ведущая организация: Ставропольский государственный университет

Защита состоится «____»___________2009 г. в «___» часов на заседании диссертационного совета Д. 212. 076. 03 по историческим наукам в Кабардино-Балкарском государственном университете им. Х.М. Бербекова по адресу: 360004, г. Нальчик, ул. Чернышевского, 173.

 С диссертацией можно ознакомиться в библиотеке Кабардино-Балкарского государственного университета им. Х.М. Бербекова

Автореферат разослан «_____»_________________2008 г.

Ученый секретарь диссертационного совета, к.и.н., доцент М.И. Баразбиев

 
ОБЩАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА РАБОТЫ

Актуальность темы исследования. Религиозная жизнь любого народа независимо от его численности, масштабов занимаемой им территории, социально-политического положения всегда уникальна и неоднозначна. В этом аспекте особенно значительным является специальное изучение конфессиональной ситуации, места и роли, распространенных в современной Абхазии религиозных объединений и групп, в общественно-политической и духовной культуре.
Актуальность исследованию придает и то, что без достоверного знания истории, истоков специфических интересов, особенностей национальной психологии и духовной культуры каждого народа затрудняется изучение проблем исторического прошлого, а также современного состояния конкретного этноса, общества многонационального региона. Необходим анализ сущностных свойств и эволюции религиозных представлений, современной конфессиональной ситуации, определение конфессионального состава населения, места и роли религиозных верований в жизни человека и общества в целом.
Актуальность темы исследования объясняется и тем, что в современном мире, в том числе и в Республике Абхазия, роль религиозного фактора резко возросла, обнаруживая все больший потенциал воздействия не только на собственно религиозные, но и на социально-политические процессы в обществе. Впервые в истории Абхазии начала давать о себе знать проблема конфессионального состава населения, взаимоотношения религиозного и светского компонентов духовной культуры в решении общественно-политических, демографических и ряда других вопросов.
Все это требует, во-первых, тщательного, непредвзятого, свободного от политических и конфессиональных пристрастий анализа каждой конкретной ситуации, как уже явных, так и появления и углубления потенциально возможных недоразумений и конфликтов между отдельными религиозными лидерами, между верующими и неверующими.
Во-вторых, необходимо знать какие процессы и тенденции идут внутри каждой традиционной или недавно распространенной на территории современной Абхазии религиозной конфессии, независимо от численности верующих, степени влияния ее идеологии и деятельности лидеров на общественно-политическую жизнь, и объективную историю развития духовной культуры, в которой значительное место всегда занимали и занимают религия и формы свободомыслия в отношении к религии.
Только новые исследования социально-политической истории и современной конфессиональной ситуации ученых - абхазоведов, на наш взгляд, позволяют делать прогнозы о месте и роли религии в истории Республики Абхазия.
Отсюда логически вытекает, что исследование проблем современной конфессиональной ситуации и историко-культурного значения традиционно-языческих, православно-христианских, суннитско-мусульманских и недавно распространенных сектантских религиозных объединений и групп у народов Республики Абхазия – представляет многоаспектную актуальность.
Цель исследования. Актуальность, неизученность и специфика темы определили цель исследования: раскрыть основные изменения и тенденции в религиозно-духовной культуре абхазов и других народов Республики Абхазия.
Задачи исследования. Исходя из степени разработанности темы и имеющихся источников, автор диссертации ставит перед собой следующие задачи:
1. Систематизировать собранные в ходе полевых этнографических и социологических исследований данные о религиозных конфессиях, объединениях и группах в Республике Абхазия.
2. Раскрыть особенности политического, социально-экономического и конфессионально-правового положения народов современной Абхазии.
3. Выявить особое значение языческих воззрений абхазов и их трансформацию в условиях современной Абхазии.
4. Показать влияние православного христианства и ислама в современных процессах общественно-политической жизни народов Республики Абхазия.
5. Определить положение армянской церкви, католицизма и иудаизма у народов Республики Абхазия.
6. Проанализировать проблемы, возникшие в результате появления сектантских новообразований.
7. Изучить возможности урегулирования внутриконфессиональных и межконфессиональных процессов и тенденции соотношения религиозных и светских культур у народов современной Абхазии.
Объект и предмет исследования. Объектом диссертационного исследования обозначены религиозные конфессии, объединения и группы, действующие на территории Республики Абхазия.
В качестве предмета исследования выделены вопросы конфессиональной ситуации и роли религии у абхазов и других народов Республики Абхазия.
Хронологические рамки исследования охватывают период с начала 1990-х годов по 2008 год – со дня принятия конституционным большинством Верховного Совета Абхазии декларации «О государственном суверенитете Абхазской ССР» и резолюции «О правовых гарантиях защиты государственности Абхазии» и «Концепции Абхазской ССР в условиях самоуправления, самофинансирования и перехода к регулируемой рыночной экономике» до признания Россией независимости Республики Абхазия. А также использованы и учтены этнологические материалы более ранних периодов, в основном положения религиозных конфессий, объединений и групп в советское время.
Территориальные рамки исследования соответствуют современным границам Республики Абхазия.
Методологической основой диссертационного исследования является общецивилизованный подход к изучению истории и этнологии, научные принципы объективности, историзма, системности, необходимые при изучении религии как компонента социальной жизни и духовной культуры общества.
В диссертации использованы также методы культурологии, религиоведения, социологии и этнологии, позволяющие раскрыть социально-исторические и национальные предпосылки, а также национальную специфику развития религии, соотношения религиозного и светского в духовной культуре.
Основой для нашей работы явились следующие критерии религиозных и нерелигиозных последствий, зависящих:

  • от конкретных местных условий общественно-исторического бытия;
  • от социального состава верующих и служителей культа, их религиозно–политической ориентации, участия и отношения к общественно – политической и культурной жизни;
  • от уровня сознания их религиозного (о вероучении и культе своей религии), светского и научного знания;
  • от внутренней и внешней социально-политической ситуации в целом не только в регионе, но и во всем мире.

Степень научной разработанности проблемы. Тема диссертационного исследования до конца не изучена. К объяснению неизученности темы можно отнести то, что «тенденциозная политизированность и идеологизация научного знания породили искажение исторических и этнологических концепций. Нарушение историзма и методологической точности отразились отрицательно на общем уровне историко-этнологических, религиоведческих, философских и других гуманитарных исследований».
Условия противостояния Грузии и Абхазии, игнорирование исторических и юридических прав абхазов и других народов Республики Абхазия являются не менее существенными барьерами на пути развития научного религиоведения и абхазоведения.
Историографию проблемы конфессиональной ситуации и роли религиозного фактора у народов современной Абхазии следует разделить на грузинскую и абхазско-российскую.
В грузинской историографии, как верно пишут академик АН Абхазии О.Х. Бгажба и профессор С.З. Лакоба, «с конца 1988г. произошла реанимация идей Ингороквы…». Основываясь на грубой фальсификации Ингороквы, лидеры Грузии З. Гамсахурдиа, М. Костава, А. Бакрадзе и другие на митингах в Тбилиси, Сухуми, Гагре, в периодической печати стали открыто заявлять и внушать картвельскому населению, что Абхазия – это грузинская земля, а абхазы – это грузины. После грузино-абхазской войны ситуация в грузинской историографии по вопросу об Абхазии еще более ухудшилась, чему способствовала коллективная монография, опубликованная в 1999 году, «Разыскания по истории Абхазии и Грузии».
Вызывают критическое отношение утверждения в грузинской историографии по вопросам соотношения религиозных конфессий, роли исламского фактора в религиозно-политической жизни народов Абхазии и Северного Кавказа. Например, грузинские и прогрузинские авторы высказывали мнения о том, что «между Апсуйцами и Абазго-Абшилами наблюдается большая культурно-историческая разница...» (И.Г. Антелава) ; «абхазы тюркоязычный и, главным образом, мусульманский народ, мусульманские ополченцы по российскую сторону границы поддержали абхазов» (Нью-Йорк Таймс) ; «все абхазы – мусульмане, а мусульмане ходят в мечеть» (Л.И. Мухранели) ; «абхазские сепаратисты блокируют выход христианской Армении и Грузии к России» (С. Лобанов); «абхазы – это мусульманское северокавказское племя, спустившееся с гор в XVII веке на территорию Грузии» (О. Иоселиани); «абхазы в основном языческий народ. В Абхазии борются за влияние две церкви – православная и мусульманская» (Г.И. Сизов).
Особое место необходимо отвести высказываниям Ильи II, Католикос – Патриарха всея Грузии: «...Не будь абхазского сепаратизма, вероятно, не было бы чеченского. Во всяком случае, ясно, что своевременное уврачевание (уничтожение абхазов – Г.Ч.) абхазского сепаратизма помогло бы предотвратить чеченскую трагедию...». По его мнению, «Абхазия остается постоянным узлом напряжения, тлеющим очагом кавказского пожарища. Ей отводится центральная роль в далеко идущих и глубоко враждебных России и Грузии замыслах создания единого мусульманского государства народов Северного Кавказа – от Каспийского до Черного моря с центром в Сухуми».
К приведенным цитатам, образцам из множества опубликованных работ грузинских и прогрузинских авторов, добавим и утверждения недавних лидеров Грузии. Первый президент Грузии З.К. Гамсахурдия считал, что «кавказцев объединяет ислам, сейчас уже серьезно говорят об объявлении религиозной войны – газавата...». Э.А. Шеварднадзе официально заявил о том, что «...соперничество выбрасывается на газетные полосы, в радио и телеэфир, и побеждает та сторона, у которой больше технологических возможностей, денежных ресурсов, шире доступ к средствам и работникам информации».
В современной грузинской и прогрузинской историографии продолжается искажение прошлого и настоящего положения традиционно-религиозных верований абхазов и других народов Республики Абхазия и Северного Кавказа.
Различные аспекты изучаемой темы нашли отражение с 1989 года в монографиях и брошюрах абхазских и российских ученых Е.К. Аджинджала, Г.А. Амичба, В.Г. Ардзинба, М.В. Беджанова, А.И. Бройдо, Ю.Н. Воронова, М.М. Гунба, Д.З. Дбара, С.З. Лакоба, И.Р. Марыхуба, Б.Е. Сагария, Б.В. Шинкуба,
На наш взгляд наиболее обстоятельными являются работы Ш.Д. Инал-Ипа, А.К. Крылова, Г.В. Смыра, А. Татырба, Р.Г. Читашевой , внесшими значительный вклад в религиоведение абхазов.
Этапным в изучении некоторых социально-этнографических аспектов исследуемой проблемы стало издание коллективных монографии «Абхазы» и «Современная сельская Абхазия: социально – этнические и антропологические исследования».
Однако и в абхазско-российской историографии наблюдаются случаи внеисторической оценки отдельных аспектов конфессиональной ситуации, места и роли традиционно языческих религиозных верований, раннего (до раскола) и православного христианства и суннитского ислама в социально-политической истории, в становлении и развитии материальной и духовной культуры абхазского и других народов современной Абхазии. Излишне эмоциональное или политизированное освещение пройденной истории, трактовка прошлого и настоящего в выгодном для своих интересов свете, превратное толкование текущих процессов, игнорирование абхазского языка, который можно назвать историко-философской энциклопедией, научной литературы на абхазском языке, в будущем могут стать труднопреодолимой преградой на пути развития не только истории и этнологии, но и для всех сторон общественно–политической жизни и духовной культуры народов Республики Абхазия
Источниковая база исследования. При работе над диссертацией были использованы различные источники. Ценную часть исследования составляют:

