Б. Р. Джапуа. Фронт восходящего солнца (обложка)

Скачать книгу "Фронт восходящего солнца" в формате PDF (1,74 Мб)

Батал Джапуа

Об авторе

Джапуа Батал Рушниевич
(род. 28 марта 1963 года, г. Сухум)
В 1977 году окончил Сухумскую художественную школу. С 1977 по 1980 гг. учился в Сухумском художественном училище. Одновременно работал художником-декоратором Абхазского государственного драматического театра. С 1980 по 1985 годы учился в Ленинградском институте театра, музыки и кинематографии. Получил специальность художник-технолог театра. После окончания вуза был принят на работу в качестве главного художника в Сухумский государственный русский театр юного зрителя. С 1986 по 1987 служил в рядах Советской Армии в войсках ПВО. После окончания службы вернулся в театр и до 1990 г. работал в нем главным художником. С 1990 по 1992 директор и главный художник театра юного зрителя. С января 1992 г. проходил службу в Полку внутренних войск Министерства внутренних дел РА. В 1992-93 гг. принимал участие в грузино-абхазской войне. За боевые заслуги награжден высшим орденом «Орден Леона». С 1993 по 1995 гг. работал главным художником театра юного зрителя, преподавал историю костюма и сценографии в театральной студии. С 1995 по 1996 гг. руководитель аппарата Президента Республики Абхазия В.Г.Ардзинба и секретарь совета безопасности. С 1997 г. член творческого объединения Свободных художников. С 1986 постоянный участник городских и республиканских выставок живописи, графики, декоративно-прикладного искусства. Оформил более тридцати спектаклей, концертов и конкурсов в Абхазии и в разных городах России. Оформил г. Сухум и парад, посвященный празднованию Победы в 1998 и 2003 годах. Автор серии абхазских марок «Абхазский мужской национальный костюм конца XVIII начала XIX вв». Автор коллекции исторического холодного оружия Абхазии. Автор оформления и иллюстраций книг "Анталогия абхазской поэзии", М. Ласурия «Аджинджь», В. Амаршан «Царь Леон», С. Лакоба «Асланбей» и т.д. В 2001 году удостоен премии им. Д. Гулия в области искусства. В 2003 году получил звание «Заслуженный художник Адыгеи». В 2004 и 2008 гг. провел две персональные выставки (живопись, графика). Участник совместных выставок Абхазских и Российских художников в Сочи, Москве, и т.д. Автор первых монет Республики Абхазия. Автор книги «Фронт восходящего солнца», посвященной хронике боевых действий грузино-абхазской войне 1992-93 гг. 2009 - член Союза художников Абхазии. 2010 - член Союза художников России.
(Источник текста и фото: http://www.jbatal.com/.)





Б. Р. Джапуа

Фронт восходящего солнца

(Мрагыларатәи афронт) 

Краткое описание боевых действий на Восточном Фронте в ходе Отечественной войны 1992–1993 годов

Сухум 2008 г.

[1]

66.5 (5Абх)6+63.3(5Абх)6

Д40

ФОНД ПЕРВОГО ПРЕЗИДЕНТА РЕСПУБЛИКИ АБХАЗИЯ

Джапуа Б.Р.
Фронт восходящего солнца (Мрагыларатэи афронт). Краткое описание боевых действий на Восточном фронте в ходе Отечественной войны 1992 – 1993 годов. Сухум: ЗАО «Арашь», 2008. – 48 с.: илл. – 8.

[2]

ПРЕДИСЛОВИЕ

Восточный фронт с его огромной протяженностью, в течение 13,5 месяцев, вел упорную борьбу против грузинских агрессоров в изоляции от основных сил Республики Абхазии. Постоянная нехватка оружия, боеприпасов, продовольствия и медикаментов, и многого другого, необходимого для войны и жизни не смогли сломить волю населения Очамчырского района и г. Ткварчал. Более того, все это сплотило народ, и они единым фронтом стали на защиту Отечества. Это была народная война, где личная воля каждого была спаяна в коллективную волю.

Всякий, кто знаком с военной мемуарной литературой, не мог не заметить, что она, как правило, субъективна и эмоционально окрашена. Часто военная наука как отрасль истории замешана на идеологии и патриотизме. Практика описания войн разных стран и народов показала, что идеализация истории дает не ожидаемый, а прямо противоположный результат. Это приводит к искажению истории, порождает недоверие к фактам и различные спекуляции на эту священную тему. Только объективный, тщательный анализ событий, поданный без идеологизации и модной беллетристики, может дать положительный опыт для последующих поколений.

Данный труд начальника штаба ВФ в 1992-1993 гг. Джапуа Батала Рушниевича, мы относим именно к таким исследованиям. Работа представляет собой первую попытку системного анализа боевых действий на Восточном фронте в Отечественную войну. Оно отличается ясностью изложения, логичностью и четкой хронологией. Автору удалось показать коллективный, системный характер боевых действий в развитии, избежать тех частностей, что обычно заслоняют общую картину, и дать точный фактологический материал и объективный анализ, что ставит этот труд в ряд лучших работ по данной тематике.

Представитель Министерства Обороны по ВФ. 1992-1993 гг.
Бганба Хухут Шаликович

ВВЕДЕНИЕ

В послевоенный период, при освещении боевых действий Восточного Фронта (ВФ) в Абхазо-грузинской войне 1992-1993 гг. сложилась неясная, разобщенная картина событий. Отсутствие элементарной хронологии и анализа событий создает впечатление, будто бы война на ВФ протекала хаотично, в очень упрощенной оперативной обстановке, вне всякой логики, в «тихом углу», в котором сидели бородатые партизаны, изредка перестреливавшиеся с соседним селом.

Подобное освещение боевых действий вводит в заблуждение, обесценивает значимость событий, не дает четкой и ясной картины их развития и влияния на ход войны в целом.

ВФ и г. Ткварчал – это почти треть территории Абхазии и ее населения, с первых же дней агрессии оказавшиеся отрезанными от всего мира в полном вражеском кольце. Имея фронт общей протяженностью более 200 км, ВФ на протяжении 13,5 месяцев, мобилизуя все ресурсы, вел ожесточенную борьбу. В ходе войны усилия ВФ были направлены не только на самостоятельное выживание, но и на совместную, скоординированную с Гумистинским (Западным) фронтом борьбу для достижения основной задачи страны – победы над врагом.

Целью данного краткого описания является разрушение стереотипа, согласно которому вооруженная борьба ВФ носила характер только «частного подвига», ознакомление широкого круга читателей и специалистов, интересующихся историей войны, с основными, наиболее характерными боевыми действиями ВФ и их логикой. Описание составлено на основании личного архива автора, по воспоминаниям участников событий, рядовых, командиров всех уровней. Также были использованы некоторые материалы из архивов МО РА, наиболее полного и достоверного труда Д. Бутба «Восточный фронт» в двух томах.

Начальник штаба ВФ в 1992-1993 гг.
Джапуа Батал Рушниевич

[4]

I. ВОСТОЧНЫЙ ФРОНТ

 Военное дело просто и вполне доступно здравому уму человека.
Но воевать сложно.
К. Клаузевиц

1. ОПИСАНИЕ БОЕВЫХ ДЕЙСТВИЙ.

Война на Восточном фронте (в дальнейшем ВФ) представляла собой театр боевых действий, простиравшийся на весь Очамчырский и частично на Гулрыпшский и Галский районы. 90% боевых действий проходили на территории Очамчырского района, на всех высотах от горы Ходжал, Кодорского хребта до берега Черного моря. Основные бои проходили на южном фасе ВФ, вдоль центральной трассы (М27). Боевые действия велись с 14 августа 1992 г. до 30 сентября 1993 г. непрерывно, с большой интенсивностью и напряжением. Носили различный характер, от стычек и засад, локальных столкновений по всей линии обороны, до сражений с применением сил и средств всего фронта. Все эти действия были взаимосвязанными, осмысленными и перетекали из одного уровня в другой.

Войска Госсовета Грузии, (предположительно Iи IIармейские корпуса, подразделения ВВ, МВД и МГБ) с момента вторжения на территорию Абхазии получили первые удары в Очамчырском районе от небольших по численности, но хорошо обученных и организованных подразделений абхазской гвардии и бойцов ОП ВВ РА. Целью этих ударов было недопущение быстрого продвижения войск противника к столице Абхазии – городу Сухум.

[5]

Понеся первые потери, противник частью своих сил приступил к осуществлению на территории абхазских сел, прилегавших непосредственно к центральной трассе, карательных экспедиций, преследовавших цель устрашения населения. Методы действий были крайне жестокими, включавшими в себя расстрелы мирных сел танками, авиацией и артиллерией. Захваты заложников, расстрелы и пытки населения стали повсеместными. Заложников использовали как живой щит при передвижении войсковых колонн или выполнении карательных мероприятий (с. Адзюбжа и т.д.). Широко применялись поджоги домов, грабежи и уничтожение имущества и социальной инфраструктуры.

Все эти акции сопровождались требованиями признать «новый» грузинский порядок, который наступит после разгона «сепаратистских банд Ардзинба». Бесчеловечные методы грузинских оккупантов, их грубая пропаганда дали прямо противоположный эффект.

Необходимо отметить, что военные преступления противника являлись следствием идеологии национальной исключительности грузин. Именно этот фактор привел как к началу вторжения в Абхазию, так и к массовым военным преступлениям грузинской армии на временно оккупированных территориях.

Вместо покорности они получили беспощадную партизанскую войну на территории всего района. Попытка овладения шахтерским городом Ткварчал «с ходу» различными методами, как военными, так и провокационными, в конце августа провалилась. На острие этого сопротивления стояли абхазские гвардейцы, значительная часть которых состояла из тех, кто с боями вышел из окружения в Гулрыпшском районе в первый день войны (Катран). Вокруг них и многих новых военных лидеров возникли отряды народного ополчения из жителей сел Очамчирского района, граждан г. Ткварчал и г. Очамчира.

