В. Б. Кураскуа

Абхазская национальная школа (1921-1958)

Сухум - Абхазский государственный университет - 2003.

Рецензенты: докт. пед. наук проф. А. М. Касландзия, канд. ист.наук, доц. А.М. Хашба, канд. пед.наук, доц. Н.Т.Лакашия

В предлагаемой читателю работе впервые исследуются пути развития и становления абхазской национальной школы, то есть, абхазской школы с обучением на родном языке, советского времени. Автором широко использованы архивные материалы, материалы официальных учреждений, народного образования и другие источники. Исследование рекомендовано для печати кафедрой педагогики и психологии и научно-методическим советом Абхазского Государственного университета. Представляет практический интерес для студентов, аспирантов, преподавателей и широкой общественности, интересующейся историей абхазской национальной школы.

Редактор Л. Аргун

ОГЛАВЛЕНИЕ
Вместо предисловия
Введение
ГЛАВА I. АБХАЗСКАЯ НАЦИОНАЛЬНАЯ ШКОЛА В ПЕРВОМ ДЕСЯТИЛЕТИИ СОВЕТСКОЙ ВЛАСТИ (1921-1931 гг.)
§ 1. Установление Советской власти в Абхазии и первые шаги в области школьного дела
§ 2. Создание Единой трудовой школы в Абхазии
§ 3. Учебно-воспитательная работа в абхазской единой трудовой школе
§ 4. Подготовка и переподготовка учительских кадров
ГЛАВА II. РАЗВИТИЕ АБХАЗСКОЙ ШКОЛЫ ПОСЛЕ ВВЕДЕНИЯ ВСЕОБЩЕГО НАЧАЛЬНОГО ОБУЧЕНИЯ (1931-1941 гг.)
§ 1. Принятие закона о всеобщем начальном обучении и его реализация
§ 2. Абхазская школа после постановлений ЦК ВКП(б) и советского правительства по вопросам воспитания и обучения (30-е гг.)
§ 3. Создание новых учебников для абхазских школ
§ 4. Воспитательная работа в абхазских школах
§ 5. Проблема подготовки педагогических кадров для абхазской школы
ГЛАВА III. АБХАЗСКАЯ ШКОЛА В ГОДЫ ВЕЛИКОЙ ОТЕЧЕСТВЕННОЙ ВОЙНЫ (1941-1958 гг.) И ПОСЛЕВОЕННОЕ ВРЕМЯ
§ 1. Абхазская школа в годы Великой отечественной войны (1941-1945 гг.)
§ 2. Ликвидация абхазской школы и меры по ее восстановлению
§ 3. Абхазская школа в период подготовки и осуществления Закона о школе 1958 г.

Вместо предисловия

История советского общества привлекает все большее внимание не только специалистов, но и широких масс читателей.
Какой на самом деле является оценка пройденного нашей страной пути? Важной частью преобразования Абхазии после победы советской власти и восстановления государственности было просвещение трудящихся масс, развитие социалистической культуры. Как она формировалась? В какой степени связана с достижениями в сфере духовного развития предыдущих поколений и чем от них отличается? Какие потери понесла в условиях культа личности Сталина, массовых репрессий?
Сегодня идет переоценка ценностей, попытка найти новые ориентиры в развитии общества, подчас без заботы о том, как бы вместе с мыльной водой не выплеснуть и ребенка.
Осмысление истории культурного развития Абхазии позволяет увидеть как достижения, так и серьезные издержки на этом пути; помогает в решении образовательно-воспитательных задач настоящего времени.
В предлагаемой читателю книге абхазского ученого-педагога В. Б. Кураскуа «Абхазская национальная школа в 1921—1958 гг.» впервые прослеживается история абхазской общеобразовательной школы со времени ее образования в 1921 году до 1958 года. К сожалению, она является посмертным изданием ученого. Исследователь ушел из жизни в 1999 году.
В. Б. Кураскуа после успешного окончания Тбилисского государственного университета (филологический факультет, отделение кавказских языков), в 1958 году возвращается на
Родину - в Абхазию. Молодой специалист начинает работать на кафедре абхазского языка и литературы,освобожденным секретарем комитета комсомола института. С 1962-1965 гг. В. Б. Кураскуа поступает в аспирантуру НИИ теории и истории, педагогики АПН РСФСР в Москве, где успешно защищает диссертацию на соискание ученой степени кандидата педагогических наук.
С 1965 года В. Б. Кураскуа - преподаватель кафедры педагогики и психологии зам. декана заочного отделения Сухумского госпединститута.
В 1973 году ему присваивается звание доцента.
С 1978 по 1989 год В. Б. Кураскуа - декан педагогического факультета Абхазского госуниверситета; с 1993 по 1999 год он заведует кафедрой педагогики и психологии университета.
В. Б. Кураскуа автор более 30 научных работ по проблемам народного образования Абхазии, соавтор учебника по истории педагогики на абхазском языке. В последние годы жизни он работал над составлением курса лекций по педагогике и параллельно над монографией по проблемам народного образования Абхазии, которую не успел завершить.
В. Б. Кураскуа - участник национально-освободительного движения абхазского народа с 60-х годов, один из авторов Абхазского письма 1967 года. Истинный патриот своего отечества, он не случайно выбрал проблему исследования и хронологические ее рамки. Поднимать проблемы понижения государственного статуса Абхазии в 1931 году и закрытия абхазских школ - было весьма чревато в тот период для молодого исследователя.
И все же углубимся в вопрос. Почему абхазский ученый решил исследовать развитие и становление абхазской национальной школы советского времени?
Как известно, школы с абхазским контингентом учащихся существовали задолго до установления советской власти. В них тоже шло обучение по определенным учебным планам, программам, учебникам, и тогда имелись абхазские учительские кадры, учащиеся в той или иной степени изучали родной язык. Однако дореволюционную школу, даже исключительно с абхазским контингентом учащихся, нельзя считать национальной.
Действительно, о какой национальной абхазской школе до советского времени может идти речь, если в тот период последняя располагала лишь двумя учебниками. Первый из них -это варианты абхазского букваря, изданные в разное время: И. П. Бартоломея «Абхазский букварь» (1865), Д. И. Гулиа и К. Д. Мачавариани «Абхазская азбука» (1882), А. М. Чочуа «Абхазская азбука» (1909). Существовал еще один учебник А. И. Чукбар и Н. С. Патеипа «Книга для чтения на абхазском языке». Безусловно, на этой учебной базе невозможно было организовать обучение родному языку учащихся даже начальных классов.
В досоветской Абхазии практически никто целенаправленно не занимался ни составлением учебников абхазского языка, ни подготовкой национальных педагогических кадров. Учителей абхазского языка катастрофически не хватало. Например, в 1898 году на всю Абхазию был только один учитель абхазского языка, в 1903 году их было 9, накануне Октябрьской революции насчитывалось 20 учителей1. В учебных планах школ Абхазии, вплоть до начала XX века, абхазский язык не значился.
Изучение абхазского языка даже как предмет стало возможным после первой русской революции 1905-1907 гг., она вынудила царизм разрешить преподавание родного языка в школах «национальных окраин»2. В указанные годы не только не разрешалось систематическое изучение абхазского языка, но, например, в Сухумской горской школе в некоторые дни недели, в свободное от учебы время, учащимся даже запрещалось говорить на нем. Нарушившие этот порядок строго наказывались, вплоть до лишения обеда. Эти и ряд других фактов, приводимых в работе, не дают нам права не согласиться с утверждением В. Б. Кураскуа, что история национальной абхазской школы начинается только с установления советской власти в республике - с 1921 года.
Ученым убедительно аргументирован выбор темы исследования. В частности, он отмечает, что до 50-х годов XX века, в историко-педагогической литературе отсутствовали работы, посвященные народному образованию в Абхазии советского периода, а также обосновывает необходимость в дальнейшем еще более глубокого, всестороннего изучения исследуемой проблемы.
Кураскуа В. Б. объективно анализирует содержание единой трудовой школы, указывая на ее сильные и слабые стороны. Он довольно подробно освещает картину открытия национальных школ на местах в различных регионах Абхазии. Нельзя не согласиться с ученым, что действительно в развитии и становлении абхазской национальной школы, поднятии авторитета родного языка как предмета обучения и воспитания учащихся, первое десятилетие советской власти сыграло исключительную роль. На заре советской власти экономическая и национальная политика союзного государства была направлена на то, чтобы как можно быстрее исправить тяжелейшее положение национальных окраин, поднять их экономический и образовательный потенциал. Этот важный процесс следовало завершить в абхазских школах к началу 1932/33 учебного года.
Не обойдены в исследовании трудности, связанные со все-
общим начальным обучением. Как известно, в Абхазии предполагалось в 1931/41 годах ввести обязательное обучение в объеме программ 1—4-х классов для всех детей обоего пола в возрасте от 7 до 12 лет.
Автор объективно освещает массовую разъяснительную работу, которую проводили в этом направлении среди населения партийные и советские органы.
Одной из важнейших проблем абхазской школы тех лет было политическое обучение учащихся. Со свойственной ему объективностью, В. Б. Кураскуа не может обойти трудности, с которыми школа столкнулась в процессе реализации этой проблемы. Главные из них - слабость теоретической подготовки учителей, отсутствие продуманной связи между научной теорией и производственной практикой, а также недостаточность материальной базы.
Весьма положительно воспринимается в исследовании совместное Постановление СНК СССР и ЦК ВКП(б) от 13 мая 1938 года "Об обязательном изучении русского языка в школах национальных республик и областей", а также отмечается исключительно важная роль Постановления ЦК ВКП(б) от 12 февраля 1933 года «Об учебниках начальной и средней школы». В. Б. Кураскуа, в частности, как положительный факт отмечает, что по учебникам абхазской литературы тех лет абхазские дети имели возможность ознакомиться с русской литературой, национальными литературами других народов, что, несомненно, способствовало духовному обогащению учащихся.
Исследователь подчеркивает значительность открытия в 1932 году Сухумского педагогического института, его непреходящую роль в подготовке местных педагогических кадров. Одновременно автор с сожалением говорит о том, что в этом вузе свыше 20 лет не было ни одного отделения, ни одного факультета по подготовке абхазских национальных учительских кадров, что в свою очередь определенным образом тормозило
процесс формирования национальной интеллигенции.
Как явствует из работы, в конце 30-х годов наметилась тенденция свертывания национальных школ Абхазии, постепенная переориентация их на грузинский язык. В 1937 году абхазская письменность с русской графики была переведена на грузинскую. Одновременно Совнарком Грузии принял решение о преподавании грузинского языка в негрузинских школах республики. Так было положено начало преднамеренной грузинизации абхазов, закрытию абхазских школ.
В. Б. Кураскуа констатирует: «Согласно Постановлению от 12 июня 1945 года, в 1945/46 учебном году в начальных классах абхазских школ, то есть с 1-го по 4-й классы, обучение было переведено на грузинский язык, а с 1946/47 учебного года грузинский язык становится языком обучения средних школ».
Как торжество справедливости ученый отмечает начавшееся в 1953 году восстановление сети абхазских школ, исключительную важность его значения для дальнейшего развития народного образования в Абхазии. «В начальных классах было восстановлено обучение на родном языке учащихся, а с пятого класса, где преподавание осуществлялось на русском языке, родной язык и литература вводятся как учебные предметы.
В исследовании обстоятельно рассматривается положение абхазской школы в годы Великой Отечественной войны и в послевоенное время, вплоть до 1958 года, подчеркивается военно-патриотическая ориентация учебно-воспитательной работы абхазской школы тех лет.
В завершение работы В. Б. Кураскуа приведены несколько постановлений ЦК КПСС и Советского правительства по преодолению фактов нарушения национальной политики в Абхазии.
Работа над данной монографией велась в 70-е - 80-е годы.
и это, не могло, в определенной степени, не отразиться на ней, ибо это был период, когда как отмечает сам автор, во введении, в процессе исследовательской работы приходилось сталкиваться с рядом объективных трудностей в раскрытии и освещении отдельных вопросов «из-за серьезных пробелов в материалах республиканских архивов и отсутствия многих статистических сведений и документальных данных об абхазской школе за ряд лет».
Время написания монографии отразилось и на названиях архивов, которыми пользуется исследователь (как известно, с 1992 года многие архивы переименованы, так ЦГАОР переименован в ГАРФ; некоторые архивы сейчас вообще закрыты и т.д.).
Практическая значимость высокоинформативного, фундаментального научного труда В. Б. Кураскуа «Абхазская национальная школа» (1921-1958 гг.) бесспорна.
Работа рекомендована кафедрой педагогики и психологии и научно-методическим советом Абхазского государственного университета. Она, несомненно, будет востребована и займет свое достойное место в ряду учебной и научной литературы по истории педагогики и будет использована широкой аудиторией - студентами, аспирантами, преподавателями педагогики и смежных наук.

А.М. Касландзия, докт. пед. наук, проф.
А.М. Хашба, канд. ист. наук, доцент,
Н. Т. Лакашия, канд. пед. наук, доцент.


Введение

Абхазы - один из древнейших народов Кавказа. История абхазов сложна и поучительна. Более 100 лет (1810-1921 гг.) Абхазия находилась под властью русского самодержавия и оставалась до установления советской власти отсталой национальной окраиной царской России. В этот период царизмом было открыто всего лишь несколько школ. Иметь национальные школы с преподаванием на абхазском языке категорически запрещалось. Русских школ, в которых могли бы учиться дети абхазского населения было крайне недостаточно.
Три ведомства, подвизавшиеся в области народного образования, - Министерство Народного просвещения. Епархиальное ведомство и Общество восстановления христианства на Кавказе, имели в Абхазии в 1914 г. всего лишь 148 учебных заведений, из них 145 начальных (преимущественно церковноприходских) школ, одно городское училище, реальное училище и женскую гимназию, обслуживавшие почти исключительно детей привилегированных слоев населения - князей, дворян, купцов и др.
На заре советской власти в 1921 году развитие народного образования в Абхазии стало одной их важнейших задач партийных организаций, неотъемлемой частью социалистического строительства в республике. Государственность, однако, в 1931 году по вине высокого руководства СССР, в частности, Сталина и Берия была урезана: ССР Абхазия была понижена в статусе - преобразована в автономную республику и включена в состав ССР Грузия...
До 50-х годов в историко-педагогической литературе практически не было работ, посвященных народному образованию в Абхазии советского периода. И лишь с середины 50-х стали появляться исследования по отдельным вопросам рассматриваемой темы. Из наиболее крупных исследований следует назвать работы В. И. Нарсия "Советская школа в Абхазии 1921-1931 гг." (1956 г.) и "Народное просвещение в Абхазии за 40 лет Советской власти" (1961 г.). В первой из них речь идет о русских, грузинских, армянских и других школах на территории Абхазской АССР, история собственно абхазской школы специально не освещается. Да и во второй своей работе автор касается лишь отдельных вопросов истории абхазской школы.
Некоторые сведения из истории абхазской советской школы содержатся в таких трудах, как: "К 100-летию Сухумской Абхазской школы" Б. Г. Тарба (1964 г.), "Заметки о развитии Абхазской литературы" Ш. Д. Инал-ипа (1967 г.), "Об Абхазской литературе" (Критические очерки) X. С. Бгажба (на абхазском языке) (1960 г.), "Дмитрий Гулиа" X. Бгажба и К. Зелинского (1956 г.).
Перечисленные работы, имея, безусловно, определенную историко-педагогическую ценность, все же не дают достаточно полного представления о становлении и развитии абхазской общеобразовательной школы. Именно это обстоятельство и побудило автора данной работы заняться исследованием истории абхазской общеобразовательной школы в означенный период, т.е. со времени ее образования в 1921 году до принятия Президиумом Верховного СССР Закона «Об укреплении связи школы с жизнью и о дальнейшем развитии системы народного образования в СССР» (1958 г.). Исследователь при этом стремится показать специфику развития системы народного образования, охарактеризовать роль и значение национальной школы в решении задач культурной революции.
У абхазов, как и у других малых народов царской России, обреченных на вымирание, благодаря установлению советской власти и восстановлению государственности, открылось второе дыхание, у них пробудились дремавшие до этого потенциальные силы и возможности и тем самым они внесли в сокровищницу социалистической культуры свой посильный вклад, - всё лучшее, действительно народное, что было создано и накоплено ими за свою более тысячелетнюю историю.
Автор книги в процессе исследовательской работы встретил ряд объективных трудностей в раскрытии и освещении отдельных вопросов, особенно в третьей главе из-за серьезных пробелов в материалах республиканских архивов и отсутствия многих статистических сведений и документальных данных об абхазской школе за ряд лет. Однако в общем плане тем не менее ему удалось найти и выделить все то из архивных и печатных материалов, что было необходимо для разработки избранной темы.
Подвергнув обстоятельному и разностороннему рассмотрению, обширный архивный материал и официальные издания учреждений народного образования, исследователю удалось установить особенности, присущие процессу становления и развития национальной школы в Абхазии:
1. Революционный и трудовой подъем, который переживал абхазский народ в связи с уничтожением многовекового национального и всякого другого неравенства, весьма убедительно проявился в отношении к созданию его школы на родном языке.
Так, темпы развертывания сети абхазских школ были в два раза быстрее, чем остальной школьной сети, а рост контингента учащихся-абхазов в три раза больше. Абхазское население шло сознательно на материальные затраты и обеспечивало вновь открываемые национальные школы помещениями, оборудованием, освещением и, даже содержало, определенное время учителей за свой счет;
2. Абхазская национальная школа, несмотря на крайне ограниченные возможности, благодаря самоотверженному труду небольшого ядра народной интеллигенции, преодолела большие трудности в процессе разработки программ и учебных планов, в составлении учебников, учебных пособий, частных методик по абхазскому языку и др. Наркомпрос сумел разработать школьный устав, который учитывал и отражал особенности абхазской школы;
3. Абхазскую школу не захлестнула волна отрицания постоянных учебников вообще или отстаивания так называемых рабочих книг и рассыпных учебников., И это, главным образом, потому, что в ней не привилась система комплексного обучения, сохранялось предметное преподавание;
4. Абхазская школа успешно справлялась с осуществлением всеобщего начального, обязательного обучения, которое в 1982/83 учебном году охватило 93% от общего числа детей, подлежавших обучению. Решающую роль при этом сыграла подготовка в предыдущие годы кадров учителей из коренной национальности, которая проходила под неослабным контролем партийных и советских органов Республики и при их повседневной помощи;
5. Именно абхазская школа и ее национальные педагогические кадры являлись тем звеном, которое позволило вывести абхазский народ на широкую дорогу культурного строительства и заложить прочные основы для победы культурной революции в республике;
6. Успеху культурного строительства способствовало также изучение русского языка в абхазских школах в отличие от других национальных школ, со второй, а не с третьей группы.
На основе мало изученных материалов исследователь особое внимание уделяет рассмотрению вопроса об извращениях национальной политики советского государства в области строительства национальной школы в Абхазии, в результате чего абхазская школа пережила кризисное состояние и оказалась ликвидированной. И тут же рассмотрены меры, предпринятые по ее восстановлению, укреплению и дальнейшему развитию.


ГЛАВА I. АБХАЗСКАЯ НАЦИОНАЛЬНАЯ ШКОЛА В ПЕРВОМ ДЕСЯТИЛЕТИИ СОВЕТСКОЙ ВЛАСТИ (1921-1931 гг.)

§ 1. Установление Советской власти в Абхазии и первые шаги в области школьного дела

