Алена Суханова

Статьи:


Абхазы в Петербурге: Виктор Колесников

В последние недели Абхазия, наряду с Южной Осетией, в заголовках новостей. Говоря о геополитике, впрочем, очень мало сообщают о людях, живущих в этой республики, об абхазской диаспоре в России и в Петербурге в частности. Мы постараемся восполнить этот пробел.    

Братьев-близнецов Колесниковых называют гордостью Абхазии. Родились они в городе Гудаута, в семье потомственных казаков, перебравшихся в Абхазию в начале 30-х годов. Владимир Ильич Колесников уже много лет работает в Москве, занимая высокие должности: был заместителем министра МВД РФ, заместителем генерального прокурора РФ, помощником министра юстиции РФ.

Его брат Виктор Ильич Колесников трудится в Петербурге. Закончил юридический факультет СПбГУ, работал главой Выборгского района города. Человек невероятно живой и колоритный. Обожает свою родную Абхазию и бывает там регулярно.


Виктор Ильич, какие качества наиболее характерны для абхазского народа?

– У абхазцев есть очень важное, определяющее их натуру слово – "пхащероуп", что означает "стыдно", "неудобно". Детей с малолетства приучают понимать, какие поступки нежелательны, непозволительны. Если абхазцу неловко что-то сделать, он лучше этого не сделает, даже если будет прав. Как же часто это искреннее желание никого не обидеть оборачивалось против них! Очень добрые, теплые люди – красивейший, гордый народ. Искренни как дети, добросердечны, участливы, гостеприимны. Самые хорошие эпитеты в их адрес.

Более того, у абхазцев есть то, о чем мы, россияне, иногда забываем. Это внутренняя собранность и глубоко спокойное, с улыбкой, но очень уважительное к себе отношение. В каждом абхазце развита мощная мужская суть, внутренний стержень, сломать который попытаться может и можно, но согнуть – не получится. Гнуть их я никому не советую, потому что нельзя играться с ядерной силой, великолепно контролируемой. За это я всегда уважал абхазских мужчин.

Каков абхазский мужчина?

– Во-первых, у него есть чувство собственного достоинства, внутренний стержень, прекрасная голова, душа, благородное сердце, глубочайшее знание традиций, уважение и любовь к своей культуре, обычаям, уважение к традициям других народов и любовь к людям. Стержень в мужчине подразумевает его целостную личность, последовательную, волевую. Он знает свой долг, предназначение, и живет с постоянным осознанием того, что он мужчина, не снижая для себя эту планку. Жаль только, что таких мужчин скоро занесут в Красную книгу.

Мужчину нельзя ломать. И напрасно наши матери заставляют: "Эй, сынуля, давай-ка, кухню мой, посуду мой, шваброй маши"… Я не сторонник таких методов. Сегодня своего сына мать третирует, а завтра его жена начнет гонять. Хотя в писании мудро написано: "Да убоится жена мужа своего!" Но как такого мужа можно убояться, если там и взяться-то не за что, он обтекаемый весь, мягонький, ничего мужского в нем нет! Например, я – мужчина, могу сам приготовить пищу, и каждый абхазец может, мясо мужчина всегда вкуснее делает, но! Тарелку я мыть не буду, и стирать не буду. Это не моя кафедра.

Мужчина – воин, добытчик, муж. Глава семьи. Командир, одним словом. Расскажу случай: шли 50-е годы, мои родители очень скромно жили. Отец калоши носил, и как-то вернулся домой поздней ночью с гостями, и в одной калоше. Жена ему говорит: "Ты калош где-то потерял". Знаете, что он ей сказал? Он сказал: "Что ж ты за хозяйка такая, раз за этим проследить не можешь!" Все, отрезал без оправданий. Хотя калош был в хозяйстве не лишний. Но мать моя до смерти его слова с гордостью вспоминала, с глубочайшим уважением.

Благодаря практичности, женщины часто бывают правы в семейных делах, но я считаю, что если случился какой-то спор, мужчина все равно должен настоять на своем, а потом, дня через два, приласкать жену: "Ты у меня молодчина, права была". Но первоначально свой авторитет отстоять должен. Потому что я понял вот какую штуку – женщины в совместной жизни занимаются "ползучей аннексией", отвоевывая себе Рубикон за Рубиконом. Нормальный мужчина понаблюдает, позволит ей два-три окопа забрать, а потом скажет: "А ну-ка, назад!", и женщина вылетает из этих окопов, и долго летит, попадая черти куда… А потом все начинается сначала. Такова жизнь! Мужчина должен это понимать и не расслабляться. А когда он только "усюсюкает", женщине это быстро надоедает. Она теряет к нему интерес, и мужчина проигрывает. Потому что все равно женщины выбирают мужчин, как бы мужчинам не казалось, что все наоборот.