  • официальные документы Управления государственной статистики, Управления уполномоченного по делам религии при правительстве Республики Абхазия, Епархиального совета Сухумо-Абхазской епархии;
  • материалы полевых этнографических и социологических исследований, проведенных среди последователей разных религиозных конфессий, объединений и групп 2001 – 2008гг.;
  • современную периодическую печать, средств массовой информации Республики Абхазия;
  • научного наблюдения и беседы с лидерами и активно верующими всех религиозных конфессий, объединений и групп, распространенных в современной Абхазии;
  • материалы исследований, которые не являются текущими и не оформлены в архивные фонды, а некоторые имеют гриф «Для служебного пользования» и не доступные всем желающим исследователям.

Важными источниками явились материалы, содержащиеся в диссертационных работах А.Я. Багателия «Православие в Абхазии: основные этапы истории и национально-культурные особенности», А.Б. Крылова «Религии и традиции абхазов (по материалам полевых исследований 1994-1999гг.)», Г.В. Смыра «Эволюция религиозных верований у абхазов», Р.Г. Читашевой «Абхазская этнокультурная система апсуара-абхазство. Эволюция, современное состояние и проблемы» и первого из абхазской национальности кандидата богословия, ректора Ново-Афонского духовного (православного) училища Дорофея (Дмитрия) Зауровича Дбара «История христианства в Абхазии в первом тысячелетии».

Научная новизна и основные результаты исследования состоят в следующем:

  • определены особенности современного положения и роли религиозных конфессий, объединений и групп в общественно-политической жизни и духовной культуре народов современной Абхазии;
  • раскрыты основные внутриконфессиональные и межконфессиональные конфликты и их причины;
  • выявлены и проанализированы проблемы законодательного обеспечения функционирования религиозных конфессий, объединений и групп, монастырей в Республике Абхазия, их взаимоотношения с органами государственной власти, государственными учреждениями и общественными организациями;
  • обоснована необходимость обеспечения квалификационными кадрами и расширения полномочий института Уполномоченного по делам религии при правительстве Республики Абхазия;
  • даны научно-практические рекомендации по оптимальному урегулированию процессов и тенденций соотношения религиозных и светских культур, религиозных потребностей и национальных интересов.


На защиту вынесены следующие положения:
1. Роль религии и деятельность ее служителей оценивается в соотношении религиозного и нерелигиозного, в сознании и культовой практике, религиозных потребностях и открытых национальных интересов.
2. Многочисленные религиозные конфессии, объединения и группы, действующие на территории Республики Абхазия, заслуживают равноправного положения и независимой религиозной жизни в обществе, в рамках цивилизованных законов о свободе совести, свободного выбора исповедуемой религии и свободного отношения к религии вообще.
3. Отдельные нарушения общечеловеческих норм, Конституционных прав, предписания этнокультурной системы абхазского этхоса (греч. слово) – Апсуара-абхазство, – должны регулироваться совместными усилиями лидеров и актива верующих и Уполномоченного по делам религии при правительстве Республики Абхазия.
Теоретическая значимость исследования: впервые специально и системно - комплексно исследованы основные изменения и тенденции в конфессионально-политической жизни коренных абхазов и других народов Республики Абхазия.
Практическая значимость исследования заключается в том, что материалы и выводы могут быть использованы:
– в научных исследованиях по широкому кругу проблем абхазоведения, новейшей истории и этнографии народов Республики Абхазия;
– в урегулировании внутриконфессиональных (между лидерами в православном христианстве) и межконфессиональных (Совета жрецов святилищной силы Аныха и священников некоторых церквей православного христианства) и других конфликтов;
– в решении конкретных вопросов о свободе совести в условиях многоконфессиональности, паспортного режима, проблем юрисдикции православной церковной организации в Республике Абхазия;
– в образовательном процессе для создания учебников и учебно-методических пособий, а также при изучении курсов истории религии, религиоведения, культурологии и других гуманитарных дисциплин в высших учебных заведениях, на курсах переподготовки управленческих кадров государственной службы.
Апробация результатов исследования проведена на кафедре отечественной истории и истории России Карачаево-Черкесского государственного университета им. У.Д. Алиева, на секции религиоведения и культурологии Исторического научного общества Абхазии им. Г.А. Дзидзария, на кафедре отечественной истории Кабардино-Балкарского государственного университета им. Х.Б. Бербекова.
Основные положения и выводы данной работы излагались в научных публикациях, в том числе в рецензируемых изданиях, которые входят в «Перечень» ВАК Министерства образования и науки Российской Федерации – «Известиях вузов. Северо-Кавказского региона» (Ростов–на–Дону, 2008.-№2 С. 79-82) и «Известиях Российского государственного педагогического университета им. А.И.Герцена. Аспирантские тетради. Научный журнал.» (СПб., 2008. №28. С 386-391; №35. С. 372-376), в докладах и сообщениях на конференциях студентов и аспирантов Республики Абхазия и Северного Кавказа в г. Сухум (2001г.), кавказоведов и тюркологов в г. Карачаевск (2001г.), на IV конгрессе этнографов и антропологов России в г. Нальчик (2001г.), на ежегодных Алиевских чтениях преподавателей и аспирантов Карачаево-Черкесского государственного университета им. У.Д. Алиева в Карачаевске (2004-2007гг.).
Структура диссертации подчинена главной исследовательской цели и задачам, построена по проблемно-историческому принципу, с учетом хронологии распространения языческих, мировых (христианских и ислама) религий, иудаизма и сектантских объединений и групп на территории Республики Абхазия. Работа состоит из введения, четырех глав, заключения, списка использованных источников и литературы и списка сокращений.