Октябрь 1917 г. возвестил весь мир о наступлении новой эры в истории человечества. Благодаря Великой Октябрьской социалистической революции абхазским народом 4 марта 1921 года в Абхазии была установлена советская власть и тем самым восстановлена абхазская государственность
28 марта 1921 года в г. Батуми состоялось совместное заседание Ревкомов Грузии и Абхазии. На этом заседании было принято решение о создании Абхазской Советской Социалистической республики. В Москву на имя В. И. Ленина 31 марта была послана радиограмма, подписанная представителями правительства Абхазии — Е. А. Эшба, Н. А. Лакоба и П. А, Акиртава. В ней сообщалось: "Волей трудящихся родилась новая Социалистическая республика — Абхазия. Советская республика малочисленного народа служит наглядным примером освободительной роли Красной Армии и является новой пощечиной, которую нанесла Октябрьская революция угнетателям малых народов - империалистам всех стран и их лакеям социал-предателям.
Меньшевики, захватившие власть в Грузии в 1918 г. и оккупировавшие Абхазию, до марта 1921 г., продолжали в сущности политику разжигания национальной вражды, духовного угнетения малых народов, в т.ч. абхазцев. В области народного просвещения, в этот период в Абхазии продолжалось препятствование обучению детей на национальных языках. Так, в Абхазии уже в 1918/19 уч. году число школ уменьшилось до 146 против в 1914/15 учебном году.
Сократилось и число учителей: в конце 1916 года их было 297, а к 1921 году осталось 248.
После свержения власти меньшевиков, Ревком и правительство Абхазии, широко используя опыт Наркомпроса РСФСР, приступили к коренной реорганизации системы народного образования в республике. При Ревкоме Абхазии был создан областной отдел народного образования, а при уездных ревкомах - уездные отделы: Гагрский, Гудаутский, Гумистин-ский (ныне Сухумский), Кодорский (ныне Очамчирский) и Самурзаканский (ныне Гальский). Во второй половине апреля 1921 года областной отдел народного образования был реорганизован в Народный комиссариат просвещения. При Нарком-просе начал функционировать совещательный орган - коллегия, в которую входили нарком просвещения (председатель коллегии), его заместитель, зав. Индустриальным техникумом, представители профсоюза работников просвещения и социалистической культуры, Республиканского Совета профсоюзов, Обкома ЛКСМ и женотдела Абхазского Обкома КП(б) Грузии.
Первым наркомом просвещения был назначен видный революционер и общественный деятель, опытный педагог С. Я. Чанба, а его заместителем - известный педагог А. М. Чочуа.
К работе в аппарате Наркомнроса были привлечены передовые общественные деятели, лучшие учителя республики: Д. И. Гулиа, К. Ф. Дзидзария, С. П. Басария, К. С. Шакрыл, и другие.
Наркомпрос имел Научно-методический Совет и четыре управления: организационное, социального воспитания и политехнического образования, профессионального образования, политико-просветительной работы.
Организационное управление занималось укомплектованием уездных отделов народного образования, кадрами, переписью детей школьного возраста с указанием их национальной принадлежности, привлекало к работе в школе квалифицированных педагогов, оставивших по разным причинам педагогическую деятельность, организовывало подготовку и переподготовку учителей.
Управление социального воспитания и политехнического образования ведало всеми вопросами, связанными со строительством Единой трудовой школы и дошкольного воспитания, а также правовой защитой несовершеннолетних.
В задачи управления профессионального образования входило создание в Абхазии сети профессиональных учебных заведений и осуществление руководства их работой. В 1925/26 учебном году в республике уже функционировали три техникума: педагогический, индустриальный и сельскохозяйственный, созданные на базе Ново-Афонского монастырского хозяйства. Кроме того, в поселке Акармара функционировали рабфак и комсомольская школа среднего образования.
На Управление политпросвета возлагалась массовая разъяснительная и воспитательная работа среди взрослого населения через сеть политико-просветительных учреждений (народных домов, клубов, библиотек, читален и др.) и развернуть сеть школ для взрослых. В 1924 году в г. Сухуми открылась советская партийная школа для подготовки кадров для советских и партийных органов республики.
К началу 1921/22 учебного года Научно-методический совет Наркомпроса разработал проекты декретов о реорганизации школ в Абхазии и о переподготовке всех лиц, имевших непосредственное отношение к школе. Были также составлены проекты учебных планов и программ Единой трудовой школы.
Особая комиссия, выделенная Научно-методическим советом, разработала инструкцию для заведующих семилетними школами, в которой излагались основы новой организации учебного дела, давались указания о путях развития инициативы и самодеятельности учащихся.
Вся эта подготовительная работа, проведенная Наркомпросом, позволила начать с 1921/22 учебного года в школах Абхазии регулярные занятия.
На Научно-методический совет возлагались также контроль за правильностью организации педагогического процесса в школах и помощь учителям в учебно-воспитательной работе в духе идей советской трудовой школы.
Совет старался максимально активизировать работу методических комиссий, созданных на местах. В этих целях на этих заседаниях заслушивались сообщения инструкторов Наркомпроса, проверявших учебно-воспитательную работу в школах Абхазии. Кроме того, местные методические комиссии привлекались к обсуждению и рецензированию учебников, учебных пособий и других учебных изданий.
Большие трудности возникали на путях создания абхазской национальной школы. В 1921/22 учебном году из 146 школ, функционировавших в республике, абхазских - было всего лишь 20 . Оборудование их, как правило, состояло из нескольких пяти-шестиместных столов, классной доски и табуретки для учителя. Некоторые же школы не имели даже такого убогого оборудования.
Так, например, после посещения Квитаульской школы Кодорского уезда инструктор писал в отчете: "Здание деревянное, полуразрушенное, совершенно не оборудованное, окна без стекол. Нет даже классной доски. Дети пишут на стенах...
Вообще здание под школу не годится и требуется постройка нового здания» .
Главная же трудность заключалась в отсутствии достаточно квалифицированных учителей особенно в сельской местности.
Препятствовало развитию народного образования и тяжелое хозяйственное и финансовое положение республики. Однако, несмотря на это, молодая советская власть, учитывая важную роль школы в преобразовании жизни трудящихся, после изгнания грузинских меньшевиков сумела восстановить большую часть школьных зданий и организовать переподготовку старого учительства и подготовку новых учителей на ежегодно проводимых педагогических курсах разной продолжительности.
Бездорожье, большая протяженность селений с редкими постройками, недостаток одежды и обуви у детей, использование детского труда в домашнем хозяйстве - все это отрицательно сказывалось на посещаемости школ и планомерности их работы. Поэтому в первую очередь были приняты меры по открытию общежитий при сельских школах. В сентябре 1921 г. Президиумом Областного Комитета КП(б) Грузии в Абхазии было принято специальное постановление по данному вопросу. Ревком Абхазии в свою очередь, опубликовал декрет о привлечении населения к ремонту школьных зданий.
Во многих селах инициаторами организации школьных общежитий являлись сами крестьяне. Например, в 1924/25 учебном году общежития были открыты в селениях Кодорского уезда - Моква, Адзюбжа, Джгерда, Илор. Тоже самое имело место и в других уездах. Создание пришкольных интернатов способствовало нормализации функционирования сельских школ.
Открывались интернаты для детей абхазцев из сельской местности и в городах, например, в г. Сухуме при педтехнику-ме и при абхазской школе-семилетке. В 1923 г. в городских интернатах находилось 150 детей из сел Абхазии.
В начале 1923/24 учебного года Наркомпрос ходатайствовал перед Совнаркомом республики об увеличении числа мест в школьных интернатах г. Сухума. В ходатайстве говорилось о том, что дети сельчан, выдержавшие успешно проверку, остаются вне школы, т.к. они происходят из недостаточно обеспеченных семей и родители не имеют возможности содержать в городе на свои средства. Совнарком учел это обстоятельство и постановлением от 6 ноября 1923 года общее число мест в городских интернатах было доведено до 300. Кроме того, были улучшены условия жизни детей в интернатах.
В 1924 году в Гудаутах дополнительно была открыта абхазская школа 1-й ступени с интернатом на 30 человек .
В интернатах проводилась большая воспитательная работа. Функционировали различные кружки, была организована художественная самодеятельность детей, проводились беседы о литературе, искусстве и т.д.
В республике большая забота проявлялась о детях, оказавшихся по тем или другим причинам безнадзорными и даже беспризорными. Для них открывались детские дома.
Так, в 1922 году в Тифлисе был открыт Абхазский детдом, в организации которого большую роль сыграла Н. Ф. Шервашидзе - вдова известного абхазского картографа Михаила Шервашидзе. В 1924 году этот детдом был переведен в город Гагры. В 1925 году в нем содержалось более 100 деревенских детей.
Для детей беднейших крестьян в 1925 году были открыты детские дома в г. Гудауте на 30 мест и в г. Сухуме на 40 мест.
Широкое распространение в Абхазии получили создававшиеся при школах комитеты содействия. В "Положении о школьных комитетах содействия ССР Абхазии" говорилось, что они избираются общими собраниями родителей и опекунов учащихся по одному представителю от каждой группы сроком на один учебный год.
В функции комитетов входило изыскание на местах дополнительных средств на школьные нужды, организация ремонта школьных зданий силами родителей учащихся, снабжение нуждающихся детей одеждой, обувью, питанием.
Уездные Ревкомы республики принимали меры по обеспечению школ зданиями, земельными участками, стройматериалами для ремонта, топливом и т.д.
Состоявшийся в марте 1925 г. 3-й Всеабхазский съезд Советов в резолюции по докладу Наркомпроса предлагал обратить самое серьезное внимание на школьное строительство в снабжение школ учебным оборудованием. Съезд признал необходимым создать особый школьный фонд как за счет республиканского, так и местного бюджета.
Все эти мероприятия способствовали улучшению состояния школьного образования в республике и повышению качества работы школ. Если при грузинских меньшевиках число детей, охваченных школой, не превышало 35% от общего числа детей школьного возраста, то уже в 1923 г. этот процент возрос до 45, а в 1926 г. он достиг 54,4.
Нужно отметить, что создание Единой трудовой школы в Абхазии проходило в обстановке борьбы с религиозными предрассудками и влиянием бытовых пережитков. Враги трудящихся, чтобы затормозить просвещение народа, не брезговали ничем. Они клеветали на Советскую власть, обвиняя ее даже в том, что она вовлекает детей в школы, чтобы отобрать их потом у родителей.
Однако, несмотря на клевету и злостные происки врагов, народные массы единодушно и самоотверженно взялись за строительство новой жизни, за создание и развитие социалистической школы.
Потянувшееся к знаниям трудовое крестьянство понимало, что революционное правительство не в состоянии сразу построить новые школьные здания, открыть школы во всех нуждавшихся в них селениях. Поэтому в те годы нередко под школу приспосабливали дома, отобранные у богачей, а там, где их не было, использовали, на правах аренды, и избы крестьян. Довольно широкое распространение получили школы, содержавшиеся самим населением.
В 1925 году число таких школ для всех национальностей Абхазии достигло 63. Наряду с этим, во многих школах, находившихся на республиканском бюджете, каждый второй или третий учитель содержался также самим населением и обеспечивался бесплатной квартирой, отоплением, освещением, земельным участком.
Приводим одно из обязательств крестьян по содержанию школы: "1926 года, сентября 10 дня, мы, ниже сего подписавшиеся представители от 26 домохозяев - Ильсон Шоуа и Кучич Вардания, от имени жителей поселка Верхний Ахуци, состоящего из 28 домохозяев, обязуемся содержать командированного отнаробразом Кодорского уезда учителя за свои личные средства, т.е. предоставить квартиру, освещение, отопление, все удобства жизни и выплачивать определенную законную плату ежемесячно или за весь учебный год, указанную тем же отнаробразом. В случае недоразумения мы, нижеподписавшиеся, несем ответ перед законом. В чем расписываемо Ильсоп Шоуа, Кучич Вардания».
Содержание школ населением, разумеется, могло быть терпимым лишь как временное явление, вызванное бедностью республиканского бюджета. По мере укрепления и развита народного хозяйства республики, Советское правительстщ Абхазии принимало общественные школы на госбюджет и от крывало новые за счет увеличения бюджетных ассигнований на нужды народного просвещения, В результате к 1926/27 уч. году количество школ и контингент учащихся, особенно детей абхазцев, значительно увеличился, что видно в следующей таблицы:

Годы

Число школ

В т.ч. абхазских

Кол-во учащихся

В т.ч. абхазцев

1921/22

146

20

10468

2390

1922/25

183

31

11408

2390

1923/24

237

40

14797

2600

1926/27

273

43

19179

6073

Таким обрачом, за пять лет Советской власти в Абхазии общее количество школ возросло со 146 в 1921/22 уч. году до 273 в 1926/27 уч. году, а численность учащихся увеличилась соответственно, с 10468, до 19179 человек, т.е. почти в два раза. Что же касается абхазских школ, то число их увеличилось с20% до 43, а контингент учащихся в них увеличился с 2015 чел. до 6073 чел., или более чем в три раза. Это явилось большим достижением в создании абхазской национальной школы. Более того, приведенные в таблице цифры свидетельствуют об укреплении школ, а следовательно, и о повышении наполняемости групп, чему не в малой мере способствовало открытие в 1923/24 - 1926/27 уч. годах школ-интернатов. Это убедительно подтверждается сопоставлением числа абхазских школ и контингента учащихся в них. В 1923/24 уч. году в 40 абхазских школах училось 2600 детей, а в 1926/27 учебном году в 43 таких школах обучалось 6073 человек, т.е. в 2,4 раза больше.
И все же, несмотря на значительное расширение сети школ в республике и рост числа учащихся, вне школы еще оставалось 14728 детей школьного возраста, причем большинство из них проживало в сельской местности .
Чтобы охватить школой всех детей, подлежавших обучению, партийным, советским, комсомольским, профессиональным и другим общественным организациям Абхазии предстояло провести огромную работу по строительству новых школьных зданий, по оборудованию школ, но обеспечению их квалифицированными педагогическими кадрами, по снабжению учебниками, учебными пособиями, школьно-письменными принадлежностями и т.п. Во всей этой работе неоценимую помощь оказывал Наркомпрос РСФСР, располагавший несравненно большими материальными возможностями и опытом строительства новой социалистической школы.


§ 2. Создание Единой трудовой школы в Абхазии

Вскоре после установления советской власти в Абхазии, 22 марта 1921 года, Ревком республики издал декрет, согласно которому старое деление общеобразовательных учебных заведений на низшие и средние ликвидировалось и провозглашалось создание Единой трудовой школы, бесплатной и обязательной для всех детей школьного возраста обоего пола без всяких ограничений.
Основываясь на этом декрете, Наркомпрос Абхазии 8 мая 1921 года издал постановление о реорганизации учебных заведений. Одноклассные начальные училища с 4-годичным сроком обучения (четыре отделения) преобразовались в Единые трудовые 7-летние школы. Дополнительные три группы должны были надстраиваться постепенно: в первый год - 5-я, во второй - 6-я и в третий - 7-я.
Высшие начальные училища реорганизовывались также в 7-летние школы путем добавления к ним двух младших групп (первой и второй) и одной старшей (седьмой) для тех, кто ранее окончил такие училища.
Средние учебные заведения (реальные и коммерческие училища, гимназии и др.) превращались в 7-летние школы. Из 6-х и 7-х классов переводились в техникумы или пристраивались в форме специальных групп к семилетним школам. К оставшимся же пяти классам добавлялись две младшие группы (первая и вторая).
На основе упомянутого декрета Ревкома Наркомпрос республики разработал в. 1921 году "Положение о системе народного образования в Абхазии". В положении предусматривалось создание школ 1-й и 2-й ступени в составе девяти групп для детей от 8 до 17 лет. Первая ступень имела 4 группы, вторая - должна была состоять из 5 групп, подразделенных на два концентра: 1-й - 3 группы (5, 6 и 7) 2-й две группы (8 и 9).
Учащиеся, окончившие семь групп, при желании могли поступать в техникумы.
В первые годы Советской власти в условиях абхазской действительности (хозяйственная разруха, массовая неграмотность населения: нищета крестьян, их темнота и т.д.) нельзя было сделать массовой школой не только девятилетку, но и семилетку. Поэтому при разработке учебных планов и программ Наркомпрос стремился к тому, чтобы, с одной стороны, они обеспечивали преемственность обучения между ступенями и концентрами, а с другой - обеспечивали учащимся получение завершенного круга знаний при окончании каждой ступени и каждого концентра школы. При этом приходилось принимать во внимание, что земледельческая Абхазия требовала от своих граждан знаний по сельскому хозяйству. Чтобы приблизить школу к сельскохозяйственному производству, Наркомпросом в 1925/26 уч. году первой была реорганизована в школу крестьянской молодежи (ШКМ) Лыхненская семилетняя школа Гудаутского уезда. Намечалась организация ШКМ и в остальных районах республики, где имелись школы первой ступени, располагавшие соответствующим земельным участком. Например, в Кодорском уезде такие школы были открыты в селах Джгерда, Моква, Адзюбжа, Бедия и некоторых других. Уже в 1927 году число школ крестьянской молодежи в Абхазии достигло 20, в них обучалась до 400 человек .
В этих школах наряду с общеобразовательными знаниями, учащиеся получали знания по агрономии и зоотехнике.
Обучение в ШКМ увязывалось с общественно-политической-работой среди населения, с практическими и теоретическими занятиями по сельскому хозяйству с производственным трудом учащихся. В целях распространения агрономических званий при ШКМ организовывались курсы для взрослого населения.
Для подготовки из молодежи специалистов по сельскому хозяйству и квалифицированных работников административно-управленческого аппарата Наркомпрос Абхазии разрешил в 1924 году некоторым школам 2-й ступени придать старшему концентру (8 и 9 группам) сельскохозяйственный или административно-советский уклон в зависимости от местных условий.
Наркомпросу республики приходилось преодолевать серьезные трудности, связанные с пестрым национальным составом населения Абхазии, где, кроме абхазцев, грузин и русских, проживают армяне, греки, турки, эстонцы, немцы и некоторые другие народности. Недостаток учителей, отсутствие необходимых пособий, инвентаря, книг, по причине финансовых затруднений, усложняли возможность обеспечение все национальности отдельными национальными школами.
В 1926 году Наркомпрос установил для начальной школы 5-летний курс обучения. Это было вызвано необходимостью изучения в начальной школе двух языков - родного и русского.
Особенностью школы в Абхазии являлось то, что русский язык изучался не с третьего года обучения (как это было в Грузии), а со второго. В условиях Абхазии учащимся общеобразовательной школы требовалось обеспечить такое знание русского языка, которое позволило бы им после окончания школы работать в государственных учреждениях и продолжать образование в вузах, где преподавание велось на русском языке. Введение дополнительно пятого года обучения в начальной школе давало возможность добиться этого без перегрузки детей.
2 сентября 1921 г. Ревком Абхазии издал декрет "О порядке возвращения к работе по своей специальности работников просвещения". Согласно этому декрету подлежали возвращению для работы в области народного образования и культуры:
а) лица, прошедшие институты, курсы и т.п. продолжительностью не менее одного года по подготовке работников просвещения различных типов: дошкольного, школьного, политико-просветительного и профессионально-технического;
б) лица, не имеющие специальной теоретической подготовки, но занимавшиеся в течение трех лет педагогической работой или научной работой в научных учреждениях;
в) лица, работавшие не менее полутора лет в качестве инструкторов по народному образованию в различных гражданских и военных учреждениях.
В 1926 году Наркомпрос ввел "Устав Единой трудовой Школы Абхазии, аналогичный "Уставу Единой трудовой школы РСФСР", отличавшийся от него некоторыми частностями.
Уставом единой трудовой школы Абхазии предусматривался охват детей в возрасте от 7 до 17 лет включительно, что предполагало наличие школ с 10-годичным курсом обучения
В РСФСР же школа была 9-летняя (для детей от 8 до 17 лет). В Абхазии допускалось открытие школ сельскими обществами с особого в каждом отдельном случае разрешения Наркомпроса, устав же Единой трудовой школы РСФСР этого не предусматривал; школа первой ступени в Абхазии была 5-тилетней, а в РСФСР - 4-летней. Имелись и другие менее существенные расхождения.


§ 3: Учебно-воспитательная работа в абхазской единой трудовой школе

Созданные в Абхазии после установления Советской власти органы народного образования должны были сразу же приступить не только к расширению школьной сети, но и к пересмотру содержания образования и методов учебно- воспитательной работы в школах. Нелегко было в то время ответить на вопрос: «Чему и как учить? Какой должна была быть советская школа?».
Особенно большие трудности стояли на пути создания школы для детей коренного населения республики - абхазцев. Национальной абхазской школе надлежало не только обучать детей на родном языке, но и, руководствуясь принципами Единой трудовой школы, учитывать в своей деятельности своеобразие исторического развития абхазского народа, его культурные особенности и образ жизни.
В 1921 году Наркомпрос Абхазии получил от Наркомпроса РСФСР примерные учебные планы и программы, которые были переработаны и дополнены местным материалом. Локализованные программы помогали учителю в ознакомлении учащихся с историей абхазского народа и родным краем, облегчали детям усвоение общеобразовательных знаний, связей между фактами, явлениями, событиями и др.
К началу 1921/22 уч. года был разработан и особый учебный план для абхазской школы. Следует отметить, что учебные планы для абхазской национальной школы менялись Наркомпросом республики почти ежегодно, что объяснялось необходимостью их усовершенствования.
В 1925/26 учебном году в Абхазии был принят новый учебный план для обоих концентров школ 2-й ступени, который отличался от учебного плана Грузинской ССР тем, что в нем отражались сельскохозяйственный и административно-советский уклоны. Кроме того, в старших группах на изучение русского языка и на обществоведение часов отводилось больше, чем в школах 2-й ступени Грузинской ССР. Преподавание физики и математики начиналось в 5-й группе, тогда как по учебному плану Наркомпроса Грузии к изучению этих дисциплин приступали в 6-й группе, при том времени на их изучение отводилось меньше.
Абхазский учебный план был более совершенным. Он давал намного больший объем общеобразовательных, знаний. В нем значительная часть времени отводилось на изучение абхазского языка и литературы, русского языка и литературы и математики. В план включались дисциплины, объективно раскрывающие окружающий мир. Перед составителями плана стояла цель - ознакомить учащихся с наиболее актуальными вопросами современности, вооружить их научными знаниями, подготовить их к жизни и труду, а также обеспечить им возможность дальнейшего продолжения образования.
В 1927/28 учебном году Наркомпрос Абхазии ввел новые учебные планы. В IV группе 1-й ступени было увеличено число часов на математику. Ниже приводим эти учебные планы по концентрам.

Учебный план первого концентра 2-й ступени Единой Трудовой школы Абхазии на 1927/28 уч. год.

Предметы

 

Группы

V

VI

VII

Часы в неделю

1 . Родной язык

5

5

5

2. Русский язык

4

4

4

3. Обществоведение

4

4

4

4. Математика

5

5

5

5. Естествознание

3

3

3

6. Химия

1

2

2

7. Физика

3

3

3

8. География

2

2

2

9. Немецкий язык

3

3

3

10. Изобразительное искусство

2

2

2

11. Физкультура

2

2

2

12. Пение

1

1

1

13. Труд

2

2

2

Итого в школах с преподаванием на русском языке число учебных часов в неделю составляло

33

34

34

В национальных школах число учебных часов в неделю составляло

37

38

38

** национально школе дополнительно предусматривалось 4 часа на изучение русского языка.

Учебный план второго концентра 2-й ступени Единой трудовой школы Абхазии на 1927/28уч. год.

Предметы

 

Группы

VIII

IX

Часы в неделю

1. Русский язык в школах с преподаванием на
русском языке

4

4

2. Родной язык в национальных школах

4

4

3. Русский язык в национальных школах

4

4

4. Обществоведение

5

5

5. Естествознание

а) физиология человека

б) общая биология

 

3

-

 

