Виталий Бганба. Основания абхазской философии (обложка)

Виталий Бганба

Об авторе

Бганба Виталий Решевич
(р. 1955)
Доктор философских и экономических наук, в 2009 г. баллотировался в президенты Абхазии. Автор учебника "Социальная экология" (М., Высшая школа, 2004).
Из аннотации к книге "Основания абхазской философии":
"В книге автора, доктора философских наук, академика МАН, В. Р. Бганба рассматривается коэволюция природы и человека, становление магии, мифа, делается попытка раскрытия основания абхазской философии. Предназначено студентам, преподавателям вузов, ученым, а также широкому кругу читателей".





Виталий Бганба

Основания абхазской философии

(краткий очерк)

Посвящается сестре Ламаре в Знак духовной связи.


ОГЛАВЛЕНИЕ

  • Предисловие....................................................................................4
  • Введение........................................................................................10
  • ОСНОВАНИЕ АБХАЗСКОЙ ФИЛОСОФИИ
       Коэволюция природы и человека..............................................13
       Возникновение "наглядно-образного" мышления абхазов.......17
       Мифы абхазов..............................................................................21
       О начале абхазской философии.................................................27
       Бессмертие души у абхазов........................................................31
       Абхазский космизм.......................................................................32
       Этика и мораль абхазов..............................................................34
  • Заключение....................................................................................44
  • Примечание....................................................................................46
  • Словарь терминов..........................................................................49
  • Литература.....................................................................................56


ПРЕДИСЛОВИЕ

Абхазия — Апсны — классическая страна вертикальной поясности, расположена на юге евразийского континента, на Черноморском побережье Закавказья, непосредственно между двух миров — Азии и Европы — между Востоком и Западом. Этот факт имеет огромное значение для абхазов, так как «место развития» народа, как и сам народ, принадлежит истории. "Место развития" — это та нейтральная среда, которая принимала разных богов и терпела любые культуры, в то же время, сохраняя «свой духовный мир». Оно существенным образом влияет на быт, образ жизни, психологию, на социальную организацию и государственное устройство абхазского народа.

Специфичность географического расположения предопределяет этническое и психологическое отличия типа мышления и действия народа. По мнению абхазов, иметь свое место под небом это не просто фактор национального самосознания, а, прежде всего, процесс самопознания. Отсюда установка — легче понять, что я другой, чем понять, почему я такой, то есть познать и понять себя, отсюда и задача абхазского народа — познать себя в органически целой человеческой ткани и познать основную нить, связывающую все народы, составляющие мир. На протяжении всей обозримой истории Абхазии, главное для абхазов — сохранение самости: народ не должен желать «быть, как другие». Он должен желать быть «самим собой».

В этом процессе самопознания решающую роль играли такие важные институты как культура, государство и Православная церковь. Одним из основных элементов абхазской концепции стало учение о культуре как симфонической личности. По мнению абхазов, ни отдельный индивид, ни формальное волеизъявление их совокупности (европейская демократия), не отражают настоящих национальных интересов, взятых в целостной взаимосвязи прошлого, настоящего и будущего. Это возможно лишь в культуре, выступающей в качестве симфонической личности, по отношению к которой воля, свобода конкретного члена сообщества имеют смысл как индивидуализация этого симфонического целого.

В этой связи необходимо отметить, что в отличие от европейской традиции, в которой исходным базисным понятием является личность как индивид, обладающий неотъемлемыми правами-свойствами, у абхазов за основу принимается симфоническая личность, как живое органическое единство или такое единство множества, когда и единство, и множество отдельно друг от друга не существует. Это не означает, что абхазы отрицают личность как индивид, но, с их точки зрения, он существует соотносительно симфоническому целому — семье, сословию, народу. Каждое из этих образований является симфонической личностью. По их мнению, эмпирический процесс формирования симфонической личности не всегда совершенен.

Конечно, с абхазами можно о многом спорить, и со многим не соглашаться. В частности, их концепция не охватывает все стороны абхазской действительности. Ценным в абхазской концепции является то, что в ней заложена концептуально-объединительная тенденция. Это то самое «зерно», которое должно прорасти и дать плоды.

В преемственности, синтетичности, открытости к различным влияниям с одновременным сохранением своей самобытности — основной мотив абхазской концепции. И как знать, возможно, именно в условиях радикальных перемен в обществе и осуществится долгожданный синтез культурных потоков единой человеческой цивилизации. Во всяком случае, абхазы были искренни, стремясь объединить различные народы, населяющие Абхазию, вокруг Веры, Правды и Ответственности.

В процессе поиска своего национального пути, самоидентификации теоретики, ученые, мыслители абхазы, все чаще апеллируют к забытым, ушедшим в прошлое историософским концепциям и теориям. Потребность такого обращения к прошлому актуализируется тем, что у Абхазии нет пока своей, адекватной реалиям происходящих процессов национальной идеи, а если и есть, то лишь в форме духовной и политической предрасположенности к ней.

Ныне, когда высказывается множество взаимоисключающих суждений о перспективах модернизации абхазского общества, а вопрос «судьба Абхазии» перерос их сферы культурно философских споров в принципиальный вопрос политического и социально-экономического бытия.

Высказываемые представления продолжают ранее сложившиеся традиции, модернизированные и дополненные новыми аргументами.

В этой связи следует отметить, что вопрос об истоках абхазской нации, его культуре, как и вопрос о культуре и истоках любого другого народа, есть вечная, универсальная проблема бытия.

Каждое поколение всегда будет решать ее по-своему. Истина в этом вопросе, как и в других «вечных» вопросах бытия человечества — в постоянном движении. Сам факт пребывания в постоянном поиске говорит о глубокой укорененности в традиции абхазского национального сознания, как и других народов, рефлексии философской и общественно-политической мысли. История тому яркое подтверждение.

Абхазия, как государство, вне зависимости от режимов, которые складывались на протяжении ее развития, формировалась как некая целостность. Абхазы за время своего сосуществования выработали уникальную культуру.

Переплетение культур, совместное проживание и выживание с представителями разных народов создали позитивную этническую конгениальность, чувство внутренней симпатии и тяготения, выработали общую систему ценностных ориентаций, мироощущения и способа мышления. Духовно-культурное единство Абхазии обусловлено исторически сложившимся разделением труда, которое определило структуру ее экономики. И последнее — это геополитический фактор, о котором они никогда не забывают. Ведь Абхазия геоисторически представляет "срединный материк", и нарушение законов ее развития чревато серьезными последствиями для мира в целом. Поэтому при всей полиэтничности и поликультурности перед абхазами, как и перед другими народами, стоит задача осознания своих коренных интересов.

Ныне, в условиях глубинных перемен, абхазам дается исторический шанс для выработки адекватной национальной идеи, своего пути.

ВВЕДЕНИЕ

Понять историю и духовную жизнь абхазов — это, значит, иметь представление, о ее философии. С учетом этого, приступим к рассмотрению основания философии абхазского народа, вступившего в процессе развития мышления, насчитывающего ряд тысячелетий.

При этом, рассматривая различия в этапах мышления, свойственные сознанию древних абхазов видно, что для них в любом объекте, помимо нечто очевидного, воспринимаемого ими под влиянием индивидуального опыта или в процессе рациональной (хозяйственной и т.д.) деятельности, таился также мистический смысл, который ощущался ими как главный. Имеется в виду: первобытная форма постижения внешнего мира; внутренние образы объективного жизненного процесса; вневременные схемы или основания, согласно которым образовывались мысли и чувства абхазов (как и у всего человечества), которые включали в себя всю палитру мифологических тем; коллективный осадок исторического прошлого, сохранившийся в памяти абхазов и составляет нечто всеобщее, имплицитно присущее им.

