Владимир Делба

(Источник фото: https://www.facebook.com/vdelba.)

Об авторе

Делба Владимир Михайлович
(род. 24 мая 1946 г., Сухуми, Абхазская АССР)
По образованию – художник. Графические работы публиковались в газетах «Советская Абхазия», «Апсны Капш», в журналах «Амцабз», «Алашара», начиная с 1965 года. В течение многих лет оформлял обложки журнала «Амцабз» и книги издательства «Алашара». Автор портрета первого абхазского ученого – С. Званба, изображенного на почтовой марке:
С. Званба. Марка
Принимал участие во многих выставках Союза художников Абхазии в Сухуме, Москве, так же в различных международных выставках. Член Союза художников СССР, Союза художников Абхазии, Международной федерации художников ЮНЕСКО. В Москве, являясь членом объединенного комитета художников-графиков, сотрудничал в качестве иллюстратора в ряде книжных издательств и в СМИ, в том числе – «Литературная газета», журналы – «Пионер», «Смена», «Советский экран», «Работница», «Крестьянка», «Soviet Land» и др. Иллюстрировал произведения известных литераторов: в том числе – Е.Евтушенко, Э. Межелайтиса, Э.Басария. В настоящее время публикуется, в качестве литератора: прозаика, поэта, эссеиста, в различных СМИ Абхазии, Москвы, США. Член Ассоциации писателей Абхазии, Союза литераторов России, Союза писателей ХХI века. Автор четырех книг. В 2012 году в Москве издан сборник рассказов – «Сухумский стереоскоп». В 2013 году в Москве издана книга «Амра, галеон юности моей». В 2014 году, в серии «Визитная карточка литератора» издан сборник «Тетрис: синестезия в стиле стакатто-джаз». В 2015 году в Москве издана книга «Апсны, обитель души моей» Рассказывает в своих книгах об Абхазии, ее истории, традициях, людях, тем самым популяризируя Республику в России и за рубежом. Книги презентованы в Сухуме и Москве. Материалы об авторе, о презентациях, а также отзывы и рецензии опубликованы в СМИ Абхазии, Москвы, на телеканалах АГТРК, АБАЗА ТВ, «Диалог» ТВ. Дипломант 26-й Московской международной книжной выставки-ярмарки 2013 г. Государственный стипендиат 2014 г. в номинации «Выдающийся деятель культуры и искусства России». Лауреат Международного конкурса «Живая связь времен», 2014 года. Первое место за книгу – «Амра, галеон юности моей» в Номинации «Творческий поиск». В сентябре 2015 года Указом Президента Республики Абхазия награжден грамотой, в том числе за содействие расширению культурных связей между Республикой Абхазия и Российской Федерацией. 1 марта 2016 года подведены итоги Конкурса Премии «Писатель ХХI века». Владимиру Делба был вручен диплом жюри как автору, вошедшему в «Шорт-лист» Премии. 3 марта 2016 года в «Литературной газете» опубликован «Лонг-лист» Премии им. А. Дельвига, где также присутствует фамилия Владимира Делба.





Владимир Делба

Прогулки с Мастером по Набережной Махаджиров

Геннадий Лакоба
Геннадий Лакоба

Встреча назначена на шесть вечера.
Самое комфортное время, на мой взгляд, для прогулки по Сухумской набережной, в конце сентября.
Вечереет, тени становятся длиннее, каждый предмет в поле зрения приобретает объемность, воздух прозрачен, ласков, пропитан пряными запахами деревьев и цветов, неуловимым ароматом спокойного, ленивого моря.
Прекрасная пора - лето начинает тянуть с уходом, щедро выкладывая из стратегической своей “заначки” все прелести “бархатного” сезона; солнечные, но нежаркие дни, удивительную по красоте синеву морской воды, живописные горы фруктов на прилавках, и живописные темно-зеленые горы на втором плане, как на заднике сцены.
Ритм жизни уютного курортного городка, и так неспешный, резко замедляется. Наступает время поэтов, философов и пенсионеров.

