Зураб Вианорович Анчабадзе

Об авторе

Анчабадзе (Ачба) Зураб Вианорович
(22.IV.1920, г. Гагра – 14.I.1984, г. Сухуми)
Засл. деятель науки Абх. АССР (1961), историк-кавказовед, д-р ист. наук (1960), проф. (1963), чл.-корр. АН ГССР (1980). А. окончил ист. ф-т СГПИ (1941), аспирантуру при Ин-те истории им. И. А. Джавахишвили (1943), где и работал ряд лет н. с. (1943–1956). А. руководил отделом истории АбИЯЛИ им. Д. И. Гулиа (1956–1958), возглавлял отдел истории горских народов Кавк. в Ин-те истории АН Грузии (1958–1973), находился на должности ректора СГПИ (1974–1978) и АГУ (1979–1984). В 1948 защитил канд. дис. на тему: «Мегрелия и Абхазия в XVII веке», а в 1960 написал докт. дис. по теме «Из истории средневековой Абхазии (этническое развитие абхазов и грузино-абхазские отношения)». Основные направления иссл. деятельности А. охватывают проблемы древней и ср.-век. истории Абх., истории Грузии и горских народов Кавк., этногенеза абх. племён, образования абх. феодальной народности, возникновения и развития раннеср.-век. Абх. княжества и Абх. царства, этнокульт. развития абх. в Средневековье, особенностей социально-эконом. развития об-ва горцев, природы горского феодализма, отношения северокавк. народов с Россией и др. А. избирался деп. ВС СССР и ГССР от Абх. Был награждён орденами и значками: Трудового Красного знамени, «Знак почёта», «Отличник просвещения СССР», дважды награждён Почётной грамотой През. ВС Кабардино-Балкарской АССР (1957, 1968).
Соч.: Из истории средневековой Абхазии (VI–XVII вв.). Сухуми, 1959; История и культура древней Абхазии. М., 1964; Очерк этнической истории абхазского народа. Сухуми, 1976; История Абхазии. Учебное пособие. Сухуми, 1986 (соавт.); Очерки истории народов Северного Кавказа, т. 1–2. Тб., 1969, 1978. (соавт. и ред.); Очерки истории горских народов Кавказа, т. 1–2, Тб., 1969, 1978 (груз. яз.); Избранные труды. В двух томах. Т. I. Сухум, 2010; Т. II. Сухум, 2011 (сост. Куправа А. Э.).
Лит.: Куправа А. Э. Зураб Вианорович Анчабадзе. Сухум, 2010.
(Г. А. Амичба / Абхазский биографический словарь. 2015.)





З. В. Анчабадзе

Социально-политическая эволюция крупной феодальной сеньории в Абхазии XIX в.

Цель настоящей статьи - показать на конкретном примере постепенное изменение социально-политической природы одного из крупнейших феодальных владений Абхазии первой половины XIX в. - Гумского удельного княжества, потерю его владельцами политических привилегий и превращение их из феодальных сеньоров в обычных помещиков.

*  *  *

Территория Гумской Абхазии - удельного владения представителей боковой ветви владетельного дома, Хасанбея Шервашидзе и его потомков, - простиралась от р. Шицкуара (западнее Гумисты) до р. Кодор и от берега моря до Цебельдинского нагорья. Его площадь составляла не менее 25 тысяч десятин земли, а в его 23 селах в середине XIX в. проживало до 5 тысяч крестьян, непосредственно зависевших от правителя владения. Это были селения: Бабыщира, Уарча, Цхубун (Дранда), Гулрыпш, Мархьяул, Акапа, Багбаран, Кьаласур, Абжакьуа, Бырца, Гумм, Яштухуа, Ачадара, Ешыра и др. В этническом отношении население Гумской Абхазии состояло из абхазов и обабхазившихся мегрелов.
Резиденция правителей удела находилась в с. Кьаласур, где на возвышенности стоял княжеский дом, защищенный боевыми башнями.
Гумский удел был основан в начале XIX в. владетелем Абхазии Келешбеем Шервашидзе, который передал его во владение своему младшему сыну - Хасанбею. После присоединения Абхазии к России (1810 г.) гумское владение официально назы-