ОСНОВНОЕ СОДЕРЖАНИЕ РАБОТЫ

Во введении обосновывается актуальность избранной темы, изложена степень ее изученности, определены объект, предмет, хронологические и территориальные рамки, цели и задачи исследования, обозначены методологические и теоретические основы диссертации, раскрывается научная новизна, теоретическая значимость и прикладная ценность полученных результатов работы, представлены положения, выносимые на защиту, а также итоги апробации.
В первой главе «Особенности политического, социально-экономического и конфессионально-правового положения народов современной Абхазии» рассматривается влияние грузино-абхазского конфликта на современную политическую и социально-экономическую ситуацию, ее отражение в конфессиональном пространстве Республики Абхазия.
В первом параграфе «Политическое положение народов современной Абхазии» автор заключает, что политическая история современной Абхазии, претерпевшая всякого рода влияния, с большими потерями, в том числе своей государственности, Абхазского царства (VII – X вв.), Абхазского автономного владения в составе России (1810 -1864гг.), ССР Абхазии (1921–1931гг.), насильственно-принудительного выселения значительного большинства населения в Турцию в XIX веке, других исторических катаклизмов, дожила до 90-х годов ХХ века.
После развала СССР, как и для других суверенных национальных государств, для современной Абхазии открылась новая страница ее политической (и не только) истории. Несмотря на военные агрессии Грузии (1992-1993гг) и послевоенные угрозы и непризнания исторических и юридических прав абхазского народа, Республика Абхазия сегодня, согласно принятой Конституцией 26 марта 1994 года - суверенное, демократическое правовое государство, субъект международного права. Государственная власть осуществляется на основе ее разделения на законодательную, исполнительную и судебную.
Республика Абхазия имеет свою государственную символику: Государственный герб, флаг и гимн. Конституция Республики Абхазия признает и гарантирует права и свободы, закрепленные во Всеобщей Декларации прав человека (1948г.), в Международных Пактах об экономических, социальных и культурных правах, о гражданских и политических правах (вступили в силу в 1976г.), других общепризнанных правовых актах. Признается также право на частную собственность.
Во втором параграфе «Социально-экономическое и конфессионально-правовое положение народов современной Абхазии» автор отмечает, что в современной Абхазии за истекшее послевоенное время (1992-2007гг.) ситуация ознаменовалась коренными политическими, экономическими и социально-культурными переменами, затронувшими все сферы жизни общества, в том числе и религиозную сферу, государственно-конфессиональные отношения.
Так как Республика Абхазия – светское государство, обеспечение свободы совести и отношений к вероисповеданию представляет собой важную сторону внутренней политики Республики Абхазия. Она осуществляется с учетом мировоззренческого и конфессионального многообразия абхазского общества, с опорой на высокое национальное самосознание, о котором первый президент Абхазии, известный ученый В.Г. Ардзинба говорил: «...и в годы существования Советского союза Абхазия была одним из регионов, где национальное самосознание всегда было на очень высоком уровне. Каждые десять лет у нас происходили бурные события, тогда как во многих других регионах СССР было очень тихо и спокойно».
Во второй главе «Влияние традиционно-языческих представлений и мировых конфессий на религиозный облик народов современной Абхазии» анализируется в исторической ретроспективе изменения в традиционных языческих и мировых религиях в рамках трансформационных процессов 90-х годов ХХ века, определено их место в системе отношений религиозного и светского в современной Абхазии.
В первом параграфе «Трансформация и роль языческих воззрений абхазов» обоснована мысль, что годы, прошедшие после распада СССР, можно назвать временем переоценки, обновления и возрождения, сохраненных абхазами и другими народами Абхазии традиций, обычаев и самобытных религиозных вероисповеданий, в том числе религиозных культов, аналога которым в других регионах Кавказа не знают, не зафиксированы они и в научной литературе. В трудное время традиции предков стали одним из главных средств национального выживания народа.
Важнейшую роль в жизни абхазского социума играла и играет традиционная языческая религия.
Для любых сторон жизни и деятельности человека, природы и общества были созданы свои особые покровители, что говорит о том, что абхазы почитали все то, что было необходимо для их повседневной жизни. Поэтому «традиционная религия присутствует в жизни людей постоянно и с самого раннего детства» (А.Б. Крылов), а представление о том, что «абхазы получили свою страну от самого Бога–Творца (Анцва–Г.Ч.), впитывается с молоком матери».
В условиях постсоветской реальности в современной Абхазии наблюдается рост авторитета культов языческого пантеона абхазов, особенно сверхъестественная анимистическая (дофетишистская) святилищная сила Аныха, анимо-фетишистская сила Шашвы и их жрецов, а также единого и верховного языческого бога Анцва. Причина в том, что наряду со своей основной задачей – защитой Абхазии от внешних врагов, святилищные силы Аныха и монобога Анцва продолжают выполнять важную функцию в регулировании нравственных отношений внутри абхазского этноса.
В связи с этим заметим, что языческие культы, особенно которым приносили жертвы, всегда были и остаются более влиятельными на всех абхазов, чем православное христианство или суннитский ислам.
Нынешние власти никак не выделяют язычество – «народную веру абхазов» из числа остальных конфессий. Они занимают, подчеркнуто уважительную позицию по отношению ко всем имеющимся в Республике Абхазия религиям. Однако «ныне имеющее место превращение этой народной религии в официально признанную религию знаменует собой качественно новый этап в ее развитии. Этот этап может привести к значительным изменениям в сфере религиозных представлений и обрядности. В то же время возможна тенденция к унификации традиционной религии абхазов, которая может проявиться в силу ее нынешнего государственного статуса».
Во втором параграфе «Абхазское православное христианство в религиозно-политической жизни и духовной культуре народа» установлено, что значительную роль в религиозной жизни Республики Абхазия играет Абхазская православная церковь, которая с 1998 года имеет свой епархиальный совет – Сухумо-Абхазский, Устав епархии и избранного управляющего епархиальным советом.
Современное православие в Абхазии возглавляет управляющий Сухумо-Абхазской епархией иерей Виссарион Аплиаа. Он также является настоятелем кафедрального собора Благовещения Богородицы (г. Сухум) и осуществляет большую деятельность по возрождению и укреплению в современной Абхазии православной веры.
Отец Виссарион Аплиаа заслуженно награжден Русской православной церковью орденом преподобного Сергея Радонежского III степени. Он награжден и орденом Славы–Ахидз–апша Республики Абхазия.
На сегодняшний день православная церковь Абхазии представлена Сухумо-Абхазской епархией, в состав которой входят 18 действующих храмов и два действующих монастыря – мужского в новом Афоне и женского в Камане, зарегистрировано более 24 пустынножителей.
Необходимо отметить, что богослужение в современной Абхазии с недавних лет возобновилось на русском и абхазском языках. Для чтения в церквях абхазской богослужебной литературы считается возможным привлечение знающих абхазскую грамоту прихожан.
Сегодня в Абхазии существуют достаточные условия для возрождения Абхазской православной церкви, несмотря на то, что одной из главных причин, препятствующих реальному, а не формальному упрочению позиций православия, является неопределенный статус самой Абхазской церкви.
Согласно распоряжению Абхазского Епархиального Совета №4 от 30.05.2005г. выпускается многостраничная газета «Христианская Абхазия» на русском и абхазском языках.
В начале сентября 2002г. состоялась церемония открытия Новоафонского епархиального духовного училища. Ректором его является настоятель монастыря св. Иоанна Златоуста (с. Каманы Сухумского района) иеромонах Дорофей Дбар (Дбар Дмитрий Заурович), 1972 года рождения, уроженец с. Мгудзырхва Гудаутского района, выпускник Московской духовной академии (1998г.), который защитил кандидатскую диссертацию на кафедре история древней церкви на тему: «История христианства в Абхазии в первом тысячелетии».
Число православных верующих в современной Абхазии с каждым днем растет, все больше молодых людей приходит в церковь.
Среди сфер, где церковь и государство активно взаимодействуют, следует назвать благотворительность и социальное служение, сохранение и возрождение исторических и культурных памятников, духовно-нравственное просвещение народа.
Деятельность Абхазской православной церкви осуществляется при полном одобрении и поддержке государства и общества. Церковь постоянно демонстрирует стремление к прекращению межнациональных, межконфессиональных и иных конфликтов на территории Республики Абхазия.
В третьем параграфе «Положение и роль суннитского ислама в Республике Абхазия» изложены неоспоримые современные материалы, которые подтверждают мысль видного представителя абхазской интеллигенции, государственного и общественного деятеля Абхазии, Грузии и Российской империи Г.Д. Чачба-Шервашидзе (1847–1918гг.) о том, что «хотим мы или не хотим – ислам в Абхазии имеет место, и с ним надо считаться». Об арабо-турецком влиянии на социально-политическую историю Абхазии, на культуру и быт абхазов, «свидетельствует немало фактов».
В наше время мусульмане современной Абхазии имеют свое Духовное управление (ДУМА), зарегистрированное в министерстве юстиции в 1999 году. Муфтий Духовного Управления Абхазии утверждает имамов мечетей, в которых они являются полноправными руководителями, он ответственен за хозяйство, финансы мечетей (молебных домов), духовную жизнь прихожан. При ДУМе Абхазии действует совет имамов, который решает проблемы мусульман Республики Абхазия. ДУМА с начала 2007 года выпускает на русском языке газету «Баракят».
Представляется ошибочным, во-первых, утверждение, что «ислам разрушил культуру абхазов, отвратил народ от христианства и создал, по оценке абхазского духовенства начала нашего столетия, почву для развития религиозного индифферентизма и неверия в среде абхазского народа, для возрождения языческих – самых первобытных верований и обычаев в среде его» , такая оценка и игнорирование («забвение») прошлого и настоящего ислама в истории общественно-политической жизни и духовной культуры абхазской диаспоры и считающих себя мусульманами в самой Абхазии; во-вторых, роль ислама в общественно-политической жизни и духовной культуре современной Абхазии значительна, а в перспективе и того больше. Особенно в урегулировании вопросов возвращения зарубежных абхазов на историческую родину своих предков, в решении демографического развития и других проблем из комплекса открытых и закрытых национальных интересов.
Об этом свидетельствуют научные труды абхазских ученых Ш.Д. Инал-Ипа, Г.В. Смыра, Р.Г. Читашевой и других, материалы международного конгресса Международной Ассоциации абхазо-абазинского (абаза) народа в Сухуме (2007г.), программный доклад президента Республики Абхазия С.В. Багапш на этом конгрессе, его мысли, о том, что Абхазия «всегда была и останется многонациональной и многоконфессиональной страной, традиции, веротерпимости которой уходят в историю… Очень важным является необходимость духовного просвещения верующих во избежание опасных для всего общества тенденций искажения истинных ценностей и учений различных религий» , а также материалы «Первых международных Инал-Иповских чтений» (октябрь 2007г.), особенно доклады абхазских ученых Ю.Г. Аргуна «Проблемы абхазских беженцев XIX в. Проблемы репатриации», Х. Кутарба «Об ассимиляционных изменениях в Турции: абхазов и адыгов», Г.В. Смыра «Религия и национальные интересы абхазов».
В третьей главе «Место и роль армянской церкви, католицизма и иудаизма в современной Абхазии» определяются специфические черты вероисповедания и обрядности армянской церкви, католицизма и иудаизма на территории Абхазии.