Несмотря на острую нехватку оружия и боеприпасов, эти отряды ежедневно устраивали засады и вылазки, нано-

[6]

ся чувствительные потери грузинским войскам. Грозным средством борьбы стала взрывчатка, которую доставляли из г. Ткварчал. Отряды взрывников уничтожали автомобильные и железнодорожные мосты, ЛЭП и т.д. Например, Тоумышский мост был взорван 15 августа в 3 часа ночи, что остановило движение войск противника на двое суток. 17 августа, при попытке форсирования реки по сооруженному броду, скопившаяся колонна противника подверглась нападению и была частично уничтожена. Были подбиты и уничтожены 1 танк Т 55, 1 БТР-70, несколько военных грузовиков и т. д.

Подобный способ боевых действий был наиболее интенсивен и эффективен в первые недели и месяцы войны ввиду того, что противник, недооценив силы сопротивления, не создал надежной системы охраны своих коммуникаций. Он ограничивался небольшими временными постами с нестабильной ротацией непосредственно вдоль автомобильной и железной дорог.

С помощью вылазок бойцами ВФ решались следующие задачи: а) нарушение и замедление передвижений противника по коммуникациям, уничтожение техники и личного состава противника (подобные операции совершались как одной группой в количестве 5-7 человек, так и несколькими - численностью до 20 человек, которые вводились в бой в зависимости от обстановки); б) захват оружия, боеприпасов и боевой техники (более сложная задача, требовавшая полного уничтожения противника, где необходимо точное планирование и решительность выполнения). Для этого привлекались храбрые и дисциплинированные бойцы и вспомогательные отряды; в) повышение опыта и проведение подготовки личного состава в условиях реального боя.

Количество вылазок и засад, совершенных в первые месяцы войны, не поддается подсчету, так как каждое боеспособное подразделение по своей инициативе осуществляло операции, проведение которых зависело от целесообразности, а также наличных сил и средств.

[7]

В ответ на это, пытаясь обезопасить свои коммуникации, войска Госсовета стали расширять практику карательных операций против тех населенных пунктов, вблизи которых осуществлялись партизанские действия. Усилились террористические артиллерийские обстрелы г. Ткуарчал и абхазских сел. Это привело к тому, что стала повышаться организованность сопротивления и слаженность действий.

Силами абхазского сопротивления было разгромлено несколько карательных отрядов. Из них наиболее результативными были бои в селе Моква (27 августа 1992 г.), Меркула (26 сентября), Атара (3 октября) и др. В этих боях противник понес большие потери в живой силе и технике. Бойцам ВФ достались немалые трофеи, в том числе и бронетехника (БМП-1 2 ед.). Постоянная, результативная боевая деятельность велась также в районе н.п. Ануаарху.

В кратчайшие сроки стал образовываться каркас будущего Восточного фронта. Возникли первые оборонительные сооружения в основном на окраинах абхазских сел и вдоль дорог, ведущих в глубину района. Обеспечивалось их инженерное прикрытие рвами, завалами, надолбами, ежами. Широко применялось минирование самодельными фугасами.

Параллельно усиливалась координация действий разрозненных партизанских отрядов, в которые вливались сотни новых бойцов, вооруженных различным оружием, в основном охотничьим. Ткуарчал превращается в центр сопротивления с несколькими рубежами обороны. В нем формируются командные структуры. Из горожан и жителей окрестных сел создаются батальоны для обороны города, пополняются отряды быстрого реагирования, в задачу которых входит как оборона города, так и оказание помощи партизанским отрядам в селах. Налаживается связь и воздушный коридор с руководством республики в г. Гудаута. С Гумистинского фронта на ВФ с целью его усиления перебрасываются офицеры, небольшие боевые отряды, боеприпасы, средства связи, медикаменты и т. п.

[8]

Одновременно, в течение сентября и октября, противник, не прекращая боевых действий, совершенствовал свою военную систему. Им в грузинских селах, расположенных вдоль трассы и глубине района, стали создаваться военные гарнизоны, состоявшие в основном из местного грузинского населения. Костяком гарнизона являлись, как правило, подразделения МО, МВД, или МГБ Грузии численностью от роты до батальона, со средствами усиления (танки, артиллерия). Осуществлялось строительство опорных пунктов и оборонительных сооружений по окраинам грузинских сел. Для надежной защиты своих позиций и коммуникаций противник широко осуществил постановку минных полей и в дальнейшем постоянно их совершенствовал.

С целью высвобождения сил и осуществления наступательных операций против Восточного фронта из состава местного населения были сформированы три отдельных штурмовых батальона. От с. Ачгуара до мостов через р. Кодор, вдоль шоссейной и железнодорожной магистралей, а также по берегу моря создается система постов, расположенных на небольшом (до 3 км) расстоянии друг от друга. Посты оборудовались долговременными оборонительными сооружениями, минными полями и огневыми точками, усиливались бронетехникой. Дороги стали регулярно патрулироваться механизированными группами. Артиллерия противника была расположена таким образом, что могла перекрывать огнем весь ВФ и г. Ткварчал и большой сектор моря. Наибольшей концентрации артиллерии противник достиг в окрестностях г. Очамчира и с. Новый Кындыг.

Эти меры на определенный период привели к снижению интенсивности партизанских вылазок и вследствие этого – к снижению потерь грузинских войск.

Можно констатировать, что в ходе ведения войны, противоборствующие стороны старались опередить друг друга в скорости мобилизации своих ресурсов и проведения организационных мероприятий. Бесспорно, что противнику, на

[9]

стороне которого были все преимущества внезапного нападения и неограниченные ресурсы, удалось это быстрее.

Вместе с тем это, на короткий период времени, привело к ослаблению наступательной активности противника, первоначальной задачей которого был захват Очамчырского района и г. Ткуарчал. В центре и на левом фланге ВФ существенных территориальных приобретений у противника не было. Однако, с захватом с. Адзюбжа в первые недели войны он добился успеха на правом фланге ВФ и подошел вплотную к оборонительной линии с. Атара. Далее, сумев к середине октября оккупировать с. Кындыг, он перешел к обороне и стал решать более ограниченную задачу защиты подконтрольных территорий и коммуникаций.

События показали, что это было тактической ошибкой, которой воспользовались абхазские силы сопротивления. Они, имея перед собой неподвижного противника, вытянутого в линию, на отдельных направлениях имевшую недостаточную плотность, стали наносить скоординированные удары по отдельным узлам этой обороны на всю ее глубину. Почти каждая такая операция завершалась уничтожением или рассеиванием противника с захватом пленных, оружия и боеприпасов.

В результате, на отдельных направлениях бойцам Восточного фронта периодически удавалось на разное время перекрывать центральную трассу. Так, в частности, высота Ануаарху, прилегающая непосредственно к трассе, удерживалась до 2 декабря 1992 г. Однако, отсутствие, в силу объективных причин, четкой координации действий между обоими фронтами не позволили использовать успехи на ВФ в полной мере.

К этому же периоду относятся две попытки освобождения г. Очамчыра - 11 и 26 октября 1992 г. Первая операция преследовала военно-политические цели, связанные с попыткой недопущения проведения оккупантами выборов в грузинский парламент. В боях на окраине города подразделения ВФ потеряли одного убитым и несколько человек ранеными и одну БМП-1 сгоревшим.

[10]

Вторая попытка должна была осуществляться совместно с морским десантом (силой до 200 чел., 1- Т 55, 1- БМП-1), посланным с Гумистинского фронта. Однако он не смог высадиться из-за непогоды. Несмотря на это, подразделениям Восточного фронта удалось просочиться сквозь оборонительную линию противника и завязать боевые действия в центре Очамчыры. Из-за недостаточной слаженности действий, нехватки сил и средств попытка потерпела неудачу. Подразделения ВФ отошли на свои позиции, потеряв при отступлении (!) около 30 человек убитыми.

Осознав неэффективность оборонительной тактики, грузинские войска, подтянув резервы, предприняли ряд операций наступательного характера с целью уничтожения ВФ, захвата г. Ткуарчал и абхазских сел и выхода к предгорьям Кодорского хребта. К моменту начала операций все населенные пункты, находящиеся под контролем ВФ, были обесточены, прервана связь.

С ноября 1992 г. по март 1993 г. грузинские войска наносили удары по линии водоразделов и хребтов, спускающихся с Кодорского хребта к морю. В разное время различными силами с применением авиации, бронетехники и артиллерии были атакованы направления: Атара, Наа, Кокуаарху, Панганаарху, Тоумыщ-Гергиаарху, Кындыг – Цихуаш, Ануаарху, Лабра, Куачара – Гуада, Моква, Моквский чайсовхоз – Хухуаарху, Мыркула – Джал - Заган, Баслаху, Салиаарху, Ростомипарта, Кацихабла – Пакуащ и т.д.

Противник также предпринял решительное наступление в направлении Река – Бедиа – Ткуарчал, с целью выдвижения своих позиций непосредственно к городу и на дистанцию эффективного артиллерийского огня по г. Ткуарчал, ведение которого с больших расстояний препятствовал сложный гористый рельеф местности. Удержание этого направления имело для Ткуарчала решающее значение, т. к. расстояние от с. Бедия до города было всего 6-7 км.

Помимо вышеназванных целей, противник также стремился к захвату рокадной дороги, связывавшей весь ВФ по

[11]

предгорным селам, которая фактически являлась дорогой жизни. Она интенсивно использовалась подразделениями ВФ для маневра сил, эвакуации раненых, а также мирным населением, покидавшим зоны боевых действий. Противнику удалось перерезать эти коммуникации в осенне-зимний период только два раза – в направлении Кочара – Гуада на двое суток и между селами Атара и Тоумыш также на двое суток.

К моменту начала наступления грузинских войск подразделения ВФ, приказом командования от 30 октября 1992 г., были преобразованы в два полка однобатальонного состава. Первому полку зоной ответственности отводилась территория от р. Кодор до р. Лашкиндар, второму полку – от р. Лашкиндар до р. Аалдзга. В состав полков также входило большое количество партизанских подразделений. Официально ВФ стал именоваться - «Восточное направление обороны Республики Абхазия». Однако первые же боевые действия выявили неэффективность подобной организации сил.