270

валось Абхазским (или Сухумским) округом в составе Абхазского княжества. Владельцем округа был оставлен Хасанбей, после смерти которого (в конце 30-х гг. XIX в.) правителем удела стал его сын Дмитрий, служивший одновременно в русской армии. Дмитрий владел округом до своей кончины в 1858 г.
Последним владельцем Гумской Абхазии был Георгий Дмитриевич Шервашидзе (1846 г.р.), из-за малолетства которого сначала его опекуном, а затем главным представителем считался князь И.К.Багратион-Мухранский. Хозяйственными делами имения заведовали специальные управители.
Взаимоотношения между гумскими владельцами и владетелями Абхазии часто бывали неприязненными. Особенно враждовали между собой Михаил Шервашидзе и Хасанбей. Дело нередко доходило до вооруженных стычек. Михаил побуждал своих подданных из Псху, Ахчипсы, Цабала и других горных обществ, нападать на гумское владение. От таких столкновений особенно страдало трудовое крестьянство (1).
На протяжении XIX столетия изменялся и характер отношений между гумским владением и российскими властями. Исходя из интересов своего удела, Хасанбей иногда враждовал с русскими, так как в его раздорах с владетелем Абхазии, они поддерживали последнего. В 1821 г. Хасанбей был захвачен русскими и сослан в Сибирь, откуда вернулся лишь в 1827 г. Что же касается его сына, Дмитрия, то он верно служил российскому правительству и достиг чина полковника.
Последний гумский владелец, Георгий Дмитриевич, в конце 60-х гг. обучался в Московском университете, получая от правительства ежегодную пенсию в размере 2500 рублей. В его личном распоряжении оставалась лишь небольшая часть бывшего гумского удела.
С упразднением владетельской власти в Абхазии и введением в стране непосредственного русского управления, закончилась фактически и история гумского феодального владения.
Часть населения Гумской Абхазии приняла активное участие в антиправительственном восстании 1866 г. Так, активную
__________________________
1  Документы по истории Грузии. Серия II, т. I / Под ред. Ш.К. Чхетия. Тбилиси, 1954. С. 518 (далее: Документы...).

271

руководящую роль в восстании играли князь Мажара Ачба из с. Гумма, акапские князья Маршания и дворяне Чирикба из с. Яштухуа. На начальном этапе восстания в нем участвовал и владелец с. Абжакьуа, князь Чаабалырхуа, перешедший позднее на сторону царских войск. Население южной части Гумской Абхазии также было охвачено волнением, хотя непосредственно в восстании не приняло участие.
До упразднения Абхазского княжества основной отраслью экономики Гумской Абхазии было земледелие (в полеводстве главную роль играло выращивание кукурузы) . Второй значи-тельной отраслью хозяйственной деятельности населения было животноводство. Большое значение имело также виноградарство и виноделие. Другие виды хозяйствования (огородничество, технические культуры, птицеводство, пчеловодство, охота, домашнее производство и др.), хотя и играли существенную роль, но занимали все-таки подчиненное положение.
Во внутренней торговле края большое значение имели рынки. На территории Гумской Абхазии известностью пользовались драндский и, особенно, кьаласурский рынки. В конце 60-х гг. значительная часть крепостных Г.Шервашидзе, проживавших в окрестностях Сухума, с разрешения владельца торговала на кьаласурском рынке и даже имела там лавки. Однако, несмотря на определенное развитие товарно-денежных отношений в крае, в целом еще господствовала система натурального хозяйства.
Социальный строй гумского владения характеризовался теми же особенностями, что и другие ведущие районы дореформенной Абхазии. Общество состояло из двух классов: феодалов и крестьян разных категорий. Классовое неравенство находило свое выражение уже в «цене крови». Если за убийство князя надо было отдать 30 душ крестьян, оседланную лошадь, полное вооружение и серебряную цепь, то за убийство крепостного - «расплачивались» лишь одним крестьянином.
____________________________
1  Подробную характеристику хозяйства удельного владения см.: А.В. Фадеев. Хозяйство и двор абхазского помещика накануне реформы 1870 года («Материалы по истории Абхазии», Сух., 1939).