-

3

6. Математика

4

4

7. Физика

3

3

8. Химия

2

2

9. Космография

-

2

10. Физическая география

2

-

11. Экономическая география

-

2

12. Немецкий язык

3

3

13. Изобразительное искусство

2

2

14. Физическое воспитание

2

2

Итого часов в школах с преподаванием на русском языке

30

32

Итого часов в национальных школах

34

36

Спец. предметы

6

6

Приведенные учебные планы свидетельствуют о том, что в них достаточное место отводилось изучению родного языка и общественных наук. Значительно увеличился в них удельный вес общеобразовательных предметов, которые создавали благоприятные условия для систематического и последовательного изучения основ наук, содействовали формированию у учащихся научного мировоззрения и развитию у них познавательных способностей. Об этом свидетельствуют многочисленные отчеты школ, РОНО, а также материалы школьных инспекторов. Так, например, в материалах обследования ряда абхазских школ за 1927/28 уч. год отмечалось, что «новый учебный план дает более широкое общественно-политическое развитие» . А в отчете Наркомпроса Абхазии за 1928 год заявлялось, «что в настоящее время введен новый учебный план, который эффективно способствует учебному процессу».
Одновременно с новым учебным планом вышли и новые учебные программы для всех групп школ 1-й и 2-й ступени по следующим предметам:
1. Родному языку и литературе;
2. Естествознанию:
а) природоведение;
б) ботаника;
в) зоология, анатомия и физиология человека;
г)геология;
д) химия.
3. русскому языку в абхазских школах;
4. математике;
5. географии и краеведению;
6. физике;
7. обществоведению;
8. иностранному языку;
9. пению;
10. изобразительному искусству;
11. физическому воспитанию;
12. сельскому хозяйству.
Во вводной записке к программе по абхазскому языку для школ 1-й ступени говорилось: "Целью изучения абхазского языка в родных школах является научить детей выражать свои мысли на родном языке (устно и письменно) ясно, отчетливо и просто. Материалом для изучения родного языка должно служить все то, что соответствует постепенному его развитию, все то, что было бы понятно ребенку по возрасту, месту пребывания и интересу.
Это следует иметь в виду особенно во время перевода художественных произведений с иностранных языков на родной».
Первую четверть учебного года предлагалось посвящать предварительным подготовительным занятиям (урокам) по развитию устной речи и подготовке к письму.
Перед абхазской школой была поставлена задача в течение первых двух-трех месяцев научить детей элементарно говорить по-русски. В этих целях рекомендовались лексические уроки со строго подобранным материалом, проводимые по наглядному методу. В течение урока предлагалось сообщать учащимся не более 6-10 новых слов. Обучение письму связывалось, по возможности, с иллюстрацией. В первые два года обучения рекомендовалось широко использовать такие приемы, как коллективная запись и коллективное сочинение, когда каждая фраза отрабатывается всей группой.
Особо следует отметить программы по географии для обоих концентров абхазских школ, составленные на краеведческой основе. В них предусматривалось ознакомление детей с природой, с национальным составом населения их местности, родом деятельности и бытом последних, с местными общественными организациями.
Много внимания в программах данного предмета уделялось характеристике особенностей субтропического сельского хозяйства и промышленности республики, их взаимосвязи.
Программа по сельскому хозяйству требовала ознакомления учащихся с отраслями сельского хозяйства конкретной местности, уровнем их развития, с их экономикой, проблемами и очередными задачами сельского хозяйства, с сельскохозяйственной техникой, новыми сельскохозяйственными культурами и др.
Был включен краеведческий материал, отражавший специфику общественной, жизни республики и в программу по обществоведению. Так, например, в VIII группе предусматривалось посещение абхазской горной деревни с заданием произвести полное об следование ее экономики, техники обработки земли, предметов материальной культуры, быта и нравов.
В 1923/24 уч. году в школах Абхазии появились комплексные программы, разработанные ГУСом Наркомпроса РСФСР. Сущность этих программ заключалась в том, что в школе стали изучаться не отдельные учебные предметы, а окружающая жизнь. Сведения из различных учебных предметов включались в три колонки программ: "Природа", "Труд" и "Общество". Комплексные программы, с некоторой частичной переработкой применительно к местным условиям действовали в Абхазии до 1927/28 уч. года и в основном применялись в городских абхазских школах, в сельских же школах в общем сохранялась предметная система обучения.
Очень многие учителя не понимали сущности комплексных программ, крайне плохо разбирались в них, не умели пользоваться ими. Да и органы народного образования республики мало чем могли помочь учителям в работе по комплексным программам, несмотря на то, что в Наркомпросе Абхазии была организована специальная комиссия по их разработке. Насколько плохо обстояло дело с реализацией комплексных программ можно судить по отчетам школ.
Так, в отчете Члоуской школы Кодорского уезда за 1925 г. отмечалось: «Во всех классах проводятся: абхазский и русский языки, арифметика и элементы понятий по географии и природоведению. Методы преподавания не комплексные». В отчете Киндгской школы того же уезда читаем: «Преподавание в школе велось по предметной системе, а не по комплексной ввиду не подготовленности учащихся». В этом смысле не безынтересен отчет 2-й Поквешской абхазской Единой трудовой школы 1-й ступени за 1927/28 учебный год: «Система преподавание в данной школе - предметная, причиной неприменения комплексной системы преподавания является недостаточность усвоения комплексных программ самим преподавателем».
Материалы архивов свидетельствуют о том, что в большинстве сельских абхазских школ попытка введения обучения по комплексным программам не увенчалась успехом. В годовом отчете Наркомпроса за 1924/25 учебный год прямо сказано, что « в школах до настоящего времени ведется предметная система преподавания. Комплексная система не вошла пока».
Комплексные программы находились в резком противоречии с принципом единства теории и практики. Руководствуясь этими программами, невозможно было дать учащимся систематических знаний по учебным предметам - надуманные комплексы сообщали им лишь разрозненные, искусственно связанные отрывки сведений по основам наук.
В то же время нужно отметить, что в передовых педагогических коллективах при всех недостатках комплексных программ, в общем удавалась увязать преподавание основ наук с жизнью, с общественно полезным трудом, добивались значительного повышения качества учебно-воспитательной работы в сравнении с дореволюционной школой.
Работу национальной абхазской школы особенно затрудняла недостаточная научная разработанность абхазского литературного языка, отсутствие твердо установленных правил орфографии и орфоэпии.
Известно, что первая попытка создать абхазскую письменность принадлежала крупному языковеду XIX века П. К. Услару, который еще в 1862 г. разработал абхазский алфавит на основе русской графики и написал первый очерк грамматики абхазского языка.
В 1892 г. абхазский алфавит, предложенный П. К. Усларом был уточнен и несколько упрощен К. Д. Мачавариани и Д. И. Гулиа. Тогда же была напечатана первая книга для чтения на абхазском языке, по которой в некоторых школах начали обучать абхазских детей родному языку.
В начале XX века на абхазском языке были уже изданы стихотворения Д. И. Гулиа, составленный им же сборник народных пословиц и поговорок, появился первый "Сборник арифметических задач для абхазских народных училищ" Ф. X. Эшба.
Таким образом, можно сказать, что еще до Великой Октябрьской Социалистической революции были заложены основы научной грамматики абхазского языка, была разработана абхазская письменность, которая достаточно успешно использовалась в школах.
После установления в Абхазии Советской власти обучение грамоте в новой абхазской школе на родном языке опиралось уже на известный опыт. Нужно было только упорядочить правописание.
Однако в 1926 году по настоянию известного востоковеда академика Н. Я. Марра, абхазскую письменность было решено перевести на латинизированную графику, и в практику школьного обучения начал внедряться так называемый "аналитический" или "яфетидологический" алфавит из 62 сложных для написания буквенных знаков.
Передовая часть абхазской интеллигенции была против подобной реформы абхазской письменности, в частности, принципиальным ее противником был Д. И. Гулиа.
В письме академику Н. Я. Марру в 1925 г. Нарком просвещения Абхазии - А. М. Чочуа писал: "Присланный Вами алфавит произвел на всех нас невыгодное впечатление своею сложностью, трудностью начертания букв и их количеством.
Многобуквенность, графические трудности и практические неудобства — все это вскоре доказало нежизненность алфавита Н.Я. Марра. По поручению Наркомпроса Абхазии в 1928 году проф. Н. Ф. Яковлевым был составлен новый латинизированный абхазский алфавит из 51 буквы, вместо 62. В целях дальнейшего упрощения из алфавита в 1933 году были изъяты заглавные буквы. Этим алфавитом пользовались до 1938 года. В 1938 году вводится новый абхазский алфавит и шрифт на основе грузинской графики. Были изъяты все учебники, написанные старым шрифтом и заменены новыми.
Абхазская национальная школа в первое десятилетие своего существования была весьма плохо обеспечена учебниками. Если грузинские, русские, армянские школы в Абхазии получали учебники из Тбилиси, Москвы, Еревана, то учебников для абхазских школ ждать было неоткуда. Созданию же их мешали неупорядоченность абхазского языка и отсутствие необходимой полиграфической базы. Тем не менее учебники все же готовились и выпускались в свет. В 1921/22 учебном году были изданы "Абхазский букварь" А. М. Чочуа и разработанные им же учебники "После букваря" и "Абхазский язык" для начальных классов.
Положительным в букваре А. М. Чочуа являлось широкое использование краеведческого материала, отражавшего особенности быта и культуры абхазского народа, природы и экономики Абхазии. То же самое следует сказать и об учебнике "Абхазский язык" для начальных классов. В абхазских школах, кроме обычных учебников, на уроках абхазской литературы широко использовались произведения основоположника абхазской литературы Д. И. Гулиа и других абхазских писателей (С. Чанба, И. Когония, М. Лакарба, М. Хашба, Д. Дарсалиа и др.), отражавших в своем творчестве изменения, которые происходили в жизни и сознании абхазского народа.
В 1923 году вышла книга видного деятеля народного образования Абхазии С. П. Басариа "Абхазия в географическом, этнографическом и экономическом отношении", явившаяся своего рода руководством для учителей географии абхазских школ. Учителям обществоведения большую пользу принесла книга Д. И. Гулиа "История Абхазии", т. 1, вышедшая в 1925 году. Однако нужно отметить, что жизнь Советской Абхазии в учебниках 20-х годов отражалась недостаточно, на что указывали абхазские педагоги.
Так, С. П. Басария в 1929 году на методических курсах абхазских учителей в Сухуми говорил: "Наши абхазские учебники бедны. Это объясняется тем, что существующая наша литература, которая должна была бы отражать всю жизнь родной страны, пока бедна, а поэтому задача учителя восполнить пробел".
Воспитание нового человека требовало и соответствующей организации жизни самих детей, при которой они могли бы приобщиться к выполнению общественных обязанностей, развивать свои способности. В целях создания условий для решения этой важной задачи Наркомпрос Абхазии в 1923 году утвердил "Положение о самоуправлении учащихся в 7-летних школах". Основной задачей самоуправления считалось "развитие в учащихся навыков и привычек к общественно-организаторской деятельности, а также стремление выявить в них самодеятельность в области приобретения и расширения знаний".
Далее в "Положении" отмечалось, что ученические организации должны приучать детей к коллективному труду, вырабатывать у них способность к самообслуживанию, твердый характер и волю, необходимые для борца и строителя нового общества.
Впервые самоуправление учащихся было введено в Сухумской абхазской школе им. Н. А. Лакоба, а затем Лыхненской, Дурипшской, Моквской, Гудаутской абхазской, Очамчирской абхазской и других школах.
Самоуправление в этих школах оказывало большую помощь учителям в проведении воспитательной работы с учащимися, оно способствовало выработке навыков привычек общественного поведения у школьников, подчинению их личных интересов общественным, воспитывало чувство ответственности не только за себя, но и за товарищей. Характерной особенностью в работе самоуправления в указанных школах являлась добровольность объединения и выполнения заданий, имевших значение для всего школьного коллектива.
Высшим органом ученического самоуправления считалось общешкольное собрание учащихся, которое выносило решения о создании различного рода постоянных и временных секций, комиссий, отделов, а также по ряду других организационных вопросов.
Исполнительным органом общего собрания являлся учком, избиравшийся на 3 месяца; в работе учкома принимал участие один из преподавателей, выделявшийся школьным советом для поддержания постоянной связи с учкомом.
Чтобы деятельность учкома была более планомерной и эффективной, в нем создавались отделы - экономический, политико-просветительный и учебно-воспитательный. Каждый отдел регулярно отчитывался перед учкомом.
Большую роль в укреплении Единой трудовой школы Абхазии сыграла детская коммунистическая организация. Первые отряды юных пионеров в республике были созданы 2 мая 1923 года. Этот день стал днем рождения абхазской пионерии.
В становлении и развитии пионерской организации Абхазии заметный вклад внесли учитель Николай Иванов, который в течение 19 лет, т.е. с 1923 по 1942 год был председателем Детской Коммунистической организации юных пионеров Абхазии, Владимир Ладария - первый председатель Областного Совета ДКО (Детской Коммунистической организации), Игорь Маслов - первый председатель Сухумского городского бюро юных пионеров. Создание пионерских отрядов во многих Абхазских сельских школах сопровождалось борьбой с противниками новой власти. Так, в октябре 1924 г. в Самурзаканском и Кодорском уездах вспыхнули антисоветские мятежи, где заявляли, что пионерские организации заражают детей большевизмом и призывали население не разрешать своим детям вступать в пионеры. В целях разъяснения населению роли и значения пионерской организации, в мятежные уезды, были посланы пионерские отряды во главе с наиболее подготовленными политически вожатыми, которые оказьшали трудовую и другую помощь крестьянским семьям, способствовали пробуждению у трудящихся крестьян политического самосознания, проводили разностороннюю разъяснительную работу, вовлекали в пионеры все большее число ребят.
Пионерские отряды создавались при клубах заводов, фабрик и в советских учреждениях.
Много внимания уделяли пионеры труду в мастерских, военизированным походам, выездам за город. Два раза в неделю проводились сборы, которые всегда начинались линейкой и сопровождались отдачей рапортов. Пионерские отряды выступали с концертами художественной самодеятельности, проводили коллективные игры, различного рода состязания и т.п.
Так, например, о выезде коллектива художественной самодеятельности юных пионеров абхазской школы г. Гудаута в с. Лыхны газета "Голос трудовой Абхазии" писала в 1923 г.: "Местные ребята и их родители с удивлением смотрели на невиданное зрелище - песни и пляски спартаковцев у костра".
Политическое воспитание пионеров и школьников в рассматриваемый период осуществлялось повседневно. Пионеры оказывали помощь большесемейным крестьянам в полевых работах, участвовали в политическом просвещении трудового населения, занимались с неграмотными, пропагандировали создание кооперативов, работали в избах-читальнях. Юные пионеры устанавливали тесную связь с частями Красной армии и флота, создавали в частях пионерские уголки, а в клубах предприятий - уголки Красной Армии. Активное участие принимали юные ленинцы Абхазии в кампаниях по перевыборам Советов. Они помогали в обслуживании избирателей, разъясняли родителям значение перевыборов, разносили избирателям повестки с приглашением на собрания, украшали места собраний плакатами и лозунгами, выступали перед избирателями с концертами, спектаклями и т.д.
Пионерское движение в республике развивалось довольно быстро. Немногим больше чем через год после возникновения в Абхазии пионерской организации, в октябре 1924 г., только в г. Сухуми работало 11 отрядов, объединявших 6501 пионеров . В 1925 г. в республике насчитывалось 2837 пионеров, из них пионеров-абхазцев - 2337 человек. Пленум Абхазского Обкома комсомола,"состоявшийся 1 августа 1925 г., отметив огромную тягу крестьянской детворы в пионерскую организацию, констатировал, что "из всех уездов поступают запросы сельсоветов, ячеек ЛКСМ и учителей об организации пионерских коллективов.
К маю 1927 г., пионерская организация Абхазии выросла до 5400 человек, а к концу 1930 года в ней состояло 7445 пионеров и 3 тысячи октябрят. В целях оказания организованного влияния пионеров на остальных учащихся в 1925 году в школах республики были созданы пионерские форпосты.
В 1924 г. Абхазский Обком ЛКСМ Грузии разработал "Организационное положение о детской коммунистической организации Абхазии им. В. И. Ленина.) Согласно этому положению, в каждом пионерском отряде был избран «детский исполком», который переизбирался ежемесячно. Отряды состояли из звеньев. Каждый отряд носил свое имя, имел свой номер и лозунг. Основной формой работы в отрядах являлись общие пионерские собрания и сборы. В пионеры принимались дети и подростки от 8 до 16 лет по рекомендации двух пионеров и одного комсомольца.
В Абхазии, начиная с 1921 года, почти ежегодно проводилась международная детская неделя в знак протеста против эксплуатации детей и деятельности буржуазных детских организаций (бойскаутов и др.), за международную солидарность и массовое вовлечение детей в детское коммунистическое движение.
В 1927 году, в День Парижской коммуны 18 марта, пионеры г. Сухуми послали обращение к детям трудящихся г. Парижа, в котором они писали: « Мы в нашей маленькой республики Абхазии, находящейся за тысячи верст от вас, на берегу Черного моря, также празднуем 18 марта, но по-иному, чем рабочие и их дети у вас в Париже. Мы победными твердыми шагами идем к новой жизни - к коммунизму, где не будет неравенства, не будет угнетателей и угнетенных».
Проведение международной детской недели, а также переписка пионеров Абхазии с пионерами других советских республик и зарубежными детскими организациями имели важное значение не только для абхазских детей, но и для воспитания всего абхазского народа в духе интернационализма и дружбы между народами.
Воспитанию и образованию подрастающего поколения Абхазии содействовало создание в школах республики в 1921/22 учебном году первичных комсомольских организаций. Преобладающий процент учащихся, влившихся в комсомол, были выходцы из рабоче-крестьянских семей».
Школьные комсомольские организации принимали активное участие в политическом воспитании несоюзной молодежи, т.е. молодежи, не состоявшей в комсомоле, помогали педагогическим коллективам в проведении разнообразной внеклассной работы с учащимися, в организации и проведении революционных праздников, например, Дня Победы Великой Октябрьской Социалистической революции, годовщины Советской власти в Абхазии.
Учащиеся, по отзывам педагогического персонала школ, проявляли поразительную самостоятельность и энергию».
На Всеабхазской конференции Союза работников просвещения, состоявшейся 20-24 апреля 1924 года, отмечалось, что страна нуждается в культурных силах, в квалифицированных специалистах для различных отраслей народного хозяйства и культуры. В решениях конференции вместе с тем совершенно правильно подчеркивалось, что нужны специалисты, не только хорошо знающие свое дело, но и «общественно воспитанные, подготовленные к строительству коммунизма».


§ 4. Подготовка и переподготовка учительских кадров

На Всероссийском совещании политпросветов Губернских и уездных отделов народного образования В. И. Ленин говорил: "Теперь мы должны воспитать новую армию педагогического учительского персонала, который должен быть тесно связан с партией, с ее идеями, должен привлечь к себе рабочие массы, пропитать их духом коммунизма".
Руководствуясь указаниями В. И. Ленина о подготовке и переподготовке учителей. Областной отдел народного образования Абхазии с целью помочь рядовым школьным работникам разобраться в современной экономической и политической обстановке принял 12 апреля 1921 года постановление, в котором намечалось:
а) открыть педагогические курсы к 1 июня;
б) оповестить не позднее 25 мая всех учителей Абхазии и лиц, получивших педагогическое образование, о необходимости прослушания курсов;
в) организовать комиссию по разработке программ для курсов.
Торжественное открытие курсов состоялось в Сухумском городском театре 11 июня 1921 года. На курсы съехались до 300 учителей всех национальных школ республики. На открытии курсов выступил заместитель председателя Ревкома Абхазии Нестор Аполлонович Лакоба. Он говорил: "Новая школа должна воспитывать новых людей, проникнутых преданностью великим идеям Маркса и Ленина, сознательных советских граждан-патриотов. Школа должна прививать детям чувство интернационального братства всех трудящихся. Но для того, чтобы преподавать в советской школе вы сами, товарищи педагоги, должны учиться. Учиться, прежде всего, науке марксизма-ленинизма, должны овладевать основами большевизма. Я твердо верю, что вы выполните это и с достоинством будете носить высокое звание советского учителя .
Продолжительность курсов вначале намечалась трехмесячная, однако тяжелое финансовое положение республики вынудило руководителей Наркомпроса сократить ее до двух недель. Но и в этом случае курсы способствовали расширению общественно-политического и педагогического кругозора слушателей, привили курсантам некоторые навыки самостоятельной работы с литературой. В отчете об итогах занятий на курсах говорилось что "Курсы носили характер политический, методический и общепедагогический с сельскохозяйственным уклоном".
Понимая, что такая сложнейшая работа, как перестройка сознания человека, не может совершаться сразу, а также учитывая опыт, накопленный в РСФСР, Наркомпрос Абхазии подходил к перевоспитанию педагогических кадров весьма осторожно. "Среди курсантов, - читаем в одном из архивных документов, — были «старики», за плечами которых долгое учительское житье. Сумрачные, несловоохотливые, к "новизне" относятся недоверчиво, внутренне улыбаются и трудно расшифровать эту улыбку" . В другом документе о курсантах писалось, что они «Очень трудный народ для переподготовки».
Во второй половине 1921 г. Наркомпрос опубликовал обращение к учителям Абхазии, в котором писалось: "Товарищ учитель! Наступила новая эра. Идет решительная ломка всей нашей жизни. Все старое, подгнившее, опутанное условностями и предрассудками разрушается до корня и из праха этого старого, уже прошлого, создается прекрасное будущее, когда всем станет легко и свободно. Жизнь наша перестраивается на новых социалистических началах, впереди простор, свет, свобода и радость творческого труда... Глубже проникайтесь духом великого обновления, готовьтесь к служению новым идеала жизни, товарищи учителя, идите в народ, в школу. Новая литература по учебно-воспитательному делу хлынет в школы, учитесь сами по ней и воспитывайте народ и детей в духе нового времени. Вперед! За работу!"
Ревком Абхазии исключительно большое внимание уделял подготовке местных кадров специалистов высшей квалификации.
Летом 1921 года он созвал в Сухуми общее собрание студентов, на котором с речью выступил председатель Ревкома Е. Эшба , обещавший абхазскому студенчеству помочь в завершении высшего образования. На собрании была избрана осо¬бая комиссия, состоявшая при Наркомпросе и осуществлявшая руководство студенческими делами.
16 октября 1921 года Ревком принял постановление "О материальном обеспечении студентов, направляемых на учебу", в котором предлагалось: "Отпустить 1000 пудов табака Наркомхозу для реализации на деньги, передав их представителю ССР Абхазии т. Картозия для субсидирования стипендиатов. Единовременно отпустить каждому стипендиату по 300000 рублей на дорожные расходы, по 1, 1/2 пуда кукурузной муки и по 3 фунта сахара" . Наркомпрос обязывался регулярно следить за сдачей зачетов и экзаменов студентами, направляемыми в вузы других республик.
В 1921 году Ревкомом было отправлено на учебу в Москву, Тифлис и другие города 106 уроженцев Абхазии. Все они были зачислены на стипендию.
И в последующие годы Наркомпрос Абхазии рассматривал переподготовку учительства как важнейшую задачу своей деятельности. Несмотря на хозяйственную разруху и острый недостаток денежных средств в Абхазии систематически проводились летние педагогические курсы. Значение этих курсов все более возрастало, так как увеличивалась потребность в учителях-абхазцах для вновь открывавшихся абхазских школ. Было даже разработано специальное «Положение о краткосрочных (двухмесячных) педагогических курсах по переподготовке учителей школы 1-й ступени в Абхазии». Согласно «Положению» на курсы направлялись как учителя-абхазцы, так и учителя других национальностей, владевшие абхазским языком и работавшие в абхазских школах. В большинстве своем эти учителя происходили из крестьян. Из 87 курсантов 1922/23 уч. года членов РКП(б) было — 9, сочувствующих - 6, беспартийных - 72. Кроме того, в числе слушателей курсов были все учителя школ 1-й ступени г. Сухума.
Педагоги, привлеченные к преподаванию на курсах, стремясь активизировать учебный процесс, вызывали живой обмен мнениями, старались возможно полнее удовлетворить запросы курсантов, разъясняли им все их сомнения и недоумения. Курсантам было предоставлено право пользоваться библиотеками, кабинетами, лабораториями всех учебных заведений г. Сухума, а также опытно-показательным полем .
Преподавали на курсах такие видные абхазские педагоги и деятели народного образования, как Д. К. Гулиа, А. М. Чочуа, С. Я. Чанба, С. П. Басария, Ф. X . Эшба, П. С. Шакрыл, К. Ф. Дзидзария и др. Чтобы сообщаемый ими материал легко воспринимался слушателями, тезисы лекций объявляли заранее, а после лекций устраивались собеседование, преподаватели передавали курсантам конспекты своих лекций, курсанты принимали участие в обсуждении показательных уроков и т.д.
В учебный план 2-месячных педагогических курсов вхо¬дили следующие предметы.
А. Политико-просветительный цикл:
1.    Характеристика капиталистического строя и очерк его развития (политэкономия) - 4 часа.
2.    Диалектический материализм как мировоззрение - (история материализма) - 2 часа.
3.    Основные моменты истории революционного движения в России — 4 часа.
4.    Основные моменты в истории революционного движения на Западе ( I , II Интернационал, Профинтерн и Амстердамский Интернационал) - 4 часа.
5.    Конституция СССР и понятие о государстве - 2 часа.
6.    Народное хозяйство и кооперация в России, организация профсоюзов и экономическая политика Советской власти (НЭП) - 8 часов.
7.    Школа и религия (роль школы в антирелигиозной пропаганде) - 2 часа.
8.    Школа и национальный вопрос - 1 час.
9.    История организации профсоюзов в России и на Западе - 2 часа.
Всего - 29 часов.
Б. Педагогический цикл:
1.    Социальное воспитание (характер воспитания в зависимости от социальной среды) - 5 часов.
2.    Теория трудовой школы: главнейшие направления (уклоны), особенности работы с сельскохозяйственным уклоном - 6 часов.
3.    Методы трудовой школы:
o    а) Комплексный - теория - 2 часа; практика - 5 часов;
o    б) Естествоведение с применением экскурсионного и ла бораторного методов (теория - 4 часа, практические уроки - 2 часа, экскурсии - 6 часов.).
4.    Рассматривание художественных картин в связи с письменными работами (теория — 2 часа, практика - 3 часа).
5.    Изучение и наблюдение детей школьного возраста теория — 2 часа, практика - 4 часа).
6.    Дисциплина и самоуправление в школе - 2 часа.
7.    Выразительное чтение и драматизация (теория - 3 часа,практика - 2 часа).
8.    Наблюдение над языком (теория - 4 часа, практика - 3 часа).
9.    Развитие устной и письменной речи, рассказывание, учен. сочинения (теория — 2 часа, практика - 3 часа).
10.    .Краеведение (теория - 2 часа, практика -2 часа).
11.    Арифметика в азбучном классе (теория - 2 часа, практика - 5 часов).
12.    Ручной груд (теория - 5 часов, практика - 6 часов).
13.    Обучение грамоте по звуковому методу (теория — 1 час, практика- 5 часов).
14.    Арифметика и геометрия (теория - 4 часа, практика - 7 часов).
15.    Анатомия и физиология ребенка — 4 часа.
16.    Половой вопрос в детском возрасте - 4 часа.
17.    Туберкулез в детском возрасте - 2 часа.
18.    Эстетическое воспитание (ритмика игры) - 14 часов.
Всего -125 часов.
В. Агрономия:
1. Огородничество, садоводство с виноградарством и ви¬ ноделием; земледелие и табаководство — 14 часов.
Всего- 166 часов.
Как видно из учебного плана, целью 2-месячных педагогических курсов являлось помочь рядовому школьному работнику разобраться в тогдашней экономической и политической действительности, осветить и проработать с ним наиболее значительные в его повседневной педагогической практике вопросы, вызвать интерес к дальнейшей общеобразовательной работе над собой, указать ее пути, а также подготовить из курсантов умелых и настойчивых проводников идей новой школы среди сельского учительства.
Курсы сыграли положительную роль в подготовке абхазских учителей. Большинство курсантов заявляло, что летние учительские курсы "помогли более успешному и продуктивному труду в сельской школе... тот, кто был на курсах, поднялся на ступень" . В оценке работы курсов отмечалось, что они дали большой сдвиг в сторону политического просвещения учительства.
В первые послереволюционные годы Абхазия не имела не только специалистов, но и просто достаточно грамотных людей для работы в государственных учреждениях и различных отраслях народного хозяйства. Данное обстоятельство заставляло правительство республики, несмотря на огромную нехватку педагогических кадров, привлекать наиболее образованных и преданных делу коммунизма учителей на работу в партийный, советский и хозяйственный аппараты. Кроме того, часть учителей, будучи материально необеспеченной, вынуждалась оставлять школу и поступать на другую работу, что еще более усугубляло безотрадное положение с педагогическими кадрами. Дело доходило до того, что в абхазской школе оказывались в качестве учителей случайные люди. Так, один из инспекторов, посетив в мае 1926 г. Арадусскую школу Кодорского уезда, писал: "Арадусскую школу следовало давно закрыть. Учительницу Коркия, находящуюся в отпуске, замещает Хасая, вышедший из 7 класса бывшей Очамчирской гимназии. Он работает в школе всего несколько дней. Абхазским языком он не владеет, а дети русского языка не знают, так что учитель объясняется с учениками на турецком и мегрельском языках через посредство ученика-переводчика. Успехи ниже всякой критики» .
В материалах отчета по обследованию Эшерской школы Гумистинского уезда сообщалось: "Учитель Каландия занимается с тремя группами и, конечно, больших успехов он достичь не может, тем более, что он ведет занятия на абхазском и русском языках. В русском языке он сам хромает" . Были случаи в жизни абхазской школы, когда одному учителю приходилось вести занятия сразу с тремя-четырьмя группами. А в некоторых школах многие предметы из-за отсутствия учителей вообще не преподавались .
Свидетельством тяжелого положения учителей республики являются материалы первого съезда по народному образованию Абхазии, состоявшегося 1 июня 1921 год. На этом съезде отмечалось, что "многие учителя обессиленные, голодные, отчаявшиеся, уже бросают школу и бегут. Вы увидите учителей всюду - и в Продотделах, и в Совнархозах, и в Загсе, и в Ревкомах, но очень мало осталось их в сельских школах; это те, кто не желает бросать дорогого дела просвещения".
Наркомпрос, оказавшись перед фактом массовой утечки учителей из абхазских школ, создал специальную комиссию, которой поручил изучить материальные условия абхазского учительства. На одном из заседаний указанная комиссия констатировала следующее: "Положение абхазской национальной школы катастрофическое, т.к. школа фактически осталась без учителя. Из 44 абхазских школ со штатом 83 педагога налицо имеется всего 28 учителей-абхазцев, остальные же места, в силу необходимости, замещены учителями других национальностей, что противоречит духу современной школы.
Столь же мрачно оценивается состояние школы в отчете Наркомпроса Абхазии за 1924/25 учебный год, где сказано: "Катастрофическое положение абхазских школ в настоящее время требует немедленного создания кадров учителей абхазцев" . Обсуждая вопрос о положении дела народного просвещения в республике, 3-й Всеабхазский съезд советов в 1925 году постановил: "Констатируя факт огромного недостатка учителей абхазцев, вследствие чего абхазские национальные школы остались без своих учителей, признать настоятельно необходимым открытие с будущего же учебного года специальных педагогических курсов для подготовки учителей из молодого абхазского крестьянства .
Во исполнение этого постановления, в 1926 г. были открыты двухгодичные педагогические курсы в Сухуми, на которых готовились учителя для абхазских школ. В "Положении" об этих курсах говорилось:
1.    Педагогические курсы имеют своей целью создание кадров теоретически и практически подготовленных школьных работников для абхазских сельских школ.
2.    Курсы открываются при техникуме или абхазской школе, которые служат для курсов образцовой школой.
3.    Продолжительность обучения на курсах устанавливается в два года.
4.    Обучение на курсах и содержание в интернате - за счет государства.
5.    На курсы принимаются исключительно абхазцы в возрасте не менее 17 лет, окончившие школу первой ступени или с познаниями, соответствующими программам школы первой ступени; для последних производится проверка их знаний.
6.    На курсы могут быть приняты и абхазцы, состоящие в данное время на школьной работе или служившие учителями, но не получившие достаточной теоретической и практической подготовки.
7.    Принимаются на курсы лица, обладающие крепким здоровьем, и все поступающие на курсы подвергаются тщательному медицинскому освидетельствованию.
8.    Окончившие курсы обязуются служить по народному образованию в пределах Абхазской АССР и только в случае желания правительства, некоторым из них может быть предоставлено право продолжать образование.
Так как первый набор слушателей показал, что многие из поступающих, не обладали достаточной общеобразовательной подготовкой, Наркомпрос создал для них подготовительные курсы но общеобразовательным предметам, окончив которые слушатели зачислялись на двухгодичные педагогические курсы.
Ниже приводится учебный план курсов.
 

