Анатолий Варшавский

(Источник фото: http://www.myjulia.ru/.)

Об авторе

Варшавский Анатолий Семенович
(1920–1990)
Русский советский писатель-фантаст, историк, популяризатор науки.





Анатолий Варшавский

Следы на дне

(глава из книги)

ПО СЛЕДАМ АРГОНАВТОВ

1. Вероятно, в свое время это действительно был большой город. И достаточно известный. Древнегреческий географ Страбон в I веке нашей эры писал: "Диоскурия служит началом перешейка между Каспийским морем и Понтом и общим торговым центром для народов, живущих выше ее и вблизи; сюда, в Диоскуриаду, приходят главным образом для покупки соли". А историк Плиний в одной из своих книг отметил: "Теперь этот город находится в запустении, но некогда он был до того знаменит, что, по словам Тимосфена, туда сходились 300 племен, говоривших на разных языках! И после того наши римляне вели здесь свои дела при посредстве 130 переводчиков".

Поясним: Понт -- это Черное море, которое некогда произвело на греков весьма неблагоприятное впечатление, настолько неблагоприятное, что они даже дали ему прозвище Понт Аксинский, то есть "негостеприимное море". Может быть, и в самом деле на первых порах после теплого Эгейского моря, где плывешь от одного острова к другому, Черное море показалось им более суровым, более холодным. Может быть, вначале негостеприимными показались и здешние берега. Впрочем, лихие греческие мореходы, которые лет за семьсот до нашей эры проникли в Черное море, довольно быстро убедились в том, что и море-то, как говорится, не из худших, и земли богатые, и с местными племенами и народами торговать можно. И Понт Аксинский стали именовать Понтом Евксинским -- "морем гостеприимным".

Между прочим, по мнению современных ученых, Черное море стало таким, каким мы его теперь знаем, лишь примерно три тысячелетия назад. Еще десять тысяч лет назад оно было большим пресноводным озером.

Что же касается города, то древнегреческие историки и писатели сообщают, что основали его в VI веке до нашей эры купцы из Милета, знаменитого в Древней Греции полиса. Впрочем, задолго до милетских купцов существовали в здешних местах поселения, обжиты были тут земли местными племенами. И охотно меняли те племена шерсть, шкуры, рыбу на расписные вазы, оружие, на орудия, которые доставляли им пришельцы.

Колхидой называли эти богатые причерноморские земли греки.

2. Рассказывали, в древней области Беотии, в Средней Греции, правил некогда сын бога ветра Эола царь Афамант. От богини облаков Нефеллы у него было двое детей -- сын Фрикс и дочь Гелла. Потом разлюбил жену Афамант, женился на другой. А мачеха невзлюбила пасынков, решила погубить их. И уже было едва-едва не осуществила свой злодейский замысел: пасть под ножом жреца должен был юный Фрикс, но вдруг предстал перед детьми златорунный овен -- баран, присланный богиней Нефеллой. Сели на овна Фрикс и Гелла, и помчал он их над полями и лесами, над реками, выше гор. Вот уже море виднеется. Испугалась Гелла, не удержалась на овне и упала прямо в море. С тех пор оно стало называться морем Геллы, Геллеспонтом (ныне -- Дарданеллы).

А овен с Фриксом продолжил свой путь и достиг берегов Фасиса, в далекой Колхиде. Здесь правил сын бога Гелиоса -- Эет. Когда Фрикс подрос, Эет женил его на своей дочери. Овна Фрикс, исполняя волю богов, принес в жертву Зевсу. А его руно повесил в священной роще. Не смыкая глаз, огнедышащий дракон денно и нощно охранял золотое руно.

Тем временем в Фессалии, на востоке Северной Греции, брат царя Афаманта воздвиг город. Потом в городе стал править его сын Эсон. Но недолго пользовался он властью. Сводный брат Пелий сместил его.

Когда у Эсона родился сын, он нарек его Ясоном, но, опасаясь, что Пелий погубит младенца, объявил, будто мальчик захворал и скончался. На самом деле он отдал его на воспитание кентавру Хирону. Рос мальчик сильным, крепким. Научил его Хирон стрелять из лука, владеть мечом и копьем, научил игре на музыкальных инструментах и многому другому.

