Об авторе

Пачулия Лейла Саматреловна
Журналист. Окончила московский Литинститут им. Горького (1989), специальность: художественный перевод. Зав. отделом культуры и науки газеты "Республика Абхазия" (г. Сухум).





Лейла Пачулия

Избранные статьи:


Поэт, тележурналист, государственный деятель

Владимир Зантариа, ныне вице-премьер РА, интересный и неординарный человек. Его знают многие и многие в Абхазии, знают и за ее пределами. Поэт, тележурналист, общественный деятель, автор ряда поэтических сборников, статей, телевизионных документальных очерков и фильмов, он снискал уважение в кругу своих коллег и в народе. Кроме того, это хороший человек, неравнодушный к чужой боли. Вспоминается, как однажды к нему на прием пришла молодая женщина, бывшая санинструктором в дни Отечественной войны в Абхазии, расстроенная тем, что никто не мог помочь ей. Она серьезно заболела, нуждалась в медицинском обследовании, а средств не было. В. Зантариа внимательно выслушал ее, успокоил, выделил посильную сумму денег и, кроме того, дал номер телефона знакомого врача в Сочи. Этим он решил ее проблему. И это не единичный случай. 27 сентября Владимиру Зантариа исполняется 50 лет. Мы поздравляем его и предлагаем читателю интервью с ним.

Владимир Константинович, вы являетесь автором многих поэтических сборников. Какое место в вашей жизни занимает поэзия и что побуждает вас к этому непростому творчеству?

– Моя первая проба пера связана со школьным периодом. Я учился вместе с будущим писателем Дауром Зантариа, и у нас появилась потребность в переводах стихов Пушкина, Блока, Есенина на абхазский язык. Помню, Даур читал мне отрывки из "Евгения Онегина". А стихотворение Есенина "Не жалею, не зову, не плачу" мы переводили, как бы соревнуясь, потом читали друг другу. Это было в 9-м, 10-м классах, и нам казалось, что получается неплохо. Вместе с Дауром, уже будучи студентами Сухумского педагогического института, мы писали рецензии на спектакли Абхазского театра. Так, в газете "Апсны Капш" была опубликована наша рецензия на спектакль, поставленный Михаилом Мархолиа по пьесе чешского драматурга Буковчана "Пока пропоет петух".

Делали мы и содоклады на первую книгу стихов Геннадия Аламиа "Зеленое поле". У нас тогда действовал литературный кружок под руководством известного поэта Владимира Анкуаб "Арьаш" ("Горный поток") и выходил рукописный сборник под таким же названием. Тогда же в институте мы открывали для себя прекрасную испанскую поэзию Гарсиа Лорки и других поэтов. Уже на 1-м курсе я смог написать статью о лирике Таифа Аджба и опубликовать ее в журнале "Алашара". Позже подготовил и опубликовал около 20 литературных рецензий и статей о творчестве Баграта Шинкуба, Алексея Гогуа, Мушни Ласуриа, Виталия Амаршан, Рущбея Смыр, Владимира Цвинариа и многих других авторов.

А что касается поэзии, занимаясь художественными переводами, я как-то совершенно естественно, спонтанно вошел в такое состояние, что захотелось выразить себя посредством стиха. Как ни парадоксально, но жанр перевода подтолкнул меня к собственному творчеству, дал импульс к нему, хотя я и раньше набрасывал кое-какие строки, но считал их незрелыми. В студенческие годы появились первые подборки моих стихов на абхазском языке в журнале "Алашара" и в газете "Апсны", в коллективном сборнике "Молодые голоса".

Всегда, и будучи начинающим поэтом, и сейчас, в 50 лет, я сохраняю в душе сомнение, насколько точно выражаю на родном абхазском языке те мысли и чувства, которые переполняют меня. Я считаю, честность в литературе – один из главных моментов. Как говорил Пушкин, "служенье муз не терпит суеты". Нельзя второпях готовить вещи к публикации, надо очень ответственно относиться к каждому слову. Перефразируя Поля Валери, скажу: "Самый суровый критик – это сам автор по отношению к себе", то есть то, что называют "внутренним редактором".

Сегодня, перечитывая свои стихи, очерки, статьи я вижу кое-какие погрешности, и конъюнктура в стихах дает о себе знать, особенно в сравнении с новым временем. Поэтому последние 10 лет я не спешил с публикацией своих стихов.

– В ближайшее время выйдет в свет ваша новая поэтическая книга. Как долго вы работали над ней, и что она вобрала в себя?

– Это мой седьмой по счету сборник. Называется "Луна и кони". В него вошли стихи разных периодов, и старые, и новые, послевоенные. Готовил я его очень тщательно, старался хорошо отредактировать. Бывают вещи более удачные, менее удачные, но, я считаю, каждая должна быть честно оценена самим автором.

– В чем, на ваш взгляд, сегодня предназначение писателя и должно ли его творчество нести отпечаток нашего времени?

– Я считаю, что поэзия, литература, которая слишком открыто, прямолинейно отражает какие-то общественно-политические процессы, обычно становится ущербной, уязвимой в литературно-художественном плане. Примеров этому много, но в то же время у нас не то время, когда можно творить, сидя в башне из слоновой кости. Главное тут внутренний настрой, если есть вдохновение, тема выстрадана, если автор не лжет самому себе, если он следует принципу внутренней правоты – это то, о чем писал Мандельштам в свое время, то он в любом случае остается верным своему профессиональному долгу. Хотя крупный мастер свое великое мастерство проявляет в освещении любой темы.
 
– В своей книге о поэтическом мастерстве "Золотая роза" Константин Паустовский раскрывает секреты творческой лаборатории многих известных писателей. А как вы вдохновляетесь на этот возвышенный труд?

– У человека в жизни бывают и взлеты, и падения. Так, наверное, и в поэзии, и в целом в творчестве. Любой человек легко раним, и на писателя, на поэта времена года очень действуют. На меня, например, очень благотворно влияет поздняя осень. Такое явление, как листопад, настраивает на творчество. И потом, чтобы написать что-то, я должен долго сидеть и сидеть в уединении. Я очень люблю тишину, сосредоточенность, и раньше, в молодые годы, мне казалось, что пишется лучше, и больше ощущаешь внутреннюю уверенность ночью. Вообще, творческий импульс может быть вызван необычным созерцанием природы, когда по-новому совершенно ощущаешь шум морской волны, когда, бывает, не спится тебе, и шум ветра навевает чуть-чуть тревожные мысли, или в деревне ты слышишь шум мельничных жерновов. Или в спокойную, тихую августовскую ночь падают звезды и падают спелые яблоки у тебя под окном. Главное для человека пишущего – не черстветь, не остывать и стараться прислушиваться ко всем звукам природы. В этом смысле мне очень дорог Тютчев.

– Какие качества, на ваш взгляд, необходимы молодому писателю, чтобы заявить о себе, проторить дорогу в большую литературу?

– Необходимо стремление и умение выразить себя, свое внутреннее состояние, и, в то же время, надо хорошо знать современную литературу и стараться не повторять то, что уже сказано твоими великими предшественниками, избегать эпигонства, насколько это возможно. Хотя, по большому счету, у великих поэтов были такие моменты, когда они, любя своих предшественников, незаметно допускали то, что мы называем реминисценцией. Блок включил в свое произведение несколько строф, воспроизвел как свои собственные строчки Фета, настолько он его любил. Получилось. Но дай нам Бог лишь помечтать о том уровне их взаимоотношений.

– Не кажется ли вам, что сегодня авторам, пробующим перо, уделяется недостаточно внимания? Следовало бы подумать о создании литературных студий, где они могли бы получать азы поэтического мастерства?

– Конечно, эта проблема существует. К сожалению, традиция обсуждения первых литературных сборников и отдельных журналов исчезла, и в нашей литературной жизни нет кипения страстей, тех жарких дебатов, дискуссий, которые происходили в писательских кругах, в клубе Союза писателей. Я помню – яркие, смелые выступления Владимира Цвинариа, Владимира Дарсалиа, Артура Аншба – всегда становились событийными, и для нас, начинающих тогда авторов, были школой. Конечно, содержательные дискуссии вокруг актуальных проблем абхазской литературы и литературы в целом необходимы. Среди молодых художников Абхазии больше такого общения. У Батала Джопуа в частной галерее можно и посещать персональные выставки, и обмениваться мнениями по волнующим нас проблемам культуры и искусства. И что удивительно, самые оригинальные мысли о литературе и искусстве у нас можно услышать за чашкой кофе в той же "брехаловке" – в кофейне "У Акопа". Это, кстати, неплохо. Наверное, нужны и салоны, где человек мог бы беседовать на различные темы.

– Немалое, я бы сказала, значительное место в вашем творчестве занимают телевизионные документальные очерки. Они правдивы, искренни и поэтичны. Особенно запомнились очерки о таких личностях, как Юрий Воронов, Александр Бардодым, Ольга Брендель. Как вы работали над ними? Были творческие муки, сомнения, ведь воплощать образы таких людей – это большая ответственность?

– В каждую работу была вложена часть души, и в те, которые вы назвали, и в телеочерк о незаурядном художнике Валерии Гамгиа "Открытая миру ладонь", фильм об Искандере "Дом, который построил Фазиль", о художниках Марине Эшба, Тариэле Ампар, беседы с Джорджем Хьюитом, Юрием Калмыковым, репортажи из Парламента СССР, интервью с Галиной Старовойтовой, писателями Олжасом Сулейменовым, Давидом Кугультиновым, несколько интервью с Президентом Абхазии Владиславом Григорьевичем Ардзинба.

Очень долго приходилось работать над сценарием фильма "Добровольцы", который несколько раз отредактировали мне Станислав Лакоба и Владислав Ардзинба. Со мной над этим фильмом работали режиссер Амиран Гамгиа и оператор Давид Авидзба. Дело в том, что после ознакомления с первоначальным рабочим вариантом сценария Президент выразил мне пожелание и сделал ряд существенных замечаний, которые подтолкнули меня к более глубокому изучению проблем добровольческого движения на Кавказе и в целом в мире, даже вплоть до того, что пришлось в словарях искать документы, связанные с международным правовым статусом добровольцев.

Счастливыми моментами сопровождалась моя работа над телеочерком о Саше Бардодыме, потому что беседы с его матерью Маргаритой Бардодым в Новом Афоне и с Гиви Смыр помогли ярче раскрыть образ этого талантливого молодого поэта, бойца, с которым я познакомился еще задолго до войны.

Мне всегда было приятно работать с оператором Ибрагимом Чкадуа. Он парень мыслящий, умеющий находить оригинальные композиционные решения, и были моменты, когда над отдельными фрагментами сценариев мы работали с ним экспромтом, непосредственного у монтажного стола. Очерк "Афинская мозаика" и передачи об Искандере мы делали с ним вместе и, можно сказать, на одном дыхании.

