Об авторе

Вардания Гудиса
Кандидат исторических наук, доцент Абхазского государственного университета, руководитель проектов Абхазского центра исследования национальных интересов и стратегических проблем (г. Сухум).





Гудиса Вардания

Из истории возникновения кавказской диаспоры (абхазы и адыги)

Резюме

В статье  рассматривается  ряд вопросов и поныне жгучих для кавказских  народов,  связанных  с формированием  кавказской  диаспоры (абхазы и адыги), с перипетиями многолетней войны между Россией и Кавказом,  а  также  с  массовой  депортацией кавказцев и трудностями их интеграции  в  османо-турецкое  общество.

Начало  формирования

Формирование кавказской диаспоры началось задолго до массового выселения горцев (середина XIX в.). По свидетельству Прокопия Кесарийского (VI в.), абхазские правители поставляли византийскому двору самых красивых юношей. А близких родственников тех, кого продавали в рабство, уничтожали в страхе перед возможной местью1.

Такой «бизнес» разрушительно воздействовал на генофонд и служил своеобразным регу-

-------------------------------------------------
1 См.: Прокопий Кесарийский. Война с готами. М., 1950. С. 383.

122

лятором роста численности населения на сравнительно небольшой территории, зажатой между горами и морем.

Приток значительного количества рабов с черноморского побережья Кавказа не мог не повлиять на общественно-политическую и культурную жизнь Византии, Египта, а затем и Турции2. Так, в Византийской империи многие выходцы из Абхазии занимали высокие посты в государственной и военной иерархии3. Например, личная охрана императора Юстиниана состояла из абхазских лучников4.

Другим источником формирования диаспоры было насильственное выселение больших групп населения, практиковавшееся в различные периоды иноземными завоевателями. По сообщению историка Ат-Табари, жившего при правителе Ирана Хосрове, в середине VI века в Южный Азербайджан переселили аланов и абхазов... Во времена монгольского завоевания Кавказа в Китай переселили около 100 тыс. аланов-асов. Ханскую гвардию формировали из тысячи аланских всадников. По свидетельству католических миссионеров, еще в XIV веке аланы сохраняли христианскую веру и при необходимости могли выставить до 30 тыс. воинов. В XIII веке несколько десятков тысяч аланов-асов попали в Венгрию, где их потомки проживают и по сей день в Ясшаге (до 100 тыс. чел.) по соседству с кунами — потомками половцев5.

С падением Константинополя (в 1453 г.) и образованием Османской империи начался новый этап формирования кавказской диаспоры. Впрочем, ее источниками оставались в основном те же насильственное выселение, работорговля, эмиграция по личным мотивам определенных групп людей в Стамбул, а также в другие города Малой Азии и Ближнего Востока.

Османская империя, считавшая себя естественной правопреемницей Византии, проводила предельно агрессивную внешнюю политику. В XVI—XVII веках ее успешной военной экспансии способствовали благоприятные условия на международной арене и весомый военно-экономический потенциал молодой государственности. Одна из важнейших целей этой политики — превращение Черного моря во внутреннее море империи. Но могли ли османы этого добиться? Оказалось, что легче завоевать огромную территорию (от Ирана до Марокко), нежели покорить горцев Кавказа.

Следует отметить, что во главе Османского государства оказалось немало реалистично мыслящих политиков. Стамбул все же сумел решить первую половину задачи: не ввязываясь в изнурительную войну с горцами и укрепляя немногочисленные прибрежные крепости, сделать Черное море своим «внутренним озером». Проникновение же на Кавказ носило в большей степени идеологический и торговый характер. При этом отношения между горцами и Османской империей изначально были стабильными, а по мере отхода Стамбула от политики военной экспансии становились даже добрососедскими и взаимовыгодными.

В результате такого «компромисса» горцы получили выход в другие страны и наладили торговлю. Но любое поползновение османов к расширению сферы своего влияния в Абхазии или в других регионах Западного Кавказа сталкивалось с вооруженным сопротивлением. По этому поводу Т. Лапинский писал: «Вдоль берега Черного моря — в Анапе, Суджуке и Сухум-Кале в фортах находились турецкие гарнизоны, которые, однако, не

------------------------------------------
2 См.: Челеби Э. Книга путешествий (Извлечения из сочинения турецкого путешественника XVII в.). Вып. III. М., 1983. С. 50—52.
3 Влияние выходцев с Кавказа при византийском дворе было выражено, на наш взгляд, не столь явно, как в последующем, при дворе османских султанов. А. Тойнби в главе «Проблема роста цивилизаций» своего классического труда «Постижение истории» отмечал, что значимость «инородцев» в Османской империи была обусловлена спецификой этого государства, где власть султана опиралась в первую очередь на «рабов» и ими поддерживалась. «Рабы» не были связаны ни с какими классами и не имели никаких корней внутри государства. И, в известном смысле, это было государство «рабов».
4 См.: Жузе П. Грузия в XVII столетии (по изображению Патриарха Макария). Казань, 1905. С. 11.
5 См.: Гожба Р. Кавказская диаспора // Эхо Кавказа, 1993, № 3. С. 10.

123

могли выйти на расстояние получаса ходьбы за пределы крепости без того, чтобы не быть задержанными абазами»6.

 Наглядным примером тому, что горцы никогда не признавали над собой власти иноземцев, может служить приведенный Ф.Ф. Торнау диалог одного шапсуга с русским генералом Раевским. На вопрос, что нужно русским от них, генерал объяснил, что по Адрианопольскому договору Турция уступила России Кавказ. «А! Теперь понимаю, — отвечал шапсуг и, указав Раевскому на птичку, сидевшую на ближнем дереве, добавил: Генерал, дарю тебе эту птичку, возьми ее — она твоя»7.

