Константин Казенин

Об авторе

Казенин Константин
Родился в 1971 г. в Москве. Доцент МГУ. Заместитель управляющего директора ИА "Регнум". Политолог. Кавказовед. Автор ряда книг ("Тихие конфликты на Северном Кавказе" и др.).





Константин Казенин

Грузино-абхазский конфликт: 1917-1992

ВВЕДЕНИЕ

Грузино-абхазская война 1992–1993 годов имела огромные последствия для постсоветского пространства. Эта война блокировала важнейшие транспортные артерии, существенно затруднив сообщение между Россией и Закавказьем. Эта война сделала абхазский вопрос главным в политической повестке дня Грузии и стала важнейшим препятствием для развития российско-грузинских отношений. Эта война привела в Закавказье представителей многих международных структур и заставила в последние годы говорить о возможности югославского сценария у южных границ России. И, наконец, из-за этой войны сотни тысяч жителей Абхазии (на последнем этапе это были по большей части грузины) покинули родные дома и уже более десяти лет испытывают все тяготы судьбы беженцев.

«Беженец», «сепаратист», «агрессор» – эти стандартные, известные по десяткам военных конфликтов понятия навязывают нам черно-белое изображение действительности, которое должно подсказать читателю ответы на привычные в подобных случаях вопросы – кто виноват и, соответственно, что делать. Другое дело, что для всякого черно-белого изображения легко найти его «негатив». Является ли абхазское государство сепаратистским? Была ли Грузия в 1992–1993 гг. агрессором? Ответить «да» одновременно на оба эти вопроса невозможно, однако немало заинтересованных наблюдателей утвердительно отвечает на первый вопрос, и немало отвечает утвердительно на второй. Можно предположить, что в обозримом будущем к теме войны 1992–1993 гг. обратятся серьезные абхазские и грузинские историки, но оценки происходившего в их академических работах, скорее всего, будут диаметрально противоположны.

Однако для тех, кто озабочен путями решения грузино-абхазского конфликта (а очевидно, что к этому так или иначе есть и будут причастны многие государства и организации), недостаточно знать о том, что происходило в годы войны. Хотя большинству жителей СССР Абхазия виделась идиллическим курортным краем, серьезные конфликты вокруг нее вызревали давно, во всяком случае начались они задолго до революции 1917 года и не прекращались в течение всего советского времени, даже тогда не раз выходя на поверхность. Истоки этих конфликтов многим видятся в событиях предыдущих веков, в особенности – второй половины XIX столетия, когда в ходе русско-кавказской войны значительная часть абхазов покинула родную землю, а на территории Абхазии появилось большое количество переселенцев из различных районов Грузии. Как бы то ни было, в советское время, особенно в период перестройки, грузино-абхазские противоречия не раз выходили на поверхность. Война 1992–1993 годов стала результатом долгой и непростой истории межнациональных взаимоотношений.

Настоящая брошюра – попытка очертить самые общие контуры этой истории. Она не содержит наших собственных оценок и аналитики, а лишь фрагменты из опубликованных выступлений, документов и воспоминаний, которые связаны с национальными проблемами Абхазии со времени крушения Российской империи и до начала грузино-абхазской войны. Чтобы в первом приближении понять суть конфликта, следует в первую очередь услышать прямую речь участников событий и их единомышленников в последующих поколениях. Применительно к грузино-абхазскому конфликту это тем более верно потому, что за годы, прошедшие после периода наиболее острой конфронтации 1988–1993 гг., идеология противоборствующих сторон практически не претерпела изменений.

Брошюра, разумеется, не содержит исчерпывающего набора материалов по данной теме. Проблема грузино-абхазских отношений еще ждет своего скрупулезного и объективного исследователя. Однако нельзя не отметить, что, стремясь по возможности представлять позиции различных сил, задействованных в истории Абхазии XX века, мы не раз натыкались на лакуны – фактическое отсутствие опубликованных материалов, отражающих точку зрения одной из сторон на тот или иной существенный этап развития грузино-абхазских отношений. Это и не дало возможности избежать некоторых «асимметрий» в составе материала, вошедшего в брошюру.

Для удобства читателя брошюра содержит также краткую хронологию истории Абхазии 1917–1992 гг.

Помимо цитируемых в брошюре сочинений в работе над ней была использована монография В. А. Шнирельман. Войны памяти: мифы, идентичность и политика в Закавказье. М.: ИКЦ «Академкнига», 2003. Большую помощь в работе над брошюрой оказал О. Р. Айрапетов, которому составитель выражает искреннюю признательность.


ОТ МЕНЬШЕВИКОВ ДО «ШКОЛЬНОЙ РЕФОРМЫ»
1917

Октябрь – Абхазия вошла в Юго-Восточный союз казачьих войск, горцев Кавказа и вольных народов степей. Согласно договору союз объединял «казачьи войска: войско Донское, войско Кубанское, войско Терское и войско Астраханское, примкнувший к войску Астраханскому Калмыцкий народ и объединенные в особый союз Горцев Кавказа... горские и степные народы».

8 ноября – первый съезд абхазского народа в Сухуми. На нем избран Абхазский народный совет. На съезде присутствовали представительные делегации абхазов и грузин. (Точных данных о численности основных народов, населявших Абхазию в 1917 году, нет. По последней на тот момент переписи 1897 года, абхазов – 59 тыс., грузин – 26 тыс.)

Из воспоминаний грузинского делегата первого съезда абхазского народа И. Гомартели [1]

    «Представители абхазов не только прохладно, но и почти враждебно встретили на собрании грузинскую депутацию. Они заранее решили отвергнуть советы депутации и твердо защищать свою позицию, не идти по пути уступок...

    Абхазцы заключили союз с горцами и казаками; затем позвали самурзканских[2] мегрелов[3] и заявили им: если хотите жить с нами дружно, тогда вы должны вступить в этот союз. Подобный путь полностью отрицает, аннулирует как демократические, так и международные принципы... Когда абхазцы за спиной мегрелов связываются с горцами и казаками, мегрелы уже знают, что абхазцы этот союз заключают против них. Иное объяснение неинтернационального и недемократического поведения абхазцев совершенно невозможно.

    К этому следует добавить национальное самолюбие. Грузины постоянно клянутся дружбой, а в избирательный список социал-демократы не включили ни одного абхазца; разве Абхазия недостойна, чтобы иметь одного своего представителя в Учредительном собрании?..

    Абхазцы не занимаются ни хозяйством, ни хлебопашеством, ни торговлей, ни промыслом, ни ремеслом. Абхазский крестьянин имеет земли на тридцать, сорок, шестьдесят и более трудодней. Абхазец – изящный, стройный, красивый. Он любит коня, кутеж, природу, а труд, работу – нет...

    Настоящий земледелец в Абхазии – мегрел. В пору революции мегрел или не дает абхазцу урожай, или дает меньше.

    Абхаз не смог создать культуру, не создал письменность, и сегодня он пытается создать письменность изуродованной русской азбукой. Абхазы сегодня не смогут создать собственную азбуку. У них нет культурной силы для этого...

    Если руководствоваться судьбой самих абхазцев, разве не все равно, кто их проглотит, если это поглощение обязательно?»

    (Газета «Алиони» (Тбилиси), 16–23 ноября 1917 г.)

1918

9 февраля – Абхазский народный совет и Национальный совет Грузии заключили Соглашение, в основных чертах определяющее их взаимоотношения как союз двух государственных образований.

Некоторые пункты Соглашения

«1) Воссоздать единую нераздельную Абхазию в пределах от реки Ингур до реки Мзымта, в состав которой войдут собственно Абхазия и Самурзакань или, что то же, нынешний Сухумский округ.

2) Форма будущего политического устройства единой Абхазии должна быть выработана (в соответствии) по принципам национального самоопределения на Учредительном собрании Абхазии, созванном на демократических началах.

3) В случае, если Абхазия и Грузия пожелают вступить с другими национальными государствами в политические договорные отношения, то взаимно обязываются иметь предварительные между собой переговоры».

    «Некоторые грузинские историки утверждают, что с этого момента Абхазия становится частью Грузии, которая предоставила ей широкую автономию. Имеет место подтасовка фактов.

    Во-первых, в Соглашении не рассматривается вопрос об автономии. Во-вторых, на момент подписания Соглашения Грузия как самостоятельное государство не существовала. Эта новоиспеченная безымянная структура впоследствии (через два месяца) совместно с Арменией и Азербайджаном составила Закавказскую Демократическую Федеративную Республику. В-третьих, до и после подписания Соглашения Абхазия продолжала оставаться в составе Союза горцев Кавказа de jure и de facto, сохранив свой суверенитет и независимость. В-четвертых, второй пункт Соглашения гласит, что „форма будущего политического устройства единой Абхазии“ должна быть определена на Учредительном собрании Абхазии как внутреннее дело народа страны.

    Из этого следует, что к моменту объявления Грузией независимости в мае 1918 г. Абхазия не входила в ее состав».

    (Т. М. Шамба, А. Ю. Непрошин. Абхазия: правовые основы государственности и суверенитета. Москва: Ин-Октаво, 2005.)

Май – в Абхазии высадился десант войск Закавказской Демократической Федеративной Республики (ЗДФР), объединявшей на тот момент Грузию, Армению и Азербайджан и управлявшейся меньшевистским правительством (в основном это были грузинские войска). В том же месяце ЗДФР распалась. Новообразованная Грузинская Демократическая Республика полностью установила контроль над Абхазией к сентябрю 1918 г. и сохраняла его до конца своего существования в феврале 1921 г. Наличие в Абхазии войск, введенных с санкции ЗДФР, облегчило новообразованной Грузинской Демократической Республике решение задачи по установлению контроля над Сухумским округом, или Абхазией, к сентябрю 1918 г., и даже попытаться аннексировать Сочинский округ, где вообще не было грузинского населения и откуда грузинские войска без особого труда были выбиты в январе 1919 г. полком Добровольческой армии А. И. Деникина.

    «Свободная и молодая Грузия, не успев получить еще признания своей самостоятельности, проповедуя о правах малых народов на самоопределение, прилагает все силы к тому, чтобы инкорпорировать – включить в свои границы – целую страну, поглотить целый, совсем не родственный Грузии народ, абхазский, под флагом выставляемых высоких девизов справедливости самоопределения, в Грузии во всю ширь развертывается измена, насилие и грабеж».

    (Н. Воробьев. О неосновательности притязаний грузин на Сухумский округ (Абхазию). Ростов-на-Дону, 1919.)

    «В Сочинском округе продолжалось спешное расхищение грузинами русского казенного и частного имущества, всевозможные притеснения, аресты и высылки элементов, тяготевших к России, и вместе с тем оказывалось покровительство большевикам и проводилось вооружение их. Шли повальные грабежи и разбои. Десятипроцентный сбор натурой со всех продуктов сельского хозяйства и товаров вызвал прекращение подвоза и торговли и усилил еще больше голод. Население Сочинского округа целым рядом депутаций и письменных постановлений обращалось в Екатеринодар с просьбой об избавлении от грузин».

    (А. И. Деникин. Очерки русской Смуты. М.: Айрис-пресс, 2003. Т. 5.)

Из преамбулы «Предварительных материалов расследования уголовных дел по фактам массовых убийств, геноцида и других тяжких преступлений, совершенных властями Грузии и ее вооруженными формированиями в период оккупации Абхазии в 1992–1993 гг.», подготовленных прокуратурой Абхазии

В период правления грузинских меньшевиков в Абхазии (1918–1921 гг. – К. К.) по существу установился режим военной диктатуры. Были разогнаны органы представительной власти, многие депутаты-абхазы были помещены в тбилисские тюрьмы. В архиве Гарвардского университета (США) сохранилась стенограмма беседы между британским полковником Стоксом и представителями Грузии Алишбая и Марганадзе, свидетельствующая о методах правительства Грузии в отношении Абхазии (см.: История Абхазии, г. Сухум, 1991 год). Есть также многочисленные свидетельства зверств в отношении мирного населения Абхазии в период ее оккупации грузинскими войсками под командованием генерала Мазниева, назначенного 18 июля генерал-губернатором Абхазии. Летом и осенью 1918 года генерал Мазниев и полковник Тухарели осуществили ряд карательных акций, названных свидетелями «жестокими и бесчеловечными». Как сообщал в своем донесении в Тифлисе 25 июля 1918 года министр по делам Абхазии полковник Р. Чхотуа, «...в настоящее время Сухумская тюрьма переполнена мирными абхазами Кодорского участка... 31 августа в селе Джгерда вновь были сожжены 7 домов».

21 января 1920 г. официальные представители армянской общины Гагрского уезда обратились к властям с жалобой на непрекращающиеся грабежи, насилие, убийства со стороны грузинских военных. В результате такой политики тысячи армянских и греческих крестьян вынуждены были покинуть Абхазию.

Выступая в Сухуме в 1925 году на III выездной сессии Грузинского Центрального исполнительного комитета, его председатель Шалва Элиава признал, что «за все время существования Правительства грузинских меньшевиков мы имели систематическое попрание всяких прав абхазского народа и стремление Правительства „демократической“ Грузии превратить Абхазию в объект эксплуатации, управлять непосредственно, распоряжаться всеми фондами республики, землей, лесом, ценным имением для своей переселенческой политики. Причем все эти мероприятия осуществлялись при помощи военной экспедиции и установления военного гарнизона по всей территории Абхазии».
1919–1920

Решением правительства Грузинской Демократической Республики грузинский язык объявлен единственным языком делопроизводства на территории Абхазии. В Конституции Грузии Абхазия именуется «Сухумской областью». С санкции грузинского правительства идет массовое переселение в Абхазию грузинских крестьян. В это же время, впервые за много столетий, на территории Абхазии создана епархия Грузинской православной церкви.
1921

Февраль – падение грузинского меньшевистского правительства, установление советской власти в Абхазии.

26 марта – провозглашение Советской Социалистической Республики Абхазии.