Учебный план двухгодичных педагогических курсов на 1926/27уч. год 1 .

Наименование учебных предметов

Подготовительные курсы

     I курс

    II курс

 

Уч/часов в неделю

Уч/часов в неделю

Уч/часов в неделю

1 . Абхазский язык

5

4

4

2. Русский язык

6

6

5

3. Методика русского языка

2

2

4. Педагогика

-

2

2

5. Математика

6

5

5

6. Методика математики

-

1

1

7. Обществоведение

5

4

4

8. Методика обществове­ дения и политпросвещения

2

9. География

2

2

2

10. Изобразительное искус­ ство

2

2

2

1 1 . Природоведение

3

3

3

12. Физика

2

3

3

13. Физкультура

1

1

1

14. Военизация

1

1

1

15. Краеведение с истори­ ческим образом Абхазии

2

2

1 6. Пение

2

2

2

17. Пробные уроки

-

-

6

18. Пробные уроки, конференции по разбору пробных уроков

 

 

3

ИТОГО

35

40

50

Из учебного плана видно, что главное внимание на курсах уделялось преподаванию русского языка, литературы, абхазского языка и математики. Значительное место в подготовке будущих учителей занимало изучение предметов педагогического цикла и педагогическая практика. Нельзя не отметить также наличия в учебном плане предметов, рассчитанных на расширение кругозора и на подготовку к ведению массовой политико-просветительной работы среди учащихся и населения. В работе курсов активное участие принимали опытные учителя и деятели народного образования республики: А. О. Бухов, В. В. Котляров, Г. А. Бергман, В. С. Афонский.

Курсы сыграли важную роль в подготовке учителей для абхазской национальной школы. Уже в первый выпуск позволил частично ликвидировать острый недостаток в учителях-абхазцах. За время своего существования эти курсы вместе с краткосрочными выпустили около 200 учителей .

Хотя в рассматриваемый период подготовка учителей для абхазской национальной школы шла главным образом через педагогические курсу, но не сводилась к ней. Еще в 1921 году в Сухуме был открыт педагогический техникум, которому была отведена ведущая роль в подготовке педагогических кадров для абхазской школы. При приеме в техникум предпочтение отдавалось детям крестьян местных национальностей.

Педтехникум работал по следующему учебному плану, утвержденному Наркомпросом Абхазии в 1921 г.:

 

Учебные предметы

Количество часов в неделю

1 . Абхазский язык

6

2. Русский язык

6

3. Обществоведение

6

4. Краеведение

2

5. Начальный курс географии

2

6. Природоведение

6

7. Математика

6

8. Изобразительное искусство

2

ИТОГО

36

Наиболее существенным недостатком учебного плана яв­лялось отсутствие в нем педагогико-методических дисциплин. По существу педтехникум представлял собой общеобразовательное учебное заведение с урезанной программой (в учебном плане не было даже физики и химии). В 1922/23 уч. году в учебный план были внесены значительные изменения: увеличено число часов на математику и обществоведение; введены химия, астрономия, история социализма и политэкономия, а также методики преподавания в начальной школе истории, географии и естествознания . Учебный план неоднократно изменялся и в последующие годы. Изменения касались главным образом устранения многопредметности и перегрузки, что, несомненно, способствовало улучшению качества преподавания и повышению успеваемости студентов. Педтехникум был укомплектован самыми опытными педагогами Абхазии: Г. П. Барач (директор), С. В. Басария (зам. директора), А. П. Дудко, А. В. Пащенко, П. С. Шакрыл, С. П. Бжания и др. Работал здесь преподавателем до 1924 года и Д. И. Гулиа.

Перед педтехникумом была поставлена задача — стать полноценным средним специальным учебным заведением. Педтехникум давал более глубокие знания и более широкий общественно-политический кругозор, и общее развитие, чем прежняя учительская семинария. В нем широко применялись такие формы учебной работы, как лекции, семинары, практические занятия. Это способствовало лучшему усвоению студентами знаний, стимулировало их самостоятельную работу. Особенно же большое внимание уделялось профессионально- педагогической подготовке, которая осуществлялась в процессе изучения основ педагогики, психологии, и частных методик по предметам, преподаваемым в начальной школе. На педагогических практикумах учащиеся учились анализировать посещаемые им уроки опытных учителей, подбирали к ним необходимый материал, наглядные пособия и т.п. Все это являлось своего рода подготовкой к активной педагогической практике, которая проходила в Сухумской абхазской школе.

Практиканты, помимо пробных уроков, проводили внеурочные воспитательные беседы, классные собрания, политинформации, оказывали помощь отстающим школьникам, приобретали навыки и умения по всем тем видам классной и внеклассной работы, с которыми приходилось иметь дело учителю.

В педтехникуме функционировали различные кружки: политический, литературный, драматический, хоровой, и др. Кружковая работа являлась составной частью учебно- воспитательного процесса. Например, кружок абхазской литературы (им руководил опытный педагог С. Т. Бжания) проводил литературные вечера; кружковцы изучали произведения абхазских писателей, а также переводили на абхазский язык отдельные произведения русской и грузинской литературы. Члены кружка собирали материалы устного народного творчества, которые использовал на уроках абхазского языка и литературы.

Интересно была поставлена работа кружка по изучению родного края (руководитель С. П. Басария). Кружковцы часто совершали экскурсии и походы с целью изучения местной флоры и фауны. Это позволило им создать своими силами гербарии лекарственных трав, встречающихся в Абхазии, которые нередко использовался на учебных занятиях.

До 1932 года Сухумским педагогическим техникумом было выпущено окало 300 учителей . В течение ряда лет при нем работали краткосрочные курсы по подготовке учителей-абхазцев, делавшие по 2 выпуска в год.

В 1924 году было разработано особое положение о педагогическом институте, который должен был состоять из двух отделений: педагогического техникума и собственно института, с осени 1924 года Сухумский педтехникум стал именоваться педагогическим институтом .Однако фактически функционировало только отделение педагогического техникума. Вопрос же об открытии институтского отделения, так и не получил положительного разрешения вплоть до 1932 года.

Таким образом, из всего изложенного выше о подготовке и переподготовке учителей следует, что Наркомпрос Абхазии за первое десятилетие советской власти добился несомненных успехов. Однако быстро развивавшаяся школьная сеть в республике требовала все больше и больше квалифицированных; учителей, что можно заключить из следующей таблицы, отражающей рост школ и контингента учащихся в конце 20-х - начале 30-х годов.

Учебные годы

Число школ (начальных, семилетних, восьмилетних и средних)

В них учащихся

1927/28

298

24183

1928/29

310

24716

1930/31

426

33457

Соответственно возрастали и бюджетные ассигнования на народное просвещение.

В 1927/28 у ч. году на народное просвещение было выделено 1029000 рублей, в 1928/29 учебном году-1196000 рублей, в 1929/30 учебном году - 2148000 рублей , что составило около 27% бюджета Абхазии.

Укрепление экономики Абхазской АССР, рост расходов на школы, а также мероприятия по подготовке национально- педагогических кадров, создали необходимые предпосылки для принятия закона о всеобщем обязательном начальном обучении и его успешного выполнения.


ГЛАВА II. РАЗВИТИЕ АБХАЗСКОЙ ШКОЛЫ ПОСЛЕ ВВЕДЕНИЯ ВСЕОБЩЕГО НАЧАЛЬНОГО ОБУЧЕНИЯ (1931-1941 гг.)

§ 1. Принятие закона о всеобщем начальном обучении и его реализация

Достигнутые абхазским народом в годы советской власти значительные успехи во всех областях социалистического строительства позволили Наркомпросу Абхазии приступить в 1927 году к разработке плана введения всеобщего обязательного начального обучения, которое намечалось осуществить в течение 1928-1935гг. Согласно этому плану, предполагалось сделать обязательным обучение в объеме программ I-IV классов для всех детей обоего пола в возрасте от 7 до 12 лет включительно, каковых в Абхазии, по данным 1926 года, насчитывалось 24724 человек , обучалось же только 22855 человек , из них в начальных школах - 11665 человек , в том числе 965 в возрасте от 12 до 15 лет. Наличие в составе учащихся начальных школ значительного количества переростков объяснялось, главным образом, протяженностью населенных пунктов, достигавшей часто 7-8 км.

Дети младшего школьного возраста, особенно из семей бедняков, часто не имевшие теплой одежды и обуви, зимой не могли посещать школу, находившуюся от дома на большом расстоянии. Именно поэтому число переростков в начальных школах Абхазии росло, и к концу 20-х годов 1/3 учащихся составляли переростки.

24 мая 1928 года Наркомпрос представил в Совнарком Абхазии план введения обязательного начального обучения в республике. В нем предусматривалась доступность обучения в школах 1-й ступени к 1931/32 уч. году для всех, а к концу 1932/33 уч. году - обучение обязательным. В связи с этим Наркомпрос приступил к проведению первоочередных мероприятий: определению контингента школ 1-й ступени, подготовке необходимого педагогического персонала для введения всеобщего начального обучения, потребовал выделение соответствующих средств на содержание и оборудование школ.

Двумя годами позже, в 1930 году, на XVI съезде ВКП(б), в качестве одной из важнейших задач культурной революции был поставлен вопрос об осуществлении в СССР всеобщего обязательного первоначального обучения. 25 июля 1930 года ЦК ВКП(б) принял постановление «О всеобщем обязательном начальном обучении». 14 августа того же года было принято аналогичное совместное постановление ЦИКа и Совнаркома СССР. Постановление предписывало: «Ввести с 1930/31 уч. года повсеместно в Союзе ССР всеобщее обязательное обучение детей (мальчиков и девочек) в возрасте 8, 9, 10 лет в объеме не менее четырехлетнего курса начальной школы. В соответствии с этим принять осенью 1930 года в трудовую школу всех детей этих возрастов, которые до настоящего времени не обучаются в школе» .

Решение Советского правительства о введении всеобщего начального обучения имело огромное общеполитическое» культурное и народнохозяйственное значение.

В соответствии с постановлениями ЦК партии, ЦИКа и СНК СССР о всеобщем начальном обязательном обучении Наркомпрос Абхазии переработал прежний план введения всеобуча.

В новом плане намечалось осуществить начальное всеобщее обучение в течение двух лет. Причем по этому плану предусматривалось охватить начальной школой не только детей 8, 9 и 10 лет, но и всех неграмотных переростков до 15 лет, их насчитывалось около 8100 человек .

Партийные и советские органы Абхазии развернули большую работу по подготовке к проведению всеобщего начального обучения. При ЦИКе Абхазии был создан особый республиканский комитет. Во всех районах республики были организованы штабы по всеобучу. Для привлечения трудящихся масс к практическому участию в осуществлении мероприятий по всеобучу действовали специальные комиссии и культбригады.

Проводилась массовая разъяснительная работа среди населения. Коммунисты разъясняли важность и своевременность введения всеобуча, вели борьбу против лживой и гнусной агитации, которые пугали непросвещенных и доверчивых, что образованный абхазец уйдет из родных мест, что руководители республики под видом всеобуча хотят лишить родителей детей, что учение вредно будет влиять на здоровье молодого поколения и т.п.

2 сентября 1930 г. Абхазский Обком ЛКСМ принял постановление об участии комсомольцев в проведении всеобуча. Чтобы выполнить намеченный Наркомпросом план всеобуча, требовалось открыть 67 новых начальных школ (40 в 1930/31 учебном году и 27 в 1931/82 учебном году) и направить как в новые, так и в уже действовавшие школы 317 учителей (164 в 1930/31 учебном году и 153 в 1931/32 учебном году). Кроме того, для охвата обучением неграмотных переростков предстояло развернуть 270 дополнительных классов, 150 в 1930/31 уч. году и 120 в 1931/32 учебном году .

Наряду с осуществлением всеобуча детей, большое внимание уделялось ликвидации неграмотности среди взрослого населения. В 1924 году при Главполитпросвете Наркомпроса Абхазии была организована «Чрезвычайная комиссия по ликвидации неграмотности». Общее число школ ликбеза в республике к 1931/32 учебному году достигло 667 и школ для малограмотных - 467.

Для создания подлинно народной школьной системы с обучением на родном языке в 20-е годы прежде всего была укреплена материальная база народного образования. Если до Октябрьской революции ежегодные расходы на просвещение в Абхазии в год не превышали 175297 руб., то в 1931 году они составляли более 3 млн. руб., а в 1935 году - более 12 млн. руб. (в последнюю сумму не входят расходы на содержание учебных заведений Наркомзема и Наркомздрава) .

В республике развернулось строительство новых школ. В 1930/31 учебном году в Абхазии насчитывалось всего школ с 33457 учащимися, а в 1931/32 учебном году их уже стало 488 с 39074 учащимися .

В 1932/33 учебном году обучением в начальных школах было охвачено 93% детей . Теперь задача заключалась в том, чтобы закрепить достигнутые успехи и неуклонно повышать качество учебно-воспитательной работы школ республики, добиваясь полного охвата начальной школой всех детей соответствующего школьного возраста.

Однако многие родители и опекуны учащихся еще не достаточно ясно представляли важность всеобуча и нередко отвлекали детей от школы, используя их на домашних и сельскохозяйственных работах. Соответствующие свидетельства, подтверждающие это, сохранились в архивах фонда Наркомпроса за те годы. Не всегда точно велся учет детей школьного возраста, что в отдельных случаях приводило к невыполнению закона о всеобуче. Например, в 1936г. в Дуринктском сельсовете оказалось 34 человека детей, не охваченных школой, в Джирхвинском сельсовете - 55 детей и т.д.

В 1933 году ЦИК Абхазии принял постановление "О реорганизации 7-летней политехнической школы в 10-летнюю". В этом постановлении говорилось: "...Предложить НКП Абхазской АССР в существующей 7-летней школе организовать 10-летние группы с тем, чтобы в 1934/35 учебном году иметь полную 10-летнюю политехническую школу.

8-е группы 10-летней политехнической школы организовать в г.Сухуми, при Абхазской образцовой школе, 3-й грузинской ФЗС, 4-й армянской ФЗС, в г. Гагры при Гагрской ФЗС, в г.Очамчире при Абхазской ФЗС, в г.Гудауте при Гудаутской ФЗС, в Гали при Гальской 7-летней школе" .

Таким образом, одновременно с осуществлением всеобщего начального обучения в Абхазии в начале 30-х годов приступили к реорганизации семилетних школ в средние.


§ 2. Абхазская школа после постановлений ЦК ВКП(б) и советского правительства по вопросам воспитания и обучения (30-е гг.)


В дальнейшем развитии советской школы коренной перелом произвело Постановление ЦК ВКП(б) от 5 сентября 1931г. "О начальной и средней школе". В нем были отмечены достигнутые советской школой успехи, выражавшиеся в росте числа учащихся, в осуществлении соединения обучения с производственным трудом. Но в то же время в постановлении обращалось внимание и на серьезные недостатки школы. "Коренной недостаток школы в данный момент заключается в том, - говорилось в постановлении, что обучение в школе не дает достаточного объема общеобразовательных знаний и неудовлетворительно разрешает задачу подготовки для техникумов и для высшей школы вполне грамотных людей, хорошо владеющих основами наук (физика, химия, математика, родной язык, география и др.).

Центральный комитет подчеркнул, что "необходимо развернуть решительную борьбу против легкомысленного методического прожектерства, насаждения в массовом масштабе методов, предварительно на практике не проверенных".

Наркомпрос Абхазии провел соответствующую работу по разъяснению данных постановления ЦК ВКПб) среди учителей, учащихся, родителей и широкой советской общественности, наметил мероприятия по его выполнению.

Каждая школа, исходя из конкретных условий и возможностей, составила свой план работы в соответствии с требованиями постановления. Вместо прежней комплексной системы преподавания, нарушавшей систематичность обучения и не обеспечивавшей учащимся прочных знаний, была введена предметная система.

В целях стимулирования активности и углубления знаний учащихся в школах больше стали практиковать методы лабораторного, исследовательского и экскурсионного обучения.

Внимание и усилия учителей направлялись на решение главной задачи - повышение уровня общеобразовательной подготовки и прочности знаний учащихся.

В национальных республиках, в том числе и в Абхазии, успешное решение этой задачи было тесно связано с дальнейшим расширением обучения на родном языке учащихся. Поэтому уже к концу 1931/32 учебного года преподавание во всех начальных абхазских школах было полностью переведено на родной язык, что явилось значительным событием в истории развития абхазской школы. В 1933/34 учебном году в начальных школах были ликвидированы азбучные группы, с 1934/35 учебного года был установлен прием детей восьмилетнего возраста непосредственно в 1-е классы начальной школы .

Для семилетних детей, посещавших ранее детсады, с 1934/35 учебного года во всех городах республики, на новостройках и в крупных колхозах стали создаваться при школах нулевые группы.

Одной из центральных проблем, которую должна была решать советская школа в 30-е годы, являлась проблема политехнического обучения. Однако на пути к ее решению было много трудностей.

"Политехнизация школ в Абхазии идет слишком медленно, трудно связаться с производством, в школах нет рабочей комнаты, нет преподавателей по труду, нет соответствующей литературы" сообщалось в газете "Советская Абхазия" от 31 марта 1931 года.

В 1932 году ЦИК Абхазии принял постановление о политехнизации школ. В этом постановлении отмечалось слабость теоретической политехнической подготовки учителей, отсутствие правильной связи между научной теорией и производственной практикой, недостаточность материальной базы. Обращалось внимание и на слабое участие хозяйственных организаций в политехнизации школ, на невыполнение совхозами и колхозами принятых на себя по договорам обязательств по оказанию помощи школам.