– А как возникла идея создания фильма "Тернистый путь к победе?"

– Этот фильм мы задумали как своеобразное документальное обобщение главных событий, связанных с борьбой народа Абхазии за восстановление своего суверенитета. Потому здесь воссоздана не только хроника войны 1992-93 гг., но и предшествующие военно-политические события, в том числе 1989 г. Мы старались показать, насколько это возможно, во взаимосвязи с национальным движением выдающуюся роль Владислава Ардзинба – видного политического лидера. Приходилось долго выверять текст, и там, где не хватало видеоматериалов, использовать газетно-публицистический иллюстративный материал.

– Какое событие вы считаете самым главным в своей судьбе?

– Это вступление в семью. Я считаю себя счастливым человеком. Вместе со своей матерью, которая воспитывала меня без отца, и вместе с супругой мне удалось поставить на ноги, воспитать в лучших абхазских традициях своих троих дочерей. Они прекрасно владеют родным абхазским языком, английским, музыкально образованные, двое дочерей танцевали в ансамбле "Кавказ". Иногда, когда хочется отдохнуть дома от повседневных дел и обязанностей, я с удовольствием смотрю вместе с дочерьми национальные танцы в видеозаписи. Большой интерес дочки пробудили к ирландским танцам, подкупающим высочайшей техникой исполнения, особенно ирландской чечетке. Мне приятно, когда в моей семье с удовольствием слушают не только абхазские песни, но и адыгейские, кабардинские, абазинские мелодии. Думаю, что наша молодежь наравне с западной музыкой, эстрадным пением должна с уважением и любовью относиться к произведениям наших северокавказских братьев.

– Как удается вам совмещать деятельность на поэтическом и государственном поприще? Не трудно ли поэту быть руководителем такого ранга?

– Обычно, избирая такое поприще, человек творческий, я думаю, вполне осознает, что эта деятельность обязательно пойдет в ущерб творчеству. И я осознаю и ощущаю это, находясь длительное время на государственных должностях, но мне удается все-таки выкраивать время на творчество. Здесь самое главное – собранность и умение сохранить в себе вдохновенный настрой. В то же время не проходят бесследно и непосредственные контакты с людьми, постоянное общение с ними, это отражается на восприятии жизни в целом, осмыслении тех или иных проблем. И поэтому работать удается в редкое свободное, иногда в ночное время, правда не с таким накалом, как раньше. По крайней мере, большой подборкой новых стихов, включенных в новый сборник, я более или менее доволен, старался не допустить в них фальши и выразить себя.

Интервью взяла Лейла Пачулия.

(Источник: Газета "Республика Абхазия", 26 сентября 2003.)

--------------------------------

Чтобы сохранить апсуара — надо жить по законам апсуара

Апсуара — это слово известно каждому абхазу. Как и понятие, вложенное в него. Это традиционная культура абхазского народа, передаваемая из поколения в поколение, это то, без чего не может представить свой быт наш народ. Однако следует признать, что сегодня апсуара, являющаяся основой для подрастающего поколения, уступает свои позиции. Почему это происходит? Что нужно сделать, чтобы сохранить это бесценное достояние народа, не потерять его?
Об этом интервью звестного абхазского писателя, автора книги об апсуара Н. Ч. Хашига:

– Николай Чифович, скажите, пожалуйста, на ваш взгляд, что такое апсуара для души абхаза, для абхазского народа?

– Апсуара — это свод неписаных законов традиционной абхазской культуры, создаваемый народом и в дни радости, и в дни горести, и в трагические дни. Поэтому для дуиш абхаза, для абхазского народа апсуара является тем же, чем является религия для религиозного человека, т. е. как истинный христианин верит в христианскую веру, мусульманин — в мусульманскую веру, так и абхаз верит и чтит идеи апсуара. Понятие апсуара всеобъемлющее. Оно охватывает жизнь и быт народа. Тремя выстрелами обычно оповещают рождение сына — продолжателя рода. Это и есть начало апсуара. Затем мать напевает ребенку колыбельную песню "Шьышь-нани". Когда же он подрастает, ему рассказывают сказки, сказания о нартах, т. е. формирование ребенка, затем подростка происходит исключительно в семье, по законам и семейным традициям апсуара. Затем выход в люди: в поселок, село и дальше. Здесь же главное — взаимоотношения людей по законам чести, достоинства. Таким образом, семья является фундаментальной основой для будущего зрелого, воспитанного абхаза. Поэтому семейным традициям всегда придавали особое значение.

– То есть пример родителей является превыше всего для основы воспитания подрастающего поколения?

– Да. Семья — это начало всех начал. То, что ребенок приобрел в семье, — это основа его характера, психологии, мировоззрения. Поэтому с получением образования (это уже надстройка!) мало что изменяется в его характере, так как фундамент, на котором твердо, уверенно стоит он, уже заложен, а дальше надо расти и развиваться. Поэтому воспитание ребенка в семье считаю первостепенной важностью.

– Что же является сердцевиной в системе апсуара?

– Взаимоотношения людей, а в основе этих взаимоотношений лежат честность и порядочность, открытость и обязательность. Честь и достоинство считаются превыше всего. Если человек нарушил кодекс чести, то этот позор ложится не только на него, но и на семью, на его род и на его фамилию в целом. А отступников наказывали морально. Высшей мерой наказания является отчуждение.

– Это отчуждение от своих однофамильцев или сельчан?

– В зависимости от характера преступления. Сроки могут быть разные. И какой бы срок ни был определен, сам факт остается позор-ным клеймом на всю жизнь. Не только для провинившегося, но и для его сыновей. Поэтому во избежание такого позора люди сдержанно вели себя.

– Есть примеры того, как апсуара помогала народу выжить в сложное для него время?

– Конечно. Когда в связи с восстанием, произошедшим в Лынхы в 1866 году, царское правительство объявило абхазский народ "виновным населением", и он почти полвека находился в резервации, народ выжил благодаря апсуара. Тогда она сплотила народ и выполняла государственные функции. Человек считал себя частью своего народа и не мыслил жить в обществе и быть свободным от общества. Это и есть апсуара, а вот вождь революции при этом исходил из общечеловеческой философии.

– Однако мы не можем сказать, что сегодня апсуара существует в первозданном виде. Так почему же и с чего началось ее разрушение?

– Как известно, согласно теории марксизма-ленинизма, в конечном итоге все языки и культуры сливаются в одно бесклассовое коммунистическое общество, и образуется земной рай, т. е. светлое будущее. Сталин накануне своей смерти дал толкование этой теории в своем нашумевшем труде "Марксизм и вопросы языкознания". Утверждая марксистско-ленинскую теорию о слиянии языков и культур народов мира, он приходит к выводу, что это длительный процесс, а до этого путем слияния языков образуются территориальные или зональные языки. Вот эта злополучная "теория" послужила основанием для закрытия абхазских и осетинских школ на территории Грузинской ССР, введения грузинского языка в этих школах как языка обучения, с целью ассимиляции народов. Духовная ассимиляция также имела первостепенное значение, апсуара же со своими историческими корнями, с уникальными обычаями и традициями стала на пути этой политики. Как до советской власти, так и при ней местное самоуправление было основано на вековых традициях апсуара. А с середины тридцатых годов, постепенно начали вводить партийно-советское руководство и на селе, вытесняя старейшин села и традиции апсуара. Вместо традиционного метода руководства уже начали по инструкции работать. Носители идеи апсуара стали уже ненужными. А сама апсуара жила в народе, но постепенно обычаи, традиции методично начали разрушаться, происходила замена их мингрельскими. Старшее поколение это болезненно воспринимало, но постепенно время делало свое: в городах укоренились мингрельские свадьбы, похороны, поминки. Вот так на наших глазах про исходило методичное разрушение традиционной культуры апсуара. А нынешнее поколение думает, что теперешние свадьбы — это традиционно абхазские, хотя ясно видно различие сельских и городских свадеб. Общественности республики непонятно, почему у Абхазского института гуманитарных исследований нет ни одного серьезного исследования по проблеме традиционной культуры абхазов — апсуара. Мало кто знает, что ученые-этнографы не только не имели права исследовать тему апсуара, но даже это слово не имели права писать. Все это делалось с целью лишить народ исторической памяти. Можно сказать, что они достигли своей цели: когда апсуара как предмет была включена в школьную программу и Президент поручил Абхазскому институту подготовить учебник на эту тему, написать его не смогли. Более того, многие даже запротестовали против этого. Человек, потерявший свой родной язык, становится равнодушным к нему и не старается вернуть его своим детям. Точно так же, кто лишился исторической памяти своего народа, тот не хочет вернуть ее своим детям. Сегодня мы переживаем вот такой сложный, трагический период. Быть апсуара и сохранить свое национальное лицо или потерять все — вот в чем вопрос.

Апсуара — это всеобъемлющая, традиционная культура. И проявляется она не только на свадьбах или похоронах, но и в повседневной жизни. И всюду идет ее разрушение, а мы спокойно все созерцаем, на сей раз уже 6с, политики, причем сами способствуем этому. Странно, не так ли? В народе есть такое выражение: "Когда у нас нет врага, мы сами для себя являемся врагами!". На произвол судьбы оставили нашу великую, традиционную культуру апсуара: мужчины, традиционно верой и правдой служившие ей, самоустранились, а "вакансию" заполнили женщины, которые предпочитают больше красоваться на свадьбах, чем соблюдать и пропагандировать наши традиции. Это не только на свадьбах — мы видим это на каждом шагу. Войдешь в приемную, скажем, министра, секретарь не встает, а министр не только встает, но выходит из-за стола, здоровается, провожает до приемной. Вот это и есть апсуара.

– Я бы не сказала, что только мужчины всегда традиционно верой и правдой служили апсуара. Женщины никогда не оставались в стороне и сегодня не все ведут себя подобным образом, как вы говорите. Есть очень много воспитанных, соблюдающих традиции предков девушек. То же самое можно сказать и о большинстве мужской части нашей молодежи. Другое дело, что нужно повлиять на тех, кто увлекся спиртным, подвержен наркомании, к сожалению, таких тоже немало.

– Да. Сегодня наши застолья, отношение к спиртному оставляют желать лучшего. Раньше по законам кодекса чести пьяный человек не должен был появляться в обществе, а сегодня даже учету не поддается, сколько у нас алкоголиков в селе, среди служащих, интеллигентов. А где честь и достоинство абхаза? Почему наша общественность так бездушно смирилась с этим антиобщественным явлением, которое явно угрожает существованию апсуара? А руководство страны? Словом, у нас происходит деградация в общественной жизни, а мы не замечаем!