21 мая – Революционный комитет ССР Грузии принял Декларацию о независимости Социалистической Советской Республики Абхазии.

Из Декларации:

«Революционный Комитет Социалистической Советской Республики Грузии признает и приветствует образование независимой Социалистической Советской Республики Абхазии...»

16 декабря – ССР Грузия и ССР Абхазия подписали союзный договор. Передав ведение иностранных дел Грузии, Абхазия через нее вошла в состав Закавказской Советской Федеративной Социалистической Республики (ЗСФСР).

Союзный договор между Социалистической Советской Республикой Грузией и Социалистической Советской Республикой Абхазией от 16 декабря 1921 г.

Правительство Социалистической Советской Республики Грузии, с одной стороны, и Правительство Социалистической Советской Республики Абхазии – с другой, исходя из глубокой общности национальных уз, связывающих трудящиеся массы Грузии и Абхазии... решили заключить настоящий договор.

Социалистическая Советская Республика Грузия и Социалистическая Советская Республика Абхазия вступают между собой в военный, политический и финансово-экономический союз.

1. Иностранные дела остаются целиком в ведении Социалистической Советской Республики Грузии.

2. Железные дороги переходят непосредственно в ведение управления Закавказских железных дорог. Внешняя торговля в ведение объединенного Внешторга Республики Грузии, Азербайджана и Армении.

3. Во все краевые объединения, в частности в Федерацию Закавказских республик, Абхазия входит через Грузию, которая предоставляет ей одну третью часть своих мест.
1922

Декабрь – делегация Абхазской ССР ставит подпись под договором о создании Союза Советских Социалистических Республик.

Абхазия получает статус так называемой договорной союзной республики, передавшей часть своих полномочий ССР Грузии.

    «Однако существование независимой от Грузии ССР Абхазии не соответствовало интересам грузинской политической элиты, и в этом вопросе она нашла мощную поддержку со стороны тогдашнего наркома национальностей И. Сталина. Сохранились письма И. Сталина, свидетельствующие о том, что им осуществлялся курс, направленный на удушение государственности Абхазии и включение ее в состав Грузии. Так, Сталиным даются указания „вести партийную работу в направлении объединения Абхазии и Грузии в форме автономной республики, входящей в состав ССР Грузии“. Одновременно Сталин распоряжается прекратить выделение кредитов ССР Абхазии, минуя Наркомфин Грузии...

    В декабре 1921 г. ССР Абхазия и ССР Грузия подписали Союзный договор, положивший начало государственно-правовым отношениям между Абхазией и Грузией. Согласно этому договору Социалистическая Советская Республика Грузия и Социалистическая Советская Республика Абхазия вступали между собой в военный, политический и финансово-экономический союз. При этом для осуществления указанных целей стороны объявляли объединенными ряд направлений, которые тем самым становились областями совместного ведения. Таким образом, государственно-правовые отношения между Абхазией и Грузией возникли на договорной основе, и на момент подписания упомянутого Союзного договора Абхазия и Грузия были не связанными друг с другом в правовом отношении равноправными государствами. Уже после этого ССР Абхазия участвовала в создании Союза ССР, и ее представители в декабре 1922 г. подписали договор об образовании СССР».

    (Из доклада личного представителя президента Абхазии Анри Джергения на семинаре «Государственно-правовые аспекты урегулирования грузино-абхазского конфликта», февраль 2001 г.)

Из Конституции Абхазской ССР 1925 года

«Статья 5. ССР Абхазия есть суверенное государство, осуществляющее государственную власть на своей территории самостоятельно и независимо от другой какой-либо власти. Суверенитет ССР Абхазии, ввиду ее добровольного вхождения в Закавказскую Социалистическую Федеративную Советскую Республику (ЗСФСР), ограничен только в пределах и по предметам, указанным в конституциях этих Союзов».

Из Конституции ССР Грузии 1927 года

«Социалистическая Советская Республика Абхазия в силу особого договора входит в Социалистическую Советскую Республику Грузию и через нее в ЗСФСР».

Из выступления председателя Совнаркома Абхазской ССР Нестора Лакоба[4] на IV съезде Компартии Грузии 2 декабря 1925 г.

«У некоторых ответственных работников бродила мысль о непосредственном вхождении Абхазии в Закфедерацию и т. д. От этой мысли мы отказались раз и навсегда... В Абхазии постановка вопроса о том, что она действительно независима и куда-то хочет уйти от Грузии, приведет к тому, что Абхазия, как карточный домик, распадается. Товарищи, наши ошибки по вопросу проведения национальной политики внутри самой Абхазии не сознательные. Они обнаружены в течение нашей практической работы...»
1930

Апрель – III сессия ЦИК приняла решение о преобразовании «договорной» Абхазской ССР в автономную республику в составе Грузинской ССР.
1931

11 февраля – Шестые съезды Советов Грузинской ССР и Абхазской ССР приняли решение о преобразовании «договорной» Абхазской ССР в составе Грузинской ССР в Абхазскую Автономную Советскую Социалистическую Республику в составе Грузинской ССР.

18–26 февраля – многодневный митинг (общенациональный сход абхазского народа) в селе Дурипш выражает протест против решений VI Съезда Советов АССР и недоверие руководству Абхазии.
1935

По инициативе Берии в Абхазии были введены автомобильные номера той же серии, что и в Грузии.
1936

Столица Абхазии Сухум переименована в Сухуми. Вскоре после этого и другие географические названия в Абхазии были видоизменены на грузинский лад, а также был разработан новый абхазский алфавит на основе грузинской графики.
1939

По результатам Всесоюзной переписи, доля абхазов в Абхазской АССР составила 18 % (еще по переписи 1926 года она составляла 27,8 %).
1945

13 марта – Абхазский обком (а вслед за ним – 13 июня – ЦК Компартии Грузии) принимает постановление «О мероприятиях по улучшению качества учебно-воспитательной работы в школах Абхазской АССР».

Из воспоминаний о «школьной реформе»

    Шла Великая Отечественная война, решался вопрос о жизни и смерти Советского государства, а ставленники Берии из Тбилиси были озабочены другим: они уничтожали культуру целого народа. Так, в 1942 году была закрыта ведущая средняя школа Абхазии – Сухумская абхазская средняя школа им. Н. А. Лакоба.

    Архивные документы тех лет свидетельствуют о том, что некоторыми работниками Наркомпроса и руководителями Абхазской республики, по наущению приспешников политики Сталина и Берии, было признано, что система преподавания, существовавшая в абхазских школах, «задерживала дальнейший рост культуры абхазского народа»; они без оснований утверждали, что абхазский язык как язык обучения в начальных классах якобы препятствовал получению детьми полноценных знаний. Отсюда делался вывод о необходимости перевода обучения в абхазских школах с родного на грузинский язык. Абхазский обком КП Грузии 13 марта 1945 года, а затем ЦК КП Грузии 12 июня 1945 года принял постановление «О мерах по улучшению качества учебно-воспитательной работы в школах Абхазской АССР». Согласно постановлению ЦК КП Грузии от 12 июня 1945 года, в 1945/46 учебном году в начальных классах абхазских школ, т. е. с I по IV классы, обучение было переведено на грузинский язык, а с 1946/47 учебного года грузинский язык становится языком обучения абхазских средних школ. Абхазский язык был сохранен в учебных планах лишь как один из предметов изучения.

    Известный абхазский ученый, историк 3.В. Анчабадзе в своей монографии «Очерк этнической истории абхазского народа» справедливо заметил: «В послевоенные годы, особенно в конце 40-х – начале 50-х годов, Берия и его подручные проводили в Абхазии великодержавно-шовинистическую политику. Шовинисты упразднили абхазские школы и ввели в них преподавание по всем предметам на грузинском языке. В результате многие абхазские дети, не владевшие грузинским языком, оказались вне школы. Преподаватели абхазской начальной школы и абхазского языка и литературы средней школы остались без работы по специальности.

    Закрытие абхазских школ (к моменту „реорганизации“ их насчитывалось 81) привело к тому, что абхазцы лишились возможности получать образование на родном языке в начальной школе, в перспективе полное среднее (и в обозримом будущем – высшее). Более того, сократилось число школ в районах с преобладанием абхазского населения, что было в значительной мере обусловлено нехваткой учительских кадров, владеющих грузинским языком, а абхазские учителя, за редким исключением, не владели грузинским языком, и по этой причине вынуждены были оставить педагогическую работу.

    В результате „реорганизации“ абхазских школ более 220 учителей были освобождены от работы. Взамен привлекались кадры, в основном из Грузии, зачастую без специального образования и, конечно, без знания родного языка учащихся – абхазцев. Обучение абхазскому языку и литературе в „реорганизованных“ школах было поставлено неудовлетворительно. Главная причина тому – резкое уменьшение количества учебных часов на абхазский язык.

    До „реорганизации“ на изучение родного языка в абхазских школах выделялось на 18 часов больше.

    Обследование состояния учебной работы в „реорганизованных“ школах показало значительное ухудшение знаний учащихся, так как дети 1-4-х классов вынуждались нередко заучивать наизусть учебный материал на малознакомом им грузинском языке. Что же касается перевода обучения с русского на грузинский язык в 5–8 классах, то это отрицательно сказалось и на воспитательной работе школ, поскольку идейное содержание учебного материала по таким предметам, как история, литература, география, конституция, часто не могло быть осмысленно учащимися (из-за невладения грузинским языком).

    Успеваемость учащихся в „реорганизованной“ начальной школе заметно снизилась и составляла в 1945/46 учебном году 66,1 %, т. е. ниже, чем когда бы то ни было, а успеваемость в 5–8 классах упала до 48,9 %.

    После „реорганизации“ ухудшилось положение с подготовкой и переподготовкой учителей абхазского языка и литературы. В 1945 году Сухумское абхазское педучилище было слито с грузинским, при котором был только один класс для подготовки преподавателей абхазского языка и литературы, причем и на этом курсе обучение велось на грузинском языке, а абхазский язык изучался как предмет. Приказом Наркома просвещения Абхазии от 25 июля 1945 г. были открыты грузинские педучилища в. Гагре, Гудауте и в Очамчире, из них только в Гудаутском педучилище был введен абхазский язык как отдельный предмет изучения, и это тогда, когда большинство школ Абхазии нуждалось в учителях абхазского языка и литературы.

    Таким образом, предпринятая в первые послевоенные годы реорганизация абхазской школы под видом ее укрепления и улучшения учебно-воспитательной работы на деле привела к противоположным результатам – снизила качество образования и воспитания детей коренной национальности, подорвала устои развития культуры абхазского народа, обрекла его на утрату национальной самобытности.

    Изменить положение и восстановить права абхазского народа иметь школу на родном языке помогло разоблачение предательства Берии и его агентуры в Грузии. В 1953 году ЦК КПСС предпринял ряд решительных мер по восстановлению ленинских норм партийной жизни, принципов большевистского руководства. Июльский пленум ЦК КПСС 1953 года рассмотрел вопрос об антипартийных и антигосударственных действиях Берии и полностью одобрил принятые Президиумом ЦК КПСС меры по их пресечению».

    (В. Б. Кураскуа, Абхазская Национальная Школа (1921–1958), Сухум, 2003 г.)

Из преамбулы «Предварительных материалов расследования уголовных дел по фактам массовых убийств, геноцида и других тяжких преступлений, совершенных властями Грузии и ее вооруженными формированиями в период оккупации Абхазии в 1992–1993 гг.», подготовленных прокуратурой Абхазии

«Вся последующая политика грузинского руководства была направлена на создание мононационального государства.

Из Грузии были выселены турки-месхетинцы, греки, курды, хемшины, лазы и другие.

Что же касается Абхазии, то здесь проводилась политика изменения демографической ситуации. Это происходило двумя способами – насильственной ассимиляцией и массовым переселением лиц грузинской национальности в Абхазию.

Теоретическим обоснованием этих действий служили псевдонаучные труды грузинских ученых, утверждающих, что абхазской нации как таковой не существует, и что абхазы являются одним из картвельских племен.

В целях ассимиляции абхазов в 1937–1953 гг. руководством Грузии были предприняты меры, которые можно квалифицировать только как преступные.

Так, абхазы были лишены права обучать своих детей на родном языке. В этих целях были закрыты все абхазские школы, где дети учились до пятого класса на родном языке, а затем на русском, до окончания средней школы. В Сухуме была закрыта абхазская средняя школа, которая функционировала еще с периода царизма, в которой обучались дети абхазских крестьян, также было закрыто абхазское Педагогическое училище.

Более того, бъши закрыты русские школы во всех деревнях Абхазии, вопреки желаниям учащихся и их родителей, детям абхазцев разрешалось учиться только в грузинских школах, прием их в русские школы был категорически запрещен. Были закрыты армянские средние школы в Сухуме и в других населенных пунктах, несмотря на то, что значительную часть городского и сельского населения составляли армяне.

Были закрыты русские секторы в Сухумском педагогическом институте им. А. Горького, а также в индустриальном и сельскохозяйственном техникумах.

Был закрыт русский сектор в Сухумском государственном драматическом театре.

Абхазская письменность (вначале составленная на основе русской графики, а затем латинской), вопреки желанию абхазского населения, была в принудительном порядке переведена на основу грузинской графики. В результате с 1938 г. подавляющее большинство абхазцев были лишены возможности читать на родном языке газеты, журналы, художественную и другую литературу.

Абхазский научно-исследовательский институт языка, литературы и истории Академии наук Грузинской ССР был переключен, в основном, на изучение далекого прошлого – истории, а изучение языка и литературы было по существу заброшено (отделение языка и литературы влачило жалкое существование).

В столице Абхазии – г. Сухум и райцентрах Гудаута и Очамчыра радиовещание на абхазском языке было прекращено.

Вывески на абхазском языке в учреждениях были сняты. Во всей республике нельзя было найти ни одного лозунга на абхазском языке. Вывески писались на одном грузинском языке или на грузинском (большими буквами) и русском (маленькими буквами).

