Анас Кишмария

Об авторе

Кишмария Анас Руслановна
Род. 19.09.1987.
В 2002 году окончила Сухумскую среднюю школу № 2. С 2003 по 2008 год училась в Санкт-Петербургском государственном университете на факультете психологии, кафедра политической психологии. С сентября 2008 года по настоящее время - преподаватель Абхазского государственного университета педагогического факультета кафедры педагогики и психологии. Замужем, мать двоих детей.
Контакты: e-mail: anas2004 [at] mail.ru





Анас Кишмария

Психолого-политические проблемы межэтнических конфликтов на постсоветском пространстве

Кафедра политической психологии
Специализация:
Политическая психология
Год окончания: 2008

Научный руководитель:
Конфисахор А.Г., кандидат психологических наук, доцент

Гипотеза

В основе межнациональных конфликтов лежат не только военные, территориальные, экономические проблемы, но и психологические факторы определяемые установками и стереотипами в восприятии представителей других национальностей.

Основные понятия

Грузино-осетинский,грузино-абхазский конфликты

План исследования

Беседа состояла из двух блоков вопросов, разделенных тематически. Первая часть была сфокусирована на определении нужд и потребностей респондентов, их отношении к народной дипломатии, а так же выявлении их представлений о перспективах урегулирования грузино-абхазского конфликта. Вторая, основная часть, была посвящена тому, как, в случае политического урегулирования конфликта, участники представляют себе решение проблемы беженцев и каково их отношение к грузинскому населению, проживающему сегодня в Абхазии. На первую часть дискуссии отводилось от 20% до 30% времени, на основную часть – от 80% до 70%. Главной задачей исследования являлось выявление мнения респондентов (на данном этапе людей одного социального уровня) относительно возможных решений проблемы беженцев.

Выборка

1. Мужские группы. Ткуарчалская группа подбиралась из бывших участников боевых действий. В послевоенный период все реинтегрированы в общественную жизнь, обладают одинаковым социальным уровнем и среднедостаточным материальным положением. Образование – высшее и среднетехническое. Специальности: работники культуры, бизнесмен, журналист, педагог, инженер. Все 6 участников – абхазы. Половина из них имеют семьи, другая половина не женаты. Возраст от 30 до 40 лет. Афонская группа – 7 человек, из них: 6 экс - комбатантов в возрасте от 30 до 40 лет, 1 молодой человек 22 лет, не принимавший участия в боевых действиях. 4 из участников не женаты.

2. Женские группы. Участницы данных групп проживали в Абхазии, как до войны, так и весь послевоенный период, члены их семей принимали непосредственное участие в боевых действиях. Группа учительниц характеризовалась тем, что ее участницы одинакового социального уровня и материального положения, а так же представляли все регионы Абхазии. все они являлись участницами одного обучающего семинара по навыкам разрешения и предотвращения конфликтов. Двое из них из смешанных семей (отец – абхаз, мать – грузинка), твое имеют детей, одна разведенная (муж и дети грузины), четверо не замужем. Возраст – от 28 до 48 лет. Вторая женская группа была представлена жительницами одного города. Одна участница не замужем, остальные замужем, имеют детей. Все имеют высшее образование, четверо работают, трое не работают еще с довоенного времени, двое представляют смешанные семьи. Возраст – от 35 до 50 лет.

3. Смешанная студенческая группа. Данную группу представляли 6 юношей и одна девушка, из них: шестеро абхазов и один русский. Один респондент – учащийся колледжа, остальные студенты АГУ. На данный момент все участники проживают в г. Сухум.

4. Смешанная группа лидеров НПО. Все восемь участников группы – жители г. Сухум, из них: 6 женщин, 2 мужчин экс - комбатантов, 1 инвалид войны, 4 женщины замужем, 1 несемейная; 7 абхазов, 1 русская; две женщины имеют смешанные семьи.

Для удобства описания приняты условные обозначения: У – учительская группа, Ж – группа женщин из Гудауты, Т – группа экс - комбатантов из Ткуарчала, А – группа из Нового Афона, Л – лидеры НПО, С – студенты.

Методики исследования

Кэмпбелл Л. Использование опытных групп при проведении; Богомолова Н.Н, Мельникова О.Т, Фоломеева Т.В. Фокус – группы как качественный метод в прикладных социально-психологических исследованиях. Практическое пособие по социальной психологии. Инструкция по проведению фокус – групп. М., Национальный демократический институт международных отношений, 1995.