ЦИК Абхазии обязал Наркомпрос совместно с другими наркоматами и ведомствами в кратчайшие сроки провести проверку договоров между школами и хозяйственными организациями и обеспечить прикрепление школ к крупным социалистическим предприятиям (фабрикам, заводам, машинно- тракторным станциям) и совхозам. Одновременно наркоматам и ведомствам предлагалось изыскать необходимое производственное оборудование и передать его органам просвещения для "создания новых и пополнения уже существующих рабочих комнат и мастерских в школах. В постановлении предполагалось "привлекать к уголовной и дисциплинарной ответственности виновных в его неисполнении" .

Абхазлесстрой, промышленные предприятия, кооперативные и общественные организации во исполнение данного приказа, многое сделали по изысканию оборудования для политехнизации, что позволило организовать специальные мастер-ские при большинстве городских школ и проводить производственную практику учащихся.

Сельским школам для проведения опытнической работы и производственной практики по сельскохозяйственному труду были выделены земельные участки.

Заслуживают внимания и проводившиеся Наркомпросом школьные политехнические выставки, ставившие своей задачей обобщение и распространение опыта передовых школ по политехническому образованию, а также специальные курсы инспекторов политехнического труда для работников народного образования, которые в 1932/33 учебном году прослушали около 80 учителей школ республики, что положительно отразилось на качестве политехнического обучения учащихся.

На конференции преподавателей школ Сухума, состоявшейся 20 июня 1932 г., зав. Сухумской образцовой школой А. А. Арнянский докладывал: «Мы в этом году проделали большую работу для изжития ремесленничества. Мы увязали политехнический труд с работой в лаборатории. Мы в своей работе по труду старались дать представление учащимся об организации труда в крупном производстве» .

Оперативную методическую помощь учителям по всем вопросам политехнизации оказывало созданное консультативное бюро при Сухумском доме работников просвещения (ДРП), в работе которого активное участие принимали лучшие педагоги города, агрономы и инженеры.

Важную роль в деле распространения политехнических знаний среди учащихся сыграла созданная еще в 1930 г. "Детская техническая станция" в г. Сухум. Она прививала пионерам и школьникам любовь к технике, вырабатывала у них трудовые навыки и умения.

25 августа 1932 г. ЦК ВКП(б) принял постановление "Об учебных программах и режиме в начальной и средней школе".В этом постановлении указывалось, что задача ликвидации "коренного недостатка" еще далеко не разрешена, что борьба за качество обучения и овладение основами наук есть главное и решающее звено на данном этапе школьного строительства.

В постановлении указывалось на необходимость устранения перегрузки программ и неувязки между отдельными предметами, о не историчности преподавания общественных дисциплин, о принципиальных ошибках в курсах физики, биологии, географии.

Чтобы повысить качественный уровень учебно-воспитательной работы школ, ЦК ВКП(б) предлагал укрепить школьный режим и дисциплину учащихся, разработать новые программы и методики преподавания учебных предметов, способные обеспечить прочное усвоение основ наук учащимися, улучшить классно-урочные занятия, приняв урок за основную форму организации учебной работы.

В ходе реализации постановления ЦК от 25 августа 1932 гх. потребовалось коренным образом перестроить работу прежде всего самого Наркомпроса и районных отделов народного образования в Абхазии. С этой целью для руководящих работников органов народного образования стали проводиться теоретические семинары, а для учителей школ - конференции по организации учебно-воспитательного процесса и методам планирования и учета работы.

Наркомпрос к разработке новых программ привлек передовых учителей абхазских школ. Составителям было предложено взять за основу программы НКП РСФСР и НКП Грузии и осуществить необходимую локализацию их, в особенности по таким предметам как география, естествознание, обществоведение и родной язык .

К 1933 году составление программ для абхазской национальной школы было закончено. Программы но обществоведению, литературе, истории, географии предусматривали ознакомление учащихся с жизнью и хозяйственной деятельностью народов СССР. Важное место в них занимали и материалы о народах, проживавших в Абхазии, и о коренных народах республик Закавказья: их литературе, искусстве, историческом и социально-экономическом развитии, природных особенностях, промышленности, сельском хозяйстве.

Основой для воспитательной и образовательной работы учителя служил краеведческий материал.

Для оказания методической помощи Наркомпрос Абхазии организовывал консультации, созывал районные совещания, практиковал прикрепление опытных учителей к начинающим и слабо подготовленным учителям.

Широко практиковалось проведение открытых уроков педагогами-мастерами.

В 30-е годы особое внимание уделялось в абхазских школах преподаванию русского языка и литературы, поскольку русский язык служил целям межнационального общения всех народов, живущих в СССР. Обучение ему рассматривалось как особо важное государственное дело.

Решающее влияние на улучшение преподавания русского языка в абхазских школах оказало совместное постановление СНК СССР и ЦК ВКП(б) "Об обязательном изучении русского языка в школах национальных республик и областей" от 13 марта 1938 года. В нем были определены задачи изучения русского языка в национальных школах и объем знаний, которые должны приобрести учащиеся по этому предмету. Так, окончившим начальную школу надлежало иметь определенный запас русских слов, научиться понимать простую русскую речь, уметь излагать на русском языке явления окружающей жизни, владеть элементарными навыками чтения и письма; окончившие неполную среднюю школу должны были уметь свободно и правильно выражать на русском языке свои мысли; окончившие среднюю школу, обязывались знать основные правила русского языка, уметь свободно читать и понимать художественную и научную литературу, передавать устно и излагать письменно содержание прочитанного.

Придавая огромное значение изучению русского языка, Абхазский обком только за 1938-1940 г. трижды обсуждал вопрос об улучшении преподавания русского языка в нерусских школах .

В решениях Абхазобкома предлагалось обеспечить создание букварей и книг для чтения, а также учебников по грамматике русского языка с учетом специфических особенностей абхазского языка.

Далее отмечалась необходимость широкого применения наглядных пособий и повышения квалификации преподавателей русского языка.

Основными недостатками в знаниях по русскому языку учащихся абхазских школ в это время являлись: неправильное написание прописных букв, пропуск мягкого знака в середине и в конце слов, неумение различать личные окончания глаголов (чаще всего 2-го лица настоящего времени), неусвоение правописания формы неопределенного наклонения глаголов, смешение гласных "ы" с "и", "и" с "и", "е" с "э".

Руководствуясь постановлением СНК СССР и ЦК ВКЛ(б), Наркомпрос республики внес изменения в действовавшие учебные планы, увеличив число часов на русский язык; были установлены новые учебные программы, написаны учебники и книги для чтения по русскому языку. В районных центрах были проведены курсы по переподготовке учителей русского языка для абхазских школ, которые прослушали 200 учителей.

Учителя тщательно готовились к своим урокам, заранее планировали конкретные умения и навыки, которыми должны были прочно овладеть дети. С отстающими школьниками проводились дополнительные занятия во внеурочное время.

Многие преподаватели русского языка, например Ч. И.Ашуба, И. Г. Когония, Н. Г. Хашба, Н. И. Дробышевская, М. И. Загурская, используя разнообразные методы активизации учащихся на уроке и проводя большую работу во внеурочное время (кружки внеклассного чтения, драматизация, выпуск стенных газет на русском языке и т.п.), добивались высокой успеваемости учащихся.

Однако в большом числе абхазских начальных школ, прежде всего в сельской местности, успеваемость учащихся по русскому языку была низка. Уроки грамматики в некоторых школах сводились к чтению соответствующих разделов учебника. При обучении чтению не учитывались фонетико- грамматические различия русского и абхазского языков.

Недостаточно применялись письменные работы.

* * *

К 30-ым годам был накоплен положительный опыт в области преподавания абхазского языка. Об этом, в частности, свидетельствуют материалы инспекторов, проверявших преподавание родного языка, а также отчеты самих школ. Хорошие знания по родному языку давали, например, Звандрипшская, Лыхненская начальные школы Гудаутского района, Сухумская абхазская образцовая школа им. Н. А. Лакоба, Очамчирская абхазская школа и другие.

В целях более глубокого и прочного усвоения учебного материала учителя широко использовали устные и письменные пересказы прочитанного самими учащимися, приучали их к правильному и аккуратному письму, к выразительному чтению.

Среди преподавателей родного языка широкой известностью пользовался Платон Семенович Шакрыл. С первых дней установления советской власти в Абхазии он вместе с другими абхазскими педагогами и общественными деятелями, такими как С. Я. Чанба, А. М. Чочуа, С. Н. Басария, К. Ф. Дзидзария, принимал самое активное участие в создании национальной школы.

П. С. Шакрыл щедро делился своим опытом обучения детей абхазскому языку, часто выступал с докладами на педагогических советах школ, на летних учительских курсах.

Питомцы П. С. Шакрыла с благодарностью отмечают, что именно он привил им любовь к родному языку. Так, один из них - доктор исторических наук, профессор Ш. Д. Иналипа вспоминает: "В моей памяти сохранились слова одного из выдающихся абхазских педагогов П. С. Шакрыла, с которыми он обратился к нам в первый же день учения в абхазской школе: "Не ленитесь, учитесь, работайте, любите родной язык и литературу, помните пословицу: «Конь умрет — поле останется, человек умрет - слово останется. Ваших добрых дел и слов ждет родина, которая так заботится о вас» .

Кому приходилось бывать на уроках абхазского языка и литературы у Платона Семеновича, тот испытывал огромное моральное удовлетворение. "Трудно описать отеческую теплоту, педагогический такт и мастерство, которыми обладал П. С. Шакрыл", - пишет Б. Г. Тарба в своей книге "100-летие Сухумской абхазской школы".

Преподавая родной язык и литературу, П. С. Шакрыл часто бывал в школах Абхазии, беседовал с учителями - абхазцами, помогал им преодолевать затруднения в работе, давал ценные советы по методике преподавания и абхазского языка и литературы.

Многие из воспитанников П. С. Шакрыла работают сейчас в школах Абхазии с большим успехом. Есть среди них и директора и завучи средних школ. Некоторым из них присвоены почетные звания заслуженного учителя школы Грузии: П . А. Ашуба, Г. И. Габария и другие.

Помимо преподавательской работы, П. С. Шакрыл занимался составлением учебных программ и школьных учебников по абхазской литературе. Он был блестящим переводчиком художественной литературы с русского и грузинского языков на абхазский язык.

В 30-е годы в республике был широко известен и другой учитель абхазского языка и литературы Н.С. Патейпа. В одном из документов Наркомпроса Абхазии, относящемся к 1936 году о нем говорилось: «Вполне квалифицированный преподаватель с большим педагогическим стажем, дает хорошие показатели в работе» .

Преподавание Н. С. Патейпа отличалось тщательностью подготовки к урокам, разнообразием методов обучения, умелым использованием художественной литературы, широким привлечением краеведческого материала, индивидуальным подходом к учащимся.

Н. С. Патейпа глубоко интересовали вопросы абхазского языкознания. Он неоднократно ставил вопрос об единой орфографии абхазского языка, едином абхазском литературном языке. Выступая на втором пленуме Народного комиссариата просвещения Абхазии в 1935 г., он заявил: «Абхазский язык является единственным орудием для внедрения в абхазскую массу идей социализма и коммунизма и на это единственное орудие следует обратить самое серьезное внимание...».

В 30-е годы работу учителей абхазского языка в высшей степени затрудняло отсутствие в родном языке твердо установленной орфографии. Много неясностей было в научной грамматике. Слабо были разработаны вопросы терминологии. Наконец, немало трудностей создавала и неоднократная смена алфавита абхазского языка, проводившаяся не всегда достаточно продуманно.

Слабым звеном абхазской школы в период становления республики было преподавание общественных дисциплин. Недостаточная в ряде случаев общеобразовательная и историческая подготовка учителей-абхазцев приводила к тому, что изложение материала по истории и обществоведению страдало формализмом и не сопровождалось необходимыми объяснениями и анализом исторических явлений, фактов, событий.

После принятия СНК Союза ССР и ЦК ВКП(б) постановления от 16 мая 1934 г. «О преподавании истории и географии в начальной и средней школе СССР» Наркомпросом был предпринят ряд мер по улучшению преподавания истории в абхазских школах. В частности, для учителей истории стали, регулярно проводиться методические семинары, стали подаваться просветительская литература, наглядные пособия, использование которых позволяло оживить преподавание истории, приблизить его к современности. На уроках истории подчеркивалось значение дружбы народов Советского Союза, советского патриотизма и пролетарского интернационализма. - Анализ архивных материалов позволяет утверждать, что преподавание Конституции СССР в абхазских школах увязывалось с основами устройства советского государства. Уроки конституции были глубокими по содержанию и, вместе с тем, интересными и захватывающими по форме изложения. Широко применялись материалы по выборам в верховный Совет СССР. При изучении Конституции СССР особенно подчеркивалось, что все нации и расы, все народы СССР равноправны во всех областях государственной и общественной жизни.

§ 3. Создание новых учебников для абхазских школ

Первые учебники на абхазском языке появились в 20-е годы. Их не только не хватало, они к тому же страдали существенными недостатками. Неблагополучное положение с учебниками, сложилось во всей советской стране.

ЦК ВКП(б) 12 февраля 1933 г. принял специальное постановление "Об учебниках в начальной и средней школе". В данном постановлении предлагалось, в частности, Закавказскому крайкому принять соответствующие решения, вытекающие из постановления ЦК ВКП(б). Следуя директивам партии, Наркомлрос Абхазии организовал изучение действовавших абхазских учебников и поставил задачу обеспечить в 1933 г . школу полноценными стабильными учебниками по всем предметам.

К созданию новых учебников на родном языке были привлечены ведущие абхазские ученые и педагоги. По родному языку были выпущены: Д. И. Гулиа "Абхазский язык". Книга для чтения, 1934 г.; Д. И. Гулиа "Книга для чтения", часть 2-я. Для второго класса начальной школы» Изд. 3-е, исправленное». 1935 г.; Д. И. Гулиа «Абхазский язык». Книга для чтения, 1937 г.; Б. А. Джанашиа. "Хрестоматия по литературе для 3-го класса", 1937 г.; В. И. Кукба, "Учебник абхазского языка для начальной школы" (Грамматика и правописание), 1937 г.; К. С. Шакрыл. "Морфология абхазского языка", 1938 г.; А. Б. Адзинба, Б. П. Джанашиа "Хрестоматия по литературе для VII класса абхазских неполных средних и средних школ", 1938 г.; А. М. Чочуа и В. Н. Маан «Абхазский букварь», ч. 1-я, 1939 г., М. Гочуа «Хрестоматия по абхазской литературе для 6-го класса», 1940 г., А. Адзинба «Хрестоматия по абхазской литературе», 1941 г. В этих учебниках были использованы результаты исследований абхазских языковедов и методистов, которые обеспечи­вали выработку у учащихся навыков грамотного письма с опорой на сознательно усвоенные грамматические знания. Изменилось и содержание текстов для классного чтения. В основном они посвящались дореволюционному прошлому страны, социалистическому строительству, жизни школы и пионерской организации.

В учебники по абхазской литературе были включены наряду с произведениями абхазских писателей и произведения классической литературы, а также биографии писателей. Новые учебники по литературе для абхазских школ будили в учащихся интерес к предмету, побуждали к чтению художественной литературы, активизировали мышление.

Повышение внимания к преподаванию в абхазских школах русского языка вызвало необходимость создания более усовершенствованных учебников по предмету. В рассматриваемый период были изданы следующие учебники русского языка и литературы для абхазских школ: А. М. Чочуа «Русский язык для 2-го класса абхазских начальных школ», 1935 г., А. Ш. Адзинба, К. И. Карпов, В.Г. Петров «Хрестоматия по русской литературе для 5-го класса абхазских неполных средних школ», 1935 г., А.Ш. Адзинба, К.И. Карпов «Хрестоматия по русской литературе для 6-го класса абхазских неполных средних школ и средних школ», 1936 г., А. М. Давидовский «Грамматика русского языка для 4-го класса абхазских школ», 1939 г., А. М. Чочуа и В. Н. Маан «Учебник русского языка для 3-го класса абхазских школ», 1939 г.; А. М. Чочуа и В. Н. Маан «Книга для чтения по русскому языку для 4-го класса абхазских школ», 1940 г. и другие.

При изучении русского языка главные затруднения учащимся-абхазцам доставляли родовые различия существительных, правила согласования родовых и падежных окончаний, спряжение глаголов. Это было учтено составителями новых учебников при разработке системы упражнений и заданий для повторения. После каждого раздела в учебник включались контрольные вопросы, которые заостряли внимание учащихся на наиболее существенном и важном, помогали им четко формулировать ответы и делать соответствующие выводы.

К несомненным достоинствам новых учебников следует отнести более тщательный отбор поклассного хрестоматийного материала, который производился с учетом возраста учащихся, их знаний по русскому языку, доступности для понимания. При этом учитывались также знания по истории русского народа. Хрестоматийный материал способствовал расширению и углублению знаний детей по русской литературе, делал эти знания более осмысленными, обогащал русскую речь учащихся.

Наряду с созданием оригинальных учебников для абхазских школ, Наркомпрос Абхазии организовал перевод многих стабильных школьных учебников, принятых в РСФСР, при этом в них вносились некоторые изменения и дополнения.

Итак, к концу 30-х годов учителя и учащиеся абхазских школ получили в свое распоряжение ряд новых учебников, ставших стабильными. Как было показано выше, они отличались в научном и педагогическом отношении более обоснованным построением, их содержание значительно приближало обучение и воспитание к задачам современности.


§ 4. Воспитательная работа в абхазских школах


С первых дней Советской власти перед новой школой была поставлена задача - воспитывать строителей коммунизма, новое поколение людей высоко образованных, горячо любящих свою социалистическую Родину, понимающих свой интернациональный пролетарский долг, активно участвующих в общественно-политической жизни страны, руководствующихся в своем поведении принципами пролетарской морали.

Воспитательная работа с учащимися проводилась как школой в процессе учебной и внеурочной деятельности, так и комсомольской и пионерской организациями, которые в 30-е годы активно включились в борьбу за успеваемость и дисциплину в школе.

При пионерских отрядах создавались кружки, которые послужили прообразом тимуровских команд. Они принимали участие в обеспечении нуждающихся детей завтраками, учебниками, одеждой и др.

В работе по воспитанию школьников в духе дружбы между народами пионерские организации использовали самые разнообразные формы: беседы, коллективные чтения, работа в уголках интернациональной дружбы и др. В отрядах и дружинах пионеры знакомились с лучшими художественными произведениями абхазской литературы и литературы народов СССР, участвовали в смотре «детских талантов». В 1940 году 100 пионеров - победителей областного смотра детских талантов выехали в Тбилиси, где проводилась республиканская олимпиада детской художественной самодеятельности. Одним из участников этого смотра был пионер из Лыхны, юный скрипач Лева Джергения (ныне заслуженный деятель искусств Абхазской ССР), который исполнил свое произведение «Рассвет». Большую воспитательную работу проводил Гудаутский театр юного зрителя. ТЮЗовцы выступали с концертами и спектаклями перед взрослыми и детьми. Активистами ТЮЗа были пионерки Надя и Ира Конджария, Оля Кетия, а одним из лучших танцоров считался Алеша Чичба (позже абхазский композитор, директор Сухумского музыкального училища им. Аракишвили).

Пионеры абхазских школ проводили много интересных пионерских сборов. Так, 10-й отряд абхазской школы г. Сухума подготовил сбор на тему «Северный полюс - частица нашей Родины». На сбор был приглашен Герой Советского Союза, прославленный летчик Н.И. Громов. Сбор начался торжественной линейкой. Почетный гость принял рапорт и обратился с приветствием к пионерам. Затем он был принят в почетные пионеры и занесен в списки 10-го отряда. Оживленная беседа с героем продолжалась до самого вечера.

Успех работы многих абхазских школ рассматриваемого периода объяснялся животворной работой пионерских звеньев. На сборах звеньев пионеры обсуждали свои успехи и недостатки, решали, какими делами заняться. Пионерия была пронизана духом настоящей романтики. Абхазские пионеры и комсомольцы активно участвовали в труде, в общественно- полезной работе. Необходимо отметить, что в пионерские мероприятия много сил и души вкладывали учителя и пионервожатые.

Общественно-политическая направленность деятельности пионерских организаций абхазских школ ярко проявилась в 1935 году, когда пионерские отряды организовали поход за охрану социалистического урожая и за высокое качество посевных работ.

. В 1935 году пионеры колхоза им. Н. А. Лакоба Гагрского района выступили на страницах газеты «Комсомолец Абхазии» с призывом ко всем пионерским организациям Абхазии и Грузии — организовывать пионерский поход за охрану социалистического урожая, за высокое качество посевных работ. Этот призыв широко обсуждался во всех районах республики, он вызвал широкий размах социалистического соревнования на ряд лет.

Так, в 1938 году пионеры Агубедийской школы Очамчирского района вступили в соцсоревнование с пионерами Чхортольской школы, взяв на себя следующие обязательства: «Организовать агрономический кружок по табаку и чаю и сдать к 1 Мая агротехэкзамен по этим культурам. Взять шефство над табачным рассадником и систематически очищать его от сорняков на площади 90 квадратных метров. Провести пионерские показательные социалистические субботники для помощи колхозу при посадке и прополке табака и посеве чая .

В мае 1935 года ЦК ВЛКСМ подвел итоги Всесоюзного конкурса на лучший отряд; среди лучших был Дурипшский пионерский отряд вожатого Даратия Гумба.

Пионеры республики создавали пионерские посты по охране социалистического урожая, по борьбе с потерями табачного и чайного листа, по уходу за рабочим скотом.

Сельские школы республики развертывали коллективную сельскохозяйственную работу на пришкольных участках. Силами учащихся и учителей только Гудаутского района в 1936 году было высажено:

Яблонь - 200 шт.

Крупного ореха - 60 шт. ..Персиков - 30 шт.

Мушмулы - 20 шт.

Слив-100 шт.

Эвкалиптов - 350 шт.

Пальм больших - 14 шт.

Груш - 50 шт.

Мандарин - 530 шт.

Фейхоа-130шт.

Инжира- 150шт.

Декоративных - 580 шт.

Кроме того, в школах района были заложены большие питомники цитрусовых и европейских плодовых культур . Следует отметить, что весь общественно-полезный труд учащихся в абхазских школах был тесно связан с решением основных политических и культурных задач, стоявших перед республикой в области социалистического строительства. Так, например во время выборов 12 декабря 1937 г., в Верховный Совет СССР и 12 июня 1938г. в Верховный Совет Грузинской ССР и Абхазской АССР пионеры и школьники участвовали в распространении литературы о выборах, читали газеты в своих семьях, приглашали домохозяек в школу и знакомили их с материалами о правах и обязанностях советских граждан).

Большую воспитательную работу проводили комсомольские организации школ. Хорошо была поставлена, в частности, работа комсомольских организаций в Очамчирской абхазской средней школе. Особенно выделялась комсомольская организация Сухумской абхазской средней школы имени Н. А. Лакоба, воспитавшая целую плеяду таких активистов, как Платон Авидзба, Владимир Гвалия, Дмитрий Хагба, Георгий Дзидзария, Датико Кураскуа. Здесь часто проводились лекции и диспуты на такие темы, как "О любви к труду", "О дружбе народов", "О советской конституции", "О творчестве основоположника абхазской литературы Д. И. Гулиа", проводились конкурсы на лучший рассказ, очерк . Ххорошо была организована художественная самодеятельность.

По инициативе школьных комсомольских организаций проводились вечера, посвященные революционным и пролетарским праздникам, жизни и деятельности классиков марксизма-ленинизма, выдающихся деятелей науки и культуры.