В связи с этим, во второй половине ноября, на основании приказа командования ВФ с утверждением Минобороны республики был организован третий полк и несколько отдельных батальонов.

Зоны ответственности были перераспределены следующим образом:

Первый полк (Катран) пятибатальонного состава, плюс отдельные подразделения РДГ и постовой службы – от р. Кодор до р. Лашкиндар и по Кодорскому хребту от с. Наа - гор. Кяч – хр. Ачадара. Штаб полка в с. Джгерда.

Второй полк однобатальонного состава, плюс три отдельные роты – от р. Лашкиндар до р. Моква и хр. Панаю – гор. Цыку. Штаб полка в с. Моква.

Отдельный Меркульский батальон (Хабез)– от р. Моква до с. Баслаху. Штаб батальона в с. Мыркула.

Третий полк четырехбатальонного состава, плюс две отдельные роты и отдельный диверсионный взвод – от с. Бас-

[12]

лаху до с. Бедия, по Кодорскому хр. от Куняшта – гор. Ходжал до Бохунджары. Штаб полка в г. Ткварчал.

Для лучшего управления войсками штаб ВФ был перемещен в с. Члоу. В этот же период создавались все службы обеспечения фронта – тыловая, медицинская, связь и т. д. Фронт приобрел короткое и емкое наименование – «Восточный Фронт» (ВФ).

Таким образом, ВФ приобрел в основном ту структуру, которая сохранялась до конца войны. Реорганизация осуществлялась в период активных наступательных действий противника, в соответствии с реальными возможностями.

Начальный период войны, с августа по ноябрь, весьма интересен для исследования, так как насыщен большим количеством событий, значимость и влияние которых на ход войны становятся очевидным только в наше время. В данном описании нет возможности более полно осветить этот определивший характер и методы борьбы период.

В ходе тяжелых затяжных боев отдельные территории переходили из рук в руки по нескольку раз. За редким исключением, только нехватка боеприпасов заставляла бойцов ВФ оставлять свои позиции врагу. При первой же возможности противника выбивали с занятых территорий. В этих боях проявилась высокая взаимопомощь между соседними подразделениями и полками, которые оперативно оказывали поддержку друг другу живой силой, боеприпасами и транспортом. Иногда доходило до того, что бойцы, оспаривая друг у друга право прийти на помощь соседям, бросали жребий. Зачастую это осуществлялось по собственной инициативе, так как при слабо развитой связи (активно подавляемой противником) и отсутствии ГСМ командование не всегда имело возможности оперативно реагировать на стремительно менявшуюся ситуацию на фронте. В этот период роль полевых командиров была очень высока. Также высоко следует оценить действия и рядовых бойцов, чья храбрость, самоотверженность и смекалка не позволили противнику добиться намеченной цели.

[13]

Благодаря этому удалось не только сохранить рубежи ВФ, но и расширить их. На отдельных направлениях оперативно-тактическое положение серьезно улучшилось. Так, 29 ноября 1992 г. командованию ВФ удалось спешно спланировать и провести операцию по ликвидации крупного плацдарма противника в районе с. Куачара, который практически надвое рассекал ВФ.

С этого плацдарма, 26-27 ноября противник силами до 400 человек пехоты, отрядом местного ополчения, при поддержке 7 ед. бронетехники и батареи орудий перешел в наступление в направлении с. Гуада – рокадная дорога. В течение этих дней, используя гибкую оборону, в сочетании с засадами на его путях сообщения противнику был нанесен урон в живой силе. В результате он был вынужден перейти к обороне на достигнутых рубежах. Внезапной, скоординированной атакой отрядов ВФ и приданных сил с Гумистинского фронта – 77 чел., (всего около 270 чел.), 29 ноября противник был выбит со своих позиций и преследуемый более 14 км, панически бежал, оставив на поле боя около 40(?) человек убитыми и несколько десятков пропавшими без вести. Было подбито 5 ед. бронетехники (Т 55) и захвачено 2 ед. БМП-1, десятки единиц стрелкового оружия, средства связи, ГСМ и т. д.

Наши потери составили 3 человека убитыми и 12 ранеными. В результате линия фронта сократилась на 25–30 км, что позволило уплотнить боевые порядки первого и второго полков. Однако к 2 декабря противнику удалось захватить Ануаарху и обезопасить трассу. Попытка же противника вернуть утраченные позиции в направлении с. Куачара 6 декабря 1992 г. потерпела неудачу. Потеряв несколько десятков человек убитыми и 2 танка подбитыми, он откатился.

В ходе этих боев, наряду с другими подразделениями, прибывшими из Грузии, фактически прекратил свое существование один из штурмовых батальонов, состоявших из местного грузинского (мингрельского) населения.

[14]

К концу декабря, в непрерывных боях истощив ресурсы ВФ, воспользовавшись девятидневным перемирием на Гумистинском фронте, заключенным без учета положения на ВФ, противник, подтянув резервы с Гумистинского фронта и Грузии, решил одним массированным ударом покончить с ВФ.

Утром 26 декабря началось невиданное по своим масштабам наступление грузинских войск. Одновременно боевые действия велись от с. Наа до с. Бедиа, по фронту общей протяженностью до 80 км. Наступлению предшествовали БШУ (бомбово-штурмовой удар) и часовая артподготовка, которые периодически возобновлялись в течение дня. В наступлении участвовали предположительно две бригады IIармейского корпуса (14 батальонов, около 60 ед. бронетехники, вертолеты МИ-24, штурмовики СУ-25), два батальона Iармейского корпуса, отдельное спецподразделение и местное ополчение.

Необходимо отметить, что подготовка наступления была вскрыта разведкой ВФ за сутки до его начала. Однако, кроме заведомого оповещения подразделений и соответствующего приказа, никаких превентивных мероприятий осуществить в силу крайнего истощения резервов было невозможно. Действительно, положение было катастрофическое – боеприпасов оставалось на полчаса боя, топливо и медикаменты практически отсутствовали.

Командование ВФ доложило о намерениях противника и сложившейся критической ситуации руководству республики, которое сумело отправить вертолет МИ-8 с боеприпасами. Они были распределены между подразделениями перед самым наступлением противника. Без преувеличения это позволило спасти ВФ.

Сражение длилось непрерывно с 26 по 29 декабря. Линия фронта, доселе невидимая, зримо обозначилась взрывами снарядов и авиабомб, горящей техникой и строениями. Наиболее мощные удары противник наносил в первый день, на флангах, стыках между подразделениями, вдоль основных

[15]

дорог районного значения, ведущих вглубь ВФ. Сильнейшему давлению подвергся участок фронта, прикрывавший дорогу в г.Ткварчал. В оборонительные бои были втянуты практически все подразделения ВФ.

Надо отметить, что стыки между полками были всегда слабым местом в обороне ВФ, и до конца войны ни командованию ВФ, ни командирам полков не удалось, за редким исключением, наладить надежную локтевую связь. Одним из самых уязвимых мест являлся стык между левым флангом первого полка и правым флангом второго полка в с. Лашкиндар. Это село героически оборонялось взводом бойцов третьего батальона первого полка, состоявшим из местных жителей, которому в зависимости от ситуации направлялась помощь и от второго полка. На стыке между вторым и третьим полками была иная ситуация. Они не соприкасались напрямую, между их флангами находился отдельный Меркульский батальон, надежно прикрывавший их стык и обеспечивавший целостность фронта.

Практически на всех направлениях противник встретил упорное сопротивление. В первый же день подразделения ВФ умело, сочетая жесткую и маневренную оборону, изнурили и нанесли ему огневое поражение. Несмотря на ожесточенность сражения и огневое превосходство грузинских войск, потери абхазских войск в течение дня были минимальными и составили 3 убитыми и несколько ранеными. К 30 декабря интенсивность боев стала снижаться. Противник, имевший успех на правом фланге в с. Атара, был вынужден отойти к своим позициям к 1 января. Линию фронта удалось стабилизировать приблизительно на исходных позициях, за исключением н. п. Тоумыш (Гергиаарху), которую он захватил и удерживал до середины января 1993 года, а также южной части с. Лабра, которую ему удалось захватить и удерживать до марта 1993 года.

В результате, не сумев прорвать линию фронта или загнуть один из флангов, противник понес тяжелые потери в живой силе и технике отступил. В несколько дней он поте-

[16]

рял 22 единицы бронетехники, 1 вертолет МИ-24 и более 280 человек убитыми и ранеными. Захвачено 4 ед. бронетехники (Т 55-м, Т 55), десятки единиц стрелкового оружия, гранатометы, пулеметы, средства связи и другое военное имущество.

Потери ВФ с 26 по 31 декабря составили 10 человек убитыми и около 60 ранеными. По результатам этих боев, подразделения ВФ сохранили свою боеспособность, окрепла связь между бойцами и подразделениями, выросло доверие к командирам. Полевые командиры, за редким исключением, действовавшие по принципу – «делай, как я», находясь в передних рядах, являли собой личный пример для рядовых бойцов. Но, к сожалению,такая вынужденная практика привела к тому, что в течение ноября и декабря 1992 г. погибло 14 значимых полевых командиров.

Следует особо отметить работу тыла, административных органов Очамчырского района и г. Ткуарчал, высокое чувство долга и взаимопомощи среди гражданского населения, громадную помощь, которую оказывали сельские жители бойцам и беженцам (которых к этому моменту было около 20 тысяч), голодающему г. Ткуарчал.

Город Ткуарчал был центром и символом обороны ВФ. Он стал убежищем для многих тысяч беженцев из прифронтовых сел. Несмотря на постоянные артиллерийские и авиационные налеты (за период войны на город и его окрестности упало двадцать три 250 кг бомб и свыше 3500 артиллерийских снарядов), в городе функционировали все структуры жизнеобеспечения населения и фронта. Был налажен ремонт техники и производство боеприпасов и вооружений. Кроме этого, ремонтные базы по восстановлению захваченной и поврежденной бронетехники и другого вида оружия были созданы и эффективно работали в с. Мыркула и с. Джгярда.

