Алексей Папаскир

(Источник фото: http://gazeta-ra.info/.)

Об авторе

Папаскир Алексей Луманович
Абхазский историк и литературовед. Доктор исторических наук. Автор многих статей и книг ("Обезы и их грузинские истолкователи", Сухум, 2004; "Обезы в древнерусской литературе и проблемы истории Абхазии", Сухум, 2005; "Абхазия в русской прозе XIX столетия", Сухум, 2010, и др.).





Алексей Папаскир

К проблеме возрождения Абхазии

(На вопросы редактора газеты «Апсны» Бориса Тужба отвечает доктор исторических наук Папаскир Алексей Луманович.)

«Абхазия, расположенная на юго-западных отрогах Главного Кавказского хребта, является связующим звеном между Северо-Западным Кавказом, с одной стороны, и Закавказьем и Малой Азией, с другой, не только в географическом, но и в этнокультурном отношениях».
Ш. Инал-ипа. «Вопросы этнокультурной истории абхазов»

«Река Фазис (Риони – Б.Т.)... впадает в конечную часть Эвксинского Понта (Черного моря), на краях залива – полумесяца; на одной стороне, принадле­жащей Азии, находится город Петра, а на противо­положной стороне берега, принадлежащего уже Европе, находится область апсилов».
Прокопий Кесарийский. «Война с готами». VI в. 

«Мы раньше как будто старались наоборот замести след значения абхазского народа как проводника Византийско-христианских начал в кавказский мир, использовав и это столь ясное упоминание в пользу грузинского народа».
Н.Я. Марр. «Кавказоведение»

«... Но так как весьма невероятно, чтобы лазы когда бы то ни было могли жить севернее реки Фасиса по соседству с исторической территорией абхазцев, то остается нам только предположить, что местожительство абхазцев в доисторическое время распространялось гораздо дальше к югу и что абхазцы когда-то занимали всю приморскую область между рекой Фасисом и Трапезунтом, одним словом, область древних колхидцев».
А.Глейе 

«В моей книге «Памятники письма и языка народов Кавказа и восточной Европы» я уведомлял читателя о том, что мной, в некоторой мере неожиданно для себя, сделано открытие, о котором нельзя незамедлительно не сообщить.

Открытие заключалось в том, что письмо, которое я назвал «колхидским» и которое толковал в упомянутой книге как письмо финикийского происхождения, оказалось местным, созданным на северо-западном Кавказе. Творцами этого письма были далёкие предки современных абхазов, абазин и убыхов, именовавшие себя в ту пору ашуйцами, а страну свою Ашуей».
Г.Ф.Турчанинов 

«Там, в Фазиане, в это время царствовал потомок Ээта».
Ксенофонт


Вопрос: Алексей Луманович, Вы не раз выступали в печати, поднимая вопросы организации развития абхазоведческой историографии. Не скрою, я несколько скептически относился к вашим газетным статьям, считая, что подсказывать всегда легче. Но когда в начале нашего столетия вышли несколько ваших книг, я убедился, что за создание подлинной истории Абхазии нам надо взяться двумя руками. Я даже как-то писал, что в войне мы победили, признание независимости не за горами, но значительных сдвигов в деле возрождения историй Абхазии не видно. Грузинские историки, не встречая с нашей стороны серьезных возражений, продолжают искажать нашу историю. А наши историки, за исключением одного-двух, отмалчиваются, будто их это не касается и т. д. («Апсны». №№ 51-52. 2007 г.). В связи с этим у меня к вам вопрос: «В каком состоянии сейчас находится абхазоведческая историография, что изменилось в последнее время. И вообще, что означает история Абхазии для нас, абхазов, какое место она занимает, какую играет роль»?

Ответ: Да, действительно, я несколько раз выступал в прессе, поднимал вопросы организации науки об абхазах, и, в частности, абхазоведческой историографии. Привлекал энтузиастов, с которыми добивались создания специального фонда по возрождению источниковедческой базы, поскольку они но время войны, как известно, сильно пострадала Предлагал открыть в АбИГИ хотя бы сектор (если не отдел) по источниковедению. Пытался говорить с руководством двух наших научных центров (АбИГИ и АГУ), предлагая им скоординировать свои усилия, создать тематические творческие группы вносил предложения о создании государственной программы по развитию абхазской историографии на правительственном уровне, без чего, я убежден, мы так и будем стихийно двигаться. И это в то время, когда грузинские историки готовят нам очередную идеологическую диверсию, о чем я ниже скажу.

Тем не менее, пусть не обижаются наши уважаемые чиновники, но они серьезно не воспринимают тебя, если ты, как говорится, не «горком» и не «обком». Поэтому одни стали меня называть романтиком, другие – кляузником, а третьи вообще заинтересовались моей личностью, – что, мол, он собирается иметь от этого!

А если говорить без шуток, я вынужден был отказаться от этой идеи, поскольку меня никто не поддержал, хотя речь идет о весьма важном государственном деле, истории Абхазии, которая наравне с абхазским языком должна изучаться.

Что касается исторической науки в целом, то она изучает прошлое человечества для установления закономерностей развития общества. Т.е. надо знать прошлое, чтобы правильно строить будущее. При этом особо подчеркну, что история не прощает тех, кто не уважает ее, не признает прошлое своего народа. Мудрый афоризм Расула Гамзатова гласит: «Если выстрелишь в прошлое из пистолета, будущее выстрелит в тебя из пушки!». Необходимость знания истории диктуется и тем, что творческая интеллигенция любого государства, создающая духовную культуру для своего народа, не может творить полноценные произведения, не зная историю своего народа. Более того, ученые, дипломаты, политологи, правоведы, преподаватели и др. не могут обходиться без знания истории данного народа.

А если говорить о нашей стране, то здесь требуется особое внимание к отечественной истории, т.к. она связана еще и с национальной безопасностью. На нашу историю покушаются южные соседи, которые среди белого дня, без всякого стеснения, буквально отнимают и присваивают ее. Поэтому, повторяю, наряду с абхазским языком, аб­хазская историография должна иметь приоритетное направление в абхазоведении.

Касаясь конкретных вопросов организации абхазоведческой историографии, то я хотел бы, чтобы более правильно подбирали кадры и определяли в аспирантуры, давали бы объявления на вакантные места аспирантуры более грамотно. Нередки случаи, когда аспирант приходит не только со своей темой, но и своим научным руководителем, и все это утверждается. Вот и получается, что аспирантура работает на авторитет научного руководителя, а науки по актуальной проблеме нет. Можно десятки учеников воспитать, но ничего полезного в науке не сделать. Тем не менее, оценку деятельности ученого чаще дают по количеству учеников и книг, не учитывая качество и актуальность тематики. Все это тяготеет к самодеятельности, а наука – важное государственное дело.

Мы часто справедливо критикуем тбилисских фальсификаторов, но не замечаем, что сами иногда рубим сук, на котором сидим. Отрадно, что большой коллектив ученых АбИГИ в 2007 г. в Москве выпустил сборник «Абхазы». Это академическое издание, безусловно, имеет престижное значение и содержит массу достоинств, о чем еще скажут читатели, но есть в нем и ряд досадных промахов.

Например, по поводу одного из самых серьезных узловых вопросов истории Абхазии на стр.69 читаем: « В конце 70-х г. Х в. произошло политическое ослабление Абхазии Она уступила первенство южно-грузинскому княжеству Тао-Кларджети» И в 978 г. «новым царем провозгласили пред­ставителя Тао-Кларджетской ветви грузинской царской династии Баграта III... под властью которого уже в 975 г. находилась, помимо Тао-Кларджети и Картли» (?!!!).

Между тем это давно устаревшая ошибочная версия 3.В.Анчабадзе в худшем варианте, написанная 50 лет назад. Эту версию обоснованно опровергли не только абхазские исследователи, но даже сами грузинские историки (Г.А.Меликишвили и др.) еще в 1973 г, И зачем нам ее сейчас реанимировать? Если мы сами будем так грубо искажать историю своего народа, то что требовать от тбилисских историков. Правда, говорят, что уже в Москву послали поправку чтобы исключить это искажение при переиздании этой книги. Но 1400 экземпляров с этим браком разошлись по всему миру.

Каждый автор имеет право на собственное мнение, но существует редколлегия, редактор, ответственный редактор и, наконец, издающее научное учреждение. Речь не идет о какой-то цензуре, ее, благо, нет у нас сейчас. Если автор настаивает на своем, то тогда члены редколлегии должны сделать в книге примечание о том, что они не разделяют позицию автора по данному вопросу. Но ни­чего подобного нет в книге, поэтому читателям не известно, кто оказал влияние на это издание в Москве, кому доверили окончательное редактирование. Я далек от мысли, что кто-то пытается реанимировать ошибочные взгляды своих родственни­ков, хотя и это нельзя исключать.

В рассматриваемой книге берется под сомнение добровольное вхождение Абхазии в Россию в 1810 г., двухсотлетие которого наступит че­рез год (17 февраля 2010 г.), – также без всяких примечаний. Сомневаюсь, что и с этим тезисом согласны все издатели этого сборника Более того, этот тезис задолго до этого попал и на страницы школьного учебника по истории Абхазии 2006 г.; и мы тогда все промолчали, по-абхазски щадя друг друга, хотя были и отрицательные отзывы.

