Об авторе

Яковлева Лилиана Михайловна
(Род. 18.I.1941, г. Сухуми)
Журналист, чл. Сж Абх., Междунар. Конф. журналистских союзов. Окончила Сух. СШ № 2 на золотую медаль, затем – Сух. муз. уч-ще. В юности писала стихи, публиковала ст. в газ. «Советская Абхазия». После года работы в ред. поступила на ф-т жур-ки МГУ им. М. В. Ломоносова. По окончании вуза в 1965, Я. возвращается в ред. газ. «Советская Абхазия». В связи с дефицитом проф. журналистских кадров и открытием в 1966 новых р-ных газ., была направлена зам. ред. Гулрыпшской р-ной газ., где проработала 2 года. Затем вновь возвращается в газ. «Советская Абхазия», где работала сотр. отдела партийной жизни, зав. отделом курортов и здравоохранения, ред. газ. «Правда Абхазии» – печатного органа Компартии РА. С первого дня создания газ. «Республика Абхазия» Я. – в числе её ведущих журналистов. Ст., очерки, репортажи Я. отличаются знанием исследованной проблемы, богатством фактического материала, оригинальностью стиля, подчеркивающего авторский взгляд на раскрываемую ситуацию. Лауреат двух творч. конкурсов, проводимых Медиа-клубом «Айнар».
(Е. Г. Бебия / Абхазский биографический словарь. 2015)





Лилиана Яковлева

Статьи:


Перо писателя – в строю

Шалодии Аджинджал – 80

Шалодия Аджинджал

Юбилей - это всегда волнительно и ответственно. Это ведь не просто семейные хлопоты, встречи гостей, чтение поздравительных посланий… Само собой происходит подведение итогов очередного жизненного периода, анализ сделанного, выстраивается линия действий и поведения на будущее.

И Шалодиа Михайлович Аджинджал – известный и уважаемый абхазский писатель, к которому я пришла в канун его 80-летия, как раз и подтвердил это:

– Вот смотрю, что уже сделал, что еще надо и хочется, и как это реализовать.

Но, как оказалось, не один Шалодиа Михайлович анализировал уже сделанное им. Страна, которой он посвятил жизнь и творчество, высоко оценила его труд и талант. В день 80-летия Ш.М.Аджинджал Президент Абхазии А.Анкваб подписал Указ о присвоении ему звания Народного писателя Абхазии. Это и высокая награда, и импульс к новым творческим достижениям.

Сейчас писатель работает над новой большой книгой и практически завершил ее. Первая часть романа, который называется «Они потерялись, но души их не расстались», будет опубликована в очередном номере журнала «Алашара». Это роман о нашей недавней войне, о друзьях, выросших в одном селе, об их самоотверженном участии в боях за свободу своей Апсны, о смерти одного из них и о том, как его душа помогла выжить другому. Захватывает сюжет, захватывает подача материала. И рождаются интересные и волнующие мысли.

Это не единственное произведение Ш. Аджинджал об Отечественной войне народа Абхазии. Большой читательский интерес вызвал и роман «Волчий танец».

На русский язык сейчас переводится вторая часть романа «Дьявол с мечом». И автор очень придирчиво и строго следит, чтобы перевод соответствовал не только смыслу, но и именно его стилю, оборотам речи, чем так богаты и абхазский язык, и конкретно – аджинджаловский.

Так что, как видим, перо писателя – в строю и в действии. Говоря о сегодняшней абхазской литературе, Шалодиа Михайлович отметил, что нынешним авторам работать намного легче, чем тем, кто первым создавал послевоенную литературу (имеется ввиду Отечественная война народа Абхазии 1992-93 гг.). В то время приходилось изыскивать почти каждый печатный лист, на нуле была полиграфическая база... О гонораре и говорить не приходилось. Сегодня в Абхазии, и это очень радует юбиляра, другие условия для писательской среды. Издается много книг, в удачном творческом поиске многие известные авторы, появились новые имена. Шалодиа Аджинджал полагает, что колоссальный материал писателю, поэту дала наша война, 20-летие со дня начала которой мы будем скоро отмечать. Бессмертие подвига каждого воина, погибшего и живого, трагизм, патриотизм и героизм абхазского народа, и тех, кто живет на своей родной земле, и тех, кто приехал защищать свободу своей исторической Родины и других стран, самоотверженность представителей других народов, вставших рядом с абхазским в боях с грузинскими агрессорами, – все это уже стало темой многих произведений, но может и должно еще шире питать творческую мысль, вылиться в новые романы, повести, рассказы, поэмы, стихи, стать сюжетами пьес и кинофильмов. Есть и на эту тему, да и другие тоже, дальнейшие планы и у нашего юбиляра.