После долгих лет изучения апсуара (да и я являюсь живым свидетелем, когда она была в целости и сохранности) я пришел к выводу (об этом я пишу в своей книге), что, если бы апсуара была носителем 100-миллионного народа, то ее сделали бы международным эталоном. Думаю, что я не ошибся: говорят, что японские ученые исследовали народные, традиционные культуры, в том числе и этикеты древних народов, для создания европейской конституции, – и они особо заинтересовались традицией турецких абхазов — апсуара. А мы здесь вот этот храм культуры разрушаем до основания...

– Для того, чтобы сохранить этот храм, надо, прежде всего, каждому из нас чтить законы апсуара, придерживаться их, надо учить детей на личном примере. Надо, чтобы этот предмет, включенный в школьную программу, не был проходным, преподавался на уровне, с душой.

Чтобы сохранить апсуара, надо жить по законам апсуара, а не декларировать их. Это так. И дай Бог, чтобы наши истоки никогда не иссякли, чтобы мы нашли в себе силы приумножать их и следовать им.

(Источник: Республика Абхазия (Сухум),19.03.2005.)

-------------------------------------------------

Лучик, согревающий душу
 
Весна – пора любви, пора цветенья не только в природе, но и в душе. Возможно, поэтому и писем в редакционной почте в это время становится больше. Это письма людей разного возраста, разных профессий, людей, проживающих и в нашей стране, и за ее пределами, и для меня в этих письмах ценно то, что они написаны искренне, от всего сердца, стихи рассказывают о том, о чем поет душа. И прикасаясь к этим строкам, какими бы они ни были – совершенными или несовершенными, ты чувствуешь эту мелодию всепоглощающей любви – к стране, природе, человеку, радость ощущения бытия, горечь от воспоминания о войне, возвращающейся в снах, или боль утраты.
 
Абхазия... лазурная страна. Здесь море плещет, Слышен шум прибоя. И кипарисы, словно купола, И роскошь пальм Вас берегут от зноя, – пишет пенсионерка Тамара Павловна Кириенко. Восхищаясь красотой дорогой ее сердцу страны, она вспоминает, как во время войны «вся панорама сразу изменилась», «сердце ранят испуганные детские глаза и ужас в лицах матерей».
 
«Прошло так много лет, но сердце все еще от боли ноет», – пишет Т. Кириенко.

Есть в почте и подборка стихов, написанных в период Отечественной войны народа Абхазии Людмилой Лазба. Ее стихи появляются в поэтическом обзоре не впервые.
 
Мне снился сон вот этой ночью,
Что город наш освобожден,
Пусть он изранен, искалечен,
Но он живой, не побежден,
Что я по улицам Сухума
Неузнаваемой хожу.
А боль такая – не придумать –
Родных, друзей не нахожу.
Но рядом, там, за переулком
Я слышу песню «О райда!»
Не рвутся мины где-то гулко,
Исчезла из домов беда.
Играют дети, как бывало,
Нисколько взрослых не боясь,
А сердце вдруг сжиматься стало,
И плакалa я, нe таясь...
Мне снился сон вот этой ночью...
 
Стих «Разговор» Л. Лазба посвятила Лии Топуридзе, медсестре, попавшей во время боевых действий в плен и замученной захватчиками. Случившаяся трагедия: война, уговоры матери не брать в руки оружие, ведь это мужское дело, закатившаяся звезда юности – все это передается через диалог матери и дочери.
 
– О Боже, неужели, что я слышу,
Тебя схватили, я беду предвижу,
Тебя пытают, мучают у них.
– Не бойся, мама, я сильнее их.
– Ах, девочка моя, погибла красота,
О море, горы, неба высота,
Снимите боль, какую я не знала.
Прости ей, мать, она нас защищала.

Отрадно, что пишут и присылают стихи в редакцию и школьники.
 
«Я люблю свою Родину, интересуюсь культурой и историей нашего города, стараюсь выразить это в стихах. Самая важная тема для меня – это война, которую пережила наша страна. Когда я читаю произведения писателей и поэтов или сам пишу свои стихи, мне открывается чудесный, таинственный и неведомый мир, которого я раньше не знал. Лучик этих чувств согревает душу».
 
Это строки из письма Ахры Харчилава, ученика ткуарчальской средней школы №2 им. Ю. Воронова. В стихах подростка – любовь к своей родине, своему народу, размышления о войне, о бойцах, отдавших свои жизни за милую, свободную страну.
 
И в наши дни всех тех, кто там
На поле боя умирал,
Навеки помнить мы должны,
Ведь мы – частичка их любви.

А вот еще, в котором уже намечается своя интонация, музыка стиха:

Есть на свете и такое,
Что года короче дней.
А бывает и такое,
Что мгновение длинней.
Век – он долгий, без сомненья,
В нем история моя.
Согласитесь: ведь в мгновеньях
Тоже тайна есть своя.
Ты её не разгадаешь!
Эта тайна – не кроссворд.
Ведь в кроссворде что-то знаешь,
В этой тайне – ничего.
 
Первому Президенту Абхазии, лидеру абхазского народа Владиславу Ардзинба посвятила свое стихотворение ученица 9-го класса 10-й средней школы Анна Аршба.
 
Навечно в памяти Кавказа
Любовь к ушедшему Абхазу!
Он жил и будет жить всегда,
Пока Абхазия жива!
В душе Абхазов он навечно,
Пока Абхазы на земле!
Герой с улыбкою сердечной,
Отдавший жизнь свою стране!
 
Таким детям, безусловно, необходимо общение с творческими людьми, им было бы полезно посещать литературный кружок или студию, где они могли бы читать стихи друг другу, отмечать их достоинства и недостатки, где происходил бы определенный творческий и душевный рост. К сожалению, в Абхазии это дело пока поставлено плохо.
 
Впервые за долгие годы ознакомления с письмами читателей я встретила в одном из них плагиат. Стихи Сергея Есенина (например, «Не жалею, не зову, не плачу») и других известных и не совсем известных авторов выдаются за свои, причем даже указано число, месяц и год, когда они «написаны» вновь. Положительный момент здесь лишь в одном: человека так тянет к прекрасному, и так понравились стихи, что он не устоял от соблазна выдать их за свои.
 
Читайте побольше классиков, наслаждайтесь прекрасной поэзией, пишите о том, что переполняет вашу душу и с чем хочется поделиться с другими, а мы будем рады предоставить небольшую газетную площадь в поэтическом обзоре «РА», только пусть это будут не чужие, а ваши, иной раз несовершенные, но выстраданные, наполненные светом вашего чувства строки.

(Источник: РЕСПУБЛИКА АБХАЗИЯ, 29.04.2011.)

------------------------------------------------------

Служение науке, служение Абхазии

В память о выдающемся ученом Ш.Д. Инал-ипа

11 октября в Сухуме начала работу Международная научная конференция – Вторые Иналиповские чтения – с участием ученых из Северного Кавказа, Калмыкии, Москвы, Санкт-Петербурга, Ростова-на-Дону. Участники конференции отдали дань памяти погибшим в Отечественной войне народа Абхазии, возложив цветы в парке Боевой Славы.

Открывая чтения в актовом зале Кабинета Министров РА, директор АбИГИ, кандидат филологических наук В. Авидзба отметил, что прошло четыре года после Первых Иналиповских чтений. Не все, что было задумано, реализовано, однако же изданы материалы первых чтений, один из трудов ученого, которому в этом году исполнилось бы 95 лет. В. Авидзба рассказал, каким достойным, светлым человеком был Шалва Денисович, какой вклад он внес в науку, и выразил уверенность, что посвященные ему чтения станут мостом культуры и научного сотрудничества представителей многих народов и государств.

Минутой молчания на конференции почтили память Ш. Д. Инал-ипа, а также память ученого К. Гамзатова, который должен был присутствовать на чтениях, но безвременно ушел из жизни.

* * *
Президент А. Анкваб направил Приветствие участникам Вторых международных чтений, посвященных видному абхазскому ученому Ш. Инал-ипа.

«Проведение форума, в работе которого принимают участие видные ученые из Москвы, Санкт-Петербурга, республик Северного Кавказа, несомненно, станет важным событием в научной жизни Абхазии. Шалва Денисович Инал-ипа – один из величайших представителей абхазской научной интеллигенции 20 века, который всю свою сознательную жизнь посвятил служению, развитию национальной науки и своему народу», – говорится в Приветствии, которое зачитал на открытии Иналиповских чтений Премьер-министр Л. Лакербая.

В Приветствии отмечается неоценимый научный вклад Ш.Д. Инал-ипа в изучение истории, этнографии, фольклористики, культуры абхазского народа. Значительную долю его научного наследия составляют работы в области литературоведения, истории литературы, литературной критики.

«Нам особенно приятно, что научное наследие Шалвы Денисовича представляет интерес для ученых ведущих институтов России», – подчеркивается в Приветствии.

А. Анкваб пожелал участникам Вторых международных чтений, посвященных Ш. Инал-ипа, плодотворной работы и приятных впечатлений от пребывания в Абхазии.

На пленарном заседании чтений прозвучали доклады: кандидата исторических наук, профессора, завотделом АбИГИ Ю. Аргун – «Этногенез абхазов в трудах Ш. Д. Инал-ипа», докторов филологических наук – профессора, академика АНА З. Джапуа – «Вклад Ш. Д. Инал-ипа в нартоведение», профессора, зав. отделом КЧИГИ Л. Бекизовой «От просветительской эстетики к современности. Философско-этические концепты традиций в литературе адыгов XX века», завотделом ИМЛИ РАН К. Султанова – «Самодостаточность многообразия или единство различий? В контексте поиска новой модели межкультурного взаимодействия».

Международная научная конференция продлится по 13 октября в здании Абхазского института гуманитарных исследований.

(Источник: Республика Абхазия.)

-------------------------------------------------

Память, согревающая сердца

110-летию со дня рождения одного из ярких лидеров кавказской эмиграции, ученого, поэта, просветителя Омара Бейгуаа (1901 – 2000 гг.) была посвящена 55-я итоговая научная сессия Абхазского института гуманитарных исследований им. Д. И. Гулиа Академии наук Абхазии. Открыл ее и вел зам. директора института, кандидат филологических наук А. Ашуба. Подводились итоги научно-исследовательских работ за прошлый год. Учеными были представлены содержательные, интересные доклады по проблемам абхазского языка, литературы, фольклора, истории, археологии и политологии. Научная сессия работала три дня. На ней присутствовал вице-спикер Парламента РА В. Цугба.