В общем, история г. Ткварчал и его гарнизона в период боевых действий – это отдельная тема для большого научного исследования.

[17]

После провала декабрьского наступления грузинские войска, не имея свободных резервов, которые были отвлечены начавшимся 5 января 1992 г. наступлением Гумистинского фронта, были вынуждены вернуться к тактике нанесения отдельных изолированных ударов на ВФ. Вместе с тем артобстрелы и бомбежки абхазских сел и г. Ткуарчал приобрели методичный характер.

В этот период подобным же методом, cцелью восстановления утраченных в конце декабря позиций, действовали и войска ВФ. Так, силами третьего полка 9 и 13 января были атакованы высоты на южной оконечности с. Пакуашь, занятые противником. Первый штурм закончился неудачей. В результате повторного штурма 13 января был достигнут полный успех. Противник, потеряв 1 танк Т 55-м, 1 БМП-1 сожженными, 12 чел. убитыми и несколько человек раненых, отступил на значительное расстояние. Наши потери в обеих операциях составили: 6 убитых, 3 раненых, 2 пропавших без вести.

15 января силами первого полка был атакован и ликвидирован выступ, вдававшийся вглубь обороны ВФ и угрожавший рокадной дороге в районе с Тоумыш и правому флангу 2-го батальона первого полка (Катран), оборонявшего с. Кутол. Противник, потеряв несколько человек убитыми и ранеными, а также 1 вертолет МИ-24, 1 танк Т 55-м отступил. Преследуя врага, отряды первого полка вышли к центральной трассе и на короткое время освободили с. Тамыш.

Однако, не имея достаточных сил для его удержания, они отошли и закрепились на более выгодных позициях. 18 января противник силами до батальона пехоты и 6 ед. танков предпринял контратаку, однако был отбит, потеряв при этом около 80 чел. убитыми и ранеными. С 15 по 18 января в этих боях наши потери составили 4 чел. убитыми и несколько ранеными.

В итоге, в результате этих и других операций, проведенных в январе и первой половине февраля, противнику был нанесен ряд поражений, позволивший ВФ восстановить, а на некоторых направлениях улучшить свои позиции.

[18]

В ответ 26 февраля грузинские войска предприняли вторую, не уступающую по количеству привлеченных сил и средств декабрьской, наступательную операцию по всему фронту. В 600 противник атаковал позиции ВФ от с. Пакуашьдо с. Кутол. На следующий день ширина наступления была увеличена до р. Кодор. Непрерывным маневрированием резервами, снимавшимися с относительно спокойных участков фронта, которые играли роль «пожарных команд», удалось остановить наступление противника. К 28 февраля рядом контратак удалось обескровить и отбросить противника на исходные позиции.

Более того, на отдельных участках фронта (Мыркула, Баслаху) подразделения ВФ продвинулись вперед на глубину до полутора км и закрепились.

Следует отметить, что весь осенне-зимний период 1992 г. противник владел инициативой и мог выбирать время и место нанесения ударов. Ему все же удалось оттеснить фланги ВФ и создать относительно безопасный буфер между линией фронта и своими коммуникациями.

Напротив, на центральном участке фронта позиции были удержаны, и линия соприкосновения противоборствующих сторон местами проходила в 500-1000 м. от центральной трассы, что позволяло абхазским вооруженным силам в дальнейшем использовать эти выступы в качестве плацдармов для проведения крупных операций на коммуникациях противника. Такими плацдармами на тот момент являлись Ачааркыт (с. Кутол), Рабочий поселок (Меркула), Баслаху. Они удерживались с первых дней войны, и противнику, несмотря на неоднократные попытки и большие потери, не удалось их ликвидировать.

Подразделениям ВФ в этот период приходилось вести боевые действия от активной обороны. Вылазки совершались в меньшем количестве, но с большей эффективностью, так как были направлены на уничтожение мостов, опор ЛЭП и т.д.

С целью захвата инициативы командование ВФ спланировало операцию по освобождению с. Лабра, т. к. позиции

[19]

противника в этом районе глубоко вдавались в оборону ВФ, опасно нависая над с. Кутол (Ачааркыт). В ходе двух штурмов 1 и 9 марта этот четырехкилометровый выступ, расположенный на господствующей высоте, был ликвидирован. До середины месяца грузинские войска, невзирая на потери, активно пытались вернуть контроль над этим селом. Давление противника было очень сильным, непрерывные бои поглощали и без того скудные запасы боеприпасов и ГСМ ВФ. И ослабло оно только в результате мартовского наступления войск Гумистинского фронта.

В итоге конфигурация фронта улучшилась, что облегчило положение сил первого полка, оборонявшего с. Кутол и с. Лашкиндар. Кроме того, удалось создать еще один плацдарм в 700-1000 м. от центральной трассы. Во время Лабрской операции были взяты большие трофеи.

Потери ВФ при первом и втором штурмах составили соответственно 11 и 7 чел. убитыми и несколько десятков раненными.

За весь период с 26 февраля по 12 марта на Лабрском направлении было подбито и уничтожено 9 танков Т 55, Т 55-м, 3 БМП-1, 1 БМ-21 «Град», 1 ЗУ-23-2, противник потерял до 200 человек убитыми и ранеными. В качестве трофеев было захвачено 3 пушки Д-44, 1 танк Т- 55-М, 1 БРДМ, 2 БМП-1, 7 минометов 82 и 120 мм., 3 пулемета ДШК, до 80 единиц стрелкового оружия, средства связи и другое военное имущество, захвачено 16 пленных.

Общие потери ВФ за этот период составили 42 человека убитыми, около 100 раненых, 1 танк и 1 БМП были захвачены противником.

Одновременно на восточном фасе фронта, в течение первых чисел марта подразделения третьего полка вели оборонительные бои против противника силой до 450 чел. 3 танков Т 55 и 6 БМП-1, сумевшего захватить центр с. Бедия и развивавшего наступление в направлении с. Патрахуца – Адзхыда - г. Ткварчал. Сложный гористый рельеф и прекрасное знание местности позволили нашим немногочисленным

[20]

подразделениям (до 40 чел.) на протяжении трех дней сдерживать врага. С прибытием подкрепления, к 5 марта в районе Бедийской крепости грузинские войска были остановлены, контратакованы и отброшены до с. Санардо. Основные потери противник понес от минометного огня (1 – 82 мм, 2 – 52 мм. миномета) и составили около 35 чел. убитыми и ранеными. Потерь в подразделениях ВФ не было.

В дальнейшем, в ходе ряда локальных операций, проводившихся по инициативе командиров полков и батальонов с согласованием с командованием ВФ, удавалось выравнивать линию обороны, придавая ей более выгодную и устойчивую конфигурацию. Блестящим примером подобных операций может служить уничтожение на г. Лашкиндар (Ткуарчал) отрядами быстрого реагирования третьего полка грузинского десанта в середине апреля 1993 г. и др.

Ко второй половине марта, в результате боев на Гумистинском и Восточном франтах, противоборствующие стороны понесли значительные потери, что привело к паузе в активных боевых действиях. Этот период ВФ использовал для инженерного совершенствования позиций, налаживания патрулирования Кодорского хребта и окрестностей г.Ходжал – г.Акиба, реорганизации подразделений, улучшения связи.

К середине мая 1993 года общая численность войск ВФ составляла 3547 чел, без учета л/с 3 батальона 1 полка и отдельного Меркульского батальона. По полкам численность л/с распределялась следующим образом: Первый полк (Катран) – 1142 чел. Второй полк – 838 чел. Третий полк + Ткварчальский гарнизон – 1567 чел. Примерная численность л/с 3 батальона 1 полка - около 140 чел., отд. Меркульского батальона - около 400 – 450 чел.

В конце мая 1993 г. Минобороны республики приказало командованию ВФ создать резервыпутем резервирования 15% грузов, прибывавших по воздушному мосту, необходимых для ведения боевых действий в предстоящей совместной операции силами обоих фронтов. При этом детали и сроки операций сообщались только в общих чертах. Впервые, за

[21]

исключением штурма г. Очамчира 26 октября, Минобороны РА приняло решение учитывать возросшие возможности ВФ в своих оперативных планах и в рамках предстоящей операции всеми возможными мерами укреплять его боеспособность. Воздушным мостом начались усиленные переброски боеприпасов, ГСМ, запчастей, медикаментов и различного военного имущества.

Во исполнение приказа с конца мая 1993 г. началась подготовка собственных планов операции фронтового значения, которая проводилась командованием фронта совместно с командирами полков и батальонов. Наиболее очевидным было осуществление наступления на центральном участке фронта в районе с.Тамыш, на стыке двух бригад противника с целью их разгрома и захвата коммуникаций (шоссе, железная дорога и часть береговой полосы). В соответствии с этим и осуществлялся расчет сил и средств.

Для обеспечения тактической внезапности командование ВФ запретило подразделениям самостоятельно проводить вылазки и иные активные боевые действия. Вместо этого были поставлены задачи по проведению разведки переднего края и тыла противника с целью вскрытия системы обороны, огня и сил противника. Наиболее результативной была работа разведки первого полка, в зоне ответственности которого предполагалось проведение наступления. В результате, за две недели до операции, командование имело полную картину системы обороны противника и его наличных сил. Разведка и доразведка сил противника непрерывно проводилась вплоть до начала операции.

С целью дезориентации противника и отвлечения его резервов был разработан план нанесения нескольких ударов в противоположном от основного удара направлении, по населенным пунктам Кодорского ущелья от Багатского моста до с. Лата и г. Дауч (п. Быдыху, Акардама, Хизархуа). Также силами одного РДГ (Разведывательно-диверсионная группа), переброшенного с Гумистинского фронта, планировался подрыв Кодорского автомобильного моста.