Все это имеет архаический характер и может быть рассмотрено как своего рода глубинный, изначальный образ, который древние абхазы воспринимали только интуитивно, и который в результате бессознательной деятельности проявляются на «поверхности» сознания в форме различного рода видений, религиозных представлений, символов. И, наконец, все они находят воплощение в мифах и сновидениях, служат питательной почвой для воображения и фантазии, составляет исходный материал для «творчества».

Этот момент особенно интересен тем, что мифы, созданные именно в эту эпоху как раз и содержат упоминание об образе пс — «вода», пса — «дух, как первоначалом всего сущего, олицетворенного в виде бога Духа воды — Адзы апсы. То есть первая переработка «физикального образа» (два аспекта мифологемы воды). Этим уже открываются основания абхазской философии.

Первичными формами бытия философской категории выступают не столько понятия, сколько смыслообразы, метафоры и аналоги. В философии абхазов эта особенность прослеживается весьма отчетливо, несет на себе печать символического и метафорического образного отражения мира.

Исходный момент истории мышления абхазов в силу сказанного определил их последующее участие в истории философии вообще. Абхазия находилась на стыке двух миров — Востока и Запада и служила в определенной степени некоторой переходной связью между ними. В философии действует таже закономерность попеременного прогресса и отставания, которые зависят от конкретных условий развития.

В развитии абхазского общества всегда возникают эпохи, когда ранее сложившиеся ориентиры, выраженные системой универсалий культуры, перестают обеспечивать воспроизводство и сцепление необходимых обществу видов деятельности. В такие эпохи традиционные жизненные смыслы уже не позволяют найти ответ на новые исторические вызовы. Традиция перестает обеспечивать отбор и трансляцию социального опыта, становится неясным, что сохранить и что отбросить из опыта предыдущих поколений ("распалась связь времен").

Поэтому философское познание выступает как особое самосознание культуры абхазов, активно воздействующее на ее развитие.

ОСНОВАНИЕ АБХАЗСКОЙ ФИЛОСОФИИ

Коэволюция природы и человека (1).

Длительность важных событий жизни измеряется годами, а вся известная история человечества тысячелетиями. Но всему этому предшествовала внушающая бездна времени, о котором мы знаем очень мало, так как зачастую не существует никаких письменных свидетельств тех лет. И нам сложно осмыслить саму огромность временного интервала, о котором идет речь. И все же у нас есть возможность датировать события достаточно отдаленного прошлого. Геологические исследования и радиоактивный метод предоставляют данные об археологических, палеонтологических и геологических событиях, а астрофизическая теория позволяет судить о возрасте планет.

Наша планета уникальна по многообразию подсистем, структур, процессов и несет все главные типы организации. Земля, будучи одной из небольших астросистем, является наибольшей геосистемой, содержит в субстрате физические и химические системы и выступает «эйкосом» (жилищем) для биосистем, а также социосистем.

Но не вся Земля есть экосистема, где происходит интеграция геосистем и биосистем. Именно геосистемы оказываются непосредственными носителями биосистем. «Геос» является домом "Биоса", и человека, в частности. «Геос» и «Биос» интегрируются в естественный «Экос».

На определенной стадии эволюции Космоса и его компонентов — геоса, биоса, экоса возникло человечество, или «антропос». Вначале это был лишь «биоантропос» в форме одной или нескольких фил и популяций. Его дальнейшее развитие вызвало развертывание специфической социальной организации, как бы надстраивающейся над биоантропо-организацией, шире — над природной экоорганизациеЙ.

Понятие «человечество» объемлет и биоорганизацию и социоорганизацию, которая появилась позднее предыдущей. Наиболее общим признается понятие о человеческом обществе, социуме. Человек как микрокосм оказался тем средоточием, в котором, как в фокусе, совмещаются элементарные системы природного и социального мезокосмов. И в этом статусе человека содержится потенциальная возможность того, что отчужденная от природы социальная организация может обратиться в конвергентную компоненту общекосмической. К основным внешним факторам общественного развития относится взаимодействие природы и человека, через которое и сама природа является опосредованным фактором социальной эволюции. И здесь оказывается необходимой дифференциация и интеграция истории природы, истории человечества, наконец, истории общества и т.д.

Несколько сот тысяч лет назад, когда люди овладели огнем и вышли за пределы материнских экосистем, начинается социальная история, связь которой с естественными изменениями и ритмикой геоса, биоса и экоса становится чем дальше тем менее ощутимой, особенно для последних тысячелетий. Человеческое общество как новая сущность выделилось из природы, и тем самым оказалось как бы противопоставленным ей, хотя и ни в коем случае не изолированным от нее. Так, в относительно поздней фазе социального развития преодолеваются региональные генетические барьеры между отдельными популяциями и возникает всечеловеческое биологическое взаимодействие. То есть на границе палеогена и неогена усилилась контрастность геолого-географических условий.

С похолоданием климата в конце неогена совпало появление и развитие стадно-стайных австралопитековых гоминидов, активно занимавших экониши всеядных животных и некрофагов. На границе неогена и антропогена, появляется Ноmо Habilis ("человек умелый") — в силу каких факторов (биологических, экологических, биосоциальных?) — неизвестно. Вместе с ним возникло антропогенное экологическое давление особого рода — уничтожение гоминидами с помощью орудий беззащитных австралопитековых, из чего «становящийся» человек извлек способность к конкурентной борьбе за существование. Межвидовую борьбу люди дополнили внутривидовой борьбой с применением орудий.

Сменявшие затем друг друга гоминиды Ноmо Habilis, Ноmо Erectus (архантропы), Ноmо Sapiens (палеоантропы и неоантропы) — последовательно уничтожали предыдущие формы и форсировали биологический процесс их вымирания. Вместе с тем каждая новая форма экспансировала пределы тропических экосистем, заселяя умеренный пояс, где ускоряющийся антропогенез происходил на фоне стремительно изменяющихся геоэкологических условий. Заполнение экологических ниш там не требовало борьбы с гоминидами относительно примитивных форм, но мобилизовывало все биосоциальные возможности, особенно такой регулятор, как взаимопомощь и сотрудничество. Смена прогрессивных форм гоминидов была связана с социально-технической деятельностью.

На определенных этапах развития орудийной деятельности люди, которые были активными стайными охотниками, становились причиной вымирания некоторых видов крупных млекопитающих, вплоть до мамонтов и пещерных львов. Увеличилось и число пожаров в лесах, повлекших дополнительное множество локальных биологических изменений. Все это, несомненно, влияло на формирование представлений о сверхъестественном, в том числе и магическом.

Возникновение «наглядно-образного» мышления абхазов

Речь идет о первоначальных этапах развития человеческого сознания, в том числе сознания абхазского и о возникновении их «наглядно-образного» мышления. Характерной особенностью этапа (эпохи) "нагляднообразного" мышления абхазов было отделение действия от орудия и предмета труда и появление действия обобщенного, целью которого было уже не получение конкретного результата, а превращение результативного действия в его изображение. В этом смысле имитация действия (вместе с сопровождающими его звуками) стала выполнять сигнальную, коммуникативную функцию.

Постепенно такого рода имитация действия с помощью движения рук и других вспомогательных средств, будучи социально прогрессивным явлением, превратилась в «язык жестов».

Будучи важным в то время средством общения вместе с развивающимися на его основе звуками стал выполнять не менее важные социальные функции: коммуникативно-сигнификативную, регулятивную, а также функцию средств передачи информации — культурных традиций, обычаев и т.п. — от поколения к поколению.