В первом параграфе «Роль армянской церкви в Республике Абхазия» аргументировано утверждается, что на территории современной Абхазии с недавних времен действует Армянская церковь.
Однако она, как и в прошлом (с конца ХIХ века и в Советское время), так и в современной Абхазии слабо влияет на армянское население и не дает о себе знать в общественно-политической жизни республики. Это происходит, как объяснял религиозный деятель М.Г. Нерсесян, из-за проблем необходимости просвещения (религиозного – Г.Ч.) армян, проживающих в Абхазии. Одной из главных причин бледного состояния религиозного просвещения и религиозной культуры армян Абхазии, как и у абхазов, послужили репрессии не только общесоветского характера, но и ряд дискриминационных отношений руководства Советской Грузии и ЦК КП Грузии к ним.
Вместе с тем роль современных верующих (преобладающее большинство этноса) армян в общественно-политической и экономической жизни современной Абхазии высока. Среди верующих армян наметилась тенденция, пока трудно объяснимая. Есть факты, когда некоторые конфликты представители армянского населения (конфликты между армянами и абхазами не зафиксированы) пытаются решить у действующих абхазских святилищных сил Аныха, а также у служителей других языческих культов, в основном бога священной кузни ажьыра Шашвы и «хахь икоу» (бук.- кто наверху) монобога абхазов Анцва.
Во втором параграфе «Место католицизма в многонациональной Республике Абхазия» отмечается, что история католицизма в Абхазии связана с появлением здесь в ХIХ веке польских переселенцев. Римско-католическая церковь св. ап. Симона Кананита была построена в г. Сухум в 1908 году поляками-католиками, сосланными в Абхазию из царской России. Однако в 1938 году церковь была закрыта Советской властью. Начались гонения на поляков. Многим, чтобы остаться в Абхазии, пришлось изменить свои фамилии, а то и национальность.
После распада СССР и окончания грузино-абхазской войны 1992-1993 годов глава прихода, активный настоятель Сочинского костела ксендз Богдан Северин, прибывший в Россию из Польши, получил официальное разрешение правительства Республики Абхазия на возобновление деятельности католической церкви.
Первая служба в отремонтированном силами прихожан костеле состоялась в феврале 1996 года. Через польское посольство в Москве польская община Абхазии получает определенные финансовые средства. При церкви есть совет прихода, который состоит из 5 членов: двух сопредседателей и трех членов церкви, действует церковно-приходская школа, количество учащихся достигает 40 человек. Школа была открыта в 1996 году. Учащиеся (школьники-прихожане) изучают богословие, церковное пение, английский и польский языки, ведется преподавание урока катехизиса.
Все католики участвуют в Святой Мессе каждую среду, воскресенье и в обязательные праздничные дни. Соблюдают святые таинства: Крещение, Миропомазание, Евхаристия, Покаяние, Елеопамазание, Священство, Супружество, а также обряды: окропление освященной водой, благословения родителей и детей, благословение Пресвятой Евхаристией присутствующих на богослужении, освящение церкви, кладбища, предметов культа.
В третьем параграфе «Положение иудаизма у евреев Абхазии» рассмотрена история евреев в Абхазии, и их (евреев) национальной религии – иудаизма, основные этапы переселения в Израиль и Россию в советское время, а с 1992 года, особенно во время грузино-абхазской войны 1992 - 1993 годов, и другие события показывают, что едва не прекратилась деятельность Сухумской синагоги.
В данное время еврейское общество «Шалом» насчитывает лишь 200 человек. Отмечают все иудейские праздники. Председателем общины «Шалом» является Глускер Александр Борисович. С 2005г. после смерти раввина М.М. Бениашвили, в синагоге нет штатного раввина, его миссию выполняет член общины Игорь Черняк. Приверженцев иудаизма немного. Преимущественно это люди пожилые. Иудейская религия в Абхазии теряет своих приверженцев. Пустеет синагога.
В главе четвертой «Сектантские религиозные объединения в современной Абхазии» выявляются причины быстрого распространения сектантских новообразований среди абхазов, сложности в отношениях с властью.
В первом параграфе «Секты протестантского происхождения и сектантские новообразования в Республике Абхазия» отмечается, что в современной Абхазии активизировали свою деятельность: лютеране, авангелические христиане баптисты, адвентисты 7-го дня, пятидесятники и другие. Немало факторов благоприятствующих их влиянию не только на взрослое население, но и на молодых людей. В частности, это огромные финансовые вливания для щедрой поддержки организуемых на местах новых центров, миссий, опекающих созданные религиозные организации.
Таким образом, наряду с экономическими и политическими проблемами современная Абхазия столкнулась ещё с одной проблемой  – сектантством. К факторам, благоприятствующим их распространению, следует отнести глубокий кризис, а затем распад существовавшей экономической и идеологической системы.
В этих условиях большинство возникающих религиозных новообразований предлагают проекты радикального переустройства мира «здесь и сейчас». В них можно найти обещания не только приобщить население к истинной вере, но и способствовать материальному процветанию…
Следует отметить, что массовому распространению неокультов способствовало и либеральное законодательство о религиозных организациях. Оно предоставило широкую свободу для их деятельности, но не включило в себя правовой механизм защиты от возможных негативных последствий, преграждающий проникновение политизированных миссионеров, проповедников различных религиозных заграничных центров и миссий.
Во втором параграфе «Особенности протестантского толка секты «Свидетелей Иеговы» и его положение в Республике Абхазия» в современной Абхазии активно действует секта «Свидетелей Иеговы», которая появилась после грузино-абхазской войны 1992-1993 гг.
Заметим, что на государственном уровне была сделана попытка решить проблему деятельности «Свидетелей Иеговы» в Абхазии. Глава государства В.Г. Ардзинба посчитал неприемлемым для Абхазии присутствие секты, идеология которой направлена на пренебрежение государственными законами и гражданскими обязанностями. 10 октября 1995 года им был издан Указ о запрете деятельности «Свидетелей Иеговы» на всей территории Республики Абхазия.
Однако в современной Абхазии получилось так, что значительное большинство членов «Свидетелей Иеговы» представители абхазской национальности. И это дает о себе знать. Они, как и все, разделяют и поддерживают национальные интересы абхазов. Поэтому Указ президента Республики Абхазия В.Г. Ардзинба с самого начала вызвал неоднозначную реакцию. Отдельные граждане усмотрели в этом посягательство на права человека, другие, например, председатель парламентской комиссии по правам человека Н.Н. Акаба, считают, что «Свидетели Иеговы» принадлежат к числу тех сект, которые оказывают влияние на психику человека, подавляя его волю».
Вместе с тем считаем целесообразным всестороннего обсуждения «за» и «против» фактов, с учетом заключения широко известного специалиста истории и философии религии, доктора философских наук, профессора, академика МАИ Н.С. Гордиенко: «объединение свидетелей Иеговы–нормальная религиозная организация, и относится к ней следует так же терпимо, в духе конституционных гарантий свободы совести, как и к другим конфессиям деноминациям...».
В третьем параграфе «Кришнаиты в Абхазии» приведены материалы истории появления и деятельности кришнаитов в Абхазии с 1983 года. Первые руководители – грузины по национальности, до отъезда в Тбилиси (первый – в 1989г., второй – в 1992г.) сумели привлечь и некоторых молодых абхазов, в числе которых был будущий (третий) руководитель религиозной группы кришнаитов Абхазии Рагхаве Дас–И.Г. Кортуа.
Автор в связи с деятельностью И.Г. Кортуа отмечает, что общество «Харе Кришна» во время войны 1992-1993 годов создало программу «Пища жизни», в которую входила помощь населению одеждой, едой. Представители этой немногочисленной общины на территории Абхазии организовали несколько благотворительных столовых и спасли от возможной голодной смерти многих людей.
Активность кришнаитов Абхазии снизилась после того, как в 1995 году в Сухуме неизвестными лицами был сожжен продовольственный склад, и совершено убийство главы общины Рагхавы Дас. Эти преступления остались нераскрытыми, что удручающе подействовало на членов общины, испытывающих к тому же материальные затруднения.
В заключении диссертационной работы подведен итог комплексного теоретико-методологического исследования источников – текущих архивных и лично собранных (1999–2008гг.) полевых, социологических, этнологических материалов о современной конфессиональной ситуации и о роли религиозных верований в общественно–политической жизни и духовной культуре абхазов, армян, грузин, евреев, русских и других народов Республики Абхазия. В частности сделаны следующие выводы.
Традиционные для абхазов и других народов современной Абхазии языческие (Абх. яз.: «Апсуа нцвахухацара» - абхазская вера; «жвлар рнцвахухацара» - народная вера) религиозные формы, абхазское православное христианство по русской церкви, ислам суннитского толка, христианские по армянской церкви и католические, национально иудейские и недавно распространенные протестантские секты и восточные культы, которые продолжают оставаться значительным фактором не только в общественно-политической жизни их последователей, но и в системе духовной культуры, в синтезе с другими культурно-историческими феноменами и текущими процессами.
Все вышеперечисленные религии (кроме секты «Свидетелей Иеговы») в Республике Абхазия находятся в одинаковых социально-экономических условиях, в равноправном положении по Конституции и Законодательным документам. Президент, вице-президент и члены правительства Республики Абхазия всем религиозным конфессиям, объединениям и группам оказывают одинаковую моральную, а иногда и материальную помощь. Уделяют им значительное время, приходят на сходы Совета жрецов святилищных сил Аныха, на праздники в честь языческих культов - священной кузни Шашвы, Ацуныхвара – моления соседей, поселка анимистического (без образа) происхождения Ацу, на открытия новых богослужебных домов.
Однако в общественно-политической жизни и духовной культуре народов Республики Абхазия религиозные конфессии играют неодинаковую роль. Это зависит не только от местных социально-экономических условий, общественно-политического бытия, но и от социального состава верующих и служителей культов, от уровня сознания их религиозного (о вероучении и культе своей религии) и нерелигиозного знания, от внутренней и внешней социально-политической ситуации в целом.
Все религиозные конфессии, даже секта «Свидетелей Иеговы», в составе которой большинство абхазы, едины в защите и укреплении независимости Республики Абхазия, в реализации национальных и государственных интересов, в укреплении и развитии добрососедских и братских отношений со всеми народами Российской Федерации.
В абхазском обществе не было, и нет противоречия на религиозной почве. Например, в современной Абхазии практикуются проведения совместных обрядов последователями разных религий, хотя встречаются единичные конфликты среди интеллигенции и религиозных лидеров. Они связаны больше с их разномыслием о путях и формах достижения национальных интересов.
Внутриконфессиональные и межконфессиональные проблемы связаны с догматическими, организационными, имущественными и другими противоречиями. Часто эти проблемы схожи с проблемами любой другой организации – вопросы о лидерстве, распределении финансов.
Вместе с тем встречаются факты действий и утверждений некоторых отечественных исследователей, активно верующих и их лидеров, которые выходят за рамки законов Республики Абхазия о религиозных конфессиях и свободе совести, утверждения не только неверны, но и оправдывают военную агрессию Грузии на Абхазию.
Материалы исследования конфессиональной ситуации у народов современной Абхазии позволяют сделать следующие научные выводы и прогнозы:

