Рабстан Агрба

Об авторе

Агрба Рабстан Константинович
Родился в 1956 году в городе Пицунда Республики Абхазия. В 1977 году окончил Сухумский государственный педагогический институт. Работал корреспондентом в газетах «Республика Абхазия» и «Гагрский вестник». Автор нескольких исторических статей, касающихся исследования связей древней Абхазии и Шумера, Египта, расшифровки библских спатул, мифов об аргонавтах.






Рабстан Агрба

Статьи и интервью:


Расшифровка библских спатул в новом контексте

Предисловие

Абхазия – страна древней культуры. На ее территории найдены одни из древнейших на планете очагов зарождения человечества. С начала III-го тыс. до н. э. Северо-Западный Кавказ, географически охватывающий территорию и исторической Абхазии, вслед за Средиземноморьем и Пиренейским полуостровом, стал третьим центром высокого культурного развития в Европе («История Европы», М.,1988). Предметы эпохи ранней бронзы, обнаруженные в местных дольменах, убедительно свидетельствуют о тесной связи Черноморского побережья Кавказа с культурами древнейших мировых цивилизаций – Шумера и Египта. На фоне археологических находок, подтверждающих наличие в III-м тысячелетии до н. э. на территории древней Абхазии высокоразвитой культуры, абхазский язык по-прежнему относят к младописьменным. Считается, что только с составлением в ХХ веке абхазского алфавита здесь стала развиваться письменная культура. Но как за столь короткое время, патриархи абхазской литературы Дмитрий Гулиа, Иуа Когония смогли создать на родном языке значительные литературные произведения, романы и поэмы? Не говорит ли это о том, что на генетическом уровне мы были готовы к возрождению письменности, утраченной по неизвестным пока нам причинам?
Первым, кто пришел к заключению, что в древности абхазы имели свою письменность, стал ленинградский ученый Георгий Федорович Турчанинов.
В начале 60-х годов прошлого века в 2–3 км от всемирно известного майкопского кургана была найдена древняя плитка с надписью, с которой началась история исследования древнейшей письменности Кавказа. Над расшифровкой этой письменности работал Г. Ф. Турчанинов, известный советский ученый, академик, доктор филологических наук, один из самых крупных советских ученых-кавказоведов, уникальный специалист по дешифровке эпиграфических памятников. Майкопский камень, датируемый XII в. до н. э., он расшифровал на основе протоабхазо-ашуйского языка. Но короткий объем обнаруженного текста, отсутствие дополнительного подтверждающего материала, а главное, политическая конъюнктура того времени стали причинами непризнания нового открытия академической наукой советской эпохи.
Продолжая свои исследования, профессор Г. Турчанинов обратился к памятникам протобиблской письменности, расшифровав их тексты на основе абхазского языка. И вновь кропотливый труд известного ученого не получил признания, вызвал сомнения, и до сих пор считается всего лишь одной из версий и гипотез в ряду нескольких дешифровок письменных памятников, обнаруженных на побережье Восточного Средиземноморья, точнее на территории современного Ливана. Расшифровкой библских спатул, помимо Г. Турчанинова (1960), занимался ряд ученых:

  • Э. Дорм (1946)
  • А. Йирку (1946)
  • Собельман (1961)
  • Мартин (1962)
  • Менденхолл (1985)
  • Гарбини (1988)

Ни одна из этих попыток дешифровки на сегодняшний день не является общепризнанной. Бронзовые спатулы XIX века до н. э., впервые были обнаружены в 1928 году при раскопках в Библе известным французским археологом, профессором Морисом Дюнаном, который продолжительное время занимался исследованием неизвестного письма с изображением слоговых знаков, идентичных древнефиникийским, но не смог при этом прочитать текст. Всего за четыре года им было обнаружено: первый памятник – фрагмент каменной стелы, содержащей 10 строк, две бронзовые таблички («Ц» и «Д» у Турчанинова), четыре спатулы (лопаточки для крема), три каменные надписи. Особый интерес представляет протобиблская надпись большого объема на бронзовой табличке («Д»), содержащей 41 строку: 22 – на лицевой и 19 – на оборотной стороне таблички.
Собранные материалы археологических находок в Библе, Дюнан опубликовал в книге «Библское письмо» («Bibla Grammata»), изданной в 1945 году в Бейруте.
Дешифровку библского письма на основе семитских языков долгие годы проводил и другой известный французский ученый, профессор Эдуард Дорм (1881–1966). В августе и сентябре 1946 года он подготовил готовую дешифровку для публикации в «Докладах» Французской Академии надписей, а также в журнале «Сирия» (т. XXV, 1946–48). Первый профессиональный дешифровщик библского письма ошибся в определении языка, который был явно не семитским.
Протобиблские надписи практически не поддаются расшифровке посредством семитских языков. Ни М. Дюнан, ни Э. Дорм не добились их убедительной и полной расшифровки посредством семитских языков (Зильберман).
Первым, кто высказал мнение, что библское письмо кавказского происхождения, был австрийский семитолог, профессор Антон Ийрку, который назвал его «гублским». Наконец, советский ученый Г. Турчанинов, использовав при дешифровке опыт Дорма и Ийрку, определил язык библского текста как абхазский (ашуйский).
В доисторические времена берега Средиземного моря, в том числе и место находок библских табличек, были сплошь заселены народами, говорившими на палеокавказских языках. В течении многих лет, анализируя языки Кавказа, Малой Азии и Средиземноморского побережья, а также памятники материальной культуры и географические названия рек, островов и т. д., академик Марр выявил множество слов и названий кавказского (по Марру «яфетического») происхождения (Зильберман).
Исторические факты подтверждают, что в III–II тыс. до н. э. кавказские народы жили не только на территории Кавказа и Закавказья, но и в Месопотамии, Передней и Малой Азии, Эгеиде, Пиренейском полуострове. Анализ различных исторических фактов, их обобщение обоснованно приводят к выводу о возможности использования древнеабхазской письменности на Восточном побережье Средиземного моря в начале II тысячелетия до н. э.

Кавказ и Восточное Средиземноморье

Версия ученых о кавказском происхождении протобиблского письма подкрепляется новыми открытиями в странах Восточного Средиземноморья, сопредельных Ливану. Так, тексты II тыс. до н. э., найденные недавно на соседней с Библом территории в городе Уркеш, на севере Сирии, по утверждению академика РАН В. В.Иванова, отражают язык, родственный северокавказской языковой группе (интервью ж. «Эксперт», № 21, 26 мая, 2008).
По версии некоторых современных исследователей, предки абхазо-адыгов ашуйцы и жители Ханаана (древнее название Финикии) в XIX веке до н. э. говорили на различных диалектах хатто-хурритского праязыка и понимали друг друга (Зильберман). К примеру, историки определили хурритское название жрицы сирийского города Уркеш, «женщины-царя» как «Энду». При исправлении традиционно искаженной, условно «экающей» огласовки слов, что нередко случается при озвучивании древних текстов стран Восточного Средиземноморья и Египта, мы легко получим абхазское слово «анду» (дословно «мать-богиня»). В каждом значительном поселении другого хурритского царства, города-государства Аррапха у гор Загроса, основанного в XVIII веке до н. э., имелась своя анду – жрица, женщина-царь.
Согласно выводу Ганса Бауэра письменность другого северо-сирийского города-государства Угарита (совр. сирийский город Рас-Шамра) также, как и в Библе, была первоначально изобретена для несемитского языка (Добльхофер, с.265). (К современным семитским языкам относят арабский, еврейский, ассирийский языки). Интересно, что порядок знаков угаритского алфавита почти точно совпадает с финикийским, составленный в свою очередь на основе протобиблского, из чего следует вывод об общности происхождения обоих видов письменности (ИДВ, 1988, с. 267).
Город древней цивилизации Угарит, располагавшийся на стыке Малой Азии и Ближнего Востока, был важным пунктом на торговом пути Запад – Восток, ведущим из эгейского мира через Кипр на Восток к Ефрату и далее. В Угарите, где жили хурриты, хетты, амореи, минойцы-киприоты, произошел синтез египетской, минойской, хеттской и вавилонской культур. Помимо собственно угаритского, в нем еще говорили на аккадском, шумерском, хеттском, хурритском языках. Письменные тексты этого города представлены на ханаанском, аккадском, хурритском языках, древнейший из которых датируется 1450 годом до н. э.
В этом городе обнаружен археологический материал, имеющий кавказское происхождение. Великолепные кинжалы, бронзовый пояс с приспособлением для кинжала и другие находки из Угарита явно соотносятся с аналогами из Кавказа (Грей, с. 109). Город Угарит пал в XIII веке до н. э. от вторжения «народов моря». (Добльхофер).
Историк Э. Анати отмечает, что в Ханаане существовало множество несемитских топонимов, большая часть из которых имеет древнейшее происхождение. Так, название густо населенного, древнего города-государства на севере Сирии середины 3-го тысячелетия до нашей эры Эбла (совр. Телль-Мардих), при изменении, условно «экающей» традиции в начальной части слова, выявляет корень древнеабхазско-убыхского родового имени Аубла. В письменных источниках IX века до н. э., в надписи урартского царя Сардури упоминается название страны с тем же однокоренным составом – «Абилианихи» (Сигаури, с.141). Перевод данного топонима с абхазского языка означает «страна святилища Аубла».
В 70-х годах прошлого века итальянские археологи обнаружили в Эбле, городе населявшем 20 тыс. человек, огромный архив клинописных табличек середины 3-го тыс. до н. э. Исследованием неизвестного языка занимался проректор Римского университета Джованни Петтинато. Около 80 % из 17 тысяч клинописных табличек, найденных там, написаны шумерской клинописью, но на совершенно неизвестном до сих пор языке. Как шумерские и египетские письменности, они датируются 3 тыс. до н. э. («Археологический словарь», стр. 290). 20% табличек написаны на древнеханаанском, называемым еще и «эблаитским». В конце XXIII века до н. э. город был разрушен царем Аккада Нарам-Суэном, и во II тыс. до н. э. официальным языком в Эбле уже стал аккадский язык. Древнейшим этническим составом Сирии, в том числе и города Эбла, некоторые ученые считают хурритов.
В эблаитских текстах упоминается большое количество названий городов – более 5 тысяч. Вполне вероятно, что с учетом кавказского происхождения шумерского языка, среди них обнаружатся немало топонимов с кавказским субстратом.
Несемитское наименование одного из прибрежных городов древней Палестины Акка, точное топонимическое происхождение которого остается неизвестным, почти совпадает с наименованием древнейшего абхазского города Акуа. Египтяне пользовались этим названием уже за тысячу лет до н. э. «Аак» выбито на стене Карнакского храма в Фивах в списке городов, завоеванных во времена первого военного похода Тутмоса III (1456 год до н. э.). В письмах из Амарны 1400 года до н. э., в архивах переписки ханаанских царей, древнеегипетской клинописью упоминается Акка. Впервые этот город, построенный древними ханаанеями, упоминается в XVIII веке до н. э, а первое древнее поселение на этом месте появилось около 3000 года до н. э. В иероглифическом написании наименования этого города было только два согласных звука. Исследователи предполагают, что название города начиналось с глухого глоттального щелевого согласного звука, либо с гортанной смычки. На ассирийском это название писалось как «АКК». Его предположительный перевод с семитского – «до сих пор», взятый из древней еврейской сказки из Книги Иова – связывается с остановкой здесь великого потопа. На иврите «доселе» – «ад по», которое в сказке превратилось в «ад ко», а позднее в «Акко». В библейском тексте Книги судей также упоминается это название в связи с расселением колена Асира, в надел которого вошел и город Акко. Асир так и не смог изгнать из него местных ханаанских жителей: «Асир не изгнал жителей Акко…».
В погребениях воинов-торговцев XIV–XIII веков до н. э. близ города Акка находили вещи и изделия не только из Египта, Месопотамии, Кипра, но и Закавказья (ИДМ). Позднее историческая область, в которой располагался город Акка, стала называться Галилеей.
Имя Ака носил последний царь шумерской династии Куша (Сигаури, с. 21). По мнению В. Чирикба наиболее древняя письменная фиксация абхазского слова Аку известно в греческой надписи на золотых монетах колхидской чеканки III–II веков до н. э. (Чирикба, с. 3). Золотые статеры 90–80 годов III века до н. э. с надписью «Акой» (Акуа) напоминали статеры фракийского царя Лисимаха. Имеется также текст международного договора царя Понта и ряда государств 179 года до н. э., упоминаемый греческим историком Полибием, где указан азиатский владыка Акусилах, то есть царь Акуа Саулах. В данном случае иноземный ученый по незнанию употребил слитное название царства и имя ее правителя.
Город с аналогичным названием Укуа, наряду с Абаси(ни), упомянут в надписи IX века до н. э. урартского царя Менуа (Сигаури, с. 140). Здесь уместно отметить, что форма древнеабхазского названия города Акуа укладывается в практику наименования древних стран и городов Ближнего Востока, когда топоним объекта обозначал понятие «люди такового-то города, страны» – Салуа, Парсуа.
Наряду с Аккой, основным городом в прибрежной долине Галилеи, считался город Ашхапаха (Грей, с. 50). Этот топоним также явно основан на кавказском субстрате. Поздние жители Галилеи, наряду с древними топонимами, восприняли культуру и религию городских жителей сирийского побережья (Грей, с. 12).
Кавказское происхождение имеет и название древнего хурритского царства Алдзи, располагавшегося в XII веке до н. э. на северо-востоке современного Ирака. До сегодняшнего дня сохранилось аналогичное название древнего поселения Лдзаа в Северо-Западной Абхазии. Название древнего города Сирии Абина совпадает с названием реки и поселения Абина на территории Предкавказья, в современном Краснодарском крае.
Более того, рядом с Абиной в XIV веке до н. э. упоминается город Апсуйа, буквально напоминающий самоназвание абхазов – апсуа. Этот топоним указывается в тексте соглашения хеттского царя Суппилулиума (1380–1346 гг. до н. э.) с царем Митанни Сати-вассой: «И я пошел в страну Абина (Дамаск), а битвы со страной Кицна (Кадеш) я не искал. Сута-даро (царь Кадеша) со своим сыном Эдокамой и со своими колесницами пошел биться со мной. Я его одолел, и они отступили в город Апсуйа» (Виноградов).
Судя по древнейшим несемитским названиям прибрежных городов Ханаана, первоначально они были заселены народом несемитского происхождения, автохтонное население которого говорило на несемитском языке (Всемирная история, т. 1, 1956).
Кавказскую основу имеют не только древнейшие топонимы Восточного Средиземноморья, но и ряд омонимов. «Многие личные имена эпохи поздней бронзы (1600–1200 до н. э.) в Сирии – Палестине, огромное количество которых известны нам благодаря телль-амарнской переписке, а также текстам Рас-Шамры, очень трудно классифицировать и объяснить, однако ясно, что они не семитского происхождения» (стр. 22). Глиняные таблички из египетской Телль-эль-Амарны, составленные на аккадском и ханаанском языках, представляли собой официальные письма правителей Ханаана – Палестины, Финикии, Южной Сирии египетским фараонам Аменхотепу III и Эхнатону.
Амаранские архивы сохранили довольно экзотические имена местных князей и вождей периода нахождения Палестины под властью Египта, после того как в начале XVI века до н. э. египетская армия выдавила гиксосов и превратила Палестину в свою провинцию (Анати, стр. 338). Правитель Акки носил имя Зурата. Кавказский субстрат звучит в фонетическом облике имени ханаанского царя времен Моисея Арада.
Главное божество ханаанского пантеона именовали «ab adm» – «отцом людей», его также именовали быком (Грей, с. 143). Дэвид Рол приводит текст глиняной таблички, где титул-эпитет великого бога хананеян выражается как «Аб-Адам» – «Отец человека» (Рол, стр. 227). Корень «аб ду» (с абхазского – великий отец) присутствует в именах правителей древних стран на территории этого региона. Приблизительно в XII веке до н. э. Иерусалимом правил князь Абди-Хебу (Анати, с. 358), или Абд-Хиба в числе многочисленных хурритских имен, встречающихся в амаранских списках. В работах Грея правитель Иерусалима именуется как Абди Кхипа. Это имя хурритского происхождения (Виноградов).
Имя одного из правителей Библа – Рибадди также содержит корень «аб ду».
Первый царь государства Израиль, возникшего в XI веке до н. э., носил имя Саул, составляющее корневую систему династического имени древних абхазских царей Саулах. Саул – (на иврите – Шаул,«одолженный у бога»), создатель регулярной армии Израиля, основатель государства, сын Симеона и Ханаанеянки, происходил из самого младшего и малочисленного колена Венемианова.Вероятно, имя израильского царя, по линии материнского происхождения, содержит древнеханаанские корни. Своеобразное имя с кавказским фонетическим оттенком носила и наложница Саула – Рицпа, дочь Айя.
Омоним Саул созвучен также с именем царя древней Колхиды Соулак (потомка легендарного Аэта), приводимым римским историком эпохи античности Плинием. Еще раньше это имя встречается в шумерской мифологии. Ассалухи – так называлось божество – покровитель города Куара, по более поздней версии сын бога Энки. С возвышением Вавилона (вероятно, при касситах – Р. А.) Ассалухи стал идентифицироваться с самим богом Энки (Мелетинский, с. 64).
Проявляются и общие этнографические особенности у древних ханаанеев и абхазо-адыгов. Во время перемещения в XX веке до н. э. по южной Сирии египетского вельможи Синухета от одного племени к другому, каждое племя гарантировало ему безопасность на своей территории, угощало вином и мясом, и передавало его своим соседям, с которыми находилось в хороших отношениях (Грей, с. 32). Через четыре тысячи лет, в XIX веке н. э. чрезвычайно схожую ситуацию рассказывали европейские и российские путешественники, которые посетив Кавказ, перемещались от одной адыгской группы к другой, от шапсугов к абадзехам и далее при тех же обстоятельствах. Янковская приводит в своей работе чрезвычайно интересный этнографический элемент, фрагментарно сохранившийся до сегодняшних дней в Абхазии. Когда хеттские царевичи стали брать в жены красавиц-хурриток, с ними в Хатуссу пришли волшебницы-старухи. Они проводили манипуляции с кинжалом жениха над головой юной богини – Девой Шавушкой, что по идее должно было принести отвагу потомству.
Научные факты подтверждают следы долгого пребывания в Восточном Средиземноморье кавказского этноса в ранние исторические эпохи. Наличие в данном регионе археологических памятников материальной культуры кавказского происхождения также служат дополнительным свидетельством присутствия в древнем Ханаане, конкретнее в Библе, носителей абхазского языка и письменности в конце ХХ века до н. э.
Так, недалеко от Библа была обнаружена сирийско-хеттская цилиндровая печать с изображением жрецов, держащих топоры колхидского типа. Жертвенные топоры в их руках в точности соответствуют стилю кобанской и протокобанской культуры Кавказа. По размеру рукоятки они полностью идентичны бронзовому топору культового назначения, найденного в одном из эшерских погребений на территории Абхазии (Куфтин, с. 143). Несомненное сходство некоторых наверший закавказских топоров с ближневосточными, точнее с сирийско-палестинскими отмечает и Погребова ( с. 122).