Такое сосуществование османских гарнизонов и горцев нередко сопровождалось вооруженными столкновениями8. Например, в XVIII веке попытки Стамбула расширить позиции в регионе вызвали крупные вооруженные выступления абхазов (в 1725, 1728, 1771 гг.). По сведениям Г.А. Дзидзария, после каждого такого неудачного выступления часть населения Абхазии выселяли. Кроме того, было еще два достаточно массовых переселения — в 1690 и 1760 годах9, однако достоверная информация о них может содержаться лишь в турецких архивах, пока недоступных. В «Книге путешествий» Эвлия Челеби говорится, что в Топхане (квартал в Стамбуле) было очень много абхазов: «Абхазы посылают своих детей... на родину, где они воспитываются в традициях страны»10. Но из свидетельства Челеби не ясно, когда и при каких обстоятельствах появилась эта колония.

Подводя итог византийско-арабскому и турецкому этапам, необходимо обратить внимание на следующее. Полуторатысячелетний период естественного или насильственного оттока населения с Кавказа, огромный вклад горцев в военно-политическую и культурную жизнь Византии, Египта, Турции не привели к формированию кавказской диаспоры как таковой. Горцы ассимилировались в иноязычной и инокультурной среде. Для формирования устойчивой диаспоры необходим массовый исход. Именно такой исход был в XIX веке.

 
Тень  Кавказской  войны между  Россией  и  Кавказом

Конец XVIII века и весь XIX век — черная страница в истории народов Северного Кавказа, многие из них оказались на грани полного исчезновения. Развязав Кавказскую войну, Россия стала причиной насильственного исхода населения в Турцию, известного в истории как «махаджирство»11. Кавказовед А.Н. Генко писал о том, как махаджирство отразилось на судьбе адыгов (черкесов), убыхов и абхазов, которые «оказались после выселения или совсем не представленными в числе народностей Кавказа, или же сохранили немногие обломки некогда многочисленных и богатых поселений… В отличие от остальных частей Кавказа… Северо-Западный Кавказ изменил в течение нескольких лет эмиграции и последовавшей за ней иммиграции разноплеменных ко-

---------------------------------------
6 Лапинский Т. (Теффик-бей). Горцы Кавказа и их освободительная борьба против русских. Описание очевидца Теофила Лапинского (Теффик-бея), полковника и командира польского отряда в стране независимых кавказцев / Пер. с нем. В.К. Гарданова. Нальчик, 1995. С. 203.
7 Торнау Ф.Ф. Воспоминания кавказского офицера. М., 1864. С. 5.
8 Я сознательно избегаю общепринятого понятия «восстание», так как оно не отражает реальных событий. Восстание предполагает гнет завоевателей, которого применительно к горцам Кавказа вообще и к абхазам в частности не было.
9 См.: Дзидзария Г.А. Махаджирство и проблемы истории Абхазии XIX столетия. Сухуми, 1975. С. 3.
10 Челеби Э. Книга путешествий. Стамбул, 1896—1897. С. 446.
11 «Махаджирство» происходит от арабского «мухаджерет» и означает «переселение, эмиграция»; слово «махаджир» часто переводят и как «изгнанник».

124

лонистов до совершенной неузнаваемости свой этнический облик»12. Махаджирство затронуло также чеченцев, дагестанцев, осетин, ногайцев и другие кавказские народы.

«Кавказская миграция — беспрецедентный случай в истории человечества за последние двести лет (сравнимый разве что с Великим исходом евреев из Египта), когда в результате войны один народ — адыги (современные черкесы, кабардинцы и адыгейцы) — был выселен почти полностью (около 90% населения), а другие — частично»13.

Объективные и особенно субъективные факторы вносили существенную корректировку во внешнюю политику России на Кавказе, придавая ей черты чрезмерной агрессии, зачастую низводившие ее до уровня жестоких восточных завоевателей.

Уже со второй половины XVIII века Северный Кавказ становится ареной борьбы между Россией и Османской империей. «Дипломатические конфликты, военные действия во время четырех русско-турецких войн, условия мирных договоров имели непосредственное отношение к западным адыгам, влияли на их судьбы», — пишет в своей статье Т.М. Феофилактова14. На наш взгляд, правильно было бы экстраполировать эту мысль на весь Кавказ, так как эти войны в той или иной степени затрагивали интересы практически всех его народов. В столь сложной обстановке перед горцами стояла перспектива обретения полной юридической независимости или сохранения статус-кво, то есть фактической независимости. Этим и объясняется постоянное лавирование черкесских, абхазских и других правителей между Османской империей и Россией. Классическим примером здесь может служить внешнеполитическая деятельность владетельного князя Абхазии Келешбея Чачба (Шервашидзе). Его правление можно охарактеризовать как осознанную, целенаправленную и планомерную защиту интересов Абхазии, для чего он использовал российско-османские противоречия. Но его успешная политика — лишь единичный случай на отдельном историческом отрезке.

Пусковым механизмом Кавказской войны стали подписание Георгиевского трактата Россией и Картли-Кахетинским царством (1783 г.), превращавшего последнего в вассала России, и поглощение соответствующих княжеств по манифесту Александра I от 11 сентября 1801 года. Получив плацдарм в Закавказье, Россия использовала его как своеобразную наковальню, на которую был помещен Кавказ. Отмечая значение присоединения Восточной Грузии к России, видный абхазский историк Г.А. Дзидзария писал, что этот акт «предопределял дальнейшую судьбу не только... Грузии, но и всего Закавказья, имел далеко идущие последствия вообще для народов Кавказа... Отныне политика России на Кавказе состояла в обеспечении выхода к Черному и Каспийскому морям. Было совершенно очевидно, что без устройства на побережье Закавказья гаваней для причала судов своих флотилий Россия не только не могла успешно развивать свою политику на Ближнем Востоке, но и сохранить только что присоединенную Восточную Грузию»15.

Начало Кавказской войны ознаменовалось истреблением ногайцев в 1783 году, проведенным А.В. Суворовым, и массовым их выселением. Депортация ногайцев, которые были естественным буфером между Россией и горцами Кавказа, «открывала дорогу царским войскам в горы Северного Кавказа, облегчала покорение здешних народов»16.