Вспоминая торжественные вечера, посвященные А.С. Пушкину и Шота Руставели, состоявшиеся в абхазской образцовой школе г. Сухуми, заслуженный учитель Грузинской ССР Владимир Данкевич говорил: «Эти вечера являлись символом дружбы абхазского, грузинского и русского народов и способствовали литературному развитию, интернациональному воспитанию учащихся. Они имели большое образовательное и воспитательное значение» . Серьезную роль в воспитании учащихся играли диспуты по вопросам литературы и искусства, проводимые в школах.

Оживленнее и многообразнее становилась кружковая работа. В них вовлекались не только учащиеся старших, но и младших классов. Драмкружки, функционировавшие в школах, способствовали творческой активности школьников, приобщали их к сценическому искусству.

Весьма важную воспитательную работу проводили кружки юннатов. Например, члены кружков юных растениеводов Дурипшской, Мгудзирхвской, Ачандарской, Звандрипшской школ республики проверяли семена растений, культивируемых в их районах и в целом в республики. Молодые растениеводы свои опыты ставили в основном на пришкольных участках. Общественно полезный труд дисциплинировал кружковцев, приучал к аккуратности и точности в выполнении заданий, вырабатывал ответственность, прививал чувство взаимопомощи в работе.

Умело поставленная внеклассная работа в школах республики, как об этом свидетельствуют многочисленные архивные материалы, закрепляли результаты, достигнутые на уроках, расширял возможность учителя целеустремленно воздействовать на ум, чувства и волю своих питомцев. Особенно эффективны были в этом отношении тематические занятия в кружках истории и литературы на темы: «В. И. Ленин - создатель советского государства», «Абхазия открыта Октябрем», «Народ - творец истории» и др.

В абхазской школе 30-х годов хорошо было поставлено военно-патриотическое воспитание учащихся.

Большое значение придавалось в школах изучению истории связей абхазского народа с русским народом. На уроках истории учащихся знакомили с героическими страницами народов СССР, и в первую очередь русского народа. Изучение таких тем, как «Куликовская битва», «Полтавский бой», «Борьба русского народа против шведских и польских феодалов в начале VII века» и др., помогало пониманию прогрессивного значения борьбы русского народа с иноземными захватчиками. Важным звеном в военно-патриотическом воспитании молодежи в школах являлись организация и проведение вечеров, посвященных знаменательным датам, составление альбомов, например «Советская Армия», «Герои Советского Союза».

Интересно проходили в школах политбои, как их называли тогда. Один из бывших активных участников политбоев, доктор исторических наук, профессор Г. А. Дзидзария, вспоминая свои школьные годы, не без гордости заявляет: "Знаменитые политбои" с учащимися других школ кончались, как правило, нашей внушительной победой".

Со временем политбои перестали себя оправдывать, они превратились во вредную шумиху, которая получила в советской педагогике осуждение, в частности против политбоев высказывались и Н. К. Крупская. Учащихся увлекали не политбои сами по себе, а те знания, которые помогали им почувствовать связь с жизнью, приобщиться в меру своих сил и возможность участия в общественно-политической жизни.

В школах было введено классное руководство. Одновременно с общей воспитательной работой классный руководитель вел индивидуальную работу с учащимися, выделявшимися неорганизованностью, дурными привычками и наклонностями. В целях сплочения детского коллектива во многих абхазских школах широко использовались общественные поручения. Такие учителя республики, как И. Я. Тарба, В. Б. Тарба, Т. Б. Габлия, В. П. Кучберия, Е. М. Чачхалия, И. М. Чедия и другие внушали своим воспитанникам, что каждый член ученического коллектива обязан выполнять какую-либо общественную работу, сознательно и ответственно относиться к ней.

В воспитательных целях в школах изучались биографии выдающихся деятелей советской власти, славных советских полководцев, героических советских полярников. Боевые и революционные традиции абхазского народа, биографии видных абхазских революционеров, примеры из жизни местного колхоза, совхоза, завода.

Особое внимание уделялось в передовых школах проведению классных собраний, вечеров - бесед по отдельным учебным дисциплинам. Практиковались отделами народного образования районные конференции родителей.

В 30-е годы, как и в последующие годы Советской власти, в школах велась активная антирелигиозная пропаганда. На уроках истории учащиеся знакомились с возникновением христианства и других религий. Особое внимание уделялось развенчиванию вредных обрядов, обычаев, предрассудков.

Учителя обращали внимание учащихся на общие корни различных религий, рассказывали им о преследовании христианской церковью великих ученых: Коперника, Джордано Бруно, Галилея, которые своими научными открытиями опровергали лжеучение церкви.


§ 5. Проблема подготовки педагогических кадров для абхазской школы

Подготовка учителей в Абхазии осуществлялась Абхазскими двухгодичными педагогическими курсами и Сухумским педагогическим техникумом.

Курсы служили временной мерой ускоренной подготовки учителей, в первую очередь, для расширявшейся сети абхазских сельских школ, техникум же являлся стационарным учебным заведением, выпускавшим учительские кадры со средним педагогическим образованием.

Однако дальнейшее политико-экономическое и культурное строительство в республике становилось невозможным без подготовки национальных кадров высшей квалификации.

Прежде всего, требовалось открытие в Абхазии высшего педагогического учебного заведения, которое обеспечивало бы среднюю школу высококвалифицированными кадрами учителей, способных подготовить молодежь к обучению в вузах. На совместном заседании СНК и ЭКОСО Грузии 12 декабря 1931 года было принято решение об открытии в Абхазии педагогического института. Во исполнение этого решения Коллегия Наркомпроса Грузии 13 января 1932 года постановила: открыть в Сухуми педагогический институт с двумя отделениями - агробиологическим и физико-математическим. В Абхазии была создана Комиссия в составе А. М. Чочуа, Г. Гетия, Б. Бахтадзе, М. Эхвая, А. Мишвеладзе, которой было поручено провести в сжатые сроки всю подготовительную работу по открытию института.

4 февраля 1932 года Коллегия Наркомпроса Абхазии на основе материалов, представленных вышеназванной комиссией, вынесла решение об открытии института 1-го апреля того же года. Контингент первого набора студентов был установлен в 60 человек (по 30 человек на каждое отделение) .Первым директором института был назначен видный деятель народного образования Абхазии А. М. Чочуа.

В 1937 году в институте был открыт факультет иностранных языков, а на факультетах историческом, языка и литературы - грузинские секторы. В 1938 году открылся географический факультет.

С 1937 г., при пединституте был организован экстернат. ЦИК Абхазии предложил Наркомпросу охватить экстернатом в первую очередь всех учителей, не имевших соответствующей квалификации. Лица, сдавшие испытания за курс педагогического института экстерном, приравнивались к окончившим стационар».

В 1939 году при пединституте открылось заочное отделение с четырьмя факультетами: истории, языка и литературы, естествознания, физики и математики. Задачей отделения являлось: поднять квалификацию преподавателей средних школ, не имеющих высшего образования. В 1940 году при институте были открыты двухгодичные курсы иностранных языков с тремя отделениями - английским, немецким и французским, готовившие учителей для неполной средней школы. Эти курсы просуществовали до 1946 года.

В соответствии с постановлением ЦК ВКП(б) "О педологических извращениях в системе Наркомпросов (1936г.) был утвержден комплекс мероприятий, касающихся учебных планов и программ, организации непрерывной производственной практики и методов преподавания. Указанное постановление послужило дальнейшему повышению качества подготовки учителей для абхазских школ, совершенствованию учебной, научной, методической и идейно-воспитательной работы института. Важную роль в проведении всей этой работы играли кафедры педагогики и психологии и общественных наук института. Они провели большую организационную, педагогическую и воспитательную работу, разрабатывали такие методы, которые в наибольшей степени развивали самостоятельность студентов, побуждали их к творчеству, к смелости мысли. Большое значение придавалось сочетанию учебной работы с идейно-политическим воспитанием студентов. Лекции и семинарские занятия стали более насыщаться актуальным материалом. Развернулась учебно-методическая работа кафедр по обеспечению органической связи преподавания курса с современностью. Контингент студентов в педагогическом институте с каждым годом увеличивался, о чем свидетельствует следующая таблица.

Учебные годы

На стационаре

На заочном отделении

На курсах иностр. яз.

Всего

1932/33

85

 

 

85

1933/34

157

 

 

157

1934/35

265

 

 

265

1935/36

354

 

 

354

1936/37

452

 

 

452

1937/58

504

 

 

504

1938/39

755

 

 

755

1939/40

928

300

 

1228

1940/41

1077

918

81

2076

В целях увеличения контингента поступающих в вузы, а также для большего охвата средним образованием детей- абхазцев, ЦИК Абхазии в 1936 году принял постановление о реорганизации в средние школы с 1937/38 учебного года Агубедийской, Моквинской, Дурипшской абхазских НСШ. Обу­ чение в реорганизованных школах было переведено на русский язык.

На кафедрах института были пересмотрены школьные программы, разрабатывались методические пособия, создавались учебники для абхазских национальных школ. Преподаватели института выступали с докладами перед учителями школ республики, консультировали их. Преподавательский состав института, совершенствуя содержание, формы и методы педагогического образования, тем самым способствовал повышению профессиональной подготовке и идейному воспитанию студентов.

С 1936 по 1941 год институт выпустил 674 учителя , из них абхазцев было около 250 человек .

Одной из самых трудных проблем народного образования тех лет являлось комплектование института абитуриентами из среды крестьянства - от успешного решения ее зависело качество подготовки национальных кадров.

Сухумский государственный педагогический институт оправдал ожидания - он превратился в кузницу национальных педагогических кадров. За неполных 9 лет, т.е. к началу войны (1941-1945 гг.) он подготовил значительный отряд абхазской интеллигенции, вышедшей из крестьянства, заложил тем самым прочную основу для ее роста.

В 30-е годы продолжал функционировать Сухумский педагогический техникум. Возглавлял его С. П. Басария - один из видных деятелей народного образования Абхазии. Широко образованный, высоко интеллигентный человек, он очень много сделал для укрепления материальной базы техникума, привлечения в него высококвалифицированных преподавателей, повышения уровня всей учебно-воспитательной работы в техникуме.

Заведовал учебной частью педтехникума один из активнейших просвещенцев республики А. П. Дудко. В педтехникуме преподавали замечательные педагоги-профессионалы - В. Н. Зиздо, Д. К. Ксенофонтов, А. И. Дворянская, М. Н. Ива­ ненко, В. Г. Маан, П. С. Шакрыл, Л. М. Рубер, А. Н. Андреев, А. П. Столбовская.

Контингент учащихся рос из года в год. Если в 1921-1931 годы он не превышал 100 человек, то к концу 1932 года уже составлял 224 человека. В 1936/37 учебном году абхазцев в педтехникуме было 175 из 205, в 1938/39 учебном году соответственно 196 из 218 учащихся. В 1940 году все студенты педтехникума являлись абхазцами.

Сухумский абхазский педтехникум принимал активное участие во всесоюзном социалистическом соревновании вузов и техникумов. За отличное выполнение взятых обязательств в первом туре этого соревнования, проводившегося в 1932/33 уч. году, он получил денежную премию, которая была израсходована на радиофикацию и на пополнение мастерской оборудованием.

Многие из выпускников абхазского педтехникума удостоены почетного звания заслуженного учителя школы Грузинской ССР и Абхазской АССР, в том числе Т. В. Габрава - директор Мугудзрхвской средней школы, заслуженная учи­ тельница школы Грузинской ССР; Т. Б. Габлия — преподавательница Сухумской средней школы № 10, заслуженная учительница школы Грузинской ССР; В. М. Патхверия- Кокоскерия преподавательница Отхарской средней школы, заслуженная учительница школы Грузинской ССР; П. А. Ашуба - преподавательница Сухумской средней школы № 10, за­ служенная учительница школы Грузинской ССР; средней школы П. К. Квасия - преподавательница Джгердской, заслуженная учительница школы Грузинской ССР; В. К. Тарба директор Сухумской средней шкоды № 3, заслуженная учительница школы Абхазской АССР; И. Ч. Хашба - преподаватель Поквешской СШ, заслуженный учитель школы Абхазской ССР; 3. А. Барциц - преподавательница Блабурхвской средней школы, заслуженная учительница школы Абхазской АССР; Р. К. Герзмава - преподаватель Дуришпской средней школы, заслуженный учитель школы Абхазской АССР; Н. М. Лазба - преподаватель В. Эшерской средней школы, заслуженная учительница школы Абхазской АССР; С. Н. Арнаут - преподавательница Гудаутской средней школы №3, заслуженная учительница школы Абхазской республики и многие другие.

В педтехникуме для учителей школ и классов первой ступени, не имевших соответствующего образования, был организован экстернат.

В 1937 году ЦИК Абхазской АССР принял постановление об открытии в г. Сухуми абхазского филиала Грузинского института повышения квалификации кадров народного образования. К работе в филиале были привлечены опытные педаго­ги А. Н. Анцигин, П. С. Шакрыл, О. Д. Емельянов, В. Э. Скорокова.

Главная задача филиала состояла в оказании методической помощи учителям. Для этого при сельских средних школах институтом были организованы межшкольные методобъединения и предметные комиссии; в самом институте регулярно проводились лекции, доклады, семинары, курсы; устраивались выставки и т.д. Методисты института выступали с различными докладами в предметных секциях школ.

Серьезное внимание уделяли расширению общественно-политического кругозора. Функционировали постоянно действующие семинары и группы самостоятельно изучающих труды классиков марксизма-ленинизма, практиковались лекции, доклады, теоретические конференции по истории партии, философии, политэкономии и истории СССР.

В 1934 г. ЦИК Абхазии принял постановление, которое обязывало "всех учителей неполной средней школы, не окончивших семилетней общеобразовательной школы, в процессе своей работы без отрыва от производства, получить образование за семилетку, а всех учителей, окончивших 7-летнюю общеобразовательную школу, но не имеющих образования в объеме средней школы или педагогического техникума - в таком же порядке получить законченное среднее образование" .

Предельным сроком получения семилетнего образования было установлено 1 сентября 1938 года, а среднего - 1 сентября 1939 года.

Важным мероприятием в области проверки деловых качеств и повышения педагогической квалификации советских учителей явилось Постановление ЦК ВКП(б) и СНК СССР от 10 апреля 1936 года "О порядке введения персональных знаний для учителей и назначения учителей, заведующих и директоров школ". Наркомпросом Абхазии была создана аттестационная комиссия, которая и провела аттестацию всех учителей республики.

Аттестация показала, что в школах Абхазии за годы Советской власти выросли сотни опытных педагогов-энтузиастов, мастеров педагогического труда. 26 лучших абхазских учителей были удостоены почетного звания заслуженного учителя Грузинской ССР. В 1939 году сельских учителей Абхазии за выдающиеся заслуги в деле обучения и воспитания детей были награждены орденами и медалями Союза ССР. Учителя абхазских школ, такие как В. И. Харазия, С. А. Мукба, С. И. Бадия были избраны депутатами Верховных Советов.

К концу 30-х годов в составе педагогических кадров произошли огромные количественные и глубокие качественные изменения. Если в 1921 году в Абхазии было всего 238 учителей, причем подавляющее большинство из них не имело должного образования, то в 1940/41 учебном году в школах республики работали 2855 учителей, т.е. в 12 раз больше. С квалификации учителей дает представление нижеприведенная

Состав учителей Абхазии по образованию на 1940/41 учебный год

С высшим образов.

С незак. высшим обр.

Со средним спец. обр.

С общим средним обр.

С незак. ср. обр.

Итого

406

250

1399

686

114

2855

Анализ конкретного исторического материала свидетельствует о том, что введение всеобщего обязательного начального обучения в Абхазии представляло собой глубочайшую культурную революцию, позволившую сделать скачок от беспросветной темноты и невежества к введению всеобщего образования, явилось предпосылкой расширения среднего и высшего образования.


ГЛАВА III. АБХАЗСКАЯ ШКОЛА В ГОДЫ ВЕЛИКОЙ ОТЕЧЕСТВЕННОЙ ВОЙНЫ (1941-1958 гг.) И ПОСЛЕВОЕННОЕ ВРЕМЯ

§ 1. Абхазская школа в годы Великой Отечественной войны (1941-1945 гг.)

Война, навязанная советскому народу германским фашизмом, потребовала перестройки всей внутренней жизни страны на военный лад, что не могло не сказаться на работе школы. Во всех школах, в том числе и в абхазских, с первых дней войны старшеклассники были вовлечены в общественно полезный труд, они заменили в поле и у станка ушедших на фронт отцов и братьев.

В школах резко повысилось внимание к вопросам военно- патриотического воспитания учащихся, к подготовке из юношей и девушек активных защитников Родины. В тяжелый 1942 год в передовой статье газеты «Правда» от 24 марта была четко сформулирована позиция партии и правительства страны по поводу школьного образования: «Мы должны учить всех детей и учить хорошо».

В этой же статье читаем следующее: "Весь наш тыл работает для фронта, борется с фашистскими захватчиками. Разве в этой борьбе нет места для подрастающего поколения? Мы мо жем прямо сказать нашим детям: "Юные граждане Советского Союза! Социалистическая Родина отдавала и отдает вам многое, и вы должны помочь, сослужить службу".

В годы войны вся воспитательная работа в абхазских школах проводилась в неразрывной связи с общественно- полезным трудом учащихся на нужды фронта. Школьники собирали металлолом, теплые вещи для бойцов, работали в сельском хозяйстве и на предприятиях.

Ученица VIII класса Дурипшской СШ Тоня Конджария писала в газету "Советская Абхазия": «С марта регулярно работаю в сельском хозяйстве, это ничуть не помешает мне завершить учебный год с хорошими отметками. Включаясь во Всероссийское соревнование школ, я обязуюсь выработать не менее 250 трудодней. Приложу все усилия к тому, чтобы взятые обязательства выполнить с честью и тем самым помочь Красной Армии в разгроме фашистских мерзавцев» .

Пионеры абхазской средней школы г. Очамчира, воодушевленные письмом пионерки из Куйбышевской области Тамары Фроловой, обратились к пионерам и школьникам Абхазии с призывом включиться в сбор средств на постройку танковой колонны "Юный пионер". Собрав по школе 2500 рублей, они писали: "Мы знаем, что боевые машины, построенные на наши сбережения, окажутся в надежных руках советских воинов, и они беспощадно будут бить врага!" На призыв откликнулись 18 штабов городов и районов Абхазии.

Летом 1942 года ученик 7 класса, пионер Ражден Хикуба работал бригадиром в родном колхозе села Лыхны и заработал 10 тысяч рублей. В январе 1945 года эти деньги он послал на постройку грузинской танковой колонны, за что получил благодарность от правительства республики . Такие поступки школьников были не единичны.

Активно работали на колхозных полях учащиеся VI-Х классов Очамчирского района: "...было организовано 254 отряда с охватом 1860 человек и, по архивным данным, с 1-го ян­варя 1942 г. по 1-е сентября 1942 г., было выработано более 60 тысяч трудодней" .

Примером выполнения патриотического долга перед Родиной служили для учащихся учителя. Так, в газете "Советская Абхазия" в 1942 г. сообщалось: "Педагог Лыхненской СШ Гудаутского района У. С. Чедия в дни Великой Отечественной войны отдает все силы в помощь фронту. Он не только хорошо обучает и воспитывает молодое поколение, но активно участвует в колхозном производстве, в общественной работе. С 1 -го июня по 1-е октября тов. Чедия руководил школьным отрядом в составе 12 учащихся. За 4 месяца отряд, работавший в колхозе им. Ворошилова, выработал 1250 трудодней. В среднем каждый учащийся имеет по 104 трудодня, а руководитель отряда —108 трудодней. Педагог не только руководил отрядом, но систематически проводил массово-агитационную работу среди учащихся и колхозников. Он собрал в 1942 г. 16000 рублей в счет различных государственных платежей. Педагог-активист старательно овладевает военными знаниями .

В годы войны особое внимание уделялось своевременной и качественной уборке урожая. Лучшие показатели имели Дурипшская СШ (директор А. И. Герия), Лыхненская СШ (дирек­тор Г. К. Званбая), Абгархукская СШ (директор М. Т. Миквабия), 7 Джирзивинская СШ №2 (директор 3. К. Таркил) и др.

Школьники Гудаутского района собрали на постройку авиаэскадрильи "Комсомолец Грузии" 155000 рублей, послали бойцам Красной Армии в качестве подарков к праздничным дням 20 тонн фруктов, 160 литров вина, 50 литров водки .

Три школы Гудаутского района шефствовали над госпиталями. Лыхненская СШ, например, отправила подшефному госпиталю в г. Сочи полную автомашину фруктов, 5 ведер вина, одни ведро водки . К празднику Великой Октябрьской социалистической революции и ко Дню Красной Армии учащиеся Очамчирского района послали бойцам подарки на сумму более 60 тысяч рублей. Учителя этого района на строительство танковой колонны "Народный учитель Грузии" внесли 64639 рублей наличными и сдали на 455000 рублей облигаций госзаймов. Учителя-комсомольцы и учащиеся Ачандарской НСШ Гудаутского района в фонд строительства эскадрильи торпедных катеров "Комсомолец Абхазии" отчислили заработок за 1150 трудодней - 3450 рублей.

Школа оказывала значительную материальную помощь учащимся - детям фронтовиков. Так, например, в Гудаутском районе детям фронтовиков оказана денежная помощь в сумме 28 тысяч рублей и выдано 550 комплектов одежды. Во всех школах учебниками и учебными пособиями снабжали в первую очередь детей фронтовиков. Общественно полезная работа, проводившаяся школами, способствовала воспитанию у школьников дисциплинированности, настойчивости, упорства в труде. Они приобретали трудовые и организаторские навыки, не говоря уже о том моральном удовлетворении экономическими результатами, которые давал стране их труд. Заслуженный учитель Грузинской ССР Владимир Павлович Данкевич, относительно выпускников Сухумской абхазской образцовой школы имени Н. А. Лакоба говорил: "Война стала для учеников школы экзаменом уже не на знания, а на преданность Родине, готовность пожертвовать собой ради нее. И этот экзамен они выдержали с честью» .

16 мая 1942 г. в районе села Веселое Липецкого района Харьковской области группа фашистских танков готовилась к атаке против позиций советского артиллерийского подразделения. Под прикрытием танков шла вражеская пехота. Воспитанник Сухумской абхазской средней школы имени Н. А. Лакоба, уроженец села Джирхва Гудаутского района, Владимир Камсагович Харазия, увидев это, отдал приказ подразделению выкатить орудия и бить по противнику прямой наводкой. За 30 минут гитлеровцы потеряли 10 танков и 150 солдат. Под командованием В. Харазия батарея отбила не одну танковую атаку немцев, нанесла фашистам огромный урон. Сам В. Харазия погиб. За боевые заслуги он первым из абхазцев был удостоен звания Героя Советского Союза.

В славную летопись Великой Отечественной войны вошла и боевая биография воина Советской Армии Раждена Михайловича Барциц. Когда началась война, Барциц пошел добровольцем в Красную Армию. За образцовое выполнение боевых заданий и проявленную при этом отвагу и мужество Указом Президиума Верховного Совета СССР от 16 мая 1944 г. ему было присвоено звание Героя Советского Союза. В 1944 году командир части писал его родителям: "Ваш сын проявил геройство. Он прославил абхазский народ. Во всех боях он находился среди тех, кто геройски сражался за освобождение Крыма, кто добился славной победы".

Бессмертную славу заслужил воспитанник Поквешской средней школы Очамчирского района В. Пачулия, который повторил подвиг Александра Матросова, прикрыв своим телом амбразуру, откуда бил фашистский пулемет.