Почти во всех районах и в г. Сухум делопроизводство велось на грузинском языке, несмотря на то, что более 65 % населения не понимало грузинского языка.

Из репертуара ансамбля песни и пляски Абхазии были почти полностью исключены абхазские песни и пляски (преобладали грузинские, а точнее – мегрельские).

Абхазы находились в загоне, им не доверяли, их преследовали, третировали, затирали всяческими способами. Абхазцев даже принуждали менять фамилии на грузинские. В период с 1949 г. по 1953 г. в Абхазии русским и армянам не предоставляли работы, не прописывали их в г. Сухум. Одновременно с этим из Абхазии выселялись или были вынуждены уехать лица других национальностей.

Так, в 1949–1953 годах из-за невыносимых условий жизни Абхазию были вынуждены покинуть свыше 1500 армянских семей.

В 1949 г. из Абхазии были выселены греки.

На опустевшие земли в массовом порядке завозились лица грузинской национальности.

Все это производилось на государственном уровне».

Из выступления первого секретаря ЦК Компартии Грузии Эдуарда Шеварднадзе на XI Пленуме ЦК Компартии Грузии 27 июня 1978 года

«Прямо надо сказать, что в прошлом, в известном нам периоде, в отношении абхазского народа проводилась политика, которую практически следует назвать как шовинистическую, давайте будем называть вещи своими именами, которая в корне противоречила как интересам грузинского народа, так и интересам абхазского народа».
1956

10 июня – Президиум ЦК КПСС принимает постановление «Об ошибках и недостатках в работе Центрального Комитета Коммунистической партии Грузии», в котором признается, что в Грузии «умышленно проводилась линия на ликвидацию национальной культуры местного абхазского, армянского и осетинского населения». Восстановление абхазских школ, абхазского алфавита на основе русской графики.

«О НЕПРАВИЛЬНЫХ ВЗГЛЯДАХ И КЛЕВЕТНИЧЕСКИХ ИЗМЫШЛЕНИЯХ...»
1957

Первые обращения абхазской интеллигенции в центральные органы власти для решения вопроса о переходе Абхазской АССР под юрисдикцию РСФСР (последствий не имели).
1967

Второе обращение абхазской общественности в ЦК КПСС и другие инстанции с предложениями о выходе Абхазии из состава Грузинской ССР.
1978

В связи с принятием новой Конституции СССР снова поднимается вопрос о переходе Абхазии в состав РСФСР, о закреплении за ней права «свободного выхода из состава Грузинской ССР».

«Письмо 130» и его последствия

    «Еще в конце 1977 г. в союзные органы было направлено коллективное письмо 130 представителей интеллигенции и видных общественных деятелей Абхазии. Ставился главный вопрос – выход Абхазии из состава Грузии и конституционное закрепление этого права. Была описана обострившаяся ситуация в Абхазии, были высказаны претензии к руководству Грузии. Под видом экономического развития Абхазской АССР проводилась миграция неабхазского, преимущественно грузинского населения в республику, реальная хозяйственная и административная самостоятельность автономии была принижена.

    Письма были перехвачены в ЦК Грузии и направлены в обком партии Абхазии. По требованию руководства ЦК Грузии вопрос этот 22 февраля 1978 г. был вынесен на рассмотрение бюро обкома под названием: „О неправильных взглядах и клеветнических измышлениях, содержащихся в коллективном письме от 10 декабря 1977 г.“

    Реакция Абхазского обкома была однозначна: авторов письма наказать, коммунистов, писавших письмо, исключить из партии. Были исключены из партии и сняты с работы „подписанты“ Абхазского письма „ста тридцати“ Алексей Джения, Юрий Аргун, Иосиф Ахиба. Необходимость таких мер обосновывалась очень просто – взгляды, высказанные в письме, идут в ущерб дружбе абхазского и грузинского народов, всех народов, населяющих автономную республику.

    Решение Абхазобкома вызвало массовые протесты, стихийные сходы и собрания. Обком партии увидел в этих событиях только одно: ослабление идеологической работы и выдвижение национальных требований полностью приравнял к разжиганию национальной вражды...

    Сохранился протокол собрания жителей села Бзыбь и близлежащих н. п. зоны г. Гагра и Гудаутского района от 29 марта 1978 г. В собрании приняли участие более тысячи человек. Присутствовали член бюро Абхазобкома партии, секретарь обкома Маршания Л. В., первый секретарь Гагрского горкома партии Кванталиани Т. Ш., второй секретарь Гагрского горкома партии Воронов Н. В. и т. д. На повестке дня: „Обсуждение письма в ЦК КПСС за подписью 130 человек“. Было задано много вопросов: почему и сейчас продолжается искажение топонимических названий в Абхазии? Сколько людей из восточных районов Грузии переселится сейчас? Почему в г. Гагра в течение 40 лет нет первого секретаря абхазской национальности? Где телевидение? Сколько членов бюро Абхазобкома владеют абхазским языком? Ни на одну из записок, поступивших на имя Маршания Л. В., не был дан ответ, а на устные вопросы отвечал уклончиво.

    Собрание жителей с. Бзыбь и близлежащих населенных пунктов зоны г. Гагра и Гудаутского района от 29 марта 1978 г. постановило:

    1. Одобрить письмо, написанное в адрес ЦК КПСС за подписью 130 человек от 10 декабря 1977 г.

    2. Просить ЦК КПСС создать комиссию для всестороннего изучения письма.

    3. Просить областной комитет партии восстановить на работу Джения, Аргун, Ахиба.

    На народных сходах и забастовках в городах Сухум, Ткварчал, Гагра, в селах Лыхны, Поквеш, Бзыбь абхазский народ требовал включения в проект абхазской Конституции особой статьи о праве на свободный выход из состава Грузии».

    (Б. М. Аргун. Событие 1978 г. в Абхазии. – Абхазоведение. История, археология, этнология. Выпуск 2. Сухум, 2003.)

    «Противодействие центральной власти со стороны абхазского народа по вопросу ущемления государственности наиболее ярко проявилось в 1978 г. после принятия в СССР „брежневской“ Конституции, на основе которой были разработаны конституции союзных и автономных республик. Конституция Абхазии была принята самой последней. Этот акт в стране проходил на внеочередной сессии Верховного Совета в здании Абхазского обкома Коммунистической партии Грузии, окруженном войсками. Обсуждение Конституции сопровождалось возмущением народа на сходах во всех городах Абхазии, забастовками. Абхазский народ требовал включения в текст Основного закона пункта о праве свободного выхода Абхазской АССР из состава Грузинской ССР, т. е. осуществления основного требования, за которое страна боролась с 1918 г., с момента аннексии Абхазии Грузией и нарушения ею международных правовых норм цивилизованного мира. Естественно, с волей народа никто не посчитался, и Конституция была принята с сохранением прежнего текста. Абхазский народ был лишен статуса государствообразующего, и по решению того же партаппарата Абхазия (вместе с ее суверенной территорией) была превращена в придаток Грузии. И все это вопреки декларируемому лозунгу большевиков о том, что право на самоопределение, вплоть до отделения от угнетающей нации, имеют все угнетенные нации».

    (Т. М. Шамба, А. Ю. Непрошин. Абхазия: правовые основы государственности и суверенитета...)

ВЕСНА НАРОДОВ
1988

17 июня – в президиум предстоящей XIX Всесоюзной конференции КПСС направлено «абхазское письмо». Его авторы – представители абхазской творческой и научной интеллигенции поднимают вопрос об изменении государственного статуса Абхазии, о превращении ее из автономной в составе Грузии в союзную республику. Число подписавшихся – 60 человек, в подавляющем большинстве члены КПСС.

    «К 1988 г. абхазское национальное движение сформулировало требование обретения Абхазией утраченного ею статуса самостоятельной республики. Воспоминания о некогда совершенном акте исторической несправедливости (попрание суверенных прав Абхазии, ликвидация статуса независимой Советской республики и низведение в 30-х годах до уровня автономии) всегда оставались трагическим символом нашего общественного самосознания, который затем актуализировался в известных национально-политических устремлениях абхазского народа».

    (И. Р. Мархолиа (Марыхуба), в конце 1980-х гг. – сотрудник Абхазского государственного музея.)

Ноябрь – декабрь – образован Народный Форум Абхазии «Аидгылара» («Единство»). В руководство Форума вошли представители абхазской интеллигенции, а также ряд высокопоставленных советских работников.
1989

7 февраля – в гудаутской районной газете «Бзыбь» публикуется «Абхазское письмо», где вновь выдвигается идея восстановления Абхазии как союзной республики.

18 марта – созванный Народным форумом Абхазии «Айдгылара» (при согласии и участии местных партийных и советских властей) многотысячный санкционированный митинг («всеобщий сход») абхазского народа в селе Лыхны Гудаутского района обращается к М. С. Горбачеву с требованием придать Абхазии статус союзной республики и временно ввести режим «особого управления» ею из Центра (по примеру Нагорного Карабаха). Митинг проходит на исторической поляне Лыхнашта, где в прошлые века регулярно проводились общеабхазские сходы. Под принятой на митинге декларацией поставили подписи 32 тыс. человек.

Из «Лыхненской декларации» 18 марта 1989 г.

В марте 1921 г. была провозглашена независимая Советская Социалистическая Республика Абхазия, о чем было сообщено В. И. Ленину. Однако под нажимом Сталина и в результате принятых им практических мер, статус ССР Абхазии последовательно сводился от высших форм национально-государственного устройства к низшим (ССР Абхазия – 1921 г., договорная ССР Абхазия – 1922 г., Абхазская АССР – 1931 г.) в то время, как изменение форм государственного развития других народов страны шло по восходящей линии. При этом все последующие годы происходило постоянное и целенаправленное размывание конституционных прав автономной республики. В настоящее время в ряде политических, экономических, правовых, культурных и других аспектов взаимоотношений с Грузинской ССР Абхазская АССР по своим правам находится на уровне городских и районных административно-территориальных единиц. Весь многолетний опыт вхождения Абхазии на правах автономной республики в Грузинскую ССР показал невозможность их равноправного сосуществования без восстановления изначальных ленинских принципов советской федерации, союза республик, обладающих реальным суверенитетом во всех сферах государственной жизни.

Учитывая вышеизложенные факты, а также требования участников собрания, высказанные при обсуждении данного обращения, собрание постановляет:

...Просить ЦК КПСС, Верховный Совет СССР, Совет Министров СССР восстановить статус Советской Социалистической Республики Абхазии, какой она была провозглашена в 1921 г. при жизни В. И. Ленина. Пересмотреть многоступенчатую систему неоднородных государственных образований, подрывающую ленинские принципы равноправия народов СССР.

20 марта – 9 апреля – по всей Грузии проходят массовые митинги протеста грузинского населения против решений Лыхненского схода. Из городов и поселков Абхазии (в Сухуми, Гали, Гагре, Леселидзе) эти митинги распространяются на другие регионы Грузии и приобретают особую массовость и остроту в первых числах апреля на многодневном непрерывном митинге в Тбилиси. Они проходят как несанкционированные и принимают резолюции и декларации с требованием выхода Грузии из состава СССР. 9 апреля многодневный митинг в Тбилиси был разогнан советскими войсками, что привело к жертвам среди его участников.

Из выступления одного из ораторов на митинге в Сухуми 15 марта

    «Друзья, когда сегодня дали Ласурия[5] премию Руставели, я считаю лишним. Зачем это нужно нашему народу... Кто на нынешней территории Абхазии хозяин и кто гость? Если так поставить вопрос, тогда хозяин является грузин, я его хочу назвать абхазом, продолжателем того истинного абхазского народа, который живет на этой территории с I века н. э., так как до этого времени никаких сведений о проживании на этой территории абхазов или абхазских племен нет».

    (Цит. по: «Предварительные материалы расследования уголовных дел по фактам массовых убийств, геноцида и других тяжких преступлений, совершенных властями Грузии и ее вооруженными формированиями в период оккупации Абхазии в 1992–1993 гг».)

Из резолюции грузинского митинга в Сухуми 25 марта

    «Грузинскому правительству прекратить проведение политики умалчивания и глухоты в отношении проводимой в Абхазии антигрузинской кампании и дать немедленный адекватный ответ сепаратистскому обращению, принятому 18 марта в с. Лыхны, в котором игнорируется желание большинства коренного населения».

    «На митинге также звучали требования провести в Грузии референдум о целесообразности сохранения автономий. Из лозунгов митинга: „За независимую Грузию!“, „Грузия только для грузин!“, „Грузинский язык должен быть единственным государственным языком Грузии!“, „Абхазия – неотъемлемая часть Грузии!“. На митинге прозвучал призыв не голосовать за кандидатов в народные депутаты СССР абхазской национальности».

    (Г. Лежава. Политическая ситуация в Грузинской ССР и абхазский вопрос (1987–1992 гг.))

Из выступления Мераба Костава[6] на митинге в Сухуми 2 апреля

    «...Мы устроим черный день кучке абхазских сепаратистов! Этим абхазам на самом деле не хватает угла, пусть они на самом деле скажут спасибо, что живут на нашей земле. Пусть они просят грузинское правительство, а не русское правительство, если они что-нибудь хотят. Они живут в Грузии и всякие вопросы должны решать через грузинское правительство. Мы научим абхазов уму-разуму!!! Здесь господствует грузинское, а не русское правительство!!! (Аплодисменты)».

    (Цит. по: «Важная ВЕХА в истории Абхазии. Х сессия Верховного Совета одиннадцатого созыва и принятие Декларации о суверенитете Абхазии 25 августа 1990 г.». Сборник документов и материалов. Составитель и автор предисловия акад. Б. Е. Сагариа. Сухум, 2002.)