Итак, испорчена бочка меда ложкой дегтя, хотя, судя по значимости недостатков указанной книги, здесь пахнет не одной ложкой дегтя.

Завершая эту тему, подчеркну, что Абхазия, разумеется, будет торжественно праздновать 200-летие добровольного ее вхождения в Россию, кто бы что ни говорил. Символично, что эта знаменательная дата совпала с признанием Абхазии.

Вопрос: По вашему мнению, какой раздел истории Абхазии наиболее актуальный сейчас?

Ответ: Мне сейчас трудно определить уровень разработанности каждого раздела, так как я не работаю в АбИГИ (меня туда не приглашали), но уверенно могу сказать, что катастрофически отстает у нас средневековый период. Мы имеем поэтому разделу уникальные для своего времени труды З.В.Анчабадзе, которые требуют тщательного изучения и надлежащей оценки, т.е. научного определения всех их достоинств и недостатков, в особенности книги «Из истории сред­невековой Абхазии» (1959 г.). Без этого будет сложно, если вообще возможно, двигаться вперед, о чем, кстати, и вы Борис Максимович, писали недавно.

У нас есть прекрасные работы Ш Д. Инал-ипа, Ю.Н Воронова, О.Х Бгажба, М.М Гунба, Г.К. Шамба, Г.А.Амичба. Г.Д.Гумба и многих других по этому разделу В последнее время вышли ценные исследования В.Е.Кварчиа, Т.Ш.Гицба, Т.М..Шамба и А.Ю.Непрошина, Д.Дбар и др. Но до окончательного решения данной проблемы еще далеко.

Таким образом, наиболее острой проблемой сейчас являются средние века, хотя и с древним периодом не все у нас благополучно.

Вопрос: Коль скоро вы заговорили о древнем периоде, то хочу спросить: какая проблема в рамках истории древней Абхазии наиболее актуальна и перспективна для научных разработок, что посоветуете молодым историкам?

Ответ: Я не занимаюсь древним периодом истории Абхазии, меня больше привлекает средневековый период. Тем не менее, могу посоветовать молодым историкам обратить внимание на проблему этнического происхождения абхазов, которую разрабатывали Ш.Д.Инал-ипа, 3.В.Анчабадзе, В.Г.Ардзинба, В.А.Чирикба, В.А.Бигуаа и др.

Особый интерес востоковедов сейчас вызывает генетическая связь абхазо-адыгов с хаттами. Успехи в этой области дают уже основание для предположения, что ныне вымерший хаттский язык, а вместе с ним языки касков и обешлайцев, а также ныне существующие абхазо-адыгские языки (абхазский, абазинский, адыгейский, кабардинский), т. е. все эти родственные языки составляют самостоятельную ветвь мирового древа языков, тогда как поглотивший хаттский язык в XVIII в до н э. язык хеттский относится к индоевропейской группе языков

По мнению И.М.Дьяконова. Р.Ж. Бетрозова, Ш.Д.Инал-ипа и других востоковедов, «на всем протяжении от центральной и западной части Северного Кавказа и Закавказья до Восточного Причерноморья, Колхиды, и Южного Причерноморья до реки Галис (р. Кызыл-Ирмак в со­временной Турции) в III тысячелетии до н.э. и раньше обитали племена, либо непосредственно принадлежавшие к абхазо-адыгской языковой группе, либо говорившие на языках, родственных абхазо-адыгским». (Бетрозов Р.Ж."Хатты и абхазо-адыги" (журнал «Адыги» № 3. 1991. с.104)

Создателями древней цивилизации Малой Азии оказались и кашки, или каски (далекие предки адыгов), которые входили в союз родственных племен хаттов. «Каски были носителями одного из диалектов хаттского языка» (Там же. с.101). Именно автохтоны хатты и каски создали ряд городов-государств в Малой Азии (Турусханда, Амкува, Куссара, Хатти и др.) на рубеже III и II тыс. до н. э. (Там же с.102).

Поддерживая и дополняя позицию В.В.Иванова, В.Г.Ардзинба в работе «Нартский сюжет о рождении героя из камня» дает глубокий анализ нартского эпоса, справедливо считая, что сохранившийся в адыгских абхазских и абазинских версиях сюжет о рождении Сасрыквы из камня является наиболее архаич­ной и по объему самой значительной частью эпоса Но самое удивительное в том, что анализ эпоса приводит Владислава Григорьевича к гипотезе о том, что абхазо-адыго-хаттские языки восходят к мировому древу языков. Об этом свидетельствуют следующие его слова «В абхазских сказаниях представлены и некоторые черты «области» в которую попадают Нарты в своих походах за славой». Это дремучий лес, в котором и днем темно как ночью... в этот же лес вступает и Сасрыква.. В этом лесу или в самом центре некой поляны возвышается огромное дерево, вершина которого упирается в небеса». (Древняя Анатолия. – М. 1985 с.137). Далее, подробно рассказав о всех чрезвычайно сложных приключениях, с которыми столкнулся Сасрыква на охоте, и убедительно прокомментировав их, В.Г.Ардзинба пишет: «Дерево, фигурирующее в этих сказаниях, совершенно определенно связано с образом мирового древа» (Там же с.137-138).

Известный грузинский ученый, археолог Отар Джапаридзе в своей книге приводит схему, где от Батуми восточное побережье Черного моря заселяли хатто-абхазо-адыгские племена.

Вывод В.Г.Ардзинба и подобные мысли других востоковедов-хетологов перекликаются с тем научным направлением, к которому не без основания стремился Н.Я.Марр, за что он оказался вне милости Иосифа Сталина И совершенно справедливо, что сейчас не могут не возрождаться научные концепции, за которые в годы репрессии пострадали многие ученые. Научную истину спрятать навсегда невозможно. Она, рано или поздно, даст о себе знать

Вопрос: А какие теории и концепции, касающиеся истории Абхазии, еще возрождаются, что вам известно?

Ответ: Меня заинтересовала еще одна версия, которую я немного затрагиваю в своей книге «Обезы». Дело в том, что востоковед П.Н. Ушаков в 1921 г. писал: «Во времена глубокой древности, за 15-18 веков до н.э., племена абхазско-черкесской группы занимали все пространство западной половины Кавказа от Черноморской губернии через всю Колхиду (Поти – Батуми) сплошной полосой до истоков Евфрата и делились на четыре ветви: народ митанни. колхи, абасги (аб­хазцы) и убыхи». (Ушаков П.Н. Народы и языки Кавказа (Народы Кавказа. № 1, 1921, с.27)

В подтверждение своих слов П.Ушаков приводит мнение профессора А.К.Глейе о том, что язык протоабхазо-убыхов, т.е. «язык могущественного народа митанни», распространившись далеко на юг, обслуживал государство в северной Месопотамии. Цари этой страны «заключали дошедшие до нас договоры и вели переписку о брачных союзах с 18-ой династией фараонов древнего Египта». В конечном итоге, «царство Митанни, некогда славное и могучее, погибло бесследно, и мы даже ничего не знали бы о нем, не будь случайно найдена... Телль-Амарнская переписка (дипломатическая переписка египетских фараонов XV в. до н.э., сохранившаяся в клинописях, найденных в г. Эль-Амарна в Египте. – А.П.). А судьба колхов сложилась таким образом, – продолжает ученый, – что одна из картвельских групп, которая с юга перекочевывала постоянно на запад, осела в Лазистане, затем... поглотила и ассимилировав колхов, заняла Кутаисскую и Тифлисскую губернии...» (Ушаков П.Н. Указ. Соч. с 25, 27)

Таким образом, судя по мнению П.Ушакова, А. Глейе, и других специалистов, абхазо-черкесская группа, делившаяся во II-ом тысячеле­тии до н.э. на четыре ветви, занимала территорию огромную Причем убыхи были локализованы на северо-западе Кавказа, абасги – на Восточном Причерноморье, колхи – на юго-западе Закавказья и восточной части Анатолии, Митанни – на территории северной Месопотамии, у истоков Евфрата, в нынешней северной Сирии.

Если об убыхах, абасгах и колхах, например, мне было известно кое-что, то о народе митанни и его истории ничего не было известно. Между тем, оказывается Митанни было достаточно мощным государством, с которым не раз приходилось воевать самому египетскому фараону Тутмосу III в ХVI-XV в.в. до н.э. А чуть позже, при Тутмосе IV митаннийский царь Артатам объединил в одно царство все земли митанни, и это произошло, судя по всему, в то время, когда Тутмос IV оказался мужем дочери митаннийского царя Артатамы. Неслучайно А.К.Глейе писал, что «в Месопотамии господствовал до появления ассирийской власти (XIII в. до н.э… – А.П.) народ митанни». (Сборник материалов для описания местностей, племен и народов Кавказа Вып. 37 – Тифлис. 1907. с.53).