Мужчина увлекает женщину загадкой, когда она не знает, что он сделает через час, через день, через год. Это только господь знает и сам мужчина. И тогда женщине с ним интересно. А если он сидит на диване – газета, шлепанцы, телевизор – ну, что тут скажешь… Мужчина должен идти вперед, вести за собой женщину. Поэтому я говорю, что быть мужчиной в наше время дело очень сложное. И тем не менее…

Что дала вам Абхазия?

– Очень много дала, все мое мужское мировоззрение там сложилось. Среда обитания всегда накладывает на человека определенный отпечаток, как монастырь на монаха. У монастыря есть устав, который закаляет, дает ориентиры. Так и Абхазия. Там есть свой устав: люби соседа, люби ближнего, уважительно относись к женщине, к матери, старушке, обычаям. Определены ясные точки опоры, дана система, законы, опираясь на которые ребенок зреет, растет сильной личностью, свободной личностью в условиях любви.

Почему я директору школы, где учится мой сын, всегда говорю: "Прежде чем учить ребенка, его любить надо! Первое – любовь, второе – воспитание, третье – учеба. Только тогда результат будет". В Абхазии все общество учит детей, как родных. Хотя есть там и свои наркоманы, и преступники, но крепкие родовые, фамильные взаимоотношения – дорогого стоят.

Какой абхазский обычай вам особенно нравится?

– Праздник Хичхома – Старый Новый год. Абхазцы собираются, вспоминают всех ушедших, родственников, дорогих людей, причем, если это касается мужчин, то обязательно режут петушка, если женщин – то курочек. Жгут свечи, приходят с открытым сердцем в свои определенные места, в священные рощи, где вспоминают жизнь, мысленно разговаривают с ушедшими… Такой добрый праздник…

Святые места абхазцам дороги, их берегут. Все водопады, озера, скалы имеют красивые истории и легенды. В одной священной роще господа грузины начали прокладывать дорогу. Им все говорили – не надо прокладывать, это святые места, плохо дело кончится. И те, кто занимался дорогой, вскоре действительно умерли в Тбилиси, хотя и своей смертью, но за короткое время. Прямо как в легенде про мумию Тутанхамона.

В кару небесную абхазцы сильно верят. Например, если вам надо узнать, обманывает вас абхазец или нет, позовите его в святое место, чтобы там он повторил свои слова. Если он правду говорит, то пойдет, а если обманывает – никогда туда не пойдет, ни за что! Найдет тысячу причин, но не пойдет. С одной стороны из уважения к святым местам, но с другой стороны реально есть какие-то силы, которые четко накажут его за вранье в святом месте. Тут же в роду начнутся беды необъяснимые. Поэтому абхазцы не святотатствуют.

"Деловой Петербург", 24 сентября 2008 г.


Абхазы в Петербурге: Мурман Джонуа

Джонуа Мурман Владимирович - глава абхазской диаспоры в Петербурге.

Сегодня в Петербурге проживает более девятисот абхазцев. Со всеми лично я не знаком, но со многими поддерживаю хорошие отношения. В основном мои земляки занимаются нужными, благородными делами в различных отраслях, а праздно болтающихся наберется немного, может, человек десять из всех.

В память абхазцев, погибших на Ленинградском фронте и во время блокады, недавно была открыта стела на Пискаревском кладбище. На открытие был приглашен Ануа Владимир Нестерович, который воевал на Невском пятачке с отцом Владимира Путина. Также в Светогорске установлен памятник абхазцам – героям Великой Отечественной войны, этот город стал побратимом абхазского города Ачандара.

При Петербургском Доме национальностей мы открыли Абхазскую воскресную школу для детей, где они изучают абхазский язык и литературу.

Рады будем видеть у себя всех петербургских абхазцев, приглашаем их к общению, объединению, а также празднованию национальных праздников. Особенно мы любим Новый год и Пасху.

 Мужчины Абхазии являются хранителями традиций. Традиции и обычаи Апсуары выступали регуляторами взаимоотношений между людьми даже при чрезвычайных обстоятельствах, которые служили своего рода проверочными экзаменами стойкости и положительного значения традиций. Даже такой жесткий закон обычая, как кровная месть (который сейчас не актуален), не освобождал от обязанности уважительного отношения к человеку, особенно к гостю, а также к пострадавшему и униженному, чтобы максимально пощадить его оскорбленное самолюбие, лишний раз не задеть его человеческого достоинства.

"Врага убей по совести",– гласит абхазская пословица. Вековой традицией были четко определены принципы взаимоотношений между противоборствующими сторонами, победителями и поверженными, включая грубо нарушивших традицию гостей. Враги должны были также придерживаться некоторых Обязательных неписаных правил.

Так, если обидчик где-нибудь случайно встречал обиженного, то он не мог первым напасть, а вправе был только обороняться, обязан был уступать ему дорогу, а в людных местах или в доме у постороннего должен был тотчас же уходить, как только покажется обиженный. При встрече врагов право первого выстрела принадлежало обиженному, причем убийца был обязан привести в порядок убитого, накрыть его буркой, сообщить родственникам вовремя о его судьбе, чтобы уберечь труп от зверей и т. п.