Письменность

Письменность в древней Палестине появилась только во II тыс. до н. э. За отсутствием собственной письменности, ханаанские правители использовали древнеегипетское и аккадское письмо. На этом фоне появление библской письменности может объясняться прибытием в древнюю Палестину колхидских жрецов. Система библской письменности была гораздо проще, чем аккадская клинопись и египетская иероглифика. При этом ее отличительной особенностью было отсутствие слогоразделов.
Колхидские жрецы, изображенные на сирийской цилиндровой печати, владели своей письменностью. Этот факт подтверждает Апполоний Родосский (III век до н. э.), излагая геродотовскую традицию египетского происхождения колхов. Он указывает, что у жителей столицы царства колхов Эи «сохранились сделанные на кирбах записи своих отцов, на которых изложены все пути и пределы воды и суши для путешественников».
Исследователь Л. Колбая приводит вывод О. Лордкипанидзе, подтверждаемый работами М. Бердзенишвили, В. Сичинава, Г. Меликашвили: «В этом сообщении некоторые исследователи усматривают о наличии письменности в древней Колхиде».
Термин «кирбы» у древнегреческих авторов применялся в различном значении, в том числе, как:
– древнейшие каменные, медные или терракотовые пластины с изложением законов,
– каменные столбы.
Большинство авторов (Феопомп Хиосский, Феофраст, Аполлодор, Свида) приписывают изобретение кирбов корибантам – жрецам богини Кибелы. Л. Колбая указывает также на важное сведение Страбона: « Корибанты, вооруженные телохранители Реи-Кибелы, были родом колхи». Термин «корибант», имевший согласно исследователя А.Тахо-Годи негреческое происхождение, на древнегреческом означал «вдохновение, восторженное исступление», или камень черного цвета с магическими свойствами. Магические камни черного цвета, осколки метеоритов известны и поныне у абхазов под названием «афырхи» (пуля Афы-молнии) (Л. Колбая).
Л. Колбая отмечает, что «название древнейшего грузинского алфавита, известного в научной литературе как «мргловани», является исконно абхазским по происхождению». В основе этого термина лежит слово «амра» (солнце) и причастная форма абхазского глагола «гылара» (вставать, взойти), а в буквальном смысле означает «место восхода солнца», то есть «восток». Исконно абхазское происхождение обозначения древнейшего вида грузинского алфавита не может вызывать сомнений. При этом нужно учитывать, что древнейший памятник грузинской письменности был обнаружен в иудейской Палестине. Для обозначения этого же алфавита у грузин существует исконно грузинский термин – «мтаврули» (заглавное). «По грузинским источникам (З. Г. Чумбуридзе) распространение письма «мргловани» имело место с V–VII веков вплоть до IX–X веков, то есть фактически до смены царей династии Багратидов абхазской национальности – Багратидами грузинской национальности в Абхазском царстве», пишет Л. Колбая. Помимо слова «мргловани», есть древнегрузинская основа «цер» (изображать, царапать), генетически связанная с абхазским «анцара» (изображать) с производным значением «записывать», которое сохранилось в грузинской форме «цера» (писать»).
Теоретическую возможность существования грамотности на абхазском языке в древние времена подтверждает «Житие Константина» (IX в.) В тексте упоминается спор Константина (в монашестве Кирилл, создатель славянской азбуки) с латинскими церковниками в Венеции в 867 году. В ходе дискуссии он отметил, что многие народы владеют искусством письма, воздают хвалу богу каждый на своем языке. В его перечне отмечаются: «Ормени, Перси, Авазъги, Иверы, Соугди, Готьфи, Тоурси, Козари, Аравляни, Египтяи Соури и иные мнози» (Лавров, с. 30). Ссылка на абхазов как имеющих богослужение на родном языке содержится в книге баварского автора XV века Иоханна Шильбергера (Чирикба В. А., «Абхазский язык», с. 2).
В неополитанском латинском тексте греческого романа «Варлам и Иосаф» имеется приписка о том, что текст его переведен с абасгского (абхазского) языка (Translata abasgo genre stilo) в 1048 году. «Все это стало предметом целой дискуссии между специалистами (Фр. Дельгером, Д. Лэнгом)» (Инал-ипа, «Вопросы…», стр. 271, у У. Ш. Нуцубидзе, «История грузинской философии», Тбилиси, 1960, стр. 16–17). При этом нужно отметить, что это была эпоха, когда ученые Западной Европы четко различали этническое различие абазгов и иберов.
Весьма интересное сообщение на эту тему приводится архимандритом Дорофеем (Дбар): «Несколько лет тому назад Мирра Константиновна Хотелашвили – Инал-ипа в письме ко мне сообщила следующее: …Когда Лев Николаевич Соловьев, наш известный археолог, рассказывал, что во время столкновения русского афонского монашества с греческим правительством, часть духовных лиц приехала в Россию, причем у них в руках находились разные рукописи, среди которых были и касавшиеся истории Абхазии, написанные на греческом языке, и что часть из них была исполнена греческим алфавитом, но на абхазском языке. Лев Николаевич говорил, что знает об этом совершенно точно, так как сведения эти получил в Москве от очень высокопоставленных и сведущих лиц. Дальнейшую судьбу этих рукописей он не знал и все просил Шалву Денисовича начать поиски в этом направлении. Однако, вы сами понимаете, что можно было сделать в 60–70-е годы, да и рукописи, скорее всего, попали в недобрые руки… Но, может быть, все эти материалы были увезены обратно или попали в Новоафонский монастырь, ведь недаром меньшевики так тщательно его обыскивали.» (Архимандрит Дорофей (Дбар), ст.Последняя моя поездка на Святую гору Афон. «Христианская Абхазия». февраль 2014 г. № 2 (83).
С XIV века на Руси было известно «Сказание о Вавилоне». Впервые оно было записано новгородским путешественником Антонием, известным в миру как Добрыня Ядрейкович. Антоний услышал ее в столице Византии, в Константинополе, у стен Софийского собора. Это сказание, сохранявшееся в течении пяти столетий в летописных копиях, рассказывает о посольстве в Вавилон в составе обежанина Якова, грека Гугрия и русина Лавера. На первоначальное намерение византийского императора македонского происхождения Льва VI Исавра направить туда людей сирийского рода, те ответили отказом и предложили представителей названных народов. Древнерусское сказание, наполненное символами и зашифрованным смыслом, повествует об обнаружении ими на стенах развалин дворца сына основателя Нововавилонского царства Навуходоносора (605–562 годы до н. э.) надписи. Она была составлена из фраз на трех языках, в том числе и на обежском, то есть на абхазском языке. Обежская часть трехязычного текста содержала предложение: «Пусть перейдет через змея без боязни».Таким образом, древнерусские летописи, составленные из византийских источников, подтверждают наличие древнеабхазского письменного текста VI века до н. э. в городе Вавилоне, древнем центре Месопотамии, на юге современного Ирака. Примеров использования, а затем исчезновения письменности в истории различных стран известно немало. Так, древняя цивилизация Хараппа и Мохенджаро XXIII–XVIII вв. до н. э. на территории современного Пакистана, географически изолированной от остальной части Индии, имела свою письменность из 400 иероглифических знаков. Угасание этой письменности, до сих пор не расшифрованной, совпала с гибелью Шумера.
В середине II тыс. до н. э., через несколько веков после полного исчезновения очага цивилизации в долине Инда, в долине Ганга появились индоарийские племена, совершенно иного происхождения, не имевших письменности. И лишь в IV веке до н. э. здесь возникла алфавитная письменность санскрит (Васильев). Таким образом, бесписьменный период на территории древней Индии составил очень продолжительное время, более 1300 лет.

Археология

Дополнительным свидетельством тесных контактов населения Кавказа с регионами Ближнего Востока, в целом Передней Азии, служат бусы из города Библа, месопотамское золото, обнаруженное на Северо-Западном Кавказе в Адыгее, городе Майкопе и бывшей станице Царской, в погребениях 2,3 – 2,1 тыс. до н. э. (Лэнг, с. 80). Установлено сходство артефактов Майкопской культуры с найденными в ходе раскопок древнего города Телль Хазна на севере Сирии IV тыс. до н. э. Изделия художественного ремесла – бусы, декоративное оружие из золота и серебра привозились в Библ из Египта (ИДВ, гл. 19) и Библ мог быть посредником доставки этих изделий на Кавказ. Значительную роль в широкомасштабном торговом обмене в Восточном Средиземноморье в ту историческую эпоху играли чужеземные купцы, среди которых могли быть и авторы библских спатул.
Древняя Палестина поддерживала постоянные контакты не только с Египтом и Месопотамией, но и более северными областями – Анатолией и Кавказом. У Галилейского моря в гробницах обнаружены предметы из Анатолии. Два боевых топора, изготовленных на Кавказе, обнаружила Жудит Маркет-Краузу в Эт-телле, недалеко от Иерусалима, где располагался библейский город Гай (Анати, с. 293).
Археологические находки, обнаруженные в Ханаане, подтверждают предположение Марра о том, что автохтонным населением всего Средиземноморья, в том числе и Восточного Средиземноморья, являлись яфетиды. Так, в Угарите (Рас-Шамре) найдены две бронзовые и медные фигурки 1800 года до н. э. Изваяние головы одного из богов представляют точное воспроизведение брахицефального типа с орлиным носом, характерного для древнего населения Предкавказья. «Прекрасное впечатление производит его лицо, спокойное, лишенное каких-либо эмоций, беспристрастное выражение передает королевское достоинство» (Грей, с. 191).
Выявлено также и антропологическое сходство между черепами ханаанеев и египтян. В свою очередь, строение черепов египетских мумий указывает на родство с кавказскими племенами. По утверждению Г. Чайлда, жители Библа в халколитическую эпоху были низкорослыми, темноволосыми представителями средиземноморской расы (Чайлд, с. 333). Среди нескольких антропологических, живших в Палестине 3300–1850 гг. до н. э. доминирующей была прасредиземноморская (Анати).
Антропологический тип населения Ханаана с 3300 года до 2000 года до н. э., то есть до прихода амореев, оставался практически неизменным. С момента поселения на землях Ханаана около 2000 года древних аморейских племен, семиты, благодаря своему численному превосходству, добились преобладания и поглотили при этом древние этнические элементы региона (Грей, с. 57). Аравийские племена, расселившись по всей территории Ханаана, потеснили древнее проханаанейское население, которое ушло в горные районы Ливана, где в чистом виде сохранилась куро-аракская культура.

Город Библ

Территория, на которой располагался город Библ, в различные исторические эпохи называлась по-разному. В древности это был Ханаан (впервые упоминается в аккадских текстах XV века до н. э.), затем Палестина, позднее Финикия (территория современных Сирии, Ливана, Израиля). Финикия – греческий эквивалент названия Ханаан. Древнейшее официальное упоминание о Финикии появилось в египетской (карнакской) надписи XV века до н. э. – «земля Фенеху (на египетском – строитель кораблей) (Зильберман). Палестину называли по-разному: аккадцы – Амуру (запад), хурриты – Аррапха, египтяне – Хурру или страной хурритов (Анати).
Морской порт Библ (древняя Агу-Бла, совр. Джубейль, габал – на арабском гора), один из древнейших культурных центров Финикии. Он занимал морской мыс побережья Средиземного моря, у подножья Ливанских гор на севере Ливана в 37 км от современного Бейрута. В конце 4 тыс. до н. э. в Библе стали строиться дома с каменными стенами, улицы, выложенные из булыжников, достаточно широкими для проезда повозок. В среднебронзовом веке на его территории площадью всего 3 га были устроены сто 2-х и 4-хкомнатных жилищ, разделенных на четыре квартала. Население города-порта насчитывало около 2 тыс. человек (Маркоу).
В 3000–2700 г. до н. э. город пережил страшное разрушение, вызванное пожаром. Не позднее 2700 г. до н. э вновь появляются поселения, развившиеся в город Библ (Губла). Палатки аморейских кочевников обнаружены только на периферии города, что указывает на восстановлении поселения протоханаанеями.
Библ славился святилищем Астарты. В Библе обнаружен древний храм 3 тыс. до н. э. Великой Матери Анат (позднее именуемой Баалат-Гебал), вытесненной позднее Астартой (Зильберман). Библ был первым городом в Финикии, основанным, согласно ханаанской традиции, древнесемитским богом-демиургом Элом (Илу). Бог окружил выстроенный им город защитной стеной и сам жил в нем. Нижний археологический слой датируется 6-м тыс. до н. э. (Зильберман). В древнем мире Библ был крупнейшим центром производства и торговли папирусом, который доставлялся из Египта, (кстати, во влажном насыщенном морской солью воздухе папирус быстро разлагался). На папирусе писались священные тексты.
От названия Библа происходят греческие слова «библос» (папирус) и «библия» (книга). Древнейшее название этого города Агу-Блаа (с абхазского – теплое сердце или ага-Аубла – побережье рода Аублаа) уже свидетельствует о том, что его первыми поселенцами были явно не семиты. Считается, что до 3-го тыс. до н.э. Финикию населял неизвестный истории народ. Споры о происхождении ханаанеев, так ранее называли жителей этой страны, ведутся до сих пор. В Ветхом завете говорится, что большую часть населения Палестины составляли ханаанеи (Грей). Согласно Библии, ханаанеи не были семитами (Э. Анати). До прихода семитов-амореев автохтонное население Ханаана, протоханнаанеи говорили на яфетическом языке, который они постепенно утратили в результате влияния семитских завоевателей, которые стали селиться и в Библе после 2000 года до н. э. Строители городов, оседлые ханаанеи соседствовали в Палестине с кочевыми и полукочевыми амореями (Анати, с. 304).
В Библе располагался храм бога огня Решефу. Имя бога Решефу (Рашап, Рашпу) явно аморейское, семитское (ра – злой, шапа – речь), является новым наименованием старого протоханаанейского божества. Изначально Рашапа не аморейское божество. В Эбле 3 тыс до н. э. также было засвидетельствовано существование культа Рашапы. Хетты почитали этого бога под именем Иршаппа. Решеф часто упоминается в ритуальных текстах сирийского города Угарита (Зильберман). Слово «Раща» является рефреном древней народной абхазской ритуальной песни. Рефрен другой народной абхазской песни «О, рада», имеющий также восточно-средиземноморские параллели, созвучно имени сына Еноха Ирада (со значением «спустившийся с гор»).

Расшифровка библских текстов

Цари Библа писали на аккадском и египетском языках, причем египетским здесь пользовались как официальным языком. При этом необходимо отметить, что классический семитский аккадкский язык испытал сильное влияние шумерского языка, из которого заимствовал большое число лексики.
Наряду с ними, в Библе, использовалась псевдоиероглифическая силлабическая (слоговая) система письменности, точная хронология которой до сих пор остается неясной, условно она датируется XVIII веком до н. э. Именно в это время египетское влияние в Восточном Средиземноморье сильно уменьшилось. Дюнан датирует библское письмо последней четвертью 3 тыс. до н. э. или первой четвертью 2 тыс. до н. э., Дорм – XIV веком до н. э.
Формы знаков протобиблского письма не имеют явных прототипов ни в одной более древней письменности мира. Однако, создатель письма был знаком с египетскими иероглифами и крито-минойским линейным письмом, возможно и с хеттским (ИДМ, с. 267). В частности, два знака, определяющие по Турчанинову слова «вода» и «древний», явно схожи с крито-минойскими. Во II тыс. до н. э. Крит вел оживленную торговлю с Палестиной и Египтом, то есть имел непосредственные контакты с Восточным Средиземноморьем, в том числе и языковые контакты. На фоне общности происхождения библского, критского и египетского письма, интересное сообщение приводится академиком Коростовцевым: «Внешнее сходство египетского и критского письма было отмечено еще в древности. Плутарх рассказывает, что спартанец Агесилай нашел в гробнице Алкмены бронзовую табличку с «большим количеством букв, возбудивших великое удивление, так как они производили впечатление глубокой древности. Ибо ничего нельзя было понять из них, хотя после промывки бронзы буквы выступили вполне отчетливо. Буквы были чужеземными и более всего похожи на египетские». (Коростовцев, с. 44).
Несмотря на ряд попыток, псевдоиероглифический шрифт Библа, датируемый 1900–1700 гг. до н. э. продолжает считаться нерасшифрованным (Маркоу, с.142).
Здесь уместно привести выводы абазинского поэта Али Ионова, касающиеся методов расшифровки библских текстов Г. Ф. Турчаниновым. Неправильное чтение текстов вызвано тем, что смысл текстов получен по искусственной схеме. В процессе дешифровки почти в каждом слове применялись добавочные буквы, чтобы получить нужные слова для задуманного осмысления текста (Копсергенова, стр. 73), что привело к значительному изменению оригинального содержания текстов. Трудность их расшифровок заключается в отсутствии в текстах слогоразделов. Слитное написание букв чрезвычайно затрудняет определение отдельных слов и предложений. При этом богатый лексический багаж абхазского языка осложняет определение и выделение из общего текста конкретных слов. К примеру, сочетание Б и Н с добавлением возможных гласных звуков и изменением ударения может иметь три различные смысловые нагрузки: как существительное «абна» – лес, указательное местоимение «абна» – там, причастие «ибаны» – увидев.
В частности, для примера, обратимся ко 2-й строке таблички «Д». Ее фонетический ряд в слитном написании выглядит подобным образом:

ЛХТНРБНЛТКНКБ

Словарный запас абхазского языка позволяет сложить из подобного ряда согласных фонем с добавлением пропущенных гласных звуков пять и более различных смысловых предложений:

1. ЛХТ НР БН ЛТ КН КБ – лыхты нар ибыны илыт кны Кыба – лыхненское добро увидев, отдай ей плененного Кыба.
2. ЛХТ НР БН ЛТ КН КБ – лхата нар ибыны лыт кны Кыба – ей принадлежащее добро увидев, отдай ей плененного Кыба.
3. ЛХТ НР БН ЛТ КН КБ – лхата нар абна лыт кны Кыба – ее собственное добро лесное отдай ей, пленив Кыба.
4. ЛХТ НРБН ЛТ КН КБ – ал хата инырбыны, лыт кны Кыба – ольху собственную показав ему, отдай ей плененного Кыба.
5. ЛХТН РБ НЛ ТКН КБ – лхатаны рбы иныло тыкны Кыба – у ней самой покажи, написанное плененным Кыба.

Итак, составление различных комбинаций в табличке «Д», состоящей из 41 строки, могло напоминать гадание на кофейной гуще. Для составления единственно верной комбинации согласных букв, как и всего текста, был необходим ключ, позволяющий правильно разделить весь набор знаков, обозначенных в целом на табличке. К филологическим изысканиям пришлось применить комбинационный метод.
476 слитных знаков, изображенных на табличке «Д», должны были иметь комбинационную последовательность, устойчиво повторяющиеся знаковые сочетания. Причем, приходилось учитывать, что алфавит протобиблского письма включал четыре обозначения буквы «н», пять – буквы «з», три – буквы «б», три – буквы «у» и так далее. Постепенно, при отсеивании случайных комбинаций, установлении устойчивых знаковых обозначений предметов и понятий, стал вырисовываться стиль древнего автора, увековечившего свое послание.
В конечном итоге, в тексте спатулы «Д» установилось основное ядро повторяющихся обозначений предметов и понятий. В тексте 6 раз встречается звукосочетание – «рб» (ирбы – покажи ему), 5 раз – «нл» (иныло – написанное), 6 раз – «хх (ахахь – камень), по 4 раза – «ун» (уней – пойди), «нх» (аныха – святилище), «кн» (кны – плененный, пойманный), «пт» (апату – почитаемый), 5 раз – «гб» (агба – корабль), 4 раза сочетание – «рб нх» (ирбы ныха – покажи ему святилище).
В результате, взятая для примера 2-я строка приобретает следующий вид:

