Хухут Соломонович Бгажба

Об авторе

Бгажба Хухут Соломонович
(15.Х.1914, с. Гуп, Кодорский участок – 23.XII.2000, г. Сухум)
Д-р филол. наук (1969), акад. АНА (1997), чл. СП СССР (1933), пред. СП Абх. (1945–1948). Лауреат Гос. премии Абх. им. Д. И. Гулиа (1986), засл. деятель науки Абх. и Груз. (1979). Ср. образование Б. получил в Сух. абх. образцовой шк. им. Н. А. Лакоба, после окончания к-рой поступил на ист.-филол. ф-т Моск. пед. ин-та им. В. И. Ленина. Окончив вуз, вернулся в Абх. (1937), где работал одновременно н. с. АбНИИ и ответственным секр. СП Абх. В 1938 Б. поступил в аспирантуру при Ин-те яз. АН ГССР, после окончания к-рой защитил канд. дис. по теме: «Обстоятельственно-союзные частицы в абхазском глаголе» (1941). С 1942 работал в АбИЯЛИ им. Д. И. Гулиа: с. н. с., зав. отдела яз. и лит-ры, дир. (1953–1966), зав. отдела лит-ры и фольклора, ведущим н. с. (1988), гл. н. с. АбИГИ (1996). Б. защитил в ТГУ докт. дис. по теме: «Фонетико-морфологические и лексические особенности бзыбского диалекта абхазского языка» (1969). Лит.-творч. и науч. деятельность Б. началась с 1933 с выходом его «Краткого очерка современной абхазской литературы», положившего начало абх. лит. критике и лит.-ведению. С этого времени опубликовано более 200 работ (в т. ч., 12 монографий) Б., посвященных важным проблемам абх. яз. и фольклора. Новым вкладом в абх. яз. являются работы по иссл. бзыбского диалекта. Неоценим вклад Б. в изучение проблем абх. худ. лит-ры и фольклора. Им опубликовано множество монограф. иссл. по важнейшим проблемам абх. лит-ры и лит. взаимосвязей. Особенно значительны заслуги Б. в науч. освещении биографии и творч. наследия Д. И. Гулиа: монографии «Дмитрий Гулиа» (совместно с К. Зелинским), «Бессмертное имя». Объектом его иссл. является жизненный путь и тв-во ведущих абх. писателей: С. Чанба, И. Когониа, Л. Квициния, И. Папаскир, М. Лакрба, Б. Шинкуба, Ш. Цвижба, Н. Тарба и др. Б. был организатором, рук. авторских коллективов и ответственным ред. коллективных изд.: «Русско-абхазский словарь» (1964), «Очерки истории абхазской литературы» (1967), «Грамматика абхазского языка. Фонетика и морфология» (1968), «История абхазской литературы» (1986). Входил в авторский коллектив таких центр. изд., как «Краткая литературная энциклопедия» (в 9 т.), «Мифы народов мира» (в 2 т.), «Мифологический словарь», «Крымская советская энциклопедия» и др. Начиная с 40-х в работе Б. значительное место занимают текстологические разыскания, написание школьных учебников по абх. яз. и составление хрестоматий по абх. лит-ре, публикация произв. нар. поэзии, сказок, пословиц, в т. ч. книги «Абхазские сказки» (на рус. яз.), выдержавшей в советское время семь изд., переведённой целиком или частично на украинский, груз., словацкий и эстонский яз. Б. принимал участие в работе междунар. и региональных конгрессов, симпозиумов, науч. сессий и конференций. Наряду с науч. деятельностью Б. выполнял большую пед., учебно-воспит. работу, читал курс лекций по введению в яз-знание, общему языкознанию в СГПИ им. А. М. Горького (1940–1970). Вёл большую работу по подготовке и изд. лит. и науч. наследия многих абх. писателей и учёных: Д. Гулиа, С. Чанба, Н. Джанашиа, А. Чукбар, М. Гочуа, Д. Маан, В. Маан. Б. избирался деп. ВС Абх. АССР (1938, 1947, 1951, 1954), деп. и зам. пред. ВС ГССР (1959–1966). За большие науч., пед. и общ. заслуги Б. награжден многими орденами, медалями, почётными грамотами.
(Л. Х. Саманба / Абхазский биографический словарь. 2015.)





Х. С. Бгажба

Статьи:


НАРОДНЫЙ УЧИТЕЛЬ-ПРОСВЕТИТЕЛЬ (К 120-ЛЕТИЮ СО ДНЯ РОЖДЕНИЯ Н. С. ПАТЕЙПА)