Противнику мстили явно и тайно, как позволяли обстоятельства. Но убийство из-за угла считалось недостойным. Имело значение и употребляемое оружие. Например, убийство палкою считалось для родственников битого более тяжким оскорблением, нежели убийство огнестрельным оружием, кинжалом или саблей. Более того, если противник не был готов к отражению нападения, в частности, застигнут врасплох невооруженным, стрелять в него не полагалось.

Кстати, японцы, взявшись за создание общеевропейской конституции, включили в нее ряд пунктов из абхазской Апсуары.

"Деловой Петербург", 01 октября 2008 г.


Абхазы в Петербурге: Сергей Тания

Сергей Шоликович Тания - уроженец Пицунды. Он хирург, кандидат медицинских наук. Окончил Военно-медицинскую академию. Заведует отделением петербургского НИИ Скорой помощи им. Джанелидзе.

Во время абхазо-грузинского конфликта он лечил раненых в Новом Афоне, в древнем монастыре. Этот уникальный монастырь во время войны начала 90-х регулярно бомбили, невзирая на святость места и медицинский красный крест. Во время войны в Сухуме погиб национальный архив Абхазии.

Неужели все документы погибли?

– Из архива – все. Но тысячелетняя история от этого не изменилась.

Кто еще воевал на вашей стороне?


– Казачество, Северный Кавказ, чеченцы, и русские, конечно. Защищать Абхазию приезжали ребята, которые раньше у нас отдыхали, с нами выросли – из Новосибирска, Екатеринбурга, Петербурга, Москвы. Они ехали на подмогу, делая вид, что едут на курорт. На границе "отдыхающих" тормозили: "Какой отдых! Там – война!". Но они все равно пробирались через кордоны и попадали в Гагры, где стояли грузинские войска. Многих из них там схватили и расстреляли.

 Потом помощь пошла уже через перевал, из Ростовского, Краснодарского края, которые здорово нас поддержали и медициной, и психологически. Ростов с Краснодаром до сих пор проявляют заботу, оставляя для абхазской молодежи бесплатные места в своих институтах.

Я слышала в Сухуме, как один старик по имени Джафар сказал: "На войне должны воевать старики. Они жизнь уже прожили. А их сыновья должны дома строить, богатство наживать, детей растить, жен оберегать, и только если их отцов убьют, идти на войну. Потому что, если молодых мужчин на войне убьют, зачем старикам жить?"

– Старики, может, и готовы воевать, но война в горах – не для пожилых людей. Горные перевалы, ношение тяжелого оружия, боеприпасов, преодоление водных преград – старикам это уже не под силу. Старики у нас составляют Совет старейшин, который решает сложные вопросы судьбы Абхазии в целом. Есть фамильные советы старейшин, ведущие родовые дела. Издревле принято старейшинам собираться в лихие времена и выносить судьбоносное решение. В этой войне они также сказали свое слово: "Выводите сынов, чтоб они воевали, кто как может. Иначе нам жизни все равно не будет, народ истребят".

Но при этом был принят закон, что если в семье всего один мальчик, он может не воевать. Чтоб его род сохранился. Закон существовал до конца войны, но им почти никто не воспользовался, и много единственных детей погибло.

Расскажите, пожалуйста, про Абхазию.

– С давних времен Абхазия назвалась "Апсны", что значит "Страна души". В принципе, так оно и есть, я считаю, это очень правильное название, соответствует истине. И несмотря на то, что война немного огрубила наш народ, абхазец по природе своей – душевный человек, умеющий по-настоящему любить. Сильно любит родину и людей в принципе. Человеколюбие у него в крови.

Мы никогда не осуществляли никаких набегов, не насиловали женщин, не рушили цивилизации, не угоняли людей в рабство. Наоборот, наша страна с открытой душой принимает каждого, кто без меча к ней идет. Кто же с мечом явится, того абхазы ни за что не пустят. А куда нам отступать? Куда уходить? Если ты знаешь, что за тобой уже только жена, дети, неприступные горы и море, значит, будешь стоять, пока не умрешь. Умрешь – другой на твое место встанет. Если есть, кому встать. А если некому, значит, такая судьба.

Народ у нас сдаваться не привык, великих войн мы не проигрывали. Абхазия никогда не была полностью покорена, несмотря на постоянные захватнические набеги. Сколько в древности было персидских нашествий! Но как только неприятельские войска доходили до стен Анакопии, древней столицы Абхазии, то всё, их останавливали. Хотя персы и турки присылали громадные войска по 60, 80 тысяч воинов, которым на маленькой абхазской территории и разместиться-то негде.