Когда Ясону исполнилось двадцать лет, он пришел к Пелию и потребовал, чтобы возвратил тот ему власть, отнятую у отца. За Ясона вступились и его дяди. Пелий решил схитрить.

-- Ладно, -- сказал он, -- я верну Ясону власть. Возвращу и богатства, отнятые у его отца. Но с одним условием: пусть Ясон умилостивит подземных богов. Фрикс умер в далекой Колхиде. Его тень открыла мне в сновидении, что молит он: пусть кто-нибудь отправляется в Колхиду и завладеет золотым руном. Сам я стар. Ты же, -- сказал он обращаясь к Ясону, -- молод. Сверши это деяние, и будет все по-твоему.

Вот тогда-то и кликнул клич Ясон, и на зов его -- отправиться в страну Золотого руна собрались со всех уголков Греции знаменитейшие герои, в том числе и Геракл.

3. Долго плыли на своем девятивесельном, легком и быстром, словно чайка, корабле "Арго" герои, немало приключений испытали. Побывали на острове Лемнос, выиграли сражение у шестируких великанов на одном из полуостровов Мраморного моря, оставили в Мизии, на западном берегу Малой Азии, Геракла, который по воле громовержца Зевса должен был возвратиться назад в Грецию (здесь он совершит свои двенадцать великих подвигов). Побывали в северо-восточной части Балканского полуострова. Пересекли Черное море и долго плыли вдоль его берегов. И наконец засинели на горизонте горы Кавказа, и подплыли путешественники к благодатной Колхиде. Вскоре они увидели устье Фасиса (Риони). Мореплаватели поднялись вверх по его течению и бросили якорь в заливе реки. Здесь находилась столица Колхиды.

4. Царь Эет поставил Ясону несколько условий. Лишь в том случае, если Ясон исполнит их, соглашался Эет отдать золотое руно.

Младшая дочь Эета, волшебница Медея, по воле богов влюбилась в Ясона и помогла ему: вручила мазь, приготовленную из сока корней растения, выросшего высоко в горах на крови Прометея. Тот, кто натирался этой мазью, становился неуязвимым.

...Все исполнил Ясон: распахал поле плугом, запряженным медноногими, огнедышащими быками, засеял поле зубами дракона, а когда из этих зубов выросли закованные в доспехи воины, он перебил их всех до одного. Но Эет нарушил клятву, не захотел отдать руно, и, если бы снова на помощь Ясону не пришла Медея, не сумел бы тот одолеть дракона, охранявшего сокровище.

Теперь надо было спешить. Обрубили аргонавты канаты, которыми привязан был "Арго" к берегу, дружно налегли на весла, и стремительно помчался корабль вниз по течению Фасиса к морю, увозя золотое руно и волшебницу Медею...

Среди героев, отправившихся вместе с Ясоном за золотым руном, были два кормчих, два брата Диоскуры: Полидевк, искуснейший кулачный боец, и Кастор, которого никто не мог превзойти в искусстве править колесницей.

Именно они -- так рассказывается в мифе -- основали на берегу Понта Евксинского на обратном пути город, названный в их честь Диоскурией.

5. Быль и небыль, легенды и факты... Знакомый нам уже Страбон в своей "Географии" сказал: "Известны рассказы... о богатстве этого края: золоте, серебре, железе, дающих основу для предположений об истинных причинах похода аргонавтов, причину, по которой до них снарядился в плавание Фрикс". И добавил: "Говорят, что там [в Колхиде] потоки сносят золото и что варвары собирают его при помощи просверленных корней и косматых шкур. Отсюда и сложилась басня о золотом руне".

6. У нас нет точных данных о том, как выглядела Диоскурия. Известно лишь одно: город славился красотой и богатством и благоденствовал и процветал на протяжении по крайней мере четырех столетий!

Древний торговый путь шел от Диоскурии в глубь современной Абхазии и далее через Клухорский перевал на Северный Кавказ.

Не только с народами и племенами, населявшими Кавказ, торговали жители Диоскурии, но и с другими греческими колониями и, конечно, с Грецией. Даже собственную монету чеканил город!

