Игорь Марыхуба

Об авторе

Марыхуба (Мархолиа) Игорь Ражденович
(абх. Марыхәба Игор Ражден-иԥа)
(род. 9 января 1946, cело Аацы, Гудаутский район)
Абхазский государственный, общественно-политический деятель, политик и учёный-историк. Родился в семье педагогов, участников Отечественной войны 1941—1945. Окончив начальные классы в Аацынской 8-летней школе, в 1963 завершил учебу в Цандрипшской средней школе-интернат № 1 Гагрского района. В 1966 окончил Сухумский индустриальный техникум, факультет промышленного и гражданского строительства, по специальности «техник-строитель», а в 1971 окончил исторический факультет СГПИ (Сухумский государственный педагогический институт), по специальности «преподаватель истории». В 1966—1968 строил важные объекты Всесоюзного курортного комплекса Пицунда (Амзара) в Абхазии, в должности прораба, инженера, а после ввода в эксплуатацию курорта Пицунда, работал начальником службы. Служил в рядах Советской армии (в радиотехнических войсках) в г. Ярославле в 1972—1973. Затем работал заведующим постановочной частью Абхазского государственного драматического театра имени С. Я. Чанба (1973—1975), заведующим отделом истории Абхазии дореволюционного периода в Абхазском государственном музее (1975—1980), заведующим жилищно-бытовым отделом Совпрофа Абхазской АССР (1980—1993), исполняющим обязанности председателя комитета профсоюза работников культуры республики Абхазия (1993—1996), старшим референтом Администрации Президента Республики Абхазия и (одновременно) первым заместителем председателя Совета общественности при Президенте Республики Абхазия (1996—2001), секретарем комитета по организации Академии наук Абхазии (1996—1997 гг.). Также он работал секретарем государственной комиссии РА по расследованию фактов геноцида и массовых убийств граждан Абхазии во время грузино-абхазской войны 1992-1993 гг. (1996—2001), членом государственной комиссии по развитию абхазского языка (1996—2001). С 1997 года работает старшим научным сотрудником отдела истории Абхазии института гуманитарных исследований имени Д. И. Гулиа, Академии наук Абхазии. Марыхуба И. Р. — один из лидеров национально-освободительной борьбы абхазского народа 60-80-х годов XX века. Автор, соавтор, составитель и подписант многих Абхазских писем в Москву — в ЦК КПСС, посвященных праву абхазской нации на самоопределение, восстановлению репрессированного Сталиным суверенитета Абхазии, ее национальной государственности, вопросу выхода Абхазии из-под колониальной зависимости Грузии. Марыхуба — активный участник Всеабхазских народных собраний (сходов) в Сухуме, на Лыхнашта, в селе Пакуашь в 1967 г., 1978 г., 1989 г., идеологической работы в период грузино-абхазской войны 1992—1993. Марыхуба И. Р. — один из инициаторов создания и лидеров Народного форума Абхазии «Айдгылара» («Единение») — общественно-политической организации в Абхазии (ноябрь, декабрь 1988 г.), активный участник разработки ее Устава и Программы, один из первых ее руководителей, член ее Президиума и Правления. Участник съездов и сессий Ассамблеи (Конфедерации) горских народов Кавказа, делегат Общенациональных съездов абазинского и чеченского народов в Черкесске и Грозном (1989 г., 1990 г.), делегат Общенационального съезда горских народов Кавказа от Первого Всеабхазского съезда в Сухуме (февраль 1991 г.). Игорь Ражденович Марыхуба — один из инициаторов и лидеров создания новой (социал-демократической) партии в РА — «Народной партии Абхазии» (октябрь 1991), первый съезд которой избрал его председателем этой партии. Во время грузино-абхазской войны он был членом Оперативного Штаба Конфедерации народов Кавказа (КНК) в городе Гудаута, являлся делегатом (и докладчиком от Народной партии Абхазии) первого Всемирного Конгресса абхазо-абазинского народа на Лыхнашта, делегатом III чрезвычайного съезда кабардинского народа. По поручению руководителя Республики Абхазия он не раз возглавлял абхазские делегации в северо-кавказских республиках, имел встречи с руководителями этих республик, устраивал в них пресс-конференции с целью разъяснения складывающейся военно-политической ситуации вокруг Абхазии во время грузино-абхазской войны, посещал семьи добровольцев, погибших в этой войне. Награжден орденом «Ахьдз-апша» III степени (19.01.2011).
Игорь Ражденович Марыхуба (Мархолиа) — автор ряда монографий и научных статей по политологии, истории и культуре абхазского народа и Абхазии, книг-путеводителей, брошюр, статей о городах Абхазии.