Встречаемся мы у развалин старой крепости, взорванной когда-то, в начале шестидесятых, по решению обкома партии, дабы выстроить на обломках очередной ресторан.
Там же, в крохотном кафе, выпиваем по чашке крепчайшего ароматного кофе, и не торопясь, начинаем движение в пространстве и времени, по набережной.
Город вокруг нас, НАШ город, как раз он и требует присутствия в нашей прогулке этого второго, временного измерения.
Напряженный, драматический период в многострадальной, древней истории страны. Именно сейчас, после войны и длительной блокады, когда нужно было просто выживать, не думая больше ни о чем. В том числе об архитектурном облике городов. Именно сейчас, когда выстраданная, оплаченная кровью свобода страны стала реальностью. Именно сейчас, когда Республика собирается в кулак, дабы сделать рывок в Будущее, ясно, как никогда, высвечивается весь узел сложных, противоречивых, но реальных проблем и задач.
Нельзя вычленить и выделить из этого узла проблемы важные, срочные, самые главные и так далее. Ибо не может быть экономического благосостояния без достойного образования и современной медицины, как нет будущего с умирающим языком, потерей нравственности, забвением традиций, увяданием культуры.
Как раз о культуре, а правильнее, об искусстве, мы и начинаем свой, неспешный, в начале, разговор.

Мой собеседник, скульптор Геннадий Лакоба, человек поколения, следующего вплотную за моим, хорошо помнит довоенное время. Знает очень разных людей, художников, с упоением творивших, одаривавших окружающих энергией добра и счастья, равно как и интриганов, приспособленцев, широко шагавших по чужим головам к собственной цели..
Ну что же, в конечном итоге, любое корпоративное сообщество является всего лишь моделью системы глобального мироустройства, с теми же референциями и с теми же изъянами.

Небольшая разница в возрасте дает моей памяти преимущество, некоторую “фору”.
Например, я хорошо помню, с момента поступления в художественную школу, и повышенного с тех пор интереса к изобразительному искусству, многих художников старшего поколения.
Середина пятидесятых. Союз художников Абхазии. Главенство идеологии. Метод Социалистического Реализма - единственно допустимый. Выпадает из Метода лишь Варвара Бубнова, гений, заброшенный судьбой из дореволюционного Петербурга, через Страну Восходящего Солнца, в крохотную советскую республику. Бубнову поклевывают, но терпят. Только ее.
Извлекаю из памяти и другие имена, сознательно не влезая в архивы. Склоняю голову в надежде на прощение, если кого не вспомнил.
Художники разные - живописцы, графики, скульпторы; В.Бернадин, Б.Бобырь, О.Брендель, Б.Гогоберидзе, В.Европина, В.Контарев, Ч.Гоноболин, Ч.Кукуладзе, М.Месхи, С.Размадзе, Г.Рухадзе, Н.Табукашвили, И.Цомая, В.Щеглов.
Ни одной абхазской фамилии.
Ни на что не намекаю, не акцентирую внимание. Поверь, Гена, простая констатация факта.
( Уже много лет, как я с Геннадием на Ты).

Но семена посеяны, прорастают себе потихоньку.

И вот оно: Время, Вперед! Прямо десант какой-то молодых, с академическим образованием, талантливых, заряженных творчеством людей! Именно тогда, в начале шестидесятых входят, нет, скорее, врываются в слегка затхлую атмосферу Союза художников, в искусство Абхазии, в ее культуру, новые имена.
Прекрасные живописцы - Хута Авидзба, Сергей Габелия, Илья Шенгелая, скульпторы – Марина Эшба, Стасик Иванба, Юрий Чкадуа, графики - Тариэл Ампар, Петр Цквитария. Этим молодым, в то время, творцам суждено было обогатить искусство Абхазии, придать ему мощный эмоциональный импульс.
Процесс был запущен! И стали “подтягиваться” другие, помоложе, но такие же талантливые и неравнодушные. Всех не перечесть. Зоя Джинджолия, Сергей Цвижба, Женя Котляров, Венера Гагулия, Гиви Нармания, Ляля и Славик Хурхумал, Валерий Аркания, Виталий Лакрба, Василий Мхонжиа, незабвенный Валерий Гамгия...