Из выступления Звиада Гамсахурдиа [7] на митинге в Тбилиси 5 апреля

    «Абхазская нация никогда не существовала... Они борются с грузинами, с Грузией для того, чтобы обрусеть... Пока существует советская власть, мы не сможем упразднить автономии Абхазии, Аджарии, Южной Осетии...»

    (Цит. по: Собчак А. Тбилисский излом. 1989 г. М, 1993. С. 60.)

Из выступления Мераба Костава на митинге в Тбилиси 6 апреля

«Абхазия и другие автономии не имеют права требовать выделения, но власть, как и прежде, всегда готова пойти на изменения в Конституции, чтобы автономиям придать права союзных республик. У России аппетит на Абхазию. Это идет со времен Хрущева. Забастовка и голодовка связаны с абхазским вопросом. Поражение будет равно победе, так как перед правительством неформалы поставили важные вопросы. Не следует разъединять вопросы Абхазии и независимой Грузии».

Из меморандума того же митинга

«Все организации... абхазская, осетинская, армянская, азербайджанская и турко-месхетинская – осуждаются нашим движением, объявляются антигрузинскими преступными группировками, против которых будет вестись непримиримая борьба».

Из информационного письма Генерального прокурора СССР Н. С. Трубина «О результатах расследования тбилисских событий 9 апреля 1989 г.»

С ... экстремистскими, провокационными призывами выступали на митингах и активисты неформальных партий: «...Пока существует советская власть, мы не сможем упразднить автономии Абхазии, Аджарии, Южной Осетии...» «...Молодые пришли с транспарантами: „Грузины! Мы с вами, воевавшие в Афганистане“. К нам присоединились более двухсот молодых... Сегодня эта молодежь, которая на протяжении двух лет проливала кровь за русскую империю... готова, если будет нужно, пролить кровь за Грузию...» «Мы, афганские ребята, собрались и решили ехать в Абхазию...» «Решим проблему Абхазии... встанет новая проблема азербайджанизации юго-восточного региона Грузии, проблема греков в Южной Грузии...»

...Помимо этих подстрекательских призывов к противоправному изменению существующего в Грузии конституционного строя и насильственному решению абхазского и юго-осетинского вопроса Гамсахурдиа, Костава и другие широко распространяли среди митингующих заявления-обращения, в которых указывалось: «...Пусть абхазцы немедленно выедут с территории Грузии... и пусть упразднят Абхазскую автономную республику. Упразднить Юго-Осетинскую автономную область и упразднить Аджарскую автономную республику..»

Апрель – начало активных выступлений студентов и преподавателей грузинской национальности Абхазского госуниверситета.

Из секретного доклада министра внутренних дел Абхазии 25 апреля 1989 г.

    «Имеющаяся в МВД Абхазской АССР оперативная информация свидетельствует, что группа преподавателей и студентов Абхазского госуниверситета фактически с 3 апреля с. г. ведут подстрекательскую деятельность, агитируют студенческую молодежь проводить забастовки, не выходить на занятия, требовать отставки ректора университета Гварамия А. А., проректора М. А. Лабахуа, секретаря парткома А. Д. Пипия, вносят предложения отделить грузинские факультеты и создать филиал университета, не подчиненного нынешней администрации, с выделением отдельного помещения. Кроме того, постоянно высказываются требования об освобождении от должностей и привлечении к уголовной ответственности некоторых руководителей обкома КПГрузии, министров, подписавших Лыхненское обращение. Преподавательский состав Абхазского госуниверситета и группа студентов оказывают крайне отрицательное влияние на коллектив института Субтропического хозяйства, где постоянно ведут подстрекательскую работу, призывают к забастовке.

    Лидеры общества „Чавчавадзе“[8] Н. Мгалоблишвили, Б. Какубава постоянно находятся среди студентов, при этом не проявляя внешнюю активность, постоянно подстрекают молодежь».

    Министр М. А. Чулков

    (Цит. по: «Важная ВЕХА в истории Абхазии. Х сессия Верховного Совета одиннадцатого созыва и принятие Декларации о суверенитете Абхазии 25 августа 1990 г.». Сборник документов и материалов. Составитель и автор предисловия акад. Б. Е. Сагариа. Сухум, 2002.)

    «Из требований студентов-грузин Абхазского госуниверситета:

* Удовлетворить требование большого числа профессорско-преподавательского состава и студентов Абхазского государственного университета в создании филиала Тбилисского государственного университета.

* За антигрузинскую пропаганду и разжигание межнациональной розни строго наказать комитет по радиовещанию и телевидению Абхазии.

* В партийном и административном порядке наказать всех сотрудников университета, подписавших Лыхненскую акцию».


    (Цит. по: «Важная ВЕХА в истории Абхазии. Х сессия Верховного Совета одиннадцатого созыва и принятие Декларации о суверенитете Абхазии 25 августа 1990 г.». Сборник документов и материалов. Составитель и автор предисловия акад. Б. Е. Сагариа. Сухум, 2002.)

10–13 мая – проходят массовые сходы и митинги грузинского населения в селах Кочара, Цагера и других районах Абхазии; парализован сухумский участок железной дороги. Распространяется «Открытое письмо к грузинам Северо-Западной Грузии», составленное под редакцией Звиада Гамсахурдиа, где ставится под сомнение правомерность существования абхазской автономии.

14 мая – Совет министров Грузинской ССР издал распоряжение о создании филиала Тбилисского государственного университета в Сухуми. Этому предшествовала недельная сидячая забастовка студентов и преподавателей Абхазского госуниверситета грузинской национальности.

23 мая – собрание абхазской общественности в Сухуми выражает протест против решения ЦК Компартии Грузии объявить 26 мая праздником – днем восстановления грузинской государственности (26 мая 1918 года была провозглашена Грузинская Демократическая Республика).

Из резолюции собрания

«Данное решение [о праздновании 26 мая. – Сост. ] принято без учета волеизъявления широких слоев многонационального населения Абхазской АССР и является актом оскорбления национальных чувств абхазского народа, глумлением над памятью жертв меньшевизма. И это не может не обострить до крайности и без того напряженную политическую обстановку в республике, что повлечет за собой самые непредсказуемые последствия. Исходя из вышеизложенного, считается необходимым принятие решительных, безотлагательных мер для того, чтобы предотвратить празднование 26 мая на территории Абхазской Автономной Советской Социалистической Республики».

8 июля – Народный форум Абхазии «Айдгылара» огласил обращение к председателю Верховного Совета СССР о немедленном введении в Абхазии особой формы управления с прямым подчинением Центру.

Телеграмма членов комиссии Верховного Совета СССР, командированной в Абхазию, от 8 июля 1989 г.

ТБИЛИСИ

первому секретарю ЦК Компартии Грузии народному депутату СССР тов. ГУМБАРИДЗЕ

ТБИЛИСИ

Председателю Президиума Верховного Совета ГССР народному депутату СССР тов. ЧЕРКЕЗИЯ

ТБИЛИСИ

Председателю Совета Министров ГССР

тов. ЧИТАНАВА

Непринятие мер по отмене распоряжения Совмина ГССР от 14 мая 1989 года № 343-Р и объявление о наборе абитуриентов в филиал Тбилисского госуниверситета все больше усиливает дестабилизацию обстановки в республике, не создает объективных условий для нахождения компромиссных решений по воссоединению Абхазского госуниверситета.

Группа народных депутатов СССР настаивает на отмене указанного решения и осуществлении безотлагательных и действенных мер по воссоединению Абхазского госуниверситета и организации качественного набора абитуриентов на 1989–1990 учебный год.

Председатель комиссии Верховного Совета СССР, народный депутат СССР МОНГО

Члены комиссии народные депутаты СССР

БАТЫНСКАЯ

ПЕРЕЛЫГИНА

15–18 июля – столкновения на межнациональной почве в Сухуми и других районах Абхазии, в результате чего погибли 17 человек (11 грузин, 5 абхазов, 1 грек), ранены 448 человек. В Сухуми 18 июля был введен «особый режим поведения граждан». Причиной стало начало приемных экзаменов в Сухумский филиал Тбилисского госуниверситета, созданный решением руководства Грузинской ССР на месте грузинского отделения Абхазского госуниверситета.

Из письма народных депутатов СССР от Абхазии М. С. Горбачеву по поводу «университетского» конфликта

«Мы просим не только об акте уважения к абхазскому народу, но и о проявлении государственной мудрости и ответственности. Мы знаем, что на востоке Грузии кровопролитие уже произошло. Просим не допустить его в Абхазии. Обращаемся к Вам с депутатским запросом реализовать решение съезда и незамедлительно создать и командировать в Абхазию комиссию Верховного Совета СССР».

Из решения комиссии Верховного совета СССР, изучавшей в Сухуми ситуацию с открытием филиала Тбилисского госуниверситета (8 июля 1989 г.)

«Группа народных депутатов СССР настаивает на отмене указанного решения [об открытии филиала. – Сост. ] и осуществлении безотлагательных и действенных мер по восстановлению Абхазского госуниверситета и организации качественного набора абитуриентов на 1989/90 учебный год».

Решение не было опубликовано в грузинских газетах, выходивших в Абхазии. Уже после него филиал Тбилисского госуниверситета вновь объявил о наборе студентов.

    «15 июля 1989 г. в Сухуми с вооруженным отрядом сотрудников милиции из Тбилиси прибыл министр внутренних дел Грузии Щ. В. Горгадзе, а в конце того же дня туда приехали Председатель Президиума Верховного Совета Грузинской СССР О. Е. Черкезия и второй секретарь ЦК КП Грузии Павшенцев. Абхазская сторона утверждает, что, как только стало известно о прибытии этих последних в обком партии, лица грузинской национальности стали провоцировать столкновение с абхазами. Произошло побоище, в результате которого с обеих сторон имелись убитые и раненые. В связи с этим напряженность усилилась как в автономной республике, так и в других частях Грузинской ССР».

    (Г. Лежава. Политическая ситуация в Грузинской ССР и абхазский вопрос (1987–1992 гг.))

    «Вечером 15 июля в Сухуми несколько сот жителей города собрались у здания средней школы № 1, где разместился вновь созданный филиал Тбилисского университета (17 июля там должны были начаться вступительные экзамены). Ожидали постановления с окончательным решением вопроса о филиале. В толпе возникла драка между грузинами и абхазцами. По призыву активистов Народного форума Абхазии „Айдгылара“ значительная часть абхазского населения города собралась на пл. Ленина перед зданием Совмина. Одновременно шло грузинское собрание в одном из кинотеатров города. Узнав о столкновениях, собравшиеся двинулись расправляться с нападавшими, как им сообщили, на абхазцев грузинами. Численность была неравной: около 25 тыс. абхазцев, около 500 грузин. Грузины захватили грузовик КАМаз и, двигаясь к пл. Ленина, открыли стрельбу. Абхазцы подбросили на их пути два ящика динамита и взорвали машину. Милиция оцепила площадь автобусами. Народ стоял на площади до утра. В перестрелке, происходившей в течение ночи, были убитые и раненые. 16 июля забастовали сотрудники Сухумского аэропорта, начальник смены Алексей Когония не покинул своего кабинета и был убит... По сообщениям из абхазских источников, в Сухуми, Гульрипшском, Очамчирском районах грузины сжигают абхазские дома; в Зугдиди были освобождены из тюрьмы и вооружены уголовники, которые почти дошли до Очамчира, но наткнулись на выставленные местными жителями кордоны; вблизи Ткварчели абхазцы взорвали мост, чтобы закрыть проезд со стороны Грузии; на помощь абхазцам пытаются перейти Главный Кавказский хребет вооруженные черкесы, абазинцы, чечены – к перевалам переброшены войска».

    («Русская Мысль», Париж, 28 июля 1989 года.)

Из обращения Народного форума Абхазии «Аидгылара» после событий 15–18 июля 1989 г.

«Всем! Всем! Всем!.. При попустительстве и содействии руководства и правоохранительных органов Грузии осуществляется вооружение грузинских национал-экстремистов для проведения массового уничтожения абхазов. В Западной Грузии началось свержение советской власти. В Абхазию просачиваются тысячи боевиков грузинской национальности. На границе Грузии и Абхазии сконцентрировалось вооруженное грузинское ополчение в несколько десятков тысяч человек. Под угрозой жизни абхазов, русских, греков, армян и самих грузин, так как взаимная истребительная бойня не пощадит ни старого, ни малого.

Правительство Грузии дезинформирует Правительство СССР о положении дел в Грузии и Абхазии, препятствует введению комендантского часа, ибо его введение выявит наличие в Абхазии грузинских боевиков, приехавших извне, и лишит Правительство Грузии возможности влиять на развитие событий в антиабхазском направлении. Органы массовой информации Грузии проводят массированную антиабхазскую кампанию. Мы обращаемся ко всем людям доброй воли с призывом использовать все свое влияние, все возможные формы и методы для того, чтобы советское правительство ввело в Абхазии военное положение».

Несмотря на обещание М. С. Горбачева, что уголовное дело, возбужденное по факту кровопролития 15–18 июля, будет расследоваться прокуратурой СССР, дело расследовала прокуратура Грузинской ССР.

Из заявления руководства «Аидгылары» (июль 1989 г.)

    «Великая многонациональная страна, в которой межнациональные отношения достигли небывалого обострения, идет к Пленуму ЦК КПСС, специально посвященному этому вопросу. Все обиженные и униженные народы связывают с ним свои надежды на восстановление справедливости. Однако абхазский народ, который не может в отношении себя добиться даже беспристрастного расследования, никакого оптимизма в связи с предстоящим Пленумом ЦК КПСС по вопросам межнациональных отношений не испытывает. Доведенные до состояния отчаяния многочисленными обращениями к главе нашего государства, мы вынуждены, минуя его, довести обо всем изложенном до сведения народных депутатов СССР.