После Адрианопольского мира царское правительство приступило к разработке широкого плана покорения горцев, которым предусматривалась серия военных экспедиций. Согласно Адрианопольскому договору, России, по существу, передавали не власть

-------------------------------------------
12 Генко А.Н. О языке убыхов // Известия АН СССР. Отделение гуманитарных наук. Л., 1928. С. 227.
13 Будищева Ф. Проблемы изучения культуры черкесского зарубежья. В кн.: Кавказская война: уроки истории и современность. Краснодар, 1995. С. 199.
14 См.: Феофилактова Т.М. Западные адыги в русско-турецких отношениях во второй половине XVIII — первой четверти XIX вв. В кн.: Кавказская война: уроки истории и современность. С. 279.
15 Дзидзария Г.А. Указ. соч. С. 31.
16 Курейтов Р.Х. К истории участия ногайцев в Кавказской войне. В кн.: Кавказская война: уроки истории и современность. С. 90.

125

над западными адыгами, которой Турция и не имела, а право на их завоевание. Получив его, царизм начал Кавказскую войну.

Бесполезно объяснять (а это пытаются делать некоторые историки) действия России, которая со второй половины XVIII века вела необъявленную войну против горцев Кавказа, тем, что «до Адрианопольского мира 1829 года адыги в международной юридической практике считались подданными Османской империи, несмотря на то что сами себя таковыми не признавали»17. В таком случае автоматически возникает вопрос: если Кавказ являлся частью Турции, то военные действия России должны были быть направлены против нее. Но, как мы знаем, в 1817—1827 годах такой войны не было, что наглядно свидетельствует о международно-правовом статусе горцев Кавказа — свободных деюре и де-факто.

Кавказская война не завершилась и не могла завершиться парадом русских войск в 1864 году, а продолжалась уже в виде перманентных восстаний (1864, 1865, 1866, 1875, 1877, 1878... гг.) и следовавших за ними принудительных выселений коренного населения за пределы исторической родины, в том числе в Османскую империю.

Не останавливаясь на перипетиях войны, попытаемся подвести ее итоги и выделить некоторые причины поражения горцев, на которое они были обречены изначально. Огромному военно-экономическому потенциалу, обеспечившему армии России подавляющее превосходство в живой силе и технической оснащенности, горцы могли противопоставить лишь индивидуальный героизм, и фатальная для них развязка была лишь делом времени. Поразительно, что при таких «непропорциональных» соотношениях горцы сопротивлялись так долго, иногда перехватывая инициативу и нанося ощутимые удары российской армии.

Из многих причин, оказавших влияние на результат Кавказской войны, следует выделить разобщенность горцев. Шамиль так и не смог объединить всех горцев Кавказа для оказания сопротивления агрессии. Их разобщенность доходила до того, что даже в периоды наиболее жестоких боев с Россией они успевали вести междоусобные столкновения18.

Кавказ не стал единым военным лагерем, сопротивление (по мере необходимости) оказывали отдельные племена или даже аулы. Раскол среди горцев проявлялся и в том, что многие из них участвовали в войне на стороне российской армии19. В то же время было немало случаев перехода солдат и казаков на сторону горцев. Примером тому может служить судьба сотника Атарщикова, бежавшего к абадзехам, а затем обратившегося ко всем солдатам и офицерам царских войск. В своем воззвании он призывал «идти к нему», сообщая, что он для всех «выпросил право вольности за Лабу»20. Однако массовому переходу солдат препятствовали сами горцы своими неразумными действиями: за определенную плату они возвращали беглецов (срабатывал «менталитет работорговцев», заслонявший сознание ранее разумных людей). Ценой неимоверных усилий, расстрелов и не без помощи самих горцев российскому командованию удавалось пресекать переход солдат на сторону противника21.

Русские солдаты, казаки и те, против кого они воевали — народы Северного Кавказа, — были в одном положении, все — в одной лодке. Можно ли считать завоевателем русского солдата? Что он имел от «покорения» Кавказа? Но ожесточение было таково, что тень Кавказской войны надолго пролегла между горцами и Россией.

-----------------------------------------
17 Матвеев О.В. К проблеме терминологии и периодизации Кавказской войны на Северо-Западном Кавказе. В кн.: Кавказская война: уроки истории и современность. С. 138.
18 См.: Званба С. Зимние походы убыхов в Абхазию // Кавказ, 1852, № 33.
19 Дзидзария Г.А. Указ. соч. С. 180.
20 Джимов Б.М. Политика ведущих держав и ее отражение в ходе Кавказской войны (конец XVIII — первая половина XIX в.). В кн.: Кавказская война: уроки истории и современность. С. 20.
21 См.: Лапинский Т. (Теффик-бей). Указ. соч. С. 144—155.

126

Невыполнимые  условия  России  и идея  «рационального» использования  махаджиров в  Турции

По мере приближения развязки все актуальнее становился вопрос о выселении непокорных народов и колонизации Северного Кавказа казаками и русскими. Эту идею выдвинул начальник штаба Кавказской армии, будущий реформатор Д.А. Милютин. В 1857 году он писал в докладной записке: «Покорившихся горцев направлять туда, куда мы им укажем. Необходимо переселять их на Дон... Мы должны тщательно скрывать эту мысль правительства от горцев, пока не наступит пора для исполнения ее»22. В этом Д.А. Милютина поддержал командующий Кавказской армией князь А.И. Барятинский: «Единственным средством прочного утверждения нашего в Закубанском крае признано водворение казаков на передовых линиях, чтобы постепенно стеснять горцев и лишать их средства к жизни. Нет причины щадить те племена, которые упорно остаются враждебными, государственная необходимость требует отнятия у них земель»23.

Вопрос о колонизации закубанских земель и выселении горцев в донские степи обсуждали и в Кавказском комитете. По мере того как становилось ясно, что горцы не покоряются силе оружия и не собираются переселяться в отведенные для них «резервации», высшее кавказское начальство склоняется к решению выселить горцев в Турцию. Инициатива исходила от Барятинского, который по этому вопросу в начале 1860 года делал доклад Александру II.

