(Источник фото: http://www.abkhazia.ru/.)

Об авторе

Ардзинба Владислав Григорьевич
(1945-2010)
Доктор исторических наук (1985), профессор, хеттолог, действительный член Академии наук Абхазии, Адыгской международной Академии наук, лауреат Международной Кандуровской премии, лауреат премии им. Вернадского. Автор ряда научных статей и книг ("Ритуалы и мифы древней Анатолии", М., 1982, и др.). Председатель Верховного совета Абхазии (с 1990 г.). Во время войны с Грузией (1992-1993) был назначен председателем государственного комитета обороны и возглавил национально-освободительную борьбу народа Абхазии. Первый президент Республики Абхазия (1994-2004). Награжден высшей государственной наградой Абхазии — орденом «Ахьдз-апша» I степени, медалью «Герой Абхазии» и высшей государственной наградой Республики Южная Осетия — «Орден почета».
(Источник: http://www.abkhaziagov.org.)





В. Ардзинба

Отзыв на диссертацию А.Б. Крылова
"Религия и традиции абхазов (по материалам полевых исследований 1994-1999 гг.)"

Изучение Кавказа издавна являлось одним из важнейших направлений российской науки. Исследованию этого во многом уникального географического и этнографического региона посвятило свою жизнь несколько поколений российских ученых, среди которых были такие выдающиеся исследователи как М.О. Косвен, Л.И. Лавров, Н.Я. Марр, В.Ф. Миллер, Ф.Ф. Торнау, Г.Ф. Чурсин и многие другие.

Трагические события, связанные с распадом СССР, не могли не повлиять на отечественную науку, в частности на кавказоведение: принадлежавшие прежде к единой научной школе ученые оказались разделенными образовавшимися на постсоветском пространстве государственными границами, резко сократились масштабы исследовательских работ.

Положение абхазской науки оказалось особенно трагическим. Во время грузино-абхазской войны 1992-1993 гг. погибли многие молодые талантливые ученые, грузинские спецслужбы осуществили целенаправленные мероприятия по уничтожению истории абхазского народа: 22 октября 1992 г. одновременно были сожжены Государственный архив Абхазии и Абхазский научно-исследовательский институт, подверглись систематическому уничтожению личные архивы, рукописи и опубликованные труды абхазских ученых. Абхазской, да и мировой науке в целом, был нанесен непоправимый урон. Лишь спустя несколько лет после окончания грузино-абхазской войны абхазская наука начинает выходить из состояния глубочайшего шока и возвращаться к нормальной жизни.

Для российской науки 1990-е годы также были весьма тяжелыми. Поэтому для меня особенно приятным является то обстоятельство, что единственным научным центром в мире, оказавшимся в состоянии продолжать свои научные изыскания в Абхазии этот поистине трагический для нее период времени, стал Институт востоковедения Российской академии наук. Не только потому, что этот институт имеет заслуженную и всемирно признанную известность, но и потому, что именно с ним связана важнейшая часть моей жизни и научная судьба.

Результатом проведенных Институтом востоковедения РАН полевых исследований стала диссертация А.Б. Крылова, представленная на соискание ученой степени доктора исторических наук.

По своему замыслу и характеру проведенного исследования данная диссертация является ярко выраженным продолжением традиционной школы российской этнографической науки и кавказоведения. Автор строит свою работу в первую очередь на анализе собранного своими силами обширного и добротного религиоведческого и этнографического материала, который вводится в научный оборот впервые. Таким образом, уже в силу этого обстоятельства научная новизна и актуальность диссертации А.Б. Крылова не вызывает никаких сомнений.

Вместе с тем, отказ диссертанта от, к сожалению, столь распространенного в науке бесконечного "перепева" чужих работ вовсе не означает того, что он игнорирует труды своих предшественников. Их работы были учтены, творчески переосмыслены автором и послужили основой проведенных им полевых исследований. Уважительное отношение автора к работам своих предшественников является характерной чертой представленной диссертации и заслуживает всяческого одобрения.

Опираясь на работы своих предшественников, в том числе на труды таких выдающихся ученых-абхазоведов, как И.А. Аджинджал, З.В Анчабадзе, Г.А. Дзидзария, Ш.Д. Инал-ипа и многих других, диссертант осуществил программу собственных полевых исследований по изучению самобытной религии и традиций абхазов. Собранные в их ходе данные позволили автору пойти дальше своих предшественников и на основании анализа конкретного материала отказаться от многих имевшихся до этого взглядов и представлений.

Диссертантом совершенно обосновано отвергнуты как не отвечающие реальной действительности представления о том, что традиционная религия абхазов является политеистической (языческой), либо некоей "смесью" христианства, ислама и язычества, либо же "неоязычеством", сформировавшимся в результате якобы имевшего место "вырождения" христианства.