Да и самой Хеттской империи трудно было противостоять Митаннийскому царству «Хеттинцы являются закаленными врагами народа митанни» – пишет А.К.Глейе. (Глейе. Указ. Соч. с.67). Тем не менее, имя митанни внезапно исчезло, «здесь водворяются хетты». (Энциклопедический словарь Брокгауза. т. 19, СПб, 1896, с. 459).

А что касается этнической принадлежности населения государства Митанни, то порой встречаются разные версии. Сначала считали, что язык этого населения близок армянскому языку. (Брокгауз. Указ. Соч. с.459), что не подтвердилось. Затем эту близость стали приписывать хурритскому языку. (Советская энциклопедический словарь – М, 1981, с. 1476).

Однако наиболее убедительным оказался профессор А. К. Глейе, который посвятил этому вопросу фундаментальное исследование, где он дал глубокий историко-лингвистический анализ. Ученый пришел к выводу, что язык населения Митанни «составляет древнее переходное наречие между адыгским и абхазским языками, а ближе всего к нему стоит убыхский язык, как переходный между обоими этими языками» (А Глейе, Указ. Соч. с.53).

Небезынтересно привести и некоторые другие высказывания, отразившиеся в этой же работе А.Глейе. В частности, всесторонне рассматривая данную проблему, А.Глейе подчеркивает: «Мы убедились в принадлежности митаннского языка к северно-кавказским языкам, в среде которых он занимал центральное положение, составляя переходный язык от абхазского (в древнейшей его форме) к лакскому языку. . Остается нам решить вопрос, который из древних народов Азии говорил еще на том языке, на котором говорили жители митаннского царства. Мне кажется, – продолжает автор, – что мы можем сюда причислить язык эламитов...» (Там же, с.82), «митаннский язык родственный с языком эламитов». (Там же, с.67). (Элам – раннерабовладельческое государство на террито­рии Иранского нагорья – А.П.). В другом месте А Глейе продолжает:

«Отношение колхидцев к древним египтянам, о которых говорят предания, могут служить доказательством того, что колхидцы раньше жили гораздо дальше к югу... что и среди доариоевропейского населения Армении находились колхидские племена, следы которых можно видеть вплоть до Месопотамии и дальше на юг». (А.Глейе. Указ. Соч, с.53).

Особое внимание заслуживает сообщение А.Глейе о том, что «на том же языке, на котором говорили народы митанни и эламиты, гово­рил и народ каши (kassaeer), который царствовал в Вавилонии около 245 лет (1518 – 1274)». (Там же, с.83).

Каши, кассии, касситы, надо полагать и есть кашки, каски, – позже русские касоги – адыгские племена, которые вторглись в XVIII в. до н.э. в Вавилонию, подчинили ее и господствовали там до конца XIII в. до н.э. И это, тем более, что в научной литературе иногда ставится вопрос: «Возможно, что их (Касков. – А.П.) имя и имя колхов – одно и то же?» (История человечества. т. III. – СПб. 1903. с.113).

Серьезная исследовательская статья на тему кашков, каситов, касогов и их связи с Вавилоном написана Борисом Тужба. Она вошла в его книгу «Апсырт», изданную в 1991 г. и пере­изданную в 2007г. Качество этой работы вполне заслуживает перевода ее на русский язык и использования в учебных пособиях по истории Абхазии. Более того, эта тема диссертабельна.

Вопрос: Поскольку Вы сейчас заговорили о Вавилоне, хочу спросить: нет ли какой-нибудь связи здесь с повестью о Вавилонском царстве, о которой вы не раз уже упоминали в своих публикациях?

Ответ: Я как раз и хотел сказать об этом. Дело в том, что в повести о Вавилонском царстве три героя – посланца от византийского императора Льва – грек, обежанин (обез, абхаз) и русский на городской стене опустевшего Вавилона обнаружили надпись на трех языках (греческом, обежанском и русском).

По этому поводу на мой взгляд, в высшей степени интересную статью опубликовал абхазский исследователь Рабстан Агрба под названием «По следам вавилонской надписи». («РА» № 94, 2003, с.5)

В этой публикации автор выдвинул гипотезу о том, что нельзя исключать связь интересующей нас повести о Вавилон-граде с историческими событиями периода эпохи Вавилонского царства.

А что касается другого персонажа повести, царя Вавилонии Навохудоносора, то как пишет Р.Агрба, это историческая личность, принадлежащая к Халдейской династии, утвержденной в Вавилоне в 625 г. до н.э., но главное в другом. Комментируя трехязычную надпись (на греческом, абхазском и русском) на стене опустевшего Вавилона, Р.Агрба сообщает интересную историческую информацию о том, что «до наших дней сохранилась надпись, высеченная в VII в. до н.э. на Бехистунской скале по дороге в Вавилон. Это было сделано по приказу царя Персии Дария I. Надпись была составлена на трех языках: древне-персидском, эламском, ассирийско-вавилонском». («РА» №94 за 23-24 августа, 2003, с. 5).

Это, безусловно, перекликается с вышеназванной надписью интересующей нас повести. Более того, по данным расшифровки ассирийско-вавилонского текста, имя царя Вавилонии Навуходоносора II звучит как «Ан-па-са-ду-сис». «Па-са-ду» переводится с абхазского языка как «великий в прошлом». Как установлено востоковедами, Ан «в глубо­кой древности считался главным божеством всего пантеона шумеров», хотя со временем это главенство перешло к семитическим богам. А в родстве шумерского с абхазским языком ученые сейчас не сомневаются. Тем не менее, – про­должает языковед Рабстан Агрба, – основная часть имени вавилонского царя (прототипа персонажа повести о Вавилон-граде) означает «небес­ный бог, великий в прошлом». (Там же). А полный перевод имени Навуходоносора означает: «утвержденный (во власти) великим в прошлом богом» (Там же).

Вопрос: Вы немало писали о колхах не только в своей книге «Обезы», но и в расширенных переводных статьях, опубликован­ных в журнале «Алашара» последнего времени. Можете что-нибудь добавить к тому, что уже было вами сказано?

Ответ: Хочу добавить, вернее уточнить, как полагаю, достаточно важный момент, в первую очередь для тех, кто считает, что колхами во все времена называли лазо-мегрелов.

Дело в том, что еще в V в. до н.э. (401 г.) древнегреческий историк Ксенофонт с наемным греческим отрядом в районе южного побережья Понта Евксинского столкнулся с различными племенами. В частности отряд оказался в стране макронов. Макроны проводили греков до границы колхов. «Там была большая гора, а на ней выстроились колхи» (Ксенофонт. Анабасис / Историки Греции, М, 1976, с.315).

Комментируя эти известия, издатели Ксенофонта Т.Миллер и М.Гаспаров пишут: «Колхи жили в это время не только в юго-западной приморской области Закавказья (Колхиде), но и вдоль южного побережья Черного моря. Их поселения простирались примерно на сто километров западнее Трапезунда». (Ксенофонт, Указ. соч. с.424).

Позже, в 137 г., Флавий Арриан, проезжая по берегу Понта, засвидетельствовал в этих же местах колхов. По этому поводу он сообщает: «С трапезундцами как говорит и Ксенофонт, граничат колхи...» Арриан продолжает: «...с макронами и гениохами граничат зидриты... Рядом с зидритами – лазы. За лазами следуют апсилы...» и т.д. (В.В.Латышев. Известия древних писателей. ./ВДИ, 1948, № 1, с.270).

Но главное в другом. Почему-то исследователи не обращают внимание на сообщение Арриана о том, что с трапезундцами граничат колхи, а с зидритами граничат лазы? Получается, что колхи и лазы не одно племя, а разные племена. Если бы колхами называли лазов, то Арриан не стал бы отдельно называть лазов. Следовательно, надо согласиться, колхи – не лазы, и лазы – не колхи, и Колхида – не Лазика.

П.Ушаков писал, что абхазо-черкесская группа делится на митанни, колхов, абасков и убыхов. Ксенофонт и Арриан встретились, судя по всему, с теми колхами, которые по мнению же П.Ушакова и других, позже были поглощены и ассимилированы картвельскими племенами, перекочевывавшими на север и осевшими в Лазистане. (П.Ушаков. Указ. соч., с.25-27). Ксенофонтские и Арриановские колхи, очевидно, это те колхи, о которых профессор А.К.Глейе писал: «Если бы спросить, какой язык может быть рассматриваемым как потомок колхидского языка, то, прежде всего следовало бы остановиться на племени абхазцев». Неслучайно тот же А.Глейе утверждал, что существующие научные материалы позволяют «видеть в абхазцах прямых потомков колхидцев». (А.К.Глейе. Указ соч. с. 49-50).Таким образом, нельзя исключать, что по неизвестным пока причинам, незавершенная ассимиляция колхидских абхазо-адыгов могла привести к тому что они перестали быть абхазо-адыгами, но не успели стать картвельским племенем. В результате получился качественно новый мегрельский этнос. История знает немало аналогичных примеров. Нечто подобное случилось с русскими юго-западной части древней Руси Население этого края, в результате нашествия монголов, в XIV в. попало под власть Великого княжества Литовского, Польши и др. Вследствие этого русские перестали быть русскими, но не стали ни литовцами, ни поляками, – налицо зарождение нового украинского этноса. То же самое можно сказать и о белорусах.