Жизнь и деятельность этого видного представителя абхазской интеллигенции разделились на два равных периода, охватывающего дореволюционные годы и советское время. Это был деятель широкого диапазона - в нем сочетались замечательный педагог, этнограф, переводчик, служитель церкви и общественный деятель.
Николай Соломонович (Батович) Патейпа родился в 1877 г. в селе Лыхны в крестьянской семье. Ему не было еще и двух лет, когда отец погиб во время русско-турецкой войны 1878 года, а мать Николая Ирина (урожденная Лакербай) вторично вышла замуж за жителя этого же села Лыхны Михаила Ашхацава. (У них родился будущий историк и государственный деятель Семен Михайлович Ашхацава).
С 1888 по 1892 год Н.Патейпа учился в школе при Новоафонском Симоно-Кананитском монастыре, которую окончил по всем предметам с отличием. Затем поступил в Закавказскую учительскую семинарию в г. Гори. Как сказано в свидетельстве об ее окончании, "Н.Патейпа сверх основных предметов обучался и может обучать: сельскому хозяйству (огородничеству, садоводству и пчеловодству), переплетному ремеслу, ручному труду и гимнастике. Умеет производить метереологические наблюдения и ознакомлен с фотографией".
После приезда в Абхазию, Н.С.Патейпа около трех лет проработал учителем в селе Мгудзырхва, а с 1901 года назначается учителем Лыхненской школы, а затем с 1905 по 1912 год - ее смотритель (директор). Именно к этому периоду относится его плодотворная педагогическая и литературно-переводческая деятельность.
Одновременно он проводит работу, пропагандируя пользу рентабельных сельскохозяйственных культур и современных орудий земледелия. В более конкретном плане в круг его интересов входили шелководство и птицеводство (особенно разведение гусей и уток). В соответствии с этим он публикует в журналах "Черноморское сельское хозяйство" и "Черноморский селянин" статьи: "Как пахать плугом" (1911), "По поводу случного пункта" (1914) и др.; переводит научно-популярные книги: К.Ф. Брейерсдорфа "О разведении и откормке уток. Искусственный вывод - инкубация" и О.И. Чикова "Краткое руководство к разведению гу-

127

сей", которые были изданы Управлением Кавказского учебного округа в Тифлисе в 1908 и 1910 г.г.
Н.С. Патейпа принимает активное участие в народных чтениях, проводимых "Сухумским Обществом сельского хозяйства" по распростарнению сельскохозяйственных знаний. Чтения велись на абхазском языке учителями и священниками. Характерно, как пишет Л.Г.Смыр в своей книге "Сухумское Общество сельского хозяйства" (М., 1996), в одном селе во время своего доклада по шелководству Николай Соломонович "привез на показ шелковичные коконы разных сортов, образцы съемников, шелкомотальный кустарный станок и прибор собственного изобретения для предоохранения этажерек с червями от муравьев".
С 1912 года начинается церковная деятельность Н.С. Патейпа. В том же году Сухумской Епархией ему было предложено священническое место в Тамышской церкви. В 1915 году он назначается священником в селе Дурипш, а затем - в должности уездного наблюдателя церковных школ.
В то время для оживления церковной жизни Сухумская Епархия проводила активную Миссионерскую работу, на которую была возложена объязанность борьбы против мусульманского влияния в Абхазии. С этой целью велась пропаганда христианства, главным образом среди абхазского населения. Н.С. Патейпа стал миссионером в Кодорском участке (ныне Очамчирский район), а священник Н.В. Ладария - миссионером в Гудаутском участке.
Заслуживает внимания участие Н.С.Патейпа в различных культурно-просветительных обществах. Он был членом Сухумского Общества сельского хозяйства, Сухумского епархиального училищного совета, Бзыбского комитета Общества распространения просвещения среди абхазцев, Сухумского Епархиального братства св. благоверного Великого князя Александра Невского, Абхазской (Сухумской) переводческой комиссии.
Особо надо отметить плодотворную работу Н.С. Патейпа (еще до принятия им сана священника) в деле перевода церковных богослужебных книг на абхазский язык. Он является соавтором изданных в Тифлисе переводов: "Требника" (1907), "Божественной литургии Иоанна Златоуста" (1907), "Служебника" (1910), "Святого Евангелия" (1912).
Важное место в творческой работе Николая Соломоновича занимает составленная им вместе с А. И. Чукбар "Книга для чтения на абхазском языке для абхазских училищ" (1908). Как указывается в предисловии, литературный материал в ней так подобран, что он предназначался не только для школьного преподавания, но и для чтения взрослыми, это мотивировалось тем, что "так как абхазский народ в массе взрослого своего населения никако-

128

го иного языка кроме родного абхазского не знает, и потому только при посредстве этого языка можно содейтсвовать распространению среди взрослых, которым уже поздно идти в школу учиться, полезных житейских сведений".
Печатавшиеся в журнале "Сотрудник Закавказской Миссии" его очерки и статьи: "Моление Лейбовых" (1912), "Печальная действительность в Абхазии" (1912), "Языческие моления, совершаемые абхазцами" (1916), "Свадьба в Абхазии" (написана в 1908 г., опубликована в сборнике "Фольклор Азербайджана и прилегающих стран", Баку, 1930 г.) и др. дают ценные сведения и наблюдения о бытовой и религиозной жизни абхазского народа.
В статье "Печальная действительность в Абхазии" говорится о положении христиантсва и мусульманства в Абхазии Н.С. Патейпа писал: "Первыми миссионерами Абхазии были св. апостолы Андрей Первозванный и Симон Кананит, из уст которых тогдашняя языческая Абхазия впервые услышала учение о Христе, Спасителе нашем. Следовательно, христианская религия проникла в Абхазию в первом же веке. Несомненно то, что христианская религия в Абхазии когда-то процветала; об этом яснее всякого письменного документа говорят памятники христианства, древние храмы: Лидзавский, Лыхненский, Моквинский, Бедийский и много развалин храмов и часовен, разбросанных по всей Абхазии".
Он подчеркивал, что абхазцы никогда не были религиозными фанатиками, так как в их среде, в семейном быту мирно сосуществовали традиционные религиозные верования, христианские и мусульманские праздники и т. д. Вместе с тем отмечал, что в роли служителей ислама в Абхазии часто выступали случайные, малограмотные турки и лазы, которые "объявляли себя муллами, умеющими лечить от всякой болезни. Такой мулла выписывает первые попавшиеся стихи из корана на бумажках; предлагает одни из этих записок сжечь под больным, а другие - утром и вечером по одной опускать в стакан с водой, отмывать в стакане написанное на бумажке и давать пить больному. Иногда делает длинную запись в рост больного, свертывает в треугольник, зашивает (как талисман) и больной носит на шее. Пишет лечебные записки против всякой болезни: головной боли, ревматизма, боли живота, бессоницы, золотухи, воспаления легких; для предупреждения беременности, аборта, лечит мужское бессилие..."
Выдающйся лингвист-кавказовед, один из основателей абхазоведения академик Н.Я.Марр впервые приехал в Абхазию в конце 1912 года для изучения абхазского языка. Ему оказывал значительное содействие Н.С. Патейпа. Описывая свою поездку в селение Джгерда к сказителю Хабиджу Ашуба, Н.Я. Марр сооб-