  • изменяются содержание и форма любой религиозной системы, трансформируются ее основные элементы, модернизируются вероучения и культы, приобретает иную направленность эмоционально-чувственная сфера верующих;
  • «забываются» (отбрасываются) устаревшие и ставшие негативными элементы в духовно-религиозной культуре, в реализации национально-государственных интересов, а при переходе общества на новую ступень развития происходит и смена системы одной религиозной конфессии другой или создаются нетрадиционные формы;
  • религия остается значительным фактором в общественно-политической жизни, в синтезе с другими культурно-историческими феноменами и текущими процессами.


В целях оптимального управления конфессиональной ситуацией, текущими процессами и преодоления негативных элементов в современной религиозно-духовной культуре абхазов и других народов, в диссертации даны несколько научно-практических рекомендаций.
Сделанные выше научно-практические выводы и рекомендации о преодолении устаревших и негативных по своей социально-культурной значимости элементов в современной духовно-религиозной культуре позволяют рассматривать их как необходимые для жизни народов Республики Абхазия.

 
По теме диссертации опубликованы следующие работы:

В ведущих рецензируемых журналах, рекомендованных ВАК Министерства образования и науки РФ:
1. Чакветадзе Г.В. Религиозно-политическая жизнь народа в современной Абхазии//Известия вузов. Северо-Кавказский регион. Общественные науки. – Ростов-на-Дону, 2008. – Вып.2. – С. 79 – 82.
2. Чакветадзе Г.В. Роль религии в общественно-политической жизни и духовной культуре современной Абхазии//Известия РПГУ им. А.И.Герцена. Аспирантские тетради. – СПб., 2008. – Вып. 28. – С. 386-391.
3. Чакветадзе Г.В. Положение и роль ислама в современной Абхазии// Известия РПГУ им. А.И.Герцена. Аспирантские тетради. – СПб., 2008. – Вып. 28. – № 35. – С. 372-376.
 В научных изданиях общего характера:
4. Чакветадзе Г.В. Новое лингвистическое толкование абхазского термина «Аныха» и его перевод на русский язык//Региональное кавказоведение и тюркология: традиция и современность /Материалы конференции/. – Карачаевск: КЧГПУ, 2001. – С.284-286.
5. Чакветадзе Г.В., Дасаниа Д.М. Об особенностях абхазского религиозного понятия и термина «Аныха»//IV конгресс этнографов и антропологов России. – Нальчик, 20-23 сентября, 2001 год. Тезисы докладов. – М., 2001. – С.258.
6. Чакветадзе Г.В., Бигвава Р.В., Читашева Р.Г. Соотношение религиозного и нерелигиозного в духовной культуре абхазов//Алиевские чтения: научная сессия преподавателей и аспирантов университета. Материалы научной сессии. – Карачаевск: КЧГУ, 2004. – С. 363–365.
7. Чакветадзе Г.В. Положение православного христианства в Республике Абхазия (в цифрах и фактах)// Алиевские чтения: научная сессия преподавателей и аспирантов университета. Материалы научной сессии. – Карачаевск: КЧГУ, 2004. – С. 396-398.
8. Чакветадзе Г.В. История и современные формы проявления распространенных в Республике Абхазия религиозных объединений и групп//Школа и жизнь: Научно-методический журнал Министерства образования Республики Абхазия. – Сухум, 2004. – №1. – С. 81-90.
9. Чакветадзе Г.В. Религиозная многоконфессиональность и национально-государственные интересы населения в современной Абхазии//Вестник КЧГУ им. У.Д. Алиева. – №22. – Карачаевск, 2008. – С. 30–41.

-------------------------------------------

(Перепечатывается с сайта: http://www.ceninauki.ru.)

 


Положение и роль ислама в современной Абхазии

Работа представлена кафедрой отечественной истории Карачаево-Черкесского государственного университета им. У. Д. Алиева. Научный руководитель — доктор исторических наук, профессор Г. В. Смыр.

В статье предлагаются основные факты и выводы о реальном положении и роли ислама в общественно-политической жизни и духовной культуре современной Абхазии.

The article presents the basic facts and conclusions about the real position and role of Islam in social and political life and spiritual culture in modern Abkhazia.