272

Привилегированный класс делился на два слоя - князей (атауад) и дворян (аамыста).
Крупнейшим феодалом в краю был сам удельный князь, являвшийся политическим сюзереном в своем владении в эпоху существования Абхазского княжества. В вассальной зависимости от него находились другие князья и дворяне, жившие на территории удела. Свою власть удельный владелец осуществлял с помощью особого чиновного аппарата, в состав которого входили домоправитель (мажордом) в его резиденции, управители (груз. моурави) на местах, вооруженный отряд (кераз) и др. В личную свиту Д. Шервашидзе входило 60 человек, среди которых были как представители княжеско-дворянского класса и сословия ашнакма.
Удельный князь был также самым богатым человеком в Гумской Абхазии. Общий доход Дмитрия Шервашидзе в 1858 г. составил 50 тысяч рублей. В число продуктов, из которых была составлена эта сумма, входили 13 тысяч ведер вина, 10 тысяч пудов кукурузы и гоми, а также лавровый лист, орех и др., 480 коров, овцы и козы. Он имел также большой табун лошадей, в котором одних кобылиц было 150 голов. Собственная запашка Д.Шервашидзе была невелика, составляя 100-120 десятин земли.
Таким образом, большая часть доходов гумского владельца состояла из податей, выплачиваемых зависимыми крестьянами. Все эти продукты расходовались на нужды владельческой семьи. Лишь в 50-х гг. начал Д.Шервашидзе выносить излишки кукурузы на продажу.
На территории Гумской Абхазии проживало несколько княжеских родов: Дзяпшипа, Ачба (Анчабадзе), Маршания, Эмухвари, Чаабалырхуа. Все они являлись вассалами удельного князя, хотя проживали в его владениях с разными правами. Верховным обладателем их земель считался удельный владелец, которому они были «обязаны личной службой... как в походах, так и в доме его, и только до тех пор оставались помещиками, пока находились в пределах округа и не выходили из повинове-

273

ния своему удельному князю, который в случае неповиновения их, мог конфисковать их имения...» (1).
Самой типичной княжеской фамилией Гумской Абхазии был род Дзяпшипа, владевший селением Ешыра (где их поселил Хасанбей Шервашидзе). Дзяпшиповы были номинальными владельцами земель и эксплуатировали различные категории крестьян.
В гумском уделе проживали также князья Ачба, наследственно владевшие должностью управителей селения Гумм. Это село лежало на границе с горными обществами Псху и Ахчипсы, и главной обязанностью его жителей была защита гумского удела от набегов горцев. Жившие в Гумме анхаю (юридически свободные крестьяне) считались находящимися в зависимости непосредственно от удельного владельца, но часть податей выплачивали также князьям Ачба, как местным управителям. Кроме того, Ачбовы владели и определенным количеством собственных крепостных (ахуцшва) и рабов (ахашала).
Остальные князья (Маршания, Чаабалырхуа, Эмухвари) проживали в различных селениях гумского удела на основе феодальной коммендации, на правах «гостей» (асас), т.е. они не имели в личной собственности землю и крестьян, а находились под покровительством удельного владельца, за что наподобие других князей и дворян были обязаны ему службой. Но князья отнюдь не всегда беспрекословно подчинялись сюзерену. В источниках сохранились сведения, что они иногда отказывались выполнять распоряжения владельца, а порой даже с оружием в руках выступали против него. Такое непокорство часто проявляли князья Ачба из селения Гумм, а акапский князь Кызылбей Маршания в 1852 г. напал на крестьян Д.Шервашидзе близ Сухума, спалил их жилища, некоторых убил, а других захватил в плен с целью продажи в рабство. Подобных случаев было немало.
Дворяне, проживавшие в уделе, находились в вассальной зависимости от владельца и князей. «Тот не князь, кто не имеет своего дворянина», - гласила абхазская поговорка. Некоторые дворяне удельного князя служили управителями в отдельных
____________________________
1  Документы... С. 518.