129

щает: "У преосвященного Андрея, Епископа Сухумского, которому я писал раньше, я узнал, что по его любезной просьбе Николай (Н.С. Патейпа), член Переводческого комитета, живущий на пути в Джгерду, верстах 10 от нее, окажет мне содействие при организации моих лингвистических работ"... Как далее сообщает Марр, "беседуя о лингвистических и этнографических вопросах, мы незаметно доехали до Тамыша как раз во время, так как о. Николай сидел уже на лошади и собирался ехать в Сухум по делам. Он отложил поездку и подсел к нам, в фаэтон, чтобы сопровождать в Джгерды и помогать в моих работах... "
По инициативе Н.Я Марра Бзыбский комитет Общества распространения просвещения среди абхазцев занимался собиранием и записью абхазского фольклора. В этой работе активное участие принял Н.С.Патейпа, в частности послав Марру в 1914 году в Петербург собранные им несколько сот абхазских личных имен.
В первой абхазской газете "Апсны" (1919-1920) Н.С.Патейпа поместил ряд ценных статей об Абхазии и абхазцах. В одной из них он писал: "Кажется невероятным, что едва ли сыщется такой малочисленный народ, как абхазский, который, испытав столько горести и невзгод, продолжает свое существование". В названной газете публиковались и его записи из абхазской народной поэзии.
После установления Советской власти в Абхазии в 1921 году Н.С. Патейпа несколько лет работает заведующим земельным отделом и членом президиума Гудаутского уездного исполкома. Касаясь статьи Н. С. Патейпа, опубликованной в газете "Голос трудовой Абхазии" по вопросам земельной реформы, Н.А. Лакоба в своем докладе на II съезде Советов Абхазии (1923 г.) отметил, что "такие статьи желательны и по всем вопросам, и мы много бы выиграли, если бы они чаще появлялись. Тов. Патейпа (из Гудауты) практически подходит к решению земельной реформы. Он хорошо знает местные условия, местный быт". В 1924 году его переводят в Сухум, где он занимает ряд административных должностей в Наркомземе Абхазии, вплоть до заместителя наркома земледелия по лесному хозяйству и тресту совхозов.
Работая в Наркомземе ССР Абхазия Патейпа в своих статьях уделял большое внимание поднятию уровня сельского хозяйства, внедрению в него рентабельных субтропических культур, рациональному ведению лесоводства, а также традиционному занятию абхазцев - скотоводству. Как и в дореволюционные годы, он продолжал интересоваться птицеводством и шелководством; ставил вопрос об улучшении породы лошадей. Он считал, что "коневодство в Абхазии должно занимать немаловажную отрасль, ибо абхазцы являются страстными любителя-

130

ми верховой езды и каждый абхазац, как бы беден он не был, не обходится без собственной лошади".
В 30-х годах Н.С. Патейпа работал преподавателем абхазского языка в Сухумской абхазской школе им. Н.А. Лакоба и в Сухумском педагогическом училище. Как учитель абхазского языка он глубоко интересовался вопросами, связанными с улучшением его преподования в школе, о чем свидетельствуют статьи, опубликованные им в газете "Апсны капш" об упорядочении орфографических и лексических норм абхазского языка.
Н. С. Патейпа в течение многолетней педагогической работы прививал своим ученикам любовь к абхазскому языку, проявляя особый интерес к тем из них, у кого обнаруживались зачатки к литературному творчеству.
Известный абхазский поэт Алексей Джонуа в своем стихотворении "Спасибо учителю", посвященном Н.С. Патейла писал: "С благодарностью вспоминаю о нем и теперь, когда промчались многие годы. Учил он быть человечным, сердечным, излучая доброту, внушая о несовместимости правды с кривдой. Развивал он любовь к поэзии, приобщая к чудесному миру сказок... И после многих лет он, встретив меня, с радостью благословил" (Дается в подстрочном переводе).
Еще во время педагогической работы в Лыхны Николай Соломонович встретил верного спутника своей семейной жизни, им стала Саломея Рашидовна Маан (Маргания). У них родились сын и дочь.
Семья Н.С.Патейпа была образованной, интеллигентной. Его сестра Анна Соломоновна была учительницей. Как пишет историк Г.А. Дзидзария, "с ее именем было связано открытие в селе Лыхны женского училища". Как вспоминает внучатная племянница Н.С. Патейпа - Ираида Владимировна Патейпа, племянники Николая Соломоновича - сыновья Дмитрия Соломоновича: Виктор был кинорежиссером и кинооператором, а Владимир - государственным деятелем, зам. председателя Верховного суда Абхазской АССР. Все они вместе с Николаем Соломоновичем были незаконно репрессированы и расстреляны в 1941 году, реабилитированы посмертно. Та же участь постигла и сводного брата Н. С. Патейпа - С. М. Ашхацава в 1937 году.
Имя и заслуги Н.С.Патейпа перед абхазской культурой не позабыты. Одно из новых названий сухумских улиц носит его имя. Его творческое наследие - "Избранное", включающее в себя статьи, очерки, переводы, фольклорные записи - были изданы в 1978 году отдельной книгой (ее подготовил к печати с предисловием и комментариями историк Г. В. Смыр).