В сегодняшних буднях, когда мы много и часто говорим о снижении роли Апсуара в жизни абхазов, Шалодиа Михайлович считает, что тема высокой нравственности, сохранения лучших национальных традиций и обычаев, взаимоотношения в семье, между людьми в обществе также очень важны для абхазских писателей.

…Среди произведений члена союзов писателей Абхазии и России, Международного сообщества писательских союзов, лауреата Государственной премии имени Д.Гулиа и российской имени В.Маяковского, а теперь еще и народного писателя Абхазии Шалодии Аджинджал – романы, повести, рассказы, пьесы, сценарии фильмов, книга афоризмов. Актуальные, исторические, злободневные, серьезные и юмористические. Сегодня, в дни юбилея, о них вспоминают и говорят. Говорят с большим уважением к творчеству автора, к его трудолюбию, принципиальности, кругозору, масштабности. Вспоминают и яркие, острые статьи, фельетоны, корреспонденции, которые в бытность его сотрудником газеты «Апсны Капш» писал член союзов журналистов СССР, Абхазии и России Шалодиа Аджинджал.

Большой сюрприз юбиляру сделали его земляки из Ткуарчалского государственного театра имени Ш. Пачалиа (Ш. Аджинджал из очамчырского села Пакуаша, несколько лет работал на шахтах Ткуарчала, считает этот город своим родным). Они привезли в Сухум и в Абхазской государственной филармонии им. Р. Гумба представили зрителям пьесу Ш. Аджинджал «Моя роль». Кстати сказать, спектакль хорошо поставлен, играли актеры очень профессионально, что и стало подарком не только Шалодии Михайловичу, но и всем зрителям, которых давно не баловали драматическими постановками на родном абхазском языке.

Многие зрители пьесу «Моя роль», написанную автором еще в 1978 году, сочли не потерявшей актуальности и сегодня. Родилось и предложение: заснять этот спектакль Ткуарчалского театра и показывать его с экрана Абхазского телевидения.

Коллектив театра поздравил писателя с 80-летием со дня рождения, пожелал крепкого здоровья, творческих удач, новых пьес, вручил памятный подарок и цветы. Юбиляра также поздравили присутствовавшие на спектакле руководитель Администрации Президента РА Б. Кубрава, министры: образования – Д. Начкебия, культуры – Б. Гумба, глава Администрации Ткуарчалского района Т. Гогуа.

Ш. Аджинджал обратился с благодарственными словами ко всем поздравившим его, ко всем зрителям, пришедшим на спектакль, к театральному коллективу за прекрасно поставленную пьесу. …80-летие – возраст расцвета абхазской зрелости. Коллектив газеты «Республика Абхазия» от себя и от всех своих читателей – почитателей таланта и творчества Шалодии Михайловича Аджинджал сердечно поздравляет его с юбилеем, присвоением высокого звания – народный писатель Абхазии и желает крепкого здоровья, молодости души, новых интересных книг.

(Опубликовано: Республика Абхазия, № 89, 2012 г.)
_____________________________


Предназначение

К 100-летию Т.И. Гицба


Т. Гицба показывает заместителю Председателя Совета Министров СССР А. Микояну (в центре) место будущего курорта «Пицунда».