В наших сказках, летописях писали, что когда враги подходили к городу, глаза дозорных видели только бесконечные, бесконечные шлемы. Я думаю, что так могло быть в действительности, потому что арабы всегда воевали с размахом, не жалея сил. А вот об Анакопию спотыкались. Наш секрет не в сверхъестественном чуде, а в горной местности и климате-союзнике, который ударял по чужакам малярией и дефицитом воды. Измотанный болезнями противник отступал. Но абхазцы при этом от всего сердца молились всем богам.

С богами у абхазцев очень своеобразные отношения. Агрессивных религиозных фанатиков у нас никогда не было. Народ относится к вере крайне терпимо, очень естественно, никого не ущемляя. И сейчас в одной семье могут одинаково сердечно праздновать христианские праздники, мусульманские и языческие – для того, чтобы никого не обидеть. В Абхазии искренне уважают богов самих по себе, и не видят противоречия в религиях.

Раньше у каждой семьи был какой-то свой родовой бог. В наши дни в лесах еще встречаются языческие святилища и жрецы, к которым народ приходит за советом, за высшим судом. Несмотря на то, что Абхазия первой на Кавказе познакомилась с христианством, приняла его гораздо раньше России и в целом считается христианской страной.    

Об абхазском гостеприимстве ходят легенды…

– Гостеприимство для Абхазии – серьезный закон. Хозяин ради гостя готов терпеть личные неудобства. Также принято проводить руками вокруг лица гостя со словами: "Чтоб твои беды и несчастья легли на мою голову", помню, моя бабка так все время делала. Но чтобы наглядно показать все особенности абхазского гостеприимства, расскажу историю, описанную в книге Фазиля Искандера.

…Поздней ночью в один абхазский дом заскочил какой-то джигит и попросил пристанища. "Я был гостем на свадьбе, - сказал он хозяину, - там вышла ссора с другим гостем, и я убил его. Сейчас меня ищут – что мне делать?". Хозяин ответил: "Раз ты мой гость, я должен тебе помочь, и я помогу. Ночью выведу дворами, ты уйдешь". Накормил его и спрятал на чердаке. Тут подъехали друзья его сына, который тоже был на свадьбе: "Отец, так случилось, что твоего сына убил в ссоре один джигит. Мы его ищем. Не видел ли ты его?". Он говорит: "Нет, не видел. Если увижу, обязательно скажу". Джигит все это слышал. Когда хозяин поднялся на чердак, он его спросил: "Что ты теперь со мной сделаешь? Я в твоих руках". Хозяин ответил: "К гостю отношение не меняется, а судьба есть судьба. Сына мне уже не вернуть". Ночью он его вывел, и спас гостю жизнь. Такой элемент есть у нас до сих пор.

Апсуара – это свод неписаных нравственных законов Абхазии, составленный с незапамятных времен. В буквальном переводе Апсуара означает "абхазскость". Апсуару признают духовным стержнем вашей нации. В наши дни эти законы соблюдаются?

– После войны, конечно, авторитет устоев слегка пошатнулся. По причине войны молодежь стала предъявлять старикам определенные претензии, немного отбилась от рук. Понятия чести и достоинства не так акцентировались. Но когда бунтари выросли, то в процессе своей жизни осознали необходимость сохранения обычаев. Потому что традиции изнутри организовывают народ в сплоченное единство. Традициям надо учить, чтобы не потерять корень общения между собой, чтобы, банально, не стать вором, убийцей, чтобы не спиться. Это как кристаллическая решетка, удерживающая личность от деградации и распада. Соблюдая правила, человек приучается быть человеком. Тренирует себя.

Правил, традиций у нас очень много, они касаются всех важных событий человеческой жизни, им обучают с раннего детства. И это здорово работает. Например, в каждом селении отношения между фамилиями очень четко распределены, по парам. Если у одной семьи с такой-то фамилией случается беда, то другая семья другой фамилии берет на себя все бытовые заботы и хлопоты (не финансовые). Например, полностью готовит поминки, или свадебные столы (а свадьбы в Абхазии большие), освобождая парную себе семью от работ. Чтобы люди могли всецело предаться или горю, или радости.

Так издавна было заведено, и когда сейчас рождаются дети, им говорят – в случае беды эта семья нам поможет, а мы поможем ей. Причем семьи выбирались не родственные, и народ понимал, что так нужно. Потому что если завтра у тебя случится беда, что в принципе неизбежно, и ты будешь разбит горем, а тебе помогут – вот тогда ты поймешь, что это такое. Поэтому в плане взаимопомощи у абхазцев проблем никогда не было.

Никакого насилия в смысле традиций нет. Хотя к выполнению основных обычаев народ относился всегда настолько серьезно, что родилась пословица: "Если б у абхазцев жил на луне родственник и помер бы, они б точно туда долетели, на поминки".  