ЛХ ТН РБ НЛ ТКН КБ

Лых утааны ирбы иныло тыкны Кыба – Лыха посетив, покажи письмо плененного Кыба. Кстати, среди рабов в Ханаане часто упоминались военнопленные (ИДМ).
Составитель текста библской спатулы «Д» настойчиво предлагает в четырех строках текста своему адресату на Кавказе «показать святилище» (в 24-ой, 25-ой, 28-ой, 29-ой) – рб нх – ирбы аныха. Видимо, речь идет об обучении представителей жреческого сословия, прибывших с территории древнего Ханаана в Абхазию для изучения религиозных ритуалов. В спатуле «Ц» встречается слоговое сочетание «нхп», ведущее при огласовке к абхазскому слову «аныхапааую» – жрец, посредник в общении людей с Богом (Р. Гублия, с. 679). У ханаанцев существовала особая каста жрецов, которые согласно «Финикийским преданиям», были хранителями священной тайны, высшего смысла (Зильберман).
В спатуле «Д» встречается слово «амшапы». В дохристианский период этот день праздновали как «Великий день обновления всего живого» (Гублия, с. 694).
Тексты Библа содержат фонограммы (знаки), обозначающие одно, двух и трех согласные звуки и идеограммы для обозначения целого слова.
В целом, текст спатулы «Д», представляющий среди остальных памятников протобиблского письма наиболее объемное содержание, составлен как послание рекомендательного характера, где автор подробно разъясняет информатору, что необходимо предпринять для успешного выполнения своей миссии. Текст убедительно свидетельствует о том, что между Библом, городом на побережье Восточного Средиземноморья, и Черноморским побережьем Кавказа существовало интенсивное морское сообщение, происходили постоянные политические и торговые контакты с участием выходцев с Кавказа, имевших на чужбине свои постоянные колонии.
Эта версия подтверждается Джоном Греем, приводящим в своей книге «Ханаанцы» свидетельство амаранских надписей о том, что феодальную верхушку в Палестине составляли представители несемитских народностей, бывшие здесь в меньшинстве (Грей, с. 48). Несемитские элементы населения Ханаана были верными Египту вассалами, владевшими здесь ключевыми поселениями (Грей, стр. 46). Вполне возможно, что тексты библских спатул принадлежали одному из них, так как в них часто упоминаются имена египетских богов.
Дешифрованный текст библских спатул стал подтверждаться соответствующим фактическим материалом, касающимся истории города Библ. Один за другим стали обнаруживаться исторические сведения, доказывающие смысловое содержание текстов табличек «Д» и «Ц». Так, в главных городах Ханаана находились храмы важнейших богов, куда по праздничным дням входила торжественная процессия. Местный царь, возглавлявший ее, совершал жертвоприношение (Новиков). В спатуле «Ц» автор настоятельно просит помочь совершить моление богу Птуху для рода кузнецов с помощью царя города-порта.
Наряду с храмами, в Ханааане существовали и святилища, устроенные на открытом воздухе. Народ приходил в такие святилища помолиться. В табличке «Д» неоднократно повторяется выражение «покажи ему святилище» – ирба аныха.
Здесь же у ханаанских святилищ имелись каменные столбы. У древних ханаанеев существовал культ поклонения каменным столбам. Так, в табличке «Д» часто встречается упоминание о священных камнях. Их наличие подтверждает обнаруженный в Библе храм-святилище бога войны Решефа, в центре которого находился высокий каменный обелиск. В углах холма стояли другие священные камни. Много их было и во дворе. Археологи назвали это святилище «храмом обелисков» (Волков). Культ священных камней нашел конкретное отражение в текстах спатул, где они упоминаются с большой частотой. Более того, содержание текста бронзовой таблички «Д» свидетельствует о надписях, имевшихся на этих камнях – «ирба иныло хахь ду» – покажи ему надписи на камне великом.
В библской табличке «Ц» упоминаются рощи. В древнем Ханаане имелись священные рощи, посвященные богиням Анат, Астарте, где жрецы проводили обряды очищения и освящения. Согласно Ветхому Завету на «ханаанских высотах» возле алтарей находились сакральные объекты – священные деревья, рощи, столбы (Зильберман).
В начале 2-го тыс. до н. э. Библ был известен как активный центр бронзового дела (Маркоу). В том же святилище Решефа археологи обнаружили роскошное бронзовое оружие. Библские таблички часто упоминают кузнецов, кузню воинов – ага ар.
Производством бронзового оружия занимались странствующие кузнецы, которые путешествовали по всему Ближнему Востоку. Жители Восточного Средиземноморья хурриты жили здесь большими семейными общинами кузнецов, гончаров, оружейников, торговцев. Во 2-м тыс. до н. э. существовали целые этнические группы, которые специализировались в качестве кузнецов, медников и обслуживали другие группы и общины. Предполагается, что такие группы были странствующими («История Европы», с. 114). Грей считает возможным, что найденный здесь роскошный экземпляр топора иностранного происхождения с поразительной формой, с очень красивым лезвием и орнаментом с цветами из бронзы, покрытыми золотом, был изготовлен, как и другие высокохудожественные изделия из металла, кузнецами, прибывшими из Кавказа (Грей, с. 109). О кузнецах, составлявших отдельное племя, упоминалось еще в Ветхом Завете как каиниты (Грей). Ханаанеи считали своим предком-эпонимом Каина (дословно «кузнец») (ИДМ, 2005, с. 124, И. Ладынин).
Автор библской таблички «Ц» настойчиво просит своего адресата помочь роду кузнецов пройти ритуальное освящение богу Птаху, Небесному богу-Быку – жл г у зб х птх тй – ажла ага ауа избы ах Птух тэы – «роду кузнецов разреши у царя посвящение богу Птуху».
В бронзовой табличке «Ц» часто встречается название «ага». Ага являлось одним из основных орудий кузнечного дела, которое позже было введено в систему священнодействия (Р. К. Гублия, с. 681).
У хурритов, жителей Восточного Средиземноморья хорошо был развит культ почитания предков. В один из определенных месяцев они совершали жертвоприношения отцовским богам, что также нашло отражение в тексте библской таблички «Д». Выполнение одной из миссий, описанной в табличке, связано с проведением этого ритуального культа.
Текст бронзовой таблички «Д» начинается со слоговой пары «кл», дающей при огласовке слово «аклуа» (абх. – ровесник). Однако в древности это слово имело более широкий смысл. На санскрите (IV век до н. э.) «кула» – род, семья, поколение. На литовском – «келтис, колтис» – также род. В предложении библского текста это слово также более соответствует смысловому значению «род», «поколение одного возраста». В контексте первой строки таблички «Д» получается: «Род царя Айи отцовского благословения не имеет».
Интересный факт был обнаружен в 17-й и 29-й строках таблички «Д». Сочетание согласных «мл» Турчанинов перевел как абхазское слово «амла» – голод. В данной расшифровке первоначально предполагался перевод сочетания как «амал» – богатство. Но по смыслу в содержании предложения не доставало слова «если», которое на начальной стадии расшифровки не обнаруживалось, но подразумевалось. Созвучное арамейское слово «ха-мла» (с аналогичным абхазским значением «но если»), а именно в таком порядке согласных буквенных знаков оно присутствует в табличке, позволило внести необходимое уточнение в тексте.
При установлении общности этих двух языков обнаруживаются и другие параллели. К примеру, арамейское слово «ахад» в значении порядкового числительного «первый» аналогично абхазскому «ахада» – главный.
Ш. Инал-ипа подчеркивал «исключительную архаичность строя абхазо-адыгской речи, представляющей реликтовый остаток древнейшей речи человечества» (Инал-ипа, с. 321). Тексты фрагментов библской письменности, которым почти четыре тысячи лет, показывают немало таких примеров. Так, абхазы в древности именовали море не «амшын», а «Зы ДУ», дословно «большая вода». Мореходы обозначались «ЗЫ ДУ УА» – воды большой люди. «Зы тара» означало «водную стоянку», «кыта-зы» (поселение у воды) – морской порт. Кстати, «taru» на классическом древнесемитском – аккадском – употреблялось в значении «возвращаться», а в контексте библских текстов – «место возвращения кораблей». Просматривается также древний топоним, связанный с названием города Гудаута (абх. Гдота). Упоминание в текстах «побережья большого люди» – «ага ду уаа» объясняет происхождение составных частей наименования этого поселения.
В табличке «Д» дважды встречается загадочный эпоним «аса». По мнению историка Р. Гожба, имя «ас» было «древнейшим (изначальным) названием предков абхазов, уходящих в глубь тысячелетий».

Хирбет-керакская археологическая культура

В письме Г. Турчанинову профессор А. Ирку изложил мнение о принадлежности протобиблского письма носителям майкопской культуры, которые направились с Кавказа в Сирию в 2000–1800 гг. до н. э. и нашли здесь в Библе свою новую родину (Турчанинов, с. 35). Территорией распространения майкопской культуры 3-го тыс. до н. э. был Северо-Западный Кавказ, географически охватывающий и Абхазию. Майкопская культура, наиболее ранняя культура Кавказа середины 3-го и второй половины 2-го тыс. до н. э., охватывала территорию от Таманского полуострова до Дагестана (Франгуланди).
Передвижение, совершенное носителями майкопской культуры по мнению А. Ийрку, с Кавказа в Сирию и Библ, через Анатолию и Сирию в Палестину совершили еще ранее в 2400 году до н. э. носители Хирбет-керакской культуры (Турчанинов, с. 35). Ее почти внезапное появление в Сирии и затем в Палестине зафиксировано в 3 тыс. до н. э. Хирбет-керакская культура Сирии и Палестины – элемент куро-аракской культуры Кавказа эпохи ранней бронзы – получила свое название по имени деревни у Галилейского моря в Рас-Шамре, где находился древний город Угарит (Лэнг, с. 74). Хирбет-керакская культура, неожиданно появившаяся в Палестине в XXVII веке до н. э., просуществовала здесь 300 лет. На рубеже XXV–XXIV вв. до н. э. произошел ее распад, постепенное слияние с местной культурой, а затем и полное исчезновение (Анати).
В целом, однородная археологическая раннеземледельческо-скотоводческая культура, наименованная как «куро-аракская», существовала в начале 4–3-го тыс. до н. э. на территории, охватывавшей большую часть Кавказа, Восточной Анатолии, а также западной части Сирии, Ливана, Палестины (Зильберман).
Согласно Пиотровского, в эпоху ранней бронзы круг куро-аракской культуры охватывал Восточную Анатолию, Южный Кавказ и Иранское нагорье (Гамкрелидзе, с. 803), до севера Кавказского нагорья и побережья Каспийского моря (Лэнг, с. 75), обе стороны Кавказского хребта (Андреева, с. 83), все Закавказье, северо-западную часть Ирана и восточную часть Малой Азии (Франгуланди). Направление ее культурных связей – Анатолия, Эгейя, Европа, археологические памятники и влияние которых обнаружены на северо-западе Ирана, западе Сирии, Ливане, Палестине (Андреева, с. 82, 83). Свое существование оно прекратило к концу 3-го тыс. до н. э. (Лэнг, с. 80), то есть с нашествием аморейских племен.
Большинство исследователей считают куро-аракскую культуру хуррито-урартской (Франгуланди). По мнению И. М. Дьяконова куро-аракская культура была главным образом связана с племенами, говорившими на восточно-кавказских диалектах (к которым автор относит хуррито-урартский и прото-нахско-дагестанский). Предполагается возможная связь с куро-аракской культурой с носителями и других кавказских языков (ИДВ, М., 1988, под ред. Пиотровского, с. 38). Под другими кавказскими языками, скорее всего, следует понимать языки абхазо-адыгской группы.
В IV–III тыс. до н. э. племена западной ветви северокавказской этнической общности (представленной сегодня абхазо-адыгами), помимо Кавказа, вместе с хаттами заселяли большую часть Малой Азии (ИДМ, Москва, 2005, И. А. Ладынин, с. 106). Племена северо-западной кавказской (абхазо-адыгской) языковой группы в III и II тыс. до н. э. были распространены на всем пространстве от центральной и западной части Северного Кавказа и Закавказья, через Восточное и Южное Причерноморье до реки Галис.
Профессор Шеффер считает, что появление хирбет-керакской культуры совпадает с прибытием чужого этнического элемента во время вторжения из горных районов Сирии и северной Анатолии (Лэнг, с. 75). Хирбет-керакская культура Южной Палестины IV тыс. до н. э., как и культура Телль-Халаф в предгорьях Загроса в Северной Месопотамии, ведет к междуречью Куры и Аракса. Хирбет-керакская культура 2700 года до н. э., синхронная III–VI династиям Египта, хорошо представлена в северной Сирии, особенно в Угарите и других местах вдоль морского побережья. Она присутствует в центральной Анатолии, но лучше всего вне Палестины, она представлена на Кавказе, в регионе распространения куро-аракской культуры (Анати).
Хирбет-керакская керамика, соответствующая египетскому веку пирамид, распространяясь в Палестине и северной Сирии, отразила, как показал Хук в 1951 году, нашествие племен с территории современной Грузии (Чайлд, крупнейший английский археолог). В ту историческую эпоху, территорию Восточного Закавказья населяли представители западной группы кавказской языковой семьи, ареал проживания которой постепенно начал сужаться к концу железной эпохи (то есть к середине 1-го тыс. до н. э).
В то же время, нарезной орнамент в виде усеянных пунктиром лент и треугольников, встречающихся в хирбет-керакской керамике, поразительно похож на узоры, украшающие кносскую неолитическую культуру Крита (Чайлд, с. 332). Данный факт подтверждает, что создатели куро-аракской археологической культуры, частью которой являлась и хирбет-керакская, помимо Кавказа, Закавказья, Восточного Средиземноморья, присутствовала и в Эгейском мире. Таким образом, появление в древней Палестине (совр. Ливан, Иордания, Израиль, Сирия) хирбет-керакской культуры служит свидетельством вторжения сюда носителей куро-аракской культуры (Гамкрелидзе, Иванов, с. 893). В качестве ее носителей предполагается хурритский этнический элемент (Мусаев, 1996, с. 161).

Хурриты

Появление на Ближнем Востоке куро-аракской археологической культуры, названной здесь хирбет-керакской, было связано с проникновением в конце 3-го тыс. группы хурритских племен из областей Закавказья и Армянского нагорья в южную Сирию и Палестину (ИДВ, с. 210). Видимо, миграция отдельных племен хурритской этнической общности в Переднюю Азию происходила и с территории распространения майкопской культуры (Зильберман). Самоназвание хурри(ты) означало «восточные» (от хурритского – утро, восток).
Исследованием истории хурритов занимались И. М. Дьяконов, С. Старостин, В. В. Иванов. В древности хурриты населяли обширную территорию – от севера Месопотамии, Палестину и до границ Египта (Спайзер). Хурриты – автохтоны Закавказья и юго-востока Малой Азии. Согласно И. Дьяконова в 3 и 2 тыс. до н. э. хурриты занимали всю территорию от Северной Месопотамии до Центрального Закавказья. Территория распространения отдельных групп хурритов простиралась на обширной территории от Средиземноморья до Шумера, от Восточной Анатолии до Египта – на Кавказе, Сирии, Палестине, Анатолии, Шумере, Армянском и Иранском нагорьях, Кипре, Италии.
Колыбель хурритов – верховья Тигра и Ефрата, их притоков Большой и Малый Заб, земли вокруг озер Ван, Урмия, Севан, Чилдыр (Восточная Анатолия), междуречье Куры и Аракса.
Некоторые историки, в частности Унгнад (1936), считают хурритов древнейшим этническим субстратом Месопотамии, что пока слабо подкрепляется археологическими и лингвистическими материалами.
На несколько тысячелетий хурриты стали источником развития культуры десятка народов от Индии до Западного Средиземноморья, от Кавказа до Шумера и Индии. По мнению одного из самых авторитетных хурритологов – американского лингвиста Е. А.Спайзера (1953), в центре хурритской культуры – народы кавказской расы.
Выдающийся русский востоковед В. Струве отмечал, что ханаанеи, древнейшее население Палестины, были яфетидами, родственными хурритским племенам, древнейшему населению Сирии. Спайзер считает хурритов самым древним племенным слоем составных частей Ханаана – Финикии и Сирии, что подтверждается и египетским названием Сирии Хаару. Таким образом, географическая территория расселения хурритов и близкородственных им народов, охватывала и город Библ, место находок древних спатул.
Географическая территория расселения хурритов и этнически близких им народов совпадала и со следами присутствия единой материальной культуры. Так, своеобразная кладка кирпичей, установленная в Месопотамии (древнем Шумере), встречается еще в раннем периоде в Библе. При этом, она характерна и для древнейшего населения Трои, материковой Греции, острова Лесбоса в Средиземноморье (Чайлд, с. 228). Г. Чайлд при этом предполагает, что некоторые однородные бронзовые изделия из Палестины, Трои, Ассирии были еще более древними, чем шумерские (Чайлд, с. 240).
Многочисленные общие черты в керамике, вооружении, строительстве и т. п. заставляют предполагать, по Б. Б. Пиотровскому, наличие тесных связей между хурритами южных областей (за Тигром в Верхней Месопотамии и в Северной Сирии) и жителями Центрального Закавказья. Весьма вероятно даже то, что в течении всего 2-го тыс. до н. э. население (если не считать Ашшура) на всем пространстве от Аррапхи в предгорьях Загроса и севера Митанни до современной Армении и Южной Грузии, а может быть, и до Кавказского хребта, было этнически сравнительно однородным (ИДВ, Б. Б. Пиотровский, М., 1988, гл. 1, с. 90).
Археологические данные подтверждают проникновение хурритов из Закавказья на Ближний Восток с середины 4-го тыс. до н. э., а с конца этой эпохи в земледельческих общинах Восточного Средиземноморья уже резко прогрессируют различные ремесленные производства. Вводятся гончарный круг и специальные горны для обжига керамики (ИДМ). Известный английский историк и археолог Дэвид Рол отмечает, что раскопки, проведенные в 1920 году на месте Библа, выявили следы появления здесь в древности некоего нового народа, принесшего с собой навыки обработки металлов, гончарный круг. Они хоронили умерших в больших погребальных урнах, усадив усопших в позе новорожденного младенца. Пришельцы прибыли в Библ в конце 4-го тыс. до н. э. – в то же самое время, когда и в археологической хронологии Египта отмечается появление иноземной элиты (Рол, стр. 391).
Второе проникновение носителей хурритского языка на предгорья и равнины Ближнего Востока проходило несколькими отдельными волнами в течении III и первой половины II тыс. до н. э. (М. Хачикян). Новое движение хурритов было вызвано разрушением Аккадской державы в XXIII веке до н. э. Двигаясь на запад вдоль Верхнего Тигра и Ефрата, в XXI веке до н. э. они заселяют Северную Сирию. Тогда же вся Сирия и часть южного побережья с Библом входят в зону власти III династии шумерского города Ура (ИДМ, 2005, с. 125, И. Ладынин). К началу II тыс. до н. э. хурриты прочно заселились на юге Малой Азии, в Сирии, Палестине, Северной Месопотамии и предгорьях Загроса. На рубеже XX–XIX веков до н. э. в Палестину вдоль плодородной прибрежной полосы пришли носители развитой культуры, которые сначала прошли север Сирии, а затем появились в Палестине (Анати, с. 304). Это событие совпадает с началом нового, на этот раз массового просачивания хурритов в северную Сирию и долину Оронта. Об этом свидетельствуют хурритские погребения 2300 гг. до н. э., обнаруженные в сирийском городе Угарите (Рас-Шамре).
Переполнение куро-аракской низменности в результате демографического взрыва на Кавказе заставило хурритов в конце III тыс. до н. э. спуститься в Переднюю Азию двумя потоками – вдоль предгорий Загроса, где был расположен их культовый центр – город Богов Аррапха – и вдоль Средиземноморского побережья в Угарит и другие города Сирии. Важнейшими для них пунктами международной коммуникации были Абина на территории Аррапхи и Убе (совр. Дамаск). Названия обоих городов предается идеограммой ANSE. KU(R)RA (Янковская). Кстати, данная идеограмма, озвученная с помощью абхазской лексики «анчьа акуара» означает «прибрежье Богов».
В результате новой массовой миграции хурритов к началу 2-го тыс. до н. э. в северную Сирию и долину Оронта, в течении XVIII –XV вв. до н.э. значительная часть местного населения восприняла хурритский язык (ИДВ, с. 211), в котором профессор Хачикян насчитала более двух десятков диалектов. Хурритский язык и культура успели оказать весьма заметное влияние на всех территориях от хеттской Анатолии до ханаанской Палестины (Герни, с. 41).
Прибытие в начале 2-го тыс. до н. э. в Палестину, географически располагавшейся между Египтом и Сирией, нового, хурритского этнического элемента (ВИ, т. 1, с. 392) совпадает с хронологической датировкой библских спатул (XIX век до н. э.). Оно также совпадает с принятой датой зарождения ханаанской цивилизации – конец 3-го тыс. до н. э. (Грей, с. 22). Именно в этот период конца 3-го тыс. до н. э. в Ливане и соседней с ней Сирии появляется множество поселений городского типа. Наивысший расцвет этой цивилизации пришелся на более поздний исторический период, XIV–XIII вв. до н. э.
Проникновение хурритского языка на предгорья и равнины Ближнего Востока проходило несколькими отдельными волнами в течение III и первой половины II тыс. до н. э. (М. Хачикян). Новое движение хурритов было вызвано разрушением Аккадской державы в XXII веке до н. э. Двигаясь на запад вдоль Верхнего Тигра и Ефрата, в XXI веке до н. э. они заселяют Северную Сирию. Тогда же вся Сирия и часть южного побережья с Библом входят в зону власти III династии шумерского города Ура (ИДМ, 2005, с. 125, И. Ладынин). К началу 2-го тыс. до н. э. хурриты прочно заселились на юге Малой Азии, в Сирии, Палестине, Северной Месопотамии и предгорьях Загроса. Начиная с эпохи Нового царства (с XVI века до н. э.), египетские источники называют жителей Палестины и Сирии huru. В египетском папирусе XV века до н. э. земля Ханаана постоянно называется Хуру по названию народа хурритов. После похода египетского фараона Аменхотепа II (1448–1420) в северную Палестину и южную Сирию в Египет выслали 36 тысяч кхуру (хурритов), то есть сирийцев несемитского происхождения (Грей, с.39). Текст стелы фараона Египта Мернептаха конца XIII века до н. э., вернувшегося из похода, гласит: «Хатти умиротворены. Хурру стала вдовой Египта» (Анати, с. 358).
М. Зильберман считает, что потомками хурритов, как и анатолийских хаттов, являются носители современных абхазо-адыгов. К хатто-хурритской языковой группе Зильберман относит и язык протоханаанеев.
Лингвистические исследования И. Дьяконова, С. Старостина показали свыше 100 общих корней слов хуррито-урартских и северо-восточных кавказских языков. Не вызывает сомнения, что подобный анализ выявит не меньшее число параллелей и с северо-западными кавказскими (абхазо-адыгскими) языками.
Некоторые историки считают, что наличие значительного количества лексем, общих для хуррито-урартских и абхазо-адыгских языков объясняются независимостью рефлексов прасеверокавказских языков. А некоторое количество корней, представленных только в хуррито-урартских и абхазо-адыгских языках, определяют заимствованиями из хаттского языка, родственного абхазо-адыгским языкам (Сигаури, с. 61). Попытка уменьшить роль абхазо-адыгского этноса в союзе хурритских племен в бронзовую эпоху не имеют под собой основания. Название хурритского царства XIV века до н. э. Алдзи буквально повторяющего наименование древнего села Лдзаа в северо-западной части Абхазии, сохраненное до сегодняшнего дня, говорит о более тесном этническом родстве хурритов и древних абхазов. Аккадское и шумерское название государства хурритов Субарту совпадает с древним топонимом, сохранившемся в центральной части Абхазии Шубара. Обнаруживаются и другие топонимы абхазского происхождения на исторической территории проживания хурритов. Так, долину реки Апсар (Гарпас, Чорох) на северо-востоке Малой Азии в древности занимали хурриты (Погребова, стр. 11).
О родстве хурритского и абхазского языков свидетельствуют фонетические и лексические ряда слов: хурритское энда (женщина-царь, жрица) и абхазское анду (Великая мать). Даже начальное сравнение хурритского и абхазского языков выявляет немало однокоренных слов:

  • хурритское унушше (хождение) и абхазское анейшшьа (также – хождение),
  • хьан (рожать) – абх. ахьара,
  • хун (пить) -
  • ансер (боги) – абх. анчьа.