Перечисленные выше функции сохранились за такими действиями и тогда, когда они превратились в магический ритуал. Это отмечается тем, что древние абхазы были ограничены и в знании подлинных причинно-следственных связей происходящих в мире, а потому не могли разобраться и в том, какие их действия выступают в качестве причин, а какие в качестве следствий. В своем сознании они связали успешный исход своих трудовых усилий, а значит, и всю свою жизнь не только с результативными действиями, но и с действиями символическими, то есть иллюзорными.

Символические, иллюзорные действия, составившие основное содержание ритуала, в жизни древних абхазов постоянно переплетались с действиями результативными, т.е. реальными. Оба эти вида первобытной практики иллюзорная, символическая и реальная, предметная — в архаическом сознании рассматривались как в равной степени необходимы для благополучия всей жизни (2). На этой стадии начали формироваться первые формы конкретно-понятийного мышления и способы логического рассуждения. К выводу о магических свойствах, о магическом влиянии, магических эманациях со стороны процессов, явлений и предметов природы древние абхазы (как и другие народы) пришли вследствие своей склонности к рассуждению на основе аналогии, ибо одна из первых умственных операций, которую они освоили, было умозаключение по аналогии на основе сходных признаков. Результатом последнего было, рождение «каузальной» магии, основанной на принципе «после этого, значит, вследствие этого».

Превращение идей в самостоятельную сущность привело к тому, что «древний абхаз», поставил слово над вещью и слепо поверил в силу слова, в способность последнего изменять саму вещь, влиять на ее судьбу. Слово было, в представлении наших предков, «именем», «знаком» предмета, как до того эту роль выполнял описательный жест или рисунок, а потому власть над словом, как до того над любым другим знаком, позволяла им воздействовать на сам предмет.

Вполне понятно, что эту возможность наши далекие предки использовали максимально широко, следствием чего явилось возникновение заговора, заклинания, т. е. вербальной магии.

Комплексность архаического мышления объясняется отсутствием у древнего абхаза достаточного количества языковых средств для выражения общих понятий, вследствие чего ему приходилось выражать общее через отдельное. В результате такого рода операций в языке и появлялись цепочки понятий, взаимозаменяемых или ассоциативно связываемых друг с другом, причем обусловленность их связи с позиций формальной логики и структуры современных языков чаще всего отсутствует, но с точки зрения социально-гносеологической, историко-генетической она раскрывается как «метафорическая» или «метонимическая» ассоциация.

В каждой из семей древних языков можно найти множество подобных семантических рядов. Причем эти семантические ассоциации и связи были не только чувственно-образными; они одновременно порождали и специфические эмоции, ибо имели определенные нейрофизиологические обоснования. Эмоциональное же отношение к семантически-ассоциативным языковым рядам приводило к тому, что связи, которые возникали между различными понятиями в этих рядах, переносились «древним абхазом», в объективный мир, где он также "находил" связи между обозначаемыми этими понятиями объектами и явлениями. Магические верования такого рода были основаны на реализации метафоро-метонимических трансформаций, на создании синтагматических течений из парадигматических связей и наоборот.

Вышеперечисленные особенности архаического сознания абхазов и явились когнитивными предпосылками и факторами возникновения веры в магию, обусловили становление мифа абхазов.

Мифы абхазов

Мифы абхазов — самоценная, завершенная форма сознания, культурный неотъемлемый генофонд абхазского народа. Они не только хранители коллективной памяти народа, но и постоянно воспроизводимый способ осмысления событий, предоставляющих чудесными и непознаваемыми. Мифы абхазов как ментальный феномен обладают бессознательной структурой, а различия касаются лишь материала образов, которыми он оперирует. Архаичное абхазское мышление довольно активно и свободно манипулирует весьма обширным набором оппозиций, противопоставлений, исходным материалом, для которых обычно выступают конкретные образы животных, растений, предметов, небесных светил и др. природных объектов, а также общие свойства (категории), признаки, форма и т.д. Эти оппозиции, а их корни уходят в древнюю абхазскую магию, располагаются на различных уровнях сознания и взаимодействуют между собой. Дихотомия божественного и земного наиболее универсальная.

Она пронизывала все сферы мировосприятия древнего абхаза и определенным образом структурировала все прочие полярные противопоставления. Менее универсальные, — например, космические ("правое — левое", «высшее — низшее», «ночь — день», "жизнь — смерть"). Этические ("добро — зло"). Этнические ("мы — чужеземцы"). Мифологические ("близнецы- антагонисты") и т.д.

Согласно этой концепции пространственные и временные характеристики космоса постигаются абхазом, как четыре стороны света (восток, юг, запад, север) и "центр", а также как четыре времени года (весна, лето, осень, зима).

Каждому из этих сезонов ставится в соответствие одна из «пяти стихий» (дерево, огонь, земля, металл, вода). В каждый из этих сезонов: весна как «порождающая сила», летом как «вскармливающая», осенью как «собирающая урожай», зимой как «сберегающая». Весной все живое склоняется к «любви». Летом «жара», «радость» и «награды», осенью — как «прохлада», «строгость», зимой — как «мороз» смерть.

Божественные концепции постигаются абхазом, через Апсы — «дух, душа» — это жизненная энергия, нечто бессмертное, духовное начало. То есть — дух, душа, двигатель тела. Апстхэа — "дуновение души, туман, облако". Адад (гром) — звук, голос «Духа воды». Амацэыс (молния)проявление, проблеск «Духа воды». Акуапсата «рассеющаяся вода, моросящий дождь». Апсыз — «рыба, или затаивший дух». Азпсы — «мертвая вода». Апсуаа — «люди души». Апсабара — «видение души», «природа, вселенная». Апсны — «страна души, место души, Абхазия». Апсуа — «люди души, абхазы. Апсадгьыл — «земля души, родина, отечество», Апсырахатра — «умиротвориться, душеуспокоение». Апспжвара — «душераздирание», взорваться». Апсейбакыра — «душевно вспылить». Апсейлашэара — «душевно вскипеть». Апсшэара — «душевный испуг». Апсмачхара — «бессилие души, терять сознание».  Апстынчра — «душеуспокоение». Апсымтвра "душененасытность". Апсыцвгьара — «злой дух».  Апстазаара — «жизнь», «душе содержание». Апсра — «смерть, умирать» — «тело без духа». Апстыцра — «выход духа из тела». Апсшэвара «испуг души». Апсырахатра — «умиротворится». Апсытш — «слабый, безвольный». Апсыда «лишенный духа». Апскы — «расположение души» (месторасположения духа, душа — центральное место). Апсыхэа — «помочь душе». Апстэы — «жертвенное животное, предназначенный для души». Апсата — «благодеяния, местообитания души после смерти». Апстэара — «благодеяние, начало конца» (3).

Для древних абхазов (4) первопричина всего сущего: Адзы апсы — пс — «вода», пса — «дух» Дух воды. Адад (гром) — звук «Духа воды».  Амацэыс (молния) — проявление "Духа воды".

По закону гармонии всего сущего, разлитой во всей природе, все существующее живет дыханием. Этот мировой Дух воды — Адзы апсы — есть вдыхание жизни. Дух воды — «Адзы апсы» у абхазов известно, как первопричина всего сущего, оживляющая вселенную, природу, управляет судьбой людей, и разливает жизнь на Земле.

Таким образом, всю историю абхазов можно разделить на доисторию, историю и мировую историю. Особую роль в фазе абхазской истории играет период, называемый осевым временем. Вся история абхазов (5) истолковывается как смена трех основных типов культуры или мировосприятия: идеационную, идеалистическую и чувственную. Эти типы можно назвать также «религиозным», «промежуточным» и «материалистическим». Основу религиозной культуры составляет представление о Боге как всепроникающей реальности, которой подчинено земное существование человека. Материалистическая культура основывается на противоположном принципе: реально существует только то, что поддается восприятию органами чувств. Промежуточная культура соединяет в себе элементы как религиозной, так и материалистической культур.

