Абхазская интернет-библиотека Apsnyteka

Лазарь Магакян

Об авторе

Магакян Лазарь Керопович
(1 сентября 1925 г., Новоросийск – 12 февраля 1983, Сухуми)
Юрист. Поступив в Московский институт внешней торговли и окончив два курса с отличием, по личному заявлению на имя занимавшего в то время должность министра внешней торговли СССР Анастаса Ивановича Микояна и с резолюции последнего был переведён в Московский филиал Всесоюзного юридического заочного института, который с отличием окончил в 1951 году. По окончании института М. был принят в коллегию адвокатов Абх. АССР и направлен на работу в Сухумскую городскую юридическую консультацию, где и проработал более тридцати лет до конца своих дней (И. Ч. Зарандия, А. И. Зарандия. История становления и развития адвокатуры в Абхазии. Сухум, 2013).
М. – великолепный специалист в области гражданского права, жилищного и трудового законодательства. В судебных прениях М. отличали блестящие метафоры, вносящие освежающий юмор в сухой протокол процесса. М. - яркий представитель своей профессии, эрудит, свободно владеющий несколькими иностранными языками. «Энциклопедически образованный» - так вспоминает о М. заслуженный юрист Абх. АССР Анри Михайлович Джергения в книге «Именем народа» (Сухум, 2015), посвященной Мирону Михайловичу Шамба, видному государственному деятелю и заслуженному юристу Абхазии, многие годы возглавляющему коллегию адвокатов Абх. АССР. Благодаря М. Коллегия адвокатов Абх. АССР приобрела настоящего друга в лице председателя Московской областной коллегии адвокатов Ефимова Юрия Александровича, оказывающего сухумской адвокатуре различного рода поддержку и помощь, в частности в период организации ее работы после Отечественной войны народа Абхазии 1992–1993 гг. М., включенный в 1960 году состав группы адвокатов Советского Союза, среди которых был и Ефимов Ю. А., являлся участником поездки на собственных автомобилях по странам социалистического содружества с целью развития связей с адвокатскими сообществами этих стран. В разное время в качестве друзей и гостей дома М. были такие известные лица, как легенда парусного спорта, олимпийский чемпион Тимир Пинегин, участник неофициальных советско-американских переговоров (1968–1972 гг.) по ограничению стратегических вооружений и ПРО полковник ГРУ Николай Кишилов, московский художник авангардист Леонид Ламм, искусствовед и преподаватель Щукинского театрального училища фронтовик Борис Бродский, английский и советский журналист Виктор Луи и др. Крепкая дружба связывала М. и с такими знаменитыми сухумчанами, как писатель Фазиль Искандер и заслуженный мастер спорта Никита Симонян, о котором еще в 1954 году в журнале «Смена» (1954, № 653) М. написал статью «Спортивные традиции». Популяризируя свой родной край – Абхазию, в этом же журнале (1969, № 1007) М. опубликовал собранные и пересказанные им абхазские притчи под названием «У нас в горах», художественно оформленные рисунками известного художника-карикатуриста Олега Теслера. Жил М. в Сухуме на ул. Ленина (ныне ул. Леона), в доме № 39, собственником которого в дореволюционное время был кадровый офицер, первый абхазский географ и картограф Михаил Леванович Чачба (Шервашидзе).
(К. С. Магакян.)





Лазарь Магакян

У нас в горах

(Скачать в формате PDF (822 Кб): У нас в горах // Смена. 1969 г. № 9)


Наши старики, заметив чей-либо порок или недостаток, не всегда скажут человеку об этом прямо.
– Он до всего должен дойти своим умом, – говорят они.
И тут же кто-нибудь вспомнит одну из притч, припасённых почти на все случаи жизни.

ПРИТЧИ

ПРИТЧА ДЛЯ ЛЮБИТЕЛЕЙ ЛЕЗТЬ НЕ В СВОИ ДЕЛА

Чагу слыл на селе мудрецом. Все шли к нему со своими сомнениями, намерениями, спорами.
Как-то прибежал к нему Тач.

– Мы с Реджебом поспорили. Я ему говорю...

С первых слов Тача Чагу понял, что спор и выеденного яйца не стоит.
Кончив свою жалобу на Реджеба, Тач спросил:

– Скажи, Чагу, ведь прав я?

– Да! и ты прав, Тач!

Только дверь захлопнулась за Тачем, пришёл Реджеб. Изложив ту же историю иначе, он кончил её так же, как и Тач:

– Скажи, Чагу, ведь прав я?

И получил тот же ответ:

– Да! Ты прав, Реджеб!

Удивлённый исключающими друг друга ответами мужа, жена Чагу спросила его:

– Ты сказал Тачу, что прав Тач, а Реджебу, что прав Реджеб. Ведь так не бывает!

– И ты, жена, права! – ответил ей Чагу.


ПРИТЧА ДЛЯ НЕБЛАГОДАРНЫХ

Шакро и Меджит возвращались со свадьбы.
Чуть ли не последними поднялись они из-за свадебного стола, не пропустив, как требует обычай, ни одного тоста.
Друзья помнили, что они осушили огромный литровый рог за здоровье тамады, за дальнейшие его успехи на этом славном поприще, но как потом очутились во дворе своего закадычного друга Нури, ни тот, ни другой не знал.
Друг всегда рад другу. Нури стал накрывать на стол.