274

селениях. Так, например, Званба - в Дранде, Маргания - в Гулрыпше, Чирикба - в Яштухуа и др. Большинство дворян, как зависимые помещики, проживали на землях удельного владельца и других князей.
Общее количество крестьян Гумской Абхазии составляло 15421 душ обоего пола (1). Из них подавляющее большинство (12587 чел. или примерно 81%) сотавляли лично свободные поселенцы - анхаю. За ними шли крепостные крестьяне - ахуцшва (1975 чел. или 12,8%) и, наконец, домашние рабы - ахашала (859 чел. или 6,2%).
В документе подчеркивается, что зависимые сословия не имели собственной земли и жили на землях своих помещиков, которым ежегодно выплачивали повинности, состоящие из определенной работы, сельскохозяйственной продукции и части приплода скота (2).
Повинности анхаю были сравнительно легкими. Трудовая рента, как правило, состояла из обязательства работать три дня в году со своими тяглыми животными на земле помещика, который должен был в этот период обеспечивать их двукратным питанием.
Натуральные подати анхаю (это была основная рента) состояли из одной коровы (или 10-12 рублей), двух голов мелкого рогатого скота (две овцы или коза и овца), от 5 до 8 пудов кукурузы, 12-16 ведер вина и др. Выдавая дочь замуж, анхаю должен был преподнести помещику корову, но в таком случае, и барин чем-то одаривал его взамен. Накануне реформы незначительно возрастает денежная рента.
Самые зажиточные анхаю, имевшие коней, обязаны были по требованию помещика сопровождать его в разъездах. Некоторые повинности анхаю были замаскированы под видом патриархально-общинных пережитков (аталычество и пр.).
Юридически анхаю были лично свободные крестьяне. Их нельзя было продавать и покупать. Однако, проживая на помещичьей земле, они находились в полной экономической зависимости. При переходе к другому помещику анхаю терял свой
______________________
1  Документы... С. 503.
2  Документы... С. 438.


275

надел. Выморочные земли анхаю также отходили помещику, за исключением небольшой женской доли, если в семье оставались таковые.
В условиях политической раздробленности и частых междоусобиц, анхаю оказывались и во внеэкономической зависимости от феодалов, которые в отношении своих крестьян выступали в роли «покровителей» (ахылапшю), что вело уже к личной зависимости от владельца.
Экономическое положение анхаю не было одинаковым. Среди них выделялась зажиточная верхушка (анхаю-цкья - «чистые анхаю»), представители которой порой владели десятками десятин земли, имели собственных крепостных (ахоую) и рабов (ахашала). Иногда они имели в зависимости также рядовых анхаю (анхаю-хипши - «зависимый анхаю»). Обычно размеры основного надела земли у рядового анхаю не превышали 3-5 десятин на дым (1).
Абхазские помещики систематически наступали на права и свободы анхаю для их полного закрепощения, добиваясь иногда этой цели. Естественно, что анхаю упорно сопротивлялись этому.
В Гумме, и как во всей Абхазии, типичными крепостными крестьянами были ахоую. Они имели собственное хозяйство и были прикреплены к господской земле, вместе с которой, согласно адату, их можно было продавать вместе с семейством (помещики нередко нарушали это правило). Цена одной крестьянской семьи в 60-х гг. XIX в. колебалась в пределах 40-55 коров.
Основной повинностью, которую выплачивали ахоую, была трудовая повинность. «Каждое семейство крестьян в рабочее время года обязано три дня в неделю со своим скотом работать в пользу помещика, в остальное же время года мужской пол исполняет мелкие работы помещика по его указанию.... Кроме того, крестьяне обязываются смотреть за стадами и отарами, принадлежащими их помещикам и охранять их от пропажи. До-
___________________________
1  Очерки истории Абхазской АССР. Сух., 1960. С. 159.