Естественно, что за мегрелами сохранилось имя лазов, поглотивших абхазо-адыгских колхов. Но нет ничего удивительного и в том, что мегрелы и по сей день не забывают свое традиционное абхазо-адыгское этническое имя «Колхи».

Итак, на мой взгляд, вероятнее всего полагать, что колхи (одна из четырех древнейших ветвей абхазо-адыгского мира), проживавшие в исторической Колхиде, подверглись ассимиляции со стороны картвельских лазов, поэтому эти колхи позже стали называться лазами.

Кстати, не отрицает этого и Г.А.Меликишвили, который пишет, что «... в более позднюю эпоху название «колхи» органически связалось с названием «лазов»... Обращает на себя внимание, – продолжает он, – его (Анонима V в – А.П.) слова что «от Диоскурии до реки Апсара прежде жил народ, называвшийся колхами, переименованный в лазов». (Г.А.Меликишвили. К истории древней Грузии. – Тбилиси. 1959. С. 64-65)

Именно об этом идет речь и у Прокопия Кесарийского (VI в.) там, где он пишет: «Что касается лазов, то невозможно, чтобы они не были колхами, т.к. они живут по берегу Фазиса: как это бывает и у многих других племен, они только имя колхов переменили на имя лазов» (Прокопий Кесарийский. Война с готтами. – М. 1996 г., с.12).

Завершая эту тему, хочу обратить внимание на следующий любопытный факт. Вопреки тем, кто навязывал нам сомнительную мысль о том, что абхазы грузинского происхождения, получается наоборот, что мегрелы оказываются этническим осколком абхазо-адыгского мира. Такая же ситуация наблюдается, кстати, и там, где исследователи, отрицая этническое единство абхазов и абазин в прошлом, «находили» южных и северных абазин. Между тем получилось также до точности наоборот, т.е. ни южных, ни северных абазин ни в одном источнике нет и не могло быть. Зато южные абхазы и северные абхазы были обнаружены на Кавказе в XVIII в. академиком И.А.Гюльденштедтом (См. его труд «Географические и ис­торические известия... /Месяцеслов... СПб.1779)

Все это свидетельствует о том, что вполне можно возродить подлинную историю нашего народа, которая была утеряна при грузинском режиме в XX в. Но для этого абхазские историки должны взяться за дело, действительно двумя руками, предварительно создав координационную программу по развитию абхазоведческой историографии, о чем давно мечтают у нас не только ученые, но и общественность. Но это уже другая тема. которая не раз поднималась в нашей прессе и говорилось выше.

Вопрос: Принято считать, что абхазская государственность насчитывает 1200 лет, начиная со времени создания Абхазского Царства Леоном II в конце VIII в. Что можете сказать по этому поводу?

Ответ: Прежде чем попытаться ответить на этот нелегкий вопрос, хочу вспомнить одно серьезное выступление ныне покойного Георгия Александровича Амичба на одном из годичных собраний Академии Наук Абхазии. Об этом я уже однажды писал, хочу еще раз повторить, Георгий Александрович с огромным волнением и тревогой сказал, что главной проблемой для нас, абхазских историков, является средневековый период истории Абхазии, что здесь мы катастрофически отстаем. Поэтому на этот участок мы должны направить весь свой научный потенциал. Более того, Г.А.Амичба высказал справедливую мысль о том, что именно этот период связан с нашей национальной безопасностью, он прав, об этом свидетельствует и то обстоятельство, что грузинские историки открытым текстом пишут, что, если они не сумеют доказать, что Абхазия – родина грузин, то они ее потеряют навсегда.

Но, судя по всему, тревожную озабоченность Г.А.Амичба не поняли, не услышали наши уважаемые чиновники. По сей день этот пробел остается без внимания. Во всяком случае, никаких существенных мер по этому важному вопросу принято не было. Проблема не только остается, но со временем усугубляется.

Дело в том, что грузинские власти и их подручные историки готовят нам очередную идеологическую диверсию. Они давно заметили, что сейчас в связи с развалом советской идеологии, во всех странах (во всяком случае, в России и СНГ) переиздается вся академическая справочная литература, по которой учится весь мир. Грузинские же историки, хорошо усвоив этот процесс, уверен, перед собой поставили неблаговидную задачу – сохранить в новой справочно-энциклопедической литературе ту историю Абхазии, которую они сфабриковали в период бериевщины. И если это случится, хотя оно уже случается, то история Абхазии будет обречена еще по меньшей мере в течение 50-ти лет, т.к. такие издания осуществляются далеко не часто.

Беда, однако, в том, что процесс уже пошел. В 2004 г., например, вышла «Энциклопедия стран мира», в ко­торой нет статьи «Абхазия». А в статье «Грузия» читаем: «В Грузии в VIII-Х в.в. возникают крупные княжества – Кахети, Эрети, Абхазское княжество. Князь Абхазии Леон II объединил всю Западную Грузию в одно Эгрис-Абхазское царство со столицей в Кутаиси». (Энциклопедия стран мира. – М. 2004. с.67) Причем главным редактором этого издания является некий Н.А.Симония.

Вопрос: Чем объяснить столь значительные успехи Абхазского царства, овладевшего по существу всеми картвельскими регионами на востоке?

Ответ: На этот вопрос вы недавно в печати частично ответили, говоря о том, что абхазские цари, прежде чем направить свои походы на восток, присоединили к своим владениям не только Эгриси, но и адыгские племена Причерноморья. Кроме того, есть немало и других материалов, объясняющих успехи абхазов.

Например, академик М.Броссе, опираясь на армянские и византийские источники, дал весьма лестную характеристику абхазским воинам Х в. По этому поводу он пишет, что абхазский царь Георгий II оказал армянскому Царю Ашоту Железному «любезный прием... предоставил в его распоряжение всех своих всадников, закованных в латы: у них были каски, увенчанные султанами, железные набедренники, на плечах – оборонительные доспехи, покрытые железными пластинками, щиты, которые не могли пробить копья и стрелы, и, кроме всего этого, они были вооружены большими и прочными мечами и луками. Привожу все эти подробности, – продолжает М.Броссе, – только потому что они представляют интерес для истории военного искусства той эпохи, и, может быть, они говорят о величии, которым пользовались абхазы, воинственный народ, игравший огромную роль в истории Грузии в Х в.»

Средневековые абхазы, не имевшие своей национальной письменности, часто теряли свою историю, ее присваивали другие. М.Броссе с сожалением отмечает, что армянский историк Иоанн Драсханакертци «не говорит о том, что сделали солдаты» абхазского царя Георгия II в этой войне, «но подробно рассказывает о мужестве, смелости, бесстрашии армянского царя Ашота». Академик также выразил сожаление по поводу того, что «о всех этих событиях, в которых абхазский царь и грузинский царь Адарнасе (последний помогал в этой войне абхазскому царю. – А.Л.) сыграли столь крупную роль, а летопись Вахтанга VI «Картлис Цховреба» хранит полное молчание».

Далее М.Броссе, сообщая о том, почему он в своем описании связал различные события, пишет: «Я связал их, чтобы объяснить, что без такой связи кажется непонятным: каким образом после царствования настоящих Багратидов (управлявших в картвельских странах. – А.П.) стали царствовать абхазские цари, являвшиеся Багратидами лишь вследствие бракосочетаний».

Из приведенных материалов М.Броссе вытекают следующие неопровержимые обстоятельства: во-первых, на абхазском троне Баграт III и его последователи, в том числе и царица Тамара и ее дети – Лаша и Русудан, а также сын последней Давид-Нарин, являлись абхазскими царями. Во-вторых, абхазские цари, начиная от Баграта III и кончая царицей Тамарой, Лашей и другими, были не настоящими Багратидами, а Багратидами лишь вследствие бракосочетаний. В-третьих, великолепная оснащенность абхазской армии выгодно отличала ее от всех закавказских воинских подразделений. Кроме того, богатое снаряжение абхазских воинов, свидетельствующее, как пишет М.Броссе, о величии воинственного абхазского народа, сыгравшего огромную роль в истории картвельских стран, представляет научный интерес для истории военного искусства.

Более того, экипировка абхазских воинов не может не свидетельствовать о высоком социально-экономическом уровне этой страны. Без высокой экономической состоятельности страны, согласимся, невозможно обеспечить свою армию так, как подробно описал М.Броссе. Никто ни тогда, ни сейчас ничего даром никому не дает.

Есть и другие материалы, поддерживающие объективность М.Броссе в данном случае. Например, и А.Н.Грен пишет, что абхазское войско «было вооружено по византийскому обычаю в сплошные латы, в то время, как другие кавказские народы носили кольчужные доспехи...» и на эту армию абхазов «кругом смотрели со страхом и трепетом...»

Абхазы бережно сохраняли традиции своих древних цивилизаций, т.е. традиции абхазо-адыго-хаттской культуры тех времен, когда еще во II тыс. до н.э. им приходилось сражаться с египетскими фараонами, хеттскими и вавилонскими царями. Они в этом отношении консервативны в хорошем смысле.