Методы математической обработки

Результаты исследования

Вынужденные переселения населения в Абхазии имеют давнюю историю, однако наибольший интерес международного сообщества проявился к ним в связи с событиями абхазо-грузинской войны 1992-93 годов. На сегодняшний день отсутствует единое мнение относительно терминологии, описывающей недобровольную, вынужденную миграцию, различные формы перемещения населения на всем постсоветском пространстве. Поскольку события, происходящие на территории бывшего СССР, не всегда умещаются в рамки декларированных ООН положений о перемещенных лица, в мае 1996 г., была проведена ежегодная Региональная Конференция стран СНГ, направленная на решение проблем вынужденно перемещенных лиц в постсоветском пространстве. Хотя заключительный этап конференции приходится на 2000 г., до сих пор ведутся споры о терминологии, в то время как терминологические определения зачастую являются решающим моментом при рассмотрении вопросов миграционных процессов.5 Не смогли избежать подобных споров и в абхазо-грузинском переговорном процессе. Беженцы или внутренне перемещенные лица (ВПЛ)? Абхазы чаще всего называют грузинское население, покинувшее пределы Абхазии в период боевых действий и после, беженцами, подразумевая, что последние находятся на территории другого государства. Некоторые называют это население репатриантами, имея в виду то, что грузинское население вернулось на свою историческую родину. Первый блок вопросов был посвящен определению потребностей и нужд и выявлению отношения к процессу урегулирования конфликта. Многие участники фокус – групп уже в данной части беседы, так или иначе, упоминали и проблему беженцев. Специально же данному вопросу была посвящена вторая часть беседы. Следует отметить, что у участников не было четкого понимания того, кто является беженцем, а кто – перемещенным лицом. Не было также четкого мнения о том, кого можно считать военным преступником. В связи с этим возникал вопрос и о том, что определенные категории беженцев вообще не имеют права на возвращение. Несмотря на то, что у многих отсутствовало желание думать о беженцах как о проблеме, тем не менее, все, так или иначе, высказывали свои общие представления о беженцах и перспективах их возвращения. Спектр мнений о статусе беженца или перемещенного лица не значителен и дается здесь в порядке наиболее частого упоминания в различных группах. Наиболее жесткую точку зрения, не признающую сам факт существования проблемы беженцев, выразили студенты, мотивируя свою позицию тем, что данная группа населения находится в Грузии, т.е. на территории, которую они считают своей родиной.