276

чери крестьян должны служить в доме своих помещиков до замужества» (1).
Ахоую выплачивали и натуральные подати, давая помещикам почти половину урожая и продуктов животноводства. Кроме того, каждое семейство ахоую удельного князя Шервашидзе, было обязано в зимнее время в течение двух недель содержать у себя в доме пару помещичьих коней и при них одного человека.
При выходе замуж дочери ахоую, от жениха в пользу помещика поступал калым (ачма) - от 8 до 20 коров, стоимостью каждая в 12 рублей. Зато когда женился его собственный крепостной, то определенную часть причитавшегося с него калыма за невесту уплачивал его помещик. Удельный князь Шервашидзе «за крестьянок своих калыма с женихов не берут, но зато крестьянки без согласия их не могут выйти замуж и большей частью поступают в приданное за дочерями или сестрами своих владельцев» (2).
С экономической и правовой точки зрения среди ахоую наблюдались определенные различия. Некоторые из них имели своих рабов и даже крепостных, которых обычно посылали работать у помещика вместо себя. Зажиточный крепостной мог выкупить себя из неволи. Выкупная цена за человека колебалась в пределах 20-30 коров. Перед отменой крепостного права выкупная цена (как и продажная стоимость) заметно упала.
В источниках ахашала характеризуются, как типичные рабы. Они не имели никаких прав и собственности и были обязаны трудиться всю жизнь на своего господина. Владелец в гневе мог убить своего раба, и никто не мог привлечь его к ответу. Русские власти пытались ограничить самоуправство феодалов в отношении рабов, однако большого успеха в этом не добились.
Рабов приобретали путем покупки, иногда же в рабство обращали пленников или несостоятельных должников.
Среди прочих категорий крестьян надо упомянуть азатов и асасов, которых, впрочем, в Абхазии было немного.
_______________________
1  Документы... С. 500.
2  Там же. С. 501.

277

Перевод крестьянина той или иной категории в ранг азата, обычно означал его продвижение вверх по социальной лестнице. Ахашала, посаженный на землю и приобретший собственное хозяйство, становился ахоую. Этот последний мог быть переведен в категорию анхаю и избавиться от повинностей из-за особых заслуг перед владельцем (так, от повинностей полностью освобождались аталыки детей феодалов).
От анхаю происходили т.н. ашнакума - самая привилегированная прослойка крестьян, которые получали от удельного князя в собственность участок земли и выполняли при его дворе почетные (иногда «дворянские») обязанности.
Что касается категории асасов (асас - «гость»), то это были крестьяне, переселившиеся с земли других феодалов, и по своему положению походившие на грузинских хизан-миндобили. Крепостной крестьянин, ставший асасом у другого феодала, не освобождался от обязательств перед прежним своим владельцем.
Крестьянство Гумской Абхазии вело систематическую классовую борьбу против удельного князя и других феодалов, проявлявшуюся в активных и пассивных формах.
Одной из распространенных форм классовой борьбы крестьян были побеги в Псху, Ахчипсы, Дал и Цабал, где феодальные отношения были развиты слабее.
Вторая пассивная форма сопротивления крепостных крестьян заключалась в обращении в «народный суд» с жалобой на незаконные действия феодала или зажиточного крестьянина, обложившего истца незаконными повинностями. В таком случае жалобщик должен был привести в суд 12 свидетелей из среды свободных людей, которые могли клятвенно подтвердить справедливость его ламентации.
Более активной формой классовой борьбы являлся самовольный захват помещичьих земель и отказ от выполнения феодальных повинностей. Например, в 60-х гг., бежавшие из Бзыбской Абхазии крестьяне поселились близ с. Ачадара, на землях Георгия Шервашидзе, но ничего не платили ему (1). Южнее них,
____________________________
1  Очерки... С. 189.