7. В I веке до нашей эры, разгромив Боспорское царство Митридата VI Евпатора (как известно, не желая попасть в руки своих врагов, Митридат покончил с собой на вершине холма в Пантикапее, ныне Керчи, -- холма, который и сейчас называют холмом Митридата), римские легионы под предводительством Помпея вторглись на кавказское побережье. Они захватили Колхидское царство, напали на Иберию, лежащую к востоку от Колхиды. Уменьшилась торговля, в упадок пришли ремесла.

Прошло еще некоторое время. В 134 году нашей эры правитель римской провинции Каппадокии по повелению императора Адриана проехал -- это была инспекционная поездка -- по всему побережью Колхиды. Случаю оказалось угодным, что его подробный отчет с перечислением всех посещенных им поселений, с дотошными записями обо всем, что он видел в пути, -- о реках, кораблях, дорогах, бурях, дошел до нас.

В этом отчете сказано: "...мы успели раньше полдня прибыть в Себастополис. Поэтому в тот же день сумели выдать жалованье солдатам, осмотреть коней, оружие, поглядеть упражнения всадников, осмотреть больных и хлебные запасы, обойти стены и ров. Себастополис основан милетянами. Прежде он назывался Диоскурией".

Четырьмя столетиями позднее, в 550 году нашей эры, в самый разгар борьбы, которую вели за овладение Кавказом Византия и Иран, византийские войска оказались вынужденными временно уступить свои позиции. Чтобы не оставлять врагам свои укрепленные места, они разрушили стены ими же построенных крепостей в Питиусе (Пицунде) и Себастополисе.

Когда же персидское войско ушло и византийцам удалось вновь вернуться, они заново отстроили крепость.

Известный византийский историк Прокопий Кесарийский писал: "Император Юстиниан возобновил и расширил этот самый Себастополис... обнес его стенами, и город сей по обширности и богатству стал одним из первых на восточном побережье Черного моря".

В XIV--XV веках здесь находилась генуэзская фактория -- на картах того времени ее именуют Сан-Себастьян, Севаст, Себастополис. Но эта фактория не была прямой преемницей римского города.

В XVIII веке итальянский историк Арканджело Ламберто первым на Западе упомянул о том, что древний Себастополис был взят морем.

О городе, исчезнувшем в морских волнах, рассказывали, естественно, и в Грузии. Многие даже называли место, где находился этот город, -- там, где сейчас Сухуми. И уверяли, что в тихую погоду на дне Сухумской бухты видны остатки домов и улиц.

...1864 год. Море выбросило в Сухуми на берег настоящий клад: "золотую корону в виде обруча, толщиной в гусиное перо с привесками". И до этого и после этого довольно часто на берегу находили древние монеты: золотые, серебряные, медные -- и предметы из металла. Так же как в Пантикапее, тут в земле при постройке домов, да и при других обстоятельствах нередки были находки древней утвари, украшений, черепков.

8. Ученых давно уже интересовало, где же все-таки находилась древняя Диоскурия? На том месте, где нынче привольно раскинулся красивый, яркий, цветущий Сухуми? Или же где-то в стороне от него? Спорили, опираясь главным образом на свидетельства древних писателей и путешественников. А к единому выводу прийти не могли. В основном из-за того, что сами древние авторы по-разному оценивали расстояние, скажем, от того же Питиуса до Диоскурии. Удивительного тут ничего нет, нередко ведь расстояние определяли "на глазок" с моря, плывя на корабле. А случалось и так, что спрямлялась дорога или менялась и конфигурация берега.

Никто, разумеется, не утверждал, что Диоскурия находилась далеко от Сухуми. Но все же некоторые исследователи доказывали, будто следы Диоскурии следует искать на левом берегу реки Кодор, возле мыса Искурия (Скурга), что находится в двух десятках километров южнее современного Сухуми. Бралось это, разумеется, не "с потолка". Приводились аргументы, в ряде случаев они казались достаточно весомыми.