    Мы не признаем расследования событий 1516 июля 1989 г. в Абхазии правоохранительными органами Грузии и Абхазии или с участием грузин и абхазцев, считая его грубым фарсом, и призываем к этому свой народ, который сам ежедневно высказывается аналогичным образом в своих многочисленных телеграммах в союзные органы. К сожалению, в союзные органы массовой информации нам доступ закрыт, поэтому мы вынуждены обратиться к народным депутатам СССР через зарубежные средства массовой информации».

    (Абхазские письма. С. 476.)

Из обращения лидеров «Аидгылары» к командующему внутренними войсками СССР генерал-полковнику Ю. В. Шаталину

    «Понимая, что Вы, располагая недостаточными силами, не в состоянии сегодня гарантировать нашему народу право на жизнь, мы настоятельно предлагаем Вам на Ваше усмотрение следующее:

    1. Принять наше предложение о временной мобилизации лиц абхазской национальности на добровольных началах.

    2. Формировать из числа добровольцев:

    а) подразделения по национальному признаку;

    б) командование которыми возложить на ваших подчиненных.

    Гогуа Алексей – народный депутат СССР, писатель; Чанба Роман – старший научный сотрудник Абхазского института ЯЛИ; Эбжноу Р. И. – член Союза писателей СССР; Шамба С. М. – ученый секретарь Абхазского института ЯЛИ; Джонуа Николай – член Союза журналистов СССР; Мархолия И. Р. – заместитель председателя НФА».

Открытое письмо грузинской пенсионерки абхазским СМИ

    «ТОВАРИЩИ!

    Обращаюсь к вам как к рупору абхазских шовинистов с тем, чтобы призвали к порядку зарвавшихся абхазцев. Неужели до их сознания не доходит, что моське со слоном не справиться? И что кровь, которую они пустили грузинам, не более чем укус комара, хоть и крайне болезненный (несущий вирус межнациональной розни)?

    17 % населения против 40 %! Надо же такое! Про вас сказано: „Тили пехзе даисвио, тавзе агоцоблеба“. Не знаю (да и знать не хочу), как это будет по-абхазски, только по-русски это звучит так: „Посади вошь на ногу, так она вознамерится забраться тебе на голову“. 17 % населения получили статус автономии, свое телевидение, свой университет и т. д. и т. п. Спрашивается, где такое есть еще? Политика умиротворения агрессора привела ко второй мировой войне, ибо он наглел с каждым днем. Политика умиротворения абхазов привела к тому, что они уже не довольствуются тем, что у них свой университет – 17 %, и в духе нацистов громят грузинский университет 40 % населения. Да еще грозятся Ферганой. Да мы им такую Фергану устроим, раздай вам хоть всем оружие МВД... Не хотите с нами? Так уберитесь с нашей земли. Хотите с Россией? У матушки достаточно земель, чтобы приютить народ, могущий уместиться на стадионе „Динамо“: туркам-месхетинцам хватило места.

    Озган говорит, что Берия уничтожил абхазскую интеллигенцию. А когда она у вас была, кроме князей Шервашидзе и Эмухвари? Знаете, о чем я сожалею? Что Берия допустил одну ошибку непростительную... Будь он сейчас жив, одних суток ему бы хватило, чтобы очистить нашу землю от абхазов. А Озгана,[9] этого турецкого агента, чтобы духа его не было бы. И Лыхненской провокации не было бы. Потому что, всем этим верховодят Озганы, а не критины, которых показали по телевизору и которые несли такую ахинею, что вместо ярости все покатывались с хохоту.

    Вера Вардзиашвили, пенсионерка, 380002 г. Тбилиси-2, ул. Камо, 2, кв. 11.

    27.07.89 г.»

    (Цит. по: «Важная ВЕХА в истории Абхазии. Х сессия Верховного Совета одиннадцатого созыва и принятие Декларации о суверенитете Абхазии 25 августа 1990 г.». Сборник документов и материалов. Составитель и автор предисловия акад. Б. Е. Сагариа. Сухум, 2002.)

Поэт Булат Окуджава об умонастроениях в Грузии в 1989–1990 гг.

    «Меня поражает нетерпимость даже интеллигентных людей. Я разговаривал с просвещенными грузинами – писателями, философами. Все очень трезво все оценивают, но когда дело доходит до национального вопроса... Только что они ругали русских за то, что те их давят, и тут же, когда заходит речь об абхазах – глаза тускнеют.»

    («Советский экран», 1990 год, № 4.)

1990

3 февраля – второй (внеочередной) съезд Народного форума Абхазии «Аидгылара». Председателем становится Сергей Шамба (ныне – министр иностранных дел Абхазии). В Декларации съезда единственно приемлемой формой при решении проблем, стоящих перед абхазским общественным движением, признавался диалог на основе взаимного уважения со всеми общественными движениями.

28 мая – собрание абхазской общественности, потребовавшее изменения всего состава партийного и советского руководства Абхазии. Председатель Народного форума «Аидгылара» С. Шамба не исключил в этом вопросе поддержки грузинских оппозиционных партий. В ответ на заявление С. Шамба последовала негативная реакция «Круглого стола» – основного оппозиционного блока Грузии.
ПАРАД СУВЕРЕНИТЕТОВ

9 марта и 20 июня – Верховный Совет Грузии признал противоправной оккупацию Грузии Красной Армией в феврале 1921 г., восстановил Конституцию Демократической Республики Грузии 1921 г. Признаны незаконными и недействительными все государственные структуры, функционировавшие в Грузии с февраля 1921 г., также заключенные Советской Грузией договоры: Договор между ССР Грузией и РСФСР от 21 мая 1921 г.; Договор о создании ЗСФСР от 12 марта 1922 г. и Договор об образовании Союза ССР от 30 декабря 1922 г. был поставлен вопрос о необходимости признания правительством СССР факта грубого нарушения в феврале – марте 1921 г. Договора с Грузинской Демократической Республикой от 7 мая 1920 г., а также образована комиссия для разработки правового механизма восстановления независимости Грузии.

    «В результате денонсации Грузией всех законодательных актов и правовых документов, принятых в период с 1921 по 1991 г., в том числе касающихся взаимоотношений с Абхазией, а также в результате одностороннего принятия решения Грузией о выходе ее из состава СССР и создания независимого государства (что противоречило договорным отношениям между Абхазией и Грузией, в соответствии с которыми вхождение Абхазской ССР в состав ГССР обусловливалось вхождением последней в состав ЗСФСР и СССР) договор о вхождении Абхазии в состав Грузии автономатически терял силу. Поскольку Абхазия продолжала оставаться в составе Союза, соответственно, она продолжала также оставаться суверенным независимым государством в составе СССР в границах 1918 г. и субъектом международного права».

    (Т. М. Шамба, А. Ю. Непрошин. Абхазия: правовые основы государственности и суверенитета.)

20 августа – указ президиума Верховного совета Грузии, согласно которому единственным рабочим языком этого органа власти стал грузинский.

25 августа – Верховный Совет Абхазской АССР принял Декларацию о государственном суверенитете Абхазской Советской Социалистической Республики и постановление «О правовых гарантиях защиты государственности Абхазии».

Декларация о государственном суверенитете Абхазской Советской Социалистической Республики. Принята Х сессией Верховного Совета Абхазской ССР XI созыва 25 августа 1990 г.

Верховный Совет Абхазской Советской Социалистической Республики,

* выражая волю всего народа республики и реализуя неотъемлемое право абхазской нации на самоопределение,

* сознавая историческую ответственность за судьбу Абхазии,

* свидетельствуя уважение к суверенным правам всех народов, населяющих Союз Советских Социалистических Республик,

* действуя в соответствии с принципами Всеобщей декларации прав человека и другими общепризнанными международно-правовыми актами,

* стремясь создать демократическое правовое государство,

торжественно провозглашает государственный суверенитет Абхазской Советской Социалистической Республики.

1. Абхазская Советская Социалистическая Республика – суверенное социалистическое государство, созданное на основе осуществления абхазской нацией ее неотъемлемого права на самоопределение, верховенства народа в определении своей судьбы. Суверенитет Абхазской Советской Социалистической Республики распространяется на всю территорию Абхазской ССР. Абхазская Советская Социалистическая Республика обладает всей полнотой государственной власти на своей территории вне пределов прав, добровольно переданных ею Союзу ССР и Грузинской ССР на основании заключенных с ними Договоров. Абхазская ССР имеет свой герб, флаг и гимн. Любые насильственные действия против национальной государственности Абхазской ССР со стороны политических партий, общественных объединений или лиц преследуются по закону.

2. Граждане Республики всех национальностей составляют народ Абхазии. Носителем суверенитета и источником государственной власти в Абхазской ССР является ее многонациональный народ. Полновластие народа реализуется на основе Конституции Абхазской ССР непосредственно путем народного голосования и через выборные представительные органы.

3. Государственная власть в Абхазской ССР осуществляется на началах разделения законодательной, исполнительной и судебной властей.

4. Вся полнота государственной власти на территории Абхазской ССР принадлежит Верховному Совету Абхазской ССР, который обладает исключительным правом выступать от имени народа Абхазской Советской Социалистической Республики. В Верховном Совете Абхазской ССР обеспечивается институциональное представительство нации, давшей название республике.

5. Высшим исполнительным и распорядительным органом государственной власти Абхазской ССР является Совет Министров Абхазской ССР – Правительство Абхазской ССР, правомочное решать все вопросы государственного управления, отнесенные к ведению Абхазской ССР, за исключением входящих в компетенцию Верховного Совета Абхазской ССР.

6. Судебная власть в Абхазской ССР осуществляется судами Абхазской ССР. Высшим судебным органом Абхазской ССР является Верховный Суд Абхазской ССР. Правосудие в Абхазской ССР осуществляется именем Абхазской ССР.

7. Абхазская ССР издает законодательные и иные нормативные акты по всем вопросам своей компетенции. Конституция Абхазской ССР и законы Абхазской ССР обладают верховенством на всей территории Абхазской ССР. Действия актов Союза ССР и Грузинской ССР, нарушающих суверенитет Абхазской ССР и вступающих в противоречие с ее правами, приостанавливается высшими органами законодательной и исполнительной власти Абхазской ССР.

8. Разногласия между Абхазской ССР, Союзом ССР и Грузинской ССР разрешаются в порядке, устанавливаемом заключенными между ними Договорами.

9. Абхазская ССР участвует в осуществлении полномочий, переданных ею Союзу ССР и Грузинской ССР, активно содействует осуществлению на своей территории союзных и межреспубликанских программ.

10. Абхазская ССР может открывать свои представительства в Союзе ССР и советских республиках, а также в зарубежных странах.

11. Территория Абхазской ССР не может быть изменена без ее согласия. Абхазская ССР решает все вопросы административно-территориального устройства республики.

12. Абхазская ССР устанавливает гражданство Абхазской ССР и гарантирует каждому гражданину право на сохранение гражданства СССР. Республика принимает в гражданство Абхазской ССР и решает вопросы о выходе из ее гражданства.

13. Абхазская ССР самостоятельно определяет свой экономический статус и закрепляет его в законах. Народ Абхазии имеет исключительное право на владение, пользование и распоряжение национальным богатством Абхазии. Земля, ее недра, воздушное пространство, водные и другие природные ресурсы, находящиеся в пределах территории Абхазской ССР, природные ресурсы ее континентального шельфа, весь экономический и научно-технический потенциал, созданный на территории Абхазии, являются собственностью ее народа, материальной основой суверенитета республики и используются с целью обеспечения материальных и духовных потребностей ее граждан. Предприятия, учреждения, организации и объекты других государств и их граждан, международных организаций могут размещаться на территории Абхазской ССР и использовать природные ресурсы Абхазии согласно законам Абхазской ССР. Абхазская ССР самостоятельно создает банковскую (включая внешнеэкономический банк), ценовую, финансовую, таможенную, налоговую системы, формирует государственный бюджет и валютный фонд республики.

Абхазская ССР образует национальный банк, подчиненный Верховному Совету Республики.

14. Абхазская ССР самостоятельно устанавливает порядок организации охраны природы на территории республики и порядок использования природных ресурсов. Абхазская ССР имеет право запретить строительство и прекратить функционирование любых предприятий, учреждений, организаций и других объектов, вызывающих угрозу экологической безопасности.

15. Абхазская ССР самостоятельна в решении вопросов науки, образования, культурного и духовного развития абхазской нации, гарантирует всем национальностям, проживающим на территории республики, право их свободного национально-культурного развития. Абхазская ССР обеспечивает национально-культурное возрождение абхазского народа, его исторического сознания и традиций, национально-этнографических особенностей, функционирование абхазского языка во всех сферах общественной жизни. Абхазская ССР проявляет заботу об удовлетворении национально-культурных, духовных и языковых потребностей абхазцев, проживающих за пределами республики и за рубежом. Абхазская ССР подтверждает право и обеспечивает условия для возвращения на историческую Родину депортированной части абхазского народа. Национальные, культурные и исторические ценности на территории Абхазской ССР являются исключительной собственностью народа республики.

Абхазская ССР имеет право на возвращение в собственность народа Абхазии национальных, культурных и исторических ценностей, находящихся за пределами Абхазской ССР. На территории Абхазской ССР государственным языком является абхазский язык, официальными языками – абхазский, грузинский, русский. Декларация является основой для новой Конституции Абхазской ССР и определяет позицию республики при заключении Союзного договора и Договора с Грузинской ССР.

Постановление Верховного Совета Абхазии от 25 августа 1990 г.

Заслушав и обсудив доклад Председателя Президиума Верховного Совета Абхазской АССР «О правовых гарантиях защиты государственности Абхазии», Верховный Совет Абхазской АССР отмечает:

В 1989–1990 годах Верховным Советом Грузинской ССР трижды – в ноябре 1989 г., марте и июне 1990 года – были приняты решения, направленные, как указывается в них, на восстановление государственности Грузии. В этих решениях признано, что созданная в мае 1918 года Грузинская Демократическая Республика была ликвидирована в феврале 1921 года в связи с установлением Советской власти в Грузии и вынужденно принятыми на ее базе межгосударственными соглашениями – Союзным договором между Грузинской Советской Социалистической Республикой и Российской Советской Федеративной Социалистической Республикой от 21 мая 1921 года, Союзным договором о создании Союза Закавказских Советских Социалистических Республик от 12 марта 1922 года и Договором от 30 декабря 1922 года о создании Союза Советских Социалистических Республик.