Остатки хурритов растворились среди арамеев, урартов, лувийцев, мидийцев и армян. В первом тыс. до н. э. они жили разорванными ареалами по западным, южным и восточным окраинам Армянского нагорья.

Пеласги

Название Палестина происходит от племени пеласгов, именуемых в Библии филистимлянами. Когда территорию Ханаана поглотили арамейцы, очаги древней ханаанской культуры сохранились только на побережье Сирии, продолжавшим оставаться под властью филистимлян (Грей, стр. 57).
К пеласгам относили и население древней Трои. Тождественность древнейших географических названий в Египте и Греции, в частности названия городов Абду в Египте и Абидос в Греции, обнаруживает пеласгийские следы и в древнем Египте.
Пеласги составляли самое древнее население всего Средиземноморья, включая Италию, Испанию, Пелопоннес, Эгейские острова, Крит, Малую Азию и Ханаан. Язык пеласгов присутствует в топонимике и ономастике Анатолии, Кавказа, Сирии, Италии, Иллирии. При научном изучении субстратной лексики – реликтов исчезнувших языков населения Европы, эпохи энеолита и бронзы – обнаружилось определенное структурное сходство минойского языка линейного письма «А» с языками северо-западного круга, древнейший представитель которых – хаттский – хронологически сопоставим с минойским. Наиболее древний субстратный слой на Апеннинах имеет иберийско-кавказское происхождение. Следы его обнаруживаются на западе полуострова и, особенно, на острове Сардиния (История Европы, стр. 98). Этнографические и фольклорные материалы показывают общую связь иберов Западного Средиземноморья и адыго-абхазов Западного Причерноморья – соблюдение культа солнечного быка, совершение ритуального жертвоприношения этих животных (Зильберман).
Согласно археологическим реконструкциям и некоторым (пока единичным) фактам предполагается наличие аналогий, определенных как прасеверокавказские и в ряде поздненеолитических культур Карпато-Дунайского региона («История Европы», З. В. Удальцова, гл. 4, стр. 98).
Книга M. C. Autran (Париж, 1920) вскрывает крито-микенскую природу древнего Ханаана, причем Криту, захватившему с середины 2-го тыс. до н. э. Финикию и Сирию, принадлежит первая роль (Куфтин, стр. 257).

Гиксосы

С протобиблским письмом почти совпадает протосинайское письмо, найденное на Синайском полуострове и Палестине. «Уместно предположить, что ханаанейский язык протосинайских надписей поры от XVIII века до н. э. и позднее, все еще удовлетворительно не расшифрованных, это язык, в лексиконе которого число слов из изначально хатто-хурритского диалекта автохтонных протоханаанеев, по видимому все еще соизмеримо с количеством адаптированных к XVIII до н. э. семитских аморейских слов. Протосинайские надписи могли быть сделаны на угаритском диалекте ханаанского языка того времени» («Архаичные письменности», Зильберман). Струве считал его изобретателями гиксосов, реформировавших египетские иероглифы.
Знак «куф, коф» протосинайского письма в виде цифры «8» изображен на махошкушхских гальках Северо-Западного Кавказа 8 тыс. до н. э. и встречается на родовых тамгах адыгов, абазин, абхазов и убыхов (потомков хаттов) (Кондратов). Около 90 таких галечных камней с изображением знаков (гравированных рисунков) были открыты П. Аутлевым в 1983 году в гравийном карьере Махошкушха в Адыгее, недалеко от Майкопа. Таким образом, гиксосы могли заимствовать некоторые буквенные знаки из более ранней письменности, в данном случае кавказского происхождения.
Владычество гиксосов в Палестине началось в начале третьей четверти XVIII века до н. э. и продолжалось 200 лет, хотя их культура распространилась на этой земле задолго до начала их правления. Гиксосская материальная культура появилась в Палестине и стала развиваться на протяжении всего XIX века до н. э. Уже в начале XVIII века до н. э. в Палестине преобладала гиксосская керамика и оружие. Первые группы гиксосов появились здесь возможно еще раньше – в XX веке до н. э. (Анати, стр. 314). Время появления гиксосов в Палестине хронологически совпадает со временем появления здесь библской письменности.
Около 1700 года до н. э. хурриты под названием гиксосов полностью завоевали Египет, где их господство длилось до 150 года до н. э., то есть 130 лет. Сообщество воинов вторглось в XVIII веке до н. э. на боевых колесницах в Палестину и Египет, и, благодаря передовому вооружению, они смогли захватить эти страны, создать там централизованное управление, установить свои обычаи и культуру. Их армия имела прекрасную дисциплину, централизованное командование (Анати).
В 1750 году до н. э. гиксосы вторгаются в Египет, а в 1580 г. до н. э., когда египтяне изгнали гиксосов, торговля с Библом возобновилась. После изгнания из Египта гиксосы отступили в Палестину и Сирию и держались там почти столетие.
Весьма яркое описание гиксосов оставил историк Берос: «Тутмос. При его правлении, по причине, которая мне неизвестна, нас постигла кара Господня: неожиданно с востока появились захватчики невиданной расы, уверенные в победе над нашей страной. Они с легкостью захватили ее, одолев правителей, безжалостно сжигали города, сравнивали с землей храмы богов и жестоко обходились с местными жителями» (Сирил Альдред. «Египтяне», стр. 107).
Город Библ процветал и в XVI веке до н. э., во время его прочных торговых связей с ханаанскими гиксосами, правившими в дельте Нила (Маркоу). Гиксосы были наиболее могущественными из всех пришельцев в Восточном Средиземноморье. Они вторглись еще и в Египет и правили всей этой страной на протяжении 200 лет (Анати, с. 305). Водворение в Египте гиксосов стало возвращением к своим истокам, когда их предки в далекие времена впервые осваивали берега Нила. Египтяне называли гиксосов «хекаут – хасут», что означало «правители пустынных стран» (В. Авдиев) или «цари иноземных стран» (Лапис И. А., ВДИ, № 3, 1958).
Происхождение гиксосов до сих пор остается загадкой, в Египте, где они основали свою столицу Хат-уарит (Аварис), они говорили и писали на египетском языке. Многие из них носили египетские имена, часть имен была семитского или индоевропейского происхождения. Среди шести имен гиксосских царей, правивших Египтом (XV династия), приводимых жрецом Манефоном, представляют интерес имена Ианнас, Апахнан и Ассис. Практически все письменные тексты гиксосов были уничтожены (Кондратов).
Существует не доказанная гипотеза о родстве гиксосов с хурритами (Сигаури). Согласно одной из пяти версий их происхождения, гиксосов причисляют к одному из кавказских народов. Спиральные узоры на орнаменте гиксоских печатей в более ранний период встречается на хирбет-керакской керамике, которая возникла на Кавказе (Анати, стр. 328). Спиральный орнамент широко использовался на Кавказе и Трое.
Оружие гиксосов до этого не использовалось ни в Палестине, ни в Египте. Эти люди пользовались топорами с отверстиями для рукоятки, кинжалами с утолщениями посередине и другими приспособлениями, очень похожими на найденные на Кавказе и Персии (Анати, с. 325).
При этом, появление в прибрежных городах высшего слоя населения, возглавляемое царем, резко констатировало с патриархальной организацией западных семитских племен. Галине сделал из этого вывод о том, что новые структуры были вероятно «импортированы» с Кавказа или Малой Азии (Анати, с. 325). Эти политические и социальные новшества были явно иноземного происхождения и появились на этих территориях вместе с гиксосами (Анати, с. 325). Святилище гиксосов было обнаружено близ финикийского города Акка (Грей, с. 32), имеющего тождественное топонимическое сходство с названием древнего абхазского города Акуа.
Гиксоские погребения с лошадьми, найденные в Иерихоне, аналогичны более ранним погребениям III тысячелетия до н. э., обнаруженными на Кавказе и юге России (Грей, с. 33). Часть гиксосов, известная под именем амалекитов-шасу, позднее была ассимилирована арабами. Слово «малик» на Ближнем Востоке означало «князь, владыка, царь». Малик-шасу – царь пастухов. Царя амалекитян Агага пощадил после одержанной победы царь Саул, не выполнив обещания о полном истреблении амалекитян, данное им пророку Самуилу. В итоге Самуил лично казнил царя Агага.

Финикия

Появление финикийцев как отдельного сообщества с собственным языком и культурными традициями ознаменовалось в XI веке до н. э. (Маркоу). По Марру, этническое название ханаанеян-финикиян узнается в греческом осмыслении древнейшего населения Колхиды – гениохов (Куфтин, стр. 257).Современные исследователи согласны, что финикийцы и семиты не были здесь автохтонами (Eissfeldt, 1941, 353, Harden, 1980. 19) С появлением финикийцев древнее население было вытеснено в горные районы Ливана, где долгое время сохранялись традиции медного века (Seyring, 1953, 37–49).
Геродот узнал у местных жрецов о прибытии финикийцев, как пришельцев из-за землетрясения покинувших прежнюю родину.
Финикийский язык относят к ханаанейской группе наряду с еврейским и различными наречиями Трансиордании (амонитский, моавитский, эдомитский) (Маркоу). Ни один финикийский текст не сохранился в оригинале или переводе (Маркоу, стр. 6).
«Финикийская история» ученого Санхунйатона (в переводе Филона) сохранилась в виде обширных отрывков, изложенных одним из «отцов церкви» Евсевием Кесарийским (IV век до н. э.). В «Финикийской истории» говорится, что бог Эл, властелин мира передал Аттику во владение богине Анат, ставшей царицей Аттики, а Библ вручил своей сестре и жене Астарте (Зильберман). Богине Анат был посвящен храм еще в III тыс. до н. э.
Таким образом, мифологическая традиция связывает в единое целое одних и тех же персонажей с территориями древней Греции и Восточного Средиземноморья, местами проживания двух этносов – пеласгов и ханаанеян.

Библ и Египет

Восточное Средиземноморье испытывало влияние двух великих цивилизаций Древнего Востока – древнеегипетской и месопотамской (ИДВ, гл. 19). Уже в 4-м тыс. до н. э. Библ стал важным торговым центром, тесно связанным с Египтом. В 3 тыс. до н. э. Библ превратился в благоустроенный город. Библ был расположен на холме около моря, где имелись две бухты. Вокруг долина, а позади города на небольшом расстоянии были горы, покрытые густым лесом. В центре города лежало «священное» озеро, питаемое ключами. По его сторонам располагались два крупных святилищах.
В 2150 году до н. э Библ сжигают амориты, в 1950 году до н. э город, храмы, укрепления восстанавливаются, ведется торговля с Кавказом и Критом.
В начале 2-го тыс. до н. э. город Библ представлял собой крупный транзитный центр месопотамской торговли с Египтом. В XIX–XIII веках до н. э. город достиг вершин процветания, став вместе с Угаритом (Рас-Шамра) главным торговым центром всего Восточного Средиземноморья, непосредственно связанный не только с Египтом, но и с островами Эгейского моря и Месопотамией (Маркоу).
Библские бусы эпохи бронзы, обнаруженные на Северо-Западном Кавказе в Адыгее, вероятно, имеют египетское происхождение. Именно из Египта в Библ часто доставлялись изделия художественного ремесла, в том числе и бусы, декоративное оружие из золота и серебра (ИДВ). В XX–XVIII веках до н. э. Библ формально был даже включен в состав Египетской державы, а его правители считались египетскими наместниками. Властители Библа имели высокие египетские титулы. Цари Библа принимают египетский титул «хатийя», который носили высшие египетские чиновники, преимущественно главы областей (ВИ). Только в Библе, в отличии от всех остальных регионов Восточного Средиземноморья, египтян принимали радушно (ИДМ).
Согласно египетским мифам, начало многовековой дружбы между ними было положено при посещении Библа египетской богиней Аста (Исидой), нашедшей здесь тело своего мужа Асра (Осириса). По легенде, с тех пор Библ стал любимым городом этой богини.
В храмах Библа в качестве приношений часто фигурировали каменные вазы, изготовленные в Египте в эпоху древнейших фараонов (Чайлд, с. 159). Каменная ваза эпохи Раннего царства с именем последнего фараона II династии начала XXIII века до н. э. была самым древним египетским предметом в Библе.
На центральной городской площади Библа до сих пор сохранился древнеегипетский храм обелисков, сооруженный около 1900 года до н. э. Египтяне приезжали в Библ поклоняться местным богам. Имена египетских богов Птах и Бата часто упоминаются на библской бронзовой табличке «Ц».
Цари Библа пользовались египетским языком как официальным и часто составляли на нем надписи. Так, при основании храма в Библе была заложена посуда с именами египетских фараонов периода Древнего царства III–VI династии. Египетские записи библских царей могут также пролить дополнительный свет при расшифровке библских текстов.
В текстах двух библских спатул Ц и Д пять и четыре раза соответственно встречается сочетание «пт» (абх. апату –почитаемый). Как выясняется, в древнеегипетских текстах того исторического периода также часто встречается коллективное имя существительное, используемое для описания некоего специфического клана, жившего на заре эры фараонов. Слово это – «Пату» и все принадлежащие к этому клану именовались «ири-пат», что означало «один из потомков Пата». Ири-пат считались потомками выходцев из Шумера. Их древнейшие вожди выводили свою родословную по прямой линии к самому Адаму (Рол, с. 388, 389).

Бог Птах - покровитель фараонов

В тексте спатулы «Ц» в нескольких строках упоминаются имена двух богов из древнеегипетского религиозного пантеона – Птах (Птух) и Бата. О выявлении поразительного количества имен египетских богов во второй библской табличке писал в своей книге «Знаки и чудеса» Эрнст Добльхофер. Кстати, определение Добльхофером омонима Птах, подтверждает правильность определения фонетического облика библских текстов Г. Турчаниновым, также упоминающего при собственной расшифровке царя Птаха.
В 4–3 тыс. до н. э. бог Птах превратился в Египте в верховного бога египетской мифологии. Центром почитания Птаха был египетский город Мемфис, первая, многовековая резиденция египетских фараонов и первая столица Египетского царства.
Так именовался бог – защитник усопшего фараона во время его странствия по иному миру. Для египтян земная жизнь была только прелюдией к загробной жизни, и потому церемония захоронения покойного сопровождалась целым комплексом культовых обрядов.
В 3000 году до н. э., во время объединения всего Египта и становления Мемфиса как столицы всего Египта, Птах стал верховным богом всего египетского пантеона. Птаху, основателю первой божественной династии, был посвящен самый древний храм египетского города Ан (греч. Гелиополь). Он нередко изображался, протягивающим знак жизни Анх фараону Сети I. Его имя, означающее в переводе «открывающий», практически не встречается в текстах пирамид. О нем писали, как «о сотворившем все сущее». В своей речи он называет себя «Я творящее слово». Описание бога Птаха приводится в надписях монолитного камня – «Теологического трактата по Мемфису» 700 года до н. э., записанного в период правления царя Шабаки (716–701 гг. до н. э.). Эти каменные надписи в свою очередь являются копией древнего папируса 2500 года до н. э. В 647 речении «Текстов саркофагов» имеется обращение от имени Птаха: « Я царь небесный, я – господь».
Помимо Египта, культ бога Птаха получил широкое распространение в Палестине и Синае, в том числе и в городе Библе, месте находок спатул.
Женой его по легенде была Сехмет, фонетический облик имени носит кавказские истоки. Ряд важных сановников IV и V династий Древнего царства имели имена, включающее имя бога – Птах-хотеп, Птах-шепсес. Особенно он был влиятелен во времена XIX династии Нового царства, когда уже некоторые фараоны носили имена, связанные с ним – Меренптах (любящий Птаха), Сиптах (сын Птаха).
На основании многочисленных свидетельств Захарий Ситчин пришел к выводу, что Птах соответствовал богу Энки месопотамского пантеона ( Ситчин, с. 241). Птах (Ptah) – египетское имя шумерского бога Энки, имеющее значение «Тот, кто развивает», данное ему за заслуги в деле развития земель после всемирного потопа (Ситчин, с. 345).
Согласно египетским преданиям, Птах поднял Египет над водами Великого потопа и сделал эту землю обитаемой после широкомасштабных осушительных работ. Власть над Египтом Птах передал своему сыну Ра, небесная лодка которого хранилась в отдельном храме Гелиополиса и раз в год показывалась паломникам. (Ситчин, с. 240).
Вполне вероятно, что египетское имя бога Птаха на самом деле результат сложения прилагательного «апату» (благословенный) и существительного «ах» (правитель), то есть имя Птах в действительности должно иметь иное прочтение – апату ах – благословенный правитель. Автор библской таблички «Ц» настойчиво просит своего адресата помочь роду кузнецов пройти обряд посвящения богу Птаху, которого в древнем Египте считали покровителем ремесленников, ювелиров и ваятелей. Верховный жрец Птаха в Мемфисе носил титул «управляющего ремесленниками».
Птах часто изображался со скипетром в руке. Его посох, символ власти именовался «уас». Еще в эпоху Древнего царства он стал богом мастеров. Как скульптор и или кузнец человечества, Птах в этом качестве особенно был связан с карликами, которые традиционно работали ювелирами и ремесленниками еще в эпоху Древнего царства. В трудах Геродота (V век до н. э.) есть упоминание о том, что он видел в Мемфисе статуи Птаха в образе карлика. Здесь уместно напомнить древнейший абхазский миф о карликах, как о древнейших жителях Абхазии, когда малорослое население было одним из древнейших обитателей планеты. Представители этой расы проникли и в древний Египет, и память о них сохранилась в мифологических текстах. Ш. Д. Инал-ипа отмечал, что абхазские ацаны и геродотовские пигмеи Египта восходят к единому древнейшему первоисточнику (Инал-ипа, «Труды», 1988, с. 285).

Бата- Небесный Бык

Как живое воплощение бога Птаха почитался священный бык Апис. В Мемфисе на небольшом расстоянии от храма Птаха содержались священные быки. Живой бык Апис содержался в особом помещении. Целый штат жрецов обеспечивал почетную жизнь священному быку, обычно на протяжении 25 лет. По достижении этого возраста бык ритуально умерщвлялся, его тело мумифицировалось и с великими почестями хоронилось в каменном саркофаге, в специальном склепе вблизи города. Затем, по определенным признакам, жрецы находили нового бычка.
Слоговое сочетание «бт», несколько раз указанное в библской табличке «Ц», в огласовке «бата» также совпадает с именем персонажа египетской мифологии: Бата – так назывался у древних египтян бог в образе быка (Мелитинский, с. 88). В лексике абхазского языка слово бата имеет тот же смысл и означает буйволенок.
Центр культа Бата в Египте был город Касса, имя которого восходит к названию касситских племен, имеющих кавказское происхождение.
С самого зарождения египетских династий и религии высшей похвалой великим богам в Египте считалось сравнение их с Небесным Быком. Поклонение его земному символу священному быку Апису происходило обычно в городе Ан (греч. Гелиополис). На самых древних пиктограммах символ Священного Быка изображался на Небесной лодке, рядом с которым стоял жрец с ритуальными принадлежностями в руках.
Глиняные головы быков с натуральными рогами были найдены в Саккаре, в нишах гробницы II династии фараонов. Там же, в Саккаре, во времена Древнего царства, в собственной пирамиде проводил специальные церемонии в честь Небесного Быка фараон III династии Джосер. При доминировании жрецов Амон-Ра из Фив, во времена Нового царства Небесного Быка стали изображать в пронзенном и поверженном виде (Ситчин, с. 380, 381).
В египетском селе Саккара, в 30 км от Каира, находится древнейший некрополь столицы Древнего царства Мемфис. Здесь недалеко от пирамид находятся гробницы священных быков Птаха, известных под именем Апис. Почитание священных быков восходят к древнейшим временам египетской истории, к началу II династии, оно окончилось лишь в IV веке н. э. в царствование императора Юлиана.