Неслучайно Г.Ф.Чурсин заметил: «Абхазы сохранили много пережитков пройденных ступеней культурного развития, представляющих драгоценный материал для истории культуры не только народов Кавказа, но и всего человечества вообще».

Позже, вращаясь в сфере влияния древних греков, римлян, византийцев и др., наверное, чему-то учились абхазы, что-то заимствовали. Учились, например, военному искусству, строительству храмов, которыми покрыли всю Абхазию, учились строить мосты и даже такие оборонительные сооружения, как Великая Абхазская стена, Византия считалась с Абхазией, ценила абхазов за их смелость, верность и способности. Не даром по 20 абхазских детей, надо полагать, не единожды, вывозили в Константинополь для обучения их в специальной императорской школе; причем охрана императорского двора доверялась только абхазам.

Все зги, давно известные истины, укрепляли могущество Абхазского царства. Об этом свидетельствует и арабский уче­ный XII в. аль-Идриси, который пишет: «Матраха (Тмутаракань. – А.П.) древний город... Его князья, известные под име­нем Олу-Абас (абазы), прославленные своей силой... храбростью и военным пылом наводили страх среди своих соседей»

Именно такие источника, каковых много, дали основание К.Кудрявцеву написать, что «топот коней лихих абхазских джигитов приводила в страх и трепет жителей всех соседних стран, а их мелкие суда иногда бороздили и волны Босфо­ра, и смелость их набегов знало все Черноморское побережье».

Поэтому, когда мы выясняем причины успехов Абхазского царства в своих экспансионистских устремлениях на восток, не должны закрывать глаза на вышеприведенные источники, факты и события, связанные не только с военными действиями, но надо учитывать и созидания, о которых говорилось выше. Кстати, абхазский царь Константин III (893-922) на 20-м году своего царства (913 г.) построил даже сложную оросительную систему в ныне Хашурском районе. Сведения об этом сохранились в надписи на стене Самцеврисской церкви близ Хашури. Поразительно, что эта оросительная система частично действует и по сей день.

Все это, естественно, поднимало государственную экономику, которая давала возможность содержать свою армию в блестящем состоянии. И от этого, в свою очередь, также богатело государство.

Дело в том, что у абхазов было сильно развито чувство гордости за успехи и популярность своей страны. Это их стимулировало, и они создали компактное, но могущественное военно-политическое государство с сильной централизованной властью, чем также объясняются его успехи. Абхазы, как утверждает М. Броссе, были в высшей степени воинственным народом, в то же время желающих захватить райский уголок земли абхазов оказалось много (римляне, византийцы, арабы и др.). Поэтому абхазы вынуждены были научиться не только защищать свою единственную Родину, но они научились и расширять ее территорию. Абхазских воинов, как известно, стали приглашать правители других стран, как сейчас говорят, по контракту, и от этого также немалые доходы поступали в казну.

Таким образом, свято место пусто не бывает. К сожалению, мы в полной мере и рационально не используем все эти исторические достоинства Абхазского царства и тем самым даем лазейки фальсификаторам, которые выдумывают ложные концепции: «Теория двуаборигенности», «Горная стихия» Г.А.Меликишвили, который склоняется к тому, что успехи Абхазского царства следует искать в низком уровне развития абхазов, т.е. попросту говоря, в их дикости (?!!!). (Меликишвили Г.А. Политическое объединение.. Грузии. – Тбилиси. 1973). Между тем у нас есть, как мы убедились выше, источники, опровергающие такие поистине дикие выводы наших заингурских оппонентов. Но мы в достаточной мере не используем их.

Вопрос: Вы, наверное, знаете, что грузинский историк, профессор М.Д. Лордкипанидзе написала «Открытое письмо» главе правительства РФ В.В.Путину. Оно опубликовано в тбилисской правительственной газете «Свободная Грузия» (20 сентября, 2008 г.). Какое впечатление у вас от этого письма?

Ответ: Парадоксально, что премьера России упрекает в незнании историй закавказских стран историк М.Д.Лордкипанидзе, которая, мягко говоря, не числится среди объективных и добросовестных историков. К тому, что она постоянно искажает историю Абхазии, мы уже привыкли, – это полбеды. Беда в том, что она продолжает портить ценные письменные источники, например, такой памятник, как Картлис Цховреба.

Этот памятник, задолго до нее, как известно, подвергся значительному искажению со стороны Вахтанга VI, его сына Вахушти и их комиссии, которые «отредактировали» и дополнили из устных рассказов, легенд, преданий и других материалов. Неслучайно академик И. А. Джавахишвили полагал, что материалы, которыми пользовались обновители Картлис Цховреба в XVIII веке «лишены всякой исторической ценности». (Цит.по: Мелихишвили Г.А. К истории древней Грузии. – Тбилиси, 1959, с.З). То, что осталось от комиссии Вахтанга теперь М. Лордкипанидзе, как говорится, добивает.

Чтобы не быть голословным, приведу несколько фактов того, какие вольности она позволяет себе по отношению к письменным источникам, какие «эксперименты» она с ними проводит. Например, в источнике XI в. Написано: «Марушисдзе изъявил волю привести Баграта царем в Абхазию»; «Привели его в Абхазию, благословили на царство». (Летопись Картли. – Тбилиси. 1982. с.58).

А М. Лордкипанидзе цитирует эти слова источника следующим странным образом: «Марушисдзе решил воцарить Баграта в Западной Грузии»; «его возвели на западногрузинский престол» (?!). (Очерки истории Грузии. т.II. – Тбилиси. 1988, с.374).

Источники сообщают, что на первом месте титулатуры абхазских царей стоял «царь абхазов». (Летопись Картли... с.60-61). А наша оппонентка пытается убедить, что «на первом месте был титул «царь абхазов», т.е.: «царь Западной Грузии», хотя никакого царя Западной Грузии источники не знают, тем более, что сам термин «Грузия» не существовал до конца XIV в., не говоря уже о западной или восточной ее частях.

А что касается Открытого письма В. В. Путину, то в нем автор выразила сожаление, что премьер не знает историю Абхазии. Поэтому она советует ему поучиться и, предлагая ему «учебник», пишет: «если Вы действительно интересуетесь историей этой древнегрузинской провинции (Абхазии. – А.П.), рекомендую воспользоваться фундаментальным, академическим исследованием коллектива авторов, основанным на существующих первоисточниках. – «Разыскания по истории Абхазии/Грузия». (Свободная Грузия. 20 сентября, 2008, с.З).

Владимиру Владимировичу, конечно, некогда читать такое сочинительство, поэтому ниже постараюсь хотя бы частично показать, какую историю Абхазии сфабриковали тбилисские историки, в первую очередь сама автор Открытого письма М.Д.Лордкипанидзе, при этом используя благоприятную для Грузии, но пагубную для Абхазии, эпоху Сталина и Берии, хотя от Сталина она сейчас отгораживается, заявляя в своем письме; что он русский, а не грузин. В.Путин узнал бы, какую «технологию» его оппонентка применяет при анализе источников, какие вольности при этом позволяет себе.

Историки давно знали, что средневековые источники не дают основания утверждать, что до середины XIII в. картвельские страны (Картли, Кахетии, Эрети, Тао и др. )имели сколько-нибудь единое объединенное государство под на­званием, скажем, Картвельское, Иверское, Эгрисское, а тем более Грузинское царство. Единым и могущественным царством являлось Абхазское царство, существовавшее в VIII-XIII в.в. Но об этом говорить и писать при тоталитарном режиме, когда Грузии позволялось многое, никому не разрешали.

История Абхазского царства всегда соблазняла грузинских фальсификаторов. Поэтому они стали утверждать, что Абхазское царство – это и есть Грузинское царство, что абхазами называли грузин, а Абхазией – Грузию и т.д.

Пытаясь ответить на естественный вопрос: «Почему же это царство было названо Абхазским, если оно было грузинским?», – М.Д.Лордкипанид­зе отвечает: «Царем абхазов Леон на­звался потому, что династия была из Абхазии» (?!!), т.е. Леон II был выходцем из Абхазии. (Разыскания... – Тби­лиси. 1999, с.157).

Без всякого утрирования можно спросить. А как быть, если Сталин из Грузии, Екатерина II – из Германии, Барак Обама – выходец из Африки, а картвельские Багратиды тоже, ведь, выходцы из Армении, но Армянским царством не назвали Картли и Тао?

Трудно сказать, на что рассчитывает госпожа М.Лордкипанидзе, когда муссирует очередную заведомо ложную версию о том, что в Абхазии во все времена, да еще и в преобладающем большинстве, проживали грузины, стало быть, эта страна всегда была двуаборигенной и т.д. Отсюда она выводит не менее ложное заключение, что никто якобы не подвергал Абхазию этнической экспансии, никогда не переселяли такое количество грузин, которое могло бы существенно повлиять на этническую карту Абхазии, что соотношение абхазов и грузин здесь – 17% к 44% – якобы было фатальной неизбежностью и т.п.

Автор этого тезиса пытается аргументировать его наличием по этой теме каких-то грузинских и зарубежных источников, но никогда эти источники она не называет, так как их нет в природе. (См.: «Заря Востока», № 168. 1989).