Непосредственно ислам среди абхазов начинает распространяться с XV в., когда Османское государство овладело Абхазией. Помимо политико-экономических причин распространению мусульманства содействовали: во-первых, то, что официальная православно-христианская религия уже не имела в массе абхазского народа достаточно глубоких корней, а во-вторых, то, что Турция стала распространять ислам, применяя различные методы: обман, льготы и поощрения, дававшиеся за отказ от христианства, использование аталычества, молочного братства и семейно-брачных связей. Немаловажное значение имело и то, что мусульманскую идеологию пропагандировали в основном протурецкие абхазы на абхазском языке.

Как заключает профессор Г. В. Смыр, «интересы Турции к территории Абхазии, видимо, были слишком значительны. Об этом свидетельствует тот факт, что распространители ислама во многих случаях поступали не «по-мусульмански», т. е. здесь никому не запрещали языческих и христианских культов, измененных в соответствии с требованиями «абхазства» — апсуара1.

Все это привело к широкому распространению мусульманства среди абхазов, в особенности в XVII-XVIII вв. Как свидетельствует первоисточник (1809 г.), в год присоединения Абхазии к России (1810 г.) в крае ни одна церковь не действовала. Уже давно не проживали и священники, хотя, по утверждению того же источника, среди абхазских христиан «весьма много есть скрытного (от мусульман) исповедующих христианскую веру»2.

Политика царской России по отношению к абхазским мусульманам непосредственно исходила из ее главной цели — сделать Абхазию опорным пунктом на берегу Черного моря, своеобразной перегородкой между народами Западного Кавказа и Турцией. Поэтому своеобразной была и политика царизма в отношении мусульман Абхазии, которая менялась в зависимости от политических позиций в зарубежных странах, в первую очередь от состояния отношений России с Турцией, от ситуации внутри страны и на Кавказе.

В целом положение абхазов-мусульман было очень тяжелым. Абхазам запрещалось вступать в брак с христианами, нарекать собственных детей мусульманскими именами, совершать обрезание, погребать покойников по мусульманскому обряду, иметь муллу, мечети, даже просить о разрешении строительства молитвенного дома. Детей мусульманской веры не принимали в школу. Абхазы-мусульмане не могли быть писарями, старшинами, судьями, носить ружье и т. д. Широко проводилась политика принудительного крещения3.

Самым тяжким последствием религиозной политики царизма явилось массовое насильственное выселение коренного абхазского населения из родных краев в Турцию.

Однако и после издания известного императорского указа от 17 апреля 1905 г. о веротерпимости, где п. 5, в частности, предписывалось «признать подлежащим пересмотру законоположение, касающееся важнейших сторон религиозного быта лиц магометанского исповедания», и после установления Советской власти и принятия ряда декретов и законов о свободе совести, реальное положение мусульманского населения Абхазии не стало лучше.

Например, «с установлением Советской власти в Абхазии ислам вообще перестал признаваться государственными структурами, как имеющая право на существование религия... Абхазам вновь пришлось вспомнить о такыйя (скрытии веры), широко распространенном здесь во времена самодержавия»4.

Несмотря на многочисленные преследования со стороны новой Советской власти, особенно с 1931 г., когда решением Сталина ССР Абхазия (с 1921 г.) была включена в состав ССР Грузии как Абхазская АССР, чтобы «огрузинить абхазов», когда незабываемый и в наше время лидер Абхазии Н. А. Лакоба был отравлен в Тбилиси по сценарию Л. П. Берия, последователи ислама продолжали выполнять мусульманскую обрядность «по-абхазски» (апсуала).

На современном этапе в Абхазии ислам начал занимать умы и сердца части абхазов, особенно после грузино-абхазской войны 1992-1993 гг. и возвращения части диаспоры.

Мусульмане современной Абхазии придерживаются только суннитского направления, в котором отражаются специфические особенности этнокультурной системы Апсуара — этоса абхазов.

В 1999 г. было создано Духовное управление мусульман Абхазии добровольным волеизъявлением верующих при непосредственной поддержке первого президента Республики Абхазия Владислава Григорьевича Ардзинба как религиозная, самостоятельная, негосударственная организация.

Цели Духовного управления мусульман Абхазии — удовлетворение религиозных потребностей мусульманской части населения современной Абхазии, повышение их духовно-нравственного и религиозного образовательного уровня, сохранение межрегионального и межконфессионального мира.

Задачей Духовного управления мусульман Абхазии — является содействие точному и верному знанию незыблемых истин ислама суннитского толка, их правильное восприятие.

В Республике Абхазия Управлением мусульман руководит муфтий, избираемый на съезде духовенства и представителей верующих.

20 марта 2005 г. в столице Республике Абхазия г. Сухум был проведен первый съезд мусульман, на котором верховным муфтием мусульман Абхазии был избран потомок махаджиров — Адиль Эдыкович Габлиа, вернувшийся на Родину своих предков из Турции, проживающий в селе Бзыпта Гагрского района.

В ведении Духовного управления мусульман Абхазии находятся: подготовка кадров служителей культа, их распределение, осуществление связей с российскими и с зарубежными религиозными организациями и их центрами, участие в строительстве исламских объектов. Сам Муфтий Духовного управления мусульман Абхазии утверждает имамов мечетей, в которых они являются полноправными руководителями. Имам ответствен за хозяйство, финансы мечетей (в данном случае — молебных домов), духовную жизнь прихожан. При Духовном управлении мусульман Абхазии действует Совет имамов, который решает проблемы мусульман Республики Абхазия.

Выходит газета Духовного управления мусульман Абхазии «Баракят» на русском языке, в редколлегию которой входят имам мечети г. Сухум Сайд Кварацхелия (редактор), верующие журналисты — Тимур Дзыба, Тимур Нанба.

В Республике Абхазия существуют две мечети — в Сухуме и Гудауте. Эти мечети переданы правительством Абхазии до строительства и функционирования новых мечетей.

Каждую пятницу абхазские мусульмане молятся не только в этих импровизированных мечетях, но и в других «чистых» помещениях, празднуют тридцатидневный пост Ураза, Ураза-байрам и Курбан-байрам. Эти праздничные дни признаны в Республике Абхазия нерабочими днями для всех жителей республики.

В 2004 г. было открыто постоянное представительство Совета муфтиев России в Республике Абхазия во главе с Полномочным Представителем Еник Русланом (уроженцем Абхазии). А в марте 2005 г. подписано соглашение между руководителем Духовного управления мусульман Абхазии Адилем Габлия и Главой муфтиев России Раввилем Гайнутдином.

Роль ислама в общественно-политической жизни и духовной культуре современной Абхазии значительна, а в перспективе и того больше. Особенно в урегулировании вопросов возвращения зарубежных абхазов на историческую родину своих предков, в решении и других проблем из комплекса национальных интересов.

Об этом свидетельствуют научные труды абхазских ученых Ш. Д. Инал-ипа, Г. В. Смыра, Р. Г. Читашевой и других, материалы международного конгресса МАААН в Сухуме (2007 г.), программный доклад Президента Республики Абхазия С. В. Багапш на этом конгрессе, его мысли, высказанные Председателю Совета муфтиев России, члену Общественной палаты при Президенте России шейху Раввилю Гайнутдину и секретарю СМР, муфтию Татарстана Гусману (Хазрату) Исхакову и руководителю аппарата СМР Харрису Саубянову, что Абхазия «всегда была и останется многонациональной и многоконфессиональной страной, традиции веротерпимости которой уходят в историю... Очень важным является необходимость духовного просвещения верующих во избежание опасных для всего общества тенденций искажения истинных ценностей и учений различных религий» (С. В. Багапш), а также материалы «Первых международных Иналиповских чтениях» (октябрь 2007 г.), особенно доклады абхазских ученых Ю. Г. Аргуна «Проблемы репатриации абхазов», Г. Д. Гумба «Потомки абхазских беженцев XIX века. Проблемы репатриации», Хаири Кутарба «Об ассимиляционных изменениях в Турции: абхазов и адыгов», Г. В. Смыра «Религия и национальные интересы абхазов» и др.

Автор считает неверным утверждения:

  • будто «в стране (в современной Абхазии. — Г. Ч.) не наблюдается сколько-нибудь заметного роста влияния ислама: не было открыто ни одной мечети, по сути мусульманами можно считать лишь возвратившихся на свою историческую родину из разных стран Ближнего и Среднего Востока потомков махаджиров, численность которых не превышает нескольких сотен»5;
  • будто ислам в истории Абхазии, в религиозно-политической жизни и духовной культуре абхазов роли «не играет и никогда не играло»6.