В целом важнейшей характеристикой этого времени является прорыв мифологического мировоззрения, переход от мифа к логосу. То есть, в осевое время впервые разделяются как противоположности: земля и небо, сущее и должное, повседневное и идеал. Стремясь к идеалу, абхазы, признают первопричину всего сущего Адзы апсы — Дух воды.

Таблица 1

 

Древнейшая мифология и магия

Мифология матриархата (выделение человека из природы)

Судьба как внутренне обоснованная и разумная закономерность мира

Категория древней абхазской натурфилософии

Содержание категории «начало»

Тотем как генетическое начало

Судьба как объективная и чуждая рациональной обоснованности слепая сила

Эпическая мифология патриархата (выделение человека из рода)

Субстанциональное начало всего сущего Адзы апсы — Дух воды

Содержание категории «судьба»

Манна как признающая мир, сверхъестественная сила, на которую можно воздействовать

Персонифицированное генетическое начало в образе Матери-Земли

Безличное генетическое начало типа пс — «вода», пса — «дух»

Закономерность, как атрибут космоса и основа его гармонии


О начале абхазской философии

Философия абхазов творилась на протяжении тысячелетия. Ей предшествовала двуликая про/пред/ философия. Это прежде всего художественно-мифико-религиозный мировоззренческий комплекс: 1) плод в основном мировоззренческого выражения, результат «великой метафоры» переноса на природу внешних свойств человека и родового общества (антропосоциоморфизм), благодаря чему образуется сверхприродный мир мифов, и 2) реальное жизнеобеспечивающее знание — плод практического рассудка, интеллекта, логоса как «разумного слова» в отличие от мифообразующего «мифоса».

Органически же философия абхазов непосредственно предшествовала «профилософия».

Профилософия — результат возрастающего воздействия мифико-религиозного комплекса второй части профилософии, выразившейся в описании антропосных (люди -люди), мифико-антропосных (боги — люди) и даже мифических (боги боги) ситуаций, в «земных» реальных знаниях, в описании производственного процесса в культе разумности. В результате этого воздействия в художественно-мифическом, разумно мифическом комплексе зарождаются такие элементы философии как эпос абхазов. Генезис философии абхазов следует понимать как движение мысли от мифа к философеме, благодаря логосу.

С зарождения философии абхазов происходит одновременное зарождение абхазской философской терминологии. Первоначало всего сущего в философии древних абхазов и адыгов, — это «пс — «вода», пса — дух», Адзы апсы — дух воды понимается как мировой дух воды, жизненная энергия, нечто бессмертное, духовное и жизненное начало. Оживляющее вселенную, природу, который управляет судьбой людей и разливает жизнь на Земле. Абхазы так же верили в бессмертие и переселение души.

А человек, по их мнению, подобно другим живым существам произошел из рыбы.

«Пс — вода», «пса — дух», Адзы апсы — Дух воды, — это среда, агент и принцип всеобщего зачатия и порождения. Но зачатие требует как женского, так и мужского начала: отсюда два аспекта мифологемы воды. В роли женского начала «пс — вода» выступает как аналог материнского лона и чрева, а также оплодотворяемого яйца, а оживляющее проникание «пса дух», отождествляется с оплодотворяющим мужским семенем, заставляющим воду «рожать». И происходит становление Слова плотью, а плоть обретает дух, чтобы лицезреть тайны Духа воды.

То есть Существа получают бытие из двух понятий: «пс — вода», «пса — дух», Адзы апсы Духа воды и возникают все вещи согласно «сперматическим логосам» (7), в которых бог Логос выступает как закон организации и развития индивидуальной «природы». Космос развивается циклически: в конце периода «пс вода», «пса — дух», Адзы апсы» — Дух воды, поглощает прочие элементы, но в каждом следующем цикле мир возрождается из «пс — вода», «пса — дух», Адзы апсы — Дух воды, протосубстрата в прежнем виде. Высшей манифестацией бога-Логоса выступает творческий «пс вода», «пса — дух», Адзы апсы — Дух воды, «природа», или пневма (всепроникающее дыхание, «душа» космического организма).

С мотивом «пс — вода», «пса- дух», Адзы апсы — Дух воды как первоначала соотносится значение Святая вода для акта омовения, возвращающего человека к исходной чистоте. Ритуальное омовение — как бы второе рождение, новый выход из материнской утробы.

По мнению абхазов в мире царствует необходимость. Вселенское «сцепление» причин понимается абхазами, как «анасып — судьба», а его необходимость — как «алахьынца — рок».

«Судьба» = «необходимость» = «пс — вода», «пса — дух», Адзы апсы — Дух воды, выступает как «промысел» целесообразно упорядочивающий мироздание.

Дух воды в распределении текущей жизни господствует — известная равномерность, как в кровообращении. Таким образом, первоначало всего сущего Дух воды — есть вся хранящаяся вселенская и человеческая мудрость.

По мнению абхазов, все миры человека в земной жизни обладают независимой волей, разумом и имеют огромные возможности воздействия на него. Эфирный мир, как мир поступков человека, являясь «генетической клеткой» реального мира человека, задает ему общий настрой, определяет тенденции его развития. Витальный мир отражает мир жизнедеятельности человека, а астральный мир задает направление развития реальному миру. Ментальный мир как важнейший фактор активности определяет деятельностный менталитет реального мира. Мир духовный обеспечивает прогрессивное развитие реального мира. (Такая последовательность соотношений оболочек человеческого существа полностью соответствуетих порядку в постепенном восхождении от низшего к высшему духовному развитию).

Бессмертие души у абхазов

Бессмертие души у абхазов неразрывно связано с пониманием природы самой человеческой души как незримой, бестелесной и разумной, жизнь которой продолжается после смерти тела, переходя в вечность. Уже в мифологии абхазов обнаруживается, что посмертное достижение душой божественной жизни становится возможным через нравственное совершенствование человека. По мнению абхазов, душа возлегает к своему началу и только там начинает жить — это лучшее ее состояние, так как она сливается с Божественным Умом.

Наиболее развернуты суждения абхазов о нравственной стороне бессмертия души и миграции души от одного тела к другому. Подчеркивая личное бессмертие души и утверждая, что она осознает свое Я и борется на земле, осознавая эту сугубо личную моральную ответственнocть за свои действия. Абхазы побуждали человека следовать добродетели (Апсуара) и быть спокойным за судьбу собственной души, если он очищает себя еще в земной жизни. Однако истинная жизнь, по мнению абхазов, начинается в невидимом внеземном мире, где душа предстает перед судом богов, свершаемым на основе нравственной оценки прижизненных поступков человека — справедливых и несправедливых, добродетельных и порочных.

По мнению абхазов, душа приближается к вечности, когда отрешается от представлений противоположностей — духа и материи, добра и зла, которые суть понятия только рефлексии, не успокаивающие дух, но Преходящие. Вечность это не бессмертие в собственном смысле слова, а состояние гармонии, умного созерцания, слитости с истинным Началом, что и является высочайшим в душе человека.

По приобретении душой сознательного бессмертия, по мнению абхазов, раскрывается все ее внутреннее содержание, проявляющееся в земной жизни менее явно, поскольку на земле человек не может познать полной истины, совершенной красоты, нравственного высочайшего добра и полного блаженства. Таким образом, посмертная жизнь души должна стать углублением ее земной жизни.

Абхазский космизм (8)

Абхазский космизм — это соборность, духовное содержание абхазов. Чтобы распредметить содержание земной жизни человека, нужно разложить определенную форму сознания, и тогда бытие, удерживаемое сознанием, распадается. В абхазском космизме мир делится на человеческий и не человеческий мир (видимый и невидимый мир). И оба эти мира связаны между собой по правилу чуда.

