Зураб Ачба

Об авторе

Ачба Зураб Константинович
(23 февраля 1950 - 15 августа 2000)
Общественный и политический деятель Абхазии, депутат Верховного Совета - парламента Республики Абхазия (1991-1996). Родился 23 февраля 1950 г. в г. Сухуме (Абхазия). Абхаз. Окончил сухумскую среднюю школу №10 им. Н. Лакоба. В 1967 г. поступил в Московский государственный университет на юридический факультет. После окончания МГУ работал юрисконсультом в различных организациях Абхазии. С 1989 г. - заместитель председателя Народного форума Абхазии. Блестящий оратор, полемист, активный сторонник и участник грузино-абхазского диалога до войны 1992-1993 гг. В 1991-1996 гг. - депутат Верховного Совета - парламента Республики Абхазия. С 1993 г. член Межреспубликанской коллегии адвокатов, заведующий юридической консультацией № 24 (Москва). 1999 - 15 августа 2000 г. консультант в Сухумском офисе по правам человека ООН и ОБСЕ. В этот же период проявил себя как публицист. Печатался в независимой Нужной газете (Сухум), выступал с острыми критическими статьями в адрес официальных властей Республики Абхазия. Убит в Сухуме 15 августа 2000 г.
(Источник: С. Лакоба. Абхазия после двух империй. 2004.)





Зураб Ачба

Избранные статьи:


Шутка

(цитата из фильма "Кавказская пленница")

Дорогой читатель. Я хвораю, у меня желтуха. Эта болезнь характерна разлитием желчи, переходящим в желчное настроение. Так что содержание моих последних публикаций определяется состоянием моего здоровья. К нему и все претензии.

Зураб Ачба


Нормальный человек не любит ни критики, ни самокритики.

Подобного рода жанр может доставить извращенное наслаждение таким свихнувшимся от собственной гениальности нравственным эксгибиционистам как Жан-Жак Руссо или Лев Толстой. Но, увы, за последние десятилетия политическая жизнь настолько деградировала, что правила хорошего демократического тона требуют от политической элиты, особенно тех, кто находится у власти, с доброжелательной улыбкой реагировать на критику, а то и покаянно заниматься самокритикой.

Желая по возможности облегчить участь политических бедолаг, я решил дать им пару полезных, с моей точки зрения, советов.

Прежде всего, надо упорядочить процедуру осуществления критических и самокритических мероприятий, определив для них подходящее место.

Исторический опыт подсказывает, что лучше всего они совмещаются с банными процедурами В Древнем Риме излюбленным местом встреч были общественные бани или термы по латыни. Там собирались патриции и плебеи, сенаторы и горшечники, консулы и простые легионеры. Наслаждаясь омовением и общением, они обменивались новостями, высказывались на разные темы и, зачастую, говорили в глаза друг другу нелицеприятные вещи, а бывало и всенародно каялись.

Увы, у нас в Абхазии нет грандиозных римских терм. Но есть скромные сауны и русские парилки. Это не бог весть что, но, как говорят в народе, на безрыбье и рак рыба.

Однако, даже такая парилка должна обладать полным набором банных принадлежностей для осуществления в ней полноценных критических и самокритических процедур.

Итак, вы политик, вы в сауне и приступаете к банно-общественной деятельности.

Прежде всего, вы публично обнажаете свое естество, не скрывая от окружающих собственных недостатков. Затем, войдя в парильное помещение, приступаете к самокритическому самобичеванию березовым, а еще лучше эвкалиптовым веником. Вы честно и мужественно хлещите себя до тех пор, пока из пор вашего тела не выступит обильный пот, и оно не покраснеет от стыда. Далее вы можете подвергнуть свою личность целительному воздействию критики окружающих.

Критикующие принимаются сурово хлестать вас все теми же вениками, достигая тех мест, куда вы не могли дотянуться самобичеванием. Наконец, вас укладывают на лежак и подвергают критическому массажу. Вас мнут и гладят, щиплют и встряхивают, выламывают до хруста суставы, выявляя наиболее скрытые ваши пороки. И вот, когда вы окончательно разомлеете от этой критической экзекуции, вас грубо и прозаично возвращают в реальный мир, окатив ушатом холодной воды.