В 1858 году вопрос о переселенческом движении горцев Западного Кавказа стал предметом дипломатической переписки между правительствами России и Турции24. А в конце 1863-го русский консул в Трапезунде А.Н. Мошнин писал: «Порта рада переселению и принимает меры к его облегчению»25. Но, судя по обнародованным в 1859 году правилам колонизации кавказских горцев, турецкое правительство предполагало переселение «малыми партиями»26 и не было готово к массовому исходу.

В случае войны с Россией правительство Османской империи рассчитывало использовать махаджиров в качестве военной силы, для чего расселило их на стратегически важных направлениях. Как писал «Одесский вестник», Порта думала «найти в черкесах цемент для сплочения своей распадающейся империи…»27 Кавказские переселенцы позволяли увеличить долю мусульманского населения, что затрудняло сепаратистские устремления христианских меньшинств28. По этому поводу Султан Довлет-Гирей писал: «Турецкое правительство охотно принимало к себе переселенцев, а переселенцы нужны были для заселения пустынных мест в европейской и азиатской губерниях». В то время, после двухвековой борьбы с балканскими народами и в Аравии, численность населения Турции значительно уменьшилась.

Если Османская империя вынашивала идею «рационально» использовать махаджиров, то Россия вынуждала горцев выселяться, ставя им заведомо невыполнимые условия. В период пребывания Александра II на Северном Кавказе к нему прибыла депутация абадзехов с просьбой оставить их на местах, на что царь весьма категорично ответил: «Даю вам месячный срок одуматься. Через месяц вы должны объявить графу

-----------------------------------------
22 РГВИА, ф. 38, оп. 30/286, св. 866, д. 2, ч. 1, л. 123—124, 126.
23 Там же, л. 117.
24 См.: Акты, собранные Кавказской археографической комиссией. Т. ХП. Ч. II. С. 1011. № 890.
25 Берже А.П. Выселение горцев с Кавказа. В кн.: Русская старина. Т. 33. СПб., 1882. С. 353.
26 Там же. С. 343.
27 Одесский вестник, 29 июня 1877, № 140.
28 См.: Кемаль М. Путь новой Турции. Т. 2. М., 1932. С. 380.

127

Воронцову, желаете ли перейти на места, указанные вам по р. Кубань, или же переселяйтесь в Турцию»29.

 Официально выселение горцев в Османскую империю началось в 1862 году, после высочайшего утверждения постановления Кавказского комитета по этому вопросу, фактически — задолго до завершающего этапа Кавказской войны. Так, абхазов насильственно выселяли в несколько этапов. Первая волна этого процесса имела место уже в начале XIX века, в период острейшего кризиса, связанного с так называемым «добровольным» присоединением Абхазии к России (1810 г.). А ведь еще конце XVIII — начале XIX веков Абхазия проводила самостоятельную политику, что стало возможным благодаря личности упомянутого нами выше владетельного князя Келешбея Чачба. Главная его цель — обретение Абхазией полной свободы и независимости, для достижения которой он использовал тактику постоянного лавирования между Россией и Османской империей, прибегая к разумным компромиссам, чередуя осторожные, взвешенные шаги во внешней политике и решительные действия, если они могли принести ощутимые плоды. Келешбей пытался наладить отношения с Францией, даже вел переписку с ее министром иностранных дел Талейраном; а с помощью России стремился избавиться от протектората Османской империи.

Однако развитие событий в Абхазии по такому сценарию не устраивало Петербург, где вынашивали идею превратить Абхазию в плацдарм для расширения владений на Западном Кавказе30. Для решения этой задачи на место Келешбея необходимо было поставить более покладистого, прогнозируемого, но главное — не вполне легитимного правителя,  чтобы  его  притязания  на  абхазский  престол  поддерживать  русскими  штыками.

Старший сын Келешбея, Асланбей, на эту роль не подходил, так как был известен непримиримым отношением к России. Идеальным кандидатом был второй сын Келешбея — Сафарбей, который не мог претендовать на престол, будучи рожденным крестьянкой.

При активном участии русской военной администрации (в лице генерала Рыкгофа) он организовал заговор против Келешбея, в результате которого тот погиб в Сухумской крепости (2 мая 1808 г.)31.

Политический кризис в Абхазии стал одним из первых опытов российского военного руководства на Кавказе в длинной цепи военно-политических переворотов. Впоследствии генерал Ермолов широко применит этот «абхазский» опыт в борьбе с дагестанскими ханами. Однако результаты окажутся прямо противоположными: подрыв власти ханов, естественных союзников монархической России, приведет к появлению более грозной силы — власти имамов32.

Физическое устранение Келешбея и фактическое превращение Абхазии в форпост России отзовутся в последующем на судьбах горцев Западного Кавказа. Учитывая авторитет Келешбея среди адыгов и абхазов, можно предположить, что он оказался бы той ключевой фигурой, вокруг которой добровольно объединились бы все горцы Западного Кавказа.

10 июля 1810 года русский военно-морской десант с помощью бомбардировки с моря и с суши захватил Сухумскую крепость. При прямом содействии русских штыков в Сухум-Кале утвердился нелегитимный ставленник России — Сафарбей. Законный правитель — Асланбей, два года руководивший страной, поддерживаемый всеми слоями населения и ближайшими родственниками, был вынужден бежать, а вместе с ним в Турцию переселилось более 5 тыс. абхазов33. Это была первая волна махаджирства в XIX веке.

-------------------------------------
29 РГВИА, ф. 38, оп. 30/286, св. 870, д. 19, л. 9—11.
30 Там же, л. 32—33.
31 См.: Лакоба С.З. Асланбей (К вопросу о политическом противоборстве в Абхазии в первой трети XIX столетия). Сухум, 1999. С. 13.
32 См.: Гордин Я. Кавказ: земля и кровь. Россия в Кавказской войне XIX в. СПб., 2000. С. 135.
33 См.: Дзидзария Г.А. Борьба за Абхазию в первом десятилетии XIX в. Сухуми, 1940. С. 34.