Благодаря «чудесному» правилу видимые действия людей получают основания в невидимом мире. В этом «сказочном» мировосприятии нет намеренного уклонения от действительного мира. Осмысленными оставались только те действия людей, в которые вовлекались как живое существо, сочувствующее человеку.

Понимание мира в абхазском космизме строится на основании «потусторонней сущности и невыявленных субстанциях бытия». Внешний план заполнен сцеплением сил, имеющих иной (нечеловеческий) источник своего существования.

Этот образ «заполненности» внешнего мира, мешающий укорениться в нем содержаниям внутренней жизни, имеет решающее значение для понимания абхазского космизма. Нереализованные во внешнем мире содержания внутренней жизни не исчезают. Они остаются, накапливаются и дают о себе знать в плетении жизни.

Существование неосуществленного и воздействие несостоявшихся состояний бытия образуют особую мистическую сторону бытия, соизмеримого с человеком. В абхазской философии действие людей определяются их частной волей. «Условная воля есть воплощение наших мыслей и желаний в жизнь, безусловная воля «порождена Вселенной» (9). Частная (условная) воля зависит от многих побочных обстоятельств.

То есть, какие-то времена проходят, а чувства и мысли проходящих времен остаются. И если мы живем этими чувствами и мыслями, то на нас «непроизвольно действует ум и воля» (10).

Этика (11) и мораль абхазов.

Этика абхазов призывает к нравственному совершенствованию через познание фатальной необходимости правящей миром.

У абхазов, бессмертие связано с проблемой смысла жизни через понятие «абсолютного блага». Будучи вечным, всеобъемлющим и всеозаряющим началом, оно должно быть одновременно тождественно человеческой жизни — не с эмпирической, временной и ограниченной ее природой, а с ее последней глубиной и сущностью. Только тогда человек обретает смысл жизни и веру в бессмертие души.

Разум понимается абхазами как источник специфической причинности, отличной от прочих видов — природы: необходимости; случая; привычки; произвольного, как-то, причина чему находится в совершающем действии. Или «то, что от нас зависит» вменение имеет смысл только в отношении разумно-произвольных действий. Апсуара (Абхазство) — это компонент жизненного мира (положительного опыта) личности и общества. Развитие абхазской этики — это непрерывный процесс, в ходе которого абхазское сознание отвоевывает порядок у хаоса, сужая шаг за шагом энтропию, сферу коллективного бессознательного. Апсуара (Абхазство) — это духовный кодекс чести абхазов, т.е. единство морального и религиозного долга, возведенное в абсолютную ценность, не допускающее безнравственных поступков человека. (Все эти моменты отмечены в работах абхазских ученых (12).

Абхазы очертили будущий смысловой круг терминов «воля», «выбор» ("решение"), «произвольное», "цель" и т.д. Как ценностная форма сознания смысл жизни у абхазов отличается от «жизненных впечатлений», поскольку в представлении о смысле жизни отражаются не переживания человека от событий в собственной жизни или ожидания в отношении возможного благополучия и счастья.Понятие о смысле жизни у абхазов отличается и от«объяснения» жизни, поскольку в объяснении устанавливаются причины происходящего, и достигается понимание жизни.

Основными абхазскими этическими категориями выступают понятия: «спасение», «святость», «самосовершенствование», «покаяние», «терпение», «самоотвержение», «смирение», «мужество», «мудрость", «благоразумие» и т.д. В качестве родовой добродетели выдвигается понятие «воздержание», «умеренность» в зависимости от индивидуальных особенностей опыта.

В абхазской этике проблема выдержки преломляется, прежде всего, через понятия «воздержание», «воздержность». Воздержность, по мнению абхазов — это умение владеть собой, быть хозяином своих страстей и желаний. В связи с этим эта категория трансформируется в учение, проблему разумной меры страстей. При этом понятие «воздержность» выступало у абхазов в тесной связи с категориями «умеренность» и «соразмеренность» и пятью, правильными образами благотворительности: давать с верой, быстро не раскаиваясь и не в ущерб себе или другим, готовность отдать все что ни попросят; готовность пожертвовать любой собственностью (вплоть до собственного тела); готовность пожертвовать самыми дорогими предметами; неразличие лиц, коим, оказываются благодеяния; мирные, сопровождаемые почитанием и благоговением, перед одариваемым; дарение с целью облегчения реальных нужд; дарение ради благополучия одариваемого в этой жизни, и в следующей; дарение незамедлительное.

Другие разновидности добродетели включают: дарение без колебаний, отказ от привычки накапливать дары для другого раза; дарение без тщеславия; дарение при полном бескорыстии; дарение, сопровождаемое состоянием щедрости; дарение лучшего из того, что есть.

Согласно этому смысл абхазской этики способствовал достижению «бодрого и веселого состояния духа при выполнении своих обязанностей». Абхазы считают, что единственное, что «от нас зависит» — наше «согласие» принять или отвергнуть то или иное «представление»; на этой основе базируются идея нравственного долженствования. Универсальный императив абхазов может быть сформулирован так: целью является собственное совершенство и право ближнего.

Они считают, что быть благоразумным означает не просто знать, но быть способным совершать в соответствии со знанием поступки.

Благоразумие абхазов предполагает знание не только общего, но и даже в большей степени частного, поскольку имеет дело с принятием решений и совершением поступков в конкретных (частных) обстоятельствах. И, благоразумный, как способный к принятию решений умеет добиться высшего из осуществимых в конкретном поступке благ. Если мудрость обретают посредством ума, то рассудительность — посредством опыта и особого чувства, сходного с убежденностью. Абхазы считали, что мудрость и благоразумие связаны в том смысле, что последнее, хотя и не основано на мудрости, способствует его развитию.

По мнению абхазов, жизнь есть часть мира, телесное, хотящее, действующее, страдающее существо. Мир существует только как представление этого хотящего и страдающего человека, и истинная мудрость — продукт конкретного мышления, интуитивной проницательности. Всмотреться в реальные предметы, заставить их говорить о себе, усмотреть в них новые отношения, а затем все это превратить в понятия — вот, что значит, по мнению абхазов, приобрести совершенно новые знания. То есть, бытие выступает на поверхность, становится видимым. Человек переходит к бытию, открывается ему, переживает его присутствие. Поскольку она переживается, она понимается.

Она понимается именно в переживании. Истиной нельзя обладать, но в ней можно быть. Это не истина о бытии, но истина бытия. Переживание очевидно, для переживающего. Человек это тот, кто понимает бытие. Именно эта мудрость дает абхазу свободу, заставляющую его жить даже тогда, когда жизнь невыносима, приспосабливаться к миру (бороться за свое существование, несмотря на неизбежное поражение впереди — смерть).

Выдержка абхазов помогает избавиться им от тяжести бытия. Также с помощью самопознания они достигают аскетической свободы духа. Все это доказывает, что земное счастье иллюзорная вещь. Жизнь, по мнению абхазов, дана лишь для того, чтобы ее отстрадать. Это понимание приводит их к формированию такого отношения, к жизни, когда они не стремятся ни к чему, кроме "метафизических занятий": философии, искусства, самосовершенствования.

Главные жизненные ценности абхазов — это молодость, здоровье и свобода. По их мнению, эти ценности они замечают, когда их утрачивают. Философия абхазов — это философия надежды, призыв к тому, чтобы человек обрел свободу и смысл своего существования, несмотря на кажущуюся суету и бессмысленность повседневной жизни. Поэтому первичными формами бытия философской категории выступают не столько понятия, сколько смыслообразы, метафоры и аналоги.

Общий вывод:

1. О начале абхазской философии.