131

(Опубликовано: Абхазоведение. Язык, фольклор, литература. Выпуск 1. Сухум, "Алашара", 2000, с. 127-131. Под рубрикой: "Из истории абхазоведения".)

(Сканирование, вычитка текста - Абхазская интернет-библиотека.)
______________________________________________________


АБХАЗСКИЙ ИНСТИТУТ К 40-ЛЕТИЮ ОКТЯБРЯ

До Великой Октябрьской социалистической революции Абхазия находилась в условиях социального гнета и колониального царского режима. Это сказывалось, в частности, в том, что не было возможности для проведения систематической работы по изучению края, его истории, культуры и естественных производительных сил. Тем не менее растущая товарность сельского хозяйства, развитие в нем капиталистических отношений обусловили возникновение в 90-х годах прошлого столетия в Абхазии таких организаций, как Сухумское общество сельского хозяйства и Сухумской садовой и сельскохозяйственной опытной станции.

Сухумское общество сельского хозяйства проводило чтение агрономических лекций и издавало журнал «Черноморское сельское хозяйство», а опытная станция, в ведении которой находился и Сухумский ботанический сад, регулярно выпускала свои «Известия». В обоих изданиях помещались ценные материалы по вопросам сельского хозяйства края. В 1916 году в Сухуме было организовано «Общество любителей и исследователей природы и населения Сухумского округа», ставившее своей задачей изучение естественных производительных сил страны, но оно фактичски не сумело развернуть свою работу и прекратило существование в годы буржуазно-меньшевистской диктатуры. Круг деятельности перечисленных учреждений был очень ограничен, в основном они обслуживали эксплуататорские классы и были далеки от народной массы.

Еще хуже обстояло дело с изучением абхазского языка, богатой истории абхазского народа, этнографии, фольклора. Царизм сознательно стремился к искусственному задерживанию распространения грамотности среди трудового населения. Особенно это чувствовалось в национальных окраинах, где национальный гнет тормозил развитие даже тех немногих ростков просвещения, которым удавалось пробиться сквозь мрак царского самодержавия.

Абхазский язык, в числе других иберийско-кавказских языков, в XIX—начале XX вв. изучали П. Услар, Н. Марр, П. Чарая и другие. В 1862 году выдающийся русский лингвист-кавказовед Услар разработал абхазскую азбуку, на основе которой в 1865 году в Тифлисе был издан первый абхазский букварь, усовершенствованный в 1892 г. Д. Гулиа и К. Мачавариани, а впоследствии А. Чочуа. Но книги, изданные в дореволюционной Абхазии, насчитывались лишь единицами; подавляющее большинство трудящихся вовсе не знало грамоты. Отдельными исследователями
также проявлялся интерес и к истории и к этнографии Абхазии. Этих вопросов касались, напр., Н. Дубровин, А. Дьячков-Тарасов, Ф. Сахокиа, К. Мачавариани, Н. Державин, Н. Джанашиа и другие. Однако и в этом отношении имели место лишь попытки одиночек, лишенных возможности организовать систематическую работу в указанном направлении.

Только Великая Октябрьская революция, разбив оковы капитализма, пробудила к сознательному историческому творчеству широчайшие народные массы, подняла на небывалую высоту людей труда, рабочих и крестьян, еще недавно стоящих вне политики, забитых и придавленных капиталистами и помещиками, вековечной нуждой и нищетой. Октябрьская революция создала необходимые условия для всестороннего развития экономики и культуры народов Советского Союза.

В Абхазии уже в первые годы после установления Советской власти (1921 г.) возникают научные организации, широко развивается сеть учебных заведений на национальных языках, развиваются абхазская литература и искусство. На основе общего роста экономики и общественной жизни расцветает культура абхазского народа, национальная по форме, социалистическая по содержанию. За короткий срок Абхазская АССР становится республикой сплошной грамотности.

За годы Советской власти создана сеть научных учреждений. Если до революции в Абхазии научные работники насчитывались единицами, то в советские годы выращены многочисленные кадры по разным отраслям науки. Осуществляется планомерное изучение языка, литературы и истории Абхазии, ведущееся на основе марксистско-ленинской методологии.

В 1922 году организуется Абхазское Научное Общество (АбНО), состоящее из четырех секций: медицинской, сельскохозяйственной, технической и географо-этнографической. Одним из организаторов и руководителей общества был ихтиолог Г. П. Барач, который также принял активное участие в организации Абхазского краеведческого музея.