128

На протяжении всего XIX века имели место циклические выселения населения из Абхазии в Турцию. «Махаджирскими» стали 1821, 1824, 1829, 1830, 1837, 1840—1841, 1853—1856, 1864, 1867, 1877 годы. Невозможно даже приблизительно определить количество людей, вынужденных эмигрировать; тем более — подсчитать насколько сократилось население Абхазии в это столетие в результате работорговли, голода, эпидемий, военных действий российских войск во время Кавказской войны. Только в 1860—1870-х годах из Абхазии выселили около 80 тыс. чел. О махаджирстве 1877 года К.Д. Кудрявцев писал: «Лица, стоявшие близко к этому делу, считают, что в 1877—1878 годах из Абхазии выселилось до 60% всего населения»34. Количество же всех махаджиров абхазо-абазинской этнической принадлежности составляло 135 тыс., а вместе с убыхами — около 180 тыс.35 Согласно информации Султана Довлет-Гирея, добытой им в Константинополе, с 1816 по 1910 год в Турцию переселили 339 345 абхазцев и абазин, а считая вместе с убыхами — 384 284 чел.36


О  численности  депортированных  и местах  их  расселения в  Турции

Количество выселенных адыгов колеблется от 500 тыс. до 1,750 млн чел.37 А в целом, по разным данным, выселили от 1,8 млн до 3 097 949 кавказских горцев (адыгов, абхазов, абазин, убыхов, чеченцев, ингушей, ногайцев, карачаевцев, балкарцев, аварцев, лезгин и др.)38. По сведению Султана Довлет-Гирея, к 1910 году на территории Турецкой империи только черкесов было свыше 2, 750 млн39.

Как писал генерал А.Л. Зиссерман, «вытесняемое шаг за шагом с плоскости в предгорья, с предгорья в горы, с гор к морскому берегу, полумиллионное население горцев перенесло все ужасы истребительной войны, страшные лишения, голод, повальные болезни, а очутившись на берегу, должно было искать спасения в переселении в Турцию»40. Но там, как отмечал А.И. Барятинский, они оказались брошенными «на произвол судьбы»41.

Таков был печальный финал Кавказской войны. На восточном побережье Черного моря тогда появилась поговорка: «Теперь даже женщина может пройти от Сухум-Кале до Анапы, не опасаясь встретить ни одного мужчину».

По данным Элизе Реклю, «на огромном ныне пустом пространстве, занимающем 10 000 кв. км, насчитывалось лишь 15 000 жителей. Из их числа 4/5 составляют абхазцы... 600 черкесов, остальные переселенцы различного происхождения»42.

Полностью обезлюдела Малая Абхазия: исчезли горные и прибрежные абхазские общества, страна убыхов — Туахы, горные абазские общества. Исчезла абхазская этнографическая группа садзов, которые, как сообщали очевидцы, в жестоких схватках с царскими войсками, не желая сдаваться в плен, кончали жизнь самоубийством. Не осталось

----------------------------------------
34 Кудрявцев К. Сборник материалов по истории Абхазии. Сухум, 1925. С. 184.
35 См.: Берже А. Горные племена Кавказа. В кн.: Живописная Россия. Т. Х. СПб. — М., 1883. С. 72; Дзидзария Г.А. Махаджирство и проблемы истории Абхазии XIX столетия. С. 369.
36 Цит. по: Дзидзария Г.А. Махаджирство и проблемы истории Абхазии XIX столетия. С. 370.
37 См.: Багов А.Н. Влияние махаджирства на численность и этнический состав адыгского населения. В кн.: Культурная диаспора народов Кавказа: генезис, проблемы изучения. Черкесск, 1993. С. 228—235.
38 См.: Аболтин В. Национальный состав Турции // Новый Восток, 1925, № 1 (7). С. 21; Дзидзария Г.А. Махаджирство и проблемы истории Абхазии XIX столетия. С. 413.
39 См.: Дзидзария Г.А. Махаджирство и проблемы истории Абхазии XIX столетия. С. 413.
40 Русский архив. Кн. 2. М., 1889. С. 428.
41 Там же. С. 285.
42 Реклю Э. Человек и Земля. Т. V. СПб., 1908. С. 479.

129

ни одного абхазского села между реками Псырдзха и Кудры, опустело большинство бзыбских и абжуйских сел43.

Не поддаются описанию страдания горцев во время переселения. «Никогда не забуду я того подавляющего впечатления, — писал А.П. Берже, — которое произвели на меня горцы в Новороссийской бухте, где их собиралось около 17 000 чел. Позднее ненастное и холодное время года, почти совершенное отсутствие средств к существованию и свирепствовавшая между ними эпидемия тифа и оспы делали их положение отчаянным. И действительно, чье сердце не содрогнулось бы при виде, например, молодой черкешенки, в рубищах лежавшей на сырой почве, под открытым небом с двумя малютками, один из которых в предсмертных судорогах боролся за жизнь, в то время как другой искал утоления голода у груди уже окоченевшего трупа матери»44.

Во время переезда в Турцию огромное количество махаджиров погибло на море.

Немало было случаев, когда турки умышленно топили суда с переселенцами45. При обнаружении на корабле больных их немедленно выбрасывали в море. Вот что писал очевидец Н. Ладария: «Пароход был переполнен людьми, которые страдали от недостатка пищи, а больше — от недостатка воды... Взрослые пили соленую морскую воду... Все страдали от желудочных болезней, и всего более дети: они плакали, кричали, просили пить... Вода была кругом, дети видели ее и от этого еще больше кричали. Болезни делались смертельными; преимущественно гибли дети... Трупы малюток бросали в море, невзирая на отчаянное сопротивление матерей... Я помню, как одна мать ни за что не хотела, чтобы ее ребенка выбросили в море, и долго скрывала его смерть. Абхазцы знали об этом, но молчали. Она держала мертвого ребенка на руках, прижав его к груди, и когда кто-нибудь из турок проходил мимо, начинала разговаривать с ним, как с живым. Так скрывала она его до тех пор, пока на пароходе не стал распространяться трупный запах. Тогда сделали обыск и нашли мертвого ребенка; но мать и тут не хотела отдать его; и когда ребенка всетаки вырвали из ее рук и бросили в море, она сама пыталась броситься за ним. Ее с трудом удержали»46.

