Руслан Барцыц

(Источник фото: http://www.hrono.ru/.)

Об авторе

Барцыц Руслан Михайлович
Директор Пицундского государственного историко-архитектурного заповедника «Великий Питиунт» (Республика Абхазия), археолог, кандидат исторических наук.





Руслан Барцыц

Статьи:


ПОГРЕБЕНИЕ ВОИНА ИЗ СЕЛА КАЛДАХУАРА

В апреле 1988 года в селе Калдахуара Гудаутского района, во время современного захоронения в доме Аркадия Сымсым, было обнаружено древнее захоронение. К сожалению, мы узнали об этом событии лишь через две недели, по случайному сообщению. К моменту нашего приезда выяснилось, что современное захоронение произведено там же, а древнее уже засыпано.

Погребение расположено в 2,5 км., к северо-востоку от въезда в Бзыбское ущелье - древнейшего пути на Северный Кавказ (современная трасса на озеро Рица), где сохранились развалины средневековой Бзыбской крепости и храма. Дорога, ведущая к погребению, извилистая, рельеф местности очень изрезан, много обрывов и ущелий. Погребение расположено в 50 м. к югу от усадьбы, к нему ведет пологий спуск (около 30 градусов), завершающийся небольшой ровной площадкой, где и расположен памятник. Рытье могильной ямы велось без соблюдения каких-либо правил ведения археологических раскопок. По сообщению студента Абхазского государственного университета Сергея Хамит и других участников современного захоронения, древнее погребение открылось на глубине 70-80 см: сначала обнажились кости конечностей скелета до бедра, а затем было разрыто все погребение. Скелет плохо сохранился, но прослеживались почти все основные кости, что позволяют восстановить позу погребенного. Он лежал на спине, в вытянутом положении, головой на север. В процессе "раскопок" инвентарь погребения сильно пострадал, часть находок исчезла. Однако в результате долгих поисков несколько предметов было возвращено и сохранено.

Железный меч, по словам очевидца, был обнаружен у левого бедра погребенного. Общая длина оружия - 85 см., длина лезвия - 69 см., ширина до 5 см. Меч весьма поврежден, разломан на восемь частей, недостает фрагментов от рукояти и лезвия. Металл сильно коррозирован.

Железное копье лежало справа в области головы. Его общая длина - 46 см., длина лезвия - 31см., втулки - 15 см. Наибольшая ширина лезвия - 7,2 см., высота ребра - 0,6 см. Если не считать обломанную втулочную часть, копье находится в хорошем состоянии.

Боевой железный топор найден с левой стороны, чуть ниже плеча. Длина около 16 см., ширина лезвия - 12,5 см., диаметр втулки - 2,8 см. Обух топора четырехгранный, молотковидный. Расстояние от него до втулки - 2,5 см., внутри втулки сохранились остатки деревянного топорища. К лезвию шейка топора плавно опускается и расширяется до 12,5 см. Рабочая поверхность частично повреждена во время извлечения из погребения. Металл коррозирован. В нижней части скелета обнаружен железный наконечник посоха (общая длина - 10,2 см). Форма округлая (диаметр -1 см.), толщина стенок втулки - 0,2 см., один из концов утончен до 0,5 см. в диаметре. Металл сильно коррозирован. У ног погребенного обнаружена керамическая посуда - кувшин и миска, однако, кувшин был утерян, а миска сохранилась в сильно поврежденном виде.

Миска стоит на круглой ножке, которая повторяет округлую форму ее верхней части. Венчик поднимается вверх, немного сужаясь. Посуда без орнамента, если не считать круговых полосок, оставшихся в результате лощения на гончарном круге. Высота миски - 6 см., диаметр - 15 см., толщина стенок - 0,6 см., высота ножки - 1,5 см., диаметр - 6,2 см. В верхней части скелета - от бедра до плеч - землекопы обнаружили и извлекли несколько предметов, точное расположение которых установить уже невозможно. Среди них - золотой браслет, разломанный на три части (вернуть удалось только две). Вес сохранившихся обломков - 6,5 г., предположительная длина по окружности около 10,5 см. Браслет имеет четырехгранное сечение, концы не замкнуты и утолщены, ширина каждой грани - 0,3 см. По словам очевидца, в центре дуги браслета находился золотой шарик, от него отходили дуги шириной - 0,2 см.