Абхазское Научное Общество периодически издавало свои «Известия» (с 1927 г. переименованы в «Труды» общества), в которых, наряду со статьями о фауне, флоре и сельском хозяйстве Абхазии, стали появляться некоторые работы по археологии и истории. В частности, в четвертом выпуске «Известий» (1926) были опубликованы работы проф. А. С. Башкирова — «Археологические изыскания в Абхазии летом 1925 года», М. М. Иващенко — «Великая Абхазская стена», «К вопросу о местонахождении Диоскурии древних», «Развалины в Псху», В. И. Стражева — «Бронзовая культура в Абхазии», «К Азантскому дольмену» (тот же автор в первом выпуске «Известий» поместил большую работу «Руинная Абхазия»). Кроме того, общество выпустило программу по историко-экономическому описанию населенных мест Абхазии, а также анкету по археологическому изучению края.

По инициативе акад. Н. Я. Марра, уделявшего серьезное внимание изучению языка и истории абхазцев, в октябре 1925 года была создана т. н. Академия абхазского языка и литературы. В составе этого учреждения не было квалифицированных научных
кадров, исключая, конечно, его организатора и почетного председателя Н. Я. Марра. В дальнейшем по его инициативе были подготовлены два абхазца — первые кандидаты наук — филологи А. Хашба и В. Кукба. Вначале председателем Академии наук был народный учитель, тогда уже нарком просвещения Абхазии А. Чочуа, а затем в течение нескольких лет эту должность занимал народный поэт Абхазии Д. Гулиа.

С именем Академии абхазского языка связано издание нескольких исследований акад. Марра, среди которых выделяется «Абхазско-русский словарь» (Ленинград, 1926) и некоторые этнографические работы Д. Гулиа. Академия и Наркомпрос Абхазии провели положительную работу по собиранию памятников песенного творчества абхазского народа, результатом которой явились два сборника абхазских песен К. Ковача «Песни Кодорских абхазцев» и «101 абхазская народная песня», изданные Музгизом в Москве в 1929 и 1930 гг.

Академия абхазского языка и литературы не смогла развернуть достаточной работы, главным образом, из-за отсутствия специалистов. В дальнейшем, в связи с экономическим и культурным развитием Абхазии, было признано целесообразным изучение вопросов истории Абхазии и абхазской культуры сосредоточить в специальном научном учреждении. Таким научным центром абхазоведения становится созданный в 1931 году Институт абхазского языка, литературы и истории Академии наук Грузинской ССР, с отделом по изучению производительных сил. Этот отдел, реорганизованный в дальнейшем в Сухумский ботанический сад, выделился в 1948 году в самостоятельное научное учреждение при Академии наук Грузинской ССР.

Указанным отделом за ряд лет проведена большая работа по изучению флоры Абхазии, растительности альпийских пастбищ, дикорастущих плодовых и лекарственных растений, строительных ресурсов и др.; издано несколько значительных работ по всем этим вопросам, в том числе 2 тома «Флоры Абхазии» А. А. Колаковского.

В настоящее время Абхазский институт имеет два отдела: отдел языка и литературы и отдел истории и этнографии. При Академии наук Грузинской ССР институт имеет аспирантуру по подготовке научных кадров. Если в начале своей организации институт состоял из нескольких работников, не имевших ученых степеней и званий, то в настоящее время он располагает способным и квалифицированным научным коллективом. Из 22 научных сотрудников института 15 человек являются кандидатами наук.

Абхазский институт разрабатывает вопросы, имеющие особо важное значение в деле культурного строительства в Абхазской АССР. Он занимается изучением вопросов этнографии, археологии Абхазии, абхазского языка, фольклора и литературы. Кроме того, институт осуществляет работу по составлению учебников, хрестоматий и программ для абхазских учебных заведений.

За годы своего существования Абхазский институт проделал большую работу по разработке проблем, относящихся к его профилю.

По отделу истории и этнографии созданы исследования и монографии, посвященные ряду важных вопросов из истории Абхазии. Основным результатом этих работ являются «Очерки истории Абхазии», из которых первая часть, охватывающая период с древнейших времен до 1917 года, уже закончена. Значительная работа проведена по изучению истории революционного движения и социалистического строительства в Абхазии. В связи с 40-летием Великой Октябрьской социалистической революции издано несколько работ по истории борьбы за Советскую власть в Абхазии.

Институт уделяет систематическое внимание проведению археологических раскопок, которые дали ценные материалы для изучения древней и средневековой истории Абхазии. В частности, в 1951—1957 гг. археологической экспедицией под руководством М. Трапш был открыт и раскопан ряд крупных древних могильников и поселений, давших богатый археологический материал.

Исследования, выполненные в отделе языка и литературы касаются актуальных вопросов, связанных с изучением абхазских диалектов, грамматического строя и лексики абхазского языка, а также устного творчества и литературы абхазского народа. Уделяется внимание изучению взаимоотношений абхазского языка с  картвельскими и адыгскими языками. Важное место в деятельности отдела занимают составление русско-абхазского словаря и подготовка к изданию сводного текста абхазского нартского эпоса. Эти важные работы в основном уже подготовлены к печати. В настоящее время отдел работает над составлением нормативной (описательной) грамматики абхазского языка.

За время своего существования Абхазский институт издал 28 томов своих «Трудов», десятки монографий, а также учебники по абхазскому языку и литературе, опубликовал научные исследования не только в местных, но и общесоюзных периодических изданиях. Из опубликованных институтом монографий заслуживают внимания: «Восстание 1866 г. в Абхазии» Г. Дзидзария, «Народное хозяйство Абхазии в эпоху капитализма» А. Олонецкого, «Государственные крестьяне Грузии в первой половине XIX века» И. Антелава, «Очерки по истории брака и семьи у абхазов» Ш. Инал-ипа, «Абхазско-грузинский словарь» Б. Джанашиа и др.