278

на базе других беженцев возникло еще одно, довольно крупное поселение.
Распространенным видом классовой борьбы было абречество. Это особая форма партизанского движения особенно активизировалась в Гумской Абхазии в 30-х гг. XIX в. В 1835 г. одна из абреческих групп совершила вооруженное нападение на Драндское укрепление. В 1852 г. князь Дмитрий Шервашидзе сообщал властям, что в его владениях действуют 300 абреков, замышляющих напасть на его имение.
Происходили и массовые крестьянские выступления. Так, например, в апреле 1830 г. в с. Мархьяул собралось свыше 4 тысяч крестьян, поклявшихся не подчиняться владетелю Абхазии. Во время восстания 1866 г. крестьяне атаковали Кьаласурскую резиденцию Хасанбея (1).
После упразднения Абхазского княжества (июнь 1864 г.) там было введено военное управление. Был создан т.н. «Сухумский военный отдел» и Гумская Абхазия стала одним из его округов, введенных затем в состав Пицундского округа (1866 г.). В 1883 г., когда Абхазия получила гражданское управление и превратилась в «Сухумский округ», Гумская область стала одной из ее участков.
Потеря политических прерогатив, превратила Георгия Дмитриевича Шервашидзе в обычного помещика. У него остались имения в селах Кьаласур, Бабыщира, Уарча и некоторых других местах.
Г. Шервашидзе был одним из крупнейших помещиков послереформенной Абхазии. Площадь земель, остававшихся в его собственности, составляла 6 тысяч десятин. Кроме того, в 1873 г. правительство назначило ему ежегодную пенсию в размере 6 тысяч рублей.
После окончания Русско-турецкой войны 1877-1878 гг. и подавления абхазского восстания 1877 г., значительная часть абхазского народа, как известно, выселилась в Турцию (т.н. «махаджирство»). От этого исхода больше всех пострадал Гумистинский участок, который был полностью покинут его аб-
__________________________
1  Г. А. Дзидзария. Восстание 1866 года в Абхазии. Сух., 1955.

279

хазским населением (2221 семейств). Поместье Г.Шервашидзе осталось без крестьян.
В 1878 г. пицундское окружное управление предложило всем желающим арендовать земли между Гумистой и Кодором. Обширные территории были безвозмездно переданы русским помещикам и крупным чиновникам.
Начиная с 80-х гг. в Гумской Абхазии стали возникать новые грузинские, русские, греческие, армянские, эстонские села. Широкое распространение получила арендная колонизация. Ограбленное реформой крестьянство Зугдидского уезда в массовом порядке устремлялось в Абхазию и оседало на помещичьих землях, выплачивая кабальную арендную плату натурой, составлявшую от 1/3 до 1/2 части урожая. Казенные и частные земли в арендное содержание брали также многочисленные греческие и армянские беженцы из Турции. Именно они составили основной контингент рабочей силы во владениях Г.Шервашидзе в конце 70-х гг. XIX в.
Доходы Г.Шервашидзе от арендных выплат и продажи сельскохозяйственных продуктов (вино, кукуруза, табак, лес, дрова и др.) в 1883 г. составили 7 тысяч рублей. В селениях Бабыщира и Дранда у него были собственные магазины.
Таким образом, помещик-феодал постепенно превратился в помещика-фермера, хотя надо отметить, что в его владениях оставались сильные пережитки феодальных отношений. Основная часть земельного фонда была отдана в пользование крестьянской бедноте на условиях крепостнической натуральной аренды (как правило, 1/4 часть урожая) (1).
_________________________________
1   Г.Гиоргадзе. К вопросу об истории крестьян-хизанов Абхазии // Труды Абхазского института языка, литературы и истории им. Д.И.Гулиа. Т. XXXII. Сух., 1961. С. 161 (на груз. яз.).

__________________________________

Работа впервые опубликована в сборнике: «Вопросы истории народов Кавказа». Издательство Мецниереба. Тбилиси, 1966 (на грузинском языке).

280

(Печатается по изданию: З. В. Анчабадзе. Избранные труды (в двух томах). Том II. - Сухум, 2011. - Стр. 270-280.)

(OCR - Абхазская интернет-библиотека.)


Некоммерческое распространение материалов приветствуется;
при перепечатке и цитировании текстов
указывайте, пожалуйста, источник:
Абхазская интернет-библиотека, с гиперссылкой.

© Дизайн и оформление сайта – Алексей&Галина (Apsnyteka)

Яндекс.Метрика