Там же, в тазобедренной части, обнаружено пять бронзовых браслетов (средний вес - 25-30 г). Все они разломаны, в сечении имеют круглую форму, без орнамента. Близ них найдено двенадцать бронзовых обоймочек (по словам очевидца, их было значительно больше, однако основную часть обратно засыпали в могильную яму). Внутренний поперечный диаметр обоймочек - 1 см., продольный - 1,5 см., толщина прути - 0,3 см., вес до 2 г. Сохранившиеся обоймочки в плохом состоянии: шесть - целые, остальные фрагментированы. Поверхность внутренней стороны гладкая, по наружной стороне прослеживается ребристый выступ, очевидно, придававший металлу упругость. Все детали овальной формы, концы сомкнуты, но не сварены (возможно, для удобства их сборки). Предположительно, обоймочки относились к поясному набору или защитному снаряжению воина.

Серебряная чаша обнаружена рядом с керамической посудой. Вес - 140 г., высота - 5,5 см., диаметр - 11 см., толщина стенки у венчика до 0,2 см. Чаша хорошо сохранилась, если не считать пробоины от удара лопатой. В 0,4 см. от края венчика с внутренней стороны по всей ее окружности проведен желобок. Венчик немного вытянут и слегка отогнут наружу (0,4 см). Дно чаши округлое, без выделенного основания (видимо, ее ставили на специальную подставку). На наружной поверхности прослеживается ржавое пятно, а под ним следы медной патины, что указывает - рядом лежали предметы из меди и железа. В погребении находилось еще несколько предметов, предназначение которых из-за плохой сохранности - трудно установить. Один напоминает обруч от ножен или украшение. По словам очевидца, в яме также нашли три наконечника стрел из железа. Недалеко от погребения найден фрагмент оселка с отверстием.

Все вышеизложенное красноречиво свидетельствует: данный памятник представляет собой богатое захоронение воина. К сожалению, само погребение не удалось исследовать, пришлось ограничиться описанием возвращенного материала.

В целом у инвентаря из погребения с. Калдахуара имеются наиболее близкие аналоги среди предметов, выявленных в ряде местностей исторической территории Абхазии. Керамические изделия (кувшин, миска) характерны для памятников Тамышского поселения(1), предметы вооружения для Мацестинских находок(2). Учитывая вышеуказанные параллели, погребение из с. Калдахуара предположительно можно отнести к памятникам периода V-IV вв. до н. э.

Примечания

1. Бжания В. В., Бжания Д. С., Когония Л. М, Джопуа А. И. Раскопки Тамышского поселения. Археологические открытия 1983 года в Абхазии. Тбилиси, 1987.
2. Воронов Ю. Н. Древности Сочи и его окрестностей. Краснодар, 1979. C. 70.

(Опубликовано в: Абхазоведение: История, Археология, Этнология. Вып II, Сухум, "Алашара", 2003 г., с. 49-53)

(Перепечатывается с сайта: http://www.kolhida.ru.)
_________________________________________________


РАСКОПКИ РАННЕСРЕДНЕВЕКОВОГО ХРАМА В СЕЛЕ ЛДЗАА ПОСЕЛКА ПИЦУНДА

В 1990 году жителем села Лдзаа поселка Пицунда было сообщено, что во время земляных работ на совхозных землях обнаружены захоронения. Экспедицией, срочно организованной в район находок, было установлено, что разрушению подвергся ранее неисследованный храм развалины которого хорошо просматриваются на поверхности. Был произведен осмотр, замеры и фотосъемки. Памятник законсервировали и максимально защитили от дальнейшего разрушения. К сожалению, отсутствие средств, а также начавшаяся грузино-абхазская война позволили начать раскопки этого уникального памятника только в сентябре 1995 года. По тем же причинам они носили весьма непродолжительный характер - один месяц.