Хатты

Древнейшее название Анатолии – «страна Хатти» – впервые встречается на клинописных табличках из Месопотамии периода Аккадской династии (2350–2150 гг. до н. э.). Согласно ассирийским хроникам это название сохранилось в течении 1500 лет до 630 г. до н. э. Хетты, индоевропейский народ, этнически и лингвистически отличные от хаттов, ассимилировали прежнее хаттское население. Даже по мере постепенного завоевания хаттов хеттами, начиная с 2200 г. до н. э., хатты составляли значительную часть местного населения. Египетские хроники, описывающие битву при Кадеше, упоминают «длинноносых солдат хатти», в в то время как хеттские правители выглядели иначе.
Общие высокие горбатые носы у абхазов и хаттов, а также урартов, индейцев навахо, от которых их получили многие армяне (Франгуланди).
Впервые культ быка зафиксирован на территории Малой Азии в неолитической культуре Чатал-Хююка, принадлежавшей предкам хаттов (изобретателей плавки и ковки железа), в непосредственной близости от Восточного Средиземноморья, откуда он мог и проникнуть в город Библ и в египетские храмы. Язык хаттов, согласно научно обоснованным выводам, введен учеными в абхазо-адыгскую группу кавказской языковой семьи. Хаттский язык является древнейшим представителем северо-западнокавказской (абхазо-адыгской) семьи языков. По мнению Старостина народы хатто-хурритской языковой группы с глубокой древности населяли Малую Азию и Закавказье (Франгуланди).
В IV–III тыс. до н. э. племена западной ветви северокавказской этнической общности (представленной сегодня абхазо-адыгами), помимо Кавказа, заселяли большую часть Малой Азии, прежде всего хатты (Ладынин, стр. 106).
Ведущий лигвист Вяч. Вс. Иванов аргументировал родство хаттского и абхазо-адыгских языков. Открытия С. Л. Николаева, С. А. Старостина подтверждают существование в древнюю эпоху обширного региона с довольно однородной языково-культурной общностью хатто-хурритских племен (Франгуланди). Генетические связи хаттского и хурритского языков отмечал В. Ардзинба (послесловие, «Хетты» О. Герни, с. 193). К примеру, хаттское слово «ita», как и абхазское, имеет значение «вновь, снова, далее» (Ардзинба).
Интересно, что и в иврите «итои» означает выбор времени действия, а выражение «бе – ито» – в свое время. Возможно, в иврите, помимо аморейских и арамейских слов, сохранились слова хатто-хурритских языков протоханаанеев. Черкесское слово «абрек» (удалой молодой человек) синонимично ивритскому «эбрех» (религиозный молодой человек), аккадскому «abraku» (благословенный богом). Основа «ра» (убить на ханаанейском и иврите) присутствует в абхазском слове «ащра» (убийство). Финикийское слово город Карт (крт) совпадает с абхазским названием Иберии – Карт.
Совпадают лексические значения и абхазских и аморейских слов, в частности, «abu» – отец, «ahu» – брат. Древние ашуйцы и ханаанеи XIX века до н. э., говорившие на различных диалектах хатто-хурритского праязыка, понимали друг друга (Зильберман).
Генетическая общность палеокавказских языков с древними языками Анатолии – хаттским, хурритским, урартским, имеет научное обоснование. Исследования И. М.Дьяконова, С. А. Старостина обоснованно подтверждают родство абхазо-адыгов с древнейшим населением Малой Азии – хаттами. По мнению В. В. Иванова фонетические соответствия не оставляют сомнения в том, что по своей лексике хаттский является языком древнесеверокавказской семьи (Зильберман). В 4-м тыс. до н. э. произошло выделение из хатто-хурритской группы абхазо-адыгской группы.
Вполне вероятна принадлежность и языка протоханаанеев к хатто-хурритской языковой группе, близость диалектов хатти (протохурритов-протоханаанеев) Ханаана и хатти (протохурритов) Анатолии (Зильберман). Среди ханаанских племен доминировали ханаанские хатты. В ассирийских клинописных текстах Ханаан называли «страной (народа) хатти, или страной (народа) амурру». Священное писание постоянно упоминает несемитское название «хатта» в числе автохтонных племен Ханаана.
Интересную гипотезу в подтверждении этой версии выдвинул в своей книге «Хетты» английский ученый, известный хеттолог и ассириолог, профессор Оливер Герни. Анализируя рассказы о покупке Авраамом у некоего хетта пещеры Махпелы близ Хеврона, хеттских женах Исава (Бытие, XXIII, XXVI), упреках пророка Иезикииля жителей Иерусалима за то, что в них течет кровь хеттов, Герни приводит важнейшее место в Числах (XIII. 29), где «весьма определенно утверждается, что хетты занимали горную часть Палестины, амореи – приморскую равнину и долину Иордана, а амалекиты жили на юге».
Поскольку хеттские армии доходили лишь до Дамаска и никогда не вступали в саму Палестину, автор ставит вопрос: «Кто же тогда были хетты палестинских гор?», он приводит «возможное решение этой загадки». Народом хатты называли наиболее ранних обитателей Анатолии, и Герни указывает на возможность того, что, «в свое время на хаттском языке говорили народы на обширной территории, которая включала в себя и Палестину, и что хетты с Иудейских гор были оставшейся частью этого народа, которая оказалась изолированной, когда Северная Палестина и Сирия были заняты семитами и хурритами в конце III тысячелетия до нашей эры (Герни, с. 57). Вместе с тем, Джон Грей допускает, что ветхозаветными хеттами могли быть и хурриты (Герни, с. 47).
Именно в хронологический период создания библских спатул – в XIX веке до нашей эры историки отмечают большую схожесть культуры и обычаев Анатолии и Палестины (Анати, стр. 265). Обобщая факты (место древнейшего зарождения культа быка, населенного хаттами, предками абхазо-адыгского этноса, идентичность древнеегипетского и абхазского обозначений бога-Быка – Бата, аналогичное упоминание в текстах библских спатул), можно с уверенностью констатировать, что в Малой Азии, Египте и Библе культивировались единые религиозные представления, связанные одним общим источником.
Это заключение является одним из исторических доказательств появления древнеабхазской письменности вместе с его носителями в Восточном Средиземноморье в городе Библ в начале 2-го тыс. до н. э., а также служит дополнительным подтверждением общности происхождения древнеегипетского и абхазского языков.

Библское письмо и культура Винча

Протобиблское письмо было близко к тэртерийской (Зильберман), относящейся к культуре Винча. Культура Винча – это северобалканская археологическая культура Юго-Восточной Европы эпохи энеолита. Ее первые находки были обнаружены близ Белграда. Помимо Сербии, она была распространена в Венгрии, Румынии, Болгарии, Греции. Установлена ее генетическая связь с культурами Малой Азии. На основе одинаковой формы керамических изделий археологи пришли к выводу об ее генетической связи с культурой Чатал-Гуюка. Обнаружена также одинаковая близость тэртерийской письменности с шумерской и протоэламской.
Культура Винча, первая протоцивилизация на территории Европы, существовала с середины 5-го тыс. до середины 4-го тыс. до н. э., то есть она древнее, чем культуры Месопотамии, Египта и Индии. Получила свое название от деревни Винча под Белградом, где был обнаружен первый памятник. Ее ранние поселения датируются 5200–4700 гг. до н. э., более поздние – 4200 лет до н. э. Установлено, что люди пришли сюда, когда вокруг были непроходимые чащи леса.
Носители культуры Винча имели свою письменность. Известно до 1000 глиняных и деревянных табличек с пиктографами. Иванов приводит 210 знаков, Гимбутас – только 39. Письмо Винча сложилось в жреческом кругу еще до того, как оформились все признаки культуры. Знаки наносились на дно сосудов, бытовую керамику, глиняные таблички.
Из известных архаических письменностей к ашуйской наиболее близка письменность Винча, которая на 500 лет моложе тэртерийской. При сравнении письма Ашуи (т. е. протобиблской ) и Винча выяснилось совпадение 27 знаков (40 %), одинаковых для Ашуи и Тэртерии (Зильберман).

Заключение

Трудно переоценить мировое значение протобиблской слоговой псевдоиероглифической письменности. Ее разновидность легла в основу южноаравийской письменности, распространенной на периферии древней Палестины или на окраинах Северной Аравии. После вторжения «народов моря» сокращенные алфавиты на основе протобиблского или его ответвлений были созданы для некоторых индоевропейских языков Малой Азии( ИДМ, с. 267).
Протобиблское происхождение финикийского, южноаравийского и малоазийских алфавитов доказывается тем, что прототипы практически всех знаков этих видов письма содержатся в протобиблском, и все эти алфавиты – сокращенные по отношению к протобиблскому (с. 267, ИДВ, 1988).
Финикийский алфавит, известный с XII века до н. э. из 22 знаков в свою очередь стал практически родоначальником всех алфавитных письменностей земного шара. От финикийского алфавита произошли современный греческий, этрусский, латинский (самое раннее употребление латинского – 6 век до н. э), кириллица. Греческий алфавит сложился тогда, когда к 16 финикийским согласным добавили 5 гласных. Через греков и семитов алфавитное письмо распространилось по странам Средиземноморского бассейна и попала к этрускам в Италии, иберийским народам в Испании. Через этрусков и пришедших им на смену латиноязычных народов алфавит попал в различные языки романской группы Южной Европы.
«В этом всемирно-историческое значение древнеханаанской культуры, с помощью алфавитного письма стало возможным бурное развитие мировой письменности, науки и литературы» (ИДВ, с. 268).

Использованная литература

  1. Анати Э. Палестина до древних евреев. М. 2007.
  2. Васильев. Всеобщая история. В 6 т. М. 2007.
  3. Волков А. Загадки Финикии. М. 2004.
  4. Зильберман М. И. «История Древнего Востока» // журнал «Самиздат», раздел «Земля Ханаанская».
  5. Виноградов А. Г. Иерусалим. Мифы и реальность. гл. 2. М. 2011.
  6. Герни О. Хетты. М. 1987.
  7. Герни О. Разрушители Вавилона. М. 1987.
  8. Гожба Р. Г. Кавказская цивилизация от Индии до Исландии //  ж. «Абаза». № 1, май 2010.
  9. Грей Д. Ханаанцы. М. 2003.
  10. Гублия Р. К. К этимологии терминов традиционной религии абхазов // Первые международные инал-иповские чтения». Сухум. 2011.
  11. Добльхофер Э. Знаки и чудеса. М. 1963.
  12. Дункан Ж. Стенания земли. М. 1995.
  13. Колбая Л. О существовании абхазской письменности. М. 2013.
  14. Кондратов А. М. Звуки и знания. М. 1966.
  15. Копсергенова В. Шумеры. Черкесск. 2012.
  16. Коростовцев. Египетский язык. М. 1961.
  17. Куфтин Б. А. Материалы к археологии Колхиды. Тбилиси. 1949.
  18. Лавров П. А. Материалы по истории возникновения древнейшей славянской письменности // Труды славянской комиссии. Л. 1930.
  19. Ладынин И. А. История древнего мира. М. 2005.
  20. Лэнг Д. Грузины. Хранители святынь. М. 2008.
  21. Маркоу Г. Финикийцы. М. 2006.
  22. Мифологический словарь // Гл. ред. Е. Мелетинский. М. 1991.
  23. Мусаев Г. М. Малочисленные народности Южного Дагестана, их палеокавказская этническая общность и проблемы этнокультурного развития на современном этапе // Актуальные проблемы истории народов Кавказа. Сухум. 1996.
  24. Погребова Н. Н. Закавказье и его связи с Передней Азией в скифское время. М. 1984.
  25. Рол Д. Генезис цивилизаций. М. 2002.
  26. Сирил А. Египтяне. М. 2010.
  27. Ситчин З. Армагеддон откладывается. М. 2006.
  28. Сигаури И. М. Очерки истории и государственного устройства чеченцев с древнейших времен. М. 1997.
  29. Турчанинов Г. Ф. Открытие и дешифровка древнейшей письменности Кавказа. М. 1999.
  30. История Древнего Востока. М. 1988.
  31. История Европы. Т. 1. М. 1988.
  32. Инал-ипа Ш. Д. Вопросы этнокультурной истории абхазов. Сухуми. 1976.
  33. Инал-ипа Ш. Д. Труды. Т. 1. Сухуми. 1988.
  34. Чирикба В. А. Абхазский язык // Абхазы. М. 2012.
  35. Чайлд Г. Древнейший Восток в свете новых раскопок. М. 1956 (Лондон, 1952).
  36. Франгуланди А. Греки-понтийцы. Дорога длиною в 2,5 тысячи лет. Сухум. 1991.
  37. Янковская Н. Б. Ойкумена амаранской эпохи и Крит // Ж. История и современность. Вып.1 (11). 2010.  

_______________________


Египет и Абхазия

Предисловие

Данное исследование исторических, лингвистических параллелей абхазского языка и языка Древнего Египта необходимо предотвратить выдержками из работы М.А.Коростовцева «Введение в египетскую филологию», главы 5 (М.1963), определяющими современное отношение академической лингвистики и исторической науки связям Кавказа и древнего Египта:
«В то же время некоторые пытаются установить общность между языками семито-хамитской группы и языками кавказскими (по терминологии Н.Я.Марра, яфетическими). Попытки эти восходят к сообщениям античных авторов о том, что древние египтяне и колхи якобы этнически представляли собой одно и то же. Как известно, Геродот писал: «Колхи, очевидно, египтяне: я сам пришел к такому заключению прежде еще, чем услыхал о том от других».
Это дало повод позднейшим исследователям усмотреть элемент общности между египетским и некоторыми кавказскими языками. Так, знаток кавказских языков П.К.Услар заявлял: « Исследование языков абхазского и убыхского при
сравнении с языком коптским (древнеегипетским) может подтвердить основательность мнения Геродота о египетском происхождении колхов». Наконец, историк Абхазии Д.Гулия также придерживается этой традиции. Но все лингвистические данные, приведенные названными авторами, ровно ничего не доказывают, ибо если эти авторы отлично знали кавказские языки, то об египетском имели лишь смутное представление.
… попытки установить общность между кавказскими и семито-хамитскими языками окончились неудачей. Однако это еще не значит, что такой общности нет. Если правомерно сравнительное изучение индоевропейских и семито-хамитских языков, то столь же правомерно сравнительное изучение семито-хамитских и кавказских языков при условии, что оно будет научно обоснованно».
Таким образом, академик М.Коростовцев, критикуя гипотезы П.Услара и Д.Гулиа, тем не менее, категорически не отрицает возможность лингвистического родства языка Древнего Египта и одного из древнейших языков мира, в частности абхазского языка, архаичность которого признана научным миром. При этом упреки ученого в адрес П.Услара и Д.Гулиа об их смутных представлениях в знании египетского языка можно ответить напоминанием о том, что сам М.Коростовцев имеет смутные представления о лексике абхазского языка.
«На огромных пространствах Евразии, ныне занятым носителями ностратических языков, есть много изолированных языков, древних и современных, родство между которыми не доказано, несмотря на множество гипотез. Это язык басков в Пиринеях, вымершие «иберийские» языки Испании и Португалии, аквитанский и лигурийский на Средиземноморском побережье Италии и Франции, минойский на Крите, хаттский в Малой Азии, на Кавказе – живые языки - абхазо-адыгейские и нахско-дагестанские, в Двуречье- исчезнувший язык шумеров». В этом ряду, приведенном известным лингвистом А.Кондратовым (с.182), на наш взгляд не достает языков древней Трои, этрусков, эламитов, хурритов, дравидов Древней Индии, и, наконец, язык древних египтян в Северной Африке.
Все больше исторических фактов свидетельствуют о кавказской основе древнейших языков, письменности, топонимики и ономастики на значительном географическом пространстве. Так, Б.Тураев упоминает в своих работах ряд ученых – Вейхбаха, Шейля, Хюзинга, Борка, Н.Марра - которые высказывались за принадлежность древнего эламского языка (горная часть Ирана) к кавказской группе. Надписи царя Элама Иншушинака (XXIV век до н.э.), составленные странным иероглифическим шрифтом, до сих пор не расшифрованными, могли бы подтвердить предположение ученых.
На территории Европы в этнической истории эпохи энеолита и бронзы выявляется субстратная лексика – реликты исчезнувших языков, вытесненных индоевропейскими языками. Учеными уже доказана принадлежность доиндоевропейского топонимического и ономастического слоя северокавказской языковой группе. Установлено определенное структурное сходство минойского языка с языками северо-западного круга, древнейший представитель которого хаттский – хронологически сопоставим с минойским (языком линейного письма «А»), бытовавшим на острове Крит в III тысячелетии до нашей эры. Иберийско-кавказское происхождение имеет и наиболее древний субстратный слой на Апеннинах, его следы обнаружены на западе полуострова и, особенно на острове Сардиния. Кавказские параллели допускаются к иберийскому языку, которому принадлежит автохтонный субстрат, выявленный в Западном Средиземноморье. Определяются как прасеверокавказские аналогичные археологические реконструкции в ряде неолитических культур Карпато-Дунайского региона. (История Европы. Т.1., 1988, гл.4, З.В.Удальцова и др., стр.98).
Данное исследование древних топонимических материалов и ономастики позволяет утверждать о наличии общности лингвистических связей на другом конце Средиземного моря - Восточном побережье, где обнаруживается немало египетских и кавказских, в частности, абхазских параллелей.