Над древним Лыхны всходило солнце. Просыпалось село, чтобы, отдохнув за ночь, снова погрузиться в круговерть крестьянского дня. В старом доме скрипнула дверь, и на балкон дома вышла девушка, высокая, стройная, длинная пушистая коса переброшена на грудь. Ей девятнадцать, и ей нужно принять ответственное, жизненно важное решение. Принять самой. Родителей Хани – так ее, Тамару, звали дома мама, папа и все остальные – уже нет в живых. Есть три сестры и два брата. Но все равно она сама должна понять и решить, в чем ее предназначение. Она уже видела себя учителем ребятишек – после Лыхненской средней школы окончила в 1931 году с отличием Сухумский педагогический техникум. И вдруг такое предложение – стать инженером, инженером-строителем, строителем в Абхазии новой жизни. И стать при этом одной из первых абхазок-инженеров! Это – предложение правительства Абхазии, которое направляет на учебу в Новочеркасский политехнический институт 16 человек, среди которых две девушки, и одна из них – она. Ответственно. И очень страшно. И очень хочется.

…Девушка из гудаутского села Лыхны Тамара Гицба блестяще окончила институт и стала инженером. Год 1936-й стал стартовым для ее профессиональной биографии.

Впервые начав работу инженером, она, на удивление себе самой, не испытала робости, неуверенности, наоборот – решительность, убежденность в правоте, смелость. И это сразу оценили окружающие, среди которых, в основном, люди старшие по возрасту и опыту. Так компетентностью, умением отстоять позицию, прислушаться к мнениям было положено начало крепкому авторитету инженера-строителя Тамары Ивановны Гицба.

Жизнь молодого специалиста складывалась для нее удачно, хотя немало горя, трудностей, боли принес 37-й год – семья потеряла нескольких очень родных и близких людей. Но… Жизнь все равно вслед за черной полосой может озарить и радостью. У Тамары получилось так. К ней пришла ее первая – большая и красивая – любовь. И самое главное – она была взаимной. Тамара Гицба и Александр Сангулия. Чистота их отношений была сутью древних и высоких абхазских традиций. 29 апреля 1939 года любовь обвенчала их. И люди вокруг радовались, видя, как светятся молодые счастьем. Работала Тамара, работал экономистом в Абсоюзе Александр – институт он окончил в Москве. Новым счастьем наполнилась семья, когда мать и отец склонились над своим сыном. Алхаз – назвали они его, Алик. В июне 1941 года, как и в каждую семью огромной тогда страны, в семью Тамары и Александра вошла война. И мужчина ушел защищать свою Родину, свою семью. Тамара верила – любовь сохранит его. Ее рука почти каждый день выводила на конверте: «Действующая армия 885. Почтово-полевая станция (рота связи), Александру Сангулия». И также регулярно в Сухум, на улицу Кирова, 16, шли письма с фронта. Тамара и Александр не стеснялись своих чувств. Строки писем полны любви, надежды, вопросов, подробностей о сыне, теплых воспоминаний и снова любви и ласки. Но в 1942 году письмо с фронта в ожидаемый день не пришло, не пришло оно и позже. Сердце женщины раньше пришедшего скупого сообщения: «Пропал без вести» – поняло беду. Ей пришлось изо всех сил сжать это рвущееся на части сердце – боли и горя и вокруг было много. Теперь ей одной надо было растить сына. И работать – это было нужно ее стране и ей самой – это спасало.

…Инженер-проектировщик, прораб на строительстве Дома правительства в Сухуме, Гудаутской чайной фабрики, начальник строительства ряда объектов в Ткуарчале, и сегодня определяющих облик этого города, – там сразу после победного завершения Великой Отечественной войны около 5 лет работала Тамара Гицба, снова Сухум – старший инженер Министерства коммунального хозяйства, Сухумского горисполкома…

И где бы она ни работала, если говорили или писали о ней (а писали в газетах о ней не раз), то всегда следовали эмоциональные оценки: профессионал и новатор, умеет увидеть завтрашний день строителей и в строительстве, принципиальная, честная, хорошо общается с людьми и очень патриотически настроенная.