(Таб. I)

Памятник расположен в селе Лдзаа поселка Пицунда в 200 метрах от моря. На момент исследования находился в полуразрушенном состоянии Высота образовавшегося холма - от одного до трех метров. С южной стороны хорошо просматривается самая высокая стена, скрытая растительностью Точные размеры определить пока сложно, но северная стена прослеживается до 15 метров, хотя именно она наиболее разрушена. Прилегающая к храму территория в радиусе 150-200 метров усеяна обломками черепицы, керамических сосудов и иных предметов, что указывает на наличие других построек:

осмотр грунта, потревоженного трактором, выявил большое количество керамики, украшений и других предметов старины Особый интерес среди подъемного материала представляют изделия из серебра и бронзы (надвисочная подвеска, игла, крест и фрагменты других украшений).

Раскопки начались с зачистки полуразрушенных захоронений и северной стороны храма (Таб. II). В результате обнаружены предметы:

железные ножницы (рис 5) - общая длина 150 мм, длина лезвия 85мм, ширина 25мм, диаметр колец 40мм, сильно коррозированные, но целые,

железный крест (рис 2) - высота 76мм, длина поперечины 50мм толщина 5мм, изготовлен из цельного прута, сложенного вдвое по всему контуру, коррозирован, железный нож (рис 1) - длина 125мм, лезвие 90мм ширина 15мм, коррозирован. Барцыц Р.М. (Сухум) Раскопки раннесредневекового храма в селе Лдзаа поселка Пицунда.

(Таб. II)

Во время зачистки одного из полуразрушенных погребений обнаружен бронзовый крест (рис 3) с изображением святого высота 55мм, поперечина 44мм, в хорошем состоянии, покрыт патиной Описание аналогичного креста (фрагмент) встречается в литературе [Шервашидзе, 1959 с 177], однако крест из села Лдзаа нуждается в тщательном изучении, учитывая его хорошую сохранность, а также обнаружение в более раннем слое данного памятника

В ходе этих работ также были выявлены фрагмент ножниц, дугообразный железный предмет (серп), кованные железные гвозди, бронзовая игла и другие предметы, не привязанные к конкретным погребениям

После расчистки появилась возможность раскопать не потревоженные погребения. Особый интерес представляет захоронение, обнаруженное в северо-восточной части храма внутри стены Погребение принадлежит, по всей видимости, молодой женщине Костяк хорошо сохранился, лежит на спине головой на северо-запад, руки скрещены на груди Погребение внутрихрамовое, с каменной выкладкой могилы. Открывшаяся лобная часть черепа сохранила следы соприкосновения с металлом. При дальнейшем исследовании черепа обнаружены фрагменты золотого украшения в виде бубенчиков (рис 6) очень тонкой работы, нашитых, вероятно, на налобную повязку, застегнутую на затылке бронзовой иглой (рис 7). Череп лежал на правом боку, поэтому придавленная им часть украшения хорошо сохранилась (в том числе даже вязка из прочной шелковой нити) В ней 9 бубенчиков, остальные разобщены. Всего сохранившихся бубенчиков 20, форма и размер, сравнительно одинаковые высота 12 мм наибольший диаметр 23мм, вес колеблется от 0,8 до 0 9 г. В них находятся бронзовые шарики-гремушки, от соприкосновения с которыми внутренняя поверхность бубенчиков покрыта патиной. В нижней части бубенчик" акустическая прорезь, верхняя часть завершается дугообразным глухим ушком, прикрепленном к повязке. Рядом с бубенчиками обнаружены бронзовые обоймочки (диаметр до 4 мм), которые также прикреплялись к повязке

После подъема черепа обнаружились две прекрасно сохранившиеся надвисочные подвески (рис 9, 10), аналогичные обнаруженной ранее на отвале. Эти подвески, также прикреплявшиеся к повязке, представляют собой бронзовые кольца диаметров до 65мм с тремя серебряными шарами, опоясанными двойной скрученной серебряной проволочкой. Каждая подвеска состоит из двух малых (43 мм) и посередине одного большого (55мм) шаров

На безымянном пальце левой кисти обнаружено бронзовое колечко-перстень (рис 8) диаметром до 21 мм

У изголовья рядом с иглой-заколкой найден однолезвийный железный ножик (рис 11) длина 100мм, сильно коррозирован. Также в погребении обнаружены несколько плохо сохранившихся предметов неизвестного назначения.