– Помогите поймать курицу, – попросил он.

– Курицу долго ловить, – сказал Шакро.

– Да и бегать надо, – добавил Меджит.

– Заколем поросёнка, – предложил Нури.

– Визг поднимет, – сказал Шакро.

– На визг люди сбегутся, – добавил Меджит.

– Есть у меня ещё бык, – сказал Нури.

– Давай быка, – согласился Шакро.

– Бык так бык, – не стал спорить и Меджит.

Нури вывел упирающегося быка, попросил друзей зарезать его, а сам принялся складывать костёр и готовить котлы.
Резать быка не просто. Деревянным молотком его сперва надо оглушить, свалить на землю, а уж потом резать.
Чтобы бык не тряс головой, Меджит схватил его за рога.
Шакро занёс молот за спину, зажмурился и сильно ударил. Открыв глаза, он увидел смотрящего на него быка, как будто старающегося понять происходящее.
Меджит крепко держал быка за рога.
«Ударю сильней», – подумал Шакро. Он снова занёс молот за спину, поднялся на цыпочки, крепче зажмурился и изо всех сил нанёс удар. Шакро не верил своим глазам: бык как ни в чём не бывало, что-то жевал. Ему показалось, что бык подмигнул ему, как бы подбадривая: «Давай, давай!»

– Ну и крепкая скотина! – удивился Шакро и в третий раз поднял молот.

– Бей точней, – попросил Меджит, – боюсь, что я не вытерплю и выпущу из рук рога, если ты ещё раз ударишь меня по голове.


ПРИТЧА ДЛЯ БОЛТУНА

Гость нужен хозяину, как воздух. Но если воздух приходит и не уходит, хозяин задыхается.
Успев за недельку изрядно надоесть хозяину, гостивший у Меджита Тимур собрался домой.

– Не успел приехать, уезжаешь, – стал удерживать Тимура Меджит, хотя в душе был рад его отъезду.

– Нет, пора и честь знать, – не поддавался Тимур. Взобравшись на коня, он двинул его к воротам.

Меджит встал на пути всадника.

– Мой дом – твой дом! Оставайся, не уезжай! Неужели тебе так трудно уважить друга? Чем я тебя обидел, что ты так скоро оставляешь мой кров? Видно, ты недоволен приёмом. Конечно, ты достоин княжеских почестей...

Уверенный в намерении Тимура покинуть его дом, Меджит не жалел слов. И вдруг его красноречие как ветром сдуло: Тимур слезал с коня.

– Обидеть тебя выше моих сил. Остаюсь! За что завязать мне поводья коня? – спросил он Меджита.

– Завяжи их за мой язык! – ответил ему Меджит.


ПРИТЧА ДЛЯ ТОРОПЛИВЫХ

Арба, покачивая огромными колёсами, скрипя, скатилась с крутого скалистого берега в мелкую горную речушку.

– Два года назад здесь утонул твой отец, – сказал аробщик своему попутчику – мальчику лет пяти-шести.

– Разве можно в ней утонуть, дядя? Ведь в речке почти нет воды!

– Да... Сейчас, осенью, воды в речке по обод колеса. Летом же, когда солнце растапливает ледники, она бурлит. Переправляются через неё тогда лишь в долине, где, вырвавшись из скал, речка разливается, мелеет, и её можно переехать вброд, где душа пожелает. Позапрошлым летом бесновавшаяся после ливня река много арб собрала у этой переправы. Никто не рискнул съехать с берега – заворачивали быков в долину. .. Отец же твой не захотел терять время на объезд… Река перекинула арбу, смыла с неё отца и потащила по камням.

...Возница и мальчик молча катили дальше.
Потом мальчик спросил:

– Дядя, а до объезда далеко?

– Далеко…

– А ехать туда долго?

– Да, мальчик.

– А не пожалей папа времени на объезд, к сегодняшнему дню успел бы он вернуться к нам с долины живым?


ПРИТЧА ДЛЯ УПРЯМЦА

Без звуков чонгури праздник не праздник.
Редок дом, где рядом с грозными шашкой и кинжалом не висит милый мирный чонгури, три незамысловатые струны которого под умелыми пальцами переливчато несут мелодии горских песен.
...Из рук в руки переходил чонгури по кругу, меняя настроение и голос, пока не попал к Аслану. Пальцами левой руки он намертво прижал струны к грифу, а правой принялся их перебирать, от чего чонгури жалобно издавал один и тот же звук.
Удивлённые странной манерой игры, люди не решались перебить Аслана. Потом Чала, как видно из-за присущего молодым недостатка в терпении, спросил его:

– У всех чонгуристов пальцы скаут по чонгури вверх, вниз, с одной струны на другую. Почему ваши пальцы неподвижны?

– Снующие пальцами по чонгури ищут место на грифе, на котором им следует остановиться и играть. Я же давно нашёл это место и теперь спокойно играю.

Иллюстрации Олега Теслера.


Некоммерческое распространение материалов приветствуется;
при перепечатке и цитировании текстов указывайте, пожалуйста, источник:
Абхазская интернет-библиотека, с гиперссылкой.

© Дизайн и оформление сайта – Алексей&Галина (Apsnyteka)

Яндекс.Метрика