Надежда Лютахина

Сария возвращается домой

Сария Ахметовна Джих-оглы (1904–1939 г.г.)

Сария Ахметовна Джих-оглы родилась  в 1904 году в Батуми  в состоятельной семье. Ее отец Ахмет-Мамет Джих-оглы владел хлебопекарней, несколькими маленькими магазинчиками, а также тремя домами на берегу моря, которые сдавались внаем.  Мелек    Патландзиа, мать Сарии, была абхазкой родом из Очамчира, в браке с Ахметом Джих-оглы воспитала прекрасных семерых детей.

Сария у родника с абхазским кувшином (Аирыдз)
Сария у родника с абхазским кувшином (Аирыдз)


Старший сын Аки, брат Сарии, дружил с Нестором Лакоба и сочувствовал большевикам. В 1920 году семья Джих-оглы укрывала от английских оккупационных властей молодого Нестора.  В тот период Нестор уже был лидером революционных крестьянских дружин «Киараз» и вел борьбу с меньшевистским оккупационным режимом в Абхазии. Нестору сразу же понравилась юная дочь Ахмета. Стройная, с большими карими глазами и пушистыми ресницами аджарская девушка навсегда покорила сердце абхазского парня. На тот момент ей только должно было исполнится пятнадцать.  Еще школьная ученица, Сария полюбила Нестора так, что не побоявшись родительского гнева, сбежала к любимому из отчего дома.


Первые годы советской власти. До трагедии еще далеко

Они поженились в 1921 году, в год освобождения Абхазии от оккупационного режима меньшевиков и прихода советской власти. В молодой семье, как и во всей Абхазии началась новая жизнь. Поначалу родители Сарии, и особенно ее братья были против такого брака, но молодым мешать не стали и свадьба состоялась. В 1922 году у Нестора и Сарии родился сын Рауф.  Школу Сария так и не закончила. Нестор нанял ей репетиторов.  Благодаря им и своему природному дару к учебе Сария получила аттестат зрелости, экстерном сдав экзамены. Для аджарской девушки, в то время это было настоящим подвигом, ведь многие аджарки-мусульманки в двадцатых годах и вовсе ходили в чадре. На достигнутом она не остановилась.  Много читая, Сария занялась самообразованием. Природная элегантность и тонкий вкус дополнили острый ум и знание этикета. Как бабочка из куколки,  Сария превратилась из девушки-горянки в первую леди страны.

  Мудростью Сарии стали восхищаться так же как и ее красотой. Однажды, одна ревнивая жена совнаркома была приглашена к Сарие в гости. Усадив гостью рядом с собой, Сария ненавязчиво завела с ней разговор о ревности. Сария рассказала, что над женщиной уже смеются окружающие, глядя, как она бегает за своим мужем. – В конце концов, он тебя бросит, и ты останешься одна. Лучше следи за собой, учись хорошим манерам… Ведь к нам в Абхазию приезжают важные люди, поэтому необходимо уметь себя держать. И если даже твой муж на приеме за кем-то ухаживает – что страшного? Он ведь должен уделять внимание гостям, а не сидеть все время возле тебя… Сария дала нужный совет этой женщине, и вскоре ее семейная жизнь наладилась. Правительственные дамы Абхазии старались подражать Сарие. Она стала для них эталоном не только супруги руководителя, соратницы и пособницы в его делах, но и женщины. Ведь умение вести себя на приеме высокопоставленных гостей так, чтобы супруг гордился, а гости восхищались, не дается с рождения. Этому нужно учиться и кропотливо, изо дня в день, работать над собой.

Сария в морской форме
Сария в морской форме


Сария Ахметовна слыла радушной хозяйкой. Когда в доме ждали гостей, она принималась помогать на кухне домработнице Фене (родной тети девочки Маруси, которую супруги Лакоба взяли на воспитание). Все национальные блюда готовились только под руководством хозяйки. А знаменитую фасоль и мамалыгу с сыром для Сталина Сария готовила собственноручно. Сначала блюдо пробовала она, а уж потом к трапезе приступал высокий гость. Сария не только могла прекрасно сервировать стол, но и сделать так, чтобы никто из гостей за ним не скучал. В то время Сталин благоволил Нестору и был частым гостем в его доме. Отчасти в этом была заслуга и Сарии. Не было секретом, что Сталину нравилась Сария, он относился к ней с подчеркнутым уважением. Об этом говорят его многочисленные подарки, среди которых был патефон с позолоченной головкой и французская машина «Жучок», которую Сария сама водила.

Гриша  Амерджанов и Сария

На первом плане один из опытнейших водителей Нестора, крупный, несколько угловатый, громоздкий, неповоротливый на вид, добрейший человек Гриша Амерджанов (Амерджанян, со слов дочери Василия Лакоба Зинаиды Лакоба «был как член семьи Нестора»). За ним на фото, «крадучись», стоит жизнерадостная, игривая, естественная, полная любви к людям Сария. Здесь пока ещё ничего не предвещает будущую трагедию. Г.Амерджанов будет расстрелян в 37-м. Поисками следов его «уголовного дела», судьбы его супруги и детей, судя по многому, к сожалению, также никто не занимается. А родной брат Гриши, также со слов З.Лакоба, успел переехать в США. Видимо, по-своему оказавшись более благоразумным. 