Эти качества Тамаре Ивановне Гицба особенно пригодились во время строительства курорта Пицунда – оно было грандиозным и находилось на контроле самого высокого руководства СССР, она была назначена директором строящегося объекта. И это стало для Тамары Ивановны самой ответственной, яркой, сложной страницей профессиональной биографии и подтверждением ее ответственности перед родным абхазским народом, ее высокой гражданственности. Возведение курортного комплекса в Абхазии из чисто строительного процесса превратилось и в национально-политический. В коллективе среди инженерно-технического персонала, начальников разных подразделений практически не было абхазцев, более того, на разные должности туда приглашались работники из Грузии, которые, и это было ясно, возвращаться обратно не собирались. Естественно, использование строительства абхазского курорта для решения вопросов национальной политики, проводимой в Абхазии грузинскими властями, не могло не побудить Тамару Гицба, чья смелость, принципиальность, патриотизм, были хорошо известны в народе, к соответствующим действиям. Она поставила себе целью привлечь и на стройку, и на последующую работу на курорте как можно больше абхазцев. Тамара Ивановна встречалась с представителями абхазской молодежи сама, привлекала своих друзей, чтобы они приглашали на работу коренное население Абхазии. И многие рабочие стройки, а позже и обслуживающий персонал пицундского пансионата говорили по-абхазски. И это была ее победа в период, когда указам тбилисских руководителей противостоять решались далеко не все. Мужественность и настойчивость этой женщины, предвидение ею завтрашнего дня на своей земле вызывали восхищение многих. И при этом поражали ее скромность, нетребовательность, умение отвлечься от забот напряженного трудового дня и от души повеселиться. Ее квартира в старом доме на улице Кирова в Сухуме была центром притяжения. Племянники – Антица Гицба, Цицо и Ада Аргун, Аида и Фатима Ашхаруа, Эсма и Даур Сарсания, Тео и Александр Гицба и другие с огромной душевной теплотой вспоминают вечера, когда читались стихи, пелись песни, Саша играл на скрипке, Тео на фортепиано, ставились разные сценки. И заводилой была тетя Ханя – Тамара Ивановна. И еще, и это удивляет ее родных и сегодня, как в этих двух комнатах одновременно комфортно жили сразу по несколько человек – тетя Ханя постоянно опекала учившихся в Сухуме молодых родственников и односельчан. А сколько историй и тайн было доверено ей, потому что она могла выслушать, понять, посоветовать, если надо – простить. Даур Сарсания вспоминает, что когда у него в Москве в институте возникли проблемы (вплоть до исключения), он все рассказал тете Хане, а не родителям, так ему было легче. И во всем этом была она – Тамара Гицба.

…Строительство курорта Пицунда, которое велось с 1960 года по ноябрь 1967-го, было ее любимым детищем. Сколько труда, мыслей, души вложено сюда, сколько пережито, сколько свершений. Сколько памяти оставила она там о себе. До сих пор работают в пансионате многие из тех, кто именно стараниями Т. И. Гицба пришел туда. И имя ее они вспоминают с благоговением. Одна из улиц Пицунды носит ее имя, на здании Администрации – мемориальная доска в ее честь. В годы работы там Тамаре Ивановне было присвоено звание «Заслуженный инженер Абхазии».

После Пицунды много ответственности потребовала новая работа – главным инженером Сухгорисполкома. Немало сил отдавала она общественной работе – избиралась депутатом Сухумского городского Совета. А до этого была депутатом Пицундского поселкового Совета, членом Сухумского, Гагрского райкомов компартии.

Немало было и семейных забот. Закончилось студенчество сына, были трудности и радости, очень хотелось, чтобы у него появилась семья. Но невестку – Лиану Цугба, внуков – Сандрика (Александр в честь деда) и Тамару (в ее честь) ей увидеть не довелось. В 1976 году Тамары Ивановны Гицба не стало. И это была огромная потеря не только для семьи, но и для ее Абхазии.

…У каждого человека, наверное, есть его личная линия жизни. Его предназначение. Только кто-то следует этому, а у кого-то не получается.

У Тамары Ивановны Гицба получилось.