В заключение заметим, что далеко не полные вышеприведенные факты и другие соответствующие современные материалы подтверждают мысли видного представителя абхазской интеллигенции, государственного и общественного деятеля Абхазии, Грузии и Российской империи Г. Д. Чачба-Шервашидзе (1847-1918 гг.) о том, что «хотим мы или не хотим — ислам в Абхазии имеет место, и с ним надо считаться»7, но и выводы профессора Смыра о том, что «об арабо-турецком влиянии на социально-политическую историю Абхазии, на культуру и быт абхазов свидетельствует немало фактов»8. Они (эти факты) позволяют считать ошибочным игнорирование («забвение») прошлого и настоящего ислама в истории общественно-политической жизни и духовной культуре абхазской диаспоры и считающих себя мусульманами в самой Абхазии.

Вместе с тем считаем самым верным заключение гражданина США, абхаза по отцовской линии предков Инала Казан о том, что «мы, абхазы, отличаемся как этнос от грузин, но и не являемся преимущественно мусульманами, как о нас говорят...»9.

Абхазы не являются не только преимущественно мусульманами, но и преимущественно ни язычниками и ни христианами. Как в прошлом, так и сегодня в сознании и культовой практике абхазов религиозное всегда занимало подчиненное апсуара-«абхазству» положение, проявлялось и проявляется в соответствующей такому статусу форме.

ПРИМЕЧАНИЯ

1. Смыр Г. В. Религиозные верования абхазов. Историческая эволюция и особенности. Гагра: ИНОА им. Г. А. Дзидзария, 1994. С. 10.

2. Инал-ипа Ш. Д. Абхазы (Историко-этнографические очерки). Сухум, 1965. С. 579.

3. Платонов А. Обзор деятельности Общества восстановления православного христианства на Кавказе за 1860-1910 гг. Тифлис, 1910. С. 172-173.

4. Баракят: газета ДУМА. Сухум, 2007. № 8, июль.

5. Крылов А. Б. Религия и традиции абхазов (по материалам полевых исследований 1994-1999 гг.): Автореф. дис. ... д-ра ист. наук. М.: Институт востоковедения, 2000. С. 27.

6. «Абхазы и грузины — совершенно разные народы». Беседа Алексея Сагань с управляющим Сухумо-Абхазской Епархии иереем Виссарионом (Аплиаа) // «Гражданинъ». № 1, 2005 г. [Электронный ресурс]. — Режим доступа: // www.grazhdanin.com.

7. Цит. по: Смыр Г. В. Из истории абхазской философии и свободомыслия второй половины XIX — начала XX века. Карачаевск: КЧГПУ, 2001. С. 20.

8. Смыр Г. В. Эволюция религиозных верований у абхазов: Автореф. дис. ... д-ра ист. наук. М., 1997. С. 29.

9. Казан И. Интервью доктора Инала Казан, полномочного представителя Республики Абхазия в США Си-эн-эн, прямой эфир, 29 октября 1993 г. // Республика Абхазия. 1993. № 50 (302). 16 декабря.

----------------------------

(Материал взят с сайта: http://www.lib.herzen.spb.ru.)

 


Роль религии в общественно-политической жизни и духовной культуре современной Абхазии

Работа представлена кафедрой отечественной истории Карачаево-Черкесского государственного университета им. У. Д. Алиева. Научный руководитель — доктор исторических наук, профессор Г. В. Смыр.

В статье предлагаются основные выводы из исследования роли распространенных в современной Абхазии религиозных конфессий, объединений и групп, о зависимости оценки роли всякой религии от местных условий общественно-исторического бытия, от социального состава верующих и служителей культов, от уровня сознания их религиозного (о вероучении и культе своей религии) и научного знания, от внутренней и внешней социально-политической ситуации в целом.

The article is devoted to the role of the religious confessions that are widespread in modern Abkhazia. The author views the dependence of estimation of a religion's role on local conditions of social and historical life, on a social structure of believers and ministers of religion, on a level of consciousness of their religious and scientific knowledge and on an internal and external sociopolitical situation as a whole.

Несмотря на непризнание мировым сообществом, прежде всего Грузией и ее «друзьями», исторических и юридических прав абхазского и других народов, Республика Абхазия сегодня — конституционное, суверенное, демократическое, правовое государство, имеет свою государственную символику: Государственный герб, флаг и гимн. Конституция Республики Абхазия признает и гарантирует права и свободы человека. Признается также право на частную собственность.

В Республике Абхазия за истекшее время (1992-2007 гг.) ситуация ознаменовалась коренными политическими, экономическими и социально-культурными переменами, затронувшими все сферы жизни общества, в том числе и религиозную сферу, государственно-конфессиональные отношения.

Республика Абхазия — светское государство, обеспечение свободы совести — свободного выбора и отношений к вероисповеданию представляет собой важную сторону ее внутренней политики. Она осуществляется с учетом мировоззренческого и конфессионального многообразия абхазского общества, с опорой на высокое национальное самосознание абхазов, которое «всегда было на очень высоком уровне»1.

Годы, прошедшие после распада СССР, стали временем переоценки, обновления и возрождения, сохраненных абхазами и другими народами Абхазии традиций, обычаев и самобытных религиозных вероисповеданий, в том числе религиозных культов, аналога которым в других регионах Кавказа не знают, не зафиксированы они и в научной литературе. Это культы, например, святилищная сила Аныха, которые наряду со своей основной задачей — защитой Абхазии от внешних врагов — продолжают выполнять важную функцию в регулировании конфликтов и нравственных отношений внутри абхазского общества.

Не только традиционные для современной Абхазии языческие — (амартатра) религиозные формы абхазов, Абхазское православное христианство по русской церкви, ислам суннитского толка, раннехристианские по армянской церкви, иудейские, но и недавно распространенные в основном протестантские и восточные культы, объединения и группы продолжают оставаться значительным фактором в общественной и политической жизни, в системе духовной культуры, в синтезе с другими культурно-историческими феноменами и текущими процессами.

Все вышеперечисленные религии (кроме секты «Свидетелей Иеговы») в Республике Абхазия находятся в одинаковых условиях, в равноправном положении по Конституции и законодательным документам. Президент, вице-президент и члены правительства Республики Абхазия всем религиозным конфессиям, объединениям и группам оказывают одинаковую моральную, а иногда и материальную помощь, уделяют им значительное время, приходят на сходы жрецов святилищных сил Аныха, на праздники в честь языческих культов священной кузни Шашвы, пчеловодства Анан Гунда, на открытия новых богослужебных домов и т. д.

ОБЩЕСТВЕННЫЕ И ГУМАНИТАРНЫЕ НАУКИ

Особо следует отметить, что первый президент Республики Абхазия В. Г. Ардзинба и второй (нынешний) С. В. Багапш всегда находят время для решения внутренних и внешних проблем многоконфессиональной Абхазии. Об этом свидетельствуют, например, следующие ответы С. В. Багапш на вопросы руководителя отдела религии и политики «Правая. Ру.» Михаила Тюренкова.

— Сергей Васильевич, наш портал не просто политический, но православно-политический. Мы очень большое значение уделяем нашей вере. Зная о том, что Абхазия одно из древнейших государств, хотелось узнать Ваше видение положения православия в Абхазии, затрудненного тем, что Сухумо-Абхазская епархия после войны 1992-1993 гг. фактически осталась вдовствующей, лишенной архипастырского окормления.

— Вы наверняка знаете, что до сих пор существуют спекуляции по поводу того, что Абхазия якобы мусульманская страна. На это лично я могу ответить тем, что первое, что я сделал после избрания Президентом Абхазии, — это встретился со Святейшим Патриархом Московским и всея Руси Алексием II. Мы обсудили целый круг вопросов, одним из которых было мое предложение сделать Абхазию местом паломничества православных христиан. У нас православная страна с древнейшей историей, древнейшими храмами, святынями, отметил я. Патриарх все это воспринял очень хорошо и, в принципе, эту работу мы уже начали проводить.
Конечно, после войны (грузино-абхазской. — Г. Ч.) 1992-1993 гг. ситуация в Сухумо-Абхазской епархии стожилась достаточно сложная. Так, если до войны в епархии доминировало грузинское направление, то сегодня все изменилось: мы работаем под московским патриархатом. В принципе, церковная ситуация один в один напоминает политическую. Ниша, где нет веры, очень быстро может заполниться всевозможными ваххабитами. Сегодня в Абхазию приезжают миссионеры самых различных конфессий и сект: и католики, и иудеи, и иеговисты. Для того чтобы все это выдержать и остаться православными, нужна очень большая работа. Такую работу еще со времен войны проводит наш батюшка Виссарион, исполняющий обязанности управляющего Сухумо-Абхазской епархией.
Кстати, сейчас мы издаем книгу «Православные храмы Абхазии», описывающую все храмы нашей епархии, которую уже в самом скором времени я смогу преподнести вам в подарок.

— То есть сегодня можно безо всяких сомнений и опасений приглашать православных людей в паломничество по Абхазии?