Не позавидовать Нестору, с которым находится рядом такая женщина, могли единицы. Большинство, конечно, сгорало от зависти. В их числе был и Лаврентий Берия. Как позже напишет Адиле Абас-Оглы, невестка Сарии, Сталин тоже подливал масло в огонь. Как-то в одной из последних поездок в Москву, куда Нестор взял Сарию, сидя за столом и глядя как Сария с Серго Орджоникидзе танцуют лезгинку, Сталин сказал Берия, указывая на Сарию: – Лаврентий! Смотри-ка, Нестор тебя во всем превзошел, даже в жены взял красавицу, каких мало, – и рассмеялся. Берия ничего не ответил, только в лице изменился и бросил на Нестора ненавидящий взгляд. Это было начало конца всей семьи Лакоба.

Скоро, после возвращения из Москвы, в декабре 1936 года, грянул тот самый гром среди ясного абхазского неба. В свою последнюю поездку в Тбилиси Нестор не взял с собой Сарию. В тот день отъезда, проводив взглядом супруга, который спускался по лестнице, она задержалась у входной двери. Через минуту грянул выстрел. Сария со страшным криком помчалась вниз по лестнице, и домочадцы вслед за ней. Внизу стоял Нестор и улыбался. Прижав к себе перепуганную Сарию он сказал: – Я сейчас убедился, в том, что, если со мной что-нибудь случится, ты, Сария, будешь горько плакать. Что это было? Предчувствие собственной гибели? Или этот жестокий розыгрыш был генеральной репетицией того кровавого действия, что начнется вскоре? А может быть, это был зловещий знак для Сарии, который она сразу не смогла понять? Возможно и то и другое, и третье. Нестор уехал. В Тбилиси его ждала отравленная Берия форель…


Незадолго до ареста


Смерть мужа стала первым ударом для Сарии. Началась длинная черная полоса последних  лет ее жизни. 8 апреля 1937 года начались аресты ближайших родственников Нестора и Сарии – Михаила и Василия Лакоба, Меджита Джих-оглы. Сария нашла личный архив Нестора, а в нем обнаружила материалы о жизни и деятельности Берия в Баку. Взяв с собой документ, она отправилась в Москву, на прием к Сталину. Тогда Сарияне сомневалась, что Сталин обязательно разберется в том, что происходит и кем на самом деле является Берия. Напрасно. Сталин не принял вдову Лакоба. Молотов тоже не рад был встрече, документ взять отказался. Только секретарь ЦК ВКП (б) Андреев согласился принять бумагу и передать ее Сталину. Сария вернулась в Абхазию с плохим предчувствием.

Летом один за другим начались аресты соратников Нестора. Руки палачей дошли и до женщин. Первой 18 августа 1937 года была арестована Шьамина Бения – жена Василия Лакоба, близкого родственника Нестора. Квартиру, в которой жила семья, опечатали. Дети Зина и Тенгиз остались на улице. Вот что рассказал об этом времени  Якуб Лакоба (из воспоминаний своей матери Зинаиды Васильевны):

– Дети не смогли попасть домой. Напуганные арестом матери, дождавшись рассвета, они побежали к Сарие. Она выслушала племянников, не выдав своего волнения. Чем она сейчас могла им помочь? Только советом. Кольцо арестов вокруг Сарии затягивалось. И она  отправила детей домой к первому секретарю Абхазского Обкома Партии Михаилу Гобечия – уроженцу г.Поти, присланному ЦК КП Грузии в Абхазию в известных целях. Зина и Тенгиз проделали нелегкий путь к Госдаче, близ Алексеевского Ущелья (та, что выше нынешнего Министерства Обороны), в которой он проживал с семьей. Жильцы дома только просыпались. Погода портилась, начался ливень. Дети переждали его под кроной дерева. Наконец, открылось окно, и в нем показалась супруга секретаря Обкома. Она увидела сиротливо стоящих под деревом детей и спросила чьи они. Зина и Тенгиз ответили, что они дети Василия Лакоба. Женщина машинально захлопнула окно и через мгновенье оказалась внизу, приглашая детей зайти в дом. Навстречу уже бежал в майке, прихрамывая и застегивая штаны на ходу сам Гобечия. Поговорив коротко с детьми, он пригласил их прийти к нему на работу к 9.00 часам утра, обещав им выписать пропуск. Дети так и сделали. Уже в Обкоме Гобечия позвонил заместителю наркома НКВД и на повышенных тонах потребовал, чтобы тот обеспечил детям доступ в квартиру, незамедлительно. Он кричал в телефонную трубку, что это всего лишь дети, а не враги народа (в тот момент первый секретарь даже не подозревал, что его самого скоро расстреляют). Звонок подействовал, дети вернулись домой и двери оказались открытыми. Из всей семьи Василия в живых останется только Зина, остальных (мать, отца и несовершеннолетнего брата Тенгиза) расстреляют.