Основная масса переселенцев направлялась в Трапезунд, Константинополь, Самсун, Варну и другие порты Турции. В расселении не было никакой организованности, все шло самотеком. Не получая должной информации, горцы становились лагерем там, где высаживались, превращая эти места в лагеря смерти. Таковыми стали Ачка-Кала, Синоп, Самсун, Варна и другие. Из 247 тыс. махаджиров, прибывших в Трапезунд, умерли 19 тыс., средняя смертность — 180—250 чел. в день; в Самсуне было сосредоточено до 110 тыс. махаджиров, из них ежедневно умирали свыше 200 чел. По сообщению Феликса Канитца, в начале сентября 1864 года в Самсуне одновременно насчитывалось 50 тыс. трупов и 60 тыс. живых переселенцев47.

Османские власти опасались расселять махаджиров компактно. Первоначально организацию их расселения поручили генералу, черкесу Нусрет-паше. Махаджиров направляли в европейскую часть Турции (в Болгарию, Югославию, Албанию, между славянскими и греческими поселениями, вдоль больших дорог и важных горных перевалов), создавая непрерывную цепь, чтобы в случае восстаний силой блокировать их очаги. Но основную часть махаджиров разбросали по азиатским провинциям Турции48.

----------------------------------------
43 См.: Гожба Р. Указ. соч. С. 9.
44 Берже А.П. Выселение горцев с Кавказа. С. 362.
45 См.: Фонвилль А. Последний год войны Черкесии за независимость. 1863—1864 гг. Краснодар, 1927. С. 37; Абрамов Я. Кавказские горцы. Краснодар, 1927. С. 81.
46 Ладария Н. На заре моей жизни // Исторический вестник, октябрь 1891, № 46. С. 113—114.
47 См.: Канитц Ф. Дунайская Болгария и Балканский полуостров. СПб., 1876. С. 332—333.
48 См.: Гожба Р. Указ. соч. С. 11.

130

По проекту генерал-губернатора Дунайского вилайета Ахмеда Мидхат-паши «черкесами было заселено все пространство от устья Дуная до Боснии и Герцеговины. В этих местах были созданы военные колонии, вроде казачьих станиц, из которых формировалась «черкесская милиция» для защиты пограничных линий»49.

Поселения турецких абхазов были сосредоточены главным образом на черноморском побережье, между городами Стамбул и Болу, наиболее компактно — в вилайетах Сакарья (центр — г. Адапазара) и Дюздже. Остальные абхазские поселения разбросаны по вилайетам Бурса, Ескишехир, Самсун, Билечик50. По свидетельству абхазского просветителя Омара Бейгуа, в 1970—1980-х годах в Турции было около 200 абхазских сел, а в общем проживали более 100 тыс. абхазов, в то время как официальная турецкая статистика занижала их количество до 10 тыс. чел. В 1926 году К.Д. Кудрявцев, ссылаясь на данные черкесского парламента, писал, что абхазов в Турции около 300 тыс. чел.51 На Ближнем Востоке турецкое правительство расселяло махаджиров таким образом, чтобы с их помощью защитить города от нападений кочевых племен, представлявших в то время серьезную опасность. Например, Амман был окружен черкесскими поселениями. То же самое имело место в Сирии. Из черкесов же сформировали конный отряд для охраны железной дороги между Амманом и Мединой (в Аравии). Кстати, между черкесами и кочевниками не раз происходили вооруженные столкновения, которые перерастали в настоящие войны (например, Балкавская война в 1910 г. с племенем Ал-Балкавийа)52.

Имеются отрывочные сведения о размещении этнических групп адыгов после их массового переселения. Абадзехи проживали в Самсуне, Токате, Синопе, Балыкесире; шапсуги — в Самсуне, Балыкесире, Болу, Айдине, Сакарии; бжедуги — в Чанак-кале и в Биге; хатукаевцы — в Кайсери; махоши — в Самсуне; кабардинцы — в Кайсери, Токате и Сивасе; бесленеевцы — в Керуме, Амасии. В Стамбуле селили представителей всех этнических групп адыгов53.

Чеченцы были поселены на границах Курдистана и Месопотамии (в горной местности Сивасского пашалыка), часть чеченцев, осетин и лезгин — в долине реки Хнисчая и в районе Варто.

Убыхов определили на берегу Мраморного моря, где обосновался их предводитель Хаджи-Керантух-Берзек с принадлежавшими лично ему 350 семействами. Однако основную их часть поместили около Самсуна, а также в районе Дюздже, Адабазара, в местностях, населенных абхазами и черкесами; между озером Сапанджа, Измитом и Бандырмой; в районе Мараша54.


Трудности  интеграции  махаджиров в  османо-турецкое  общество

Первоначально, не имея средств к существованию, горцы вынуждены были отдавать молодых соплеменниц в гаремы турецкой знати и султана. «Посреди всего этого скопища человеческих бедствий и страданий, — писал Ф. Канитц, — выступала еще ярче, рядом с гордой осанкой и наружностью, с выражением сознания своего достоин

----------------------------------------
49 См.: Гожба Р. Указ. соч. С. 234.
50 См.: Дзидзария Г.А. Махаджирство и проблемы истории Абхазии XIX столетия. С. 487.
51 Там же.
52 См.: Бадерхан Ф. Махаджирское движение из Северного Кавказа в освещении арабских и турецких  источников.  В  кн.:  Культурная  диаспора  народов  Кавказа:  генезис,  проблемы  изучения.  Черкесск, 1993. С. 318.
53 См.: Багов А.Н. Указ. соч. С. 232.
54 См.: Гожба Р. Указ. соч. С. 12.