У истоков цивилизации

На основании собственных археологических находок (кувшины, бронзовые изделия, глиняные таблички с непонятными надписями 10-ти тысячелетней датировки), найденных в пещерах на правом берегу реки Воронеж у русла Дона, принц Ольденбургский выдвинул идею об истоках египетской цивилизации в регионе Днепра, Дона и Кавказа. Здесь, по его мнению, находилась прародина древних культур Египта, Шумера и Индии. Жители Кавказа пеласги морским и сухопутным путем вначале появились в Малой Азии, а затем расселились по всему Средиземноморскому побережью до самого Египта (Рыбаков).
Подтверждает эту гипотезу и немецкий историк О.Егер: «Откуда и когда явились сюда (в Египет) первые поселенцы – вопрос не исследованный, вероятно, они принадлежали к кавказскому племени». (Всемирная история. Т. 1 Древний мир).
Основательным изучением связей Кавказа с Египтом занимался крупный английский ученый, один из основоположников современной египтологии, профессор Лондонского университета Уильям Мэтью Флиндерс Петри (Питри, 1853-1942). При этом он установил их кавказские приоритеты, обнаружив на территории Кавказа следы древнейшей культуры. В работе «Origin of the Book of the Dead» (1926) автор, опираясь на мифолого-топонимические сопоставления, определил кавказские истоки зарождения древнеегипетской мифологии. В ответ последовал критический анализ И.И. Мещанинова в книге «Египет и Кавказ» (Баку,1927): «Если бы это оказалось верным и подтвердилось дальнейшими научными исследованиями, то взгляд наш на Кавказ изменился бы коренным образом, и нам придется в таком случае, смотреть на него, как на видный культурный центр, современный Египту», резюмирует Мещанинов (Ш.Инал-ипа, с.42). Дальнейшее исследование этой темы подтверждает идею исторических, лингвистических связей Египта и Кавказа.
20 октября 1934 года в периодическом издании «Literary Digest» (т.118.18) был опубликован отчет Петри с обнаруженными им доказательствами неоднократного вторжения в Египет народов Кавказского региона с момента зарождения этой страны. Косвенно этот подтверждается и четырьмя скульптурными изображениями людей с явными кавказскими чертами лица, хранящимися в Каирском музее (Э.Э.Кейси, с.161). Строение черепов египетских мумий указывает на родство именно с кавказскими племенами.
Существуют многочисленные теории иноземного происхождения цивилизации Египта – одной из древнейших мировых цивилизаций, зародившейся в Северо-Восточной Африке, в долине реки Нила. Согласно одной из них – этногенез древних египтян не обошелся без участия анатолийских мигрантов (Кондратов).
С началом II династического периода, около 36-31 веков до н.э. в развитии древнеегипетского общества произошел мощный скачок. Поселения в эту эпоху превращались в ранние города, выделилась имущественная элита, зародилась письменность. Множество находок этого периода, имеющих аналогии в культурах Азии, навело ряд ученых на мысль о завоевании Египта вторгшимся с Востока народом, который создал египетское государство (т.н. «династическая раса»). (ИДМ,2005,с23). Теорию династической расы впервые выдвинул Уильям Петри для исторического объяснения происхождения древнеегипетской цивилизации (Рол, с.337).
Эти нововведения, в том числе и строительство зданий, печати цилиндрической формы, новые типы украшений совпали с притоком широкоголовых поселенцев, (возможно происходивших из Анатолии или Сирии), изменивших расовый тип длинноголовых хамитов.
Вопрос об этническом происхождении древних египтян до сих пор остается загадкой для антропологов. Теории об азиатском или семитском происхождении египтян сегодня полностью отвергаются современной наукой.
Считается, что этнический тип египтянина, сложившийся в 4-м тыс. до н.э. в период Древнего царства, представляет собой сплав различных племен и народностей, осевших в долине и дельте Нила в додинастический период (академик М. Коростовцев). « Раз сложившись, он приобрел такую устойчивость и яркую индивидуальность, что сохранялся практически неизменным на протяжении 6-ти тысячелетий. По заключению антропологов за эти тысячелетия не произошло изменений в типе черепа египтян. Все они относятся к одной расе- средиземноморской» (А.Васильев). В северных областях Египта и в наше время среди местного населения наблюдается заметное проявление признаков европеидного типа.
Директор Кавказского музея в Тифлисе Г.Радде, увидев абхазскую девушку во время экспедиции в Цебельде в XIX веке, написал:«Она прекрасна… Всматриваясь в нее, я вспомнил «Уарду» Г.Эберса. Такою как она рисуются в моем воображении красавицы древнего Египта. Заплетенные в тонкие косы, черные как смоль волосы… Не менее черны и глаза ее. Нос тонкий, уши безукоризненной красоты. Грудь и вся осанка ее напоминают медицейскую Венеру» (Инал-ипа, стр.129).
Географический ряд расселения средиземноморской расы связан не только антропологическими признаками, но и архаическим строем языка. Это – Аппенийский и Пиренейский полуострова, юго-запад Франции, южная и центральная Италия,Израиль, Сирия, Палестина, , большая часть Ливана, острова Средиземного моря, Северная Африка, южные и центральные районы Азербайджана, Ирака, Ирана, Туркмении, Афганистана, части Пакистана, севера Индии. Представителями этой расы были также шумеры и минойцы.
К средиземно-балканской подрасе южной ветви европейской расы, распространенной на территории Южной Европы и всего бассейна Средиземного моря, согласно антропологическим признакам относятся и абхазы. По всей видимости, существовало родство народов Древнего Средиземноморья и Кавказа (Кондратьев, с.163), цельность единой средиземно-черноморской цивилизации (Н.Марр).
В настоящее время все европейское побережье Средиземноморья заселено народами, говорящими на индоевропейских языках, а африканское – на семито-хамитских (арабский и берберский диалекты). Все индоевропейские языки этого района являются языками пришельцев, а не исконных обитателей. Предшественниками индоевропейцев и семито-хамитов в Средиземноморье и соседних территориях когда-то были неизвестные древние народы. На африканском побережье этого моря семито-хамитские народы тоже являются пришельцами. В глубокой древности в эти места пришли предки египтян и ливийцев (древних берберов). Древние доберберские наречия на севере Африки, по соседству с Египтом, были поглощены берберами, в котором находят следы какого-то древнего языка (Кондратьев, с. 158,159).
Волна племен представителей археологической земледельческо-скотоводческой культуры (по Марру яфетической), которая предшествовала куро-аракской культуре, через земли Ханаана в VI тыс. до н.э. достигла долины Нила. В «Финикийской истории» Санхунйатона ханаанеянин и египтянин (Осирис) объявлены братьями. Эти строки говорят об этническом родстве жителе древнего Ханаана (Сирии и Палестины) и Египта.
Согласно выводам известного британского историка и археолога, профессора египтологии Дэвида Рола существуют археологические свидетельства появления иноземцев в долине Нила в Накадский период II. Антропологический анализ их погребений подтверждает, что они были выходцами с Загроса, территории древнего Ирана (Рол,с.347). Но и территория Загроса с 3-го тысячелетия до н.э. вплоть до VIII века до н.э. была занята хуррито-кавказскими племенами, что доказывается ономастическим материалом (Грантовский, с.55).
На основании анализа черепов антрополог Дуглас Дерри (1922) установил появление в Египте династической расы, резко превосходившей туземное население своим интеллектом. Появление здесь иноземной элиты пришельцев оказало мощное влияние на характер будущей державы фараонов. Эта раса принесла в долину Нила строительство, живопись, скульптуру, письменность, что позволило сделать громадный эволюционный скачок и превратить египтян в высоко цивилизованный народ эпохи Древнего царства (Д.Рол, с.548).
Появление в глубокой древности в долине Нила группы мореплавателей-чужеземцев, имевших тесные связи с цивилизацией Шумера, подтверждают наскальные рисунки Южного Египта. На одной из них изображено морское судно с танцующей или молящейся фигурой женщины, которая некогда вместе с другими высадилась на западном побережье Красного моря. Новопоселенцы отправились через пустыню в долину Нила. По мнению швейцарского историка искусств Ханса Винклера (1936), эти наскальные рисунки передают историю экспедиции мореходов из чужих краев (Рол,с. 326).
Ранние фараоны, бывшие чужеземцами в долине Нила, были потомками этих мореплавателей, иноземной элиты, прибывшей в долину Нила из Месопотамии и основавшей здесь новую державу (с.360,363).
Согласно И.М. Дьяконову носители древнеегипетского языка осели в долине Нила около 5000 года до н.э.(Зильберман). Мнение о том, что древние египтяне были иноземцами, прибывшими в долину Нила, появилось еще в античный период. Римский историк I века н.э. Диодор Сицилийский утверждает: «Египтяне были чужеземцами, которые в давние времена расселились по берегам Нила, принеся с собой цивилизацию со своей прародины, искусство письма и отточенный язык. Они пришли оттуда, где заходит солнце и были самыми древними из людей» (Маслов, с.463).
В ряду двух основных версий происхождения древней иноземной элиты Египта – кавказской Уильяма Петри и месопотамской Дэвида Рола – убедительней выглядит, на наш взгляд, кавказская версия, основанная убедительным лингвистическим материалом.
Вызывает интерес тот факт, что древнеегипетских жрецов, отправлявших заупокойные культы, греки называли колхитами. Не говорит ли это о том, что античные греки знали об их этническом происхождении?
Сведения, подтверждающие связи египтян с древними колхами, жителями юго-восточного побережья Черного моря, появились еще в античную эпоху. В V веке до н.э. Геродот в своей «Географии» пишет: «Колхи,- видимо, египтяне, я говорю так, додумавшись до этого еще прежде, чем услышал от других. Когда это пришло мне на ум, я начал расспрашивать тех и других, и колхи лучше помнили египтян, чем египтяне колхов(104). Скажу теперь и другое о том, что у колхов похоже на египетское: только они одни и египтяне одинаково обрабатывают лен, да и образ жизни и язык у них похожи» (105).
По данным истории, археологии, этнографии и лингвистики абхазы являются одним из древнейших народов Западного Кавказа. Язык абхазов появился в 4-ом тысячелетии до н.э., в результате распада пракавказского языка на самостоятельные адыгский и убыхский.
Академик П.К.Услар отмечал: «Исследование языков абхазов и убыхов при сравнении с языком коптским (древнеегипетским) может подтвердить основательность мнения Геродота о египетском происхождении колхов» (Услар, с.44). В своих записках «О колхах» барон П.Услар пишет: «У греков даже существовало мнение, что египтяне заимствовали просвещение у колхов» (Услар, стр.29).
Впервые абхазо-египетские исторические обобщения были освещены патриархом абхазской литературы и истории Дмитрием Гулиа. В своей «Истории Абхазии» Д.Гулиа выразил мнение об абхазо-египетских лингвистических, этно- графических и фольклорных параллелях. В частности, он приводит ряд топонимов и гидронимов, которые встречаются как в Абхазии, так и в Египте: Мрамба, Калдахура, Кодор, Гуандра, Чамхара (соответственно в Египте – Мареба, Котлахари, Кодор, Гондара, Амхара) ( В. Бигуаа, стр.97).
Исследование данной темы продолжил выдающийся абхазский ученый Ш.Д. Инал-ипа, упомянувший в своих работах труды Уильяма Петри. В своих этно-генезисных исследованиях абхазского народа Ш.Инал-ипа приводит вывод Н.Марра о том, что «теоретическое родство египетского языка с абхазским не подлежит сомнению» на основе общности египетского и яфетических языков, в семью которых входил и абхазский язык (с.33).
Так, в древнеегипетских текстах часто встречается коллективное имя существительное, используемое для описания некоего специфического клана, жившего на заре эры фараонов. Слово это – «Пату», поразительно напоминающее абхазское слово «апату»- почитаемый. В древнем Египте все принадлежащие к клану «Пату» именовались также «ири-пату», что означало «один из потомков Пата» (точнее ира апату- он почитаемый - Р.А.). Ири-пату считались в Египте потомками выходцев из Шумера, древнейшие вожди которых выводили свою родословную по прямой линии к самому Адаму (Рол). Ири-пат – фараоны I и II династии, их сыновья и придворные, наместники провинций и крупнейших египетских городов. Все они происходили от последователей бога Гора, которые вторглись в долину Нила на своих высоконосных лодках, ладьях Солнца (Нара, стр. 176).
Наименование «пату», как и имена египетских богов «Птах» и «Бата», часто упоминается в текстах библских спатул XIX века до н.э., дешифрованных Г.Турчаниновым на основе абхазского языка.

Бог Птах

Бог Птах был основателем первой божественной династии в Египте, затем считался богом защитником усопшего фараона во время его странствия по потустороннему миру. Ему был посвящен самый древний храм города Ан (Гелиополя), где он изображался протягивающим знак жизни Анх фараону Сети I.
Как утверждает Захарий Ситчин, египтяне утверждали, что Великий Бог Птах пришел в их страну и был основателем не только Египта, но и «горной далекой чужой страны». (Ситчин. Двенадцатая планета). Считалось, что все «древние боги» приплыли на землю Египта с юга на кораблях, о чем свидетельствуют многочисленные наскальные рисунки.
Согласно египетским преданиям, Птах поднял Египет над водами Великого потопа и сделал эту землю обитаемой после проведения широкомасштабных осушительных работ. Власть над Египтом Птах передал своему сыну Ра, небесная лодка которого хранилась в одном из храмов города Ан и раз в год показывалась паломникам.
На основании многочисленных свидетельств, Захарий Ситчин пришел к выводу, что бог Птах соответствовал богу Энки месопотамского пантеона. Птах- египетское имя шумерского бога Энки, имевшее значение «Тот, кто развивает», данное ему за заслуги при развитии земель после Всемирного потопа.
Египетский бог Птах (Ptah) («Строитель»), известный в древнем Шумере, носил там эпитеты Эа(«Тот, чей дом вода»), Энки( «Бог земли») и считался первенцем бога Ана, создателем человечества и его спасителем во времена Всемирного потопа (З.Ситчин).
Омонимом Бата, также встречающимся в библской табличке «Ц» наряду с именем египетского бога Птаха, в египетской мифологии именовался бог в образе быка (Мелетинский, с.88). В абхазском языке слово бата имеет тот же лексический смысл – буйволенок.
Бык в религии многих народов мира считался одним из важных священных животных. На огромных пространствах от Северной Европы до Индии бык был эмблемой божественного могущества. Быков в Египте с древнейших времен приносили в жертву богам Солнца. Еще в конце VI века до н. э. в Афинах во время проведения городского праздника перед скульптурой Диониса приносили в жертву быка, который брал на себя все грехи общины. Все участники обряда получали кусок мяса (Лукач).
Созвучие египетской и абхазской ономастики, идентичность лексических значений слов, установленных в библских бронзовых табличках, а также в абхазском и древнеегипетском языках ведет к интересной связке Египет-Библ-Кавказ. При этом следует учитывать и тот факт, что цари Библа часто пользовались египетским языком при составлении своих посланий (письмо царя Библа Риб-Адди фараону Эхнатону -Аменхотепу IV).

Египетский язык

Хронологически царство Египта традиционно разделяется на три периода –Древнее (2800-2250 гг. до н.э.), Среднее (2050-1700 до н.э.), Новое (1580- ?). Первые письменные памятники египетского языка датируются рубежом 4-3-го тыс. до н.э., а в качестве разговорного он просуществовал до 5-го века н.э. Расцвет египетской литературы наступил в эпоху Среднего царства, когда «Тексты пирамид» через много столетий составили канон «Книги мертвых».
. Считается, что египетский язык, относящийся ныне к числу мертвых языков, находился в употреблении дольше, чем все языки мира, за исключением китайского. Люди пользовались египетским с IV тыс. до н.э. вплоть до XVII века н.э.(если считать его завершающий коптский вариант), то есть 5 тысяч лет. В течении этого огромного периода времени он развивался, в нем происходили коренные изменения. Последняя демотическая египетская запись относится к V веку н.э., и с тех пор никто не мог ни читать, ни писать по-египетски.
Египетский язык стал мертвым уже в начале нашей эры, когда на смену ему пришел коптский – самостоятельный язык, то же уже мертвый (Коростовцев). Письменные памятники коптского языка известны с 3-го века н.э. К 14-му веку он выходит из употребления, сохраняясь как культовый язык коптской христианской церкви.
Согласно Дэвиду Ролу, детальные исследования в области сравнительной лингвистики подтверждают влияние на древнеегипетский язык семитских языков Месопотамии. «Оба этих языка, по всей видимости происходят от одного и того же праязыка. Момент, когда их судьбы разошлись, установить весьма сложно, но нет никаких сомнений, что это произошло в глубочайшей древности» (Рол, с.352). Учитывая то, что из известных свыше 20 000 древнеегипетских слов лишь 300 имеют научно установленную общую основу с семитскими языками, можно заключить- ключ к разгадке происхождения этого языка нужно искать в общем праязыке, минимизировав при этом влияние семитского на египетский.
Как утверждается в Библии, до сооружения Вавилонской башни, «на всей земле был один язык и один народ» и этот праязык, имевший в основе конструкцию языковой семьи яфетических народов, имел прямое отношение к праегипетскому и праабхазскому языкам.
Интересный факт, подтверждающий единый фонетический строй абхазского и египетского языка, записан историком Р.Гожба в 1993 году в Турции во время проведения им исследовательских работ. Потомок абхазских махаджиров Азыгу-ипа Зиа (Маршан) во время экскурсии по Египту посетил усыпальницу фараона, стены которой были покрыты многочисленными надписями: «Наш гид прочитал нам надписи. Когда он прочитал надпись на мраморе на одной из стен, мне показалось, что я схожу с ума – то, что он произнес, звучало по-абхазски. Я спросил его – знает ли он, о чем говорит эта надпись? - Не знаю, - ответил гид. –Это мой язык, я Абаза! – воскликнул я. – И вот, что в ней говорится: «Моим наследником будет мой сын, и он должен отправиться в Апсны, чтобы научится там, как заботиться о людях» (Гожба, стр.782).
Объективную оценку современной научной интерпретации древнеегипетского языка, прошедшего три стадии письма в своем развитии, приводит известный лингвист А.Кондратов: «Нельзя сказать, что египетские иероглифические тексты прочитаны и поняты до конца. Значение многих египетских слов определено пока лишь приблизительно.
Египетские тексты записаны знаками, значения которых нам известны. Мы читаем не так, как читали когда-то древние египтяне. Так, до сих пор не известна огласовка этих текстов, неизвестно, какие гласные произносились в египетских словах, - ведь гласные в египетском письме не передавались» (Кондратов, с.132). Реконструкция, принятая учеными для установления звукового облика египетских слов и имен, носит до сих пор приблизительный характер и потому часто приводит к их искажению.
Для примера приведем имена богинь-покровительниц Египта – Нехебт из Верхнего Египта и Уаджит, дочери бога Солнца Ра, из Нижнего Египта (Замаровский, с.122). Если второе имя соответствует фонетическому строю абхазско-адыгейской языковой группы, то первое имя – Нехебт – явно подвергнуто неправильной огласовке.
Гласные в египетском письме не передавались ни одним звуком. Ученые условились вставлять между согласными звук «е», условно читаются и ряд согласных и полугласных звуков. Автор работ по Египту Ю.Перепелкин считает, что традиционно «экающая» транскрипция изжила себя (ИДМ,1988, с.294). Условная реконструкция звуков древнеегипетских слов часто приводит к искажению их подлинного фонетического облика. В данном случае, имя богини Нехебт должно звучать скорее как Аныха-бата (с абхазского – святой лик бога-Быка), а названия древнеегипетских городов Абаду как Абду (Великий Отец), Апасуа как Апсуа (люди Апсны). Вообще названия городов Древнего Египта Ан, Абаду перекликаются с основными абхазскими терминами родства – ан – мать, аб- отец.
Нуждается в лексическом исправлении и ранее установленное название «Книги мертвых» - «Рау ну перэт эм херу», переводимое как «Изречения выхода в день» (Рол, с.392). Более правильное чтение текста на основе абхазского фонетического строя приводит к более точному озвучиванию как самого заголовка, так и его русского перевода: «Ара ину ипырты амья хара – здесь записанное раскрой перед дорогой дальней», то есть перед дорогой в вечную жизнь.
Кроме обычного письма, в Египте употреблялось еще и особая тайнопись. Если в обычном письме было около 700-800 иероглифов, то в тайнописи, называемой энимагтическим (загадочным) письмом, число этих знаков превышало 6 тысяч. Энимагтические тексты не расшифрованы и по сегодняшний день. Примечательно, что к многотысячным знакам египетской тайнописи, энимагтическому письму приближается и численность абхазских фонем. 62 фонемы современного абхазского языка могут дать 3 844 звуковых сочетания (Джонуа). К примеру, фонема «К» в абхазском языке, кроме основного, имеет еще четыре различных звучаний.
Название страны «Египет» возникло из греческого «Айгюптос». Современные египтяне-арабы называют ее «Миср», и даже этот сравнительно поздний топоним сохранился до сегодняшних дней в Абхазии. Мысра так называется одно из поселений в западной части Абхазии. Основным древнеегипетским оригинальным названием Египта было Кемет, то есть «Черная (страна)». Египтяне называли так свою страну по темному цвету плодородной почвы Нильской долины. (Замаровский, прим.с.425)). Название Кемет убедительно перекликается с абхазским словом «акаамет» -ужас. Это слово, почти исчезнувшее из общеупотребительной абхазской разговорной лексики, нередко произносилось старшим поколением еще в 80-е годы прошлого, XX-го века. И по фонетическому строю, и по смысловой нагрузке, оно почти напоминает древнейшее топонимическое название Египта.
Характерное абхазское окончание имеет название столицы Эфиопского царства, сложившегося в VIII веке до н.э. к югу от Египта, как часть Египетского Нового царства. – Напата. И здесь египетский язык был официальным.
В древнем Египте считалось большой честью, если фараон позволял целовать свою сандалию. До наших дней в абхазском языке сохранилось специфическое выражение, выражающее наивысшую степень почитания другому лицу. Это – ухьищиргуц саакхшуат- буквально – золотую твою стопу обнимаю. Не исходит ли оно к истокам, синхронным по времени древнеегипетской цивилизации?
В египетских текстах Древнего царства существовало множество обозначений раба, в том числе и «исуу», «работники, которые куплены»(Замаровский, с.213). Это слово напоминает аналогичное абхазское слово «иуссуйю»- его работник. Сокращенным обозначением слуги царя у древних египтян было слово «хам», в абхазском –« хамац зуу - прислуживающий нам».
В языке Древнего Египта есть особое словосочетание «знающий вещи» (ре-х- хетту) для обозначения образованного, ученого человека, чаще всего писца-чиновника. Писать по абхазски –аюра, аюра ихата – умеющий сам писать.
В истории Египта широко известна женщина-фараон, царица Хатшепсут. Так она традиционно именуется в большинстве научных источниках. Но более древний вариант ее имени Хи-шапсуы (ИДВ, с.425), легко переводится с абхазского – женщина рода Хишба- Хиша апхус аую или Хишба рода абхазских людей- Хишаа апсуа аую.. В Западной части Абхазии до наших дней сохранилось название населенного пункта Хашупсе.
В «Иудейских войнах» (гл.5) Иосифа Флавия упомянут египетский царь Сулак. Это имя созвучно с именем древнего абхазского царя Саулаха.
Древние египтяне назвали медь иероглифом «анх», обозначавшим вечную жизнь, планету Венеру и женский пол. Начальная часть иероглифа «ан» совпадает с абхазским словом «ан» -в современном значении «мать».
«Анх» - иероглифический знак египетского письма в виде креста, символически обозначал «жизнь», его носили боги и фараоны, имевшие власть над жизнью и смертью. В абхазском языке есть немало слов с однокоренной основой : анхаю – житель поселения, анхашьа- образ жизни, анхарта- жилье. Иероглифом «анх» древние египтяне также обозначали медь, при этом данный иероглиф обозначал вечную жизнь, планету Венеру и женский пол. При этом необходимо отметить, что начальная часть слова «анх» содержит корень «ан», обозначающем на абхазском языке слово «мать».
Историк Р.Гожба считает, что поклонение кресту у абхазов идет не от христианства, а исходит от более древнего религиозного пласта, предшествующему зарождению христианской религии. Истоки этого культа имеют связь с символом жизни древнего Египта «Анх», от которого происходит изображение креста. Этому знаку свыше 9 тыс. лет. Как символ солнца, он встречается и на вавилонских печатях касситского периода в XVI веке до н.э.
Изображение в виде креста, ставшее знаком жизни в египетской иероглифике и синайской письменности, засвидетельствовано и на территории древней Абхазии. Еще в эпоху обогащения символизма 15 тысяч лет тому назад знак креста, наряду с другими символами, появился на стене труднодоступного пещерного грота Агца в селе Анхуа Гудаутского района Абхазии. Он был обнаружен в 1940 году археологом Соловьевым в гроте, расположенном на отвесной скале. Это место длительное время служило святилищем, где совершались древние культовые и ритуальные обряды.
Считается, что честь открытия пчеловодства принадлежит египтянам. Но добыча меда изображалась на стене пещеры Альпера в Восточной Европе и в Чатал-Хююке в Малой Азии еще в VII тыс. до н.э. Пчела была культовым символом верховного божества Артемиды в Малой Азии, где в Эфесе находилось ее святилище. В Египте пчела стала известна с III тыс. до н.э. (Гамкрелидзе, Иванов, т.2,с.606).
К древнейшим очагам развития пчеловодства относят и Абхазию. Как промежуточное звено между Европой и Египтом в его культивировании мог выступить и Кавказ.
Некоторые исследователи считают, египетские пирамиды прообразом кавказских гор. Первую пирамиду относят к эпохе Джосера, 2 650 году до н.э., последнюю – к фараону Амосису в Абидосе -1 530 года до н.э. Таким образом, эпоха сооружения пирамид, как напоминание высоких гор длилась более 1 100 лет.(М.Бейджент).
В эпоху неолита в Нижнем Египте был распространен обычай захоронения покойников под полами домов. Этот обычай также известен на протяжении всего доисторического периода в гористых областях Ирана, Анатолии, Шумере (Кише) (Чайлд,с.229). Не объединяла все эти группы населения, а именно эламитов, хаттов, шумеров и древних египтян единое этническое происхождение?
Главное место почитания бога Амона в древнеегипетской столице городе Фивы, где находился Карнакский храм, назывался Апа-суа (ИДМ, с.425). «Некогда заурядный, хотя и изящный храмик Среднего царства, стал при фараоне Тутмосе I пышным сооружением». Этот топоним времен древнего Египта почти созвучен самоназванию абхазского народа – апсуа.
К северу от столицы Египта Фив(египет.Уасет) находился древний город Абада (греч. Abydos -Абидос). Этот топоним с абхазского легко переводится как « Великий Отец –Аб-ду».Здесь в Абаду впервые были вырезаны записи важнейших астрономических текстов Древнего Египта. На стене храма в Абаду указан список 76 царей Древнего Египта, начиная с Менеса, жившего в конце IV тыс. до н.э., и заканчивая Сети I. Абда – так звучит одно исчезнувших родовых абхазских имен.
В неолитической стоянке в Эль-Амре вблизи Абидоса в доисторических погребениях рядом с телами лежит оружие.
Созвучное имя Абид (Абидос) носил древний город в Малой Азии на берегу Геллеспонта. Факт существования одноименных городов в разных географических регионах свидетельствует об их едином культовом предназначении, пребыванием в них единого жреческого сословия. Хронологическое определение времени их возникновения может служить основой миграционной теории происхождения родоначальников новой религии на различных континентах.