Труды:

  • Мархолиа И. Р. "Пицунда" (рекламный проспект). - Москва, 1975.
  • Мархолиа И. Р. "Пицунда". — Сухуми, "Алашара", 1976. — 96 с.
  • Мархолиа И. Р. "Новый Афон (Псырдзха)", Сухуми, 1978.
  • Мархолиа И. Р. "Абхазские этюды". — Сухуми, "Алашара" 1987. — 198 с.: ил.
  • Мархолиа И. Р. Послесловие к книге Е. А. Эшба - "Асланбек Шерипов", 3-е дополненное издание, Сухуми, 1990.
  • Марыхуба И. Р. "Об Абхазских письмах 1947-1989 годов",предисловие к книге "Абхазия в советскую эпоху. Абхазские письма (1947-1989 гг.)", сборник документов и материалов, том 1. Составитель, автор комментариев, именного указателя и ответственный редактор И. Р. Марыхуба. Акуа (Сухум), 1994.
  • Марыхуба И. Р. «Об абхазах и Абхазии» (на русском и английском языках), Акуа (Сухум), 1993.
  • Марыхуба И. Р. "Ефрем Эшба (выдающийся государственный деятель)". Акуа (Сухум), 1997.
  • Марыхуба И. Р. «Кавказ не был первоначальной родиной грузинского народа», Акуа (Сухум), 1999.
  • Марыхуба И. Р.«Очерки политической истории Абхазии», Акуа (Сухум), 2000.
  • Марыхуба И. Р. «Исторические, государственно-правовые обоснования суверенитета Абхазии», Акуа (Сухум), 2004.
  • «Омар Бигуаа: письма в Абхазию (70-80-х годов XX века)», (на абхазском языке). Составитель и автор предисловия И. Р. Марыхуба, Сухум, 2006.
  • Марыхуба И. Р. "Война Грузии против Абхазии (1992—1993 гг.)", (на абхазском и русском языках), Сухум, 2006.
  • Марыхуба И. Р. «Абхазия: прошлое и настоящее», Акуа (Сухум), 2007.
  • Марыхуба И. Р. Предисловие к книге «Абхазия в советскую эпоху. Из истории национально-освободительной борьбы абхазского народа (70-е годы XX века)». Сборник документов, том 2. Составитель, автор предисловия, комментариев, именного указателя, ответственный редактор И. Р. Марыхуба, Акуа (Сухум), 2009.
  • «Айдгылара» — 20 лет», сборник выступлений и докладов. Составитель и ответсвенный редактор И. Р. Марыхуба. Сухум, 2009.
  • Игорь Марыхуба. «Аслан Отырба: жизнь и борьба за свободу Абхазии», 2-16 февраля 2010.
  • «65-летие» (ко дню рождения И. Р. Марыхуба), сборник избранных научно-публицистических статей, выступлений, рецензий. Акуа (Сухум), 2011.
  • Марыхуба И. Р. «Страницы истории абхазского народа (концептуальные размышления и попытка обобщения)», часть первая, Акуа (Сухум), 2011.

(Источник: http://ru.wikipedia.org/wiki.)





Игорь Марыхуба

Во времена лихолетья

Слово об Аслане Отырба и его выступлении в 1953 году

К 100-летию со дня рождения
 
Во времена лихолетья, в экстремально критические моменты своей истории абхазский народ выдвигал из своей среды национальных героев. Благодаря таким самоотверженным бескорыстным и бескомпромиссным в судьбоносных вопросах государственно-политическим личностям, как Нестор Лакоба, Ефрем Эшба, Владислав Ардзинба, лидерам национально-освободительной борьбы абхазского народа Куациа Шакрыл, Аслану Отырба, Тамаре Шакрыл и другим, мы сегодня гордимся 17-летием Победы, Свободы, Независимости, де-юре признанной Республикой Абхазия (Апсны). Конечно же, в этом ряду выделяется ярчайшая государственно-политическая фигура, основателя современного суверенного Абхазского государства - Республики Абхазия - Владислава Григорьевич Ардзинба, без самоотверженных усилий которого абхазский народ, многонациональный народ Абхазии, не мог бы иметь того, что имеет сегодня. 

Мне хотелось бы сказать о его ярком предшественнике на поприще национально-освободительной борьбы - об Аслане Тамшьыгуовиче Отырба.
 
Он достойно заявил о себе как о большом, горячем патриоте тогда, когда остро встал вопрос искоренения общественно-политического наследия сталинщины и бериевщины, последствий преступной деятельности грузинской партийно-полицейской диктатуры в Абхазии. Через призму практической деятельности А.Т.Отырба можно охарактеризовать всё, что пережили и испытали на себе Абхазия и ее народ в 50-60-е годы ХХ века.
 
В самом незаурядном образе А.Т.Отырба концентрированно выразились боль и чаяния абхазского народа. Он бескомпромиссно, на высокопрофессиональном политическом и правовом уровне задокументировал проявления грузинского национал-фашизма, физического и культурного геноцида над абхазским этносом, методичного системного огрузинивания абхазского народа, равно как и его истории и культуры. Аслан Тамшьыгуович вынес свой вердикт всему этому государственно-политическому диктату, советско-грузинской колониальной политике в отношении Абхазии и ее коренного народа.
 
Как видный государственно-политический деятель Аслан Отырба выдвинулся в 50-е годы ХХ века, на стыке переломного момента - сталинских и постсталинских времен советской эпохи. Это было связано со смертью, концом тридцатилетнего правления тирана Сталина, назначением на пост первого секретаря ЦК КПСС Никиты Сергеевича Хрущева в сентябре 1953 года, с разоблачением культа личности "отца всех народов", наступлением так называемой "хрущевской оттепели", отмеченной некоторой либеральностью в управлении огромной многонациональной страной, остававшейся имперской по своей сути.
 