Абхазская девушка, Мэри Авидзба в 1942 году ушла добровольно на фронт и стала летчицей. Заместитель комиссара полка Е. Я. Рачкевич в письме о Мэри Авидзба сообщала: "Гвардии лейтенант Авидзба Мэри служила в нашем полку с первого дня его формирования. Она честно служила Родине, добросовестно выполняла боевые задания как истинный патриот нашей любимой Родины. За все время она имела 477 боевых вылетов. Сбросила на головы фашистских головорезов 64345 кг бомбового груза. На боевые задания летала она смело, мужественно и бесстрашно, не жалея сил и самой жизни... Спасибо родителям Мэри, что они вырастили такую патриотку. Спасибо школе и комсомолу..." .

Много героических подвигов совершил Хинтруг Мхонджия. Он участвовал в обороне легендарной Брестской крепости, был партизаном в Кобринском районе Брестской области, где и пал смертью храбрых.

Подобных героических поступков, совершенных сынами Абхазии, можно привести много. Где бы они ни сражались: под Москвой или на Балтийском флоте, в Волгограде или под Брестской крепостью, в Ленинграде или в Севастополе, в небе или в партизанских отрядах Брянских лесов - словом, где бы им ни приходилось воевать, они проявляли мужество и отвагу.

В годы Великой Отечественной войны сражались на фронте вместе со своими воспитанниками многие учителя абхазских школ. В письмах домой учителя-фронтовики проявляли большой интерес к постановке учебно-воспитательной работы в школах, призьшали учителей воспитывать учащихся в духе патриотизма. Так, например, учителя с. Ахуца Очамчирского района Арзабей Бгажба и Чкуа Абухба, уходя в Красную Армию, дали землякам клятву беспощадно бить врагов, вероломно напавших на нашу Родину. С фронта они писали своим ученикам: «Дорогие ребята! Примите от нас боевой красноармейский привет. В рядах Красной Армии мы беспощадно бьем гитлеровских извергов. Будем бороться до последней капли крови, чтобы очистить нашу Родину от фашистских гадов. Ребята, овладевайте военной техникой, учитесь на отлично, будьте бдительны. Помогайте своим родителям в уборке урожая. Вносите свою долю в укрепление обороноспособности нашей любимой Родины» . Такие письма с фронта оказывали , на учащихся огромное воспитательное влияние, воодушевляли педагогов и школьников на героический труд в тылу.

Несмотря на материальные трудности, на то, что педагоги значительную часть своего времени трудились в сельском хозяйстве и промышленности, абхазское учительство прилагало много усилий к тому, чтобы выполнять закон о всеобуче и систематически улучшать качество учебно-воспитательской работы. Следует отметить, что в военные годы в абхазских школах заметно улучшилось обучение детей русскому языку и литературе.

В программу по изучению русской литературы в национальной школе, были включены, главным образом, произведения классиков, повествующие о волнующих событиях (из истории) борьбы русского и других народов за независимость своей Родины («Тарас Бульба» Н. В. Гоголя, «Бородино» М. Ю. Лермонтова, эпизоды из романа «Война и мир» Л. Н, Толстого, «Мать» и «Если враг не сдается, его уничтожают» Л. М. Горького, «Как закалялась сталь» Н. Островского, стихи В. В. Маяковского и др.). Много места отводилось изучению произведений, отражающих дружбу народов нашей страны.

Воспитанию патриотизма у молодежи, идейно-политической закалке были подчинены учебные программы по истории. Преподаватели на уроках использовали богатый исторический материал о борьбе с иноземными захватчиками, делали допустимые сравнения с Великой Отечественной войной.

Большую роль в воспитательном отношении играло изучение Конституции СССР.

В годы войны была значительно улучшена методическая работа в абхазских школах. Наряду с районными педкабинетами были созданы кустовые методические объединения, которые возглавили наиболее квалифицированные педагоги. Весьма плодотворной была работа методобъединений при Гудаутской абхазской средней школе, Дурипшской средней школе, Лыхненской абхазской средней школе, Очамчирской абхазской средней школе.

Учителя проводили большую работу среди населения республики: выступали с лекциями и докладами в колхозах и совхозах, информировали население о положении на фронтах, о международном и внутреннем положении страны. Вместе с учителями в этой работе участвовали и старшеклассники-комсомольцы.

§ 2. Ликвидация абхазской школы и меры по ее восстановлению

Одна из трагических страниц в истории абхазского народа - это 20-30-е годы XX столетия, когда абхазский народ, как и в XIX веке, в период махаджирства - насильственного и вынужденного переселения в Османскую Турцию и страны Ближнего Востока, был поставлен на грань этнической катастрофы.

В годы сталинских репрессий вся Советская страна понесла огромные потери. Так, «в 1930-1953 годах по обвинению в контрреволюционных, государственных преступлениях судебными и всякого рода несудебными органами были вынесены приговоры и постановления в отношении 3778234 человек, из них 786098 человек расстреляны».

На Абхазию годы репрессий легли двойным гнетом, - здесь арестовывали и расстреливали в основном абхазов. Для Сталина отношение к интеллигенции стало одним из пунктов борьбы за власть в конце 20-х годов. Начавшаяся в 1928-1929 годах сталинская кампания за ускоренную индустриализацию и коллективизацию сельского хозяйства, сопровождалась развертыванием массированного наступления на интеллигенцию. В 1937-1941 годах была ликвидирована почти вся передовая абхазская интеллигенция: писатели, врачи, педагоги, учителя. Уничтожены были видные государственные и общественные деятели Абхазии: Е. Эшба, Н. Лакоба, Н. Акиртава, С. Чанба, В. Ладария, В. и М. Лакоба, В. Анчабадзе, В. Кукба, А, Хашба и многие другие.

После гибели Н. Лакоба (отравлен в 1936 году) Абхазская АССР с 1937 по 1953 годы можно сказать существовала номинально. Ставленники врага народа Берии встали на путь грубого нарушения национальной политики, взяли курс на «ликвидацию культуры абхазского народа и его насильственную ассимиляцию» .

Шла Великая Отечественная война, решался вопрос о жизни и смерти Советского государства, а ставленники Берия из Тбилиси была озабочены другим: они уничтожали культуру целого народа. Так, в 1942 году была закрыта ведущая средняя школа Абхазии - Сухумская абхазская средняя школа им. Н. А. Лакоба.

Архивные документы тех лет свидетельствуют о том, что некоторыми работниками Наркомпроса и руководителями Абхазской республики, по наущению приспешников политики Сталина и Берии, было признано, что система преподавания, существовавшая в абхазских школах, «задерживала дальнейший рост культуры абхазского народа»; они без оснований утверждали, что абхазский язык как язык обучения в начальных классах якобы препятствовал получению детьми полноценных знаний. Отсюда делался вывод о необходимости перевода обучения в абхазских школах с родного на грузинский язык. Абхазский Обком КП Грузии 13 марта 1945 года, а затем ЦК КП Грузии 12 июня 1945 года принял постановление «О мерах по улучшению качества учебно-воспитательной работы в школах Абхазской АССР». Согласно постановлению ЦК КП Грузии от 12 июня 1945 года, в 1945/46 учебном году в начальных классах абхазских школ, т.е. с I по IV классы, обучение было переведено на грузинский язык, а с 1946/47 учебного года грузинский язык становится языком обучения абхазских средних школ. Абхазский язык был сохранен в учебных планах лишь как один из предметов изучения.

Известный абхазский ученый, историк 3. В. Анчабадзе, в своей монографии «Очерк этнической истории абхазского народа» справедливо заметил: «В послевоенные годы, особенно в конце 40-х - начале 50-х годов, Берия и его подручные проводили в Абхазии великодержавно-шовинистическую политику. Шовинисты упразднили абхазские школы и ввели в них преподавание по всем предметам на грузинском языке. В результате многие абхазские дети, не владевшие грузинским языком, оказались вне школы. Преподаватели абхазской начальной школы и абхазского языка и литературы средней школы остались без работы по специальности.

Закрытие абхазских школ (к моменту «реорганизации» их насчитывалось 81) привело к тому, что абхазцы лишились возможности получать образование на родном языке в начальной школе, в перспективе полное среднее (и в обозримом будущем - высшее). Более того, сократилось число школ в районах с преобладанием абхазского населения, что было в значительной мере обусловлено нехваткой учительских кадров, владеющих грузинским языком, а абхазские учителя, за редким исключением, не владели грузинским языком, и по этой причине вынуждены были оставить педагогическую работу.

В результате «реорганизации» абхазских школ более 220 учителей были освобождены от работы. Взамен привлекались кадры, в основном из Грузии, зачастую без специального образования и конечно без знания родного языка учащихся - абхазцев. Обучение абхазскому языку и литературе в «реорганизованных» школах было поставлено неудовлетворительно. Главная причина тому - резкое уменьшение количества учебных часов на абхазский язык.

До "реорганизации" на изучение родного языка в абхазских школах выделялось на 18 часов больше.

Обследование состояния учебной работы в "реорганизованных" школах показало значительное ухудшение знаний учащихся, так как дети 1-4-х классов вынуждались нередко заучивать наизусть учебный материал на малознакомом им грузинском языке. Что же касается перевода обучения с русского на грузинский язык в 5-8 классах, то это отрицательно сказалось и на воспитательной работе школ, поскольку идейное содержание учебного материала по таким предметам как история, литература, география, конституция часто не могло быть осмысленно учащимися (из-за не владения грузинским языком).

Успеваемость учащихся в "реорганизованной" начальной школе заметно снизилась и составляла в 1945/46 учебном году 66,1%, т.е. ниже, чем когда бы то ни было, а успеваемость в 5- 8 классах упала до 48,9% .

После "реорганизации" ухудшилось положение с подготовкой и переподготовкой учителей абхазского языка и литературы, В 1945 году Сухумское абхазское педучилище было слито с грузинским, при котором был только один класс для подготовки преподавателей абхазского языка и литературы, причем и на этом курсе обучение велось на грузинском языке, а абхазский язык изучался как предмет. Приказом Наркома просвещения Абхазии от 25 июля 1945 г. были открыты грузинские педучилища в. Гагре, Гудауте и в Очамчире, из них только в Гудаутском педучилище был введен абхазский язык как отдельный предмет изучения, и это тогда, когда большинство школ Абхазии нуждалось в учителях абхазского языка и литературы.

Таким образом, предпринятая в первые послевоенные годы реорганизация абхазской школы под видом ее укрепления и улучшения учебно-воспитательной работы на деле привела к противоположным результатам - снизила качество образования и воспитания детей коренной национальности, подорвала устои развития культуры абхазского народа, обрекла его на утрату национальной самобытности.

Изменить положение и восстановить права абхазского на­рода иметь школу на родном языке помогло разоблачение предательства Берии и его агентуры в Грузии.В 1953 году ЦК КПСС предпринял ряд решительных мер по восстановлению ленинских норм партийной жизни, принципов большевистского руководства. Июльский пленум ЦК КПСС 1953 года рассмотрел вопрос об антипартийных и антигосударственных действиях Берии и полностью одобрил принятые Президиумом ЦК КПСС меры по их пресечению.

Расширенные пленумы ЦК КП Грузии и Абхазского обкома партии, обсудившие итоги июльского пленума ЦК КПСС, подчеркнули особую важность постановления этого пленума для компартии Грузии, для Абхазской областной партийной организации . ЦК КП Грузии и Абхазский обком КП Грузии с помощью ЦК КПСС взяли курс на исправление допущенных ошибок. Не только в области народного образования, но и в хозяйственной, идеологической, научной и культурной жизни республики.

В 1953 году началось восстановление сети абхазских школ, что имело исключительное значение для дальнейшего развития народного образования в Абхазии. В начальных классах было восстановлено обучение на родном языке учащихся, а с 5 по 11 класс, где преподавание осуществлялось на русском языке, родной язык и родная литература вводились как учебные предметы.

В 1954 году, идя навстречу требованиям трудящихся Абхазии, правительство республики ввело новый абхазский алфавит на основе русской графики, разработанной специальной комиссией. Новый алфавит состоял из 40 одиночных основных знаков и 18 комбинированных (групповых). Его введение способствовало улучшению качества обучения абхазскому языку и литературе, облегчало изучение и усвоение русского языка, обеспечивало более быстрый политический и культурный, рост абхазского народа.

В связи с восстановлением абхазских школ и принятием в школах республики новых учебных планов и программ, а так же с расширением школьной сети возросли требования, предъявляемые к органам народного образования по работе с педагогическими кадрами. Необходимо было не только оказывать методическую помощь учителям восстановленных абхазских школ, но и готовить новые педагогические кадры, систематически повышать квалификацию работающих учителей.

В организации учебно-воспитательной работы педагогам абхазских школ определенную роль сыграл Институт усовершенствования учителей Министерства просвещения Грузии. В 1953/54 учебном году Институтом были открыты курсы, на которых 160 учителей начальных классов без отрыва от производства прошли переподготовку, получили инструктаж по ра­боте в восстановленных абхазских школах.

В 1954 были организованы дополнительные курсы по по­вышению квалификации учителей начальных классов в Гудауте. На этих курсах повысили свою квалификацию и изучили новый абхазский алфавит 64 учителя. В г. Сухуми в декабре 1954г. открылись курсы для преподавателей абхазского языка и литературы с 5-11 классов.

В целях оказания методической помощи учителям восстановленных абхазских школ в 1953/54 учебном году инспектора и методисты Министерства просвещения Абхазской АССР провели множество консультаций и семинаров, в первую очередь, по вопросам преподавания абхазского языка и математики.

Переход абхазских школ на новые учебные планы и программы потребовал от преподавателей хорошей осведомленности в вопросах практического применения тех знаний, которыми они вооружали учащихся.

В Сухуми возобновил работу филиал института усовершенствования учителей Министерства просвещения Грузинской ССР. Его сотрудники систематически посещали уроки, проводили групповые консультации и семинары для учителей начальных классов и учителей-предметников. Филиал регулярно составлял и рассылал районным педкабинетам методические пособия и руководства по разнообразным вопросам.

Сотрудники филиала изучали состояние преподавания и знаний учащихся по всем предметам учебного плана, выявляли, обобщали и распространяли по школам опыт работы передовых педагогов республики. Если раньше методическая работа носила преимущественно внутришколышй характер, то теперь она стала сосредотачиваться в кустовых объединениях школ и районов.

Передовой опыт популяризовался, кроме того, на педагогических чтениях и научно-практических конференциях учителей, а также через печать. Методисты и опытные учителя регулярно публиковали методические материалы и статьи в республиканских газетах «Апсны Капш», «Советская Абхазия», в журнале «Алашара». В этих органах печати выступали такие известные в республике педагоги абхазских школ, как Ф. К. Хагуш из Бзыбской средней школы Гагрского района, В. М. Патхвария из Отхарской средней школы и 3. А. Барциц из Блабурхвской средней школы Гудаутского района, преподаватели русского языка и литературы С. Г. Ашванба из Очамчирской средней школы №3 и В. П. Данкевич из Сухумской средней школы №10 и многие другие .

В районах были созданы кустовые методические объединения при средних и восьмилетних школах.Практиковалось проведение открытых уроков с последующим их разбором. Все вышеперечисленные мероприятия способствовали улучшению учебно-воспитательной работы школ, повышению педагогического уровня преподавателей, расширению их общего кругозора.

В 1954 году, наконец, на филологическом факультете Сухумского педагогического института было открыто специальное отделение, в задачу которого входила подготовка преподавателей абхазского языка и литературы для средней школы. В 1956 году была создана кафедра абхазского языка и литературы, которая проводила не только лингвистическую и филологическую, но и большую научно-методическую работу. Членами кафедры были подготовлены пособия для абхазских школ - учебники, хрестоматии, сборники упражнений и т.п.

Значительная доля научно-исследовательской работы кафедры в основном была направлена на оказание непосредственной помощи учителям абхазского языка и литературы. В рассматриваемый период важное практическое значение имели исследования морфологии и синтаксиса, поэтому событием в области абхазского языкознания было появление таких научных исследований, как «Категория наклонения и категория времени в абхазском языке» доцента Т. П. Шакрыл, «Настоящее время глагола в абхазском языке» и «Связь определения и определяемого в абхазском языке» кандидата филологических наук Л. П. Чкадуа.

После восстановления абхазских школ стала проблемой номер один для кафедры русского языка Сухумского педагогического института преподавание русского языка в национальной школе. Широкое практическое значение среди учителей и студенчества обрели работы кандидата педагогических наук Б. Г. Тарба «Методика изучения определения на уроках русского языка в абхазской школе» и пособие «Об особенностях изучения русского языка в абхазских школах» (1960).

Кафедра русского языка и литературы систематически проводила конференции в целях обмена опытом, организовывала консультации, принимала участие в проверку работы и в оказании соответствующей помощи учителям русского языка абхазских школ.

Восстановление абхазских школ благотворно отразилось и на состоянии подготовки учительских кадров в республике. Прежде всего, улучшилась профессиональная подготовка студенчества в Сухумском педагогическом институте. Теория стала теснее связываться с практикой. В лекциях по педагогике широко использовался опыт школ. Возросла помощь преподавателей института школам республики. В целях оказания методической помощи молодым педагогам кафедра педагогики Сухумского пединститута регулярно проводила семинарские занятия, встречи студентов-выпус­ кников с опытными учителями г. Сухуми. На эти встречи приглашались учителя абхазских школ республики. Значительно улучшилась постановка педагогической практики. Она стала проводиться не только в городских, но и в сельских школах, где студенты знакомились с теми условиями, в которых им предстояло работать после окончания института.

Нельзя также не отметить активную работу преподавателей кафедры педагогики и психологии органам народного образования республики в проведении летних курсов повышения квалификации учителей и учительских конференций выступая на них с лекциями на разные педагогические темы.

В 1956 г. при филологическом факультете Сухумского педагогического института было открыто отделение иностранных языков, в котором стали готовить преподавателей английского и немецкого языков для абхазских школ. К середине 50-х годов существенно улучшилось в пединституте и преподавание общественных наук. Особое внимание обращалось на преодоление последствий культа личности И.В. Сталина, догматизма и начетничества, на формирование марксистско-ленинского мировоззрения у будущих учителей.

Подверглось перестройке изучение специальных дисциплин. Больше времени стало отводиться на практические работы. По всем ведущим дисциплинам были созданы учебные кабинеты. Для улучшения политехнической подготовки студентов были оборудованы учебные мастерские, введена научно-техническая практика.

Под руководством преподавателей студенты проводили краеведческую работу, имевшую важное образовательно -воспитательное значение. В самом институте активизировалась деятельность студенческих кружков, что способствовало приобщению студентов к научно-исследовательской работе.

К концу 50-х годов Сухумский педагогический институт превратился в ведущий научный центр республики, сотрудниками которого было опубликовано свьппе 200 научных работ по различным отраслям знаний.

Таким образом, мероприятия по устранению допущенных преступных действий и ошибок в области просвещения и культуры, проведенные партийными и советскими органами республики, позволили в Абхазии привести государственную политику в области школьного дела в соответствие с национальными интересами абхазского народа.

Однако достигнутые успехи не могли служить поводом к самоуспокоению, ибо оставались еще нерешенными очень важные вопросы, имевшие не только образовательно-воспитательное, но и общегосударственное значение.

Послевоенное развитие страны в обстановке начавшейся в мире научно-технической революции предъявляло к общеобразовательной школе повышенные требования, прежде всего к подготовке подрастающего поколения к жизни, к продуктивной трудовой деятельности. Советская школа не справлялась с этой задачей и отставала от нужд и запросов государственного строительства.

Постановление XIX съезда партии об осуществлении политехнического обучения в средней школе и проведении мероприятий для перехода ко всеобщему политехническому обучению в целях дальнейшего повышения социалистического воспитательного значения общеобразовательной школы и обеспечения учащимся, заканчивающим среднюю школу, условий для свободного выбора профессии, выполнялось с большими трудностями, далеко не везде и не полностью. Это потребовало вмешательства ЦК партии и советского правительства, которые, всесторонне рассмотрев совокупность вопросов, связанных с системой народного образования в нашей стране, приняли соответствующие меры по ее дальнейшему развитию.


§ 3. Абхазская школа в период подготовки и осуществления Закона о школе 1958 г.

XX съезд КПСС, состоявшийся в 1956 году, рассмотрев вопросы, связанные с воспитанием и образованием подрастающего поколения, отметил, что выпускники средней школы недостаточно подготовлены к трудовой деятельности, не владеют необходимыми трудовыми навыками, не умеют применять теоретические знания, получаемые в школе, на практике.

В решениях съезда указывалось на необходимость серьезного улучшения системы народного образования на основе более тесного сближения обучения с производительным трудом, предлагалось принять меры по внедрению в школу политехнического обучения и преодолению отрыва школы от жизни, а именно введению предметов, дающих основы знаний по вопросам техники и производства и систематическое приобщение учащихся к труду на предприятиях, в колхозах и совхозах, на опытных участках и в школьных мастерских.

В 1956/57 учебном году был принят новый учебный план для абхазской начальной, семилетней и средней школы. Основная идея этого плана заключалась в том, чтобы функции школы не ограничивались только подготовкой своих питомцев к поступлению в вузы. Школа должна была готовить молодое поколение как к поступлению в специальные средние и высшие учебные заведения, так и к пополнению всех отраслей народного хозяйства работниками, способными быстро приобрести квалификацию. Этим целям служило введение в школы таких новых предметов, как ручной труд для учащихся I - IV классов, практическая работа на учебно-опытных участках и в мастерских для учащихся V-VII классов, практикумы по сельскому хозяйству, машиноведению и электротехнике для учащихся VIII -ХI классов.

По новому учебному плану было несколько уменьшено количество часов, отводимых на изучение гуманитарных предметов. Освободившееся за счет этого время предназначалось на более углубленное изучение физики и химии, занимающих в политехническом обучении особо важное место.В новом учебном плане было увеличено количество часов на физическую культуру, имеющую важное значение в обще­физическом развитии учащихся и в приобщении их к различ­ ным видам спорта.

Введение нового учебного плана потребовало дальнейше­ го укрепления материальной базы политехнического обучения. В средних школах республики открылись слесарно-механические мастерские, которые обеспечивались необходимым оборудованием и снабжались нужными для работы материалами.

Сельские школы республики получили земельные, учебно- опытные участки для обучения школьников основам сельского хозяйства.Большая работа была проведена Министерством просве­ щения Абхазии по усовершенствованию учебных программ для абхазских школ, в первую очередь по русскому языку и литературе.

В объяснительной записке к программе по русскому языку для начальных классов внимание учителей обращалось на то, что главной задачей изучения этого предмета является овладение учащимися разговорной речью. Поэтому занятия по русскому языку должны быть непосредственно связаны с повседневной речевой практикой учащихся. Отличительной особенностью новых учебных программ по русскому языку для начальных и неполных средних абхазских школ являлось то, что в них учитывались те трудности, которые испытывают учащиеся-абхазцы при изучении русского языка, и была предложена специально разработанная методика по преодолению этих трудностей с помощью родного языка.

В программах по русскому языку для VII-ХI классов абхаских школ также учитывалась специфика родного языка учащихся. Здесь для преодоления типичных трудностей овладения русским языком рекомендовались специальные артикуляционные и орфоэпические упражнения и упражнения по развитию устной речи.

Составители программы по русскому языку и литературе старались весь поклассный материал привести в соответствие с требованиями возрастных особенностей учащихся. Учебные программы по абхазскому языку и литературе обеспечивали учащимся знание, как грамматики родного языка, так и свободное владение устной и письменной литературной речью.