Между тем ряд грузинских ученых молодого поколения вынуждены признать не только нелепость двуаборигенности на такой маленькой территории, как Абхазия («Народное образование». 29 октября, 1989, с.13), но и то, что 17% аб­хазов у себя на родине – это результат бериевской демографической экспансии. (Бердзенишвили Д. Единство посредством разделения / Кавказский акцент. № 5, 2000).

В самом деле, согласно статистике, в 1886 г. в Абхазии проживало всего около 4-х тыс. грузин – 5,6%, а абхазов – 59 тыс. – 85,8%. (Свод статистических данных о населении Закавказского края, извлеченных из посемейных списков 1886 г. Кутаисская губерния – Тифлис, 1893, Раздел «Сухумский округ»).

А в 1989 г. в Абхазии оказалось 240 тыс. грузинского населения – 44%, абхазов – 93 тыс. – 17%. Т.е. за одно столетие численность грузин в Абхазии увеличилась в 60 раз (!), а абхазов – в 1,6 раза, и все это при одинаковом естественном приросте населения и абхазов, и грузин (в год 1%).

Таким образом, демографическая ситуация, при которой абхазы у себя на родине оказались в 2,5 раза меньше пришлых грузин, была создана искусственно, планомерно и целенаправленно с дальним геноцидным прицелом. И уже, как говорится, дело было сделано, судьба коренной нации была обречена, абхазы в скором будущем окончательно растворились бы в грузинской среде, если бы даже полностью исключили механический прирост грузин, чего, конечно, никто не собирался делать.

Все это к тому, что М.Лордкипанидзе отрицает механический прирост грузин в Абхазии. Но когда были высказаны вышеприведенные упрямые факты, она не нашла ничего лучшего и внезапно заявила, что переселение в Абхазию было организовано в интересах самого абхазского народа, для «расширения экономического потенциала Абхазии» (?!). (Свободная Грузия, 2000, №122, с.З).

Любопытно, что другой автор указанного пресловутого сборника «Разыска­ния...» Г.Жоржолиани по поводу закрытия абхазских школ в 40-х г.г. XX в., также цинично по сути дела заявил, что Грузия закрыла абхазские школы в интересах самих абхазов, чтобы спасти абхазских детей от русификации (?!!). По это­му поводу он продолжает: «в противовес стремлению союзных органов к русификации малочисленных народов, руководство Грузии... старалось переводить абхазов... в грузинские школы». (Разыска­ния... – Тбилиси. 1999.С.425).

И это еще не все. Вызывает недоумение голословное утверждение М.Д. Лордкипанидзе о том, что «в понимании средневекового грузина, византийца. араба, русского – «абхаз» («абазг», «обез») это грузин». («Заря Востока», № 168, 1989).

Возникает вопрос: разве византийцем не был император Василий II, на надгробной плите которого написано: «Никто не видел меча моего отдыхающим, и об этом свидетельствуют скифы и персы... абазги, иберы, арабы...» (Цит. по: Челидзе В. В. Исторические хрони­ки Грузии. – Тбилиси. 1980. с.434).

Если абазги в понимании Василия II – это грузины, как считает М. Лордкипанидзе, то кого же здесь иберами назвал император?

В русских источниках термин «грузины» (Гурзи») впервые встречается в конце XIV в. В 1392 г. русский летописец о походах Тамерлана записал; «Возвращается Темир в Перейду... Ассирию... Армению... Обези и гурзи...» (ПСРЛ, т.ХI. – СПб, 1897? с. 152).

Если поверим М. Лордкипанидзе и тер­мин «обезы» примем за термин «грузины», то мы не поймем, кого упомянул этот рус­ский автор под этнонимом «гурзи».

Другой византийский автор Г.Кедрен сообщает: «Баграт IV остается правителем Иберии и Абхазии». (См.: Челидзе В.В. Указ..соч., с.434). И здесь мы видим, что Абхазия не воспринималась как Грузия или Иберия.

Примеры можно продолжить из арабских и других источников, но и приведенные наглядно показывают, мягко говоря, низкий уровень работ госпожи М. Лордкипанидзе, которая так эмоционально критикует В. В. Путина по сути дела за одну ошибку, где он 3310 год назвал 1812 годом, хотя не исключена и опечатка. Других его ошибок в ее замечаниях я не нашел. Если за одну незначительную ошибку неисторика В. Путина его оппонентка подняла бурю в стакане воды, то какую бурю в океане надо поднять за многочисленные приведенные и неприведенные искажения фактов и событий, чаще -допускающих умышленно историком М.Лордкипанидзе?

Выше отмечено, что грузинские историки не без умысла Абхазское царство стали называть Грузинским царством. Однако М.Лордкипанидзе показалось, что этого мало, и она решила изменить реальную историческую номенклатуру путем грубого искажения ценных источников. В частности, не считаясь с этическими нормами ученого, термин «Абхазское царство» заменила на вымышленное ею «Эгрис-Абхазетское царство» (Эгрисцы – предки мегрелов). При этом обоснование этой беспрецедентной в науке акции она, как ни странно, видит в том, что «название «Эгрис-Абхазетское царство» лучше выражает как состав, так и содержание этого государства...»(?!!!). (Очерки истории Грузии. т. II. – Тбилиси. 1988. c.286).

Непоправимая порочность этой вольности в том, что вместо подлинного названия Абхазского царства в научный оборот запустили теперь сфабрикованный термин «Эгрис-Абхазетское царство», который сейчас уже, как отмечено выше, используется даже в академической справочной литературе, по которой учатся все народы. Повторю еще раз, этот вопиющий факт о том, что в «Энциклопедии стран мира» 2004 г. под редакцией некоего Н.А.Симония читаем: «В 8-10 в.в. ... князь Абхазии Леон II объединил всю Западную Грузию в одно Эгрис-Абхазетское царство...» (?!!). (Энциклопедия стран мира. – М. 2004. с.67).

С другой стороны, пытаясь Абхазское царство обратить в объединенное грузинское царство, еще в 1988 г. М. Лордкипанидзе писала, что «объединением большей части Грузии в 80-х гг. Х в. образовалось государство, которое с этого времени называется Сакартвело (Грузия)». (Очерки истории Грузии. Т.II – Тбилиси. 1988, с.366).

Между тем никакой объединенной Грузии не могло быть создано в конце Х в. по той простой причине, что в это время Тао-Кларджети и его правитель Давид Куропалат находились в зависимости от Византии, Картли находилась в составе Абхазского царства, Кахети и Эрети имели относительную самостоятельность, Тбилисский эмират был в руках арабов, а Эгриси также входило в Абхазское царство. Можно ли говорить о каком-то объединенном грузинском царстве без нынешней Центральной Западной и Южной Грузии, без Тбилисского эмирата, да еще под названием Абхазское царство, которое не только еще существовало, но и процветало? Разумеется, нет.

Об Абхазском царстве этого времени академик Г.А.Меликишвили пишет: «Абхазское царство и в эту эпоху... было столь сильным и вполне независимым, в отличие от Тао-Кларджети, что правители последнего вряд ли могли тешить себя иллюзиями о присоединении его к своим владениям». (Меликишвили Г. А. Политическое объединение феодальной Грузии... – Тбилиси. 1973 . с.135. на груз.яз. резюме – на рус.яз.).

Характеризуя события конца Х в., другой грузинский академик также писал: царь абхазов «утвердился... не только в Картли... Отныне преимущество и главенство в Грузии оказалось в руках аб­хазских царей». (Джавахишвили И.А. История грузинского народа. Т.Н. – Тбили­си. 1865. с. 104. на груз.яз.).

Подчеркивая сопротивление правителей восточнокартвельских стран, которое они оказывали экспансии абхазских царей, тот же И. А. Джавахишвили сообщает: «Каждый думал о себе... кахетинские хорепископы, «цари картвелов» и Тао-Кларджети... лишь бы как-нибудь воспрепятствовать усилению абхазских царей». (Джавахишвили И.А. История грузинского на­рода. т.II. – Тбилиси. 1948, с.91).

А что касается объединенного грузинского царства, то, вопреки мнению М.Лордкипанидзе, оно впервые было создано не в конце Х в., а в середине XIII в., когда монголы, отбив восточную часть Абхазского царства, создали там для своего союзника Олу-Давида Грузинское царство. Этот факт подтверждает армянский историк того времени Хетум, который писал:

«Это царство разделяется на две части. Одна часть называется Грузия, а другая - Апвас (Абхазия. – А.П.). Там всего было два царя, один из которых, т.е. грузинский царь, подчиняется самодержцу Азии, а абхазский царь силен народами и неприступными твердынями, поэтому ни самодержец Азии, ни монголы не могли взять его под свое иго». (Хетум историк. История монголов. – Венеция. 1882 г.).

А преследуемый монголами абхазский царь Давид-Нарин отступил и направился в столицу исторической Абхазии Кутаис, за ним не пошли монголы.

Насколько мне известно, нет источников, свидетельствующих о том, что до середины XIII в. (1249 г.) было создано сколько-нибудь объединенное грузинское царство.