С приходом Н.Хрущева на пост лидера КПСС, с сентября 1953 года, Абхазия постепенно, хотя и очень медленно, избавлялась от наследия сталинизма и бериевщины, чему активно противодействовал господствовавший здесь грузинский национал-шовинизм (по сути - нацизм). И если были какие-то подвижки, то только благодаря последовательному нарастанию национально-освободительного движения абхазского народа за свои конституционные права, за вывод своей страны – Апсны – из подчинения самозваной метрополии – Грузии.
 
***
 
К тому времени 43-летний Аслан Отырба был в расцвете сил и способностей. Проявлялись его жизненный опыт, организаторский талант. Родился он 25 января 1910 года. Начальное образование получил в родном селе Абгархыку Гудаутского района. Его личность как абхаза (апсуа) формировалась под воздействием господствовавших в социально-бытовой культуре односельчан из с. Абгархыку канонов Апсуара ("абхазство") – ментального кодекса, морально-этической конституции абхазского народа.
 
В 1929-1934 годах он учится в возглавляемой Кондратом Дзидзария Сухумской абхазской образцовой школе-интернате им. Н.А.Лакоба вместе со своими сверстниками: Георгием Дзидзария, Шалуа Инал-ипа, Нура Акаба, Николаем Гобечия и др. В 1934 году Аслан поступил в Московский институт истории, философии и литературы и успешно закончил его в 1939 году. Преподавал историю в средних школах Москвы и в Сухумском пединституте. В 1939-1946 годах он служил в Красной Армии, прошел суровые годы Великой Отечественной войны. Храбро сражался в боях на Юго-Западном, Воронежском, Первом и Втором Украинском фронтах, был награждён орденами. Вернувшись с фронта, в 1946-1953 годах работает в Абхазии по партийной линии: пропагандистом, лектором, заведующим отделом пропаганды и агитации Абхазского обкома КП Грузии...
 
Осенью 1953 года Аслан Отырба и Архип Лабахуа были вызваны в Москву, в ЦК КПСС, на собеседование для назначения их на высшие должности в Абхазии – первого секретаря обкома партии и Председателя Совета Министров. Но 19-20 сентября того же года в Тбилиси состоялся VII пленум ЦК Компартии Грузии, который должен был сменить его первого секретаря, бериевца (мегрела) А.И.Мирцхулава на Василия Павловича Мжаванадзе, продолжившего, однако, курс национал-шовинистической политики руководства Грузии. Вслед за этим пленумом кадровые пертурбации должны были грянуть и в Абхазском обкоме партии, послушном филиале ЦК КП Грузии, где также орудовали недобитые бериевцы во главе с первым секретарем Г.З.Качарава. Заметим, что все должности первых секретарей в городах и районах Абхазии занимали лица грузинской национальности!..
 
Аслан Отырба являлся единственным абхазом, занимавшим высокий партийный пост в Абхазобкоме, вместо освобожденного с работы И.К.Тускадзе (с 19 июня 1953 года)
 
Кремлевские разборки
 
Известно, что представитель ЦК КПСС, находившийся в Тбилиси, позвонил в Сухум заведующему отделом пропаганды и агитации Абхазского обкома партии Аслану Тамшьыгуовичу Отырба и предложил ему выступить на тбилисском пленуме с докладом: дескать, таково веление самого Никиты Хрущева, еще "неокрепшего", не взявшего в свои руки бразды правления СССР. И сейчас, мол, уместно было бы, чтобы прозвучала на родине Сталина и Берия критика и из Абхазии, что явилось бы абхазской поддержкой нового, хрущевского партийно-государственного курса.
 
"Развенчавший" Сталина Хрущев по пути к "десталинизации" фактически использовал в борьбе за власть те же самые приемы и механизмы, которыми пользовался в 20-е годы "отец всех народов". Общеизвестен сталинский стиль – "есть человек – есть проблема, нет человека – нет проблемы". Устранение Берия – зампредсовмина СССР, руководителя объединенного МВД и МГБ, преемника Сталина и его правой руки, способствовало приходу к власти Хрущева.
 
И вот последовали "разборки", кремлевская "подковёрная борьба", "перетягивание каната" внутри руководства КПСС (с одной стороны Хрущев) и СССР (с другой стороны Маленков) за власть, жесткие корректировки, тоталитарные перекосы и ошибки, что в совокупности позже получило название "позднего сталинизма".
 
На вопрос Отырба: "Почему поручено выступить именно мне? Я ведь и не член бюро Абхазского обкома?!" – последовал ответ: "Ничего, вам дадут слово, все обговорено!"...
 