Бог Асра

Город Абада (Абидос), основанный в глубокой древности, находился поблизости от современной деревни Эль-Араба. «… еще правящие семьи Первой династии и их последователи строили здесь свои гробницы и кенотафы. Изначально местным божеством было черное богоподобное существо, известное как «глава обитателей Запада (то есть царства мертвых); однако к концу Древнего царства произошло его слияние с другим, более сильным богом смерти Осирисом, который, возможно, был обожествленным доисторическим вождем, почитатели которого расселились из города Бусириса в дельте Нила по некоторым частям Египта.
Абидос, город Верхнего Египта был известен как центр паломничества бога Осириса. Начиная с фараонов I династии, многие стремились быть после смерти похороненными или увековеченными в этом городе. Кстати, первый царь первой династии носил имя Аха, а седьмой царь –Миебис (Аджиба) (А.Франгуланди).
Слава Абидоса в качестве главного центра культа быстро росла благодаря тому, что в нем хранилась голова расчлененного бога. Египетские собиратели древностей 18-ой династии, искавшие здесь реальные доказательства правдивости древних мифов, ошибочно приняли кенотаф фараона Джера из Первой династии за гробницу бога и поэтому направили туда вереницы паломников, столетие за столетием жаждавших поклониться святыне. Это паломничество в священный город Абидос стало важнейшей из погребальных церемоний.
Те, кто не имел возможности построить усыпальницу близ гробницы Осириса, приказывали на лодках отправлять туда свои мумии перед захоронением, чтобы так принять участие в водной феерии, составлявшей часть мистерий Осириса. Другие почитатели бога довольствовались мемориальными досками или статуэтками, которые устанавливались в окрестностях храма Осириса.»(Сирил Альдред «Египтяне», М.,2010, с.31,32).
В городе Абаду(Абидосе) находился священный некрополь, где по представлениям древних египтян хранилась гробница бога Осириса, владыки подземного мира. Здесь было почитаемое место погребения головы этого великого бога мертвых. В надписях на стелах, воздвигнутых в честь Осириса, он назывался «владыкой, спящим под холмом» в Абаду.
Легенда об Осирисе, первом царе Египта, появилась в «текстах пирамид», но источник ее остался неизвестен. В район дельты Нила она попала откудато-то извне.
Осирис – это древнегреческое звучание имени, древние египтяне называли его Асра. По легенде богиня Исида (Аста, Асет), сестра и одновременно жена Асара нашла его тело в Библе в саркофаге и затем захоронила его голову в Абаду. После смерти он стал почитаться как божество.
Плутарх в своем «Мифе об Азаре и Асет (Изиде)» сообщает, что Асар после умерщвления своим братом Сетхом, был возрожден к жизни своей сестрой и женой Асет. Сын Асара Гор (Хор) отомстив за отца, стал следующим фараоном Египта.
Асра – первый мифологический фараон Египта додинастического периода, научивший древних египтян скотоводству, отвратив тем самым их от каннибализма. Согласно М. Бейджента, именно Осирис, время правления которого насчитывало 28 лет, дал впервые Египту цивилизацию и царей еще за 10 тыс.лет до н.э. (с.252). Асра научил людей письменности, поклонению богам, врачеванию, строительству городов, виноградарству и виноделию, добыче и обработке медной и золотой руды.
« Изначально Осирис, возможно, был азиатским покровителем кукурузы. Затем его отождествили с древним обожествленным вождем Джеду в Восточной Дельте, ставшей одной из его святынь. Но ко времени правления 5-й династии он начал принимать черты бога погребения Абидоса, ставшего знаменитым центром этого культа.
С усилением мощи фиванской династии и захватом Абидоса «притязания» Осириса сильно возросли. Из младшего брата с.х-ва и Нила во времена Среднего царства он превратился в бога мертвых. Для обретения бессмертия покойному присваивали его имя.
Культ Осириса был связан с жизнью после смерти, поэтому он получил судебную власть и стал верховным судьей мертвых, перед которым все странствующие души после смерти должны были отчитаться в своих делах на земле. Все достойные люди могли получить бессмертие в царстве божества Осириса.» (С.Альдред, с. 108-110).
Как владыка подземного царства, Асра определял меру духовности, взвешивая сердце умершего человека. Душам, признанным Осирисом праведными, обещалось бессмертие.
В греческой трактовке происхождения египетских богов отмечается, что во времена ожесточенной борьбы олимпийских богов с титанами, многие боги бежали в Египет. Чтобы титаны не смогли узнать их, они принимали образы животных. Священным символом бога Асра считался Телец (Бык), поэтому его иногда изображали и с головой быка. По представлению древних египтян, он часто перевоплощался в быка Аписа, которого считали Ба (душой) бога, творца мира Птаха. Бык в древнем Египте воспринимался как священный образ, здесь почитали и разводили священных храмовых быков, а в случаях их смерти вся страна погружалась в траур.
Асра и Аста (Изида), муж и жена, были родителями сына Гора – первого царя –полубога, правившим Египтом задолго до фараонов. (.Бейджент, с. 252). В греческом изложении Исида и Гор являются детьми бога Солнца.
Город Абаду, в котором был захоронен Асра, известен и как символическое место встречи трех главных египетских богов – творца Амона, солнечного Ра и бога земных сил Птаха. Они прибывали сюда к святилищу с паломничеством к богу Асра, его жене Асте (Изиде) и сыну- богу неба Хору. Всем им были посвящены шесть храмовых святилищ, в одном из которых отправлялся культ самого Асра(Осириса).
Асра пользовался почитанием не только в Египте, но и в древнем Шумере: Асра, сын Энки являлся одним из главных божеств в месопотамском пантеоне. Он отождествлялся также с Ашуром- богом-прапредком ассирийцев, символом которого был крылатый солнечный диск (Д.Р.,с.459). Согласно Библии, Асур, сын Сима, считался одним из внуков прапредка всего человечества Ноя (Рол,с.361).

Бог Солнца Ра и город Ан

Е.Блаватская в «Разоблаченной Изиде» пишет, что выдающихся людей древние называли богами. Они стояли «у самих истоков исторической памяти человечества, когда поступки смертных людей впоследствии осмысливались в мифические деяния богов (Рол, с.18). По утверждению Самуила Б.Мерсера («Письмена пирамид»,т.4,с.27) Ра и его последователи пришли в Египет с севера-востока из кавказского региона. Эти вожди или «боги», поселившиеся в верховьях дельты Нила, обладали высоким интеллектом и культурным уровнем развития (у Э.Э.Кейси,с.161). Одно из имен бога Тота(Тоавт)-« Пришедший из далеких земель. Тот – бог племен, пришедших в Египет по земле Ханаана и захвативших(З-н).
Выдающийся русский египтолог Ю.Я.Перепелкин приводит одно из названий бога Ра – «Ра-Хар-Ахт». Фонетический облик омонима на абхазском означает «Солнце наше».
Значительная часть вне библейских источников указывает, что первые поколения людей, живших после потопа, были солнцепоклонниками (Рол, с.376). В мире было время, когда Азия, Европа, Африка и Америка были покрыты храмами, посвященными Солнцу, существовала единая всемирная религия поклонения Солнцу (Е.Б.,с.736).
Наиболее сложные культы Солнца существовали в Южной Америке- Перу, Мексике и Египте. Древние инки особо подчеркивали, что являются «детьми Солнца».
Потомками бога солнца Ра считали себя фараоны, которые с гордостью носили титулы «сынов солнца» еще на заре египетской государственности. С незапамятных времен и вплоть до XVI века до н.э.бог Ра был окружен ревностным поклонением всего египетского народа (Косидовский).
Первый царь Египта Нармер или Мина в 3 000 году до н.э. имел личное имя «Мр» (ИДМ,ч.2,1988). Его абхазская огласовка легко приводит к слову «амра –солнце». Фараоны объявили себя сынами солнца при IV династии, когда царская власть достигла своего могущества (ВИ, т.1,с.181). По другим источникам, около 2 700 года до н.э, начиная с прихода к власти V династии, фараон стал рассматриваться как сын бога Солнца Ра. Начинается строительство храмов бога солнца с характерным обелиском- символом Солнца.
Город Ан в истории Египта был первым религиозным центром, где поклонялись богу Солнца Ра, местом пребывания верховного бога Ра и хронологически считался древнее древнейшей пирамиды. В главном храме города Солнца Ан (греч. Гелиополь) стояло 12 колонн, на которых были изображены 12 знаков зодиака. Все 9 фараонов V династии затрачивали значительные средства на строительство солнечных храмов Ра, украшая их внушительными массивными обелисками. С началом правления первого представителя V династии Хуфу-анха (греч. Хеопс), поклонение богу Ра становится главным государственным культом. Эта династия, правившая более 100 лет, происходила из города Ана (Гелиуполя) – центра почитания Ра. При приемниках Хуфу-анха имя Ра постоянно встречается в составе царских имен.
Многие элементы древнеегипетской религии и мифологии, в том числе и поклонения Солнцу, позднее были заимствованы в христианстве. Автор книги « Код Да Винчи» Дэн Браун от лица своего персонажа указывает: «Налицо рудименты языческой религии в христианской символике. Египетские солнечные диски превратились в нимбы католических святых. Пиктограммы богини Изиды, баюкающей своего чудесным образом зачатого сына Гора, стали образом Девы Марии с младенцем». «Дохристианский бог Митра, его еще называли сыном Солнца и Светочем мира, родился 25 декабря, был похоронен в склепе на склоне горы и ровно через три дня воскрес. Кстати, 25 декабря является также днем рождения Осириса, Адониса и Диониса» (с.281).

Древний город Египта – Ан

Итак, древний город Солнца в Египте назывался Ан (греч.Гелиуполь, ИДВ,ч.2,с.498). Ан, один из древнейших городов Египта, существовавший с 4-го тыс. до н.э., считался священным городом. Ан и Абду (Абидос) были величайшими религиозными центрами Египта (В. Новикова). Жрецы города Ан были наиболее влиятельной жреческой группой в Египте, а древние египтяне верили, что жрецы встречаются с богами.
С абхазского –Ан - Мать-Богиня. Не исходил ли этот центр солярного культа с Кавказа, где жил легендарный царь Колхиды Аэт, сын бога Солнца Гелиоса? Первые четыре строки первого листа «Папируса Эберса» гласят: «Я пришел из Гелиополиса с великими из Хетт-аата, с богами-защитниками, владыками вечности и спасения. Я пришел из Саиса с матерями-богинями, которые простерли надо мною защиту. И Господь вселенной рассказал мне, как можно избавить богов от всех смертоносных болезней» (Блаватская «Разоблаченная Изида»). Все Высшие Боги древности являлись «Сынами Матери» прежде, чем они становились «сынами отца» (Блаватская).
На территории Абхазии отсутствуют древние письменные тексты, касающиеся исследования данного вопроса, но они сохранились в регионах, территориально сопредельных Кавказу – в странах Среднего Востока и полуострове Малая Азия.
Древнейшее упоминание бога неба Ан зафиксировано в Ираке, где существовала первая в истории человечества цивилизация – шумерская. В шумерских клинописных текстах 3 100-2 900 гг., составленных через 100-200 лет после появления первой письменности, упомянут бог неба Ан, главный бог всего шумерского пантеона. В древнейшем списке богов 2 600 года до н.э. из шумерского города Фара этим же именем назван один из шести верховных богов. Основа «Ан» постоянно присутствует в титулах древних шумерских царей – Ани-па-ду – легко подающихся переводу с абхазского – Богини–Матери потомок великий.
Слово Ан в шумерских текстах имело несколько семантических значений:

  • бог неба,
  • праотец богов,
  • звезда,
  • вершина огромной горы.

Небесный бог Анцили существовал у хаттов, касков – предков абхазо-адыгов в Малой Азии. По мнению Ш.Д. Инал-ипа, это имя полностью совпадает с именем главного абхазского бога небес Анцьа. Ш.Инал-ипа отметил также совпадение образов древних шумеров (Ан), ассирийцев (Инанна), хеттов (Энцу) и абхазского (Ан). Мифологи указывают, что эти народы в пределах своих государств первоначально преклонялись великой азиатской богине.
Образ переднеазиатского пантеона – великой матери плодородия Ананны (Инанны), а также хеттской Annas (Мать), согласно Ш.Инал-ипа, совпадает не только в названиях, но и в функциях с древнейшим абхазским культом женского божества, в основе которого лежит Ан, Ананна (Нан) – мать.
Ану – так звали ирландскую богиню в кельтской мифологии, которая считалась матерью всех богов ( Бендли)
В дальнейшем с начала нашей эры, при утверждении христианства вместо древних языческих богов образ Богородицы слился с первоначальным культом Богини-матери.
Если учесть, что шумерские пиктограммы были обнаружены в слоях около 4 000 года до н.э. (дата определена путем радиоуглеродного анализа) недалеко от Дуная в кургане Тэртерия на территории современной Румынии, то следует вывод, что первоначально культ Богини-матери Ан зародился в регионах, прилегающих к Черноморскому бассейну, и затем получил распространение в Месопотамии и Анатолии. Это был период матриархата, когда побережье Средиземноморского и Черного морей населяла родственная группа народов единой яфетической семьи.
Где первоначально мог возникнуть культ богини-матери? В каком географическом регионе мира впервые произнесли «Ан»? 40 святилищ разного периода (начиная с 8-го тыс. до н.э.), связанных с культом богини-матери, обнаружены археологами в Чатал-Хююке – первом городе мира, положившим начало человеческой цивилизации. Майкл Бейджент, известный английский археолог, отмечает, что начало этой локальной цивилизации было положено в другом месте, перенесено в готовом виде из другого региона. Это определение подтверждается и выводом Фабера о том, что все религии на земле вначале были едины и распространялись из единого центра.
Так называемая Венера Лосселя 19 тысячелетия . до н.э. представляет собой барельеф, высеченный на внутренней стене пещеры в Дордони, и раскрашенный красной охрой. Черты лица на изображении сидящей женщины не сохранились, но сохранилась пышная прическа, груди и широко расставленные колени, в согнутой правой руке находился рог бизона в форме полумесяца.
Великая богиня была главным культом в минойской цивилизации, процветавшей на острове Крит почти тысячу лет. Ее святилища находились на вершинах гор, в пещерах, в храмах, расположенных внутри дворцов. Здесь были найдены каменные печати с изображением нагих женщин в экстазе, обнимающих святые камни. С южной стороны от Крита находится побережье Африки. Географической близостью с Египтом объясняется и дальнейшее распространение этого культа на побережье Северной Африки.
Ан - по утверждению Д.Дбар, значимый корень многих религиозных понятий ассирийско- вавилонской культуры, народов Передней Азии и , в особенности, абхазского народа. По Д.Гулия, понятие «Ан», этимологически обозначающее Единого Бога, абхазы унаследовали или от хаттов, или же от общего с хаттами предка (Дбар,с.107).
Большое внимание уделили понятию «Ан» авторы книги «Земля Адама» Л.Регельсон и И.Хварцкия. Под именем Ан Бог открылся первому человеку Адаму. Абхазы – народ, который до наших дней сохранил это имя Бога. Факт всемирной распространенности имени Ан служит доказательством существования наиболее ранней религии мира – небесного Бога-творца. Имя Бога Ан является первичным в религии всех древнейших народов. Хатты, шумеры, хурриты, эламиты – соблюдали верность Всевышнему Ан.
В период 2 800 – 1 800 гг. до н.э. происходила масштабная миссия рода Яфета, сына Ноя, распространявшего среди народов земли откровение о небесном Боге Ан. Яфетическое миссионерство подхватили семиты, у которых (евреев и арабов) Ан стало местоимением первого лица – «я». Но у евреев Ан стало известно не только как местоимение, оно сохранялось долгое время как тайное имя Бога – в сочетании «Ани Ху» (Я есмь). Именно так называет себя Иисус в диалоге с иудеями: «Прежде чем был Авраам. Я есмь (Ани Ху)». Это имя повторяется Иисусом неоднократно. На вопрос: «Ты ли Христос, сын Благословенного?», Иисус сказал: «Ани Ху (Я). В Евангелии от Иоанна Иисус также много раз относит к себе имя Ани-Ху.
Совпадение божественного имени Ани-Ху с абхазским Аныха – божественной энергии, исходящей от Бога, авторы книги «Земля Адама» считают фактом исключительной важности. Абхазы – единственный народ, кто сохранил до наших дней культ Всевышнего-творца мира, небесного Отца Ан, которого они называют Анцэа.
Стихийное возвращение к предадамитским культам Великой матери –богини у абхазов не дошло до вытеснения культа Небесного Отца. Имя Анцэа закрепило первичное значение имени Ан.
В названии древнейшего из египетских городов Ан также сохранилось имя Всевышнего Ан. Можно предположить, что жрецы этого города происходили из рода древних кавказских миссионеров (Регельсон, Хварцкия). .
С этим древнеегипетским топонимом увязывается одно из древнейших абхазских родовых имен Ануа (люди Великой Матери-Богини), возникшее в середине 4 тысячелетия до н.э. при расцвете матриархата в неолитическую эпоху, когда разрозненные родовые группы стали объединяться в племенные союзы. Нынешнее созвучное с египетским топонимом Ан абхазское слово «Анцэа»( Бог) по утверждению Г.Турчанинова «ретроспективно означает «боги», (а еще точнее «матери-богини» -Р.А.), цэа- является утратившим в этом слове функцию показателя множественности» (Турчанинов,с.107). Версию Турчанинова убедительно подтверждает египетский текст «Папируса Эберса», где упоминаются матери-богини из Саиса. На этом фоне все другие этимологические версии абхазского имени Всевышнего выглядят ошибочными.
Ш.Д. Инал-ипа, отрицая принятый перевод абхазского Бога Анчэ как «матери», предложил свою версию перевода – «Бог-бык» на основе древнейшего скотоводческого культа, по аналогии с почитанием священных быков у хурритов, шумеров, египтян, древних евреев. Сомневаясь и в данной версии, Р.Гублия считает ложной утвердившуюся ранее версию этимологии этого термина (Гублия, с.673).
Весьма интересные факты, вероятно имеющие отношение к рассматриваемому вопросу, содержатся в книгах Захария Ситчина, известного исследователя шумерских мифов: «Первого совершенного человека сотворил Энки и его мать. И назвали его Адапа, по библейски – Адам. Энки назвал его Адап. Библия – Адам. Это существо Богов. По свидетельству одного из текстов, Богиня-Мать даже дала, созданному ей человеку, «кожу, как кожу Богов», то есть гладкое, безволосое тело, совсем не такое, как у волосатой человекообразной обезьяны» (Копсергенова, стр.165). Таким образом, содержание шумерского мифа, с учетом весьма архаического времени его создания (3-е тыс. до н.э.), определенно подтверждает дословный перевод абхазского названия Бога – Анчьа – «Богини-Матери кожа», где «Ан» - Богиня-Мать, «чьа» - кожа.