9. В 1874 году известный в то время археолог Брунн, скрупулезно проанализировав все имевшиеся в его распоряжении данные, пришел к выводу, что все-таки Диоскурию следует искать в Сухуми. Еще точнее: Сухуми находится на том самом месте, где некогда располагалась Диоскурия.

Двумя годами позже большой энтузиаст изучения древностей Абхазии, историк и краевед Владимир Чернявский поддержал Брунна. Но высказал при этом мысль, что остатки Диоскурии следует прежде всего искать в море. Вместе с двумя молодыми помощниками, Метаксой и Шангиреем, он и занялся поиском остатков древних сооружений на дне Сухумской бухты. И кое в чем преуспел. Одну из своих находок он назвал замком. "Замок этот, -- писал Чернявский, -- имеет два сомкнутых отделения, одно совершенно круглой формы, другое -- четырехугольной, последнее более разрушено".

Позднее, уже в 90-х годах XIX века, неподалеку от Сухуми, на берегу реки Келасури, впадающей в Черное море, был найден клад: довольно значительное число древних монет, в том числе монеты, увидевшие свет в Диоскурии, в первые века нашей эры.

10. В августе 1953 года физрук одного из сухумских санаториев Юрий Мовчан увидел на дне Сухумской бухты, неподалеку от того места, где речка Басла, или, как ее называют в просторечии, Баслетка, впадает в море, на незначительной сравнительно глубине, плиту. Когда ее подняли на берег, то оказалось, что Мовчану посчастливилось найти редкостной красоты мраморную надгробную стелу, которая, как напишет исследовавший ее Л. Шервашидзе, "не имеет равных среди известных мраморных барельефов в Советском Причерноморье".

Она и в самом деле очень красива, эта двухметровой высоты, чуть расширяющаяся книзу серовато-белая плита с чудесной барельефной сценкой: молодая женщина, сидя в кресле, нежно прощается с сыном. Она положила ему на плечо руку и глядит не наглядится, прощаясь. На заднем плане еще одна женская фигура с ящиком на плече. Служанка? Возможно, что так, и держит она, вероятно, ящик с драгоценностями.

Плита сохранилась не полностью, ее левый край обломан.

Удалось установить: стелу изготовили в V веке до нашей эры и привезли из Греции. А вот, над чьей могилой она находилась, кто автор барельефа, этого, наверно, вообще не узнать. Дело в том, что, как пишет Л. Шервашидзе, подобные стелы имели обычно навершие, на котором помещалась надпись. Было навершие и на нашей стеле, но найти его не удалось.

Так или иначе, но находка вызвала большой интерес. Прежде всего потому, что она действительно уникальна. А во-вторых, она вновь напомнила ученым о тайне Диоскурии.

Заметьте: нашли стелу в море. Естественно, что это навело ученых на мысль продолжить те поиски на дне Сухумской бухты, которые успешно начал Чернявский. Собственно, их собрались продолжить еще в начале века, но все что-то мешало.

Кстати говоря, именно возле устья реки Баслетки волны частенько выбрасывали античные черепки, монеты, а порой украшения и всякого рода погребальную утварь.

Может быть, тут некогда находился некрополь?

11. 1957 год.

"Сменяя один другого, мы уходили на дно, чтобы тщательно, метр за метром, просмотреть грунт, проверить лежащие на дне камни. Время от времени приходилось приостанавливать работу, чтобы дать улечься темным клубам тумана, который образует потревоженный ил...

Обследование дна на месте находки стелы -- единственная цель наших работ. Мы изучаем также находящиеся поблизости, под водой, остатки древнего сооружения. Эти руины и были причиной курьезной ошибки, допущенной известным английским писателем Джеймсом Олдриджем. В своей книге ``Подводная охота'', упоминая о затонувшем на дне Сухумской бухты городе Диоскурии, Олдридж пишет, что, по дошедшим до него сведениям, на одном из зданий этого подводного города сохранилось даже изваяние пловца... Никакой такой скульптуры вообще нет. Видимо, просто переводчик не очень точно передал, что пловец, взобравшийся на стену подводных развалин, будет возвышаться над поверхностью моря.

