Андрей Торопов

(Источник фото: www.facebook.com)

Об авторе

Торопов Андрей Николаевич
Поэт. Родился 8 января 1978 года в городе Каменске-Уральском Свердловской области. Окончил исторический факультет, аспирантуру Уральского госуниверситета, кандидат исторических наук, доцент, автор научных трудов по истории уральской промышленности. Стихи публиковались в журналах «Урал», «Дети Ра», «Зинзивер», «Новая реальность», «Воздух», «Белый ворон», «Байкал», «Артикль», «Крещатик», «Волга», «Новая юность», в «Литературной газете», газете «Поэтоград» и др. Автор трех поэтических книг. Победитель открытых Рождественских поэтических конкурсов (Каменск-Уральский, 2006-2007, 2007-2008). Участник Всероссийского совещания молодых писателей (Каменск-Уральский, 2007, 2011). Член Союза писателей России (2007). Живет в Екатеринбурге. Работает главным специалистом в Управлении архивами Свердловской области.
Соч.: Спасительный недуг: стихи (Екатеринбург, 2005); На нашей стороне: стихи (Каменск-Уральский, 2008); Просто: книга стихотворений. Кыштым, 2012; Род Яковлевых. Екатеринбург, 2013 (в соавт.).





Андрей Торопов

Стихи

Анакопийский цикл

1.

Вылечи мне нервы, Абхазское горе,
Вылечите совесть, Кавказские горы,
Я умом понимаю, что все у нас в сборе,
Но веду подкожные разговоры. 

Умирают тихо единороги,
Что впитали боли у Мураками,
Но не оббивают они пороги,
Умирают тихо, молясь стихами. 

И когда закончится зазеркалье
И начнется новое поднебесье,
Император выйдет из мертвой спальни,
Соловей споет ему снова песню.

01.08.15
Екатеринбург

2.

Когда бы Виктору Смирнову
Давалась слава Мураками,
Мы жили бы по будь-здорову,
И птица б не ходила по Каме. 

Но Кафка не лежит на пляже,
Кишат в подвалах жаббервоги,
Мы были бы свободны даже,
Но главное – единороги.

02.08.15
поезд в Москву

3.

Поезд наш проезжает
Городишко Агрыз,
Телефон сообщает,
Что родился Бахыт. 

Мне не нравится рифма,
Но точней не сказать,
Пульс цикадного Крыма,
Отбиваю опять. 

Где легко заливает
Молодой соловей,
И Бахыт попивает
Одиночный портвейн. 

Но потрачены гривны
На пустую тетрадь,
И такие вот рифмы
Проставляю опять. 

И пропущенный листик
Заполняю тобой,
Потому что мы вместе
Проезжали Джанкой. 

И туда и обратно,
Из Москвы и в Москву,
И теперь мне понятно,
Для чего я живу. 

Может быть, заливаю,
Но чего заливать,
И опять повторяю,
Повторяю опять. 

Но прощаться непросто,
Но пора по делам,
И стоит полуостров
Смирно, руки по швам. 

Получай напоследок
Пару ласковых строк,
Полуостров - объедок
От таких пирогов.

02.08.15
поезд в Москву

4.

Слушайте лучше Грига,
Вагнера или Брамса,
Или читайте книги
Вагинова и Хармса. 

Мы не читали Джойса,
Мы не смотрели Джотто,
Больше не беспокойся,
Делай свою работу. 

Так раздаются звуки,
Так раздают картины,
Лучше лепите руки
Новую бригантину.

02.08.15
поезд в Москву

5.

Его сердце разбили,
Миллионы осколков
По земле разносили
Виртуальные волки. 

Сверхлогическим воем,
Раздирающим душу,
Без цепей и конвоя
Выходили наружу. 

Леденящею песней
Первых встречных пугали,
И смертельной болезнью
Всех подряд заражали. 

Так и ходят по свету
Переносчики боли
С виртуальным приветом
От паяца в гондоле. 

И кто с ними столкнется,
Тот не будет уж прежним,
Будут море и солнце,
Но не будет надежды.

02.08.15
поезд в Москву

6.

Равнодушные строчки пляжные,
Шаурмою абхазской сытые,
Что вы пишитесь про неважное,
Ад видавшие, бурей битые? 

Море синее, солнце жаркое,
И жена у меня красивая –
Незаслуженными подарками
За хотенье мое спесивое. 

Плакать нечего, хвастать незачем,
Так свыкается галька с пятками,
Начинают цениться мелочи,
Селезнями совсем негадкими. 

Но не выросло чадо лебедем.
Стало пестрой строкою пляжною,
Мыслью глупою, рифмой бедною,
Но кому-нибудь, может, важною.