[22]

Для подготовки этих операций были осуществлены следующие мероприятия: создание резервов ГСМ, боеприпасов, медикаментов и продуктов питания путем консервирования, заготовление запасов мешков с песком, изготовление конструктивных элементов дотов для быстрого закрепления на захваченных позициях, создание личного резерва командующего в составе: 1 РДГи 1 горнострелковой роты; организация вспомогательных отрядов, упорядочивание соподчиненности подразделений и их разбивка по численности, приведение к присяге всех подразделений ВФ, проведение ремонта боевой техники, вооружения, ремонт рокадной дороги, совершенствование системы связи, включающее в себя разработку кодов и переговорных таблиц.

Для повышения морального духа бойцов и мирных жителей командиры и комиссары фронта и Ткварчальского гарнизона провели ряд культурных и спортивных программ. Особо стоит отметить соревнования по футболу и волейболу между полками ВФ и Ткварчальским гарнизоном, в которых, так как ход игр передавался по военным радиостанциям, в роли болельщика участвовал и противник.

Наличие 8 ед. бронетехники и 10-15 ед. артиллерии предполагало создание подвижной броне-артиллерийской группы, однако отсутствие единого мнения воспрепятствовало этому.

В результате проделанной работы, к концу июня, фронт был готов к выполнению боевой задачи. С получением приказа Минобороны с точными целями и задачами совместной операции штабу ВФ не пришлось практически корректировать свои планы.

Для обеспечения основной операции с 18 по 28 июня 1993 г. РДГ ВФ были нанесены удары, частью демонстративные, по вышеназванным пунктам Кодорского ущелья, а также совершены диверсии на участке дороги между с. Лата и Багадскими тоннелями. Отвлекающий удар принес успех, т. к. противник стал осуществлять переброску сил 3 бригады, находившихся в Гулрипшском районе, на это направление,

[23]

а также проводить эвакуацию мирного населения. Однако вывести из строя Кодорский автомобильный мост в ночь на 1 июля силой одного РДГ не удалось. Попав в засаду и понеся потери, РДГ отступила.

Вечером первого июля, в течение нескольких часов на двух узких участках фронта в районе с. Лашкиндар - Ачааркыт – Тамыш было скрытно сконцентрировано до 700 человек пехоты, 5 ед. бронетехники и артиллерия (Д-44 – 1 ед., минометы 82-120 мм. – 7 ед.). Всего в операции, на участке фронта от с. Атара до с. Лашкиндар, было задействовано свыше 1200 человек и 8ед. бронетехники.

В ночь с 1-го на 2-ое июля командование ВФ выслало усиленную разведывательно-диверсионную группу для встречи и обеспечения высадки морского десанта, переброшенного с Гумистинского направления. Одновременно штурмовые подразделения начали просачиваться в тыл противника и занимать обозначенные позиции. В 5 часов 45 минут 2 июля силы ВФ начали боевые действия по прорыву позиций противника, блокированию и захвату его коммуникаций, достигнув при этом полной внезапности. В то же время сковывающие боевые действия против грузинских войск начались на фронте от с. Атара до Моквского чайсовхоза.

В течение первых нескольких часов противник потерял только убитыми более 300 человек. Его батальоны в том числе – Душетский, батальон им. Чолокашвили, оказавшиеся на линии главного удара, были практически уничтожены, Орхевский десантный, Аваза, Шавнабада и т. д. были разгромлены.

К моменту вступления десанта в боевой контакт фронт противника был прорван на участке в районе с. Тамыш и к 1100 ч. расширен до 6-7 км., от р. Джамгял до Барганджиаарху включительно. В короткие сроки, под непрерывным артобстрелом подразделения ВФ окопались, используя заранее подготовленные средства, создали устойчивую оборону, местами прикрытую минными полями. Однако боевого взаимодействия с высадившимся (около 600 ч.) десантом

[24]

(численностью до 300 человек) до второй половины дня 2 июля организовать не удалось. Проблема заключалась в том, что десант в силу обстоятельств отклонился от условленного места на 500-700 м. западнее и высадился в заболоченной и лесистой местности.

В сложившейся боевой обстановке это было существенно, т. к. в результате он оказался вне коридора, который был пробит и удерживался подразделениями ВФ. Обстановку усугубило и отсутствие связи, так как радиочастоты (2 основных, 3 запасных), которые были выданы десанту и командованию ВФ для взаимодействия, не совпадали (!). Второе десантное судно, перевозившее боеприпасы и БМ-21 «Град», сумело попасть в коридор и под артобстрелом частично разгрузиться.

Несмотря на возникшие трудности, десант, по заболоченной лесистой местности, преодолевая сопротивление противника, пробился к трассе между Ануаарху и Тамышской школой, где столкнулся с батальоном противника и бронетехникой, двигавшимися для ликвидации коридора. В результате боя батальон и бронетехника были разбиты, после чего десант, при поддержке бронетехники ВФ штурмом овладел зданием Тамышской школы, выбив и частично уничтожив закрепившегося там противника.

Ко второй половине дня основные силы десанта соединились с подразделениями ВФ, удерживавшими коридор. Однако после этого ударная сила десантного батальона ослабла, т. к. часть его бойцов, уроженцев Очамчирского р-на, влилась в подразделения ВФ. Оставшееся подразделение в количестве до 160 человек, спаянное дисциплиной, сражалось бок о бок с войсками ВФ за удержание коридора шириной 8 и глубиной до 4-5 км. Особо следует подчеркнуть, что высадка десанта и его действия также явились полной неожиданностью для противника, что дезорганизовало его действия.

С целью отвлечения сил ВФ противник активизировал боевые действия в районе Мишвельских высот в направлении г.Ткварчал, однако успеха не достиг.

[25]

6 июля противник, получив дополнительные подкрепления, перешел в решительное наступление. Для этого, наряду с другими, он задействовал два батальона звиадистов – Сенакский и Хобский, общей численностью до 600 человек, якобы сохранявших до этого нейтралитет в войне. Ему удалось вклиниться в оборону коридора вдоль берега моря со стороны с. Цагера. Однако совместными действиями войск ВФ и десанта противник был отброшен на исходные позиции.

Атаки на стенки коридора предпринимались и со стороны Ануаарху, но они также были отражены.

На протяжении восьми дней грузинская артиллерия вела непрерывный, массированный артиллерийско-минометный огонь. ВВС противника наносило БШУ, с использованием 250 кг. и кассетных бомб.

Борьба, происходившая на этих нескольких квадратных километрах в течение восьми дней, изобиловала кризисными моментами в быстроменяющейся обстановке. В целом эта операция, проведенная скоординированными усилиями обоих фронтов, обозначенная в приказе главнокомандования под кодовым названием «Буря 6..(?)», заслуживает отдельного исследования, т. к. является образцом военного искусства. По окончании войны с легкой руки некоторых публицистов эта операция стала известна под названием «Тамышский десант», однако оно далеко не в полной мере отражает сути происходивших событий и сужает их значение.

При этом следует подчеркнуть, что командование ВФ при планировании операции исходило из той вероятности, что высадка десанта могла быть сорвана противником или непогодой. В действительности задача по захвату и блокированию трассы была решена ВФ до прорыва десанта к трассе. Силы десанта позволили значительно усилить и более длительное время удерживать занятые рубежи.

Операция по созданию и удержанию коридора имела чрезвычайно большое значение для осуществления наступления Гумистинского фронта, позволив на 8 суток (вместо

[26]

2 суток по приказу главного командования) заблокировать переброску резервов противника из Грузии и отвлечь его силы и средства от основного направления удара абхазских вооруженных сил Гумистинского фронта по г. Сухум.

В ходе боев войска ВФ и десанта потеряли 58 человек убитыми и около 200 ранеными. У противника было захвачено 7 ед. бронетехники, которая была спешно отремонтирована и активно использовалась в боях за удержание коридора. Однако, к концу боев они были потеряны, подбиты, брошены из-за отсутствия топлива и боеприпасов и т. д. К 10 июля в распоряжении ВФ оставалось 2 танка, 1 БМП, 1 БТР, 1 БРДМ. Кроме того, в качестве трофеев было взято несколько сот единиц различного стрелкового оружия. А также - КШМ на базе БТР-60, военные грузовики с боеприпасами и различным военным имуществом, автоцистерна с бензином, шесть авиационных 23 мм. пушек, средства связи и т. д. Были разгромлены два штаба противника, располагавшиеся в Тамышской школе и здании администрации питомника на Барганджиаа рху.

Противник понес большие потери, составившие около 1500 человек убитыми и ранеными. Сбит один вертолет МИ-8. В плен попало несколько десятков грузинских солдат и офицеров. Противнику, после восстановления контроля над трассой, пришлось осуществить полную ротацию войск от с. Цагера до с. Кындыг, которые были практически уничтожены. До конца войны ни один позывной этих подразделений больше не звучал в эфире.

Такое соотношение потерь грузинских войск и войск ВФ объясняется тем, что противник не сумел вскрыть подготовку операции, переброску и концентрацию абхазских войск, что вместе со своеобразной тактикой привело к полной внезапности. Все это, в сочетании с высоким боевым духом бойцов ВФ, привело к разгрому сил противника на данном участке фронта.

Тамышская операция продемонстрировала возросшее оперативное мастерство командования Абхазской армии и

[27]

ВФ в частности, слаженность подразделений, их настойчивость и решительность в решении поставленной боевой задачи.

Вместе с тем следует отметить и серьезные недостатки, заключавшиеся в том, что руководство ВФ, не имевшее достаточного опыта управления крупными подразделениями, на заключительном этапе операции, под грузом постоянно возникавших кризисов, упустило на определенный момент контроль над четким выполнением плана операции, что вызвало несанкционированное использование резерва ВФ 9 июля. Это привело к потере коридора. Однако личная инициатива командиров среднего и низшего звена, а также отвага и мужество рядовых бойцов позволили удержать линию фронта, существовавшую до начала операции.

Можно смело утверждать, что с этого момента войска ВФ окончательно захватили инициативу в свои руки и не упускали ее до окончания войны. Одним из примеров является операция 15 июля, проведенная силами третьего полка с приданными подразделениями ВФ в направлении высоты с. Эшкыт (Мишвеле). Эту высоту противник со 2 июля использовал как плацдарм для наступательных действий в направлении г. Ткуарчал. В результате молниеносной операции он был выбит с этой высоты с большими потерями. Бросая убитых и раненых, противник отошел на значительное расстояние. В дальнейшем эта высота удерживалась нашими подразделениями до окончания войны.