О продолжении же существования Абхазского царства и в XI-XIII вв. пишет не только Хетум, но косвенные доказательства оставили нам М.Броссе, Вахушти, Досифсй и др. Например, называя абхазскими царями Баграта III, Давида Строителя и царицу Тамару, при этом ни с какой стороны не синонимизируя термины «Абхазия» и «Грузия», М. Броссе пишет: «Предлагаемые здесь известия извлечены из... книги, сочиненной Панкратием (Баграт III. – А.П.), царем абхазским». (ЖМНП, 1843, декабрь, с.205); «Всеволод II владычествовал в России, а Тамар, дочь Георгия III, в Абхазии и Картли». (ЖМНП, ч.IХ. -СПб, 1858, c.291). Патриарх Досифей в XVII в. видел на стене абхазского Моквского храма надпись следующего содержания: «Писано во время Алексея Комнина и Давида, великого Царя Абхазского». (ЖМНП, 1843, Декабрь, с.204). Вахушти царевич в XVIII в. писал: От Баграта III «началось царствование Багратионов в Абхазии. А царствовали те цари (Леониды в VIII – Х вв. – А.П.) в Абхазии 199 лет. Со времени царствования того Баграта (III. – А.П.) ... до царей Давида, сына царицы Тамары Лаши... и Давида Нарина, сына Русудан, вся Абхазия была единодержавной. От воцарения Багратионов до разделения царства между этими двумя Давидами прошло 274 года». (Вахушти. История Грузии / Абхазия и абхазы средневековых ... источников).

Кстати, М. Броссе, продолжая эту тему указывает: «В царствование Василия II Багарат III... принял по общему желанию народа под свое единодержавие весь Кавказский перешеек... весь грузинский народ подчинился его власти и власти его преемников. Это был счастливый период Багратидов». (ЖМНП. ч. IX. – СПб, 1858, с.306-397). Любопытно, что М. Броссе не говорит: счастливый период династии Багратидов, а говорит: «счастливый период Багратидов» без слова «династия», ибо отдельной династии у абхазо-Багратидов не было, они относились к династии Леонидов и продолжали ее.

Существуют факты, свидетельствующие о том, что к вопросам поглощения Абхазии Грузией прикладывал свои руки Сталин и, судя по всему, не единожды. Да, М.Д.Лордкипанидзе, искажая историю Абхазии, разумеется, опирается на пресловутую этническую «теорию» П.Ингороквы. Но и последний сочинял свою «концепцию» не на голом месте. Он ее соорудил на «надежном» сталинском фундаменте.

Вспомним, что Сталин еще в 1913 г. пропагандировал идею создания на Кавказе областной автономии, выступая против культурно-национальной автономии. Дело в том, что областная автономия предусматривала приобщения «отсталых» народов с «примитивной» культурой (абхазов, осетин, мегрелов, сванов и аджарцев) как бы к высокой грузинской культуре.

В своей речи на конференции ликвидаторов Сталин цинично заявил: – «На Кавказе имеется целый ряд народностей с примитивной культурой, с особым языком, но без родной литературы... Как быть с мегрельцами, абхазцами, аджарцами, сванами..., говорящими на разных языках... Как быть с осетинами, из коих закавказские осетины ассимилируются... грузинами, а предкавказские – русскими... Национальный вопрос на Кавказе может быть разрешен лишь в духе вовлечения запоздалых... народностей в общее русло высшей культуры (грузинской, разумеется. – А.П.). Областная автономия, – продолжал Сталин, – втягивает запоздалые нации в общее культурное развитие.. помогает им вылупиться из скорлупы мелконациональной замкнутости... толкает их... к благам высшей культуры» (?!!). (Сталин. Сочине­ния. т.II – М, 1954, с.349-351).

Вот откуда истоки шовинизма и элементы фашизма нынешней Грузии, пытающейся утопить в крови абхазов и осетин, чтобы «осчастливить» их приобщением к «высоким» культурным благам грузин!

Таким образом, получается, что идею великодержавного шовинизма, чем больны сегодня грузинские власти, Сталин развивал издавна. А позже, став наркомом по делам национальностей, а затем и «отцом всех народов», он от слов перешел к практическим делам. Вместе с Берией и другими властями Грузии, как по­казала вся дальнейшая история абхазо-грузинских отношений, Сталин активно добивался реализации своего вышеуказанного антиобщественного «учения», в особенности по отношению к абхазам, которых хотел загнать в грузинский «культурный рай».

Возвращаясь к Открытому письму В. В. Путину, замечу, что автор письма часто выдергивает отдельные цитаты и приводит,например, слова Геральди о том, что «в Сухуме живут грузины». Или сообщение армянского автора, что «Абхазия является крайней прибрежной частью Грузии» и т.д. Но эти единичные цитаты ничего не решают, так не делают науку. Приведенные ею цитаты малопригодны для доказательства ее тезиса, что с «древнейшего времени... Абхазия... является органической частью грузинской государственности». Если пользоваться таким методом выхватывания отдельных научных фактов, и подгонять их к своему надуманному тезису, как поступает М.Лордкипанидзе, то и я мог бы привести следующие материалы. В 1404 г. побывавший в Черкесии, Абхазии и Мингрелии итальянский миссионер Иоанн Галонифоктибус пишет: За Черкесией «находится Абхазия, а к востоку от абхазов, по направлению к Грузии, лежит страна, называемая Мингрелией». (Из сочинения «Книга познания мира». – Баку, 1980, с.18-19).

А вот сообщение И.Шильтбергера (рубеж XIV-XV вв.): «Далее – Королевство Грузии... Есть еще страна Абхазия, с главным городом Сухум. Есть также небольшая страна Мингрелия со столицей Батум» и т.д. (Шильтбергер И. Путешествие по Европе, Азии и Африке С 1394 г. по 1427 г. – Баку. 1984 г, с.40).

Вопрос: Почему такое, мягко говоря, незрелое, да еще открытое письмо, написала М. Д. Лордкипанидзе, которая имеет такие высокие титулы, как профессор, академик и т.д.?

Ответ: Я не думаю, что автор этого письма полностью осознает все последствия этого письма. С одной стороны, это послание не принесет пользу ни народу Грузии, ни науке грузинской. Напротив, оно их дискредитирует. А с другой стороны, если шире смотреть, то это письмо объективно может принести пользу в том смысле, что даст пищу и трибуну ее оппонентам. Последние могут вскрыть все гнусные деяния грузинских властей, допущенные по отношению к абхазам и осетинам. И все это может стать достоянием общественности, которая убедится в том, что Грузии впредь никогда нельзя доверять судьбы малочисленных народов.

Дело, судя по всему, в том, что самореклама несостоявшегося историка, труды которого серьезно не воспринимают в самой Грузии, соблазнила, и она опубликовала письмо. В Грузии она известна как одиозная фигура, способная на вся­кого рода провокации. И это потому, что ее сочинения, как правило, фальсифицированы при помощи примитивной «технологии», потому и саморазоблачительны. В Грузии, конечно, есть серьезные историки, но они не пишут подобных нелепостей, основанных на сплошной мистификации.

Вопрос: В целом какое у вас мнение о книге «Разыскания...», которая рекомендована автором письма В. В. Путину в качестве учебника по истории Абхазии и которая названа ею фундаментальным академическим исследованием?

Ответ: Анализ этой книги – это отдельная тема, требующая специального исследования, к чему я сейчас не готов. Но я могу сказать, что, меня больше всего поразило, читая ее. Поражает то, каким образом 20 профессоров и академиков, как по команде, пришли к однозначному выводу о том, что:

1) «Абхазия исторически органическая часть Грузии»;

2) Историко-культурная общность грузин и абхазов бесспорный факт;

3) Формирование самобытного абхазского этноса (нации) происходило в процессе единой истории грузин и абхазов, в грузинском государстве». (Разыскания.... – Тбилиси. 1999, с.5).

Создается впечатление, что авторы данных ничем не подтвержденных выводов пытаются приобрести ложный авторитет, жертвуя судьбой и авторитетом грузинской исторической науки. Но это их проблемы. У нас же в связи с этими крайне сомнительными выводами возникает ряд вопросов:

1) насколько совместимы понятия самобытный абхазский этнос с его формированием в чужой среде, т.е. может ли формироваться самобытная культура в чужеродной среде, не растворившись в ней?

2) Как случилось, что эти «странные» абхазы, «манкурты», «обслуживая» грузин и их государство свыше четырех столетий, не только не сумели создать для себя никакой культуры, но не смогли заимствовать ни языка грузинского, ни письменности, ни фольклора, ни других элементов культуры своих «господ»?

3) Каким образом эти абхазы, этнически формируясь в чужой этнической среде и чужом государстве в течение такого длительного времени (400 лет!), су­мели сохранить собственный язык, фольклор, нартский эпос, дольменную, духовную и материальную культуры, в принципе не имеющих ничего общего с культурой грузинской?

4) И, наконец, могли бы средневековые абхазы оставить о себе такую широкую известность, какую они оставили в грузинских, византийских, армянских, русских, арабских, латинских, турецких и других письменных памятниках, окажись они не более, чем отдельная этнографическая группа, лишенная всякого политического веса, силы в международных отношениях, а к тому же еще, если бы эти абхазы формировались в каком-то уголке грузинской провинции, обслуживая культуру и государство грузин, как пытаются внушить нам не только некоторые историки, но теперь уже и цвет грузинской историографии?