(Опубликовано: Республика Абхазия, № 119, 2012 г.)
_____________________


Озаренные романтикой

Среди челюскинцев – наш земляк

Летняя Гагра утопала в зелени и аромате цветов. Солнце не жалело жарких лучей и щедро одаривало ими загорающих на пляжах. Ярко-синее море тихо накатывало теплыми волнами и что-то нашептывало прибрежной гальке. Лучшего желать и представить себе для отдыха просто невозможно. Да курортники по-другому все это и не воспринимали и ничего другого не требовали. И хотя все это было ровно 82 года назад, море, солнце, цветы, зелень остались и сегодня такими же завлекающими, и нынешние гости курортной Гагры с удовольствием пользуются всем этим великолепием, тем более что сервис здесь за это время претерпел соответствующие усовершенствования и старается отвечать запросам отдыхающих уже из ХХI века.

Но вернемся в век минувший, в июньскую Гагру 1933 года. Сегодня трудно сказать убежденно, но с достаточной долей уверенности можно предположить, что молодой, лет сорока, элегантный человек, прохаживающийся по улицам этого абхазского курорта, внимание местных жителей и отдыхающих привлекал. Обратил на него внимание и хорошо известный в Гагре Татаркан Чачба (его больше знали как Николая) – смелый, отчаянный, решительный, очень сильный духом и физически двадцатипятилетний абхазец княжеских кровей, великолепный пловец, заядлый охотник. Но и внимание гостя привлек этот неординарный представитель местной элиты. Взаимный интерес двух молодых людей друг к другу завершился знакомством. Николай Чачба пригласил к себе в гости Отто Шмидта, а это оказался именно он – Отто Юльевич Шмидт, известный русский ученый, исследователь Арктики, возглавлявший в те годы Управление по Главному Северному морскому пути. Это им была предпринята попытка за одну летнюю навигацию на пароходе неледокольного класса, каким был «Челюскин», отработать схему доставки грузов по трассе Северного морского пути и пройти из Мурманска во Владивосток. О. Шмидт возглавил экспедицию. (До 1933 года попытки пройти аналогичным путем предпринимались, но оканчивались неудачей, как, кстати, и экспедиция на «Челюскине», о которой сегодня идет речь).

По всей видимости, общение Отто Шмидта и Николая Чачба сразу стало доверительным и приятным для обоих. Их симпатии укрепила и совместная охота, куда гостя пригласил Чачба. Отто Шмидт был покорен гостеприимством Николая Чачба, его рассуждениями, мудростью (не по годам), манерами, энергичностью. В это время Отто Юльевич как раз работал над организационными вопросами экспедиции на «Челюскине», над подбором состава ее участников (112 человек). И в Гагре Шмидт не колеблясь решил: яркий самобытный абхазец, несмотря на свое «субтропическое происхождение», станет замечательным дополнением коллектива полярников. Николай Чачба предложение войти в состав экспедиции принял с восторгом. Особенно его вдохновляло то, что предложение это ему сделал сам руководитель экспедиции, известнейший ученый, всеми уважаемый Отто Юльевич Шмидт.

Русский ученый не ошибся в своем выборе. Участник экспедиции из Абхазии был исполнительным членом команды, героически выдержал все трудности и беды, которые выпали на долю челюскинцев.

Пароход «Челюскин» (назван так в честь русского мореплавателя и исследователя Севера С.И. Челюскина) 16 июля 1933 года (капитан – опытный полярник В.Воронин, начальник экспедиции О. Шмидт) отплыл из Ленинграда в Мурманск, а 2 августа из Мурманска во Владивосток. В пути произошло радостное и весьма неординарное для парохода в северном море событие – у членов команды Доротеи и Василия (геодезист) Васильевых родилась дочка. Поскольку это произошло в Карском море, то девочку в честь места ее рождения назвали Кариной. Вся команда праздновала рождение малышки. Николай Чачба с истинно абхазской учтивостью поздравил молодых родителей. А в Чукотском море 23 сентября «Челюскин» оказался полностью заблокирован сплошными льдами. Его дрейф во льдах продолжался 5 месяцев. 13 февраля 1934 года в результате сильного сжатия «Челюскин» был раздавлен льдами и затонул в Чукотском море за два часа. Предвидя такой финал, команда успела высадиться на льдину (погиб завхоз Б. Могилевич, придавленный упавшим грузом). В течение двух месяцев – последний рейс 13 апреля – поэтапно, в тяжелейших условиях Севера, вывозили летчики экипаж судна.