Развалины, которые мы собирались изучать, были сплошь покрыты водорослями и острыми ракушками. И прежде всего нам пришлось, вооружившись водолазными ножами, начать очистку поверхности стен. Лишь после того стало возможно произвести обмер этих руин, снять их план, зарисовать характер кладки.

Оказалось, что это остатки круглой башни с примыкающим к ней, еще больше, чем она сама, разрушенным прямоугольным помещением. Стены имеют толщину более метра и выложены из крупного, неоколотого булыжного камня на известковом растворе. Башня небольшая, ее наружный диаметр -- около шести метров. В башне с одной стороны сохранился узкий дверной проем, с другой -- три узкие оконные щели в виде бойниц".

Это описание принадлежит Л. Шервашидзе. И речь в нем идет о том самом "замке", о котором в свое время писал В. Чернявский. Но вот что небезынтересно. По необъяснимой причине (явно произошла какая-то путаница в записях) у Чернявского "замок" был помечен совсем в другом месте: напротив развалин Сухумской крепости, построенной в XVIII веке турками. Но там нет никакого замка. Он находится неподалеку от устья Баслетки.

И все же именно возле Сухумской крепости, после того как на протяжении двух с лишним месяцев аквалангисты километр за километром безрезультатно прочесывали дно Сухумской бухты, были сделаны прелюбопытнейшие находки.

12. Сначала нашелся фрагмент стены, сложенной из булыжника, под ними виднелась кирпичная кладка, стены располагались перпендикулярно по отношению к берегу. Дальнейшее ее изучение показало: рядом со стеной дно покрыто камнями. Тут была какая-то постройка. Немного дальше нашелся еще один фрагмент стены, затем другой. В целом создалось впечатление, что это обломки одной и той же частично разрушенной до основания стены.

А потом нашлись руины других стен. Однажды посреди ставших уже привычными глыб аквалангисты увидели жернов ручной мельницы. Нашли тесаный камень, вероятно, обломок арки. Нашли большую каменную ступу с крестообразными вертикальными ребрами-утолщениями, расположенными с наружной стороны.

Обследованная площадь -- метров триста вдоль берега и метров полтораста в глубь моря -- свидетельствовала: именно здесь, а не в районе пляжа сохранились в море остатки какого-то древнего (похоже, что римских времен) крепостного сооружения -- какого именно сказать было трудно.

Найденные под водой фрагменты образовывали в плане фигуру, напоминающую удлиненный прямоугольник, тянущийся параллельно берегу.

Конечно, это в лучшем случае можно было считать лишь началом, но обнадеживающим началом.

13. Весной 1958 года рабочие, удлиняя Приморский бульвар в Сухуми, копали траншею вдоль набережной, возле турецкой крепости. Траншею хотели заполнить плодородной землей и посадить деревья и цветы.

Л. Шервашидзе, проходя мимо, случайно обратил внимание на то, что в раскопе виднелась по меньшей мере двухметровой толщины стена. Она тянулась вдоль всей траншеи и заворачивала по дуге в сторону моря. Исследователь остановился как вкопанный. Где-то он уже видел эту характерную кладку: булыжники, положенные на известковом растворе, кирпичную прослойку.

Но где?

...Тогда стена была под водой, покрытая водорослями, облепленная ракушками.

Ну, конечно, именно так. И эта находящаяся в море стена имеет непосредственное отношение к той, что раскопали рабочие! Она и расположена даже параллельно к последней!

Работы по сооружению сквера были прерваны. Было прекращено и разрушение стены.

Участок перешел в распоряжение ученых. И вот тогда, как пишет Л. Шервашидзе, началось самое интересное. "День за днем все больше и больше освобождались из земляного плена скрытые в течение многих веков руины: толстые стены, укрепленные контрфорсами, мощные башни, тесаные камни, образующие арку; пол, выложенный из очень больших квадратных керамических плит; круглые кирпичи, такие, какие употреблялись при постройках бань. Черепки краснолаковой керамики, чудесные блюда, украшенные кругами и волнистыми линиями, большие кубки, всевозможные кувшины и чашки... Бронзовые монеты. Одни сильно разрушены, зато другие удивительно хорошо сохранились".

