Людмила Петрушевская

Об авторе

Петрушевская Людмила Стефановна
Прозаик, драматург, поэт, сценарист, автор акварелей и монотипий, художница и режиссер восьми собственных анимационных фильмов («Студия ручного труда»), композитор и певица, создатель бродячего театра «Кабаре Людмилы Петрушевской». Родилась 26 мая 1938 года в Москве в семье студентов ИФЛИ (Институт философии, литературы, истории). Внучка лингвиста, профессора-востоковеда Н. Ф. Яковлева. Мама, Валентина Николаевна Яковлева, впоследствии работала редактором, отец, Стефан Антонович Петрушевский, которого Л.С. почти не знала, стал доктором философии. Л.С., чья семья подверглась репрессиям (трое расстрелянных), пережила тяжелейший голод во время войны, жила у родственников, которым не давали работы (как членам семьи врагов народа), а также – после войны – в детдоме для детей-инвалидов и туберкулезников, переживших голод, под Уфой. Кончила школу в Москве с серебряной медалью, получила диплом на факультете журналистики МГУ. Писать начала рано, публиковала заметки в газетах («Московский комсомолец», 1957 г., «Моск. правда», 1958 г., журнал «Крокодил», 60-й г., газета «Неделя», 1961 г.), работала корреспондентом Всесоюзного радио и журнала «Кругозор». Первый рассказ написала в 1968 г. («Такая девочка», опубликованный спустя 20 лет в журнале «Огонек»), и с этого момента писала уже в основном прозу. Рассылала рассказы в разные журналы, их возвращали, откликнулась только ленинградская «Аврора». Первыми опубликованными произведениями там были рассказы «История Клариссы» и «Рассказчица», появившиеся в 1972 году в журнале «Аврора» и вызвавшие резкую критику в «Литературной газете». В 1974 году там же был напечатан рассказ «Сети и ловушки», затем «Через поля». Всего к 1988 году было опубликовано только семь рассказов, одна детская пьеса («Два окошка») и несколько сказок. Вступив в Союза писателей в 1977 году, Л.П зарабатывала переводами с польского, статьями в журналах. В 1988 году обратилась с письмом к Горбачеву, письмо послали для ответа в Союз писателей. И секретарь Союза писателей Ильин помог с публикацией первой книги («Бессмертная любовь», 1988 год, издательство «Московский рабочий», тираж тридцать тысяч). Пьеса «Уроки музыки» была поставлена Романом Виктюком в 1979 году в Студенческом театре МГУ, после 6 спектаклей ее запретили, затем театр перешел в ДК «Москворечье», и «Уроки» снова запретили весной 1980 г (пьеса была напечатана в 1983 году в периодическом издании, в брошюре «В помощь художественной самодеятельности», тиражом в 60 тыс экземпляров). Людмила Петрушевская — автор множества прозаических произведений и пьес, книг для детей. Ею также написаны сценарии для анимационных фильмов «Лямзи-Тыри-Бонди, злой волшебник» (1976), «Все непонятливые» (1976), «Краденое солнце» (1978), «Сказка сказок» (1979, совм. с Ю. Норштейном), «Кот, который умел петь» (1988),»Заячий хвостик», «От тебя одни слезы», «Поросенок Петр» и первая часть фильма «Шинель» (в соавторстве с Ю.Норштейном). Рассказы и пьесы Петрушевской переведены на многие языки мира, её драматургические произведения ставятся в России и за рубежом. Лауреат Международной премии «Alexandr Puschkin» (1991, Гамбург), Государственной премии РФ в области литературы и искусства (2002), Независимой премии «Триумф» (2002), Бунинской премии, Театральной премии имени Станиславского, Всемирной премии фэнтези (World Fantasy Award) за сборник «Жила-была женщина, которая пыталась убить ребёнка своей соседки», юмористической премии «Малый Золотой Остап» за сборник «Дикие животные сказки» и др. Академик Баварской академии искусств. В 1991 году с февраля по август была под следствием по факту оскорбления президента М. С. Горбачева. Поводом послужило письмо в Литву после ввода в Вильнюс советских танков, перепечатанное в Вильнюсе и переведенное в ярославской газете «Северная пчела». Дело было закрыто в связи с отставкой президента. В последние годы выходят ее книги – проза, поэзия, драматургия, сказки, публицистика, напечатано больше 10 детских книжек, ставятся спектакли – «Он в Аргентине» в МХТ им. Чехова, пьесы «Любовь», «Чинзано» и «День рождения Смирновой» в Москве и в разных городах России, проходят выставки графики (в ГМИИ им. Пушкина, в Литературном музее, в музее Ахматовой в Петербурге, в частных галереях Москвы и Екатеринбурга). Л.Петрушевская выступает с концертными программами под названием «Кабаре Людмилы Петрушевской» в Москве, по России, за рубежом – в Лондоне, Париже, Нью-Йорке, Будапеште, в Пуле, Рио-де-Жанейро, где исполняет шлягеры ХХ века в своем переводе, а также песни собственного сочинения.
(Источник текста и фото: http://petrushevskaya.ru/.)