Предполагалось, что могли выступить на этом пленуме и другие высокопоставленные абхазские госчиновники, члены бюро Абхазобкома партии А.М.Чочуа, М.К.Делба (Председатель Президиума Верховного Совета и Председатель Совета Министров Абхазской АССР, депутаты Верховного Совета Грузинской ССР), М.Л.Хашба – секретарь Президиума Верховного Совета, Председатель Верховного Совета Абхазской АССР, А.М.Лабахуа – управляющий трестом "Ткварчелуголь" – депутат Верховного Совета Абхазской АССР. Но они отказались выступать, видимо, не хватило смелости. И, конечно же, если бы Аслан Отырба был бы первым секретарем Абхазского обкома партии, он сделал бы гораздо больше для Абхазии, абхазского народа, поскольку партия тогда была "организующей и руководящей силой" на всех участках "социалистического строительства". Этот пост считался обязательной номенклатурой ЦК КПСС, окончательно утверждавшейся самим Хрущевым. Аслан Отырба знал подоплеку ситуации: его подводили, подставляли, как абхазские коллеги, так и хрущевские представители ЦК КПСС, уж слишком были сильны грузинский национал-шовинизм и тбилисская властная элита. Но он не мог не согласиться, не воспользоваться моментом, впервые предоставленной возможностью с такой высокой партийной трибуны сказать о том, что пережили и испытывают абхазский народ и Абхазия, в какой бесправной, по сути, колониальной зависимости они находятся в составе Грузии. Ведь Апсны пребывала в пресловутой многоступенчатой иерархии "советских народов", что обуславливало закабаление абхазского народа грузинским в так называемой "братской семье СССР".
 
***
 
Приведу некоторые выдержки из выступления А.Т.Отырба на том, сентябрьском (1953 года) пленуме ЦК КП Грузии:
 
"... Хочу проиллюстрировать и показать это на примерах извращения, в частности, национальной политики нашей партии в Абхазии... В искусственной реорганизации абхазских школ в 1945 году, без ведома и согласия самого абхазского народа... Перевод обучения не был вызван какой-либо существенной необходимостью, он был осуществлен с целью быстрой ассимиляции абхазского населения в самой бесшабашной, грубой форме… Делопроизводство в таких городах, как Сухуми и Очамчири, было переведено на грузинский язык. При этом не учитывался национальный состав этих городов и районов… Попытки (грузинской – И.М.) ассимиляции дошли то того, что запрещали произносить такие выражения, как "абхазский народ", "абхазский язык", "абхазская литература"... Перестали издавать на абхазском языке учебники и произведения художественной литературы, подвергались травле и преследованию способные абхазские писатели... Был закрыт абхазский литературно-художественный журнал. Абхазская драма была доведена до жалкого состояния, прекратилась трансляция по радио на абхазском языке... Сам по себе тот факт, что после 30-летия существования советской власти мы обсуждаем на бюро и обсуждаем еще и на сегодняшний день, на каком языке обучать детей абхазцев, говорит о наличии грубых извращений национальной политики у нас в Абхазии... Без учета реальных возможностей, из других районов Грузии переселяли крестьян-колхозников (грузинской национальности) в абхазские села, причем, грубо нарушая Устав артели, отрезая приусадебные участки местных колхозников, передавая целые колхозные массивы с виноградниками переселенцам (грузинам – И.М.)... По вопросу о кадрах... При наличии местных кадров, которые работают и в Москве, и в Тбилиси, и в Прибалтике, и в Крыму, и на Северном Кавказе, в течение целого ряда лет к нам завозятся работники большими партиями 700–800 человек, включая и парикмахеров... Трудно перечислить все извращения, которые так методически проводились у нас в Абхазии в течение долгого времени..."
 
Прямо в лицо
 
Эти слова А.Т.Отырба произвели эффект взорвавшейся бомбы в зале, заполненном грузинской сталинско-бериевской партийной номенклатурой. Речь его прозвучала в присутствии представителей ЦК КПСС. Выступить с такой пламенной речью, сказать правду, что называется, прямо в лицо, в то время, при той удручающей общественно-политической ситуации в Грузии, в грузинском национал-шовинистическом логове, – было небезопасно и для личной жизни оратора. Но он поступил именно так, поскольку был страстным, большим патриотом Абхазии... Горько констатировать, но даже прибывшие вместе с ним на пленум некоторые абхазы сочли бы за благо сторониться его!..
 
"...Вражеское "шефство" предателя Берия наложило свой сильный отпечаток на весь ход хозяйственного и культурного строительства Грузии. Следовательно, ЦК Компартии Грузии, прежде всего, его первый секретарь тов. Мирцхулава, а также отдельные члены бюро, в том числе тов. Бакрадзе, как Председатель Совета Министров, должны были нацеливать грузинскую партийную организацию на решительное исправление тех извращений, которые имели место. Но это не было сделано нынешним руководством ЦК, а также Советом Министров Грузинской ССР. Последствия вражеской деятельности Берия не были ликвидированы. Это не смогли сделать и нынешние руководители как ЦК, так и Совета Министров, ибо они сами были запачканы в этих грязных делах и извращениях..." – продолжал изобличать Отырба.
 
Привыкшие за длительный период сталинщины и бериевщины, что с ними даже гости из Москвы говорят лишь в комплиментарном стиле (ведь грузины были баловнями советской системы), члены пленума были возмущены, мешали оратору выступать, его прерывали. "Если не хотите выслушать меня до конца, я сдам свой доклад в секретариат пленума", – парировал он отрицательную реакцию зала. И в этом факте неприятия правды, иного мнения также сказалась живучесть той политики по отношению к абхазам, основы которой заложили еще Сталин, Орджоникидзе, Енукидзе, Берия и др., предоставившие своим соотечественникам – грузинам – полное право распоряжаться судьбой малочисленного и никем не защищенного абхазского народа, судьбой его единственной исторической Родины Апсны – Абхазии, по-прежнему остававшейся колонией, "советской" вотчиной, неотчуждаемой собственностью Грузии.
 