Пройдя сквозь чистилище банно-критических мероприятий, вы, омытый внешне и внутренне, возрождаетесь к новой жизни и с утроенной энергией продолжаете заниматься тем, чем всегда и занимались.

Прощаясь я хотел бы сказать, что вопреки всеобщему заблуждению, процветание Абхазии и гармония в обществе, зависят не от самоотверженной работы правительства, международного признания или открытия границ, а от того, насколько эффективно наши политические деятели будут придаваться банно-гигиеническим процедурам.

Итак, дорогие абхазские политики, ступайте-ка дружно в баню!

С ЛЕГКИМ, ВАС, ПАРОМ!

(Опубликовано: "Нужная газета", 16.04.2000 г.)

-----------------------------------------------


Бам Бар Бия Керкуду

(непереводимое словосочетание из несуществующего языка, цитата из к/ф "Кавказская пленница", автор — Балбес)

13 сентября 1999 года в "Нужной газете" было опубликовано открытое письмо, подписанное несколькими членами Абхазской Академии наук. В этой статье обо мне было сказано, что я "лично обиженный человек".

Эта публикация совпала по времени с другой, и с другим автором в газете "Республика Абхазия", где я подвергался довольно хамским выпадам. Я как-то нервно среагировал гневной филиппикой на обе статьи, а жаль. Статья академиков заслуживала иной благодарной реакции с моей стороны. И вот почему.

Чем больше проходило времени со дня объявления меня "лично обиженным", тем чаще эта корявая по канонам русского литературного языка фраза приходила мне на ум, пока не застряла в моем сознании как заноза в интересном месте.

Я все пытался уяснить ее смысл, но он ускользал от меня.

Сперва мне казалось, что быть лично обиженным все равно, что быть лично укушенным. Но постепенно, проецируя эту фразу на свою жизнь, я стал постигать ее истинное, глубинное значение. Я понял, что только титаническим усилием мысли можно было соединить в единое целое два простых русских слова и получить формулу неисчерпаемого философского содержания. Эта фраза стала несомненным вкладом наших ученых в сокровищницу мировой мысли и русского языка. Этот вклад равнозначен вкладу другого великого кавказца-отца всех народов, озарившего человечество такими гениальными выражениями, как: "Кадры решают все" и "Оба хуже". Однако вернемся к нашим "баранам", - как говорят французы, и вспомним человека, в чей адрес была высказана эта крылатая фраза. Поговорим обо мне. Окинув мысленно свою жизнь я с горечью осознал, что вся она без остатка укладывается в эти роковые два слова.

Всю свою жизнь я был обижен и каждый раз лично. Меня в детстве лично порол отец и шлепала мать. Правда, эти нередкие экзекуции перемежались с еще более частыми проявлениями родительской любви, но это только искажало истинную картину. В детстве меня кусали собаки и царапали кошки. Один раз меня даже клюнул петух, но зато очень больно. Мне приходилось постоянно драться и вне зависимости от исхода драки я ходил в синяках. В школе меня обижали учителя, ставя посредственные оценки и двойки. В университете третировали преподаватели, периодически выставляя мне неуды и незачеты. Всю жизнь я влюблялся не в тех женщин и не те женщины влюблялись в меня. Я мечтал быть французом и дефилировать по Парижу, а родился абхазом и снашивал башмаки, топая по Сухуму. Я не стал великим писателем, композитором, художником или кинозвездой. Я не стал никем - даже членом Абхазской Академии наук. Я мечтал быть стройным, кудрявым и богатым, а стал толстым, лысым и нищим. Без сомнения, я очень обиженный судьбой человек. Но больше всего обижен нашим Президентом. Давно, сразу после войны, он деликатнымиустами нынешнего Спикера сделал мне заманчивое предложение - оставить Парламент и войти министром в его правительство. Хотя я был обижен еще и богом, но не настолько, чтобы не осознавать свою полную непригодность к столь высокой и почетной государственной должности. Впрочем, я и депутатом стал благодаря полному отсутствию каких-либо дарований. Да, это так. В мире есть места, куда неудержимо влечет дураков и психов. Это политические партии и общественные организации, митинги и демонстрации, публичные зрелища и... Парламент.