Вывод

Опрос общественного мнения, выполненный методом фокусированной групповой дискуссии, дал возможность выявления общественного мнения в определенном социальном разрезе по проблеме беженцев и грузин, проживающих в Абхазии. Спектр представлений о статусе беженцев или перемещенных лиц незначителен. Часть респондентов отрицает применимость термина «беженец» к грузинскому населению, так же как грузины не являются, по их мнению, коренными жителями Абхазии. В результате конфликта они были вынуждены вернуться на свою историческую родину, и часть опрошенных воспринимает данный процесс как репатриацию. Другие респонденты считают проблему беженцев частью неразрешенного конфликта и объектом политического манипулирования. При этом практически все опрошенные выражали возмущение тем, что под беженцами всегда понимаю только грузинское население, в то время как существуют и представители других национальностей, вынужденно покинувшие пределы Абхазии в период боевых действий. Они также находятся в ожидании изменения политической и социально-экономической ситуации для возвращения и реинтеграции в общество. Не меше актуальной для опрошенных является и проблема репатриации потомков абхазов, насильственно переселенных в конце XIX века в Турцию и страны Ближнего Востока. Что касается грузинских беженцев, то были высказаны следующие идеи: возможно возвращение только тех, кто, например, находится за пределами Грузии, тех, кто жил в Абхазии до сталинских времен, и , главное, тех, кто не причастен к войне ни прямо, ни косвенно, членов смешенных семей, галцев. В качестве предварительного условия их возвращения называлось политическое урегулирование конфликта. Политическое урегулирование воспринимается респондентами как признание равноправия с Грузией и признания независимости Абхазии. Только после этого, по мнению респондентов, можно начинать поэтапное возвращение беженцев. Возвращение должно быть добровольным и происходить в соответствии с соглашениями, подписанными обеими сторонами. Возвращение беженцев будет возможно при условии, что они признают юрисдикцию Абхазии, примут абхазское гражданство и будут уважать законодательство Абхазии. Этот процесс должен происходить при условии соблюдения процедурных формальностей, связанных с регистрацией под жестким контролем. Отмечалось, что это процесс будет длительным. Респонденты назвали другие условия, необходимые для обеспечения процесса возвращения: решения проблемы безопасности и экономическое восстановление. Указывалось на необходимость создания равных прав и сбалансированного подхода со стороны международного сообщества к возвращающимся беженцам и принимающей стороне, как в плане политических прав, так и в отношении экономических возможностей. В основном, разговор шел о решении экономических проблем, в частности, проблем жилья. В преодолении разрухи и установлении экономической стабильности некоторые участники видят реальный выход из кризиса, когда конкуренция из этнополитической сферы перерастает экономическую. В связи с этим говорилось о необходимости принятия решения на межправительственном уровне о предварительной компенсации ущерба, нанесенного войной. В качестве опасений, которые могут испытывать беженцы при принятии решений о возвращении, участники называли страх, связанный с отсутствием условий безопасности, возможностью возобновления военных действий. Немалую роль в поддержании этих опасений играют отсутствие достоверной информации о реальной ситуации в Абхазии, грузинская пропаганда, а также естественная тревога самих беженцев из-за чувства вины и моральной ответственности за случившееся в период войны. Опасения же абхазов в первую очередь связаны с возможностью возобновления войны в случае массового возвращения беженцев. Тревогу вызывает и перспектива резкого изменения демографической ситуации. Вопрос возвращения беженцев многие связывают с общей ситуацией, когда представители двух конфликтующих сторон не доверяют друг другу. Тем не менее, часть респондентов считает возможным сосуществование абхазов и грузин в случае их мирного возвращения. Участники опроса постарше, считают, что, при соблюдении указанных выше условий, предваряющих возвращение, необходимо способствовать развитию нормальных взаимоотношений с теми, кто сможет вернуться, делая акцент на молодежь. По мнению респондентов, проблемы безопасности должны решать в первую очередь представители государственных структур. Поэтому необходимо совершенствование местных правоохранительных органов для поддержании стабильной ситуации после возвращения. Однако в связи с неуверенностью в эффективности правоохранительных органов многие возлагают надежды только на свою личную инициативу. Те участники, которые вообще не допускали возможность возвращения грузинских беженцев, мотивировали это возможностью мирного сосуществования, попираясь при этом на опыт прошлых лет, психологическую несовместимость, опасения, связанные с возможной ассимиляцией, и т.п. Они допускают возможность решения проблемы возвращения по истечении определенного времени, чаще всего назывался отрезок в 40 лет. Все участники понимали, что будущее процесса возвращения и реинтеграции беженцев в абхазское сообщество зависит от того, как сложатся отношения между грузинами проживающими сегодня в Абхазии, и остальным населением, в частности с абхазами. Обсуждение данного вопроса неизбежно возвращало разговор к галскому региону, так он является определяющим в развитии дальнейших взаимоотношений двух народов. В связи с нерешенностью многих политических проблем, по поводу двойного гражданства участники высказывались осторожно. Большинство признавало безоговорочное право на двойное гражданство для представителей абхазской диаспоры. Некоторые допускают предоставление такого права и грузинам, в случае признания ими абхазского государства. Один из участников, наоборот, считает, что принятие абхазского гражданства грузинами автоматически означает признание ими абхазского государства. Таким образов, опрос показал, что проблема возвращения грузинских беженцев воспринимается респондентами достаточно остро. Участники опроса допускают возможность возвращения при выполнении предварительных условий, которые могут послужить, с их точки зрения, гарантией безопасности, как для принимающего населения, так и для самих возвращающихся. Основным таким условием является, по мнению большинства, политическое урегулирование конфликта.

Аннотация

Психологические аспекты решения замороженных конфликтов на постсоветском пространстве.

Рассмотрение конфликтов, варианты и пути урегулирования

Для исследования общественного мнения по проблеме беженцев было выбрано групповое фокусированное интервью, проходившее в форме групповой дискуссии.4 Каждая беседа проводилась в течении 2-2,5 часов и, по договоренности с респондентами, записывалась на диктофон.
На примерах конфликтов в бывшей Грузинской СССР, поставленная гипотеза подтверждается. И в конфликте с Южной Осетией, и в конфликте с Абхазией основную роль сыграл ни военный, ни территориальный, ни экономический, а именно психологический фактор.