Бойцам ВФ досталось в качестве трофеев около 50 ед. стрелкового оружия, гранатометы,1 пушка Д - 44, 2 миномета, и т.д. В плен было взято пять офицеров. Наши потери равнялись двум убитым бойцам и нескольким раненым.

Операций подобно Мишвельской на ВФ за период войны были десятки, в основном результативные, что также должно стать темой отдельного исследования. Характерно, что в результате подобных операций противник стремился отойти на такое расстояние, которое исключало бы боевое соприкосновение с подразделениями ВФ. В итоге, нейтраль-

[28]

ная полоса, иногда достигавшая несколько километров в глубину, бралась под контроль небольшими разведывательными группами войск ВФ. Это позволяло отслеживать действия противника, из засад уничтожать его небольшие группы, минировать местность, а в случае нападения встречать его на дальних подступах к основной линии обороны. За исключением позиций первого полка в районе с. Кутол и с. Лабра, подобное было наиболее характерно для участка фронта первого и третьего полков. Напротив, подразделения второго полка и Меркульского батальона находились в постоянном боевом контакте с противником.

Заключенное в конце июля руководством страны перемирие дало передышку войскам фронта, которая была использована для приведения в порядок подразделений, системы обороны и т. д.

Следует отметить, что эти мероприятия осуществлялись в непростых условиях, т. к. Очамчырский район и г. Ткуарчал находились в условиях блокады, создававшей большие трудности для обеспечения гражданского населения и бойцов продовольствием и другими продуктами первой необходимости.

Со второй половины августа началась интенсивная подготовка к осуществлению наступательной операции во взаимодействии с войсками Гумистинского фронта. По плану операции предполагалось перебросить морским путем на ВФ большое количество оружия, боеприпасов, ГСМ и другого военного имущества. Для обеспечения быстроты десантирования все это имущество было погружено на грузовики высокой проходимости. Груз должен был сопровождать небольшой десант численностью до 40 человек. Министерство обороны РА учло пожелание командования ВФ о том, чтобы была обеспечена доставка не живой силы, а только вооружений. Это было связано с тем, что на ВФ было большое количество личного состава, не обеспеченного оружием. Кроме того, переброска пехоты создала бы дополнительные трудности в ее снабжении и размещении.

[29]

Ночью 15 сентября 1993 г. две баржи благополучно прибыли на ВФ и выгрузились в районе с. Тамыш. С утра 16 сентября подразделения, получив боеприпасы и дополнительное вооружение, действуя по общему плану, атаковали позиции противника в селах Араду, Цагера, Ахалдаба и Кодорскому мосту. Задачей дня был прорыв обороны противника и установление на широком участке от Моквского моста до Кодорского контроля над трассой и удержание его до воссоединения с войсками Гумистинского фронта.

Это была слишком сложная задача, при планировании которой была допущена серьезная ошибка – вместо сосредоточения усилий на узком участке произошло их распыление по широкому фронту, в двух расходящихся направлениях.

В результате этого, несмотря на героическую борьбу и ряд достигнутых частных успехов, подразделения ВФ с немалыми потерями были вынуждены отойти на исходные позиции, за исключением подразделений, которым удалось захватить и удерживать восточную оконечность Кодорского моста и прилегающую территорию. Отдельным подразделениям также удалось установить частичный контроль над с, Ануаарху, с. Кындыг, и т.д.

Надо отдать должное настойчивости и решительности командования ВФ, которое в таких условиях смогло выбрать новое направление удара и перегруппировать войска. 19 сентября началось наступление на с. Ахалдаба, которое было взято штурмом 20 сентября, что позволило установить надежный контроль над участком трассы от пос. Дача и до Кодорского моста.

К 22 сентября подразделения ВФ расширили контролируемый участок трассы до с. Н. Кындыг. Под обстрелом оказалась также воздушная трасса посадки самолетов Бабушарского аэродрома, через который осуществлялась переброска живой силы из Грузии.

23 сентября шеститысячная группировка противника, усиленная многочисленной бронетехникой и артиллерией,

[30]

пошла на прорыв со стороны Очамчыры по направлению к г. Сухум. Движение группировки постоянно сдерживалось связывающими боями. Наиболее тяжелые бои проходили в районе н.п. Тамыш – Ануаарху, Кындыг. Были взорваны мосты на реке Чашьа. В результате, противник, неся потери, подошел к удерживаемому ВФ участку трассы только на третий день.

26-28 сентября на участке Гарем – Дача разгорелись тяжелые бои с пехотой и бронетехникой противника, которые он применял массированно на узких направлениях. В течение первого дня противник предпринял две решительные атаки с целью прорыва обороны. Каждой атаке предшествовал артобстрел из гаубиц и минометов. Два раза его танкам удавалось врываться в боевые порядки ВФ и буквально «утюжить» окопы. Но все атаки были отражены, противник так и не сумел деблокировать трассу. Потеряв свыше 7 единиц бронетехники подбитыми и сгоревшими и около 300 человек убитыми и ранеными, противник отступил. Был захвачен один вражеский танк Т 55м и около 50 единиц стрелкового оружия.

В это же время, под давлением войск Гумистинского фронта, освободивших столицу Абхазии – г. Сухум, противник вел отчаянные атаки на подразделения, удерживавшие автомобильный и железнодорожный мосты через Кодор со стороны Гулрипшского района. Они были также успешно отражены.

Одновременно грузинские войска атаковали восточный фас фронта, позиции третьего полка в районе с. Пакуащ и добились определенного успеха. Вероятно, противник, в случае неблагоприятного развития событий, пытался создать новый рубеж обороны по реке Аалдзга. Однако общая обстановка не позволила ему развить частный успех. 29 сентября разведгруппы Гумистинского фронта, и подразделения ВФ встретились на Кодорском мосту. В течение 29 и 30 сентября соединившиеся войска обоих фронтов, завершив разгром войск противника на ВФ, стремительно вышли к

[31]

государственной границе Республики Абхазия по р. Ингур в районе автомобильного моста. В первых числах октября государственная граница была взята под контроль на всем ее протяжении.

В результате 14-ти дневных тяжелых боев противник понес большие потери – 16 единиц бронетехники, десятки единиц различных артиллерийских орудий и транспорта и около 550 человек убитыми. Были сбиты 1 вертолет и 2 транспортных самолета противника.

За это же время ВФ потерял около 120 человек убитыми и 350 ранеными.

[32]

2. ИТОГИ И ВЫВОДЫ

Всего за 13,5 месяцев войны ВФ потерял 576 человек убитыми и свыше 4-х тыс. ранеными. Только в Ткварчальском госпитале за весь период войны было прооперировано около 3900 человек (гражданских в том числе). Тяжелораненых при возможности эвакуировали воздушным мостом в Гудаутский госпиталь. По выздоровлению бойцы ВФ обычно вступали в подразделения Гумистинского фронта и продолжали воевать до победного конца или гибели. Помимо этого, раненым оказывали помощь Члоуский и Джгярдский медпункты. Сотни бойцов с легкими ранениями вообще не обращались в медучреждения.

Отдельно следует отметить, что в основном это были пулевые ранения, что свидетельствует о контактном характере большей части боев. Такая тактика («захват за пояс») была навязана противнику подразделениями ВФ, т. к. в результате нее в значительной степени нивелировалось подавляющее превосходство противника в артиллерии и бронетехнике, а также подавлялась его воля.

Тактические приемы, используемые войсками ВФ, были разнообразны, иногда весьма нестандартны и напрямую зависели от тактических приемов противника. Часто применялось просачивание штурмовых групп сквозь оборону противника с последующей атакой с тыла, охваты, обходы, засады, ложные атаки и т. д. Широко использовался маневр огнем. Сознательное и целенаправленное использование одних и тех же тактических приемов в одно и то же время, на определенном участке, приводило противника к привыканию. Достигнув этого, подразделения ВФ резко меняли объект атаки, время и направление удара. В сочетании с радиоигрой (например, временный обмен позывными между батальонами, находящимися на противоположных направ-

[33]

лениях и т. д.) эта тактика позволяла практически всегда застать противника врасплох. Независимо от масштабов операций и предполагаемых результатов, особенное значение придавалось разработке путей отхода подразделения. Так как успех операций напрямую зависел от верной оценки сил противника, интенсивно проводилась разведка, как переднего края противника, так и его тыла.

При атаке укрепленных позиций противника стремились не брать в кольцо, а выдавливать, давая ему возможность отойти, и на путях отхода устраивали засады. Таким способом ему наносилось жесточайшее поражение.

Если обстановка и местность не позволяла маневр, применялись так называемые лобовые, фронтальные атаки. В этих случаях формировались штурмовые группы из опытных и отважных бойцов на добровольной основе. Были случаи, когда подобные атаки заканчивались рукопашной схваткой в окопах, так как противник был довольно упорным в обороне. В большинстве случаев боевые подразделения в различных операциях сопровождались невооруженными вспомогательными отрядами, облегчавших их боевую деятельность, а также готовых заменить в бою погибших товарищей.

Так как противник часто пользовался средствами связи без соблюдения режима секретности, неоценимую пользу приносила служба радиоперехвата. Благодаря своевременной информации часто удавалось упредить противника в его намерениях или спутать его планы радиоигрой. Например, во время июльских боев в результате радиоигры гаубичная батарея противника некоторое время вела огонь по своим войскам.

Всему перечисленному учились «на ходу», на собственном, ежедневном, кровавом опыте, который давался чрезвычайно трудно как физически, так и морально.

Подсчет собственных потерь был точным, но несколько упрощенным, так как не был разбит на прямые (боевые) и санитарные. Штаб ВФ не имел никаких инструкций по

[34]

методам и принципам подсчета. В связи с этим составлялся общий поименный список потерь (с указанием обстоятельств, места и даты и т. д.), в который вносились погибшие непосредственно на поле боя, также те, кто был ранен, эвакуирован и скончался в медицинском учреждении до конца войны (!). В этот список включались погибшие от неосторожного обращения с оружием на передовой и во время испытаний самодельного оружия. Исходя из этого, прямые (боевые) потери ВФ должны быть несколько ниже заявленного. В общий список включены также (по истечении одного года и согласованию с родственниками) пропавшие без вести, численность которых достигает 11 человек.