На основании собранных данных А.Б. Крылов приходит к выводу о том, что традиционная религия абхазов представляет собой автохтонную религию, которая сложилась у абхазов в процессе их длительного исторического развития без формообразующего воздействия мировых религий. Скрупулезный сбор подробных данных о религиозных представлениях и ритуальной практике абхазов и их теоретическое осмысление позволили автору прийти к обоснованному выводу о том, что "традиционная религия абхазов отвечает определению теизма, в котором мир есть осуществление божественного промысла, а абсолютный Бог стоит над миром и человеком, и определению "строгого монотеизма", где Бог является единственным источником и добра и зла (к которому, по мнению многих исследователей, нельзя отнести даже христианство и ислам" (с. 318).

Осуществленная автором тщательнейшая фиксация текстов совершаемых молений и современной ритуальной практики в традиционной религии абхазов еще не имела аналогов в абхазоведении (да и кавказоведении в целом). Это позволило автору выявить имеющиеся параллели между этой религией и религиями других народов. Особенно интересным представляется положение о возможном существовании в отдаленном историческом прошлом некоего конфессионального единства кавказских народов, находящего свое отражение в безусловном сходстве представлений и религиозной практики различных народов этого региона.

Поднимаемая в диссертации А.Б. Крылова тема имеющихся параллелей между сохраненной до наших дней традиционной религией абхазов и древними малоазийскими цивилизациями настолько важна с точки зрения всемирной истории и религиоведения, что ее дальнейшая разработка представляется несомненно актуальной и требующей объединения усилий специалистов в самых разных областях исторической науки.

В представленной диссертации исследуются религия и традиции абхазов на драматическом "историческом переломе", когда "распалась связь времен": уклад жизни, еще вчера казавшийся вечным и незыблемым, распался в одночасье. Происходящие масштабные и чрезвычайно интенсивные изменения в социальной жизни всех проживающих в Абхазии народов нашли свое отражение в данной работе. В плане столь разносторонней фиксации происходящих социальных процессов данная работа является во многом уникальной.

 Подобные работы в современных условиях чрезвычайно необходимы: численность долгожителей - т.е. главных носителей устной истории Кавказа неуклонно и стремительно сокращается, а с ними часто уходят навсегда ценнейшие сведения об историческом прошлом Кавказа. Многие из опрошенных А.Б. Крыловым людей уже ушли в мир иной, и в силу одного этого обстоятельства данная диссертация уже приобрела характер не только теоретического исследования, но и исторического источника.

Избранный автором метод исследования общества путем скрупулезного "вживания" в окружающую действительность позволил ему выявить важнейшие особенности и закономерности происходящих процессов. В первую очередь это касается происходящего ныне возрождения самобытной религии абхазов и повышения роли традиционных социальных институтов в жизни общества.

 Добротность проведенных А.Б. Крыловым исследований наглядно характеризуются уже тем обстоятельством, что ему удалось открыть и подробно описать перенесенное из Боржомского ущелья в окрестности Пицунды осетинское святилище Ирон дзуар, о существовании которого до этого не было известно ни одному из местных ученых-абхазоведов. Безусловно, что подобные подвижнические исследования народов Кавказа можно только приветствовать.

Тематика диссертации намного шире ее названия. Многие из затронутых А.Б. Крыловым тем имеют чрезвычайно важное научное значение, заслуживают дальнейшей разработки и широкого научного обсуждения. В этом плане особенно актуальной становится координация усилий абхазских и российских ученых.

Удачным, но к сожалению редким в постсоветской реальности примером плодотворного сотрудничества между российскими и абхазскими учеными является представленная А.Б. Крыловым диссертация. На основании всего изложенного можно заключить, что автор диссертации "Религия и традиции абхазов (по материалам полевых исследований 1994-1999 гг.)" безусловно заслуживает присуждения ученой степени доктора исторических наук.

Представляется чрезвычайно важным, чтобы и в дальнейшем Институт востоковедения Российской академии наук продолжил свою деятельность по изучению народов Абхазии и всего Кавказа. 0 том, насколько результативными и плодотворными в научном плане могут стать подобные изыскания со всей очевидностью свидетельствует диссертационная работа, выполненная А.Б, Крыловым и представленная Ученому Совету Института востоковедения Российской академии наук.

________________________________________________

(Перепечатывается с сайта: http://www.apsuara.ru.)


Некоммерческое распространение материалов приветствуется;
при перепечатке и цитировании текстов
указывайте, пожалуйста, источник:
Абхазская интернет-библиотека, с гиперссылкой.

© Дизайн и оформление сайта – Алексей&Галина (Apsnyteka)

Яндекс.Метрика