Грузины никогда и ни из чьих уст не слышали ни в Москве, ни у себя дома такую дерзкую, до конца откровенную речь, резкую критику в свой адрес, и, тем более, что ее произносил представитель абхазского народа, который подвергался ассимиляции в большой, искусственно созданной в Абхазии грузинской переселенческой среде. Делалось все возможное и невозможное, чтобы абхазов сделать грузинами, а их древнейшую историю, прекрасную культуру попросту присвоить.
 
Известно, что имевшая статус союзной республики в составе СССР – ССР Абхазия 1921-1931 годов, волюнтаристским путём в 1931 году была включена Сталиным в состав Грузии на правах бесправной автономной республики. Сталин трижды: в 30-х, 1941-1942, 1949-1951 годах пытался выселить абхазов с их Родины – Апсны, а если и не сделал этого, то только потому, что решил ассимилировать их (огрузинить).
 
Стоит ли удивляться тому, что на состоявшемся вскоре, 2 октября, пленуме Абхазского обкома партии кандидатура Аслана Отырба и вовсе не выдвигалась на пост первого секретаря. За ним уже прочно закрепился партийный ярлык ярого "абхазского националиста", но и снять его с занимаемой должности сразу тоже не могли; терпели на посту зав. отделом пропаганды и агитации Абхазского обкома до января 1958 года, до перевода его заместителем Председателя Совмина автономной республики. Тогдашнее численное превосходство грузин – членов пленума не позволяло без нажима из Москвы утвердить любое абхазское выдвижение.
 
К тому же и Мжаванадзе убеждал Хрущева в том, что два первых ключевых поста – в Абхазском обкоме партии и Совмине республики – нельзя отдавать представителям столь малочисленного абхазского народа на фоне большинства грузинского населения в Абхазии. А правду о том, почему абхазы оказались в меньшинстве на своей родине Апсны, о русско-кавказской войне XIX века, депортации большого числа коренного абхазского населения в Турцию и страны Ближнего Востока, геноциде и этноциде абхазского народа, грузинской демографической экспансии в Абхазии 1937–1953 годов – об этом ни в Москве, ни в Тбилиси, говорить не хотели...
 
Вместо М.К.Делба Председателем Совмина Абхазской АССР назначили А.М.Лабахуа, а первым секретарем Абхазобкома вновь назначили грузина – Г.А. Гегешидзе, работавшего на этом посту со 2 октября 1953 года по 10 декабря 1955 года. Его сменил опять же грузин – О.Д. Гоциридзе, работавший с 10 декабря 1955-го по 1958 год, до назначения, наконец, на этот пост абхаза – Михаила Тимуровича Бгажба. Зато Председателем Совмина Абхазии назначили свана (грузина) – М.Г.Чиковани, занимавшего эту должность в 1958-1967 годах. Неизменно, вплоть до грузино-абхазской войны 1992-1993 годов на этот пост назначались грузины... 

Глас вопиющего в пустыне
 
Но, к величайшей трагедии абхазов, выяснялось, что эти названные А.Т. Отырба извращения соответствовали установкам партии и советского государства, ленинско-сталинской национальной политике, являлись социально-политическим продуктом эпохи советской империи. Выполнялось решение "языковеда" Сталина: "национальная консолидация" через слияние родственных наций и народностей в отдельные "зональные нации" со своими "зональными" языками - по примеру ассимиляции (грузинизации) абхазов, южных осетин, мегрелов, сванов, лазов и др. в Грузии.
 
Осуществлялась на практике искусственно созданная грузинская языковая "научная" теория "иберийско-кавказского родства", основы которой заложил еще в 1912 году "один чудесный грузин" Сталин в работе "Марксизм и национальный вопрос", одобренной Лениным. В работе, предусматривавшей абхазов и прочие кавказские "народы с примитивной культурой" "организовать" вокруг грузин, грузинского народа – "народа с высшей культурой". "Это была теория и программная декларация большевизма по национальному вопросу".
 
Грузия в глазах советских людей являлась всеобщей любимицей – "кузницей здоровья", в которой абхазские курорты именовались "грузинскими". Грузия считалась «первой среди равных». Практически мало что производившая Грузинская ССР в 70–80-х годах стала в Советском Союзе самой богатой и успешной республикой, с более высоким уровнем жизни, чем в целом по стране.
 
Прозвучавшее в 1953 году выступление Аслана Отырба на партийном пленуме в грузинском "логове" оказалось, разумеется, гласом вопиющего в пустыне. Вместо какого-либо положительного реагирования на грубейшие факты, попиравшие конституционные права абхазского народа, содержащиеся в докладе, его окрестили "неудачным выступлением Отырба на пленуме в Тбилиси"! Так отзывались об этой речи подлинного патриота и партийные карьеристы, "флюгерные" политики, задним числом "прозорливые", "безошибочно" прогнозировавшие свои действия, подхалимы и "хамелеоны" в Абхазии...
 