Геннадий Лакоба окончил Академию, если мне не изменяет память, в середине семидесятых. Я тогда жил в Москве, но регулярно приезжал на Родину, участвовал в выставках, оформлял журнал “Амцабз”, в общем, был в курсе дел. Когда, Гена? В 1974 году?
Значит, с памятью все в порядке. И потом, я ведь не твой биограф, не журналист, тем более не искусствовед, я поклонник твоего Творчества, человек, который очень хотел бы считаться твоим другом, и с удовольствием прогуливающийся сейчас с тобой по набережной и по “волнам времени”, от старой крепости в направлении Красного моста.
Поэтому мне простительны мелкие неточности в моих воспоминаниях.

Есть логика в маршруте нашей прогулки и есть логика в моих сегодняшних размышлениях, тем более, что короткий, по сути, маршрут ограничивает нас во времени и диктует некую оптимизацию, временные границы тех самых, высказываемых вслух, мыслей.

О твоем творчестве, Гена, многое написано. Ты известный художник, Мастер, и исследование твоего творчества - удел профессионалов. Для меня же сегодня важны мои субъективные эмоции, степень и сила воздействия твоих произведений конкретно на меня.
О ранних твоих работах. Я помню небольшие скульптуры, удивительно пластичные и, независимо от тематики, очень лиричные. Некий столичный искусствовед, рассуждая на вернисаже, в том числе, о твоих работах, с умным видом утверждал - “абхазские скульпторы находятся под влиянием своих грузинских наставников, а грузинская скульптура плакатна, в ней нет глубины”.
В данном случае утверждение - “под влиянием” - меня не смущает, ибо Наставники были выдающимися творцами, но горе-специалист не увидел главного; не “плакатная”, а, на мой взгляд, “романтическая”, как раз очень глубокая, и, одновременно высокая, в смысле уровня заложенного заряда философии нравственности и языка пластики, национальная “школа” скульптуры.

От работы к работе скульптор Геннадий Лакоба рос, как художник. Но Мастером ему еще предстояло стать.

Эмоциональный фон прогулки и тональность беседы, заданная нами самими, провоцирует меня на некоторые вольности.

В частности, я перескакиваю через десятилетия, не объясняя причин.
Трагические события начала девяностых режут по живому жизнь Республики. Кровавый след уже не фигура речи. Горят здания институтов, архивов, художественных галерей. Война раскидывает людей по свету.

Наступает век информатики, век Его Величества Интернета!

Геннадий Лакоба давно уже Мастер, живет в Белоруссии, Творит в полную силу, выставляется в Европе. Произведения Мастера разлетелись по миру, осели во многих музеях и частных коллекциях на всех континентах.
Много изобразительного материала в Сети, но Сеть не дает живого общения с произведениями искусства и я сознательно не злоупотреблял возможностями И-нета, надеясь, в конце концов, увидеть твои работы, Гена, “вживую”.

И вот долгожданная выставка в Абхазии!
Знаешь, Гена, для меня это был шок! Я ожидал, что увижу, спустя много лет, работы известного скульптора, Мастера, совсем другого, зрелого уровня, другой эмоциональной окраски, возможно, другой философии творчества, но только скульптуры!!!
Нет, нет, Гена, не смотри на меня с удивлением, скульптуры меня не разочаровали, совсем наоборот, я получил то, чего ждал, восторг и счастье от прикосновения, порой в прямом смысле слова, к шедеврам пластики (да простится мне моя восторженность)!
Но ведь я говорю о шоке! Так вот, ШОК - это твои гобелены!
Здесь я сажусь, как говориться, на своего “конька”, ведь, согласно диплому, моя специальность и есть - ручное ковроткачество, гобелен. Поэтому, я могу рассуждать на эту тему достаточно профессионально.

Так что меня поразило?
Начнем с того, что твои гобелены необычайно красивы! Их декоративность дает право на экспозицию, на полноценную жизнь, практически, в любом интерьере. Понятие - декоративность- не мешает понятию - монументальность - наоборот, оба признака работают с равной силой! Сюжеты метафоричны, но несут в себе сложную философскую нагрузку. При этом ты смело и виртуозно обращаешься с цветом, порой доводя гобелены до эмоционального цветового драматизма.
И, пожалуй - главное. Так сложилось изначально, что, изображая одно и тоже, скульптор, живописец и прикладник видят и, соответственно, изображают увиденное, по разному. Считается, к примеру, когда скульптор рисует или лепит портрет человека анфас, он “видит” и его затылок.
Изобразительный язык же гобелена, в отличии и от живописи и тем более, от скульптуры, предполагает декоративное плоскостное решение. как бы в одном измерении, причем в нем должны работать и объемы и перспектива.
Нелегкая задача, но, извините, таковы законы жанра.
Этот язык присутствует в работах всех серьезных мастеров от эпохи зарождения технологии производства гобеленов и шпалер, через его расцвет в средние века до наших дней. Посмотрите двадцатый век, художников, к примеру, Чехии или француза Люрса.
Но мастера гобелена шли к высотам мастерства, десятилетиями, постигая язык декоративного решения, внося изменения в технологию, экспериментируя.
Геннадий Лакоба же, используя новый для себя, казалось бы материал, стал Создавать композиции из шерстяных нитей, да так, как будто родился, зная в совершенстве декоративный язык гобелена и все тонкости технологии!