После завершения этого не совсем удачного плавания, но все равно внесшего значительный вклад в исследование Севера, все его участники были отмечены разными высокими государственными наградами. А все члены команды «Челюскина» награждены орденом Красной Звезды.

Но пока «Челюскин» шел непростым северным маршрутом, дома в Абхазии Николая Чачба с огромным волнением и нетерпением ждала семья: жена Софья Андреевна Ачба, семилетний сын Рауф и трехлетняя дочка Валечка. И, конечно, благополучное возвращение его домой принесло много радости и успокоения. Позже Николай Арзаканович Чачба работал в Крыму в санатории «Советский полярник», на других хозяйственных должностях в Абхазии. Работал всегда увлеченно, ответственно, но самыми любимыми, значимыми и дорогими страницами своей жизни считал те, которые были связаны с «Челюскиным», с великим походом по Северному морскому пути. Кстати, еще одна деталь жизни Николая Чачба – в православие его крестил в Гагре принц Ольденбургский – близкий родственник царя Николая II, основатель гагрского курорта.

А детям Николая Арзакановича – сыну Рауфу и дочке Вале, которые с нетерпением ждали папу из экспедиции, «досталось по наследству» трепетное отношение папы к Северу. Рауф окончил Арктический техникум, несколько лет работал в Якутии. А Валя, окончив Крымский мединститут, стала северянкой – работала на Северном Сахалине в ЦРБ Рыбненского района ординатором, затем главным врачом. В Абхазии она стала известной Валентиной Николаевной Чачба, врачом высшей категории, отличником здравоохранения СССР, заслуженным врачом Абхазии и Грузии, награждена Почетным знаком Международного Красного Креста, является кавалером ордена Леона, имеет звание «Женщина – символ ХХ века». Работала акушером-гинекологом в Гагрской ЦРБ, а потом там же, в течение почти 35 лет, главным врачом.

Надо сказать, что написать о нашем земляке – участнике такой знаменитой экспедиции – предложила Дина Чукбар. Она – автор нашей газеты, нередко выступает с актуальными и интересными сообщениями. В последнее время Дина много работала над книгой о своих родственниках, носящих фамилию Чукбар. И у нее получилось. В свет скоро выйдет книга «Девять поколений рода Чукбар». А в процессе работы она находила и какие-то интересные факты из жизни представителей других фамилий.

Челюскинцы и Абхазия. Это, безусловно, интересно. Многими деталями эту тему дополнили и другие. Валентина Николаевна Чачба рассказала, что когда команда «Челюскина» спасалась на льдине, ее отец там охотился на белых медведей и тем самым поддерживал «рацион питания» дрейфующих во льдах полярников. Многие ему не советовали «общаться» с белыми медведями, так как они очень опасные. «Это – увалень, а не опасный медведь, вот наш, абхазский, бурый, это совсем другое», – отвечал Чачба.

А еще дочка Валентина рассказала, как при вручении Ордена Красной Звезды Николаю Чачба припомнили, что он из светлейших князей Абхазии, но высокую награду Советской страны все-таки дали. Он заслужил ее своим самоотверженным трудом, преданностью важному государственному делу и товарищам. В семье очень берегли эту реликвию. Но, как рассказывает Валентина Николаевна, когда в Пицунде организовывали музей, у нее этот орден попросили. Она отдала, но потом он куда-то исчез. Судьба отцовской награды ей неизвестна.

Вот такая история о нашем земляке связывает Север России и Абхазию. Связывает людей, озаренных романтикой, поиском открытий, жаждой приключений. Это прекрасно, когда люди хотят, могут и живут так. Так хотел, умел и так жил Николай Чачба. Абхазец из команды челюскинцев.

На снимке: Отто Шмидт, Николай Чачба. (Арктика. 1934 г.).

(Опубликовано: Республика Абхазия. 03.06.2015. № 60-61.)
____________________




Некоммерческое распространение материалов приветствуется;
при перепечатке и цитировании текстов
указывайте, пожалуйста, источник:
Абхазская интернет-библиотека, с гиперссылкой.

© Дизайн и оформление сайта – Алексей&Галина (Apsnyteka)

Яндекс.Метрика