Самые ранние из сооружений относились к I веку нашей эры; башни, обнаруженные на берегу, и те остатки стен, которые ранее были обнаружены в море, -- это один и тот же комплекс сооружений. А самое главное заключалось в том, что руины, несомненно, были руинами Себастополиса. Разыскали ученые много амфор, обломки посуды, массивные ступы, обломки кувшинов, зернотерок. Нашли кусок необработанного металла, спекшегося со шлаком, -- красноречивое свидетельство того, что здесь выплавляли металл. Нашли трубы, бассейн со сливом, монеты -- римские, персидские, из стран Малой Азии. Нашли золотой перстень, видимо принадлежавший знатному римлянину, а также глиняные светильники.

Найденное свидетельствовало о том, что Диоскурия -- насколько можно судить, -- очевидно, действительно находилась некогда там, где нынче находится Сухуми.

Где же именно?

-- На дне, -- отвечает на этот вопрос археолог и краевед Л. Соловьев, многие годы занимающийся поисками Диоскурии. -- На дне Сухумской бухты.

14. Вкратце его рассуждения сводятся к следующему. Известно, что дно в Сухумской бухте резко уходит вглубь. Уже в трехстах--четырехстах метрах от берега глубина достигает чуть ли не восьмидесяти метров, в пятистах метрах от берега она переваливает за сто. Быть может, тому виной какая-то тектоническая катастрофа? И сравнительно недавняя? Ведь в абхазских преданиях сохранились сведения о сильнейшем землетрясении в городе чужеземцев, -- городе, который поглотило море.

При этом следует принять во внимание то обстоятельство, что, судя по целому ряду фактов, две с половиной тысячи лет назад, то есть в те времена, когда в здешние края прибыли милетские купцы, Сухумской бухты -- так во всяком случае считает Л. Соловьев -- вообще не было! А ее место занимала низменность, на которой находилась общая дельта рек Келасури и Гумисты.

Соответственно по-иному была расположена и линия древнего берега. Его легко представить себе, если мысленно соединить оконечности нынешнего Гумистинского мыса и устье реки Маджарки. На песчаном берегу рядом с гаванью, считает Л. Соловьев, находились склады, крепость, а сзади сама Диоскурия.

...Сначала переменила свое русло Гумиста, ушла на шесть километров к западу. Потом стала передвигаться дельта реки. Затем морское течение, раньше приносившее наносы, стало уносить их. Повысился, пусть не очень значительно, уровень моря. Оно прорвало песчаные валы и перешло в наступление на город. Свою роль, несомненно, сыграли и оползни. Это хорошо видно на примере Севастопольской крепости: она частично "сползла" в море. Этому пытались воспрепятствовать, строили всякие контрфорсы. И все-таки с течением времени значительная часть крепости оказалась под водой.

Но наступлением моря и оползнями тут всего не объяснишь. Ведь аквалангистам пока что не удалось найти мало-мальски крупных сооружений или руин, относящихся к древнегреческим временам. Не найдены они и на суше. Не на дне ли Сухумского подводного каньона, этого своеобразного провала, который, по мнению ряда исследователей, образовался сравнительно не так уж давно, следует искать следы поглощенного морем города?

Может быть, именно в I веке нашей эры произошла катастрофа? После того как Диоскурия оказалась изрядно разрушенной во время войн Митридата с Помпеем?

Ясно одно: Диоскурия находилась на месте Сухуми и искать ее руины, очевидно, следует на дне Сухумской бухты, вероятно, на линии Гумистинский мыс -- устье Маджарки.

---------------------------------------------------------------

(Опубликовано: А. Варшавский. Следы на дне. М., "Мысль", 1975.)

(OCR, форматирование: Игорь Корнеев. Перепечатывается с сайта: http://lib.ru/PRIKL/WARSHAWSKIJ/sledy.txt.)



Некоммерческое распространение материалов приветствуется;
при перепечатке и цитировании текстов
указывайте, пожалуйста, источник:
Абхазская интернет-библиотека, с гиперссылкой.

© Дизайн и оформление сайта – Алексей&Галина (Apsnyteka)

Яндекс.Метрика