На деятельности института положительно сказалась помощь, оказываемая виднейшими учеными Москвы, Ленинграда и Тбилиси. Среди них нужно отметить Н. Я. Марра, Г. Ф. Чурсина, А. Н. Генко, С. Н. Джанашиа, А. С. Чикобава, К. В. Ломтатидзе, Г. С. Читая, Г. В. Рогава, А. В. Фадеева и др., которые занимались или занимаются изучением вопросов истории и этнографии Абхазии, а также абхазского языка.

Расцвет науки в Советской Абхазии — в cтpaнe еще так недавно почти сплошной неграмотности — является прекрасным свидетельством всепобеждающей творческой силы идей марксизма-ленинизма, великого дела Коммунистической партии Советского Союза, нерушимой дружбы народов СССР.

(Опубликовано: Труды Абхазского института языка, литературы и истории. Выпуск XXIХ. — Сух., 1958. — С. 3-6.)

(OCR - Абхазская интернет-библиотека.)
______________________________________________________


К ИСТОРИИ АБХАЗСКОГО ИНСТИТУТА

В дореволюционные годы Абхазия была одним из отсталых в экономическом и культурном отношениях уголков Закавказья. Царизм стремился к искусственному задерживанию распространения грамотности среди трудового населения. Не было возможности для проведения систематической работы по изучению края, его истории, культуры и естественных производительных сил, хотя здесь существовало несколько научно-просветительных обществ: 1) сельскохозяйственное, 2) любителей и исследователей природы и населения Сухумского округа, 3) медицинское, 4) туберкулезное, 5) церковно-археологическое. Круг деятельности этих обществ был очень ограничен и не затрагивал интересы трудового населения.

Одним из выдающихся завоеваний Советской Абхазии, как и всей Грузинской ССР, является победа ленинской национальной политики, подлинный расцвет научной мысли. В Абхазской АССР насчитывается 11 научно-исследовательских учреждений, в которых в 1960 году работало свыше 180 научных сотрудников, в том числе 87 докторов и кандидатов наук.

Изучением вопросов истории, археологии, этнографии, абхазского языка, фольклора и литературы занимается Абхазский институт языка, литературы и истории имени Д. И. Гулиа Академии наук Грузинской ССР.

До возникновения данного научного учреждения вопросами абхазоведения, занимались Абхазское научное общество и Академия абхазского языка и литературы. В их работе заметный след оставил академик Н. Я. Марр, который неутомимо занимался изучением языка и истории абхазов с 1912 года и успел опубликовать ряд ценных исследований в этой области.

Абхазское научное общество (АбНО) основано в августе 1922 года. Его целью было "всестороннее изучение Абхазии и окружающих ее местностей, теоретическая разработка научных вопросов по всем отраслям знания, приложение науки к требованиям жизни и к использованию природных богатств края, а также распространение научных знаний в широких слоях населения"(1).

В состав общества входили секции: медицинская, сельскохозяйственная, техническая, географии и этнографии Абхазии. Но не было секции по изучению абхазского языка, фольклора, истории, археологии и этнографии. В ее создании деятельное участие принимает Н. Я. Марр. Еще в 1924 году он направил письмо председателю Совнаркома Абхазии Н. А. Лакоба, в котором писал: "Недостаточное знакомство с условиями работы и наличными сейчас планами самого общества (т. е. АбНО), поскольку я не имел случая встретиться с его председателем Барачем, нё дает мне возможности быть полным хозяином вопроса, но одно могу утверждать: необходимо усилить исследовательскую часть общества, посвященную науке о человеке, о языке и эпосе, фольклоре, народных песнях, сказках, преданиях, верованиях и т. д., равно как памятниках материальной культуры. В этом смысле постановление... образовать секцию абхазского языка при АбНО должно быть, по возможности, немедленно осуществлено. Не беда, что нет ученых специалистов, пусть на первых порах будут любители и соревнователи, при некоторой руководственной программе и они могут сделать большое дело (именно то, что сейчас нужно). Конечно, для будущего времени прилив собственных научных сил посодействует "командирование двух или более молодых абхазов" к нам для занятий, а пока надо пользоваться всеми готовыми научными силами, которые могут быть использованы в этих целях вне Абхазии. Вообще, было бы хорошо, абхазоведной секции АбНО обзавестись немедленно помещением для оборудования лаборатории по языковедной, этнографической и археологической работе"(2).

О внимании Н.Я. Марра к вопросам абхазоведения свидетельствует его переписка с А. М. Чочуа(3).

Секция "абхазоведения" была организована при АбНО в 1925 году, ее возглавлял С.П. Басария. Она ставила задачей "изучение духовной культуры абхазского народа (языка, фольклора, литературы)". С этой целью была составлена обширная и содержательная программа работы(4).

Абхазское научное общество издавало свои "Известия" (с 1927 года переименованные в "Труды" общества), в которых, наряду со статьями о фауне, флоре и сельском хозяйстве Абхазии, стали появляться некоторые работы по археологии и истории (А. С. Башкиров, М. М. Иващенко, В. И. Стражев, С. П. Басария) (5).

Одним из основателей и председателем общества был Г.П. Барач (впоследствии заслуженный деятель науки Грузинской ССР), который также принял активное участие в организации Абхазского краеведческого музея.