Парламент - это богадельня для умственно отсталых и душевнобольных. Уверяю вас, я ничуть не передергиваю. Вы можете лично в этом убедиться, побывав на заседании Парламента. Общение с каждым депутатом в отдельности может ввести вас в заблуждение, так как наиболее рельефно клиническая картина проявляется при исполнении ими служебных обязанностей коллективно. Но если вы не можете попасть на заседания нашего Парламента, или у вас нет времени, включите телевизор и понаблюдайте за заседаниями Российской Государственной Думы - в принципе это одно и тоже. Так вот, пытаясь скрыть полное отсутствие каких-либо способностей, тем не менее приобрести высокий социальный статус, я проник сперва в Народный Форум, а затем по его спискам прошел в Абхазский Парламент. Там, под защитой депутатской неприкосновенности, среди братьев и сестер по несчастью я плодотворно трудился на благо отечества.

Получив через третьи руки неожиданное предложение Президента я стал над ним размышлять. Сначала я недоумевал, как такой проницательный человек, реально судящий о возможностях людей, делает мне предложение, явно не соответствующее моим способностям. Я долго думал и вдруг меня озарило, что вот таким коварным способом Президент пытается выманить меня из Парламента и возложить на мои плечи непосильное бремя министерских обязанностей, продемонстрировав всей Абхазии мою абсолютную никчемность. Так я совершенно незаслуженно и очень лично был обижен Президентом. Ныне, взирая на одухотворенные, отмеченные печатью глубоких размышлений лица бывших и нынешних членов Правительства, я еще и еще раз осознаю, какой опасности избежал, когда не пожелал гадким утенком втереться в их лебединые ряды. Потерпев жизненный крах и оставшись у разбитого корыта, я окончательно постиг глубину своего обидного падения.

Но не все так плохо и мир не без добрых людей, которые пожалели меня и посочувствовали моему горю. Они поняли, что я самый обиженный из обиженных. И потому из всего безлично обиженного властью народа Абхазии и богом обиженной власти, они только меня удостоили титула лично обиженного.

За что я безмерно благодарен Абхазской Академии наук.

(Опубликовано: «Нужная газета», 1999 г.)