В сентябре 2007 года данный доклад А.Т.Отырба я обнаружил в Москве, в Российском государственном Архиве социально-политической истории (РГАСПИ, расположенном в бывшем здании Института марксизма-ленинизма при ЦК КПСС), в фонде 17, описи 53, деле 783, на страницах 250–256. Я отксерокопировал этот ценный материал. Годом раньше это выступление было опубликовано в газете "Республика Абхазия" Пилия Владимиром Антиповичем, кандидатом исторических наук.
 
В Российском государственном Архиве новейшей истории (РГАНИ, расположенном в бывшем здании ЦК КПСС) мною были обнаружены и другие важнейшие абхазские документы советской эпохи, в числе которых – многочисленные телеграммы абхазских коммунистов на имя Хрущева с надеждой что-либо изменить в лучшую сторону в социально-политической жизни в Абхазии...
 
Доклад А.Т.Отырба ничем особенным не отличается от его же последующих аналогичных выступлений на партийных активах в Сухуме, Тбилиси в 1954-1957 годах. В схожей тональности, с приведением разнообразных фактов дискриминации, ущемлений конституционных прав абхазов и Абхазии были доклады и выступления, письма абхазских госчиновников, представителей интеллигенции. Это, к примеру, доклады А.М.Лабахуа от 2 октября 1953, и в январе 1954 года в Сухуме, его письмо в соавторстве с И.К.Тарба в Президиум ЦК КПСС от 19 апреля 1957 года, доклад М.М.Шамба 16 августа 1956 года, письма Д.И.Гулиа на имя К.Е.Ворошилова, Н.С.Хрущеву в 1954 году, в январе 1956 и 11 октября 1957 годов, выступления 50-60-х годов Г.А.Дзидзария, И.К.Тарба, К.С.Шакрыл, А.Ф.Хонелия, В.Д.Кварчелия, Н.Р.Акаба, сестер Тамары и Екатерины Шакрыл, Р.К.Хикуба и др.
 
Но доклад Аслана Отырба отличается от них тем, что он был произнесен им 20 сентября 1953 года, в год смерти Сталина и ареста Берия, но еще до его расстрела, из уст абхаза столь высокого партийного ранга, да еще в Тбилиси, где еще был сосредоточен оплот фашиствовавшего грузинского национализма! На мой взгляд, по масштабам, содержанию, значимости доклад А.Т.Отырба можно приравнять к выступлению Владислава Григорьевича Ардзинба – народного депутата СССР от Абхазской АССР, произнесенному им в Москве, с трибуны съезда Народных депутатов СССР 2 июня 1989 года, в котором утвержалось о невозможности сосуществования в дальнейшем двух самостоятельных, совершенно разных – абхазского и грузинского – народов в одном (грузинском) государстве.
 
Протестные акции
 
Воодушевленные "десталинизацией", осуществленной Хрущевым, особенно после XX съезда КПСС 1956 года, его секретным докладом "О культе личности и его последствиях" от 25 февраля, абхазы воспрянули духом, стремясь восстановить свои попранные права с надеждой на помощь Хрущева, активизировали свои протестные политические акции, составляя и отправляя коллективные и индивидуальные письма, телеграммы в адрес лидера КПСС, прибегая даже к категорически запрещенным народным собраниям в 1957 году в Гудауте, Мыку, Сухуме. Были они направлены против попыток массового переселения грузин из Клухорского района в Абхазию, фальсификации истории, культуры, топонимики Абхазии и абхазского народа со стороны грузинских ученых, писателей.
 
Выход антинаучной книги грузинского литературоведа П.Ингороква – "Георгий Мерчуле" – в 1954 году взбудоражил всех абхазов в 1955-1956 годах, вызвал волнения в городах и районах Абхазии. В знак протеста абхазы отказались от участия в Декаде абхазской литературы и искусства в Тбилиси, намеченной на апрель 1957 года. Бюро ЦК КП Грузии 12 апреля в срочном порядке вынужден был рассмотреть вопрос "О волнениях в Абхазии 1957 года".
 
Вслед за этим впервые высокопоставленные абхазские госчиновники Архип Лабахуа – Председатель Совета Министров Абхазской АССР – и Иван Тарба – секретарь Абхазского обкома КП Грузии написали 19 апреля 1957 года официальное письмо в Президиум КПСС о бесправии Абхазской АССР в составе Грузинской ССР, приведя в подтверждение этого соответствующие факты.
 
Представители ЦК КПСС и органов КГБ СССР реагировали на массовые возмущения абхазов, на выступления абхазских госчиновников и представителей общественности, на общественно-политические волнения народных масс в Абхазии следующим образом.
 
"...Абхазский обком партии недооценил политических настроений части интеллигенции, своевременно не дал отпора националистическим высказываниям, а секретарь обкома, ведающий идеологическими вопросами, т. Тарба и зав. отделом пропаганды и агитации обкома т. Отырба сами поддались неправильным настроениям. На заседании бюро ЦК Грузии зав. отделом пропаганды и агитации Абхазского обкома т. Отырба выступил по существу с защитой националистических настроений, высказавшись против приезда на постоянное место жительства в Абхазскую АССР колхозников-грузин, переселяемых из Клухорского района, считая, что это приведет к возрождению политики ассимиляции абхазского народа. Члены бюро Абхазского обкома т. Тарба (секретарь обкома) и т. Лабахуа (Пред. Совета Министров Абхазской АССР) высказались против проведения в г. Тбилиси Декады абхазской литературы и искусства, которая должна была открыться 20 апреля 1957 года... Считаем возможным ограничиться мерами, принятыми ЦК КП Грузии и Абхазским обкомом партии по существу вопроса, изложенного в многочисленных телеграммах, поступивших из Абхазии в ЦК КПСС", – так писали работники аппарата ЦК КПСС И.Шикин, Ф.Константинов, В.Кириллин в "Докладной записке в ЦК КПСС о книге П.Ингороква" от 20 апреля 1957 года.
 