Вскоре после этого случая, 23 августа 1937 года, были арестованы Шьахнуса (мать Нестора) и сама Сария. Поводом стало то, что обе женщины выкрали тело Нестора из могилы в Ботаническом саду и перезахоронили его в другом месте, где именно, неизвестно. На самом же деле, Берия искал личный архив Нестора, он уже был в курсе, с какой бумагой ездила в Москву Сария, поэтому ему очень важно было его найти. Он уже подчистил свою биографию к тому моменту, а этот архив ему мог навредить. Для оправдания своих действий, нужно было, чтобы родственники и соратники Нестора подтвердили, что существовал заговор убийства Сталина. В застенках пытали всех. Большинство не выдерживало и подписывалось под тем, что им вменяли. Затем их расстреливали или ссылали. Сарию же пытали с особым пристрастием. Очень важно было, чтобы именно она призналась, что Нестор был организатором заговора, рассказала бы про архив, и указала бы, где спрятано тело мужа. Сария молчала. Даже когда у нее на глазах пытали ее родных братьев, она продолжала молчать. Тогда был арестован ее несовершеннолетний сын Рауф. Его пытали на глазах у матери. Подросток молил мать признаться во всем, что велят. Глядя на муки сына, Сария только просила его терпеть ради доброго имени отца (Рауфа расстреляют в июле 1941 года в Сухановской тюрьме). По свидетельству очевидцев, Сария мужественно выносила все пытки и издевательства на протяжении двух лет. Доводя ее до состояния полутрупа, ее помещали в тюремную больницу, где приводили в сознание, и пытки начинались снова.

За волосом выдергивают волос, –
И вот не стало длинных черных кос.
«Ну, что там эта падла? Раскололась?»
«Молчит зараза». – «Продолжай допрос».
Она страшна. Она сходна с совою.
И окровавленною головою,
Плешивою, кивает невпопад.
Какой однако сильный, чудный взгляд,
Какой горит он верою живою!
Вопрос. Удар. Вопрос. Удар. Вопрос…
Кричать – кричу, а не дождетесь слез!
В ее глаза втыкаются булавки, –
И вот не стало умных карих глаз…
(Семен Липкин)

Сария Лакоба умерла на тридцать пятом году своей жизни в орточальской тюремной больнице 16 мая 1939 года, отказали отбитые легкие. Перед смертью в палате появился следователь и в который раз принес обвинительное заключение, чтобы Сария его подписала. У нее лишь хватило сил привстать с кровати, наклониться над листком и облить его кровью, которая пошла из горла. Тогда она еле слышно сказала: – Вот моя подпись навеки….

Позднее, Генеральный прокурор СССР Р.А.Руденко скажет о Сарие так: «Этой женщине памятник нужно воздвигнуть!» Публично же ставил вопрос о памятнике Сарие перед абхазским руководством и такая всемирная знаменитость, как Фазиль Искандер.

А памятника нет до сих пор. По этой причине инициативной группой из 11 человек осенью 2010 года было принято решение создать общественный Фонд «Сария Лакоба». Среди целей и задач Фонда будет установка памятника Сарие, снятие документального и художественного фильмов о жизни и смерти этой героической женщины.  Уже поступают предложения о том, каким должен быть памятник Сарие. Юрий Квициниа, член инициативной группы, предлагает и конкретное место для его установления – напротив дома, в котором она жила, а также название памятнику – «Сария возвращается домой». В Абхазии еще остались единицы старшего поколения, которые видели и общались с Сарией. В их памяти она осталась общительной жизнерадостной красавицей, всегда готовой прийти на помощь в трудную минуту и родственнику и незнакомому человеку. Сегодня женское имя Сария стало распространенным в Абхазии. Этим именем называют своих дочерей в честь храброй и сильной женщины. Так, например, первый президент Абхазии В.Г.Ардзынба назвал Сарией свою первую (и пока единственную) внучку. И каждой девочке с этим именем родители обязательно расскажут о той, чье имя она носит. И эту память они пронесут через всю свою жизнь. Сария жива, пока мы о ней помним.

При написании статьи были использованы фрагменты из книги видного абхазского историка Станислава Лакоба «Очерки политической истории Абхазии», поэмы «Нестор и Сария» народного поэта и заслуженного переводчика СССР, кавалера 7-ми Орденов Ленина Семена Липкина, книги Адиле Аббас-Оглы «Не могу забыть». Все фото в статье из архива дочери Василия Лакоба Зинаиды, почти все они публикуются впервые.

 
(Перепечатывается с сайта: http://www.kiaraz.org.)


Некоммерческое распространение материалов приветствуется;
при перепечатке и цитировании текстов
указывайте, пожалуйста, источник:
Абхазская интернет-библиотека, с гиперссылкой.

© Дизайн и оформление сайта – Алексей&Галина (Apsnyteka)

Яндекс.Метрика