Подсчет общих потерь противника всегда являлся проблематичным для всех войн. Он всегда тенденциозен и характерен завышенными цифрами. В силу этого общие потери противника на ВФ назвать затруднительно. Несмотря на несовершенство метода, в основном подсчет велся по количеству тел солдат противника оставленных на поле боя, количеству трофейного оружия (около 3200 ед.), другого вещевого имущества со следами поражения и т. д. Использовались также данные военнопленных, агентурные сведения и службы радиоперехвата. После окончания войны некоторую ясность внесли захваченные штабные документы 24 бригады и других подразделений, воевавших на ВФ. Большой объем информации дали материалы из медучреждений Гульрипшского, Очамчирского и Галского районов, в которых, помимо боевых и санитарных потерь, отражено немалое количество погибших и раненых от неосторожного обращения с оружием, техникой, в авариях и во внутренних конфликтах, которые имели место. Окончательный ответ за грузинскими историками.

Главнейшей задачей ВФ являлась защита мирных жителей от агрессора. Несмотря на огромное неравенство сил, из 20 абхазских сел Очамчирского района противник сумел захватить и удерживать до конца войны только три (Адзюбжа, Кындыг, Тамыш, шоссе (М27) проходит сквозь эти села).

[35]

При этом значительная часть населения этих сел была эвакуирована бойцами ВФ при отступлении. Оставшееся в тылу грузинских войск население, которому угрожало физическое уничтожение, выводились силами РДГ ВФ с большим риском, различными способами. Например, при выводе женщин с грудными детьми из с. Кындыг РДГ использовала снотворное, чтобы усыпить детей.

Оборонительная линия ВФ в целом представляла собой цепь укреплений неравномерной плотности, состоявшей из системы дзотов, блиндажей, окопов, траншей и ходов сообщений. Танкоопасные направления перекрывались рвами и минными полями. Высокие плотности оборонительных сооружений, как по фронту, так и в глубину, были достигнуты на центральном участке фронта, от с. Кутол (первый полк) до с. Баслаху (третий полк). Наиболее развитым в инженерном отношении были позиции отдельного Меркульского батальона, и батальона «Каскад» второго полка (с. Моква).

Несмотря на наличиеи возможность занять более удобную для обороны местность, укрепления на отдельных участках вынужденно создавались в неблагоприятных местностях, так как защита сел и мирных жителей являлась важнейшей задачей. Примером может служить оборона с. Кутол (Ачааркыт), с. Моква (Аџьажә), с. Мыркула, с. Баслаху и т. д.

Напротив, оборонительная линия правого фланга первого полка и левого фланга третьего полка носила очаговый характер и состояла из нескольких узлов обороны, прикрывавших населенные пункты. Промежутки между ними, в выгодных для обороны местностях, занимались небольшими боевыми группами, которые, имея запасные позиции, как по фронту, так и в глубине, используя все выгоды местности, вели маневренную войну. На этих участках фронта велось постоянная, согласованная с соседними подразделениями разведка местности.

Оборона Кодорского хребта и системы гор и водоразделов горы Ходжал в весенне-осенний период была обеспече-

[36]

на цепью постов, л/с которых, в основном пастухи и охотники, вел непрерывное патрулирование. Главной задачей постов являлось своевременное обнаружение противника и оповещение. Так как противник довольно часто пользовался Кодорским ущельем для пролета ВВС, отдельные посты снабжались ПЗРК и радиостанциями. Во время выхода патруль в среднем проходил от 30 до 50 км по горной местности в сложных погодных условиях. Из-за нехватки транспорта, средств связи, продуктов питания, медикаментов, одежды и т. д., содержание этих постов было весьма трудной, но крайне необходимой задачей.

И все же потери среди мирного населения от боев, карательных операций, артобстрелов и бомбежек составили (без учета пропавших без вести) свыше 300 человек убитыми и около 1800 ранеными. Наибольшие потери были от террористических обстрелов прифронтовых и расположенных в глубине ВФ сел из артиллерийских и танковых орудий. Например, снайперами батальона «Каскад» 2 го полка, находившимся в засаде, зафиксирован случай, когда подразделение новобранцев противника под руководством офицера обучалось стрельбе из танковой пушки по домам и жителям с. Моква, расположенного в 4-5 км от линии фронта. Снайперским огнем офицер был уничтожен. Подобных примеров варварства грузинских войск множество.

Эффективность ВВС противника против войск ВФ, несмотря на использование 250 кг. бомб, бортовых пушек и кассетных бомб, было минимальным. Прицельного бомбометания позиций и военных объектов, за исключением БШУ по г. Ткварчал, штабу ВФ в с. Члоу и рем. базе в с. Джгярда, не производилось. Били в основном по селам, отчего больше всего гибли мирные жители. 250 кг бомбы наносили огромные разрушения домам и строениям. Зафиксировано несколько случаев бомбежки кукурузных полей, расположенных далеко от линии фронта, что заставляет думать о намерении противника лишить ВФ и мирных жителей продовольствия. Есть факты нанесения БШУ самолета-

[37]

ми СУ-25 и вертолетами МИ-24 по похоронным процессиям - как в прифронтовых, так и расположенных в тылу селах.

Социально-экономической инфраструктуре района был нанесен громадный ущерб. Так, например, в с. Тамыш, имевшим до начала боев 520 дворов, не осталось ни одного целого строения. Нанесены тяжелые разрушения селам; Адзюбжа, Атара, Кындыг, Тоумыш, Кутол, Кочара, Лабра, Лашкиндар, пос. Моквский чайсовхоз, Моква (Аџьажә), Мыркула, Баслаху, Пакуашь, Река, Бедия и т. д. По окончании войны десятки тысяч людей оказались бездомными скитальцами на собственной родине.

На всем протяжении войны основная борьба на ВФ с противником шла за контроль над коммуникациями (автомобильное шоссе, железная дорога, ЛЭП, линии связи и частично воздушный коридор) и истощение его сил. До конца мая 1993 г. эти задачи ставились командованием ВФ в основном самостоятельно. С первых чисел июня 1993 г. решение этих задач было подчинено общему стратегическому замыслу действий обоих фронтов, выработанному Минобороны. Именно это позволило решить сложные боевые задачи и добиться победы над врагом.

За весь период войны у противника было захвачено около 3200 ед. стрелкового оружия, десятки пулеметов, гранатометов, радиостанций, сотни ящиков с боеприпасами. Из них некоторое количество поврежденных, но подлежащих ремонту, восстанавливалось на заводах в г. Ткварчал, остальное разбиралось на запчасти. Десятками исчисляется количество захваченных и уничтоженных танков, БМП, колесной техники. Сотнями исчисляются подбитые, выведенные из строя на сутки и более единиц техники. Средствами ПВО ВФ было сбито 5 боевых вертолетов (МИ-24, МИ-8.), 1 штурмовик СУ 25 и 3 транспортных самолета. Пущен под откос эшелон с боеприпасами и награбленным имуществом, уничтожены сотни опор ЛЭП (35, 50, 110 кВт), автомобильных и железнодорожных мостов (иногда по нескольку раз) и т. д. Список может быть бесконечным.

[38]

Численность подразделений ВФ и Ткварчальского гарнизона к концу войны составляла примерно 4300 человек и 1500 человек невооруженного резерва.

Подводя итог, следует отметить, что наличие ВФ отвлекало большие силы и средства противника и настолько изнуряло его, что он пытался добиться прекращения сопротивления любыми средствами вплоть до применения ядерных артиллерийских боеприпасов. Во время освобождения г. Очамчира, ротой «Дельфин» 1-го полка « Катран» были захвачены документы и карты 24 бригады с подробными, утвержденными(!) планами и схемами ведения огня ядерными боеприпасами. По непонятным причинам этот факт по сегодняшний день не имеет должного освещения и оценки. Предпринимались также попытки дипломатического и провокационного характера. Они оказались безрезультатными.

На удержании ВФ были задействованы предположительно части сил первого и второго армейских корпусов в составе двух бригад и большого количества отдельных подразделений, а также местное ополчение в составе 7 батальонов. Линия разграничения ответственности между бригадами проходила в районе с. Тамыш – Старые Кындги. Корпуса проводили скоординированные операции и в зависимости от обстановки осуществляли помощь друг другу резервами.

Борьба с резервами противника была всегда большой проблемой для командования ВФ, т. к. ситуация на фронте не позволяла иметь собственные резервы в количестве, достаточном для парирования действий противника. Это лишало возможности влиять на ход сражения. В результате нередко противнику удавалось вырывать, казалось бы, очевидную победу из рук. Примером этого может служить штурм, овладение и потеря с. Лабра в течение одного дня 1 марта 1993 г.

Оценивая деятельность командования ВФ и его штаба, следует помнить, что оно состояло всего из 9 человек, из которых только один (!) (командующий) являлся профессио-

[39]

нальным военным с боевым опытом в звании майора. Надо отметить, что руководство фронта, находясь в тяжелейших условиях, без стабильного снабжения и резервов сумело, с целью овладения инициативой, целенаправленно планировать боевую деятельность и управлять войсками ВФ. В конечном счете, неимоверными усилиями, к марту – июлю 1993 г. эта цель была достигнута. Это стало залогом успеха для всех будущих операций.

Совершенные ошибки и просчеты не носили фатального характера. Они не привели к поражениям с катастрофическими последствиями для всего фронта или отдельного его участка и быстро устранялись, что так же положительно характеризует деятельность командования. ВФ в процессе войны, благодаря усилиям командования фронта, командиров и комиссаров всех уровней, рядовых бойцов и работников тыла стал одним большим организмом, коллективом, который, несмотря на естественные внутренние трения, эффективно выполнял боевую задачу. Работа командования и штаба ВФ должна быть освещена в отдельном исследовании, так как она выходит за рамки данного описания.