Твоя живопись, Гена, так же заслуживает отдельного, серьезного, разговора!
И здесь, естественно, рука Мастера! И такое же мощное эмоциональное воздействие!
Но я позволяю себе оставить твою живопись для исследования искусствоведов, отмечая лишь ее, безусловно, высочайший уровень.

Учитывая, что мы достигли, гуляя, самой важной точки маршрута, для меня, по крайней мере.

Памятник махаджирам. Памятник трагедии маленького народа, вселенской трагедии для абхазов.
Памятник, задуманный тобой много лет назад, не дававший покоя твоей душе, выстраданный памятник.
Установленный на набережной Махаджиров совсем недавно, после выигранного тобой, Гена, конкурса проектов.
Памятник, споры вокруг которого не утихают с момента его открытия.

Памятник махаджирам. Автор скульптуры - Геннадий Лакоба

Памятник махаджирам (вблизи)

Я уже побывал здесь, у меня сложилось свое мнение и я очень хочу озвучить его, поделиться с автором, ибо нет мне покоя те несколько дней, прошедших с момента “прикосновения”, с момента, когда на набережной осталась часть и моей души. (Да проститься мне моя восторженность и патетизм).

Я, априори, предвижу возможный упрек, что конечно, мол, распинается рассказчик в любви к Мастеру и что, ждать от него критики?

Но ведь значение скульптуры, конкретно ЭТОГО Памятника, и его воздействие на людей гораздо важнее и выше личных симпатий и антипатий.
И потом, каждое мнение всегда субъективно, неважно, мнение ли это профессионала или рядового, неподготовленного зрителя.
Скульптура, установленная в экстерьере, в природной среде, предпола-гающая круговой обзор, должна “работать”, восприниматься одинаково комфортно, полно, со всех сторон.
Она и работает, однако, каждый человек ищет для себя наиболее оптимальный сектор обозрения и это аксиома. Я определил для себя такую точку.
Для меня взгляд со стороны моря дает возможность максимально прочувствовать трагизм, заложенный в пластике, в языке изображения, выбранного Геннадием, когда полностью просматривается падающая фигура всадника, как бы выбитого из седла, а вскинутая голова животного только усиливает воздействие на зрителя, и так доведенное до эмоционального пика.

Мне приходилось слышать мнение, что скульптурная группа, созданная Г.Лакоба, хоть и хороша, красива сама по себе, но на памятник не тянет, ибо непонятна идея Автора, при чем, мол, здесь лошадь с обрубленными конечностями и всадник какой-то странный, в непривычной одежде, ну и так далее и тому подобное…

Но ведь это сердце, душа, нервы, эмоции Художника, сплетенные временем в тугой узел, выстраданные им и воплощенные, в конце концов, в АЛЛЕГОРИЧЕСКИХ образах Абхазской народной трагедии, в метафорах, свойственных творчеству Геннадия!
Ведь Конь для абхаза - это не просто животное, это даже не только Верный Преданный Друг, порою более близкий, чем иные друзья и родственники, надежный спутник и в охоте и в ратном деле.
Это целая Вселенная, это Образ любви, мужества, жертвенности, преданности, Веры, если хотите и Образ Родины!

И как раз обрубленные конечности, на мой взгляд, это обрубленные врагами плоть и жилы народа, через которые Земля Предков, Родина, подпитывала чад любимых живительными соками гор, лесов, вод своих, без которых им смерть на чужбине… И принимали они, в большинстве своем, смерть на чужбине, изгнанные, но не смирившиеся!!!
И Всадник, держащийся изо всех сил, но сраженный пулей, прилетевшей как раз оттуда, где горы, леса и реки… где Родина…

Я уже не говорю о том, что такое, смелое, образное решение обеспечивает эмоциональный и композиционный лаконизм скульптурной группе.