Таким образом, высший орган законодательной власти Грузии подготовил правовые основы восстановления государственности Грузии, существовавшей ко времени ее советизации в феврале 1921 года, открыл дорогу переговорам, направленным на достижение этой своей цели.

Перенос срока и изменение порядка выборов народных депутатов Грузинской ССР с марта на октябрь 1990 года призван гарантировать достижение указанной цели восстановления государственности, существовавшей в Грузии до февраля 1921 года.

Верховный Совет Абхазской АССР признает неотъемлемым правом грузинского народа восстановление государственности Грузии, существовавшей до февраля 1921 года, т. е. фактический выход ее из СССР, но в решениях Верховного Совета Грузинской ССР обходится молчанием вопрос о судьбе автономий, входящих в республику. В то же время все содержание принятых парламентом Грузии по поводу восстановления прежней государственности решений, в контексте ведущейся всеми общественно-политическими формированиями пропаганды, не оставляют сомнений на тот счет, что в случае выхода Грузии из состава СССР входящие в нее автономии последуют за нею автоматически, в связи с чем не предусматривается участие представителей Абхазии, Аджарии и Юго-Осетии в переговорах и подписание ими будущего союзного договора об образовании новой федерации.

Верховный Совет Абхазской АССР против такого решения судьбы Абхазии и решительно возражает по следующим основаниям.

Абхазия вступила под покровительство Российской империи в 1810 году как самостоятельное, независимое от царств и княжеств Западной и Восточной Грузии государство. Если Грузия сразу же после вхождения в состав Российской империи в 1801 году утратила свою государственность, то Абхазское княжество, как национально-государственное формирование с внутренним правлением владетельного князя, существовало до 1864 года, то есть еще 63 года после ликвидации грузинской государственности.

После Февральской революции 1917 года и начала распада Российской империи Абхазия вошла в состав «Юго-Восточного Союза горцев Кавказа, казачьих войск и вольных народов степей», к которому Грузия никакого отношения не имела. В феврале 1918 года между Грузией и Абхазией заключается соглашение, в котором признается существование «единой нераздельной Абхазии в пределах от реки Ингур до реки Мзымта», из чего следует, что к этому периоду вопрос о самостоятельности Абхазии, автохтонность абхазского народа на ее территории Грузией не ставился под сомнение.

С образованием Грузинской Демократической Республики в мае 1918 года отношение Грузии к Абхазии приняло характер насильственного присоединения к ней Абхазии, хотя, столкнувшись с решительным сопротивлением абхазского народа, представители грузинского правительства заявляли о том, что «стремление абхазского народа к независимому существованию вполне естественно».

В 1918–1921 годах Абхазия полностью была оккупирована войсками Грузинской Демократической Республики и лишь после ликвидации Грузинской Демократической Республики, в феврале 1921 года, восстановила свою государственную самостоятельность.

4 марта 1921 года в Абхазии была восстановлена свергнутая войсками грузинского правительства советская власть, а 31 марта 1921 года Ревкомом Абхазии было декларировано образование независимой Советской Социалистической Республики Абхазии – ССР Абхазия.

В декабре 1921 года под нажимом Сталина ССР Абхазия была принуждена на основе навязанного ей «особого договора» объединиться с Грузией в федеративный союз, в соответствии с которым одна треть предоставленных Грузии в Закавказском ЦИКе[10] мест принадлежала Абхазии.

В силу федеративного характера союза с Грузией, в декабре 1922 года полномочный представитель ССР Абхазии Н. Н. Акиртава в составе делегации ЗСФСР поставил свою подпись под Договором об образовании Союза ССР, в результате чего Абхазия стала одной из республик, создавших СССР.

В 1931 году, в условиях, когда сталинская административно-командная система стала набирать силу, Договорная ССР Абхазия была преобразована в автономную республику и включена в состав Грузинской ССР, что явилось первым и существенным шагом «законным» путем добиться поглощения Абхазии Грузией.

Со второй же половины 30-х годов началась полоса репрессий против абхазского народа, преследовавшая цель растворения абхазского этноса в грузинском, а средствами достижения этой цели были: закрытие абхазских школ и насильственное определение абхазских детей в грузинские школы; перевод делопроизводства на грузинский язык; замена абхазских топонимических названий на грузинские; массовое заселение Абхазии грузинами, для которых строились специальные поселки; изгнание из руководящих государственных и партийных органов абхазов и замена их грузинами; создание фактических привилегий для грузин при приеме на работу, выделение жилья и земельных участков и т. д. с одновременной дискриминацией абхазов; всяческое свертывание самобытной культуры абхазского народа; фальсификация истории Абхазии и абхазского народа, который был объявлен грузинским племенем.

Начавшийся после смерти Сталина, разоблачения Берии, а в особенности после XX съезда КПСС и осуждения культа личности Сталина и его последствий процесс восстановления законных интересов репрессированных народов серьезно помешал планам грузинского правительства, которое успешно претворяло в жизнь меньшевистскую идею огрузинения абхазов.

Хотя многие искусственно созданные факторы, угрожавшие самобытному существованию абхазского этноса, продолжали оставаться, однако открыто проводить политику культурного геноцида абхазского народа, которая была осуждена в специальном решении ЦК КПСС, уже было невозможно. Теперь центр тяжести был перенесен на работу «тихой сапой».

Новый виток открытого шовинизма по отношению к абхазскому народу проявился в условиях начавшихся в 1985 году перестроечных процессов, направленных на развитие демократии и создание в нашем обществе правового государства. Лозунг «сильный центр» и «сильные республики» определенные силы Грузии пытаются использовать как возможность легализовать происходящее в ней процессы по выходу из состава СССР без учета интересов абхазского и осетинского народов, имеющих свои национальные автономии, а также армян, азербайджанцев, русских, греков и других, проживающих в республике. Дело дошло до отрицания за абхазским народом права на самоопределение.

Общеизвестно, что грузины компактно стали жить в Абхазии лишь после окончания Кавказской войны и последовавшего за ней массового насильственного выселения абхазов в Турцию во второй половине прошлого века, между тем делаются безнравственные заявления о том, что Абхазия – грузинская земля, а абхазы – пришлый народ.

В свете указанных процессов, являющихся попыткой легализации политики ассимиляции абхазского народа и ликвидации его государственности, делается очевидным, что, добившись выхода из Союза ССР, Грузия приступит к форсированию своего плана по созданию многонациональной грузинской республики, в которой абхазы будут вынуждены либо раствориться в грузинском этносе, либо покинуть свою Родину. Поэтому решения Верховного Совета Грузинской ССР, способствующие выходу Грузии из СССР, не могут быть оставлены без политико-правовой оценки со стороны Верховного Совета Абхазской АССР.

Верховный Совет Абхазской АССР постановляет:

1. Признать, что Демократическая Республика Грузия, нарушив Договор от II июня 1918 года, а также заключенное ранее соглашение между Абхазским народным советом и Национальным советом Грузии от 9 февраля 1918 года, осуществила во второй половине июня 1918 года военное вмешательство с целью насильственного присоединения территории Абхазии и ликвидации независимости абхазского народа. Эта акция, нарушившая международно-правовой принцип, запрещающий присоединение чужой территории путем силы, являлась незаконной.

2. Признать противоправным и недействительным в части, касающейся территории Абхазии, договор между Грузией и РСФСР, заключенный 7 мая 1920 года в условиях военной оккупации независимой Абхазии.

3. Постановлениями Верховного Совета Грузинской ССР от 18 ноября 1989 года, 9 марта и 20 июня 1990 года все государственные структуры, существовавшие и существующие в Грузии с февраля 1921 года, признаны незаконными и недействительными, из чего логически следует, что все договорные отношения между Грузией и Абхазией, заключенные прежними органами государственной власти, также являются незаконными, а вхождение Абхазии в состав Грузинской Советской Социалистической Республики лишено правовых оснований, и, следовательно, законной формой государственности Абхазии является Советская Социалистическая Республика Абхазия, созданная свободным волеизъявлением народов Абхазии и провозглашенная 21 марта 1921 года.

4. В соответствии со статьей 73 Конституции СССР поставить перед Верховным Советом СССР вопрос о восстановлении государственного статуса Абхазии, провозглашенного 31 марта 1921 года. До разрешения этого вопроса Верховным Советом СССР и заключения нового Союзного договора считать действующими ныне существующие государственно-правовые отношения между Абхазией и Грузией.

5. Абхазия готова начать переговоры с Грузией о дальнейших государственно-правовых отношениях между ними.

6. В условиях заключения нового Союзного договора, что представляет собой не что иное, как обновление международного соглашения 1922 года в силу изменившихся обстоятельств, Абхазия, как одна из республик, создавших Союз ССР, в качестве субъекта Советской Федерации, должна на равных с другими субъектами Союза ССР входить в переговоры, участвовать в выработке и заключении Союзного договора.

7. Данное постановление направить в Верховный Совет РСФСР для его рассмотрения вместе с постановлениями Верховного Совета Грузинской ССР от 18 ноября 1969 года, 9 марта и 20 июня 1990 года.

Председатель Президиума Верховного Совета Абхазской АССР В. О. КОБАХИЯ

Секретарь Президиума Верховного Совета Абхазской АССР Ю. Т. КВИЦИНИЯ

Гор. Сухуми, 25 августа 1990 г.

(Текст постановления опубликован в газете «Советская Абхазия» 28 августа 1990 г. № 164.)

    «В последние годы существования СССР власти Грузии начали процесс, направленный на выход Грузии из состава СССР. Именно поэтому, в период с 1989 по 1991 г. Верховный Совет Грузии в одностороннем порядке принял ряд решений, согласно которым органы государственной власти ГССР, а, следовательно, и государственно-правовые акты, принятые ими, провозглашались нелегитимными и не имеющими юридической силы. В свою очередь Верховный Совет Абхазской АССР, осознавая, что такие действия ставят под угрозу государственность Абхазии, принял 25 августа 1990 г. Декларацию о государственном суверенитете Абхазии и Постановление о правовых гарантиях защиты государственности Абхазии. В последнем документе, в частности, констатируется, что в результате решений, принятых Верховным Советом ГССР, вхождение Абхазии в состав Грузии лишилось правовых оснований.

    Ввиду того, что государственно-правовые отношения между Абхазией и Грузией возникли на договорной основе, Грузия не могла в одностороннем порядке менять характер взаимоотношений с Абхазией. Кроме того, это противоречило законодательству СССР, регулировавшему отношения союзных и автономных республик. Таким образом, действия властей Грузии привели к разрыву государственно-правовых отношений между Грузией и Абхазией».

    (Из доклада личного представителя президента Абхазии Анри Джергения на семинаре «Государственно-правовые аспекты урегулирования грузино-абхазского конфликта», февраль 2001 г.)

Заявление депутатов Верховного Совета СССР В. Ардзинбы и Р. Агрба (27 августа 1990 г.)

«Исходя из того, что каждый народ обладает естественным и неотчуждаемым правом на свободу и независимость, мы с должным уважением относимся к решению Верховного Совета Республики Грузии.

Вместе с тем это означает, что абхазский народ вправе самостоятельно решать свою судьбу. Позиция Абхазии на этот счет выражена в Декларации о государственном суверенитете Абхазской Советской Социалистической Республики и в постановлении Верховного Совета Абхазской АССР, принятых X сессией 25 августа 1990 г.

Эти документы, вопреки действующему законодательству, были объявлены незаконными Президиумом Верховного Совета Грузинской ССР, а центральная печать и телевидение, основываясь на ложной информации, поступавшей от спецкоров в Тбилиси, сообщили об отмене этих документов самой сессией Верховного Совета Абхазской АССР».

26 августа – президиум Верховного Совета Грузинской ССР принял постановление, объявляющее акты Верховного Совета Абхазии недействительными и не имеющими юридической силы, отметив, что они нарушают территориальную целостность Грузии и противоречат ее Конституции.

31 августа – собрание депутатов Верховного Совета Абхазской АССР, преимущественно грузинской национальности, объявляет себя «чрезвычайной сессией Верховного Совета Абхазской АССР» и принимает заявление в поддержку постановления Президиума Верховного Совета Грузинской АССР. Центральные СМИ сообщают об этом заявлении как о решении Верховного Совета Абхазской АССР, однако отсутствовавшие на собрании депутаты, прежде всего абхазы, не признали его легитимности.

28 октября – выборы Верховного Совета Грузии, проведены по смешанной (мажоритарно-пропорциональной) системе. По закону, принятому накануне старым составом Верховного Совета Грузии, своих кандидатов могли выдвигать только партии, действующие на всей территории страны – в частности, не имел права выдвинуть своих кандидатов Народный форум Абхазии. В связи с этим его лидеры призвали абхазское население бойкотировать выборы. В Гудаутском и Ткварчельском районе они вовсе не проводились. По результатам голосования, 53,94 % получает избирательное объединение «Круглый стол» во главе с Звиадом Гамсахурдиа. Он избран председателем Верховного Совета Грузии.

4 декабря – возобновившая свою работу Х сессия Верховного Совета Абхазской АССР избрала председателем Верховного Совета В. Г. Ардзинба.[11]
1991

17 марта – на Всесоюзном референдуме большинство населения Абхазии высказалось за Союз Советских Социалистических Республик на основе обновленного договора: участвовало 52,3 % населения, из них 98,6 % высказалось за сохранение Союза. На остальной территории Грузии, решением ее Верховного Совета, референдум не проводился.

31 марта – референдум о восстановлении государственной независимости Грузии. Абхазия не принимает в нем участия.