Такие вопросы наши оппоненты вообще не ставят, да и вряд ли они способны на них ответить. Тактика психологического давления, как бы внушительно ни звучали титулы указанных 20-ти историков, никогда не имела успеха в науке, если не подкреплялась убедительными аргументами.

По заказу «сверху» П. Ингороква некогда сочинил собственную «концепцию» истории Абхазии, которую весьма нелестно, но вполне справедливо назвал Т. Гордадзе «научной гимнастикой» огрузинивания абхазского этноса. (Кавказский ак­цент. 16-31 июля 2000 с.10). Познакомившись с сборником «Разыскания...» у меня создалось ощущение, что авторы этой книги пытались убедить читателей в том, что они продолжают ингороквовскую «научную гимнастику» огрузинивания абхазов с еще более усиленной энергией.

Вопрос: Тон Открытого письма откровенно и даже демонстративно грубый. Чем Россия заслужила такое отношение к себе со стороны Грузии, что так сильно обидело госпожу М. Лордкипднидзе?

Ответ: Да, тон письма недопустимо грубый, и Россия, на мой взгляд, не заслуживает такого отношения, в особенности со стороны Грузии. Будем откровенны, ведь Россия защитила не только малочисленных абхазов и осетин, к сожалению, живущих среди столь хищных государств нашего сложного времени. Россия в свое время спасла и грузинский народ от полного физического уничтожения, которое исходило от тогдашнего деспотичного Ирана. Послы картвельских царств и княжеств стали постоянно приезжать в Москву, начиная с конца XV в. (1483 г.) с просьбой защитить Грузию и принять ее под свое покровительство. Правда, России не удалось этого сделать до Георгиевского трактата (1783 г.) Но до этого многие грузины со своими свитами, спасаясь от преследования со стороны восточных соседей, приезжали в Москву, строили там целые колонии. И сейчас в России проживают свыше одного миллиона грузин, и они чувствуют себя неплохо. Поэтому смешно и несправедливо забывать все это. Об этом помнили грузинские ученые советского периода, писавшие немало об истории русско-грузинской дружбы. Но сейчас под покровительством американцев в Грузии наступила другая ситуация. Русско-грузинские отношения испортились из-за того, что Россия защитила малочисленных абхазов и осетин, которых Грузия при выходе из СССР, незаконно потянула за собой. Т.е. приобретая для себя свободу, Грузия отказалась дать свободу Абхазии и Осетии, которые уже тогда имели полное законное право решать самостоятельно политические судьбы своих народов. (См.: Ведомости съезда народных депутатов СССР. 1990, №15, с.252). И Россия стала на стороне закона. Используя данный закон, Абхазия и Южная Осетия путем референдума освободились от грузинского колониального режима

И вот тогда Грузия решила силой заставить Абхазию и Осетию вернуться в ее состав, для чего неоднократно совершала агрессию против этих народов.

В Грузии сейчас во всем чувствуется влияние американской идеологии, для которой характерны агрессивные повадки, жестокости и двойные стандарты, ибо там правят сила и деньги, а не закон. Неслучайно, по словам грузинского недобитого в Абхазии генерала Г.Каркарашвили (которого Э. Шеварднадзе высоко ценил), Грузия готова отдать в жертву 100 тыс. грузин, чтобы уничтожить всех абхазов до единого (См Г.Амкуаб, И.Илларионова. Абхазия, хроники необъявлен­ной войны ч.I, 1992, с.127-128). Или слова министра по делам Абхазии Г Хаиндрава: «Мы можем легко и полностью уничтожить генетический фонд их (абхазов) нации путем убийства 15 тыс. – всех молодых мужчин. И мы вполне способны на это» (Цит. по: Чирикба В. Грузино-абхазский конфликт. – М, 1998, с.9)

Спрашивается, откуда пришла такая фашистская философия в Грузию. Судя по всему из западных стран и Америки, которые некогда уничтожили всех аборигенов и на их костях построили свои государства. А в России совсем другие правила; здесь по сей день проживают огромное количество различных народов (татары, башкиры, чуваши, мордовцы народы Северного Кав­каза и др.) Прав В.В.Путин, который, выступая в Казани, имел полное моральное право сказать: «Убежден, нет в мире другой страны, где было бы столько культур, столько языкового наследия, такого культурного многообразия В этом, безусловно, сила нашей страны» (Бугай Н Ф , Гонов А. М. Новые ориентиры национальной политики. – М, 2004, с.3-4)

Россия, без всякого сомнения, имела все возможности идти по вышеуказанно­му американскому пути государственно­го строительства, но, очевидно, она всегда знала, что величие великого народа и его нравственный уровень определяются и тем, как он относится к слабому и малочисленному народу, который нуждается в помощи.

Поэтому, когда историк М.Д.Лордкипанидзе упрекает В.В.Путина в том, что русские завоевали чужие территории, она не должна закрывать глаза на то, что американцы не только завоевали чужие территории, но стерли с лица земли всех коренных жителей и на этом кладбище народов построили свое счастье.

А что касается войн, то они всегда были и, к сожалению, будут, их придумали не русские, не грузины. Другое дело, что одни развязывают войну и ведут захватническую войну а другие – освободительную войну Если США под надуманным предлогом поиска оружия массового поражения, которого там не было, разрушили Ирак, оккупировали его, казнили иракского президента и не уходят оттуда, то Россия, защищая многострадальный осетинский народ и миротворцев, разрушила военные объекты агрессивной Грузии и ушла оттуда, т.е. не оккупировала ее и не казнила никого, хотя заслуживали этого те, кто давал команду разгромить Цхинвал и его мирное население.

Итак, нетрудно догадаться, что госпожа М.Д.Лордкипанидзе обижена, критикует В. В. Путина за то, что Россия не позволила Грузии растерзать Южную Осетию и Абхазию. Если бы российские президент и премьер сказали бы властям Грузии – Абхазия и Осетия принадлежат вам, делайте с ними, что угодно, то, уверен, М.Лордкипанидзе не ругала бы В Путина, а пела бы ему дифирамбы. Но зато результат был бы сверхтрагичным. Абхазы, разумеется, не уступили бы Грузии свою единственную Родину, пока живы. Грузия уничтожила бы 100-тысячных абхазов (о чем мечтают ее генералы), но с помощью Америки, у которой большой опыт по уничтожению аборигенного населения.

Досадно читать несправедливые выпады автора письма в адрес российской армии, которая не хуже обеспечена, чем грузинская. Во всяком случае, российская армия имеет полевую кухню, чего не было у грузин, воевавших в Абхазии, они были на положении «самообслуживания». (КП, 19 сентября 1992). Поэтому всерьез не воспринимаются слова М.Лордкипанид­зе: «Сила ваша только лишь в количестве», «варварская интервенция», «мародерство голодных (русских) солдат, уносящих все с собой от белья .. до унитазов», все это «останется одной из самых позорных страниц в истории русского народа» (?!).

Я никого не хочу оправдывать, на войне, как на войне – там всякое бывает. Но русский и грузинский народы здесь не причем. Хочется спросить автора письма: в истории какого агрессора останется позором тот факт, что уж действительно голодные, бескухонные, нефинансировавшиеся и питавшиеся только за счет грабежа грузинские уголовники, выпущенные из тюрем только однажды 5.000 чел., (МН.1993 № 22. с.11) были направлены в Абхазию? Эту свору бандитов вооружили до зубов «демократ» Э. Шеварднадзе и его соратник по агрессии законный вор Джаба Иоселиани, который просидел в тюрьме 18 лет и отнюдь не по политическим мотивам. И здесь уместно спросить госпожу М.Лордкипанидзе. в чем была сила 5-миллионной Грузии, когда она напала на 100-тысячных абхазов? Разве не в количестве? Так что в суждениях М.Д.Лордкипанидзе, хотя она и женщина, должна быть какая-то логика.

В заключение хочу привести отрывок из выступления по аджарскому телевидению в августе 1995 г. бывшего председа­теля Верховного Совета Грузии А.Асатиани. Надеюсь на то, что этот отрывок может полностью заменить основные выводы настоящей публикации.

В частности он сказал буквально следующее: «Некоторые утверждают, что Абхазия – это грузинская земля. Но у нас нет ни одного историка, который располагал бы достоверными источниками, доказывающими это. Абхазию нам подарили коммунисты в 1931 году. Когда же нам был сделан такой подарок, мы стали переселять туда грузин, их становилось все больше, и тогда у нас стал возникать вопрос: «откуда здесь абхазцы?» (АА, 1999, № 5, с.З).


(Опубликовано в: Приложение к газете "Апсны", №№ 1 и 2, февраль и март 2009 г.)

(Перепечатывается с сайта: http://www.kiaraz.org.)



Некоммерческое распространение материалов приветствуется;
при перепечатке и цитировании текстов
указывайте, пожалуйста, источник:
Абхазская интернет-библиотека, с гиперссылкой.

© Дизайн и оформление сайта – Алексей&Галина (Apsnyteka)

Яндекс.Метрика