Мой старший двоюродный брат говорил когда-то: "Если ты хочешь помочь человеку, то помоги ему, и не обязательно деньгами – дело не в деньгах. Ты просто встань рядом в его тяжелое время и скажи: "Чем я могу тебе помочь?" Чтобы он почувствовал твое плечо. Может, ему просто надо дров нарубить – плохо ему, сам не может".

Абхазию называют райским уголком. Там особые климатические условия. Высокие горы создают своеобразный щит, отбрасывающий циклоны и шторма обратно в море.

Климат субтропический и очень непростой. Дело в том, что в Абхазии раньше было много болот, источавших малярию. Российская Империя вложила в развитие курортов много средств. В то время как Грузия не прилагала никаких усилий. Например, был такой принц Ольденбургский, приближенный к русскому императору, он полюбил Гагры и не жалел ни денег, ни сил. Провел там водопровод, сделал систему своеобразного орошения, открыл непосредственно курорт Гагры (в противовес Ницце), построил там себе дворец.

Пицундой же занялся опальный купец Игумнов. В свое время он был богат и дерзок настолько, что выстелил полы танцевального зала золотыми червонцами, ликом царя кверху. Естественно, его сослали в страшное малярийное место – в Пицунду, куда царское правительство традиционно отправляло ненадежных подданных.

Ссыльный приехал, осмотрелся, изучил климатический вопрос и… осушил болота – насажал везде эвкалиптов, болотных кипарисов, построил себе маленький дворец и зажил очень хорошо. После того, как появились эти растения, климат начал радикально меняться, и теперь Пицунда – отличный курорт, где есть заповедник реликтовых сосен, земляничных деревьев и самшита.

"Деловой Петербург", 26 сентября 2008 г.


Абхазская защита

В последние недели Абхазия, наряду с Южной Осетией, в заголовках новостей. Говоря о геополитике, впрочем, очень мало сообщают о культуре этой республики, ее истории, людях, которые там живут, абхазской диаспоре в России и в Петербурге в частности. Восполняя этот пробел, мы публикуем серию материалов об Абхазии и абхазах.         

Абхазы жили на своей земле с незапамятных времен, являясь одним из древнейших коренных этносов Кавказа. Первые упоминания об Абхазии встречаются в ассирийских источниках 12 века до н. э., и указанное там место обитания народа "апсуа" (самоназвание абхазов) с тех пор не изменилось.
Через территорию Древней Абхазии в VII-VI вв. до н. э. проходили по своим азиатским делам скифы, часть из которых осела и смешалась с местным населением. А вот государственность абхазам привнесли уже греки. С VI века до н.э. Абхазия являлась равноправной частью древней Колхиды, на её территории находились античные города Диоскурия (ныне Сухум) и Питиунт (ныне Пицунда). Плиний писал о Диоскурии: "Некогда этот город был столь знаменит, что туда сходились 300 племен, говоривших на разных языках. И после того наши римляне вели здесь свои дела при посредстве 130 переводчиков". Когда греческая Диоскурия погибла, римляне построили на ее месте крепость Себастополис, назвав ее в честь первого римского императора. Однако Себастополис, как и Диоскурию, постигло стихийное бедствие. Оба легендарных города друг за другом внезапно ушли под воду вместе с домами, площадями и жителями. Уцелел лишь маленький кусочек крепостной стены. Сейчас эти города-Атлантиды – часть подводного пейзажа морской пучины.

Римляне укрепились в прибрежных районах Абхазии в самом начале нашей эры. Однако ни Греции, ни тем более Риму не удалось превратить абхазскую часть Колхиды в свою обычную провинцию. Пришедшая на смену Риму Византия оставила, конечно, в культуре свой след, но также не добилась полной переплавки абхазской натуры. Исконные гены не поддались стерилизации. Абхазия осталась Абхазией: находясь еще под влиянием Рима, древнеабхазские племена создали свою самобытную "Цебельдинскую культуру". Стало сенсацией, когда в абхазских воинских захоронениях III – IV века были найдены самые ранние на территории бывшего СССР мечи из дамасской стали.

Затем через Абхазию в сторону Северного Кавказа прошел Великий Шелковый путь. И Абхазия стала играть роль моста, соединявшего Северный Кавказ и лежащую далее степь с внешним миром в экономическом и культурном отношении.

В VIII веке возникло Абхазское царство, весьма могущественное. В это же время на Кавказ стали регулярно нападать арабы (персы и проч.), в первую очередь ударяясь о грудь Абхазии. Долгое время Абхазское царство являлось щитом всего Западного Закавказья, объединяя вокруг себя соседей. Семь последующих веков абхазы страдали от опустошительных арабских набегов, однако завоевать Абхазию не позволили, упорно отбрасывая арабов от своих границ. Более того, они не раз прятали и охраняли на своей территории царей соседних государств, в том числе грузинских. Первым спасенным был картвельский царь Мириана, который вместе с семьей укрылся в Абхазии от угрозы Мурвана Кру "Глухого". Абхазский царь Леон I возглавил сопротивление "Глухому", объединив абхазцев с картвельскими  воинами. Абхазы обладая природной находчивостью, всегда умело воевали и строили себе специфические жилища, которые легко сжигали при отступлении. На пепелище оставались только камни. Когда люди возвращались, они собирали эти камни в постройку и жили дальше.