131

ства  мужчин,  волшебная  ослепительная  красота  черкесских  женщин»55.  Благодаря господствующему положению горянок в гареме, дворец султана был наводнен выходцами с Кавказа.

С другой стороны, чтобы хоть как-то прокормить семьи и близких, доведенные до отчаяния махаджиры вынуждены были вступать в конфликты с местным населением.

Столкновения (помимо прочего) обусловливались отсутствием законности и порядка в Османской империи, вследствие чего горцев поставили перед дилеммой: превратиться во второсортных членов общества, влачивших жалкое существование, или взяться за кинжалы, чтобы защитить свое человеческое достоинство. «Абазинские и черкесские поселенцы, — писал архимандрит Гарегин Срвандзтянц, — составляют тяжелое бремя для народа: не только на дорогах от них нет спокойствия, но и в самом городе воровство, грабежи, убийства стали обыкновенным делом. В окрестностях рассеяны черкесские селения... С большой опасностью проходят через них караваны»56.

Турецкое правительство, стараясь выправить положение, стало привлекать гopскую молодежь на военную службу, сформировав из их числа кавалерийский корпус. «Черкесские полки были повсюду на линии огня. Они мужественно сражались, но дорого заплатили за свою победу», — писал Ж. Дюмезиль57.

В. Аболтин, в свое время работавший в Турции, сообщает интересные подробности жизни кавказских горцев: «Отличаясь предприимчивостью вообще, горцы не покидают и своих старых привычек: угон скота, воровство лошадей, грабеж при удобном случае практикуется и поныне. Горцы чрезвычайно храбры, их боятся даже дерзкие курды»58.

Несмотря на устоявшееся в обществе предубеждение к горцам как людям, склонным лишь к разбою и грабежу, но не к созидательному труду, были и те, кто положительно оценивал роль махаджиров. Вот что писал консул Великобритании В. Пальгрев: «...усердно распространяемые отзывы о дурном поведении, беспокойной праздности и разбойничьих наклонностях черкесских и абхазских выселенцев по большой части ложны и, во всяком случае, сильно преувеличены. Этих переселенцев можно причислить к самой трудолюбивой и порядочной части всего населения; прибытие их принесло стране много пользы... земледелие увеличилось в размерах и даже местами улучшилось вследствие изменений, внесенных пришельцами в рутинные приемы туземцев»59. Другой консул Великобритании, полковник Чарльз Уильсон, отмечал, что горцы — красивое племя; они сильнее, мужественнее, смышленее местных крестьян и способны к образованию. Черкесы ввели в крае лучшие телеги, стали строить более удобные дома и лучше возделывать землю; они могли сделать много для развития края, если бы турецкое правительство более заботилось о них60. Такую же лестную оценку дает русский консул К.Н. Смирнов, который в 1904 году писал: «Наиболее культурный элемент в крае — наши кавказские выходцы, известные под общим именем черкесов... Что касается турок, то они, видя во многом превосходство черкесов, подчас ненавидя их, все-таки уважают и стараются расположить в свою пользу»61.

------------------------------------------
55 Канитц Ф. Указ. соч. С. 349—350.
56 Торос Ахпар. Путеводитель по Армении. Путевые заметки Архимандрита Гарегина Срвандзтянца // Известия Кавказского отдела Императорского Русского географического общества (далее — ИКОИРГО). Вып. II. Приложение. Тифлис, 1885. С. 8—10.
57 Дюмезиль Ж. Кавказские этюды // Республика Абхазия, 24—25 апреля 1999.
58 Аболтин В. Национальный состав Турции // Новый Восток, 1925, № 1 (17). С. 121—122.
59 Отчет о провинциях Трапезунтской, Сивасской, Костамунийской и части Ангорской В. Джиффорда Пальгрева // ИКОИРГО. Т. XII. Приложение. Тифлис, 1882. С. 66—67.

60 См.: ИКОИРГО. Т. VIII. № 2. Тифлис, 1885. С. 62—63.
61 Смирнов К.Н. Поездка в Северный Курдистан в 1904 году // ИКОИРГО. Т. XVII. № 4. Тифлис, 1904. С. 314, 316.

132

Таким образом, из отдельных отрывков и воспоминаний современников складывается цельный психологический портрет черкеса на чужбине: с одной стороны, это свободолюбивая, весьма энергичная, необузданная натура, не позволяющая насилия по отношению к себе ни со стороны государства, ни со стороны общества; горец способен пойти на любые крайности, воспринимаемые в обществе как противоправные. С другой стороны, горец, воспитанный в рыцарских традициях, являл собой образец преданного и бескорыстного служения своей новой родине, готов был на жертвы для ее защиты, что и произошло в годы греческой интервенции, когда Турция как государство оказалась на краю гибели.

«После переселения на чужбину черкесы стали ближе друг к другу, между ними были почти стерты все этнические, языковые, национальные различия, черкес на чужбине стал говорить на кабардинском, шапсугском, даже абазинском и других языках и диалектах», — писал Шавхат Ал-Муфти Хабажока62. Это было своеобразной защитной реакцией, так как только вместе, поддерживая друг друга, можно было выжить и противостоять грубой турецкой ассимиляции. Положение переселенцев было тяжелым не только в период правления Абдул-Хамида II, который уничтожил членов черкесского меджлиса, но и во времена сменивших его младотурков. Последние выдвинули великодержавную идеологию «османизма», в соответствии с которой все население страны, безотносительно к национальности и вероисповеданию, в силу якобы своего равноправия, составляет «единую османскую нацию»63.