На сессии прозвучали доклады сотрудников института, исследующих творчество О. Бейгуаа. Это кандидат филологических наук, руководитель диалектологической лаборатории, где подготавливают к изданию рукописное наследие этого удивительного человека, Э. Килба, младшие научные сотрудники А. Ачба, Ф. Лакрба, Н. Ломиа. Выступили с докладами об О. Бейгуаа и другие сотрудники института – кандидат исторических наук, зав. отделом этнологии Ю. Аргун, научный сотрудник отдела истории Р. Гожба, старший научный сотрудник института И. Марыхуба.

По докладам, представленным на сессии, можно было понять, какую большую, плодотворную исследовательскую работу провели сотрудники института за прошедший год. Здесь звучали доклады как известных ученых – академиков Ш. Аристава, З. Джапуа, А. Куправа, член-корр. АНА М. Хашба, доктора исторических наук Т. Ачугба, кандидатов филологических наук Л. Саманба, Д. Чурей, В. Зантариа, кандидатов исторических наук И. Цвинариа, А. Джопуа, В. Бигвава, научных сотрудников Е. Аджинджал, З. Хондзия, Н. Касландзия, так и младших научных сотрудников В. Нюшкова, Н. Медведенского, А. Хашба, С. Возба, руководителя фольклорной лаборатории И. Шамба.

Закрывая научную сессию, зам. директора института, кандидат исторических наук С. Салакая подвел итоги работы. Она была оценена положительно.

* * *

Содержательной была и юбилейная конференция, посвященная 85-летию известного абхазского историка, доктора исторических наук, академика АНА Баджгура Еснатовича Сагария, состоявшаяся также в АбИГИ им. Д.И. Гулиа АНА. На ней присутствовал вице-спикер Парламента РА В.Цугба. Вспомнить ученого пришли и его коллеги из других научных институтов, те, кто знал его и ценил за добросовестный труд на ниве науки, за светлый ум и доброжелательность. И, конечно же, здесь была семья Баджгура Еснатовича: его жена Буся Исмаиловна, дочь Людмила, сын Беслан.

Открывая конференцию, директор АбИГИ, кандидат филологических наук В. Авидзба тепло говорил об ученом, о его высокой работоспособности и таланте, о чем свидетельствуют труды, внесшие весомый вклад в науку.

Сагария с 1962 г. работал в Абхазском институте, прошел путь от младшего до главного сотрудника, много лет был заведующим отделом истории, а после создания Академии наук Абхазии избран действительным членом и академиком – секретарем отделения гуманитарных наук. Помимо научной, Баджгур Еснатович вел активную педагогическую деятельность, читал лекции в университете, был профессором АГУ, руководил и аспирантами.

Б.Сагария – автор свыше 70 научных трудов. Основные работы посвящены актуальным проблемам национально-государственного строительства в Абхазии. Это кандидатская и докторская диссертации ученого, а также основные монографии «Национально-государственное строительство в Абхазии» и «Образование и укрепление советской национальной государственности в Абхазии (1921 – 1938 гг.)», удостоенная Государственной премии имени Д.И.Гулиа и другие. Он участвовал в написании 2-го тома «Очерков истории Абхазской АССР» (1964) и «Истории Абхазской АССР. 1917 – 1937» (1983), был соавтором нескольких монографий, главным образом с А. Куправа.

Об этом, об основных направлениях научной деятельности Баджгура Еснатовича Сагария говорил в своем докладе кандидат исторических наук С.Салакая. Прозвучали также доклады доктора исторических наук Т.Ачугба, кандидата исторических наук В. Пачулия, Б.Аргун.

Своими воспоминаниями поделились академик А.Куправа и другие ученые.

(Источник: Республика Абхазия, 13.05.2011, № 51.)

-------------------------------------------------------

Красота цветка, красота души
(О Михаиле Лакербай и его книге)


О книге М. Лакербай «Абхазские новеллы», о нелегкой судьбе Михаила Александровиче, проблемах издания абхазских классиков – интервью с писателем, президентом Ассоциации интеллигенции Абхазии Д. Ахуба.

– Джума Виссарионович, я знаю, что вы были хорошо знакомы с Михаилом Александровичем Лакербай, и он завещал вам свой архив. Такое можно доверить только близкому человеку. Расскажите о ваших контактах, какие эпизоды из общения с ним запомнились больше всего?

– Когда я поступил в Литературный институт, Михаил Лакербай уже длительное время жил в Москве. Конечно, я слышал о нем, но мы не были знакомы. А когда познакомились и он пригласил меня к себе домой, я обрадовался. Еще бы! К моей персоне проявил интерес такой удивительный человек! Супруга Михаила Александровича – Евгения Исидоровна тепло приняла меня. Так мы стали общаться. У меня сложилось впечатление, что он одинаково хорошо владел двумя языками: и абхазским, и русским. На абхазском изъяснялся как сказитель, и слушать его было одно удовольствие. Закончив Литинститут в 1965 г., я заехал к нему, он болел… «Я хочу тебя усыновить, – сказал Михаил Александрович, – вот встану на ноги».

Я вернулся в Абхазию, а он, увы, в октябре ушел из жизни. Тело его предали земле в Сухумском пантеоне. Там впоследствии в 1978 г. был захоронен и его старший брат, композитор Иван Лакрба. Редактор «Амцабза» Чичико Джонуа передал мне письмо, в котором были такие слова: «Если ты не сможешь, попроси от моего имени Джуму Ахуба принять мое наследство, кому попало, не могу доверить». Я был в растерянности, ведь это большая ответственность. Посоветовался с Иваном Тарба, и меня командировали в Москву. Жена Михаила Лакербай, подтвердив завещание мужа, собрала весь архив, и я привез его в Абхазию.

Разбирая архив, я узнал много интересного. Когда врачи запретили Михаилу Александровичу работать, он писал украдкой на бланках телеграмм, на клочках бумаги. Вообще, у него была очень интересная, насыщенная событиями жизнь. В Тбилиси он получил два высших образования – закончил вначале юридический факультет (какое-то время в Сухуме работал адвокатом), затем – экономический. В Москве поступил на курсы киносценаристов, написал несколько сценариев документальных фильмов. Его заметили писатель Михаил Шолохов и критик Владимир Шкловский. По их рекомендации Михаила Лакербай приняли в Союз писателей СССР. Он написал около 10 киносценариев.

Первая его публикация была в газете «Апсны» – замечательное стихотворение, посвященное Д. Гулиа. Затем – статьи, долгое сотрудничество с Дмитрием Гулиа. Когда в Абхазии установилась советская власть, Михаилу Лакербай было 20 лет, его назначили главным редактором газеты «Апсны», и это он дал ей название «Апсны Капш».

– Есть интересная книга «Абхазский архив» (составитель Станислав Лакоба). Из нее можно узнать, какому психологическому давлению подвергался Михаил Лакербай, что могло его вынудить переехать в Москву, ведь многие высказывания писателя, зафиксированные и переданные агентами, хранятся в папках КГБ.

– Да, это хорошая книга, несущая правду о том непростом времени. Когда началась Великая Отечественная война, Михаил Лакербай ушел на фронт, попал в плен, и нашлись люди, которые после войны пытались его очернить, считали, что он не заслуживает доверия, и в книге «Абхазский архив» приведены поклепы агентов на него. Неудивительно, что он попал на Колыму.

А что ему пришлось пережить в плену, каким чудом он остался жив – кого это тогда интересовало? Отмечу несколько эпизодов. Фашисты вели пленных на мученическую смерть в газовых камерах. Понимая, что спасения нет, Лакербай в ужасе возвел руки к небу с возгласом: «О, Аллах Акбар!» Это услышал один из фашистов и тут же вывел его из толпы со словами: «Мы убиваем евреев, а ты не еврей». Хотя в чем же были повинны евреи?

Другой эпизод, нашедший отражение в моем рассказе «Тоска по красоте». Пленных вели по полю. Внимание М. Лакербай привлек одинокий цветок, который цвел так ярко, словно и не было войны. Как зачарованный, пленник отстал от других, чтобы ощутить его аромат. И в этот момент в небе появился самолет... Раздался страшный грохот. Другие пленные погибли. Благодаря этому цветку Лакербай выжил. Он хранил его в книге и сказал, показывая его мне: «Это мой талисман».

Моя тетя Уша Ахуба, в свое время прославленная сборщица чая, стахановка, проживала какое-то время в Москве, была депутатом Верховного Совета СССР. Она дружила с Лакербай, много рассказывала мне о нем. Ее родной брат, Константин Ахуба (он был прокурором дивизии), погиб на войне, и Михаил Лакербай приходил к ней просить прощение, ибо чувствовал вину в его гибели. Хотя, по сути, никакой вины Михаила в тех событиях, связанных с окружением и пленением, не было. Поэтому, выслушав его, сказала: «Твоей вины нет. Это война»…

– Как вы распорядились архивом Михаила Лакербай? Что уже издано, что предстоит выпустить?

– В 1968 г. я издал первый том книги Михаила Лакербай на абхазском языке. 20 новелл я отобрал из его архива и перевел на абхазский язык, остальные – в оригинале. В 1972 году вышел второй том (составитель Нелли Тарба), я был в составе редколлегии. В него вошли стихи, пьесы, пьесы-миниатюры, поставленные в Абхазском театре, сценарии, либретто.

Книга, которая издана в 2009 г., – это первый том, дополненное переработанное издание, в которое вошли помимо новелл М. Лакербай, его письма, и мои тоже, мои воспоминания. До сих пор не издан третий том, куда должны были войти статьи о театральном искусстве, в том числе и неопубликованные (книга «Очерки из истории абхазского театрального искусства выходила в Сухуме в 1962 г.). Стихи М.Лакербай о Д. Гулиа «Наш Прометей» на русском языке я перевел на абхазский и опубликовал в журнале «Алашара». Его гениальные стихи, включая «Узника», есть в «Антологии абхазской поэзии» (2009 г., составитель М.Ласуриа).

– Какие книги, помимо третьего тома Михаила Лакербай, вы считаете необходимым издать в первую очередь?

– Это работа Шалвы Инал-ипа «Очерки об абхазском этикете» (Издательство «Алашара», 1984 г.). Ее необходимо переиздать. Составленная мною книга Киазыма Агумаа (в одном томе), два года находится в типографии Абхазского госиздательства, но некому оплатить её издание. Есть и другие достойные книги достойных авторов, но все упирается в финансирование. Будем надеяться, что проблема разрешится.

Интервью вела Лейла ПАЧУЛИЯ

(Источник: "Республика Абхазия", № 94, 2011 г.)