Памятник, его энергетика, наполнены трагизмом, но не безысходностью. И как живое существо, Скакун, израненный, лишенный части плоти, истекающий кровью, но не павший, и как Аллегория, Образ Матери-Родины, теряющей детей своих, но Возрожденной впоследствии!
И невольно веришь, что не убит сраженный наездник, Всадник, что только ранен он, что найдет силы погруженная в Землю мускулистая рука , оттолкнется он и удержится в седле! И выстоит в этой битве Народ!

В конце концов, МЫ, такие разные, брюнеты и рыжеволосые, высокие и не очень, образованные, умные, мягкие и грубые, веселые и унылые, творцы и лентяи, Герои и невзрачные “серые мышки”, все МЫ, Народ, и являемся подтверждением Возрождения, ибо МЫ сегодня ЕСТЬ, Мы реально существуем, МЫ Свободны и устремлены в Будущее!

Знаешь, Гена, даже закружилась немного голова от нахлынувших эмоций. Ты молчишь, а, если считать это согласием, хотя бы в целом, в основном, с моей логикой, то значит я не зря втянул тебя в водоворот своих рассуждений, разбередил твою душу. Но ведь и привел я тебя сюда не для комплиментов, ты в них не нуждаешься, а чтобы высказаться, излить душу, в конце концов.

И чтобы закрыть для себя, сегодня, эту тему, добавлю; таким серьезным произведениям, как твой Памятник, необходимо время. Скульптура должна сжиться с окружающим ландшафтом, прорости в него, стать частью природы, городского пейзажа, войти в сознание и души горожан и поселиться там навечно.
Так было, к примеру, с Памятником Дмитрию Гулиа, созданному Стасиком Иванба. Великолепная, на мой взгляд, скульптура, когда автору удалось языком необычно красивой, поэтичной пластики соединить идею монумента, установ-ленного на месте упокоения Просветителя, с достоинствами парковой скульптуры. Решение было непривычным и вызвало, на первых порах, непонимание и даже оттор-жение у части горожан. Время расставило все по своим местам.

А сейчас, чтобы успокоиться, мне нужна еще, хотя бы одна чашечка кофе.

Так сложилось, что говорю все время я. Наверное, я тебя сегодня утомил, но уверен, прогулка была не просто приятной, но и крайне продуктивной.
И сейчас, сидя за чашкой кофе “у Акопа”, я хотел бы подытожить наш разговор.
Конечно, многих тем, волнующих нас обоих, мы не коснулись. Мы очень бы хотели порассуждать об архитектурном облике города, об изменениях желаемых и возможных, о направлениях, по которым город будет развиваться, пофантазировать о нашем Городе Будущего…

Когда-нибудь у нас обязательно появится возможность так же прогуляться по Городу, как и сегодня. Возможно, мы пойдем другим маршрутом, но за темами для дружеских бесед дело не станет.

А пока кофе не снимает возбуждения, и я продолжаю рассуждать - искусство Абхазии, на мой взгляд, ЖИВО и активно развивается. Более того, последние годы - это рывок какой-то, направленный, созидающий взрыв!

Кто-то из коллег ушел из жизни, Вечная им Память!