Людмила Петрушевская

* * *

прямо против кавказской гряды
прежде чем подняться домой
наблюдаю восход звезды
а она наблюдает мой

(пицунда, 1986 год)

(Опубликовано: Петрушевская Л. Парадоски. Строчки разной длины. СПб., 2008.)
_______________________


Время ночь

(фрагмент романа)

Так что были дела, и так недавно. Перебираешь жизнь — они, мужчины, как верстовые столбы. Работы и мужчины, а по детям хронологию, как у Чехова. Пошло выглядит все, однако же что не выглядит пошло со стороны? Для Алены все мои слова и выражения, я чувствую, отвратительны. К примеру, вопрос типа «а он интересный?» — если она мне случайно выбалтывала по молодости в восьмом классе что то о своей подруге Ленке и ее романах. Слова в вопросительной форме «а он интересный?» вызывали у нее столбняк и взрыв ненависти, хотя я имела в виду только одно, а именно, что ее Ленка кобыла, с которой шкуру еще не ворочали, а надо бы, и кому придет в голову обнять такую кувалду, от которой в четырнадцать лет разит солдатским потом, нога тридцать восьмого размера, волос надо лбом черный, как на сапожной щетке, видны уже молодые усы, а под толстым задом в виде подпорок две жерди. Моя Алена (а в том году все девочки рождались Елены, равно как теперь все девочки, а как же, Кати) обожала этого кузнеца с усами Ленку, Ленка была постоянно у ней на языке, и даже при тех отношениях, которые у нас сложились к ее четырнадцати годам (отстань, отскеч, отвал и еще резкий ответ «ты с дуба, что ли, рухнула»), — даже при этих взаимоотношениях легенды о Ленке, в мало мальски тихое мгновение, выкладывались мне с упоением вплоть до первого моего вопроса:

— А он интересный?

— При чем это?

— Я в том смысле спрашиваю, что уж он то, наверное, интересный?

— Что это такое?

Я мнусь, мне надо сказать вообще-то только одно:

— Ну, в смысле, кто на такую слониху позарится. На Ленку.

— О хо-хо! Это на меня никто…

Известно, что девочки, у которых ушел отец из семьи, на всю жизнь имеют комплекс брошенных жен со всеми вытекающими.

— Это на меня никто. А ей на каникулах еще в прошлом году в Гаграх проходу не давали грузины. Ей давали восемнадцать лет! А ей было тринадцать!

— Не тридцать давали, и то хорошо.

— Ма-ма! (почти визжит)

— Слушай историю. У них в Гаграх, конечно, все бывает, бабина подруга тетя Оля с сестрой там отдыхали, вышли на пляж в шестьдесят пять лет в халатах на босу ногу, сердечки мои, а женщины в теле, халатики брали, мне показывали еще в Москве, шестидесятого размера, бюсты тянут на восьмой номер, причем неразличимы, поскольку животы у бедных как на девятом месяце.

— Тьфу!

— Слушай. Вот, говорит, не поверите, Серафимочка (это они потом нашей бабе), каким мы пользовались в Гаграх на пляже успехом, дедушка посидел с нами наш, сестрин муж, плюнул и больше с нами никуда не выходил. А эти обступили, так сладко вслед чмокали, целовали даже воздух, проходу не было.

— Мама, ты… (шипит). Я просто не знаю… пошлость.

— Ну и что, он у Ленки интересный? Тоже из Гагр?

— Что ты ко мне пристала? (чуть не плачет) А дело было в том, что я правильно видела, что та Ленка не стоит и мизинчика моей Аленушки. Моя младшая дочь, моя красавица Аленка, мое тихое гнездышко, которое согревало меня после бурь с Андреем в его подростковом периоде, моя Аленушка говорила в девять лет такие слова! Мудрые слова утешения, когда произошел у нас разрыв с их отцом, баба Сима нас доконала! Нашлась какая то опять же летом в экспедиции, по тому же сценарию, причем с ним были и сын и дочь, а когда они вернулись, Аленка мне сказала:

— Мама, нас так любили, на прощальном костре, когда мы уезжали, одна тетя Лера так плакала! Так плакала!

(Опубликовано: Петрушевская Л. Время ночь. Москва, 1999.)
_______________________


Дом в Абхазии



"Эпическое фото: мама (в центре), тетя Марго и тетя Барзик. В старом доме, здесь мама воспитывалась. Помню этот дом с детства: на втором этаже была люлька, внизу кухня, маслобойка, печка железная (зимой промозгло). Очень люблю здесь бывать, вокруг просторы, людей нет, красота!"
(Наталья Демина)

(Источник фото: http://wanted-fs.com/.)


Некоммерческое распространение материалов приветствуется;
при перепечатке и цитировании текстов
указывайте, пожалуйста, источник:
Абхазская интернет-библиотека, с гиперссылкой.

© Дизайн и оформление сайта – Алексей&Галина (Apsnyteka)

Яндекс.Метрика