"... Из разговоров "делегатов" (в Москве – И.М.) видно, что в курсе их деятельности находятся заместитель Председателя Совета Министров Абхазской АССР А.Отырба, министр социального обеспечения Абхазской АССР Н.Акаба и секретарь Президиума Верховного Совета Абхазской АССР Ш.Лакоба, которые в какой-то мере разделяют взгляды Т.Шакрыл и ее единомышленников...", – так резюмировал в "Докладной" от 22 апреля 1977 года (исх. № 967) зам. Председателя КГБ СССР С.Банников в ЦК КПСС.
 
"Нельзя признать нормальным, что такие люди, как А.Отырба, В.Кварчелия, не только не дают отпор неправильным настояниям и действиям, но даже выступают в роли людей, инспирирующих подобные настроения и действия", – говорил В.П.Мжаванадзе на бюро ЦК КП Грузии от 31 марта 1967 года. Бюро того же ЦК 12 апреля этого же года, рассмотрев вопрос "О серьёзной оплошности, допущенной при издании III тома избранных произведений акад. Н.Бердзенишвили", назвало "в роли организаторов волнения среди части абхазцев" в апреле 1967 года Т.П.Шакрыл, А.Т.Отырба, В.Д.Кварчелия, А.Ф.Хонелия.
 
Тем не менее, многочисленные абхазские письма и жалобы заставили хрущевское руководство и ЦК КП Грузии рассмотреть вопрос "О результатах проверки поступивших в ЦК КПСС и ЦК КП Грузии заявлений о злоупотреблениях, допущенных некоторыми руководящими работниками Абхазской АССР" от 10 июня 1953 года и признать, что бывшие первые секретари Абхазского обкома КП Грузии А.И.Мгеладзе (в 1943-1951 годах), Ш.Д.Гетия (в 1951-1952 годах), единомышленники Берия в Абхазии "без зазрения совести попирали права трудящихся разных национальностей, населяющих Абхазию... Они всячески разжигали национальную рознь, сеяли политику недоверия к абхазцам, приклеивали им ярлык "неблагонадёжности", "последователи их политики Г.З.Карчава (в I952-1953 годах), И.К.Тускадзе (зав. отделом пропаганды и агитации Абхазобкома партии) были сняты с занимаемых постов..."
 
"Пора уже примириться с фактом, что абхазский народ существовал и существует независимо от воли и сознания (грузинских – И.М.) буржуазных националистов". Объявленная "вне пределов досягаемости критики" в учебнике по "Истории Грузии" "завуалированно протаскивается антинаучная концепция фальсификатора истории П.Ингороква, который, как известно, древних абхазцев объявляет грузинами". В Абхазии продолжалось "проведение великодержавно-шовинистической фальсификации истории края»... - говорил А.Т.Отырба на пленуме Абхазского обкома партии 16 августа 1956 года.
 
Надежный защитник
 
При обсуждении постановления ЦК КПСС "Об ошибках и недостатках в работе ЦК КП Грузии" от 10 июля 1956 года в августе того же года в первичной парторганизации Абхазского института языка, литературы и истории им. Д.И.Гулиа АН Грузинской ССР Отырба говорил: "ЦК КП Грузии, Абхазский обком КП Грузии и Сухумский ГК своевременно не сумели возглавить массы и повести решительную борьбу с последствиями культа личности Сталина. Этим воспользовались грузинские националистические элементы, которые в период с 5-го по 9 марта 1956 г., в третью годовщину смерти Сталина, организовали в гг. Тбилиси, Кутаиси, Гори и Сухуме беспорядки, которые сопровождались провокациями и нарушениями общественного порядка".
 
"ЦК КП Грузии, а также Абхазский обком КП Грузии, - продолжал он, – вовремя не довели и не разъяснили коммунистам Грузии и Абхазии, а также населению, какой вред нанесен бериевской антинациональной, антинародной политикой, которая поддерживалась лично Сталиным". При этом он упомянул репрессированных и обвиненных в антипартийных действиях Н.Лакоба, М.Чалмаз, В.Ладария, В.Лакоба, Б.Зантария и др.
 
Приводя примеры преследования местных работников науки и культуры, которые с партийной принципиальностью выступали против порочной антинациональной политики в Абхазии, он отдельно остановился на судьбах К.С.Шакрыл, Г.А.Дзидзария и Б.В.Шинкуба.
 
"Абхазскому народу нанесено грузинскими националистами много ран. Народ всё это помнит, так как не все раны еще залечены...", "Товарищ Мжаванадзе и Бюро ЦК КП Грузии боятся вещи называть своими именами, особенно, боятся слова "национализм", - такие пометки сделал А.М.Лабахуа в своем "вопроснике", готовясь к выступлению на бюро ЦК КП Грузии 12 апреля 1957 года. Но такую позицию абхазов В.П.Мжаванадзе считал националистической, направленной на изоляцию абхазов от грузин, их обособление, а все их требования – излишними, выдвигаемыми в качестве некоей компенсации возмещения за содеянное в прошлом против абхазского народа.
 