_____________________________________

«Были б возможности – помогли бы всем»
 
Интервью замглавы Администрации Очамчирского района Беслана Агрба

Очамчирский район – один из самых крупных в Абхазии и наиболее пострадавший во время грузино-абхазской войны 1992-93 гг. Все послевоенные годы при помощи руководства республики по мере возможности здесь проводили восстановительные работы. Многое сделано, однако и предстоит немало. О проблемах, сегодняшнем дне и надеждах – интервью замглавы Администрации Очамчирского района Беслана Агрба, которое он дал газете «РА».

– Беслан Миронович, наверняка немалую часть вашей работы занимает прием людей с их жалобами, бедами, проблемами. С какими вопросами к вам чаще всего обращаются люди, и есть ли возможность им помочь?

– В основном к нам обращаются живущие в оползневой зоне, в селах Арасадзыхь, Гупе, Маркуле, других или в зонах наводнений, где речки в непогоду поднимаются, затапливают окрестности и наносят немалый урон и жилищам, и хозяйствам людей. Например, в Кутоле буйствует река Дгамш, ежегодно восстанавливаются берегоукрепления, но она их сносит.

Вообще все наши села в предгорной и горной зонах подвержены проявлениям стихии. Вот и обращаются к нам с просьбой восстановить попавший в зону бедствия дом – не просто крышу, а весь дом. Я могу показать вам фотографии одного из таких домов в селе Гуаде, хозяин просит его восстановить. Но как? Сколько мы сможем дать? 100 тысяч рублей? Что он на них сможет сделать? Дом развален, человека надо переселять.

– А есть куда переселять?

– Искать надо, помогать, стараться найти выход из положения. Много проблем таких у нас, много писем. Вот собрал их все, отвечаю, стараемся принимать меры, обращаемся за помощью и к руководству республики. Люди между тем на нас обижаются, они не могут нас понять. Дом развалился, а государство помочь не может – вот и весь вывод.

Было бы больше возможностей... У нас действует комиссия по оказанию помощи, и как только появляется какая-то сумма, стараемся помочь самым нуждающимся. Есть в районе и многодетные, и малоимущие семьи. На днях я побывал в селе Джале, в семье Габилая, в которой восемь душ детей, мал-мала меньше. Они ютятся в небольшом доме, сплошная антисанитария. В селе школы нет, и дети ходят в мыквскую среднюю школу, преодолевают расстояние в 10 километров по горам.

– Значит, по-прежнему в районе остро стоит вопрос обеспечения транспортом?

– Сейчас у нас четыре автобуса, два обслуживают городские школы, два – некоторые сельские, этого недостаточно.

– Вы возглавляете Комиссию по делам несовершеннолетних. Много в районе трудновоспитуемых детей? Есть не посещающие школы?

– На учете в КДН состоят 7 человек, но их, конечно, гораздо больше. В селах не дают на них данных, не хотят, как говорится, выносить сор из избы. Однако наши инспекторы бывают на местах, проводят воспитательную работу с детьми. Не посещающих школу из-за плохого материального положения нет, родители в любом случае стараются не оставить детей без образования. Но есть трудновоспитуемые, которые постоянно пропускают занятия, сбегают с уроков, и их поведение контролируют инспекторы, прикрепленные к ним наставники. Попав под дурное влияние старших по возрасту, в сети ложной романтики преступного мира, эти подростки могут свернуть на «кривую дорожку». И важно не упустить их в этот момент. В результате проводимой работы есть встающие на путь исправления.

– Наверное, детям не очень-то приятно посещать школу, явно нуждающуюся в ремонте...

– В настоящее время идет инвентаризация всех школ, а также детсадов. Мы должны представить список этих объектов, указать их состояние, год постройки и т.д. Эти предложения будут учтены. Конечно, все школы не сможем сразу отремонтировать, но самые нуждающиеся в этом приведем в порядок.

– В райотделе образования мне сказали, что с педагогическими кадрами в районе дело обстоит неплохо. Однако есть проблемы с учебниками, в основном с российскими – по химии, биологии, всеобщей истории, истории России, другим. Приходится работать по конспектам. Значит, уровень жизни в районе оставляет желать лучшего, если родители даже учебники своим детям не могут приобрести?

– Да. Это так. Рабочих мест у нас мало, хотя работают морпорт, асфальтовый завод, хлебозавод, машинно-технологическая станция, комбикормовый завод, другие объекты. Люди ищут места, где можно хорошо заработать.

– И в то же время у вас задействованы приезжие лица!

– В очень ограниченном количестве и только там, где действительно без них не обойтись. Так, на ремонтных работах в Доме культуры и очамчирской школе-интернате потребовались хорошие специалисты своего дела.

– Как решается проблема досуга детей?

– У нас действует детская спортивная школа, где около 100 ребят занимаются в различных секциях. Их привлекают бокс, баскетбол, волейбол, футбол, шахматы. Есть детская музыкальная студия, ансамбль «Эрцаху», школа искусств. Правда, помещение последней надо полностью реконструировать, постройка старая, на стенах трещины. По возможности будем решать этот вопрос. Когда завершится ремонт в Доме культуры, я думаю, появятся и новые кружки для детей.

– А можно сегодня в Очамчире получить высококвалифицированную врачебную помощь?

– В связи с тем, что в райбольнице нет необходимой медицинской аппаратуры, в ряде случаев, оказав первую необходимую помощь, больного вывозят или в Агудзеру или в Сухум.

Вообще, должен отметить, населения у нас мало. Это сказывается во всем. Проблем много, но мы не опускаем руки, будем думать, как занять молодежь, увеличить число рабочих мест, сделать так, чтобы наш район процветал. И в реализации планов, думаю, нам поможет руководство республики.

(Источник: http://gazeta-ra.info/index.php?ELEMENT_ID=2777.)

-------------------------------------------------

Сюда не зарастет народная тропа...

21 февраля – день рождения Д.И. Гулиа

У каждого народа есть имена, личности, которыми он вправе гордиться. Таким для абхазского народа является Дмитрий Иосифович Гулиа – патриарх абхазской литературы. 21 февраля исполняется 138 лет со дня его рождения. В этот день традиционно в Доме-музее Д. Гулиа собираются писатели, поэты, деятели культуры, представители общественности, чтобы отдать дань памяти и уважения великому, светлому человеку. И хотя здесь холодно и сыро, помещение в плачевном состоянии (в этом году обещают сделать частичный ремонт), на душе всегда становится тепло от звучащих здесь стихов, воспоминаний, радушного приёма гостей сотрудниками и директором Дома-музея Н. Джичаевой. Об этом свидетельствуют и записи посетителей в Книге отзывов. Одна из них – от сына Константина Симонова – Алексея: «Что главное в музее? Дух того, кому он посвящен? Память о тех, кто приходил к нему в этот дом? Экспонаты и их разнообразие? Подлинные вещи и бесчисленные фотографии? Ничего этого я в музее не увидел. Ремонт. А дух музея живет в его сотрудниках, в их доброте и отзывчивости их сердец.
Поэтому ничего не увидев, я кажется, все понял.
Будет этот музей, будет этот дом и будут жить в нем и Дмитрий Иосифович, у которого я бывал в середине 50-х, и мой отец, который привел меня в этот, горячо им любимый дом. Все тут будет, пока есть вы – все!
Дай Вам Бог здоровья и долголетия.
Ваш Алексей Симонов.
27 сентября 2005 г.»
Главный хранитель музея М. Квициния рассказала, что А. Симонов вошел в Дом со словами: «Вы знаете что-нибудь о моем отце Константине Симонове?» И когда услышал в ответ от нее: «Как не знаю! Здесь его чтили и принимали, как старшего сына». Глаза Алексея стали мягкими, бархатными. Он приехал в Абхазию делать фильм о своем отце.
Привлекают внимание и отзывы других людей. «Знакомcтво с культурой Абхазии, с ее людьми дало мне столько, сколько пожалуй, дала только сибирская земля родная. Я был счастлив быть в его доме, говорить с ним, пить вино, мешая эту струю с мудростью и величием ума. Каждый будущий поэт Абхазии будет навсегда обязан Дмитрию Гулиа, потому что он будет писать на основе его азбуки. Жизнь Гулиа – это корни настоящего и будущего абхазского народа. Е. Евтушенко, поэт».
«Для меня была большая честь посетить Дом-музей народного поэта Абхазии Д.И. Гулиа. Я постараюсь красоту и достижения Абхазии донести до Австралии. Джуда Устен, австралийский писатель с супругой».
В Книге отзывов можно найти записи на разных языках мира: помимо русского и абхазского – это английский, испанский, арабский, турецкий и др. Они оставлены в разные годы. Вот и последняя: «Благодарна всем людям, которые сохраняют и поддерживают самобытную культуру абхазского народа. С пожеланиями процветания Абхазии и культурного наследия республики. С уважением Р. Галлелова.»
Образ Дмитрия Гулиа, его жизнь, его творчество вдохновляют и обогащают духовно. О нем пишут статьи, ему посвящают стихи. И к нам в редакцию тоже нередко приносят. Одно из них Людмилы Кацба, преподавателя английского языка высшей категории. Она пишет:
День рождения Дмитрия Гулиа помнит народ, Помнит его творения. Поэт не думал о славе в тот самый момент, Когда создавал бессмертные произведения. Все, что читаем, стихи или прозу, Печальную драму или газету «Апсны», Отражает жизнь абхазского народа, Его боль, тяжелые и суровые дни. Талант поэта так необъятен, его не скрыть. Народом любим он – народом понятен, Умел поэт Абхазию отчаянно любить! В этом году исполняется 100 лет со дня издания первой книги стихов Дмитрия Гулиа. Этому событию будет посвящен ряд публикаций в периодической печати. Имя его живет в сердце народном.

(Источник: Республика Абхазия, 09.05.2012.)

---------------------------------------------

Когда прилетает аист...

За окном – тишина. Ни ветерка, ни щебета птиц, ни шепота листвы. Безмолвье небес и деревьев. А среди зеленых пышных ветвей – белый аист чистит клювом крылья. Опять прилетел. Его появления всегда с нетерпением ждут Петр Тихонович Родин и его супруга Агнесса Юльюсовна. Эта красивая птица радует сердца, украшает жизнь, особенно Петра Тихоновича, который в последнее время редко выходит из дома – побаливают ноги. Еще до недавнего времени он ездил из Синопа в центр Сухума в аптеку за лекарствами, гулял по набережной, но сейчас уже трудновато. Хотя и в 93 года стихи свои он читает на память.
 
Играет, резвится
Красавица Рица
В кругу зеленеющих гор.
К ней с горной засады
Летят водопады
Купаться на гладкий простор.
 
Неудивительно, что Петр Тихонович испытывает тягу к поэзии, ведь родился он в уникальном, живописном месте – высокогорном селе Псху, где зимой завораживают белизна заснеженных гор и непроходимые тропы, а летом – разноцветье флоры в радужных бликах солнца.
 