Община

Основой основ общественного устройства Абхазии была сельская община ("акыта"), которая объединяла все слои населения - высшие и низшие сословия – в одно целое, и была пропитана молочным родством феодалов с крестьянами ("аталычество"). Что значительно смягчало сословные противоречия – крестьян не притесняли, не обирали до нитки, а крестьяне не бунтовали. Все жили мирно и уважительно.

В годы правления Георгия II (Х век) Абхазия достигла своего наибольшего расцвета и могущества, владея практически всей территорией современной Грузии, имея границы от Анапы до реки Ксани. Это была большая, но далеко не единая страна. Междоусобицы ее не пощадили и к 15 веку она ослабла. На лакомые абхазские земли объявилось сразу несколько претендентов – Генуя, Турция, а также бывшие союзники Абхазии – Гурия и Мингрелия. Триста лет Абхазию попеременно трепали, она продолжала сопротивляться, но все же Сухум был захвачен и превратился в Сухум-кале – турецкую цитадель. Османская империя, к своей радости, уверенно пришла в Абхазию наводить порядки, но радовалась недолго. Абхазия уже дружила с Россией, а Россия воевала с Турцией.

Выбираться из исторической ямы Абхазия начала самостоятельно.

Чачба и Россия

Когда над Апсны сгустились тучи, появился ее национальный герой – владетельный князь Келешбей Чачба, харизматическая личность. К концу 18 века он начал править Абхазией. В первую очередь князь сплотил свой народ, добившись всеобщего уважения и поддержки. Его имя авторитетно звучало также далеко за пределами Кавказа. Умный, находчивый, решительный, он задумал вернуть стране полную независимость. Собрав за короткое время 25-тысячное войско, хорошо вооруженное, с артиллерией, конницей и сильным флотом (более 600 галер), Келешбей Чачба заимел реальную силу. Абхазское княжество вновь усилилось и с помощью флота стало контролировать Черноморское побережье от Анапы до Батума. Неожиданно возникший у Абхазии внушительный военный потенциал козырной картой побил все планы Турции, и ее владычество тут же стало формальным. Келешбей добился, что "к началу 19 столетия Абхазское княжество стало одним из наиболее мощных и влиятельных государственных образований на Западном Кавказе".

В это время Россия, присоединив к себе ряд кавказских княжеств, вышла, наконец, к черноморскому побережью южного Кавказа, и с интересом поглядывала в сторону Абхазии – очень выгодного для нее места. Абхазия тоже смотрела на Россию – Абхазии был нужен последний рывок, чтобы окончательно изгнать Турцию. И Чачба принял свое решение – поддержать Россию в турецкой войне, чтобы Россия поддержала его. Образцовая гвардия Келешбея, воспитанная на нравственных абхазских законах Апсуары, некоторые элементы которых были включены в Российский боевой устав (в частности правила поведении младших боевых офицеров по отношению к старшим), своими яркими победами очень кстати помогала России. Но без слепого послушания: например, Чачба так и не выполнил просьбу Александра I о штурме крепости Поти, в которой засели турки, решив, что рискует слишком большими потерями. В то же время, войско Келешбея ни разу не допустило высадки в Абхазии турецких десантов.

Келешбей погиб в самом расцвете своей деятельности. Его трагическая гибель напоминает гибель самого любимого народного героя Сасрыквы из абхазского Нартского эпоса – его убили родные братья-нарты. Келешбея же убил его старший сын Асланбей, вопреки отцу призывавший объединяться с Турцией для борьбы с Россией. Но большинство абхазов его не поддержало. Тогда младший сын Келешбея Сафарбей, добился присоединения Абхазии к России в 1810 году. В отличие от Грузии, Абхазское княжество с присоединением к России не лишилось своей государственности, оно долго сохраняло автономное управление в составе Российской империи, просуществовав на Кавказе дольше других.

Защита староверов

Видно, что и в данном случае Абхазия себе не изменила. Уважая Россию, она оставалась собой и никогда не поступалась внутренними понятиями, ставя свои народные убеждения выше любой выгоды. Например, абхазцы так и не дали в обиду русских староверов, бежавших от русского царя в самые высокие селения Абхазии. Царь принуждал их воевать, они отказывались и скрывались. В итоге староверы крепко засели в Псху, на них началась охота, и в регион были стянуты крупные воинские контингенты. Но абхазские правители не оказали существенной помощи российским властям, так как местное население сочувствовало староверам, поддерживая их в праве жить так, как им надо. У абхазов не принято насилием ломать убеждения людей.