Список литературы

   1. Аспекты грузино-абхазского конфликта. Сборник I; Ирвайн 1998г
   2. Аспекты грузино-абхазского конфликта. сборник I I; Ирвайн 1999г
   3. Аспекты грузино-абхазского конфликта. сборник I I I; Ирвайн 2000г
   4. Аспекты грузино-абхазского конфликта. сборник IV; Ирвайн 2000г
   5. Аспекты грузино-абхазского конфликта. сборник V; Ирвайн 2005г
   6. Белая книга Абхазии. Документы, материалы; Берн Э. «Игры, в которые играют люди» Лениздат 1992г
   7. Богомолова Н.Н, Мельникова О.Т, Фоломеева Т.В. Фокус – группы как качественный метод в прикладных социально-психологических исследованиях. Практическое пособие по социальной психологии
   8. Буторина Е.В. О некоторых причинах обострения межнациональных отношений в СНГ. Омск, 1994,
   9. Бутузов В.Ю. « Политическая психология этнических отношений» СПб 2004
  10. Гришина Н. В. «Психология конфликта» издательство Питер 2007
  11. Грунин В.Ф. Абхазия: цена независимости.
  12. Действующее международное право. В трех томах. Том второй. Москва. 1997
  13. Зверев А. Этнические конфликты на Кавказе, 1988-1994. //Спорные границы на Кавказе. Москва 1996г
  14. Здравомыслов А.Г. «Социология конфликта» М; 1994г
  15. Информационно-аналитическая записка «О некоторых угрозах безопасности России, связанных с грузино-абхазским конфликтом, и мерах по их нейтрализации». Комитет по безопасности Государственной Думы РФ
  16. Искандер Ф., Бгажба О., Лакоба С., Абин Н, Баранюк А. «Мое сердце в горах». Йошкар-Ола. 2001г.
  17. Конфисахор А.Г. «Системные описания в психологии» СПбГУ 2004г
  18. Конфликты в Абхазии и Южной Осетии: документы, 1989-2006 гг. / МГИМО(У) МИД России,
  19. Кэмпбелл Л. Использование опытных групп при проведении исследований в России. М., Национальный демократический институт международных отношений, 1995
  20. Протокол встречи грузинской и абхазской сторон по вопросу стабилизации ситуации в Кодорском ущелье. Чубурхинджи. Галский район Республики Абхазия. 2002.
  21. Региональные конфликты в Грузии - Юго-осетинская автономная область, абхазская АССР (1989-2001). Сборник политико-правовых актов. Тбилиси. 2002.
  22. Тархан-Моурави Г. Грузино-абхазский конфликт в региональном контексте. //Грузины и Абхазы путь к примирению. Москва. 1998.
  23. Фельдман М.Д. «Политология конфликта» М; 1998г.
  24. Шамба С.М. К вопросу о правовом, историческом и моральном обосновании права Абхазии на независимость // Национальные интересы. М., 2000. №1.
  25. Шамба С. М. Переговорный процесс: надежды и разочарования. В кн.: «Абхазия – Грузия Препятствия на пути к миру» Сухум, 2000 г.
  26. Хаиндрава И. Конфликт в Абхазии и возможный путь его урегулирования. М., «Весь мир», 1999
  27. Юрьев А.И. «Введение в политическую психологию» СПбГУ 1992г.
  28. Южная Осетия глазами журналистов (1991-1992). Цхинвал. 2001 г.
  29. http://osgenocide.ru/
  30. http://www.viu-online.ru/science/publ/bulleten19/page2.html
  31. http://www.rusidea.ru/?part=64&id=390
  32. http://planetadisser.com/see/dis_140907.html

-------------------------------------

(Перепечатывается с сайта: http://www.psydiplom.ru.)



Некоммерческое распространение материалов приветствуется;
при перепечатке и цитировании текстов
указывайте, пожалуйста, источник:
Абхазская интернет-библиотека, с гиперссылкой.

© Дизайн и оформление сайта – Алексей&Галина (Apsnyteka)

Яндекс.Метрика