Он и сегодня помнит, как захватывало дух от этой проникающей в сердце красоты, и даже тяжкие впечатления о трех его войнах – Финской, Великой Отечественной и с Японией – не затмили сладких впечатлений детства.
 
Жили большой семьей, и дед Петра Тихоновича любил вспоминать, как приютил высокого гостя Нестора Аполлоновича Лакоба, прибывшего сюда ночью с небольшим отрядом в поисках орудовавшей на Псху банды «зеленых». Рассказав, что ему было известно, дед устроил их на ночь в погребе на брошенной поверх картошки соломе. А под утро явились бандиты, стали все обыскивать, мол, знаем, у тебя Лакоба. Подошли к погребу, прикрытому чалой, стали тыкать в нее штыками и, заключив: «Да кто здесь сможет прятаться?», ушли. Позже банду, на след которой здесь вышли, ликвидировали. Дед впоследствии не раз посещал Нестора Аполлоновича в Сухуме.
 
В то время школы на Псху не было. Поэтому Петр учился в сухумской фабрично-заводской семилетке, затем поступил в Сухумский индустриальный техникум, откуда с 4-го курса его призвали в армию в 1939 г. Служил в пехоте и в том же году участвовал в боях с белофиннами. С обмороженными ногами попал в госпиталь. Война с немецкими фашистами застала его в военно-морском училище в г. Николаеве. Петр к тому времени связал боевую судьбу с небом. Пройдя тренировочные полеты в Гудауте, получил направление в Геленджик.

Начались боевые полеты, бомбили корабли противника в Керчи, Феодосии, порты Клик-Атлама, Камыш-Бурун. Петр Родин был штурманом пикирующего бомбардировщика Пе-2, летал под прикрытием истребителей. «С продвижением фронта передислоцировались на аэродром в Скадовск, – рассказывает Петр Тихонович, – помню, как нас, а в экипаже были летчик Евгений Семыкин, стрелок-радист Михаил Хомутов и я, атаковали два истребителя. Отбиваясь, мы потом вынуждены были уже на закате солнца уйти в облака, хотя это и было очень опасно. Фашистские стервятники нас потеряли и улетели. А нам пришлось снижаться вслепую, уже в темноте. Посадка была очень тяжелой, еще чуть-чуть – и мы бы разбились. В семи километрах отсюда располагался полк Покрышкина. Связались с ним, и нам помогли попасть на свой аэродром. Когда вернулись, однополчане выбежали из землянок, обнимали нас, ведь они думали, что мы погибли. Позже участвовал в боях в Прибалтике, совершали по два-три вылета в день, сбрасывали бомбы на вражеские корабли».
 
Не раз во время войны Петру Родину приходилось смотреть смерти в глаза и об этом он скажет позже в своем стихотворении:
 
Родился я в горах Кавказа
В долине Псху, в тиши мирской.
Война мне смерть несла три раза
И все ж остался я живой.
 
Да и то сказать, трижды за время войны сбивали самолет Родина.
 
«8 мая, – рассказывает ветеран, – когда мы уже знали, что пришла Победа, вдруг получили приказ на вылет. В Данцигской бухте не сдавалась вражеская группировка. И наше звено, а мой самолет был ведущим, сбросило 12 бомб на вражеские корабли, где шла погрузка техники и живой силы. И тут снаряд угодил в хвостовой отсек самолета, еле дотянули до своего аэродрома. В состав экипажа, кроме меня, входили летчик Федор Упит, стрелок-радист Сергей Иванов. За это задание получили ордена Боевого Красного Знамени».
 
Родин награжден также орденами Красной Звезды, Отечественной войны I степени, медалью «За отвагу», другими.
 
Но воевать ему пришлось и после мая 45-го, участвовал в Японской войне. И только в 1948 г. его встретило родное село Псху. Несколько лет Петр Родин был начальником аэропорта, а затем перебрался в Сухум, работал в Синопе, вырастил троих детей вместе с первой женой (после ее смерти женился на Агнессе Юльюсовне). Сыновья Евгений и Владимир живут в Санкт-Петербурге, дочь Лилия – в Абхазии. И все подарили ветерану внуков. Кстати, сын Владимира Петр – музыкант, играет в оркестре Мариинского театра на валторне, и дед гордится этим.
 
Помимо тех войн, ветерану пришлось пережить и грузино-абхазскую войну, так что он знает, что это значит – насладиться миром после долгого ожидания победы, как хорошо, когда над Родиной спокойное небо.
 
...Семейная пара с интересом наблюдает за прилетевшей белой птицей еще и потому, что аист – это птица мира, а он так нужен всем нам.

(Источник: ГАЗЕТА «РЕСПУБЛИКА АБХАЗИЯ», 07.05.2012.)

-----------------------------------------------------

Будет радостным новоселье

В начале учебного года войдет в строй Очамчырская школа-интернат

Высокое, красивое белое здание, просторный двор. Напротив мини-стадион, яркие скамеечки – желтые, синие, голубые – в несколько рядов. Куда ни глянешь – все радует глаз. Но сердцу не хватает детского смеха, веселого шума и гама и нетерпеливого школьного звонка, зовущего на урок. Для меня здесь все родное, хотя уже трудно узнать здание – достроенное, преобразованное в интернат. Это моя школа – очамчырская абхазская средняя им. С. Басария. Помню, как первоклассницей на встрече с выпускниками читала свое стихотворение:

Распахнула двери всем лучистая,
Школа дорогая Очамчырская!
Музыка-огонь и песни звонкие
В зал вошли веселые, как школьники.

И услышала, как кто-то ехидно заметил: «Очень она у нас лучистая»... Действительно, в тот год стояла суровая зима, от стен тянуло холодом и сыростью. Но мне наша школа никогда не казалась мрачной, и создавали теплую атмосферу педагоги, одни из лучших в Абхазии. И сегодня я благодарна им за полученные знания, за то, что не чувствовала себя хуже других во время учебы в Московском Литинституте.

Вспоминаю, как удивлялись мои сокурсницы письмам, которые я получала постоянно от своей учительницы по русскому языку и литературе, классной руководительницы Этери Григорьевны Цховребовой. Она постоянно поддерживала меня и добрым словом, и мудрыми советами. В те годы работала в школе и Бэлла Платоновна Ашуба, которая сегодня возглавляет Очамчырскую школу-интернат им. С. Басария.

Вместе мы обходим здание, и она показывает, какие благоприятные условия созданы для детей, в какое здание они придут после открытия, намеченного на сентябрь. Здание рассчитано на 400 детей. Директор предполагает, что желающих попасть сюда будет много. Смогут ли принять всех? Так как это школа-интернат, часть детей будет постоянно здесь жить в течение учебного года. Попасть в интернат могут сироты, дети из малоимущих семей и семей погибших. С заявлениями на этот счет обращаются в Министерство образования республики.

– Насколько я знаю, родители и педагоги Тамышской школы-интерната были против, чтобы их учащихся переводили в Очамчырскую школу-интернат. Как решился этот вопрос? – спрашиваю директора.

– Им предложили подумать: кто захочет – перейдет сюда, остальные останутся в обычной дневной школе, какой станет тамышская, – говорит директор.

Этот же интернат – сказка, воплощенная в жизнь, и, думается, родители должны быть рады и горды тем, что их дети будут учиться здесь. На всех трех этажах светлые спальни, в которых есть и шкафы для одежды и белья, душевые, туалеты с обеих сторон крыла, комнаты для воспитателей, остающихся здесь на ночь. Во всех коридорах и во дворе видеонаблюдение. Прекрасно оборудованные для занятий кабинеты, в том числе информатики, химии, препараторская для проведения опытов, комната отдыха, большой светлый спортзал, напротив – раздевалки, туалеты, душевые. Есть медпункт. На четвертом этаже привлекает внимание актовый зал, надстроенный над спортзалом, на 250 мест. Можно опустить большой экран, есть кинопроектор и, что немаловажно, специалисты, умеющие с ним обращаться.

А как будет организовано питание детей? Предусмотрен буфет. На кухне будут готовиться горячие блюда, салаты. Есть все необходимое: холодильник, печи, посудомоечная машина, складские помещения и холодильные камеры для больших партий продуктов. Оборудована большая столовая.

Очень удобное помещение для раздевалки, где предусмотрены места для верхней одежды, сменной обуви. Следить за порядком будет гардеробщица.

– В настоящее время, – рассказывает Бэлла Платоновна, – у нас работают 22 педагога, должно быть более 30-ти. В каждом классе необходимы и несколько воспитателей, чтобы дети не оставались без присмотра, – в общем их должно быть не менее 25. Уроки ученики будут готовить в классах. В библиотеке у нас пока мало книг, в основном это учебники, литература на абхазском и русском языках, которую проходят по программе. Но есть очень хорошие наглядные пособия по русскому языку, биологии, математике и другим предметам. Учебниками абхазскими мы обеспечены, но большая проблема – с русскими, по всем предметам. Они дорогие, родители малоимущие и не в состоянии их приобрести. Эту проблему надо решать. Предусмотрены занятия в секциях: по волейболу, футболу, теннису, шахматам. Будет репетировать хор. Хочется создать хореографический ансамбль, где дети будут разучивать национальные танцы и танцы народов мира. А еще у нас есть педагог, способный обучать игре на народных инструментах. Будем готовиться к различным праздникам, участвовать в культурно-массовых мероприятиях. У меня в планах – открыть Родительский университет при школе, чтобы мамы и папы делились своим опытом воспитания детей с теми, кто нуждается в этом... Раньше это практиковалось.

У нас был Музей боевой и трудовой славы, который мы также хотели бы возродить. 18 выпускников нашей школы погибли в грузино-абхазской войне, четверо получили звание «Герой Абхазии», их память надо чтить и рассказывать о них детям.

Новый учебный год мы встретим в новом здании. Четыре года наш педагогический коллектив с учащимися, а это 200 мальчиков и девочек, занимался в русской школе в ожидании новоселья, а теперь это событие не за горами.

Эта школа-интернат, безусловно, станет гордостью не только для очамчырцев, но и для всей республики.

(Источник: Республика Абхазия, 2012 г.)