Староверы живут в Псху до сих пор. Сейчас туда летают вертолеты с экскурсиями. Впечатления самые приятные: высокогорный воздух глубокой чистоты, ухоженные дворы, между которыми блестят речки, изобилующие форелью. Рыбы ловят ровно столько, сколько в данный момент нужно – без излишеств. Излишеств там принципиально нет ни в чем, поэтому и природа довольна, и люди хорошо выглядят. Среди нынешних староверов – треть абхазов, которые "устали от всего", а здесь счастливы.

После Кавказской войны и антиколониальных восстаний 1866, 1877 гг. абхазская нация пережила грандиозную этническую катастрофу. Большая часть населения, обращенная турками в ислам, при жестко поставленных политических условиях, вынуждена была покинуть родину. Турецкие корабли вывозили правоверных абхазов в Турцию, где они считались беженцами – махаджирами. Потеря такого огромного количества населения нанесла непоправимый урон абхазской нации. 
В опустевшую Абхазию хлынул поток новопоселенцев, прежде всего грузин (в основном мегрелов), а также армян, греков, русских, болгар, немцев, эстонцев и др. Так, в 1886 году абхазы составляли 85,7%, а в 1897 году - 55,3% населения.
Численность абхазов в Республике Абхазия по переписи 1989 года – 93,2 тыс. человек, всего в Российской Федерации и странах СНГ – 105 тыс. человек. Живут они в Турции, Греции и других странах – более 600 тыс. человек.

Абхазы на войне 

Абхазы рассказывают, как в начале 1990-х генерал грузинской армии выступил по телевидению с заявлением: "Я готов потерять 100 тысяч грузин, но ни одного абхаза на земле не останется". Война, которую вела Грузия в этой республике, была очень жестокой, прежде всего, по словам абхазов, по отношению к мирным жителям, женщинам, детям.

Слова "абхазская армия" может кто-то и не принимает всерьез, но лишь тот, кто не знает, например, про оборону Ткварчели. Это маленький абхазский город, в который за год страшных боев так и не смогли войти грузинские танки. Притом, что многие его защитники имели лишь охотничьи ружья. Когда абхазы вспоминают, как начинали воевать, сами удивляются: "была пара старых градобойных пушек, да несколько отбитых у грузин минометов…".

Абхазский флот тоже отличился. Опыт его дерзких операций сейчас изучают в военных институтах, хотя морякам пришлось сражаться буквально на моторных лодках, прогулочных теплоходах и сторожевых катерах советской постройки. В ходе войны курортные плавсредства заметно изменились - на них поставили зенитные и танковые пулеметы, пушки, системы залпового огня, а на катер "Гриф" абхазские оружейники приспособили установку для запуска неуправляемых ракет, которую обычно используют только на самолетах.

"Деловой Петербург", 02 сентября 2008 г.


Душа Абхазии: где ее искать

В последние недели Абхазия, наряду с Южной Осетией, в заголовках новостей. Говоря о геополитике, впрочем, очень мало сообщают о культуре этой республики, ее истории, людях, которые там живут, абхазской диаспоре в России и в Петербурге в частности. Мы постараемся восполнить этот пробел.         

В сказочно красивом ущелье около Сухума, где упиваются раздольем дикие пчелы, есть большая скала Анантвара.  Когда-то скала считалась священной. На неё не поднимались, чтобы не тревожить могущественную богиню Анана-Гунду ("ан" - значит "мать"), изображаемую в абхазских мифах в облике пчелиной матки. Сейчас эта униженная обстрелами скала пестрит дырами дотов. А у ее подножия на берегу реки Гумисты до сих пор работают минеры. Земля райского уголка, ласковой маленькой Абхазии, оказалась напичкана минами и кровью.

Живописная автомобильная трасса, проложенная по всему абхазскому побережью, сегодня сплошь усыпана памятниками – это дань павшим воинам, а также женщинам и детям, погибшим во время последних войн с Грузией. Памятники есть в каждой абхазской деревне, стелы с фотографиями и фамилиями погибших.

День 30 сентября 1993 года абхазы считают своим "Днем победы" в войне, которая вошла в историю как крайне жестокая, кровавая и разрушительная. Оставаясь непризнанной, республика затем пережила 15 лет экономической блокады. Все эти годы  Абхазия живет в полуразрушенном состоянии, медленно и самостоятельно восстанавливаясь. Воду во многие селения до сих пор привозят в цистернах. Пустые обожженные дома с окнами без стекол обживают туристы-дикари, которых с каждым годом становится все больше. Блистательные курорты разгромлены, Абхазия заросла ежевикой. На улицах селений встречаются в основном старики и дети.