05.08.15
Гагра

7.

Что тебе снится,
Озеро Рица,
Что же ты плачешь,
Озеро Чача?

В Новом Афоне
Плач колокольный,
Море талантов –
Плач оккупантов,

Море туристов –
Плач коммунистов.
Шапки Кавказа,
Сказки Алхаса

Плачут об Амре
В пять толстых амфор,
Плачут о Фирсе
В Гагре на пирсе. 

И плачет доблестный собрат –
Российский Сергиев Посад.

06.08.15
Озеро Рица – Гагра

8.

Под сосною пицундской
Возле самого моря
Спит моя трясогузка
И не ведает горя. 

И я рядом положен
И не ведаю горя,
И поэтому тоже
Не трещу и не спорю.

08.08.15
Пицунда 

9.

От сухумского бога,
Мы хотели немного.
Только пару магнитов
И две тысячи видов. 

Ездим в красной карете,
Обезьяние дети.
Фотографии с нами
Снова станут хитами. 

Где сухумское море
Растворяется в Черном.
Где сухумское пиво
Ты пила так красиво. 

Целовалась со мною
Уткинскою волною.

09.08.15
Сухум

10.

Правда – это заблеванные, обоссанные запои,
Только для кого писать эту правду.
Правда – это вылитые на душу помои,
Лучше написать про прекрасную Гагру. 

Правда бывает разной, брат Торквато
Пусть приукрашивает и привирает,
И твоя Гагра ни в чем не виновата,
Не всегда своя правда горькой бывает. 

Так вот не срастаетстся, что ж покукуем
Про исхоженную, изъезженную, исписанную Гагру,
Рифму неправильную посмакуем,
Может быть, правильную эту правду.

12.08.15
Гагра

11.

Не в эту ли самую Гагру
Был сослан бандит Питер Блад?..
Лечил здесь мигрень и подагру,
Растил на горе виноград. 

Он гнал виноградную чачу,
Медовую чачу не гнал,
Но стал джентльменом удачи,
Работать в цепях перестал. 

Стал грабить и кучу народа
В сраженьях морских положил,
За славу свою и свободу,
За деву, что очень любил. 

И вместо местечка на рее,
Как Морган, обрел свой удел,
Простили призы и трофеи
Ему за величие дел. 

Он стал губернатором Крыма,
Невесту повел под венец.
Поспели в саду мандарины,
У сказки – хороший конец. 

Такую красивую сказку
Поведал мне берег абхазский,
И скоро поедет домой
На тройке корнет молодой.

13.08.15
Гагра 

12.

Нас увидели Сочи,
Мы понравились очень,
Молодые, счастливые,
Дерзкие и красивые. 

Может быть, это нагло,
Но сухумы и гагры,
Сохранили на память
Фотографии с нами.

15.08.15
Сочи - Москва 

13. Верлибр

2012 год,
Поезд Москва – Нерюнгри,
Возвращение из Крыма,
Я заканчиваю четвертый таврический цикл
Неправильным сонетом,
Я теперь я знаю,
Что будет потом,
Будет много счастливых дней,
Будет много стихов,
Родится Майя,
2015 год,
Поезд Москва – Нерюнгри,
Возвращение из Абхазии,
Я заканиваю первый анакопийский цикл
Этим верлибром,
Мы еще не знаем, что будет дальше,
Но я думаю не об этом,
Я думаю, что мне дался
Этот лжемистический поезд,
Просто у него удобное расписание
И дешевые плацкартные билеты

16.08.2015
поезд из Москвы - Новоуткинск

(Перепечатывается с сайта: http://litclub-phoenix.ru/.
Частично "Анакопийский цикл" опубликован в газете "Поэтоград", № 11 (216), 2016.)


Второй анакопийский цикл

1.

Растите, мои помидоры,
Растите, мои огурцы,
Живите, уральские горы,
И мамы мои, и отцы.

Когда я поеду на море,
Я буду грустить вдалеке,
О сладком своем помидоре,
Об отчем своем парнике.

Сидите, девицы, в теплице
И парьтесь в парилке порой,
Я вспомню в проезжей столице
Про ваш небывалый покой.

Исчезнут шальные субботы,
Зарежет сосед петухов,
Когда я умру от работы,
Когда я умру от стихов.

Простите меня, помидоры,
Простите меня, огурцы,
Растите, уральские горы,
И дети мои, и отцы.

2.

Ну а нам в самолете
Тонкий сэндвич дадут,
И не верьте пехоте,
Что их все перебьют.

Не играйте с судьбою,
Все вы до одного,
До последнего боя
Доберетесь до скво.