Из выступления З. Гамсахурдиа по грузинскому телевидению 16 марта

    «Напоминаем, что будущее негрузинского населения, перспективы его завтрашней жизни в Грузии полностью зависят от того, примет оно или нет участие в завтрашнем референдуме и примет или нет участие в предстоящем референдуме 31 марта».

    «В соответствии с Законом СССР „О порядке решения вопросов, связанных с выходом союзной республики из СССР“ от 3 апреля 1990 г., принятым еще в период нахождения Грузии в СССР, Автономные республики, в случае выхода Союзной республики из СССР, обладали правом самостоятельно решать вопрос о пребывании в Союзе ССР и своем государственно-правовом статусе. В связи с этим, Абхазия приняла участие в референдуме 17 марта 1991 г, на котором большинство населения республики высказалось за сохранение Союза ССР. Результаты референдума по Абхазской АССР были официально подтверждены Центральной комиссией референдума СССР».

    (Из доклада личного представителя президента Абхазии Анри Джергения на семинаре «Государственно-правовые аспекты урегулирования грузино-абхазского конфликта», февраль 2001 г.)

9 апреля – Верховный Совет Грузии принимает декларацию о государственном суверенитете Грузии:

    «9 апреля 1991 г. на основе результатов этого референдума Верховным Советом Грузии был принят Акт о восстановлении государственной независимости Грузии, которым Грузия провозглашалась правопреемницей Грузинской Демократической Республики 1918–1921 гг. С этого момента ГССР де-юре прекратила существование. Таким образом, на территории бывшей ГССР возникло два не связанных друг с другом государства – Грузия, заявившая о своей независимости и выходе из СССР, и Абхазия, которая продолжала оставаться субъектом Советского Союза. Следовательно, государственно-правовые отношения между Абхазией и Грузией, созданные и регулировавшиеся советским законодательством, были прекращены также на основании советского законодательства.

    До момента распада (21 декабря 1991 г.) СССР, Абхазия оставалась его субъектом, в этом качестве она участвовала в переговорах, на которых решался вопрос реформирования СССР. Председатель Верховного Совета Абхазии до момента распада СССР по должности являлся членом Совета Федерации СССР и членом Президиума Верховного Совета СССР. В то же время Абхазия не принимала участия в выборах Президента Грузии и в работе ее органов власти. Совершенно очевидно, что Абхазия не могла одновременно являться субъектом и СССР и независимой Грузии».

    (Из доклада личного представителя президента Абхазии Анри Джергения на семинаре «Государственно-правовые аспекты урегулирования грузино-абхазского конфликта», февраль 2001 г.)

26 мая – на всенародных выборах президента Грузии победу одерживает Звиад Гамсахурдиа.

9 июля – в Абхазии принят новый закон о выборах Верховного совета. Представители Народного форума Абхазии и эксперты Верховного совета Абхазии предлагали сделать парламент двухпалатным, причем в одну палату избирать депутатов по территориальным округам, а в другой иметь равное число представителей от всех основных национальных общин. В ответ на это Гамсахурдиа предложил другой проект – однопалатный парламент с национальными квотами: 28 мест – абхазам, 26 – грузинам, 11 – другим национальностям. Этот вариант и был принят.

Июль – в редакции газеты «Советская Абхазия» состоялся «круглый стол» с участием различных партий и общественно-политических движений на тему «Абхазия и Союзный договор».

Из выступления на круглом столе члена Хельсинкского союза Грузии Д. Гамахария:

«Мы можем заложить в Конституции Грузии и Абхазии такие положения, которые дадут все необходимые правовые гарантии. Мы, грузины, считаем Абхазию своей родиной... Я не могу все же ставить в одну плоскость интересы всех народов, живущих в Абхазии. В правах личности все равны, но интересы грузин выходят за рамки прав человека».

1 декабря – подведены итоги выборов в Верховный Совет Абхазии (1-й тур выборов прошел в октябре), руководство Абхазского национального движения (В. Г. Ардзинба и его сторонники) получило в новом парламенте большинство. Ардзинба избран председателем, его первым заместителем – Тамаз Надареишвли, впоследствии – председатель прогрузинского «Верховного Совета Абхазии в изгнании».

22 декабря – 6 января 1992 г. – в результате вооруженных столкновений в Тбилиси Гамсахурдиа теряет власть и бежит из страны. К власти приходит Военный совет, вскоре переименованный в Государственный совет, в который входят лидеры «антизвиадовской оппозиции» Тенгиз Кетовани, Джаба Иоселиани, Тенгиз Сигуа.

НАЧАЛО БОЛЬШОЙ КРОВИ


1992

Февраль – столкновение войск Госсовета Грузии и сторонников Гамсахурдиа в Западной Грузии возле границ Абхазии. Первые рейды войск Госсовета в Абхазию, официально – также в поисках сторонников Гамсахурдиа. По требованию Верховного Совета Абхазии отряды Госсовета были выведены с территории республики.

Февраль – после бегства Гамсахурдиа в Тбилиси была создана специальная межпартийная комиссия для выработки основных принципов взаимоотношений с Абхазией. Получив полномочия новых грузинских властей, комиссия делегировала четырех человек (И. Хаиндрава, Д. Бердзенишвили, И. Мачавариани, Г. Анчабадзе) для поездки в Сухуми. В столице Абхазии (2 февраля) состоялся ряд встреч членов комиссии с руководством республики, которые, по воспоминаниям Г. Анчабадзе, носили конструктивный характер: «Можно было надеяться, что новое руководство Грузии в определенной степени пересмотрит политику официального Тбилиси в отношении автономных образований».

Согласно Анчабадзе, абхазская сторона предложила остаться в составе Грузии на федеральных началах, с разграничением полномочий между Тбилиси и Сухумом. Предварительные условия абхазской стороны заключались в удалении слова «автономия» из названия государства и в признании новой национальной символики. Найдя условия абхазской стороны приемлемыми, члены комиссии вынесли их на обсуждение Консультативного совета (далее переименован в Госсовет), где большинством голосов предложения абхазских политиков были отвергнуты.

21 февраля – Госсовет Грузии объявил о восстановлении конституции Грузинской Демократической Республики 1921 года. По ней Абхазия «является неотъемлемой частью Грузии с правом автономного управления в местных делах», при этом как субъект государственно-правовых отношений не значится.

    «После развала СССР, в феврале 1992 г. Временный военный совет Грузии принял решение о переходе к Конституции Грузинской Демократической Республики 1921 г., в которой отношения с Абхазией не были определены. Вместе с тем властями Грузии было заявлено, что отношения с Абхазией временно, до выработки новой модели, будут строиться на прежних принципах. Однако на момент принятия этого решения, как уже указывалось выше, государственно-правовые отношения между Абхазией и Грузией были разорваны, следовательно, это решение не могло распространяться на Абхазию. Абхазия, учитывая тогдашние политические реалии, стремясь избежать вооруженной конфронтации, предлагала Грузии восстановить прерванные государственно-правовые отношения на новой равноправной основе...»

    (Из доклада личного представителя президента Абхазии Анри Джергения на семинаре «Государственно-правовые аспекты урегулирования грузино-абхазского конфликта», февраль 2001 г.)

Март – возвращение в Грузию Эдуарда Шеварднадзе, возглавившего Госсовет.

7 мая – председатель Госсовета Грузии Эдуард Шеварднадзе подписал постановление «О решении комплексных проблем по формированию и функционированию пограничной зоны Автономной Республики Абхазия». Согласно постановлению 21-километровая «пограничная полоса» Абхазии переводилась в государственный фонд, управление которым возлагалось на Министерство обороны Грузии. В «пограничную полосу» таким образом вошло все побережье Абхазии – самая обитаемая ее часть. Батальон, подчиненный Министерству обороны Грузии, был дислоцирован в Сухуми.

Май – грузинская фракция Верховного Совета Абхазии покинула заседание парламента, который больше никогда не собирался в полном составе.

Из интервью Г. Ломинадзе, министра внутренних дел Грузии в 1992 году

    «9 мая 1992 года в Сухуми был созван съезд представителей грузинской общественности с широким представительством политических организаций, трудовых коллективов, интеллигенции и т. д. На съезде был сформирован Совет национального единства (СНЕ)... Первым практическим результатом деятельности СНЕ было формирование Сухумского механизированного батальона. С 19 мая этот батальон был дислоцирован в г. Сухуми. В подчинение Совета вошли вновь созданные отряды „Мхедриони“[12] гг. Гагра и Сухуми (один из инициаторов – В. Какубава, лидер регионального Общества Ильи Чавчавадзе)... По рекомендации Совета Тбилиси назначил военного комиссара Абхазии (полковника Вахтанга Векуа), который развернул активную работу по формированию военных городских и районных комиссариатов».

    (Газета «Алия», Тбилиси, июнь 1998 г.)

23 июля – Верховный Совет Абхазии большинством голосов (36 из 65) принял постановление «О прекращении действия Конституции Абхазской АССР 1978 г.», восстановив Конституцию Абхазской ССР 1925 г.

25 июля – Госсовет Грузии принял постановление, объявляющее данный акт недействительным и не имеющим юридической силы.

11 августа – захват заложников (11 ответственных лиц Министерства внутренних дел Грузии) в Зугдиди и их транспортировка в Абхазию, куда доставлен также захваченный ранее вице-премьер А. Кавсадзе. Телефонный разговор Э. Шеварднадзе и В. Ардзинбы, в котором председатель Госсовета извещает руководство Абхазии о необходимости проведения военной операции по освобождению заложников на территории Абхазии и договаривается о взаимодействии для обеспечения успеха этой операции. Шеварднадзе заверяет Ардзинбу, что, несмотря на необходимость ввода на территорию Абхазии грузинских подразделений, никаких военных действий против республики предпринято не будет.

Из интервью В. Ардзинба «Комсомольской правде» 12 августа

«Мы согласны заключить с Тбилиси двусторонний договор, в котором были бы установлены равные отношения, а не отношения господства и подчинения, к чему стремится Грузия».

Из обращения Верховного Совета Абхазии к Верховному Совету Грузии 12 августа

«Верховный Совет Республики Абхазия вновь заявляет о своем желании сохранить связи с Грузией, твердо выступает за их установление на новых, цивилизованных и равноправных основах, которые исключают диктат и подчинение, омрачавшие на протяжении десятилетий отношения между абхазским и грузинским народами... Мы, депутаты Верховного Совета Республики Абхазия, заявляем, что свою часть пути в направлении возрождения добрых отношений между абхазским и грузинским народами пройдем без оглядки. При этом надеемся, что протянутая для пожатия наша рука не повиснет в воздухе».

14 августа – войска Госсовета Грузии вошли на территорию Абхазии и, пройдя через Гальский, Очамчирский и Гульрипшский районы, вышли к восточным пригородам Сухуми. В городе начались уличные бои. На момент вторжения грузинская группировка насчитывала порядка трех тысяч человек и имела на вооружении пять танков Т-55, несколько боевых машин БМП-2, три бронетранспортера БТР-60, БТР-70, установки залпового огня «Град», вертолеты Ми-24, Ми-20 и Ми-8. Абхазия первоначально могла противопоставить грузинской группировке только полк внутренних войск, сформированный при республиканском МВД за два месяца до начала войны.

15 сентября – грузинский десант высаживается в Гагре.

Из воспоминаний Джабы Иоселиани, командующего грузинским вооруженным формированием «Мхедриони», одного из военных руководителей Грузии в период грузино-абхазской войны

    [Приехав в Сухуми во второй декаде августа 1992 года] «выслушиваю неофициальный отчет по поводу создавшейся ситуации. Военные рассказывают о происшествии в Охуреа, где гвардейцы взяли в плен около двадцати абхазов. Я интересуюсь, имея осетинский опыт, кого они называют абхазскими боевиками... Оказывается, это все-таки боевики, хотя многие из них и не имели оружия. Подстрекают друг друга. Общее мнение такое, что эту проблему нужно раз и навсегда решить. Если не желают жить вместе с нами по-человечески, пусть убираются, откуда притащились. Волее сдержанное мнение высказывают реже.

    У нас господствует мнение, что войну провоцирует Россия, что Ардзинба был готов к этому. Исходя из первого периода войны, на этот счет у меня другое мнение. Абхазская сторона, по сравнению с нами, конечно, оказалась более созревшей для вооруженного сопротивления, но запланированных провокаций и ответных акций нигде не было. Волее того, наши первые успехи в Очамчире, Сухуми говорят о том, что к конкретному случаю они не были готовы и сознательно нас не провоцировали. Я в этом еще больше убедился в Гагре, когда они бежали оттуда, также во время боев в районах Очамчира и Ткварчели».

    (Джаба Иоселиани. Три измерения. М.: Художник и книга. 2001.)

Обращение Председателя Верховного Совета Республики Абхазия В. Ардзинба к гражданам Абхазии

Уважаемые граждане Абхазии!

Я обращаюсь к вам в этот трудный час. На нашу землю вторглись вооруженные формирования Госсовета Грузии, в числе которых уголовные элементы, которые сеют смерть и разрушения на нашей земле. Но не было и нет оснований для такой варварской акции на территории маленькой Абхазии. Мы жили тихо и мирно в своем доме, не без споров, не без проблем. Но мы пытались решать эти проблемы мирным, цивилизованным путем. И не было ничего необычного в том, что мы продолжили именно так строить взаимоотношения Абхазии и Грузии. Ведь никто не начинал войны, когда в Российской Федерации был создан и подписан федеративный договор, и народы нашли взаимопонимание.

На наши предложения решить вопросы взаимоотношений мирным, цивилизованным путем нам ответили танками, самолетами, пушками, убийствами и грабежами. И это как раз показывает истинную суть нынешнего руководства Грузии. Наконец-то оно уже не может скрываться за характерным для него фарисейством. Снята ужасная маска.

Руководство, которое виновно в крови грузин в Тбилиси и в других регионах Грузии, мегрельцев в Мегрелии, осетин в Осетии, а теперь к ним прибавились абхазы и все население нашей многострадальной Родины.