При зачистке стен данного погребения с его северной стороны выявлено другое захоронение. По расположению и наличию костяка (присутствуют лишь основные кости и череп), можно предположить, что здесь применен вторичный обряд захоронения. Из погребального инвентаря особый интерес представляет стеклянный сосуд (рис.4), развал которого обнаружен в гуще костяка, и железный однолезвийный нож, длина 165мм.

С восточной стороны этого погребения расположено еще одно, также с использованием вторичного обряда захоронения, безинвентарное.

В ходе дальнейших раскопок выявлено около 20 погребений, два из которых в очень хорошем состоянии, безинвентарные. Остальные частично разрушены и тоже безинвентарные.

Немалый интерес представляет захоронение животного (собаки), костяк которого обнаружен у северной стены храма.

При зачистке стены выявлено большое количество черепков с орнаментом и без него, плита с крестом, мраморный круг с орнаментом (фрагмент) и т.д. Это указывает, что храм в основном был разрушен и находится на месте.

По раскопанному - хотя и небольшому - материалу, можно предположить, что храм в селе Лдзаа относится к раннему периоду. Хотя пока несколько рискованно называть сколько-нибудь определенную дату, ориентировочно его можно причислить к культовым сооружениям IV -V вв., тем более, что некоторые предметы (украшения, стекло) датируются II-IV вв., если проводить аналогические параллели с другими находками в частности, экспонатами Пицундского исторического музея.

Интерес к памятнику усиливает и его расположение - близ древнего святилища Лдзааныха. Примечательно и то, что в процессе наших исследований, хотя и непродолжительных, не было найдено ни одного импортного предмета или черепка от привозной посуды, тогда как в ранее раскопанных храмах IV, VI вв. на территории Абхазии основной керамический материал и предметы украшения привозные.

И, наконец, во время проведения раскопок местные жители показали нам еще один интересный памятник расположенный несколько севернее, возможно, тоже культового значения.

Весь раскопочный материал с храмового комплекса села Лдзаа хранится на археологической базе поселка Пицунда.

(Опубликовано в: Кавказ: история, культура, традиции, языки. Сухум, 2003, с. 223-227.)

(Перепечатывается с сайта: http://www.kolhida.ru.)
_______________________________________________


СОВРЕМЕННЫЕ ПРОБЛЕМЫ ОХРАНЫ ПАМЯТНИКОВ ИСТОРИИ И КУЛЬТУРЫ АБХАЗИИ

Ключевые слова: Абхазия, исторические памятники, Пицундский государственный историко-архитектурный заповедник, археологические раскопки, реставрация, реституция, законодательство, просветительство, культурное наследие.

На территории Абхазии сохранилось значительное количество древних культовых сооружений христианского времени. Несмотря на исторические периоды ослабления христианства, эти памятники, многие из которых находились уже в руинированном состоянии, считались в народе священными, оберегаемыми местами, что было проявлением глубоко укорененного в сознании абхазов уважения к чужим верованиям, представлением о едином для всех людей мира Верховном Божестве. Даже в советское время в сельской местности Абхазии не было снесено ни одной церкви, так как абхазы отказывались участвовать в святотатстве: разбирать остатки храмовых стен, распахивать прилегающие территории. Сохранялось, несмотря на гонения властей, и почитание традиционных святилищ аныха.

К сожалению, приходится констатировать, что многие прекрасные традиции абхазского народа стали утрачивать свое влияние. Современная нестабильная ситуация, девальвация вечных ценностей, разрушение прежних социальных смыслов и установок приводят к тому, что сегодня почитаются только действующие храмы, руины же зачастую теряют оберегающий их ореол святости. Особенно отвратительно, что памятники, составляющие бесценное наследие наших предков, погибают не только в результате

«деятельности» приезжих, но и местных «черных копателей»: участились случаи сознательного поис-

Стр. 132

ка и разорения древних могильников, попытки сбыта добытых столь бесчестным образом предметов старины. Далеко не все граждане считают необходимым сообщить специалистам о нередких и в наши дни случайных находках предметов старины: иногда бесценные сокровища служат забавой детей или просто выбрасываются. Приходится признать, что дело сохранения историко-культурного наследия Абхазии не может и не должно опираться лишь на сознательность граждан и усилия энтузиастов.