Ждут вас верные жены,
Пусть не очень верны,
Не шутите, пижоны,
Вы нужны и важны.

3.

Такси въезжает в Гагру,
Родные огоньки,
А Яромиру Ягру
Вручают пятаки.

И Александр Могильный
Сбежал в СССР,
В Абхазии мобильный
Молчит, как красный кхмер,

Полпотовцы вприпрыжку
Ползут со всех сторон,
И попадает в книжку
Последний мой патрон.

Олимпию нагую
С Парижу привезли,
И мы запишем всуе,
Что тоже кобели.

Прекрасную картину
Случайно повстречал,
Прекрасную Полину
Я чудом повстречал.

«Купите барабульку», —
Кричит одна бабулька,
И тоже попадает...
Ничто не пропадает.

4.

Посмотреть на Абхазию
Из окошка маршрутки,
Получилась оказия
В виде этой попутки.

В виде этой попутчицы
В новом пляжном костюме
Вдруг увидеть получится,
Что же там за Сухумом.

И былинные образы
Из Камана с Илором
Поглядеть должным образом
Не замученным взором.

Написать неглубокие
Очамчирские вирши,
Рядом горы высокие
И стихи еще выше.

5.

У Гаттона был тарантиновский юмор,
Только мыши классно ему отомстили,
И епископ по-тарантиновски умер,
Повторяются вечные «жили-были».

А несчастный паж был влюблен в принцессу
И повторно сунулся в злое море,
Улыбались подданные с политесом
Королевской шутке, принесшей горе.

Мои дети радуются югу,
А я думаю, как любил Андреич,
Мушмула с черешней идут по кругу,
В Берендея вырос Иван-царевич.

6.

Гуттен написал диалоги.
И корабль дураков-туристов
По течению носит ноги,
Поздравляю вас с днем танкиста.

И ни чуточки не изменилось
С Возрождения в мире этом,
И ни капельки не налилось
В наши головы добрым светом.

Почитаю в Гагре Эразма,
Пока сохнут тугие плавки,
А потом немного маразма
Подкуплю в сувенирной лавке.

7.

Просыпается Пицунда из гробницы
И орган по умирающему Тассу
Про мои пенаты и больницы
Напевает Батюшкова фразу.

Я к тебе, безумие, стучался
И тебя по-своему добился,
До пустого крика достучался,
Счастьем газированным напился.

Где писал я «под сосной пицундской»,
Под нее вернулся через годик,
И со мною та же трясогузка,
Два птенца за мною смирно ходят.

Память сердца про мои царь-пушки,
Про ночное море и Торквато,
Золотой наряд моей пастушки
Я запомню фотоаппаратом.

8.

Гагра станет родною
После этой поездки,
Мы застынем с тобою,
Как старинные фрески,

На деревьях и стенах,
На асфальте и гальке,
В полустертых фрагментах
Нашей светлой печальки.

Раз куда-то приедешь,
Значит, надо уехать,
И щемящее сердце
Получить на орехи.

Но щемящее если,
Значит, надо вернуться,
Чтоб позвать эти фрески,
И они отзовутся.

9.

Ничего не проси у святых,
Кроме счастья для глупых детей,
Было много желаний пустых
У тебя, пополневший Андрей.

А Абхазия — это любовь,
Это маленькая страна,
Приезжай с чистой тарою вновь,
Счастья здесь наберешь дополна.

Не смотри, словно ноевский хам,
Бережливо разруху прикрой,
Как дорогу в заброшенный храм,
Как счастливый покой.

10.

Даша и Алхас закатывают компоты,
Лена и Гриша ходят на работы,
Алхас и Даша тоже ходят,
Гриша и Лена тоже заготовят.

Где субтропическое лето,
Сухум и Сочи — две разных планеты,
Для маленьких принцев и маленьких принцесс,
И крутятся планеты без всяких чудес.

А чудеса происходят с людьми здесь живущими,
Со своими баобабами здесь воюющими.
И чудеса буднично так происходят,
И годы буднично так проходят.

11.

Окончание цикла —
Самолетное как-то,
Дома хочет напиться
Засыхающий кактус.

Мы придем с небосвода
В звездных шляпах от «глорий»
И нальем ему воду
За кавказское море.

Июнь 2017

(Опубликовано в журнале "Зинзивер", 2017, № 5.
Перепечатывается с сайта: http://magazines.russ.ru/.)


Некоммерческое распространение материалов приветствуется;
при перепечатке и цитировании текстов
указывайте, пожалуйста, источник:
Абхазская интернет-библиотека, с гиперссылкой.

© Дизайн и оформление сайта – Алексей&Галина (Apsnyteka)

Яндекс.Метрика