--------------------------------------------------


Наша реальная жизнь и наша конституция существуют в разных измерениях

Генеалогия нашей Конституции восходит к эпохе жесткого противостояния между сторонниками и противниками суверенитета Абхазии в Парламенте первого созыва. Незначительное количественное превосходство патриотов могло обрести качественное значение только в случае железной дисциплины и субординации. Последнее решающее слово практически всегда оставалось за председателем Парламента. Война ещё более сузила круг лиц, ответственных за принятие важных государственных решений. Большинство депутатов было направлено на выполнение задач, обусловленных военным временем. Парламент, как постоянно действующий орган, практически не функционировал. Хаос и разруха первых послевоенных лет также требовали концентрации властных полномочий. К сожалению, часть абхазского истеблишмента, особенно его верхушечная часть, решила, что сложившаяся из-за крайне неблагоприятных условий практика управления Абхазией является оптимальной и пошла на ее конституирование. К своему стыду из-за ложного чувства солидарности я голосовал за этот проект. Ложное, потому что при принятии принципиальных решений каждый человек обязан сделать самостоятельный выбор в соответствии с данным ему свыше представлениями о справедливости, разумности и целесообразности предпринимаемого шага. Надеюсь, подобное со мной никогда не повторится. Остановлюсь на основных изъянах нашей Конституции. Прежде всего, она декларативна. В Конституции отсутствуют действенные механизмы, обеспечивающие реализацию основных прав и свобод граждан. Как доказывает международная практика, государственные органы, отвечающие за их обеспечение в случаях конфликта между гражданином и государством, в основном ориентируется на корпоративные бюрократические интересы. Рассчитывать на действенную защиту в абхазских судах, не претерпевших никаких реформ с советского времени, да ещё при отсутствии соответствующей законодательной базы, также не приходится. В демократических странах для непосредственной защиты населения от бюрократического произвола создан институт «омбудсменов» - управляющих по правам человека. Обычно этот орган формируется Парламентом, он совершенно независим от государственных структур и действует на основе соответствующего закона и Конституции. Его задачей является всемерная защита прав человека. Этот орган был прописан в представленном мною проекте Конституции, но без объяснения причин был отвергнут. В результате, в области прав и свобод гражданина у нас постепенно складывается советская практика, по которой наша реальная жизнь и наша Конституция существуют в разных измерениях. Другой существеннейший недостаток нашей Конституции заключается в несоблюдении демократического равновесия при разделении законодательной и исполнительной ветвей власти. Полномочия Парламента настолько сужены и сведены к законотворческой деятельности, что говорить о Парламенте как о публичном политическом органе можно с большой натяжкой. В то же время президентские полномочия раздуты и автономны от парламентского и судебного контроля. Исполнительная власть в Абхазии подминает под себя практически все сферы государственной жизни: политическую, экономическую, отчасти через кадровую политику судебную власть и местное самоуправление. В силу свойственной ей природе самодовлеющая исполнительная вертикаль, закрепленная в Конституции в жизни реализуется как безраздельная и бесконтрольная власть бюрократии со всеми свойственными ей пороками: корпоративностью, неэффективностью и недобросовестностью. Природа бюрократического управления обществом генетически чужда гласности. Наши серые как полевая мышь и пресные как еврейская маца телевидение и печать – результат их чиновничьей стерилизации защиты. Но все это цветочки. Главная опасность самодержавных президентских полномочий таится в будущем. Если к власти удастся прорваться властолюбивому и корыстолюбивому уроду, он сможет ни на волос не выходя за рамки очерченных полномочий сколь угодно злоупотреблять властью, эксплуатируя и грабя народ. Никакой законной управы на него при этом не найдется. За примерами далеко ходить не надо. Взгляните на Россию. Страну с огромным экономическим и интеллектуальным потенциалом много лет лихорадит от беспредельной и бесконтрольной власти Президента. Так неужели мы должны обрекать наш народ на силовое противодействие властному произволу. Обывателю кажется, что Конституция, структура органов власти и вообще политика вещи далекие от его повседневной жизни. В современных демократических странах конституцией пронизано все существование общества. Конституция в них одновременно и каркас государства и свод правил политико-правового поведения граждан и должностных лиц. О том, как важно, особенно в период становления выбрать верное направление в государственном строительстве проиллюстрирую на двух примерах. На исходе XVIII века на Североамериканском континенте прошли две национально-освободительные войны. Одна в США – против английского колониального ига, другая на Гаити – против французского владычества. Лидеры американского народа Вашингтон, Франклин, Джефферсон и другие стали не только освободителями своей страны, но отцами-основателями США. Они создали Конституцию, закрепившую разделение властей на законодательную, исполнительную и судебную. Провозгласили и закрепили в гарантиях все основные права и свободы человека. Обеспечили беспрецедентную свободу средствам