"В Абхазии удовлетворены все законные и даже незаконные требования абхазцев, там зашли слишком глубоко с уступками", – говорил он в июле 1954 года. "Много сделано в Абхазии, пошли на уступки абхазцам..." – твердил он и на бюро ЦК 12 апреля 1957 года, при рассмотрении вопроса "О волнениях в Абхазии 1957 года". "Абхазцы не должны сметь отказаться от чести быть грузинами!" – звучали лейтмотивом в речах грузинских госчиновников на этом же бюро. "В Абхазии удовлетворены все требования, абхазские школы не нужны, восстановление (абхазских) наименований (топонимики) – излишне, не надо считать, где кто работает, ваши (абхазов – И.М.) требования направлены на изоляцию абхазцев...", – продолжал утверждать Мжаванадзе. То, чего силой, с помощью Москвы, Абхазия добивалась, грузинские власти выдавали за свои заслуги перед абхазским народом!
 
К дружеским связям Хрущева с Михаилом Бгажба – первым секретарем Абхазского обкома партии – Мжаванадзе относился нервозно, они раздражали его, и он пытался предотвращать прямые, без его ведома, контакты абхаза Бгажба.
 
В мае 1963 года Хрущев с Фиделем Кастро посетил Абхазию, отведал абхазскую хлеб-соль в селе Дурипш: "Раз мы находимся на абхазской земле, то пусть столом руководит абхазец – Михаил Бгажба!" – заявил он присутствовавшему здесь же Мжаванадзе.
 
До Абхазского письма "семерых" от 12 апреля 1967 года, адресованного в директивные органы СССР во главе с Л.И.Брежневым, в своих требованиях, обращениях, телеграммах в Москву абхазы кардинально еще не ставили вопрос об отсоединении Абхазии от Грузии. Но такое желание на стыке 50–60-х годов было со стороны Хрущева! Однако, абхазы во главе c Михаилом Бгажба упустили, не воспользовались этой возможностью, которая была реальной в эпоху Хрущева. Ведь ничто не помешало ему в 1954 году одним росчерком пера передать Крым Украине!..
 
Хочу завершить статью об Аслане Отырба и его докладе в том далеком 1953-м году XX века словами абхазского искусствоведа Алексея Аргун, раскрывающими главные черты характера А.Т.Отырба, "когда он мудро и со знанием дела управлял духовной культурой Абхазии, занимая пост заместителя Председателя Совета Министров Абхазской АССР": "До сих пор моя память хранит облик стройного, подтянутого, с доброй улыбкой на лице и отеческим взглядом из-под очков в тонкой оправе, с пышными седыми волосами. Этот человек был образцом деликатности. Он никогда не повышал голоса на собеседника, даже на провинившегося, давая тому, тем самым, возможность выйти из непростой ситуации... Шли к нему все, от интеллигента до простого крестьянина, выкладывая наболевшее. И для них он был пристанищем, надежным защитником интересов. Часто бывая в селах по вопросам культуры, он одновременно решал и крестьянские дела. Сидя в окружении сельчан, смеялся и печалился вместе с ними, делал пометки в своем блокноте. Он умел просить, уговаривать, доказывать, требовать... Он любил цитировать изречения древних мудрецов, знал много пословиц, поговорок, часто ссылался на древнекитайскую философию..."
 
Аслана Тамшьыгуовича Отырба я знал с тех же 60-х годов, со времени учебы в Сухумском индустриальном техникуме. Он был моим идеалом для подражания, кумиром в национально-освободительной борьбе абхазского народа. При редких встречах с ним здоровался с особым волнением и застенчивостью.
 
Умер он в 1990 году в возрасте 80-ти лет, хотя мог по меркам абхазского долголетия прожить и до наших светлых дней. Но слишком много было у него треволнений, и вся его жизнь и жизнь семьи – жены и трех дочерей – проходила под недремлющим оком грузинского КГБ.
 
Но сколько бы ни прошло времени, ничто не в силах умалить великих заслуг государственного и общественного деятеля Абхазии Аслана Тамшьыгуовича Отырба в отстаивании и сохранении интересов Абхазской государства. Они должны быть увековечены.
 
Выражением памяти должны стать книги об Аслане Отырба, сборники его речей и выступлений, скульптурные изваяния, наименования улиц в городах суверенной Республики Абхазия, юбилейные научно-практические конференции. Первой "ласточкой" в этом плане стала, кстати сказать, почтовая марка Абхазии, посвященная А.Т.Отырба, выпущенная в Москве.
 
г. Акуа (Сухум), 2–16 февраля 2010 г.

(Опубликовано: Новый день (Сухум). №№ 13-14, 9 и 16 апреля 2010 г.)



Некоммерческое распространение материалов приветствуется;
при перепечатке и цитировании текстов
указывайте, пожалуйста, источник:
Абхазская интернет-библиотека, с гиперссылкой.

© Дизайн и оформление сайта – Алексей&Галина (Apsnyteka)

Яндекс.Метрика