Иудеи в Гелиополе

На основе религиозной философии Гелиополя фараон Эхнатон и его сторонники создали идеи монотеизма (Кобищанов, с.210). Многочисленные элементы древнеегипетской религии ученые находят в Библии – в космогонии, представлениях о загробной жизни, облике Бога и т.д. 103 псалом местами очень напоминает написанный самим Эхнатоном гимн Солнцу. «Можно предположить, что древнееврейский монотеизм в какой-то степени обязан своим происхождением Древнему Египту» (.Кобищанов,с.211).
Город Ан (Гелиополь), где впервые в Египте зародилась религия и поклонение богам, был издревле связан в памяти древних евреев с их священными преданиями. Этот город упоминается в Библии: когда фараон сделал Иосифа наместником всего Египта после того, как тот разгадал сны фараона, то « дал ему в жены Асенефу, дочь Потифера, жреца Илиопольского» (Бытие, гл.41).
Попавший в Египет Иосиф возвысился до положения второго лица после фараона, женившись на Аснат – дочери Потифера – жреца города Ан (Регельсон, Хварцкия). Именно у верховных жрецов Египта Иосиф приобрел великое магическое знание (Е.Б.). Город Ан был родным для Эфраима и Манассии, сыновей Иосифа, так как их мать Аснат, жена Иосифа была дочерью жреца Гелиополя.
Здесь, по преданиям воспитывался Моисей и от жрецов солнечного бога научился « всей премудрости египетской», и в летописи Манефона он называется жрецом Гелиополя (В.Соловьев, т.6,с.529). Моисей говорит, что научился «мудрости Египта» именно в Гелиополе. «Поэтому не исключено, что между еврейской религией и египетской существует некоторое родство» (Косидовский).
Примечательно, что само древнееврейское имя Моше (Моисей) восходит к хаттскому (абхазо-адыгскому) Машэ (щипцы, которыми вытаскивали угли из костра) (Галямов,с.415).
Мария и Иосиф, спасаясь от преследований, ищут убежище в Египте. Текст Библии включает утверждение, что именно «из Египта призвал Сына своего».
Согласно преданиям, один из апостолов Христа Симон Канонит, владевший кстати хананским языком, помимо Иудеи, проповедовал в Абхазии, Египте, Ливии. Не подтверждает ли этот географический ряд общность этногенетического происхождения языков древних абазгов, египтян и ливийцев-берберов?
________________________________


По следам киммерийцев

Исследование этнонима аграа

«Топонимику часто называют «языком земли». 
Этот «язык» дает часто больше, чем произведения древних и средневековых авторов.
«Язык земли» не поддается фальсификации.
Здесь ничего не придумаешь, ничего не сочинишь.
Он сохраняет грядущим поколениям память о том народе,
который давно сошел с арены, но вписал свое имя в историю грядущих поколений».
Э. Мурзаев.

Труды историков и географов античной эпохи с описанием древних стран, племен и народов открывают современникам новую панораму расселения наших предков, которое не ограничивалось нынешней территорией Абхазии.
Вопросы, связанные с абхазскими национальными этнонимами (наименованиями родов и племен) впервые были освещены выдающимся ученым, профессором Ш.Д. Инал-ипа. В своем труде «Вопросы этно-культурной истории абхазов», автор, ссылаясь на «Вестник древней истории» № 4, 1947 г., указывает: «На Черноморском побережье Кавказа в античное время прживало также племя агры, которое Страбон причислял к синдским племенам». Этноним агры Ш.Д. Инал-ипа сопоставил с фамильным именем Агрба.
Авторский текст древнегреческого историка и географа I века нашей эры Страбона гласит так: «…к числу маитов принадлежат сами синды, дандаррии, тоеты, агры и аррехи». В книге 7-ой своей «Геогрфии» тот же автор пишет: «Река (Стримон) из области агрианов течет через земли маидов и синдов и впадает в море».
Род агры Страбон причислял к синдам и меотам – так древние историки называли предков абхазо-адыгов, населявших в античное время территорию Западного Кавказа и Прикубанья, точнее побережье Азовского моря (меоты) и Таманский полуостров, окрестности современной Анапы (синды).
Таким образом, два тысячелетия тому назад, в письменном источнике из Древней Греции, причем максимально приближенно к абхазской транскрипции (агры-агра) впервые упомянуто родовое имя абхазской фамилии Агрба, представленной сегодня практически по всей Бзыбской части Абхазии.
Дальнейшее исследование исторических, географических и лингвистических источников, касающихся родового этнонима аграа, позволило определить первоначальную территорию проживания, последующее миграционное передвижение этого рода, обусловленное историческими процессами, на сравнительно большом географическом пространстве.
Помимо Страбона, родовое имя агры упоминается и другими античными авторами в различном фонетическом звучании.
Римский ученый I века н.э. Гай Плиний Секунд: «… богатейший город Питиунт был разграблен гениохами. Сзади него в Кавказских горах живет народ эпагерриты, а за ними савроматы». Эпагерриты означает «живущие на реке Герр (эпи-герр-иты).
Римский географ II века н.э. Клавдий Птолемей: «… за горами Корака конапсены, метибы и агориты», «вдоль Каспийского моря –уды, олонды и герры», «…меланхелены, ниже их агафирсы, затем аорсы и пагириты». Исследователи связывают пагиритов с эпагерритами, упоминаемые Плинием Секундом, причем те и другие локализуются на Северном Кавказе.
Псевдо-Каллисфен: «народы синды, иберы агриофаги угрожали царю Египта Некнанебу». Судя по указанию имени египетского фараона Нектанеба II, современника Филлипа Македонского, эти события происходили в IV веке до н.э.
Описывая борьбу за власть в Боспорском царстве (территория современных Керченского и Таманского полуостровов), происходившую в V веке до н.э., Диодор Сицилийский пишет, что от царя Эвмела удалось спастись «только Перисаду, сыну Сатира, очень молодому человеку; бежав из города верхом на коне, он нашел убежище у скифского царя Агара».
В источниках содержатся исторические сведения, касающиеся присутствия агриан в раннеантичную эпоху на территории древней Фракии, связанной с перемещением армии Александра Македонского в конце IV века до н.э. Александр Македонский, направляясь от берегов Истра (Дуная) на юго-запад в Иллирию, пересек земли агриан и псонов, созных с Македонией племен. При нападении на него с тыла авториатов, именно агрианы усмирили атаковавших македонцев воинов.
В других источниках имеются сведения о племени агреи, которое проживало в Этолии, гористой области Греции на Балканском полуострове. С IV века до н.э. оно входило в Этолийский союз. Племя Итоговый ряд с однокоренной основой выглядит следующим образом:

  • племена – агры (Страбон),
  • агреи,
  • агрианы (Геродот),
  • агориты (Птолемей),
  • герры (Птолемей),
  • пагириты (Птолемей),
  • народы – агриофаги (Диодор),
  • эпагерриты (Плиний).

Причем, наиболее точную транскрипцию родового имени аграа удалось передать римскому географу Страбону, упомянувшему меотское племя агры на Черноморском побережье Кавказа.
Не меньший интерес представляет и ряд топонимов (географических названий) с аналогичным корнем, упоминаемыми различными авторами в античную эпоху.
Греческий историк V века до н.э. Геродот: «…река Герр ответвляется от Борисфена
(Днепра) в том месте этой страны до которого русло Борисфена известно. Ответвляется она в этой стране, а название имеет то же, что и страна –Герр».
Римский географ II века н.э. Клавдий Птолемей: в Сарматии «…у Меотийского озера (Азовского моря) город Акра, устье реки Герра, мыс Агар, устье реки Агара». Реку Герр Птолемея исследователи локализуют на северо-западном берегу Азовского моря
Римский ученый-энциклопедист I века н.э. Гай Плиний Секунд: «Само озеро Брук скалистым хребтом отделяется от Корета, залива Меотийского озера. Оно принимает реки Бук, Герр и Гипанис, текущие с разных сторон, именно Герр отделяет басилидов от номадов… Эта область называется Синдской Скифией».
Греческий географ I века н.э. Страбон при описании Египта: «…вся область около горы Кассия и так называемая Герра».
Римский географ I века н.э.Помпоний Мела: «…при нем (Каркинитском заливе) лежит город Каркина, омываемый двумя реками- Герром и Ипакаром».
Река с одноименным названием Герр также указывается в Кавказской Албании, античном государстве на территории современного Азербайджана.
Город Герр III века до н.э упоминается на территории древней Сирии.
Река Агриана во Фракии упоминается Геродотом в части 90-ой своей «Истории» книги V у города Эноса (он же Эа, Ан).
Таким образом, перечисленный выше географический ряд выглядит следующим образом:

  • область агрианов (Страбон),
  • страна Герр (у Днепра, Геродот),
  • река Агриана (во Фракии, Геродот),
  • река Герр (у Азовского моря, Птолемей, Плиний Секунд),
  • местность Герр (в Египте, Страбон),
  • город Герр (в Сирии).

В других источниках страна Герр и одноименная река у Днепра переводятся как страна и река Агриана. При этом следует подчеркнуть, что при перечислении племен народов и географическом описании местностей каждый последующий автор античной эпохи указывал новые названия, в том числе и роду агра и связанным с ним топонимам, .на условиях приемлемого ему произношения , что приводило к фонетическим изменениям исконных наименований.
В книге Ш.Д. Инал-ипа «Антропонимия абхазов» автор указывает, что в ряде случаев топонимические названия свидетельствовали об основании населенных пунктов фамильно-родовыми коллективами. Это был период монолитного расселения, характерного для родового строя, когда абхазы, как и другие этносы того времени жили родом и топонимика отражала фамильно-родовое поселение. Перечисленные ниже географические названия, гидронимы (названия рек) отражают исторические сведения о племенах, проживавших на данной территории и оставивших свой след в топонимике. На современных атласах мира до наших дней сохранились однокоренные географические названия, связанные с фамильно-родовым именем агра. Это названия, имеющие древние корни, обнаруживают между собой реальную связь:

  • Италия – город Агридженто на побережье Сицилии,
  • город Агрополи на побережье в области Кампания,
  • река Агри, впадающая в залив Торонто,
  • Греция – город Агринион,
  • город Аграфа,
  • Крит - бухта Агрелиас в 12 км от острова Крит у острова Дия рядом с островом Псира, где сохранились предметы минойской эпохи II тысячелетия до н.э.
  • Германия – река Аггер,
  • Франция - мыс Аг перед Нормандскими островами,
  • Турция - административная единица Агры на востоке страны,
  • горы Агрыдаг перед горой Арарат,
  • Латвия - город Огре,
  • река Огре,
  • Индия - город Агра в штате Уттар-Прадеш на реке Джамна,
  • Россия - полуостров Аграханский на западном побережье Каспийского моря в Дагестане,
  • мыс Агрия в Туапсинском районе Краснодарского края.
    Этот топоним исследователи связывают с названием племени агры, проживавшим на Черноморском побережье Кавказа в античное время и упоминаемое Страбоном в I веке до н.э. В этом регионе, в верховьях реки Кубани локализуют род агры Страбона, отождествляемого с агоритами Птолемея.

Однокоренные топонимы, упоминаемые древними историками и географами, в основном Греции и Рима, а также топонимы, сохранившиеся на картах мира до наших дней- это свидетельство миграционного передвижения рода аграа, обусловленное историческими процессами.
При сопоставлении названия рода аграа, проживавшего с древних времен на Северо-Западном Кавказе, в Приазовье, с аналогичными названиями племен в Юго-Восточной Европе (агреи, агрианы), в Закавказье (герры), с географическими названиями, встречающимися в Европе – Греции, Турции, Италии, Германии, Франции, Прибалтике, а также в Азербайджане, Сирии, Египте, становится ясно - этот ареал в совокупности совпадает с военными походами киммерийцев. Установление их родства с приазовскими синдами, предками абхазо-адыгов находит все больше приверженцев.
Киммерийцы – наиболее древний, известный истории народ Северо-Западного Кавказа. Так в определенный исторический период греческие авторы называли всех жителей Северного Причерноморья. Первоначально киммерийский племенной союз обитал в Прикубанье и Крыму. Затем они занимали широкое пространство степей юга Восточной Европы от междуречья Дуная и Днепра до берега Керченского пролива. Около 700 года до н.э произошел распад племенного союза киммерийцев в Северном Причерноморье. Часть из них ушла по Дунайской долине в Западную Европу, где их археологические следы обнаружены в различных местах от Италии и Франции до Северной Европы.
Совершая опустошительные походы в Малую Азию (территория современной Турции) и прорываясь вплоть до побережья Эгейского моря, киммерийцы имели постоянный центр на севере-востоке полуострова. Память о киммерийских походах запечатлелась в малазийской антропонимии.
Первые сведения о киммерийцах появились в начале VIII века до н.э во времена ассирийского царя Саргона II. Согласно Геродота, киммерийцы - древнейшие обитатели Северного Причерноморья, где ему показывали могилы киммерийских царей. В состав киммерийских племен входила и территория Северо-Западного Кавказа. Их продвижением из Причерноморья на запад ученые связывают появление железа в центре Европы.
С конца VIII – начало VII века до н.э конники-киммерийцы играли главную роль в мировой истории войн. Вооруженные луками и стрелами, они вели эффективные бои. В течении последующих ста лет все армии того времени перевооружились этими стрелами. Применяя не неизвестные в мире методы конно-стрелкового боя, они добились больших успехов в своих дальних военных походах. Нападения воинственных киммерийских племен, продвигавшихся с берегов Азовского моря со стороны Кавказа, приходилось отражать и урартам.
Для периода родового строя была характерна и сегментация – расчленение родов и племен. Рост населения в наиболее благоприятных для жизни человека местах, а Прикубанье как раз и было таким местом, возрастание численности родов приводило к делению родовых общин и к переселению отделившихся групп в новые, менее заселенные области. При переселении киммерийцы шли родами, которые вместе сражались и вместе занимали часть захваченной земли, отведенной им старейшинами. При этом новым местностям присваивалось родовое имя. Причем, большинство поселений образовались в излучине рек, всегда надежных источников воды.
Приведенные выше топонимы с корневой системой «агра» убедительно подверждают их премещение в составе киммерийских племен из Прикубанья на запад и восток. Топонимические данные указывает на перемещение данной родовой группы, преодолевшей значительные расстояния. Фиксация языковедов совпадения большого числа наименований по треугольнику – северо-запад Малой Азии и примыкающие области Балканского полуострова – северо-запад Адриатики – юго-восток Балтики полностью созвучен указанному в работе топонимическим рядом древних агреев.
Античные сочинения содержат утверждения об общности происхождения киммерийцев, кимров (ветви кельтов- нынешних уэльсцов) и кимвров, живших на севере Ютландского полуострова. В ирландских сагах сохранилась версия, что эта группа кельтского населения вышла с территории между Красным (так в сагах называется Черное море) и Каспийским морями, причем это идет это население на запад на протяжении многих поколений берегами Средиземного моря до Испании, а затем переселяется в Ирландию. У норманнов, осевших на севере Франции (в Нормандии) жила версия о том, что их вывел с Дона вождь Ролан во II веке н.э.
Миграция киммерийцев подтверждается не только данными истории, лингвистики, географии, но и антропологическими исследованиями. В последней четверти II тысячелетия до н.э на юго-восточном побережье Прибалтики появляется чужое для этого района население, которое и до ныне отражается в облике, живущих на морском побережье литовцев, латышей и эстонцев. Новое население на территории Рижского залива отличается от местного прибалтийского более узким лицом. Известный антрополог Н,Н. Чебоксаров, возглавлявший группу специалистов по обследованию состава населения Прибалтики в 1952 году, выделил эту специфическую группу как «понтийскую, то есть причерноморскую.
На основе исторических и географических фактов, изложенных в данном исследовании, устанавливается общая конструкция миграционного продвижения рода аграа, которая подтверждается приведенными сведениями античных авторов и группой однокоренных наименований современных городов и рек, указанных на картах мира. Дополнительный анализ происхождения каждого из перечисленных топонимов требует своего конкретного изучения, привлечения новых источников, в наличии которых нет сомнений. Приведем лишь один из примеров.
Как уже отмечалось, ученые установили наличие аналогичных топонимов на территории Европы – от южных до северных областей и Малой Азии. Приведенный ряд топонимический ряд с однокоренным формантом «агр» включал и название современного города Агридженто на территории Италии. При изучении исторических фактов выяснились следующие факты.
Город принял это римское название во II веке до н.э. Ранее он носил греческое название Агригент. История его создания связана с выходцами с островов Крит и Родос, которые в начале основали поселение Гелы на южном побережье Сицилии. Многие из греческих полисов, возникших в Италии, Сицилии, спустя короткое время после своего основания стали настолько разрастаться, что началось основание новых колоний, в которые выводились излишки своего населения. Колонисты из Гелы, продвинувшись дальше на запад, основали Агригент – самый значительный полис в западной части острова Сицилия.
Во-первых, остров Крит, выходцы которого с начала VI века до н.э. стали осваивать Сицилию, хранит до нашего времени однокоренной топоним – бухту с названием Агрелиас. Более того, возле него находится остров с названием Псира, содержащий явно древний абхазский формант «пс». На острове Псира археологи обнаружили предметы минойской эпохи первой половины 2-го тысячелетия до н.э. А минойцов, по последним историческим данным, соотносят к кавказской языковой группе.
Во-вторых, среди новых поселенцев Сицилии, наряду с выходцами из Крита, были и жители острова Родос, расположенного в Эгейском море. Побережья Эгейского моря достигали киммерийцы в VII веке до н.э., отправляясь с Кавказа на завоевание Малой Азии, где слились с местным населением. Отсюда вытекает логический вывод – в составе новых союзников – киприотов и жителей Родоса представители рода «аграа», часть киммерийского племенного союза, отправилась осваивать новые территории, в частности и остров Сицилию, но уже не в качестве воинственных пришельцев, а мирных поселенцев, присваивая при этом поселениям свои родовые имена.
Современные карты мира сохранили микротопонимический материал, чья этимология несомненно происходит от кавказских, абхазских корней, наименования родовых групп.
Сопоставляя перечисленные факты, можно заключить следующие выводы. Первоначально, топонимы и гидронимы с обще корневой основой «аграа» возникли в западно-кавказском ареале, на месте первоначального проживания абхазо-адыгского этноса, где римский географ Стабон в I веке до н.э указал синдский род агры между Азовским и Черным морями. Ранее, при движении части рода аграа в составе киммерийского племенного союза с Кавказа на запад до Балтики на восток до Египта на новых территориях возникали их родовые названия, что подтверждается совокупностью исторических, лингвистических и географических фактов.
___________________________

 


Некоммерческое распространение материалов приветствуется;
при перепечатке и цитировании текстов
указывайте, пожалуйста, источник:
Абхазская интернет-библиотека, с гиперссылкой.

© Дизайн и оформление сайта – Алексей&Галина (Apsnyteka)

Яндекс.Метрика