массовой информации, отведя им роль чистильщиков общества, что превратило эти средства информации в четвертую власть. Отцы-основатели сумели подняться над предрассудками общества и собственными эгоистическими устремлениями. После победы над англичанами Д. Вашингтону был предложен престол короля Соединенных Штатов. Он ответил отказом. Затем ему попеременно предлагали должности лорда-протектора, пожизненного Президента. Он отверг и эти предложения. Более того, заботясь о судьбе неокрепшей американской демократии, он и его сподвижники ограничили пребывание на президентском посту одним сроком в четыре года. Возможность избрания на второй срок будет допущена в XX веке, когда американская демократия возмужает и окрепнет. Изгнав французов, вождь гаитян Туссен Лувертюр не стал обременять себя государственным строительством и провозгласил себя императором со всеми причитающимися по этому случаю атрибутами. И вот по истечении 200 лет мы имеем возможность сравнить судьбы двух суверенных стран в Северной Америке. Одну свободную экономически процветающую устремленную в будущее великую державу США, и другую – самую нищую в Америке, захлебывающуюся в кровавых перманентных переворотах и массовых репрессиях страну Гаити. Сегодня мы стоим на распутье. Наследие советской административной системы, грехи нашей Конституции негативная практика государственного управления, укрощенные средства массовой информации и низкая общественная активность, способствуют перерождению абхазского государства, провозглашенного демократическим в авторитарное. Этому необходимо противодействовать, изыскивая средства, которые можно было бы противопоставить развитию подобных тенденций. Но до этого мы должны определиться в главном, что есть для нас абхазское государство и абхазская власть. Несмотря на все издержки роста и становления, наше государство и его Конституция являются величайшим достижением народа Абхазии, его непреходящими ценностями, условиями его процветания. А власть и должностные лица ее олицетворяющие должны пользоваться всемерным уважением и почитанием. При условии, что власть осуществляет свои полномочия в пределах, установленных законом. И совершенно не важно, одобряем мы курс правительства или отдельные его действия. Это правило цивилизованных взаимоотношений в демократическом обществе. Наши собственные действия, направленные на совершенствование Конституции Абхазии, практики управления государством также должны неукоснительно следовать нормам Основного Закона. Борьбу следует начинать с гласности открытого обмена мнениями по всему сектору существующих проблем. При этом для обсуждения не должно существовать ни запретных тем, ни «священных коров». Необходимо, наконец, сдернуть пелену закрытости с деятельности правительства. Отсутствие прозрачности в его финансово-экономической деятельности, очевидной логики в кадровой политике и многое другое порождают доходящие до абсурда слухи. Сегодня, когда абхазское общество терпит нужду во всем, как-то некорректно говорить об активизации общественной жизни, о необходимости введения его в организованное русло через независимое партийное и профсоюзное строительство. Однако альтернативы этому нет. По этим правилам живет наиболее продвинутая часть человечества. Только так мы сможем организовать в Абхазии гражданское общество и выстроить политическую систему. Только после этого мы сможем наладить продуктивный диалог с властью, осуществлять контроль над ней. Политическая система не мыслима без оппозиции. Ее отсутствие – верный признак общественного нездоровья. Наше общество с подозрением относится к оппозиции, путая ее с мышиной возней отставных чиновников. Чиновничья, или как я ее называю «попочная» оппозиция озабочена проблемами должностного выживания. Ее оппозиционность мгновенно сменяется на лояльность когда их «пятая точка» вновь водружена в должностное кресло. Среди них есть дельные и даже очень дельные чиновники, умеющие создавать иллюзию собственной оппозиционности. Но все это блеф, их интересует только власть во имя самой власти. В принципе их можно отличить от истинной оппозиции, они избегают публичной рокировки, они мастера подковерной борьбы. Все вышесказанное относится и к их более удачливым собратьям при власти. Возьмем, к примеру, результаты их бюрократических усилий вокруг выборов Президента Абхазии. В их «светлые» головы даже не залетает мысль о том, что весь затеянный ими фарс от выдвижения кандидатур до принятия неконституционного Закона о выборах, отсекающего потенциальных претендентов, ставит под сомнения легитимность предстоящих выборов. Настоящая же оппозиция всегда является концептуальной, предлагая обществу альтернативные от власти подходы к разрешению существующих проблем. Широкая гласность и активная общественная деятельность граждан являются надежным гарантиями, препятствующими вырождению нашей государственности. Так неужели, заплатив за право на существование абхазского государства кровью своих лучших сынов и дочерей, нашей общество самоустранится от участия в его жизни и вверит его судьбу корыстным заботам отечественной бюрократии.

(Опубликовано: «Нужная газета», 1999 г.)

______________________________________

(Перепечатывается с сайта: http://www.facebook.com/.)



Некоммерческое распространение материалов приветствуется;
при перепечатке и цитировании текстов
указывайте, пожалуйста, источник:
Абхазская интернет-библиотека, с гиперссылкой.

© Дизайн и оформление сайта – Алексей&Галина (Apsnyteka)

Яндекс.Метрика