------------------------------------------

«И пробуждается поэзия во мне»

Обзор поэтической почты

Суета сует, повседневные проблемы притупляют чувства, восприятие, и ты постепенно перестаешь замечать, как прекрасен этот мир, привыкаешь к красоте, не слышишь пения птиц, не понимаешь, что рассказывает тебе море и о чем молчат суровые даже летом горы. А так важно остановиться, оглянуться, увидеть! Не пройти мимо. Знакомая однажды сказала:

«Первый год, как приехали в Абхазию, мы не могли налюбоваться на нее, все время пропадали на море, и зимой, и летом. А теперь, спустя 10 лет, иной раз забываем, что это море рядом. Привыкли». Да. Велика сила привычки. И хорошо, что есть люди, не поддающиеся ей, умеющие увидеть красоту, прислушаться к своим чувствам и поделиться открытием с другими. И среди них – наши читатели, которые пишут стихи и присылают их к нам в редакцию, даже из-за океана. Наталья Чолокава-Нерсесян живет в Америке, растит двух дочерей. Она сухумчанка, ее мама и бабушка и сегодня живут здесь, и как бы хорошо ей не было там, а душа тянется к родным местам, к родным людям, и им она посвящает свои стихи, написанные сердцем:

Так хочется нежных объятий,
Теплых, надежных рук,
Так хочется просто, мама,
С тобою рядом уснуть.

А о другом родном человеке Наталья пишет: «Моя бабуля – кусочек света» и мечтает хотя бы на мгновенье «почувствовать тепло ее ладони».

Тоскует о своей Родине – Абхазии и Рузанна Арутюнян. Она родилась в Сухуме, училась в 9-й армянской средней школе им. Ованеса Туманяна. Трудное материальное положение вынудило родителей переехать, и сейчас она заканчивает 11-й класс в школе поселка Сергей-Поле, что в Сочинском регионе. Рузанна пишет стихи на армянском и русском языках, публикуется в газетах, поэтических сборниках и не забывает о родине своей, где она родилась, росла, училась:

Я хочу, чтоб люди
были счастливы,
Чтобы с Родиной
шагали в дальний путь,
Чтобы солнце им
светило ласково,
Небо чистым над страною
будет пусть.

Проникновенные, душевные, насыщенные образами, лиричные стихи у Нателлы Какиашвили, которая работает медсестрой в Сухумском роддоме. Она пишет:

Серебро дорожки лунной...
В водах рябь…
Ветер с шелестом проносится
сквозь ветви...
Разрешила ночи:
Смело душу грабь!
Я сегодня принимаю
облик Древней.
Распущу на плечи локонов каскад,
Наготу прикрою лопухом
прохладным.
Пробегусь в росистых травах,
близ тех гряд,
Что виднеются за холмом
виноградным...
Соберу агаты ягод – горсти две,
Нанижу на прутик.
Стан украсит пояс.
Босиком по звездам скачет
при луне
Мой свободный дух,
покинув мегаполис!
Полной грудью втянут
воздуха хрусталь,
Струны томной неги
отзовутся в теле...
Заполняю светом лунным
свой Грааль,
Распевая в голос гимны
Горной Феи.

Россиянка из Ростова-на-Дону Любовь Коваленко в марте этого года побывала на экскурсии в Абхазии, в Очамчырском селе Елыре, от турфирмы «Абазгия-Холидейз» и вынесла самые теплые впечатления от этой поездки. В своем письме в редакцию газеты она пишет, что была очарована рассказом экскурсовода Славика Хватландзия о полюбившейся ей Абхазии и святых местах, находящихся здесь. «У меня сложился стих, – пишет она, – об этом экскурсоводе от Бога», – и называет его «ходячей энциклопедией».

Я россиянка, и ему я благодарна
За то тепло, с каким о дружбе
Русских и абхазов говорил.
Он этим мост между
двумя народами
Незримо, но надежно проложил.

Простые, незамысловатые строки, написанные от души.

Полковник Петр Федорович Евдокимов, проживающий в Абхазии, посвятил свое стихотворение полководцу Абхазской армии, видному военачальнику, Герою Абхазии Султану Сосналиеву, с которым был знаком. Он отметил, что «звезда его памяти, зажженная на небосклоне Абхазии, не погаснет никогда».

На абхазском языке пишет стихи ученик сухумской 8-й средней школы Гудиса Тодуа. Он сотрудничает с детским журналом «Амцабз», на страницах которого появлялись его стихи, мечтает стать журналистом. В стихах Гудисы – красота природы Абхазии, через них он передает свои чувства, настроения.

Отрадно, что со временем письма в поэтической почте редакции не убывают, что люди не перестают сострадать, радоваться и удивляться, и дай бог, чтобы творческое вдохновенье не покидало их никогда, так, как это было у великого Пушкина:

И пробуждается поэзия во мне:
Душа стесняется лирическим волненьем,
Трепещет и звучит, и ищет, как во сне,
Излиться наконец свободным проявленьем…
И мысли в голове волнуются в отваге,
И рифмы легкие навстречу им бегут,
И пальцы просятся к перу, перо к бумаге,
Минута – и стихи свободно потекут.

Обзор поэтической почты подготовила Лейла ПАЧУЛИЯ

(Источник: Республика Абхазия, № 74, 04.07.2012.)

--------------------------------------------

А завтра была война...

Адамыра я знаю давно, еще по Москве. Вместе с абхазскими студентами, обучавшимися в то время в вузах российской столицы, он бывал у нас в гостях в общежитии Литературного института. Мы сдружились, часто собирались веселой компанией за чашкой чая, беседовали, гуляли по вечерней Москве, катались на качелях. Это было счастливое довоенное время, время нашей юности и надежд. Потом, когда Адамыр Ахуба закончил Институт инженеров землеустройства, наши пути разошлись. И встретившись с ним однажды на улице послевоенного Сухума, я обрадовалась: жив! Ведь я и мысли не могла допустить, что он мог не воевать, зная его характер, его принципы.

Когда началась грузино-абхазская война, Адамыр находился в Москве (не получив работу по распределению в Сухуме), но уже на шестой день вместе с ребятами через горы перебрался в Абхазию, воевал в группе Шамиля Басаева, после освобождения Гагры его вместе с другими бойцами на вертолете перебросили на Восточный фронт. В то время там было особенно тяжело, оружия не хватало, даже охотничьих винтовок было мало, и, конечно, приход бойцов с автоматами воодушевил ополченцев. Ребята как могли поддерживали друг друга, боевой дух каждого.

Кстати, Адамыр родился и вырос в Очамчырском районе, в с. Члоу, в семье Мирона Ахуба и Раи Куадзба, и, конечно, рад был встрече с родителями. А брат его Беслан (ныне зам. главы Администрации Очамчырского района) воевал на Гумистинском направлении, в группе «Шаратын». Прибыв на Восточный фронт, Адамыр и его товарищи вместе с действовавшими здесь группами совершали вылазки, участвовали в боях, стояли на позициях в бывшем Моквском чаеводческом совхозе.

«Все наши ребята были отчаянными, – вспоминает Адамыр. – Миро Аджинджал оружия не имел и во время боя бежал впереди с гранатой в руке. Вспоминаю Гену Кварчия, Бесика Сангулиа (он остался без ноги), погибшего в бою Рудика Тванба, Рамаза Ашуа (умер после войны), Гурама Ахуба, Бесика Тарба, Юру Какалия, первого нашего командира (он погиб), Сергея Барганджия и Владимира Заим-оглы (они тоже остались без ноги), Рафика Скверия и других. Каждый из них делал, что мог, чтобы приблизить Победу, терпел все лишения, не ныл, стойко выполнял поставленные задачи. Позиции в бывшем Моквском совхозе держали ребята из сел Мыку, Тамыша, Лашкиндара, Члоу и других. Не могу не сказать и о сельчанах, людях разных национальностей, которые под бомбежками, обстрелами приносили нам еду, ежедневно подвергая себя опасности. Они поддерживали нас и добрым словом».

После войны некоторое время, до прихода российских миротворцев, Адамыр вместе с другими абхазскими бойцами стоял на галской границе. В разное время работал в Минсельхозе, в Комитете по земельной реформе и землеустройству, в международной организации «Хэло-траст», на предприятии «Изыскатель», а теперь он – начальник Управления по геологии, геодезии и картографии. Вместе с супругой Анжелой Бигвава они растят очаровательную дочурку Анну. Она учится в 3-м классе сухумской 10-й средней школы и радуется солнцу, мирному небу в свободной Абхазии, которую помог в свое время отстоять и ее отец.

(Источник: Республика Абхазия, № 78, 13.07.2012.)

---------------------------------------

Хуапский «Ачарпын» снискал признание

Народное творчество

Этот диплом, в рамке, под стеклом, с гордостью показывает мне директор хуапской средней школы Светлана Шаибовна Хашиг. Еще бы! Такую престижную, главную награ¬ду – Гран-при IV Международного фестиваля-конкурса «Звездочки Адыгеи» в номинации «народные инструменты» заслужил школьный оркестр народных инструментов «Ачар¬пын» под руководством Дениса Васильевича Арухаа. Этот коллектив – общее детище села Хуапа Гудаутского района, его гордость.

Денис рассказал, что в этом традиционном в Адыгее конкурсе в мае с.г. участвовали вместе с адыгским и абхазским ансамблями представители России, Белоруссии, Молдовы, Украины, Южной Осетии, Румынии, других стран. «Программа была очень насыщенная, разнообразная, – сказал Денис, – выступали вокальные и хореографические коллективы, духовые оркестры, цирковые группы, всего 500 участников. Встретили нас очень хорошо, и все четыре дня были постоянно заполнены: либо экскурсии, либо концерт, или репе¬тиции. Попали мы на этот фестиваль-конкурс благодаря композитору Отару Хунцариа, который, получив приглашение, рекомендовал наш ансамбль. Вначале планировали по¬везти только солистов, но наш односельчанин Аслан Хашиг, отец четверых детей, трое из которых участвуют в «Ачарпыне», успешно решил финансовые вопросы, и мы смогли вы¬ехать полным составом. Помог нам Президент Александр Золотинскович Анкваб».

Идея создания детского музыкального коллектива принадлежит отцу Дениса – Василию Арухаа, человеку, известному в Абхазии, посвятившему всю свою жизнь искус¬ству. И сегодня он своими руками бережно и любовно делает прекрасные музыкальные народные инструменты, на которых с удовольствием играют и профессионалы, и дети, в том числе участники «Ачарпына». Конечно, создание музыкальных инструментов для юных исполнителей требует более кропотливой работы, но мастера это не смущает. У ис¬токов «Ачарпына» стояли и директор хуапской школы С. Хашиг, и уже названный глава семейства А. Хашиг.