Я должен сказать, что мир знает, в какое положение поставлена Абхазия. Мир решительно осуждает эту варварскую акцию, и его моральная и материальная поддержка нам обеспечена. Естественно, нелегко об этом говорить, когда, возможно, сейчас, в ту минуту, когда я говорю, в вашем доме происходит грабеж, когда избивают людей, когда не гарантирована сама жизнь человека. Но поймите, мне тоже очень нелегко, очень трудно, но я глубоко уверен в том, что у нас есть соответствующая поддержка. С сегодняшнего дня любой самолет, вертолет, который будет обстреливать мирное население, будет уничтожаться...

Я думаю, что мы должны выстоять в этот очень трудный час, и мы выстоим, мы нанесем поражение тем, кто сеет смерть и разрушение в Абхазии, кто вносит вражду между народами Грузии и Абхазии.

Председатель Верховного Совета Республики Абхазия

В. АРДЗИНБА,

г. Сухум,

14 августа 1992 года.

Обращение Председателя Верховного Совета Республики Абхазия к парламентариям, президентам и народам мира

Как уже известно всему миру, 14 августа на территорию Республики Абхазия с целью ее оккупации вторглись войска Госсовета Грузии. В распоряжении противника свыше 50 танков, 40 пушек, боевые вертолеты, другая техника. Абхазы, славянское население и представители многих других национальностей (армяне, греки, эстонцы, турки и др.) практически без оружия насмерть стоят, защищая свои жилища, деревни и города. Погибли десятки невинных людей, отдыхающих, женщин, детей, разрушены дома и курортные здания, школы и больницы. Идет грабеж и изгнание жителей из их жилищ, сотни людей взяты заложниками и подвергаются пыткам, введена плата за мертвых. Парализована экономика, кончается хлеб, медикаменты и горючее, организована информационная блокада Абхазии.

Особое внимание уделяется захвату в плен и уничтожению наиболее интеллектуальных и стойких людей, не желающих мириться с глумлением над человеческим достоинством, убийствами и погромами. Цель – сломить этих людей, заставить их признать правомерность творимого бандами Госсовета разбоя. Нанесены ракетные удары с воздуха и по жилым кварталам и многоэтажным домам Сухума, Агудзеры и Ткварчала с интернациональным населением. Результаты – сотни убитых и раненых абхазов, русских, армян, грузин. Поставлена задача психологически подготовить изгнание русскоязычного населения Абхазии с тем, чтобы состав ее населения стал моноэтническим, грузинским.

Шеварднадзе публично признает, что в борьбе с Абхазией и теми, кто ее поддерживает, ему самую большую помощь оказывает командующий Зак ВО генерал Патрикеев. Провокационность ситуации подчеркивается тем, что разъезжающие по Сухуму грузинские погромщики действуют под русским флагом.

Вновь обращаемся к вам с просьбой срочно оказать давление на правительство Грузии и его главу Шеварднадзе, заставить его отвести войска и технику с территории суверенной Абхазии, прекратить кровопролитие и грабежи, направить в Абхазию гуманитарную помощь и независимых экспертов для контроля за ситуацией.

Председатель Верховного Совета Республики Абхазия

В. АРДЗИНБА,

г. Гудаута, 16 августа 1992 года.

Из заявления командующего войсками Госсовета Грузии Георгия Каркарашвили 24 августа 1992 г.

«Могу сразу заверить, особенно сторонников господина Ардзинба, тех сепаратистов, которые под именем какого-то „Горного Союза“ хотят побеспокоить мирных жителей... найдут здесь братскую могилу. Предупреждаю, с сегодняшнего дня грузинской стороне будет запрещено взятие военнопленных... кто встретит правительственные войска с оружием, попадут под действие приказа о том, чтобы пленных не брать. В том случае, если переговоры не достигнут успеха, я могу заверить этих сепаратистов, что, если из общей численности погибнет сто тысяч грузин, то из ваших погибнут все 97 тысяч [13] , которые будут поддерживать решения Ардзинба».

Из выступления Эдуарда Шеварднадзе на сессии Генеральной ассамблеи ООН 25 сентября 1992 г.

«Пигмеи поднимают людей против человечества... Лилипуты, опутывающие гулливеров – реальность многих стран, и моей в том числе».

ПОСЛЕСЛОВИЕ

ПОСТСОВЕТСКОЕ ЗАКАВКАЗЬЕ... Сознаюсь, мне нелегко не только писать, но и думать о нем. Причина проста: стойкое и весьма неприятное ощущение deja vu, которое возникает при столкновении с реалиями, воцарившимися от Каспия до Черного моря за границами Российской Федерации после 1991 года. Для того чтобы избежать обвинений в голословности, предлагаю читателю прочитать эти строки А. И. Деникина и найти 10 сущностных отличий в жизни 1-й и 2-й грузинских республик:

«Своеобразную картину представляла собой жизнь Грузинской республики. Для европейского общественного мнения, благодаря усилиям грузинской заграничной делегации, – это была маленькая культурная страна, окруженная недругами и героически борющаяся за свое существование, имеющая свободно избранное социалистическое правительство, пользующееся народным доверием; страна, текущая млеком и медом и нуждающаяся только в признании „de jure“ и в надлежащих границах, чтобы явить миру „чрезвычайно интересный пример нового демократического типа организации государства“.

Действительность далеко не соответствовала этому идиллическому представлению.

Власть (правительство, парламент и Учредительное собрание) находилась в руках небольшой тесно сплоченной группы, члены которой обладали большим опытом революционной деятельности. Их связывало и племенное (большинство имеретины), и зачастую кровное родство, партийная принадлежность (соц. – дем. меньшевики) и общая работа по разрушению – вначале из подполья, потом с вершин – российской государственности. В их однородности и узком кастовом составе были и сила, и слабость: внутренняя дисциплина, с одной стороны, и оторванность от населения, отсутствие технически подготовленных сил – с другой... Грузинские газеты отмечали новое растущее зло – непотизм, кумовство, землячество, – наложившее отпечаток на все правительственные учреждения и приведшее к небывалому взяточничеству, спекуляции и хищениям».

Без сомнения, отличия носят формальный, но отнюдь не смысловой характер. К сожалению (во всяком случае, лично моему, ибо я принадлежу к числу поклонников изящной грузинской культуры), в отношении к национальным меньшинствам вообще и к Абхазии в частности различий еще менее. Скромный объем сборника, очевидно, не позволил составителю дать более широкую картину действительности, но смысловая начальная точка определена верно: Абхазия с самого начала рассматривалась в Тбилиси как объект культуркампфа, а в случае сопротивления оному – как объект силового воздействия.

«Что было, то и будет; и что делалось, то и будет делаться, и нет ничего нового под солнцем. Бывает нечто, о чем говорят: „смотри, вот это новое“; но это было уже в веках, бывших прежде нас». Прав Екклесиаст, сын Давидов, царь в Иерусалиме, нет ничего нового и, очевидно, не будет.

Постимперское пространство практически повсюду ставит один и тот же вопрос, а именно: как строить национальное государство там, где его никогда не было. Ибо при всем желании трудно назвать таковым средневековые государства, объединенные отнюдь не идеей единства крови, но прежде всего конфессиональным, и как следствие культурным единством.

Не были исключением и империи, в сфере влияния которых оказалось Закавказье. Они предлагали идею единства подданства, весьма привлекательную для многих. Не будет лишним напомнить, что Грузия была и причиной проникновения России в регион начале XIX века, и основным акцептором русской помощи, и возлюбленным детищем русской политики в Закавказье. До этого грузинский народ стоял на весьма опасной грани, за которой начинался полный распад. Его удалось избежать «под сенью дружеских штыков». Объединение грузинских земель в едином государстве впервые за многие столетия произошло именно в рамках Российской империи, как результат борьбы с Турцией и Ираном. В итоге сегодня Россия получила за все это лишь ненависть и претензии значительной части грузинской интеллигенции. Противоречия в этом нет. Отто фон Бисмарк говорил, что освобожденные нации не благодарны, а требовательны. Что же говорить о требовательности спасенных наций? Ей воистину нет границ.

Причина проста. Основой идеи освободительного движения отнюдь не является свобода собственного народа, и уж конечно не его благополучие. Освобождение не мыслится национальным революционерам вне «великой национальной мечты» – достижения максимальных границ существовавшего когда-либо или даже мифического государства. Так собственное «освобождение» не мыслится без возможности осуществления национального гнета. Национальные меньшинства лишаются элементарнейшего права – сохранения собственной идентичности. Отказывающимся предъявляется единственный убедительный аргумент, который имеется в распоряжении националистов, – насилие. Насилие без границ, насилие, не отделяющее правого от виноватого.

Романтика борьбы за унитарное великодержавие оказалась сильнее разумного прагматизма. Пожалуй, из представленных документов следует только один вывод: трагедия Грузии состоит в том, что, являясь многонациональным государством, она не имеет сил быть настоящей Империей. Империя – это мир. Мир внутренний, пусть иногда и созданный путем войн с внешним противником. Империи не ведут национальной политики. Они ведут территориальную политику, и тем более в районах со смешанным этноконфессиональным населением. Национальные государства ведут национальную политику, и особенно на территориях со смешанным населением. И поэтому, декларируя внешний мир, они несут внутреннюю войну национальным меньшинствам, превращая их в «сепаратистов», «пришельцев» и т. п.

Разумный прагматизм требовал в начале 90-х гг. прошлого века учесть негативный опыт пребывания Абхазии в составе Грузии. Перед Тбилиси, по сути дела, стоял банальный выбор: уйти, чтобы остаться, или остаться, чтобы уйти. Очевидно, что первое решение сохранило бы огромное грузинское и мингрельское население Абхазии в качестве полноправных ее граждан и связало бы Сухум (или Сухуми) с Тбилиси прочнее, чем когда-либо. Это был бы первый шаг к прочной конфедерации, к нейтральной и процветающей Грузии. Но романтики выбрали войну. Ее практика и заявление Каркарашвили превратили эту войну в борьбу грузин с негрузинами. Кто виноват в этом? Ответ не кажется однозначным. Что делать? Можно декларировать «сепаратистов» своими гражданами, а иногда даже и братьями, но это не решит ни одной проблемы.

Хотя бы потому, что и сегодня «братская» любовь не несет с собой ничего, кроме программы ассимиляции в «лучшем» случае или полного уничтожения в худшем. Абхазия уже имела опыт столкновения с этой политикой в начале 90-х гг. Стоит ли удивляться тому, что за этим последовало? Ведь, как писал Важа Пшавела: «Коль ты убьешь – тебя убьют, род не простит тебе убийства».

Очень хочется надеяться на то, что период националистической романтики в отношениях между соседями в Закавказье сменит прагматика, и тогда слова замечательного грузинского поэта перестанут быть зловеще актуальными.


Примечания

1 И. Гомартели (1875–1938 гг.) – грузинский писатель, общественный и политический деятель; депутат I Государственной думы России; член Учредительного собрания Грузинской Демократической Республики (здесь и далее примечания составителя).

2 Самурзакано – грузинское название южной части Абхазии.

3 Мегрелы – близкая грузинам этническая группа, проживающая на северо-западе Грузии и на юге Абхазии.

4 Лакоба Нестор Аполлонович (1893–1936) – абхазский большевик, член Коммунистической партии с 1912 года. Родился в крестьянской семье. Во время правления меньшевиков в Грузии руководил нелегальными большевистскими организациями. С марта 1921 – заместитель председателя Революционного комитета Абхазии, с февраля 1922 – председатель Совнаркома Абхазской ССР в 1930–1936 председатель Центрального исполнительного комитета Абхазской АССР.

5 Известный абхазский поэт Мушни Ласурия.

6 Мераб Костава – один из руководителей национально ориентированного диссидентского движения в Грузии в 1970-1980-х гг.

7 Звиад Гамсахурдиа (1939–1993) – в 1970-е гг. – один из лидеров грузинского диссидентского движения. Сын известного грузинского писателя Константина Гамсахурдиа. С 1962 на преподавательской и научной работе. В 70-80-х гг. подвергался репрессиям за правозащитную деятельность. С 1990 – председатель Верховного Совета Грузинской ССР, с 1991 – президент Грузии. В январе 1992 отстранен от власти в результате вооруженных выступлений оппозиции. Бежал из страны сначала в Армению, затем в Чечню. Скончался и похоронен в Грозном.

8 Общество Ильи Чавчавадзе – грузинская организация национально-демократической ориентации. Создано в 1987 году представителями грузинской интеллигенции и диссидентского движения.

9 Константин Озган – в 1989 г. председатель Верховного Совета Абхазии, ранее – 1-й секретарь Гудаутского райкома. Поддерживал абхазское национальное движение и в должности председателя Верховного Совета вызывал резко негативное отношение со стороны депутатов-грузин.

10 Имеется в виду ЦИК Закавказской Советской Федеративной Социалистической Республики.

11 Ардзинба Владислав Григорьевич (р. 1945) – председатель Верховного Совета Абхазии (1990–1996), президент Абхазии (1996–2004). Специалист по древней истории Малой Азии, доктор исторических наук. Перед избранием председателем Верховного Совета возглавлял абхазский Институт языка, литературы и истории.

12 «Мхедриони» – грузинское военизированное формирование, созданное Джабой Иоселиани в 1990 г. Активно участвовало в свержении Звиада Гамсахурдиа, а также в грузино-абхазской войне 1992–1993 гг.

13 Примерная численность абхазов на территории Абхазии в 1992 г.


(Перепечатывается с сайта: http://www.lib.rus.ec.)



Некоммерческое распространение материалов приветствуется;
при перепечатке и цитировании текстов
указывайте, пожалуйста, источник:
Абхазская интернет-библиотека, с гиперссылкой.

© Дизайн и оформление сайта – Алексей&Галина (Apsnyteka)

Яндекс.Метрика