По инициативе академика Н.Я. Марра 11 октября 1925 года была создана Академия абхазского языка и литературы. Но это учреждение не было обеспечено кадрами. Впоследствии Марр подготовил двух абхазов - первых кандидатов филологических наук A. Хашба и В. Кукба. Вначале председателем академии был нарком просвещения Абхазии А. М. Чочуа, а затем в течение нескольких лет - народный поэт Абхазии Д. И. Гулиа.

С именем Академии абхазского языка и литературы увязывается публикация ряда исследований Н. Я. Марра, среди которых наиболее ценными являются "Русско-абхазский словарь" (Ленинград, 1926) и некоторые этнографические работы Д. И. Гулиа. Академия абхазского языка и Наркомпрос Абхазии провели значительную работу по собиранию (с нотными записями) и изданию абхазских народных песен. В этом направлении много сделали комдозитор К. Ковач и народный учитель К. Дзидзария.

Ни секция абхазоведения (при АбНО), ни Академия абхазского языка и литературы, как было сказано выше, не имея в своем составе квалифицированных кадров, не были в состоянии в должной мере развернуть работу по научному изучению филологических и историко-этнографических вопросов.

В связи с дальнейшим ростом экономического и культурного развития Абхазии было признано целесообразным изучение вопросов абхазского языка, фольклора, литературы и истории сосредоточить в специальном научном учреждении.

Таким научным центром абхазоведения становится созданный 5 августа 1931 года Абхазский научно-исследовательский ИНСТИТУТ КРАЕВЕДЕНИЯ (АбНЙИК) при Наркомпросе Абхазской АССР (в 1935 году переименован в Институт абхазской культуры и вошел в систему Грузинского филиала Академии наук СССР: 1 января 1939 года переименован в Абхазский научно-исследовательский ИНСТИТУТ языка и истории имени академика Н.Я. Марра Грузинского филиала Академии наук СССР; в 1950 году переименован в Абхазский институт языка, литературы н истории Академии наук Грузинской ССР, ныне носящий имя основателя абхазской литературы Д. И. Гулиа).

В организацию и укрепление работы Абхазского института, в дело подготовки его научных кадров большие усилия вложил академик С. Н. Джанашиа, в научном наследии которого вопросы абхазоведения занимают видное место.

В области изучения абхазского языка с 30-х годов плодотворно работает член-корреспондент Академии наук Грузинской ССР проф. К.Ф. Ломтатидзе. Ее многочисленные труды (в количестве более 60), освещающие основные вопросы фонетики, грамматического строя, лексики и диалектов абхазского языка являются большим вкладом в иберийско-кавказское языкознание.

Если в начале своей организации Абхазский институт состоял из небольшого количества работников, не имевших ученых степеней и званий, то сейчас он располагает квалифицированным научным коллективом. Из 31 научного сотрудника института 17 человек являются кандидатами наук. Для подготовки кадров по различным отраслям абхазоведения институт имеет аспирантуру в Тбилиси при Академии наук Грузинской ССР. В настоящее время Абхазский институт имеет три отдела: языка и литературы, истории и этнографии, экономики.

За годы своего существования Абхазский институт проделал значительную работу в разработке вопросов истории, этнографии и археологии Абхазии, абхазского языка, фольклора и литературы.

Исследования, выполненные в отделе языка и литературы, охватывают вопросы, связанные с изучением абхазских диалектов (бзыбского и абжуйского). грамматического строя и лексики абхазского языка, а также устного творчества и литературы абхазского народа. Уделяется внимание изучению взаимоотношения абхазского языка с картвельскими и адыгскими языками. Важное место в деятельности отдела занимают такие опубликованные работы, как "Абхазско-грузинский словарь" (Б. Джанашия), "Абхазская народная поэзия" (составил Б. Шинкуба) и печатающийся "Русско-абхазский словарь". Издаются составленный Ш. Инал-Ипа, К. Шакрыл и Б. Шинкуба абхазский нартский эпос на русском языке в Москве в Гослитиздате (в переводе Г. Гулиа и С. Липкина) и абхазская эпическая поэзия - в Сухуми, в переводе С. Липкина. В 1960 году закончен коллективный труд "Грамматика абхазского литературного языка" (Ш. Аристава, X. Бгажба, К. Ломтатидзе, Л. Чкадуа, К- Шакрыл, Е. Шакрыл, В. Конджария), который редактируется и подготавливается к печати для издания в 1962 году. Продолжается редактирование и "Абхазско-русского словаря" (Б. Джанашия). Также опубликовали отдельные грамматические и диалектологические исследования М. Циколия, Л. Чкадуа, Ш. Аристава и др.

В подготовке научных и педагогических кадров по абхазскому языку в Тбилисском государственном университете имени И. В. Сталина и в Институте языкознания Академии наук Грузинской ССР большую и систематическую работу проводят академик А. С. Чикобава и проф. К. В. Ломтатидзе.

Значительная работа проведена по изучению истории Абхазии древнего, средневекового и нового времени, а также советского периода. В результате археологических раскопок, произведенных Трапш в селе Куланурхва Гудаутского района, в городе Сухуми и его окрестностях, селе Цебельда Сухумского района, на Иверской горе в Новом Афоне выявлено множество ценных памятников материальной культуры, начиная с эпохи бронзы и кончая средневековым временем.