В программу по абхазской литературе были включены художественные произведения различных жанров, особо ценные своими литературно-художественными достоинствами и идейным содержанием.

В программу по всеобщей истории был внесен ряд поправок и изменений, связанных с новыми данными советской исторической науки, в частности, более выпукло была показана роль народных масс в историческом процессе; программа по истории СССР была пополнена историей нерусских народов.

Программы по географии для VII — XI классов были обогащены местным материалом, предусматривалось ознакомление учащихся с природными богатствами и перспективами развития народного хозяйства Абхазии, с ее животным и растительным миром.

По физике, химии и математике в абхазских школах действовали общесоюзные программы. Их содержание тесно связывалось с изучением основ современной промышленности и сельского хозяйства. Большое внимание обращалось на проведение лабораторных занятий, количество часов на которые, по сравнению с предыдущими программами, значительно увеличилось.

Важное место в учебном плане занял труд. Занятия по труду должны были не только вооружать учащихся определенной суммой практических умений и навыков, но и обогащать их необходимыми сведениями по основам сельского хозяйства, машиноведению и электротехнике. В специфических условиях Абхазии, где главное место в сельскохозяйственном производстве занимают чай, табак, эфиромасличные и субтропические плодовые культуры, производственное обучение учащихся было организовано на чайных и табачных плантациях, в совхозных и колхозных плодово-ягодных садах, в овощных хозяйствах и виноградниках.

Введение новых учебных программ сопровождалось созданием и новых учебников для абхазской школы. Учебники Б. В. Шинкуба «Абхазский язык» для I- II классов начальной школы, X . С. Бгажба «Абхазский язык» для III - IV классов начальной школы, изданные в 1956-1957 годах, содержавшие материал, как для классных занятий, так и для самостоятельной работы дома, позволяли значительно улучшить обучение детей родному языку. В этих учебниках широко использованы такие жанры устного народного творчества абхазов, как пословицы, поговорки и загадки.

В 1955 году вышла первая часть «Грамматика абхазского языка» К. С. Шакрыла, предназначавшаяся в качестве учебника фонетики и морфологии для 5-го и 6-го классов.

В 1955-1957 годах вышел целый ряд учебников и учебных пособий для абхазской школы - «Абхазская литература для VI классов» Н. Э. Герия (1955 г.); «Хрестоматия по абхазской литературе» для XI класса X . С. Бгажба (1956 г.); «Хрестоматия по абхазской литературе» для IX класса Б. А. Кация и А. Н. Джонуа (1957 г.); «Хрестоматия по абхазской литературе» для VIII класса К. С. Шакрыла и Е. П. Шакрыла (1956 г.); «Хрестоматия по абхазской литературе» для VII класса» Г. А. Дзидзария и Ш. Д. Инал-Ипа (1956 г.).

В учебниках и в учебных пособиях достаточно широко был представлен фольклорный материал, в них включены лучшие произведения (целиком или в отрывках) современных абхазских писателей. При отборе литературных произведений главное внимание обращалось на их идейную направленность и доступность пониманию учащихся.

В школе изучались произведения основоположника абхазской литературы, народного поэта Абхазии Д.И. Гулиа, мастеров абхазской прозы С.Я. Чанба, И.Г. Папаскири, Д. Дарсалия, С. Кучберия; классиков абхазской поэзии И. Когония, Л.Лабахуа. Для начальной школы были изданы заново переработанный «Абхазский букварь» и «Книга после букваря» А.М. Чочуа.

Для национальных школ Абхазии в соответствии с новыми программами были изданы и новые учебники по русскому языку.

Для первого года обучения русскому языку в абхазских школах в 1956 году вышло пособие Н.И. Дробышевской и О.Д. Емельяновой «Лексические уроки». Авторы преследовали цель путем разнообразных упражнений научить детей понимать простую русскую речь, а также научиться самим говорить по русски.

Широкую популярность среди учителей русского языка абхазских школ получила «Книга по литературному чтению» Е.Д. Арсеньевой и В.П. Данкевича для 6 класса (1956 г.). Ими же была подготовлена «Книга по литературному чтению» для 7- го класса (1957 г.).

Эти пособия, составленные применительно к новой программе по русскому языку для абхазских школ, содержали не только достаточное количество разнообразных упражнений, но и много дополнительного материала, который мог быть использован по выбору учителя для классного и внеклассного чтения и для занятий по развитию устной и письменной речи.

Перевод обучения в начальных классах абхазских школ на родной язык, увеличение часов по родному языку и литературе в средних и старших классах, создание новых учебных программ и учебников все это положительно сказалось на преподавании родного языка и литературы в абхазских школах.

Больших успехов в обучении учащихся абхазскому языку и литературы добивались Д.Х. Барциц и Е.В. Тарнава (Гудаутская СШ №3), Ш. Ч. Инапшба и Л. Э. Баркалая (Очамчирская СШ №3), П. Т. Сангулиа (Эшерская восьмилетняя школа, Сухумский район), Г. Н. Алан (Ведийская СШ, Очамчирский рай­ он).

В отчете министерства просвещения Абхазской АССР о Д. X . Барциц говорилось, например, что у него «ни одна ошибка не остается без внимания», а об учительнице Е. В. Тарнава, что она своей "глубоко продуманной работой добилась прочных знаний литературы школьниками".

Материалы обследования ряда абхазских школ, а также отчеты Министерства просвещения, отделов народного образования и отдельных школ свидетельствуют о том, что новые учебные планы, программы и учебники позволили учителям более успешно решать основные задачи учебно-воспитательной работы.

Наиболее характерной чертой в деятельности абхазских школ, как и всех советских школ в целом, был поиск путей установления тесной связи теоретического обучения с практикой, с подготовкой учащихся к трудовой деятельности.

В отчете Министерства просвещения Абхазской АССР за 1956/57 учебный год подчеркивалось, что учителя в деле трудовой подготовки учащихся не довольствуются рамками урока, а широко включают их в общественно полезный труд.

Так, учителя Джгердской, Атарской, Беслахубской школ Очамчирского района со своими учениками создали пасеки, развели кроликов, голубей, кур, свиней.

Во многих абхазских школах стали разводить тутового шелкопряда. Хорошей работой зарекомендовали себя ученические бригады Поквешской, Кочарской, Моквской средних школ. Перед учащимися открылись самые широкие возможности для овладения приемами передовой агротехники. Осознавая общественное значение выполняемого труда, учащиеся сплачивались в дружный коллектив. Можно сказать, что пришкольные учебно-опытные участки превратились в классы и лаборатории природы.

Анализ передового опыта работы абхазских школ с различными видами трудового обучения дает основание утверждать, что курс на усиление связи школы с жизнью, на подготовку учащихся к общественно полезному труду, взятый советской школой после опубликования для всенародного обсуждения тезисов ЦК КПСС и Совета Министров СССР "Об укреплении связи школы с жизнью и о дальнейшем развитии системы народного образования в стране, получил всеобщее одобрение.

Обсуждение на собраниях учителей, рабочих и колхозников проекта перестройки системы народного образования и введения одиннадцатилетней общеобразовательной средней школы с производственным обучением свидетельствовало о том, что и учителя, и родители учащихся восприняли этот проект с большим интересом, так как он помогал улучшить практическую подготовку школьников к включению в производительный труд.

Однако уже в это время обнаружились некоторые крайности в работе школы, которые в дальнейшем привели к известным ошибкам и недостаткам. В частности, мы имеем в виду крен в сторону излишней профессионализации средней школы: вместо широкой профессиональной ориентации учащихся старших классов в ряде случаев пытались дать им производственную квалификацию, хотя для этого зачастую не имелось ни достаточного времени, ни материальной базы, ни соответствующе подготовленных преподавателей.

Увлечение профессиональной подготовкой в отдельных школах приводило к ослаблению внимания к общему образованию, к вооружению учащихся знаниями основ наук. Многие учащиеся, стараясь поскорее приобрести квалификацию слесарей, токарей, наладчиков станков и машин, лаборантов и т.п. , как правило, снижали интерес к учебной работе в школе и не отличались хорошей успеваемостью. Естественно, что в условиях научно-технического прогресса подобная односторонность в подготовке выпускников советской средней школы, могла привести к нежелательным последствиям: сни­зить общекультурное и гражданское развитие, сузить круг общественных и производительных интересов, ограничить сферу возложенного приложения их способностей рамками узкой специальности, полученной в процессе производственного обучения. Интересы дальнейшего роста культуры советского народа и развития производительных сил страны настоятельно требовали внесения серьезных коррективов в практику подго­ товки учащейся молодежи к общественно полезному труду и во всю систему политехнического образования в советской школе".

Это и было сделано Верховным Советом СССР, принявшим в декабре 1958 г. закон "Об укреплении связи школы с жизнью и о дальнейшем развитии системы народного образования в СССР", отдельные положения которого были уточнены Постановлением ЦК КПСС и Совета Министров СССР в ноябре 1966 г.


Перечень использованной литературы


I . Произведения классиков марксизма-ленинизма

Ленин В. И. Речь на II Всероссийском съезде учителей- интернационалистов 18 января 1919 года. Полн. собр. соч., т. 37.

Ленин В. И. Рабочий класс и национальный вопрос. Полн. собр. соч., т. 23.

Ленин В. И. Нужен ли обязательный государственный язык? Полн. собр. соч., т. 2.

Ленин В. И. Речь на I Всероссийском съезде учителей- интернационалистов 5 июня 1918 года. Полн. собр. соч., т. 36.

Ленин В. И. Критические заметки по национальному вопросу. Полн. собр. соч., т. 24.

Ленин В. И. Что можно сделать для народного образования. Полн. собр. соч., т. 25.

Ленин В. И. Речь на II Всероссийском съезде коммунистических организаций народов Востока. Полн. собр. соч., т. 39.

Ленин В. И. Новая экономическая политика и задачи политпросвета. Доклад на II Всероссийском съезде политпросветов 17 октября 1921 г. Полн. собр. соч., т. 44.

Ленин В. И. Проект программы РКП(б). 9 пунктов программы в области народного просвещения. Полн. собр. соч., т. 3.

Ленин В. И. Речь на III Всероссийском совещании заведующих внешкольными политотделами губернских отделов народного образования 25 февраля 1920г. Полн. собр. соч., т. 40.

Ленин В. И. К вопросу о политике Министерства народного просвещения. Полн. собр. соч., 2. 25.

Ленин В.И. Задачи союзов молодежи // Речь на III Всероссийском съезде РКСМ 2 октября 1921 г . Полн. собр. соч., т. 41.

II. Документы Коммунистической партии и Советского правительства о просвещении и народном образовании


Декрет Всероссийского Центрального Исполнительного Комитета Советов от 16 октября 1918 г. "Положение о Единой трудовой школе Российской Социалистической Федеративной Советской Республики". - Там же.

Образование СССР. Сборник документов (1917-1924 гг.). - М.- Л.1949.

Постановление Государственной Комиссии по просвещению от 18 февраля 1918г. "О светской школе." Директивы ВКП(б) и постановления Советского правительства о народном образовании // Сборник документов за 1917- 1947 г . Вп. 1-й. - М.-Л. 1947.

Постановление Центрального Комитета ВКП(б) от 25 июня 1928г. "О состоянии и ближайших задачах пионердвижения". Там же.

Циркуляр ЦК ВЛКСМ от 26 июля 1928 г . "О работе комсомола по ликвидации неграмотности". - Там же.

Постановление ВЦИК и СНК СССР от 14 августа 1930 г . "О всеобщем обязательном начальном обучении". - Там же.

Постановление Центрального Комитета ВКП(б) от 21 февраля 1931 г. "О ходе всеобщего начального обучения". Там же.
Постановление ЦК ВКП(б) от 5 сентября 1931 г . "О начальной и средней школе". - Там же.

Постановление Центрального Комитета ВКП(б) от 21 апреля 1932 г. "О работе пионерской организации" (к 10-летию пионерорганизации). —Там же.

Постановление ЦК ВКПб) от 25 августа 1932 г . "Об учебных программах и режиме в начальной и средней школе". — Там же.

Постановление ЦК ВКПб) от 12 февраля 1933 г . "О всеобщем обязательном начальном обучении". — Там же.

Постановление Центрального Комитета ВКЩб) от 25 апреля 1934" г. "О перегрузке школьников и пионеров общественно- политическими заданиями". — Там же.

Постановление Центрального Комитета ВКЩб) от 16 мая 1934 года. "О преподавании гражданской истории в школах СССР". - Там же.

Постановление Центрального Комитета ВКП(б) от 4 июля 1936г. "О педологических извращениях в системе Наркомпросов". - Там же.

Постановление СНК СССР от 15 июля 1943 г . "Об обучении подростков» работающих на предприятиях". - Там же.

Постановление СНК СССР от 21 июня 1944 г . "О мероприятиях по улучшению качества обучения в школе". - Там же.

Постановление Совета Министров СССР и ЦК ВКП(б) от 10 февраля 1948 г . "О повышении заработной платы и пенсий учителям начальных, семилетних и средних школ". См.: Справочник директора школы. - М. 1954.

Постановление VIII съезда РКП (б) "О программе Российской Коммунистической партии (большевиков)". КПСС в резолюциях и решениях съездов, конференций и пленумов ЦК. Изд. 7-е. - М. 1955.

Директивы XX съезда КПСС по шестому пятилетнему плану развития народного хозяйства СССР на 1956-1960 гг. - Москва. 1956.

О преодолении культа личности и его последствий // Постановление Центрального Комитета КПСС. Москва. 1956.

XX съезд Коммунистической партии Советского Союза // Стенографический отчет. - Москва. 1956.

Укрепление Советской власти в Абхазии // Сборник документов и материалов (1921-1925 гг.). - Сухуми. 1957.

Тезисы ЦК КПСС и Совета Министров СССР "Об укреплении связи школы с жизнью и о дальнейшем развитии системы народного образования в стране". - Москва. 1958.

Закон об укреплении связи школы с жизнью и о дальнейшем развитии системы народного образования в СССР. - М. 1958

Съезды Советов Абхазии 1922-1925 гг. - Сухуми. 1959.

ХХП съезд КПСС и вопросы идеологической работы. Материалы Всесоюзного совещания по вопросам идеологической работы 25-26 декабря 1961 года. - М. 1962.

Материалы ХХШ съезда КПСС. - М. 1966.

Трудящиеся Абхазии - В. И. Ленину (1918, 1921-1924 гг.) // Сборник документов. - Сухуми. 1970.

Материалы XXIV съезда КПСС. - М. 1971.

III. Литература по истории педагогики и народного образования

Агаджанов М. К. Г. Орджоникидзе в борьбе за осуществление национальной политики коммунистической партии в Закавказье (1921- 1926 г .). - Тбилиси. 1960.

Арсеньев А. М. Строительство коммунизма и школа. - М. 1962.

"Беляева А. И. Октябрьская социалистическая революция и начало преобразования народного просвещения в России. См. в кн.: 40 лет Великой Октябрьской социалистической революции // Сборник статей Т. 2-й,-М., 1957.

Болдырев Н. И. Моральный кодекс строителя коммунизма - основа нравственного воспитания молодого поколения // "Советская педагогика", 1962, № б.

Бессонова В. Н. В. И. Ленин и борьба за народную грамотность. См.: Из истории революционной и государственной деятельности В. И. Ленина. - М. 1960.

Бубнов А.С. Статьи и речи о народном образовании. - М. 1959.

Бущик Л. П. Очерк развития школьного исторического образования в СССР. - М. 1961.

Гончаров Н. К. Перестройка советской школы. - М. 1959.

Он же. Программа КПСС в области народного образования. — М. 1961.

Он же. Решения ХХП съезда КПСС и задачи педагогической науки // "Советская педагогика", 1961, № 11.

Он же. Советская школа в шестой пятилетке. - М. 1956.

Он же. Как улучшить Кавказскую школу. — Тифлис. 1904.

Гогебашвили Я. С. Избранные педагогические сочинения. — М. 1954.

Дейнеко М. Н. 40 лет народного образования в СССР. - М. 1957.

Из истории советской школы и педагогики // Сборник статей. Отв. ред. чл.-кор. АПН В. 3. Смирнов. - М. 1959. (Москва. 102).

Каландадзе Ц. П. Культурная революция в Грузии. - Тбилиси. 1963.

Ким М. П. Коммунистическая партия - организация культурной революции в СССР. - М. 1953.

Ким М. П. 40 лет советской культуры. - М. 1957.

Куманев В. А. Социализм и всенародная грамотность. — М. 1967.

Королев Ф. Ф. Борьба за создание теоретических основ советской педагогики (1917-1918 гг.) // "Советская педагогика", 1955, №3.

Королев Ф. Ф. Всестороннее развитие человеческой личности - важнейшая задача коммунистического строительства // "Советская педагогика", 1961, № 7.

Он же. Успехи народного образования в СССР за 40 лет» — М. 1957.

Он же. Школьная система СССР в историческом освещении // "Советская педагогика", 1957, № 4.

Он же. Очерки по истории советской школы и педагогики. 1917- 1920.-М. 1958.

Он же. Очерки по истории советской школы и педагогики (1921-1930).-М. 1961.

Крупская Н. К. Национальный учебник // Пед. соч. Т.З.

Крупская Н. К. Заботиться о всестороннем развитии детей // Пед. соч. Т.5.

Равкин 3. Н. Советская школа в годы перехода на мирную работу по восстановлению народного хозяйства (1921-1925гг.).- М. 1949.

Хаптурия В. Д. Просвещение в Аджарии. - Батуми. 1956.

IV . Литература по вопросам народного образования в Абхазии

Абхазская Автономная Советская Социалистическая республика. - "Педагогическая энциклопедия". Т. 1,1964.

Агрба Р. К. Методика преподавания географии начальных школ (на абхазском языке). - Сухуми. 1960.

Алферов С. и Чукбар А. Родная жизнь. Книга для чтения в старших отделениях начальных школ, в которых обучаются дети-абхазцы. Изд. Кавказского учебного округа. - Тифлис. 1910.

Басария С. П. Методические беседы. - Сухуми. 1929.

Басария С. П. Абхазия в географическом, этнографическом и экономическом отношениях. - Сухуми. 1923.

Басария С. П. Избранные сочинения. - Сухуми. 1967.

Басилая Ш. И. Сухумский Государственный педагогический институт имени А. М. Горького. Абгосиздат. - Сухуми. 1960.

Бгажба X . С. Из истории письменности в Абхазии. - Тбилиси. 1967.

Бгажба Х.С. Правила Абхазской орфографии. - Сухуми. 1958.

Бгажба X . С. Об абхазской литературе. Критические очерки. - Сухуми. 1960 (на абхазском языке).

Бгажба X . С., Зелинский К. Дмитрий Гулиа. - М. 1956.

Бгажба X . С. Краткий критический обзор современной абхазской литературы. - Сухуми. 1933.

Гулиа Д. И. История Абхазии. Т. 1. - Тифлис. 1925.

Гулиа Д. И. Материалы по абхазской грамматике. Дополнение к разъяснению к книге П. К. Услара "Абхазский язык". — Сухуми. 1927.

Гулиа Г. Д. Дмитрий Гулиа. Повесть о моем отце. "Молодая гвардия".-М. 1962.

Гурко-Гряжин В. А. Абхазия. - М. 1926.

XX лет Советской Абхазии. — Сухуми. 1941.

Дзидзария Г. А. Очерки истории Абхазии. 1910-1921 гг. - Тби­лиси. 1963.

Дзидзария Г. А. Присоединение Абхазии к России и его историческое значение. - Сухуми. 1960.

Дудко А. П. Из истории педагогического образования в Абхазии.-Сухуми. 1961.

Дудко А. П. Из истории дореволюционной школы в Абхазии (1851-1917гг.)-Сухуми. 1956.

Кварчелия А. А. Изучение глагола на уроках русского языка в абхазской школе. - Сухуми. 1961.

Кортуа И. Е. Кондрат Дзидзария. - Сухуми. 1968.

Кукба В. Учебник абхазского языка для начальной школы (Грамматика и правописание). - Сухуми. 1934.

Куправа А. Э. Из истории культурного строительства в Совет­ ской Абхазии 1921-1925 гг. - Сухуми. 1961.

Мачавариани К. Д. Абхазия и Народное образование в ней. - Тифлис. 1882.

Очерки истории Абхазской АССР. Часть I . - Сухуми. 1960.

Очерки истории Абхазской АССР. Часть П. - Сухуми. 1964.

Нарсия В. И. Советская школа в Абхазии в 1921-1931 гг. - Сухуми. 1956.

Он же. Народное просвещение в Абхазии за 40 лет Советской власти. — Сухуми. 1961.

Тарба Б.Г. К 100-летию Сухумской абхазской школы. Сухуми, 1964.

Тарба Б.Г. Об особенностях изучения русского языка в абхазских школах. Абгиз, 1960.

Терминология по литературе и языковедению (русско- абхазская, абхазско-русская), Сухум 1980.

Титульный список сеть и контингент начальных восьмилетних и средних школ Абхазской АССР на 1949/1950 учебный год. Сухуми, 1950.

Труды Абхазского научно-исследовательского института краеведения. Вып.1- Сухуми, 1934.

Труды Абхазского Научно-исследовательского института краеведения. Вып.2- Сухуми, 1934.

Труды Абхазского института языка, литературы и истории. Т.ХХУШ. 1957.

Труды Сухумского государственного педагогического института им. А.А.Горького, т. Х-ХI, 1958. Труды Абхазского института языка, литературы и истории, т. ХХХШ-Ш1V. 1963.

Услар П. К. Этнография Кавказа. Языкознание, Абхазский язык. Тбилиси, 1887.

Чочуа А.М. Собрание сочинений в 3-х томах, Т.1, Сухуми, 1968.

Эсакия Э.М.. Изучение учащимися элементов сельского хозяйства в курсе ботаники. Сухуми, 1957.

V . Диссертации

Арсеньева-Гагулиа Е.Д. Обучение русскому произношению учащихся абхазской начальной школы. М., 1967,

Квициапи К.И., Саришвили Т.О. Педагогическое образование в Абхазии (1896-1921г.г.), Сухуми, 1964.

Развитие Народного образования и педагогических идей в дореволюционной Осетии (1800- 1920г.г.), Тб., 1966.

VI . Архивные документы

Центральный Государственный Архив Октябрьской революции СССР. Ф. 130. .

Партийный архив Грузинского филиала ИМЛ при ЦК КПСС. Ф. 15, 14.

Партийный архив Абхазского Обкома КП Грузии. Ф. 1.

Центральный Государственный архив Абхазской АССР:

а).ЦИКФ. 1.

б). Гудаутский РИК. Ф. 125.

в) Наркомпрос Абхазии. Ф. 8.

г) Министерство просвещения Абхазской АССР. Ф. 8.

д) Абхазское управление Союза работников просвещения (Союза Работпрос). Фонд 108.

е) Госплан. Фонд 100.

ж) Педтехникум. Ф. 81.

з) Статистическое управление Абхазской АССР. Фонд 12.
и) Сухгоспединститут им. А. М. Горького. Ф. 601.

к) Архив Абхазгосмузея. Ф. 71.

л) Очамчирский райгосархив. Ф. 17.

-------------------

(Перепечатывается с сайта: http://www.abkhazia.org.)



Некоммерческое распространение материалов приветствуется;
при перепечатке и цитировании текстов
указывайте, пожалуйста, источник:
Абхазская интернет-библиотека, с гиперссылкой.

© Дизайн и оформление сайта – Алексей&Галина (Apsnyteka)

Яндекс.Метрика