Вначале, по словам Дениса, никто и не думал о создании музыкального коллектива. Но вот случилось так, что его попросили подготовить ко Дню Победы – 30 сентября – концертный номер: подросток должен был сыграть на ачарпыне. Он подобрал человек восемь, способных и проявивших желание научиться играть, чтобы выбрать из них. Но¬мер был подготовлен, и хотя на празднике дети не выступали, у них появилась тяга к та¬ким занятиям. Денис рассказал им о музыкальных инструментах, известных музыкантах и понял, что заинтересовал их. Набрал группу из мальчиков, а потом и девочек, и теперь в коллективе уже 23 человека, не считая детишек, которые только обучаются игре на инст¬рументах (их семеро, от 9 до 12 лет). Самые старшие участники – ученики 10-го класса.

Становление музколлектива, которому уже три года, проходило сложно. Благо, вовремя поддержал, помог приобрести форму, музыкальные инструменты, трижды профи¬нансировал благотворительный Абхазский Общественный фонд развития (директор А. Ладария). Но главное, что позволило сохранить ансамбль, – это увлеченность детей.

– Я люблю играть на барабане. На других инструментах тоже пробовал, но предпо¬читаю барабан, – говорит мне десятиклассник Ричард Хашиг. – В составе ансамбля я по¬бывал в Сочи, Майкопе. Закончу школу, поступлю в музыкальное училище.

А его шестилетняя сестричка Рузанна выбрала ачангур, только-только учится на нем играть. «Ачарпын» выступал на различных мероприятиях в Гудауте, Сухуме, в прошлом го¬ду заслужил Гран-при на конкурсе «Вдохновение», проходившем в Сухуме (в этом году не участвовал, готовились к поездке), успешно выступил в Сочи на международном фес¬тивале «Кинотаврик», перед выездом в Адыгею был дан сольный концерт в Доме культу¬ры в Гагре. Денис сожалеет, что на нем было мало людей, многие не понимают, как важно не потерять свои корни, поддержать стремление детворы знать народную музыку, а для этого надо хотя бы посещать концерты.

– Мы стараемся, – говорит Денис, – предложить слушателю интересную разнообразную программу. У нас звучат все абхазские народные инструменты, а еще я использую некоторые эстрадные инструменты, чтобы наша народная музыка звучала более современно, ведь время идет, вкусы меняются, и сегодня, чтобы привлечь слушателя к народной музыке, надо обратиться и к эстрадным мотивам. Помимо абхазских народных мелодий в репертуаре «Ачарпына» молдавские, бразильские народные песни, классические произведения. Думаю, в силу наших возможностей это звучит достаточно хорошо. Я считаю, такое разнообразие необходимо, это расширяет кругозор детей. Пока наш «Ачарпын», конечно, не оркестр в полном смысле этого слова, а ансамбль, но хотелось бы действительно иметь оркестр с участниками до 40 человек. Но выбора большого у нас нет. К тому же ведь не у всех есть музыкальные данные, или они есть, но ребенок не хочет заниматься музыкой. И все же будем стремиться к созданию оркестра.

Отрадно, что сам 26-летний Денис проявил горячее желание работать с детьми, сумел пробудить у них интерес к народной музыке, музыкальной культуре. Впрочем, это не удивительно. С 3-го класса он играл на барабане в ансамбле «Адац», которым в то время руководил его отец. После школы закончил Государственное училище культуры, отделение народных инструментов. Когда начал работать с детьми, был на 3-м курсе Краснодарского университета культуры. Закончив его, стал преподавать в родном сухумском училище на отделении «Народные инструменты», в частности, ачарпын. Здесь же работает мама Дениса Ирина Эдуардовна Цадкина, педагог хореографического отделения (у нее, кстати, трое детей). Проводя большое время в столице, тем не менее Денис не пропускает ни одну репетицию с детьми в селе, ведь он знает: здесь его ждут, на него надеются.

Сухум – с. Хуап – Сухум

(Источник: Республика Абхазия, № 78, 13.07.2012.)

____________________________


Негаснущая звезда на небосклоне абхазского театрального искусства

К 100-летию Леварсана Касландзиа

Леварсан Касландзиа

«Любой спектакль, какой бы он ни был, плохой или хороший, что-то все же говорит о жизни, а жизнь без людей не бывает», – считал выдающийся артист абхазской сцены, один из ведущих актеров Абхазского государственного драматического театра им.С.Чанба, народный артист Абхазии и Грузии Леварсан Шардынович Касландзиа, актер, которому адресовали овации, который каждую сыгранную роль поднимал своим искусством на особую высоту. Он вдохновенно создавал на сцене образы людей разных судеб, каждый из которых по-своему боролся, отстаивал свои права, и его творчество призывало к борьбе за человека, за гуманное отношение к нему. В этом году исполнилось бы 100 лет со дня рождения актера. В 1996 г. погасла звезда его жизни, но звезда его творчества продолжает сверкать на небосклоне театрального искусства. Его продолжают помнить…

В одной из своих книг об актерах Абхазского театра «Талант и вдохновение» известный искусствовед А.Аргун писал, что с малых лет будущий артист Касландзия любил изображать людей, копировать их разговор, походку, и делал это с удовольствием по просьбе друзей. Когда шел набор в театральную студию, учителя включили его в список абитуриентов, но родители высказали недовольство. Но спустя полгода, попав в Сухум по поручению матери и решив навестить друзей-студийцев, он обратил на себя внимание руководителя театральной студии Василия Ивановича Домогарова. Узнав, что этот красивый, живой парнишка мечтает стать артистом, тот предложил ему сыграть несколько этюдов: показать, что бы он сделал, если бы вдруг среди книг обнаружил огромную змею; как бы вел себя с соперником, который его ругает. Сыгранные этюды заслужили одобрение мастера.

«Вы будете учиться, даже обязаны учиться», – сказал он Леварсану. Родители смирились с выбором сына, и он стал студентом театральной студии… С 1930 г. Леварсан Касландзиа – актер абхазского профессионального театра.

Им созданы такие яркие сценические образы, как Мац («Киараз» С.Чанба), Морозов («Краски мира» Н.Микава и Г.Абашидзе), две роли – Комиссар, Капитан («Гибель эскадры» А.Корнейчука), Аристократ («Сиятельные звери» А.Саркисяна), Мазлоу («В глухой старине» Д.Дарсалиа), Отелло («Отелло» У.Шекспира), Даур («Скала героя» Г.Гулиа), Бардга («Любовь актрисы» Н.Микава), Кавалер («Хозяйка гостиницы» К.Гольдони), Король («Голый король» Е.Шварца) и другие. Он сыграл много разных и интересных ролей, очень сложных и контрастных, большой внутренней глубины, и покорил ими сердца зрителей.

Посмотрев спектакль «Отелло», его первую постановку, Дмитрий Гулиа писал: «И вот поднимается занавес. Звучат первые слова со сцены, и забываешь обо всем на свете. Касландзиа – Отелло берет вас за самое сердце, его голос в одно и то же время и могучий, и глубокий, ведет вас за собой, поглощает целиком. Глядя на Л.Касландзиа не веришь, что это молодой актер…».

В книге об истории Абхазского театра А. Аргун писал о нем так: «Он умеет мобилизовать свои силы, фантазию, наблюдательность и темперамент, чтобы ярче, глубже показать внутренний мир своего героя. Этому поистине большому абхазскому актеру, воспитанному в лучших традициях русского реалистического театра, одинаково подвластны образы героические, драматические, характерные и комедийные».

А каким он был человеком?

«Совершенно необычным, – рассказывает его дочь Кама Касландзиа, – очень интересным, ярким человеком. Это проявлялось во всем: и в образах, которые он воплощал на сцене, и в повседневном поведении, и в поступках. Я вспоминаю его безмерную доброту, он был весь словно растворившийся во мне, очень дорожил мной. Я ведь фактически его неродная дочь, племянница. С первого дня моего рождения он стал приезжать в Кутол, чувствовалось, что он хотел бы иметь такую дочь, но никогда не посмел бы попросить отдать меня. И мама, видя это, сама привезла меня, четырехлетнюю, в Сухум к нему, и оставила, хотя, я думаю, конечно, это решение далось ей нелегко. У меня было две сестры и два брата, один из них, Отар, погиб во время грузино-абхазской войны, награжден орденом Леона.

Отец, можно сказать, помогал воспитывать всех своих племянников, всем уделял внимание. Его невозможно было не любить. И я постоянно ощущала на себе эту его безмерную доброту в сочетании со страхом, что со мной вдруг может что-то произойти. Поэтому мне запрещалось бегать на вечеринки, поздно приходить домой. Зато дома у нас собирались замечательные, в том числе и молодежные компании, весь театральный, литературный бомонд, и было так интересно быть сопричастной к беседам этих людей. Мне нравилось ходить на репетиции, видеть, как постепенно зарождается спектакль. Благодаря отцу я полюбила театр, смогла заглянуть и за его закулисную жизнь. Очень жаль, что нет сегодня рядом со мной этого родного, светлого человека».

Несколько слов о великом актере сказал и его племянник, поэт, драматург Валерий Касландзиа: «Уже по первым сыгранным им ролям было видно, что это настоящий артист. Он рассказывал мне, как после спектакля «Киараз» по произведению С. Чанба, в котором он сыграл Маца, присутствовавший на премьере Нестор Лакоба сказал: «Покажите мне Маца», и когда его позвали, констатировал: «Из него актер получится». Потом было много ролей, много сценических образов – один лучше другого. Следует сказать и о его особом отношении к молодым артистам. Когда, окончив Тбилисский театральный институт, второе поколение актеров: Нурбей Камкия, Шалва Гицба, Этери Когония, Софа Агумаа, Рушни Джопуа, другие – прибыли в Сухум, он был безмерно рад им и всячески помогал советами, поддерживал во всех начинаниях. И в семье нередко заводил о них разговор. Границ в возрасте для него не существовало. Он дружил с молодыми актерами и приглашал их к себе домой. И они ценили это. Даже будучи нездоровым, он ходил на спектакли, играл. Однажды, когда он болел, к нему пришли известный режиссер Нелли Эшба и молодые актеры. «Король! Наш король! Да здравствует король!» – с такими громкими возгласами на абхазском языке они поднялись к нему. И король, вдохновленный такой безграничной любовью и уважением коллектива на следующий день вновь играл на абхазской сцене».

Уходит человек, но остается память. И она нетленна, и от нас зависит, насколько она будет долговечна, от того, как мы умеем любить и помнить таких выдающихся людей своей страны, как Леварсан Касландзиа.

(Опубликовано: Республика Абхазия, № 101, 06.09.2012 г.)

------------------------------------------

(Перепечатывается с сайта: http://gazeta-ra.info/.)



Некоммерческое распространение материалов приветствуется;
при перепечатке и цитировании текстов
указывайте, пожалуйста, источник:
Абхазская интернет-библиотека, с гиперссылкой.

© Дизайн и оформление сайта – Алексей&Галина (Apsnyteka)

Яндекс.Метрика