Для решения этих задач еще в середине 80-х годов минувшего века при Министерстве культуры было создано поныне действующее Управление по охране историко-культурного наследия Республики Абхазия. Управление выполняет работы по выявлению новых археологических и исторических памятников, самостоятельно проводит археологические исследования, занимается их изучением, реставрацией и консервацией. В 1991 году в системе Управления было образовано двадцать пять историко-архитектурных заповедников для проведения работ по охране, консервации и реставрации памятников на подведомственной территории, инспекции строительных площадок, выдаче археологических заключений.

Между тем наш восемнадцатилетний опыт работы в должности директора Пицундского государственного историко-архитектурного заповедника «Великий Питиунт» показывает, что большинство необходимых мероприятий остается на бумаге (тем более что в настоящее время реально функционирует не более пяти заповедников). В результате многие памятники мирового значения разрушаются или находятся в аварийном состоянии.

Причиной этого является отсутствие необходимой правовой базы, реальных рычагов воздействия на нарушителей охранного законодательства, нехватка кадров, скудость финансирования, некомпетентность руководства Управления. Кроме того, стойко игнорируются нужды заповедников органами местного самоуправления. Так, согласно распоряжению правительства, директора заповедников входят в земельную комиссию, которая решает вопросы выделения участков под строительство и другие нужды, однако на практике соответствующие решения принимается келейно, без участия специалистов и учета охранных требований. Многие уникальные памятники подвергаются разрушению даже не по злому умыслу, а по невежеству, усугубленному жаждой наживы.

Так, несколько лет назад во время хозяйственных работ едва не был уничтожен уникальный храмовый комплекс в сел. Лдзаа (Гагрский район). Сейчас памятник спасен от разрушения, включен в число исторических объектов, находящихся в ведении заповедника, под нашим руководством там ведутся археологические исследования. Трудно переоценить значение для абхазской и мировой истории и культуры этого, ранее не известного науке, христианского храма раннего периода (около VI века). Между тем скудость государственного финансирования и желание некоторых субъектов зарабатывать легкие деньги на

Стр. 133

туризме снова угрожают сохранности памятника и мешают его полноценным исследованиям.

В плачевном состоянии находится и расположенный в сосновой роще г. Пицунда двухапсидный храм VI века — единственный в своем роде как для Абхазии, так и для всего Закавказья. В 60-х годах прошлого столетия памятник был варварски раскопан грузинскими археологами. Ценные материалы — по сложившейся традиции советского периода — были вывезены в Тбилиси, а разоренный объект брошен без консервации. Более того, и в наши дни предпринимаются попытки доисследовать памятник несанкционированно, без соответствующих согласований, необходимых при исследовании столь значимых для истории Абхазии сооружений. Для сохранения памятника необходима установка ограды, информационного стенда и новые, профессиональные исследования.

Культовый комплекс в сел. Алахадзыхь (Гагрский район), где расположены три величественных храма раннехристианского периода (IV–VIII веков), был исследован силами нескольких экспедиций, однако впоследствии не законсервирован и сегодня зарастает и разрушается. На территории охранной зоны расположены частные домовладения и здание ветеринарной службы, что также не способствуют сохранности памятников.

Основным охранным объектом Пицундского государственного историко-архитектурного заповедника «Великий Питиунт» является комплекс, расположенный в центре города и включающий в себя византийское городище II–VI веков и храмовый комплекс IV–XIX веков. Несмотря на все усилия заповедника, состояние объектов, расположенных внутри городища: казарменных построек, дворца командующего легионом, римских бань, винного погреба, колодца — далеко от желаемого. Стены и фундамент построек, вскрытые в ходе раскопок, проводимых грузинскими археологами в 50–80-х годах прошлого столетия, не законсервированы, в результате чего активно разрушаются.