Несмотря на тяжелое социально-экономическое и политико-правовое положение переселенцев в Османской империи, многие из них внесли значительный вклад как в ее историю, так и историю ряда других стран Ближнего Востока. Можно привести много примеров того, как абхазы и адыги становились видными государственными и военными деятелями империи. Немало горцев примкнуло к младотурецкому движению, особенно ярко они были представлены среди военачальников-младотурков. По сообщению Султана Довлет-Гирея, в 1910 году 30% офицеров турецкой армии составляли черкесы64. «Кто не знает, что лучшие и способнейшие военачальники исключительно черкесы», — тогда же констатировал Магомед Ечерух65.

Кавказские горцы активно участвовали в национально-освободительном движении.

Г. Астахов, находившийся в Турции в 1920-х годах на советской дипломатической службе, писал: «Первые патриотические отряды (четы), начавшие борьбу против греков, состояли из черкесов. Во главе этих партизанских отрядов стояли также черкесские беи»66.

Г. Астахов не понимал, что двигало горцами, когда они встали на защиту своей второй Родины, объясняя это тем, что «черкесы любят войну». Ближайшим сподвижником Кемаля Ататюрка был абхаз Рауф Орбай Ашхаруа. С июля 1922 года по август 1923-го он занимал пост главы правительства Турции, одновременно исполняя обязанности министра иностранных дел. Однако, несмотря на все эти факты, кавказские отряды расформировали — правительство относилось к ним крайне подозрительно. С политической арены сошли почти все те, кто играл видную роль в начале движения67.

-----------------------------------------
62 Цит. по: Бадерхан Ф. Указ. соч. С. 316.
63  Дзидзария  Г.А.  Махаджирство  и  проблемы  истории  Абхазии  XIX  столетия.  С.  480;  Новичев  А.Д. Турция. Краткая история. М., 1965. С. 108—110; Алиев Г.З. Турция в период правления младотурков. М., 1972. С. 178—202.
64  См.:  Дзидзария  Г.А.  Махаджирство  и  проблемы  истории  Абхазии  XIX  столетия.  С.  478—489; Гожба Р. Указ. соч. С. 10, 12; Бадерхан Ф. Указ. соч.; Басария С.П. Избранные сочинения. Сухум, 1967. С. 25—27.
65 Ечерух М. Роль кавказских горцев в политической и социальной жизни Турции. В кн.: Мусульманин. Париж, 1910. С. 143.
66 Астахов Г. От султаната к демократической Турции. Очерки из истории кемализма. М. — Л., 1926. С. 37.
67 См.: Дзидзария Г.А. Махаджирство и проблемы истории Абхазии XIX столетия. С. 486; Кемаль М. Путь новой Турции. Т. 3. М., 1932. С. 42—43, 380.

133

Не все махаджиры приняли кемалистскую революцию. Кавказская аристократия сохраняла приверженность монархическому режиму, что использовали Антанта и командование Греции. В результате весной 1920 года вспыхнул крупный мятеж, охвативший большую часть Турции. После его подавления часть абхазов и черкесов была вынуждена переселиться в Грецию. Турецкое правительство стало преследовать кавказских горцев, многих из них казнили, значительную часть арестовали, а тем, кого эти репрессии миновали, в городах запрещали говорить на родном языке. Был разработан проект выселения черкесов в Восточную Анатолию и их распыления по турецким деревням (по 2—3 семейства на один населенный пункт). Лишь вмешательство таких видных государственных деятелей, как Рауф Орбай, Хундж Али Саит-паша и Феткери Ашванба, спасло горцев от выселения. Тем не менее правительство стало активнее проводить политику отуречивания нацменьшинств68.

З  а  к  л  ю  ч  е  н  и  е

В настоящее время кавказские горцы, распыленные по всему миру, подвергаются быстрой ассимиляции. Основная часть диаспоры проживает в Турции, где нет условий для сохранения и развития национального самосознания, культуры и языка. «В Турции нет нетурок, а есть люди, которым внушена мысль, что они курды, черкесы, лазы и т.д.», — писал видный пантюркист, бывший Генеральный секретарь Народнореспубликанской партии Турции Реджеб Пекер69. Власти страны проводили (и проводят) политику ассимиляции. Статья 88-я Конституции 1924 года гласила: «Все граждане Турции, независимо от религиозной и расовой принадлежности, являются турками...». Даже в ныне действующем Основном законе (принят в 1982 г.) говорится, что никакой иной язык, кроме турецкого, не может изучаться и преподаваться в учебных заведениях в качестве родного (ст. 42), а при заявлении и публикации своих взглядов нельзя  пользоваться  каким-либо  запрещенным  законом  языком  (ст.  26).  Турецкие власти  пресекают  любые  попытки  создания  букварей,  национальных  школ,  газет, журналов, театров и т.д.70 Перед всеми кавказскими народами остро стоит проблема репатриации — возвращения потомков насильственно изгнанных на историческую родину. Началом же этого процесса должно стать принятие OOH резолюции о репатриантах, определяющей статус изгнанников.

Без решения этой проблемы, без воссоединения, нет перспектив ни у абхазской диаспоры (в силу быстрой ее ассимиляции), ни у абхазов на их исторической родине, сталкивающихся, по сути, с аналогичными проблемами.

-------------------------------------
68 См.: Гожба Р. Указ. соч. С. 13.
69 Цит. по: Еремеев Д.Е. Изучение этнографии в современной Турции // Советская этнография, 1960, № 2. С. 157.
70 [http://constitution.garant.ru/DOC_4000.htm].

134

============================

(Опубликовано: Г. Вардания. Из истории возникновения кавказской диаспоры (абхазы и адыги). "Кавказ & глобализация". Журнал социально-политических и экономических исследований. Том 1 (2), 2007 г. CA&CC Press® Швеция. С. 121-134.)

(Материал взят с сайта: http://www.ca-c.org.)



Некоммерческое распространение материалов приветствуется;
при перепечатке и цитировании текстов
указывайте, пожалуйста, источник:
Абхазская интернет-библиотека, с гиперссылкой.

© Дизайн и оформление сайта – Алексей&Галина (Apsnyteka)

Яндекс.Метрика