Художники Абхазии в своем творчестве, на мой взгляд, всегда тяготели к аллегоричности, декоративности и поэтизации изображаемого, будь то сложные историко-героические композиции, портреты или пейзажи. И все, как правило, прекрасно работали с цветом. Причем, не только живописцы, но и графики. Стоит только вспомнить уникальные стенные росписи, созданные Валерием Гамгиа и Тариэлом Ампар.
Сейчас же, когда нет идеологического прессинга советских времен, продук-тивно творят художники всех поколений, и те, кто живет в Абхазии и те, кого судьба раскидала по свету. Продолжает радовать старшее поколение - Хута Авидзба, Сергей Цвижба, Венера Гагулиа, Зоя Аджинджал, Стасик Иванба, Ляля Хурхумал.
Художники помоложе - Адгур Дзидзария, Костя Инал-ипа, со своими сложными, сдержанными философскими работами, Алексей Шервашидзе, Ахра Аджинджал, Александр Бояджан, Лаша Габелия, Нугзар Логуа с немыслимо буйными и одновременно красивыми цветовыми композициями высочайшего художественного уровня. Диана Воуба, которой одинаково удаются психологические портреты, пейзажные полотна и “беспредметные” картины, безупречные по цвету, насыщенные воистину космической энергетикой. Мария Пилия, чья живопись мягка и лирична, Галина Атейба и Лилия Арутюнова, с пронзительно правдивыми, “душевными” натюрмортами. Универсальный Архип Лабахуа, автор жестких, строго выверенных работ полиграфического дизайна и одновременно трогательных скульптур, “очеловечивающих” городской пейзаж Сухума.
И, совершенно новое явление - дизайн одежды как Высокое Искусство!
Я не силен в теории конструирования, но цветовые решения в Творениях Эльвиры Арсалия!!! Это высочайший уровень владения цветом, волшебство какое-то, на мой взгляд!
Успешно представляет свои оригинальные коллекции, причем на дефиле международного уровня, дизайнер Русудан Кобякова.
Возродить былые традиции абхазских мастеров-оружейников, когда за уникально изготовленными кинжалами и саблями ездили не только в Кубачи, а и к нам, в Абхазию, взялся Теймураз Дзидзария. Ты, Гена, знаешь, каково работать с металлом, когда нужно создать ювелирный шедевр из кинжала или охотничьего ножа, сохранив все изначальные качества клинка. Теймураз делает это мастерски!

В Москве творят - живописец с мировым именем, Александр Лозовой, скульптор-портретист, преподаватель МАРХИ, Вячеслав Гоноболин, сын легендарного сухумского скульптора Чарльза Гоноболина, работавшего с любым материалом, от воска до бронзы, от глины до мрамора. Создает свои изысканные графические листы профессор Рауф Барциц, проектирует уникальные экспозиции дизайнер Владимир Войцеховский, сын абхазского живописца Ольги Брендель, так же радующий, порой, друзей, жизнерадостными живописными пейзажами и классными, необычно лиричными линогравюрами.
И рисует, в далеком Мюнхене, сухумские цветочные вазоны на своих меланхолических, порой, полотнах, сухумчанин Владимир Шенгелая.

Невозможно, Гена, вспомнить и назвать сейчас всех художников Абхазии, но и тебе и мне известны их имена.

Не знаю, согласишься ли ты, но я подметил одну особенность; в творчестве художников Абхазии очень редко звучит тема Войны. И это не признак “короткой” памяти, к событиям и Героям Отечественной Войны в Абхазии трепетное отношение! Скорее, Творчество, для художников - это жизнеутверждающий вектор, устремленный в Будущее!

И Слава Богу, что рухнули всяческие “железные” занавеси и границы стали понятием условным. Работы многих художников Абхазии, как и твои, выставлялись на разных континентах, вывешены в музеях и в частных коллекциях многих стран. Спасибо пропагандистам искусства Абхазии, таким как Шазина Агрба, Иван Павлович Кардашиди, Эвелина Янулиди!

Ну вот Гена, пора прощаться, уже, незаметно, стемнело. Ты поглядываешь на часы.
Мы обнимаемся, и мои ладони…прикасаются к моим же плечам.

Наша прогулка, Гена, была виртуальной, ведь ты в это время был в Польше или в Германии. Но разве кто-то сможет убедить меня в том, что мы не гуляли с тобой по набережной Махаджиров в тот теплый Сухумский вечер, в конце сентября 2012 года, и не обсуждали, столь эмоционально, волновавшие нас вопросы, пусть и на энергетическом уровне!

И, да, поздравляю тебя от всей души!

Весной 2012 года абхазский Художник Геннадий Лакоба избран членом Российской Академии Художеств!


(Материал предоставлен автором.)
(Источник фото: http://forum-abkhazia.ru/.)



Некоммерческое распространение материалов приветствуется;
при перепечатке и цитировании текстов
указывайте, пожалуйста, источник:
Абхазская интернет-библиотека, с гиперссылкой.

© Дизайн и оформление сайта – Алексей&Галина (Apsnyteka)

Яндекс.Метрика