«Реставрация» части стены городища, осуществленная в 70–80-х годах ХХ века, больше похожа на чрезвычайно неуклюжую и грубую реконструкцию, хотя надо признать, что она в известной степени предохраняет территорию памятника от проникновения скота и современных вандалов. Археологические раскопки в настоящее время не ведутся, хотя памятник до конца не исследован.

Восстановление и реставрация Пицундского храмового комплекса в последние годы находится в центре внимания руководства Абхазии. Благодаря выделенным средствам были проведены работы по очистке территории комплекса, вырубке старых, грозящих падением деревьев. В 2007 году проведены полномасштабные работы по замене кровли, оконных проемов, пола храма. В ходе работ по укреплению фундамента были выявлены остатки древних стен IV–VI веков, согласно рабочей версии, резиденции легендарного епископа Стратофила Питиунтского. Раскопки на этом участке продолжаются.

Одна из самых значительных художественных ценностей Пи-

Стр. 134

цундского храма — это фресковая живопись. Начиная с XIX века все сообщения о ее состоянии заканчивались констатацией, что положение изменилось к худшему. XX век принес новые беды. В 1970-х годах храм был превращен в концертный зал. Во время проведения строительных работ были заштукатурены росписи XIV века, ряд других росписей был тогда же сбит со стен вместе со штукатуркой, что мотивировалось необходимостью улучшения акустики. В настоящее время звуковые волны во время игры на органе, который установлен в концертном зале, в течение более чем тридцати лет методично разрушают храм, чья архитектура, соответствующая канонам православной службы, не рассчитана на присутствие столь агрессивной музыки. Акустические удары выбивают кирпич и штукатурку стен купола и колонн, ускоряют осыпание сохранившихся фресок, к тому же пораженных грибком.

Если не принять срочных мер, в ближайшем времени, учитывая интенсивность эксплуатации внутреннего помещения храма, все они будут окончательно потеряны. Наши неустанные усилия добиться демонтажа органа ради спасения уникального памятника мирового значения, к сожалению, остаются бесплодными. Видимо, это удастся сделать только в случае передачи храма Абхазской Православной Церкви, что было бы наиболее предпочтительным вариантом решения его судьбы. Пока же правительством Республики Абхазия и заповедником запланированы мероприятия по реставрации внутренних помещений, восстановлению заштукатуренных фресковых росписей.

Расположенные на территории Пицундского комплекса развалины храмов IV и VI веков также были раскопаны в 50–60-х годах ХХ века. В настоящее время руины находятся в аварийном состоянии, необходима подсыпка раскопов. В 2007 году с целью предотвращения падения остатков стен силами заповедника были частично укреплены фундаменты строений.

Расположенная рядом с ними часовня храма Пицундских святых (ХVIII в.), построенная с использованием материалов руин, находится в относительно хорошей сохранности благодаря реставрации, проведенной в XIX веке монахами Новоафонского монастыря. С 1991 года, по нашей инициативе, в часовне усилиями священнослужителей Новоафонского монастыря возобновлены службы, совершается таинство крещения для местных жителей: абхазов, русских, армян. Послушники монастыря поддерживают порядок в часовне и на прилегающей территории.

Говоря о восстановлении Пицундского храма, нельзя обойти вниманием и назревший вопрос о реституции культурных ценностей. Прежде всего речь идет о возврате из монастыря в г. Гелати (Грузия) храмовой чудотворной иконы Пицундской Божией Матери. Вопрос о возвращении святыни был поднят еще в 1848 году известным писателем, общественным и религиозным деятелем Н.А. Муравьевым. Эта проблема актуальна по сей день, как и вопрос о возвращении в Абхазию большого количества исторических и церковных реликвий, выве-

Стр. 135

зенных в Грузию в последующие полтора столетия. Среди бесценных материалов числится золотой выносной крест Пицундского храма, знаменитый мозаичный пол Пицундского городища, золотая чаша-потир из Бедийского храма (Очамчырский район), серебряный шлем античного периода из сел. Эшера (Сухумский район) — всего около пятидесяти наименований.