В археологическом изучении Абхазии значительная работа проведена научным сотрудником института Л. Н. Соловьевым, раскопки которого в г. Очамчире, селе Эшера, Сухуми и в гроте Хупынипшахва (в селе Цебельда) и др., дали разновременные материалы, характеризующие периоды развития населении Абхазии с эпохи древнекаменного века.

Заслуживает внимания работа, проделанная Абхазским институтом совместно с Институтом истории им. И. А. Джавахишвнли по археологическому исследованию остатков древнего города Себастополиса в районе Сухумской крепости.

Добытый археологический материал служит важным источником, вырисовывающим непрерывную линию развития культуры па территории Абхазии в течение ряда тысячелетий.

Важнейшие периоды в истории средневековой Абхазии освещены в работах 3. В Анчабадзе ("Из истории средневековой Абхазии VI-XVII вв.") и И.Г. Антелава ("Очерки по истории Абхазии XVII-XVIII веков"). Экономическое, социальное и культурное развитие Абхазии обобщены в монографиях Г. А. Дзидзария, как например, в монографии "Народное хозяйство и социальные отношения в Абхазии в XIX веке".

Опубликован ряд работ, показывающих историю борьбы трудящихся Абхазии за Советскую власть (Г. А. Дзндзария, А, А. Олонецкий, В. И. Карчава и др.).

Основные результаты изучения истории Абхазии с древнейших времен до 1917 г. нашли свое освещение в первой части книги "Очерки истории Абхазской АССР" (И. Г. Антелава, 3. В. Анчабадзе, Г. А. Дзидзария, Ш. Д. Инал-Ипа, М. Д. Лордкипанидзе и М. М. Трапш).

Заслуживает быть отмеченной монография М. К. Делба "Роль Советского государства и народных масс в охране социалистической собственности".

Заметные сдвиги произошли в изучении истории Абхазии советского периода. Опубликованы исследования по истории доколхозного крестьянства, колхозного строительства, по вопросам развития социалистической культуры (напр., исследования А. Э. Куправа, М. К. Делба, А. А. Абшилава и др.). В 1960 году в основном было завершено написание второй части "Очерков истории Абхазской АССР", которая охватывает период с Февральской буржуазно-демократической революции 1917 года до наших дней. С изданием второй части читатели получат обобщающий труд по истории социалистического строительства в Абхазии.

Институтом ведется планомерная работа по изучению этнографии абхазов. Опубликован ряд научных статей и монографии, например: "Очерки по истории брака и семьи у абхазов" (Ш. Инал-Ипа), "Жилища абхазов" (И. Аджинджал), "Абхазы Очамчирского района" (Л. Акаба), "Очерки по истории скотоводческого хозяйства в Абхазии" (Ц. Бжания) и т. д. В тематике этнографических исследований заметное место занимают изучение преобразований быта и культуры колхозного крестьянства.

С недавнего времени в проблематике института заняли определенное место вопросы истории искусства Абхазии, разрабатываемые Л. А. Шервашидзе.

Из года в год научные кадры Абхазского института пополняются молодыми квалифицированными специалистами, прошедшими подготовку в аспирантуре Академии наук Грузинской ССР. В работе Абхазского института всестороннюю помощь оказывают научные учреждения Академии наук Грузинской ССР Институт языкознания, Институт истории им. И. А. Джавахншвили, Институт истории грузинской литературы имени Руставели, Институт истории грузинского искусства, Институт экономики.

В текущем семилетии (1959-1965 годах) планом научно-исследовательских работ Абхазского института предусматривали дальнейшее углубленное изучение диалектов абхазского языка, разработка грамматики абхазского литературного языка, составление словарей, изучение абхазского фольклора и художественной литературы, истории Абхазии советского периода, археологических памятников и памятников искусства на территории Абхазии. В связи с созданием в 1960 г. в институте отдела экономики будут изучаться вопросы экономики Абхазской АССР. По мере роста кадров и дальнейшего усиления исследовательской работы по научным проблемам абхазского фольклора и художественной литературы, а также этнографии, археологии и истории искусства Абхазии. предполагается создание отделов; а) этнографии, б) археологии и истории искусства, в) литературы и фольклора.

Таковы в сжатом виде сведения о деятельности Абхазского института к 40-летию установления Советской власти в Грузии и Абхазии.

Повседневная забота Ленинского ЦК КПСС и Советского правительства о научных кадрах и научно-исследовательской работе в нашей стране дает нам неограниченные возможности еще более активно и плодотворно вносить свой вклад с великое общенародное дело строительства коммунизма в СССР.

Список использованных источников и литературы:

1. "Сухум", 1925, стр. 104.
2. Архив Академии наук СССР (Ленинград).
3. Н. Я. Марр. О языке и истории абхазов. Ленинград, 1938, стр. 294 - 307.
4. Бюллетень Абхазского научного общества. Сухум, июль, 1925, стр. 15 - 16.
5. "Известия" АбНО, вып. 1 (1925 г.) и вып. IV (1926 г.).

(Опубликовано: Труды Абхазского институтата ЯЛИ им. Д.И. Гулиа. Вып. 32, Сухуми, 1961. – С. 197–204.)

(Перепечатывается с сайта: http://www.kolhida.ru.)
_________________________________________________


Некоммерческое распространение материалов приветствуется;
при перепечатке и цитировании текстов
указывайте, пожалуйста, источник:
Абхазская интернет-библиотека, с гиперссылкой.

© Дизайн и оформление сайта – Алексей&Галина (Apsnyteka)

Яндекс.Метрика