Философия абхазов творилась на протяжении тысячелетия. Генезис философии абхазов следует понимать как движение мысли от мифа к философеме благодаря логосу.

С зарождения философии абхазов происходит одновременное зарождение абхазской философской терминологии. Первоначало всего сущего в философии древних абхазов и адыгов, — это «пс — «вода», пса — дух», Адзы апсы — Дух воды понимается как мировой дух воды, жизненная энергия, нечто бессмертное, духовное, жизненное начало, оживляющее вселенную, природу, которое управляет судьбой людей и разливает жизнь на Земле. Абхазы так же верили в бессмертие и переселение души. А человек, по их мнению, подобно другим живым существам произошел из рыбы.

«Пс — вода», «пса — дух», Адзы апсы -Дух воды, — это среда, агент и принцип всеобщего зачатия и порождения. Но зачатие требует как женского, так и мужского начала: отсюда два аспекта мифологемы воды. В роли женского начала «пс — вода» выступает как аналог материнского лона и чрева, а также оплодотворяемого яйца, а оживляющее проникание «псадух», отождествляется с оплодотворяющим мужским семенем, заставляющим воду «рожать». И происходит становление Слова плотью, а плоть обретает дух, чтобы лицезреть тайны Духа воды.

В распределении текущей жизни господствует известная равномерность, как в кровообращении. Таким образом, первоначало всего сущего Дух воды — есть вся хранящаяся вселенская и человеческая мудрость.

2. Этика и мораль абхазов.

Этика абхазов призывает к нравственному совершенствованию через познание фатальной необходимости правящей миром.

Первичными формами бытия философской категории выступают не столько понятия, сколько смыслыобразы, метафоры и аналогии.

Апсуара (Абхазство) — это компонент жизненного мира (положительного опыта) личности и общества. Развитие абхазской этики — это непрерывный процесс, в ходе которого абхазское сознание отвоевывает порядок у хаоса, сужая шаг за шагом энтропию, сферу коллективного бессознательного. Апсуара (Абхазство) — это духовный кодекс чести абхазов, т.е. единство морального и религиозного долга, возведенное в абсолютную ценность, не допускающее безнравственных поступков человека.

Вселенское «сцепление» причин понимается абхазами, как «анасып — судьба», а его необходимость — как «алахьынца — рок». «Судьба» =«необходимость» =«пс — вода», «пса — дух», Адзы апсы — Дух воды, выступает как «промысел» целесообразно упорядочивающий мироздание.

Основными абхазскими этическими категориями выступают понятия: «спасение», «святость», «самосовершенствование», «покаяние», «терпение», «самоотвержение», «смирение», «мужество», «мудросты", «благоразумие» и т.д. В качестве родовой добродетели выдвигается понятие «воздержание», «умеренность" в зависимости от индивидуальных особенностей опыта.

По мнению абхазов, все миры человека в земной жизни обладают независимой волей, разумом и имеют огромные возможности воздействия на него. Эфирный мир как мир поступков человека, являясь «генетической клеткой» реального мира человека, задает ему общий настрой, определяет тенденции его развития. Витальный мир отражает мир жизнедеятельности человека, а астральный мир задает направление развития реальному миру.

Ментальный мир как важнейший фактор активности определяет деятельностный менталитет реального мира. Мир духовный обеспечивает прогрессивное развитие реального мира. (Такая последовательность соотношений оболочек человеческого существа полностью соответствует их порядку в постепенном восхождении от низшего к высшему духовному развитию).

ЗАКЛЮЧЕНИЕ

Абхазская философия слагалась из множества самостоятельных, слабо связанных друг с другом культур, цивилизаций, каждая из которых прошла подобно живому организму, путь от рождения до смерти. Рост самосознания абхазов состоит в прогрессивном и аккумулирующем внутреннем ее самоопределении или самовыражении, в переходе от более грубой к более тонкой философии и культуре.

Древнеабхазское сознание социализировано и содержит множество традиционно воспринятых коллективных представлений, а различным обществам соответствуют различные формы мышления. Оно отличается от сознания людей современных цивилизованных популяций как по содержанию, так и по доминирующим мыслительным стратегиям (логике). По содержанию — оно мистическое, не различало естественное и сверхъестественное, ориентировалось на выявление мистических, таинственных сил и безразлично к противопоказаниям опыта, который оказывается не в состоянии поставить под сомнение эффективность магических действий и ритуалов.

Доминирующие мыслительные стратегии древних абхазов обладали также рядом специфических характеристик, то есть, паралогическим мышлением. Паралогическое мышление опирается на когнитивные механизмы магии мысленного образа и магии слова, «мистической» абстракции и «мистического» обобщения. Оно подчиняется «закону сопричастuя», который управляет ассоциациями и связями представлений в древнеабхазском сознании и предполагает существование рaзличных мистических форм транcляции свойств от одного объекта к другому путем соприкосновения, заражения, овладения словом, ритуальных действий и т.д. Паралогическое мышление в состоянии уловить действительныe связи между причинами и следствиями, которые, однако, получают в рамках древнеабхазского сознания сугубо мистическую интерпретацию. Древние абхазы могли изобретать орудия труда лишь благодаря интуиции, практической ловкости, искусности, развившихся в результaте упражнений.

Таким образом, взаимодействие жизненного мира абхазов и отдельных миров является одним из механизмов исторического развития культуры.

Жизненный мир абхазов — это мир непосредственного и конкретного чувственного опыта.

ПРИМЕЧАНИЕ

Абхазы принадлежат к абхазо-адыгской языковой группе. Абхазский язык входит в абхазо-адыгскую группу Кавказской семьи языков.

В период между III и II веками до н.э. произошел резкий поворот в истории абхазов; древние абхазы появились путем слияния разных абхазских племен, которые сформировали как бы ось мировой истории. То есть, формирование абхазского этноса происходит на Черноморском побережье Кавказа, включая территорию современной Абхазии. В результате длительного процесса этнической консолидации древнего аборигенного населения края с пришлыми из северо-восточных районов Малой Азии хаттскими племенами.

В языке хаттов обнаруживается много общего с абхазо-адыгскими языками, как в структуре, так и в морфологическом арсенале (13). Здесь решающую роль играет язык, в структуре и словарном запасе которого сохранились древнейшие страницы истории абхазского народа, важнейшая информация о его истоках, среди первоначального обитания, связях и контактах с другими народами.

По мнению С.А. Старостина и др. ныне уже не вызывает сомнение факт родства между северокавказскими, сино-тибетскими (китайский, тибетский, восточно-гималайский и др.) и енисейскими (кетский и др.) языками, выводящий нас к эпохе расообразования.

Постоянная инфильтрация индоевропейцев с юга и севера в течение последующих тысячелетий изменила соответствующим образом антропологический облик абхазского населения, но его язык сохранил свой удивительно архаичный и первородно-чистый строй и звучание, представляя собой неисчерпаемый источник информации по истории народов Кавказа.

Абхазия была провинцией Греческой, Римской империи, затем входила в состав Византии, материальная и духовная культура которой были восприняты наиболее полно и осмыслены наиболее плодотворно.

К VIII-XI вв. относится расцвет Абхазского царства. В ту эпоху были построены наиболее значительные памятники абхазской архитектуры. Территория царства простиралась от устья Кубани на западе до границ Армении на востоке.

С пресечением абхазской династии царство стало перерождаться в абхазо-картлийское государство, затем вовсе стало распадаться. К этому же периоду (ХIII-XV вв.) относится колонизация ряда прибрежных пунктов Абхазии Генуэзской Республикой.

В результате агрессии имеретинских царей и мингрельских князей Абхазское княжество в XV-XVI вв. потеряло свои восточные земли, которые ей пришлось oтвoeвывать до конца ХVIII в.