Напротив, командный состав грузинской армии был представлен высшими офицерами и генералами Советской армии с боевым и управленческим опытом, этническими грузинами, занимавшими высокие должности в различных военных округах СССР. Под их руководством противник неплохо управлялся, был многочисленным, инициативным. Смелый и стойкий в обороне, он был недостаточно решительным и настойчивым в атаке. Вооружение было хорошим, снабжение стабильным.

Однако в тактике боевых действий, за редкими исключениями, противник был прямолинеен и неискусен. Недостаточно внимания уделялось разведке и особенно доразведке целей непосредственно перед атакой. Это часто приводило к тому, что противник попадал под огонь бойцов ВФ на этапе выдвижения (развертывания) к объекту атаки. К внезапным артиллерийским обстрелам он был чувствителен, особую

[40]

нервозность, граничащую с паникой, проявлял при появлении на поле боя танков и БМП ВФ.

Следует подчеркнуть, что боевые качества подразделений и бойцов, прибывавших из Грузии, были значительно выше, чем у отрядов, сформированных из местного грузинского (мингрельского) населения и др. Слабая дисциплина, откровенный бандитизм и террор против мирного населения, являлись характерной особенностью этих отрядов и делали их неэффективными для ведения войны. Подразделения наемников, действовавших на ВФ в составе грузинских оккупационных войск, также не отличались особыми боевыми и моральными качествами.

Отношение к пленным бойцам ВФ было изуверским. По приказу командующего войсками Госсовета, а в дальнейшем министра обороны Грузии от 25 августа 1992 г. за бойцами Абхазской армии не признавались права военнопленных, более того, их запрещалось брать (!). За редким исключением, их подвергали унижениям, пыткам и казнили различными способами. Примером могут служить пытки и убийство группы военнопленных бойцов (16 человек) батальона «Сова» ВФ за несколько часов до оговоренного обмена в марте 1993 г. Нередко палачи фиксировали казнь на видео и фотопленку, что на сегодняшний день стало достоянием общественности.

Военнослужащие и офицеры грузинской армии не соблюдали никаких международных норм ведения войны. Они их не признавали. Более того, противник не соблюдал никаких кавказских, горских норм поведения на войне и в жизни, которые вырабатывались на протяжении многих веков и являлись частью их жизни.

В общем можно констатировать, что грузинским генералам и их армии не удалось найти «формулы победы» в войне с абхазами. Использование армии в качестве террористического инструмента в борьбе с народом, в конечном счете, привело их к тяжелому поражению.

Бойцов ВФ, в основной массе сельских жителей, отличалo

[41]

 практически моментальное привыкание к войне и оружию. Привычные к непростому крестьянскому труду, горам, охоте и оружию, они войну сделали обычным делом, работой, и основательно занялись ею. Характерно, что во время боя использовался термин «работаю» взамен «веду бой, воюю». Отвага, чрезвычайная инициативность и осторожность, храбрость в атаке, стойкость в обороне и не всегда обоснованный оптимизм также характеризовало бойцов ВФ.

Боевой дух, невзирая на постоянный кризис, нехватку оружия и боеприпасов, медикаментов, продуктов питания, обмундирования и т. п., на протяжении всей войны был на высоте. Несмотря на то, что к потерям были чрезвычайно чувствительны, от намеченной цели не отказывались и с упорством продолжали выполнять боевую задачу. Тела погибших товарищей, за редким исключением, на поле боя не оставляли, старались всеми способами эвакуировать. В плен не сдавались, а если и попадали в него, то в результате тяжелого ранения или в бессознательном состоянии. Всего в ходе войны в плену оказалось около трех десятков бойцов ВФ.

Добровольческие подразделения на ВФ, в отличие от наемников противника, отличались высокими боевыми качествами. Храбрость, знание тактики, отличное владение оружием и хорошая физическая форма делала их прекрасными воинами. Несмотря на их малочисленность, они внесли большой вклад в оборону ВФ, и, в конечном счете, в победу над врагом.

[42]

II. ВОЗДУШНЫЙ МОСТ

С первых же дней войны между Гудаутой и Ткуарчалом был налажен воздушный мост, по которому на ВФ перебрасывались вооружения, боеприпасы, продовольствие и т. д., а обратным потоком шли беженцы, раненые и больные. На ВФ были оборудованы две взлетно-посадочные полосы. Первая находилась недалеко от Ткуарчала в местечке Акварчапан и могла принимать только вертолеты, вторая – располагалась в с. Тхина. На ней могли совершать посадку и легкие самолеты типа АН-2 «Кукурузник». Полосы были обеспечены самодельными посадочными огнями, что позволяло принимать воздушные транспорты в ночное время. Наличие двух ВПП, безупречная работа радиоперехвата переговоров противника давали возможность принимать авиатранспорты с высокой долей безопасности. Помимо того, существовала еще одна вертолетная площадка в г. Ткуарчал (стадион), которая использовалась только в гуманитарных целях.

За время существования воздушного моста ПВО противника сбила четыре вертолета, один самолет АН-2 потерпел крушение во время посадки. В результате всего этого погибло более ста мирных жителей, в основном женщины и дети, в том числе 12 пилотов. Противник ни разу не смог осуществить перехват воздушных транспортов своими ВВС, также ему не удалось уничтожить транспорты бомбовыми ударами на ВПП. Это, в первую очередь, свидетельствует о высокой степени секретности и организованности перелета авиатранспорта, обеспеченной Минобороны республики и командованием ВФ. Самым эффективным оружием противника оказались ПЗРК, которыми обеспечивались как стационарные, так и подвижные пункты ПВО, располагавшиеся на южных и восточных склонах Кодорского ущелья на высотах до 2-х тыс. м. Высота же, на которую могли подняться тя-

[43]

желогруженые транспорты, не превышала 3-4 км, что позволяло противнику уверенно поражать их. Маршруты полетов через Кодорское ущелье были основными, относительно более безопасными и рассчитанными на внезапный и быстрый пролет над средствами ПВОпротивника. Первый маршрут, получивший народное название «полторы минуты страха», пролегал по хребту горы Пал - пролет над Кодорским ущельем в течение полутора минут - выход на Кодорский хребет в районе сел Джгярда и Гвада. Второй маршрут – «Девять минут страха» пролегал по хребту Гвандра – гор. Ходжал и далее на Ткуарчал. Полет над опасным районом продолжался в течение 9-ти минут и был рассчитан на внезапность и то, что его могут спутать с полетами вертолетов противника, прибывавших в Кодорское ущелье регулярно.

Одиночные перелеты через море являлись исключением из правил, т. к. были очень рискованными. Они обычно проходили на минимальной высоте по руслу р. Аалдзга или над территорией Гальского района и далее над морем в районе нейтральных вод. За неимением данных не могу предоставить точное количество рейсов, а также тоннаж перевезенных грузов. Однако в среднем совершалось около 5 рейсов вертолетов в месяц. Можно сказать, что воздушный мост дал возможность ВФ и г. Ткуарчал жить и сражаться до победы. Небольшой, но постоянный поток вооружений, боеприпасов и медикаментов позволил выполнить задачи, стоявшие перед ВФ. Без воздушного моста крушение ВФ и падение г. Ткуарчал было бы неминуемым. Помимо всего прочего воздушный мост имел большое морально-психологическое значение для бойцов и гражданского населения, олицетворяя связь с «большой землей».

[44]

III. НЕПОЛНЫЙ ПЕРЕЧЕНЬ ПОДРАЗДЕЛЕНИЙ ПРОТИВНИКА НА ВФ

Неполный перечень подразделений противника, воевавших на ВФ
(составлен на основе разведданных ВФ, штабных документов и удостоверений противника).

1. Мхедриони
2. Каспский батальон
3. Ткибульский батальон
4. 2-й МСБ «Тетри Арциви»
5. 8-й гвардейский Кутаисский батальон
6. Гвардейский батальон «Горда»
7.  Манглисский батальон «Тетри Арциви»
8. 2-й Болнисский батальон
9. Спецназ «Лорби» (Тбилиси)
10. 28-й танковый батальон
11. 1-я МСБ «Тетри Арциви»
12. 4-й батальон «Тетри Гиорги»
13. Орхевский десантный батальон
14. Батальон «Шавнабада»
15. 1-й батальон «Ахалцих»
16. Батальон «Аваза-1»
17. Батальон Чолокошвили
18. Сенакский батальон
19. Хобский батальон
20. Киндгский 5-й батальон
21. Мерхеульский батальон
22. 4-й батальон «Тетри Арциви»
23. 5-й батальон «Аваза»
24. Терджольский батальон
25. 23-й Сухумский батальон
26. Пшапский батальон
27. Зенитный Пшапский батальон
28. 3-й Мерхеульский батальон
29. Мачарский танковы батальон
30. 3-й Гульрипшский батальон
31. 3-й батальон (Тольятти)
32. 13-й Карельский батальон
33. Цагерский батальон
34. Гагрский батальон
35. Кочарский батальон
36.  Батальон Самурзакано
37.  Сухумо-Цаленджихский батальон
38. Одише-Джварский батальон

[45]

IV. СПРАВКА О ПЛАНИРОВАНИИ И ПРИМЕНЕНИИ ЯДЕРНЫХ БОЕПРИПАСОВ ВС ГРУЗИИ НА ВФ. СОСТАВЛЕНА НАЧ. ГЕНШТАБА ВС РА. ГЕНЕРАЛ-МАЙОРОМ ДБАР С.П. В 1995 Г.

V. ВОСЕМЬ КАРТ ВФ (ПРИЛОЖЕНИЕ)

---------------------------------

(Перепечатывается с сайта: http://www.apsuara.ru/portal/node/961.)



Некоммерческое распространение материалов приветствуется;
при перепечатке и цитировании текстов
указывайте, пожалуйста, источник:
Абхазская интернет-библиотека, с гиперссылкой.

© Дизайн и оформление сайта – Алексей&Галина (Apsnyteka)

Яндекс.Метрика