Рассчитывать на благоразумие руководства сопредельного государства, увы, не приходится и сегодня. Для возвращения в Абхазию хотя бы одной национальной реликвии, видимо, необходимо объединение усилий мирового сообщества под эгидой ЮНЕСКО. Решению ряда проблем, прежде всего — финансовых, помогло бы завершение работы по включению памятников Абхазии, в том числе культовых, в список Всемирного исторического наследия ЮНЕСКО. Эта работа была прервана грузинской агрессией в 1992 году. К сожалению, эта структура ООН, очевидно, ориентируется в своей деятельности на соображения политической конъюнктуры, так что рассчитывать на возобновления сотрудничества в ближайшее время не приходится.

В свете вышесказанного особенно отрадно отметить, что в последние годы руководство Республики Абхазия уделяет заметно большее внимание охране историко-культурного наследия. Значительную роль в этом сыграл бывший глава правительства Абхазии, ныне вицепрезидент А.З. Анкваб, который не только способствовал выделению средств из государственного бюджета на археологические раскопки и реставрацию памятников, привлекал вклады частных спонсоров, но и оказывал заповедникам организационную поддержку, одергивая зарвавшихся чиновников.

Несколько лет назад был сделан первый шаг и в совершенствовании правовой базы деятельности охранных органов. В связи с расширением деятельности так называемых «черных археологов» Народное Собрание РА приняло закон о внесении изменений и дополнений в Уголовный кодекс республики, который предусматривает уголовную ответственность за самовольные раскопки и разграбление древних захоронений. Между тем необходимо внесение соответствующих статей и в Кодекс об административных правонарушениях РА, определение ответственности за сокрытие сведений об обнаружении памятников и артефактов, запрещение ввоза металлодетекторов на территорию Республики частными лицами без специального разрешения. Таким образом, законодательная база охранной деятельности нуждается не просто в дальнейшем совершенствовании, но фактически в создании, поскольку в случае совершения целого ряда правонарушений в этой области до сих пор приходится опираться на изрядно устаревшие законы уже несуществующего государства. Необходимы реальные рычаги воздействия на чиновников, препятствующих работе охранных органов, для тех, кто, под видом аренды, сделал своим личным бизнесом фактическую распродажу архитектурных памятников, выводя их из Реестра памятников историко-культурного наследия Абхазии.

Стр. 136

Даже в нынешних сложных экономических условиях необходимо последовательное финансирование работ по исследованию, консервации и реставрации памятников. Но особенно важно добиться осознания проблемы обществом, заинтересованности каждого гражданина, нетерпимости к проявлениям хищничества и вандализма, что невозможно без последовательной позиции как руководства республики, так и общественно-политических организаций. Большую роль может сыграть создание циклов передач просветительского характера на телевидении и радио, включение в учебные циклы средних и высших учебных заведений соответствующих материалов.

«Нельзя не задуматься над тем, почему от Абхазского Царства у нас сохранились <...> одни только храмы. Видимо, это было предусмотрено абхазскими царями. Последние через них хотели донести до каждого поколения потомков, что все-таки должно быть главным и ценным в жизни. Эти храмы преследуют нас, заслоняют нам солнце земного счастья, восходящее в нынешние времена с Запада», — считает известный абхазский богослов иеромонах Дорофей (Дбар).

Наверное, стоит прислушаться к этим мудрым словам. Искренне благодаря за дружескую помощь, не бездействовать в надежде на нее. Для объединения усилий всего общества, достижения реальных результатов необходимо создание комплексной и широкой Государственной программы по охране памятников историко-культурного наследия Республики Абхазия.

Стр. 137

(Статья опубликована в журнале "Кавказские научные записки" № 2(3) 2010 - АН Абхазии, РГТЭУ; материал перепечатывается с сайта http://rsute.ru/Pages/Def.aspx.)
________________________________________________



Некоммерческое распространение материалов приветствуется;
при перепечатке и цитировании текстов
указывайте, пожалуйста, источник:
Абхазская интернет-библиотека, с гиперссылкой.

© Дизайн и оформление сайта – Алексей&Галина (Apsnyteka)

Яндекс.Метрика