С середины ХV в. страны восточного Причерноморья, в том числе и Абхазию, подчинила себе Османская империя.

К концу XVIII в., Россия и Турция вступили в затяжную войну за обладание Кавказом. В этой ситуации кавказским владетелям и лидерам было трудно опредeлиться с выбором, тем более что ни одна из воюющих империй не могла гарантировать Кавказу безопасное существование.

В 1810 г. Абхазия была принята под покровительство русского царя. После окончательного завоевания Кавказа в 1864 г. подавляющая часть абхазов — абазов (включая убыхов, джигетов-садзов), проживавших на восточных берегах Черного моря от Шахе до Ингури, а также на северных склонах Кавказа в верховьях Кубани (ащхаруа и ашэуа) были выселены в пределы Османской империи. Прекратило свое существование Абхазское княжество.

В 1921 г. была образована ССР Абхазия, вошедшая в состав Советского Союза. С 1931 г. Республика Абхазия вопреки ее воли была включена в состав Грузинской ССР на правах автономии.

После развала Советского Союза Абхазия провозгласила себя суверенной республикой и отстояла свой суверенитет в войне с Грузией в 1992-1993 гг.

Столица Республики Абхазия — Сухум. Районные центры — Гал, Очамчира, Ткварчал, Гулрипш, Гудаута, курорты: Гагра, Пицунда, Новый Афон.

СЛОВАРЬ ТЕРМИНОВ (14)

Абхазия — самоназвание абхазов «Апсны — страна души».

Абхазы — самоназвание «Апсуаа» — люди духа (души).

Абхазы принадлежат к абхазо-адыгской языковой группе. Абхазский язык входит в абхазо-адыгскую группу Кавказской семьи языков.

Абхазский космизм  (впервые этот термин ввел в научный оборот В.Р. Бганба) — это соборность, духовное содержание абхазов. Чтобы распредметить содержание земной жизни человека, нужно разложить определенную форму сознания, и тогда бытие, удерживаемое сознанием, распадается.

Анимизм — вера в существование душ и духов. Т.е. вера в существование сверхъестественных, сверхчувствительных образов, которые в религиозном сознании представляются действующими в мертвой и в живой природе агентами, управляющими всеми предметами и явлениями материального мира, включая человека.

Антиномия — противоречие между двумя положениями, каждое из которых соответствует теории.

Антиципация — способность человека в той и или иной степени предвосхищать события.

Антропология — учение о человеке.

Антропоцентризм — принцип философии, согласно которому человек есть центральное звено мироздания.

Антропоморфизм — наделение явлений окружающего мира свойствами человека.

Антропосоциоморфизм — перенос на природу внешних свойств человека и родового общества (благодаря чему образуется сверхприродный мир мифов).

Апсуара (Абхазство) — это компонент жизненного мира (положительного опыта) личности и общества. Развитие абхазской этики — это непрерывный процесс, в ходе которого абхазское сознание отвоевывает порядок у хаоса, сужая шаг за шагом энтропию, сферу коллективного бессознательного. Апсуара (Абхазетво) — это духовный кодекс чести абхазов, т.е. единство морального и религиозного долга, возведенное в абсолютную ценность, не допускающее безнравственных поступков человека.

Вода — Адзы (Н2О) — жидкость без запаха, вкуса, цвета (в толстых слоях голубоватая); плотность 1,000 г/л см З (3, 98 С). О С превращается в лед, при 100 С — в пар. Самое распространенное вещество в природе (гидросфера занимает 71 % поверхности Земли).  Воде принадлежит важнейшая роль в геологической истории планеты и возникновении жизни.  Без воды невозможно существование живых организмов, около 65 % человеческого тела составляет Вода.

(Кuслород (О2) — газ без цвета и запаха, плотность — 1,42897 г/л t кип. — 182,9 С. В свободном виде встречается двух модификаций 02 (обычный кислород) и ОЗ (озон). Кислород (О2) химический активный (после фтора) неметаллическиЙ. С большинством других элементов (водородом, галогенами, серой, многими металлами и т.д.) взаимодействуют непосредственно (окисление) и, как правило, с выделением энергии. При повышении температуры скорость окисления возрастает и может начаться горение. Животные и растения получают необходимую для жизни энергию за счет биологического окисления различных веществ, кислорода поступающим в организмы при дыхании. Самый распространенный на Земле элемент; в виде соединений составляет около 1/2 массы земной коры; входит в состав воды (88,8% по массе) и многих тканей живых организмов (около 70% по массе). Свободный кислород атмосферы (21% по объему) образовался и сохраняется благодаря фотосинтезу.

Водород (Н2) — в природе встречаются два стабильных изотопа (протий и дейтерий) и один радиоактивный (тритий). Свободный водород состоит из двухатомных молекул (Н2); газ без цвета и запаха; плотность — 0,0899 г/л. t кип.- 252,6 C. При нагревании соединяется со многими элементами, с кислородом образуют воду. Самый распространенный элемент космоса; составляет (в ионизированном состоянии) более 70 % массы Солнца и звезд, основная часть газов межзвездной среды и туманностей. На Земле Водород входит в состав воды, живых организмов, каменного угля, нефти).

Гром (Адыд) — звуковое явление в атмосфере, сопровождающее электрический разряд (молнию); вызывается колебаниями воздуха в результате быстрого нагревания и расширений (а следовательно, повышения давления) воздуха, на пyти молнии.

Гомеопатия — система лечения различных болезней ничтожно малыми дозами тех лекарств, которые в больших дозах могут вызвать явление, подобные признаки данного заболевания.

Дождь (Aкуa) — жидкие атмосферные осадки, выпадающие из облаков. Диаметр капель от 6 — 7 до 0,5 мм; при меньшем размере осадки называются моросью.

Дихотомия — деление на две непересекающиеся части. Например, класс, обозначаемый понятием «человею>, можно дихотомически разделить на два класса: «мужчины» и «не мужчины».

Дихотомия божественного и земного — пронизывает все сферы мировосприятия человека и определенным образом структурирует все прочие полярные противопоставления.

Жизнь — (в философии) интуитивно постигаемая реальность, нетождественная ни материи, ни интеллекту.

Закон партиципации или сопричастия — управляет ассоциациями и связями представлений в первобытном сознании и предполагает существование различных мистических форм трансляции свойств от одного объекта к другому путем соприкосновения, заражения, овладения словом, ритуальных действий и т.д.

Идеализация — процесс идеализации, мысленное конструирование понятий об объектах, не существующих и не осуществимых в действительности, но таких для которых имеются прообразы в реальном мире.

Импликация — логическая операция, образующая сложное высказывание из двух высказываний посредством логической связки, соответствующей союзу «если ... то».

Историцизм — воззрение, согласно которому задачей науки истории является открытие законов человеческой истории, позволяющих предсказывать будущее развитие общества.

Каузальный — причинный.

Категорический императив (И.Кант) — безусловный принцип поведения.

Коммуникативный — относящийся к человеческому общению.

Коэволюция — совместное, параллельное развитие природы и общества.

Магия — различные ритуалы, направленные на использование власти тайных потусторонних, сверхъестественных сил для достижения человеческих целей: древнейшая форма организации человеческой деятельности и коммуникации: форма религиозных верований: первый тип специализированной творческой деятельности.

Метаязык — язык, средствами которого описываются и исследуются свойства некоторого другого языка т.н. предметного (объекта) языка, или языка — объекта.

Метонимия — установленная путем соотношения (реляции) смежностей, т.е. подмены одного понятия другим.

Метафора — основана на принципе подобия.

Метафорическая связь подобия является основой формирования метонимического воображаемого причинного соединения.