До 1992 года в Абхазии кипела жизнь. Озеро Рица, водопады, глубочайшая новоафонская пещера… Туризм, курорты и мандарины – таков был основной источник доходов республики. Впрочем, работали и заводы, фабрики, серьезные научные учреждения, засекреченные исследовательские центры ядерной физики, лазерного и бактериологического оружия. Ученые бились над проблемами СПИДа, полиомиелита, чумы, имея целую сеть обезьяньих питомников, где  были синтезированы все без исключения самые серьезные прививки времен СССР. Не случайно, единственный в мире памятник обезьяне стоит именно в Сухуме.

На полях Абхазии благополучно рос уважаемый в СССР табак Самсун, а в Лыхны на майские праздники ежегодно проводились скачки и конноспортивные соревнования, на которые съезжался весь удалой юг России.

Абхазы и грузины

Абхазы и грузины не являются родственными нациями. Они имеют абсолютно разные истоки, языки, разные традиции и обычаи.

Абхазский язык невероятно сложен. По мнению лингвистов его практически невозможно выучить, если не приобщаться к нему с пеленок, не перенимая от родителей. Абхазы используют свыше 80 звуков(!), многие из которых напоминают свист или шипение. Легкое изменение свиста полностью меняет смысл. Такая фонетическая особенность родного языка позволяет абхазцам легко воспроизводить любые языки и диалекты. Можно заметить, что абхазцы, в отличие от грузин и прочих народов Кавказа, говорят по-русски без акцента, даже те из них, кто не знает толком русского языка.

Абхазам наиболее близки абазины, адыгейцы, кабардинцы, черкесы, убыхи. В языковом отношении все они составляют абхазо-адыгскую группу северо-кавказской семьи языков.

К настоящему времени абхазы представляют собой небольшую по численности, но очень сплоченную нацию; гордый, активный, деятельный народ, объединенный собственным национальным самосознанием, общими устремлениями, общностью культуры, языка и уклада жизни.

Долгожители

Абхазы – известные долгожители. Феномен абхазского долгожительства неоднократно исследовали ученые многих стран. Вот к какому выводу пришли сотрудники НИИ антропологии МГУ в 1981 г.: "Морфологическая структура тела абхазского мужского населения характеризуется оптимальным соотношением соматических (нервных) компонентов, хорошим физическим развитием и отсутствием астении и ожирения. Среди мужчин-абхазов очень большую долю составляют гармоничные типы телосложения, с наличием которых мы связываем повышенный индекс долгожительства в Абхазии. По-видимому, организмы с данным типом телосложения, являясь гармонически физически развитыми, характеризуются сравнительно большей приспособляемостью, равно как и выживаемостью. Этот тип телосложения характеризуется длительным согласованным функционированием всех систем органов, что способствует долгожительству. Повышенное число гармоничных типов телосложения наиболее характерно для населения предгорной зоны. Эта закономерность согласуется с существующими там факторами среды и наибольшим показателем индекса долгожительства".

Страна в отпуске

На начало войны в 1992 году количество коренных абхазов в Абхазии не превышало 93 тысячи человек – что меньше, чем население Ораниенбаума. Сейчас Абхазия опустошена, народу живется трудно. Например, в 1998 году, пенсия одной русской женщины, прожившей в Сухуме всю жизнь, составляла 14 рублей, при том, что за телефон она платила 12 рублей, а за буханку хлеба – 3 рубля. Пришлось развести самовольный огородик, прямо у подъезда многоэтажного "подстреленного" дома, где зять, вскапывавший землю под грядки, чуть не подорвался на мине. Сейчас пенсии также малы – по сто рублей, а за свет приходится платить 150.

Большая часть коренного мужского населения год из года перебивается случайными заработками. Взять Сухум – кого из мужчин ни спросишь:  "Чем занимаешься?" – ответ всегда один и тот же: "Я в отпуске". В нескончаемо долгом отпуске.

Однако, когда делегации ООН приезжают в Абхазию с гуманитарной помощью, абхазы умудряются принимать их за такими огромными, шикарными столами, что ооновцы недоумевают: "Похоже, не мы должны вам помогать, а вы нам"… Они не знают, что абхазцы, чтобы принять гостей, "сбрасываются" несколькими селениями, и, отдавая для угощения лучшие продукты, сами питаются крайне скромно. Но гордость не позволяет им действовать иначе: "Сегодня плохо, завтра будет хорошо", - бодро говорят они.

Все взрослые мужчины Абхазии являются резервистами, у каждого из них есть оружие. На каждом застолье они произносят тост за погибших, и за здоровье нынешних бойцов. Народ с виду притих, но ни расслабляться, ни сдаваться не собирается. Как не сдавался он еще ни разу за всю историю.

"Деловой Петербург", 29.08.2008 г.


(Источник: Деловой Петербург.)



Некоммерческое распространение материалов приветствуется;
при перепечатке и цитировании текстов
указывайте, пожалуйста, источник:
Абхазская интернет-библиотека, с гиперссылкой.

© Дизайн и оформление сайта – Алексей&Галина (Apsnyteka)

Яндекс.Метрика