— Несомненно, и в этом также заслуга российского руководства, которое понемногу помогает нам восстанавливать наши святыни, в числе которых знаменитый Ново-Афонский Симоно-Кананитский
мужской монастырь2. Однако в общественно-политической жизни и духовной культуре Республики Абхазия они играют неодинаковую роль, влияют на население также неодинаково: одни более весомо, другие — менее. Это зависит не только от местных условий общественно-политического бытия, но и от социального состава верующих и служителей культов, от уровня их религиозного (о вероучении и культе своей религии) и нерелигиозного знания, от внутренней и внешней социально-политической ситуации в целом. Все религиозные конфессии, объединения и группы, даже «Свидетели Иеговы», в составе которой большинство абхазы, едины в защите и укреплении независимости Республики Абхазия, в реализации других национальных и государственных интересов, в укреплении и развитии добрососедских и братских отношений со всеми народами Российской Федерации, с кровнородственными абазинами и адыгами из Республик Северного Кавказа и Краснодарского края.

Роль религии в общественно-политической жизни и духовной культуре современной Абхазии

Говоря словами президента Республики Абхазия Сергея Васильевича Багапша, "Абхазия всегда была многоконфессиональной страной, абхазское общество отличается веротерпимостью»3.
В абхазском обществе не было и нет противоречия на религиозной почве в отношении национальных интересов. Об этом свидетельствуют немало беспрецедентных случаев. Например, то, что «случаи совместного проведения христианского и мусульманского обрядов последователями и той и другой религии участились»4.

Как заключает Г. В. Смыр, и в прошлом «с изменением историко-политического положения Абхазии менялось и отношение аборигенов абхазов к религии. Оно менялось в сторону подчинения религиозных потребностей народа к главнейшим общенациональным политическим интересам сохранению абхазов как этноса на уровне самых цивилизованных (рыцарских) народов с высокой нравственно-этнической и традиционной культурой, защите и преумножению чести и славы абхазского народа и его родины Апсны не препятствовали в выборе форм межличностных, межэтнических и межгосударственных отношений, удовлетворяли духовные потребности»5.

Важно отметить и два других обстоятельства религиозной жизни абхазов:

1) главнейшие особенности религиозного сознания и культовой практики абхазов, прежде всего верховенство нерелигиозных элементов Апсуара — этнос абхазов, не позволяли «перевоспитывать» народ и делать его фанатиком какой-то определенной религиозной конфессии, а тем более поднимать знамя борьбы за веру, проявлять сочувствие такой борьбе или поддерживать деятельность отдельных крайних фундаменталистов в сопредельных государствах;

2) верующие, неверующие (не определившие своего отношения к религии) и безрелигиозные (атеисты) относились всегда друг к другу в соответствии с духом и буквой Апсуара. А к неабхазу даже при первой встрече относились с уважением, человечно, гуманно, гостеприимно и т. д.

Развитие отношений на более высоком уровне в прошлом, и в наше время зависело и зависит полностью от самого неабхазца, т. е. от его отношения к Абхазии, абхазскому народу, абхазскому этносу и, наконец, к общечеловеческим принципам морали и нормам этикета. Словом, абхазы не связывали свое отношение к «чужому» человеку с приверженностью последнего к той или иной религии. Это знают и народы Республики Абхазия, которые делили и продолжают делить радость и горе вместе с абхазским народом. Не случайно в современной Абхазии независимо от национальности и религиозной принадлежности говорят: «Мы народ Абхазии», «Наша Абхазия», «Наш Президент», «Наш Владислав Ардзинба», «Наш Сергей Багапш». Конечно, встречаются единичные конфликты на религиозной почве среди интеллигенции. Они связаны больше с их разномыслием о путях и формах достижения национальных интересов, с желанием скорейшего признания Российской Федерацией независимости Республики Абхазия.

По мнению абхазской интеллигенции, это признание произойдет, если:

  • все современные абхазы станут последователями православного христианства по русской церкви;
  • абхазы как этнос со своей осовремененной системой, традиционной культурой Апсуара, будут более достойными и верными соседями Российской Федерации;
  • Конституция и все законы Республики Абхазия будут полностью соответствовать Конституции и законам Российской Федерации;
  • среди населения современной Абхазии будет преобладать этнос русских (русскость);
  • президентом Республики Абхазия будет близкий по совместной службе или работой к президенту Российской Федерации и т. п.


А внутри- и межконфессиональные проблемы связаны с догматическими, организационными, имущественными и другими противоречиями. Часто эти проблемы схожи с проблемами любой другой организации — вопросы о лидерстве, распределении финансов и т. п.

В целом, повторим слова президента Республики Абхазия С. В. Багапша, сказанные председателю Совета муфтиев России шейху Раввилю Гайнутдину, Секретарю Совета муфтиев России муфтию Татарстана Гусману (Хазрату) Исхакову и руководителю аппарата Совета муфтиев Харрису Саубянову, Абхазия «всегда была и останется многонациональной и многоконфессиональной страной, традиции, веротерпимости которой уходят глубоко в историю»6. Основная мысль С. В. Багапша в том, что очень важной является необходимость «духовного просвещения верующих во избежание опасных дтя всего общества тенденций искажения истинных ценностей и учений различных религий»7.

Вместе с тем встречаются факты действий некоторых исследователей, верующих и их лидеров, которые выходят за рамки Конституции и законов Республики Абхазия о свободе совести. К ним можно отнести, например, утверждения управляющего Сухумо-Абхазской епархии8 и ректора Новоафонского духовного училища, кандидата богословия Д. 3. Дбара об отрицательной роли ислама в общественно-политической жизни и духовной культуре Абхазии9, которые не только искажают историческую и современную роль ислама, игнорируют труды докторов исторических наук, профессоров и заслуженных деятелей науки 3. В. Анчабадзе, Г. А. Дзидзария, Ш. Д. Инал-ипа, Г. В. Смыра и других абхазских ученых, но и ущемляют религиозные чувства и национальные интересы мусульман Республики Абхазия и нескольких сот тысяч зарубежных мусульман абхазов, среди которых нет ни одного последователя православного христианства, которые мечтают вернуться па родину предков в Абхазию, с нетерпением ждут признания мировым сообществом, прежде всего Россией, независимости Республики Абхазия.

В целях оптимального управления текущими процессами и преодоления негативных элементов предлагаются научно-практические рекомендации, в числе которых целесообразность расширения прав и укрепления деятельности института уполномоченного по делам религии при правительстве Республики Абхазия, принятия закона о свободе вероисповедания и подзаконных актов, призванных регулировать действия уполномоченного (не только) и др.

ПРИМЕЧАНИЯ

1. Ардзинба В. Г. У нас есть возможность, чтобы Абхазия стала процветающей республикой // Страна души. М., 1995. №6. С. 1

2. Багапш С. В. Абхазия православная страна: Беседа руководителя отдела религии и политики «Правой.Ру» Михаила Тюренкова с Президентом Республики Абхазия С. В. Багапшем. 7. 08. 2006 г. [Электронный ресурс]. Режим доступа: // www. Pravaya. Ru. С. 1

3. «Проблемы, стоящие перед обществом, возможно, разрешать только в тесном сотрудничестве» — Муфтий Равиль Гайнутдин встретился с высшим руководством Абхазии 14.11.2006 г. [Электронный ресурс]. — Режим доступа: //www. muslim. ru.

4. Смыр Г. В. Религиозные верования абхазов, (историческая эволюция и особенности). Гагра, 1994. С. 20.

5. Смыр Г. В. Религия и свободомыслие в духовной культуре абхазов// Эхо Абхазии. Сухум, 1999.
22 февраля.

6. «Проблемы, стоящие перед обществом, возможно, разрешать только в тесном сотрудничестве» — Муфтий Равиль Гайнутдин встретился с высшим руководством Абхазии и Южной Осетии. 14.11.06 г. [Электронный ресурс]. — Режим доступа: http: // www.muslim.ru.

7. Там же.

8. Аплиаа В. Абхазы и грузины — совершенно разные народы: Беседа Алексея Сагань с иереем Виссарионом Аплиаа, управляющим епархиальным советом Сухумо-Абхазской епархии. [Электронный ресурс]. — Режим доступа: // www. grazhdanin. com. // Гражданин и государство: периодический политический журнал, 2005. № 1. С. 1.

9. Дбар Д. Религиозные тенденции в современной Абхазии: Сб. ст. М., 1999. С. 5-6.

-------------------------------

(Материал взят с сайта: http://www.lib.herzen.spb.ru.)



Некоммерческое распространение материалов приветствуется;
при перепечатке и цитировании текстов
указывайте, пожалуйста, источник:
Абхазская интернет-библиотека, с гиперссылкой.

© Дизайн и оформление сайта – Алексей&Галина (Apsnyteka)

Яндекс.Метрика