Миф — слово, предание, сказание, воспроизводящее в вербальной форме архаические верования древних (и современных первобытных народов), их религиозно — мистические представления о происхождении Космоса, явлениях природы и событиях социальной жизни, деяниях богов.

Молния (Амацэыс) — гигантский электрический искровой разряд между облаками или между облаками и земной поверхностью, длиною насколько километров, диаметром десятки сантиметров и длительностью десятые доли секунды. Молния сопровождается громом. Кроме такой линейной молнии, изредка наблюдается шаровая молния.

Морось (Акуапсата) — атмосферные осадки в виде мелких капель диаметром меньше 0,5 мм, очень медленно выпадающие их облаков или тумана.

Наука — сфера человеческой деятельности, задачей которой является получение и систематизация объективных знании о действительности. Цель науки — теоретическое освоение (отражение) действительности.

Осевое время — важнейшей характеристикой этого времени является прорыв мифологического мировоззрения, переход от мифа к логосу.

Парадигма — теория (или модель постановки проблем), принятая в качестве образца решения исследовательских задач.

Паралогическое мышление — опирается на когнитивные механизмы магии мысленного образа и магии слова, «мистической» абстракции и «мистического» обобщения. Паралогическое мышление в состоянии уловить действительные связи между причинами и следствиями, которые, однако, получают в рамках первобытного сознания сугубо мистическую интерпретацию. Оно подчиняется «закону сопричастия».

По астрологии — Меркурий является знаком Абазгии, т.е. абхазов.

Полисемия — многозначность слова.

Психика — свойство мозга, заключающееся в активном отражении окружающей среды и определяющее на этой основе мотивы поведения и действительности человека.

Религия — мироощущение, моральные нормы и тип поведения, которые основаны на вере в существование сверхъестественного мира. Или сверхъестественных существ — Бога или богов, определяющих судьбы людей, а также совокупность специфических действий (религиозный культ), обеспечивающих связь человека со сверхъестественными силами, и соответствующие (церковные) объединения и общества.

Реляция — сообщение, донесение.

Семантика — раздел семиотики и логики, исследующий отношение языковых выражений к обозначаемым объектам и выражаемому содержанию.

Сигнативный — относящее к знаку.

Снег (Асы) — твердые атмосферные осадки, состоящие из ледяных кристаллов разной формы снежинок, в основном шестиугольных пластинок, и шестилучевых звездочек; выпадает из облаков при температуре воздуха ниже 0 С.

Темпоральность (временные особенности) — временная сущность явлений, порожденная динамикой их собственного движения, в отличие от тех временных характеристик, которые определяются отношением движения данного явления к историческим, биологическим, физическим и др., временным координатам.

Тотемизм — комплекс верований и обрядов родового общества, связанных с представлением о родстве между группами людей (обычно родами) и т.н. тотемами — видами животных и растений (реже явлениями природы и неодушевленными предметами); каждый род носил имя своего тотема. Его нельзя было убивать и употреблять в пищу. Тотем был распространен у всех народов мира, пережитки сохранились во всех религиях.

Фетишизм — культ неодушевленных предметов фетишей, наделенных, по представлениям верующих, сверхъестественными свойствами. Был распространен у всех народов.

Философия (любовь к мудрости) — особая форма общественного сознания и познания мира, вырабатывающая систему знаний о фундаментальных принципах и основах человеческого бытия, о наиболее общих сущностных характеристиках человеческого отношения к природе, обществу и духовной жизни во всех их основных направлениях.

Человек — общественное существо, обладающее сознанием, разумом, субъект исторической деятельности и культуры, выступивший в этом процессе своего самоосуществления как личность.

Сущность человека, его происхождение и назначение, место человека в мире неизменно остаются центральными проблемами в религии и философии.

ЛИТЕРАТУРА

1 См.: Бганба В.Р. Философия. Экология. Ноосфера. М., 2003; Бордо Харенберг. Хроника человечества. М., 1996; Гумилев Л.Н. Этногенез и биосфера Земли. Л., 1990; Древние Цивилизации. М., 1989; Тейлор Э.Б. Первобытная культура. М., 1939; Леви — Стросс Клод. Структурная антропология. М., 1985; Фрейзер Дж. Золотая ветвь. М., 1984.

2 Антология мировой философии. В 4 — х томах. М., 1989; Философская энциклопедия. М., 1981; Бганба В.Р. Философия. (Краткий очерк истории философии) // Философия. Экология. Ноосфера. М., 2003.

3 Подробнее см.: Гублия Р.К. К этимологии элемента пс в абхазско-адыгских языках // Актуальные вопросы Абхазо-адыгской философии. Карачаевск. 1997 г. с. 20-35; Лопатинский Л.Г. Русско-кабардинский словарь с указателем. Смоленск. 1891. Вып. 12. Oтд. 2. С. 42.

4 У древних абхазов и адыгов — «пс — «вода», пса — дух». Адзы апсы» — «Дух воды».

5 Анчабадзе З.В. История и культура древней Абхазии. М., 1964. с. 120; Дзидзария Г.А. Махаджирство и проблемы истории Абхазии ХIХ столетия. Сухуми, 1975; Пантин И.В. Циклы и ритмы истории. Рязань, 1996.

6 Новейший философский словарь. Минск, 1999. С. 33.

7 Сперматозоид — в переводе с греческого означает «сперма» — «семя», «зоон» — «живое существо» и «эйдос» — « вид». То есть в сперматозоиде закодирована духовная и материальная сущность человека — ПС — (вода), Адзы апсы — (закодированный Дух воды).  Порция мужской спермы попадающая в «женское лоно» во время полового акта содержит сперматозоидов — от 350 до 500 миллионов, но только лишь одному из них удается добраться до верхней части маточной трубы, минуя высокую кислотную среду влагалища и оплодотворяет яйцеклетку и дает начало чьей-то судьбе. (Невероятно велик естественный отбор на молекулярном уровне).

8 См. подробнее: Инал-ипа Ш.Д. Вопросы этнокультурной истории Абхазии, Сухуми, 1976; Бганба В.Р. Социальная экология. М., 2005.

9 Циолковский К.Э. Воля Вселенной. Грезы о Земле и небе. Тула. 1986, с. 307.

10 Вернадский В.И. Размышления натуралиста. М., 1977. Кн. 2, с. 42.

11 Бганба В.Р. История этики. СПб, 1995; Он же. Экологическая этика. М., 1998.

12 Инал-ипа Ш.Д. Абхазы. Сухуми, 1967; Он же. Абхазский этикет. Сухуми, 1978. Бгажноков Б.Х. Адыгский этикет. Нальчик. 1978. Бганба В.Р. История этики. СПб, 1995; Он же. Экологическая этика. М., 1998.

13 Анчабадзе З.В. История и культура древней Абхазии. М., 1964. С. 120.

14 См. подробнее — Энциклопедический словарь. М., 1981.

________________________________________________________

В авторской редакции

Автор благодарит А. А. Кварчиа за финансирование издания данной книги.

Бганба В. Р. Основания абхазской философии (краткий очерк). Сухум, Академия наук Абхазии. Институт гуманитарных исследований им. Д. И. Гулиа, 2005. 60 с.

Подписано в печать 20.04.05. Формат 70Х100/32. Бумага офсетная. Гарнитура Times New Roman. Печать высокая офсетная. Физ. печ. л. 1,8. Усл. п. л. 2,3. Тираж 500. Заказ № 368. Цена договорная.

________________________________________________________

(Сканирование, вычитка текста — Абхазская интернет-библиотека.)


Некоммерческое распространение материалов приветствуется;
при перепечатке и цитировании текстов
указывайте, пожалуйста, источник:
Абхазская интернет-библиотека, с гиперссылкой.

© Дизайн и оформление сайта – Алексей&Галина (Apsnyteka)

Яндекс.Метрика